WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 17 |

«Мастерc У., Джонсон В., Колодни Р. ...»

-- [ Страница 6 ] --

Money, 1980). Совсем маленькие дети совершенно естественно реагируют на разнообразные источники физических ощущений теми или иными формами полового возбуждения. Например, при кормлении ребенка матери нередко замечают сильно выраженную эрекцию, что вызывает у некоторых из них тревогу как ненормальное явление. На самом же деле, ощущение тепла и мягкости материнского тела, к которому его прижимают, вместе с интенсивной нервной стимуляцией, источником которой служит сосание (в губах очень много чувствительных нервных окончаний), вызывает поток сигналов, направленных в мозг, где они интерпретируются как приятные и активируют половые рефлексы. Столь же обычны эрекция клитора и увлажнение влагалища во время кормления новорожденных девочек. Таким образом, данное явление не свойственно какому-то одному полу, хотя эрекция полового члена выражена гораздо сильнее и, следовательно, лучше заметна. Сходные проявления рефлекторной половой активности наблюдаются при купании, припудривании, пеленании или игривом подбрасывании ребенка. Важно, однако, подчеркнуть вслед за Мартинсоном, что "ребенок еще слишком мал, чтобы осознавать происходящее, в связи с чем нельзя говорить о пробуждении у него каких бы то ни было социально и сексуально обусловленных эротических переживаний" (Martinson, 1981). Реакция родителей, наблюдающих все эти половые рефлексы, служит важным компонентом самого раннего сексуального опыта ребенка. От матери или отца, выказывающих излишнее беспокойство или неодобрение по поводу виденного, ребенку может передаваться состояние дискомфорта, тогда как от спокойно реагирующих родителей ребенок получает как бы сигнал одобрения своей сексуальности. Как знает любой наблюдательный родитель, маленькие мальчики и девочки начинают трогать и тереть свои наружные половые органы как только у них развивается необходимая координация движений. Как отмечалось в гл. 7, Кинзи и другие авторы заметили, что иногда это приводит к оргазму у детей первого года жизни. Возникает вопрос: каков смысл такого поведения? Может быть, ребенок попросту исследует свое тело, и вероятность дотронуться до той или иной его части (локоть, живот, наружные гениталии) примерно одинакова? Или такое поведение содержит элемент сексуальности и получаемое чувственное удовольствие заставляет ребенка снова и снова прибегать к самостимуляции? Ребенок не может ответить на эти вопросы, однако имеются данные в пользу второго предположения. Элен Каплан пишет, что маленькие дети "выражают радость при стимуляции их гениталий" (Kaplan, 1974). Бэкуин отмечает, что "дети выказывают крайнее раздражение при попытке прервать" занятие мастурбацией и добавляет, что самостимуляция может повторяться "несколько раз в день" (Bakwin, 1974). К третьему или четвертому месяцу жизни самостимуляция наружных половых органов сопровождается улыбкой и звуками, выражающими удовольствие (Martinson, 1980). К концу первого года жизни ребенок начинает рассматривать свои гениталии при купании или раздевании. Игра гениталиями чаще встречается у детей, растущих в семьях, нежели у посещающих дошкольные учреждения (Spitz, 1949). Это подтверждает, что связь ребенка с родителями играет ведущую роль в последующем развитии сексуальности. Родители очень маленьких детей реагируют на описанные проявления полового поведения по-разному. Некоторых это забавляет, других удивляет, третьих тревожит, особенно если они не понимают, что все это - совершенно нормальные признаки развития ребенка.

Секс в раннем детском возрасте (от двух до пяти лет) К двухлетнему возрасту большинство детей начинают ходить, говорить, а также ощущать себя мальчиком или девочкой. Они проявляют неуемное любопытство, исследуя разные части собственного тела, причем большинство открывают для себя (если не сделали это раньше), что стимуляция наружных половых органов приносит приятные ощущения. Сначала игра гениталиями является индивидуальным занятием, но постепенно она преобразуется в игру "в доктора" или "покажи мне свое и я покажу, что есть у меня". Дети могут потирать пенис или клитор руками, а также использовать для этой цели куклу, подушку, одеяло или другие предметы.

Беседы с трехлетними девочками и мальчиками показывают, что им хорошо известны чувственные ощущения от прикосновения к наружным половым органам, хотя они и не воспринимают их как эротические или сексуальные, поскольку еще не способны к выработке концептуальных понятий. Вот одна из наших записей, иллюстрирующих сказанное: Трехлетняя девочка: "Когда я тру пипку, мне тепло и приятно. Иногда щекотно, а иногда просто горячо". (Девочка называла "пипкой" наружные половые органы и особенно подробно описывала, как по нескольку раз в день трет рукой клитор и лобок. В возрасте 2,5-3,5 лет она ходила без трусиков и поэтому легко осуществляла свое желание.) Трехлетний мальчик: "Посмотри на мою колбаску. Она может подниматься. Я тру ее, она поднимается и мне приятно. Иногда я тру ее очень долго, и тогда мне становится очень, очень хорошо" (Мальчик гордится своей "колбаской" и любит показывать ее. По словам родителей, он стимулирует пенис несколько раз в день и безусловно занимается этим, оставаясь один.) Приблизительно в это же время ребенок начинает понимать, что взрослые не одобряют игру гениталиями и испытывает недоумение, если родители рассказывают ему о разных частях тела, но не упоминают о наружных половых органах. Конечно, взрослые должны прививать детям навыки социально приемлемого поведения (например, не показывать и не трогать гениталии на людях), однако не стоит пытаться исключить все проявления сексуального экспериментирования ребенка, говоря: "Это нехорошо" или "Не трогай себя здесь" или попросту отдергивая руку ребенка без всяких словесных замечаний. Отрицательные ощущения, испытываемые при этом, могут послужить самыми ранними источниками возможных затруднений на сексуальной почве в будущем (Masters, Johnson, 1970;

Calderone, 1978;

Money, 1980). У многих детей возникает убеждение, что их половые органы - "грязные" части тела. Такое представление часто вырабатывается под влиянием замечаний, получаемых в процессе обучения отправлению естественных потребностей. Чрезмерная настойчивость в привитии ребенку гигиенических навыков ("подотрись получше", "вымой руки после того как сходил") прививает детям негативное отношение к функции гениталий, хотя родители, несомненно, действуют из лучших побуждений, заботясь об их здоровье. Следует помнить, как бы это не противоречило вашим инстинктивным чувствам, что, по мнению большинства специалистов, лучшее что могут сделать родители, заметив, как их маленький ребенок занимается сексуальным самоисследованием, это попросту не волноваться (Feitel, 1990). Как замечает психолог Сельма Фрайберг (Fraiberg, 1959): "Отношение ребенка к самому себе, его самооценка тесно связаны с тем, как он воспринимает собственное тело. Ребенок, заметивший, что его сексуальные игры возбуждают в родителях отвращение, может придти к выводу, что у него плохое тело и что сам он как личность тоже плох". Поскольку ребенок улавливает неодобрение родителей по тону голоса, выражению лица и другим физическим признакам, родителям лучше всего спокойно реагировать на проявления его сексуального любопытства (Renshaw, 1988). Это относится не только к случаям, когда они замечают сексуальную игру ребенка, но и к другим сексуально окрашенным ситуациям. Например, если трехлетний ребенок заходит в ванную комнату, когда один из родителей только-что кончил принимать душ, нельзя высказывать чрезмерное раздражение, строго выговаривая малышу ("Убирайся отсюда! Разве ты не видишь, что я не одет(а)?") или хватая полотенце, словно необходимость укрыться является вопросом жизни и смерти. Такая реакция показывает ребенку, что мать или отец стесняются своего тела и скорее всего спровоцирует его на повторное вторжение. Другой пример. Маленькие дети часто ласкают себя в самые неподходящие для родителей моменты. Надо быть заранее готовыми к таким ситуациям. К примеру, вы пришли в магазин, а маленькая Сузи задирает платье и начинает тереть себя между ног. Вместо того, чтобы восклицать: "Не надо, не делай этого", лучше дайте ей в руку пакет и попросите нести его. Отрывая таким способом ребенка от неприличного по социальным меркам занятия, вы заставите его изменить поведение, не акцентируя на нем внимание и не создавая впечатления, что вы недовольны им. К четырехлетнему возрасту большинство детей, воспитываемых в современном обществе, начинает задавать вопросы о том, откуда берутся дети и как они рождаются (Martinson, 1980). Некоторые родители дают самое естественное объяснение, тогда как другие испытывают неловкость и стараются избежать разговора на эту тему. Дети очень хорошо улавливают, что вызывает беспокойство у матери или отца, и перестают задавать вопросы либо, напротив, засыпают ими обоих родителей, чтобы привести их в еще большее замешательство. Четырехлетки, как правило, имеют весьма расплывчатое представление о поле, иногда вкладывая в это понятие некий магический смысл. Многие верят, что "детей приносит аист" и не продолжают расспросы. Другие же, получив более точное объяснение фактов, касающихся репродукции, интерпретируют их самым неожиданным образом. К примеру, четырехлетние дети обычно представляют себе, что материнское яйцо, из которого вырастает ребенок, ничем не отличается от тех, что десятками продаются в магазине. Когда таким детям говорят, что "папа сеет семячко в живот мамы", пытаясь объяснить, как происходит зачатие и наступает беременность, они убеждены, что в животе матери имеется кусочек земли, который надо периодически поливать и пропалывать, чтобы росли дети. Такой взгляд на половые явления отражает конкретный, буквальный образ мыслей четырехлеток относительно окружающего мира в целом. Дети, посещающие дошкольные учреждения, нередко оказываются свидетелями или участника ми сексуально окрашенных ситуаций. Например, четырехлетние Билли и Питер постоянно получают замечания, потому что целуются во время игры. В той же группе Джерри забавляется тем, что подкрадывается сзади к девочкам и задирает им платья ("Так я вижу их трусики" - объсняет он, хихикая). И девочки, и мальчики проявляют большой интерес ко всему, что связано с туалетом и соблюдением правил гигиены. Кроме того, им нравится использовать "грязные" слова, наблюдая за реакцией воспитателей и родителей.

В возрасте пяти лет, когда большинство детей начинают посещать детский сад, необходимость строить отношения со сверстниками в структурированной среде вырабатывает скромность и приводит к снижению частоты сексуально-окрашенных игр (Martinson, 1980). В этом возрасте дети с увлечением узнают названия сексуальных органов, о которых они раньше ничего не слышали. Среди них начинают распространяться шутки о назначении гениталий и на другие половые темы, которые они сначала слышат от старших товарищей, а потом повторяют. Пятилетка может и не понимать шутки, но громко смеется (иногда невпопад), чтобы скрыть это. По замечанию Мани (Money, 1980), если ребенку недоступна простая, откровенная информация о поле, основным источником полового образования становятся соответствующие анекдоты. Поскольку даже самый маленький ребенок быстро узнает разницу между "чистой" и "грязной" шуткой, это ведет к выработке представления о сексе как о чем-то "непристойном". В этом же возрасте дети начинают формулировать представления о сексуальных отношениях, исходя из собственных наблюдений за взрослыми. Видя как мать с отцом обнимаются и целуются, ясно получая при этом удовольствие, ребенок постепенно начинает понимать, что физическая и эмоциональная близость позволяет получать приятные ощущения. С другой стороны, если ребенок постоянно видит как родители ссорятся между собой или слышит восклицания "не трогай меня", у него может развиться совершенно противоположный взгляд на близкие отношения.

Секс в школьном возрасте Шести- и семилетние дети обычно уже очень хорошо знают о главных анатомических отличиях людей разного пола и, как правило, понимают неуместность обнажения тела на людях. Несомненно, самосознание ребенка формируется под влиянием родителей и повседневной практики общения в домашних условиях, однако и здесь природное любопытство детей проявляется в играх "в больницу" или в "дом", которые допускают сексуальное общение. Оно может проходить в форме взаимного осмотра наружных половых органов, прикосновения к ним, поцелуев или введения посторонних предметов во влагалище или прямую кишку. Сексуальное экспериментирование может иметь место среди детей одного или разных полов. Цель такого поведения - приобретение знаний: "Как я отличаюсь от других, похожих на меня людей?" или "Чем представители противоположного пола отличаются от меня?". Другая цель - испытать запретное и посмотреть, что из этого выйдет: кто обнаружит проступок, как прореагирует, как я выйду из этого положения и т.д. Обе цели взаимно дополняют одна другую, поскольку запретное знание обычно кажется более привлекательным, чем легко доступное. Участие детей в таких играх является, по-видимому, универсальным явлением, хотя имеющиеся исследования (основанные главным образом на анализе воспоминаний) не подтверждают его столь широкой распространенности. Так, например, Кинзи утверждает, что только 45% взрослых женщин и 57% мужчин вспоминают об участии в тех или иных сексуальных играх в примерно двенадцатилетнем возрасте (Kinsey, Pomeroy, Martin, 1948;

Kinsey et al., 1953). Согласно более позднему исследованию, 61% опрошенных студентов колледжей сообщили о наличии того или иного опыта сексуальных отношений с другими детьми до тринадцатилетнего возраста (Greenwald, Leitenberg, 1989).

Детские сексуальные игры в обычных условиях психологически не опасны и с точки зрения развития ребенка могут, вероятно, считаться полезными для формирования навыков психо-социального общения (Jensen, 1979, Money, 1980, Renshaw, 1988). Психологическую опасность может представлять резкая реакция родителей. Ребенок, застигнутый во время сексуальной игры в одиночку или в компании с другими детьми, легко улавливает отрицательную реакцию родителей, но ему трудно понять ее. С точки зрения ребенка игра есть игра, тогда как родители, обнаружившие, что их ребенок мастурбирует или вовлечен в сексуальную игру с другими детьми, видят в этой сцене только ярко горящее слово СЕКС, написанное крупными буквами. Родительские угрозы или зловещие предсказания, что такое "дурное" поведение будет иметь ужасные последствия, пугают ребенка. Слова матери или отца о том, что "это грязно", могут быть истолкованы слишком буквально, и в душу ребенка будут брошены семена, из которых вырастет его отрицательное отношение к сексу в будущем. Отношение родителей к участию ребенка-школьника в сексуальных играх нередко строится, исходя из двойного стандарта. Девочек обычно строго предупреждают о необходимости воздерживаться от таких игр, особенно с мальчиками. В то же время мальчики часто получают от родителей наставления смешанного характера: с одной стороны, их предостерегают и даже наказывают за участие в таких играх, но, с другой стороны, в этих наставлениях проскальзывает снисходительное отношение и чувство гордости: "мальчики должны быть мальчиками". Один отец, рассказывая о сексуальных эскападах своего семилетнего сына и его одноклассницы, заметил: "Слава богу, он рано начал". Молчаливое разрешение мальчикам удовлетворять свое сексуальное любопытство (исключая гомосексуальные ситуации, на которые родители всегда реагируют отрицательно) в американском обществе редко распространяется на девочек. С наступлением пубертатного периода двойной стандарт в отношении родителей к проявлениям сексуального поведения мальчиков и девочек становится еще более заметным. Представление Фрейда о периоде скрытой сексуальности в позднем периоде детства времени, когда сексуальные интересы и импульсы сменяются несексуальным поведением и интересами - в настоящее время не разделяется многими сексологами. По мнению Мани (Money, 1980) - это просто период сексуальной стыдливости и осмотрительности, когда сексуальным играм дети предаются тайком. Перекрестные культурологические исследования однозначно показывают, что в обществе, допускающем сексуальные упражнения детей, такие игры продолжаются и нередко становятся более частыми именно в предподростковом возрасте (Ford, Beach, 1951;

Marshall, Suggs, 1971;

Currier, 1981). Данные Кинзи также свидетельствуют о том, что в рассматриваемый период сексуальные игры не только не прекращаются, но даже не становятся реже (Kinsey, Pomeroy, Martin, 1948;

Kinsey et al., 1953). Подробное исследование детской сексуальности, включавшее опросы 800 детей в возрасте 5 лет и старше из Австралии, Северной Америки, Великобритании и Швеции, также не подтвердило наличия в процессе общего развития ребенка стадии, на которой задерживается сексуальное развитие (Goldman, Goldman, 1982). Согласно этим авторам: "Вопреки фрейдовской теории латентного периода, подавляющее большинство имеющихся данных показывает, что дети в возрасте от 5 до 15 лет проявляют повышенный интерес к половым вопросам, причем этот интерес прогрессивно усиливается с возрастом" (Goldman, Goldman, 1982). Накопленные наблюдения, возможно, лучше всего суммированы в следующем фрагменте: "Процесс психосексуального развития детей протекает в условиях их полного неведения о предстоящем периоде скрытой сексуальности. Единственная уступка, которую они делают, идя навстречу ожиданиям теоретиков, состоит в том, что они начинают играть по правилам взрослых." (Gadpaille, 1975). Сексуальный опыт детей более старшего возраста может быть неупорядоченным и не столь существенным, как другие события их жизни, но может тем не менее вбирать в себя весь набор возможных сексуальных действий, вплоть до попыток полового сношения, иногда успешных. Дети занимаются мастурбацией в одиночку или в гетеросексуальных и гомосексуальных парах и группах, отмечены сексуальные игры с животными и предметами, а также случаи орального и анального секса (Gadpaille, 1975;

Martinson, 1976, 1980, 1981). Нет сомнения, что к восьми- или девятилетнему возрасту дети уже осведомлены об эротическом элементе таких форм поведения, поэтому неправильно рассматривать их только как "игру". Половое возбуждение есть нечто большее, чем побочный продукт такого целенаправленного поведения. Это не случайное явление - дети настойчиво стремятся достигнуть эротического возбуждения, которое может сопровождаться сексуальными фантазиями или привести к влюбленности (Gadpaille, 1975;

Tennov, 1979;

Money, 1980). Все это учит детей, как строить свои отношения с окружающими, что имеет важные последствия для развития способности к психосексуальной адаптации в зрелом возрасте (Broderick, 1968;

Gadpaille, 1975;

Martinson, 1976;

Money, 1980). Многие родители не знают, что гомосексуальные игры детей (так же как и гетеросексуальные) служат нормальным элементом их развития. Гомосексуальные игры отнюдь не всегда приводят к гомосексуальности после взросления, что не мешает многим родителям без всякого основания беспокоиться, наблюдая их.

Секс среди детей одной семьи Другой распространенной формой сексуального поведения в детском возрасте являются сексуальные контакты между детьми одной семьи. Хотя теоретически такое поведение можно обозначить термином инцест, т.е. сексуальные отношения между близкими родственниками, вряд ли следует в такой тяжеловесной, уничижительной форме характеризовать игры пятилетнего мальчика с его шестилетней сестренкой, состоящие в рассматривании наружных гениталий друг друга. Тем не менее не всегда легко решить, в каких случаях такие контакты можно рассматривать как способ познания своего тела, а в каких - как явление, требующее вмешательства родителей. Интересные данные по этому вопросу содержатся в работе Гринвальда и Лейтенберга (Greenwald, Leitenberg, 1989). Они установили, что 17% из 526 опрошенных студентов колледжей испытывали в возрасте до 13 лет сексуальный интерес к братьям и/или сестрам. Средний возраст, в котором имели место такие контакты, составлял 8 лет, и только в 18% случаев о них знали родители. Гринвальд и Лейтенберг не выявили отрицательного воздействия сексуального опыта в предподростковом возрасте у детей одной семьи на формирование сексуальности в зрелом возрасте даже в тех случаях, когда имели место генитальные контакты, а не просто рассматривание друг у друга наружных половых органов. Кроме того, эти авторы зарегистрировали очень низкую частоту принуждения в случаях сексуальных игр между детьми одной семьи: только в 2% эпизодов применялась сила и только в 6% - те или иные угрозы. В более ранней серии исследований сексуальности у детей одной семьи получены несколько иные результаты (Finkelhor, 1980, 1981). 13% опрошенных учащихся колледжей по их словам в детстве имели сексуальные контакты с братом или сестрой (цифра, по мнению автора, занижена). Примерно в 3/4 этих случаев имели место гетеросексуальная связь (между братом и сестрой), а в остальных - гомосексуальные отношения (брата с братом или сестры с сестрой). Другие результаты, полученные в этом исследовании, приведены ниже: 1. Сексуальные контакты осуществлялись не только между маленькими детьми: в 73% случаев в них участвовали дети, среди которых по крайней мере одному было более 8 лет. 2. Самой распространенной формой сексуальной активности между детьми одной семьи было прикосновение к наружным гениталиям. Только в 4% случаев зарегистрировано половое сношение. Среди детей младшего возраста взаимное рассматривание наружных половых органов было основной формой сексуальной игры. 3. Продолжительность сексуальных контактов значительно отличалась. В 1/3 случаев они были однократными, но в 27% случаев продолжались с перерывами на протяжении по меньшей мере года. 4. В четверти случаев имело место принуждение в той или иной форме (чаще его жертвами становились девочки). 5. Примерно в четверти всех случаев сексуальных игр между детьми одной семьи разница в возрасте между ними составляла 5 лет или больше. Эти данные свидетельствуют о необходимости пересмотреть ранее выработанные представления о сексуальных контактах среди детей одной семьи как к невинной игре. Ситуация, при которой один из детей гораздо старше (на 4 года и более) брата или сестры либо применяется сила (что, вероятно, случается намного чаще, нежели считалось ранее), почти неизбежно предполагает целенаправленное принуждение и, следовательно, должна вызывать обеспокоенность. Тем не менее от родителей требуются хорошо обдуманные шаги к устранению такой ситуации. Единичный случай ощупывания 11 -летней девочкой гениталий ее не возражающего против этого 7-летнего братишки - отнюдь не то же самое, что принудительные сексуальные контакты между детьми в одной семье. Следует также помнить, что проявления со стороны родителей тревоги и ужаса при обнаружении сексуальных контактов между детьми не только неуместны, но и вредны. Если установлено, что сексуальные отношения имели место по принуждению, жертве может быть полезна консультация психолога. В настоящее время известно, что принуждение к сексуальным отношениям среди детей одной семьи может иметь отрицательные психологические последствия для жертвы в более зрелом возрасте, в том числе трудности в сфере половой жизни. Поэтому родители должны принять меры, направленные на сведение к минимуму опасности такого развития событий. Например, не следует вместе купать детей, если разница в возрасте между ними превышает два года. Желательно также, чтобы старший ребенок и его значительно меньшие по возрасту брат или сестра спали в разных комнатах. Более подробная информация, касающаяся инцеста, в том числе сексуальных отношений между родителями и детьми, приведена в гл. 18. Единичные случаи сексуальной активности у детей вряд ли можно считать отклонением, если она не связана с агрессивным поведением или принуждением. Родители не должны проявлять излишнее беспокойство или наказывать детей, обнаружив, что они предаются сексуальным играм. Такие факты следует воспринимать спокойно и использовать их как повод для полового воспитания в доступной для данного возраста форме, оставляя за собой право устанавливать для детей определенные рамки поведения. Указанный подход скорее всего окажется более эффективным, чем угрозы и сцены и даст ребенку возможность развиваться в здоровой психосексуальной обстановке.

Половое воспитание На протяжении последнего десятилетия взгляды на половое воспитание стали еще более противоречивыми. Все согласны с необходимостью вырабатывать у детей правильное отношение к половым вопросам, однако у каждого свое мнение о том, чему следует обучать, где и кто должен этим заниматься. В центре этих споров стоит проблема, о существовании которой порой забывают многие участники дискуссии (Ehrenberg, Ehrenberg, 1988). "Как бы нам ни хотелось иного, дети рождаются сексуально-мотивированными, и родители постоянно дают им уроки полового воспитания, сознательно или бессознательно. Стержневой вопрос полового воспитания состоит в том, как родители воспринимают прирожденную сексуальность ребенка и в какой степени дают ей развернуться. Отношение родителей к этой проблеме гораздо важнее для формирования полового поведения ребенка, чем вся информация или дезинформация, которую они могут предоставить по данному вопросу Указанные авторы (Ehrenberg, Ehrenberg, 1988) описали также четыре основные типа отношения родителей к вопросам пола, которые проявляются в семейной жизни, назвав их соответственно репрессивным, избегающим, навязчивым и экспрессивным (авторы исходили из того, что взгляды обоих родителей на эту проблему совпадают, хотя это случается не всегда). Репрессивный тип отношения охватывает случаи, когда родители строго внушают детям, что секс - это зло и непристойность. Обычно в такой семье запрещено произносить неприличные слова, двусмысленные шутки, ходить по дому в нижнем белье. Половое воспитание сводится к нескольким фразам: "это неприлично", "это опасно" и "подожди пока выйдешь замуж". При избегающем типе родители проявляют более разумное и терпимое отношение к сексуальности. Они рассматривают это явление скорее как полезное, нежели вредное, однако совершенно теряются, когда речь заходит о конкретных половых вопросах. Такие родители избегают прямого обсуждения этой темы со своими детьми или превращают такое обсуждение в нудную лекцию. Сами того не подозревая, они выхолащивают идею тепла, человечности и любви, которая неотъемлема от понятия сексуальности, однако дети очень быстро распознают этот пробел. При навязчивом типе отношения к сексуальности родители смотрят на секс как на полезное и здоровое явление, но перегибают палку и ставят секс в центр всей семейной жизни. Они чересчур либеральны во всем, что касается сексуальной активности и иногда столь явно выставляют напоказ свою половую жизнь, что приводят в недоумение и замешательство собственных детей. (Например, могут открыто говорить о своих интимных отношениях или своей коллекции видеокассет с эротическими фильмами.) Чрезмерное внимание к половым вопросам может раздражать детей или вызывать у них чувство подавленности. Так, например, если отец 8-летнего мальчика будет каждый месяц показывать сыну "Плейбой", ребенку станет неприятен сам вид этого журнала.

Родители, чье отношение к половым вопросам можно охарактеризовать как экспрессивное, рассматривают секс как нечто естественное, при необходимости открыто обсуждают эту тему, но устанавливают разумные рамки для проявления сексуальной активности детей (точно так же, как всех других форм поведения). Они пытаются внушить детям, что сексуальность - это положительное и здоровое явление, не заслуживающее, однако, того, чтобы сосредоточивать на нем все свои помыслы. Проведенные исследования показали, что лишь немногие родители способны правильно организовать половое воспитание детей. Данные опросов американских подростков свидетельствуют о том, что основную долю сведений о сексе они получают не в семье, а от друзей (Gebhard, 1977;

Kirby, Alter, Scales, 1979;

Kallen, Stephenson, Doughty, 1983). До последнего времени различия во взглядах на половое воспитание делили общество пополам: одни считали необходимым половое воспитание в школе, другие, напротив, были убеждены, что говорить об этом с детьми в стенах школы не только необязательно, но и нецелесообразно. Противники введения нового учебного курса приводили следующие доводы: 1) предоставление детям информации о сексе будет разжигать их половое любопытство и стимулировать раннее начало половой жизни, 2) половое воспитание настолько тонкая и деликатная материя, что должно осуществляться только в домашних условиях или в церковной среде, 3) уровень преподавания и качество учебных материалов для полового воспитания по меньшей мере неодинаковы в разных школах и в большинстве случаев очень низки. Сегодня оппозиция половому воспитанию в школе еще существует, однако его противники несколько сбавили тон. 77% взрослых американцев поддерживают идею полового воспитания в школе. В тех случаях, когда вводился курс полового воспитания, только 5% родителей запрещали детям посещать его (Kirby, Alter, Scales, 1979;

Allan Gattmacher Institute, 1981;

Gordon, Gordon, 1983). В школьные программы все чаще включаются уроки полового воспитания (обычно называемые уроками семейной жизни). В настоящее время они внедрены в 23 штатах США и Федеральном округе Колумбия (de Mauro, 1989/1990). В 1986 г. Главный медицинский инспектор США К. Эверет Куп заявил о необходимости введения уроков полового воспитания в начальных классах с тем, чтобы как можно раньше предупредить детей об опасности заражения СПИДом. Несмотря на явный прогресс, в области полового воспитания существуют и нерешенные проблемы. Одна из них связана с тем, что в Америке детьми занимаются в основном матери;

отцы почти не участвуют в формировании у детей соответствующего полу поведения. Другой требующий внимания вопрос заключается в том, что половое воспитание и в школе, и в семье зачастую начинается только после того как ребенок превратился в подростка (если не считать самых элементарных сведений по анатомии и репродукции, которые получают дети младшего возраста). Учитывая, что самым маленьким детям уже доступен огромный объем сексуальной информации через телевидение и кино, родители рискуют, что ребенок интерпретирует увиденное на экране как точное воспроизведение реальных сексуальных явлений со всеми вытекающими отсюда нежелательными последствиями. Такой способ воспитания можно назвать воспитанием путем отказа от него. Существует и еще одна проблема, вызывающая беспокойство. Разъяснительные беседы, которые проводят со школьницами в целях профилактики преступлений на почве педофилии, иногда создают у впечатлительных детей представление о непристойности и опасности секса. Этот стереотип может сохраниться до зрелого возраста с непредсказуемыми психологическими последствиями. В связи с этим составители школьных программ должны проявлять особую чуткость и чувство меры, а преподавателям на уроках полового воспитания не следует представлять сексуальную активность как источник болезней и оскорблений. Половое воспитание должно охватывать все связанные с сексуальностью явления: любовь, близкие отношения и взаимная ответственность. Даже в тех случаях, когда школа уделяет достаточно внимания половому воспитанию, от родителей требуется активное проведение аналогичной работы в домашних условиях. Только совместные усилия школы и семьи позволяют ребенку вырасти в сексуально образованного и отвечающего за свои поступки подростка, а потом и взрослого человека. Практические советы, которые могут оказаться полезными при проведении этой работы, приведены выше. Залог успеха в половом воспитании - такая обстановка в семье, когда ребенок может свободно задавать интересующие его вопросы родителям, не боясь выслушать вместо ответа нравоучительную лекцию. Мы полагаем, что ждать пока ребенок достигнет подросткового возраста, чтобы заняться его половым воспитанием, недопустимо. Детей надо воспитывать в любом возрасте, соответствующими данному возрасту способами. Только такой подход позволяет в будущем избегать затруднений в сфере сексуальных отношений.

Теория полового развития Фрейда Фрейд был одним из первых ученых, осознающих, что сексуальность есть свойство человека, присущее ему на протяжении всей жизни. Фрейд считал, что половое влечение, или либидо (инстиктивное стремление к чувственному наслаждению), является ключевой силой, мотивирующей поведение. Утверждая, что либидо существует с младенческого возраста, Фрейд был, однако, далек от мысли об идентичности сексуальности в младенчестве и детстве и сексуальности взрослых людей. Напротив, он полагал, что ранние, не направленные на определенный объект сексуальные ощущения претерпевают в процессе развития ряд прогнозируемых изменений, которые необходимы для формирования личности взрослого человека и его поведения. Он подразделил этот процесс на 5 стадий. В первый год жизни, названный оральной стадией, главным центром концентрации сексуальной энергии и чувственного удовлетворения служит рот. Младенцы не только получают видимое удовольствие от процесса сосания, но используют рот в качестве инструмента исследований, помещая в него предметы (любые предметы), чтобы понять, что они из себя представляют. Анальная стадия занимает период от 1 до 3 лет. В это время сферой чувственного удовольствия становится анальная область. В процессе обучения отправлению естественных потребностей ребенок впервые получает возможность ощутить известную независимость от родительской опеки. Намеренно задерживая движения кишечника или, наоборот, давая им полную свободу, ребенок получает физическое и психологическое удовольствие, но постепенно приучается следовать общепринятым правилам гигиены. На протяжении фаллической стадии в возрасте от трех до пяти лет эротический интерес переключается на наружные половые органы. На этой стадии Фрейд выделил два разных пути развития: для мальчиков и для девочек. При получении эротического наслаждения во время мастурбации у мальчика появляются фантазии полового сближения с матерью (что вполне естественно, поскольку он уже любит мать, так же как она его). Такие фантастические желания ведут к развитию эдипова комплекса (по имени героя древнегреческой трагедии, который по незнанию убил отца и женился на собственной матери). Мальчик ревнует мать к отцу, считая последнего соперником в борьбе за ее любовь. В то же время мальчик боится гнева могущественного отца и особенно опасается, что тот накажет его, лишив пениса. Страх перед возможной кастрацией поддерживается в уме мальчика двумя логическими соображениями: 1) он считает, что пенис будет "наказан" как источник удовольствия и вины, 2) он уже знает, что у девочек не бывает пениса и, следовательно, его можно отнять. Проблема решается достижением продуктивного компромисса. Мальчик отказывается от сексуальных желаний в отношении матери и враждебного отношения к отцу, взамен идентифицируя себя с последним. Таким способом он пытается как можно больше походить на отца, чтобы однажды стать столь же могущественным и быть в состоянии удовлетворить свои сексуальные устремления. У женщин аналогом эдипова комплекса служит комплекс Электры, названный так по имени персонажа древнегреческой легенды о принцессе, содействовавшей убийству собственной матери. Комплекс Электры сложнее эдипова комплекса. Он основан на том, что девочка чувствует себя обманутой и завидует мальчикам, когда обнаруживает, что у тех есть пенис. Эта так называемая зависть к обладателям пениса приводит к развитию у девочки желания быть с отцом и избавиться от матери, которую она считает виновницей вставшей перед ней дилеммы. По мнению Фрейда, эта ситуация решается не столь адекватно как случаи эдипова комплекса, поскольку девочка не столь сильно мотивирована страхом: в конце концов, она все равно уже "потеряла свой пенис". Фрейд считал, что это менее успешное разрешение конфликта в детском возрасте является причиной того, что степень психологической зрелости женщин меньше, чем у мужчин, поскольку зависть к обладателям пениса сохраняется на протяжении всей жизни. После исчезновения эдипова комплекса или комплекса Электры (обычно к шести годам) начинается латентная стадия, на протяжении которой сексуальные позывы, по-видимому, теряют свою актуальность. У ребенка пробуждаются иные интересы, появляются интеллектуальные и социальные цели. Эта стадия завершается к пубертатному периоду, когда внутренние биологические силы обусловливают наступление генитальной стадии. Подростки постепенно привыкают концентрировать свои интересы на гетеросексуальных отношениях в целом и половых контактах в частности. Стадия завершается формированием сексуальности, свойственной взрослым людям. Краткий очерк фрейдовской теории полового развития не отражает всего ее богатства и сложности постулатов. Достаточно сказать, что учение Фрейда лежит в основе современной сексологии. Однако в контексте данной публикации уместно высказать несколько критических замечаний в отношении этой теории. Прежде всего, следует признать, что Фрейд недооценивал влияние культурной среды на половое развитие. В частности, высказано предположение, что анальная стадия на самом деле обусловлена не столько стремлением к получению эротического удовлетворения, сколько выработанными в ходе развития культуры навыками контроля за деятельностью кишечника (Marmor, 1971). Точно так же, культурно-антропологические исследования показали, что эдипов комплекс не является универсальным явлением, а латентная фаза служит прежде всего отражением жизни в обществе, накладывающем ограничения на проявления сексуальности, а не определяется исключительно действием внутренних психических сил. Кроме того, многие критики считают, что Фрейд имел искаженные представления о женской сексуальности (Millet, 1970;

Sherfey, 1972;

Tennov, 1975;

Frieze et al., 1978). Наконец, сам Фрейд признавал неполноту многих своих выводов и отмечал необходимость их пересмотра по мере появления новых данных.

Теория обучения и половое развитие В противовес воззрениям Фрейда, полагавшего, что ключевой силой, мотивирующей поведение человека, является половое влечение, исследователи более позднего времени стали придавать большое значение обучению и накоплению опыта, которые происходят в процессе взаимодействия человека с окружающей его средой. Начало современной теории обучения было положено на рубеже нынешнего века, когда русский физиолог Иван Павлов (1849-1936) выяснил механизм условного рефлекса. Изучая пищевые реакции собак, Павлов обнаружил, что условные рефлексы (например, выделение слюны в ответ на предъявление пищи) можно вызвать не связанными с ними раздражителями, например звуковым сигналом, при условии, что данный сигнал регулярно повторяется перед кормлением. После того как между двумя этими событиями устанавливается связь, собака привыкает воспринимать звук как сигнал кормления, и уже один этот сигнал (условный раздражитель) может вызывать слюноотделение (условный ответ), даже без предъявления корма. Павловская модель классического условного рефлекса непосредственно не объясняет половое поведение человека. У человека можно выработать "условный рефлекс" в павловском смысле слова, так чтобы он реагировал половым возбуждением на запах духов или лосьона для бритья, которым пользуется его(ее) половой партнер, или на звуки музыки, которую они обычно включают во время полового акта. Однако такая связь между раздражителем и реакцией на него в большинстве случаев недостаточно сильна, чтобы нейтрализовать другие воздействия на половое поведение: настроение, озабоченность и т.д. Усилиями ряда американских физиологов, в том числе Э. Торндайка, Дж. Уотсона и Б. Скиннера, рамки теории обучения были значительно расширены. Эти исследователи показали важность положительного или отрицательного опыта в формировании последующего поведения. Согласно принципу формирования оперантных условных рефлексов, поведение, сопровождающееся поощрением, приятным ощущением или устранением неприятного раздражителя, будет повторяться, тогда как поведение, сопровождающееся неприятными последствиями или прекращением вознаграждения, скорее всего станет менее частым. Положительное подкрепление оказывает хорошо выраженное непосредственное воздействие на характер полового поведения. Так, например, ребенок, узнавший что потирание наружных гениталий сопровождается приятным ощущением, по всей вероятности, будет прибегать к нему снова и снова. Наказание также влияет на половое поведение. Возьмем, например, человека, испытывающего боль при половом акте. Если такое ощущение повторяется достаточно часто, человек устанавливает зависимость между коитусом и болезненным чувством, что заставляет его избегать половых контактов или сократить их частоту. Наказание используют для лечения лиц, совершающих преступления на почве полового влечения к детям. Процесс лечения, называемый аверсионной терапией, включает демонстрацию таким лицам фотографии детей и воздействие электрическим током, если при этом у них возникает половое возбуждение (Barlow, 1973). Лечение проводится в несколько сеансов, до полного исчезновения нежелательной реакции (полового возбуждения при виде ребенка). Отрицательные факторы обычно оказывают меньшее влияние на половое поведение, чем положительные. Наказание иногда не столько устраняет нежелательное поведение, сколько приводит к попыткам скрыть его. Это случается особенно часто в ситуациях, когда имеет место одновременное воздействие положительных и отрицательных подкрепляющих факторов (конфликты типа приближение-избегание). В некоторых случаях угроза наказания только усиливает наслаждение: запретное волнует и возбуждает, а угроза становится элементом положительного подкрепления.

Еще в более широком контексте теорию обучения использовал Альберт Бандура (родился в 1925 г.), который предложил модель, названную социальной теорией обучения. По мнению этого исследователя, люди моделируют свое социальное поведение, наблюдая за поведением окружающих. Характер усваиваемой информации частично зависит от авторитетности человека, избранного в качестве примера для подражания. Так, пятилетний ребенок скорее будет имитировать поведение семилетнего брата или сестры, чем младших по возрасту членов семьи. Люди вообще склонны идентифицировать себя с теми, кого они уважают и кем восхищаются. Поэтому телевизионные и кинематографические герои часто служат объектами для подражания. Социальный опыт приобретается в общении с друзьями, учителями, родителями. Теория обучения имеет самое непосредственное отношение к процессу психополового развития. Сексуальность у детей формируется не только под воздействием того, что говорят об этом их родители, но и под влиянием тех элементов поведения последних, которые они сами подмечают. Отношение к другим людям и характер поведения во многом определяются примером одноклассников, старших приятелей и других лиц за пределами семейного круга. Зрелище разжигающих сцен обольщения на киноэкране представляет собой одну из форм обучения в процессе наблюдения. Таким способом не имеющий сексуального опыта подросток "узнает", как ведут себя взрослые в подобных ситуациях. Обучение в реальных социальных ситуациях несомненно столь же важно для формирования полового сознания и половой роли.

Реакция ребенка на наготу родителей и сон в их постели Многие специалисты высказывали предположения о возможных негативных последствиях обнажения родителей в присутствии ребенка и/или его сна в одной с ними постели, однако до последнего времени эти предположения основывались главным образом не на фактах, а на умозаключениях. Новейшие исследования, направленные на выяснение роли такого опыта в формировании сексуальности взрослого человека, проливают свет на этот вопрос. В 1988 г. Льюис и Джанда (Lewis, Janda, 1988) провели письменный опрос, касающийся проявлений детской сексуальности среди 77 мужчин и 133 женщин - студентов психологических факультетов. В результате была получена информация: 1) о частоте сна вместе с родителями в возрасте от 0 до 5 лет и между 6 и 11 годами, 2) о случаях наблюдения обнаженных родителей или других взрослых в возрасте от О до 5 лет и от 6 до 11 лет, 3) об отношении родителей к проявлениям сексуальности детей, 4) о том, насколько свободно опрашиваемые чувствовали себя при разговорах о сексе с родителями, 5) их мнение о степени дискомфорта родителей при обсуждении с ними половых вопросов. Опрашиваемые должны были также ответить на вопросы относительно их текущих сексуальных отношений и поведения. Исследование не выявило фактов, свидетельствующих об отрицательном влиянии вида наготы родителей на формирование сексуальности их детей. Напротив, мальчики, видевшие своих родителей обнаженными, легче устанавливали физические контакты и привязанности, когда становились молодыми людьми. Если такой опыт имел место в возрасте от 6 до 11 лет, единственным последствием была склонность к вступлению в случайные половые отношения. Маленькие девочки, наблюдавшие своих родителей обнаженными, становясь взрослыми, характеризовались повышенной сексуальностью по сравнению со сверстницами;

какиелибо трудности при сексуальном общении у них не возникали. Если девочки видели наготу родителей в возрасте 6-11 лет, то, как и у мальчиков этого возраста, единственным следствием была склонность к ранним половым связям, хотя достоверность этих данных вызывает сомнение. Мальчики, которые спали в одной постели с родителями в возрасте до 5 лет, характеризовались по достижении взрослого возраста повышенной самооценкой, чаще вступали в сексуальные отношения и имели повышенную склонность к сексуальным контактам по сравнению с другими мужчинами. Женщины, которые в раннем детстве спали с родителями, испытывали меньший дискомфорт при физических контактах или установлении близких отношений по сравнению с другими женщинами. Ни у мужчин, ни у женщин не отмечено отдаленных отрицательных последствий сна в постели с родителями в детском возрасте. Таким образом, лица, утверждающие, что совместный сон детей с родителями может иметь нежелательные последствия, бьют тревогу совершенно необоснованно. Выводы из исследования Льюиса и Джанды нельзя считать окончательными, тем более, что данные, полученные при опросах студентов, могут оказаться неприменимыми к более обширным популяциям. Однако это исследование открывает возможности для будущего систематического изучения детской сексуальности, которое так и не проводится до настоящего времени.

Практические указания по половому воспитанию вашего ребенка Некоторые родители категорически отрицают необходимость полового воспитания, однако в действительности они не могут помешать ребенку получать сексуальную информацию - проблема лишь в том, влияют они сами или нет на формирование соответствующих представлений. Осознавая это и желая создать возможно более благоприятные условия для полового воспитания, многие родители приступают к выполнению этой задачи с большими опасениями, не зная, с чего начать, что говорить и как не напугать ребенка сообщением каких-нибудь неуместных подробностей. На самом же деле научить детей разбираться в вопросах пола не труднее, чем научить их множеству других вещей. К примеру, чтобы показывать ребенку, как надо работать на огороде, совсем не обязательно иметь ученую степень по сельскому хозяйству. Бессмысленно ждать, что ребенок начнет расспрашивать вас о буквах, если вы не покажете ему букварь. Точно так же, не следует ждать, когда он заговорит о сексе возьмите на себя инициативу обсуждения этой темы. Ниже приводятся простые правила, которыми следует руководствоваться, обсуждая вопросы пола с детьми. 1. Постарайтесь вести беседу в самой естественной манере, как при обсуждении любой другой темы. 2. Избегайте длинных поучительных лекций по половым вопросам. Вам может потребоваться четверть часа, чтобы изложить все, что вы считаете нужным. Однако ребенок не может оставаться внимательным так долго - ему хочется задавать вопросы и получать конкретные короткие ответы.

3. Позаботьтесь, чтобы ваш рассказ не ограничивался одними биологическими фактами ребенку захочется узнать о вашем к ним отношении, переживаниях и решениях. 4. Не бойтесь сказать ребенку о сексе "слишком много". Из его памяти почти наверняка выветрится все, что он не понял. 5. Если ваш ребенок употребляет непристойные слова, спокойно объясните ему их значение, а потом скажите, почему вы не хотите, чтобы он делал это. Можно, например, сказать: "Другим людям будет очень неприятно услышать такие слова" или "Не думаю, что это лучший способ рассказать о том, что ты чувствуешь". Помните, что злость или шутки по поводу употребления ребенком непристойных слов чаще всего побуждают его повторять их. 6. Старайтесь правильно называть половые органы, избегая для их обозначения таких слов, как "пипка" или "пиписька". 7. Даже дети дошкольного возраста должны знать, как защитить себя от сексуального насилия. Это значит, что вы должны научить ребенка говорить "нет" взрослым. Вот пример беседы на эту тему с четырех- или пятилетним ребенком: "Ты знаешь, что взрослым людям бывает иногда трудно найти себе друзей. Поэтому они знакомятся с детьми. В этом нет ничего плохого. Но если они просят делать такие вещи, о которых взрослые не должны просить детей (например, залезть руками в брюки), ты должен(на) ответить "нет" и тотчас прибежать и обо всем рассказать мне (Sanford, 1982). 8. Беседы о приближающемся половом созревании следует начинать прежде, чем ребенок достигнет подросткового возраста. Физические изменения (в том числе развитие молочных желез, менструации и поллюции) могут появиться и раньше десяти лет. 9. Мальчикам надо рассказать о менструациях, а девочки должны понимать, что означает эрекция. Не пренебрегайте обсуждением таких вопросов, как гомосексуальность и проституция. Большинство детей узнают об этих явлениях из телевизионных передач или читают о них, что пробуждает вполне естественное любопытство. 10. Расскажите, ничего не скрывая, о СПИДе и других болезнях, передаваемых половым путем. Но постарайтесь сделать это с учетом реакции ребенка. В конце концов, нет никакой необходимости запугивать пяти-или шестилетнего ребенка, рассказывая ему о фатальном исходе СПИДа. С другой стороны, если вы отложите этот разговор до тех пор, пока ребенок достигнет подросткового возраста, это вряд ли принесет ему пользу. Даже школьники младших классов должны знать, что такое СПИД и как он передается. 11. Постарайтесь, чтобы ребенок не испытывал смущения, задавая вам вопросы на половые темы. Не говорите ему: "Ты еще слишком мал, чтобы понять это". Если ребенок задает конкретный вопрос, он должен получить четкий ответ в доступной для него форме. 12. Если вы не можете ответить на вопрос ребенка, не бойтесь признаться в этом. Обратитесь к более знающему человеку, например вашему семейному врачу;

он поможет найти нужные сведения. 13. Ответив на вопрос ребенка, убедитесь, что он понял ваши слова. Проверьте также, насколько ваш ответ соответствует тому, что действительно хотел узнать ребенок. Очень хорошо, если после вашего разговора у него появятся новые вопросы.

Беседа с ребенком о СПИДе Многих родителей пугает разговор о СПИДе, так как они не знают, что следует говорить ребенку и как построить беседу с учетом его возраста. Ниже приводятся советы, почерпнутые из брошюры, опубликованной специальной комиссией по половому воспитанию - одним из наиболее авторитетных учреждений страны по данной проблеме. Беседа с детьми 3-4 лет В этом возрасте дети приобретают знания о своем теле и основных жизненных фактах. Они начинают спрашивать, откуда берутся дети, и способны понять простые ответы, но не разбираются в отвлеченных понятиях или сексуальных проблемах взрослых. Они уже справляются с выполнением элементарных правил гигиены, т.е. умываются, чистят зубы, самостоятельно едят и засыпают. Они начинают понимать необходимость уединения. Лучшее, что могут сделать родители, имеющие детей этого возраста, - создать атмосферу, в которой ребенок не стесняясь задает вопросы о разных частях тела, здоровье и сексуальности. При этом ребенок привыкает к мысли, что секс - это то, о чем можно свободно говорить дома. Беседа с детьми 5-7 лет Дети этого возраста понимают более сложные стороны таких явлений, как здоровье, болезнь и сексуальность. Они интересуются такими вещами, как рождение, брак или смерть. Возможно, они что-то уже слышали о СПИДе от сверстников, взрослых или из телевизионных программ. Поэтому они могут испытывать страх перед этой болезнью. Им необходима уверенность в том, что ни с ними, ни с их родителями ничего такого не случится. Дети понимают ответы на свои вопросы, если они иллюстрируются конкретными примерами из повседневной жизни. Если, скажем, ваш ребенок до крови порезал палец, самое время объяснить ему, что микробы, вызывающие болезнь, могут попадать в организм через ранку. Ребенок в этом возрасте должен понимать, что нельзя принимать лекарства без разрешения родителей. Если среди его одноклассников есть ВИЧ-инфицированный, ваши сын или дочь должны знать, что сидя рядом, играя или разговаривая с ним, они не могут заболеть СПИДом. Беседа с детьми 9-12 лет В организме детей этого возраста уже происходят изменения, присущие пубертатному периоду. Подростков чрезвычайно интересует собственное тело, внешний вид, что следует считать нормой. Для некоторых из них - это время начала менструаций, первых сексуальных контактов и употребления наркотиков. В этом возрасте ребенок начинает ощущать сильное давление социальных факторов. Поэтому не откладывайте беседу о СПИДе. Необходимо сделать все возможное, чтобы ребенок знал, как уберечься от СПИДа. В период полового созревания дети проявляют повышенный интерес ко всему, что связано с сексуальной жизнью человека и им необходимо предоставить полную и точную информацию. Они должны знать, что такое половое сношение, гомосексуализм, оральный и анальный секс. Им следует объяснить, что результатом сексуального контакта может быть беременность или заражение ВИЧ. Необходимо объяснить также, почему половое сношение между детьми может повредить здоровью и что лучше отложить начало половой жизни на более позднее время. Дети должны также знать, как передается ВИЧ, в каких случаях передача невозможна и как вообще избежать инфицирования (включая использование презервативов). На первый взгляд кажется, что объяснить все это ребенку - очень трудная задача, однако выполнить ее - родительский долг, а полученные знания помогут вашему сыну или дочери в дальнейшей жизни. Ребенку необходимо внушить уверенность в том, что именно от вас он может получить ответ на любой интересующий его вопрос о СПИДе или сексе. Выводы 1. Половая самоидентификация обычно формируется в процессе взаимодействия биологических и психосоциальных факторов в течение первых лет жизни. 2. Эрекция возникает уже на последних месяцах развития плода. Этот факт свидетельствует о врожденной природе сексуальности, которая проявляется с самого начала жизни. Уже на первом году жизни дети могут дотрагиваться до наружных половых органов, реагируя на такую самостимуляцию звуками и улыбками, выражающими удовольствие. 3. Большинство детей проявляют большой интерес ко всему, что связано с сексуальностью, и рано или поздно вовлекаются в сексуальные игры с другими детьми (к числу таких игр относятся контакты между детьми одного пола и сексуальные контакты между детьми в одной семье). Многих родителей это пугает, однако такие игры вряд ли могут принести вред детям, если не содержат элемента принуждения. 4. Многие сексологи отвергают концепцию Фрейда о наличии стадии латентной сексуальности в позднем периоде детства. Их точка зрения основана на данных культурологических исследований, которые показали, что частота сексуальных игр возрастает по мере превращения ребенка в подростка. 5. Хотя многие родители полагают, что половое воспитание - это доведение до ребенка определенной информации в виде лекций, оно на самом деле представляет собой непрерывный процесс, который во многом определяется примером родителей, их реакцией на проявления сексуальности растущего ребенка и, конечно, характером получаемой информации. Половое воспитание в семье - важный инструмент, с помощью которого родители могут направить развитие детей в определенное русло, заложив тем самым основы сознательного полового поведения подростков. Вопросы для размышления 1. Фрейд утверждал, что у маленького ребенка есть ощущение сексуального обладания родителем противоположного пола, и он испытывает чувство соперничества по отношению к родителю одного с ним пола. Согласны ли вы с этим? Приходилось ли вам наблюдать детей, ведущих себя подобным образом? Фрейд считал также, что девочки испытывают чувство зависти и неполноценности, когда узнают, что у мальчиков есть половой член. Что вы думаете по этому поводу? 2. Как должны вести себя родители, узнав, что их дети играют в "доктора" или участвуют в сексуальных контактах со сверстниками? Как вы рассматриваете ситуацию, когда партнерами по таким "сомнительным" играм являются братья и/или сестры? Должна ли в этом случае меняться реакция родителей?

3. Эрик Берне, создатель "Transactional Analysis", следующим образом высказался по поводу обучения детей правилам туалета: "Ангел в ванной становится дьяволом в спальне". Что он имел в виду? Какие ошибки делают родители, стараясь этого избежать? 4. Ребенок испытывает сексуальное удовольствие и даже может мастурбировать до наступления оргазма. Что по вашему мнению означает этот факт? Как должны реагировать родители, если ребенок выражает крайнее раздражение при попытках прервать мастурбацию или если такая самостимуляция имеет место по нескольку раз в день. 5. Многие родители пытаются воспитывать дочь или сына как будто не существует лиц другого пола. Можно ли и надо ли это делать? Иными словами, идет ли на пользу ребенку, если родители отвращают его или ее от исполнения половой роли, предписываемой культурной традицией? 6. Можно ли рассказывать ребенку лишнее о сексе в ответ на его вопросы? Следует ли отвечать на все вопросы или есть вещи, о которых детям не следует знать, пока они не вырастут?

9 глава. Сексуальность подростков Подростковым считается возраст от 12 до 19 лет. Это время быстрых перемен и трудных исканий. Физические изменения - лишь часть процесса взросления. Одновременно подростки сталкиваются с многочисленными психологическими проблемами: они становятся независимыми от родителей, учатся правильно строить свои отношения со сверстниками, вырабатывают для себя комплекс этических принципов, развиваются интеллектуально, приобретают чувство индивидуальной и коллективной ответственности. И это далеко не полный перечень перемен в их жизни. Вживаясь в эту новую для него сложную обстановку, подросток должен в то же время решать вопросы, связанные с формирующейся сексуальностью, а именно: приспосабливаться к новым половым ощущениям, включаться в разные формы сексуальной активности, распознавать возникающее чувство любви, предотвращать нежелательную беременность. Неудивительно, что многие подростки испытывают в этот период дискомфорт и неуверенность в себе. С другой стороны, подростковый возраст - это время открытий и откровений, время, когда физическое развитие в сочетании с большей интеллектуальной и эмоциональной зрелостью создает ощущение приподнятости и свободы. Подростковый возраст - это не только период страхов и опасений, как думали раньше, это одновременно приятное и счастливое время бурного, беспокойного перехода из детства в зрелое состояние (Offer, Offer, 1975). Парадоксальная природа подросткового возраста особенно ярко проявляется в сексуальной сфере. Обзор Рассказ о сексуальности подростков мы хотим предварить коротким анекдотом, который довольно точно отражает суть проблемы. Отец: "Мне кажется пришло время поговорить о сексе" Сын: "Конечно, папа. Что бы ты хотел узнать?" Заметим, однако, что эта шутка не совсем верна: на самом деле подростки не знают всего, что им нужно знать о сексе, хотя многие из них ведут себя так, словно знают все. Более того, располагая неполной, недостоверной и неправильно понятой информацией, многие подростки чувствуют себя неловко, когда дело доходит до секса. Четырнадцатилетний подросток может переживать от того, что не умеет целоваться взасос, шестнадцатилетних подростков беспокоит вопрос, как приступить к половому акту, почти всех волнует мысль: "Нормальна ли моя половая жизнь?" Под рассчитанной на окружающих позой искушенного в сексе человека подросток нередко скрывает собственную тревогу и неуверенность. В процессе формирования сексуальности подросток задумывается над множеством вопросов и решает вполне конкретные проблемы: 1) он хочет знать, как меняется его внешность по мере взросления, как он выглядит в глазах окружающих и каков он на самом деле;

2) он познает собственное тело, его половые потребности и реакции;

3) у него формируется представление о самом себе как о существе определенного пола, он начинает играть свою половую роль, приобретает уверенность в правильности собственной половой ориентации;

4) он учится любить и вступать в интимные отношения;

5) у него формируется собственная система сексуальных ценностей. При обсуждении всех этих проблем следует помнить, что нет одинаковых подростков. Выводы из наблюдений за сексуальностью 13-летней девочки неприменимы к 17- или 18 летним девушкам. Больше того, 13-летние подростки тоже разные. Отличаясь по степени физической зрелости, они точно так же отличаются по степени эмоционального развития. Подростки, принадлежащие к разным социальным слоям (или даже к одному слою, но живущие в разных городах), зачастую подвержены влиянию совершенно разных культурных традиций и представлений. В сочетании с другими факторами (социальноэкономическими и религиозными), а также той или иной моделью половой роли, это обусловливает специфический характер проявления и выражения формирующейся сексуальности.

Подростки младшего возраста любят собираться группами, тогда как в более старшем возрасте отдается предпочтение более романтичному времяпрепровождению вдвоем. 1. Связь между половым развитием и представлением о собственном телесном и духовном облике Детям подросткового возраста хочется выглядеть привлекательными. Это желание имеет самое непосредственное отношение к тому, как они воспринимают собственное тело, какой его образ они сами для себя создали. Хорошо это или плохо, но мы живем в обществе, для которого ценность личности нередко измеряется степенью внешней привлекательности. Подростки, находящиеся под сильным влиянием средств массовой информации, очень быстро начинают это осознавать. Кем бы вы ни были: мужчиной или женщиной, вы вероятно вспомните, обращаясь мыслями к отроческим годам, как стояли перед зеркалом и рассматривали свое лицо, боясь заметить на нем прыщик, искали изъяны в своей фигуре, как вас волновали ваши рост, вес и телосложение. Весьма печально, но даже многие взрослые чересчур заняты собственной внешностью. "Не слишком ли мал мой рост? Не слишком ли я толстая(ый)? неуклюжая(ый)? некрасивая(ый)?" В подростковом возрасте озабоченность внешним видом переходит все доступные рамки. Пятнадцатилетний мальчик, у которого еще не начался подростковый рывок роста, может быть на 15 см ниже средней девочки из своего класса, а 14-летняя девочка может весить 65 кг при росте 165 см. Страдания от сознания собственной неполноценности делают их робкими и застенчивыми. "Как я выгляжу?" обычно для подростка более серьезный вопрос, чем для взрослого человека. Как замечает Зигель (Siegel, 1982, стр. 538): "В этом возрасте практически любая и все вместе взятые физические особенности становятся предметом самого пристального внимания и изучения.

Это время, когда подросток любой ценой стремится избежать непохожести на других и когда нежелательное физическое отклонение от стандарта угрожает насмешками, поддразниванием и отторжением общества сверстников". Одна из причин такой концентрации внимания на собственной внешности состоит в том, что подросток еще до конца не ощутил себя личностью, поэтому для него вопросы: "Как я выгляжу?", "Каким другие видят меня?" тождественны вопросу: "Что я из себя представляю?" Другая причина в том, что большинство подростков еще не выработали достаточно широкой концепции самооценки на основании собственных достоинств, личностных особенностей и характера взаимоотношений с окружающими, которая могла бы служить противовесом мнению о собственной непривлекальности. Озабоченность подростка по поводу своей внешности усугубляется тем, что в процессе полового созревания происходит непрерывный рост тела, почти необъяснимым образом изменяются его размеры, форма, очертания. Девочки-подростки остро ощущают развитие молочных желез, не только наблюдая за их увеличением у.себя, но и сравнивая собственные параметры с тем, что они видят у подруг и знакомых. (Мальчики тоже замечают рост молочных желез у девочек-сверстниц и иногда сравнивают их размеры у одноклассниц;

отчасти по этой причине чрезмерное развитие бюста вызывает у девочек такое же чувство неловкости, как и его малые размеры.) Внимание мальчиков-подростков на развитии собственных половых органов не столь заострено, поскольку последние не столь заметны. Однако они сами и их товарищи оценивают степень мужской зрелости по росту, развитости мускулатуры, наличию волос на лице и понижению тембра голоса. Подросткам, которые медленно развиваются физически, слишком хорошо знакомо чувство страха перед раздевалкой для мальчиков, где им приходится обнажать и выставлять тело на обозрение сверстников, подвергаясь насмешкам из-за отсутствия волос на лобке или недостаточно развитых мышц. Связанная со всеми этими явлениями озабоченность по мере психического и физического развития в большинстве случаев постепенно исчезает, однако в раннем периоде отрочества описанные проблемы по понятным причинам имеют первостепенное значение (Simmons, Rosenberg, 1975). В конце концов, переживания в связи с представлениями о собственном теле вполне логичны, коль скоро существует прямая связь между физической привлекательностью и социальным статусом в сообществах подростков (Kleck, Richardson, Ronald, 1974;

Daniel, 1982;

Chernin, 1985). 2. Познание собственного тела, его чувственных и половых потребностей и реакций Подростки озабочены не только своей внешностью, но и изучением собственного тела. Это не так просто, как может показаться, поскольку взрослые не всегда берут на себя труд разъяснить им все аспекты полового созревания, а недостаток знаний порождает вполне объяснимую тревогу. В частности, многие девочки-подростки не знают, что повышение концентрации эстрогенов в крови сопровождается нормальными выделениями из влагалища и нередко приходят в замешательство или испытывают беспокойство, замечая пятна на нижнем белье. Мальчики могут сходным образом реагировать на эякуляцию в ночное время, если никто не объяснит им, что это - следствие нормального развития организма. Неожиданная эрекция, зачастую возникающая в самые неподходящие моменты (когда мальчика вызывают к доске решать задачу по алгебре, во время купания в компании приятелей или даже во время церковной проповеди), тоже почти всегда приводит подростка в смущение, вызывает у него растерянность или беспокойство. Вот как описывает один студент университета такой обескураживающий случай:

"На первом курсе я выиграл соревнование по плаванию, что было большим успехом. Все члены команды на тренировки и соревнования надевали короткие, плотно облегающие тело трусы, чтобы уменьшить сопротивление воде. И вот, когда во время торжественной церемонии я поднялся на пьедестал почета, чтобы получить медаль, случилась эрекция. Я стоял по стойке смирно, слушая победный гимн в свою честь, а мой член выпирал из плавок, как будто в них засунули переросший огурец". (Из картотеки авторов) Один из основных способов познания собственного тела для подростков - разглядывание и ощупывание. Некоторые из них могут часами рассматривать мельчайшие подробности строения наружных половых органов, иногда пользуясь ручным зеркалом, а также линейкой или сантиметром (это особенно касается мальчиков), чтобы знать их размеры. Так же тщательно некоторые девочки-подростки рассматривают груди, обращая внимание на разницу их размеров, наличие или отсутствие волос вокруг околососковых кружков, величину сосков, размеры и форму этих органов. Наружный осмотр обычно переходит в ощупывание, во время которого подростки того и другого пола, экспериментируя, пытаются понять, какие ощущения приносит то или иное прикосновение и какие вызывает реакции. Одна 18-летняя девушка описывает это следующим образом: "Когда мне было 13 или 14 лет, я часто смазывала половые органы детским кремом или кремом для рук, чтобы узнать, что я при этом буду чувствовать. Я терла свои органы рукой, дотрагивалась до них разными предметами, в частности пером или пушистым мехом чучела какого-то зверька. Я не думала, что мастурбирую и не стремилась к оргазму. В то время я и не знала, что такое оргазм. Но я хорошо помню, как играла сосками, то прикасаясь, то сдавливая их, брызгала на грудь теплой водой, иногда трогала клитор и в то же время терла сосок. Впечатление такое, что я пыталась найти какой-то рецепт, только не знала для чего". (Из картотеки авторов) Такой способ знакомства с собственным телом постепенно переходит в осознанные попытки добиться полового возбуждения. Подросткам интересно, каким путем можно себя возбудить, как быстро это случится, как увязать фантазии с их физическими следствиями, как долго может сохраняться возбуждение, как скоро оно возобновится, если ослабить его на время, что ощущаешь при оргазме и как себя чувствуешь, возбудившись, в отсутствие оргазма. Все это представляет собой как бы репетицию будущей сексуальной активности и отчасти - форму самоисследования, узнавания собственного тела и его реакций. Поскольку, вообще говоря, мы чувствуем себя увереннее в окружении знакомых вещей, такое повторяющееся самоисследование в конце концов приводит к лучшему пониманию себя и более комфортному состоянию. Процесс познания собственного тела у каждого подростка проходит по-разному, но, вероятно, найдется немного мальчиков, которые, уединившись в своей комнате, не пробовали бы надеть кондом - просто посмотреть, "что же это такое". Точно так же большинство девочек-подростов пробуют ввести тот или иной предмет во влагалище, чтобы посмотреть, что из этого выйдет. Любопытство или желание "делать как взрослые" - это нормальные компоненты развития ребенка в подростковом возрасте. Познание тела происходит не только наедине с самим собой - оно имеет место при взаимных прикосновениях, поцелуях, обнажениях друг перед другом. В раннем подростковом возрасте выраженные сексуальные действия обычно отсутствуют. Подростки ограничиваются тем, что подолгу держат друг друга за руки или прижимаются друг к другу (причем мальчик кладет руку на плечи девушки и только постепенно, иногда через несколько недель, его рука опускается ниже, чтобы впервые "случайно" коснуться ее груди). В последующем правила игры существенно меняются: некоторые 17-18-летние подростки уже на первом свидании прибегают к оральному сексу. 3. Формирование половой самоидентификации Известный психолог Эрик Эриксон (1968, 1985) полагал, что обретение чувства половой принадлежности и преодоление сопутствующей этому процессу неуверенности занимают центральное место в развитии подростка. Задача найти себя осложняется для подростка разнообразными потенциальными препятствиями, в том числе устойчивостью представлений о роли того или другого пола (культурными стереотипами признаков или поведения, присущих мужчинам и женщинам) и связанной с ней половой ориентацией. Этот период легче переносится подростками, у которых быстрее складывается образ "силача и заводилы", предполагающий атлетическое сложение, самообладание и готовность идти на риск (у мальчиков) и внешнюю привлекательность, плаксивость и способность идти на жертвы (у девочек). Труднее протекает формирование половой самоидентификации у подростков, которым сложно усвоить задаваемые стереотипом роли мужчины и женщины. Мальчик-подросток, больше интересующийся балетом, нежели бейсболом, или девочка, способная далеко толкнуть ядро, могут безо всяких оснований получить неприятную кличку, если он или она не в состоянии представить неоспоримые доказательства своей мужественности или женственности другими способами. В начале или середине периода подросткового развития половое поведение в значительной мере мотивировано не истинным половым влечением, а представлением подростка о том, как следует себя вести и его желанием быть адекватно воспринятым окружающими (Miller, Simon, 1980;

Gagnon, 1989). Подростки отчасти "доказывают" свою принадлежность к мужскому или женскому полу, демонстрируя требуемое установившимися стандартами гетеросексуальное поведение или рассуждая о сексе с видом искушенного человека. Так, сверстники с подозрением относятся к 16-летнему подростку, если у того никогда не было подружки, если он не прижимается к партнершам во время танцев или не высказывается по поводу фотографии на развороте последнего номера "Плейбоя". Точно так же 16-летняя девушка, которая не ходит на свидания, может подвергнуться насмешкам как "никому ненужная". Такое отрицательное отношение может быть выражено в еще более резкой форме, если она одевается не так, как "положено" девочкам в данной школе, или чрезмерно подчеркивает свое несексуальное поведение. 4. Познание сексуальных и любовных отношений между людьми Ребенок начинает познавать сексуальные и любовные отношения между людьми в раннем подростковом возрасте, когда у мальчиков и девочек формируются необходимые навыки социального общения в процессе групповой деятельности, от выходов на прогулки до танцев, участия в вечеринках или совместных походах в кино. Для большинства подростков все это служит подготовкой к установлению более "серьезных" взаимоотношений, которые в последующем принимают форму гетеросексуального общения пар (поведение подростков с гомосексуальной ориентацией будет обсуждаться в этом же разделе несколько ниже). Вообще говоря, степень эмоциональной близости и сексуальной интимности в процессе таких взаимоотношений усиливается по мере взросления подростков и приобретения ими соответствующего опыта. Большинство из них проходит через целую серию такого рода романтических отношений на протяжении рассматриваемого периода (Gagnon, 1989). Они могут быть весьма разнообразными по форме: в некоторых случаях наступает самая настоящая влюбленность, приводящая к половой близости уже в 13- и 14-летнем возрасте, хотя чаще сексуальное экспериментирование завершается половым актом лишь в позднем подростковом возрасте (Sorenson, 1973;

Chilman, 1979;

Furstenberg et al., 1987). Известны, однако, примеры половой активности подростков в отсутствие любовного чувства. Хотя в настоящее время лишь немногие мальчики-подростки получают первый сексуальный опыт от проституток (в отличие от относительно высокой частоты такого пути потери невинности в 1940-х годах, выявленной Кинзи), довольно часто это происходит "от нечего делать", без всякой романтической подоплеки или еще хуже - в состоянии наркотического опьянения. Несмотря на то, что на протяжении последних 25 лет сильно изменились старые строгие "правила", устанавливавшие общепризнанные (и разные) нормы полового поведения для мужчин и женщин (Hass, 1979;

Sarrel, Sarrel, 1979), секс в большинстве случаев продолжает оставаться для мальчиков-подростков способом самоутверждения и демонстрации превосходства, тогда как для их сверстниц наибольшее значение имеет возможность привлечь внимание, стать объектом ухаживания, наладить интимные отношения (Carrol, Volk, Hyde, 1985;

De Lamater, 1987). Самое примечательное состоит, однако, в том, что большинство подростков в наше время отбросило устаревший "двойной стандарт", приветствовавший сексуальное экспериментирование мужчинами, но настаивавший на необходимости сохранения девственности молодыми девушками. Теперь популярнее более эгалитарный стандарт. Другие аспекты данной темы и проблема специализации половой роли у подростков в целом более подробно рассматриваются в гл. 11. Важной стороной развития в середине и конце подросткового периода служит изучение правил и приобретение навыков сексуального общения, будь то любовная связь или другая форма социальных взаимоотношений. При этом подростки узнают пределы дозволенного, учатся выражать сексуальные переживания словами и иными способами, избегать недоразумений (не создавать впечатление кокетки для девушек и не выглядеть слишком агрессивным или нечутким для мальчиков), показывать партнеру, что тебе нравится и что не нравится. Опыт и уверенность, которые приобретаются подростками в процессе такого сексуального общения, чрезвычайно важны во взрослой жизни. Так, девушка, которая будучи подростком, научилась говорить "нет" слишком настойчивому ухажеру или тактично освобождаться от парня, "распускающего руки" на вечеринке, когда она не хочет этого, повзрослев, будет чувствовать себя увереннее в более серьезных ситуациях. Подростки, пережившие неудачу при сексуальном общении, в будущем станут с осторожностью вступать в близкие отношения, что лишит их непосредственности и беззаботности. 5. Формирование индивидуальной системы сексуальных ценностей Формирование индивидуальной системы сексуальных ценностей происходит параллельно с поисками самого себя и представляет собой важный аспект развития подростка. Отвечая на вопрос: "Что я из себя представляю?", подросток одновременно ищет ответы и на такие вопросы: "Каковы мои взгляды?", "Во что я верю?", "Кого я должен избрать в качестве образца для подражания?" Подросток может, например, избрать в качестве общей линии поведения честность или, напротив, решить, что обман позволителен, если помогает добиться того, чего хочется. Точно так же, подросток может оказаться перед выбором считать секс способом выражения симпатии, удобной возможностью удовлетворить сексуальное желание или чем-то, что лучше отложить до прихода любви. Выбор приходится делать отнюдь не в вакууме, моральном или интеллектуальном. В конечном счете, он несомненно зависит от семейных и религиозных ценностей, а также от того, каких взглядов на эту проблему придерживаются близкие и друзья подростка (Jessor, lessor, 1977;

Feather, 1980).

Психосоциальные особенности подросткового возраста Существуют многочисленные связи между социальными и психологическими реакциями подростков и биологическими аспектами полового созревания, которые обсуждались в гл. 7. Ниже мы вкратце рассмотрим некоторые из этих психо-социальных проблем.

Сексуальные фантазии Сексуальные фантазии и сновидения (подробнее они рассматриваются в гл. 14) у подростков встречаются чаще и выражены более четко, чем у детей младшего возраста;

нередко они сопровождают мастурбацию (Hass, 1979). В одном из исследований было показано, что только у 7% девочек и 11% мальчиков подросткового возраста, практикующих мастурбацию, она не связана с сексуальными фантазиями, тогда как примерно у половины подростков фантазии сопровождают мастурбацию практически все время (Sorenson, 1973). Назначение сексуальных фантазий у подростков многообразно: они усиливают удовольствие от сексуальной активности, служат суррогатом реального (но недоступного) полового опыта, вызывают половое возбуждение или оргазм, обеспечивают психическую подготовку к сексуальной активности в более старшем возрасте, создают возможность для безопасного сексуального экспериментирования в отсутствие стесняющих факторов. Сексуальные фантазии намечают те направления, по которым развивается сексуальное воображение у большинства взрослых людей. По этой причине опыт, приобретаемый подростком в процессе формирования индивидуального набора фантазий и познания способов их использования, имеет важное значение для его или ее последующей половой активности и приобретения уверенности в себе.

Самостоятельность По мере того как у подростка формируется сознание собственной индивидуальности и уменьшается степень зависимости от родителей и других оказывающих на него влияние взрослых, возрастает значение взаимоотношений со сверстниками. Именно в процессе общения друг с другом подростки получают необходимые им поддержку и руководство. В этом возрасте чрезвычайно велико желание жить по-своему, исправить ошибки предыдущего поколения. Лишь с годами приходит осознание собственных целей, вырабатываются правила поведения и способы его контроля. Потребность подростков в свободе обычно сочетается с желанием быть похожим на своих друзей, хотя нередко им не удается совместить то и другое. Отношение к сексу в разных молодежных группах может быть различным, поскольку отражает этнические и экономические особенности данной группы. В одном случае правила сексуального поведения могут быть вполне традиционными и возводить невинность девушки в степень высшей добродетели;

тогда почти всякая сексуальная активность ограничивается рамками "законных" отношений. Если девушка не следует этим правилам, она приобретает плохую репутацию, которая может испортить ее будущее и делает ее жертвой мужчин, ищущих "легкой добычи". Если подросток входит в компанию, в которой на секс смотрят как на символ успеха и делят людей на "посвященных" и "непосвященных", это может заставить его быть сексуально-активным только из желания соответствовать принятым в его обществе стандартам. Более того, есть основания говорить о своего рода тирании сексуальных ценностей: сверстники ожидают от подростка приобретения сексуального опыта в возможно более раннем возрасте и считают тех, кого не устраивает такое требование, несовременными, людьми второго сорта (Chilman, 1979;

Sarrel, Sarrel, 1979;

Burkhart, 1981). Отношение подростка к сексу, принятие им решений, касающихся сексуальных отношений, отражает степень индивидуальной психологической зрелости, личную систему ценностей, моральные соображения, страх перед опасностью нежелательных последствий и наличие увлечения или любви. Эти личностные характеристики нередко вступают в противоречие с требованиями, предъявляемыми средой сверстников, и их ограничивающий эффект в современном обществе, по-видимому, сильнее ощущается подростками-девочками, нежели мальчиками. Создается впечатление, что подростки, начавшие половую жизнь или вплотную приблизившиеся к этому, выше других ценят личную независимость, больше полагаются на друзей, чем на собственную семью, чаще употребляют наркотики и алкоголь и в большей степени склонны к участию в политических выступлениях по сравнению со своими сверстниками (lessor, Jessor, 1975;

I.L. Reiss, 1980). В стремлении освободиться от опеки родителей некоторые подростки используют секс как доказательство своей независимости и способности самостоятельно принимать решения. Такая свобода достается им нелегко: ведь подростки получают от старшего поколения наследство, отягощенное устойчивым двойным стандартом в отношении секса и глубоким чувством сексуальной вины. И хотя мнение о равенстве полов в настоящее время распространено очень широко, влияние старых представлений во многих отношениях ощущается еще достаточно сильно. Мужчина до сих пор рассматривается как инициатор сексуальных отношений. Если же эту роль берет на себя женщина, ее чаще всего считают "агрессивной" или "сексуально озабоченной". Подростки еще не в состоянии разрешить все противоречия, возникающие при сексуальном общении, страдают от информации и неосведомленности. Более того, они зачастую склонны подменять один круг проблем другим (Sarrel, Sarrel, 1979;

Burkhart, 1981).

Реакция родителей Хотя в целом взрослые приветствуют стремление подростков к самостоятельности и порой даже требуют от них взрослого поведения, на сексуальные отношения в большинстве случаев это требование не распространяется. Очевидно, что многих родителей пугает сексуальность их подрастающих детей и они пытаются повлиять на нее самыми нелогичными способами: запрещают сексуальное образование в школах ("нельзя забивать голову вредными мыслями"), ограничивают получение подростками информации о противозачаточных средствах ("надо, чтобы девушка страшилась беременности"), осуществляют надзор за тем, что читает подросток и какие смотрит фильмы ("в чистых умах не заводятся дурные мысли"), изобретают школьную форму ("умеренность подавляет похоть") либо делают вид, что подростковая сексуальность просто напросто не существует. К счастью не все родители придерживаются столь ханжеских взглядов на сексуальность подростков, некоторые из них относятся к этой проблеме гораздо более либерально. Есть родители, которые открыто обсуждают с детьми вопросы пола и даже помогают им в выборе противозачаточных средств. Более того, некоторые буквально толкают детей на приобретение сексуального опыта. Такое отношение можно объяснить желанием родителей заново пережить собственную юность, наблюдая за личной жизнью детей.

Важно сознавать, что половая активность подростков служит источником волнений для их родителей. Большинство тех, кто имеет дочерей, обеспокоены возможностью их нежелательной беременности, поскольку нет никакой гарантии, что противозачаточные средства будут употреблены ими правильно и в нужное время. Беспокоит родителей и возможность заражения болезнями, которые передаются половым путем. Кроме того, многие взрослые оказываются в двойственном положении: они искренне верят в необходимость соблюдения освященных традицией правил сексуального поведения, которые подростку кажутся непонятными, и в то же время не хотят выглядеть в глазах своих, детей чересчур строгими и старомодными. Интересно, что у некоторых родителей вызывает беспокойство, если их ребенок-подросток не проявляет интереса к сверстникам противоположного пола;

они рассматривают это как вероятный признак склонности к гомосексуализму. Большинство взрослых, каким бы ни был их собственный стиль половой жизни, стараются ограничить половую активность своих детей до женитьбы или замужества (I.L. Reiss, 1967, 1980). В результате такого отношения в тех случаях, когда родителям принадлежит основная роль в половом воспитании, у ребенка формируется более традиционная система сексуальных ценностей и возрастает вероятность сохранить девственность в подростковом возрасте (Lewis, 1973). Кроме того, последние исследования показали, что у подростка, привязанного к матери, повышается вероятность формирования взглядов на половые отношения и соответствующего поведения, которые свойственны матери (Weinstein, Thornton, 1989).

Особенности сексуального поведения Взгляд на особенности сексуального поведения во многом зависит от того, как интерпретируются данные различных исследований, которые проводились разными авторами в разное время с использованием различных методов сбора материала. Общее во всех обзорах, посвященных этой проблеме, - ссылка на результаты, полученные Кинзи и его сотрудниками, однако читателям следует помнить, что все эти данные сорокалетней давности.

Мастурбация Кинзи с соавторами (1953) установили выраженные различия частоты мастурбирования у мальчиков и девочек подросткового возраста. По их данным, 82% 15-летних мальчиков занимаются мастурбацией, завершающейся оргазмом;

среди девочек того же возраста эта цифра составляет 20%. Столь значительное различие сохранялось на протяжении всего остального периода развития подростков. В более позднем исследовании Соренсон (Sorenson, 1973) показал, что онанизмом занимаются 39% девочек и 58% мальчиков подросткового возраста;

среди 20-летних юношей и девушек эти цифры возрастают соответственно до 85 и 60% (Abramson, 1979;

Arafat, Cotton, 1974;

Hunt, 1975). Совсем недавно были опубликованы результаты опроса 580 женщин в возрасте от 18 до 30 лет, свидетельствующие о том, что более 3/4 из них мастурбировали будучи подростками (Kolodny, 1980). Следовательно, за последние десятилетия выявилась тенденция к увеличению частоты мастурбации у женщин. Несмотря на столь широкое распространение этого явления, чувство вины и тревоги не перестает терзать подростков, занимающихся онанизмом. Согласно Соренсону (Sorenson, 1973), такие отрицательные эмоции "иногда" или "часто" испытывают 57% девочек и 45% мальчиков подросткового возраста. Эти данные подтверждаются другими авторами (Abramson, Mosher, 1979;

Hass, 1979). С другой стороны, мастурбация удовлетворяет ряд существенных потребностей подростков: она ослабляет половое и психическое напряжение, служит безопасным способом сексуального экспериментирования, повышает степень уверенности при сексуальном общении, контролирует сексуальные импульсы, помогает преодолевать чувство одиночества, снимает общий стресс (Sorenson, 1973;

Clifford, 1978;

Barbach, 1980;

Kolodny, 1980). Взаимосвязь между чувствами вины и наслаждения хорошо отражена в следующих словах 19-летней студентки: "Я стала мастурбировать примерно с 14-летнего возраста. Этому меня научили одноклассницы из воскресной школы. Сначала ничего, кроме стыда, я не испытывала;

более того, я начала думать, что зря занимаюсь этим. Но однажды ночью, читая сексуальный роман, я стала потирать себя и внезапно испытала потрясающий оргазм. Это было полной неожиданностью, и с тех пор мастурбация стала доставлять мне удовольствие. Было приятно, что я могу испытывать такие ощущения, моя уверенность в себе неизмеримо возросла. Теперь у меня совершенно нет чувства вины по поводу того, что я мастурбирую, я занимаюсь этим, чтобы расслабиться или просто получить удовольствие". (Из картотеки авторов) Ласки (петтинг) Кинзи и соавторы понимали под ласками физический контакт между мужчиной и женщиной с целью достижения эротического возбуждения без полового акта. Многие специалисты несколько сужают это понятие, не относя к числу ласк поцелуи. Некоторые определяют ласки (петтинг) как сексуальные прикосновения "ниже талии", а поцелуи и объятия объединяют понятием "некинг" (от англ, neck - шея). Согласно данным, полученным группой Кинзи, к 15-летнему возрасту 39% девочек и 57% мальчиков уже вовлекались в такую форму сексуальной активности, как петтинг, а среди 18-летних юношей и девушек эта цифра возрастала до 80%. Тем не менее до 19-летнего возраста ласки завершались оргазмом только у 21% мальчиков и 15% девочек. По данным Соренсона (Sorenson, 1973), сексуальный опыт у 22% опрошенных подростков не распространялся дальше поцелуев, а 17% предавались более смелым ласкам в отсутствие полового сношения. Опросы, проведенные среди 60 студентов-первокурсников нескольких колледжей, показали, что еще в период обучения в школе 82% из них приобрели опыт взаимной стимуляции наружных половых органов. 40% опрошенных женщин и половина мужчин подтвердили возникновение оргазма в результате петтинга (Kolodny, 1980). Полученные данные следует рассматривать в контексте изменяющихся тенденций сексуального поведения подростков на протяжении двух последних десятилетий (Chilman, 1979;

Hass, 1979). Современные подростки приобщаются к сексу в той или иной форме в более раннем возрасте (Murstein, 1980). В известной мере это обусловлено широким распространением наркотиков, таких, например, как марихуана. Данные ряда исследований свидетельствуют о том, что подростки, употребляющие наркотики, имеют более богатый сексуальный опыт, нежели их сверстники, не употребляющие марихуану или другие наркотические средства (Sorenson, 1973;

Jessor, lessor, 1975, 1977;

Kolodny, 1981).

Орально-генитальный секс Отдельные исследования, проведенные в 70-80 гг. показали, что орально-генитальный секс со времен Кинзи стал более популярен среди подростков (табл. 9.1). Таблица 9.1 Частота орального секса у подростков по данным четырех исследований Мужчины, % Куннилингус Kinsey et al. (1953, 1958) Hass(1979)1 Young (1980) Newcomer, Udry (1985) Фелляция (минет) Kinsey et al. (1948, 1953) Hass(1979)1 Young (1980) Newcomer, Udry (1985) 23 33/54 58 44 12 31/41 31 32 8 31/56 51 50 14 34/59 41 41 Женщины, % (1) - Данные для 15-16 летних/17-18-летних подростков. Данные, полученные при опросе подростков Среднего Запада (средний возраст анкетируемых 16,3 года), свидетельствуют о том, что орально-генитальный секс практикуют 53% мальчиков и 42% девочек (Newcomer, Udry, 1985). Примечательно, что эта форма половой активности зарегистрирована у четверти мальчиков-девственников и у 16% девственниц. Следовательно, по крайней мере в отдельных случаях ее можно рассматривать как безопасную альтернативу половому акту (она безопасна в том смысле, что исключает возникновение беременности). Для некоторых подростков эта форма половой активности безопасна и в психологическом плане, поскольку позволяет сохранить девственность и одновременно обеспечивает возможность в высшей степени интимного полового контакта. 15-летняя девочка: "Я собиралась поддерживать с Биллом только дружеские отношения, но дело все-таки дошло до секса: в нас обоих пробудилась чувственность. Однако я была неготова отдаться ему. Я боялась забеременеть, чувствовала, что смогу не выдержать этого психологически и вообще не была уверена, что люблю Билла и хочу, чтобы он был моим первым мужчиной. Поэтому оральный секс представлялся мне хорошим выходом, хотя вначале я соглашалась на это только для того, чтобы доставить ему удовольствие". (Из картотеки авторов) Другие исследования подтверждают, что описанное выше весьма типично: многие девочки-подростки рассказывают, что прибегают к орально-ге-нитальному сексу только потому, что этого хочет партнер, хотя и не находят в этом ничего хорошего (а иногда испытывают даже не совсем приятные ощущения) (Delamater, MacCorquodale, 1979;

Hass, 1979;

Waterman, Chiuzzi, 1982). Многих мальчиков-подростков не очень привлекает куннилингус (оральная стимуляция женских гениталий), однако "мальчики довольно часто делают то, что им не нравится, чтобы получить то, что нравится" (Newcomer, Udry, 1985). В то же время некоторые подростки положительно относятся к орально-генитальному сексу и рассматривают его как средство установления в высшей степени интимных отношений с партнером и способ получить сексуальное удовольствие. Вот запись рассказа 17-летнего юноши: "Я начал делать это ради Салли, не ожидая получить никакого удовольствия, особенно после всех шуток на эту тему. Но дело приняло неожиданный оборот и мы стали заниматься этим всякий раз, когда приходило время секса". (Из картотеки авторов.) Половое сношение "Я потеряла девственность в 17 лет. У меня завязался роман с одним парнем, мне даже показалось, что я его люблю. Мы позволяли себе все что угодно, правда, никогда не доводили дело до конца, но однажды вечером это случилось. Мы ничего не планировали, не решали и не обсуждали: это произошло само по себе. Вначале я нервничала, но потом все пошло гладко. Мы стали заниматься этим по два или три раза в неделю и получали большое удовольствие. Я ни о чем не жалею". (Из картотеки авторов) "Первая моя попытка полового сношения относится к 16-летнему возрасту. Моя подружка была младше меня, но уже потеряла девственность. Я так нервничал, что не мог попасть куда следует, а когда она попыталась помочь мне, у меня уже не осталось сил. Мы начинали снова и снова на протяжении нескольких часов, но безуспешно. Я был в отчаянии. Через несколько дней мы предприняли новую попытку и все прошло превосходно. После этого я чувствовал себя великолепно, как будто и не было той первой неудачи". (Из картотеки авторов) "В первый раз все это было очень неприятно. Мой мальчик торопился и не знал, что делать, а потом все произошло так быстро, что можно сказать, закончилось, не успев начаться. "Что же в этом хорошего?" - думала я. После этого я несколько недель боялась, что заразилась венерической болезнью и видела плохие сны". (Из картотеки авторов) Как видно из приведенных рассказов, первое половое сношение может принести радость, удовольствие, чувство близости и удовлетворенности, но может послужить также источником дискомфорта, вызвать чувство разочарования или вины. Имеющиеся результаты исследований показывают, что возраст, в котором происходит первое половое сношение, на протяжении нескольких последних десятилетий снижался, особенно у девушек (табл. 9.2). Таблица 9.2 Доля молодых американских женщин, начавших половую жизнь до замужества (в процентах) Возраст, годы 13 Кинзи(1953) 1 Соренсон ( 1973) 9 Зелник, Кантнер (1971) (1979, 1980) 14 15 16 17 18 2 3 5 9 14 15 26 35 37 14 21 26 40 23 38 49 57 В 1953 г. Кинзи с соавторами сообщили, что среди 13- и 15-летних девочек только соответственно 1 и 3% не сохранили девственность. К 20-летнему возрасту эта цифра увеличилась до 20%. В отличие от этого Соренсон (Sorenson, 1973) установил, что девственность потеряла примерно треть девочек в возрасте 13-15 лет и 57% девушек в возрасте от 16 до 19 лет. По данным Джессора и Джессор (lessor, Jessor, 1975), среди опрошенных учениц десятых, одиннадцатых и двенадцатых классов девственность потеряли соответственно 26, 40 и 55%. В более позднем исследовании Зелника и Кантнера (Zelnik, Kantner, 1980) было установлено, что частота вступления в половое сношение среди молодых незамужних женщин в Америке в период с 1971 по 1979 гг. возросла почти на две трети. Возраст первого полового сношения у мальчиков-подростков за последние десятилетия существенно не изменился. Согласно сообщению Кинзи (Kinsey, Pomeroy, Martin, 1948), в 1948 г. 15% 13-летних и 39% 15-летних мальчиков не были девственниками. К 20-летнему возрасту эта цифра увеличивалась до 73%. Соренсон в 1973 г. (Sorenson, 1973) обнаружил, что половые связи имели 44% мальчиков в возрасте 13-15 лет и 72% 16-19-летних подростков. По данным Зелника и Кантнера (Zelnik, Kantner, 1980) 56% не состоявших в браке 17-летних мужчин и 78% мужчин того же статуса в возрасте 19 лет не были девственниками. Исследование, проведенное в отличающихся по расовой принадлежности группах населения крупных городов на северо-востоке США, показало, что чернокожие подростки становятся сексуально активными в более раннем возрасте по сравнению со своими белыми сверстниками (Finkel, Finkel, 1975). Эти сведения были подтверждены другими авторами (Zelnik, Kantner, 1980). Мальчики в подростковом возрасте охотнее сообщают, что ведут половую жизнь, чем девочки-подростки (Bigler, 1989). Такое положение вещей сохраняется на протяжении десятилетий, несмотря на то, что разрыв между полами по частоте половых контактов с начала 60-х годов значительно сократился. И все же мужчины и женщины по-разному смотрят на первое половое сношение. В одной из недавно опубликованных статей об этом говорится следующим образом: "Хотя и те и другие в равной степени нервничают в связи с первым половым актом, девушек, по-видимому, больше беспокоит, правильно ли они поступают, а мальчиков - правильно ли они действуют" (Фонд защиты детей, Children's Defense Fund, 1988). Кроме того, для девушки мотивацией вступления в половую связь обычно служит стремление обрести или укрепить привязанность мужчины, а также гарантировать выполнение последним сопутствующих обязательств, тогда как юноши в большей степени руководствуются стремлением к сексуальному успеху и физическому наслаждению (Carroll, Volk, Hyde, 1985;

Gagnon, 1989). Следует отметить еще два произошедших с течением времени изменения в сексуальном поведении подростков. Одно состоит в явном сдвиге типа связи, которая приводит к потере девственности мальчиком. В период, когда Кинзи проводил свои исследования, мальчики, как правило, получали первый сексуальный опыт от проституток (Kinsey et al., 1948);

в настоящее время это случается довольно редко. Другое заметное изменение по сравнению с прошлыми временами состоит в том, что нынешнюю половую активность подростков нельзя считать "предшествующей браку". "Половые отношения до брака, которые теперь стали обыденным явлением, редко бывают связаны с последующим в скором будущем замужеством или женитьбой. Если, к примеру, первый половой контакт подростков имеет место в возрасте 15-16 лет, а в брак они вступают, когда им за двадцать (причем в промежутке между этими событиями неоднократно меняют половых партнеров), первый сексуальный опыт следует рассматривать как самоцель, как событие, не имеющее никакого отношения к поиску спутника жизни" (Gagnon, 1989). Формы взаимоотношений, обычные между подростками и их половыми партнерами, представлены в табл. 9.3. Было бы, однако, ошибкой считать тенденцию к более раннему началу половой жизни признаком неразборчивости подростков, поскольку у большинства из них одновременно имеется лишь один половой партнер. Многие потерявшие девственность подростки лишь время от времени имеют новые половые контакты (Shah, Zelnik, 1980). У некоторых подростков интерес к ним значительно ослабевает, как только спадает завеса таинственности, особенно если начало половой жизни не было связано с любовными переживаниями, а рассматривалось всего лишь как эксперимент. В результате на протяжении длительного периода они могут не иметь новых половых сношений или последние бывают редки. Некоторые подростки при этом ждут встречи с человеком, соответствующим их идеалу. Более регулярную половую жизнь ведут молодые люди, долгое время сохраняющие влюбленность друг в друга. Таблица 9.3 Распределение подростков (женщин в возрасте 15-19 лет и мужчин в возрасте 17-21 года) по типу отношений с первым половым партнером в зависимости от расовой принадлежности (в %) Тип отношений Помолвка Устойчивая связь Свидания Дружба Недавнее знакомство Всего Женщины: всего (936) 9,3 55,2 24,4 6,7 4,4 100,0 белые (478) 9,6 57,6 22,2 6,0 4,6 100,0 черные (458) 8,2 46,5 32,6 9,4 3,3 100,0 Мужчины: всего (670) 0,6 36,5 20,0 33,7 9,3 100,0 белые (396) 0,5 39,2 20,2 30,2 9,9 100,0 черные (274) 1,0 21,9 19,0 5,7 5,7 100, Перепечатано с разрешения из Family Planning Perspectives, v. 15, № 2,1983.

На протяжении последнего десятилетия стало очевидным, что среди подростков, имеющих опыт половой жизни, можно выделить группу, "несчастных, разочарованных и неудовлетворенных своими сексуальными отношениями". По мнению Колодни и сотр. (Kolodny et al., 1984), такие чувства испытывают до 30% всех подростков, ведущих половую жизнь. Некоторые из них имеют чрезмерно преувеличенное представление о том, что "должен" давать секс, и чувствуют себя неполноценными, когда реальный акт не вызывает потрясения и не приводит в экстаз. Часть подростков этой группы страдает половыми расстройствами, которые исключают наслаждение сексом, а другие получают удовольствие в начале половой жизни, но когда секс становится доминирующим компонентом отношений с партнером ("Теперь ему не надо ничего другого") или когда отношения прерываются и подросток чувствует, что им просто манипулировали или использовали в корыстных целях, он может испытать сильное разочарование. Большинство таких "несчастных" в качестве средства выхода из сложившейся ситуации избирают половое воздержание, надеясь, что с возрастом (или когда встретится достойный человек) положение изменится. Другие продолжают половую жизнь, не испытывая от нее большого удовлетворения.

Гомосексуальные отношения Исследования Кинзи показали, что многие мужчины в подростковом возрасте по меньшей мере однажды вступают в гомосексуальные отношения. Среди девочек-подростков такие отношения распространены в гораздо меньшей степени. В последнее время наметилось некоторое снижение частоты гомосексуальных контактов среди подростков. По данным Соренсона (Sorenson, 1973), они имеют место только у 5% мальчиков в возрасте 13-15 лет и у 17% в возрасте 16-19 лет. 6% опрошенных этим автором девочек-подростков по меньшей мере однажды вступали в гомосексуальные отношения. По данным Хасса (Hass, 1979), 11% девочек и 14% мальчиков-подростков по крайней мере один раз имели сексуальные отношения с лицом одноименного пола, однако эти цифры представляются заниженными, так как многие опрошенные не рассматривали такие детские "игры" в качестве полового акта. Следует иметь в виду, что отдельные случаи сексуального общения между подростками одного пола необязательно перерастают в "гомосексуализм". Большинство подростков, вовлекавшихся в такого рода контакты, не считают себя гомосексуалами и, становясь взрослыми, не приобретают гомосексуальной ориентации. Тем не менее у некоторых подростков развивается чувство вины или состояние неуравновешенности в связи с однократным эпизодом сексуальной связи с лицом своего пола;

иногда это приводит к душевному смятению. Подростки, чувствующие в себе гомосексуальные наклонности и не желающие становиться гомосексуалами, могут вести себя по-разному. Некоторые стараются подтвердить нормальную половую ориентацию, вступая в сексуальные отношения с лицами противоположного пола. Другие пытаются либо вообще устраниться от половых контактов, либо рассматривают свои гомосексуальные влечения как временные, и надеются на их исчезновение с возрастом. Наконец, отдельные подростки обращаются к врачу. Есть подростки, которые интуитивно "чувствуют" свою гомосексуальную направленность и преодолевают испытываемый в связи с этим дискомфорт, общаясь с гомосексуалами, читая соответствующую литературу, т.е. принимая гомосексуальность как положительное явление. В гл. 16 говорится о том, что эти лица сталкиваются с известными трудностями из-за нынешнего отношения в обществе к гомосексуалам, поэтому до поры до времени или вообще никогда не рассказывают о своих сексуальных наклонностях родственникам или друзьям. Очевидно, что ощущение себя гомосексуалом затрудняет нормальное психосексуальное развитие подростка. "Не существует никаких инструкций или правил, которыми мог бы руководствоваться подросток с такими проблемами. Более того, его мучают неосведомленность, страх и стыд. Половое развитие подростков с гомосексуальными или лесбиянскими наклонностями в значительной степени зависит от приобретаемого опыта, а за ошибки они расплачиваются смертельными болезнями, общественным порицанием и бойкотом. Формирование устойчивой гомосексуальной ориентации в таких условиях служит доказательством стойкости подростка" (Remafedi, 1989). Возможно, по этой причине в подростковом возрасте сексуальные отношения с лицами одноименного пола зачастую носят нерегулярный характер и гомосексуальные наклонности не проявляются в полной мере, а регулярная половая жизнь по гомосексуальному типу начинается лишь к 20 годам или несколько позднее (Gagnon, 1989). Подростки, которые не скрывают своей гомосексуальной ориентации, часто испытывают враждебное отношение и со стороны сверстников и сталкиваются с проявлением гомофобии (ненависти к гомосексуалистам) (Martin, Hetrick, 1988).

Последствия сексуальной активности Большинство авторов, изучавших последствия сексуальной активности у подростков, концентрировали внимание на случаях непредвиденной беременности. Социальные и психологические последствия раннего начала половой жизни изучены значительно слабее. Одно из последних исследований проливает свет на эту проблему благодаря анализу материалов анкетирования учащихся городских школ шт. Флорида в 1980-1982 гг. (Billy et al., 1988). В 1980 г. были опрошены 1405 учеников 7-9 классов в возрасте от 11 до 17 лет (в среднем 14,1). Спустя 2 года был проведен повторный опрос 1182 подростков (82% от первоначального числа), которые к этому времени перешли в девятые, десятые и одиннадцатые классы (средний возраст 15,9 лет). Авторы сделали следующие выводы относительно ближайших последствий раннего вовлечения подростков в сексуальные отношения: 1. Вопреки опасениям многих взрослых людей, секс в подростковом возрасте не приводит к существенным изменениям социально-психологического состояния детей. 2. Влияние ранней половой активности на взгляды и поведение в более зрелом возрасте у чернокожих подростков в целом выражено слабее, нежели у их белых сверстников. Особенно неблагоприятно она сказывается на успеваемости мальчиков белой расы и отношении к посещению занятий у белых девочек. (Причины этих различий неизвестны.) 3. Независимо от расовой принадлежности ранняя сексуальная активность способствует формированию более положительного отношения к вопросам пола. Заслуживают обсуждения и биологические аспекты этой проблемы. Сексуальная активность подростков имеет биологические последствия даже в отсутствие непредвиденной беременности. Самым существенным среди таких последствий является опасность инфекции, передаваемой половым путем, поскольку в случае несвоевременного обнаружения болезни или ее неправильного лечения возможны нарушение детородной функции и стойкое ухудшение здоровья (см. гл. 19). Данные о резком увеличении частоты заболеваний, передаваемых половым путем, на протяжении двух последних десятилетий вызывают особую тревогу из-за распространенного среди подростков отношения к этому аспекту половой жизни, которое можно выразить словами: "со мной этого не случится". Между тем, почти 2,5 млн. подростков ежегодно заражаются такими болезнями (Baldwin, 1988). Несомненно, что в эпоху СПИДа чрезвычайно важно всегда помнить об опасности, связанной с половыми отношениями, хотя нет никаких доказательств, что осведомленность в этом вопросе заставляет подростков существенно изменить половое поведение (Masters, Johnson, Kolodny, 1988;

Bigler, 1989). Помимо всего прочего, твердо установлено, что ранние беспорядоченные половые связи служат фактором риска рака шейки матки в отдаленном будущем (Raymond, 1987;

Layde, 1989). Если не считать вышеуказанных опасностей, добровольное вступление подростков в половую жизнь, по-видимому, не представляет серьезной угрозы для их индивидуальности или эмоционального состояния, при условии что добрачные пары регулярно и правильно пользуются противозачаточными средствами. Как пишет один из авторов, "сексуальная активность как составная часть попыток установить близкие отношения с отзывчивым и надежным сверстником обычно не имеет отрицательных последствий для среднестатистического подростка" (Dryer, 1982). В то же время не все подростки добровольно вовлекаются в сексуальные отношения. В случае принуждения к этому виду активности подросток может получить долго сохраняющуюся психическую травму.

Наркотики, алкоголь и сексуальная активность подростков На протяжении многих лет исследователи пытаются получить ответ на вопрос, как влияет на половую активность подростков употребление ими наркотиков и алкоголя. Есть указания на то, что и наркотики, и алкоголь ведут к более раннему началу половой жизни (Jessor, lessor, 1977;

Ensminger, 1987), однако на самом деле ситуация гораздо сложнее. Участники одного из последних общенациональных исследований пришли к выводу, что подростки, рано пристрастившиеся к марихуане или алкоголю, с большей вероятностью нежели их сверстники, не использующие наркотики и спиртное, начнут половую жизнь. В то же время было показано, что среди подростков до 16 лет, начавших употреблять марихуану и алкоголь, в течение последующего года большинство остаются девственниками (Mott, Haurin, 1988). Этот явный парадокс объясняется следующим образом. Хотя число подростков, которые стали употреблять алкоголь и марихуану, не достигнув 16-летнего возраста, а затем в течение следующего года начали вести активную половую жизнь, невелико: их относительная доля больше, чем доля подростков того же возраста, которые не употребляют спиртное и наркотики и теряют девственность на протяжении того же периода. Рассматривая связь между сексуальностью подростков и употреблением ими наркотиков и спиртного под иным углом зрения, приходят к выводу, что подростки, раньше других проявляющие сексуальную активность, как правило, начинают употреблять спиртное и наркотики в следующем после первого полового контакта году (особенно это относится к женщинам) (Mott, Haurin, 1988). Общенациональное обследование подростков - масштабное продольное исследование репрезентативной выборки, также позволило получить данные об употреблении наркотиков и сексуальной активности этой группы населения. В 1976 г. у 71% юношей и 52% девушек, употребляющих разнообразные наркотические средства, была зарегистрирована сексуальная активность (по сравнению с 10% юношей и 3% девушек, которые не пользовались наркотиками). Аналогичные различия сохранялись в 1980 г., хотя интерпретация соответствующих показателей была затруднена тем, что опрошенные (те же лица, что в 1976 г.) повзрослели (Elliot, Morse, 1989). Кроме того, прослеживалась относительно четкая временная зависимость: первые опыты употребления запрещенных препаратов обычно предшествовали началу половой жизни. Число девушек, начавших использовать наркотики до первого полового контакта, было в 5 раз больше числа подростков того же пола, у которых имела место обратная последовательность этих событий. Среди анкетированных юношей число начавших употреблять наркотики, пока они оставались девственниками, было в 2,25 раза больше, чем число тех, кто имел первый половой контакт до начала использования запрещенных наркотических препаратов (Elliott, Morse, 1989). В последнее время особенно широкое распространение среди подростков получил крэк (высокоактивная форма кокаина). Торговля крэком часто осуществляется на бартерной основе: в обмен на секс;

это обстоятельство способствует распространению в школьной среде болезней, передаваемых половым путем (Goldsmith, 1988;

Fullilove et al., 1990). Заслуживают обсуждения несколько важных в практическом плане гипотез. Одна из них (Jessor, Jessor, 1977) постулирует существование у некоторых подростков "предрасположенности к переменам" - психологической особенности, отражающей готовность изменить свой статус в процессе развития (например, готовность подростка экспериментировать с наркотическими средствами или начинать активную сексуальную жизнь). Разумеется, психологическая готовность формируется не в безвоздушном пространстве;

кроме того, она отчасти зависит от индивидуальных особенностей подростка. Лишенные такой предрасположенности "обыкновенные" подростки, верящие в бога и старающиеся хорошо учиться, в меньшей степени склонны ко всякого рода экспериментам, в частности употреблению наркотиков и сексуальной активности. Большое влияние на "предрасположенность к переменам" оказывает окружение подростка, особенно поведение его близких друзей. Следует отметить, что несмотря на явную связь между употреблением подростками наркотиков и сексуальным экспериментированием, большинство сексуально активных мальчиков и девочек не злоупотребляют этими средствами и у них не развивается зависимость (хотя, вероятно, они гораздо чаще употребляют спиртное, чем их сексуально неактивные сверстники). Было бы поэтому ошибкой считать, что употребление подростками наркотиков в прямом смысле слова "вызывает" у них проявления сексуальной активности. В то же время очевидно, что наркотики и алкоголь снижают порог чувствительности для проявлений сексуальности;

более того, некоторые подростки именно с этой целью используют указанные средства. К употреблению спиртного и наркотиков часто прибегают из-за их пресловутой "способности усиливать половое чувство", хотя на самом деле такая способность существует лишь в воображении подростка, а не заложена в химической структуре используемого вещества (более подробно этот вопрос обсуждается в гл. 22). Наконец, небесполезно помнить, что проявления специфического поведения имеют место в разных жизненных обстоятельствах. Например, потеря невинности по-разному воспринимается в 13 и в 19 лет. Существует множество личностных и межличностных факторов, которые без сомнения оказывают значительно большее влияние на сексуальное поведение подростков, чем наркотики и алкоголь.

Несмотря на многочисленные кампании, призванные научить подростков говорить "нет" одновременно наркотикам и сексу, в реальной жизни наше общество до самого последнего времени рисовало наркотики и спиртное в самом привлекательном, возбуждающем сексуальную активность виде. Марихуану и кокаин нередко представляли в качестве изощренных возбуждающих средств, используемых профессиональными спортсменами и голливудскими звездами. Неудивительно, что на этом фоне природные любопытство и стремление к независимости подростков, усиленные особенно ощутимым в этом возрасте влиянием сверстников, приближают некоторых из них к употреблению наркотиков с одновременным вовлечением в половые отношения, поскольку они считают это атрибутами "взрослого поведения".

Непредвиденная беременность у подростков Ежегодно среди американских подростков регистрируется более миллиона случаев беременности или один случай каждые 35 с. Поскольку речь, как правило, идет о непредвиденной и нежелательной беременности, неудивительно, что зачастую ей сопутствуют серьезные психологические, экономические и медицинские проблемы. Масштабы этой "эпидемии" можно оценить на основании результатов статистических исследований (Alan Guttmacher Instutute, 1981;

Zelnik, Kantner, Ford, 1981;

Trussel, 1988;

Henshaw, Van Vort, 1989). Ежегодно в Соединенных Штатах среди девочек моложе 15 лет регистрируется 30 000 случаев беременности. Ежегодно беременность отмечается у одной из каждых 12 молодых незамужних американок, примерно у половины из них беременность завершается родами. Менее половины девочек-подростков применяют противозачаточные средства при первом половом сношении;

неудивительно поэтому, что половина всех первых беременностей приходится на первые 6 мес с начала половой жизни. Ежегодно у 400 000 американских подростков производится аборт, что составляет треть всех производимых в стране абортов. Шесть из 10 американок, у которых в возрасте до 17 лет родился ребенок, снова беременеют, не достигнув 19-летнего возраста. Уровень рождаемости в популяции американских подростков существенно превышает соответствующий показатель в других странах западного полушария;

он вдвое превосходит аналогичную величину в Швеции и в 17 раз выше, чем в Японии (рис. 9.1). Четыре из каждых 10 девочек, которым к настоящему времени исполнилось 14 лет, забеременеют, не достигнув зрелого возраста.

Рис. 9.1 Число родов на 1000 женщин моложе 20 лет в отдельных странах (середина-конец 1970-х годов) В США ежегодно рожают примерно 5% подростков. В процентном отношении матерями в США становится больше подростков, чем в любой другой развитой стране, за исключением Чехословакии, Восточной Германии, Югославии, Румынии, Венгрии и Болгарии. В Соединенных Штатах беременеют примерно 18% живущих половой жизнью подростков в возрасте от 15 до 19 лет, причем среди афроамериканок этот показатель значительно выше, чем среди белых (Maciak et al., 1987). В 1983 г. частота беременности составляла 181 случай на 1000 живущих половой жизнью молодых женщин, тогда как рождаемость (число живых новорожденных на 1000 таких женщин) равнялась 108. В остальных случаях производился аборт. В 1985 г. беременность была зарегистрирована более чем у миллиона подростков (Henshaw, Van Vart, 1989). Из них более полумиллиона закончились родоразрешением живыми младенцами;

свыше 400 000 случаев завершились абортами (остальное приходится на выкидыши и мертворождения). Хотя после 1970 г. уровень рождаемости среди сексуально активных подростков значительно понизился, основная часть этого уменьшения обусловлена легализацией абортов в 1973 г. (Lewin, 1988).

Подростки-матери Мать-школьница делает уроки во время кормления ребенка. Приведенные статистические данные иллюстрируют высокую частоту непредвиденной беременности среди подростков, однако, чтобы понять всю серьезность проблемы, придется рассмотреть некоторые дополнительные аспекты последствий беременности у женщин подросткового возраста. Прежде всего, беременность у подростков создает тем более высокий риск для здоровья, чем они моложе (он особенно значителен для 13-16летних). В частности, дети, рожденные женщинами этой возрастной группы, имеют низкую массу при рождении и почти вдвое чаще умирают в младенчестве, чем дети 20-30-летних женщин (Smith, Mumford, 1980;

McCormick, Shapiro, Starfield, 1981). Кроме того, беременность у подростков сопровождается более высокой частотой клинических осложнений, включая выкидыш, токсикоз и кровотечения, а также повышенным уровнем материнской смертности по сравнению с женщинами в возрасте от 20 до 30 лет (Fielding, 1978). Возможно, еще большую тревогу нежели медицинские аспекты проблемы должны вызывать социально-экономические последствия непредвиденной беременности в подростковом возрасте. В настоящее время законом запрещено исключать из школы беременных учениц или молодых матерей, однако в недалеком прошлом многие такие учащиеся оставляли школу, причем навсегда (Bolton, 1980;

Firstenberg, Menken, Lincoln, 1981;

McGee, 1982). Женщинам этой группы было гораздо труднее, чем их сверстникам зарегистрироваться на бирже труда или устроиться на постоянную работу (McCarthy, Radish, 1982). Неудивительно поэтому, что такие матери чаще нуждаются в материальной поддержке государства (Мооге etal., 1979;

Alan Guttmacher Institute, 1981, McGee, 1989). Можно, однако, и по-иному взглянуть на эту ситуацию. Имеются данные о том, что плохо успевающие девочки и выходцы из бедных семей чаще становятся матерями в школьные годы (Lewin, 1988). Создается в известном смысле порочный круг: низкий уровень академической подготовки и бедность делают более вероятной раннюю беременность, а уход из школы значительно ухудшает перспективы молодых матерей.

К счастью, однако, в настоящее время большинство матерей-школьниц успешно завершают образование, несмотря на все препятствия, стоящие на их пути (в отличие от ситуации, имевшей место еще 10 лет назад) (Upchurch, McCarthy, 1989). Помимо всего прочего забеременевшие незамужние женщины подросткового возраста оказываются перед мучительным выбором. Чаще всего они не имеют ни моральной, ни материальной поддержки от отца ребенка. Поэтому им приходится решать: рожать или делать аборт. Решившись на роды, молодая мать снова должна делать выбор: самой растить ребенка или отдать его приемным родителям. Последний путь в настоящее время считают приемлемым не более 5% оказавшихся в подобном положении незамужних женщин (McGee, 1982;

Henshaw, Van Vort, 1989). Иногда отец ребенка или родители молодой матери настаивают на выборе, который ее не устраивает, что создает дополнительные трудности и напряженность. Вот как описывает эту ситуацию 17-летняя женщина: "Когда я обнаружила, что беременна, мой друг захотел, чтобы мы поженились и имели ребенка. У меня не было никакого желания выходить за него замуж и повесит себе на шею ребенка в 18 лет, поэтому я отказалась. Но его родители наняли адвоката и попытались помешать мне сделать аборт, после чего моя жизнь превратилась в сплошной кошмар. К счастью, я все же сделала аборт и избавилась от своего так называемого жениха. На будущий год я поступила в университет, вместо того чтобы нянчиться с ребенком". (Из картотеки авторов) Беременность в подростковом возрасте довольно часто приводит к незапланированному замужеству. К сожалению, такие браки чаше других заканчиваются разводом, а риск самоубийства среди молодых женщин, оказавшихся в этой ситуации, значительно выше, чем в общей популяции (Cvetkovitch et al., 1975;

Bolton, 1980;

Furstenberg, Menken, Lincoln, 1981).

Подростки-отцы До недавнего времени мы очень мало знали об отцовстве в подростковом возрасте и о том, какие юноши чаще всего становятся отцами. Благодаря исследованиям, проводившимся в последние годы, этот пробел постепенно заполняется. В 1980 г.Хансен, Моррисон и Гинзбург отобрали группу десятиклассников из 1100 школ в различных регионах Соединенных Штатов. Работа с этой выборкой продолжалась в течение нескольких лет. Повторные опросы проводили в 1982 и 1984 гг. Сравнение подростков, ставших отцами, и лиц контрольной группы позволило сделать вывод о наличии трех основных прогностических показателей отцовства в подростковом возрасте: 1) принадлежность к черной расе, которая ассоциируется с повышенной вероятностью отцовства даже при должном учете социально-экономических факторов;

2) уверенность в себе, повышающая вероятность отцовства подростка на 50%;

3) нетрадиционное отношение к внебрачному деторождению. Указанные авторы подметили также, что частота отцовства в подростковом возрасте не зависит от того, прошел юноша курс полового воспитания в школе или нет (Hanson, Morrison, Ginsburg, 1989). Эти данные согласуются с результатами других исследований и подтверждают, что принадлежность к черной расе повышает вероятность отцовства в подростковом возрасте (Michal, Tuma, 1985;

Marsiglio, 1987).

Расовые различия, выявленные не только в цитированных, но и в других исследованиях, поднимают сложный вопрос об отношении к подростковой беременности и раннему деторождению среди афроамериканцев. По данным Марсильо (Marsiglio, 1987), американские подростки-негры вдвое чаще, чем юноши латиноамериканского происхождения и примерно вчетверо чаще, чем белые становятся отцами до вступления в брак. Более того, темнокожие подростки значительно реже, чем белые или латиноамериканцы пользуются противозачаточными средствами при первом половом акте (Sonnenstun, Pleck, Ku, 1989, табл. 5). Подробное обсуждение этого вопроса выходит за рамки настоящей работы, однако следует отметить, что, по мнению некоторых специалистов, экономические условия, в которых живет большинство афроамериканцев, порождают среди подростков пессимистические настроения относительно перспектив получения образования и работы, что в свою очередь приводит к мысли о допустимости и даже фатальной неизбежности раннего отцовства (Hanson, Morrison, Ginsburg, 1989). О более приемлемом отношении к раннему отцовству у чернокожих подростков по сравнению с их белыми одноклассниками сообщают и другие авторы (Haggstrom et al., 1981). Однако вопреки устоявшимся мифам, убедительных данных, свидетельствующих о слабой сексуальной и социальной ответственности, присущей юношам-афроамериканцам, нет. В обществе существуют представления о юном отце: принято считать, что это легкомысленный, похотливый подросток, не желающий принять на себя материальную и моральную ответственность за ребенка. Новейшие исследования показывают, что этот малопривлекательный портрет весьма далек от оригинала. Напротив, многие юные отцы вовсе не желают бросать своего ребенка, пытаются участвовать в его воспитании и оказывать материальную поддержку. Сведения по этой проблеме, полученные в 80-е гг., были обобщены в книге под названием "Отцы-подростки" (Robinson, 1988). В ней приводятся характерные, как тогда казалось, черты этих юношей: 1. Миф о чересчур много знающем подростке. Юноша, рано ставший отцом, больше знает о сексе, чем его сверстники;

он сексуально опытнее их. Реальность. Несмотря на то что подростки-отцы действительно обнаруживают склонность к более раннему, чем у их сверстников, началу половой жизни, их знания в вопросах секса относительно ограничены, особенно в том, что касается применения противозачаточных средств. 2. Миф о донжуанстве. Подростки, рано становящиеся отцами, охотятся за ничего не подозревающими невинными девушками, добиваясь своего мягким обращением, лестью и обманом;

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.