WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО УЧЕБНИК Ответственный редактор Заслуженный юрист РФ, доктор ...»

-- [ Страница 12 ] --

— совершенствовать управление, методы эксплуатации, содержание и развитие аэродромов, средств обеспечения аэронавигации. Обе организации имеют статус межгосударственных учреждений и в качестве международных юридических лиц могут самостоятельно сотрудничать с другими подобными структурами, с другими субъектами международного права, в том числе с государствами, не являющимися членами АФКАК и АСЕКНА. Решения, принимаемые в рамках АФКАК, по своему правовому характеру представляют собой рекомендательные документы, нуждающиеся в последующем одобрении со стороны государств-членов. В рамках АСЕКНА решения, принимаемые ее главным органом — Административным советом, имеют обязательную силу с момента их принятия и специального одобрения государствами-членами не требуют. Главным органом АФКАК является Пленарная сессия стран-членов, созываемая один раз в два года. Административный совет АСЕКНА собирается на свои заседания один раз каждые три месяца. На латиноамериканском континенте решение вопросов сотрудничества в области международной гражданской авиации осуществляется на межгосударственном уровне в основном Центральноамериканской оргадеятельность в 1961 г. Ее задача состоит в непосредственном обеспечении в соответствии с региональным планом ИКАО управления воздушным движением над территориями государств региона. Свои услуги данная Организация предоставляет не только государствам-членам, но и зарегистрированным в них юридическим лицам, а также частным лицам, имеющим их гражданство и владеющим летательными аппаратами. Управление воздушным движением КОКЕСНА осуществляет на основе регламентов, действующих в контролируемом ею воздушном пространстве. Инструкции, даваемые ее службами по запросам эксплуатантов или же по собственной инициативе, обязательны для выполнения командирами летательных аппаратов. Организация управомочена информировать компетентные власти государств-членов о случаях нарушения правил воздушного движения. Сама она обязана учитывать и соблюдать правила, установленные законодательством этих государств и относящиеся к использованию воздушного пространства таковых. Руководящий орган КОКЕСНА — Административный совет, формируемый из представителей государств-участников на паритетной основе. Совет управомочен принимать решения по широкому кругу вопросов, включая изменение учредительного документа Организации — ее Устава, прием новых членов, получение и погашение займов. Все такие решения для их принятия требуют единогласия всех членов Совета. Помимо КОКЕСНА в Латиноамериканском регионе с 1973 г. действует Латиноамериканская комиссия гражданской авиации (ЛАКАК), обранизацией по обслуживанию аэронавигации (КОКЕСНА), начавшей свою зованная четырнадцатью расположенными здесь государствами, включая центральноамериканские страны и Мексику. Основная задача Комиссии состоит в координации деятельности воздушного транспорта Глава XVIII. Международное воздушное право стран-членов на основе сбора, систематизации и распространения статистической информации о международных воздушных сообщениях в регионе по пунктам отправления, назначения и транзитных перелетов, исследования общей ситуации на рынке услуг в области воздушных перевозок, практики установления тарифов, разработки рекомендаций относительно их применения, планирования мероприятий по развитию и расширению сотрудничества, особенно в части создания государствами-членами собственных внутренних механизмов обеспечения единообразного применения и соблюдения тарифов, применения в необходимых случаях соответствующих санкций. Главный орган ЛАКАК — Ассамблея, в которой представлены все государства-члены. На нее возложены функции по утверждению рабочей программы Организации и принятию обязательных к исполнению странами-участницами резолюций и рекомендаций в случае их одобрения этими странами. Обеспечение текущей деятельности ЛАКАК осуществляется Исполнительным комитетом Организации, ведущим сбор вышеупомянутых статистических данных, обсуждающим финансовые вопросы и формирующим ее бюджет. Развитию сотрудничества в области международной гражданской авиации практически всех стран Лиги арабских государств посвящена деятельность основанного в 1965 г. Совета гражданской авиации стран этой группы (КАКАС). Его работа, ведущаяся в сессионном порядке (раз в год), направлена на обеспечение координации и обмена опытом, изучение международных стандартов и рекомендованной практики ИКАО, на организацию научных исследований в различных областях деятельности международной гражданской авиации. Совет наделен правом урегулирования споров и разногласий между государствами — членами КАКАС по вопросам практической работы стран и конкретных эксплуатантов в области гражданской авиации, по оказанию помощи в области технической и в части подготовки специалистов по обслуживанию самолетного парка и других служб, существующих в данной области. В активе КАКАС должна быть отмечена разработка проекта унифицированных нормативных актов гражданской авиации государств региона, в рамках которых в числе прочего отражены положения о предотвращении незаконных актов, угрожающих безопасности гражданской авиации, определены правомочия командира и других членов экипажей гражданских воздушных судов. Сотрудничество в области регулирования деятельности гражданской авиации между странами — бывшими союзными республиками СССР осуществляется преимущественно на основе двусторонних соглашений. Однако все такие соглашения учитывают в качестве базовых положения Соглашения о гражданской авиации и об использовании воздушного пространства от 21 декабря 1991 г. В соответствии с этим документом был провозглашен подвергшийся затем обоснованной критике специалистов-международников тезис «единого воздушного пространства» государств — членов Содружества, что не сообразовалось ни с принципом государственного суверенитета в отношении воздушной территории каждой страны, ни с реальной последующей практикой в этой области. Необходимую корректировку в этот вопрос внесло заключенное вскоре (15 мая 1992 г.) Соглашение об использовании воздушного пространства госу Литература дарств — членов СНГ, которое закрепило все установившиеся в международной практике принципы использования гражданской авиации в международных сообщениях. С учетом его положений был образован и функционирует в качестве координирующего органа Межгосударственный авиационный комитет (МАК). Важным элементом деятельности МАК является разработка проектов соглашений о сотрудничестве в сфере развития и поддержания международных воздушных сообщений между странами СНГ и государствами Западной Европы, Америки, Азии и Африки. Об эффективности работы МАК свидетельствует, в частности, тот факт, что рекомендованные им системы сертификации авиационной техники и стандарты восприняты практически всеми странами — членами СНГ и в результате включения таковых в заключаемые ими соглашения получили статус международных. Контрольные вопросы и задания 1. Что представляет собой международное воздушное право? 2. Как соотносится международное воздушное право с международным публичным правом в целом? 3. Какие отраслевые юридические принципы лежат в основе международного воздушного права и какая характеристика может быть им дана? 4. Какие виды воздушного пространства являются объектом регулирования нормами международного и национального воздушного права? 5. В чем состоят особенности правового режима суверенного и открытого воздушного пространства? 6. В чем состоят цели и формы деятельности ИКАО;

какова структура и юридический статус этой международной организации? 7. Как может быть охарактеризован вклад ИКАО в нормообразовательный процесс в международном праве? 8. Какие важнейшие международные многосторонние договоры следует упомянуть в связи с развитием правового регулирования международного воздухоплавания? 9. Что такое «свободы воздуха» и как могут быть охарактеризованы конкретные из таковых? 10. Какие международные межгосударственные организации участвуют в регулировании коммерческого воздухоплавания в различных регионах земного шара?

Литература Большой юридический словарь. 2-е. изд. / под ред. А. Я. Сухарева и В. Е. Крутских. М., 2000. Словарь международного права / ред. коллегия: Б. М. Клименко, В. Ф. Петровский, Ю. М. Рыбаков. М., 1982. Словарь международного воздушного права / отв. ред. Ю. Н. Малеев. М., 1988. Бордунов В. Д. Правовой механизм деятельности международных авиационных организаций. М., 1989. Бордунов В. Д., Котов А. И., Малеев С. Н. Правовое регулирование международных полетов гражданских воздушных судов. М., 1988. Верещагин А. Н. Международное воздушное право. Проблемы международно-правового регулирования воздушных сообщений. М., 1966.

19- Глава XVIII. Межд) народное воздушное право Грязное В. С. Международные авиаперевозки (Правовые вопросы). М., 1982. Дежкин В. Н. Правовое регулирование международных воздушных сообщений. М., 1987. Курс международного права: в 7 т. М., 1992. Т. 5. Малеев Ю. Н. Международное воздушное право. Вопросы теории и практики. М., 1986. Малеев Ю. Н. Воздушный кодекс Российской Федерации и международное право // Московский журнал международного права. 1997. № 4. Малеев Ю. Н., Подберезный В. А. Полет без посадки. М., 1996. Мезенцев А. В. Современные международно правовые вопросы управления воздушным движением // Московский журнал международного права. 1997. № 2. Международное воздушное право / отв. ред. А. П. Мовчан. VI., Подберезный В. А. Через «открытое небо* к «открытому воздушному пространству» // Московский журнал международного права. 1993. № 2. Сапрыкин Ф. И. Международно-правовые проблемы использования воздушного пространства государств — участников СНГ // Московский журнал международного права. 1993. № 4. Сапрыкин Ф. И. Правовой режим воздушного пространства участников СНГ // Московский журнал международного права. 1996. № 4.

1980-1981. Кн. 1 и 2.

ГЛАВА XIX. МЕЖДУНАРОДНОЕ КОСМИЧЕСКОЕ ПРАВО § 1. Становление международного космического права Космос — сложное геофизическое понятие;

он является частью галактической территории, родовым понятием для планетарной территории, вбирая в себя такие компоненты, как само космическое пространство и присущие ему особенности, которые можно условно рассматривать по аналогии с тем, что наблюдается на Земле, в качестве «процессов», а также различные виды естественных небесных тел, как заселенных, так и не имеющих условий для существования цивилизаций. В связи с началом освоения космоса с Земли он представляет собой также и юридический феномен, для которого основополагающими являются как понятие общего достояния человечества в виде космического пространства и небесных тел, так и понятие квазигосударственной (или юрисдикционной) территории, представленной искусственными небесными телами — спутниками, орбитальными станциями, предполагаемыми станциями (базами) на естественных небесных телах, находящимися под юрисдикцией государств. Международные космические отношения, обусловленное ими международное космическое право и тесно связанная с ними отрасль науки международного права, изучающая обе первые категории, появились примерно во второй половине XX в. и относятся к категории так называемых новейших. Для первого периода развития отрасли — примерно 50—60-е годы XX в. — характерны национальные действия по освоению космической техники, разовые пробные запуски управляемых с Земли космических аппаратов, а также соответствующий достигнутому уровню отношений способ регулирования — при помощи морально-политических норм, создаваемых в рамках международных межгосударственных организаций, в основном Комитетом по мирному использованию космоса, созданным Генеральной Ассамблеей ООН в 1959 г. в составе 24 государств (ныне — 61 государство). В доктрине этот период получил название «доспутниковый», хотя первая пробная ракета на жидком топливе была запущена 17 августа 1933 г. с подмосковного полигона, а в 1945 г. была закончена разработка проекта советской высотной ракеты для подъема двух человек и научной аппаратуры на высоту 190 км 1. Доктрина этого периода характеризуется прогностическими работами и поисками путей формирования будущего сотрудничества. В отечественной науке это направление было представлено работами Е. К. Коровина, Э. Г. Василевской, В. С. Верещетина, Г. П. Жукова, Ю. М. Колосова, А. С. Пирадова и др., в зарубежной — М. Макдугала, С. Лэя, У. Дженкса, X. Таубенфельда, Ф. Фоссета и др.

В мае 1957 г. в СССР был сдан в эксплуатацию первый стартовый комплекс, 4 октября того же года был запущен первый искусственный спутник Земли, и только через полгода на орбиту был выведен спутник США.

19* Глава XIX. Международное космическое право Заложенный в первый период космического сотрудничества элемент противостояния систем, в первую очередь СССР и США, дал впоследствии свой результат в виде искусственного разделения космоса на две различные по правовому режиму части — космическое пространство и естественные небесные тела, что следует из содержания ст. IV Договора по космосу 1967 г., причем только в отношении последних был установлен режим полной демилитаризации и нейтрализации. Второй период характеризуется созданием правовой базы новой отрасли и формированием международного космического права как отрасли международного права. В сжатый период времени вступили в силу Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 г. (в дальнейшем — Договор по космосу 1967 г.), Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство 1968 г. (Соглашение о спасании 1968 г.), Конвенция об ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами 1972 г. (Конвенция об ответственности 1972 г.), Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство 1975 г. (Конвенция о регистрации 1975 г.), сложился ряд обычаев — о прохождении без особого разрешения космического аппарата через воздушное пространство других государств при выходе на орбиту, при смене траектории полета и приземлении, об определении границы между суверенным воздушным и международным космическим пространством. И И. Лукашук с полным основанием охарактеризовал второй период как «моментальное» право1. Доктрина, как отечественная, так и зарубежная, характеризовалась осмыслением принятых документов в связи с появлением новых видов сотрудничества государств. Так, две монографии Э. Г. Василевской посвящены разработке статуса и режима Луны и других небесных тел и их ресурсов, монографии В. С. Верещетина, В. В. Маркова, В. Д. Бордунова, М. Н. Штерна, А. А. Рубанова также в качестве генерального направления космического сотрудничества рассматривали мирное его развитие и связанные с ним преимущества. Зарубежная доктрина, представленная, в частности, работами Ф. Нозари (Швеция), Ч.Дальфена (Канада), П. Демблинга (США), А. Кокки (Испания), в целом разделяла указанные позиции, но при этом имелся общий для всех работ недостаток — они не противодействовали на своем уровне планам милитаризации космического пространства. Особенности третьего периода развития отрасли, от последнего десятилетия XX в. и до настоящего времени, состоят в следующем: а) пополнился субъектный состав отрасли за счет упрочения статуса межгосударственных космических организаций временного и постоянного характера;

Лукашук И. И. Международное право. Особенная часть. М., Гл. XI. 1997. Т. 2.

§ 1. Становление международного космического права б) увеличилось число государств, принимающих участие в космиче1 ской деятельности ;

в) началось активное развитие так называемой новой космической экономики, ведущей к коммерциализации космоса;

г) активизировались усилия доктрины по уточнению и расширению понятийного аппарата отрасли. Проходившая в 1999 г. в Вене Всемирная конференция по космосу ЮНИСПЕЙС-3 (ЮНИСПЕЙС-1 состоялась в 1969 г., ЮНИСПЕЙС-2 — в 1982 г.) уделила значительное внимание именно мирному использованию космоса. Обзор деятельности ООН фиксирует заявления целого ряда государств о недопущении гонки вооружений в космическом пространстве;

национальные доклады Алжира, Египта и других стран содержали требования привести режим космоса в соответствие со статусом территорий, являющихся общим достоянием человечества, что означает в первую очередь запрещение использования его в военных целях. В завершившей Конференцию 1999 г. Венской декларации о космической деятельности и развитии человеческого общества неоднократно (пп. «е», «ei», «fiv» и др.) обращалось внимание государств на необходимость мирного использования космоса, без чего никакая космическая деятельность не может быть сопряжена с понятием «благо человечества». Российская доктрина конца XX — начала XXI в., как и зарубежная, не изменила в целом свои позиции относительно способа действий государств в космосе. В большей части работ, например в работах Г. П. Жукова, А. В. Яковенко и других, намечаются новые для отрасли проблемы, связанные с увеличением объема и появлением новых видов космических отношений. Так, поставлены вопросы о возможности использования иных, кроме юридических, социальных норм, о необходимости изучения и урегулирования проблем с разработкой естественных ресурсов Луны и других небесных тел, о статусе экипажей и туристов орбитальных станций и ИСЗ, наземных объектов, связанных с космической деятельностью, в частности центров управления полетами и обработки космической информации, платформ для запуска;

обсуждаются вопросы о всех видах космической безопасности — военно-политической, экологической, информационной. Очевидные экономические выгоды коммерческого использования космоса поставили вопрос о частноправовых отношениях и допуске к космической деятельности не только государств На конец 2002 г. космической деятельностью занимается почти треть государств мира;

в космосе одномоментно находятся около 800 только действующих КА и ИСЗ. В 2002 г. с космодрома Байконур (Казахстан) российская ракета «Днепр-1» вывела на орбиту шесть космических аппаратов, принадлежащих Италии, Аргентине, США, Германии, Великобритании, Саудовской Аравии. В этот же период Россией, США, Норвегией и Украиной создана и функционирует передвижная платформа для запуска ИСЗ, действует Международная космическая станция (МКС — ISS), регулярно принимающая интернациональные экипажи. МКС снабжается космическими «грузовиками» — транспортными КА России и США (системы «Шаттл», «Прогресс», «Протон»).

Глава XIX. Международное космическое право и создаваемых ими межгосударственных организаций, но и физических 1 лиц и их объединений. Таким образом, третий период свидетельствует о принципиально новых подходах к космической деятельности и ставит перед государствами общую задачу незамедлительной и эффективной регламентации всех видов использования космоса. Международное сотрудничество в исследовании и использовании космоса. Сотрудничество государств в космической области осуществляется в двух направлениях — в области фундамент&чьной науки и так называемого прикладного космоса. Так, успешно используется способ дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) из космоса, который дает ощутимые результаты в геологических и геодезических исследованиях, даже в археологии. Он результативен при осуществлении контроля за состоянием окружающей среды, при учете стока вод при таянии ледников, дающих до 90% пресной воды на Земле, при выявлении разломов земной коры, залегании полезных ископаемых. В то же время сведения о ресурсах и экономическом положении зондируемого государства, ставшие объектом свободного доступа, могут быть использованы во вред интересам зондируемого государства. В связи с этим рабочая группа по ДЗЗ Комитета Генеральной Ассамблеи ООН по космосу предложила XLI сессии Генеральной Ассамблеи ООН принять резолюцию «Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космоса». В соответствии с ней государства должны придерживаться следующих правил: — осуществлять ДЗЗ на благо и в интересах всех стран;

— осуществлять ДЗЗ в соответствии с международным правом;

— предоставлять возможность другим государствам участвовать в такой деятельности и обеспечивать доступ зондируемых государств к се результатам;

— действовать таким образом, чтобы не нарушались интересы последнего путем неправового использования информации о его ресурсах;

— по возможности обеспечивать развивающимся странам преимущественное право доступа к данным ДЗЗ. Сотрудничество государств в области космической связи с использованием искусственных спутников Земли (ИСЗ), решения прямой задачи ускорения связи и использования прямой связи с объектами как на Земле, так и в космосе способствует научным и культурным обменам, спасательным работам в любой части Земли, в организации навигации и других областях. Для регламентации отношений в этой области в 1982 г. XXXVII сессией Генеральной Ассамблеи ООН была принята резолюция «Принципы использования государствами искусственных спутников Земли для международного непосредственного телевизионного вещания». В соответствии с ней деятельность такого рода должна осуществляться: — в интересах всеобщего мира и безопасности;

Так, до 2006 г. странами — членами космическою клуба предполагается запустить около 1700 ИСЗ, причем 1200 из них — в коммерческих целях. Доход от спутников связи ежегодно составляет не менее 100 млрд долл. К. 2020 г. «Даймлер-Крайслер» планирует построить на Луне отель для туристов, а турецкие предприниматели планируют оказание услуг по захоронению праха на орбите.

§ 2. Понятие и источники международного космического права — в соответствии с международным правом;

— без дискриминации при допуске государств к соответствующим технологиям и пользованию результатами такой деятельности. Резолюция обязывает государства воздерживаться от передач, имеющих антигуманный характер, осуществлять вещание на чужую территорию только при явно выраженном согласии государства — собственника территории, нести ответственность за национальную деятельность в связи с прямым радио- и телевещанием, осуществляемую правительственными органами, организациями, частными лицами. В этих целях «Принципы...» обязывают государства информировать Генерального секретаря ООН, сообщество государств и государство, на территорию которого планируется вести вещание. Международное сотрудничество государств осуществляется через международные межгосударственные организации: в области морской спутниковой связи — через Международную организацию подвижной спутниковой связи (ИНМАРСАТ);

в поисках терпящих бедствие судов, самолетов, в предупреждении о стихийных бедствиях и оказании чрезвычайной помощи КОСПАС — САРСАТ;

через Российскую глобальную навигационную спутниковую систему (ГЛОНАСС) и Американскую глобальную систему определения местоположения осуществляется навигационная помощь. Кроме того, сотрудничество осуществляется на региональном и двустороннем уровнях. Так, правительства Канады, государств — членов Европейского космического агентства (ЕКА), России и США заключили Соглашение о создании и использовании Международной космической станции (МКС), успешно функционирующей на космической орбите. § 2. Понятие и источники международного космического права Анализ нормативного пакета, регулирующего отношения государств в связи с исследованием и использованием космоса, свидетельствует, во-первых, о его значительном объеме;

во-вторых, о наличии особого объекта регулирования;

в-третьих, о некоторых особенностях нормотворчества, которое началось именно с универсальных документов, причем с существенным преобладанием элементов не столько кодификации, сколько прогрессивного развития;

в-четвертых, о сложившейся иерархии норм, во главе которой находятся основные принципы международного права, в соответствии с требованиями которых формируются специальные принципы отрасли (последнее свидетельствует уже о наличии системы, что очень важно для оценки факта существования отрасли как единого целого). Таким образом, можно констатировать факт существования новой отрасли в системе международного права и определить ее как систему юридических норм, договорных и обычных, регулирующих отношения, возникающие между субъектами международного права в связи с исследованием и использованием космоса, представляющего собой общее достояние человечества. Источники международного космического права. Под источниками международного космического права следует понимать международные договоры и обычаи, в форме которых при соблюдении общепризнанных процедур принятия объективируются юридические нормы отрасли.

Глава XIX. Международное космическое право С учетом сказанного ранее источниками отрасли в узком смысле слова, без учета основных принципов международного права, являются многосторонние (в том числе универсальные и региональные) и двусторонние договоры и обычаи. Особое место среди них занимают кодифицирующие универсальные договоры (например, Договор по космосу 1967 г.) и договоры, представляющие собой учредительные документы межгосударственных космических организаций (например, Соглашение о Международной организации спутниковой связи (ИНТЕЛ CAT) 1968 г.). Особое место среди источников отрасли занимает Договор по космосу 1967 г.: 1) создавший систему специальных принципов отрасли, таких как запрещение национального присвоения космического пространства, свобода исследования и использования космоса для всех государств, международная защита космоса от антропогенного загрязнения;

2) определивший круг субъектов отрасли, допускаемых к космической деятельности;

3) обозначивший основные институты отрасли;

4) определивший принципы ответственности. Основной пакет документов отрасли соответствует требованиям генерального акта: так, в соответствии со ст. V было разработано Соглашение о спасании 1968 г., ст. VI—VII — Конвенция об ответственности 1972 г., ст. VIII — Конвенция о регистрации 1975 г., ст. IX—X — Соглашение о Луне 1979 г. Перечисленные нормативные акты имеют еще одно важное качество — все они не имеют ограничений членства и действия во времени и пространстве (последнее достигается применением термина «космос» в широком смысле слова). Условно к источникам отрасли относятся отдельные положения договоров, связанных с космической деятельностью или пространством, например: Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1996 г., Конвенции о запрещении использования природной среды в военных или любых враждебных целях 1977 г., Конвенции об оперативном оповещении о ядерной аварии 1986 г., уставные договоры международных космических организаций. Для отрасли существенное значение имеют обычно-правовые нормы, которые, как указывалось ранее, регулируют границы воздушного и космического пространства, вход космических аппаратов и искусственных спутников Земли в суверенное воздушное пространство других государств. Важнейшие из них также имеют универсальный и вневременной характер, как и перечисленные писаные нормы. Можно предположить, что роль обычая будет возрастать, так как за последние два десятилетия пакет отраслевых документов универсального действия не пополнялся. Последнее обстоятельство в известной мере спровоцировало обращение к морально-политическим нормам, особенно при регулировании новых видов космических отношений. Так, последовательно Генеральной Ассамблеей ООН были приняты следующие резолюции, подготовленные Комитетом Генеральной Ассамблеи по космосу: в 1982 г. — Принципы использования государствами искусственных спутников Земли для международного непосредственного телевещания, в 1986 г. — Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космо § 2. Понятие и источники международного космического права са, в 1992 г. — Принципы, касающиеся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве. Определенную сложность при классификации источников вызывают те из них, которые, будучи созданными государствами, регулируют трансграничные экономические (имущественные) космические отношения между физическими лицами и их организациями. Они имеют все признаки источников международного частного права, но их отличие от последних заключается в особой роли государств, на которые в соответствии с Договором по космосу 1967 г. и Конвенцией об ответственности 1972 г. возлагается обязанность контроля и участия в возмещении ущерба, причиненного субъектами, допущенными к космической деятельности на основании национального права. Многие государства — участники космической деятельности имеют законодательство о коммерческой деятельности в космосе. В США действует Закон об аэронавтике и исследовании космического пространства 1958 г., Закон о коммерциализации дистанционного зондирования Земли 1984 г. с дополнениями 1998 г. и др., в Швеции — Закон о космической деятельности 1982 г., в Великобритании — Закон о космическом пространстве 1986 г., в Италии — Закон об учреждении национального центра космических исследований 1988 г., в России — закон «О космической деятельности» 1993 г. с последующей редакцией в 1996 г., аналогичные законы были приняты в Китае, во Франции и других странах. Упомянутый Закон России 1993/96 гг. выстроен в соответствии с требованиями международного права. Так, положения ст. 4, 17, 20 полностью соответствуют основным принципам международного права и специальным принципам отрасли, остальные положения — универсальным источникам отрасли. Кроме того, Россия берет на себя обязательства не вести космическую деятельность, запрещенную ее международными договорами, ежегодно публиковать информацию о выполнении Федеральной космической программы России, создаваемой Российским космическим агентством и Минобороны России, информировать в случае необходимости иностранные государства о запуске и посадке космических объектов Российской Федерации и сотрудничать с ними, отвечать за причинение вреда в результате космической деятельности как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами. В соответствии с Законом и Положением о лицензировании космической деятельности, осуществляемой юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, от 14 июня 2002 г. Россия допускает к космической деятельности в разрешительном порядке своих и иностранных граждан, а также создаваемые ими объединения, однако ограничивает сферу их деятельности испытаниями, изготовлением, хранением, подготовкой к запуску, запуском и управлением космическими полетами. Остальные виды деятельности, перечисленные в Законе, осуществляются государством. Права государства перечислены в ст. 5—9 и других статьях Закона. На основании Закона, универсальных актов отрасли заключаются международные договоры России с иностранными государствами и межгосударственными организациями. Так, в 1998 г. между Правительством России и Европейским космическим агентством было заключено Соглашение относительно особого порядка ввоза и вывоза товаров для сотрудничества в исследовании и использовании космического пространства Глава XIX. Международное космическое право в мирных целях, в 2000 г. вступило в силу Соглашение о создании в рамках СНГ Межгосударственной финансово-промышленной группы «Интернавигация» по внедрению современных спутниковых технологий для развития навигационной инфраструктуры СНГ на основе взаимовыгодной экономической деятельности как самими государствами, так и их предприятиями и другими хозяйствующими субъектами. § 3. Объект международного космического права Объектом международного космического нрава в самом общем смысле слова являются правомерные космические отношения, возникающие между государствами и создаваемыми ими межгосударственными космическими организациями. Для уточнения видов таких отношений и их дифференциации возможно использование в известной мере условного понятия предмета отношения как несущего более конкретную информацию. В качестве материальных объектов (предметов) можно рассматривать то, что предполагает возникновение космических правоотношений, и в первую очередь, как указывалось ранее, само космическое пространство, его уникальные особенности или, условно говоря, «процессы» — невесомость, солнечный ветер, наличие таких геопозиций, которые дают особые преимущества расположенным на них КА и ИСЗ, как геостационарная орбита (ГСО). Геостационарная орбита расположена на высоте около 36 тыс. км над Землей в районе экватора. Она представляет собой, по определению юридического подкомитета Комитета Генеральной Ассамблеи ООН по космосу, геометрическую позицию, в которой размещенный объект ведет себя по отношению к Земле иначе, чем если бы он был размешен в каком-либо ином месте космического пространства. Геостационарный спутник — спутник Земли, период обращения которого равен периоду вращения Земли вокруг своей оси. Иными словами, это геосинхронный спутник, прямая и круговая орбиты которого лежат в плоскости земного экватора и который вследствие этого остается неподвижным относительно Земли. Такие спутники имеют огромное значение для научной, культурной, технической и иных видов деятельности государств. ГСО относится к категории ограниченных природных ресурсов, поэтому ее использование должно контролироваться сообществом. В настоящее время такой контроль осуществляется Международным союзом электросвязи (МСЭ). В соответствии со ст. 1 Устава, принятого в 1992 г., МСЭ распределяет радиочастоты спектра, способствует улучшению использования радиочастот спектра и соответствующих позиций на орбите геостационарных спутников таким образом, чтобы избежать вредных помех между радиостанциями разных стран;

ст. 44 обязывает государства «...стараться ограничить количество частот и ширину используемого спектра до минимума, а также использовать... орбиты геостационарных спутников рационально, эффективно и экономно, чтобы обеспечить справедливый доступ к этой орбите... разным странам». Следующая группа объектов представлена широким спектром естественных небесных тел. Доктрина выделяет в первую очередь те из них, которые не заселены другими цивилизациями. Со своей стороны земляне неоднократно отправляли в дальний космос послания к другим циви § 4. Субъекты международного космического права лизациям и активно участвуют в поисках их сигналов. Среди этой группы, но уже по другим критериям, следует выделить как тела, имеющие постоянные орбиты, так и не имеющие таковых;

тела, относимые наукой к категории «внеземных материалов», достигающие Земли естественным путем, — астероиды, метеоры, метеориты и принадлежащие государствам, на территории которых они обнаружены1. Правовой статус последних, включая так называемые процессы, определяется только императивными нормами отрасли и нуждается в конкретном правовом регулировании. Особый вид объекта (предмета) космических отношений представляют искусственные небесные тела, или, следуя более приближенному к нам, но весьма условному определению, — космические объекты. В этой категории находятся непилотируемые и пилотируемые космические аппараты, обитаемые и необитаемые орбитальные станции, станции и базы на Луне и естественных небесных телах. По генеральному для этой группы объектов признаку — антропогенному происхождению — сюда следует включить все то, что объединяется этим понятием, т. е. и космический мусор — бездействующие спутники или их части, другие объекты антропогенной деятельности в космосе, представляющие опасность и наносящие ущерб космической среде. По данным научно-технического подкомитета Комитета Генеральной Ассамблеи ООН по космосу, в настоящее время вокруг Земли обращается более 10 тыс. объектов, поддающихся наблюдению, и примерно 100— 150 тыс. таких, которые не могут быть обнаружены существующими ныне средствами;

20% из них являются нефункционирующими спутниками или их частями, остальные — осколками, несущимися в пространстве со средней скоростью 10 км/с. В октябре 1999 г. МКС пришлось маневрировать на орбите из-за угрозы столкновения с отработавшим разгонным блоком американской ракеты-носителя «Пегасус». К объектам международного космического права следовало бы отнести также ряд наземных объектов, без которых невозможна космическая деятельность: оборудование для запуска, стационарные и передвижные платформы для запуска, в роли которых в практике России выступила подводная лодка в Арктике, центры управления полетами, ангары для хранения и ремонта космической техники. Однако правовое решение вопросов статуса перечисленных объектов отсутствует. § 4. Субъекты международного космического права Субъектом международного космического права, с учетом общих положений международного права, являются государства и образованные ими международные межгосударственные организации, однако основные характеристики космической деятельности, осуществляемой, во-первых, на территории с особым международным режимом и, во-вторых, в особо опасных условиях, определяют следующие дополнительные Ежедневно на территорию Земли выпадает до 6 т метеоритов и метеоритной пыли. В России сбором «космического грунта» занимается Комитет по метеоритам. Присвоение метеоритов частными лицами, именуемое «метеоритным пиратством», преследуется государством.

.

Глава XIX. Международное космическое право признаки круга субъектов отрасли: признание государства субъектом отрасли не зависит от его реального участия в космической деятельности;

международные космические организации принято считать субъектами отрасли тогда, когда в дополнение к общепризнанным характеристикам большая часть их государств-членов является участниками «космического пакета» документов. Таким образом, нормы космического права адресованы двум основным группам субъектов — государствам и созданным ими организациям. Государства, реально занимающиеся космической деятельностью, соответственно степени участия и особенностям правового статуса, подразделяются на так называемые «запускающие» государства и государства регистрации. Космический объект независимо от его вида вносится в национальный регистр и ведущийся с 1961 г. Реестр Генерального секретаря ООН. Правовые последствия этого действия выражаются в том, что юрисдикция государства регистрации относительно космического объекта и его экипажа сохраняется на весь период времени от взлета до возвращения на Землю, включая пролет через воздушное пространство третьих государств. «Запускающее» государство, в том числе участвующее в запуске как член международной организации (например, по Соглашению о создании М К С каждое европейское государство — член Евросоюза и соответственно — ЕКА), рассматривается как европейский партнер, действующий через свою организацию (ст. 5, 6), имеет статус участника, осуществившего запуск, организовавшего запуск, предоставившего территорию, установки, участвовавшего в оснащении космического объекта или давшее экипажу поручение о выполнении какого-либо задания, эксперимента, включившего в состав экипажа своего гражданина или туриста. Определение статуса государства в качестве «запускающего» важно при распределении ответственности в случае аварии и причинения вреда. Международные межгосударственные организации, участники космического сотрудничества, как отмечалось ранее, могут быть участниками правоотношений и субъектами отрасли только тогда, когда большинство их участников являются сторонами Договора по космосу 1967 г. и других договоров (см. § 2). В остальном их деятельность, осуществляемая в соответствии с основными принципами международного права и специальными принципами отрасли, определяется уставными документами. В последнее время публичный характер деятельности межгосударственных космических организаций (МКО) дополнился частноправовым, коммерческим сегментом, что позволяет говорить о производственно-коммерческом или, по определению К. П.Людвига (Германия), промышленно-политическом характере ряда МКО. В качестве таких организаций на III Конференции Ю Н И С П Е Й С были названы ИНТЕЛСАТ, ИНМАРСАТ, ЕКА, ЕВТЕЛСАТ, ЕВМЕТСАТ, АРАБСАТ 1. Особую группу составляют организации системы ООН — рабочие органы главных органов ООН и специализированные учреждения «сеМеждународная организация спутниковой связи. Международная организация морской спутниковой связи, Европейское космическое агентство. Европейская организация спутниковой связи, Европейская организация по эксплуатации метеорологических спутников, Арабская организация спутниковой связи.

§ 5. Правовой режим космического пространства, естественных небесных тел мьи ООН» — ИКАО, ИМО, ФАО, ЮНЕСКО и другие, заинтересованные в результатах космических исследований. В доктрине практически не обсуждается вопрос о статусе человечества, общим достоянием которого является космос. Постановка вопроса об этом необходима не только в связи с тем, чтобы исключить из государственной практики претензии на национализацию космоса, но в большей степени для того, чтобы разработать, хотя бы в виде резолюций авторитетных международных организаций, систему или перечень обязательств государств перед грядущим и будущими поколениями. § 5. Правовой режим космического пространства, естественных небесных тел, космических объектов и космонавтов Императивные нормы, определяющие сотрудничество в космосе. Наибольшее значение для определения режима космоса в целом имеют, как указывалось ранее, возглавляющие нормативную систему отрасли, основные принципы международного права — запрещения применения силы, мирного разрешения международных споров, суверенного равенства государств, добросовестного выполнения международных обязательств, невмешательства в дела, по существу входящие во внутреннюю функцию государства (особенно в процессе дистанционного зондирования Земли из космоса), а также принципа сотрудничества государств, имеющего для космической деятельности особое значение. Наиболее актуальной является задача обеспечения безопасности в космосе, исследования и использования его только в мирных целях, что соответствует представлению о космосе как об общечеловеческом достоянии. Договором по космосу 1967 г., развивающим его положения Соглашением о Луне 1979 г. запрещаются применение силы и угрозы силой, а также любые враждебные действия в космосе или из космоса в отношении Земли. Раскрывая это требование, можно сказать, что запрещается использование космического пространства, Луны и небесных тел в качестве театра войны и военных действий как в космосе, так и в отношении Земли, для размещения военных станций, баз и укреплений, а также аналогичная деятельность в мирное время с целью подготовки военных действий. Как отмечалось, в Договоре по космосу 1967 г. (ст. IV) содержатся противоречащие рассматриваемому принципу положения о частичной демилитаризации космического пространства, и, следовательно, уместно поставить вопрос о внутренней несогласованности положений преамбулы, ст. I, III, XII с положениями ст. IV и пересмотре последней. Специальные принципы международного космического права. Специальные принципы отрасли, также определяющие режим космоса, связаны прежде всего с юридическими характеристиками космоса как территории, являющейся общим достоянием человечества, так и его уникальными геофизическими свойствами. Основополагающее значение среди специальных принципов имеет принцип, запрещающий национальное присвоение космического пространства, Луны и других небесных тел, закрепленный в Договоре по космосу 1967 г. и Соглашении о Луне 1979 г. (ст. II и XI соответственно). Указанные пространства, являясь общим достоянием (космическое пространство) и наследием (Луна) человечества, не могут быть, как подчеркивается Глава XIX. Международное космическое право в тексте, «...собственностью какого-либо государства, международной межправительственной или неправительственной организации или неправительственного учреждения или любого физического лица». Это же относится к их частям и ресурсам (см. раздел относительно геостационарной орбиты). С принципом неприсвоения связан такой важный для статуса космоса в целом императив, как свобода исследования и использования космоса на благо всех государств независимо от степени их экономического, научного развития или реального участия в космической деятельности (Договор по космосу 1967 г., ст. I;

Соглашение о Луне, ст. IV, VI). Соответственно эта свобода для держав нынешнего «космического клуба» ограничена требованием обращения добытых ресурсов на благо всех стран. Так, в случае обнаружения природных ресурсов на небесных телах государства обязаны информировать Генерального секретаря ООН, общественность, международное научное сообщество. Заинтересованные государства могут претендовать на предоставление в их распоряжение образцов грунта и минералов, доставленных на Землю с небесных тел. В случае возможной эксплуатации природных ресурсов небесных тел государства обязуются установить режим, отвечающий интересам сообщества, однако добытые минералы, образцы принадлежат добывшим их государствам. Естественно, эта ситуация потребует в дальнейшем детального правового регулирования. США планируют создание постоянных станций на Луне и Марсе в первой четверти XXI в., для чего предполагается постепенная доставка на Марс с оборудованной на Луне базы топлива, снаряжения и других припасов;

Япония, лишенная собственных энергоносителей, планирует осуществить крупномасштабную программу исследования поверхности Луны с целью добычи и отправки на Землю ценного изотопа гелия для выработки экологически чистой энергии. Программы по освоению небесных тел имеют Россия, Китай. Принцип предотвращения вредного загрязнения космического пространства тесно связан с глобальной задачей охраны окружающей среды и ею обусловлен. Его содержание обязывает государства действовать «с предосторожностью», чтобы не наносить ущерба космосу в процессе исследования и использования. Юридические обязательства государств по экологической защите космоса являются важнейшим элементом его правового режима. Статья IX Договора по космосу 1967 г. называет его в числе важнейших норм отрасли;

в дальнейшем он конкретизируется в Соглашении о Луне 1979 г., Конвенции об оперативном оповещении о ядерной аварии 1986 г., резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, материалах конференции АЭРОСПЕЙС и др. Государства обязуются использовать космос таким образом, чтобы избегать его загрязнения в результате антропогенной деятельности, предотвращать нарушение сформировавшегося равновесия космической среды, для чего необходимо контролировать деятельность ядерных установок на космических объектах, публиковать данные оценки ядерных источников энергии на борту космических объектов до их запуска (ст. VII Соглашения о Луне 1979 г. и ст. 1 Конвенции об оперативном оповещении 1986 г.).

§ 5. Правовой режим космического пространства, естественных небесных тел Во избежание наносимого ущерба, который не всегда в полной мере может быть просчитан, государства договорились объявлять районы небесных тел, представляющих научный интерес, международными заповедниками и согласовывать особые меры их защиты. Особое значение имеют обязательства государств по защите окружающей среды Земли от загрязнения из космоса. Начиная с первой стадии запуска возможны аварии, в результате которых нарушается биота Земли, наносится ущерб здоровью людей1. В настоящее время государства объединили усилия: 1) по созданию роботов по уборке космического мусора с орбит, что имеет особое значение для геостационарной орбиты, ресурс которой ограничен;

2) по применению при строительстве космических аппаратов таких материалов, которые могли бы сгорать в плотных слоях атмосферы;

3) в разработке минимально опасного топлива. Правовой режим космических объектов. Следствием деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства является наличие в нем искусственных небесных тел — пилотируемых и непилотируемых спутников Земли, космических аппаратов различных размеров и назначения, орбитальных станций, баз на естественных небесных телах, которые в доктрине объединяются понятием «космический объект» или «аэрокосмический объект». Находясь в космическом пространстве, они подчиняются действующему в космосе правопорядку, о котором было сказано ранее. Государства имеют право выводить космические объекты на околоземные и другие орбиты, осуществлять посадку на небесных телах, запуск с них, размещать на них космические объекты — установки, обитаемые и необитаемые станции на поверхности и в недрах небесных тел. Тем не менее их режим имеет ряд особенностей. Конвенция о регистрации 1975 г. требует от государства регистрации: 1) внесения его в национальный регистр и далее — в Реестр Генерального секретаря ООН;

2) нанесения маркировки, по которой в дальнейшем могла бы быть проведена идентификация объекта или его частей в случае обнаружения их за пределами государства регистрации или на международной территории в целях последующего возвращения собственнику (запуск «Радиоастрона» — уникального телескопа — на высоту 360 тыс. км осуществлялся 18 странами, государством регистрации является Россия). Космические объекты или их части, не имеющие опознавательных знаков и не зарегистрированные должным образом, возврату не подлежат. Во время нахождения в космическом пространстве на космический объект (или его части) и экипаж распространяется юрисдикция государНапример, при аварии американской космической станции «Скайлэб» в 1976 г. шлейф металлических осколков составил около 100 км, а при аварии «Колумбии» в 2003 г. площадь рассеяния обломков составила уже 72 тыс. кв. км. С повышением веса груза и общего веса космических объектов с учетом топлива для выхода на орбиту — «Шаттл» способен доставлять в космос до 30 т груза, планируемая для полета на Марс в будущем десятилетии станция будет весить примерно 700 т — площадь, подвергающаяся загрязнению, будет увеличиваться.

Глава XIX. Международное космическое право ства регистрации. Однако право собственности на космический объект, его части, установленную на нем аппаратуру, образцы, ценности любого характера, включая объекты интеллектуальной собственности, может принадлежать нескольким государствам или международной организации, а также в соответствии с нормами отрасли контролируемым государствами физическим и юридическим лицам. Положения о защите права собственности включаются в двусторонние договоры о космическом сотрудничестве. Из новейших договоренностей можно сослаться на двустороннее Соглашение между Россией и Бразилией, вступившее в силу в 2002 г., а также на Соглашение относительно сотрудничества по Международной космической станции 1998 г. между Канадой, Европейским космическим агентством, Россией, США и Японией. Уникальность последнего заключается не только в том, что каждая сторона в соответствии со сложившейся практикой сохраняет право собственности на элементы или оборудование космической станции, но также и в том, что каждая сторона (партнер) регистрирует в качестве космических объектов предоставляемые им космические элементы и соответственно распространяет на них свое национальное законодательство (ст. 5, 6 Соглашения о МКС). Правовой статус космонавтов. Институт статуса космонавтов, сформированный в соответствии с Договором по космосу 1967 г. и Соглашением о спасании космонавтов 1968 г., в последние годы пополнился обычно-правовыми нормами о статусе интернациональных экипажей и космических туристов. На одной только орбитальной станции «Мир» побывал 61 иностранец. Космонавтом — членом космического экипажа считается: 1) гражданин одного из участвующих в запуске государств;

2) выполняющий функциональные обязанности во время полета или нахождения на управляемом космическом объекте как в космическом пространстве, так и на небесном теле. До появления Соглашения о МКС было принято считать, что космонавт — член экипажа независимо от гражданства находится под юрисдикцией государства регистрации. Согласно ст. 5 Соглашения 1998 г. государство — участник Соглашения «...сохраняет юрисдикцию и контроль... над лицами из состава персонала на космической станции, находящимися внутри или снаружи ее, которые являются его гражданами». Что же касается статуса космических туристов, будь то орбитальная или расположенная на небесном теле станция, он определяется общим положением о юрисдикции государства регистрации объекта, если международными договорами не будет установлено иное. В целом же космонавты рассматриваются как посланцы всего человечества, что возлагает на государства следующие обязанности: оказывать космонавтам всемерную помощь в случае аварии, бедствия, вынужденной посадки на любой территории;

предоставлять терпящим бедствие на небесных телах лицам укрытие на своих станциях, сооружениях, аппаратах и других установках;

информировать Генерального секретаря ООН и государство регистрации об обнаружении космонавтов и принимаемых для их спасания мерах, а также о любых установленных ими явлениях в космическом пространстве и на небесных телах, которые могли бы создавать угрозу жизни и здоровью человека;

незамедлительно воз § 6. Международно-правовая ответственность в связи с деятельностью в космосе вращать космонавтов;

сотрудничать с другими государствами, в первую очередь с государством регистрации, в принятии необходимых мер для сохранения жизни и здоровья космонавтов и их возвращения;

использовать ресурсы своих космических объектов на небесных телах и в космическом пространстве для поддержания жизнедеятельности экспедиций.

§ 6. Международно-правовая ответственность в связи с деятельностью в космическом пространстве Несмотря на то что доктрина конца XX в. все более склонялась к концепции автономизации отраслевой ответственности, общие положения отрасли ответственности в международном праве, касающиеся квалификации правонарушений, видов и форм ответственности, случаев освобождения от ответственности, применимы и к космическому праву. Космическая деятельность субъектов международного права подчинена императивам основных принципов международного права, в соответствии с которыми к наиболее тяжким международным правонарушениям (преступлениям) относятся: развязывание и ведение военных действий в космосе;

превращение космоса в театр войны или военных действий иным образом, несовместимым с мирным использованием космоса;

использование космоса для ведения военных действий против Земли;

милитаризация космоса (например, испытания ядерного оружия, размещение на небесных телах баз и сооружений военного характера, вывод на околоземную или окололунную орбиты объектов с оружием массового уничтожения;

военное или иное любое применение средств воздействия на космос, которое может иметь широкие, долгосрочные или сопоставимые с ними серьезные последствия, используемое в качестве способов разрушения, нанесения ущерба, причинения вреда любому другому государству). В этих и аналогичных случаях виновные государства или межгосударственные организации несут ответственность нематериального и материального характера, связанную с применением как вооруженной силы, так и иных способов ограничения суверенитета и дополненную ответственностью физических лиц, персонифицирующих государство. Остальные деяния могут рассматриваться как деликты, возникающие в результате нарушения иных, чем основные принципы, норм международного права. Деликтом являются деяния, нарушающие положения Конвенции о регистрации 1975 г. (например, несообщение Генеральному секретарю ООН и международному сообществу сведений об экспедициях на небесные тела;

нерегистрация запущенного в космос объекта;

непредставление МАГАТЭ сведений об аварии и возможном заражении Земли радиоактивными материалами). Еще одна категория деяний характеризуется наличием ущерба, но причиненного без умысла, в результате деятельности, не запрещенной международным правом. Обязанность возмещения ущерба и в этом случае не отрицается, но касается только возмещения причиненного ущерба и не отягощается санкциями. В известной мере можно говорить и о связанном с отраслью космического права институте уголовных преступлений международного характера. По крайней мере два состава можно считать сложившимися — присвоение и последующая контрабанда метеоритов и ярко проявившее Глава XIX. Международное космическое право ся в связи с аварией «Колумбии» в 2003 г. «космическое мародерство», т. е. присвоение упавших на Землю частей космического объекта физическими лицами с целью последующей наживы. В Соглашение о Международной космической станции 1998 г. вводится новое для космического права понятие —- уголовная ответственность космонавтов (по Соглашению — «персонала») за неправомерные действия на орбите, особенно затрагивающие жизнь или безопасность гражданина другого государства-партнера или причиняющие ущерб орбитальному элементу другого государства. При определении уголовной юрисдикции учитывается, как следует из содержания ст. 22 указанного Соглашения, не место совершения преступления — внутри или вне орбитального элемента, принадлежащего государству национальности физического лица, а его гражданство. В порядке исключения может быть поставлен вопрос об осуществлении уголовной юрисдикции потерпевшим государством по его просьбе. Особенности института ответственности в отрасли космического права обусловлены особыми характеристиками космоса, в первую очередь — признание его территории зоной особого риска как относительно Земли, так и относительно находящихся в нем космических объектов. 1. Как в случае совершения правонарушений, характеризующихся наличием вины, так и в любом ином случае причинения ущерба из космоса Земле в отрасли действует принцип абсолютной ответственности, за исключением случаев, когда государства или иные участники действовали в космическом пространстве. В последнем случае ответственность каждого определяется его виной. 2. Основным субъектом ответственности за космическую деятельность является государство. В случае участия в ней межгосударственной организаций ответственность наравне с ней несут государства — члены организации. 3. Государство несет ответственность за деятельность в космосе своих граждан, национальных юридических лиц. 4. Пострадавшее государство или международная межгосударственная организация имеют право на возмещение ущерба со стороны государств-причинителей и даже третьих государств, если ущерб, причиненный космическим объектом, представляет серьезную угрозу для окружающей космической среды или жизни людей либо может серьезно ухудшить условия жизни населения (Конвенция об ответственности 1972 г.). 5. Претензия за ущерб предъявляется потерпевшей стороной как государству регистрации, так и любому (любым) участнику запуска. Таким образом, предполагается, что: а) ущерб возмещается на солидарной основе, б) возможно использование регрессного иска. 6. В случае если причинителем ущерба оказывается межгосударственная организация, ответчиками будут также ее государства-члены. Такой порядок, установленный Конвенцией об ответственности 1972 г.. обеспечивает интересы истца. 7. В случае если потерпевшей оказывается сама международная организация, иск от ее имени может быть предъявлен одним из государств-членов.

Литература 8. Государство, ведущее деятельность в космосе, имеет право допустить к ней своих физических лиц и их объединения, однако при этом оно не только имеет право защищать их интересы, но и обязано нести ответственность за их действия. В настоящее время международных и иных конфликтов в связи с применением рассмотренных ранее договоров не возникало, что свидетельствует об известной достаточности нормативного регулирования. Контрольные вопросы и задания 1. Назовите основные принципы современного международного права, имеющие наибольшее влияние на отрасль международного космического права или ее отдельные институты. 2. Определите понятие и виды космических объектов, основания их классификации, статус основных видов космических объектов. 3. Определите сходство и различия в статусе государства запуска и «запускающего» государства. 4. Определите статус космического аппарата, обнаруженного на территории третьего государства. 5. Обратитесь к Договору по космосу 1967 г., Конвенции об ответственности 1972 г., определите виды и правовое положение международных организаций, допускаемых к космической деятельности. 6. Охарактеризуйте нормативную базу отрасли международного космического права, обратив особое внимание на значение положений Договора по космосу 1967 г.;

покажите, какова роль резолюций, принимаемых Генеральной Ассамблеей ООН и ее комитетами по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях.

Литература Курс международного права: в 7 т. Отрасли международного права. М., 1992. Т. 5. Международное космическое право / под ред. Г. П. Жукова и Ю. М. Колосова. М., 1999. Жуков Г. П. К истории советской доктрины международного космического права. М., 1990. Словарь международного космического права / под ред. В. С. Верещетина. М., 1992. Яковенко А. В. Современные космические проекты. Международно-правовые проблемы. М., 2000. Cheng Bin. Studies in International Space Law. Deventer, 1986. Outlook on Space Law over the Next 30 Years / Editor in Chief Lafferanderie G. The Hague, 1997. Bender R. Space Transport Liability — National and International Aspects. The Hague, 1997.

ГЛАВА XX. МЕЖДУНАРОДНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО § 1. Понятие и становление международного уголовного права Международное уголовное право представляет собой систему принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с преступлениями, предусмотренными международными договорами. В настоящее время уже практически не вызывает сомнений тот факт, что международное уголовное право сформировалось именно как отрасль международного права. Становление данной отрасли международного права можно отнести к XIX в. Однако отдельные институты этой отрасли международного права начали формироваться гораздо раньше. Прежде всего это относится к институту экстрадиции (выдачи преступников). Еще в 1296 г. до н.э. был заключен договор между царем хеттов Хаттусилем III и египетским фараоном Рамсесом II о выдаче беглых рабов, которые по законам того времени являлись преступниками. Договор гласил: «Если кто-либо убежит из Египта и уйдет в страну хеттов, то царь хеттов не будет его задерживать, но вернет в страну Рамсеса»'. Но наибольшую активность в вопросах сотрудничества по борьбе с уголовными преступлениями международного характера государства проявили именно в XIX в. Примером тому Венский конгресс 1815 г., на котором была принята специальная Декларация в отношении рабства и работорговли. В 1818 г. Аахенский конгресс рабство и работорговлю признал преступной. Буквально через два десятка лет договором между Россией, Австрией, Англией, Францией и Пруссией (1841 г.) работорговля была приравнена к пиратству и военным кораблям стран — участниц договора была предоставлена возможность останавливать и обыскивать подозреваемые в работорговле суда, освобождать рабов и предавать виновных органам правосудия. На рубеже XIX—XX вв. в отечественной науке международного права вопросами становления международного уголовного права занимались Н. М. Коркунов и Ф. Ф. Мартене. Н. М. Коркунов обосновал необходимость совершенствования международного уголовного права, а Ф. Ф. Мартене посвятил международному уголовному праву отдельную главу в своей книге «Современное международное право цивилизованных народов»2. В целом в современной науке международного права нет единого подхода к пониманию правовой природы международного уголовного права. В этом плане научная литература весьма обширна. Проблемы международного уголовного права освещались А. М. Бастрыкиным, И. П. Блищенко, С. В. Бородиным, Л. Н. Галенской, В. Э. Грабарем, Н. В. Ждановым, Г. В. Игнатенко, Л. В. Иногамовой-Хегай, И. И. Карпецом, Е. Г. Ляховым, В. О. Меркушиным, Л. А. Моджорян, В. С. ОвчинЦит. по: Панов В. П. Международное уголовное право. М., 1997. С. 8.

Коркунов Н. М. Опыт конструкции международного уголовного права // Журнал уголовного и гражданского права. СПб., 1889. № 1;

Мартене Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов. СПб.. 1905. Т. 2.

§ 1. Понятие и становление международного уголовного права ским, В. П. Пановым, Н. И. Пашковским, К. С. Родионовым, В. В. Устиновым и др. Следует отметить, что специалисты в области международного права на Западе и в России допускали возможность того, что уголовно-правовые проблемы, возникающие в связи с совершением деяний преступного характера, могут себя проявлять и в области межгосударственных отношений. Можно сказать, что вопрос о преступности действий как государственных органов, так и физических лиц возник в рамках международного права прежде всего в связи с войнами, наносящими непоправимый ущерб государствам и всему мировому сообществу. Преступность войны, противоправные методы ведения вооруженных конфликтов — вот та база, на которой начали возникать международные нормы уголовной ответственности физических лиц. Началом кодификации международного уголовного права можно считать принятие в 1945 г. Устава Международного военного трибунала. Далее процесс кодификации нашел свое отражение в Уставе Токийского трибунала 1946 г., Уставе Международного трибунала по Югославии 1993 г., Уставе Международного военного трибунала по Руанде 1994 г. и Статуте Международного уголовного суда 1998 г. Огромную роль в становлении международного уголовного права сыграли конвенции о запрете рабства и работорговли;

преступности и наказуемости фальшивомонетничества;

терроризма;

незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ и др. Данные договоры, а также соглашения о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам и соглашения о выдаче преступников составляют основной массив источников международного уголовного права. Фундаментом международного уголовного права, стержнем его системы являются общие и специальные принципы. В качестве общих принципов данной отрасли следует назвать принцип неприменения силы и угрозы силой, принцип мирного разрешения международных споров, принцип невмешательства во внутренние дела государств, принцип уважения прав и основных свобод человека, принцип сотрудничества. Специальные принципы международного уголовного права получили закрепление в Уставе Международного военного трибунала 1945 г., Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Пакте о гражданских и политических правах 1966 г., Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека 1950 г. и др. Специальные принципы можно разделить на две группы, в зависимости от источников закрепления. К первой группе относятся принципы, признанные Уставом Международного военного трибунала 1945 г.: запрещение агрессивных войн;

неотвратимость уголовного наказания за преступления против международного права;

должностное положение лица, совершившего международное преступление, не освобождает его от персональной ответственности;

если государство не устанавливает наказания за действия, которые международным правом отнесены к категории преступлений против мира и человечества, то это не является обстоятельством, освобождающим виновного от международной уголовной ответственности;

неприменение сроков давности к военным преступникам и др.

Глава XX. Международное уголовное право Вторую группу специальных принципов составляют нормы, закрепленные в актах, направленных на защиту прав и основных свобод человека. К ним относятся: презумпция невиновности;

запрещение пропаганды войны, рабства, пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения и наказания;

принуждение к даче показаний и признанию своей вины;

осуществление правосудия только судом;

гласность судебного разбирательства;

равенство лиц перед законом и судом;

право на защиту, на бесплатного переводчика в суде, на обжалование приговора суда;

право лишенных свободы на гуманное обращение и уважение достоинства. Таким образом, международное уголовное право представляет собой систему общепризнанных международно-правовых принципов и норм, регулирующих сотрудничество между субъектами международного права по предупреждению преступлений и привлечению виновных физических лиц к ответственности за совершение международных преступлений и преступлений международного характера, оказанию судебной помощи, проведению расследования, уголовного преследования и судебного разбирательства, применению и исполнению меры наказания, обжалованию и пересмотру судебных решений.

§ 2. Сотрудничество государств в борьбе с преступностью. Основания привлечения физического лица к уголовной ответственности Вопросы борьбы с преступностью относятся к сфере внутреннего законодательства каждого государства. Однако глобализация социальных и экономических процессов породила и глобализацию преступности, делая ее все более организованной и транснациональной. Преступные сообщества гораздо быстрее, чем государственные системы разных стран, реагируют на развитие всех типов коммуникаций, на любые упрощения режима пограничного контроля и передвижений. Прежде всего это относится к незаконной миграции, торговле наркотиками, отмыванию «грязных» денег. Понятно, что в сложившихся условиях проблема борьбы с глобализацией преступности не может быть решена в рамках ограниченных национально-государственных средств и методов. Именно поэтому мировое сообщество стремится объединить усилия в поисках рецептов противодействия преступности. Как известно, принцип сотрудничества государств является нормой jus cogens, одним из принципов международного права, закрепленных в Уставе ООН, Декларации о принципах международного права 1970 г. и Заключительном акте СБСЕ 1975 г. Сотрудничество государств в борьбе с преступностью обусловлено рядом факторов, в частности: — особым характером определенных преступлений, посягающих на интересы нескольких или многих государств либо представляющих опасность для международного сообщества;

— потребностями координации усилий по предотвращению и пресечению преступных деяний;

— потребностями по оказанию взаимной правовой помощи по уголовным делам.

§ 2. Сотрудничество государств в борьбе с преступностью В вопросах сотрудничества государств в борьбе с преступностью можно выделить несколько направлений. Прежде всего это: — разработка многосторонних конвенций по регламентации отдельных отраслей или институтов международного права, в которых имеются нормы, касающиеся определенных международных правонарушений;

— совмещение договорных и институционных форм межгосударственного сотрудничества с использованием потенциала специальных учреждений (например, Интерпола) и универсальных международных организаций и органов системы ООН;

— сочетание универсальных и локальных (прежде всего двусторонних) средств сотрудничества;

— согласование международно-правовых и внутригосударственных норм и механизмов, охватывающих уголовно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты сотрудничества. Таким образом, сотрудничество государств в борьбе с преступностью развивается по двум основным направлениям — сотрудничество путем заключения международных договоров и сотрудничество в рамках международных организаций. Отсюда можно выделить два основных вида сотрудничества — конвенционное и институционное. Конвенционное сотрудничество осуществляется в форме заключения многосторонних универсальных, региональных и двусторонних локальных соглашений. Институционное сотрудничество осуществляется в рамках различного рода комитетов и комиссий, создаваемых в соответствии с тем или иным договором, международных универсальных организаций (например, ООН), специализированных учреждений ООН и, конечно же, Интерпола и Европола. Результатом реализации принципа сотрудничества государств в сфере борьбы с преступностью является решение целого ряда задач. Прежде всего это согласование квалификации преступлений, представляющих опасность для нескольких или всех государств;

координация мер по предотвращению и пресечению таких преступлений;

установление юрисдикции над преступлениями и преступниками, что является главной проблемой сотрудничества государств в борьбе с преступностью;

обеспечение неотвратимости наказания и оказание правовой помощи по уголовным делам, включая выдачу преступников. Реализация этих задач стала возможной только с формированием такой отрасли международного права, как международное уголовное право. Основанием привлечения к уголовной ответственности физических лиц является совершение ими международного преступления или уголовного преступления международного характера. Международными преступлениями признаются особо опасные для человеческой цивилизации нарушения основных принципов и норм международного права. По мнению Г. В. Игнатенко, здесь «имеются в виду деяния отдельных лиц или групп лиц, прямо связанные с преступлениями государств, к которым в соответствии с действующими правовыми нормами... относятся агрессивная война, колониальное господство, геноцид, апартеид, посягательство на природную среду. Все эти противоправные действия государств непосредственно воплощаются в деяниях Глава XX. Международное уголовное право конкретных исполнителей преступной государственной политики, т. е. отдельных лиц или групп лиц, совершающих преступления против мира и безопасности человечества»1. Впервые классификация международных преступлений была дана Уставом Международного военного трибунала 1945 г. В соответствии с Уставом все международные преступления можно разделить на три группы: — преступления против мира: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны в нарушение международных договоров, соглашений или заговоры, направленные на осуществление любого из вышеперечисленных действий;

— военные преступления, т. е. нарушение законов и обычаев ведения войны: убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории;

убийства или истязания военнопленных или лиц, потерпевших кораблекрушение на море;

убийства заложников, ограбление общественной или частной собственности;

бессмысленное разрушение городов и деревень, разорение, не оправданное военной необходимостью, и т. д.;

— преступления против человечности: убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные по политическим, расовым или религиозным мотивам. Статут Международного уголовного суда, вступивший в силу 1 июля 2002 г., предусматривает наступление международной уголовной ответственности за: а) преступления геноцида;

б) преступления против человечности;

в) военные преступления;

г) преступления агрессии. Юридическое содержание геноцида раскрывается в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. Геноцид — это действия, направленные на уничтожение полностью или частично какой-либо расовой, национальной, этнической или религиозной группы путем: убийства членов этой группы;

причинения серьезных телесных повреждений или доведения до умственного расстройства;

предумышленного создания условий, невозможных для проживания;

применения мер, направленных на прекращение деторождения, а также мер по насильственной передаче детей из одной группы в другую. Статья 6 Статута включает геноцид в юрисдикцию Международного уголовного суда. Преступления против человечности определяются ст. 7 Статута как совершение следующих действий: — предумышленное убийство;

— истребление — предумышленное убийство большого количества людей;

включает также лишение людей пищи и медикаментов с намерением их уничтожения;

— порабощение — осуществление прав собственности над человеком;

включает торговлю людьми, в частности детьми и женщинами;

Курс международного права: в 7 т. М, 1992. Т. 6. С. 187.

§ 2. Сотрудничество государств в борьбе с преступностью — депортация или насильственное переселение людей — принуждение покинуть свои законные земли без учета требований международного законодательства;

депортация подразумевает пересечение государственных границ, тогда как насильственное переселение имеет место внутри страны;

— заключение в тюрьму или применение других жестоких методов лишения свободы, нарушающих основные принципы международного законодательства;

— пытки — умышленное причинение физических или душевных страданий человеку, находящемуся в заключении или под следствием;

— изнасилование, обращение в сексуальное рабство, принуждение к занятию проституцией, насильственное оплодотворение, насильственная стерилизация и прочие виды нарушений законов, связанные с сексуальной сферой, сравнимой тяжести — изнасилование и другие формы сексуального насилия могут также подпасть под юрисдикцию Международного уголовного суда как пытки или военные преступления;

— преследование определенной группы людей по политическим, расовым, национальным, этническим, культурным, религиозным, половым или другим мотивам, недопустимым с точки зрения международных законов и в связи с любым упомянутым в Римском статуте преступлением — намеренное и жестокое лишение фундаментальных прав вопреки нормам международного законодательства по причине принадлежности к некоторому сообществу и в связи с преступлениями против человечества, военными преступлениями или геноцидом;

— насильственное сокрытие человека — арест, задержание или похищение человека государством или политической организацией, с их разрешения или согласия и с последующим отказом подтвердить факт лишения свободы или отказом в информации о судьбе «исчезнувшего» с намерением лишить его покровительства закона на продолжительный срок;

— апартеид — антигуманные действия режима систематического угнетения и подавления одной расовой группы некоторой другой, с намерением дальнейшей поддержки его существования и другие антигуманные действия схожего характера, вызвавшие сильные страдания, причинившие серьезный ущерб физическому или душевному здоровью. Преступления против человечности могут совершаться как в мирное, так и в военное время. Военные преступления традиционно определяются как нарушения законов и обычаев ведения войны. Статья 8 Римского статута устанавливает юрисдикцию Международного уголовного суда над обширным перечнем военных преступлений, совершенных во время международных конфликтов. Статут дает право Международному уголовному суду расследовать военные преступления, совершенные во время внутренних конфликтов, таких как гражданские войны. В отличие от преступлений против человечности военные преступления могут и не иметь распространенного и систематического характера, достаточно единичных случаев. Статут предусматривает (п. 2 ст. 5), что Суд будет осуществлять юрисдикцию в отношении преступления агрессии, как только на Конференции по обзору будет принято приемлемое положение, не ранее чем Глава XX. Международное уголовное право через семь лет после вступления Статута в силу. Это положение должно содержать как определение этого преступления, так и условия, при которых Суд будет осуществлять юрисдикцию в отношении этого преступления. Кроме того, это положение должно сообразовываться с соответствующими положениями Устава ООН. Другим основанием для привлечения физического лица к ответственности по международному уголовному праву является совершение преступления международного характера. Общественное деяние относится к категории преступлений международного характера в случае, если оно посягает на международные отношения, международный правопорядок, т. е. затрагивает интересы не одного, а нескольких государств, и в отношении этого деяния принята специальная международная конвенция, либо положения о нем есть в другой международной конвенции, носящей более общий характер. Только создание государствами общих правовых норм, предназначенных для регламентации их сотрудничества по пресечению и наказанию определенных преступлений, свидетельствует о завершении процесса согласованной квалификации деяния в качестве преступления международного характера. Можно назвать следующие преступления международного характера, в отношении которых заключены специальные международные конвенции или имеются группы конвенционных норм: — посягательство на лиц, пользующихся международной защитой;

— незаконный захват воздушных судов;

— незаконные акты, направленные против безопасности морского судоходства;

— пиратство;

— захват заложников;

— незаконный захват и использование ядерного материала;

— незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ;

— подделка денежных знаков;

— рабство, работорговля, институты и обычаи, сходные с рабством;

— эксплуатация проституции третьими лицами;

— распространение порнографических изданий;

— незаконные операции с культурными ценностями и т. д. По мнению И. И. Карпеца, «уголовные преступления международного характера — это деяния, предусмотренные международными соглашениями (конвенциями), не относящиеся к преступлениям против человечества, но посягающие на нормальные отношения между государствами, наносящие ущерб мирному сотрудничеству в различных областях отношений (экономических, социально-культурных, имущественных и т. д.), а также организациям и гражданам, наказуемые либо согласно нормам, установленным в международных соглашениях (конвенциях), ратифицированных в установленном порядке, либо согласно нормам национального уголовного законодательства в соответствии с этими соглашениями»1.

Карпец И. И. Преступления международного характера. М., 1982. С. 47.

§ 3. Отдельные виды уголовных преступлений международного характера В зависимости от объекта посягательства преступления международного характера можно разделить на несколько групп. Это преступления, посягающие на стабильность международных отношений (терроризм, захват воздушного судна, акты, направленные против безопасности гражданской авиации;

хищение ядерного материала, незаконное радиовещание и т. д.);

преступления, наносящие ущерб экономическому, социальному и культурному развитию государств (легализация преступных доходов, фальшивомонетничество, незаконный оборот наркотических и психотропных веществ, посягательство на культурные ценности и т. д.);

преступления, посягающие на личные права человека (рабство, работорговля и сходные с ними институты, распространение порнографии, пытки и т. д.), и преступления, совершаемые на море (пиратство, повреждение подводного кабеля или трубопровода, столкновение морских судов, загрязнение морской среды и т. д.). § 3. Отдельные виды уголовных преступлений международного характера и сотрудничество государств по их пресечению Правоотношения в сфере сотрудничества государств в борьбе с уголовными преступлениями международного характера первоначально регламентировались главным образом двусторонними соглашениями. Можно сказать, что это первая из трех форм конвенционного сотрудничества, уходящая своими корнями в далекое прошлое и не потерявшая актуальности в современном мире. Наиболее распространенными в этой области являются соглашения по вопросам оказания правовой помощи по уголовным делам, выдачи преступников, передачи осужденных лиц для отбывания наказания в стране, гражданами которой они являются. В свое время СССР заключил с рядом других государств двусторонние договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, составной частью которых являются разделы о правовой помощи по уголовным делам. Данные договоры перешли к России как государству — правопродолжателю СССР. Однако ряд соглашений заключен и от имени Российской Федерации — с Литвой, Латвией, Эстонией, Кыргызстаном, Азербайджаном, Ираном и т. д. Кроме того, Российская Федерация заключила соглашения о сотрудничестве в борьбе с преступностью с Финляндией, Швецией, США и рядом других государств1. В качестве второй формы конвенционного сотрудничества государств в борьбе с уголовными преступлениями международного характера выступают региональные соглашения, заключаемые в рамках ОАГ, ЕС, СНГ. Члены Организации американских государств в 1971 г. приняли Конвенцию о предупреждении актов терроризма и наказании за него;

в 1993 г. в Минске страны СНГ подписали Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, регламентирующую сотрудничество по вопросам выдачи преступМеждународно-правовые акты о сотрудничестве России с иностранными государствами по оказанию правовой взаимопомощи / сост. М. Е. Волосов. М., 2003.

Глава XX. Международное уголовное право ников, осуществления уголовного преследования, обмена информацией об обвинительных приговорах и о судимости и т. д. Большая работа в этом плане проводится Советом Европы. Государства — члены этой организации заключают соглашения о выдаче преступников, признании приговоров по уголовным делам, правовой помощи, борьбе с легализацией преступных доходов. Однако, как показала практика международной жизни, двустороннее и региональное сотрудничество, ограничиваясь достаточно узким кругом участников, не позволяет в полной мере координировать деятельность государств в борьбе с преступлениями международного характера, затрагивающими интересы международного сообщества в целом. Это стало предпосылкой для возникновения третьей формы конвенционного сотрудничества — универсального сотрудничества, осуществляемого на основе многосторонних международных договоров, которые, в свою очередь, являются источниками международного уголовного права. Данные договоры обладают рядом характерных черт, среди которых можно выделить следующие: — фиксация права всех без исключения государств быть их участниками;

— определение состава преступления в качестве своего рода общего стандарта;

— обязательства государств-участников обеспечить такое соответствие международной и национальной регламентации, которое гарантировало бы законодательную квалификацию преступления международного характера как уголовно наказуемого;

— решение вопроса о разделении юрисдикции государств-участников. Рассмотрим подробнее некоторые виды преступлений международного характера.

Рабство, работорговля и другие формы торговли людьми. Впервые во прос о работорговле был рассмотрен на Венском конгрессе 1815 г., где была принята Декларация об отмене торговли рабами. Декларация запрещала торговлю рабами и их перевозку, однако в целом не признавала рабство преступлением. В дополнение этого акта в 1841 г. был подписан договор, запрещающий перевозку в Америку негров-рабов, а в 1885 г. на Берлинской конференции 16 государств подписали Генеральный акт о Конго, который запретил использование бассейна реки в качестве рынка невольников и их перевозки В 1980 г на Брюссельской конференции был принят Генеральный акт о борьбе с работорговлей, в котором работорговля уже рассматривалась как преступление. Первым универсальным договором, направленным на борьбу с рабством и работорговлей, следует считать подписанную 25 сентября 1926г. под эгидой Лиги Наций Конвенцию о рабстве. Согласно этой Конвенции под рабством следует понимать «состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них». Согласно Конвенции государства берут на себя обязательства постепенно и в возможно короткий срок полностью отменить рабство во всех его формах, а также предотвращать и пресекать работорговлю, принимать законодательные меры, устанавливающие строгие наказания за совершение названных запрещенных действий. Как справедливо отме § 3. Отдельные виды уголовных преступлений международного характера тила Н. Т. Блатова, данная Конвенция погрешна в том, что не содержит 1 категорического запрещения рабства. Конвенция отразила лишь намерения государств искоренить рабство и работорговлю. После Второй мировой войны вопрос о рабстве становится предметом рассмотрения ООН. При ЭКОСОС создается Специальный комитет по вопросам рабства. После соответствующих исследований Комитет констатировал, что рабство все же существует в различных странах как в неприкрытой, так и в завуалированной форме, например в качестве институтов и обычаев, сходных с рабством. В связи с этим 7 сентября 1956 г. на Женевской конференции была принята Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством. Ее нормы квалифицируют как преступление обращение другого лица в рабство, калечение, клеймение рабов, склонение людей к отдаче себя в рабство, перевозку рабов и т. д. В Конвенции особое внимание уделяется завуалированным формам рабства, как-то: продажа и эксплуатация детского труда;

обращение в домашнее рабство женщин;

долговая кабала;

крепостное состояние. Данная Конвенция существенным образом дополнила Конвенцию 1926 г., о чем свидетельствует само название Конвенции, однако и она не содержит категорического указания об отмене рабства в кратчайшие сроки. Несмотря на то что Россия является участником всех вышеназванных документов, Уголовный кодекс Российской Федерации не содержит состава преступления «рабство и работорговля». Подделка денежных знаков (фальшивомонетничество) также относится к одному из старейших уголовных преступлений. В отношении его действует Международная конвенция о борьбе с подделкой денежных знаков, заключенная 20 апреля 1929 г. Согласно Конвенции преступными являются действия по изготовлению или изменению денежных знаков (бумажных денег и металлических монет), находящихся в обращении, а также сбыт поддельных денежных знаков. В Конвенции ничего не говорится о подделке и сбыте различных ценных бумаг (чеков, векселей, аккредитивов, облигаций) и знаков почтовой оплаты. Одни авторы предполагают, что такие действия могут быть приравнены к подделке и сбыту денежных знаков 2, другие считают, что текст Конвенции устарел и понятие «денежный знак» требует расширения3. В соответствии с положениями этой Конвенции (ст. 3) наказуемыми являются: все обманные действия по изготовлению или изменению денежных знаков, каков бы ни был способ, употребляемый для достижения этого результата;

сбыт поддельных денежных знаков;

действия, направленные к сбыту, ввозу в страну или получению, или добыванию для себя поддельных денежных знаков при условии, что их характер был известен;

покушения на эти правонарушения и действия по умышленному соучастию;

обманные действия по изготовлению, получению или приобретению для себя орудий или иных предметов, предназначенных по своМеждународное право: учеб. / под ред. Н. Т. Блатовой. М., 1997. См., например: Курс международного права: в 7 т. М., 1992. Т. 6. С. 211.

Панов В. П. Международное уголовное право: учеб. пособие. М., 1997. С. 96.

Глава XX. Международное уголовное право ей природе для изготовления поддельных денежных знаков или для изменения денежных знаков. В российском уголовном законодательстве имеются нормы об ответственности за фальшивомонетничество. В частности, ст. 186, 187 Уголовного кодекса Российской Федерации устанавливают уголовную ответственность за изготовление в целях сбыта и сбыт находящихся в обращении поддельных банковских билетов Центрального банка Российской Федерации, металлической монеты, государственных ценных бумаг или других ценных бумаг в валюте Российской Федерации либо иностранной валюты или ценных бумаг в иностранной валюте, а также поддельных кредитных или расчетных карт, иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами. Незаконный оборот наркотических и психотропных веществ. Если фальшивомонетничество, рабство и работорговля относятся к преступлениям, имеющим глубокие исторические корни, то незаконный оборот наркотических и психотропных веществ по праву можно отнести к самым распространенным преступлениям международного характера. Сотрудничество государств в борьбе с незаконным распространением наркотиков началось в начале XX в. с создания в 1909 г. первой международной организации по борьбе с незаконным оборотом наркотиков — Шанхайской комиссии. Целью создания этой Комиссии была координация сотрудничества государств по вопросам незаконного оборота наркотиков, который квалифицировался как преступление международного характера. Первым международным договором в этой области следует считать Гаагскую конвенцию 1912 г., принципы которой были восприняты и развиты в последующих международных актах, а именно в Единой конвенции 1961 г. о наркотических средствах, Конвенции о психотропных веществах 1971 г. и Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. Единая конвенция о наркотических средствах была подписана 30 марта 1961 г. и заменила девять ранее заключенных соглашений по различным вопросам борьбы с наркотиками. Согласно Конвенции 1961 г. преступными являются следующие деяния: культивирование, производство, изготовление, извлечение, приготовление, хранение, предложение с коммерческими целями, распределение, покупка, продажа, доставка на любых условиях, маклерство, отправка, переотиравка транзитом, персвоз, ввоз и вывоз наркотиков, произведенных в нарушение норм Конвенции, и любые другие действия (ст. 36). Употребление наркотиков не входит в перечень преступных деяний. Наркотическим средством считается любое природное или синтетическое вещество, включенное в списки I—II Конвенции 1961 г. В списках наркотические средства разделены на четыре группы в зависимости от режима контроля за ними, определяемого степенью вредности. Органами международного контроля за наркотическими средствами являются Международный комитет по контролю за наркотиками и Комиссия по наркотическим средствам ЭКОСОС. Согласно Конвенции 1961 г. государства-участники обязуются предоставлять Комитету статистические данные о производстве, изготовлении и потреблении, ввозе и вывозе, а также запасе наркотических средств. Кроме того, государства-участники ежегодно направляют в Комитет исчисление потребностей § 3. Отдельные виды уголовных преступлений международного характера в наркотических средствах для медицинских и научных целей. В случае необходимости Комитет может поставить вопрос в ООН через ЭКОСОС об эмбарго на экспорт и импорт наркотиков. С 1946 г. при ЭКОСОС функционирует Комиссия по наркотическим средствам. Комиссия определяет перечень наркотических средств, подлежащих контролю, вносит изменения в списки, дает рекомендации по научным исследованиям, обмену научно-технической информацией, разрабатывает проекты международных конвенций. В частности, Комиссией был подготовлен проект Конвенции о психотропных веществах. Конвенция о психотропных веществах была принята 21 февраля 1971 г. Психотропным веществом является любое природное или синтетическое вещество или любой природный минерал, которые включены в списки I—IV Конвенции 1971 г. Конвенция определяет критерий установления международного контроля над психотропными веществами с учетом их способности воздействия на центральную нервную систему, как-то: вызывать состояние зависимости, оказывать стимулирующее или депрессивное действие на психику, вызывать галлюцинации и т. п. Наиболее жесткий контроль устанавливается для психотропных веществ, внесенных в список I. Это так называемые галлюциногенные вещества. Они могут быть использованы в ограниченном порядке в медицинских целях в учреждениях, находящихся под правительственным контролем, и в научных целях. Изготовление, распределение и торговля веществами из списка I осуществляются по специальным разрешениям (лицензиям). Что касается психотропных веществ, включенных в списки II, III и IV, то они могут быть предоставлены отдельным лицам для лечебных целей, но под жестким контролем и по медицинским рецептам строжайшей отчетности. Конвенции предписывают государствам, что все незаконные операции с наркотическими и психотропными веществами должны наказываться тюремным заключением или другими наказаниями, связанными с лишением свободы (ст. 36 Конвенции 1961 г. и ст. 22 Конвенции 1971 г.). В конце 1988 г. в Вене состоялась конференция ООН, на которой государства-участники обсуждали проблемы роста незаконного производства, спроса и оборота наркотических средств и психотропных веществ, оказывающих негативное воздействие на экономическое, культурное и политическое развитие международного сообщества. Было признано, что в целях усиления коллективной безопасности всех государств необходимо усилить координацию действий в рамках международного сообщества. В связи с этим 19 декабря 1988 г. была принята и открыта для подписания Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Конвенция не отменяет действия ранее принятых Конвенций 1961 и 1971 гг. Государства — участники Конвенции 1988 г. приняли на себя права и обязанности в соответствии с предыдущими конвенциями. Кроме того, она содержит ссылки на их некоторые положения. К числу преступных деяний Конвенция 1988 г. относит перечень действий, квалифицируемых как преступные деяния. Среди них: производство, изготовление, экстрагирование, распространение, продажа, поставка на любых условиях, переправка, транспортировка, импорт или Глава XX. Международное уголовное право экспорт наркотических средств или психотропных веществ;

культивирование опийного мака, кокаинового листа, растения каннабис в целях незаконного производства наркотиков. Наказуемым является также публичное подстрекательство или побуждение других к совершению таких деяний и вступление в преступный сговор в целях их совершения (ст. 3). Государства-участники обязуются принимать все необходимые меры для признания своим законодательством перечисленных в Конвенции действий правонарушениями. В отношении мер наказания за указанные действия Конвенция ориентирует государства-участников на применение таких санкций, как тюремное заключение или другие виды лишения свободы (здесь Конвенция 1988 г. созвучна с Конвенциями 1961, 1971 гг.), штрафы и конфискация. Российская Федерация, являясь участницей всех трех конвенций, содержит соответствующие положения в своем национальном законодательстве. "Гак, Уголовный кодекс Российской Федерации содержит ряд статей, предусматривающих наказание за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ. Преступлениями являются: незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228): хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229);

склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (ст. 230);

незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества (ст. 231);

организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ (ст. 232) и незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233). Кроме того, 26 сентября 1997 г. Правительство Российской Федерации приняло постановление № 1219 «О государственном регулировании и контроле транзита через территорию Российской Федерации наркотических средств, сильнодействующих, ядовитых веществ и веществ, указанных в списках 1 и II Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.».

Пиратство и незаконные акты против морского судоходства. Доста точно долгое время пиратство признавалось уголовным преступлением по обычному праву. Данный состав преступления предусмотрен рядом международных договоров. Это прежде всего Женевская конвенция об открытом море 1958 г. (ст. 15) и Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. (ст. 101). В соответствии с этими Конвенциями под пиратством понимается неправомерный акт насилия, задержание или грабеж в открытом море или в месте, находящемся вне юрисдикции государства, совершаемый с личными целями экипажем или пассажирами частновладельческого судна или летательного аппарата и направленный против другого частновладельческого судна или летательного аппарата, против лиц и имущества, находящихся на их борту. Конвенции разрешают задержание пиратского судна любому государству. При этом правом задержания наделяются только военные корабли, летательные аппараты или другие на то уполномоченные государственные суда. Они вправе преследовать, останавливать, задерживать § 3. Отдельные виды уголовных преступлений международного характера и арестовывать пиратские суда. В отношении данного преступления действует юрисдикция государства, производящего захват пиратского судна. Оно осуществляет уголовное преследование виновных и наказывает преступников. В рамках ИМО в 1988 г. приняты Римская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, находящихся на континентальном шельфе. В соответствии с Конвенцией 1988 г. государства-участники обязались подвергать уголовному преследованию и наказанию лиц, виновных в совершении акта насилия против членов экипажа или пассажиров морского судна, разрушении судна, нанесении судну или его грузу повреждения, разрушении морского навигационного оборудования, если это угрожает безопасности плавания, захвате судна и осуществлении контроля над ним и т. д. Действие Конвенции не распространяется на военные, полицейские и таможенные суда. В настоящее время ИМО разрабатывает протокол к этой Конвенции, в котором будет расширен перечень преступлений. В отличие от Конвенции Протокол носит факультативный характер. Преступными являются такие действия, как захват стационарной платформы на континентальном шельфе или осуществление контроля над ней;

совершение акта насилия против лица на стационарной платформе;

разрушение платформы или нанесение ей повреждения;

помещение на платформу устройств или веществ, могущих ее разрушить либо создать угрозу ее безопасности. Уголовный кодекс Российской Федерации определяет пиратство как нападение на морское или речное судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное с применением насилия либо с угрозой его при>менения. Совершение преступления группой лиц, повторность, применение оружия, совершение пиратства преступным сообществом рассматриваются как квалифицирующие признаки данного состава преступления (ст. 227 УК РФ). Преступления, совершаемые на борту воздушного судна. Здесь прежде всего речь идет об угоне воздушного судна и об актах, направленных против безопасности гражданской авиации. Наибольшее распространение данные преступления получили с конца 60-х годов, что и послужило толчком к принятию Токийской конвенции о правонарушениях и некоторых других действиях на борту воздушного судна 1963 г. и Конвенций 1970 и 1971 гг. Указанные в Токийской конвенции деяния не квалифицировались как преступления, и она в большей степени носила характер рекомендаций. Подготовленная в рамках ИКАО Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов была принята 16 декабря 1970 г. в Гааге. Согласно Конвенции (ст. 1) преступлением является незаконный захват воздушного судна или осуществление контроля над ним путем насилия, угрозы применения насилия и любой другой формы запугивания, а также соучастие в совершении таких действий. Квалификация преступления 20- Глава XX. Международное уголовное право соотносится с периодом пребывания воздушного судна в полете. Считается, что для целей Конвенции воздушное судно находится в полете в любое время с момента закрытия всех внешних дверей после погрузки до момента открытия любой из таких дверей для выгрузки. На совершенное преступление распространяется юрисдикция или государства регистрации воздушного судна, или государства, на территорию которого приземлилось воздушное судно с преступниками на борту, либо государства, на чьей территории скрывается преступник. Конвенция применяется только в том случае, если место взлета или место фактической посадки воздушного судна, на борту которого совершено преступление, находится вне пределов территории государства регистрации такого судна независимо от того, совершало ли это воздушное судно международный или внутренний полет (п. 3 ст. 3). Круг преступлений, охваченных этой Конвенцией, сводится только к захвату и угону воздушного судна. Однако преступные посягательства, причиняющие ущерб гражданской авиации, не ограничиваются захватом и угоном воздушных судов. Поэтому в рамках ИКАО была подготовлена и принята 23 сентября 1971 г. Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации. В ней перечень уголовно наказуемых деяний на борту воздушного судна был существенным образом расширен. К преступным действиям Конвенция (ст. 1) относит совершение акта насилия по отношению к лицу, находящемуся на борту воздушного судна в полете;

разрушение или повреждение воздушного судна, находящегося в эксплуатации;

установку на судне или помещение вещества с целью разрушения судна;

повреждение или разрушение аэронавигационного оборудования или вмешательство в его эксплуатацию;

сообщение заведомо ложных сведений и создание тем самым угрозы безопасности полета. Преступлением считается как попытка совершить какое-либо из перечисленных действий, так и любая форма соучастия. 24 февраля 1988г. Монреальская конвенция была дополнена Протоколом о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию. В соответствии с Протоколом ст. 1 Конвенции была дополнена п. i bis следующего содержания: «Любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно с использованием любого устройства, вещества или оружия: а) совершает акт насилия в отношении лица в аэропорту, обслуживающем международную гражданскую авиацию, который причиняет или может причинить серьезный вред здоровью или смерть;

б) разрушает или серьезно повреждает оборудование и сооружения аэропорта, обслуживающего международную гражданскую авиацию, либо расположенные в аэропорту воздушные суда, не находящиеся в эксплуатации, или нарушает работу служб аэропорта, если такой акт угрожает или может угрожать безопасности в этом аэропорту». Относительно периода нахождения судна в полете Монреальская конвенция воспроизводит положения Гаагской конвенции и дополнительно дает толкование периода нахождения судна в эксплуатации. Считается, что воздушное судно находится в эксплуатации с начала его § 3. Отдельные виды уголовных преступлений международного характера предполагаемой подготовки наземным персоналом или экипажем для конкретного полета до истечения 24 часов после посадки. Конвенции применяются только к гражданским воздушным судам. В случае совершения действий, перечисленных в конвенциях, по отношению к государственным (т. е. используемым на военной, таможенной, полицейской службах) воздушным судам применяется принцип юрисдикции государства флага. В целях успешной реализации положений Конвенций государства-участники взяли на себя обязательства установить уголовную ответственность за перечисленные в Конвенциях действия. Однако, несмотря на то что Россия является участницей обоих договоров, Уголовный кодекс Российской Федерации содержит только один состав преступления, предусмотренный ст. 211 «Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава». Акты, направленные против безопасности гражданской авиации, в отдельный состав не выделяются. Ответственность за данные деяния устанавливаются ст. 267 «Приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения», носящей более общий характер.

Незаконный захват и использование ядерного материала как новый вид противоправных действий стал распространенным в связи с развитием ядерной техники и ядерного производства, что поставило государства перед необходимостью координации своих действий в борьбе с этим явлением. Хищение ядерного материала как преступление международного характера установлено Конвенцией о физической защите ядерного материала, которая была открыта для подписания 3 марта 1980 г. Положения Конвенции применяются к ядерному материалу, используемому в мирных целях и находящемуся в процессе международной перевозки. Согласно ст. 7 Конвенции преступными являются следующие деяния, совершаемые без соответствующего разрешения компетентных органов: получение, владение, использование, передача, видоизменение, уничтожение или распыление ядерного материала, которое влечет за собой или может повлечь смерть любого лица, или причинить ему серьезное увечье, или причинить существенный ущерб собственности;

кража ядерного материала или его захват путем грабежа;

присвоение или получение обманным путем ядерного материала;

требование о выдаче ядерного материала посредством угрозы силой, или применения силы, или иной формы запугивания;

угроза использовать ядерный материал, совершить его кражу или захват путем грабежа с преступными целями. Преступлением считается также акт покушения и все виды соучастия. Каждое государство — участник Конвенции взяло на себя обязательство принимать все соответствующие меры наказания с учетом серьезности этих правонарушений. Являясь участником Конвенции, Российская Федерация в своем уголовном законодательстве установила ответственность за незаконное приобретение, хранение, использование, передачу или разрушение радиоактивных материалов, а также за их хищение или вымогательство (ст. 220, 221 УК РФ).

20* Глава XX. Международное уголовное право Терроризм. «Международный терроризм (от лат. terror — страх, ужас) — общественно опасное в международном масштабе деяние, влекущее бессмысленную гибель людей, нарушающее нормальную дипломатическую деятельность государств и их представителей и затрудняющее осуществление международных контактов, встреч, а также транспортных связей между государствами»1. Терроризм также определяется как совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устранения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также как угроза совершения указанных действий в тех же целях2. Терроризм на сегодняшний день является одной из наиболее опасных форм преступности. Являясь серьезным дестабилизирующим нормальное развитие международных отношений фактором, это явление потребовало от государств координации усилий в борьбе с этим видом преступлений международного характера. Сотрудничество государств по борьбе с терроризмом начало осуществляться с 30-х годов, в период существования Лиги Наций. В 1934 г. на Мадридской конференции по унификации уголовного законодательства в качестве рекомендации государствам-участникам было сформулировано определение терроризма, под которым понималось применение какого-либо средства, способного терроризировать население, в целях уничтожения всякой социальной организации. В 1937 г. под эгидой Лиги Наций были разработаны и приняты Конвенция о предупреждении терроризма и наказании за него и Конвенция о создании международного уголовного суда. В первой Конвенции терроризм определялся как преступные действия, направленные против государства, цель или характер которых состоят в том, чтобы вызвать ужас у определенных лиц или населения (ст. 1). Обе Конвенции не собрали нужного количества ратификаций и не вступили в силу, однако они положили начало формированию таких специальных принципов международного уголовного права, как неотвратимость наказания преступников, универсальная юрисдикция, обязательство преследовать преступников в уголовно-процессуальном порядке и т. п. Кроме того, эти Конвенции сыграли существенную роль в совершенствовании законодательства по борьбе с терроризмом. На сегодняшний день не существует общепризнанного определения международного терроризма, что затрудняет сотрудничество государств в борьбе с различными проявлениями терроризма, представляющими наибольшую опасность интересам международного сообщества. Как справедливо отмечает В. В. Устинов, в настоящее время в мире насчитывается более сотни различных дефиниций терроризма, но унифицированной оценки данного явления, а также единого подхода к ответам на него не выработано. Немаловажным фактором, подтверждаюДишгоматический словарь. М., 1986. Т. III. С. 461. Юридическая энциклопедия. М., 1999. С. 444.

§ 3. Отдельные виды уголовных преступлений международного характера щим актуальность выработки единого определения терроризма, является и то, что для борьбы с терроризмом проблема дефиниции давно стала основным препятствием в координации действий международного сообщества «Терроризм можно определить как стратегию, которая при мобилизации незначительных собственных ресурсов позволяет террористам соперничать с многократно превосходящими их по силе и возможностям государственными силовыми структурами. Именно это отличает террористическую стратегию от других форм вооруженного разрешения конфликтов. Террористы, как правило, полностью игнорируют все правила ведения войны. От войны классической война террористическая отличается применением неклассических средств, нетрадиционных способов и совершенно других правил. Не обладая высокоточным оружием, террористы наносят точные удары, используя, например, пассажирские самолеты, самоубийц-камикадзе. Террористические группы нередко используют гражданское население, мирных жителей, больных или раненых в качестве щита или заложников»2. На протяжении ряда лет в деятельности ООН одно из важных мест занимал вопрос правовой защиты официальных должностных лиц государств и их представителей в иностранных государствах. Это было обусловлено участившимися случаями нарушения неприкосновенности дипломатов и представителей государств на международных конференциях и в международных организациях. Применительно к этой категории лиц был выработан термин «лица, пользующиеся международной защитой». 14 декабря 1974 г. резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН был одобрен текст Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов. К категории лиц, пользующихся международной защитой, Конвенцией отнесены: глава государства, в том числе каждый член коллегиального органа, выполняющего функции главы государства в соответствии с конституцией;

глава правительства во время его нахождения в иностранном государстве;

министр иностранных дел в аналогичной ситуации;

члены семьи любого из названных должностных лиц, сопровождающие его во время пребывания за границей;

представитель государства или иное должностное лицо, имеющее право на специальную защиту;

должностное лицо или иной агент межправительственной международной организации;

проживающие вместе с таким представителем или должностным лицом члены его семьи (ст. 1). В качестве террористических актов Конвенция называет: а) убийство, похищение или другое нападение против личности или свободы лица, пользующегося международной защитой;

б) насильственное нападение на официальное помещение, жилое помещение или транспортные средства такого лица, если нападение может угрожать его личности или свободе;

Устинов В. В. Международный опыт борьбы с терроризмом: стандарты и практика. М., 2002. С. 8. Королев А. Д. Стратегия современного терроризма // Глобалистика. Энциклопедия. М, 2003. С. 985.

ГлаваXX. Международное уголовное право в) угроза любого такого нападения;

г) попытка любого такого нападения;

д) соучастие в таком нападении (ст. 2). Государство-участник предпринимает необходимые меры для установления своей юрисдикции в случаях, когда преступление совершено на территории этого государства, когда предполагаемый преступник является его гражданином и когда преступление совершено против лица, пользующегося международной защитой и выполняющего официальные функции от имени данного государства. Таким образом, нормы Конвенции обеспечивают неотвратимость наказания преступников независимо от места их нахождения. 9 декабря 1994 г. Генеральная Ассамблея ООН своей резолюцией одобрила Декларацию о мерах по ликвидации международного терроризма, основная идея которой — предотвращение и ликвидация терроризма, борьба с ним на основе соблюдения норм международного права, уважения государственного суверенитета, невмешательства во внутренние дела государств, уважения прав и основных свобод человека. Под эгидой ООН разработаны и приняты Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом 1998 г. и Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма 1999 г. Ведется работа над проектами Конвенции ООН по ядерному терроризму и Всеобъемлющей конвенции о борьбе с терроризмом. Признавая приоритетным направлением в своей деятельности сотрудничество в области борьбы с терроризмом и его растущую опасность, Генеральная Ассамблея ООН основала в 1999 г. отделение по предупреждению терроризма, главным направлением деятельности которого являются исследования и техническое сотрудничество, а также содействие активизации международного сотрудничества в предупреждении терроризма. Как уже было сказано выше, в международном праве нет универсального договора, определяющего правовую природу и дающего понятие международного терроризма. Однако существует множество международно-правовых актов, координирующих борьбу с международным терроризмом. К ним относятся Конвенция о предупреждении и наказании за совершение актов терроризма, принимающих форму преступлений против лиц, и связанного с этим вымогательства, когда такие акты носят международный характер, принятая в рамках ОАГ;

Европейская конвенция о пресечении терроризма 1977 г.. Конвенция о пресечении терроризма 1987 г., одобренная Ассоциацией регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК), Конвенция о маркировке взрывчатых пластических веществ в целях обнаружения 1991 г. и т. д. Законодательство Россйской Федерации предусматривает уголовную ответственность за терроризм. Так, ст. 205 УК РФ определяет терроризм как «совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях».

§ 3. Отдельные виды уголовных преступлений международного характера Легализация преступных доходов. В международном праве определение легализации преступных доходов было впервые дано в Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. Согласно ст. 3 Конвенции под легализацией доходов от преступной деятельности понимаются: конверсия или передача имущества, если известно, что такое имущество получено в результате правонарушения;

сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, подлинных прав в отношении имущества, полученного преступным путем;

с учетом конституционных положений и основных принципов правовых систем государств приобретение, владение или использование незаконно приобретенного имущества;

участие, соучастие или вступление в преступный сговор в целях совершения вышеперечисленных правонарушений и покушение на совершение таких правонарушений, а также пособничество, подстрекательство, содействие или консультирование при их совершении. Венская конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. стала первым универсальным международным договором, предусматривающим развитие сотрудничества в сфере легализации преступных доходов. Положения этой Конвенции получили дальнейшее развитие в Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, которая была принята 8 ноября 1990 г. Являясь по сути региональным соглашением, Конвенция, тем не менее, открыта для присоединения государств, не являющихся членами Совета Европы (ст. 37). Конвенция 1990 г. регулирует три основных блока вопросов: сближение уголовно-правовой оценки легализации преступных доходов в законодательстве государств-участников;

сближение национальных мер, направленных на борьбу с легализацией преступных доходов;

формы и процедуры международного сотрудничества по борьбе с легализацией преступных доходов. Толкование термина «легализация преступных доходов» в Конвенции 1990 г. (ст. 6) аналогично такому толкованию в Конвенции 1988 г. Большую роль в борьбе с легализацией преступных доходов играют акты Европейского союза. Первоначально международно-правовую основу сотрудничества государств — членов ЕЭС составляли двусторонние соглашения, но с вступлением в силу в 1993 г. Маастрихтского договора сотрудничество государств вышло на качественно иной, более высокий уровень. В Договоре содержатся специальные положения, касающиеся сотрудничества в области юстиции и внутренних дел. К числу вопросов, представляющих общий интерес для стран — членов ЕС, относятся: борьба с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудничество в области уголовного права, сотрудничество полиции по вопросам предотвращения террористических актов и т. п. Появление в уголовном законодательстве России состава преступления «легализация преступных доходов» (ст. 174 УК РФ) соответствует принятым Россией международным обязательствам. Кроме того, 1 февраля 2002 г. вступил в силу Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем», предусматривающий конкретные меры, направленные на предотвращение, ГлаваХХ. Международное уголовное право выявление и пресечение легализации преступных доходов, а также развитие международного сотрудничества в данной сфере. § 4. Сотрудничество государств в борьбе с уголовными преступлениями международного характера в рамках международных организаций Другим видом сотрудничества государств в борьбе с уголовными преступлениями международного характера является сотрудничество в рамках международных органов, т. е. сотрудничество на институционной основе. Сотрудничество в рамках ООН. На сессиях Генеральной Ассамблеи ООН и в рамках деятельности ЭКОСОС рассматриваются различные аспекты борьбы с преступностью. В системе ЭКОСОС с 1965 г. существует Комитет по предупреждению преступности и борьбе с ней. Специализированными конференциями в рамках деятельности ООН являются конгрессы по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, которые проводятся один раз в пять лет. I Конгресс — Женева, 1955 г. Приняты Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. В 1957 г. Правила одобрены резолюцией ЭКОСОС, а в 1966 г. включены в Паю о гражданских и политических правах (ст. 9, 10). II Конгресс — Лондон, 1960 г. Рассмотрены меры по предупреждению преступности среди несовершеннолетних и условия труда заключенных, их условно-досрочное освобождение и реабилитация после отбывания наказания. Приняты рекомендации по профилактике отдельных преступлений в развивающихся странах. III Конгресс — Стокгольм, 1965 г. Утвержден Доклад, в котором преступность рассматривается как явление, напрямую связанное с экономическим и социальным развитием государств. Одобрен ряд мер по предупреждению преступности и борьбе с рецидивизмом. IV Конгресс — Киото, 1970 г. Принята Декларация по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Государствам рекомендовано принимать необходимые правовые и организационные меры по борьбе с преступностью, изучать ее динамику и прогнозировать в целях предупреждения наиболее опасных преступлений международного характера. В 1971 г. Декларация одобрена резолюцией ЭКОСОС. V Конгресс — Женева, 1975 г. Принята Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, на основе которой впоследствии была принята Конвенция против пыток 1984 г. Разработаны основные положения Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, который был принят Генеральной Ассамблеей в 1979 г. VI Конгресс — Каракасе, 1980 г. Обсуждены Стандартные минимальные правила отправления правосудия в отношении несовершеннолетних. Принята резолюция «Тенденции в области преступности и стратегия по ее предупреждению». VII Конгресс — Милан, 1985 г. Приняты: Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов, Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением, Типовые соглашения о передаче осужденных-иностранцев, Руково § 4. Сотрудничество государств в борьбе с уголовными преступлениями дящие принципы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка, План действий по укреплению международного сотрудничества в борьбе с преступностью. VIII Конгресс — Гавана, 1990 г. Среди основных принятых документов: Меры по борьбе с международным терроризмом, Типовые договоры о выдаче преступников и о взаимной помощи по уголовным делам, Типовой договор о передаче уголовного судопроизводства, Типовой договор о предупреждении преступлений, связанных с посягательством на культурное наследие народов в форме движимых ценностей, Руководящие принципы для предупреждения преступности и др. IX Конгресс — Каир, 1995 г. Рассмотрены меры по борьбе с национальной и транснациональной экономической и организованной преступностью, роль уголовного права в охране окружающей среды, роль ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. В Конгрессе приняли участие представители 140 государств1. X Конгресс — Вена, 2000 г. Принята Декларация о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века. Подтверждена приверженность ООН эффективным, решительным и незамедлительным мерам по предупреждению преступной деятельности, осуществляемой в целях содействия терроризму во всех его формах и проявлениях, и по борьбе с такой деятельностью. Под эгидой ООН разработаны многие конвенции. В их числе Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г., Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов 1973 г., Конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г., Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. и т. д. Известна деятельность в этой области и ряда других международных организаций. Так, в рамках Международной организации гражданской авиации (ИКАО) были подготовлены и приняты: Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г., Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 г. и дополнивший ее Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, 1988 г., Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения 1991 г.;

в рамках Международной морской организации (ИМО) — Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против морского судоходства, 1988 г. и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, 1988 г.;

в рамках Международного агентства по атомной энергетике (МАГА ТЭ) — Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 г. Значительную роль в координации действий государств, их правоохранительных органов играет Международная организация уголовной полиции (Интерпол).

Подробнее см.: Панов В. П. Международное уголовное право. М., 1997.

Глава XX. Международное уголовное право Интерпол был создан в 1923 г. как Международная комиссия уголовной полиции (МКУП) для координации борьбы различных стран с уголовными преступлениями с центром в Вене В марте 1938 г. германские войска вошли в Австрию, и МКУП практически прекратил свое существование, так как ни одного официального конгресса проведено не было. Нацисты фактически превратили МКУП в организацию политического сыска. По окончании Второй мировой войны полицейские ведомства западных стран стали предпринимать активные действия к возрождению организации. В июне 1946 г. МКУП была возрождена и ее штаб-квартира переехала в Париж. Вскоре вместо Устава 1923 г. были приняты Временные положения о целях, задачах и принципах МКУП. На 25-й юбилейной сессии МКУП, проходившей в 1956 г. в Вене, был принят новый Устав, в ст. 1 которого было закреплено новое название — Международная организация уголовной полиции (Интерпол). Хотя Интерпол и не был основан в результате заключения многостороннего международного договора, он имеет статус международной организации. Устав содержит ряд положений, подтверждающих этот статус. Кроме того, статус Интерпола как международной организации был подтвержден 15 октября 1966 г. резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН. Интерпол имеет свои цели, определенную организационную структуру, обладает правами и обязанностями, отличными от прав и обязанностей государств-членов, и действует на основании и в соответствии с основными принципами и нормами международного права. Основные цели организации следующие: обеспечивать и развивать как можно более широкое взаимодействие всех органов (учреждений) уголовной полиции в рамках существующих законодательств различных стран и в духе Всеобщей декларации прав человека;

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.