WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«Международный научно-практический междисциплинарный журнал РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ No 1 июль-декабрь 2001 Том 1 Издательство «Институт психологии РАН» РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ ...»

-- [ Страница 3 ] --

РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ И ПОЛИТИКИ Заседания правительства смотрелись интереснее, чем самые модные и популярные фильмы. Многие люди пробовали свои силы на пути предпринимательства. Опьяняла уже сама возможность пробовать себя в той области, где захочется. Обсуждались варианты проведения приватизации и верилось в то, что есть и твоя доля в общенародной собственности. Люди с ночи стояли в очередях, чтобы поставить штамп в паспорт и получить приватизационный чек – символы собственности. Однако пришло время, которое всегда следует за периодом больших ожиданий: время разочарований, которое к тому же всегда тянется дольше, чем время эйфории. В России это год 1992 (год либерализации цен) – год 1996. Время смуты, время обмана, время цинизма. Время, когда стали горько острить по поводу недавних высказываний президента: у нас не будет «шоковой» терапии, как в Польше, у нас будет гораздо хуже. Недавно проведенная приватизация получила в народе точное по содержанию название «прихватизация» – разворовывалось все, и «верхи» показывали пример оголтелого цинизма «низам» на этом пути. Стало понятно, что, работая честно, выжить практически невозможно. Люди, которые продолжали жить, соблюдая нравственные законы, стали восприниматься как слабые и больше не уважались обществом. Все боялись всех. На окнах первых этажей многоквартирных домов появились железные решетки, которые еще недавно ассоциировались только с тюрьмами или с сумасшедшими домами. На последние деньги люди покупали и вставляли двойные железные двери. Обворованные квартиры, когда выносилось все, включая еду, страшные по своей жестокости и бессмысленности убийства, стали нормой жизни. Демонстрируемые по телевидению заседания правительства теперь смотрелись как представления на арене цирка, но было не смешно, а горько наблюдать все это, поскольку вдруг стало понятно, что ничего не изменилось, что те же люди находятся у власти, только вчера они называли себя коммунистами, а сегодня демократами или либералами. С 1996 года и по настоящее время, с нашей точки зрения, российское общество проходит третью стадию приспосабливания к рыночным реалиям. В настоящее время российская экономика остается системой весьма противоречивой, сочетающей в себе элементы не только свободного рынка и государственного регулирования, но и мощные монополии, остатки централизованного управления, все более усиливающуюся натуральную форму хозяйствования, которая, как известно, исторически предшествует рыночному типу отношений, и слабые ростки демократической формы управления экономикой. Состояние этической системы в России в настоящее время также может С. Амплеби, Т. Медведева. Психологическая адаптация … быть охарактеризовано как неопределенное. Естественной реакцией общества на потрясения такой силы является длительная моральная дезориентация и даже деградация, поскольку требования к адаптивным способностям отдельной личности, предъявляемые постоянно меняющейся реальностью критически возросли и ведут к перестройке жизненного стереотипа. Еще не прошло достаточно времени, чтобы были созданы новые мифы, традиции и процедуры. С нашей точки зрения, проблема психологической адаптации усложняется еще и тем, что реформы часто имеют характер ускоренной псевдомодернизации. В России переход к рыночной экономике ассоциируется с моральными страданиями. Почему люди на Западе не переживают моральных терзаний? Теретическими основаниями для развития Советского Союза были идеи Карла Маркса. Маркс считал, что общества в своем развитии проходят через различные стадии – первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую, социалистическую и коммунистическую. В настоящее время новые независимые государства осуществляют переход от социализма к капитализму, и это воспринимается людьми как движение назад в социальном развитии. В западных странах теория общественного развития Маркса не нашла такого глубокого применения. На Западе верят в то, что мир идет в своем развитии через многогранный процесс политических, экономических, социальных и психологических изменений. Процесс развития различается от общества к обществу, но большинство показателей общественного развития улучшается. Несмотря на большое количество войн в ХХ столетии, большинство людей имеет возможность лучше питаться;

наша способность бороться с болезнями улучшилась;

торговля значительно возросла в силу впечатляющего развития транспорта и средств коммуникации. Конечно, существуют серьезнейшие проблемы, связанные с загрязнением окружающей среды, долгосрочной экономической стабильностью, равенством возможностей. Но цивилизация, основанная на капитализме и демократии, гибка и адаптивна. Жители западных стран научились рационализировать поведение в случаях, касающихся этики. У предпринимателей США не возникает сомнений, когда они делают свой бизнес. Они чувствуют, что, если ими предлагается качественный продукт или хорошая услуга по цене, которую люди согласны платить, они делают позитивный вклад в общество. Если они запрашивают слишком много, предприниматели, конкурирующие с ними, предложат подобный товар по более низкой цене и, тем самым, помешают их бизнесу. Так рынок контролирует уровень прибылей. Те люди, которые действительно становятся очень богатыми, обычно начинают РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ И ПОЛИТИКИ заниматься благотворительностью, понимая, что им не нужно такое огромное количество денег. На Западе в ситуации возникновения нравственных проблем на уровне общества, люди стараются совершенствовать закон. Так, например, в США проводится длинная серия юридических реформ, направленных на защиту гражданских прав. Мысль заключается в следующем: люди могут и должны действовать в рамках закона, а изменение закона – есть путь совершенствования общества.

Западное видение перемен Если взглянуть на изменения, происходящие в российском обществе, через призму теории Лоуренса Колберга, то они могут быть интерпретированы как движение от более низких к более высоким стадиям морального развития общества. Вторая этическая система Владимира Лефевра может быть интерпретирована как первая стадия морального развития в теории Л. Колберга. Первая стадия характеризуется преимущественно страхом наказания – человек должен делать то, что от него требует представитель власти или будет наказан. Вторая - предполагает отношения бартерного типа – равная ценность за равную ценность. Третья стадия, касательно давления власти, может быть определена как промежуточная или переходная: люди могут принять ценности общественной элиты той или иной этической системы. Первая же этическая система В. Лефевра представляется близкой четвертой и пятой стадиям морального развития Л. Колберга. На этих стадиях принципиально более важен процесс, чем результат. Четвертая стадия описывается Колбергом как стадия «морали законности и порядка». Люди подчиняются законам, потому что верят в то, что их законопослушное поведение ведет к большей эффективности функционирования общества в конечном итоге для пользы каждого из них. Пятая стадия вводит понятие индивидуальной совести и позволяет человеку не соглашаться с законами государства, если он или она чувствуют, что они не соответствуют законам Бога. При этом законы общества могут быть изменены только открыто, через убеждение других в том, что существующие законы несправедливы и должны быть усовершенствованы, при условии, конечно, что открытая дискуссия, как метод решения проблем, широко практикуется в обществе на каждом уровне и что публичное обсуждение социальных проблем со временем ведет к соответствующим политическим изменениям. Но интерпретация российской культуры как первой стадии теории морального развития Колберга представляется не совсем корректной. Достаточно сказать, что такая интерпретация логически исключает определяющую характеристику российской ментальности – сострадание.

С. Амплеби, Т. Медведева. Психологическая адаптация … Сравнение нравственного страдания с нравственным развитием Индивидуальное психологическое выживание в условиях проводимых рыночных реформ в российском обществе очень сложно. Вероятно, одна из причин этого заключается в том, что российская культура содержит в себе определенную двойственность. С одной стороны, лучшие образцы российской общественной и художественной мысли представляют идеалы высокой духовности и справедливого социального устройства, которые могут быть оценены как пятая стадия морального развития в теории Колберга. С другой стороны, культура российского быта часто демонстрирует отсутствие элементарной вежливости, порядочности и внимания к другим (вторая – четвертая стадии теории Колберга). Напрашивается следующая интерпретация: в настоящее время еще не созданы механизмы для реализации российских социальных идеалов. Обычно по этому поводу говорят, что новые независимые государства вынуждены в настоящее время развивать институты гражданского общества. Одна из черт стадийных теорий развития – это предположение о невозможности исключения какойлибо стадии из общего процесса развития, то есть общество вынуждено постепенно проходить одну стадию за другой, каждый раз совершенствуя механизм решения моральных проблем. Нам представляется, что опыт в развитии институтов гражданского общества должен помочь в этом продвижении, с одной стороны, и преодолении двойственности российской культуры, с другой. Рефлексия присуща обществу так же, как и индивидуумам. Дискутирование этических положений способствует изменениям в индивидуальных и общественных этических системах средствами морального развития. Предполагая возможность не только индивидуального морального развития, но и общественного, мы утверждаем, что задача заключается лишь в том, чтобы способствовать этому развитию и облегчать его.

Литература 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. Kohlberg, Lawrence. The Psychology of Moral Development. San Francisco: Harper & Row, 1984. Lefebvre, Vladimir. Algebra of Conscience: A Comparative Analysis of Western and Soviet Ethical Systems. London: Reidel Publishing, 1982. Lefebvre, Vladimir. A Psychological Theory of Bipolarity and Reflexivity. Lewiston, NY: Edwin Mellen Press, 1992. Lefebvre, Vladimir. The Cosmic Subject. Moscow: Russian Academy of Sciences, Institute of Psychology Press, 1997. Stone, Richard. «Stress: The Invisible Hand in Eastern Europe’s Death Rates,» Science, Vol. 288, 9 June 2000, pp. 1732-1733. Tillich, Paul. The Courage to Be. New Haven, CT: Yale University Press, 1952. Wheeler, Harvey (ed.). The Structure of Human Reflexion: The Reflexional Psychology of Vladimir Lefebvre. New York: Peter Lang, 1990.

8. 9. 10. 11.

РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ И ПОЛИТИКИ Аргументы и факты от 20 марта 1998. Комсомольская правда от 17 декабря 1998. Аргументы и факты от 26 апреля 2000 Интервью с профессором Б.С. Хоревым. Комсомольская правда от 21 ноября 2000.

.... «Психологическая адаптация к экономическим и социальным изменениям» Суть представлений Лоуренса Колберга состоит в уподоблении морального развития интеллектуальному развитию, следующему по ступеням стадий Пиаже. Суть представлений Владимира Лефевра о двух этических системах состоит в предположении, что существуют два различных типа связи между поступками человека и моральными переживаниями, связанными с этими поступками. При этом тип связи не зависит от уровня интеллектуального развития. Троцкий был не менее изощренным интеллектуалом, чем Короленко, несмотря на то, что «принадлежал» второй этической системе, а Короленко – первой. Поэтому попытка авторов интерпретировать вторую этическую систему в России как результат недостаточного интеллектуального и морального развития россиян просто неверна. Впрочем, авторы и сами, видимо, это чувствуют, говоря: «…интерпретация российской культуры как первой стадии морального развития Колберга представляется не совсем корректной. Достаточно сказать, что такая интерпретация логически исключает определяющую характеристику российской ментальности – сострадание».

ОБРАЗОВАНИЕ И КУЛЬТУРА ФИЛОСОФИЯ ГУМАНИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ И РЕФЛЕКСИВНОСТЬ ДИАЛОГА И.Н.Семенов (Россия) Институт рефлексивной психологии творчества и гуманизации образования, директор. Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации, профессор. Доктор психологических наук Одним из направлений развития диалога культур является анализ его проблем с позиций современной философии гуманизации образования и ее психолого-педагогического обеспечения. Философия гуманизации образования – новое направление научно-теоретической рефлексии и обоснования инновационной практики образования. Философия гуманизации образования как область философии аналогична тому, как сформировались философия науки, философия техники, философия искусства, философия управления (менеджмента). Специфика философии образования состоит в изучении аксиологических, методологических, онтологических, этических и праксиологических проблем теории и практики образования. С точки зрения развиваемой нами философии гуманизации образования [1,5], рефлексивной психологии и педагогики [12-18] в становлении диалога и рефлексии в европейской культуре можно выделить следующие этапы. На первом – древнегреческом – этапе в эпоху античной Греции ситуация развития рефлексии заменялась диалогом, специально организованным Сократом для полиаспектного обсуждения проблем определения философских понятий в процессе дискуссий между ним и его учениками. Сократ инициировал диалог, и в качестве лидера дискуссии привлекал к ней различных его участников, манифестировавших те или иные Рефлексивные процессы и управление. No 1, 2001. С. 113- ОБРАЗОВАНИЕ И КУЛЬТУРА взгляды и позиции по обсуждаемой теме. В этом случае имела место «звездчатая» модель диалога, которую строже следовало бы назвать полилогом. Здесь рефлексия осуществлялась как в своей интеллектуальной форме (в виде экспликации оснований определения обсуждаемого понятия или темы, проблемы), так и в межличностной (в виде взаимопонимания между участниками полилога). В дальнейшем в трудах Аристотеля, Платона и др., сократический диалог трансформировался в разнообразные формы античной диалектики (В.Ф.Асмус, А.Ф.Лосев и др.) как способы сопряжения и соотнесения абстрактных понятий и категорий. Здесь рефлексия приобретает форму рационализации и от этико-гносеологического способа онтологизации (у Платона) трансформируется в логико-методологическую (у Аристотеля). На втором – древнеримском – этапе в «Сравнительных жизнеописаниях» Плутарха диалог поляризуется и рефлексируется. Либо Плутарх сначала сталкивает позитивное жизнеописание с негативным для того, чтобы в заключение сопоставить их, сравнив по своим последствиям. Тем самым диалог приобретает временный вектор своего рефлексивного развития и организуется стадиально (что через 2000 лет было эксплицировано Г егелем в христианизации диалектики в виде формулы «тезис-антитезис-синтез»). На третьем – раннехристианском – этапе диалог приобретает антиномическую форму онтологизации биполярного бытия (град Божий – град Земной, мир Горный – мир дольный, этика добра и зла, праведности и греха и т.д.). Напряженность и борьба этих биполярных начал в сознании верующего представлена, например, в «Исповеди» Блаженного Августина. Здесь диалог, хотя и осуществляется во внутреннем плане кающегося и исповедующегося сознания, однако рефлексии подлежат его антагонистические, противоборствующие содержания, но в рамках монистически организованного христианского миросозерцания. При этом диалог стал иерархическим (в отличие от его паритетности в античности), т.к. в религиозном сознании человек как часть (сотворенная Богом) диалогизировал с целым – в виде идеи абсолютного демиурга. На четвертом – средневековом – этапе диалог эксплицируется из внутреннего плана (т.е. сознания верующего) во внешний – в регламентированный диспут дискутанта и оппонента. Пожалуй, наиболее яркой фиксацией подобного дискурсивного диалога служит описание многолетнего спора Б. Клевровского с П.Абеляром (в его «Истории моих бедствий»). Здесь рефлексия приобретает вид формально-логической аргументаций оспариваемых в многодневных диспутах положениях. На пятом – ренессансном – этапе в эпоху Возрождения диалог вновь приобретает форму свободного (в т.ч. частично и от церковных кано И.Н. Семенов. Философия гуманизации образования...

нов) обсуждения разнообразных (не обязательно полярных) воззрений на рассматриваемый предмет. Социокультурным прототипом подобного многоярусного диалога служит «Божественная комедия» Данте. Здесь рефлексия осуществляется в виде «мысленного путешествия» по сферам бытия, трактуемого с позиций возрождающегося человека. Он чувствует себя потенциально способным к творчеству в силу своего особого статуса в мироздании как сотворенного Богом и подобного ему вследствие свободы воли именно в актах творчества. Возрождение породило богатую палитру форм диалога – от диалогизирующего сознания личности (см. «Гамлет» и «Сонеты» Шекспира) через полилог жизненных ролей, социальных позиций (комедии и трагедии Шекспира) до парадигмально-рационализированных диалогов ученых и философов (наиболее ярко у итальянских неоплатоников и у Галилея.). На шестом – рационалистическом – этапе в период Нового времени диалог вновь поляризуется например, (в трудах Р. Декарта дифференцируется мышление и протяжение, душа и тело и т.д.) и приобретает категориально-антиномичный характер (у Канта). Здесь рефлексия осуществляется в виде априорной взаимопроекции абстрактных диалогизирующих категорий (см. их таблицу у Канта). Однако, у Канта рефлексия имплицирована в основаниях познания. Необходимые же предпосылки для экспликации рефлексии как особого способа познания были разработаны Фихте (в его труде «Факты сознания») и выделены в процедуры мышления Гегелем в качестве средств, обеспечивающих диалектический вывод синтеза и взаимодействия тезиса и антитезиса. На седьмом – иррациональном – этапе в XIX веке диалог вновь редуцируется до внутри личностного спора человека с самим собой (в трудах С. Кьеркегора). Здесь рефлексия приобретает экзистенциальную форму осмысления личностью своего бытия в пограничных ситуациях. В дальнейшем экзистенциальная рефлексия от духовно-нравственной проблематики (у Достоевского) переходит к диалогической онтологизации взаимодействия осознаваемого и неосознаваемого, рационального и иррационального в психике человека (в трудах Э. Фон Гартмана). У Фрейда это приобретает сначала форму диалога неосознанных сексуальных влечений с цензурирующим их и рационализирующим сознанием. Позднее Фрейд (почти неосознанно опираясь на триадический диалогизм Гегеля) вводит третий компонент сложноорганизованного диалога в виде «коллективного бессознательного». Это трансформировалось затем у Юнга в диалог сознания личности с его культурными «архетипами». Здесь рефлексия опять эксплицируется через размыкание психики на переживание, то связанная с природными влечениями (у Фрейда), то с культурными прототипами (у Юнга).

ОБРАЗОВАНИЕ И КУЛЬТУРА На восьмом – ориенталистском – этапе во второй половине XIX – начале XX в., менталитет Запада вступает в диалог с культурой Востока. При этом усиливаются иррационалистические тенденции благодаря «философии жизни» Шопенгауэра и Ницше, теософии Гурджиева, Блаватской и учений Штайнера, Рериха и других мыслителей, стремившихся придать новый животворный импульс дряхлеюшему европоцентризму через его диалог с ориенталистикой Индии (Труды Вивекананды, Р.Тагора), Китая и Японии. Здесь рефлексия приобрела межкультурный характер экспликации духовной специфики и одновременных культурных связей Запада и Востока. Позднее в XX веке межкультурная рефлексия была рационализирована как в науке (Л. Гумилев), так и в искусстве (Г.Гессе, Н.Гумилев и др.). Девятый – культурадигмальный – этап характеризуется началом глобального кризиса мировой цивилизации. Он наступает после утраты Европейской цивилизацией своей целостности вследствие первой мировой войны и последующих революций (в России, Германии, Венгрии). В процессе переосмысления путей и судеб Европейской культуры, поиска новых ориентиров развития, переоценки ценностей осуществлялась мировоззренчески-политическая, литературно-художественная и научно-философская рефлексия. В последнем случае имеет место диалог философских культурадигм. (гуманитарной и сциентистской, европоцентристской и традиционалистской и др.) и научных парадигм (аналитической и холистической, атомарной и системной и др.). Наиболее ярким примером диалога культурадигм служит работа О.Шпенглера «Закат Европы», где рефлексирующие стилевые характеристики художественной культуры, символизирующие развитие образа жизни, мировоззрения, философии, науки и искусства европейской цивилизации в ее взаимодействии с другими культурами (прежде всего Древнего Египта и Востока). С другой стороны В. Дильтей, обсуждая диалог наук о природе и о духе в труде «Понимающая психология», культурологически и методологически рефлексирует взаимодействие естественнонаучного и гуманитарного знания. В контексте подобной культурадигмальной и парадигмальной рефлексии в первой половине XX в. возникает ряд новых метанаук синтетического типа: тектология (А.А.Богданов), праксиология (Т.Котарбиньский), рефлексологии (В.М.Бехтерев), эргонология (В.Н.Мясищев), психотехника (Г.Мюнстерберг), акмеология (Н.А. Рыбников) [16], кибернетика (Н.Винер), экология, геронтология, герменевтика, эвристика, рефлексика и другие. На десятом – собственно диалогическом этапе во второй половине XX в. М.М. Бахтиным осуществлен анализ роли диалога в развитии литературно-художественной культуры (прежде всего на материале И.Н. Семенов. Философия гуманизации образования...

творчества Ф.Рабле и Ф.Достоевского) и отрефлексирован принцип диалогизма в становлении Европейской цивилизации (на материале гуманитарных наук [2]). В дальнейшем последователи М.М.Бахтина, (а также Л.С.Выготского, В.И.Вернадского и др.) проанализировали развитие диалогизма в естественных и общественных науках (В.С.Библер, А.Ф.Ахутин, В.Л.Рабинович и др.). Здесь рефлексировались античные, христианские, ренессансные, рационалистские предпосылки и типы диалога (от Сократа-Платона через Галилея-Канта до Выготского-Бахтина). Это позволило В.С.Библеру [3] разработать философско-педагогическую концепцию о «Школе диалога культур», которая конструктивно реализует философию гуманизации образования, исходя из принципов диалогизма и полифонизма М.М.Бахтина. По-иному эти принципы развивались в оппозиции к официальной советской диалектике на материале содержательно-генетической логики и методологии. На одиннадцатом – полилогическом – этапе во второй половине XX в. диалог трактуется как полилог (в виде созвездия взаимодействующих диалогов), актуализирующий многообразие различных аспектов и точек зрения, личностных и профессиональных позиций. Здесь рефлексируются нормы, основания, средства, способы социального поведения и совместной деятельности в целях кооперации ее участников и организации процесса их эффективного взаимодействия. Конструктивным прецедентом развития теории, методов и практической реализации подобного полилога является работа Московского методологического кружка – 1950-1980 гг. (Н.А.Алексеев, В.А.Костеловский, И.С.Ладенко, В.Н.Садовский, В.С.Швырев, Э.Г.Юдин и др.) во главе с Г.П.Щедровицким [19]. Если у истоков этого кружка стояли философы А.А.Зиновьев, М.К.Мамардашвили, Б.А.Грушин, то психолого-педагогическая реализация его принципов и технологий организации мыследеятельности реализовывалась В.В.Давыдовым, Н.И.Непомнящей, В.М.Розиным и др. Именно в рамках этого направления рефлексия стала задаваться как средство организации диалога и полилога как при проведении методологических дискуссий и разработок (Г.П.Щедровицкий, В.А.Лефевр), так и психолого-педагогических исследований и технологий формирования рефлексивной мыследеятельности (Н.Г.Алексеев, В.В.Давыдов, И.Н.Семенов и др.) Это явилось одной из предпосылок формирования психологических механизмов, обеспечивающих гуманизацию образования личности (Н.И.Непомнящая, В.М.Розин, И.Н.Семенов и др.). На двенадцатом – собственно рефлексивном – этапе, в последней трети XX века развитие диалога и полилога опосредовано специально актуализируемой, формируемой и организуемой рефлексией в проблемно-конфликтных ситуациях творческого становления ОБРАЗОВАНИЕ И КУЛЬТУРА личности [12]. В результате наших теоретико-экспериментальных исследований [14-17] в 1971-1991 гг. открыт факт неоднородности рефлексии, установлена ее ведущая, системообразующая роль в организации мышления и возникновения инсайта, а также определена ее технология через дифференциацию таких видов рефлексии, как: интеллектуальная, личностная, межличностная, коммуникативная, кооперативная, экзистенциальная, культурная. Разработанные в нашей научной школе [1, 5, 6, 11-18] рефлексивной психологии и педагогики технологии использования каждого из этих видов в качестве средств культивирования индивидуального, диалогического, полилогического мышления, обеспечивают развитие творческого потенциала личности в условиях как индивидуального самосовершенствования, так и тренинговой игрорефлексии. Эти технологии, развивающие мышление и личность учащихся и преподавателей, ученых и менеджеров апробированы в экспериментальном обучении и внедрены в практику школьного, вузовского, дополнительного и непрерывного профессионального образования [12], обеспечивая его гуманизацию на основе принципов и методов рефлексивной психологии и педагогики. В истории европейской философской, психологической и педагогической мысли от Сократа и Платона через Декарта и Локка, Фихте и Гегеля до В. Джемса и Ж. Пиаже, Л. Выготского и С Рубинштейна обнаруживается возрастание интереса к изучении роли рефлексии в развитии диалогического мышления. В современной западной науке ведутся разнообразные исследования феноменологии рефлексии (А.Буземан, 1925;

А.Марк, 1948) в рамках метакогнитивной психологии (В.Лорнер, 1982, В.Маттеус, 1968) и имеются прецеденты конструктивного применения рефлексивных техник в практике интенсивно-игрового общения (А. Шон, П.Мезиров, 1983). Однако, по оценке В.Маттеуса [7] наиболее разносторонние психологические механизмы рефлексии изучались в советской психологии на основательной философско-методологической базе [8]. Важно отметить, что гуманизация образования посредством диалогической рефлексики и полилогической игрорефлексики осуществляется при подготовке практических психологов и социальных педагогов как на Украине [9, 13] в Запорожском (Р.Н.Васютин, Л.И.Мищик, Ю.А.Ренецкий), Харьковском (С.А.Лактионов) университетах, Винницком педагогическом институте (С.А.Слободянюк) и педагогическом колледже «Артек» (О.А.Доник), так и России [12, 16] в Московском, Новосибирском, Нижегородском, Тамбовском университетах и Бийском педагогическом институте, а также в Германии, в университете г. Бохум (В. Маттеус [7]).

И.Н. Семенов. Философия гуманизации образования...

Итак, разработанные психолого-педагогические технологии развития мышления и личности в диалоге и полилоге (в том числе рефлексивном) служат конструктивным методическим инструментарием гуманизации непрерывного общего и профессионального образования.

Литература 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. Алексеев Н.Г., Семенов И.Н. Рефлексивно-методологическая проблематика философии образования // Инновационная деятельность в образовании, 1995. No 2. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. 4-е изд. М.: Сов. Россия, 1979. Библер. С. Мышление как творчество (Введение в логику мыслительного диалога). М.: Политиздат, 1975.;

Школа диалога культур: Идеи. Опыт. Проблемы / под ред. В.С.Библера. Кемерово, «АЛЕФ», 1993. Виндельбанд В. История философии. Спб., 1908. Кларин М.В., Семенов И.Н. (ред.). Гуманистические тенденции в развитии непрерывного образования взрослых России и США. М.: 1994. Ладенко И.С., Семенов И.Н. и др. Мысли о мыслях. Т. 1, 2. Новосибирск. 1996. Маттеус В. Советская психология мышления /на нем. яз./. Геттинген – Торонто – Цюрих. 1988. Методологические концепции и школы в СССР /1951-1991/. Т. 1, 2, 3 /Отв. ред. И.С.Ладенко. Новосибирск, 1992-1994. Мищик Л.И. Профессиональная подготовка социальных педагогов (психологический, педагогический, управленческий аспекты). Запорожье. 1996. Палагина И.В., Семенов И.Н. Развитие рефлексивной регуляции диалогического мышления // Рефлексия и творчество. Методические рекомендации / Под ред. И.С.Ладенко, И.Н.Семенова. Новосибирск, 1990. Пономарев Я.А., Семенов И.Н., Степанов С.Ю. и др. Психология творчества: общая, дифференциальная, прикладная. М.: Наука, 1990. Рефлексивно-психологическая концепция и инновационно-комплексные программы по игрорефлексике профессионального образования, социальной защиты и адаптации / Отв. ред. И.Н.Семенов. М., 1996. Рефлексивная психология и педагогика на рынке услуг / Отв. ред. Г.Ф. Похмелкина, И.А. Слободянюк, Винница, 1991. Семенов И.Н. Душа. Индивидуальность. // Большая советская энциклопедия. М., 1972. Семенов И.Н. Психология рефлексии в научном творчестве С.Л. Рубинштейна //Психологический. журнал. 1989. No 4. Семенов И.Н. Акмеология – новое направление междисциплинарных исследований в человекознании // Общественная наука и современность. 1998. No 3. Семенов И.Н., Степанов С.Ю. Рефлексивная психология и педагогика. Запорожье, 1992. Степанов С.Ю., Семенов И.Н., От психологии рефлексии к рефлексивной культурадигме в психологии // Рефлексия в науке и обучении. Новосибирск, 1989. Щедровицкий Г.П., Розин В.М., Алексеев Н.Г, Непомнящая Н.И. и др. Педагогика и логика. 2 изд., М., 1993.

ЛИНГВОСТИЛИСТИЧЕСКИЙ ПРИЁМ КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ ЭТИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ К.К. Богатырёв (США) Корпорация «Компак», старший программист, кандидат филологических наук Потенциально важной областью приложения рефлексивной модели В. А. Лефевра является изучение внутреннего мира литературных персонажей. Особую трудность в решении этой задачи представляют проблема субъективности исследователя: разные читатели могут поразному оценивать одних и тех же героев и, в свою очередь, их точка зрения может отличаться от авторской. В этой связи особенно интересно открытие, сделанное американским лингвистом Д. Вортом [5] на материале одного из самых сложных для современного читателя произведений древнерусской литературы, «Слова о полку Игореве». Как показал Д. Ворт, автор «Слова» использует стилистический прием, позволяющий создавать этически значимые синтаксические структуры из компонентов, оценочное значение которых достоверно определяется семантическим контекстом. Этими компонентами являются: (1) значение глагольного сказуемого или подчиненного ему наречия (обстоятельства): движение вверх или высокое расположение означает положительную оценку, а движение вниз или низкое расположение оценивается отрицательно;

(2) значения именных членов предложения – подлежащего и дополнений: положительный оценочный смысл имеют русские персонажи и связанные с ними (непосредственно или метонимически) элементы материального и духовного мира – соколы, деревья, трава, стяги, хвала и т.п., которым противопоставляются половцы и ассоциируемые с ними понятия, а именно: лебеди, Див, серые вороны, хула и так далее. Заметим, что по мнению Д. Ворта в тексте «Слова» наблюдается строго бинарная («четкая» в терминологии В. А. Лефевра) система Рефлексивные процессы и управление. No 1, 2001. С. 120- К.К. Богатырёв. Лингвостилистический прием как средство...

этических оценок: именные формы, обозначающие Игоря, русских князей, дружину и все, что с ними связано, имеют строго положительную оценку, а половцы и все связанное с ними оценивается строго отрицательно. (Этим «Слово о полку Игореве» отличается, скажем, от «Илиады», где, как известно, оценочные характеристики персонажей характеризуются отношением порядка.) Как показал Д. Ворт, синтаксическая конструкция, состоящая из этически релевантных компонентов, оценивается положительно, если положительное сказуемое сочетается с положительным («русским») именным аргументом, или если отрицательное сказуемое сочетается с отрицательным («половецким») аргументом. Сочетание положительного сказуемого с отрицательным существительным или отрицательного сказуемого с положительным существительным создает отрицательный образ. Например, образы реющих (+) русских стягов (+) и падающих (–) вражеских голов (–) равно положительны, а зловещий Див (–) вверху древа (+) (сочетание «половецкого» именного аргумента с высоким расположением) оценивается отрицательно. Важное свойство открытого Д. Вортом лингвостилистического приема состоит в устранении риска субъективности, подмены авторской оценки точкой зрения современного исследователя, пытающегося толковать древнерусский текст с расстояния в восемь столетий. Используя описанную выше оценочную процедуру, Дин Ворт приходит к выводу о том, что, за исключением начала (ностальгические рассуждения о славе былых времен) и краткой заключительной части «Слова» (возвращения Игоря из плена), в тексте «Слова» преобладают отрицательные образы. Обилие отрицательных образов и событий в тексте, повествующем о военных подвигах, может показаться загадочным и даже парадоксальным. Действительно, предметом повествования является военная катастрофа: автор «Слова» не скрывает ни размаха поражения, ни его трагических последствий, но при этом его отношение к главному герою остается неизменно положительным. Более того, насыщенная отрицательными образами центральная часть повествования: гибель русского войска, сетования автора об усобицах, русские жены, оплакивающие войско Игоря, упреки автора Игорю и Всеволоду, «мутен сон» князя Святослава, и отчасти плач Ярославны, сменяется краткой концовкой, состоящей почти исключительно из положительных образов. Резкая смена настроения не омрачается памятью о провале экспедиции, гибели войска, унижении плена и последовавшими за этим половецкими набегами на Переяславль и Римов. Наконец, в рассказе христианина о походе христианского войска на язычников преобладают языческие образы и ОБРАЗОВАНИЕ И КУЛЬТУРА подчеркивается связь персонажей с языческим миром («своеобразный нео-паганизм», по выражению Р.О. Якобсона). Попытаемся объяснить кажущуюся парадоксальность «Слова», предположив, что основная его тема – не история военного поражения, а внутренний мир главного героя. Автор «Слова» с самого начала положительно оценивает как самого героя, так и цели похода: Игорь «…искусил ум своею крепостью и отточил сердце мужеством / Исполнившись ратного духа двинул свои храбрые полки на землю Половецкую за землю Русскую»*. При этом однако, главный герой не в состоянии осознать, что экспедиция обречена на провал: «Сгорал у князя разум в пылком желании, и было ему знамение заслонено страстью отведать Дона Великого». Более того, отправляясь в поход, Игорь игнорирует серию зловещих предзнаменований – образов с ярко выраженным негативным оценочным значением. Иначе говоря, в начале повествования главный герой получает от окружающего мира серию отрицательных импульсов, которые он не в состоянии правильно интерпретировать. В терминах рефлексивной модели В.А. Лефевра состояние главного героя до половецкого пленения – это состояние субъекта, который неосознанно уступает отрицательному давлению внешнего мира, совершая отрицательные с точки зрения морали поступки («не ведает, что творит»). Используя рефлексивный формализм, внутреннее состояние Игоря до поражения и плена можно записать следующим образом: f (x1, x2, x3) = X1, где x1 = 0, x2 = 1. Заметим, что с точки зрения автора «Слова» переменная x3 = 1, то есть интенция субъекта, положительна, но это никак не отражается на его выборе, поскольку в соответствии с введенной В.А. Лефевром аксиомой, f (0, 1, x3) = 0 при любом x3 из [0, 1]. Центральная часть «Слова», представляющая по словам Д. Ворта «почти непрекращающийся поток отрицательных образов», сменяется серией положительных образов в его заключительной части, что, очевидно, обозначает резкое изменение во внутреннем состоянии героя. Поскольку личность и интенции героя с точки зрения автора неизменно положительны, то перемена в оценке ситуации возможна лишь за счет переменной x2, то есть оценки ситуации субъектом. В соответствии с рефлексивной моделью, герой, по-прежнему испытывающий отрицательное давление извне (зависть к более удачли* Перевод цитат дается по изданию Р.О.Якобсона [1] с незначительными изменениями.

К.К. Богатырёв. Лингвостилистический прием как средство...

вым князьям, усобицы, унижение плена, глухо упоминаемые в тексте дипломатические маневры половецких князей и т.п.), но при этом меняющий оценку внешнего давления на отрицательную, приобретает свободу выбора: f (0, 0, x3) x3. Иначе говоря, этический парадокс «Слова» состоит в том, что оказавшись в неволе, главный герой обретает внутреннюю свободу. Заметим также, что сцена бегства из плена, о фактических обстоятельствах которого мало что говорится, описывается как перемена внутреннего состояния героя. Путь к свободе ему указывает Бог, и языческие образы преобладающие в большей части текста сменяются христианскими. Иначе говоря, свобода выбора для автора «Слова» ассоциируется с христианством, а невозможность видеть зло – с язычеством. Открытый Д. Вортом формальный метод объективного выявления авторской оценки с помощью надежной и воспроизводимой лингвистической процедуры свидетельствует о возможности формального рефлексивного анализа литературных текстов.

Литература 1. 2. 3. 4. 5. Jakobson, R., La Geste du Prince Igor’ (1948). / Roman Jakobson. Selected Writings. IV. Slavic Epic Studies. Mouton, The Hague – Paris. 1966 P. 106–300. Jakobson, R., The Puzzle of the Igor’ Tale on the 150th Anniversary of its First Edition. / Roman Jakobson. Selected Writings. IV. Slavic Epic Studies. Mouton, The Hague – Paris, 1966. P. 380–410. Lefebvre, V., A Psychological Theory of Bipolarity and Reflexivity, The Edwin Mellen Press, Lewiston/Queenston/Lampeter, 1992. Лефевр В.А. Космический субъект. М., Ин-кварто, 1996. – 183 с. Worth, D., Vertical imagery in the “Igor’ Tale” // Cyrillomethodianum. No. 8-9. (1984-1985). P. 29-36.

ХРОНИКА СОБЫТИЙ Симпозиум Международный симпозиум «Рефлексивное управление» (17-19 октября 2000 г.) В Москве, в рамках Федеральной программы мероприятий по встрече третьего тысячелетия состоялся международный симпозиум «Рефлексивное управление». При поддержке Администрации Президента Российской Федерации этот симпозиум провели Институт психологии РАН и организация, объединяющая ведущих представителей российского бизнес-сообщества, под названием «Некоммерческое партнерство “Новая инвестиционная доктрина”». Около 200 участников симпозиума, в основном ученые из России, США, Канады, Украины, Молдавии (впервые собравшиеся в «Президент-отеле» – традиционном месте проведения встреч политиков, финансистов и экономистов) пытались ответить на ряд остро стоящих перед страной и мировым сообществом вопросов. Сегодня в России на всех этажах власти и в широких слоях общества происходит осознание того, что исчерпан ресурс традиционных социальных технологий. Это осознание характерно не только для России, но и для других стран. В сентябре 2000 года Генеральный секретарь ООН Кофи Анан представил миру новые идеи развития мирового сообщества, основанные на глобализации подходов в решении задач, стоящих перед человечеством. В развитие этих идей Российская Федерация выступила с рядом инициатив, в частности с предложениемразработки«Новойинвестиционной доктрины». На пути эффективной реализации этих инициатив встают стереотипы, сложившиеся в политике, экономике и других социальных сферах – стереотипы, доставшиеся нам и всему человечеству от времен холодной войны и балансирования на грани развязывания ядерной катастрофы. Анализ, учет и организация рефлексивных процессов, адекватных задачам социальных преобразований, является стратегическим направлением для преодоления указанных стереотипов, для консолидациисубъектовобщества,установления взаимопонимания и доверия. Рефлексивный подход является основой для интеграции науки и установления органичных связей науки с решением практических задач. Проблемы рефлексии всегда занимали важное место в российской культуре. Введенное более 30 лет назад отечественным исследователем Владимиром Лефевром понятие рефлексивного управления и связанное с ним понятие рефлексивной системы оказали существенное влияние на многие естественно-научные и гуманитарные области знаний. Эти идеи были подхвачены и развивались как в российской, так и в американской научной среде. Но использовались и развивались существенно по-разному. Американские работы в области исследования рефлексивных процессов находились под сильным влиянием бихевиористского прошлого. В российских работах просматривается интеграция этого направления с субъектным (субъектно-деятельностным) подходом. Российский и американ Рефлексивные процессы и управление. No 1, 2001. С. 124- ХРОНИКА СОБЫТИЙ ский подходы в области исследования рефлексивных процессов, существенно различаясь, дополняют друг друга, что отражается на возрастающем взаимном интересе и увеличивающихся научных контактах. Симпозиум был направлен на усиление ориентации науки на решение актуальных задач социальных преобразований в России, построения гражданского общества, а также задач стабилизации мировых процессов. В контексте рефлексивных процессов и рефлексивного управления на симпозиуме были затронуты следующие практические вопросы: 1. Почему нельзя решать проблемы экономического реформирования России без учета психологических факторов? Почему американские модели рыночной экономики оказались неадекватными для России? 2. Почему возникают социальные конфликты при внедрении любых инновационных проектов (инвестиционных программ)? 3. Почему не удается мобилизовать интеллектуальный и духовный потенци 125 ал России на решение стратегических проблем развития. 4. Почему новые информационные технологии недостаточно эффективно используются при решении стратегических проблем? 5. Почему в политической сфере широкоиспользуютсятехнологии,препятствующие построению гражданского общества в России? 6. Почему государство не умеет гибко взаимодействовать со свободной прессой и религиозными образованиями? 7. Почему Россия часто проигрывает в информационных войнах? Рефлексивный подход к рассмотрению этих вопросов позволяет предложить новые механизмы их решения – механизмы, способствующие нахождению гармонии в сложных отношениях индивидуальных и групповых субъектов в обществе. И.Е.Задорожнюк Психологический журнал ХРОНИКА СОБЫТИЙ Третий международный междисциплинарный научно-практический симпозиум Приглашение Москва, 8-10 октября 2001 г.

Институт психологии РАН (лаборатория психологии рефлексивных процессов) приглашает принять участие в Международном симпозиуме “Рефлексивные процессы и управление”, проводимом в Москве 8-10 октября 2001 г. ОСНОВНЫЕ ТЕМАТИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ 1. Рефлексивные процессы и управление (методологические, теоретические и методические аспекты). 2. Рефлексия и деятельность. Рефлексия и творчество. 3. Развитие рефлексивных способностей. 4. Математические модели рефлексивных процессов и рефлексивного управления. Рефлексивные процессы и синергетика. Рефлексивные процессы и искусственный интеллект. 5. Рефлексивные процессы в различных сферах деятельности и управления: – социальное проектирование и развитие, управление обществом, политика, экономика;

– информационные войны, информационная и информационно-психологическая безопасность, массовые коммуникации;

– информатизация общества, системы поддержки принятия решений, организация и поддержка сообществ в Интернет;

– культура и образование, религиозная деятельность и межконфессиональные отношения;

– установление взаимопонимания и доверия между представителями различных народов;

– прогнозирование и нейтрализация различных типов конфликтов в обществе, миротворческая деятельность и др. 6. Проблемы построения гражданского общества в России (рефлексивные аспекты). 7. Горячие точки и горячие проблемы планеты (рефлексивный анализ). Планируется проведение секций и круглых столов, темы которых будут уточнены в процессе подготовки к симпозиуму. Планируются презентации (организаций, проектов, изданий, разработок и др.). В симпозиуме примут участие специалисты из России, Белоруссии, Молдовы, Украины, США, Канады и ряда других стран. Рабочие языки симпозиума: русский и английский.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ Адрес: 129366, Москва, Ярославская 13. Институт психологии РАН, Лаборатория психологии рефлексивных процессов, Лепский В.Е. Факс: (095) 282-92-01 E-mail: lepsky@online.ru (lepsky@psychol.ras.ru) http://www.reflexion.ru Оргкомитет НОВЫЕ КНИГИ Рефлексивное управление. Сборник статей. Международный симпозиум. 17-19 октября 2000 г., М. / Под ред. В.Е.Лепского М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2000. 192 c.

В сборнике представлены 20 статей, распределенных по семи разделам. Лефевр В.А. (СССР). Логика рефлексивных игр и рефлексивное управление 1. (методологические, теоретические и методические аспекты) Н.Д.Гордеева, В.П.Зинченко (Россия). Рефлексивное управление как условие осуществления движений и построения целесообразного действия Журавлев Г.Е. (Россия). Рефлексивное управление в парадигме активных систем Журавлев Г.Е. (Россия). Выявление навыков рефлексивного управления по результатам MMPI Лепский В.Е., Степанов А.М. (Россия). Рефлексивное управление в тоталитарных сектах 2. Иванов Ф.Е. (Россия). Рефлексивная культура как основа психологии безопасности профессиональной деятельности Розин В.М. (Россия). Понятие рефлексии в философии и современной методологии Солнцева Г.Н. (Россия). Рефлексия и деятельность 3. Беляев И.П., Капустян В.М. (Россия). Рефлексивное управление в процессах восприятия произведений искусства Боршевич В., Лепский В., Олейник В., Тудос В. (Молдова, Россия). Информационно-логические модели рефлексивных систем Григорьев Э.П. (Россия). Рефлексивный синтез альтернатив в метрике “золотого сечения” Петровский В.А. (Россия). Алгебра когито в трансценденциях Таран Т.А. (Украина). Многозначные булевы модели рефлексивного выбора Lewis Dudley Miller (USA). Reflexive determination of the essential singularity structure of Decision theoretic multi-attribute utility functions 128 4. НОВЫЕ КНИГИ Норсин Джон (США). Mathematics, BioFusion and Reflexive Control for Sentient Machines 5. Бирштейн Б. (Канада), Боршевич В.И (Молдова) Рефлексивные структуры и фондовые рынки 6. Кононогов С.А., Кудряшов А.С., Кретов В.С., Фролов И.В. (Россия) Практические аспекты использования механизмов рефлексивного управления при создании информационно-аналитических технологий в политологии Лепский В.Е. (Россия) Рефлексивный анализ политического PR в России: аспект построения гражданского общества 7. Ионов М.Д. (Россия) Интеллектуальная поддержка принятия решения в рефлексивном управлении противником Ионов М.Д. (Россия) Роль мыслительного эксперимента в рефлексивном управлении противником. Сборник представляет интерес как для исследователей, так и для практиков из широкого круга областей знаний: психологии, социологии, политологии, педагогики, экономики, информатики, искусственного интеллекта и др.

Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. Издание третье. М.: Институт психологии РАН. 2000. 136 с., илл.

Первое издание “Конфликтующих структур” вышло в 1967 году. Вряд ли тогда кто-либо мог предугадать, какое влияние окажет эта книга на мировоззрение конца двадцатого века. Во время ее первого издания в нашей стране всё, связанное с обсуждением человеческого сознания, находилось под идеологическим контролем. Однако автор, используя термин «рефлексия», вывел проблему сознания из-под идеологического колпака. Сразу же начали появляться работы и целые научные направления, связанные с исследованием рефлексии. Сегодня трудно себе представить, что до появления книги В.Лефевра рефлексия, за пределами профессиональной философии, понималась лишь как досадное качество интеллигента, который много размышляет, но мало действует. Такие общеупотребительные сегодня понятия как способность к рефлексии, реф НОВЫЕ КНИГИ лексивное управление, ранг рефлексии, рефлексивные игры были введены либо в этой книге, либо в работах автора, предшествовавших ей. Важным достижением автора было введение понятия рефлексивной системы. Именно это понятие и теоретические схемы, предложенные автором, позволили представить крупномасштабные социальные явления, такие, как, например, информационная война, в виде взаимодействия макросубъектов, способных многократно отражать друг друга и проводить рефлексивное управление. Теория В.Лефевра оказала существенное влияние и на зарубежную мысль. Не случайно такие выдающиеся философы, как Карл Поппер и Анатоль Рапопорт, сочли необходимым принять участие в широкой дискуссии вокруг работ В.Лефевра, развернувшейся на Западе. Интересно отметить, что один из самых удачливых биржевых игроков нашего 129 времени, Джордж Сорос, описывая свою методологию воздействия на мировые фондовые рынки, использовал понятия, по существу, совпадающие с теми, которые были ранее введены В.Лефевром. У этой книги есть еще один аспект – космический.Авторполагает,чторефлексивные системы неслучайны во Вселенной. Еще в 1967 году он видел задачу будущей космологии в том, чтобы «включить биологическую действительность в картину мира как некоторую “норму”, которая в ней естественна и необходима». Эти слова есть одна из первых формулировок знаменитого антропного принципа, без которого немыслима современная космология. Переиздание данной монографии В.Лефевра связано с подготовкой к Международному симпозиуму «Рефлексивное управление» (Институт психологии РАН, 17-19 октября 2000 г.). В.Е.Лепский Институт психологии РАН Б.Бирштейн. Россия великих потрясений. Драмы новейшей истории. Кишинев. Концерн «Пресса», 2000. 255 c.

Эта книга – попытка проанализировать, что произошло в России за последние 10-15 лет. Автор известен во многих странах мира как крупный бизнесмен, талантливый менеджер, экономический советник президентов нескольких стран СНГ. Однако далеко не все знают, что Борис Бирштейн еще и ученый с мировым именем. Профессор, доктор экономики и философии, он написал ряд монографий и публицистических книг, в которых делится своим опытом в области разработок технологий экономических реформ для стран, где процесс перехода от обобществленной к частной собственности протекает болезненно и длительно. Его статьи о теневой экономике и о том, как заставить ее работать на государство, заинтересовали экономистов-практиков и 130 ученых во многих странах. Общественное признание получила деятельность Бирштейна по урегулированию сложных социальных конфликтов, в частности благодаря его усилиям был положен конец военному конфликту в Преднестровье – регионе независимой Молдовы, одной из республик стран Содружества на территории бывшего Союза. Автор ставит сложнейшую задачу – осмыслить экономический, политический, социальный, психологический опыт так называемой перестройки и постперестроечного периода, стремится помочь странам, занимающим огромную территорию, населенным сотнями миллионов людей, влияющим на расстановку сил в мировом экономическом и политическом пространстве, построить такое общество, которое бы не только перестало быть потенциальным очагом социальных и политических катастроф в мире, но внесло бы свою лепту в построение общего планетарного дома. И в особенности это касается России – гаранта, без которого трудно представить себе международную экономику и политику Старого и Нового Света. Бирштейну удалось внести существенный вклад в решение поставленной задачи. Успех связан как с постановкой «тонких» вопросов, за решение которые не берутся аналитики высоких рангов, так и с использованием для получения ответов методов рефлексивного анализа, с фиксацией рефлексивных процессов при принятии стратегических решений, с выявлением доминирующих структур сознания политических лидеров. При объяснении произошедших событий и выдвижении прогнозных гипотез автор гармонично сочетает объективные тенденции развития и субъективный вклад персонажей мировой политической и экономической арены.

НОВЫЕ КНИГИ Важнейшие вопросы, поставленные в данной работе: – Каким образом несколько тысяч человек, как бы они себя ни называли, демократами или как-то иначе, смогли сдвинуть с места гигантскую империю СССР и перевести ее движение на совсем другую орбиту? – Как создавались кумиры и каковы технологии их разрушения? – Какиесилысмоглиизменитьментальность граждан государства, которое казалась монолитом? – Как рождались программы экономического преобразования, в корне противоречащие специфике России? – Перестройка без руля и ветрил – это ошибка или предательство? – Пирровы победы независимости – историческая предопределенность или стратегия заинтересованных? – Упущенные возможности – обратим ли процесс? – Коррупция, воровство, теневая экономика – три источника и три составляющие части «российского капитализма» – Следствия социально-экономической генетики бывшей империи или новообразования неудавшейся реформы? – Скандалы в «благородном семействе»: безнравственность или новые технологии завоевания политико-экономического пространства? – Россия на пороге третьего тысячелетия: выберет ли она наконец-то лидера государственного созидания или, опять упустив шанс, продолжит идти по дороге нереализованных возможностей? Борису Бирштейну удалось ответить, или по крайней мере приблизиться к ответу на многие из поставленных вопросов. Причем важно отметить, что это сделано с пониманием специфики России и большой любовью к ней. И.Е.Задорожнюк Психологический журнал ПРЕЗЕНТАЦИИ Междисциплинарный научно-практический семинар «РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ» Начал работу новый ежемесячный семинар. Организатор: Лаборатория психологии рефлексивных процессов Института психологии РАН. Руководитель семинара: Лепский Владимир Евгеньевич. Форма работы семинара: выступления докладчиков и дискуссии, круглые столы, коллективные проектные работы и др. Места проведения заседаний: на базе организатора и выездные заседания. Первое заседание семинара состоялось 5 марта 2001 г. в форме «круглого стола» на тему: «Научное и социокультурное значение рефлексивного движения в России». Выступили: Анисимов О.С., Беляев И.П., Брушлинский А.В., Григорьев Э.П., Зенкин А.А., Лепский В.Е., Максимов В.И., Панов В.И., Петровский В.А., Розин В.М., Смолян Г.П., Степанов А.М. и др. Более 80 участников. Материалы заседания напечатаны в данном номере журнала. Второе заседание семинара, выездное (в Институте проблем управления РАН), состоялось 23 апреля 2001 г. на тему: «Рефлексивные процессы в системах поддержки управленческой деятельности». Выступили: Прангишвили И.В. (Институт проблем управления РАН). Рефлексия в управлении. Брушлинский А.В. (Институт психологии РАН). Существует ли ситуация выбора? Лепский В.Е (Институт психологии РАН). Субъектно-ориентированная концепция организации систем поддержки управленческой деятельности. Шубин А.Н. (Институт проблем управления РАН). Информационное управление и рефлексивные процессы. Максимов В.И. (Институт проблем управления РАН). Модели принятия решений в рефлексивных процессах: проблемы, парадоксы, перспективы. Малинецкий Г.Г. (Институт прикладной математики РАН). Русло и джокеры в контексте рефлексивного управления. Григорьев Э.П. (Российская академия госслужбы при Президенте РФ). Рефлексивный синтез альтернатив в системе принятия решений. Фролов И.В. (НИЦИ при МИД России). Информационно-аналитический программный комплекс «Дипломат»: рефлексивные аспекты. Фролов Ю.В. (Московский государственный педагогический университет). Стимулирование рефлексивных процессов в условиях использования интеллектуальных систем. Абрамова Н.А. (Институт проблем управления РАН). Люди и компьютеры в зеркалах взаимных отражений: аспекты принятия решений. Около 100 участников. На основе выступлений готовятся статьи в следующие номера журнала. Третье заседание семинара состоялось 28 мая 2001 г. в форме «круглого стола» на тему: «Наука и практика стратегического управления в России: рефлексивные аспекты» Вступительное слово: Лепский В.Е «Проблема становления стратегических субъектов – ключевая проблема развития России». Выступили: Анисимов О.С. (Российская академия государственной службы при Президенте РФ), Абаев Л.Ч. (Российский институт стратегических исследований), Даниленко И.С. (Академия Генштаба Министерства обороны РФ), Дудченко В.С. (Национальная гильдия профессиональных консультантов) и другие. Более 70 участников. Материалы будут опубликованы в журнале.

А.Г.Рапуто Институт психологии РАН ПАМЯТКА ДЛЯ АВТОРОВ Все материалы от авторов принимаются только в электронном виде по E-mail или на дискете. Объем статьи до 12 страниц (редактор Word, шрифт Times New Roman, размер 12, через 1,5 интервала, рисунки отдельными файлами). Литература дается в конце статьи с цифровыми ссылками на нее в тексте. К статье прилагается аннотация объемом 150-200 слов, отражающая следующие аспекты: – какая проблема (задача) сформулирована в статье;

– существующие подходы к её решению (может и не быть);

– новизна подхода автора;

– полученные результаты. К статье прилагается также краткая информация об авторе, фотография автора (файл в формате JPG), адреса, телефон, факс, E-mail (E-mail обязателен). Контакты с авторами в процессе доработки статьи производятся преимущественно по E-mail. Преимущество отдается статьям, в которых получены новые результаты.

ПРИОБРЕТЕНИЕ ЖУРНАЛА Оперативная информация об условиях приобретения журнала представлена в Интернете по адресу www.reflexion.ru За дополнительной информацией следует обращаться в редакцию журнала.

РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ No 1 июль–декабрь 2001. Том Издательство «Институт психологии РАН» 129366, Москва, ул. Ярославская, 13 Лицензия ЛР No 021044 от 25.03.1996 Подписано в печать 01.09.2001 Формат 60 х 90 1/16. Усл. печ. л. 8,5 Тираж 1500 экз. Зак. No

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.