WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 4. ГЕНДЕРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ 1. Основные подходы к изучению гендерных аспектов экономики 2. Женщины в условиях социальной трансформации общества 3. Особенности женской занятости

в развитых странах 1. Основные подходы к изучению гендерных аспектов экономики Гендерная экономическая теория изучает экономические механизмы воспроизводства гендерного неравенства, уделяя особое внимание дискриминации женщин на рынке труда /в оплате труда, в процессе трудоустройства, в продвижении по службе/, неравному доступу к ресурсам, информации, неравенству в распределении рабочего и свободного времени внутри семьи, В самом общем виде можно выделить следующие подходы в исследовании гендерных аспектов экономики: марксистский подход и близкие к нему направления;

с позиций неоклассической теории;

институциональный подход.

Гендерная проблематика была впервые рассмотрена в рамках марксистской экономической теории в XIX в. Наиболее полно позиция марксизма по этому поводу изложена в работе Ф.Энгельса “Происхождение семьи, частной собственности и государства”. Энгельс трактует женский производительный труд, участие в промышленном производстве как исходный пункт и первое условие освобождения женщины. Рассматривая эволюцию семьи в различные исторические эпохи, подчеркивает, что условия для домашнего закрепощения женщины возникает только с развитием разделения труда вне дома. Критикуя буржуазную семью, основоположники марксизма отмечали, что она основана, с одной стороны на господстве мужа, выполняющего роль единственного кормильца, а с другой на явном или скрытом домашнем порабощении женщины, экономически зависящего от мужчины. Отвечая на вопрос о причинах и формах угнетения женщины в классовом обществе марксизм связывает их с экономическим фундаментом капитализма, их освобождение с ликвидацией классово антагонистического общества, В целом, в рамках марксистской парадигмы гендерный аспект занимает явно подчиненное положение. Фактически марксизм дает сугубо идеологический ответ на “женский вопрос”: не будет капитализма, не будет и угнетения женщин.

В феминистских теориях неомарксистского толка акцентируется внимание на следующих вопросах: капитализм и эксплуатация женщин;

патриархат и эксплуатация женщин;

взаимосвязь патриархата и капитализма в эксплуатации женщин. Подавляющее большинство представительниц радикального феминизма придерживается точки зрения, согласно которой угнетение женщин первая, наи более распространенная и укорененная форма угнетения человека человеком.

Именно поэтому из угнетения женщин “произрастают” все остальные формы угнетения. С точки зрения данной теории основной источник эксплуатации женщин коренится в семье, а капитализм лишь дополняет первичную эксплуатацию.

Представительницы социалистического крыла феминизма также пытаются дать свои ответы на “вечный вопрос” о причинах и механизмах угнетения женщин.

Наибольшую известность получил подход, именуемый “теорией двух систем”, включающий ряд концепций, которых объединяет одна общая идея: капитализм и патриархат рассматриваются как независимые структуры угнетения, описываемые марксистской теорией патриархата. По мнению одного из представителей этого направления, капитализм ценит только труд создающий блага, обладающие рыночной стоимостью, и не оценивает труд, создающий блага, стоимость которых не может быть установлена рыночным путем /например, воспитание детей/. В итоге труд женщин в условиях капиталистического общества считается второстепенным и социально незначимым. Что касается патриархата, то он основан на контроле мужчин за репродуктивной функцией, сексуальным поведением и работой женщин. Система патриархата и капитализм тесно связаны, причем ведущая роль принадлежит капитализму. Патриархат несет важную функциональную нагрузку по отношению к капитализму, раскалывая рабочий класс по признаку пола на две противостоящие друг другу группы.

По сути эти взгляды близки к марксистским. Решение проблемы подчиненного положения женщины в современном обществе предполагает коренные изменения в общественном строе.

В рамках неоклассического подхода получили отражение такие проблемы как производительная функция домашнего хозяйства, распределение доходов в семье, причины дискриминации на рынке труда и другие.

В рамках неоклассического подхода гендерное распределение ролей внутри семьи получает новую интерпретацию благодаря использованию понятия “человеческий капитал”. В широком смысле оно охватывает практически весь жизненный опыт, накопленный человеком на протяжении всей жизни. В узком смысле под ним понимается формальное образование и профессиональная квалификация человека. Если возникают различия между полами в режимах накопления человеческого капитала, то они становятся фактором, спо собствующим специализации каждого пола на накоплении капитала определенного типа условно говоря “рыночного” или “домашнего”. Для женщин эти различия имеют как биологическую, так и социальную природу, Очевидно, для семьи выгодно, если каждый из супругов будет специализироваться на той деятельности, где он обладает сравнительными преимуществами большего человеческого капитала. Если учесть, что средняя зарплата женщин ниже, чем у мужчин, а их “домашний” человеческий капитал в среднем выше, то экономически рациональной стратегии семьи будет вариант, когда муж работает в рыночном секторе, а жена в домашнем хозяйстве, Важной областью либеральной экономической теории, затрагивающей гендерные проблемы, является экономика труда. Центральным для описания проблемы гендерного неравенства в области занятости является понятие дискриминации. Статья I Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин определяет дискриминацию как любое разграничение, изоляцию или запрет, основанные на половых различиях, которые имеют своим результатом или целью ограничить или аннулировать признание, соблюдение или реализацию человеческих прав и фундаментальных свобод женщин в политической, экономической, социальной, гражданской или любой другой сфере, независимо от семейного положения, на основе равноправия мужчин и женщин Различают две формы дискриминации в области занятости: дискриминацию по зарплате, когда за равноценный труд мужчины и женщины получают неравное вознаграждение;

профессиональную сегрегацию, когда женщины имеют по сравнению с мужчинами неравный доступ к получению престижных профессий и должностей.

В рамках либеральной экономической школы феномен дискриминации находит различные объяснения. Основными из них являются:

дискриминация на уровне предпочтений /дискриминация женщин со стороны работодателя, потребителя, либо коллег/;

статистическая дискриминация, основанная на “статистическом предубеждении” работодателей, распространяющих на отдельных женщин свойства и характеристики, которые они считают присущими всем представительницам данного пола;

дискриминация, обусловленная монопольной структурой рынка труда.

На первом месте в списке причин, объясняющих открытую дискриминацию но признаку пола, на рынке труда стоят предубеждения работодателей, самих наемных работников и потребителей. Часть работодателей имеет склонность к дискриминации, то есть предубеждения против найма на работу тех или иных демографических или этнических групп работников. Работодатель готов платить за свои “убеждения”, предлагая повышенную зарплату тем группам работников, которые ему симпатичны. Чем больше работодатель склонен к дискриминации по признаку пола, тем больше будут различия в зарплате мужчин и женщин на его фирме, Традиция изучения гендерных проблем экономики в рамках институционализма связана с видным представителем этого течения Т.Вебленом.

Рассматривая эволюцию экономической роли женщин в истории, он выделяет три последовательных этапа:

1. женщина как добыча захватчика;

2. женщина как производитель потребительских благ для своего господина;

3. женщина как объект демонстрации мужского успеха и богатства.

Т.Веблен подчеркивал, что в современном обществе наиболее эффективной демонстрацией социального статуса мужчины является степень освобождения его жены от производительной деятельности. При этом многие виды женской домашней работы являются частью реальной экономики как процесса жизнеобеспечения, тогда как мужская рыночная деятельность /например, финансовые махинации/ часто бывает крайне расточительной для общества.

В целом, начиная с 80х годов наметилось встречное движение представителей различных подходов в анализе гендерных аспектов экономики, а также исследователей феминистской ориентации. Данная тенденция способствует научной постановке и решению гендерных проблем.

2.Женщины в условиях социальной трансформации общества Последние десятилетия XX столетия характеризовались заметным ростом участия женщин в экономической и политической жизни. Представляя более половины электората, они во все большей степени влияют на общественный выбор. Важнейшим достижением женщин следует считать накопленный образовательный потенциал. По некоторым оценкам, в развитых странах женщины достигли “критической массы” в уровне образования, что очевидно, поможет им быть востребованными в обществах, основанных на информационных технологиях.

Вместе с тем, даже в большинстве развитых государств женщины получают в среднем не более зарплаты мужчин (напрмер, в США в 1998г. – 76%). В Швеции – в стране с одним из самых высоких в мире показателей степени участия женщин в экономической и политической жизни – они заняты в основном в госсекторе с более низким уровнем оплаты труда.

В 80-90-х годах появился целый регион /27 стран с переходной экономикой/, где положение женщин заметно ухудшилось в ходе трансформационных процессов. В сводном докладе о человеческом развитии Программы развития ООН /ПРООН/ за 1999 г. снижение уровня жизни женщин рассматривается как одно из главных негативных социальных последствий рыночных реформ, говорящее об их высокой социальной цене. Один из самых больших шагов назад в переходный период – значительное усиление гендерного неравенства в политической, экономической и социальной сферах. Парадоксально, но возникновение более демократического общества привело не к росту участия женщин в общественной жизни, а к их вытеснению. Хотя женщины отличались крайне высокой активностью на начальных стадиях демократических революций, они были быстро вытеснены из политики.

В первые годы рыночных преобразований стали меняться идеологические подходы к “женскому вопросу” и образ женщины в средствах массовой информации. Речь идет о возрождении и усилении патриархальных взглядов на роль женщины в обществе. Это проявляется в следующих тенденциях:

- возрождается и укрепляется традционное распределение семейных ролей, общественное мнение высоко ценит женщину, посвящающую себя семье. В известной мере – это ответ на чрезмерно высокую занятость женщин в производственной сфере, признак возрождения индивидуалистических и семейных ценностей в противовес насаждавшемуся в прошлом коллективизму;

- восстанавливается авторитет религии с ее традиционными взглядами на место женщины в обществе и ее репродуктивные права;

- символ женщиныматери широко используется в качестве инструмента национальной политики, повышение рождаемости рассматривается как путь возрождения нации.

При этом изменения в социальной политике, в сферах образования и здравоохранения были неблагоприятными для женщин. Резкое сокращение сети детских учреждений и сферы бытовых услуг увеличило нагрузку на женщин, вынудило их больше времени уделять выполнению семейных функций.

Ухудшение положения женщин в переходный период было обусловлено различными по своему характеру и глубине воздействия факторами. Прежде всего экономический спад повлек снижение уровня жизни всего населения.

Массовая безработица и нарастание бедности, углубление дифференциации доходов, разрушение системы социальных гарантий имели место во всех переходных экономиках, хотя данным проблемам была присуща разная степень остроты. Глубина падения жизненного уровня в большей степени определялось достигнутым уровнем социального развития, накопленным запасом социальной прочности и в меньшей – избранной моделью преобразований и особенностями государственной социальной политики.

В странах Восточной Европы процессам в области занятости женщин присущ ряд негативных тенденций, среди которых:

- растет длительная /более одного года/ безработица, доля женщин среди хронических безработных быстро увеличивается;

- увеличивается трудовая нагрузка на женщин. В условиях финансовых трудностей семья нуждается в доходах всех ее членов, поэтому стремление женщин занимать оплачиваемую вакансию с полным рабочим днем сохраняется и даже усиливается. В то же время сокращение сети детских учреждений, рост цен на бытовые услуги увеличивает в семьях с низкими доходами объем домашних обязанностей;

- сохраняется профессиональная сегрегация. В международных исследованиях ее масштабы определяются с помощью специального показателя, измеряющего соотношение мужчин и женщин, которым для достижения гендерного равновесия пришлось бы сменить профессию. Расчеты показывают, что например в Польше, чтобы уравновесить гендерное представительство в каждой профессии, 45% мужчин или женщин пришлось бы сменить свою профессию, в Чешской Республике – 32%, примерно такие же величины данного показателя фиксируются и в других странах ЦВЕ;

- наблюдаются явные случаи дискриминации женщин при принятии на работу;

- негативное воздействие на занятость женщин оказывает начавшиеся во второй половине 90х годов во всех странах ЦВЕ реформы систем социальной защиты населения, поскольку они затронут отрасли, где женщины составляют 75-80% занятых. Социальные реформы призваны решить целый ряд экономических и социальных задач, но главная из них – повышение эффективности социальных систем, что неизбежно будет сопровождаться рационализацией занятости и высвобождением рабочей силы.

Следует отметить, что в результате рыночных преобразований расширились возможности оплачиваемой занятости для женщин, связанные прежде всего с быстрым развитием таких видов деятельности, как гостиничное и ресторанное хозяйство, туризм, розничная торговля и социальное обслуживание.

Но, главное, стали разнообразнее формы занятости. Появились или расширились такие альтернативные возможности как самозанятость и создание малых предприятий, в том числе в неформальном секторе. Развитие малого предпринимательства позволило странам ЦВЕ смягчить проблему занятости женщин.

Между мужской и женской безработицей в России имеются качественные различия: большинство безработных мужчин достаточно быстро находят новую работу, в то время как основная масса женщин, вытесненных из общественного производства, теряют ее практически навсегда. Они переходят в категорию экономически пассивного населения, мужчины же из категории занятых переходят в безработные.

Одним из проявлений безработицы является вынужденная неполная занятость. По данным Госкомстата РФ в 1999 г. в числе работников, у которых режим рабочего времени по инициативе администрации был меньше нормального, женщин составляет 61%.

В отличии от мужчин женщины могут трудоустроиться в домашнем хозяйстве. Однако этой альтернативе препятствует низкий уровень жизни, вынуждающий женщин работать в целях увеличения доходов семейного бюджета.

Гендерное распределение трудовых доходов свидетельствует об уязвимости женщин с точки зрения оплаты труда. Например, данные в СанктПетербурге показывают, что средний трудовой доход женщин составляет 63% доходов мужчин. Во многом это связано с феминизацией низкооплачиваемых рабочих мест. По показателям бедности работающие женщины оказались более уязвимыми, чем работающие мужчины, их на 20-23% больше. Анализ причин низкого благосостояния показывает, что на повышение незащищенности воздействуют факторы традиционной бедности, например в неполных семьях уровень бедности вдвое выше, чем в полных. Рост незащищенности таких семей вызван ослаблением социальных гарантий одиноким матерям.

Исходя из того что Азербайджан находится в условиях переходного периода, для нашей страны также характерно заметное ухудшение положения женщин. В настоящее время из общей численности экономически активного населения 22,1% женщин является безработными. Число безработных женщин возросло за последние десять лет в 10 раз. Ранее высокая занятость женской рабочей силы в легкой и пищевой отраслях сменяется резким снижением занятых женщин в них.

Наметилась тенденция к вытеснению женщин из сфер интеллектуального и высокооплачиваемого труда, в особенности, сфер деятельности, ориентированных на рынок. Хотя в процессе приватизации предполагается равное участие мужчин и женщин, тем не менее до 90% собственности перешло в руки мужского населения. Только 7% зарегистрированных малых предприятий руководителями являются женщины. Более того установлено, что 86% женщин не желает обладать частной собственностью, причиной чего является отсутствие необходимого стартового капитала, недостаточность знаний в управлении собственным бизнесом, боязнь банкротства и др.

Как известно, доходы женщин связаны главным образом с тремя различными источниками: доступ к доходу мужа;

доступ к рынку труда и доступ к государственным программам социального обеспечения. Многие женщины комбинируют эти источники дохода, т.е. происходит пакетирование доходов. Но такая картина характерна для эмансипированных женщин, в основном это относится к женщинам Севера. А многие женщины в странах Юга, к которым можно отнести и Азербайджан, лишены доступа к какомулибо источнику дохода.

Особый интерес вызывают различия в социальной мобильности мужчин и женщин в дореформенный период и в условиях социальной трансформации.

Социальная мобильность – довольно широкое понятие, которое может означать любые социальные или статусные изменения. Существуют различные критерии оценки социальных перемещений: критерий престижа, степень адаптированности к новым экономическим условиям или просто повышение должностного статуса.

Для анализа степени и направления социальнопрофессиональной мобильности используется показатель “тип трудовой карьеры”, который конструируется с учетом динамики уровня образования и квалификации мужчин и женщин в течении трудовой жизни, должностных перемещений и периодов незанятости. Выделяются следующие типы профессиональной карьеры:

снижающаяся, горизонтальная, слабо растущая и восходящая. Позитивное направление движения определялось двумя основными критериями – ростом образовательноквалификационного уровня и должностными перемещениями, приводящими к расширению прав в принятии решений и одновременно к повышению ответственности за их результат.

К случаям “снижающейся карьеры” относятся потеря работы (безработица) и добровольный уход с работы, а также переход специалиста высокой квалификации не менее квалифицированный труд. Подобные нисходящие социальные перемещения, которые социологи трактуют как один из видов понижающейся адаптации, а точнее, вынужденного приспособления к реалиям сегодняшнего дня, указывают на тревожную тенденцию депрофессионализации наиболее образованных и квалифицированных кадров общества.

Второй тип карьеры – “горизонтальная” – охватывает все социальнопрофессиональные перемещения, такие как смена места работы или профессии, не связанные с ростом образования или квалификации или с получение более высокого должностного статуса. Сюда также входят случаи, когда в рассматриваемый период не происходило никаких изменений профессиональных характеристик работника.

Третий и четвертый типы карьеры отражают положительную статусную динамику, причем в последнем случае – заметную. Это: получение значительно более высокого образования или квалификации;

достижение высокого должностного статуса. Применительно к рабочим профессиям данный тип карьеры охватывает и работников, достигших максимального уровня квалификации (разряда) по своей профессии.

Выделенные типы карьеры и их критерии в определенной мере условны, но они дают возможность оценить динамику трудовой карьеры мужчин и женщин до реформ и сравнить ее с современными тенденциями социальных перемещений.

Данные исследования проводились ИСЭПН РАН, в них использовались материалы ряда социологических опросов городского населения, относящиеся к разным периодам – 1989 и 1998гг. Результаты показывают, что и в дореформенный период по характеру социальной мобильности женщины существенно уступали мужчинам. Общее сальдо мобильности, рассчитанное как разница между позитивной и негативной мобильностью, составляло соответственно 53,5% у мужчин и только 18% у женщин, что явилось следствием преобладания у женщин горизонтального типа карьеры и несколько более выраженного снижения профессионального статуса по сравнению с мужчинами.

Для большинства женщин переполучение профессиональных знаний и навыков совпадает с периодом выполнения функций матери, что не может не сказываться на трудовой карьере. Разрыв между мужчинами и женщинами по показателю социальной мобильности в возрастной группе до 30 лет превышает 6 раз.

Что нового внесли социальные реформы в динамику трудовой карьеры мужчин и женщин? К новым тенденциям относится отрицательное сальдо социальной мобильности женщин, тогда как для мужчин характерен небольшой рост. Эти изменения – следствия различной динамики, когда доля снижающейся карьеры первых росла исключительно за счет уменьшения позитивных социальных перемещений при практически стабильной доле горизонтальной карьеры.

Незащищенность социальноэкономического положения женщин обусловлена также несовершенством правовой системы положения регулирования трудовых отношений. Причем, проблемы связаны не столько с отсутствием законодательных норм, сколько с несоблюдением трудового и социального законодательства. Судебная система слаба, пространство действий профсоюзов постепенно сужается, поэтому женщины бессильны перед произволом работодателей. Вектор происходящих в этой области изменений предполагает снижение регулирующей роли государства и развитие договорных отношений, преимущественно индивидуальных вместо коллективных. Социальнозащитная направленность трудового законодательства замещается идеей “баланса интересов” справедливого только при реальном равенстве партнеров – работника и работодателя.

В целом, экономический спад и нестабильность во многих регионах мира углубил рост масштабов нищеты. Среди более чем одного миллиарда человек, проживающих в этих условиях, женщины составляют подавляющее большинство.

В этой связи социальноэкономическое положение женщин является объектом внимания со стороны международных организаций. В частности, программа улучшения положения женщин в странах с переходной экономикой, принятая ООН включает следующие меры: расширение экономических возможностей и гарантированная реализация прав женщин;

повышение экономической грамотности;

обеспечение равных возможностей на рынке;

повышение потенциала женских организаций;

увеличение представительства во властных органах;

формирование соответствующих законодательных и институциональных условий для достижения реального равноправия женщин.

3. Особенности женской занятости в развитых странах Важная часть гендерных перемен в странах Западной Европы гендерное разделение труда, в частности, выражавшееся в общем росте трудовой занятости женщин этих стран. Разумеется, институциональные условия сущности важны для поведения женщин в сфере занятости. Однако, нельзя рассматривать это поведение лишь как реакция на политику государства;

оно связано и с культурными ценностями. Поэтому, отсутствует некая однородная модель действий и ориентаций женщин по отношению к семье, оплачиваемой работе в странах Западной Европы. Следует предположить серьезное влияние на социальные практики женщин господствующих ценностей, идеалов по поводу “правильного” межгендерного разделения труда.

Религиозные и идеологические воззрения являются важными факторами вовлеченности женщин в состав рабочей силы. Так, выявляется положительная корреляция между распространением протестантизма и ростом числа работающих женщин. Это можно объяснить воздействием глубоко укорененных в протестантской религии представлений о роли института семьи и женского труда вне дома, что контрастирует с убеждениями католиков, негативно относящихся к занятию женщинами оплачиваемыми видами деятельности. В католических странах, таких, как Ирландия, центристские партии при формировании государственной политики по вопросам гендера выступают проводниками консервативных установок католицизма. Это касается политики государства в отношении семьи, налогообложения, образования.

По контрасту со странами, где господствует католицизм, государства с “левыми” правительствами придерживаются более либеральных взглядов на семейную политику, способствуя, например, росту женской занятости путем льготного налогообложения. Налоговое законодательство может выступать и в качестве фактора, препятствующего занятию женщинами оплачиваемыми видами деятельности. Подобный подход полагает объяснить низкий удельный вес женщин в составе рабочей силы в Ирландии, Италии.

В целом, социалдемократические и католические воззрения по вопросу о представительстве женщин на рынке рабочей силы являются противоположными.

Поскольку участие женщин в политике тесно связано с их экономическим положением, то неудивительно, что представительство женщин в парламентах этих стран сильно ограничено.

Кросснациональные различия социальных практик женщин (и мужчин) связаны с гендерными укладами. Различия гендерного разделения труда и практики объяснимы, если ставить их в контекст конкретного гендерного уклада.

Гендерные уклады можно классифицировать по доминирующим культурным ценностям и идеалам, связанным с гендерным разделением труда. Можно выделить следующие модели гендерной культуры:

гендерная модель семейной экономики, которая основана на кооперации мужчин и женщин в их собственном домашнем хозяйстве. Дети считаются членами семейного экономического предприятия, то есть работниками. Может иметь место жесткое гендерное разделение труда в рамках домашней экономики.

Эта модель ранее была широко распространена в аграрных странах Европы, а ныне характерен для мелких семейных ферм;

модель мужчины кормильца и женщины домохозяйки. Эта модель соответствует базовой идее деления общества на приватную и публичные сферы. Считается, что мужчины и женщины дополняют друг друга и компетентны в одной из этих сфер: мужчины кормильцы, обеспечивающие семье доход путем выполнения оплачиваемой работы в общественной сфере, женщины прежде всего отвечают за работу в частном домохозяйстве, включая уход за детьми. Эта модель на уровне культуры доминировала во многих странах Западной Европы после перехода к индустриальному обществу, например в Германии начала ХIХ в. и сохранялась много дольше в других странах, например в Ирландии, модель мужчины кормильца и женщины частично домохозяйки. Это модернизированная версия модели мужчины кормильца, В фазе активного материнства, сочетание неполного рабочего дня с уходом за детьми считается приемлемым для работающей матери. Модель доминирует на культурном уровне, например, в Западной Германии и Великобритании, модель двух кормильцев при государственном уходе за детьми. Эта модель соответствует идеи полной интеграции обеих полов в систему занятости. И женщина, и мужчина считаются личностями, обеспечивающими доход для себя и своим детям. Однако уход за детьми считается не только задачей семьи, а в значительной мере задачей государства. Этой модели близка основная модель гендерной культуры скандинавских стран, особенно Финляндии;

модель двух кормильцев / двух домохозяев. Модель отражает идею симметричного и равновесного включения обоих гендеров в общество. В отличии от предыдущей модели, воспитание детей считается в основном задачей семьи.

Главная идея: домашняя экономика состоит из работы по дому и наемного труда.

Это возможно лишь в следствии организации рынка труда, структурно позволяющей родителям решать их “двоякую задачу”. Эта модель требует, чтобы домашний труд оплачивался, или в виде заработков членов семьи или системы государственных трансфертов. Такая модель доминирует в культуре, например, Голландии;

модель двух кормильцев / наемной женщиныдомохозяйки. Модель основана на идее полной интеграции женщин и мужчин в полную занятость на оплачиваемой работе. Семья отвечает за организацию и оплату наемного ухода за детьми через использование коммерческих форм такого ухода или найм в свой дом компетентных лиц. Эта модель получает распространение в Великобритании и США.

В 50-60-е годы гендерные уклады для Германии и Голландии строились вокруг модели семьи с домашней хозяйкой и мужчинойкормильцем. Десятилетия модернизации этих обществ привели к изменениям в гендерной культуре, под воздействием процессов общей демократизации, а также прогресса в системе образования. Эти процессы породили интенсивные противоречия между идеей равенства в идеологии, с одной стороны, и фактическим неравенством в семье с другой. Социальные факторы в лице феминистских: движений также внесли вклад в развитие общественного дискурса о гендерном неравенстве и справедливости.

Женщины выработали новую идентичность – мать/работница, сочетающая обе сферы жизни. В Западной Германии новая культурная модель все еще основанная на дуализме мужчинакормилец / женщина хозяйка;

в Голландии идет движение к модели два кормильца / два домохозяина. В обеих странах неполный рабочий день считается адекватным типом занятости матерей. Неполный рабочий день /неполная неделя/ позволяет решить “моральную дилемму” матери выбор между целью самореализации и уходом за детьми.

Существенно отличен опыт Финляндии, где гендерный уклад строился по модели сельской семьи с сильной эгалитарной традицией. Гендерный уклад развивался по модели двух кормильцев при государственном уходе за детьми.

Неполный рабочий день находит мало приверженцев в обществе. Лучшим для ребенка считается нахождение под заботой институтов общества.

Таким образом, участие женщин на рынке труда результат взаимодействия гендерной культуры и институциональных рамок общества.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Бабаева Л.В., Чирикова А.Е. Женщины в бизнесе //Социологические исследования, 1992, № 2. Дегтярь Л. Процесс трансформации и положение женщин //Вопросы экономики, 2000, № 3. Мезенцева Е. Гендерная экономика: теоретические подходы /Вопросы экономики, 2000, № 4. Обеспечение равенства полов: политика стран Западной Европы /под ред.

Гардинер/. – М., 5. Прокофьева Л. и др. Профессиональная карьера мужчин и женщин // Вопросы экономики, 2000, № 6. ПфауЭффингер Б. Опыт кросснационального анализа гендерного уклада //Социологические исследования, 2001, № 7. Серегина И.И. Профессиональная карьера //Социологические исследования, 1994, № 8. Силласте Г.Г. Изменения социальной мобильности и экономического поведения женщин //Социологические исследования, 2000, № 9. Силласте Г.Г. Изменения социальной мобильности и экономического поведения женщин //Социологические исследования, 2000, № 10. Смелзер Н. Социология. – М., 11. Теория и история феминизма. – Харьков, 12. Хинг Р., Кесерди У. Корпорации против женщин // Социологические исследования, 1992, № 13 Хоткина З. Новые тенденции занятости женщин. – М.,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.