WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО УЧЕБНИК Ответственный редактор Заслуженный юрист РФ, доктор ...»

-- [ Страница 10 ] --

— в-третьих, исходят из того, что ни одно из положений Договора не должно рассматриваться как наносящее ущерб позиции любой из договаривающихся сторон в части признания или непризнания уже заявленных кем-либо из ее контрагентов прав или претензий на территориальный суверенитет в Антарктике либо наличия у нею оснований на такой суверенитет. Иначе говоря, содержание ст. IV сводится, с одной стороны, к закреплению положения, сложившегося в Антарктике до заключения настоящего Договора, в части уже заявленных претензий или прав на территориальный суверенитет, однако без реального воплощения таковых в жизнь, а с другой стороны, к признанию за государствами, имеющими основания для аналогичных претензий, права на выдвижение подобных претензий, однако без реального использования этого права. Следовательно, конструкция, созданная ст. IV Договора об Антарктике, может характеризоваться как утверждение фактического положения Антарктики в качестве территориального пространства, открытого для беспрепятственного использования любым государством, в том числе не являющимся участником данного соглашения. Это позволяет рассматривать Антарктику как международную территорию, т. е. имеющую юридический статус, сходный в определенной степени со статусом открытого моря, воздушного пространства над ним, а также космического пространства. К вопросу об объеме и характере территориальных прав государств в Антарктике примыкает вопрос об осуществлении ими здесь своей юрисдикции, принципиально поставленный ст. VIII, где, в частности, говорится: «1. Для содействия осуществлению ими своих функций на основании настоящего Договора и без ущерба для соответствующей позиции каждой Договаривающейся Стороны относительно юрисдикции над всеми другими лицами в Антарктике наблюдатели, назначенные в соответствии с положениями... <настоящего Договора. — М. В.>... <включая научный персонал и сопровождающих его членов лиц>... находятся под юрисдикцией только той Договаривающейся Стороны, гражданами которой они являются, в отношении всех действий или упущений, имеющих место во время их пребывания в Антарктике для выполнения своих функций. 2....в любом случае спора относительно осуществления юрисдикции в Антарктике <Договаривающиеся Стороны> немедленно консультируются между собой с целью достижения взаимоприемлемого решения». Из приведенного текста видно, что и по вопросу осуществления юрисдикции в Антарктике Вашингтонская конференция была вынужде § 9. Международно-правовой статус и режим использования Антарктики на согласиться с многообразием позиций и практики заинтересованных государств. Это означает, что государство — эксплуатант Антарктики будет осуществлять юрисдикцию над лицами, направляемыми им для этой цели, в таком объеме и на основе таких принципов, которые будут для данного государства предпочтительными. Следовательно, государства могут осуществлять здесь как юрисдикцию над лицами (личная юрисдикция), так и юрисдикцию, связанную с их территориальными притязаниями (территориальная юрисдикция). Понимая неудовлетворительность такого решения, участники Конференции включили в ст. IX Договора об Антарктике положение, согласно которому представители договаривающихся сторон будут собираться через определенные промежутки времени, в частности, для «разработки, рассмотрения и рекомендации своим правительствам мер, содействующих осуществлению принципов и целей настоящего Договора, включая меры относительно:...вопросов, касающихся осуществления юрисдикции в Антарктике...» (п. 1-е). Важнейшим результатом Вашингтонской конференции явились разработка и закрепление в Договоре об Антарктике основных правовых принципов деятельности в этом районе. Первым из них следует назвать принцип мирного использования Антарктики, который не только провозглашается, но и получает реальное подкрепление в виде запрещения любых военных мероприятий, включая «создание военных баз и укреплений, проведение военных маневров, а также испытания любых видов оружия» (п. 1 ст. I). Неисчерпывающий характер этого положения придает ему весьма широкий смысл, позволяющий трактовать данную статью как основание для установления в Антарктике правового режима демилитаризованной и нейтрализованной территории. Такое понимание ст. 1 вытекает и из ее п. 2, где разрешение использовать военный персонал или военное оснащение для научных исследований или любых других мирных целей сопровождается установлением обязанности договаривающихся сторон информировать контрагентов о направлении в Антарктику своего военного персонала или оснащения с соблюдением условий, предусматриваемых Договором, в том числе, конечно, и п. 1 данной статьи. В настоящее время это положение, направленное на предотвращение возможных злоупотреблений, дополнено договоренностями относительно системы контроля, включая проведение инспекций, воздушного и наземного наблюдения, предоставление участниками Договора своевременной информации и другие меры, как это вытекает из ст. VII. В качестве демилитаризованной и нейтрализованной территории Антарктика не может использоваться для размещения здесь воинских контингентов, служить театром военных действий или базой для ведения таковых где бы то ни было, не может быть полигоном для применения ядерного или обычного оружия. Другим основополагающим принципом Договора об Антарктике является принцип свободы научных исследований и международного сотрудничества в этой области, зафиксированный в ст. II. Он означает, что указанная деятельность может осуществляться любым государством на равноправной основе с участниками Договора. В этих же целях ст. III предусматривает процедуру поощрения делового сотрудничества со специализированными учреждениями ООН и другими межгосударственны Глава XVI. Территория в международном праве ми организациями, «для которых Антарктика представляет интерес в научном или техническом отношении» (п. 2). Сама же процедура сотрудничества может выражаться в обмене информацией относительно планов научных работ, научным персоналом между экспедициями и полярными станциями, данными и результатами научных наблюдений и обеспечении свободного доступа к ним (п. 1). Устанавливая в ст. V Договора запрещение проведения в Антарктике любых ядерных взрывов и удаление сюда радиоактивных материалов, его участники утверждают еще одно начало режима антарктической деятельности — принцип обеспечения экологической безопасности в регионе. Не случайно заключенная в 1980 г. Конвенция об охране живых ресурсов Антарктики обязывает ее стороны независимо от их участия или неучастия в Договоре об Антарктике соблюдать, в частности, положения ее ст. V. Ядерный инцидент, имевший место на атомной электростанции американской антарктической базы Мак-Мердо, после которого США были вынуждены прекратить работу АЭС, указывает на действенность этого принципа. Несомненная важность принципов, содержащихся в Договоре об Антарктике, опирается на солидный фундамент, который образует специальный механизм обеспечения соблюдения установленного правового режима деятельности в регионе. Краеугольным элементом такого механизма, описываемого в ст. VII и IX Договора, являются консультативные совещания договаривающихся сторон, созываемые, помимо специальных сессий, один раз в два года. Целью указанных консультативных совещаний является, помимо вопросов осуществления юрисдикции, разработка и дача правительствам государств-участников рекомендаций об использовании Антарктики только в мирных целях, содействии научным исследованиям, научному сотрудничеству и осуществлению инспекционных мероприятий. Последние призваны способствовать достижению целей и обеспечению соблюдения положений Договора и реализуются в процессе деятельности назначаемых сторонами наблюдателей, имеющих доступ в любые районы Антарктики, на все станции, установки, морские и воздушные суда в любое время. Наблюдение может проводиться непосредственно с воздуха. Наконец, механизм обеспечения соблюдения правового режима Антарктики включает обязательные уведомления каждой из договаривающихся сторон всех ее контрагентов по Договору о всех экспедициях, совершаемых ее судами или гражданами либо организуемых на ее территории для исследования антарктического региона, о всех станциях, занимаемых ее гражданами, о любом военном персонале или оснащении, предназначенном для направления в Антарктику. Что касается территориальной сферы действия Договора об Антарктике, то она определена ст. VI, согласно которой: «Положения настоящего Договора применяются к району южнее 60-й параллели южной широты, включая все шельфовые ледники...» Из этого следует, что в состав конвенционного региона входят как сухопутные — материковые и островные, так и водные пространства, ограниченные с севера условной линией — географической параллелью под 60° южной широты. При этом ст. VI содержит важную оговорку, указывающую, что Договор «не ущемляет и никоим образом не затрагивает прав любого государства или осуществления этих прав, признанных международным правом в отношении открытого моря, в пределах этого района». Данное положение § 9. Международно-правовой статус и режим использования Антарктики еще раз свидетельствует о весьма значительном сходстве юридического статуса Антарктики со статусом упоминавшихся выше территориальных сфер с международным режимом. Характерно в этой связи отсутствие у побережья Антарктического материка и островных образований внутренних морских вод, территориального моря, прилежащей и исключительной экономической зон, как это имело бы место, если бы сама Антарктида и прилежащие к ней морские и сухопутные пространства подпадали под суверенитет или юрисдикцию той или иной страны. Участие в Договоре об Антарктике имеет открытый для всех заинтересованных государств характер, однако членами консультативных, совещаний могут стать помимо первоначальных участников страны, проводящие в регионе существенную научную деятельность (экспедиционную либо постоянную). Положения Договора об Антарктике, создающие фундамент для международно-правового регулирования в этом регионе, получили развитие и дополнение в ряде других международных многосторонних соглашений. Первым таким документом явилась Конвенция о сохранении антарктических тюленей 1972 г., предусматривающая существенное ограничение добываемых их видов, а также устанавливающая допустимые уровни вылова, лимитирующая добычу по полу, размеру, возрасту, определяющая открытые и закрытые для охоты районы, регламентирующая применение различных орудий лова. Важнейшей составной частью созданной этой Конвенцией системы охраны тюленей Антарктики является проведение инспекций деятельности по их добыче. В 1980 г. была заключена Конвенция о сохранении морских живых ресурсов Антарктики, представляющая собой первый международно-правовой документ, базирующийся на экосистемном подходе, т. е. исходящий из понимания необходимости комплексной защиты биоресурсов антарктических морей как единой, целостной системы. Поэтому объектом ее регулирования являются популяции плавниковых рыб, моллюсков, ракообразных, всех других видов живых организмов (в том числе птиц), находящиеся не только в пространстве к югу от 60-й параллели южной широты, но и вообще в районе «между этой широтой и Антарктической конвергенцией», т. е. в зоне более протяженной в широтном направлении, где происходит схождение (совмещение, перемешивание) сугубо антарктических природных факторов (океанологических, физических, био- и фитологических) с факторами более северного океанического региона. Конвенцией учреждена Комиссия по сохранению морских живых ресурсов Антарктики, управомоченная выполнять научно-прикладные, информационные, организационные и контрольные функции, причем предпринимаемые ею меры по сохранению становятся обязательными для всех государств — членов Комиссии по истечении 180 дней после того, как о них последние надлежащим образом будут уведомлены. Условия и порядок разработки ископаемых природных ресурсов Антарктики определяются Конвенцией по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики 1988 г. Ее основные принципы развивают, детализируют содержащийся в Договоре об Антарктике принцип обеспечения экологической безопасности региона, устанавливая правовой режим разработки неживых природных ресурсов, при котором в первоочередном порядке учитывалась бы необходимость защиты природной ере Глава XVI Территория в международном праве ды, предотвращения причинения ей значительного ущерба., уважения прав и интересов других пользователей Антарктики. В качестве механизма реализации положений Конвенции учреждены специальные органы — Комиссия и Консультативный комитет, обладающие достаточными правомочиями, чтобы осуществлять организационные и контрольные функции в отношении конвенционной деятельности эксплуатантов. Конвенция 1988 г. в силу не вступила ввиду весьма отрицательного отношения к ней большинства членов международного сообщества, выразивших в принятой Генеральной Ассамблеей ООН резолюции сожаление в связи с позицией участников данного соглашения, недооценивших особую уязвимость экосистемы антарктического региона. Такая реакция была правильно воспринята государствами — членами Конвенции, которые на XI специальной сессии Консультативного совещания в 1991 г. подписали в Мадриде Протокол по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики об охране ее окружающей среды, являющийся дополнением к Договору об Антарктике 1959 г.1 Из числа прочих положений Протокола, направленных на укрепление системы Вашингтонского договора и обеспечение исключительно мирного использования данного полярного региона, на то, чтобы Антарктика никогда не стала объектом международных конфликтов, необходимо выделить установление ст. 7, возлагающее на участников запрет в отношении любой деятельности, связанной с минеральными ресурсами, за исключением научно-исследовательской. Тем самым фактически замораживается проведение всех видов геологоразведочных (и, конечно, эксплуатационных) работ сроком на 50 лет, а сама Антарктида провозглашается международным заповедником. Каждая из договаривающихся сторон обязана осуществить все необходимые законодательные и иные меры, включая акции административного и принудительного порядка, в целях обеспечения соблюдения Протокола, а также предпринять надлежащие усилия, совместимые с Уставом ООН, чтобы воспрепятствовать осуществлению в Антарктике любым государством деятельности, несовместимой с Протоколом. Протоколом устанавливается процедура урегулирования возможных споров при толковании и применении его положений, а договаривающиеся стороны обязываются разработать Правила о материальной ответственности за ущерб в случае нанесения такового в результате деятельности в Антарктике. § 10. Международно-правовой режим архипелага Шпицберген Архипелаг Шпицберген расположен в Северном Ледовитом океане между 74° и 81° северной широты, 10° и 35° восточной долготы, омывается Баренцевым, Норвежским и Гренладским морями. Почти 60% суши покрывают льды. Архипелаг включает в себя следующие острова: Шпицберген, Северно-Восточная Земля, Земля Короля Карла, Баренца, Эдж, Надежды, Белый, Медвежий и множество мелких островов и шхер.

Подробнее см.: Kevin R. Wood. The Uncertain Fate of the Madrid Protocol to the Antarctic Treaty in the Marine Area / Ocean Development and International Law. Vol. 34. 2003. № 1. P. 139-160.

§ 10. Международно-правовой режим архипелага Шпицберген Архипелаг открыт русскими поморами в XII в. В течение ряда столетий Шпицберген (древнее русское название Грумант) считался исконно русской землей. До сих пор сохранились русские названия ряда географических пунктов. Таковы возвышенности Русская, Ломоносова, горы адмирала Макарова, хребты Жуковского и Лобачевского, Русские острова, река Русская и т. д. Однако официальной датой открытия архипелага Шпицберген считается 21 июня 1596 г., когда голландский мореплаватель Баренц нанес на карту остров Медвежий и «Землю острых гор» (Шпицберген). Появление норвежцев, которые занимались зверобойным промыслом, на архипелаге относится к концу XVIII в. В XIX в. научно-поисковые работы на архипелаге провели англичане, французы, немцы, шведы, норвежцы. Во второй половине XIX в. Россия и Швеция — Норвегия (до 7 июля 1905 г. это была уния) в договорном порядке определили международно-правовой статус Шпицбергена как ничейной земли. Современный международно-правовой статус архипелага определяется Договором о Шпицбергене, принятым на Парижской мирной конференции 9 февраля 1920 г. Советская Россия в конференции участия не принимала. В Договоре сказано, что США, Великобритания, Дания, Франция, Италия, Япония, Норвегия, Нидерланды и Швеция соглашаются признать на условиях, предусмотренных Договором, полный и абсолютный суверенитет Норвегии над Шпицбергеном. 14 августа 1925 г. Норвегия официально объявила Шпицберген частью норвежской территории. Одновременно был принят Горный устав, регулирующий порядок ведения горных работ на архипелаге. Советское правительство 16 февраля 1924 г. признало суверенитет Норвегии над Шпицбергеном. 27 февраля 1935 г. СССР присоединился к Договору о Шпицбергене. «В ожидании того, что признание Договаривающимися Державами Русского Правительства, — говорится в ст. 10 Договора, — позволит России присоединиться к настоящему Договору, русские граждане и общества будут пользоваться теми же правилами, что и граждане высоких Договаривающихся Сторон». Россия в соответствии с Договором осуществляет на архипелаге добычу угля, в прибрежных водах — живых морских ресурсов. С 1932 г. здесь действует государственный трест «Арктикуголь», владеющий на концессионной основе земельными участками общей площадью 251 тыс. кв. м. На этих участках расположены два рудника — «Пирамида» (в начале 1998 г. прекращена добыча угля) и «Грумант» (законсервирован в 1961 г.). Ряд коммерческих предприятий России строят на Шпицбергене современный рыбопромышленной комплекс. Россия имеет на архипелаге свое консульство (оно находится в поселке Баренцбург). В Договоре закреплен принцип равных прав сторон. Так, в соответствии со ст. 2 суда и граждане всех договаривающихся сторон будут допущены на одинаковых основаниях к осуществлению права на рыбную ловлю и охоту на суше и в территориальных водах архипелага. Статья 3 гарантирует гражданам всех договаривающихся сторон одинаковый свободный доступ для любой цели и задачи в воды, фиорды и порты архипелага и право остановки в них. Они могут заниматься в них без каких-либо препятствий, при условии соблюдения местных законов и по16- ГлаваXVI. Территория в международном праве становлений, всякими судоходными, промышленными, горными и торговыми операциями на условиях полного равенства. Они будут допущены на тех же условиях равенства к занятию всяким судоходным, промышленным, горным и коммерческим делом и к его эксплуатации как на суше, так и в территориальных водах. Статья 6 обязывает Норвегию предоставить всем гражданам договаривающихся сторон в отношении способов приобретения права собственности, пользования им и его осуществления, включая право заниматься горным делом, режим, основанный на полном равенстве. Шпицберген является демилитаризованной зоной. В соответствии со ст. 9 Договора Норвегия обязуется не создавать и не допускать создания какой-либо морской базы на островах, составляющих архипелаг, и не строить никаких укреплений в указанных местностях, которые никогда не должны быть использованы в военных целях. Обязательства, закрепленные в этой статье, обращены к Норвегии. Однако они в равной мере распространяются на все государства, участвующие в Договоре. На Норвегии лежит обязанность по обеспечению положений ст. 9 Договора. Однако Договор не предусматривает мер коллективной гарантии режима демилитаризации и нейтрализации архипелага1. В апреле 1949 г. Норвегия вступила в НАТО, и в результате архипелаг был включен в зону его влияния. Об этом заявлено в постановлении норвежского стортинга (парламента) от 19 января 1951 г. По этому поводу в ноте СССР от 15 октября 1951 г. указывается, что «Советское правительство считает необходимым отметить, что норвежское правительство передало острова Шпицберген и Медвежий в компетенцию главнокомандующего Северо-атлантического морского района. Это означает разрешение вооруженным силам Северо-атлантического союза, находящимся под американским командованием, проводить военные мероприятия в районе указанных островов по усмотрению этого командования. Такие действия правительства Норвегии находятся в явном противоречии с многосторонним Парижским договором о Шпицбергене от 9 февраля 1920 года»2. В ст. 8 Договора установлено, что «взимаемые налоги, пошлины и сборы должны быть употреблены исключительно на нужды указанных местностей и могут устанавливаться только в той мере, в которой это оправдывается их назначением». На основании Договора 1920 г. Министерство гражданской авиации СССР и Министерство коммуникаций Норвегии 7 марта 1974 г. заключили Соглашение об использовании советскими воздушными судами норвежского государственного гражданского аэродрома «Шпицберген, Лонгиер», согласно ст. 1 которого «гражданские воздушные суда, зарегистрированные в Советском Союзе, могут использовать аэродром "Шпицберген, Лонгиер" при полетах между территорией СССР и архипелагом Шпицберген, а также при полетах внутри архипелага».

Деканозов Р. В. Договор 1920 года о демилитаризации и нейтрализации Шпицбергена // Ученые записки Азербайджанского госуниверситета. Серия юридических наук. 1968. № 1. С. 74.

Известия. 1951. 16 окт.

Литература Норвегия в 1976 г. установила 200-мильную экономическую зону, в том числе вокруг архипелага Шпицберген, что формально не согласуется со ст. 2 Договора. В 1977 г. принят королевский декрет относительно зоны охраны рыболовства вокруг Шпицбергена шириной в 200 миль. В соответствии с этим декретом департамент рыболовства ежегодно издает большое количество нормативных актов, которые ограничивают промысловые возможности российских рыбаков. В 2002 г. Норвегия приняла Закон об охране окружающей среды на Шпицбергене. Этот закон вводит строгие меры по охране среды, включая необходимость осторожного подхода, определяет разрешительный порядок осуществления хозяйственной деятельности на Шпицбергене, устанавливает платность пользования ресурсами и налог на загрязнение. Он устанавливает ограничения на передвижение транспорта по островам. Губернатор вправе издавать предписания по закрытию отдельных районов архипелага для транспорта. Многие положения закона весьма затрудняют хозяйственную деятельность и даже могут привести к ее ликвидации. Контрольные вопросы и задания 1. Назовите виды территорий в международном праве и дайте краткую характеристику их режима. 2. Что такое безъядерные зоны и каков их правовой режим? 3. Каковы различия между международными и многонациональными реками? 4. Каков правовой режим Арктики? 5. Какие основные международные договоры определяют режим Антарктики? 6. Что такое международный водоток? 7. Имеет ли Российская Федерация преимущественные права на ресурсы Шпицбергена?

Литература Бабурин С. Н. Территория государства. Правовые и геополитические проблемы. М., 1997. Волова Л. И. Принцип территориальной целостности и неприкосновенности в современном международном праве. М., 1981. Клименко Б. М., Порк А. А. Территория и границы СССР. М., 1985. Клименко Б. М., Ушаков М. А. Нерушимость границ — условия международного мира. М., 1975. McCaffrey S. The Law of International Watercources: Non-Navigational Uses. Oxford University Press, 2003. Timtchenko L. The International Law Regime of the Arctic and Trends in its Development. Kharkiv. 1996.

16 ГЛАВА XVII. МЕЖДУНАРОДНОЕ МОРСКОЕ ПРАВО § 1. Понятие международного морского права и его принципы Понятие международного морского права. В литературе предложено несколько определений международного морского права. По мнению А. Л. Колодкина, в доктрине в целом выработан единый подход к определению понятия международного морского права, которое является частью международного права и представляет собой совокупность норм, направленных на установление режима морских пространств и регулирование отношений между субъектами международного права в связи с их деятельностью в Мировом океане1. В. Н. Гуцуляк считает, что международное публичное морское право — это отрасль международного права, объектом которой является сравнительно большой комплекс однородных международных отношений в связи с использованием Мирового океана2. В Морском энциклопедическом словаре дается более сжатое определение международного морского права: совокупность юридических норм, регулирующих отношения в сфере морской деятельности3. По мнению Д. Коломбоса (Англия), международное морское право — это существенная часть международного права, которая состоит из принципов, регулирующих общение с морем, ведение морской войны и нейтралитет4. Международное морское право — это отрасль международного публичного права, определяющая правовой статус морских пространств и порядок использования пространств и ресурсов в мирных целях. Основные принципы международного морского права. Наиболее важным и всеобще признанным является принцип свободы открытого моря. Еще в конце XIX в. Отфейл отмечал, что море свободно в том смысле, что оно не может быть подчинено под власть (суверенитет) никакого народа;

что никакой властитель, как бы он ни был могуществен, не может иметь притязания диктовать законы, даже самой слабеющей нации, на этом обширном пространстве морей5. Данный принцип закреплен в ст. 87 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Он означает, что открытое море открыто для всех государств, как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю. Свобода открытого моря определяется в соответствии с условиями, регламентированными Конвенцией 1982 г. и другими нормами международного права. Она включает, в частности, как для прибрежных государств, так и для государств, не имеющих выхода к морю: а) свободу судоходства;

Курс международного права. М., 1992. Т. 5. С, 5.

Гуцуляк В. Н. Морское право. М., 2000. С. 7.

М о р с к о й энциклопедический с л о в а р ь. С П б.. 1993. Т. 2. С. 311 ( а в т о р э т о г о определения проф. В. Ф. Сидорченко). Коломбос Д. Международное морское право / пер. с англ. М., 1975. С. 21. История происхождения, развития и изменения морского международного права. Сочинение Отфейля. 2-е изд. СПб., 1887. С 14.

§ 1. Понятие международного морского права и его принципы б) свободу полетов;

в) свободу прокладывать подводные кабели и трубопроводы;

г) свободу возводить искусственные острова и другие установки, допускаемые в соответствии с международным правом;

д) свободу рыболовства;

е) свободу научных исследований. Все государства осуществляют эти свободы, должным образом учитывая заинтересованность других государств в пользовании свободой открытого моря. По мнению А. Л. Колодкина, «принцип свободы открытого моря есть принцип императивный, высший принцип jus cogens»1. Следующим принципом международного морского права является принцип использования открытого моря в мирных целях. Главная задача этого принципа заключается в исключении применения силы или угрозы силой в морской деятельности государств и в конечном счете запрещении военной деятельности государств на морях и в океанах, обеспечении на деле лишь мирного использования пространств Мирового океана. Данный принцип первоначально был закреплен в Договоре о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 г. В общей форме этот принцип отражен в ст. 88 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. В этой статье указано, что открытое море резервируется для мирных целей. В преамбуле этой Конвенции отмечается, что установленный ею правовой режим должен содействовать использованию морей и океанов в мирных целях. Согласно ст. 141 Конвенции международный район морского дна «открыт для использования исключительно в мирных целях». Такие же предписания закреплены в отношении режима исключительной экономической зоны (ст. 58), транзитного прохода через международные проливы (ст. 39) и архипелажные воды (ст. 54), морских научных исследований (ст. 240). Принцип рационального использования морских ресурсов также является одним из значимых принципов международного морского права. Он возник в начале XX в. и был отражен в двусторонних договорах о рыболовстве и окончательно сформулирован в Женевской конвенции о рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря 1958 г. В ст. 2 Конвенции под словами «охрана живых ресурсов открытого моря» понимается совокупность мер к обеспечению оптимума устойчивой добычи этих ресурсов, необходимых для достижения максимума снабжения продуктами питания и другими морскими продуктами. Государство, граждане которого занимаются ловом из фонда или фондов рыбы или иных живых морских ресурсов в районе открытого моря, где граждане других государств рыболовством не занимаются, обязано принимать, по мере надобности, в отношении своих граждан в данном районе меры для охраны соответствующих живых ресурсов (ст. 3). Этот принцип получил дальнейшее развитие в разделе 2 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. В соответствии со ст. 117 этой Конвенции все государства принимают такие меры или сотрудничают с другими Колодкин А. Л. Мировой океан. Международно-правовой режим. Основные проблемы. М., 1973. С. 63.

Глава XVII. Международное морское право государствами в принятии в отношении своих граждан таких мер, какие окажутся необходимыми для сохранения ресурсов открытого моря. В ст. 119 Конвенции перечислены меры по сохранению живых ресурсов открытого моря. Что касается минеральных ресурсов, то в разделе 3 части XI Конвенции определены меры по рациональному освоению этих ресурсов на морском дне. Принцип предотвращения загрязнения морской среды. Впервые этот принцип был закреплен в Международной конвенции по предотвращению загрязнения моря нефтью 1954 г. Согласно преамбуле в Конвенции закреплены согласованные меры для предотвращения загрязнения моря нефтью, выливаемой с судов. Конвенция устанавливает запретные для слива нефти зоны. Женевская конвенция об открытом море 1958 г. (ст. 24) обязывает каждое государство издавать правила для предупреждения загрязнения морской воды нефтью с кораблей или из трубопроводов или в результате разработки или разведки поверхности морского дна или его недр, принимая при этом во внимание постановления действующих договоров по данному вопросу. Рассматриваемый принцип детально раскрыт в Конвенции по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов и других материалов 1972 г., Международной конвенции по предотвращению загрязнения с судов 1973 г., Протоколе о вмешательстве в открытом море в случаях аварий, приводящих к загрязнению веществами иными, чем нефть 1973 г., Международной конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 г. (с последующими изменениями), а также в более чем 20 конвенциях по предотвращению загрязнения региональных морей. Становление принципа предотвращения загрязнения морской среды завершилось в связи с принятием Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Статья 192 Конвенции в императивной форме обязывает государства защищать и сохранять морскую среду. Конвенция определяет меры по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнений морской среды (ст. 194), обязывает государства не переносить ущерб или опасность загрязнения и не превращать один вид загрязнения в другой (ст. 195). Конвенция содержит перечень требований по предотвращению загрязнения из находящихся на суше источников (ст. 207), загрязнения, вызываемого деятельностью на морском дне (ст. 208), загрязнения, вызываемого захоронением (ст. 210), загрязнения с судов (ст. 211), загрязнения из атмосферы или через нее (ст. 212). Принцип свободы морских научных исследований впервые закреплен в ст. 87 и в части XIII Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Свобода научных исследований является одним из элементов свободы открытого моря. Согласно ст. 238 все государства независимо от их географического положения и компетентные международные организации имеют право проводить морские научные исследования при условии соблюдения прав и обязанностей других государств, предусмотренных в Конвенции 1982 г. Статья 240 определяет общие принципы проведе § 2. Кодификация и прогрессивное развитие международного морского права ния морских научных исследований. Конвенция устанавливает порядок проведения исследований в территориальном море (ст. 245), в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе (ст. 246), на морском дне (ст. 255). Государства и компетентные международные организации обязаны предоставлять информацию прибрежному государству о характере и целях проекта, методе и средствах ведения исследований, точных географических районах. Ряд российских авторов к числу принципов международного морского права относят принцип общего наследия человечества1. Однако этот принцип не носит всеобщего характера. Он касается только ресурсов и пространств морского дна за пределами континентального шельфа. Распространение его на другие пространства и ресурсы недопустимо. По этой причине нельзя признать принципами международного морского права как отрасли международного права принцип суверенитета государств над территориальными водами, принцип исключительной юрисдикции государства над судами2.

§ 2. Кодификация и прогрессивное развитие международного морского права Сущность кодификации международного морского права состоит в усовершенствовании действующих норм и разработке новых, соответствующих уровню развития правосознания субъектов и научно-технического прогресса в области изучения и освоения Мирового океана. Международное морское право является одной из древнейших отраслей международного публичного права, и в этой связи кодификация его норм имеет свою историю. Как справедливо отметил А. П. Мовчан, кодификация международного права может носить только официальный характер3. В этой связи рассмотрим основные этапы официальной кодификации международного морского права. Кодификация на неофициальном уровне также имеет свою историю и весьма ощутимые результаты 4. Длительный процесс кодификации международного морского права можно объединить в три этапа: первый этап охватывает период Курс международного права. Т. 5. С. 16—17;

Международное морское право. М., 1988. С. 30-31. Такой перечень принципов предложен С. А. Гуреевым в учебнике «Международное морское право». М., 1988. С. 26—27. Мовчан А. П. Кодификация и прогрессивное развитие международного права. М., 1972. С. 67. Например, в VII—XII вв. в результате кодификации норм морского права были составлены кодексы «Базилика», «Колосолато дель Map», «Законы Висби», «Олеронские свитки», «Родосский кодекс», «Кодекс Ганзы» и др. Однако эти документы касались в основном частноправовых аспектов международного морского права. Многие положения, относящиеся к публичным аспектам этой отрасли права, носили региональный характер.

• Глава XVII. Международное морское право с 20-х годов до создания ООН;

второй этап — с начала деятельности ООН (1946 г.) по 1958 г.;

третий этап — с середины 60-х годов XX в. по 1 1982 г. Первый этап связан с деятельностью Лиги Наций. В 1930 г. была созвана Гаагская конференция для рассмотрения проекта Международной конвенции о территориальных водах, который был подготовлен Комитетом экспертов по прогрессивной кодификации международного права Лиги Наций. Он состоял из двадцати восьми пунктов. Согласно п. 1 государство обладает суверенитетом над морской зоной, омывающей его берега;

эта зона образует его территориальные воды. Ширина территориальных вод составляет три мили. В открытом море, сопредельном с территориальными водами, прибрежное государство может принимать меры контроля, необходимые для избежания на своей территории или в своих территориальных водах нарушения правил таможенной или санитарной полиции либо покушения на безопасность со стороны иностранного государства. Эти меры контроля не могут быть приняты за пределами 12 морских миль, считая от берега. В пп. 6—18 этого проекта излагаются методы отсчета ширины территориальных вод. В соответствии с п. 19 прибрежное государство должно иметь право мирного прохода через свои территориальные воды;

полицейские и навигационные правила, которым могут быть подчинены эти суда, должны применяться таким образом, чтобы уважать право прохода в условиях полного равенства. Право мирного прохода распространяется на лиц и товары. В п. 26 определяется порядок преследования иностранного судна, а п. 27 признает за государством порта право на осуществление уголовной юрисдикции. Конференция одобрила проект из тринадцати статей и рекомендовала Совету Лиги Наций направить эти статьи государствам для рассмотрения. Конференция рассмотрела также проект из восьми статей, составленный подкомитетом, которые помещены в качестве приложения к докладу II Комитета по территориальным водам. В них даются определения залива, порта, рейда, острова, пролива и т. д. Гаагская конференция по кодификации международного права в вопросе о территориальных водах сыграла в целом позитивную роль в становлении норм международного морского права. Проекты статей, рассмотренных и одобренных Конференцией, были в дальнейшем учтены при кодификации и прогрессивном развитии международного морского Иную периодизацию кодификации международного морского права предлагает А. Л. Колодкин: первый этап — это период подготовки и принятия Женевских конвенций по морскому праву 1958 г.;

второй этап — после II Женевской по морскому праву (см.: Колодкин А. Л. Мировой океан. М., 1972. С. 26—30). В. Н. Гуцуляк считает, что в истории развития современного международного публичного морского права можно выделить два этапа: первый этап принято связывать с результатами Женевской конференции по морскому праву 1958 г., а второй этап — с III Конференцией по морскому праву 1973—1982 гг. (См.: Гуцуляк В. Н. Морское право. М., 2000. С. 7.) конференции 1960 г.;

третий этап — с начала подготовки III Конференции ООН § 2. Кодификация и прогрессивное развитие международного морского права права в рамках ООН и других международных организаций и конферен1 ций. Ввиду отсутствия универсальной нормы о ширине территориального моря и континентального шельфа ряд государств объявили о своих правах на воды и дно открытого моря. Например, в 1945 г. США заявили о своем праве на природные ресурсы морского дна и его недр на континентальном шельфе, находящемся под водами открытого моря, но прилежащем к побережью США. Кроме того, США заявили также о своем праве неустановления в водах открытого моря, примыкающих к побережью Соединенных Штатов, рыбоохранных зон, ресурсы которых должны резервироваться для рыбаков США и других стран, традиционно ведущих там лов рыбы. Вслед за США аналогичные действия предприняли страны Южной и Центральной Америки. В октябре 1946 г. Аргентина заявила о своем праве на владение шельфом и эпиконтинентальным морем над ним шириной 200 миль. Чили и Перу в 1947 г. и Эквадор в 1950 г. провозгласили свой суверенитет над 200-мильной зоной. Многочисленные притязания на ресурсы и пространства открытого моря подтолкнули мировое сообщество к необходимости кодификации обычных норм международного морского права и разработки новых, учитывающих разнообразные интересы государств. Второй этап кодификации норм международного морского права связан с деятельностью ООН. На первой сессии в 1949 г. Комиссия международного права ООН (КМП) представила предварительный перечень, состоящий из четырнадцати вопросов, подлежащих кодификации. В этот перечень были включены также вопросы, касающиеся режимов открытого моря и территориальных вод. В докладе, представленном КМП Генеральной Ассамблее в 1950 г., был сделан обзор различных вопросов, касающихся режима открытого моря, среди них: национальность судна, безопасность человеческой жизни на море, работорговля, подводные телефонные кабели, морские ресурсы, право преследования, прилежащие зоны, стационарные рыбные промыслы, континентальный шельф. В 1951 г. КМП в предварительном порядке одобрила проекты статей по следующим вопросам: континентальный шельф, морские ресурсы, стационарные рыбные промыслы, прилежащая зона. В 1953 г. на пятой сессии КМП после повторного рассмотрения предварительных проектов статей в свете замечаний правительств подготовила окончательные проекты по трем следующим вопросам: континентальный шельф, рыбные промыслы и прилежащая зона. Однако Генеральная Ассамблея на VIII сессии в 1953 г. поручила КМП дополнительно изучить проблемы, касающиеся режимов открытого моря и территориальных вод, и представить по ним доклад на очередную сессию Генеральной Ассамблеи.

Николаев А. Н. Проблемы территориальных вод в международном праве. М., 1954. С. 258-275.

Глава XVII. Международное морское право КМП на восьмой сессии одобрила заключительный доклад по морскому праву, содержащий семьдесят три статьи и постатейный коммен1 тарий к ним. В соответствии с рекомендацией Комиссии Генеральная Ассамблея Резолюцией 1105 (XI) от 21 февраля 1957 г. постановила созвать международную конференцию полномочных представителей «для рассмотрения морского права с учетом не только юридической, но и технической, биологической, экономической и политической сторон проблемы и для использования результатов работы конференции в одной или нескольких международных конвенциях или в таких других актах, какие она признает подходящими». Конференция ООН по морскому праву проходила в Женеве с 24 февраля по 27 апреля 1958 г. Среди восьмидесяти шести государств, представленных на Конференции, семьдесят девять являлись членами ООН, а семь, не являясь ее членами, входили в состав ее специализированных учреждений. Конференция 29 апреля 1958 г. одобрила четыре конвенции и Факультативный протокол, и все они были открыты для подписания до 31 октября 1958 г. Далее кратко излагается содержание одобренных документов2. Конвенция об открытом море. Состоит из тридцати семи статей. Под открытым морем понимаются все части моря, которые не входят ни в территориальное море, ни во внутренние воды какого-либо государства. Открытое море открыто для всех наций, и никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части его своему суверенитету. Свобода открытого моря включает, в частности, свободу судоходства, свободу рыболовства, свободу прокладывать подводные кабели и трубопроводы, свободу летать над открытым морем. Каждое государство независимо от того, является ли оно прибрежным или нет, имеет право на то, чтобы суда под его флагом плавали в открытом морс. В ст. 15—22 Конвенции дано определение пиратства и регламентируется порядок захвата пиратского судна. В ст. 23 подробно излагается процедура преследования иностранного судна, если оно нарушило законы и правила прибрежного государства. В соответствии со ст. 24 Конвенции каждое государство обязано издавать правила для предупреждения загрязнения морской среды нефтью с кораблей и трубопроводов или в результате разработки или разведки поверхности морского дна или его недр. Конвенция вступила в силу 30 сентября 1962 г. СССР ратифицировал ее 20 января 1960 г. Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне. Состоит из тридцати двух статей. Согласно ст. 1 Конвенции суверенитет государства распространяется за пределы его сухопутной территории и его внутренних вод на морской пояс, примыкающий к его берегу и называемый территориальным морем. Суверенитет прибрежного государства распроYeaibook of the International Law Commission. Vol. II. 1956. Paras 7—33. Тексты конвенций и Факультативного протокола см.: Работа Комиссии международного права. 4-е изд. Нью-Йорк, 1989. С. 174—206.

§ 2. Кодификация и прогрессивное развитие международного морского права страняется на воздушное пространство над территориальным морем, равно как и на поверхность и недра его дна. В разделе II изложены методы определения границы территориального моря. Внешней границей территориального моря является линия, каждая точка которой находится от ближайшей точки исходной линии на расстоянии, равном ширине территориального моря. Раздел III регламентирует порядок мирного прохода судов через территориальное море. В соответствии со ст. 14 Конвенции суда всех государств, как прибрежных, так и неприбрежных, пользуются правом мирного прохода через территориальное море. Под проходом понимается плавание через территориальное море с целью или пересечь это море, не заходя во внутренние воды, или пройти во внутренние воды или из внутренних вод в открытое море. Раздел IV Конвенции касается режима прилежащей зоны. Она не может распространяться за пределы 12 морских миль. Конвенция вступила в силу 10 сентября 1964 г. СССР ратифицировал ее 20 октября 1960 г. тей. Под шельфом понимаются поверхность и недра морского дна подводных районов, примыкающих к берегу, но находящихся вне этого территориального моря, до глубины 200 м или за этим пределом до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих районов. Прибрежное государство осуществляет над континентальным шельфом суверенные права в целях разведки и разработки его естественных богатств. Права прибрежного государства на континентальный шельф не зависят от наличия эффективной или фиктивной оккупации им шельфа или от прямого об этом заявления. Права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают ни правового статуса покрывающих вод как открытого моря, ни правового статуса воздушного пространства над этими водами. Разведка континентального шельфа и разработка его естественных богатств не должны создавать неоправдываемой помехи судоходству, рыболовству или охране живых ресурсов моря, а также не должны создавать препятствий капитальным океанографическим или иным научным исследованиям, выполняемым с целью опубликования. В районе разработки ресурсов прибрежное государство обязано возводить зоны безопасности. Конвенция вступила в силу 10 июня 1964 г. СССР ратифицировал ее 20 октября 1960 г. Состоит из двадцати двух статей. Согласно ст. 1 Конвенции каждое государство имеет право на то, чтобы его граждане занимались рыболовством в открытом море, с учетом: а) его договорных обязательств;

б) интересов и прав прибрежных государств, как это предусмотрено в Конвенции;

в) постановлений, содержащихся в самой Конвенции. Все государства обязаны, каждое по отношению к своим гражданам, принимать меры или участвовать совместно с другими государствами в принятии мер, какие окажутся необходимыми для охраны живых ресурсов открытого моря. Под охраной живых ресурсов открытого моря в Конвенции понимается совокупность мер к обеспечению оптимума устойчивой добычи из этих ресурсов, необходимых для достижения максимума снабжения продуктами питания и другими морскими Конвенция о рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря.

Конвенция о континентальном шельфе. Состоит из пятнадцати ста Глава XVII. Международное морское право продуктами. Программы охранительных мер должны составляться таким образом, чтобы в первую очередь обеспечивать снабжение пищей человека. Государство, граждане которого занимаются ловом из фонда или фондов рыбы или иных живых морских ресурсов в районе открытого моря, где граждане других государств рыболовством не занимаются, обязано принимать, по мере надобности, в отношении своих граждан в данном районе меры для охраны собственных живых ресурсов. Государство, граждане которого занимаются рыболовством в каком-либо районе открытого моря, примыкающем к территориальному морю прибрежного государства, обязано по требованию прибрежного государства вступить в переговоры с целью принятия с общего согласия мер, необходимых для охраны живых ресурсов открытого моря в данном районе. В соответствии со ст. 7 Конвенции любое прибрежное государство может в целях поддержания воспроизводства живых ресурсов моря вводить односторонние охранительные меры, подходящие для каждого данного рыбного фонда или фонда других морских ресурсов в любом районе открытого моря, примыкающем к его территориальному морю, если переговоры о том с другими заинтересованными государствами не приводят к соглашению в течение шестимесячного срока. Конвенция вступила в силу 10 марта 1966 г. Россия в этой Конвенции не участвует. Факультативный протокол подписания, касающийся обязательного разрешения споров. Состоит из семи статей. Согласно ст. 1 Протокола споры, касающиеся толкования или применения Женевских конвенций по морскому праву, подлежат обязательной юрисдикции Международного суда, ввиду чего заявления могут ему подаваться любой стороной в споре, которая является стороной Протокола. Это обязательство относится ко всем постановлениям четырех конвенций, за исключением ряда статей Конвенции о рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря, к которым применяются ст. 10—12 этой Конвенции (споры по этой Конвенции должны решаться специальной комиссией). Протокол вступил в силу 20 сентября 1962 г. Россия не является его участником. 10 декабря 1958 г. Генеральная Ассамблея в Резолюции 1307 (XIII) поручила Генеральному секретарю созвать II Конференцию ООН по морскому праву для дальнейшего рассмотрения вопросов о ширине территориального моря и пределах для рыболовства, которые не были решены на I Конференции по морскому праву. В работе И Конференции, проходившей в Женеве с 16 марта по 26 апреля 1960 г., участвовало восемьдесят два государства. Конференция не смогла принять каких-либо существенных предложений по двум рассматриваемым вопросам. Вместе с тем она одобрила резолюцию, в которой указывалось на необходимость оказания технической помощи в вопросах рыболовства. Однако Женевские конвенции 1958 г. оказались неудовлетворительными, так как не регламентировали новые аспекты деятельности государств в Мировом океане (например, на морском дне за пределами континентального шельфа). Они не определяли ширину территориального моря, внешний предел континентального шельфа, не регулировали процессы осуществления морских научных исследований и передачи технологии. Отсутствовал специальный механизм разрешения споров по мор § 2. Кодификация и прогрессивное развитие международного морского права ским вопросам. И не случайно большинство государств мира не участвовали в Женевских конвенциях по морскому праву. В этой связи Генеральная Ассамблея ООН на своих сессиях в 1966 и 1967 гг. рассмотрела вопросы международного морского права и постановила приступить к кодификации действующих норм этой отрасли права и разработке новых. При этом за основу, были взяты две идеи, изложенные на XXII сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1967 г. постоянным представителем Мальты при ООН А. Пардо, а именно: а) ресурсы морского дна за континентальным шельфом представляют собой общее наследие человечества;

б) все аспекты морского пространства взаимосвязаны и должны рассматриваться как единое целое. Третий этап кодификации международного морского права связан с разработкой и принятием Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. и двух дополнений к ней. Генеральная Ассамблея ООН в 1967 г. одобрила концепцию общего наследия человечества в контексте вопроса о сохранении дна морей и океанов исключительно в мирных целях. В результате Генеральная Ассамблея учредила Специальный комитет для изучения вопросов мирного использования дна морей и океанов за пределами действия национальной юрисдикции, а впоследствии создала постоянный комитет — Комитет по мирному использованию дна морей и океанов за пределами действия национальной юрисдикции (далее — Комитет по морскому дну) в целях формулирования и отработки идей и концепций, которые должны были послужить основой нового международного режима Мирового океана. В 1970 г. Генеральная Ассамблея ООН (Резолюция 2749 (XXV)) приняла Декларацию принципов, в которой торжественно провозгласила дно морей и океанов и его недра за пределами действия национальной юрисдикции, а также ресурсы этого района общим наследием человечества, которые не подлежит присвоению каким бы то ни было образом государствами или лицами. Кроме того, в Декларации объявлялось, что этот район открыт для использования исключительно в мирных целях всеми государствами без дискриминации. Генеральная Ассамблея предложила Комитету по морскому делу действовать в качестве подготовительного комитета для будущей конференции. В соответствии с Резолюцией 3067 (XXVIII) Генеральной Ассамблеи ООН осенью 1973 г. была созвана III Конференция ООН по морскому праву для решения организационных вопросов. Более ста шестидесяти государств приняли участие в этой Конференции. Она провела одиннадцать сессий. С 6 по 10 декабря 1982 г. в Монтего-Бее (Ямайка) состоялась заключительная сессия Конференции. На ней представители государств подписали Заключительный акт и Конвенцию ООН по морскому праву. Этот первый успех Конференции сам по себе не имеет прецедента в истории договорного права. СССР подписал Конвенцию со следующим заявлением: «1. СССР заявляет, что в соответствии со статьей 287 Конвенции он принимает в качестве основного средства урегулирования споров, касающихся толкования и применения этой Конвенции, арбитраж, образованный согласно приложению V. Для рассмотрения вопросов, касающихся рыболовства, защиты и сохранения морской среды, морских на Глава XVII. Международное морское право учных исследований и судоходства, включая загрязнение с судов и в результате захоронения, СССР избирает специальный арбитраж, образованный согласно приложению VIII. СССР признает предусмотренную в статье 292 компетенцию Международного трибунала по морскому праву в отношении вопросов, касающихся незамедлительного освобождения задержанных судов или их экипажей. 2. СССР заявляет, что в соответствии со статьей 298 Конвенции он не принимает обязательных процедур, влекущих за собой обязательные решения при рассмотрении споров, связанных с делимитацией морских границ, споров, касающихся военной деятельности, и споров, в отношении которых Совет Безопасности ООН осуществляет функции, вохтоженные на него Уставом ООН». III Конференция ООН по морскому праву рассматривала широкий круг проблем, и в этом смысле она является беспрецедентной в истории международных отношений. Министр иностранных дел Канады М. Макгиган следующим образом оценил итоги этой Конференции: «Я хочу подчеркнуть, что Конференция — это не просто попытка кодифицировать технические нормы права. Это — Конференция по ресурсам;

это — Конференция по продовольствию;

это — Конференция по окружающей среде;

это — Конференция по энергии;

это — Конференция по охране природы;

это — экономическая Конференция;

это — Конференция по делимитации морских границ;

это — Конференция по территориальным границам и юрисдикции: это — Конференция по транспорту, связи и свободе судоходства;

это — Конференция, которая регулирует все виды использования океана человечеством. Более того, это — Конференция, которая предусматривает мирное урегулирование споров, касающихся океанов. Другими словами, это — Конференция, посвященная правопорядку в отношениях между государствами»1. Конвенция устанавливает всеобъемлющий режим всего морского пространства. Она состоит из 17 частей, 320 статей и 9 приложений2. В соответствии с п. 1 ст. 311 для государств-участников эта Конвенция будет превалировать над Женевскими конвенциями по морскому праву 1958 г. Конвенция обстоятельно регламентирует проблемы торгового и военного судоходства, устанавливает территориальное море шириной в 12 миль, подтверждает традиционные права плавания в открытом море и мирного прохода, включая право транзитного прохода, через проливы;

в ней рассматриваются вопросы морских коридоров и схем разделения движения, а также права уголовной и гражданской юрисдикции государств флага, прибрежных государств и портов над судами, находящимися в их водах. В Конвенции впервые закреплены права прибрежных государств во вновь созданных исключительных экономических зонах шириной 200 Тихая революция. Конвенция ООН по морскому праву. Нью-Йорк, 1984 С. 76. Текст: Морское право. Официальный текст Конвенции ООН по морскому праву с приложениями и предметным указателем. Нью-Йорк, 1984;

Бюллетень международных договоров. 1998. № 1. С. 3—168.

§ 2. Кодификация и прогрессивное развитие международного морского права морских миль в отношении живых и неживых ресурсов и охватываются также вопросы другой экономической деятельности;

она касается прав доступа к морю и от моря государств, не имеющих выхода к морю, и свободы их транзита;

создает пересмотренный режим юрисдикции над континентальным шельфом;

устанавливает режим для архипелажных вод. Конвенция определяет статус и режим морского дна за пределами континентального шельфа и создает новую международную организацию — Международный орган по морскому дну (МОД) с его оперативным подразделением — Предприятием в целях управления и осуществления разведки и разработки минеральных ресурсов дна океана как часть «параллельной системы», охватывающей также частные предприятия. Конвенция касается охраны и сохранения морской среды, научных исследований, разработки и передачи морской технологии, составления новых карт океанских вод и районов, покрытых льдами. Конвенция включает положение, которое редко встречается в многосторонних договорах: она предусматривает не только урегулирование споров, связанных с Конвенцией, но и принудительное судебное решение по просьбе одной из сторон в споре, если процедура примирения и другие средства не приведут к достижению соглашения. В качестве одного из средств для этого она учреждает специальный Международный трибунал по морскому праву. Она предусматривает также образование арбитражей для рассмотрения споров по рыболовству, судоходству, предотвращению загрязнения, научным исследованиям и т. д. Вопросы, не урегулированные Конвенцией, продолжают регламентироваться нормами и принципами общего международного права (преамбула Конвенции).

Обеспечение выполнения норм, определяющих режим открытого моря.

В целях обеспечения неукоснительного выполнения норм и правил, касающихся правового режима открытого моря, Конвенция 1982 г. предусматривает осуществление следующих превентивных мер. 1. Право на осмотр судна. Военный корабль, встретивший в открытом море иностранное судно, не пользующееся полным иммунитетом (т. е. невоенный корабль или судно, состоящее на некоммерческой службе), может подвергнуть его осмотру, если есть разумные основания подозревать, что это судно: а) занимается пиратством;

б) занимается работорговлей;

в) занимается несанкционированным вещанием;

г) не имеет национальности;

д) в действительности имеет ту же национальность, что и данный военный корабль, хотя на нем поднят иностранный флаг или оно вообще отказывается поднять флаг. В указанных выше случаях военный корабль может произвести проверку права судна на его флаг. С этой целью он может послать шлюпку к подозреваемому судну, если после проверки документов подозрения остаются, он может произвести дальнейший досмотр на борту этого судна со всей возможной осмотрительностью. Если подозрения оказываются необоснованными, а также при условии, что осмотренное судно не совершило никаких действий, которые подтверждали бы эти подозрения, ему должны быть возмещены причиненные убытки и ущерб.

Глава XVII. Международное морское право 2. Право преследования по «горячим» следам. Конвенция 1982 г. подробно регламентирует вопрос о праве преследования иностранного судна в случаях, если компетентные власти прибрежного государства имеют достаточные основания считать, что оно нарушило законы и правила этого государства. В соответствии со ст. 111 Конвенции 1982 г. преследование судна может начаться, если иностранное судно (или одна из его шлюпок) находится во внутренних, территориальных или архипелажных водах или в прилежащей зоне государства, осуществляющего преследование, и может продолжаться за их пределами только при условии, что преследование не прерывается. Преследование судна может быть начато только после подачи звукового или зрительного сигнала остановиться на дистанции, позволяющей судну-нарушителю его увидеть или услышать. Судно, отдающее приказ предполагаемому нарушителю остановиться, само может находиться в любом месте, в том числе и в открытом море. Однако преследование судна, находящегося в прилежащей зоне, экономической зоне или на континентальном шельфе, может начаться только в связи с нарушением прав, для защиты которых установлены эти зоны (например, при незаконном лове рыбы иностранным судном в пределах этих зон). Право преследования по «горячим» следам прекращается, как только преследуемое судно входит в территориальное море своего государства или какого-либо третьего государства. Право преследования может осуществляться только военными или иными находящимися на правительственной службе морскими или воздушными судами, специально на то уполномоченными. Если судно было остановлено или задержано вне территориального моря без достаточных оснований, ему должны быть возмещены причиненные убытки и ущерб. Конвенция вступила в силу 16 ноября 1984 г. На 1 января 2003 г. в ней участвовало 141 государство. Российская Федерация присоединилась в феврале 1997 г., сделав при этом ряд заявлений. В частности, Российская Федерация заявила, что в соответствии со ст. 298 Конвенции она не принимает предусмотренные в разделе 2 части XV указанной Конвенции процедуры, ведущие к обязательным для сторон решениям в отношении споров, связанных с историческими заливами или правооснованиями;

споров, касающихся военной деятельности, включая военную деятельность государственных судов и летательных аппаратов, или споров, касающихся деятельности по обеспечению соблюдения законов в отношении осуществления суверенных прав и юрисдикции, а также споров, в отношении которых Совет Безопасности осуществляет функции в соответствии с Уставом этой Организации. Российская Федерация также заявила, что с учетом ст. 309 и 310 Конвенции она возражает против всех деклараций и заявлений, сделанных в прошлом и могущих быть сделанными в будущем при подписании, ратификации Конвенции или при присоединении к ней, а также по любому иному поводу в связи с Конвенцией, не соответствующих положениям ст. 310 Конвенции. Российская Федерация исходит из того, что указанные декларации и заявления, в какой бы форме они ни были еде § 2. Кодификация и прогрессивное развитие международного морского права ланы и какое бы наименование ни имели, не могут исключать или изменять юридическое действие положений Конвенции в их применении к участнику Конвенции, которым сделаны такие декларации и заявления, и поэтому не будут учитываться ею в отношениях с таким участником Конвенции. Однако ряд крупных морских государств (например, США, Великобритания, Турция) не являются участниками Конвенции. По их мнению, обычные нормы международного морского права гарантируют им многие права, санкционированные этой Конвенцией, особенно в тех случаях, когда обычай был заменен конвенционными нормами. Такое мнение не согласуется с основами международного права. Как справедливо отмечается в одной из работ Секретариата ООН, «ни одно государство, не подписавшее Конвенцию, не может заявлять никаких претензий, вытекающих из тех элементов Конвенции, которые являются новыми и новаторскими,— а таких в Конвенции много, потому что эти элементы никогда не были частью обычного права»1. Практика применения Конвенции показала, что отдельные ее положения требуют уточнения или дополнения. В связи с этим Международная конференция, созванная ООН, одобрила Соглашение 1994 г. об осуществлении части XI Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Оно одобрено XLVIII сессией Генеральной Ассамблеи ООН 28 июля 1994 г. (Резолюция 48/263). В этой резолюции подчеркивается, что Соглашение подлежит толкованию и применению вместе с частью XI Конвенции 1982 г. как единый документ. Цель данного Соглашения — учет политических и экономических перемен, включая ориентированные на рынок подходы, связанные с добычей минеральных ресурсов морского дна и их торговлей;

содействие всеобщему участию в Конвенции, особенно промышленно развитых государств. В приложениях к Соглашению конкретизированы вопросы деятельности Предприятия МОД относительно передачи технологии, политики в области производства, экономической помощи и т. д. Как показала практика, во всех «рыбных» разделах Конвенции не предусмотрены нормы по сохранению трансграничных рыбных запасов и запасов далеко мигрирующих видов, а также не отработан механизм международного сотрудничества в отношении их промысла. Не предусмотрены в ней обязанности государства флага, недостаточно четко закреплена процедура соблюдения и обеспечения выполнения правил регулирования промысла и т. д. В целях ликвидации указанных выше проблем в международном рыболовном праве ООН в 1993 г. созвала Конференцию по трансграничным рыбным запасам и запасам далеко мигрирующих рыб, которая провела шесть сессий и завершилась принятием в 1995 г. текста Соглашения об осуществлении положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., которые касаются сохранения трансграничных рыбных запасов и запасов далеко мигрирующих рыб и управления ими.

Тихая революция. С. 76.. Развернутую критику позиции США по этому вопросу см.: Международное морское право. М., 1988. С. 7—9.

Глава XVII. Международное морское право Соглашение 1995 г., во-первых, существенно уточнило и дополнило Конвенцию 1982 г.;

во-вторых, решило ряд спорных проблем или ликвидировало пробелы в праве (например, проблему сохранения ресурсов в районах, находящихся под юрисдикцией одного государства, в частности в анклаве Охотского моря);

в-третьих, закрепило новые принципы международного рыболовного права (например, принципы предосторожного промысла, ответственности государства флага, контроля судов в иностранных портах, совместимости мер охраны ресурсов и необходимости их изъятия). Россия является участницей Соглашений 1994 и 1995 гг. § 3. Понятие морских пространств Международно-правовой режим морских пространств — это совокупность юридических норм, определяющих признаваемые международным правом права и обязанности государств, организаций и граждан и регулирующих взаимоотношения их в процессе использования морских ресурсов и пространств в промысловых, транспортных, научных и других целях. Режим морских пространств устанавливается под влиянием двух факторов: необходимости свободного использования открытого моря в интересах всех государств, с одной стороны, и учета интересов прибрежных государств — с другой1. Международным правом морские пространства подразделяются на шесть основных частей: внутренние морские воды, территориальные воды (территориальное море), исключительная экономическая зона, открытое море, континентальный шельф и морское дно за его пределами2. Объем прав, которыми обладает суднэ, и его обязанностей во внутренних морских водах, в территориальных водах, исключительной экономической зоне и открытом море, а также в прилежащих и рыболовных зонах, водах международных проливов и каналов различен. Однако между судном, плавающим под флагом Российской Федерации, и российским государством всегда и везде существует прочная правовая связь. Территория государства — это часть земного шара, находящаяся под его суверенитетом и включающая в себя сушу, а также водные, подземные и воздушные пространства. К территории государства условно приравниваются морские, речные, воздушные и космические корабли, искусственные спутники Земли и других планет, носящие флаг или отличительный знак государства, подводные кабели, трубопроводы и иные сооружения, находящиеся в пределах так называемой международной территории, под которой иоС. А. Малинин объединяет все морские пространства в две основные группы: 1) морские пространства, находящиеся в пределах государственных границ (государственная территория);

2) морские пространства за пределами государственных границ (территория, не являющаяся государственной). Далее он подчеркивает, что «две названные группы — основные, но не единственные подразделения классификации морских пространств» (см.: Малинин С. А. Избранное. СПб., 2003. С. 201-202). Курс международного права. М., 1992. Т. 5. С. § 4. Понятие и режим открытого моря нимаются воды и дно открытого моря. Международная территория не подчинена суверенитету какого-либо отдельного государства. Водная территория включает в себя реки, озера, водохранилища и водные пути в пределах сухопутной территории государства, а также морские внутренние и территориальные воды, омывающие его побережье. Пределы сухопутной и водной территорий государства определяются Государственной границей Российской Федерации — линией, отделяющей территорию одного государства от территории других государств. Вертикальная плоскость, проходящая по этой линии, является границей воздушного пространства государств. Государственная территория и ее границы неприкосновенны. Каждое государство имеет право охранять их от нарушений. Линия границы, как правило, определяется соглашениями между сопредельными государствами. В тех случаях, когда границы между государствами проходят по рекам или озерам, обычно применяются следующие правила: а) если река является несудоходной, то граница проводится по середине главного рукава реки;

б) если река является судоходной, то граница проводится по главному фарватеру или тальвегу (линии наибольшей глубины);

в) на озерах граница проводится по середине озера или по прямой линии, соединяющей выходы сухопутной границы к его берегам. Каждое государство охраняет свои границы на основании внутреннего законодательства, а также соответствующих международных соглашений. Правовой режим рыболовства, Судоходства на пограничных реках обычно определяется межгосударственными соглашениями. Далее в соответствующих параграфах подробно излагается правовой режим основных морских пространств.

§ 4. Понятие и режим открытого моря Понятие открытого моря. Открытым морем считаются морские пространства, которые не входят ни в исключительную экономическую зону, ни в территориальные воды или внутренние воды какого-либо государства, ни в архипелажные воды государства-архипелага (ст. 86 Конвенции 1982 г.). Оно находится в общем и равном пользовании всех наций. Никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части его своему суверенитету. В основе международно-правового режима открытого моря лежит принцип свободы открытого моря, означающий для всех государств свободу судоходства, рыболовства, а также полетов на летательных аппаратах, прокладки подводных кабелей и трубопроводов и свободу научных исследований. Государства, осуществляющие эти свободы, должны разумно учитывать заинтересованность других государств в пользовании свободой открытого моря. Понятие открытого моря возникло не сразу. Задолго до возникновения понятий открытого моря и территориальных вод действовала практика провозглашения исключительных или преимущественных прав прибрежного государства на эксплуатацию живых водных ресурсов Глава XVII. Международное морское право и плавание в более или менее широких морских зонах, прилегающих 1 к его берегам. Вплоть до XVII в. не было недостатка в претензиях на исключительную собственность в открытых морях и целых океанах. Объявив то или иное море под своей властью, государства преследовали и захватывали иностранные корабли, плавающие в его пределах, требовали от них морских салютов в знак подчинения, облагали их пошлиной и подчиняли своей юрисдикции. Такие притязания заявляли: Венецианская республика — на Адриатическое море;

Генуя — на Лигурийское море;

Португалия — на Индийский океан и часть Атлантического океана к югу от Марокко;

испанцы — на Мексиканский залив и Тихий океан;

англичане — на моря, окружающие Соединенное Королевство, и на Северное море;

Дания и Швеция — на Балтийское море;

Турция — на Черное море. Как отмечал Ф. Ф. Мартене, «трудно было разрешить на основании какого-либо общего бесспорного начала те пререкания государств, которые возникали из этих притязаний, и нет ничего удивительного, что единственным их судьей был признан папа, который и присуждал моря и части океанов кому и как находил нужным»2. Папа Александр VI в серии папских булл попытался поделить территорию и океаны между Португалией и Испанией. В папской булле «Inter Caetera» (1492 г.) проведена воображаемая пограничная линия с севера на юг в 100 милях западнее Азорских островов и Берега Слоновой Кости и определено, что эти акватории должны принадлежать Испании 3. Принцип свободы открытого моря не оставался неизменным, застывшим. Этот правовой институт развивался в соответствии с потребностями экономики, техники промысла, мореплавания и международных связей. Во второй половине XVIII в. этот принцип уже не встречал возражений в доктрине международного права. Доктринальное обоснование легитимности принципа свободы открытого моря впервые было дано голландским юристом Г. Гроцием в труде «Маге liberum», изданном в 1609 г. Позже швейцарский ученый Э. Ваттель в книге «Право народов» (1758 г.) писал: «Поскольку право судоходства и рыболовства в открытом море является общим правом всех людей, нация, пытающаяся отстранить другую нацию от пользования этим правом, наносит ей обиду и дает ей справедливый повод к войне, так как природа уполномочивает нацию отражать обиду, то есть сопротивляться силой всякому, кто хочет ее лишить принадлежащего ей права»4. История происхождения, развития и изменения морского международного права. Сочинение Отфейля. 2-е изд. СПб., 1887. С. 14—30. Мартене Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов. М., 1966. Т. 1. С. 254-255.

O'Brien J. International Law. London / Sydney, 2001. P. 391. Ваттель Э. Право народов. М., 1960. С. 204.

§ 4. Понятие и режим открытого моря Далее этот крупнейший специалист в области международного публичного права справедливо указывал на то, что «ни одна нация не имеет права овладевать открытым морем и присваивать себе пользование им, исключая другие нации»1. Расширение морского рыболовства требовало признания за всеми странами права на свободу промысла в открытом море и отказа отдельных стран от претензий на монопольное право использования его живых ресурсов. «По международному праву рыболовство в открытом море признается свободным, — отмечал В. И. Вешняков. — Этот принцип свободы морских промыслов существовал уже в римском праве, на основании которого, в силу естественного права, воздух, проточные воды, море и берега его считались общим достоянием всех»2. Одновременно с признанием свободы рыболовства в открытом море государства пытались обеспечить себе исключительное право добычи рыбы и морепродуктов в прилежащих к ним водах. Согласно ст. 90 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части открытого моря своему суверенитету. Открытое море резервируется для мирных целей. Военные корабли пользуются в открытом море полным иммунитетом от юрисдикции какого бы то ни было государства, кроме государства флага.

Охрана живых ресурсов открытого моря и управление ими. Под пра вовой охраной живых ресурсов понимается совокупность мер, направленных на обеспечение оптимально устойчивой добычи ресурсов. Программы ограничительных мер должны составляться таким образом, чтобы в первую очередь обеспечивать снабжение человека пищей 3. Принцип охраны живых ресурсов моря стал общепризнанным принципом международного морского права, имеющим императивный характер. Иными словами, государства, занимающиеся промыслом живых ресурсов в открытом море, должны руководствоваться этим принципом и непременно выполнять все рыбоохранные мероприятия. Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. обязывает все государства принимать такие меры или сотрудничать с другими государствами в принятии в отношении своих граждан таких мер, какие окажутся необходимы для сохранения живых ресурсов открытого моря. В соответствии со ст. 116 Конвенции 1982 г. все государства имеют право на то, чтобы их граждане занимались рыболовством в открытом море при условии соблюдения ими договорных обязательств, а также прав, обязанностей и интересов прибрежных государств. В соответствии со ст. 119 Конвенции 1982 г. при определении размера допустимого улова и установления других мер охраны живых ресурсов Ваттель Э. Право народов. М., 1960. С. 205. Вешняков В. И. Рыболовство и законодательство. СПб., 1894. С. 688. Бекяшев К. А., Сапронов В. Д. Мировое рыболовство: вопросы международного сотрудничества. М., 1990;

Burke W. The New International Law of Fisheries. Oxford, 1994.

Глава XVII. Международное морское право открытого моря государства принимают вес необходимые научно обоснованные меры в целях поддержания или восстановления популяций вылавливаемых видов на уровне, обеспечивающем максимально устойчивые уловы. Соответствующие государства принимают также во внимание воздействие на виды, ассоциированные с вылавливаемыми видами или зависимые от них, в целях поддержания или восстановления популяций таких видов выше тех уровней, при которых их воспроизводство может быть подвергнуто серьезной опасности. Однако любые меры по сохранению живых ресурсов и осуществление их на практике не должны быть ни по форме, ни по существу дискриминационными в отношении рыбаков любого другого государства. Данное положение Конвенции 1982 г. базируется на общепризнанных принципах международного права: суверенного равенства государств, недискриминации, невмешательства во внутренние дела государств. На практике сложной проблемой в области регулирования рыболовства был поиск сбалансированного режима, при котором сочетался бы принцип свободы открытого моря с теми ограничениями, которые являются необходимыми для сохранения живых ресурсов моря в интересах всех государств. Как показывает многолетний опыт международного рыболовства, в существующей обстановке лучшим решением проблемы является сотрудничество заинтересованных государств в региональных организациях по рыболовству, занимающихся изучением рыбных ресурсов и выработкой согласованных международных правил регулирования промысла. Региональные организации по рыболовству объединяют усилия ученых в изучении и оценке состояния запасов тех или иных видов рыб в отдельных районах и вырабатывают рекомендации о мерах рационального ведения промысла и сохранения ресурсов, в том числе и в отношении допустимого уровня уловов на каждый год, так как природные факторы и условия промысла живых ресурсов в отличие от добычи минеральных ресурсов ежегодно изменяются. Практика показывает, что любое прибрежное государство в одиночку не может дать объективной оценки запасов рыбы и определить меры по их рациональному использованию, так как стада рыб мигрируют в очень широких пределах прибрежной полосы различных государств в зависимости от естественных сезонных условий. Важно, чтобы наблюдения за этими запасами велись систематически и по возможности на всей акватории обитания тех или иных стад рыб, зачастую не совпадающей с установленными государствами границами зон их рыболовной юрисдикции. Немаловажным фактором является и экономическая сторона дела, поскольку охват всей акватории обитания требует участия в исследованиях сравнительно большого количества научно-поисковых судов, содержание которых дорого стоит и было бы обременительным для одного государства. Страны предоставляют свои суда для исследований по скоординированным программам, предусматривающим сбор, обработку на стандартной основе полученных данных и обмен материалами, которые становятся наиболее объективной базой для выработки мер регулирования промысла, в том числе размера допустимого улова и квот вылова.

§ 4. Понятие и режим открытого моря Учитывая позитивную роль сотрудничества государств в рамках межправительственных рыбохозяйственных организаций, III Конференция ООН по морскому праву разработала и включила в Конвенцию 1982 г. ряд положений о месте таких организаций в системе международно-правовой охраны живых ресурсов Мирового океана. Так, в ст. 61 Конвенции предусмотрена возможность сотрудничества прибрежных государств и компетентных международных организаций в целях сохранения живых ресурсов моря. Далее в этой статье закреплена целесообразность передачи научной информации, статистических данных об уловах, о промысловом усилии и других данных, относящихся к сохранению рыбных запасов и обмену их, через компетентные международные организации. В соответствии со ст. 65 Конвенции 1982 г. компетентная международная организация вправе запрещать, ограничивать или регулировать промысел морских млекопитающих1. вии с Конвенцией об открытом море 1958 г. и Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. суда в открытом море подчиняются юрисдикции только государства своего флага и, как правило, не могут задерживаться и подвергаться осмотру какими-либо судами или военными кораблями, плавающими под флагом другого государства. В случае столкновения или другого происшествия с судном в открытом море, вызывающего уголовную или дисциплинарную ответственность должностного лица, находящегося на судне, уголовное или дисциплинарное преследование может быть возбуждено только властями государства, под флагом которого плавает судно, или того государства, гражданином которого является это должностное лицо. Ни арест, ни задержание судна не могут быть произведены даже в качестве меры расследований никем, кроме властей государства флага судна. Отобрать диплом судоводителя или квалификационное свидетельство у своего гражданина или иностранца могут только власти государства, выдавшего эти документы. Государства вменяют в обязанность капитанам судов оказание помощи любому обнаруженному в море лицу, которому угрожает гибель, обязывают их следовать со всей возможной скоростью на помощь, а также оказывать после столкновения помощь другому судну, его экипажу и пассажирам и, насколько это возможно, сообщить этому другому судну наименование своего судна, порт его регистрации и ближайший порт, в который оно зайдет. Конвенция 1982 г. возлагает на каждое государство обязанность издавать правила для предупреждения загрязнения морской воды нефтью с судов или из трубопроводов, а также в результате разработки или разведки поверхности морского дна и недр континентального шельфа. Каждое государство обязано принимать меры для предупреждения загрязнения моря от погружения радиоактивных отходов с учетом всех норм и правил, которые могут быть выработаны компетентными международными организациями, а также сотрудничать с другими государстваБекяшев К. А., Сапронов В. Д-. Межправительственные рыбохозяйственные организации. М., 1984. С. 87 и далее.

Уголовная и гражданская юрисдикция в открытом море. В соответст Глава XVII. Международное морское право ми в международных организациях по предупреждению загрязнения моря или воздушного пространства над ними в результате применения радиоактивных материалов или других вредоносных веществ. Борьба с пиратством. В настоящее время борьба с пиратством приобрела особую актуальность. Например, разгул пиратства приобретает для стран Юго-Восточной Азии, района Малаккского пролива и побережья Африки характер подлинного бедствия. Морские разбойники грабят сухогрузы, небольшие пассажирские суда, нападают на яхтсменов. Излюбленным объектом нападения стали транспортные рыболовные суда. Конвенция ООН по морскому праву возлагает на все государства обязанность содействовать полному уничтожению пиратства на море1. Конвенция 1982 г. включает в понятие пиратства: а) любой неправомерный акт насилия, задержания или грабежа, совершаемый в личных целях экипажем или пассажирами какого-либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный в открытом море против какого-либо другого судна или летательного аппарата, лиц или против лип или имущества, находящегося на их борту, или вне юрисдикции какого бы то ни было государства;

б) любой акт добровольного участия в использовании какого-либо судна или летательного аппарата, совершенный со знанием обстоятельств, в силу которых судно или летательный аппарат является пиратским судном или летательным аппаратом;

в) любое деяние, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению действия, указанного выше. Пиратские действия, совершаемые военным или государственным судном (или летательным аппаратом), Конвенция считает таковыми только в том случае, если их экипаж поднял мятеж и захватил власть. Пиратское морское или воздушное судно, если иное не определено национальными законами, может сохранять свою национальность. Однако любому государству предоставляется право захватить в открытом море пиратское судно, находящееся на нем имущество, а также арестовать экипаж и пассажиров. Вопрос о наказании пиратов и судьбе этого имущества и судов решается судами государства, совершившего захват, при этом не должны нарушаться права добросовестных третьих лиц. За любой ущерб и убытки, причиненные захватом по подозрению в пиратстве без достаточных оснований, отвечает государство, совершившее захват. Захват за пиратство может совершаться только военными или находящимися на правительственной службе морскими и воздушными судами, специально на то уполномоченными. Определение пиратства в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. не является исчерпывающим и сводится только к действиям, совершаемым в грабительских целях частновладельческими судами. По российскому законодательству пиратство является уголовно наказуемым деянием. Согласно ст. 227 УК РФ нападение на морское или Подробнее см.: Piracy at Sea. Ed. by E. Ellen. International Maritime Bureau. 1989;

Dubner.B. The Law of International See Piracy. The Hague, 1980;

Todd P. Maritime Fraud. London, 2003.

§ 4. Понятие и режим открытого моря речное судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения, наказывается лишением свободы на срок от 5 до 10 лет. То же деяние, совершенное неоднократно либо с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, наказывается лишением свободы на срок от 8 до 12 лет с конфискацией имущества. Если пиратство совершено организованной группой либо повлекло по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, то виновные лица наказываются лишением свободы на срок от 10 до 15 лет с конфискацией имущества. В целом деяние, предусмотренное ст. 227 УК РФ, является умышленным.

Незаконная торговля наркотиками или психотропными веществами.

Согласно международному праву незаконная торговля наркотическими средствами или психотропными веществами или перевозка их являются международными преступлениями. В связи с этим в ст. 108 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. предусмотрено, чтобы все государства сотрудничали в пресечении незаконной торговли наркотиками и психотропными веществами, осуществляемой судами в открытом море в нарушение международных конвенций. Правовое регулирование производства, применения и распространения наркотических средств и психотропных веществ осуществляется в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах от 30 мая 1961 г. (СССР присоединился 20 февраля 1964 г.), Конвенцией о психотропных веществах от 21 февраля 1971 г. (СССР присоединился 1 февраля 1979 г.), Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 19 декабря 1988 г. (Россия участвует с 17 декабря 1990 г.). Любое государство, которое имеет разумное основание считать, что судно, плавающее под его флагом, занимается незаконной торговлей наркотиками или психотропными веществами, может обратиться к другим государствам с просьбой о сотрудничестве в пресечении такой незаконной торговли.

Несанкционированное вещание из открытого моря. Несанкциониро ванное вещание означает передачу в нарушение международных правил звуковых радио- или телевизионных программ с судна или расположенной в открытом море установки, предназначенных для приема населением, за исключением передачи сигналов бедствия. В Конвенции 1982 г. закреплена обязанность всех государств сотрудничать в пресечении несанкционированного вещания из открытого моря. Любое лицо, занимающееся несанкционированным вещанием, может быть привлечено к ответственности в суде: а) государства флага судна;

б) государства регистрации установки;

в) государства, гражданином которого является это лицо;

г) любого государства, где могут приниматься передачи;

д) любого государства, санкционированной радиосвязи которого чинятся помехи. В открытом море государство, в отношении которого ведется несанкционированное вещание, может арестовать любое лицо или судно, занимающееся таким противоправным деянием, и конфисковать передающую аппаратуру.

Глава XVII. Международное морское право § 5. Понятие и режим континентального шельфа Понятие континентального шельфа. Согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. под континентальным шельфом понимаются морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы территориального моря прибрежного государства на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние. Подводная окраина материка включает в себя находящееся под водой продолжение континентального массива прибрежного государства и состоит из поверхности и недр шельфа, склона и подъема. Однако она не включает дно океана на больших глубинах, в том числе его океанические хребты или его недра. Приведенное выше определение шельфа расходится с геоморфологическим понятием, согласно которому внутренняя граница континентального шельфа проходит по береговой черте, а не по внешней границе территориальных вод. На III Конференции ООН по морскому праву государства разработали критерии определения внешней границы континентального шельфа. Эти критерии закреплены в ст. 76 Конвенции 1982 г. В соответствии с этой статьей фиксированные точки, составляющие линию внешних границ континентального шельфа, должны находиться не далее 350 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, или не далее 100 морских миль от 2500-метровой изобаты. Последняя представляет собой линию, соединяющую глубины в 2500 м. В любом случае внешняя граница континентального шельфа не может простираться за пределы 350 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. Прибрежное государство может устанавливать внешнюю границу своего континентального шельфа только в случаях, когда шельф простирается более чем на 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, прямыми линиями, не превышающими в длину 60 морских миль и соединяющими фиксированные точки, определяемые с помощью координат широты и долготы. Данные о границах континентального шельфа за пределами 200 морских миль представляются соответствующим прибрежным государством в Комиссию по границам континентального шельфа. В соответствии со ст. 4 Статута этой Комиссии1, если прибрежное государство намерено установить границы своего континентального шельфа за пределами 200 морских миль, оно представляет Комиссии конкретные данные о такой границе наряду с дополнительными научно-техническими данными в возможно кратчайшие сроки, но в любом случае в течение десяти лет со времени вступления в силу для этого государства Конвенции 1982 г. Комиссия дает прибрежным государствам рекомендации по вопросам, касающимся установления внешних границ их континентального шельСтатут Комиссии приложен к Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

§ 5. Понятие и режим континентального шельфа фа. Границы шельфа, установленные прибрежным государством на основе указанных рекомендаций, являются окончательными и обязательными для всех. Конвенция 1982 г. признает за прибрежным государством суверенные права на разведку и разработку естественных богатств шельфа. Прибрежное государство осуществляет над континентальным шельфом суверенные права в целях разведки и разработки его природных ресурсов. Эти права прибрежного государства являются исключительными. Иными словами, если прибрежное государство не производит разведку континентального шельфа или не разрабатывает его природные ресурсы, никто не может делать этого без определенно выраженного согласия прибрежного государства. В понятие естественных богатств шельфа включаются не только минеральные и прочие неживые ресурсы поверхности и недр, но и живые организмы «сидячих» видов, т. е. организмы, которые в надлежащий с промысловой точки зрения период своего развития либо прикреплены к морскому дну, либо находятся под ним, либо могут передвигаться только по морскому дну или в его недрах (крабы, моллюски, иглокожие и т. д.). • Конвенция 1982 г. не затрагивает права прибрежного государства разрабатывать недра путем прокладки туннелей независимо от глубины водного покрова недр. Прибрежное государство не может препятствовать прокладке или поддержанию в исправности подводных кабелей или трубопроводов на континентальном шельфе, кроме тех случаев, когда оно осуществляет свое право применять разумные меры для разведки шельфа и разработки его естественных богатств. Однако в последнем случае разведка континентального шельфа и разработка его естественных богатств не должны создавать неоправдываемой помехи судоходству, рыболовству или охране живых ресурсов моря, а также океанографическим или иным научным исследованиям. Права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают правового статуса покрывающих его вод, которые являются открытым морем, а также воздушного пространства над ними. Это означает, что иностранные промысловые суда могут ловить рыбу и вести автономную промысловую разведку скоплений рыбных стад в водах, покрывающих континентальный шельф прибрежного государства, если эти воды не входят в состав объявленной им рыболовной (или экономической) зоны, прилежащей к территориальным водам. Прибрежное государство должно производить отчисления или взносы натурой в связи с разработкой неживых ресурсов шельфа за пределами 200 морских миль. Отчисления и взносы должны производиться Международному органу по дну ежегодно в отношении всей продукции на участке по истечении первых пяти лет добычи на этом участке. брежному государству предоставляется право создавать и охранять обязательные для судов всех национальностей зоны безопасности на расстоянии 500 м вокруг сооружений и установок, необходимых для разведки и разработки естественных богатств шельфа. В отличие от островов Зоны безопасности вокруг сооружений и установок на шельфе. П р и Правовой режим использования ресурсов континентального шельфа.

Глава XVII. Международное морское право такие сооружения и установки не имеют территориального моря, и их присутствие не влияет на определение границ территориальных вод прибрежного государства. Конвенция устанавливает следующие основные правила возведения и эксплуатации подобных сооружений и установок: о возведении их должны даваться надлежащие оповещения и, кроме того, постоянные предостережения об их существовании. По окончании эксплуатации сооружения должны быть полностью убраны. Эти установки и зоны безопасности вокруг них не должны находиться в местах, где они могут стать помехой для международного судоходства. В некоторых случаях иностранные суда и организации могут получить право вести работы на континентальном шельфе прибрежного государства на основании соответствующих соглашений или специальных разрешений. При этом соглашениями определяются размер и порядок отчисления компенсации, которая уплачивается прибрежному государству. В случае если прибрежное государство ведет разведку или разработку естественных богатств шельфа, оно обязано принимать в зонах безопасности все надлежащие меры по охране живых морских ресурсов, в том числе и рыбных запасов, от вредных воздействий. Так, например, при разработке подводных месторождений нефти прибрежное государство должно применять меры по предотвращению загрязнения моря. Иностранные суда могут вести изыскания на континентальном шельфе только с согласия прибрежного государства, которое, как правило, не должно отказывать в нем, если просьба исходит от обладающего надлежащей квалификацией учреждения в связи с проведением им чисто научного исследования физических или биологических свойств континентального шельфа. Однако прибрежное государство имеет право участвовать или быть представленным в таких исследованиях. В любом случае результаты исследований подлежат опубликованию для всеобщего ознакомления.

§ 6. Понятие и режим территориального моря Понятие территориального моря. Территориальным морем называют находящийся за пределами сухопутной территории и внутренних вод государства морской пояс, примыкающий к берегу. На территориальное море распространяется суверенитет прибрежного государства. В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. суверенитет государства распространяется не только на территориальное море, но и на воздушное пространство над ним, равно как и на поверхность и недра дна в пределах этих вод. Отсюда следует, что ни одно иностранное судно не вправе вести лов рыбы или использовать другие естественные ресурсы в пределах территориальных вод без ясно выраженного согласия на это со стороны прибрежного государства. Каждое государство имеет право устанавливать ширину своего территориального моря до предела, не превышающего 12 морских миль. На 1 января 2002 г. 135 стран имели территориальное море шириной до 12 миль. Территориальное море за общепризнанным 12-мильным пределом объявили: Либерия (200 миль), Перу (200 миль), Никарагуа § 6. Понятие и режим территориального моря (200 миль), Конго (200 миль), Эквадор (200 миль), Сомали (200 миль), Танзания (50 миль), Бенин (200 миль) и др. — всего 12 стран. Ширина территориального моря некоторых стран составляет менее 12 миль (Греция, Норвегия, Доминиканская Республика). Согласно ст. 4 Конвенции 1982 г. внешней границей территориального моря является линия, каждая точка которой находится от ближайшей точки исходной линии на расстоянии, равном ширине территориального моря. В местах, где береговая линия глубоко изрезана или извилиста или где имеется вдоль берега и в непосредственной близости к нему цепь островов, для проведения исходных линий может применяться метод прямых исходных линий, соединяющих соответствующие точки. Однако при проведении прямых исходных линий не допускаются заметные отклонения от общего направления берега. Участки моря, лежащие с внутренней стороны этих линий, должны быть достаточно тесно связаны с береговой территорией, чтобы на них мог быть распространен режим внутренних вод. Прямые исходные линии проводятся к отсыхающим при отливе возвышениям. Система прямых исходных линий не может применяться государством таким образом, чтобы территориальное море другого государства оказалось отрезанным от открытого моря или исключительной экономической зоны. При определении границ территориального моря наиболее выступающие в море постоянные портовые сооружения, например молы, пирсы, причалы и т. п., которые являются составной частью системы данного порта, рассматриваются как часть берега. Рейды, которыми обычно пользуются для погрузки, разгрузки и стоянки судов, включаются в территориальное море даже в тех случаях, когда они находятся за пределами установленных тем или иным государством территориальных вод. Согласно Конвенции 1982 г. прибрежные государства обязаны ясно обозначать на опубликованных морских картах рейды и указывать их границы. В местах, где в море впадает река, исходной линией является прямая линия, проводимая поперек ее устья между точками максимального отлива на ее берегах. Прибрежные государства, обладая суверенитетом над территориальными водами, как правило, запрещают рыбакам других стран вести лов рыбы в этих водах без соответствующего разрешения. Исключительное право прибрежного государства на рыболовство в своих территориальных водах вытекает из суверенитета прибрежного государства над этими водами. Стремясь оградить интересы своих прибрежных рыбаков от угрожающего им нашествия иностранных промысловых флотилий, прибрежные страны приняли законодательные акты о запрещении иностранным судам промысла рыбы и других живых ресурсов. Например, согласно ст. 13 Закона Российской Федерации «О Государственной границе Российской Федерации» 1992 г. промысловая деятельность иностранных физических и юридических лиц в территориПромысел рыбы в территориальном море рыбаками других государств.

Глава XVI/. Международное морское право альных водах Российской Федерации осуществляется в соответствии с международными договорами Российской Федерации или иными договоренностями с иностранными государствами с уведомлением пограничных войск о местах, времени пересечения государственной границы, производства работ, об используемых промысловых судах, транспортных и других средствах. В соответствии со ст. 20 Федерального закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» 1998 г. иностранные граждане и лица без гражданства, иностранные юридические лица, а также не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц иностранных государств и международные организации могут проводить исследования, разведку и разработку (добычу) водных биоресурсов территориального моря в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации, подлежащими ратификации. В октябре 1978 г. правительства СССР и НРБ заключили соглашение о взаимном промысле хамсы и шпрота в территориальных водах обеих стран в Черном море. Правительство СССР предоставило возможность рыболовным судам НРБ вести промысел хамсы в территориальных водах СССР в Черном море на условиях взаимности. В свою очередь, правительство НРБ предоставляет возможность рыболовным судам СССР вести промысел шпрота в территориальных водах НРБ в Черном море. В соответствии со ст. III Соглашения рыболовные суда одной договаривающейся стороны во время ведения промысла в территориальных водах другой договаривающейся стороны обязаны соблюдать правила, регулирующие рыболовство в этой акватории Мирового океана. Компетентными органами обеих стран согласовываются количество рыболовных судов, размеры вылова рыбы и другие условия ведения промысла. В 1981 г. Минрыбхоз СССР и Хоккайдская ассоциация рыбопромышленников заключили Соглашение о промысле морской капусты японскими рыбаками. Согласно ст. 1 данного Соглашения советская сторона, идя навстречу просьбам японских рыбаков, проживающих на о. Хоккайдо, соглашается предоставить этим рыбакам возможность заниматься промыслом морской капусты в ряде районов территориальных вод СССР. Основными принципами экономических отношений при пользовании природными ресурсами территориального моря Российской Федерации являются: платность пользования;

ответственность за нарушения условий хозяйственной деятельности;

возмещение ущерба, нанесенного территориальному морю, его природным ресурсам, окружающей среде;

финансовое обеспечение мероприятий, связанных с восстановлением и охраной природных ресурсов территориального моря и окружающей среды. Плата за пользование живыми ресурсами определяется законодательством Российской Федерации. Принцип суверенных прав на живые ресурсы предусмотрен в законодательстве ряда других стран. Например, Законом Туниса «Об установлении ширины территориальных вод» 1973 г. предусматривается возможность ведения иностранными судами рыбного промысла на условиях, установленных международными соглашениями и тунисским правом.

§ 6. Понятие и режим территориального моря В законодательстве Индии, Турции, Исландии, Испании и ряда других стран не предусматривается возможность предоставления иностранным судам права на промысел рыбы в территориальных водах. За нарушение правил рыболовства в территориальных водах виновные лица подвергаются административной, уголовной и гражданско-правовой ответственности, а в Российской Федерации — и материальной ответственности. 1982 г. признает за судами всех государств, как прибрежных так и неприбрежных, вне зависимости от груза, вооружения или типа двигательной установки право мирного прохода через территориальное море, под которым понимается плавание через территориальное море с целью пересечь его без захода во внутренние воды или не становясь на рейде или у портового сооружения за пределами внутренних вод. Под мирным проходом понимается также плавание через территориальное море с целью пройти во внутренние воды или выйти из них или стать на таком рейде или у такого портового сооружения. Прибрежное государство, у которого возникают сомнения, является ли конкретный проход судна через его территориальное море мирным, информирует судно об основаниях своего сомнения в характеристике прохода как мирного и предоставляет судну возможность прояснить свои намерения или исправить свои действия в разумно короткий период времени. Суда, осуществляющие право мирного прохода, соблюдают все законы и правила прибрежного государства, принятые согласно существующим нормам международного права, содержащимся в ст. 21—23 и 25 Конвенции 1982 г. Сюда включаются законы и правила, содержащие требования к судам при осуществлении права мирного прохода через его территориальное море использовать такие морские коридоры и схемы разделения движения, какие могут быть предписаны там, где это требуется для обеспечения безопасности судоходства. В районах, где не предписаны такие морские коридоры или схемы разделения движения, суда, тем не менее, пользуются правом мирного прохода. Проход судна должен быть непрерывным, быстрым и мирным. Под последним понимается такой проход, который не нарушает мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства. Немирным считается такой проход, который представляет собой угрозу силой, связан с маневрами или учениями с демонстрацией оружия любого рода, связан с загрязнением среды, а также проведением в территориальном море любой рыболовной деятельности. Для иностранных рыболовных судов проход не считается мирным, если они не соблюдают принятых и опубликованных прибрежным государством законов и правил, запрещающих этим судам заниматься рыболовством в территориальном море. В большинстве случаев прибрежное государство не допускает прохода через его территориальное море иностранных рыболовных судов с орудиями лова, находящимися на палубе в рабочем состоянии, а также вспомогательных рыболовных операций (перегрузку, сортировку уловов, ремонт орудий лова и оборудования и т. д.). Особые правила касаются мирного прохода военных кораблей. Корабли должны соблюдать сигналы о нарушении правил захода, плавания Право мирного прохода через территориальное море. Конвенция Глава XVII. Международное морское право и пребывания в территориальном море Российской Федерации и во внутренних морских водах. ства, как правило, не обладают правом ареста какого-либо лица или производства расследования в связи с преступлением, совершенным на борту судна во время прохода его через территориальное море. Исключением могут быть случаи, когда последствия преступления распространяются на прибрежное государство или преступление нарушает спокойствие в стране или добрый порядок в территориальном море. Кроме того, исключением могут быть моменты, когда капитан судна или консул страны, под флагом которой плавает иностранное судно, обращается к местным властям с просьбой оказать помощь в случае необходимости или для предупреждения незаконной торговли наркотиками. В изъятие из этих правил прибрежное государство может принимать любые разрешаемые его законами меры для ареста или проведения расследования на борту иностранного судна, которое вышло из его внутренних вод. Однако прибрежное государство во всех случаях проведения им арестов или расследования на борту иностранного судна должно по просьбе капитана предварительно уведомить консульские власти государства флага и способствовать установлению контакта между консулом и экипажем судна. За прибрежным государством не признается право останавливать проходящее через территориальное море иностранное судно или изменять его курс для осуществления гражданской юрисдикции в отношении лица, находящегося на борту судна. Прибрежное государство может применять в этих случаях меры взыскания или арест по гражданским делам только по обязательствам, принятым этим судном во время или для прохода его через воды прибрежного государства, например при отказе судна от оплаты полученных им предметов снабжения, услуг лоцманской службы или буксиров и т. д. Указанные правила распространяются и на государственные суда, эксплуатируемые в коммерческих целях, а изложенный выше порядок уголовной юрисдикции прибрежного государства распространяется и на государственные суда, эксплуатируемые в некоммерческих целях, например на научно-исследовательские, госпитальные и др.

§ 7. Понятие и режим специальных зон Юрисдикция в территориальном море. Власти прибрежного государ странство открытого моря, расположенное за внешним пределом территориальных вод, в котором прибрежное государство осуществляет контроль в отдельных, специально предусмотренных областях отношений и в ограниченном объеме. Четкая характеристика этих зон дана в Конвенции 1982 г. Согласно ст. 33 этой Конвенции в зоне открытого моря, прилежащей к территориальным водам, прибрежное государство вправе установить прилежащую зону или зоны. В них прибрежное государство осуществляет контроль за недопущением нарушений таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных правил в пределах его территории или территориального моря, а также для наказания за нарушение этих правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря. Ширина приле Понятие и режим прилежащей зоны. Прилежащая зона — это про § 7. Понятие и режим специальных зон жащей зоны не должна превышать 24 миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. В случае если берега двух государств расположены один против другого или примыкают друг к другу, ни то, ни другое государство не имеет права, если не достигнуто соглашение об ином, распространять свою прилежащую зону за серединную линию, каждая точка которой равно отстоит от ближайших точек исходных линий, от которых отмеряется ширина территориальных вод этих двух государств. Необходимо учитывать, что объем, характер и юридическая природа прав прибрежного государства в территориальных водах и в прилежащих зонах неодинаковы. Это объясняется тем, что территориальные воды рассматриваются как часть территории государства, на которую распространяется его суверенитет. Прилежащая зона является частью открытого моря, на которую распространяется принцип свободы открытого моря. Вместе с тем необходимо учитывать, что прилежащие зоны, являющиеся частью открытого моря, неразрывно связаны с территориальным морем. Суверенитет прибрежного государства на них не распространяется. Тем не менее в прилежащих зонах прибрежные государства в обеспечение своих интересов, которые могут оказаться затронутыми нахождением иностранных судов в близлежащих водах, осуществляют некоторые акты власти. Эти акты должны находиться в соответствии с общепризнанными принципами международного права. Прилежащую зону шириной 24 мили и менее имеют Россия, Антигуа и Барбуда, Бирма, Вануату, Вьетнам, Таити, Гондурас, Джибути, Доминика, Доминиканская Республика, Индия, Камбоджа, Мальта, Пакистан, Сенегал, Шри-Ланка и др. (всего 67 государств). Одно государство — Сирия — установило прилежащую зону шириной 41 миля. Прилежащая зона Российской Федерации — морской пояс, который расположен за пределами территориального моря, прилегает к нему и внешняя граница которого находится на расстоянии 24 морских миль, отмеряемых от исходных линий, от которых исчисляется ширина территориального моря. В прилежащей зоне Российская Федерация осуществляет контроль, необходимый для: а) предотвращения нарушения таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных правил, установленных законами Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами, действующими на территории Российской Федерации, включая территориальное море;

б) наказания за нарушение указанных законов и правил, совершенное на территории Российской Федерации, включая территориальное море. В своей прилежащей зоне Россия принимает меры, необходимые для предотвращения нарушения таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных правил и задержания виновных, включая преследование по «горячим» следам, остановку, осмотр и задержание всех иностранных судов-нарушителей (за исключением военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях), в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормами международного права. Понятие и режим рыболовной зоны. Рыболовная зона — это примыкающая к территориальным водам прибрежного государства морская по17- Глава XVII. Международное морское право лоса, в которой это государство в отношении охраны, изучения, эксплуатации и регулирования промысла живых ресурсов моря имеет те же права, что и в своих территориальных водах. На II Женевской конференции ООН по морскому праву 1960 г. делегация Советского Союза внесла предложение о праве каждого государства устанавливать ширину своих территориальных вод в пределах 12 морских миль. Если ширина территориальных вод в пределах менее 12 морских миль, оно может установить за пределами территориальных вод рыболовную зону с тем, однако, условием, что общая ширина территориальных вод и рыболовной зоны не будет превышать 12 морских миль. В указанной зоне государство в отношении рыболовства и эксплуатации живых ресурсов моря должно располагать теми же правами, что и в своих территориальных водах. Однако Конференция не смогла выработать международного соглашения, в котором обобщались бы действующие на практике нормы, определяющие правовой режим и ширину рыболовных зон. Тем не менее рыболовные зоны введены в одностороннем порядке в ряде прибрежных стран. Ширина этих зон колеблется от 12 до 200 миль. В частности, 200-мильные рыболовные зоны имеют Гамбия, Ирландия, Нидерланды (включая Нидерландские Антилы и Аруба), Норвегия (включая Ян-Майен и Свалбар), Палау, Папуа — Новая Гвинея, Великобритания (включая Фолклендские острова, Британские Виргинские острова, остров Святой Елены, Кокосовые и другие острова). Алжир установил рыболовную зону шириной 52 мили, Мальта — 25 миль, Тунис — по 50-метровой изобате. В международной практике имеются случаи, когда прибрежное государство устанавливает или расширяет рыболовную зону по соглашению с заинтересованными государствами. Однако чаще всего прибрежные государства устанавливают и расширяют границы своих рыболовных зон в одностороннем порядке путем издания внутренних законодательных актов. До настоящего времени не существует международно-правовой нормы, определяющей порядок установления рыболовных зон и отсчета ее ширины. На практике порядок отсчета ширины рыболовных и исключительных экономических зон и территориальных вод государства обычно совпадает: они отсчитываются от линии наибольшего отлива или от базисных (исходных) линий. § 8. Понятие и режим исключительной экономической зоны Исключительная экономическая зона (ИЭЗ) представляет собой находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему район, в котором прибрежное государство осуществляет суверенные права в целях разведки, разработки и сохранения живых и минеральных ресурсов, а также юрисдикцию в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, морских исследований и охраны морской среды. Ширина ИЭЗ не может превышать 200 миль. В ИЭЗ все государства, как прибрежные, так и не имеющие выхода к морю, пользуются свободой судоходства и пролета воздушных су § 8, Понятие и режим исключительной экономической зоны дов, прокладки кабелей и трубопроводов и другими узаконенными в международном порядке видами использования моря. На 1 января 2002 г. более J 00 стран установили ИЭЗ шириной до 200 миль. Прибрежное государство обладает в этой зоне суверенными правами по управлению рыболовством. Оно обязано содействовать оптимальному использованию всех живых ресурсов. С этой целью прибрежное государство ежегодно определяет свои возможности в отношении вылова живых ресурсов. Если оно не может освоить всего оптимально допустимого улова, оно обязано предоставить рыбакам других государств доступ к излишкам допустимого улова на основе межправительственных соглашений. Предоставляя иностранным рыболовным судам доступ в ИЭЗ, прибрежное государство принимает во внимание соответствующие факторы, в частности значение живых ресурсов данного района для экономики заинтересованного государства, потребности развивающихся стран данного района в вылове излишков оптимально допустимого улова. Прибрежное государство обязано учитывать традиционные исторические права государств, граждане которых длительное время вели промысел в данной зоне или предприняли значительные усилия по исследованию и выявлению запасов рыб. Законодательство прибрежных государств предусматривает порядок выдачи разрешений на ведение промысла, использование промысловых судов и оборудования, в том числе взимание сборов и другие формы оплаты. В национальных правилах рыболовства определяются виды промысловых рыб, устанавливается квота вылова конкретных видов или объем вылова каждого судна в течение определенного времени. Правилами устанавливаются сезон и районы промысла, а также определяются разрешенные для использования в зоне виды орудий лова и типы промысловых судов. Прибрежное государство устанавливает порядок предоставления иностранными рыбаками сведений об объеме выловленной рыбы и другие процедуры обеспечения выполнения законодательства, касающегося режима рыболовства в ИЭЗ. Промысел далеко мигрирующих рыб в ИЭЗ обычно регламентируется соответствующими международными соглашениями. Вылов анадромных видов рыб в зонах национальной юрисдикции осуществляется на основе специального соглашения, заключенного между прибрежными государствами и государством происхождения запасов проходных видов рыб. Государство происхождения запасов анадромных видов обеспечивает их сохранение путем принятия соответствующих мер по регулированию рыбного промысла в своей ИЭЗ. Оно может установить объем общего допустимого улова в отношении запасов, образующихся в его реках. В случае когда запасы анадромных видов мигрируют в воды или через воды к берегу от внешних границ ИЭЗ какого-либо государства, иного, чем государство происхождения, такое государство сотрудничает с государством происхождения в сохранении таких запасов и в управлении ими. Прибрежное государство, в водах которого запасы катадромных видов рыб проводят большую часть своего жизненного цикла, несет ответ17 Глава XVII. Международное морское право ственность за управление этими запасами и обеспечивает мигрирующей рыбе доступ в свои воды и выход из них. Промысел катадромных видов рыб в ИЭЗ подпадает под юрисдикцию прибрежного государства. Граждане других государств, ведущие промысел в ИЭЗ, должны соблюдать меры по сохранению запасов, а также другие положения и условия, установленные законодательством прибрежного государства. § 9. Понятие и режим внутренних (морских) вод Согласно ст. 8 Конвенции 1982 г. к внутренним (морским) водам относятся воды, расположенные в сторону берега от исходной линии территориального моря. В соответствии со ст. 1 Федерального закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» 1998 г. к внутренним морским водам Российской Федерации относятся воды: а) портов, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других постоянных сооружений портов;

б) заливов, бухт, губ и лиманов, берега которых полностью принадлежат Российской Федерации, до прямой линии, проведенной от берега к берегу в месте наибольшего отлива, где со стороны Моря впервые образуется один или несколько проходов, если ширина каждого из них не превышает 24 морские мили;

в) заливов, бухт, губ, лиманов, морей и проливов с шириной входа в них более чем 24 морские мили, которые исторически принадлежат Российской Федерации и перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации и публикуется в «Извещениях мореплавателям». Исторические воды. Моря заливного типа или заливы, окруженные берегами одного государства, несмотря на то что они соединяются с океаном (например, Белое море) и ширина входа в них превышает 24 мили, относятся к внутренним водам государства вследствие их особого экономического или оборонного значения для данной страны либо сложившейся исторической традиции. В силу традиции воды Белого моря являются внутренними водами Российской Федерации по линии выдающихся в море мысов: Канин Нос — Святой Нос, расстояние между которыми составляет 82 мили. На воды, находящиеся южнее этой линии, полностью распространяется законодательство Российской Федерации, касающееся мореплавания и ведения морского промысла. К историческим морям в Российской Федерации относятся моря Карское, Лаптевых, Чукотское и Восточно-Сибирское, являющиеся историческими водными путями нашей страны. К историческим заливам в Российской Федерации относятся, например, залив Петра Великого до линии, соединяющей устье реки Тюмень-Ула с мысом Поворотным, а также Чесская и Печорская губы. Плавание иностранных судов, а также полеты иностранных самолетов в заливе Петра Великого могут происходить только с разрешения компетентных властей Российской Федерации, кроме случаев входа иностранных судов в порт Находка и выхода из него. Историческими объявлены заливы Бристольский, Форт-оф-Форт, Мори-Ферт (Великобритания), Гудзонов (Канада), Гесаликский, Делавэр, Монтерей (США) и др.

§ 10. Правовой режим портов и их акваторий Реки, озера и каналы, находящиеся на территории государства, также являются внутренними (национальными) водами и, как правило, закрыты для плавания судов под иностранным флагом. Внутренние (морские) воды являются частью территории прибрежного государства, которое пользуется в них своим суверенитетом, как и на сухопутной территории, без всяких исключений. В отличие от территориальных вод во внутренних (морских) водах не действует право мирного прохода иностранных судов. Правовой режим внутренних (морских) вод определяется внутренним законодательством государства, которое обязательно для исполнения всеми невоенными судами. Иностранные военные корабли во внутренних (морских) и территориальных водах пользуются экстерриториальностью, и на них не распространяются правила о таможенном досмотре, подсудности за преступления, совершенные на корабле, и т. д. Однако и они обязаны соблюдать местные законы и правила во внутренних водах другого государства. В противном случае местные власти могут указать на допущенные нарушения командиру корабля или даже сообщить о них правительству государства, под флагом которого плавает корабль.

§ 10. Правовой режим портов и их акваторий Обычно прибрежное государство объявляет перечень морских портов, в которые разрешается заходить судам других государств. В Российской Федерации перечень таких портов объявляется в «Извещениях мореплавателям». Согласно общепризнанным нормам международного права прибрежное государство может закрывать любые порты для захода иностранных судов. Поскольку иностранным судам без разрешения запрещено плавать по внутренним водным путям Российской Федерации, то в морских портах, расположенных в устьях рек, они могут подниматься вверх по реке только в пределах верхней границы акватории соответствующего порта. На морские невоенные суда при пребывании их в открытых иностранных портах (как и вообще во внутренних водах) распространяется суверенная власть прибрежного государства, и они подчиняются юрисдикции этого государства (уголовной и гражданской), таможенным, санитарным и другим правилам. Изъятия из этого правила касаются только государственных судов, обладающих иммунитетом от власти другого государства. В отличие от невоенных судов военные корабли могут заходить в иностранные порты только по приглашению или разрешению прибрежного государства. При этом может устанавливаться срок визита корабля или ограничиваться количество кораблей, которым одновременно разрешается заход, и т. д. В открытые порты должен быть обеспечен свободный доступ невоенных судов всех стран независимо от их флага на равной основе. Из этого порядка есть исключение: судно, терпящее бедствие, может заходить в любой порт прибрежного государства. За последние годы значительно расширилась практика проверки иностранных судов в рыболовных, экономических зонах и портах США, Канады, Норвегии, Великобритании и других стран с целью выяснения, Глава XV 11 Международное морское право соблюдают ли эти суда правила прибрежных государств, касающиеся порядка ведения промысла. В случаях обнаруженных нарушений национальная инспекция задерживает нарушителей и передает дело о нарушениях для рассмотрения в судах по месту стоянки задержанного иностранного судна. В конце 70-х и начале 80-х годов XX в. некоторые западные страны стали принимать на индивидуальной и коллективной основе меры по контролю за иностранными судами в своих портах. Так, в 1982 г. морские власти 14 западноевропейских стран — Бельгии, Великобритании, Нидерландов, Греции, Дании, Ирландии, Испании, Италии, Норвегии, Португалии, Финляндии, Франции, ФРГ и Швеции подписали Меморандум о взаимопонимании относительно контроля со стороны государства порта. В Меморандуме устанавливается, что портовые власти соответствующей страны вправе подвергнуть проверке иностранное судно с целью соответствия его требованиям, содержащимся в Международной конвенции о грузовой марке 1966 г., СОЛАС-74/78, МАРПОЛ-73/78, Международной конвенции о подготовке и дипломировании моряков и несении вахты 1978 г., МППСС-72, Конвенции о торговых судах 1976 г. (Конвенция МОТ № 147). Осмотр проводится при посещении судна, в ходе которого осуществляется проверка судовой документации. В случае обнаружения недостатков на самом судне или в судовой документации судно может быть задержано в порту до устранения выявленных недостатков. Прибрежное государство вправе осмотреть судно любого государства, включая те, которые не являются стороной перечисленных выше конвенций. В случае возникновения инцидента капитан судна обязан сообщить об этом российскому консулу и представителю Минтранса России. Аналогичные меморандумы подписаны также странами Карибского бассейна, южной части Тихого океана, Средиземного моря, Черного моря и т. д. Особенности правового режима морских портов Российской Федерации определены Федеральным законом «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» 1998 г. и КТМ России 1999 г. Морские порты объявляются открытыми для захода иностранных судов на основании решения Правительства Российской Федерации. Перечень таких морских портов публикуется в «Извещениях мореплавателям». Должностным лицом, регулирующим заход судов в морской торговый порт и выход из этого порта и отвечающим за безопасность мореплавания в указанном порту, является капитан морского торгового порта, с которым согласовывает свои действия капитан морского рыбного порта в случае, если его действия затрагивают компетенцию капитана морского торгового порта. Все иностранные суда, кроме военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях, независимо от их предназначения и форм собственности могут заходить в морские порты, открытые для захода иностранных судов. В отношении иностранных судов государств, в которых имеются специальные ограничения захода в их морские порты в отношении ана § 10. Правовой режим портов и их акваторий логичных судов Российской Федерации, Правительством Российской Федерации могут быть установлены ответные ограничения. Иностранные суда при заходе в морские порты во время пребывания в указанных портах и при выходе из них обязаны соблюдать: — законодательство Российской Федерации, касающееся обеспечения безопасности судоходства и регулирования движения судов, оказания помощи и спасания, использования радиосвязи, защиты навигационных средств, оборудования и сооружений, подводных кабелей и трубопроводов, проведения морских научных исследований, изучения, использования и охраны водных объектов, недр, водных биоресурсов территориального моря, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности;

— пограничные, таможенные, налоговые (фискальные), санитарные, иммиграционные, ветеринарные, фитосанитарные, навигационные и другие правила, установленные законами Российской Федерации и иными нормативно-правовыми актами Российской Федерации;

— правила, установленные для морских портов;

— правила въезда в морские порты, пребывания в них и выезда из них иностранных граждан и лиц без гражданства, действующие на территории Российской Федерации;

— другие правила, установленные законодательством Российской Федерации, а также международные нормы и стандарты, установленные международными договорами Российской Федерации. Выход иностранного судна из морского порта производится только с разрешения капитана морского порта по согласованию с должностными лицами ФСБ и таможенных служб России. Иностранные суда, военные корабли и другие государственные суда вправе осуществлять вынужденный заход в порты в силу следующих чрезвычайных обстоятельств: — при аварии, буксировке, стихийном бедствии или сильном шторме, угрожающем безопасности иностранного судна, иностранного военного корабля или другого государственного судна;

— для доставки спасенных людей;

— при необходимости оказания срочной медицинской помощи члену экипажа или пассажиру, а также в силу других чрезвычайных обстоятельств. В сообщении о вынужденном заходе должны содержаться сведения о названии иностранного судна, иностранного военного корабля или другого государственного судна;

государстве флага;

имени и фамилии капитана иностранного судна;

типе двигательной установки;

причине вынужденного захода;

потребности в помощи и ее характере;

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.