WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО УЧЕБНИК Ответственный редактор Заслуженный юрист РФ, доктор

юридических наук, профессор К.А. Бекяшев Изданние четвертое, переработанное и дополненное Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 02,1100 «Юриспруденция» •ПРОСПЕКТ Москва 2005 УДК 341.1/.8(075.8) Б Б К 67.412.1я73 М43 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ Кафедра международного права Авторы: Л. П. Ануфриева, д-р юрид. наук, проф. — гл. TV;

Д. К. Бекяшев, канд. юрид. наук, доц. - гл. IX (§ 6—9);

К. А. Бекяшев, Заслуженный юрист РФ, д-р юрид. наук, проф. — предисл., гл. I, V-VIII, X I - X I I, XV (§ 8)| XVI (§ 7, 10), XVII. XXI, XXIV (§ 2, 6 - 8 ), XXV;

| М. Е. Волосов, канд. юрид. наук, доц. — гл. XVI (§ 8—9), XVIII;

В. Н. Гуиуляк, д-р юрид. наук, проф. — гл. XVI (§ 1—6);

Г. К. Дмитриева, д-р юрид. наук, проф. — гл. XV (кроме § 8);

Я. С. Кожеуров, канд. юрид. наук, ст. преп. — гл. XXIV (§ 1, 3—4);

И. Н. Лебедииец, канд. юрид. наук, доц. — гл. XX;

Е. Г. Моисеев, д-р юрид. наук, проф. - гл. IX (§ 1—5), X, XIII-XIV, XXII, XXIV (§ 5);

Г. С. Стародубцев, д-р юрид. наук, проф. — гл. II;

В. В. Устинов, Заслуженный юрист РФ, д-р юрид. наук, проф. — гл. XXIII;

М. В. Филимонова, канд. юрид. наук, проф. — гл. Ill, XIX. Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор — Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор К. А. Бекяшев. Международное публичное право : учеб. / Л. П. Ануфриева, М43 Д. К. Бекяшев, К. А. Бекяшев, В. В. Устинов [и др.];

отв. ред. К. А. Бекяшев. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. — 784 с. ISBN 5-482-00277-2 В учебнике, подготовленном в соответствии с программой МГЮА, освещены понятие, предмет, система, принципы и источники международного публичного права;

изложены основные отрасли, такие как международное морское, воздушное, космическое, экологическое праио. Обстоятельно даны правовые основы деятельности ООН и других международных организаций. Большое внимание уделено анализу международных процессуальных норм. Учебник подготовлен на основе изучения международных конвенций, уставов международных организаций, законодательства Российской Федерации. В нем представлены теоретические взгляды по основным проблемам международного права. Для студентов, аспиранто/в и преподавателей юридических вузов, а также практических работников, связанных с внешней политикой и международными отношениями. УДК 341.1/.8(О75.8) ББК 67.412.1я73 ISBN 5-482-00277-2 © Коллектив авторов, 2005 © ООО «Издательство Проспект», 2005 9"7 8 5 4 8 2 "0 0 2 7 7 3 ' ПРЕДИСЛОВИЕ Современное международное публичное право сформировалось в основном в середине XX в. и в концентрированном виде отражено в Уставе Организации Объединенных Наций, который открыл новую эпоху в правовом регулировании международных отношений и нормативно закрепил важнейшие принципы международного права. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан на Саммите тысячелетия (Нью-Йорк, 6—8 сентября 2000 г.) заявил, что «ООН представляет собой нечто большее, чем простой инструмент. Как четко следует из ее Устава, ООН была призвана внедрить новые принципы в международные1 отношения, внести качественное изменение в их повседневный процесс». Эти принципы не только регулируют международные отношения, но и стимулируют формирование новых. Неукоснительное уважение международной законности — это единственно возможный сегодня образ действий для каждого субъекта международного права. Президент Российской Федерации В. В. Путин на Саммите тысячелетия 6 сентября 2000 г. подчеркнул, что вторая половина столетия, его международная составляющая, безусловно, прошли под знаком ООН. Сам факт существования этой организации был гарантией от произвола гегемонии, права на абсолютную истину и диктат2. Как отмечается в Меморандуме о развитии международного права, представленном CCCPXLI сессии Генеральной Ассамблеи в 1986 г., на рубеже третьего тысячелетия международное право должно подняться на еще более высокую ступень: оно должно стать правом всеобъемлющей безопасности и коллективной ответственности государств перед человечеством. Магистральной линией дальнейшего развития международного права является становление на фундаменте существующих принципов новых международных правовых обязательств, направленных непосредственно на создание безопасного, безъядерного мира, свободного от любого оружия массового уничтожения, а в качестве конечной цели — от всякого оружия вообще. Эти цели характеризуют и стратегию внешней политики нашего государства. Международное право должно стать правом, основанным на признании взаимозависимости мира наших дней, на признании того факта, что обеспечение каждому народу своего пути развития, его экономической, политической, военной безопасности, уважение самобытности каждой страны, большой или малой, отвечает национальным интересам любого государства, интересам человечества в целом3. В силу своей значимости международное право, как справедливо отмечается в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 48/29 от 9 декабря 1993 г., должно занять надлежащее место в системе преподавания правовых дисциплин во всех высших учебных заведениях. В целях стимулирования обучения студентов международному праву Генеральная Ассамблея ООН одобрила в 1991 г. «Программу помощи Организации Объединенных Наций в области См.: Мы, народы: роль Организации Объединенных Наций в XXI веке. Доклад Генерального секретаря. Док. А/54/2000, 27 March 2000. С. 5. Дипломатический вестник. 2000. № 10. С. 12.

См.: Doc. А/С.6/41/5. November 1986.

Предисловие преподавания, изучения, распространения и более широкого признания международного права», которая успешно осуществляется па глобальном и региональном уровнях. Заместитель Генерального секретаря ООН по правовым вопросам X. Корелл в 2000 г. распространил свое обращение к деканам юридических факультетов во всем мире. В нем он справедливо обратил внимание на следующие обстоятельства. 1. На протяжении последнего столетия и в особенности со времени создания ООН международное право развивалось беспрецедентными темпами. 2. Юристы, которые работают с представителями деловых кругов и в дополнение к другим вопросам, входящим в сферу их компетенции, разбираются в международном праве, будут находиться в более выгодном положении по сравнению с их коллегами, которые не знакомы с этой дисциплиной. 3. Международное право является таким же необходимым элементом, как и национальные обычаи и традиции и моральные ценности, лежащие в основе законодательных актов, принимаемых их демократически избранными парламентами1. Эффективность международного права во многом зависит от степени трансформации его принципов и норм во внутригосударственное законодательство, и прежде всего в основной закон соответствующего государства. В Российской Федерации впервые на конституционной основе определен характер взаимосвязи международного и национального права. Так, п. 4 ст. 15 Конституции РФ гласит: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора». При известном юридико-техническом несовершенстве этого положения, по единодушному мнению российских ученых, Конституция России 1993 г. заложила политико-правовые основы для осуществления коренных перемен 2 в характере взаимодействия России с внешним миром. В настоящее время подавляющее большинство государств признает примат права в международных отношениях. Для содействия упрочению примата международного права Генеральный секретарь ООН разработал План действий, основные положения которого сводятся к следующему: а) содействие участию в многосторонних договорах;

б) оказание помощи государствам в подготовке необходимого имплементационного законодательства;

в) подготовка судей и практикующих юристов (например, путем создания курсов по международному праву);

г) подготовка других лиц, участвующих в применении международного права;

д) образование и пропаганда между3 народного права. В Декларации тысячелетия, принятой на Саммите тысячелетия 8 сентября 2000 г., делегации 191 государства заявили о необходимости «укрепТекст обращения X. Корелла см.: Московский журнал международного права. 2001. № 1. С. 10-15.

См.: Лукашук И. И. Конституция России и международное право // Московский журнал международного права. 1995. № 2. С. 39.

См.: Московский журнал международного права. 2001. № 2. С. 16—19.

Предисловие лять уважение к принципу верховенства права, причем как в международных, так и во внутренних делах». В своем ежегодном послании Федеральному Собранию от 26 мая 2004 г. В. В. Путин отметил, что «адекватный ответ на наиболее острые угрозы XXI в. — международный терроризм, распространение оружия массового уничтожения, региональные конфликты — можно дать лишь солидарными усилиями мирового сообщества, с опорой на инструменты ООН и международное право»1. Предлагаемый вниманию читателя учебник называется «Международное публичное право». Международное право как правовая система состоит из двух частей: международного публичного права и международного частного права (см. ст. 1 Положения о Комиссии международного права ООН от 11 декабря 1946 г.). В свою очередь, каждая из этих частей состоит из отраслей, а отрасли — из институтов. Структура и содержание учебника соответствуют учебной программе Московской государственной юридической академии и в значительной мере программам других ведущих юридических вузов России. Однако материал учебника не охватывает всех аспектов межгосударственного сотрудничества (например, по вопросам здравоохранения, продовольствия, лесоводства, океанографии). Обширный нормативный материал по этим вопросам пока не кодифицирован, и, следовательно, нет оснований говорить о наличии таких отраслей международного публичного права, как международное медицинское право или международное продовольственное право. Как правило, общий курс международного публичного права преподается" на последних курсах вузов России, во всяком случае, после изучения студентами курсов теории права, экологического и конституционного права. В МГЮА общему курсу предшествует ряд пограничных спецкурсов: актуальные проблемы внешней политики России, история международных отношений, международное сотрудничество по борьбе с уголовными преступлениями, дипломатический протокол и служебный этикет, международная защита прав человека. Многолетний опыт преподавания международного публичного права убеждает в том, что параллельно с лекционным курсом должны проводиться и практические занятия: семинары, коллоквиумы, дискуссионные клубы, решение казусов и т. д. Данный учебник является результатом многолетнего сотрудничества кафедры международного права МГЮА с издательством «Проспект». Авторский коллектив благодарит издательство за помощь в подготовке учебника к изданию и издание его. Приложениями к данному учебнику являются Сборник документов по международному публичному праву и Практикум по международному публичному праву, выпущенные издательством «Проспект» в 2004 г. К. А. Бекяшев Заслуженный юрист Российской Федерации, профессор, заведующий кафедрой международного права МГЮА, д-р юрид. наук, член Постоянной палаты третейского суда ООН, арбитр международного Арбитража ООН по морскому праву Текст см.: Российская газета. 2004. 27 мая.

ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА § 1. Понятие международного публичного права В эпоху Римской империи международное право называлось «правом народов» (jus gentium). Как отмечал Эмер дс Ваттель (Швейцария), римляне часто смешивали право народов с правом природы, называя право народов естественным правом, поскольку оно признано и применяется вообще всеми цивилизованными нациями, объединениями в государстве1. Относительно права народов император Юстиниан говорил, что оно является общим для всего человеческого рода. Дела людей и их потребности вынудили все нации создать для себя некоторые нормы права, ибо вспыхивали войны, которые приводили к пленению и к порабощению, что является противным естественному праву, так как в силу естественного права все люди рождаются свободными2. Таким образом, римляне считали право народов частью естественного права. Но так как под термином «gentes» понимались только народы, И. Кант предложил переводить этот термин как «право государств» (jus publicum civitatum). Однако еще до И. Канта межгосударственное право называли международным правом (international law, droit international, diritto intemationale). Вплоть до Второй мировой войны международное право аккумулировало нормы международного публичного и частного права. Тем не менее уже в начале XX в. наметился процесс стремительного роста принципов и отраслей международного частного права. После Второй мировой войны международное право как бы распалось на две части: международное публичное право и международное частное право. Термин «международное публичное право» закреплен в ст. 38 Статута Международного суда ООН, а также в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН о прогрессивном развитии международного права и его кодификации от 11 декабря 1946 г. В преамбуле этой резолюции указывается на необходимость тщательного и всестороннего изучения всего, что было уже достигнуто в области развития международного права и его кодификации, а равно «изучения проектов и деятельности официальных и неофициальных учреждений, направляющих снои усилия для содействия прогрессивному развитию и формулировке публичного и частного международного права» (выд. авт. — К. Б.). Однако и самом Уставе ООН применяется термин «международное право» (ст. 13). В Положении о Комиссии международного права (КМП), утвержденном на II сессии Генеральной Ассамблеи ООН 21 ноября 1947 г., указано, что КМП занимается преимущественно вопросами международного публичного права.

Ваттель Э. Право народом или принципы естественного права, применяемые к поведению и делам наций и суверенов. М., I960. С. 11.

Цит. по: Ваттель Э. Указ. соч. С. 1. Понятие международного публичного права Термин «международное публичное право» нередко встречается 1 в российской учебной и монографической литературе. Гораздо чаще 2 этот термин используется зарубежными авторами. Данный учебник называется «Международное публичное право». Однако в нем нередко используется более распространенный в договорной практике термин «международное право». При этом следует иметь в виду, что речь идет о нормах и принципах международного публичного права. Этот термин впервые предложил английский философ И. Бентам в конце XVIII в. Некоторые зарубежные авторы (например, Ф. Джессеп) предлагают заменить понятие «международное право» на «транснациональное право». Последнее должно регламентировать также взаимоотношения между государствами и транснациональными компаниями. Исторической вехой в процессе становления международного права как самостоятельной отрасли явился выход в свет книги голландского юриста Гуго Гроция «О праве войны и мира» (1625). В ней впервые систематизированы нормы о праве войны, делении войны на публичную и частную, морском праве, семейном праве, о приобретениях, обычно выводимых из права народов. Гуго Гроций приводит убедительные доказательства существования права народов. Ссылаясь на Диона Хризостома, он отмечал, что это право есть «приобретение времени и обыкновения»3. Заметный вклад в развитие международного права внесли труды зарубежных ученых С. Пуффендорфа (1632—1694), К. Бенкерсгука (1673-1743), Э. Ваттеля (1714-1767), Г. Гегеля (1770-1831), И. Канта (1724—1804), а также российских юристов-международников: Ф. Ф. Мартенса (1845-1909), Л. А. Шалланда (1870-1919), В. Э. Грабаря (1865-1956), В. А. Незабитовского (1824-1883) и др. Разработка любого определения является делом трудоемким и ответственным. Во многих учебниках, изданных за рубежом, не дается четко4 го определения международного права. Нет определения международного права и в трудах известных зарубежных специалистов по международному публичному праву, переведенных на русский язык 5. См., например: Международное право / отв. ред. Г. И. Тункин. М., 1982. С. 3;

Международное право / отв. ред. Г. И. Тункин. 1994. С. 3. См., например: Manual of Public International Law/ Ed. by M. Sorensen. London, 1978;

Klafkowski A. Prawo miedzynarodwe publiczne. Warczawa, 1970;

Agniel G. Droit international public. Paris, 1998. Гроций Г. О праве войны и мира. Три книги, в которых объясняются естественное право и право народов, а также принципы публичного права / пер. с лат. М., 1956. С. 75. См., например: Manual of Public International Law/ Ed. by M. Sorensen. London, 1978. Броунли Я. Международное право / пер. с англ. М., 1977. Кн. 1;

Аречата Э. X. Современное международное право / пер. с исп. М., 1983.

А Глава I. Понятие, предмет и система международного права Тем не менее, по данным известного кубинского юриста Бустаманте, к началу XX в. зарубежные ученые предложили более ста определений международного публичного права. Как справедливо отмечает французский профессор Ги Аньель, каждый автор волен предложить такое определение международного права, которое ему кажется наиболее соответствующим действительности1. В конце XIX в. профессор Харьковского университета А. Н. Стоянов написал, что «международное право есть совокупность общих начал и правил, которыми определяются взаимные отношения самостоятельных государств и разрешаются столкновения в законах и обычаях отдельных народов, для упрочения и развития всемирного гражданского оборота». Данное определение является наиболее полным. В нем, однако, не признается международное право в качестве совокупности юридических норм. При этом А. Н. Стоянов отмечал, что цель международного права сводится к упрочению и развитию всемирного гражданского оборота. Можно предположить, что, по мнению этого автора, международное право должно регламентировать также и частноправовые отношения с иностранным элементом. По определению профессора Санкт-Петербургского университета Ф. Ф. Мартенса, международное право — это совокупность юридических норм, определяющих условия достижения народами своих жизненных целей в сфере взаимных отношений2. Можно предположить, что в этом определении народы признаются субъектом международного права. Позитивным же является вывод Ф. Ф. Мартенса о том, что международное право управляет международными отношениями в определенной сфере. Более сжатое определение предложил Н. М. Коркунов. По его мнению, международное право — это «совокупность юридических норм, определяющих международную охрану прав»3. Из этого определения трудно установить, кто является субъектом международного права и о каких правах идет речь. Профессор Одесского университета П. Казанский полагал, что международное право является совокупностью правовых начал, определяющих взаимные отношения государств и международных сообществ и гражданские права иностранцев4. В данном определении обращают на себя внимание несколько новелл. Во-первых, по мнению П. Казанского, международное право должно регламентировать отношения не только государств, но и международных сообществ (под этим термином понимаются международные организации). Во-вторых, нормы этого права Agniel G. Droit International Public Paris. 1998. P. 8.

Мартене Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов. СПб., 1882. Т. 1. С. 16.

3 Коркунов Н. М. Международное право и его система // Юридическая летопись, октябрь 1891. С. 243.

Казанский П. Е. Учебник международного права, публичного и гражданского. Одесса, 1902. С. 6.

1. Понятие международного публичного права должны определять объем гражданских прав иностранцев, что является объектом регулирования международного частного права. В начале XX в. Л. Камаровский сформулировал понятие международного права следующим образом: «Международное право обозначает совокупность юридических норм, которыми определяются отношения государств друг к другу, к их подданным и ко всем остальным людям вообще, в качестве их — пока членов Международного Союза, но, в сущности, всего человечества»'. Отметим три позитивных качества данного определения. Во-первых, в нем обозначены субъекты международного права — государства;

во-вторых, обозначен объект правоотношения — человечество в целом;

в-третьих, указывается, что международное право регламентирует отношения государств не только друг с другом, но и с подданными, а также с индивидами вообще. Приват-доцент Санкт-Петербургского университета А. М. Горовцев предлагал определить международное право как «круг норм взаимоограничения государств в их государственном властвовании»2. По мнению данного автора, субъектами международного права являются государства. Однако он сводил действие норм международного права только к сфере государственного властвования. После Второй мировой войны в СССР, а затем в Российской Федерации издано более 30 учебников по международному праву. Каждый из них содержит краткое или развернутое определение международного права. А. Я. Вышинский определял международное право как «совокупность норм, регулирующих отношения между государствами в процессе их борьбы и сотрудничества, выражающих волю господствующих классов этих государств и обеспечиваемых принуждением, осуществляемым государствами индивидуально или коллективно»3. Положительным в этом определении является указание на то, что выполнение международно-правовых норм обеспечивается мерами принуждения, осуществляемыми государствами индивидуально или коллективно. До Второй мировой войны и сразу же после нее единственным субъектом международного права признавались государства, и этот факт отражен в определении А. Я. Вышинского. В настоящее время данное определение устарело и не отражает сложившихся реалий. Международное право, отмечается в учебнике Института государства и права АН СССР, может быть определено как совокупность норм, регулирующих отношения между государствами в процессе их борьбы и сотрудничества, направленных на обеспечение их мирного сосуществования, выражающих волю господствующих классов этих государств и защищаемых в случае необходимости принуждением, осуществляемым государствами индивидуально или коллективно4. Аналогичное определеКамаровский Л. Международное право. М., 1905. С. 3.

Горовцев А. М. Некоторые основные спорные вопросы учения о праве в связи с международным правом. СПб., 1917. С. 122.

Вышинский А. Я. Вопросы международного права и международной политики. М., 1949. С. 480.

Международное право. М., 1957.

Глава I. Понятие, предмет и система международного права ние содержится в учебном пособии ВЮЗИ, и оно во многом совпадает с определением, содержащимся в ранее изданном Институтом государ2 ства и права АН СССР учебнике. По мнению авторов учебного пособия Дипломатической академии, международное право можно определить как совокупность норм (правил поведения), договорных и обычных, регулирующих межгосударственные отношения, выработанных в результате борьбы и сотрудничества государств, осуществляющих в отношении нарушителей принуждение, характер и пределы которого являются также результатом соглашения3. В данном определении авторы справедливо акцентируют внимание на том, что формы и объемы принуждения определяются субъектами международного права путем заключения соглашения. Весьма лаконичное определение международного права дано в учебнике ВЮЗИ: международное право — совокупность юридических норм, регулирующих отношения между государствами4. В более позднем издании учебника ВЮЗИ дано развернутое определение международного права. Международное право, говорится в нем. — это система юридических принципов и норм, которые создаются государствами и другими субъектами международного права, направлены на поддержание мира, безопасности и сотрудничества и обеспечиваются в случае необходимости принуждением, осуществляемым его субъектами индивидуально или коллективно5. Данное определение особых возражений не вызывает, оно отражает сущность и социальное назначение международного права. Однако в нем не отражена прогрессивная роль международного права. В курсе международного права (3-е изд.), подготовленном в МГИМО, международное право определено следующим образом: современное международное право имеет своим главным содержанием общепризнанные принципы и нормы, призванные регулировать отношения между субъектами международного общения в целях действенного обеспечения международного мира и развития международного сотрудничества на основе мирного существования в одних случаях и социалистического интернационализма — в других6. В определении, данном в учебнике МГИМО (5-е изд.), конкретизировано понятие «субъект международного права»: упомянуты «государства и иные субъекты международного права»7. Развернутое определение современного международного права приводится в семитомном «Курсе международного права». Современное меМеждународное право. М., 1960 С. 12—13 Международное право / отв. ред. Е. А. Коровин. М., 1951. С. 5. Современное международное право. М., 1976 С. 2. Международное право / отв. ред. Л. А. Моджорян и Н. Т. Блатова. М., 1970. С. 3. Международное право / отв. ред. Н. Т. Блатова. М., 1987. С. 7.

Курс международного права. М.. 1972, С. 16—17.

Международное право. М., 1987. С. 26.

§ 1. Понятие международного публичного права ждународное право, указывается в этом коллективном труде, можно определить как систему юридических норм, регулирующих отношения между государствами и другими субъектами международного права, создаваемых путем согласования воль участников этих отношений и обеспечиваемых в случае необходимости принуждением, которое осуществляется государствами, а также международными организациями1. Данное определение является общепризнанным. Отметим вместе с тем, что правом на принудительное обеспечение выполнения норм международного права обладают практически все субъекты международного права. По мнению авторов учебника МГУ, современное международное право можно определить как совокупность правовых норм, которые регулируют отношения между субъектами международного права (прежде всего и главным образом между государствами), выражают согласованные воли участников этих отношений и обеспечиваются, в случае необходимости, принуждением, осуществляемым самими субъектами индивидуально или коллективно2. В более позднем издании учебника МГУ дается несколько иное определение международного права: последнее представляет собой совокупность юридических норм, регулирующих отношения между государствами, в том числе разнородными по своей классовой природе, а также другими субъектами международного права, создаваемых путем согласования воль участников этих отношений и обеспечиваемых в случае необходимости принуждением, которое осуществляется самими государствами индивидуально или коллективно, а также межгосударственными организациями3. Несколько позже в очередном издании учебника предлагается такое определение международного права: система юридических норм, создаваемых государствами (и частично другими субъектами международного права) путем согласования их воль, регулирующих определенные общественные отношения. Соблюдение этих норм обеспечивается в случае необходимости принуждением, осуществляемым государствами, а также межгосударственными организациями4. В данном определении необоснованно принижается роль иных (помимо государств) субъектов международного права. Кроме того, не ясно, о каких «определенных» общественных отношениях говорится в приведенном выше определении международного права. В учебнике, подготовленном в основном преподавателями Уральской государственной юридической академии, международное право определяется как «сложный комплекс юридических норм, создаваемых государствами и межгосударственными организациями путем соглашений и представляющих собой самостоятельную правовую систему, предметом регулирования которой являются межгосударственные и иные международные отношения, а также определенные внутригосударственные отноКурс международного права. М, 1989. Т. I. С. 29.

Международное право / отв. ред. Г. И. Тункин. М., 1974. С. 46—47. Международное право / отв. ред. Г. И. Тункин. М., 1982. С. 44—45. Международное право / пред. редкол. Г. И. Тункин. М., 1999. С. 10.

Глава I. Понятие, предмет и система международного права шения». В данном определении справедливо указывается на то, что нормы международного права создаются государствами и межгосударственными организациями, т. е. ведущими субъектами этого права. Однако не вполне ясно, каким образом нормы международного права непосредственно могут регламентировать внутригосударственные отношения и что входит в понятие «определенные внутригосударственные отношения». Международное право, указывается в новейшем учебнике ИГП РАН, — это система договорных и обычно-правовых норм, выражающих согласованную волю его субъектов и направленных на регулирование межгосударственных отношений в целях развития международного сотрудничества и укрепления мира и международной безопасности2. В целом это наиболее удачное определение международного права. Однако следует иметь в виду, что нормы международного права управляют не только межгосударственными отношениями, а международными отношениями в целом. В противном случае этот процесс носил бы бессистемный, хаотичный характер. Болгарский профессор М. Геновски предложил следующее весьма подробное определение международного права: «...Это совокупность правил поведения, установленных или санкционированных в международных обычаях, соглашениях между государствами, соглашениях и актах международных организаций, которые вырабатываются в процессе борьбы и сотрудничества между государствами и выражают согласованную волю господствующих в этих странах классов на основе взаимной выгоды». «Соблюдение этих норм, — продолжает М. Геновски, — обеспечивается силой общественного мнения, а при необходимости — принуждением ООН по отношению к государствам или отдельному государству. Эти нормы направлены на регулирование международных отношений, развитие прогресса, мира и солидарности, общения между государствами, нациями и народами и обеспечение мирного сосуществования государств независимо от их исторических типов»3. Данное определение излишне пространное и содержит ряд спорных положений. Во-первых, крайне сомнительно, что нормы международного права выражают согласованную волю господствующих в соответствующей стране классов. Во-вторых, неверным является утверждение о том, что соблюдение норм международного права обеспечивается силой общественного мнения. В-третьих, правом на принудительное обеспечение норм международного права обладает не только ООН, но также и сами государства. В-четвертых, функции современного международного права сводятся не только и не столько к регулированию международных отношений, но и управлению ими. Международное право / отв. ред. Г. В. Игнатенко и О. И. Тиунов. М., 1998.

Сб.

Международное право / оти. ред. Е. Т. Усенко, Г. Г. Шинкарецкая. М., 2003. С. 17. Геновски М. Основи на международного право. София, 1974. С. 14.

§ 1. Понятие международного публичного права Польский профессор А. Клафковский считает, что международное публичное право является системой правовых норм, регулирующих вза1 имные отношения между государствами. Известный французский профессор Ги Аньель дает весьма лаконичное определение международного права. По его мнению, международное право есть совокупность норм и институтов, предназначенных управлять международным сообществом2. Лаконичным также является определение, данное английским профессором Дж. О'Брайеном: «Публичное международное право (иногда известное как "право народов") есть система правовых норм, которые прежде всего регламентируют отношения между государствами» 3. Основной функцией международного публичного права является управление деятельностью субъектов в соответствующих отраслях международных отношений. По данному вопросу в литературе высказаны различные точки зрения. Еще в конце XIX в. Ф. Ф. Мартене считал, что международное право должно управлять международной деятельностью государств4. Несколько позже (в начале XX в.) О. Эйхельман (Киев) отмечал, что международное право организует международные отношения5. В советской литературе международному праву отводилась лишь координирующая роль. В. А. Василенко (Украина) считает, что основным элементом международного права является «волеустановленная преимущественно координационная регулятивность»6 (выд. авт. — К. Б.). В учебной литературе также отмечается, что международное право выполняет в международных отношениях координирующую функцию 7. По мнению Д. Н. Бахраха, социальное управление всегда есть упорядочение совместной деятельности людей8. Международное право как социальное образование именно упорядочивает совместную и индивидуальную деятельность своих субъектов. Международное право представляет собой необходимый элемент организации международных отношений и управления ими. Как справедливо отметил Ф. Ф. Мартене еще в 1871 г., «международная жизнь существует и не нуждается в оправдании своего существования;

международное право определяет ее, под ' KlqfkowskiA. Op. cit. 1970. S. 18.

2 Agniel G. Op. cit. P. 8. O'Brien J. International Law. London / Sydney, 2001. P. 1. Мартене Ф. Ф. Указ. соч. С. 25. Эйхельман О. Очерки из лекций по международному праву. Киев, 1909. С. 12. Василенко В. А. Основы теории международного права. Киев, 1988. С. 120. Международное право / отв. ред. Г. И. Тункин. М, 1994. С. 11.

Бахрах Д. Н. Особенности социального управления // Правоведение. 1974. № 2. С. 19.

Глава 1. Понятие, предмет и система международного права его защитой происходит обмен всех человеческих отношений» (выд. авт. - К. Б.). Таким образом, международное публичное право можно определить как систему обязательных норм, выраженных в признанных субъектами этого права источниках, являющихся общеобязательным критерием правомерно дозволенного и юридически недозволенного и через которые (нормы) осуществляется управление международным сотрудничеством в соответствующих областях или принуждение к соблюдению норм этого права. Международное публичное право наиболее тесно соприкасается с международным частным правом. Выражение «международное частное право» (Private international law) впервые применил американский судья Дж. Сторн в 1834 г. Субъектами обеих отраслей являются государства, международные межправительственные организации и в отдельных случаях транснациональные корпорации и даже индивиды. Источниками международного публичного и частного права являются международные договоры и международно-правовые обычаи. Основные принципы международного публичного права являются таковыми и для частного права. Предметом международного частного права (МЧП) являются гражданские, семейные и трудовые правоотношения, выходящие за пределы одного государства. «Гражданские отношения с иностранным (международным) элементом, — справедливо отмечает В. А. Канашевский, — можно определить как разновидность отношений, регулируемых гражданским законодательством, а также нормами международного права, сторонами в которых являются иностранные физические и юридические лица, иностранные государства, международные организации, а также иные гражданские отношения, регулирование которых связано с обращением к иностранным правовым системам»2. Подавляющее большинство норм МЧП создается государствами или межправительственными организациями и закрепляется в договорах или унифицированных кодексах, правилах, руководствах, постановлениях и т. д. Эти нормы имштементируются, как правило, посредством применения основных положений соответствующих отраслей национального права (гражданского, семейного, трудового, предпринимательского, процессуального и др.). Отождествление же МЧП с гражданским или коллизионным правом (а такие мнения высказываются в зарубежной и российской литературе) лишает МЧП качества международного права и сводит его к конгломерату учебной дисциплины «Гражданское и торговое право зарубежных стран». Правовая природа МЧП убедительно определена в п. 1 ст. 7 Венской конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров Мартене Ф. Ф. О задачах современного международного права. Вступительная лекция, читанная 28 января 1871 г. в С.-Петербургском университете. С. 14. Канашевский В. А. К. вопросу о содержании категорий «отношение», осложненное иностранным элементом, и «применимое право» в международном частном праве // Журнал международного частного права. 2002. № 2—3. С. 3. В учебнике «Международное частное право» (отв. ред. Г. К. Дмитриева. М., 2003) также подчеркивается, что международное частное право тесно связано с международным публичным правом (с. 5).

§ 1. Понятие международного публичного права 1980 г., где сказано, что «при толковании Конвенции надлежит учитывать ее международный характер и необходимость содействовать достижению единообразия в ее применении и соблюдению добросовестности 1 в международной торговле». Тем самым Конвенция однозначно провозглашает международный характер содержащихся в ней норм, выступая одним из основных источников современного МЧП. Лишь при невозможности решить вопрос на основе содержащихся в самой Конвенции предписаний и принципов следует руководствоваться «правом, применимым в силу норм международного частного права». По мнению специалистов, под такими нормами понимаются соответствующие коллизионные нормы, отсылающие к применимому материальному праву2. Дискуссионными являются не только название и сущность МЧП, но и его структура. Традиционно в МЧП включаются нормы, регламентирующие гражданско-правовые, трудовые, предпринимательские, семейные, транспортные и иные правоотношения с иностранным элементом. На наш взгляд, предметом правового регулирования МЧП являются также отношения в валютной, финансовой, налоговой и таможенной сферах, причем на данном этапе развития российского государства эти вопросы наиболее значимы для самого государства и его субъектов. Таким образом, МЧП можно определить как совокупность принципов и норм, регулирующих отношения частноправового характера между физическими и юридическими лицами и (или) государствами, а также международными организациями, в которых присутствует международный или иностранный элемент. Подчеркиваем еще раз, что по своему содержанию и юридической сущности вопросы, решаемые МЧП, таковы, что их регулирование выходит за рамки компетенции одного государства. Как правильно отмечает В. Г. Храбсков, ни одно государство «не может самостоятельно решать их в полном объеме»3. Признание МЧП совокупностью только лишь коллизионных норм неизбежно предполагает отрицание единого для всех стран (по аналогии с международным публичным правом) международного частного права, что противоречит очевидному факту. Сторонники концепции коллизионного характера МЧП отождествляют его с внутригосударственным международным частным правом, наличие которого признается во многих странах, в том числе в России4. Международное право состоит из отраслей. Отрасль права — это совокупность обособленных юридических норм и правовых институтов, которыми регулируется определенная область общественных отношений, обладающих качественным своеобразием. Как отмечает Д. И. Фельдман, отМеждународное частное право: сб. документов / сост. К. А. Бекяшев, А. Г. Ходаков. М., 1997. С. 201-220. Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. М., 1994. С. 29. Храбсков В. Г. Международное частное право в системе общего международного права // Правоведение. 1982. № 6. С. 37. Международное частное право. Современные проблемы. М., 1993. Кн. 1. С. 221.

Глава I. Понятие, предмет и система международного права раслью международного права можно было бы считать совокупность согласованных юридических норм, регулирующих более или менее автономно международные отношения определенного вида, совокупность, характеризуемую соответствующим предметом правового регулирования, качественным своеобразием, существование которой вызывается интересами международного общения1. Хотя международное право — одна из древнейших отраслей права, тея не менее нет общепризнанных четких параметров разделения его на отрасли. Например, Д. Б. Левин выделял следующие отрасли современного международного права: 1) правовое положение государств как субъектов международного права;

2) взаимоотношения государств по вопросам населения;

3) взаимоотношения государств по поводу государственной территории и пространств, не находящихся под суверенитетом государств;

4) международное морское право;

5) международное воздушное право;

6) международное космическое право;

7) право международных договоров;

8) дипломатическое и консульское право;

9) право международных организаций;

10) право международного сотрудничества по специальным вопросам;

11) право мирного разрешения споров;

12) право международной безопасности;

13) право вооруженного конфликта;

14) право международной ответственности2. Однако в последние годы сложился ряд отраслей, которые не вошли в этот перечень, например: международное экономическое право, международное трудовое право, международное экологическое право, международно-правовая борьба с терроризмом, международное процессуальное право и др. 3 По мнению Дж. О'Брайена (Англия), основными отраслями современного международного права являются: I) источники международного права;

2) субъекты международного права;

3) признание государств и правительств;

4) территория;

5) юрисдикция;

6) суверенный иммунитет;

7) дипломатические и консульские отношения;

8) право договоров;

9) право международной ответственности;

10) морское право;

11) воздушное и космическое право;

12) международное гуманитарное право;

13) международное экологическое право;

14) правопреемство государств;

15) международное экономическое право;

16) мирное разрешение споров между государствами;

17) международное право и использование силы государствами;

18) международные организации;

19) право вооруженных конфликтов4. Фельдман Д. И. Система международного права. Казань: Изд-во Казанского университета, 1983. С. 47. Левин Д. Б. Основные проблемы современного международного права. М, 1958. С. 74. В другой своей работе Д. Б. Левин справедливо отмечает, что при построении системы международного права «необходимо учитывать развитие международного права, изменение удельного веса и значения ранее сложившихся норм и институтов и проявление новых» (Левин Д. Б. Актуальные проблемы теории международного права. М., 1974. С. 79). O'Brien J. International Law. London, 2001.

§ 2. Источники международного права Этот перечень также не является полным, да и сам порядок расположения упомянутых выше отраслей не основан на каком-то четком критерии. Ряд западных авторов предлагают отождествлять отрасли международного права с отраслями внутригосударственного права, включив, например, в него международное конституционное право, международное административное право, международное коммерческое право, международное корпоративное право, международное антитрастовое право, международное налоговое право и т. д. 1 Международное публичное право, как было уже отмечено, не имеет какой-либо общепризнанной, официальной системы его отраслей и институтов. Принимая во внимание общие критерии построения системы права и учитывая появление новых норм и институтов международного права, кафедра международного права МГЮА считает, что современное международное право состоит из следующих основных отраслей: 1) субъекты международного права;

2) основные принципы международного права;

3) право международных договоров;

4) право международных организаций;

5) международно-правовые средства разрешения споров;

6) ответственность в международном праве;

7) право внешних сношений;

8) право международной безопасности;

9) международно-правовая защита прав человека;

10) международное уголовное право;

11) международное экономическое право;

12) территория в международном праве;

13) международное морское право;

14) международное воздушное право;

15) международное космическое право;

16) международное экологическое право;

17) международное гуманитарное право;

18) международное сотрудничество в научно-технической области;

19) международно-правовая борьба с терроризмом;

20) международное процессуальное право2. Ряд отраслей международного права находится в процессе активного становления, например: международное трудовое право, международное аграрное право, международное энергетическое право, международное транспортное право, международное интеллектуальное право, международное атомное право и др. § 2. Источники международного права Общие положения. Согласно общей теории права под источниками права понимается способ закрепления правовых велений или способ выражения «возведенной в закон воли господствующего класса». Следовательно, источником международного права является способ выражения воли субъектов международного права. В источниках отражаются результаты процесса создания норм международного права. Как образно отмечает С. С. Алексеев, источники права представляют собой единстСм., например: Sohn L. The May Faces of International Law // The American Journal of International Law. Vol. 57. 1963. № 4. P. 809;

Friedman W. The Changing Structure of International Law. London, 1964. P. 152—153. Программа по учебному курсу «Международное публичное право» / сост. К. А. Бекяшев, Е. Г. Моисеев. М., 2002.

Глава I. Понятие, предмет и система международного права венное «место пребывания» юридических норм, резервуар, в котором 1 юридические нормы только и находятся и откуда мы их «черпаем». Официальный характер источникам международного права придается, как правило, двумя путями: а) путем правотворчества, когда субъекты международного права одобряют договоры, содержание нормы права или рекомендации межправительственных организаций opinio juris;

б) путем санкционирования, когда субъекты международного права одобряют обычные нормы, придают им юридическую силу. Источники международного права можно объединить в три группы: основные, производные (вторичные) и вспомогательные. Согласно ст. 38 Статута Международного суда ООН в первую группу входят договоры, международно-правовые обычаи и общие принципы права. К вторичным источникам относятся резолюции и решения межправительственных организаций. Вспомогательными источниками являются судебные решения, доктрина и односторонние заявления государств, принятые в соответствии с международным правом. 1. Основные источники международного права Международные договоры. В соответствии с подп. «а» п. 1 ст. 38 Статута Международный суд при решении переданных ему споров применяет «международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами». Российская доктрина международного права, отнюдь не отрицая важной роли обычая, считает основным средством создания норм современного международного права международный договор. Происходит определенный поворот и в западной доктрине международного права (Ш. Вишер, В. Фридман, А. Фердросс, П, Фишер и др.) 2. Согласно Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. договор означает международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. Источником международного публичного права являются только правообразующие договоры. Как отмечает Л. Оппснгейм, «обычно рассматриваются как источник международного права только договоры, предусматривающие новые общие нормы будущего международного поведения или же подтверждающие, определяющие или отменяющие существующие обычные или конвенционные нормы общего характера»3.

Алексеев С. С. Право: азбука, теория, философия. Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 60—61.

Курс международного права. М., 1489. Т. 1. С. 200.

Оппенгейм Л. Международное право / пер. с англ. М., 1948. Т. I (полутом 1). С. 47.

Глава II. История возникновения и развития международного права горичен. В ст. 1 Договора осуждалось обращение к войне для урегулирования международных споров и указывалось, что его участники «отказываются от таковой в своих взаимных отношениях в качестве орудия национальной политики». В ст. 2 говорилось, что «урегулирование или разрешение всех могущих возникнуть между ними споров или конфликтов... должно всегда изыскиваться только в мирных средствах». Таким образом, война была юридически запрещена. Идея противоправности агрессивной войны, провозглашенная в Декрете о мире, получила закрепление в международном праве. Положения Парижского договора получили свое подтверждение в Приговоре Международного военного трибунала в Нюрнберге. В нем, в частности, отмечалось, что «война для разрешения международных противоречий, предпринятая в качестве инструмента национальной политики, с очевидностью включает агрессивную войну». И далее: «...такая война является беззаконной в соответствии с международным правом». Отношение международного права к войне получило свое законченное оформление в Декларации о принципах международного права 1970 г. В ней провозглашалось: «Агрессивная война является преступлением против мира, которое влечет ответственность по международному праву». Постепенно международное право вобрало в себя идею права народов и наций на самоопределение. Первоначально эта идея была оформлена в мирных договорах Советской России с Прибалтийскими государствами и странами Востока. В частности, ст. 14 Договора между Россией и Турцией 1921 г. гласила, что «обе договаривающиеся стороны... признают... за народами права на свободу и независимость, а равным образом их право на избрание формы правления, согласно их желаниям». Важным шагом к юридическому оформлению данного принципа была Декларация об освобожденной Европе, принятая в феврале 1945 г. в Ялте. В ней указывалось на «право народов свободно устанавливать по их собственному усмотрению общественный строй и форму правления в своих странах». На принцип равноправия и самоопределения народов ссылается ст. 1 Устава ООН. Данному принципу посвящена Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам от 14 декабря 1960 г., одобренная XV сессией Генеральной Ассамблеи ООН по инициативе СССР. В ней констатировалось, что «все народы имеют право на самоопределение, в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие». Право всех народов на самоопределение закреплено в ст. 1 обоих Пактов о правах человека 1966 г., Декларации о принципах международного права 1970 г., ст. 8 Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. и в ряде других документов. Вместе с тем влияние событий 1917 г. в России, идей и практики Советского государства не стоит идеализировать Помимо безусловно мощного оздоравливающего положительного заряда Октябрьская революция повлекла за собой раскол мира на антагонистические общественно-экономические системы с неизбежной борьбой и столкновениями между ними. Международно-правовая практика СССР также не была во всем § 5. Международное право XX—XXI вв.

последовательно прогрессивна. Вспомним пресловутый советско-германский Пакт о ненападении от 23 августа 1939 г. (Пакт Молотова — Риббентропа) и особенно секретные материалы к нему. Действия СССР на международной арене также не всегда содействовали прогрессивному развитию международного права («освободительные походы» Красной Армии 1939—1940 гг., война с Финляндией 1939—1940 гг., ввод советских войск в Венгрию (1956 г.), в Чехословакию (1968 г.), выполнение Вооруженными Силами СССР «интернационального долга» в Афганистане (1979-1989 гг.) и т. д. Это вызывало негативную реакцию со стороны международной общественности. Так, в 1940 г. за развязывание войны с Финляндией СССР был исключен из Лиги Наций, а начиная с 1980 г. сессии Генеральной Ассамблеи ООН вплоть до 1988 г. с завидным постоянством принимали резолюции, осуждавшие СССР за ввод его войск в Афганистан. XX век интересен чрезвычайно быстрым развитием международного права. Особенно этим отличается период после окончания Второй мировой войны. Произошла договорная кодификация ряда отраслей международного права: воздушное право (Чикагская конвенция о международной гражданской авиации 1944 г.);

право внешних сношений (Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г.);

право международных договоров (Конвенция о праве международных договоров 1969 г.);

морское право (Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.), космическое право (Договор по космосу 1967 г.). Серией международных договоров (Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах 1963 г., Договор о нераспространении ядерного оружия 1968 г., Конвенция о запрещении бактериологического оружия 1972 г., советско-американские соглашения в области ограничения и сокращения ракетно-ядерных вооружений в 70—80-е годы и т. д.) в короткие сроки была создана такая отрасль международного права, как право международной безопасности. В 70-е годы сформировалось право окружающей среды (Конвенция ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия 1972 г. и др.). Новеллой международного права данного периода явилось формирование отдельной отрасли — уважения права человека. После Второй мировой войны был принят ряд международных документов (Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. и др.), которые и создали костяк данной отрасли. Вопросы регулирования прав человека перестали быть прерогативами только национального законодательства государств. Вторая половина XX в. — время научно-технической революции, время бурного проникновения человека в ранее неизведанные пространства (дно на океанических глубинах, Антарктика, континентальный шельф, высотные слои атмосферы, космос, небесные тела и т. д.). Международное право стало не только всеземным, поскольку охватывает все государства и народы земного шара, все континенты, острова и океаны, все то, что лежит над земной поверхностью и под нею, но и всемирным, поскольку начинает регулировать вопросы, выходящие за пределы планеты Земля. Государства заключили соглашения, регулирующие их дея3- Глава II. История возникновения и развития международного права тельность в ранее не используемых пространствах (Договор об Антарктике 1959 г., Договор по космосу 1967 г., Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия 1971 г., Соглашение о деятельности государств на Луне 1979 г., Венская конвенция по защите озонового слоя 1985 г. и т. д.). Таким образом, сложилась система межгосударственных юридических норм, в значительной мере отличающихся от старого международного права. Старые демократические принципы сохранились, как-то: принципы суверенного равенства государств, невмешательства во внутренние дела, добросовестного выполнения международных обязательств. Появились новые важнейшие принципы международного права: неприменения силы и угрозы силой, равноправия и самоопределения народов, нерушимости границ, территориальной целостности государств, мирного разрешения споров, уважения прав человека, сотрудничества, ответственности государств за агрессию и другие международные преступления (геноцид, апартеид и др.), международной уголовной ответственности индивидов. Основным содержанием рассматриваемой эпохи явились борьба и сотрудничество государств, принадлежащих к антагонистическим формациям — капиталистической и социалистической. После Второй мировой войны оно дополнилось взаимодействием с так называемым третьим миром. В него входило более 2/з государств планеты. Большинство из них появилось в результате распада колониальной системы. Страны «третьего мира», или развивающиеся страны, не имея четко выраженной ориентации на ту или иную общественно-экономическую систему, значительно корректировали отношения государств двух систем и в целом способствовали прогрессивному развитию международного права. На рубеже 80—90-х годов мир претерпел существенные изменения. Мягкие, «бархатные» революции в странах Восточной Европы, вхождение ГДР в ФРГ, серьезные социально-экономические преобразования в Китае, Вьетнаме, Монголии, прекращение существования СССР привели к распаду мировой социалистической системы. Соответственно с этими событиями плавно ушло в небытие отнесение группы стран (Эфиопии, Анголы, Мозамбика, Сирии и др.) к государствам социалистической ориентации. Просто им стало не на кого ориентироваться. Создалась принципиально новая социально-экономическая и правовая ситуация на планете. Период борьбы («холодной» или «горячей» войны) и сотрудничества государств антагонистических систем постепенно перерастает в период партнерства, разумного соперничества, взаимовыгодного общения государств, все более сближающихся друг с другом по своему социально-экономическому и правовому облику. Слияние государств, их единение в ближайшем обозримом будущем вряд ли предвидится. Но и эпоха антагонизма, конфронтации, балансирования на грани мировой войны позади. Новая, качественно иная социалыю-экономико-правовая обстановка в мире обусловливает необходимость определенной трансформации международного права. Каким же будет международное право? Ответ на данный вопрос даст третье тысячелетие.

§ 6. Международно-правовая наука в России до 1917 г.

§ 6. Международно-правовая наука в России до 1917 г.

К концу XIX в. международное право стало необходимым регулятором межгосударственных отношений. Был накоплен значительный нормативный материал и заложены основы международно-правового сознания. Значительных успехов достигла наука международного права за рубежом и в России. Дореволюционная российская международно-правовая наука преимущественно была университетской. Созданные в 1755 г. Московский, в 1803 г. Казанский, Харьковский и Юрьевский (ныне Тарту, Эстония), в 1819 г. Санкт-Петербургский, в 1834 г. Киевский, в 1865 г. Новороссийский (Одесса) и в 1880 г. Томский университеты имели в своем составе кафедры международного права, на которых работали маститые юристы-международники. Труды русских ученых представляли собой заметное явление в общемировой литературе международного права1. Двухтомный капитальный курс Ф. Ф. Мартенса «Современное международное право цивилизованных народов» (1882—1883) выдержал в дореволюционной России пять изданий и был переведен на тринадцать иностранных языков. Широкой известностью пользовалась монография Л. А. Камаровского «О международном суде» 1881 г., оказавшая значительное влияние на разработку в западной науке вопросов международного третейского трибунала и постоянного суда. Русские ученые выдвинули и обосновали ряд принципиально новых концепций и доктрин: система международного права (Ф. Ф. Мартене, Н. М. Коркунов), возникновение науки международного права в эпоху феодализма (В. Э. Грабарь), пространственная теория государственной территории (В. А. Незабитовский, М. Н. Капустин), постоянный международный суд (Л. А. Камаровский), следственные комиссии (Ф. Ф. Мартене), международное третейское разбирательство (Л. А. Камаровский, Ф. Ф. Мартене). Некоторые ученые (В. П. Даневский, В. А. Уляницкий) вплотную подошли к осознанию права наций на самоопределение, другие (М. А. Рейснер) — причин войны и сущности милитаризма. В области научных разработок российские ученые стояли не только на уровне мировой науки международного права, но нередко превосходили ее по глубине суждений, прогрессивности высказываемых идей, глубине анализа, четкости формулировок, лаконичности и литературной форме. Это свидетельствует о высоком уровне развития русской международно-правовой мысли второй половины XIX — начала XX в. Велика роль российских ученых в создании и кодификации ряда современных международно-правовых институтов и норм. Такие видные из них, как Ф. Ф. Мартене, М. А. Таубе, Д. А. Милютин, Б. Э. Нольде, В. М. Гессен, А. Н. Мандельштам и др., принимали участие в подготовке и проведении международных конференций (Петербургская 1868 г., Брюссельская 1874 г., Гаагские 1899 и 1907 гг., Лондонская 1908—1909 гг.) и внесли существенный, если не решающий вклад в закрепление на конференциях многих важных для международного права положений.

Грабарь В. Э. Материалы к истории литературы международного права в России (1647-1917). М., 1958.

Глава 11. История возникновения и развития международного права § 7. Международно-правовая наука русского зарубежья (1918-1939 гг.) Усердием и стараниями десятков ученых, покинувших Россию после Октябрьской революции 1917 г., за границей была создана международно-правовая наука русского зарубежья1. Она просуществовала недолго — лишь в межвоенный период — и к началу Второй мировой войны утратила свой самостоятельный характер, растворясь в науке конкретных стран проживания ученых. Труды по международному праву оставили как маститые ученые, широко известные в дореволюционной России (А. Л. Байков, П. М. Богаевский, А. М. Горовцев, М. И. Догель, С. А. Корф, А. Н. Мандельштам, Б. Э. Нольдс, В. А. Овчинников, А. А. Пиленко, М. И. Ростовцев, М. А. Таубе, О. О. Эйхельман, А. С. Ященко и др.), так и начинающие ученые (Г. Д. Гурвич, Ю. В. Ключников, Б. С. Миркин-Гецевич, М. А. Циммерман, В. В. Энгельфельд и др.). Международно-правовые исследования сосредоточились в основном в двух центрах российского высшего юридического образования за границей — на Русском юридическом факультете в Праге и юридическом факультете в Харбине. Первый просуществовал с 1922 по 1933 г., второй — с 1920 по 1937 г. Основы преподавания в Праге заложил Н. Н. Алексеев. Предмет преподавали также Г. Д. Гурвич, Г. Н. Михайловский, М. А. Циммерман. Занятия по международному праву в Харбине вели В. А. Овчинников, Г. Г. Тельберг и В. В. Энгельфельд. Монографических исследований по международному праву было выполнено немного. М. А. Таубе в Берлине в 1922 г. издал книгу «Вечный мир или вечная война? (Мысли о Лиге Наций)». В Берлине в том же году вышла в свет книга Ю. В. Ключникова «На великом историческом переломе». Г. Д. Гурвич в Праге в 1923 г. издал «Введение в общую теорию международного права (конспект лекций)*. Наибольшее количество монографий за рубежом опубликовал М. А. Циммерман: «Очерки нового международного права (Пособие к лекциям)» (Прага, 1923);

«Международное право» (ч. 1—2 «Материальное право») (Прага, 1924). Его перу принадлежит весьма объемная книга (382 с.) «История международного права с древнейших времен до 1918 г.» (Прага, 1924) и монография (116 с.) «Соединенные Штаты Северной Америки в истории человечества 1776—1926» (Прага: Пламя, 1926). Он также написал немалое количество предисловий к книгам, рецензий, статей. Так, можно выделить его статью «Проблемы зарождения международного права», помещенную в Ученых записках Русского народного университета в Праге (1924, т. 3, с. 265— 266), и др. 31 октября 1926 г. М. А. Циммерман защитил первую и единственную в русском зарубежье международно-правовую магистерскую диссертацию «Вмешательство и признание в международном праве». Протокол № 14 публичного заседания Русского юридического факультета в Праге от 31 октября 1926 г. сообщал: «По окончании диспута юридический факультет признал защиту представленной М. А. Циммерманом диссертаСм.: Стародубцев Г. С. Международно-правовая наука российской эмиграции (1918-1939). М, 2000.

§ 7. Международно-правовая наука русского зарубежья (1918—1939 гг.) ции удовлетворительной и постановил удостоить М. А. Циммермана 1 ученой степени магистра международного права». В этом же году в Праге была издана книга под тем же названием. Плодотворно исследовались международно-правовые проблемы в форпосте русского высшего юридического образования в Азии — на юридическом факультете в Харбине. Двенадцатитомное собрание «Известий юридического факультета» в Харбине содержит ряд статей по международному праву. Работы написали В. А. Овчинников — «К трехсотлетию трактата Гуго Гроция» (т. 3, с. 3—7), «Из юридической литературы о международном положении Монголии» (т. 3, с. 35—43), «О консульском уставе СССР» (т. 5, с. 325—342), Г. Г. Тельберг — «Идея войны в новом международном праве» (т. 4, с. 165—178) и др. В. В. Энгельфельд поместил рецензию на вышеуказанную магистерскую диссертацию М. А. Циммермана (т. 4, с. 332—338) и т. д. Другим русскоязычным изданием в Азии, широко публиковавшим статьи по международному праву, был ежемесячный журнал «Вести Маньчжурии». М. Я. Пергамент опубликовал в нем статьи «О юридической природе так называемого дипломатического квартала в Пекине» (1926. № 6 и 7), «Новейший обмен мнений об экстерриториальности в Китае» (1925. № 8—10). В. В. Энгельфельд поместил статью «Библиографический обзор литературы по международным отношениям Китая» (1928. № 11—12) и т. д. Юридический журнал российской эмиграции в Азии «Вестник китайского права» также помещал статьи по международно-правовой тематике. Так, в первом его выпуске, изданном в 1931 г., опубликована статья В. В. Голицина «Начало новой эры в международных отношениях Китая». Международному праву как общекультурной ценности уделял большое внимание парижский журнал «Современные записки». Число статей по международному праву исчислялось десятками. Среди них выделялись: «Лига Народов и международный суд» (1920. № 1) Б. Э. Нольде, «Лига Наций и международное рабочее законодательство» (1920. № 1) В. В. Руднева, «Постоянный международный суд и начало равенства государств» (1920. № 2), а также «Нью-Йоркская декларация Института международного права» (№ 42) А. Н. Мандельштама, «Международные отношения и международное право в древнем мире» (1921. № 4 ) М. И. Ростовцева, «Чехословацкая конституция» (1922. № 10) Б. С. Миркина-Гецевича и т. д. Последний также дал обстоятельный отзыв на вышедший в 1924 г. в СССР серьезный труд Е. А. Коровина «Международное право переходного времени» (1927. № 27). Журнал также отозвался рецензиями на защиты диссертации В. В. Энгельфельдом (№ 26) и М. А. Циммерманом (№ 31). Международное право было широко представлено на страницах еженедельной парижской газеты «Еврейская трибуна» (издавалась с 1920 по 1924 г., вышло 194 номера). В ней деятельное участие принимал Б. С. Миркин-Гецевич. Охотно помещали международно-правовые статьи и другие газеты. Берлинская «Накануне» в 1922 г. опубликовала негосударственный архив Российской Федерации. Ф. 5765. Оп. 1. Д. 3. Л. 272.

Глава II. История возникновения и развития международного права сколько статей Ю. В. Ключникова, в которых обсуждались вопросы международного правопреемства и уплаты долгов. Из перечисленных выше названий работ видно, сколь широк был круг проблем, рассматриваемых юристами-международниками русского зарубежья. Однако многое написанное ими еще не опубликовано и хранится в архивах. Например, в Бахметьевском архиве Колумбийского университета в США находится полный фонд М. А. Таубе. Ряд работ был опубликован на иностранных языках. Плодотворно писали по-французски А. М. Горовцсв, Л. А. Пиленко, А. Н. Мандельштам1, Б. Э. Нольде и др. Будучи профессором Каунасского университета, свой учебник «Международное право» на литовском языке издал А. С. Ященко 2. Профессор Софийского университета и ректор Ближневосточного университета П. М. Богаевский опубликовал свои учебники на болгарском языке3. Став с 1929 г. заведующим кафедрой международного права в университете г. Брно, публиковал свои труды по-чешски М. А, Циммерман. Известно, что он писал свои труды и по-французски. На английском языке имеются сочинения М. Я. Пергамента4, Г. К. Гинса, А. С. Корфа, М. И. Ростовцева и др. Юристы-международники русского зарубежья сумели сохранить гуманистические начала дореволюционной российской международно-правовой науки и творчески развить их и нелегких условиях эмиграции, предвосхитив ряд положений будущего. «Международное право, — писал М. А. Таубе, — есть, в конечном анализе, выработанная долговременным обычаем или основанная на специальных международных соглашениях (договорах) реально существующая в области практического международного оборота система известных юридических норм, сознаваемых государствами (правительствами и народами) в качестве обязательных правил взаимного самоограничения их державных воль, практически необходимого для совместного мирного существования народов и полного культурного их развития»5 Международное право в целом рассматривалось ими как эффективный инструмент устранения войн из жизни общества. «Международное насилие является суррогатом процесса, — писал М. А. Циммерман, — поэтому развитие международного права более всего способствует сокращению поля применения вооруженной силы для поисков и осущеAndre Mandelstam. Sa Soriete des Nations et les Ruissances devant le Probleme Armenien. Paris, 1925. Jashenka A. Tarptautines teises hursas. Kaunas. 193 S, Богаевски П. Международно право. Помагало къем лекциитс. У под и устройство на международния съюз. София: Свободен унив. за полит, и стоп, науки, печ. Нов. Живот, 1923. 167 с;

Международно право. Кратьк. курс состав за студенти от Дьрж и свободния унив. (По лекциитс на Г. М. Генов и П. Богаевски). София, изд. авт. (Шумен, печ. П. Пенев). 1932 216 с. Pergament M. The Diplomatic quarter in Peking Peking. 1927. Таубе М.А. Вечный мир или вечная война (Мысли о Лиге Наций). Берлин, 1922. С. 30.

§ 8. Отечественная наука международного права (1917—1991 гг.) ' ствления народами своего признанного или оспариваемого другими 1 права». Международно-правовая наука русского зарубежья — это мощный интеллектуальный пласт общекультурных ценностей, до сих пор не востребованный и соответственно не изученный. Возвращение международно-правового наследия юристов-эмигрантов на Родину, вовлечение его в оборот и тщательное исследование представляются актуальным велением времени2. § 8. Отечественная наука международного права (1917—1991 гг.) Лишь небольшая группа российских юристов-международников восприняла идеи Октября либо с ними смирилась. К ним можно отнести профессоров Юрьевского и Казанского университетов В. Э. Грабаря и Н. Н. Кравченко, Демидовского юридического лицея в Ярославле Н. Н. Голубева, а также молодых начинающих ученых — Е. А. Коровина, В. Н. Дурденевского, А. М. Ладыженского и некоторых других. Сразу же после революции юристы-международники оставались на своих местах, выполняя обычные для них функции. По инерции печатались научные труды. В 1918 г. в Петрограде был издан учебник Н. А. Захарова «Курс общего международного права», который был закончен и подготовлен к печати в начале 1917 г. Автор являлся лектором Практической Восточной академии в Петрограде, и учебник предназначался для слушателей академии. Н. А. Захаров внес в него краткий очерк договоров России с Турцией, Персией, Китаем, Японией. Готовилось к печати исследование профессора историко-филологического факультета Московского университета Н. И. Кареева3. Оно включало богатейший материал по истории формирования государственных границ в Европе, равного которому нет ни в отечественных дореволюционных, ни в послеоктябрьских изданиях. Исследование содержало ценные мысли и по международно-правовым вопросам. Одна из глав так и называлась «Перемены во взглядах на юридическую природу государственных территорий»4. По архивным данным, рукопись датировалась 1922 г. На 1917 г. международное право в Петроградском университете преподавали А. А. Пиленко, А. М. Горовцев, Б. С. Миркин-Гецевич. Тесную связь с кафедрой осуществлял работавший секретарем Правового отдела МИДа Г. Н. Михайловский, сын известного писателя Н. Г. ГариЦиммерман М. А. Очерки нового международного права:япособие к лекциям. Прага: Пламя, 1923. С. 318. См.: Стародубцев Г. С. Международно-правовая наука российской эмиграции (1918-1939). М., 2000. С. 267. Кареев Н. И. Государственные территории и их границы в Западной Европе со второй половины Средних веков до нашего времени (очерки из исторической географии) / Отдел рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ). Ф. 119. К. 35. Д. 1-17.

О Р Р Г Б. Ф. 119. К. 35. Д. 12.

Глава //. История возникновения и развития международного права на-Михайловского. По данным же на начало 1918 г., международное право читал только приват-доцент Б. С. Миркин-Гсцевич. В стенах Политехнического института в Петрограде кафедру международного права бессменно занимал Б. Э. Нольде. В 1919 г. он бежал из Петрограда в Финляндию, а затем обосновался в Париже. Серьезные трудности с преподаванием международного права ощущались и в Москве. На начало 1918 г. международное право в Московском университете преподавали А. Л. Банков, Ю.В.Ключников, A.M. Ладыженский, Е. А. Коровин1. Труды по международному праву имели также Я. Д. Маковский, Н. В. Епансшников, С. А. Котляровский, В. Н. Дурденевский. В Московском коммерческом институте международное право преподавал Н. Н. Алексеев, работавший ранее приват-доцентом в Московском университете. Практически все из вышеназванных ученых в эти годы в Москве не проживали. Профессор А. Л. Байков, возглавлявший с 1913 г. кафедру международного права Московского университета, читал международное право в 1919—1920 гг. в Таврическом университете в Симферополе. Там же, а также в юридическом институте в Севастополе в 1919—1920 гг. с перерывом трудился Н. Н. Алексеев. Приват-доцент кафедры международного права (с 1916 г.) Московского университета Ю. В. Ключников занимался в эти годы исключительно политической деятельностью. В 1919 г. уехал за границу, проживал вначале в Париже в 1919—1921 гг., а затем с конца 1921 г. по август 1922 г. в Берлине. По предложению Г. В. Чичерина он был включен в состав делегации Советской России на Генуэзскую конференцию в качестве юриста-эксперта. Свои функции юриста-эксперта Ю. В. Ключников выполнил блестяще. «Нам бы и сегодня можно кое-чему поучиться у тех беспартийных "спецов" типа профессоров Юровского и Ключникова, которые вели переговоры в Генуе», — замечает современный исследователь 2 В. Г. Сироткин. Возвратясь в Россию, Ю. В. Ключников заведовал кабинетом международной политики Коммунистической академии, преподавал, работал консультантом в Наркомате иностранных дел, сотрудничал в журнале «Международная жизнь». В 1925— 1929 гг. Ю. В. Ключников совместно с А. В. Сабаниным выпустил три части (третья часть состояла из двух выпусков) фундаментального сборника под названием «Международная политика новейшего времени в договорах, ногах и декларациях». Профессор государственного права Юрьевского университета, автор многочисленных трудов по международному публичному праву и международному частному праву Л. А. Шалланд (родился в 1870 г. в Петербурге) жил в Ростове-на-Дону, работая в Донском университете. Умер В архиве РАН хранится личный фонд (№ 1552) Евгения Александровича Коровина (1892-1964).

Сироткин В. Г. Золото и недвижимость России за рубежом. Историко-публицистическое расследование. М.: Международные отношения, 1997. С. 6.

§ 8. Отечественная наука международного права (1917—1991 гг.) в конце 1919 г. С 1915 г. после эвакуации Варшавского университета по 1924 г. там же работал В. А. Овчинников. В 1918—1919 гг. в Пермском университете работали А. С. Ященко и В. Н. Дурденевский (1889—1963). Последний был приглашен в Дальневосточный университет, будучи избранным по кафедре государственного права, куда и уехал в 1920 г. С апреля 1917 г. в Казани работал Н. Н. Кравченко (1881—1955), ставший после революции первым деканом факультета общественных наук Казанского университета, а затем и Саратовского университета. С Казанским университетом связаны и последние годы жизни известного юриста-международника В. А. Уляницкого (1855-1920). 7 ноября 1918 г. на базе Демидовского юридического лицея, основанного в 1803 г., был открыт Ярославский государственный университет, в штат которого вошел юрист-международник Н. Н. Голубев (1875—1949). Факультет общественных наук возглавлял декан (тогда еще он назывался председателем деканата) специалист в области уголовного процесса Н. Н. Полянский. В 1951 г. из-под его пера вышла работа «Международный суд ООН». С Томским университетом связаны судьбы Г. Г. Тельберга и А. М. Горовцева. Последний жил в Томске с мая по декабрь 1919 г. 8 указанные' годы сильными кадрами выделялся Дальневосточный университет. Международное и государственное право читал М. П. Головачев, бывший профессор Омского института сельского хозяйства и промышленности. С Киевом связаны судьбы О. О. Эйхельмана (1854— ?), П. М. Богаевского (1866—1929) и А. М. Горовцева (1878—1933). Первые двое некоторое время (ориентировочно 1917—1918 гг.) работали в университете. Последний с осени 1920 г. по март 1921 г. читал международное право в институте народного хозяйства. П. М. Богаевский с осени 1919 г. жил в Одессе. Есть все основания предполагать, что он преподавал международное право в Новороссийском университете. Международное право в Харьковском университете преподавал В. А. Ястржембский (родился в 1866 г.). Им была написана статья «Лига Наций» (Вестник советской юстиции. 1924. № 16. С. 495—498). Интересная и совершенно неизвестная страница российской международно-правовой мысли связана с именем талантливейшей женщины Е. А. Гальпериной-Гинзбург (1886—1922). Начиная с 1914 г. она начала усердно заниматься вопросами международного права. В первой книге «Мировая война и судьбы международного права»1 она добросовестно изложила суть трактуемого вопроса, обнаружив начитанность в европейской литературе международного права. Более значительной и в известной части своей заслуживающей серьезного внимания явилась ее вторая книга «Мир русской революции или мир Вильсона. Гарантии прочного мира». Эта книга вышла в Киеве в 1919 г. и явилась удачной попыткой анализа международно-правовых моментов русской революции.

Вышла в свет в 1915 г.

Глава 11. История возникновения и развития международного права В условиях 1919 г., на юге России, без пользования новейшей европейской литературой ей удалось написать интересную, содержательную книгу, юридический анализ которой тесно связан с общей концепцией демократического правотворчества — «только через демократию, со всею обеспеченностью ее положений, возможно достижение высокого международно-правового сознания». Е. А. Гальперина-Гинзбург настаивала в своей работе на «необходимости связи народной демократии с устойчивостью международного права». Незадолго до смерти она собиралась в Париж, намереваясь прочитать здесь в Народном университете лекции о Лиге Наций и панамериканских конференциях'. Уже в 1923 г. в Берлине вышел под редакцией А. А. Кизеветтера сборник ее статей (1909—1918 гг.) с кратким биографическим очерком ее сестры (с. 7—53) и А. А. Кизеветтера (с. 55—73)-. Ряд статей этого сборника касались международного права. Так, с. 303—312 всецело посвящены праву войны. В них нашли юридическое объяснение такие понятия, как недозволенные средства войны, морская война, блокада и др. Однако наиболее плодотворным виутрироссийский период оказался для А. М. Горовцева (1878—1933). Бывший приват-доцент Петербургского университета, он осенью 1918 г. занял кафедру государственного права в Пермском университете. После взятия Перми в декабре 1918 г. войсками А. В. Колчака оставался там до мая 1919 г., когда эвакуировался в Томск. С декабря 1919 г. по осень 1920 г жил в Иркутске. В этом городе им были напечатаны «Синоптическая карта — система междугосударственного (международного) права» (Иркутск. 1920);

«Курс междугосударственного (международного) права». (Вып. 1. Введение и общая часть. Иркутск, 1920). Издание «Курса...»3 — явление далеко не ординарное в условиях бушевавшей Гражданской войны. Это был первый и последний учебник по международному праву, изданный на территориях, контролируемых белым движением. Сам А. М. Горовцсв писал: «Время издания настоящего курса — начало 1920 года;

место его издания гор. Иркутск, в состоянии полной отрезанности не только от научных центров с необходимыми для научной работы книгохранилищами, но и вообще от всего внешнего мира;

наконец, общие условия печатания должны служить достаточным объяснением тех несовершенств, какие не могут не оказаться в предлагаемой работе». Однако несовершенств не так уж много. К ним можно отнести: 1) малый объем работы — 45 с;

2) отсутствие постраничных сносок и списка использованной литературы;

3) плохое качество Миркин-Гецевич Б. Е. А. Гинзбург-Гальперина // Еврейская трибуна. 1922. № 32 (137). С. 5-6.

Гальперина-Гинзбург Е. А. Под знаменем права: сб. статей / предисл. и ред. А. А. Кизеветтера. Берлин, 1923, 1920.

Горовцев А. Курс междугосударственного (международного) права. Иркутск, § 8. Отечественная наука международного права (1917—1991 гг.) бумаги и ряд других. Нетрудно заметить, что сам автор уже дал объяснение этому. В текст введены термины, ранее широко не применявшиеся в международно-правовой литературе", междугосударственное право и как антипод ему — междуиндивидуальное как синоним права гражданского. «Обычное название дисциплины, о которой идет речь, — замечал автор, — как права "международного", должно быть заменено именованием его правом "междугосударственным", так как этим последним названием лучше всего выражается: то, что субъектами в этой области права являются именно государства, т. е. организованные государственные союзы, а не народы сами по себе, и, тем паче, не отдельные, составляющие народ люди». Далее он предполагал использовать в определении этого права термин не «совокупность» норм, а «категория», дабы оттенить понятие вида по отношению к роду — правовых норм вообще. Наконец, важно и такое заключение автора: «Междугосударственное право представляется, таким образом, не чем иным, как самоограничением государств, на началах взаимства, в осуществлении ими их свободы, полновластия, самодовлеемости». Им была создана своя система международного права, а именно: введение, общая часть, особенная часть, распадающаяся на учение о субъекте и учение об объекте. Основания существования международного права он правильно видел в отношениях государств во время войны и мира. Его прогноз относительно пути развития международного права в XX в. оправдался. «Этот процесс самоопределения, который начался в наше время выделением в качестве самостоятельных национальных государств Польши, Финляндии, Чехии и др., вероятно, будет иметь еще свое продолжение, обещая создание целого ряда новых, свободных, самостоятельных государственных единиц, открывает путь, разумеется, и тому праву, которое призвано регулировать отношения между государствами, т. е. праву междугосударственному, перспективы, конечно, не уничтожения и не отмирания, а наоборот, нового, еще более широкого и глубокого правильного развития, — более широкого потому, что круг его участников должен еще более увеличиваться, и более глубокого и правильного потому, что и по содержанию своему оно должно захватывать все большие области мирных международных отношений и все более приближаться к идеям права и справедливости»1. «Курс...» А. М. Горовцева — самостоятельное, оригинальное, глубоко продуманное научное произведение. В нем автор заявил о себе как о крупном теоретике международного права. В Иркутске были созданы лишь введение и общая часть. «Продолжение издания курса, — констатировал автор, — зависит от получения разрешения на его печатание». Однако «Курс...» остался незаконченным. Осенью 1920 г. А. М. Горовцев переехал в Киев, где читал лекции по международному праву в Институте народного хозяйства. В марте 1921 г. эмигрировал во Францию и жил в Париже.

Горовцев А. Курс междугосударственного (международного) права. С. 8— 10, 14.

Глава 11. История возникновения и развития международного права В 1924 г. в СССР вышла книга Е. Л. Коровина, сразу ставшая бестселлером. Книгу хвалили в Советском Союзе. На Западе же она получила довольно прохладные оценки. Вышедшая в двадцать седьмом номере «Современных записок» пространная рецензия Б. С. Миркина-Гецевича2 хлестко критиковала книгу за ее социалистические классовые нововведения. Основное копье критики было брошено рецензентом в адрес «классового метода» Е. А. Коровина. По мнению рецензента, этот метод приводит к регрессу международно-правовой позиции Советской России по отношению ко всему миру. «Европейская наука международного права и передовая европейская политическая мысль созвучно определили прогресс международного права как демократический переход от состояния международной "анархии" — к организованному правовому быту, к созданию форм и органов международного правотворчества, к ограничению абсолютного суверенитета отдельных государств...» Это констатировал и сам Е. А. Коровин, прикрываясь при этом «классовым методом». «В то время как общий ход развития европейского международного права идет в сторону сужения содержания понятия суверенитета, — писал он, — во имя все осложняющегося сплетения и междузависимости современных государственных тел (от самодовлеющей автаркии и натурального хозяйства — до универсального банка и мирового треста), — советская Россия призвана выступать в роли чемпиона доктрины "классического" суверенитета, поскольку формальная его замкнутость служит юридической броней, защищающей ее от воздействия тех факторов, под давлением которых передвигаются современные границы капиталистических государств и перерождаются их формы права»3. Спор двух российских ученых, находившихся по разные стороны баррикад, был испытан временем и решился к концу XX в. не в пользу Е. А. Коровина. Достаточно напомнить заключительные строки его труда, чтобы поставить точку. «Строго относительная ценность международного права переходной эпохи двояка: мост между буржуазной и социалистической половинами человечества не может не рухнуть в тот самый час, когда распадутся последние устои первой. Разросшееся до размеров всемирного «междусоветскос право» — таково имя его прижизненного преемника»4, — писал Е. А. Коровин. Великая Отечественная война и победа в ней советского народа повысили интерес к исторической тематике. В 1946 г. Е. А. Коровин издал «Историю международного права»''. Ф. И. Кожевников в 1945 г. защитил докторскую диссертацию на тему «Русское государство и международное Коровин Е. А. Международное право переходною времени. М.;

П.: Гос. изд-во, 1924. 139 с. Современные записки. № 27. С. 602—607 Коровин Е. А. Международное право переходного времени. С. 43—44.

Там же. С. 136.

Коровин Е. А. История международного права: пособ. к лекциям. Вып. 1 (от древности и до конца XVIII в.). М., § 8. Отечественная наука международного права (1917—1991 гг.) право», которая в 1947 г. была издана. Докторские исследования выпол2 3 нили также В. И. Лисовский и Л. А. Алексидзе. Кандидатские диссертации по истории международного права защитили Е. П. Мелешко (1949), Б. И. Мелехин (1952), В. Д. Лазуренко (1964), Г. М. Набок (1964), Г. С. Стародубцев (1984) и др. Труды издали Ю. Я. Баскин, В. Н. Дурденевский, В. М. Корецкий, Д. Б. Левин, В. С. Семенов, Н. Н. Ульянова, Д. И. Фельдман и др. Среди них особое значение имеет фундаментальный труд профессора В. Э. Грабаря «Материалы к истории литературы международного права в России (1647-1917)» (М.: Издательство АН СССР, 1958. 491 с ), справедливо названный В. М. Корецким «памятником русской науке международного права. Без «Материалов...» В. Э. Грабаря не может обойтись ни один серьезный исследователь международно-правовых проблем. Теория международного права всегда находилась в центре внимания отечественных ученых. Исследования в этой области выполнили Л. А. Алексидзе, Р. Л. Бобров, И. П. Блищенко, Г. В. Игнатенко, Д. Б. Левин, И. И. Лукашук, С. А. Малинин, Н. М. Минасян, Д. И. Фельдман, Г. И. Тункин, Н. А. Ушаков, Г. В. Шармазанашвили, В. М. Шуршалов и др. Заметным событием стало издание в 1962 г. книги Р. Л. Боброва «Современное международное право (Объективные предпосылки и социальное значение)». На ее основе Р. Л. Бобровым в 1964 г. была защищена докторская диссертация4, а в 1968 г. опубликована монография5. Р. Л. Бобровым была обоснована концепция двуединой основы международного права, а именно: государственной разделенности общества и объективной необходимости взаимосвязей суверенных государств. Явлением весьма значительным не только для советской науки международного права, но и общемировой стало издание книги Г. И. Тункина «Теория международного права»6. В ней ученый обосновал концепцию согласования воль государств при создании норм международного права. Книга сразу стала базовой при изучении международного права. Таковой она остается и по настоящее время. Активно исследовались проблемы конкретных отраслей международного права. Создание ООН, возникновение и развитие многих специализированных международных организаций, формирование права Кожевников Ф. И. Русское государство и международное право. Т. 1 (до XX в.). М., 1947. 336 с. Лисовский В. И. Вопросы международного права и международной политики в истории Украинской Советской Социалистической Республики: Автореф. дис.... докт. юрид. наук. Киев, 1954. 35 с. Алексидзе Л. А. Взаимоотношения Грузии и России в XVI — XVIII вв. (Международно-правовое исследование): Автореф. дис.... докт. юрид. наук. Тбилиси, 1964. 43 с. Бобров Р. Л. Объективные предпосылки и социальное значение современного международного права: Автореф. дис.... докт. юрид. наук. М., 1964. 31 с. Он же. Основные проблемы теории международного права. М., 1968. 272 с.

Тункин Г. И. Теория международного права. М., 1970. 511 с.

Глава II. История возникновения и развития международного права международных организаций побудили к активному творчеству в этой 1 области. Исследования С. А. Малинина, Е. Л. Шибаевой, М. В. Яновского и других авторов оперативно реагировали на правовые изменения в этой области, давая им научную интерпретацию. В 1957 г. СССР стал пионером в сфере освоения космического пространства. Это предопределило то обстоятельство, что советская наука международного права стала флагманом в общемировом изучении этой новой области человеческой деятельности. Труды Е. А. Коровина, Г. П. Жукова, В. С. Верещетина, Ю. М. Колосова и других ученых во многом способствовали формированию международного космического права. Значительные подвижки в регулировании правового режима океанических пространств (четыре Женевские конвенции по морскому праву 1958 г., Конвенция по морскому праву 1982 г.) вызвали к жизни обилие монографической и статейной литературы. Трудами Ю. Е. Барсегова, К. А. Бекяшева, А. Л. Колодкина, М.И.Лазарева, В. Ф. Мешеры, А. П. Мовчана, С. В. Молодцова, В. Ф. Сидорчснко и других авторов создан пласт отечественных международно правовых знаний, стоящий на уровне лучших достижений общемировой юридической мысли. Во второй половине XX в. человечество столкнулось с новой, неведомой ранее проблемой — загрязнения окружающей среды. Стало очевидным, что без международного сотрудничества эта проблема неразрешима. О. С. Колбасов, А. С. Тимошенко, В. А. Чичварин и другие своими изысканиями дали правовую интерпретацию вопроса, явив миру озабоченность СССР и его готовность участвовать в международно-правовой охране природы. Совершенно новым вызовом реалиям явилось открытие человечеством секрета расщепления ядерного ядра и возможность использования атомной энергии в мирных целях. В отечественной науке международного права эту проблему впервые поднял и на должном уровне рассмотрел А. И. Иойрыш 2, способствовав тем самым формированию международного атомного права. Ученые не оставили без внимания и такие древнейшие отрасли международного права, как дипломатическое право, право вооруженных конфликтов, мирные средства разрешения международных споров. Общие вопросы дипломатического и консульского права разработал И. П. Блищенко, дипломатических привилегий и иммунитетов — Д. Б. Левин, специальных миссий — К. К. Сандровский, дипломатического протокола — Ф. Ф. Молочков, А. Ф. Борунков. Трудами И. Н. Арцибасова, С. А. Егорова, Л. А. Моджорян, А. И. Полторака, А. Н. Трайнина обстоятельному освещению и анализу подверглись международные нормы, регулирующие поведение государств во время вооруженных Бобров Р. Л., Малинин С. А. Организация Объединенных Наций (Международно-правовой очерк). Л., 1959. 81 с;

Крылов С. Б. История создания Организации Объединенных Наций. М., 1960. 343 с: Морозов Г. И. Организация Объединенных Наций (Основные международно-правовые аспекты структуры и деятельности). М., 1962. 511 с. Иойрыш А. И. Правовые проблемы мирною использования атомной энергии: Автореф. дис.... докт. юрид. наук. М, 1970.

Контрольные вопросы и задания конфликтов. Ученые убедительно доказали, что единственно законным способом урегулирования взаимных разногласий могут быть только мирные средства. Средства мирного разрешения международных споров явились предметом исследования Э. А. Пушмина. Им была обоснована концепция существования международного процессуального права. Право международных договоров было детально изложено В. М. Шуршаловым, А. Н. Талалаевым, О. И. Тиуновым и др., территории — Ю. Г. Барсеговым, Б. М. Клименко, воздушного права — Ю. Н. Малеевым, ответственности — В. А. Василенко, П. М. Курисом и Д. Б. Левиным, прав человека — В. А. Карташкиным и др. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью, активно начатое государствами на рубеже 70—80-х гг. XX в., в науке получило отражение в работах А.И. Полторака, Л. Н. Галенской, Е. Г. Ляхова, К. С. Родионова и др. В 1957 г. по инициативе Г. И. Тункина была создана Советская Ассоциация международного права. При ней начал функционировать печатный орган — Советский Ежегодник международного права. Регулярно проводились ежегодные собрания Советской Ассоциации международного права. Заметным явлением в общемировой юридической литературе явилось издание советскими учеными в 1989—1992 гг. «Курса международного права» в семи томах. Путеводителями в огромном мире советской международно-правовой печатной продукции были регулярно издаваемые библиографии1. В СССР сложились признанные центры международно-правовой науки — Москва, Ленинград, Киев. Научные школы международного права сформировались в Казани, Свердловске, Харькове, Тбилиси, Тарту, Вильнюсе, Минске, Ростове-на-Дону. Несмотря на идеологический пресс, необходимость осуществления научных разработок в рамках марксистско-ленинской теории, многие произведения советских ученых стояли на уровне лучших образцов общемировой науки международного права. Контрольные вопросы и задания 1. Укажите причины возникновения международного права, время и место его зарождения. 2. Охарактеризуйте основные черты международного права Древнего мира. 3. Укажите временные пределы и дайте краткую характеристику международного права Средних веков. 4. Расскажите о классическом международном праве, о его возникновении и развитии. Советская литература по международному праву. Библиография 1917—1957 гг. / под. ред. В. Н. Дурденевского. М.: Госюриздат, 1959. 303 с;

Международное право. Библиография 1917—1972 гг. / сост. Г. И. Курдюков, В. А. Альтшуллер, А. А. Львова. М., 1976. 598 с;

Международное право. Библиография 1973—1985 гг. / сост. Г. И. Курдюков, В. Н. Лихачев, Ж. В. Щелыванова и др. М.: Международные отношения, 1987. 358 с;

Международное право. Библиография 1986—1990 гг. / сост. Г. И. Курдюков, В.Н.Лихачев, Н.Е.Тюрина и др. СПб., 1992. 229 с.

Глава П. История возникновения и развития международного права 5. Дайте характеристику международною права XX—XXI вв. 6. Назовите важнейшие международные конференции XIX—XX вв. Проанализируйте принятые на них правовые документы. 7. Покажите вклад ученых дореволюционной России в прогрессивное развитие науки международного права. 8. Назовите наиболее известных юристов-международников русского зарубежья и их основные труды. 9. Назовите наиболее известных юристов-международников Советского Союза и их основные труды. 10. Покажите вклад советских ученых в прогрессивное развитие науки международного права. Литература Баскин Ю. Я., Фельдман Д. И. История международного права. М., 1990. Грабарь В. Э. Материалы к истории литературы международного права в России (1647-1917). М, 1958. Кожевников Ф. И. Русское государство и международное право. М., 1947. Левин Д. Б. История международного права. М., 1962. Левин Д. Б. Наука международного права в России в конце XIX и начале XX века. М., 1982. Лукашук И. И. Международное право. Общая часть. М., 1996. С. 40-72. Лукашук И. И. Право международной ответственности. М., 2004. Мартене Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов. П.;

М., 1996. Т. 1. Политическая история русской эмиграции. 1920—1940 гг. Документы и материалы / под ред. А. Ф. Киселева. М.. 1999. Стародубцев Г. С. Международно-правовая наука российской эмиграции (1918-1939). М.: Книга и бизнес, 2000. Encyclopedia of Public International Law. 17 vols. Oxford, 1984. Grotius et L'ordre juridique international. Travaux du colloque Hugo Grotius. Lausanne, 1985. Grewe W. (ed.) Frontes Historical Juris Gentium. 3 vols. Berlin / New York, 1988, 1992, 1995. Verziji J. W. International Law in Historical Perspective. 1—2 vols. Leyden, 1969.

ГЛАВА III. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ СОВРЕМЕННОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА § 1. Понятие и классификация основных принципов современного международного права Основной принцип международного права — это основополагающая императивная, универсальная норма международного права, отвечающая основным закономерностям развития сообщества государств и в силу этого защищаемая наиболее жесткими мерами принуждения. Основные принципы современного международного права, возникшие во второй половине XX в., представлены впервые закрепленными в универсальной писаной форме принципами запрещения применения силы и угрозы силой, мирного разрешения международных споров, сотрудничества государств, уважения прав и основных свобод человека, а также принципом равноправия и самоопределения народов и наций, нацеленным на ликвидацию колониализма. Существенное отличие перечисленных принципов заключается в том, что их появление придало международному праву абсолютно новое качество — право силы, по словам Г. И. Тункина, уступило место силе права. Каждой исторической эпохе присущи свои, востребованные ею принципы, отражающие ее особенности развития, в том числе и форму выражения вовне. Поэтому первые принципы, соответствующие ранним периодам развития международных отношений, существовали в форме международно-правового обычая. Во второй половине XX в., с принятием Устава ООН 1945 г., они были в большей своей части кодифицированы, т. е. закреплены в писаной форме. Принятая в 1969 г. Венская конвенция о праве международных договоров, основываясь на положениях Устава ООН, дала общее понятие основного принципа, определила место основных принципов в системе международного права, отметила присущие им признаки и характер взаимодействия с другими нормами. В соответствии с указанными источниками наиболее важными, сущностными признаками этого вида норм являются следующие: — обязательность для всех субъектов международного права, в силу чего на них не распространяется общий принцип права «pacta tertiis пес nocent пес prosunt», перекрываемый п. 6 ст. 2 Устава ООН: «Организация обеспечивает, чтобы государства, которые не являются ее членами, действовали в соответствии с этими принципами, поскольку это может оказаться необходимым для поддержания международного мира и безопасности»;

— примат в отношении всех остальных норм международного права, которые приобретают качество недействительности в случае несоответствия положениям принципа (ст. 3 Устава ООН, ст. 53 Венской конвенции 1969 г.);

— наличие обратной силы относительно не соответствующих ему норм, хотя бы и возникших ранее нового основного принципа (ст. 64 Венской конвенции 1969 г.).

Глава 111. Основные принципы современного международного права Для более полного представления об основных принципах, выявлении их соотношения, взаимосвязей с другими нормами системы в доктрине используется метод классификации. Впервые классификация по сходству объекта (объектная классификация) была разработана Н. Т. Блатовой, предложившей три позиции: — принципы, обеспечивающие мирное сотрудничество государств;

— принципы, защищающие права человека, народов и наций;

— принципы, обеспечивающие всеобщий мир и безопасность. Следует подчеркнуть, что основные принципы возглавляют не только систему международного права;

будучи включенными в тексты конституций стран сообщества государств, они воздействуют на нормы национальных правовых систем, иллюстрируя тем самым связь обеих правовых систем (см., например, ст. 10 Конституции Италии 1947 г., гл. III Конституции Испании 1978 г.. Преамбулу Конституции Франции 1958 г., Преамбулу Основного Закона Германии 1949 г., ст. 2 Конституции Греции 1975 г. и др.). Конституция Российской Федерации в соответствии с положениями ст. 15, 17. 18 включает основные принципы в систему своего правопорядка, из чего следует, что государственные органы и население России обязаны соблюдать их требования. Так, в октябре 2003 г., во исполнение конституционных установлений, Пленум ВС РФ отметил особое значение основных принципов и норм международного права и «необходимость реализации положений международного права на внутригосударственном уровне» (п. 1), поскольку «они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием»1. Р.Л.Бобров, Г. И. Тункин, И. И. Лукашук, Л. А. Алексидзе и др. предложили концепцию исторического (хронологического) подхода к классификации принципов в соответствии с формационными критериями. Вопрос об общественных формациях и соответственно исторических этапах развития международного права весьма спорен, кроме общей позиции, связывающей становление современного международного права со второй половиной XX в. и главным событием этого периода — завершением Второй мировой войны и созданием ООН. Таким образом, если отталкиваться от этого общепризнанного факта, можно предложить деление на принципы, во-первых, доуставные, во-вторых, уставные, т. е. вошедшие в международное право вместе с Уставом ООН, в-третьих, послеуставные или новейшие принципы международного права. Предлагаемый подход не только фиксирует временной показатель, но и свидетельствует о качественных изменениях системы принципов и международного права в целом. Так, Устав ООН придал форму основного принципа принципу запрещения применения силы или угрозы силой (п. 4 ст. 2), принципу мирного разрешения международных споров (п. 3 ст. 2), принципу уважения прав и основных свобод человека (п. 3 ст. 1) и др.

Российская газета. 2003. 2 дек.

§ 2. Правовое содержание основных принципов международного права § 2. Правовое содержание основных принципов современного международного права Принцип суверенного равенства государств (принцип равноправия государств) отражает основное качество международного права как права равных (par in parem not habet imperium) субъектов. Качество суверенитета, уникальное по своему характеру, является основанием для классификации субъектов международного права, определения их юридической природы и объема их правосубъектности для установления только согласительной процедуры международного нормотворчества. В силу этого качества государства равны независимо от времени возникновения, величины территории, количества населения, наконец, от чьего-то признания или непризнания. Принцип равноправия закреплен в писаной форме в п. 1 ст. 2 Устава ООН 1945 г., однако доктрина, связывающая его возникновение не с осознанием равенства народов государства, а с равенством и божественным происхождением самих государей, относит его возникновение к позднему феодализму, а становление — к периоду упрочения капитализма и появления республик. Именно в этот период произошла подстановка понятий монарх — народ — государство, где равенство народов признавалось первичным для признания равенства государств. Таким образом, до 1945 г., т. е. до принятия Устава ООН, принцип как универсальная норма существовал в обычно-правовой форме. Закрепляя формально-юридическое равенство участников правоотношений, баланс их взаимных прав и обязанностей, принцип не препятствует достижению фактического равенства. Международное право поощряет создание режимов преференций для развивающихся государств, оказание помощи жертвам катастроф, вооруженных конфликтов, что должно рассматриваться не как дискриминация и нарушение принципа равноправия, а как следование императивам общеправового принципа справедливости. Распространенным выражением принципа равноправия является формула участия в международных организациях — одно государство — один голос, равные составы делегаций и пр. Права государства, обусловленные принципом равноправия, важнейшим функциональным принципом системы, заключаются в равном допуске ко всем правомерным видам сотрудничества, на равных со всеми основаниях, в равной защите через международные механизмы. Обязанности государств состоят во взаимном признании юридического равенства, в заключении сбалансированных договоров, где объем прав соответствует объему возлагаемых на субъектов обязанностей, в уважении международной правосубъектности друг друга, недопущении дискриминации в любой форме. В качестве санкции за нарушение принципа могут применяться соразмерные во времени, по объекту, степени тяжести меры ответственности, так называемые репрессалии, исключающие применение вооруженной силы. Принцип невмешательства во внутренние дела государств также тесно связан с наличием качества суверенитета и основывается на одном из его элементов — независимости государства при осуществлении его внутренней функции. Возникновение принципа во времени, как Глава III. Основные принципы современного международного права и обычно-правовая форма его выражения, может быть соотнесено с принципом равноправия. Устав ООН сформулировал в писаной форме только часть этого принципа (п. 7 ст. 2), касающуюся невмешательства международной организации в дела, «по существу входящие во внутреннюю компетенцию государства», оставив существенную его часть — взаимоотношения между самими государствами — в форме обычая. Таким образом, в полной формулировке принцип существует все же в обычно-правовой форме. Понимание и тенденции развития принципа просматриваются в договорах государств по различным объектам сотрудничества, а также в морально-политических нормах в виде резолюций и деклараций, например Декларации Генеральной Ассамблеи ООН о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государств 1982 г. Принцип призван защищать внутреннюю функцию государства, представляющую один из аспектов полной и суверенной власти, осуществляемой им на своей территории и в пределах своих границ. Государства имеют право в соответствии с принципом самостоятельно, без вмешательства извне и какого-либо давления устанавливать свою политическую, экономическую системы, распоряжаться естественными ресурсами, разрабатывать их самостоятельно или концессионно, вводить налоги и иные сборы, устанавливать таможенные правила, режим пребывания иностранцев на своей территории. Обязанности государства в рамках принципа состоят в невмешательстве во внутренние дела другого государства, такие, как установление формы правления, проведение референдумов и плебисцитов, принятие законов, расходование займов и др. Государства обязаны воздерживаться от действий, которые могут рассматриваться как неправомерное давление с целью получения особых прав и преимуществ. Это может быть финансовое давление, обещание дать привилегии при условии предоставления кредитов, кредитование, но под условием покупки продукции государства-кредитора, уступки территории и др. Вмешательством во внутренние дела считается также вещание на территорию государства без его согласия. Любое действие, предпринятое с целью неправомерного, в нарушение принципа, давления на государство, дает последнему или сообществу право на ответные невооруженные меры (репрессалии, контрмеры), принимаемые индивидуально или коллективно через международные организации. Государство само определяет пределы своей компетенции и само может пойти на ее ограничение в интересах международного сотрудничества — для защиты окружающей среды, общей безопасности, решения других глобальных проблем. Подобные самоограничения необходимы также при реализации взятых на себя международных обязательств, особенно в области защиты прав человека, контроля за ядерным оружием, защиты окружающей среды. Принцип суверенитета был введен в понятийный аппарат международного права в 90-х годах XX в. Н.А.Ушаковым. Самостоятельность государства и независимость государства при осуществлении им своей внешней функции является важным элементом его международной правосубъектности. Исторически он ориентирован так же, как предыдущие § 2. Правовое содержание основных принципов международного права принципы, разве что в настоящее время существует в обычно-правовой форме. Содержание принципа составляют права государства на независимую внешнюю политику: свободное, без давления извне, установление дипломатических и консульских отношений, обмен посольствами и миссиями, решение проблем признания новых государств и правительств, вступление и выход международных организаций. Особая группа прав, защищаемых принципом, связана с защитой прав на участие государств в универсальных международных договорах, кодифицирующих нормы международного права или регулирующих важнейшие отношения государств. Как нарушение императивов принципа следует вспомнить дискриминационную «приглашающую формулу ООН», в соответствии с которой государства — нечлены ООН не могли стать участниками договоров, заключаемых в рамках или под эгидой ООН, хотя объект договоров касался всех государств. Она была включена в Конвенции по морскому праву 1958 г., Венские конвенции о дипломатических и консульских сношениях 1961 и 1963 гг., другие договоры. Обязанности государства состоят во взаимном уважении международной правосубъектности друг друга, сотрудничестве в осуществлении внешней политики, непрепятствовании участия в международных организациях, международных договорах и выходе из них. Одновременно не является обязанностью государства установление дипломатических или консульских отношений, участие в договорах без явно выраженного соблюдения установленных международным правом процедур. Не являются нарушением рассматриваемого принципа ограничения, налагаемые на государства в качестве санкций за серьезные нарушения международного права, например упоминаемые в ст. 5, 6, 41 Устава ООН, в виде приостановления членства в ООН, исключения из ООН, разрыва дипломатических отношений. При нарушении принципа возможно применение санкций в виде ответных мер, адекватных нарушению. Принцип территориальной целостности государств, защищающий право государства на целостность и неприкосновенность его территории, является важнейшим средством обеспечения суверенитета государства. Территория есть основное условие существования государства, сфера действия его суверенитета. Устав ООН запрещает применение силы против территориальной целостности государств в виде вторжения, аннексии, оккупации, любых попыток расчленения государственной территории, если это не связано с международными санкциями. Данный принцип начал свое формирование параллельно с образованием суверенных государств вместо феодальных княжеств и государств-городов. И хотя еще в течение долгого времени территория оставалась «призом», целью войн, так что, казалось бы, трудно было говорить о наличии императивной нормы, все же сложилось и представление о том, что посягательство на чужую территорию есть неправомерное деяние, тяжкое нарушение международного права, закономерно вызывающее самый жесткий отпор. Становление принципа запрещения применения силы и угрозы силой способствовало упрочению позиций прин Глава III. Основные принципы современного международного права ципа территориальной целостности, логически связывая незаконность применения силы с незаконностью последствий. Рассматриваемый принцип существует в обычно-правовой форме, однако косвенные подтверждения его существования и действия содержатся во многих политических договорах;

так, преамбула и ст. 2 Хартии Организации африканского единства гласят, что ее целями являются защита территориальной целостности и естественных ресурсов государств Африки;

ст, V Пакта Лиги арабских государств также посвящена проблеме защиты территориальной целостности государств — членов Лиги. Как уже говорилось, одним из важнейших подтверждений существования принципа территориальной целостности является признание законности применения силы в случае посягательств на территорию государства, признание нарушения принципа casus belli, т. с. достаточным поводом к военным действиям. Отношения между государствами, связанные с защитой их права на принадлежащие им территории и их ресурсы, являются объектом принципа территориальной целостности государств. Применительно к рассматриваемой проблеме в качестве квазитерритории или условной территории государства рассматриваются также военные базы, по договору расположенные на территории третьих государств, территории дипломатических и консульских представительств, военные и торговые морские и воздушные суда, так что посягательство на них может вызвать последствия, аналогичные нападению на основную территорию. Круг субъектов принципа, как в случае с другими принципами, представлен всеми субъектами международного права. Государства имеют право на целостность своей территории и ее частей;

в случае нарушения своих прав они могут применить принудительные меры, допускаемые международным правом, могут обратиться в Генеральную Ассамблею и Совет Безопасности ООН, региональные организации, созданные в соответствии со ст. 52—54 Устава ООН, а также прибегнуть к индивидуальной самообороне. Понятие территориальной целостности не противоречит правомерным территориальным изменениям, предпринимаемым государствами по договоренности и с согласия населяющего их народа. Международному праву известны случаи нарушения территориальной целостности государства в качестве санкции за совершение международного преступления. Так, в результате Второй мировой войны был установлен особый режим управления Западным Берлином. Территория Германии была разделена на зоны, управляемые от имени держав-победительниц. В соответствии с данным принципом обязанности государств, других субъектов международного права заключаются в следующем: они не должны посягать прямо или косвенно, при помощи силы или угрозы силой на государственную территорию, ее части или естественные ресурсы. Они должны воздерживаться от любых действий, могущих прямо или косвенно нанести ущерб территории государства или ее частям, а также не оказывать помощь государству-нарушителю или его пособникам.

§ 2. Правовое содержание основных принципов международного права Принцип нерушимости государственных границ регламентирует отно шения государств по поводу установления (делимитации, демаркации, ректификации) и охраны разделяющей их территории границы и решения спорных вопросов в связи с границей. С давних времен считалось, что нарушение границы является законным поводом для применения вооруженной силы. Воздушные, морские, сухопутные границы государства охраняются военной мощью государства, его дипломатическим аппаратом, политическими союзническими договорами. Учитывая всеобщность, единообразие, длительность практики государств по охране государственных границ, следует констатировать наличие в международном праве в качестве руководящей универсальной нормы принципа нерушимости государственных границ. Естественно, что его возникновение связывается с существованием суверенных государств в период разложения феодализма. Обычай находит свое подтверждение в многосторонних и двусторонних союзнических договорах, уставах универсальных и региональных (политических) организаций. Содержание принципа и тенденции его развития можно отследить также по резолюциям, декларациям международных организаций. К ним относятся в первую очередь акты органов ООН, в частности Декларация принципов, касающихся дружественных отношений государств 1970 г., а также Декларация и Документ о мерах доверия Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1975 г.), которые посвящены новому для рассматриваемого принципа институту мер доверия. В соответствии с ним государства обязались давать предварительные уведомления об учениях, которые проводятся в пределах 250 км от их совместных границ, о крупных передвижениях войск в районе границ, а также договорились заключить соглашение о демилитаризованной пограничной зоне в Центральной Европе. Права государства в соответствии с этим принципом заключаются в требовании абсолютной нерушимости установленных границ, незаконности их изменения без согласования или под давлением, с применением силы и угрозы силой. Государства сами определяют режим пересечения границы, порядок установления или снятия каких-либо ограничений по пересечению границы физическими лицами, товарами, услугами, транспортными средствами государства. В свете этого определяются и обязанности государств — неукоснительное соблюдение установленных в соответствии с международным правом границ, разделительных или демаркационных линий, включая линии перемирия (на период перемирия, до заключения постоянно действующего договора, в связи с чем такие линии могут рассматриваться как временные границы), разрешение пограничных споров только мирными средствами, неоказание содействия государствам — нарушителям принципа. Нарушение границы рассматривается как международное преступление, влекущее применение самых жестких ответных мер, в том числе предусмотренных ст. 39—47 Устава ООН: применение вооруженных сил, других санкций чрезвычайного характера, вплоть до ограничения суверенитета виновного государства.

Глава III. Основные принципы современного международного права тельств — один из старейших функциональных принципов системы международного права. Можно сказать, что на нем держится весь международный правопорядок. Устав ООН (п. 5 ст. 2), на который ссылаются как на источник принципа, обеспечивает только часть его содержания, а именно предписывает государствам соблюдать обязательства, вытекающие из членства в ООН, а для государств-нечленов — только обязательства, обусловленные принципами Устава ООН. Наиболее полное выражение принцип получил в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. и в ст. 38 Статута Международного суда ООН, где говорится о равенстве писаных и обычных норм. В настоящее время практика и доктрина единодушны в том, что принцип защищает все нормы международного права независимо от формы их объективирования. Практика государств, ее согласованное толкование в морально-политических нормах деклараций и резолюций Генеральной Ассамблеи ООН свидетельствуют о том, что обязательства, вытекающие как из писаных, так и из обычных норм, равнозначны по своим последствиям, охраняются идентичными механизмами, связанными не с формой существования нормы, а с ее местом в системе международного права. Таким образом, объектом защиты принципа добросовестного соблюдения международных обязательств являются отношения государств и других субъектов международного права в связи с созданием, действием и прекращением действия международных как договоров, так и обычаев. Государства, другие субъекты международного права имеют право требовать соблюдения соответствующих международному праву договоров и обычаев;

получать выгоды, вытекающие из участия в них, и защиту, необходимую для реализации заложенных в них предписаний;

оказывать помощь государствам, права которых нарушены;

в некоторых случаях, обусловленных международным правом, государства могут в одностороннем порядке прекратить или изменить обязательства, вытекающие из договора или обычая. Обязанности государств, обусловленные данным принципом, заключаются во взаимном уважении правосубъектности друг друга в области международного нормотворчества;

в признании приоритета обязательств по международному праву относительно национального права;

в приведении национального законодательства в соответствие со взятыми на себя международными обязательствами: в разрешении споров, возникающих в процессе заключения и применения договоров и обычаев, только мирными средствами. Защита этого принципа осуществляется такими международными механизмами, как институционные и третейские (арбитражные) суды, взаимные консультации и др. Действия, рассматриваемые как нарушение принципа, по крайней мере в отношении международных договоров, перечислены в упомянутой Венской конвенции 1969 г. и заключаются в оказании давления на участников переговорного процесса — подкуп или иные способы принуждения, на государства — посредством угрозы силой или ее применения, намеренного нарушения положений вступившего в силу договора или совершении таких действий в отноше Принцип добросовестного выполнения международных обяза § 2. Правовое содержание основных принципов международного права нии не вступившего в силу договора, которыми уничтожается объект или цель договора. версальной нормы, обязательной через положение п. 6 ст. 2 Устава ООН, сформулирован в п. 4 ст. 2 гл. I Устава ООН, дополняемой системой норм гл. V—VIII. История становления принципа характеризуется такими вехами, как многосторонние договоры Версальской системы и Статут Лиги Наций, а позже — Пакт Бриана—Келлога об отказе от войны в качестве орудия национальной политики 1928 г., а также не вступившей в силу Конвенцией Лондонской конференции 1933 г., в которой была сделана по инициативе СССР попытка дать расширенное определение понятия силы, включая экономическую. Второй этап истории развития принципа связан с неудавшимися попытками принятия юридического документа, определяющего на универсальном уровне понятие агрессии. Однако определенные успехи достигнуты за счет принятия морально-политических норм в виде резолюций и деклараций ООН, таких как Декларации «О принципах международного права, касающихся дружественных отношений государств в соответствии с Уставом ООН» 1970 г., «Об определении понятия агрессии» 1974 г., «Об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях» 1987 г. и др. Отдельные элементы структуры принципа, такие как характер ответственности, категории физических лиц, несущих дополнительную ответственность, содержатся в Уставах Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов, завершивших Вторую мировую войну, а также трибуналов, созданных в связи с событиями в Югославии и Руанде в последнем десятилетии XX в., и в Римском статуте Международного уголовного суда, вступившем в силу в 2002 г. после ратификации его 60 государствами. Существенный вклад в разработку содержания принципа внесла Комиссия международного права, приняв проект статей об ответственности государств. Объектом защиты принципа являются общественные отношения, связанные с правом человека на жизнь в ненасильственном мире, с запретом решения спорных вопросов с применением силы или ее угрозой. Предмет отношений в соответствии с более конкретной формулой п. 4 ст. 2 Устава ООН обозначен как территориальная неприкосновенность или политическая независимость любого государства, а также иные действия, несовместимые с целями ООН. Круг субъектов принципа идентичен кругу субъектов международного права в целом, но относительно принципа он представлен, с одной стороны, жертвой агрессии и сообществом государств и виновным государством и его пособниками — с другой. Ими считаются, согласно сложившейся практике и позиции доктрины, государства, оказавшие агрессору финансовую помощь, предоставившие ему территорию для размещения военных баз, формирования банд наемников, транзита в военных целях и др. Обязательства государств в соответствии с принципом состоят в неприменении друг против друга первыми вооруженной силы в нарушение положений Устава ООН независимо от того, выражается ли это во вторжении на территорию государства, или ее оккупации, или бомбардировке, или нападении вооруженными силами на военные сухопутные, морПринцип запрещения применения силы или угрозы силой в виде уни Глава III. Основные принципы современного международного права ские или воздушные силы вне пределов государства, в формировании и засылке вооруженных банд и т. д.' Все члены сообщества обязаны участвовать в санкциях против агрессора по решению компетентных органов — Совета Безопасности ООН, региональных политических организаций под руководством также Совета Безопасности ООН или в силу двусторонних договоров, а также не оказывать материальной и моральной поддержки агрессору. Применение вооруженной силы против агрессора не является нарушением принципа. Государство — жертва агрессии имеет право на индивидуальную и коллективную самооборону, применение материальных и нематериальных санкций к агрессору и его пособникам, привлечение к ответственности индивидов, виновных в планировании, финансировании, развязывании и ведении военных действий. Любое государство имеет право обратить внимание сообщества на нарушения международного права, выразившиеся в перечисленных или сходных с ними действиях. Особую роль в реализации принципа играет Совет Безопасности ООН. Он определяет наличие факта применения силы, заключает соглашения с государствами — членами ООН о предоставлении в его распоряжение воинских формирований, материальной помощи, техники, осуществляет руководство воинскими контингентами. В России с 1995 г. действует Закон Российской Федерации «О порядке предоставления Российской Федерацией военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию и восстановлению международного мира и безопасности». Из ст. 11 Закона следует, что правовым основанием для предоставления вооруженных сил Российской Федерации является заключаемое с Советом Безопасности ООН особое соглашение о выделении российских контингентов и иной помощи, что соответствует ст. 43 Устава ООН. Последнее десятилетие в истории развития принципа характеризуется дискуссией о законности превентивного применения силы, о законности гуманитарной интервенции и действий по «принуждению к миру». Побудительным моментом явилась политика и действия США в связи с ситуациями в Югославии, Ираке, КНДР. В Югославии США без санкции Совета Безопасности ООН начали бомбардировку территории, сославшись на нарушение прав человека по религиозным мотивам (гуманитарная интервенция), Ирак был обвинен в нарушении требований Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1972 г. и аналогичной Конвенции относительно химического оружия 1993 г. В 2002 г. США заявили, что имеют претензии к 60 государствам мира, в отношении которых ими могут быть применены превентивные военные меры — нанесение первого удара. В их числе страны, оказывающие помощь террористам и имеющие возможности и намерения применить химическое и ядерное оружие. Для иллюстрации «принуждеПо данным юрисконсульта правительства США А. Гонзалеса, США за время своего существования воевали 234 раза, включая обе войны в Ираке, притом что формально объявляли войну всего II раз: впервые Великобритании — в 1812 г., а последний раз Болгарии, Венгрии и Румынии — в 1942 г.

§ 2. Правовое содержание основных принципов международного права ния к миру» подходит пример КНДР, которой была «обещана» экономическая блокада в ответ на угрозу выхода из Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 г. Вопрос о законности подобных действий может быть решен только на основе существующего права с учетом, следовательно, таких соображений: 1) гуманитарная интервенция, т. е. применение вооруженных сил против страны — нарушительницы прав человека, возможна только при положительном решении Совета Безопасности ООН;

сложность проблемы в данном случае заключается в том, что конфликтуют две равноценные нормы — два основных принципа — запрещения применения силы и уважения прав и основных свобод человека;

сообществу предлагается решить, какой из них отдать предпочтение. Для решения основной задачи — пресечения преступления против прав человека — Устав ООН предлагает в ст. 5, 6, 33, 40—42 перечень мер, при обращении к которым задача могла быть решена, как она была в свое время решена относительно ЮАР, обвиненной в преступлении апартеида;

таким образом, обращение к вооруженной силе — только одна, и к тому же крайняя мера, использования которой разумнее избегать;

2) применение превентивных мер вооруженного характера вообще не может быть оправдано по следующим причинам: во-первых, необходимо, как было отмечено ранее, решение Совета Безопасности ООН, во-вторых, международное право не допускает применения мер ответственности, если они не связаны с уже совершенными противоправными действиями (в случае с Ираком (2003 г.) инспекции ООН и МАГАТЭ должны найти тому доказательства, что все равно не будет являться поводом к применению силы);

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.