WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«Международный научно-практический междисциплинарный журнал РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ No 1 январь-июнь 2002 Том 2 РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ Международный научно-практический ...»

-- [ Страница 3 ] --

Нормативное поведение Значение A1 = I означает готовность субъекта к выбору Нормы, т.е. готовность к выбору наилучшей альтернативы. Будем называть нор РЕФЛЕКСИВНЫЙ ПОДХОД И КИБЕРНЕТИКА ВТОРОГО ПОРЯДКА мативным такое поведение, когда субъект выбирает общую Норму на булевой решетке норм. В нашей модели, если мир склоняет субъекта к выбору Нормы: a1 = I, то у субъекта формируется соответствующая готовность: (a3 a2) I = I (так как любое значение a3 a2 I). Субъект всегда готов выбрать Норму, если мир склоняет его к этому. Более того, по определению импликации, (a3 a2) a1 = I тогда и только тогда, когда a3 a2 a1, т.е. давление среды не обязательно равно Норме – субъект проявляет готовность к выбору Нормы в тех случаях, когда его самооценка (a3 a2) ниже, либо адекватна влиянию внешней среды. Отсюда следует вывод. Аксиома выбора Нормы: Субъект всегда готов выбрать Норму, если его самооценка занижена или адекватна влиянию внешней среды. Если же субъект в момент выбора имеет завышенную самооценку относительно давления внешней среды: a3 a2 > a1, то A1 I, т.е. он не может быть готов к выбору Нормы, то из этого можно сделать вывод, что он более склонен к подчинению внешним обстоятельствам. Действительно, если a3 a2 = I и a1 I, то A1 = a1, т.е. субъект, имеющий «нормативную» самооценку, всегда готов к подчинению давлению среды. Самооценку субъекта формируют его желания и ожидания: a3 a2. Если a3 a2, т.е. если желания не превышают ожиданий, то самооценка будет равна Норме: a3 a2 = I. По всей видимости, субъект, желания которого не превышают его ожиданий, имеет самооценку «нормального человека» (привыкшего действовать в стабильной, хорошо известной ему ситуации – он знает, чего можно ждать от окружающего его мира, и не хочет ничего большего). Такой субъект более склонен к подчинению внешней среде, если она предъявляет к нему неадекватные (неожиданные и нежелаемые) требования. Он неспособен выбрать Норму, если только мир не склоняет его к этому. Таким образом, к нормативному поведению склонны субъекты с адекватной внешнему давлению (a3 a2 = a1) и заниженной самооценкой. В первом случае субъект способен оценить, как он будет выглядеть, если подчинится давлению среды, т.е. трезво оценить ситуацию и свои возможности. Опуская случай адекватности, получаем, что субъект с заниженной самооценкой более склонен к выбору Нормы, нежели субъект с завышенной самооценкой. Этот результат на первый взгляд может показаться парадоксальным: к нормативному поведению склонны люди с заниженной самооценкой. Однако он согласуется с учениями об этике. Как отмечается в Т.А. 111 Таран. Отображение принципов рефлексивного управления [12], сознание правильности своего поведения воспринимается человеком как благо, что способствует повышению душевного комфорта, благодаря формированию положительной моральной самооценки у субъекта. «Фактически речь идет о большем: положительная самооценка есть лишь субъективное проявление достигаемого самосовершенствования, что с точки зрения ряда важнейших этических учений составляет наибольшее благо для человека. Парадокс состоит в том, что моральное самосовершенствование не обеспечивает, а затрудняет положительную самооценку, ибо чем выше моральное развитие, тем строже требования к себе. (Никакой святой не способен почувствовать себя святым)» [12]. Это также соответствует исследованиям В.А. Лефевра [6]. Для субъекта, который всегда стремится к выбору наилучшей альтернативы, характерны желания, имеющие наивысшую оценку – Норму. В этом проявляется его стремление к совершенству. Тем не менее, оценка «образа себя» у совершенного субъекта никогда не равна Норме (в двузначной логике – 1), т.е. никогда не соответствует совершенству. Как только субъект начинает считать себя совершенным, он перестает им быть. Рефлексивная модель отражает этот феномен: заниженная самооценка означает стремление к совершенству и осознание своего несовершенства. Это стремление описывается математически тем, что заниженная самооценка не равна Норме: a3 a2 < I, если желания превышают ожидания (a3 > a2), т.е. собственный, уже достигнутый опыт. Отсюда следует важный вывод: субъектом с заниженной самооценкой трудно управлять. Субъекты с завышенной самооценкой легче поддаются влиянию среды. Рассмотрим теперь противоположную ситуацию: когда субъект способен выбирать наихудшую альтернативу, т.е. Антинорму. Если мир склоняет субъекта к выбору Антинормы: a1 = 0, а субъект воспринимает это как давление как Норму: a2 = I, то он всегда выбирает Антинорму. Действительно, из (3) следует, что 0 (a3 I) 0 I 0 = 0, и неравенство превращается в строгое равенство: (a3 I) 0 = 0. Принимая Антинорму за Норму, субъект всегда будет выбирать Антинорму. Это соответствует аксиоме «вреда доверчивости» Лефевра [6]. Отсюда следует важный принцип рефлексивного управления: чтобы заставить человека выбрать Антинорму, необходимо создать у него впечатление о ней, как о Норме. Данный принцип соответствует ситуации элементарного обмана: желаемое выдают за действительное, и, если мы поверим этому, то попадаемся на обман. Такое рефлексивное управление «одноразовое»:

РЕФЛЕКСИВНЫЙ ПОДХОД И КИБЕРНЕТИКА ВТОРОГО ПОРЯДКА обнаружив обман, мы перестаем доверять обманщику, и заставить нас подчиниться его воле уже гораздо труднее. Новый опыт приводит к тому, что оценка давления мира a2 уже не равна Норме, и субъект получает некоторую свободу выбора: 0 a3 ¬a2. Однако возможности заставить человека выбрать Антинорму гораздо шире. Значение A1 = (a3 a2) 0 = 0, если «образ себя» для субъекта A2 = a3 a2 = I ;

тогда A1 = I 0 = 0. Самооценка субъекта завышена: он видит себя, выбирающим Норму, и проявляет готовность к выбору Антинормы, считая это «нормальным» поведением. Отсюда следует вывод: человек с завышенной самооценкой, соответствующей Норме, будет склонен подчиниться давлению мира к выбору Антинормы. Равенство a3 a2 = I выполняется при условии a3 a2, т.е. завышенная самооценка появляется, когда желания субъекта не превышают его ожиданий. Следовательно, чтобы сформировать у субъекта завышенную самооценку в момент выбора, нужно создать у него такие ожидания, которые превышают его желания. Таким образом, аксиому выбора Антинормы можно сформулировать следующим образом. Аксиома выбора Антинормы: Субъект готов подчиниться давлению мира к выбору Антинормы, если его желания ниже ожидаемого им давления мира, либо совпадают с его ожиданиями. Теперь можно сформулировать еще один принцип рефлексивного управления. Для того чтобы заставить человека выбрать Антинорму, необходимо создать у него завышенную самооценку в ситуации выбора. Для этого достаточно создать у него ожидания, превышающие его желания. Ожидания должны превосходить желания – вот главный принцип рефлексивного управления. Нужно обещать как можно больше. Например, вся коммунистическая пропаганда была основана на страстном непрерывном ожидании «светлого будущего» – коммунизма. Этот принцип не забывают и современные политики, особенно в период предвыборных кампаний.

Влияние психологической установки на выбор Психологическая установка субъекта в ситуации выбора проявляется как ожидаемое им давление внешнего мира a2. По отношению к реальному давлению ожидание может быть заниженным: a2 < a1, адекватным: a2 = a1 или завышенным: a1 < a2. От ожидаемого давления существенно зависит поведение субъекта: совместно с реальным давлением, оно формирует верхнюю границу реалистического выбора. Если ожидания субъекта занижены по отношению к внешнему миру или адекватны 113 Таран. Отображение принципов рефлексивного управления Т.А.

ему: a2 a1, то a2 a1 = I. Тогда субъект имеет частичную свободу выбора (если только a1 I) и может реализовать свои интенции к выбору более сильных норм, чем давление среды: его выбор ограничен сверху только выбором Нормы: a1 (a3 a2) a1 I. Если же субъект имеет завышенные ожидания, т.е. a1 < a2, то a2 a1 I, и тогда он не может реализовать своих интенций к выбору Нормы: a1 a3 a2 a1 < I. Действительно, если a1 < a2, и a1 < ¬a2 a1, то a1 a2 < ¬a2 a2 a1, т.е. a1 a2 < I, а поскольку a1 < a2, то a1 a3 a2 a1 < I. Таким образом, имея завышенные ожидания по отношению к внешнему миру, субъект никогда не может выбрать Норму. Завышенные ожидания ограничивают свободу выбора и приводят к фрустрации, что создает предпосылки к рефлексивному управлению. Если создать у субъекта установку к выбору Нормы (a2 = I), то тем самым у него будет сформирована готовность к подчинению давлению среды, так как любое давление извне он будет воспринимать как более сильную норму, чем та, которой он стремится избежать. Действительно, если a2 = I, то ¬a2 = 0, и любое значение 0 a1. В этом случае A1 = a1, т.е. субъект отрабатывает любое влияние среды, если оценивает его как Норму. Отсюда следует еще один принцип рефлексивного управления. Субъект, который любое давление окружения воспринимает как Норму, всегда готов подчиниться этому давлению, причем осознанно. Этот принцип проявляется в создании «нормативных» образов в тоталитарных системах. Например, в советской идеологии «нормативный» образ был канонизирован в моральном кодексе строителя коммунизма, где перечислялись его положительные качества – нормы. Произведения литературы и кино создавали художественные воплощения этих норм. Окружающая действительность должна была восприниматься сквозь призму этих канонизированных образов как Норма. Любое критическое отношение к действительности пресекалось и искоренялось – с «отдельными недостатками» полагалось бороться так, чтобы критика не могла поколебать завышенную оценку реальности.

Рефлексивное управление субъектом Рефлексивное управление будем понимать как формирование у субъекта готовности к подчинению давлению внешнего мира: A1 = a1. Цель рефлексивного управления – заставить субъекта подчиниться влиянию извне. Как отмечалось выше, возможны два типа управления: рефлексивное программирование и рефлексивное управление [3]. При рефлексивном программировании субъект подчиняется внешнему влиянию независимо от своего желания. В этом случае A1 = a1 и A1 a3. При РЕФЛЕКСИВНЫЙ ПОДХОД И КИБЕРНЕТИКА ВТОРОГО ПОРЯДКА рефлексивном управлении он подчиняется этому влиянию осознанно, т.е. рефлексивное управление направлено на формирование таких интенций, которые совпадают с давлением среды. В этом случае A1 = a1 = a3. Из (1) следует, что реалистический выбор субъекта детерминирован давлением внешнего мира, если (a3 a2) a1 = a1. (4) Рассмотрим случай, когда давление среды совпадает с желаниями субъекта: a3 = a1, т.е. субъект подчиняется давлению среды осознанно. Тогда (a1 a2) a1 = a1, (5) т.е. (a1 & ¬a2) a1 = a1. Это равенство (правило поглощения [10]) будет выполнено в любой решетке. Следовательно, если желания субъекта совпадают с давлением внешнего мира, он всегда готов ему подчиниться. Таким образом, важнейший принцип рефлексивного управления: создать желания, соответствующие внешнему воздействию. Психологические методики рефлексивного управления субъектом направлены именно на то, чтобы человек сам захотел изменить свой способ существования, и постарался изменить его так, как подсказывают ему обстоятельства или его «наставник» (психотерапевт в клинических случаях). Этот этап – разрыв сложившейся ранее жизнедеятельности;

он необходим как для рефлексивного управления, так и для программирования. В такой ситуации самооценка субъекта определяется его опытом и давлением среды: A2 = a3 a2 = a1 a2 = sup {¬a1, a2}. Рассмотрим случай, когда a1 и a2 несравнимы, т.е. давление среды и предыдущий опыт субъекта лежат «в разных плоскостях», т.е. субъект оказывается в непривычной для него ситуации. Тогда либо ¬a1 a2, и A2 = a2, либо ¬a1 a2 и A2 = ¬a1, т.е. ¬a1 A2 – самооценка субъекта равна, либо выше значения, противоположного давлению мира. Иными словами, субъект видит себя человеком, который не поддается влиянию среды, противостоит ему. Ожидания не соответствуют реальной ситуации, оцениваются на разных шкалах – предыдущий опыт «не работает». Тогда, если у субъекта формируется самооценка, как у человека, противодействующего внешнему миру, создаются интенции к подчинению давлению среды. Субъект чувствует себя «борцом», противостоящим внешнему миру. В советские времена этот принцип широко использовался в идеологии. Идея постоянной борьбы: с врагами, с буржуазной идеологией, с влиянием Запада, со стихийными бедствиями, битвы за урожай, за культурный быт и т.п. – позволяли держать в повиновении огромные массы людей. Формирование массового сознания «борцов» с окружающим 115 Таран. Отображение принципов рефлексивного управления Т.А.

миром позволяло довольно удачно манипулировать людьми, затрудняя реальную оценку существующего положения вещей. Отсюда следует также естественность такого феномена, что большинство людей, которыми трудно управлять, не чувствуют себя «борцами» с окружающим их миром. Они просто живут в этом мире по своим принципам, которые, как правило, не декларируют;

однако, если наступает момент, когда от них требуется принять решение, они принимают его на том основании, что «не могут иначе» – и реально противостоят давлению мира. Отсюда следует еще один важный принцип рефлексивного управления: для того чтобы заставить субъекта осознанно подчиниться давлению мира, необходимо создать у него ожидания, несравнимые с давлением, и сформировать самооценку, противоположную реальной оценке давления мира. Если ожидания субъекта ниже: a2 < a1, или выше a2 > a1, чем реальное давление мира, то a2 и ¬a1 несравнимы. В этом случае A2 = a3 a2 = a1 a2 = sup {¬a1, a2}, т.е. ¬a1 < A2 и a2 < A2 – самооценка выше значения, противоположного давлению мира, и выше ожиданий субъекта. Иными словами, субъект подчиняется давлению мира, если его ожидания неадекватны давлению мира, но желания совпадают с этим давлением. Как видим, возможности рефлексивного управления субъектом довольно обширны и неоднозначны. Самое главное условие – неадекватность самооценки давлению среды. Тогда можно сформировать желания, соответствующие влиянию извне. Причем, можно показать, что субъект с заниженными ожиданиями относительно внешней среды имеет тенденцию подчиняться тем влияниям, которые превышают его ожидания, а субъект с завышенными ожиданиями – тем, которые ниже его ожиданий.

Реактивный выбор: рефлексивное программирование Рассмотрим ситуации, когда субъект подчиняется давлению среды, даже если он не имеет к этому интенций. Такой субъект просто реагирует на давление мира, вопреки своим желаниям совершая тот выбор, к которому мир склоняет его. В этом случае A1 = a1 и a1 a3, т.е.: (a3 a2) a1 = a1, и a1 a3. (6) Пользуясь определением импликации, (6) можно переписать как ¬(a3 a2) a1 = a1. Это равенство будет выполняться, если ¬(a3 a2) a1, что возможно только в том случае, если самооценка субъекта a3 a2 и давление среды a1 несравнимы. Такая ситуация возможна, если субъект оказывается в незнакомой обстановке, относительно которой у него нет опыта;

он боится «потерять лицо» и принимает те правила, которые ему диктует среда.

РЕФЛЕКСИВНЫЙ ПОДХОД И КИБЕРНЕТИКА ВТОРОГО ПОРЯДКА Выражение ¬(a3 a2) a1 можно переписать в виде: a3 & ¬a2 a1, откуда следует, что ¬a2 a1 и a3 a1. Первый случай отражает описанную выше интерпретацию: субъект испытывает страх, ожидая негативных последствий от среды. Во втором случае, поскольку, по предположению, a1 a3, то a3 < a1: у субъекта нет желания противостоять ситуации, его желания ниже, чем давление среды, поэтому он готов подчиниться этому давлению, независимо от своих желаний. Отсюда следует вывод: субъект подчиняется давлению среды и не может реализовать свои интенции, если его интенции ниже давления среды: a3 < a1. Этот вывод соответствует принципам рефлексивного программирования, когда человеку навязываются заранее предопределенные точки зрения, позиции, мнения с целью формирования у него готовности к принятию новых форм жизнедеятельности. Для этого, например, можно создать субъекту такие условия жизни, чтобы свести его желания к минимуму, т.е. к таким желаниям, которые не превышают его повседневного опыта. Человек ведь не только реагирует на воздействия среды, – он и сам способен к изменению окружающего его мира, если имеет для этого желание. Задача рефлексивного программирования – исключить подобные интенции. Тогда основной принцип рефлексивного программирования таков: человек не должен желать ничего лучшего. С одной стороны, это могут быть столь хорошие условия, что человек «о лучшем и мечтать не смеет». С другой стороны, наоборот, это могут быть настолько скудные условия существования, когда желания человека сводятся к удовлетворению его насущных потребностей (например, существование в исправительных лагерях и колониях, условия быта в советском обществе, в тоталитарных сектах), – тогда людям «не до политики», их помыслы сводятся к повседневным проблемам выживания. Разумеется, у таких людей легче сформировать и завышенные ожидания: когда условия жизни совсем плохи, можно поверить любым обещаниям. И в том, и в другом случае человек будет легче поддаваться рефлексивному программированию.

Реактивный способ существования Рассмотрим условия, при которых выбор субъекта совпадает с его ожиданиями. Тогда должно выполняться условие: (a3 a2) a1 = a2. Нетрудно показать, что это равенство выполняется при условии: A1 = a2, если a3 a1, и a1 = a2. (7) Таким образом, ожидания субъекта сбываются, если они совпадают с давлением мира и его желания не превышают его ожиданий.

Т.А. Таран. Отображение принципов рефлексивного управления Это условие, при котором рефлексивное управление приобретает стабильную форму. Субъект живет реактивной жизнью, в стабильной среде, предсказуемой благодаря тому, что «правила игры» хорошо известны. Опыт его предыдущей жизни совпадает с реальностью. Чтобы благополучно существовать в такой среде, нужно просто не желать ничего лучшего. Давление среды и ожидания субъекта не обязательно должны соответствовать Норме, – им может соответствовать любая оценка на шкале норм. Важна адекватность восприятия. Субъект, адекватно оценивающий давление среды, но не желающий ничего лучшего, будет отрабатывать команды среды, как нечто само собой разумеющееся. Это ситуация, соответствующая реактивному способу существования.

Литература Найссер У. Познание и реальность. Смысл и принципы когнитивной психологии. М.: БГК им. И.А.Бодуэна де Куртенэ, 1998. 2. Рубинштейн С. Л. Человек и мир / Проблемы общей психологии. М.: Педагогика. 1976. С. 253 – 381. 3. Лепский В.Е., Степанов А.М. Рефлексивное управление в тоталитарных сектах // Рефлексивное управление / Сб. статей. Международный симпозиум. 17-19 октября 2000 г. Под ред. В.Е. Лепского. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2000. с. 122 – 133. 4. Lefebvre, V.A. Sketch of Reflexive Game Theory. 1998, Proc. of Workshop on MultiReflexive Models of Agent Behaviour. (August 18 – 20, Los Alamos, New Mexico, USA). 1998. pp. 1-40. 5. Lefebvre, V.A. The Cosmic Subject. Russian Academy of Sciences, Institute of Psychology Press, 1997, 166 p. 6. Lefebvre, V.A. The Fundamental Structures of Human Reflexion. The Structure of Human Reflexion: The Reflexional Psychology of Vladimir Lefebvre. Peter Lang Publishing, 1990, pp. 5-69. 7. Taran, T. A. Many-Valued Boolean Model of the Reflexive Agent // J. Multiple Valued Logic. OPA N.V. Gordon and Breach Science Publ. 2001. Vol. 7. pp. 97 – 127. 8. Taran, T. A. The Formalisation of Ethical Values in Models of Reflexive Behaviour, Proc. of Workshop on Multi-Reflexive Models of Agent Behaviour. (August 18 – 20, Los Alamos, New Mexico, USA). 1998. pp. 95 – 108. 9. Таран Т.А. Многозначные булевы модели рефлексивного выбора // Рефлексивное управление / Сб. статей. Международный симпозиум. 17-19 октября 2000 г. Под ред. В.Е. Лепского. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2000. 10. Биркгоф Г. Теория решеток. M.: Наука, 1984, 568 с. 11. Келли Дж. Психология личности. Теория личных конструктов. С.-Пб.: Речь. 2000. 12. Шрейдер Ю.А. Лекции по этике. – М.: МИРОС, 1994. 136 с. 1.

ХРОНИКА СОБЫТИЙ Третий международный научно-практический междисциплинарный симпозиум «РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ» Москва, 8-10 октября 2001 г.

РЕШЕНИЕ По инициативе Института психологии РАН (лаборатория психологии рефлексивных процессов) и при содействии Дипломатической академии МИД России 8-10 октября 2001 года в Москве был проведен III Международный симпозиум «Рефлексивные процессы и управление». В симпозиуме приняли участие около 200 человек из России, Белоруссии, Казахстана, Молдовы, Украины, Болгарии, Канады, США. Среди участников – ученые из области гуманитарных и естественных наук, специалисты из сфер политики, дипломатии, государственного управления, журналистики, информатизации и др. 1. Основные цели и задачи симпозиума В психологии и социологии, в политических науках, в военном деле, экономике и многих других областях знаний требуется описывать в объективных терминах не только материальный, физический параметры систем, но и субъективный аспект, сущность которого состоит во взаимодействии людей. Методы объективного описания систем вместе с их субъективными внутренними мирами и составляют предмет рефлексивных исследований. Роль субъектов могут выполнять отдельные люди, группы людей, организации и целые страны. Отдельные отражения могут быть связаны как с индивидуальными психологическими процессами, так и с макрокультурной перцепцией, создающей, например, у страны обобщенный образ себя. Такое многообразие и предопределяет междисциплинарный характер симпозиума. Основная задача симпозиума – привлечь внимание ученых из разных областей знаний, специалистов-управленцев и широких кругов общественности к значимости использования рефлексивного подхода для преодоления ряда стереотипов, тормозящих стабилизацию мировых процессов, а также развитие России. Обсуждены актуальные вопросы: политики, экономики, образования, культуры, безопасности, информационных войн, борьбы с терроризмом и миротворчества, информатизации, построения гражданского общества и др. 2. Программа симпозиума На пленарных заседаниях упор делался на рефлексивные аспекты развития человечества и России. Особое внимание было уделено проблемам нравственности и морали в процессах управления и развития. Горячую дискуссию спровоцировали вопросы, поставленные на Круглом столе «Проблемы стратегического управления и развития России (рефлексивные аспекты)»: 1. Что такое стратегическое управление? 2. Каким требованиям должен удовлетворять стратегический субъект? 3. Стратегические субъекты в России? 4. Что мешает становлению стратегических субъектов России? 5. Что способствует становлению стратегических субъектов России? На симпозиуме работали семь секций: 1. 2. Субъект. Рефлексия. Деятельность. Рефлексивные процессы: математические модели и синергетика 119 ХРОНИКА СОБЫТИЙ 3. 4. 5. 6. 7.

Рефлексивные процессы в политике. Информационные войны, терроризм и миротворческая деятельность Рефлексивные процессы в экономике Рефлексивные процессы в системах поддержки управленческой деятельности Рефлексивные процессы в массовых коммуникациях Развитие рефлексивных способностей Было заслушано около 100 выступлений. На симпозиуме прошла презентация первого номера международного научно-практического междисциплинарного журнала «Рефлексивные процессы и управление». 3. Оценка сложившейся ситуации Участники III Международного междисциплинарного симпозиума «Рефлексивные процессы и управление» выражают озабоченность в связи с недостаточным осознанием государственными деятелями, деловыми кругами, общественными объединениями мирового сообщества глобальных угроз для безопасности человечества при вхождении в XXI век. (1) Стихийные процессы включения в жизнь человечества продуктов научно-технического прогресса, подгоняемого запросами общества потребления, сделали человечество заложником лавинообразно нарастающих угроз для его существования. Сегодня безопасность и развитие человечества оказалась в зависимости не только от национальных концепций, военных доктрин государств и действий их лидеров, но также от целей и нравственных ограничений отдельных группировок и лиц. (2) Реализация технических проектов развития Глобального Информационного Общества без одновременного конструктивного решения вопросов обеспечения информационно-психологической безопасности создает новые реальные угрозы для населения Земли. Отсутствие таких решений или их запоздалая реализация могут привести в процессе развития глобальных компьютерных сетей, цифровых и интерактивных технологий в электронных средствах массовой информации и неконтролируемого распространения мультимедийной продукции к подрыву психического и физического здоровья населения Земли. Особую озабоченность вызывает возникновение условий, существенно облегчающих применение некорректных компьютерных психотехнологий в целях манипуляции общественным мнением, навязывания поведенческих установок и в качестве инструмента широкомасштабного экологического террора, что способно привести даже к необратимым изменениям генофонда биосферы. (3) Основные концептуальные документы по вопросам обеспечения безопасности имеют, как правило, «оборонный» характер, в силу чего обрекают человечество на постоянное отставание от новых источников угроз, исходящих от асоциальных группировок и отдельных людей, в частности террористических организаций и отдельных террористов. Необходим новый упреждающий подход, сущность которого заключается в раннем прогнозировании, «переигрывании» асоциальных субъектов, в создании условий жизнедеятельности, способствующих формированию механизмов саморегуляции, предотвращающих появление такого рода угроз. Необходимо создание нового инструментария поддержки процессов стабилизации и развития мирового сообщества, прогнозирования и нейтрализации угроз. Традиционные структуры обеспечения международной и национальной безопасности не готовы к действиям в новых условиях. Им понадобится время, которым не располагает человечество и отдельные страны. Решать проблему необходимо всем миром, мобилизацией интеллектуальных ресурсов, на основе новых форм коллективной работы, гибкого взаимодействия государственных и общественных и коммерческих структур.

ХРОНИКА СОБЫТИЙ Рефлексивный подход может быть использован как методологическая и методическая основа организации междисциплинарных работ, направленных на стабилизацию и развитие мирового сообщества на основе установления взаимопонимания и доверия всех видов субъектов, использования новых механизмов согласования их интересов, интеграции при сохранении самобытности и автономности. В последние годы, благодаря инициативе лаборатории психологии рефлексивных процессов Института психологии РАН, сформировалось международное сообщество специалистов в области исследования рефлексивных процессов и создания рефлексивных технологий (более 500 высококвалифицированных специалистов, многие из которых являются лидерами других сообществ). Сообщество способно и готово принять активное участие в оперативном решении вставших перед человечеством сложнейших междисциплинарных проблем выживания и развития. Необходимо создание адекватных организационных форм и понимание государственными деятелями и лидерами международных организаций важности использования новых подходов для решения проблем обеспечения безопасности и развития человечества. 4. Конкретные рекомендации симпозиума (1) Обратиться в Президиум Российской академии наук с просьбой рассмотреть вопрос об организации и поддержке междисциплинарных фундаментальных работ в области исследования рефлексивных процессов и управления. (2) Поддержать предложение участников симпозиума о необходимости создания Международного института рефлексивных технологий – МИРТ. Основные цели Института: 1) Разработка рефлексивных технологий установления взаимопонимания и доверия различных типов субъектов мирового сообщества (государств, этносов, сообществ, граждан и др.). 2) Разработка рефлексивных технологий стратегического управления и развития мирового сообщества с участием и учетом интересов разнообразных типов субъектов (государств, этносов, сообществ, граждан и др.). 3) Разработка рефлексивных технологий обеспечения защиты субъектов и отношений между субъектами (в частности, государствами) от скрытого вмешательства других субъектов. 4) Разработка технологий «пробуждения» и поддержки рефлексии различных типов субъектов, в том числе граждан и населения Планеты в целом;

формирование культуры стратегических субъектов. 5) Разработка гуманитарных технологий информатизации общества (включая СМИ) на основе рефлексивного подхода. 6) Осуществление международной экспертизы (рефлексивного анализа) ситуаций, конфликтов, документов и др. 7) Координация международных работ в области разработки рефлексивных технологий. Создание по инициативе России Международного института рефлексивных технологий может способствовать решению актуальных российских проблем: Создание в России организаций, способных оперативно мобилизовать интеллектуальный потенциал для продуктивного решения актуальных междисциплинарных проблем обеспечения безопасности и развития России. Вчера еще модные «Центры стратегических …», судя по результатам их работы, не смогли ассимилировать и создать адекватные поставленным проблемам технологии. Сегодня в России практически отсутствуют организации типа «фабрик мысли» (в США их яркий представитель – «РЭНД корпорейшн»), потребность в них очевидна, и не только в связи с новой волной терроризма.

ХРОНИКА СОБЫТИЙ Мобилизация интеллектуального потенциала России для создания новых гуманитарных технологий, ориентированных на стабилизацию мировых процессов и организацию развития мирового сообщества, а также на решение актуальных проблем развития России. Российский интеллектуальный потенциал «заиграет» в лучах успехов и славы, если удастся создать «организационную оправу», адекватную его потенциям и актуальным практическим проблемам. Привлечение в Россию инвестиций на разработку интеллектуальных технологий. Создание в России привлекательных условий для интеллектуальной элиты, формирование предпосылок к переходу от «утечки мозгов» к эмиграции «мозгов» в Россию. Становление России как ведущего мирового экспортера гуманитарных технологий.

Просить организаторов симпозиума выступить инициаторами создания Международного института рефлексивных технологий, привлечь к его деятельности в качестве участников или аккредитованных партнеров - ученых, менеджеров, экспертов, а также предприятия, фирмы и организации, необходимые для достижения поставленных целей. Рекомендовать международным, государственным, коммерческим и некоммерческим структурам, фондам и общественным организациям, отдельным гражданам поддержать доступными способами инициативу создания и деятельность Международного института рефлексивных технологий. (3) Рекомендовать организаторам симпозиума и участникам организовать подготовку и издание учебных и популярных материалов по проблематике исследования рефлексивных процессов и управления. (4) Устроителям симпозиума и организациям, заинтересованным в развитии рефлексивных исследований, обратить внимание на необходимость привлечения молодежи к данной проблематике (студентов, аспирантов, молодых специалистов и ученых и др.). (5) Просить организаторов симпозиума подготовить серию публикаций для информирования широких кругов ученых и специалистов, заинтересованных в знаниях о развитии проблематики рефлексивных исследований. (6) Симпозиум высоко оценил научный уровень и практическое значение Международного научно-практического междисциплинарного журнала «Рефлексивные процессы и управление» и рекомендует его широкое распространение в России и за рубежом. (7) Симпозиум выражает благодарность Оргкомитету симпозиума, руководству Института психологии РАН, Дипломатической академии МИД России, Национального расчетного банка за прекрасную организацию мероприятия, создание атмосферы доброжелательности, глубокого междисциплинарного взаимопонимания и взаимообогащения, пробуждение состояния социальной востребованности у участников, раскрытие новых горизонтов профессионального развития и самовыражения. Симпозиум просит организаторов продолжить традицию и провести в следующем году IV Международный симпозиум «Рефлексивные процессы и управление». Председатель Организационного комитета III Международного симпозиума, заведующий лабораторией психологии рефлексивных процессов Института психологии РАН, доктор психологических наук В.Е.Лепский 122 Междисциплинарный научно-практический семинар «РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ» ХРОНИКА СОБЫТИЙ 8 октября 2001. Круглый стол «Проблемы становления рефлексивных субъектов» (Материалы опубликованы в данном номере журнала). 30 ноября 2001. Круглый стол «Информация, психология, дипломатия» (Дипломатическая академия МИД России). Ведущие: Кашлев Ю.Б., Лепский В.Е. Программа семинара: Кашлев Ю.Б. Становление глобального информационного общества и место в нем России Лепский В.Е. Гуманитарная парадигма внешней политики России в XXI веке Извеков Н.Н. Информация и дипломатия Брушлинский А.В. Психология и дипломатия Галумов Э.А. PR в международных отношениях Курдюмов Б.Г. Проблема информационной безопасности в международных отношениях Федоров А.В. Чем плоха международная информационная безопасность? Рубан Л.С. Система коллективной безопасности и современный миропорядок Анисимов О.С. Рефлексивная культура в международных согласовательных процессах Машлыкин В.Г. О современном информационном терроризме Кикоть В.И., Мельник И.К. Информационно-психологическая и физическая безопасность сотрудников дипломатических представительств Абаев Л.Ч. Рефлексивный анализ и моделирование международных конфликтов (на примере продвижения НАТО на Восток) Матвеева Л.В. Особенности межкультурных коммуникаций в СМИ Степанов А.М. Возможно ли несанкционированное информационное влияние на психофизиологическое состояние дипломатических работников? Галкин В.Е., Кретов В.С., Фролов И.В. Использование субъектно-ориентированного подхода при создании базового информационно-аналитического комплекса «Дипломат» Сборник материалов данного заседания семинара находится в печати. 16 января 2002. «Рефлексивные процессы и управление (кибернетический аспект)». Выездное заседание в форме круглого стола, организованного совместно с Секцией кибернетики Центрального Дома Ученых Российской академии наук. Ведущий В.Е.Лепский. Выступающие: Бахур А.Б., Беляев И.П. (дтн), Бурков В.Н. (дтн), Ерешко Ф.И (дтн), Зенкин А.А. (д.ф.-м.н.), Кара-Мурза С.Г. (дхн), Кузнецов О.П. (дтн), Малинецкий Г.Г. (д.ф.-м.н.), Петровский В.А. (д.психол.н.), Райков А.Н. (дтн), Расторгуев С.П. (дтн), Степанов А.М. (дмн), Цыгичко В.Н. (дтн). 31 января 2002. «Исследование рефлексивных процессов – основа интеграции наук в ХХI веке». Выездное заседание в форме симпозиума в рамках Всероссийской конференции Российского психологического общества «Психология и ее приложения». Ведущие: Лепский В.Е. (Москва, ИП РАН, дпн), Шаров А.С. (г. Омск, ОГПУ, дпн) НОВЫЕ КНИГИ Рефлексивные процессы и управление. Тезисы III Международного симпозиума 8-10 октября 2001 г., Москва / Под редакцией А.В.Брушлинского и В.Е.Лепского – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2001.– 242с.

В первой части рассматривается общеметодологическая проблематика, затрагивающая соотнесенность ключевых категорий субъекта, рефлексии и деятельности;

особое внимание уделяется их онтологическим аспектам. Излагаются результаты последних рефлексологических исследований, особенно связанных с конкретизацией задач рефлексивного управления (Журавлев А.Л., Носов Н.А., Смолян Г.Н., Солнцева Г.Н. Шаров А.С. и др.). Во второй части основное внимание уделяется математическим моделям рефлексивных процессов и синергетике, в первую очередь формализации различных аспектов рефлексивного выбора и моделирования социальных процессов (Зенкин А.А., Князева Е.Н., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г., Петровский В.А., Таран Т.А. и др.). В последующих частях рассматриваются особенности рефлексивных процессов в современной сверхдинамичной политике, проблемы международной безопасности и терроризма, а также миротворческой деятельности. Анализируются рефлексивные процессы в экономической активности хозяйствующих субъектов различного ранга и в системах поддержки управленческой деятельности. Особое внимание уделялась месту рефлексии в массовых коммуникациях и в информационных войнах. Заключительный раздел посвящен докладам по организации обучения и инновационным методам развития рефлексивных процессов.

Lefebvre V. Algebra of Conscience. Dordrecht/Boston/ London.: Kluwer Academic Publ. – 2001 Воспоминания автора. Как родилась идея написания книги?

Вышло второе англоязычное издание моей книги «Алгебра совести». Если бы я рассказывал о ней в Америке, то говорил бы совсем не так, как мне хочется рассказать это вам, потому что моя душа расколота на две части - российскую и американскую, в соответствии с жизненным опытом. Поэтому давайте я сначала попробую сказать так, как я говорил бы в Америке. Вот моя книга. Вы видите ее. Она вышла в очень хорошем издании, я старался написать ее ясным языком. Книгу можно заказать, как вы знаете, в любом университетском магазине, а кроме того, наложенным платежом по названному вами адресу. Ее можно использовать по-разному. Преподаватели университетов могут сделать как минимум три специальных курса по этой книге. Первый курс, который по ней можно читать, связан, главным образом, с этическими системами. Я думаю, такой курс привлечет студентов, начиная с третьего года обучения, а продвинутых студентов и ранее. Второй курс требует несколько более серьезной подготовки. В нем можно изложить формальную теорию морального выбора. Этот курс должен заинтересовать студентов философских факультетов. В его рамках можно провести несколько интересных дискуссий о том, как люди принимают решения в условиях моральных дилемм. Наконец, третий курс носит более специальный характер и связан скорее с математическими аспектами этой работы. Часть курса должна быть посвящена рефлексивным моделям, их связи с самореференцией, а другая часть – с динамическими системами, с тем, как производить моделирование субъективного выбора в нелинейном случае. Второе использование этой книги состоит в том, что она может быть полезна специалистам по искусственному интеллекту, которые стремятся создавать системы, способные решать не только утилитарные, но и моральные проблемы. Вот примерно так я бы рассказывал об этой книге в Америке. Идейная часть заняла бы гораздо меньше времени, потому что людям некогда, и они хотят знать, каким образом эта вещь может быть использована. Здесь же я хочу рассказать об основных идеях, которые отражены в этой книге, а также о ее замысле. Как возник этот замысел? Прежде я должен немного рассказать о себе. В 1974 году я эмигрировал в Америку. Для тех, кто не ехал в Израиль, путь туда в то время лежал через Рим. Сначала люди попадали в Вену. Из Вены эмигрантов поездом посылали в Рим, и все ждали разрешения на въезд в ту или иную страну. В 1974 году еще только начиналась эмиграция в Америку, Канаду, Австра НОВЫЕ КНИГИ лию, европейские страны;

еще не было никаких правил, мы ничего не знали. В Риме я жестоко отравился. «Скорая помощь» в беспамятном состоянии доставила меня в госпиталь Святого Евгения, госпиталь для бедных. Я попал в огромную палату, где лежало человек двадцать, все в тяжелом состоянии. Некоторые из них умирали. Я был в плохой форме и очень слаб, и меня опекали два других больных. Один был фашистом и воевал под Сталинградом. А второй был коммунистом и тоже воевал под Сталинградом. Оба были в плену в Советском Союзе, оба выжили. И вот эти двое, фашист и коммунист, оказались в каком-то смысле самыми близкими мне людьми. Я вдруг понял, что перед лицом смерти меня совершенно не волнуют политические взгляды этих людей. В этот момент возникло какое-то прозрение, что существует нечто более глубокое, чем политические взгляды. Я бы не хотел, чтобы у вас возникло впечатление, что это было религиозное чувство, я скорее ощущал открытие инженера: вот так мы все устроены, наша конструкция такова, что наши политические взгляды, наши дискуссии в какой-то момент оказываются несущественными, а управляют нами скрытые от нас силы. Я стал думать о том, что же это за силы? И главная идея сводилась к тому, что это нечто «автоматоподобное», то, что мной сознательно не управляется. Было бы большим преувеличением сказать, что я тогда начал над этим работать, но мысль стала тлеть. Потом мы уехали в Америку. Были трудное устройство, плохое знание языка, непонятный мир вокруг. На первых порах удалось устроиться помощником преподавателя русского языка в университете в Лос-Анджелесе. Я продолжал свои размышления. И вот у меня как-то возникла одна конструкция. Я расскажу о ней без всякой математики. Бывают, вы знаете, карикатуры, когда в голове у человека нарисован человечек, в его голове - еще человечек и т.д. Они часто встречаются. И вот мысль, которая появилась, заключалась в том, что такие картинки могут быть использованы одним необычным образом – как вычислительные схемы.

НОВЫЕ КНИГИ Если некоторые числа (на самом деле это – не числа!) поставить в соответствие каждой такой мордочке и предположить, что эти мордочки связаны некоторыми функциями, можно сразу построить очень простую психологическую модель человеческого существа. Просчитать всю эту картинку – и будет некоторый акт поведения. Это была первая идея. Тот просчет, который относится к мордочке, нарисованной внутри себя самой, – описывает образ себя, а просчет, относящийся к образу другой мордочки, – к тому, что человек думает о другом.

Я сразу же понял, что эти вычисления внутри самой большой мордочки есть аналог порождения внутренних эмоций. Это была вторая идея. И, наконец, третья идея: необходимо найти не «возможные», а истинные функции. Я не хотел тратить жизнь на анализ «возможных» подходов: заниматься математикой, придумывать функции, как это делается очень часто. Дальше возникают интересные теоремы, которые можно доказывать и которые в конце концов выбрасываются, потому что не объясняют реальных отношений. Я поставил задачу найти единственные функции, потому что если эта идея верна, то вряд ли здесь есть большой набор функций. Самонаблюдение и дискуссии с одним приятелем, очень религиозным человеком, в конце концов привели к некоторой гипотезе, какими именно эти функции могут быть. Первая модель была чисто булевой: Значения переменных – значения этих мордочек: «1» и «0». Интерпретация поведения была «этической»: «1» соответствует «выбору добра», а «0» – «выбору зла». Вычисления, которые соответствуют внутреннему выбору, проводятся по тем же самым правилам, и их результаты порождают аналоги внутренних переживаний. Дальнейшие размышления привели к мысли, что возникает не одно, а два «соответствия»! «Так» - и как раз «наоборот»! Тут у меня возникло математическое ощущение, что могут быть два различных алгоритма. Вернее, две различных интерпретации одного и того же алгоритма: некая операция (для одних людей) соответствует конфронтации, и та же самая операция (для других людей) - союзу. Так возникла идея двух этических систем. Оказалось, что эти операции несимметричны вот в каком смысле: если предположить, что субъект обладает способностью произвести выбор отношения к другому субъекту, то при выборе одной из этих операций его образ всегда был лучше, чем при выборе другой. Это означало, что, выбрав одну из этих операций, он будет подниматься в собственных глазах, а выбрав другую, не будет. Далее появилась теорема: если субъект поднимается в собственных глазах, выбрав это отношение с другим человеком, то он и на самом деле становится лучше, то есть формула, описывающая его поведение, чаще выдает «единицы», чем в том случае, когда он выбирает другую операцию. И в данный момент мне стало более или менее ясно, что это – некая важная формула, что существуют две этические системы, и «машина» вообще никак не связана с какими бы то ни было практическими проблемами, на которые направлена активность субъекта! Выбор отношения к другому диктуется не пользой, не какими-то практическими целями, а только регуляцией образа самого себя, стремлением повысить этический статус образа себя. При этом возникла еще одна теорема. Оказалось, когда субъект поднимается в собственных глазах, выбирая некоторое отношение, то если мы просчитаем картину ситуации в его голове, она реже примет значение «1». Итак, в результате выясняется: выбирая некоторое отношение к другому, субъект создает «плохую» ситуацию! Он сознательно помещает себя в такую ситуацию, стремясь тем самым подняться в собственных глазах. А это, естественно, можно интерпретировать как некий формальный аналог жертвенного поведения. Данная идея совершенно нова, потому что жертвенное поведение обычно рассматривается как альтруистическое. То есть жертва осуществляется «во имя» близкого человека, идеи, высшего духа... А здесь оказывается, что единственный смысл жертвенного поведения в том, чтобы гасить негативные импульсы в образе себя, то есть напрашивается гипотеза, что человек старается минимизировать чувство вины. И вот история с бумажными человечками как раз и есть литературное пояснение к тому механизму, который был в этой модели. Не то, что я сначала придумал эту историю, а потом стал искать какие-то «формализмы», ей соответствующие. Нет, она вторична. Но я стремился наиболее ясно и достаточно компактно объяснить вот такую идею: один герой поднимается в собственных глазах, когда он идет на жертвенный союз, другой поднимается, когда он идет на жертвенный конфликт. Почему это происходит? В напечатанной в данном номере журнала статье я уже привел пример с дилеммой «бумажных человечков». Позже выяснилось, что есть еще три НОВЫЕ КНИГИ типа формальных персонажей. Первый – это «святой», субъект, который идет на жертву, однако видит себя не идущим на жертву, а исполняющим свой долг, работу. Следующий – «обыватель», человек, который не идет на жертву и знает это. И еще «лицемер». Это человек, который не идет на жертву, но видит себя идущим на нее. Независимо от этих словесных интерпретаций мы можем вычислить этические статусы персонажей. Оказалось, что наивысший статус – у «святого», потом идет «герой», потом – «обыватель», а самый низкий статус у «лицемера». Довольно быстро я написал книгу. За четыре месяца.

Борис Бирштейн. Партнерство ради жизни. Изд-во: Universul, 2002 – 127 с.

Автор книги – доктор философских и экономических наук, президент Североамериканской Академии информациологии, почетный член многих научных сообществ. Книга поистине злободневна, но и глубоко научна. В первую очередь своим главным тезисом: мировому партнерству альтернативы нет. Конечно, автор доказывал его и ранее. Более того, будучи вовлеченным в практическую деятельность, он наглядно представляет высокую эффективность механизмов рефлексивного управления во многих сферах жизни. Но после 11 сентября этот высокоценный интеллектуальный капитал должен быть освоен всеми! – именно об этом беспокоится Борис Бирштейн. Именно к осознанию необходимости предотвращать угрозы призывает он читателей. А в числе последних не только ученые, но и государственные деятели, дипломаты, работники неправительственных организаций. «Говоря о партнерстве в борьбе с терроризмом, я, прежде всего, рассматриваю линию сотрудничества США - Россия. И не только потому, что вчерашние участники «холодной войны» стали по одну сторону обороны. Дело тут и в опыте противостояния терроризму, накопленному Россией» (с. 6). И данный опыт должен носить международный характер, что предполагает поднятие уровня самопознания и познания других. Того, чем, собственно, и занимается теория рефлексивных процессов. Россия же в этом плане – наиболее востребованный «боец» как раз в «поствоенном пространстве», отмечает Борис Бирштейн (с. 4849), не опасаясь, что эти определения похожи на «железное дерево» или «горячий лед». Нет, автор исходит из убеждения, что ХХ век наделил Россию удивительным опытом по созданию сверхсложных ситуаций и эффективному преодолению их. Учитывая это, считает автор, она может НОВЫЕ КНИГИ выступать неким глобальным учителем. Пора критически осмыслить ее опыт, в том числе с остро критических позиций, и применить его позитивные уроки. Этим во многом и призвано заниматься международное сообщество рефлексологов. Чтобы «тайны» русского характера, как способа рефлексивного отражения общественного сознания, стали и «конструктивными силами» поддержки стабильности в глобальных масштабах. Ключевые черты этого характера – величие духа, открытый взгляд в будущее, всемирная отзывчивость, убеждает автор. А рецензию на умную и страстную книгу Б.Бирштейна хотелось бы завершить словами великого отечественного поэта, проницательного дипломата и глубокого социального мыслителя Ф.И. Тютчева.

«Единство, – возвестил оракул наших дней, Быть может спаяно железом лишь и кровью...» Но мы попробуем спаять ее любовью, А там увидим, что прочней...

Э.Г.Задорожнюк доктор исторических наук Нам помогает НАЦИОНАЛЬНЫЙ РАСЧЕТНЫЙ БАНК КБ «Национальный Расчетный Банк» осуществляет:

расчетно-кассовое обслуживание предприятий и организаций различных форм собственности и видов деятельности, а также физических лиц;

валютное обслуживание внешнеэкономической деятельности клиентов;

куплю-продажу иностранной валюты в наличной форме, валютный дилинг;

переводы в иностранной валюте без открытия счета;

операции с драгоценными металлами;

инкассацию денежных средств, платежных и расчетных документов;

документарные операции;

предоставление в аренду индувидуальных сейфов и абонентских ячеек;

кредитные операции (кредитование в рублях и иностранной валюте под залог, вексельное кредитование, кредитование поставки товаров клиенту по факту отгрузки, страхование рисков, операции «РЕПО», «овердрафт»);

неторговые операции (в том числе организация схем обслуживания клиентов торговых организаций через открытие операционных касс и пунктов обмена валюты на территории клиента;

операции с векселями, в том числе выпуск и продажа собственных векселей;

все виды операций с различными видами ценных бумаг;

моделирование оптимальных финансово-расчетных схем;

финансовый консалтинг, оптимизация налогообложения клиентов.

Тел.: (095) 917-05-00 Факс: (095) 917-06- АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ БРУШЛИНСКИЙ 30 января 2002 года трагически погиб великий Ученый и Человек – Андрей Владимирович Брушлинский. Он родился 4 апреля 1933 года и всего год не дожил до своего 70-летия. После окончания школы с золотой медалью, а затем и отделения психологии философского факультета МГУ, Андрей Владимирович выбрал своей главной темой научной жизни – психологию мышления. Опираясь на разработанный им и применяемый в настоящее время десятками ученых континуально-генетический (недизъюнктивный) метод, всесторонне исследуя мышление как прогнозирование, продолжая разработки своего учителя С. Л. Рубинштейна, он уже в первых своих работах добился весомых научных результатов, значимых и для теории рефлексивных процессов. Более того, Андрей Владимирович стоял у истоков рефлексивного движения и многое сделал для его признания широкими научными кругами в России и за рубежом как бессменный директор Института психологии РАН (с 1989 года), как член-корреспондент РАН, как ведущий психолог страны.

Но диапазон его научных исследований был куда шире. Разработка многосторонней проблематики человека как субъекта, общая теория субъекта и его социальности признаны не только психологами, но также философами, социологами, представителями гуманитарных и естественных наук. Одно из последних свидетельств этому – его яркие, поистине ключевые выступления на Ломовских чтениях в Институте психологии Российской академии наук и на заседаниях Российского психологического общества незадолго перед своей трагической кончиной. Он призывал на них мобилизовать весь потенциал психологии, чтобы успешнее решались многие научные проблемы и общественные задачи, чтобы людям легче было жить. Сам Андрей Владимирович являл собой пример беззаветной преданности науке – не только науке самой по себе, но и ее вкладу в общественное благосостояние России. И он преуспел в том и другом, что было отмечено премией С. Л. Рубинштейна в 1992 году и премией Президента Российской Федерации в 1999 году. Не менее важно то, что он наставлял в этом и многих своих учеников, в числе которых уже десятки и сотни кандидатов и докторов психологических наук. Автор более десятка вышедших и готовящихся к изданию фундаментальных книг, сотен научных статей, научный руководитель множества научных проектов. Главный редактор «Психологического журнала», Андрей Владимирович задавал высокую планку и нашему журналу, являясь одним из его учредителей. Воздействие присущей ему гуманности и высокой требовательности, широкого кругозора и умения проникать в суть изучаемого явления ощущали на себе все психологи страны, сопредельных государств, над которыми Андрей Владимирович сохранял единое научное пространство, зарубежные коллеги. Он разрабатывал многие стороны теории рефлексивных процессов, не игнорируя, а как раз усиливая этическую составляющую мышления, требуя выстраивать рефлексивное управление на надежной и морально приемлемой основе. Наш долг – сохранить память о нем. Выполнить его заветы. И не допускать повторения такого несчастья, когда гибнут лучшие. А для этого нужно сохранить и чувство гнева. Ибо, по словам поэта, «Кто не знает печали и гнева – Тот не любит Отчизны своей». И не бережет лучших ее людей. После столь горькой потери психологам придется мобилизоваться и понять, что же с нами происходит – и не допускать покушения на самое совесть и честь нашей науки. Мировое сообщество рефлексологов, редсовет и редколлегия журнала «Рефлексивные процессы и управление» выражают глубокую скорбь по поводу безвременной гибели великого Ученого и Человека.

130 ПАМЯТКА ДЛЯ АВТОРОВ Все материалы от авторов принимаются только в электронном виде по e-mail или на дискете. Объем статьи – до 12 страниц (релактор Word, шрифт Times New Roman, размер 12, через 1,5 интервала, рисунки отдельными файлами). Литература в конце статьи с цифровыми ссылками на нее в тексте. К статье прилагается аннотация объемом 150-200 слов, отражающая следующие аспекты: – проблема (задача), поставленная в статье;

– существующие подходы к её решению (могут и не быть);

– новизна подходов автора;

– полученные результаты. К статье прилагается также краткая информация об авторе, фотография автора (файл в формате TIFF), адрес, телефон, факс, адрес электронной почты (e-mail обязателен). Контакты с авторами в процессе доработки статьи осуществляются в основном по электронной почте. Преимущество отдается статьям, в которых получены новые результаты. ПРИОБРЕТЕНИЕ ЖУРНАЛА Оперативная информация об условиях приобретения журнала представлена в Интернете на сайте www.reflexion.ru За дополнительной информацией слепдует обращаться в редакцию журнала.

В СЛЕДУЮЩЕМ НОМЕРЕ Рапопорт А. (Канада) Что такое рациональность? Лефевр В.А. (США) Просчеты миротворчества. Задохин А.Г. (Россия) Образ Америки в русском национальном сознании и российскоамериканские отношения. Лепский В.Е., Степанов А.М. (Россия) Рефлексивные процессы в культовых организациях.

РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ No 1, январь – июнь 2002. Том 2 Издательство «Когито-Центр» ИД No 05006 от 07.06.01 Подписано в печать 23.04.02 Формат 60 х 90 1/16. Усл. печ. л. 8,5 Тираж 1500 экз.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.