WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«Доклад о человеческом развитии в Центральной Азии В будущее без барьеров: Региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности В будущее без барьеров: ...»

-- [ Страница 3 ] --

ме. В Узбекистане, по мнению респондентов, возникло больше всего проблем, связанных с границей. С провозглашением независимости странами региона появились опасения по поводу вероятности приграничных национальных конфликтов. К чести новых руководителей республик, никаких серьезных конфликтов на этой почве не возникло. Однако, по некоторым данным, вероятность приграничных конфликтов на локальном уровне довольно высока (см. Вставку 2.5). И хотя последствия политической, экономической и социальной дезинтеграции были сходными по всему бывшему Советскому Союзу, в Центральной Азии они оказались во многих отношениях более глубокими. Это связано с отсутствием выхода к морю, бедностью, политическими условиями, слабостью государственных институтов, а также с тем, что советская интеграция была здесь более искусственной, чем в других частях империи. Нет более наглядного примера недальновидности центрального планирования, чем уничтожение Аральского моря из-за развития огромной и неэффективной региональной системы водораспределения и ирригации. Результатом политических изменений стали гражданская война в Таджикистане и беспоряд Хотя последствия политической, экономической и социальной дезинтеграции были сходными по всему бывшему Советскому Союзу, в Центральной Азии они оказались более глубокими Вставка 2. Локальные приграничные конфликты Недавние исследования 66 случаев конфликтов на локальном уровне в пяти странах Центральной Азии выявили высокую распространенность конфликтов между населением приграничных районов соседних государств. Из 25 случаев подобных конфликтов шесть произошли из-за споров по поводу общих водных ресурсов, два – из-за земли, 10 были связаны с проблемами торговцев и обычных граждан, желающих пересечь границу, а семь произошли с мигрантами из других стран. В каждом случае проблемы начались после распада Советского Союза, в результате того, что новые границы разделили население, препятствовали торговле, а новое распределение водных и земельных ресурсов воспринималось как несправедливое или не способствующее их дальнейшему совместному использованию и вынуждало людей оставлять традиционные места проживания. В большинстве случаев население приграничных районов приходило к выводу, что местные и национальные власти, не говоря уже о властях соседних стран, обращали недостаточно или никакого внимания на жалобы простых людей. В результате причины для конфликтов продолжают расти из года в год. В одном из случаев решению систематических проблем, связанных с доступом к кыргызскому анклаву Барак в Узбекистане, способствовало только личное вмешательство кыргызского президента, после того как он посетил район.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Несмотря на различия по площади, численности населения и экономической мощи, страны региона обладают рядом общих характеристик ки в других странах Центральной Азии. Страх потерять политический контроль и мнимые угрозы безопасности внесли свой вклад в появление жестко контролируемых границ и правительств с различной степенью авторитаризма. В следующем разделе рассматриваются тенденции в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности, к которым это привело.

горная страна с незначительными природными ресурсами, за исключением водных ресурсов, гидроэнергетики и некоторого количества золота, что дает примерно 5% регионального ВВП. Таджикистан в основном похож на Кыргызстан с точки зрения ресурсов и размера, хотя он даже еще беднее и более изолирован. Несмотря на различия по площади, численности населения и экономической мощи, страны региона обладают рядом общих характеристик, включая советское наследие, трудности в доступе к мировым рынкам (см. Главу 3), экологические проблемы (см. Главу 4), значительную подверженность стихийным бедствиям и антропогенным угрозам (см. Главу 5), ухудшающуюся систему социального обеспечения (см. Главу 6), а также сложную политическую ситуацию и проблемы управления (см. Главу 7).

Тенденции в области человеческого развития в период с 1990 г.

Неоднородный регион Несмотря на то что страны Центральной Азии географически представляют собой единый и исторически взаимосвязанный регион, они очень неоднородны. Уникальная география Центральной Азии – бесплодные пустыни, обширные степи и огромные энергетические ресурсы в одной стране и высокие горы и огромные водные запасы в другой – одна из причин различий между государствами региона. Другая – в различии по размеру территории, численности населения и уровню дохода (см. Таблицу 2.2). Казахстан обладает наибольшей площадью и наименьшей плотностью населения, на него приходится примерно 51% суммарного регионального ВВП, большая часть которого страна получает благодаря крупным запасам нефти. В Узбекистане самая большая численность населения – 26 млн. его жителей составляют 45% всего населения региона. Кыргызстан и Туркменистан имеют почти одинаковое население – примерно по 5 млн. человек;

однако на этом сходство заканчивается. Туркменистан – пустынная страна с крупными энергетическими запасами, особенно запасами природного газа, который дает 16% регионального ВВП. Кыргызстан – небольшая Показатели человеческого развития В политическом, экономическом и социальном плане переходный период в Центральной Азии заметно отразился на обеспечении человеческой безопасности и человеческом развитии. Поскольку Центральная Азия была беднейшим и самым уязвимым регионом Советского Союза, последствия распада, по всей видимости, повлияли на население намного глубже, чем где бы то ни было. Начиная с 1989 – 1990-х гг. в результате экономического спада, сопровождавшего переходный период, ожидания людей на улучшения экономических и социальных условий не оправдались (см. Вставку 2.6). В начальный период независимости с (1991 – 1995 гг.) экономические и социальные показатели всех центральноазиатских стран значительно снизились. Возрос уровень бедности и безработицы, а общее валовое производство, расходы на социальные нужды и образование сократились. В результате очень разных экономических и социально-политических решений условия человеческого развития в этих государствах стали значительно различаться.

Возрос уровень бедности и безработицы, а общее валовое производство, расходы на социальные нужды и образование сократились Таблица 2.2 Региональные показатели (2003 г.) Население Плотность ВНД, ППС ВНД, ППС Площадь (млн.) населения (на (тыс. кв. км) (млрд. на душу населения кв. км) долл. США) (в долл. США) Казахстан 14,9 6 2 725 93 6 280 5,1 26 200 9 1 690 Кыргызстан 6,3 45 143 7 1 040 Таджикистан Туркменистан 4,9 10 488 29 5 860 26,5 61 447 44 1 720 Узбекистан Примечание: ВНД = Валовой национальный доход, ППС – паритет покупательной способности. Источник: World Bank 2005f.

Вызовы и задачи Центральной Азии в региональном контексте Вставка 2. Неоправданные ожидания в Кыргызстане «Когда были распущены колхозы, мы думали, что всё будет хорошо. Мы сможем стать хозяевами своей земли, получать хорошую прибыль и стать богатыми. Вышло всё наоборот. Оказалось, что мы привыкли, что за нас ктото решал все проблемы. Когда мы столкнулись с ними, то поняли, что не были готовы к новому образу жизни. Раньше работа, зарплата и цены были стабильными. В магазинах всё было. Когда пришла так называемая «рыночная» экономика, она разрушила всё старое. Результатом стала бедность.» Термирбек, колхозник из Таш-Булака в Кыргызстане Источник: Narayan and Petesch 2002.

место ниже, чем в 1992 г. Казахстан традиционно занимает самое высокое место среди стран Центральной Азии по показателю ИЧР, но все равно значительно отстает от центральноевропейских стран и России (см. Таблицу 2.3). Таджикистан занимал самое последнее место среди стран СНГ и Центральной Азии, но благодаря относительно высоким достижениям в образовании и здравоохранении – значительно более высокое место по сравнению с беднейшими развивающимися странами, чем при сравнении только на основании дохода на душу населения. Конкретные тенденции в области демографии, здравоохранения, образования и уровня жизни рассматриваются в следующих разделах. Одна из самых серьезных проблем, с которой сталкивается любой анализ тенденций экономического развития, человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности в Центральной Азии, в т. ч. составление ИЧР, – плохое качество статистических данных. Многие данные в области экономики и человеческого развития чрезвычайно ненадежны (см. Вставку 2.7). Данные, представленные в этом отчете, нужно использовать с большой осторожностью. Таким образом, именно в Центральной Азии региональное сотрудничество, взаимная поддержка и обмен опытом по сбору и анализу статистических данных были бы очень полезными.

Индекс человеческого развития ПРООН – хорошая отправная точка для обзора условий жизни народов Центральной Азии. Индекс ежегодно высчитывается для большинства стран мира и представляет собой сочетание трех ключевых компонентов человеческого развития:

• • • долгая и здоровая жизнь, измеренная по ожидаемой продолжительности жизни при рождении (индекс продолжительности жизни);

знания, измеренные по уровню грамотности взрослого населения и сумме коэффициентов поступивших в начальные, средние и высшие учебные заведения (индекс образования);

достойный уровень жизни, измеренный как ВВП на душу населения (индекс ВВП). Демография и уровень жизни При советской власти в центральноазиатских странах были достигнуты значительный рост численности населения и продолжительности жизни, а также улучшения в здравоохранении, образовании и уровне жизни. В начале 1920-х гг. население, особенно в сельской местности, было в основном неграмотным, а продолжительность жизни – ниже 40 лет. За последующие 70 лет весь регион добился почти полной гра Индекс человеческого развития (ИЧР) позволяет ранжировать страны по показателю индекса (см. Приложение 1 с ежегодными сравнительными данными). Все страны Центральной Азии, за исключением Туркменистана, в сравнении с остальным миром занимали в 2003 г.

Таблица 2. Место по ИЧР* Казахстан Туркменистан Узбекистан Кыргызстан Таджикистан Российская Федерация 80 97 109 111 122 ИЧР Индекс ВВП 0,70 0,68 0,48 0,48 0,40 0, 0,761 0,738 0,702 0,694 0,652 0, Индекс продолжительности жизни 0,64 0,62 0,70 0,69 0,64 0, Индекс образования 0,94 0,91 0,93 0,91 0,91 0, Индекс человеческого развития в странах Центральной Азии и России *Примечание: из 177 стран. Источник: UNDP 2005.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Вставка 2. Оценка человеческого развития в Центральной Азии: проблемы статистики Для оценки влияния экономического сотрудничества и интеграции на человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности требуются данные, обычно собранные национальными статистическими учреждениями и международными организациями. Однако в результате распада Советского Союза качество и доступность статистических данных в центральноазиатских странах в целом снизились. Упало финансирование государственных статистических учреждений, произошло сокращение штатов, а многие из статистических показателей при центральном планировании становились все менее пригодными для новых социальных и экономических условий. Формирование потенциала для своевременного сбора достоверных статистических данных в соответствии с международными статистическими стандартами по-прежнему остается главной задачей, хотя степень ее сложности различается от страны к стране. Оценка экономического развития требует качественных национальных счетов и исчерпывающих оценок ВВП. В странах Центральной Азии трудно полностью охватить экономическую деятельность. Определенные типы производственной деятельности, включая подпольную, неофициальную и незаконную, а также деятельность домашних хозяйств для собственных нужд не могут непосредственно наблюдаться и измеряться официальными сборщиками статистических данных. Эти типы производственной деятельности требуют специфических методов измерения, которые были описаны в международных руководствах (например, изданных Организацией экономического сотрудничества и развития - ОЭСР, и Европейской экономической комиссией ООН - ЕЭК ООН). Внедрение подобных методов хорошо поставлено в некоторых странах (например, в Кыргызстане и Таджикистане), в то время как другие страны отстают в этой области (особенно Туркменистан, чьи официальные данные экономического роста рассматриваются международными организациями как ненадежные). В демографической и социальной области краеугольным камнем является перепись населения. Она предоставляет богатый материал по социальным и экономическим условиям семей по всей стране на любом географическом уровне. Страны Центральной Азии проводили перепись населения примерно в 2000 г., за исключением Узбекистана, где последняя перепись населения проводилась в 1989 г. Проблема с переписью населения заключается в том, что она проводится в лучшем случае раз в 10 лет и не позволяет осуществлять мониторинг краткосрочных и среднесрочных социальных изменений на национальном и региональном уровне. Более частые данные можно получать на основе книг записей актов гражданского состояния или статистических обзоров, проводимых на основе репрезентативной выборки населения. Книги записей актов гражданского состояния, учета заболеваемости, безработицы, посещаемости школ и так далее существуют во всех центральноазиатских странах, но их формулировки и классификации часто не соответствуют международным стандартам статистики. Более того, на них влияют изменения в законодательстве и (отсутствие) наличие стимулов регистрироваться, что иногда очень усложняет интерпретацию данных. Статистические обзоры, основанные на репрезентативной выборке домашних хозяйств, – более качественный, хотя и более дорогостоящий источник информации, потому что они рассчитаны на предоставление надежных и актуальных данных по экономическому и социальному положению людей в соответствии с концепцией, позволяющей сравнивать результаты вне зависимости от времени и страны. С середины 1990-х гг. внешние доноры помогают национальным статистическим учреждениям проводить исследования уровня жизни и социальных условий. Они включают в себя «Исследование уровня жизни» Всемирного банка, «Кластерное обследование по нескольким показателям» Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) и «Обследование в области демографии и здравоохранения» Агентства США по международному развитию (USAID). Все страны Центральной Азии выиграли от проведения в последние 10 лет одного или нескольких исследований, получив в результате ценные данные по социальному и экономическому компонентам человеческого развития. Однако статистические исследования, финансируемые внешними донорами, не могут заменить национальные исследования государственных статистических органов, поскольку им не хватает всесторонности и фиксированной периодичности. Например, в Туркменистане последнее исследование ЮНИСЕФ проводилось в 1995 г., а последнее исследование USAID – в 2000 г. Преодоление существующих недостатков в области статистики в Центральной Азии зависит от продолжения усилий по развитию потенциала в четырех главных областях: полные оценки ВВП и соответствующих макроэкономических показателей, включая все формы теневой экономики;

укрепление административных органов, собирающих данные по рождаемости, смертности, заболеваемости и посещаемости школ;

разработка регулярных статистических обследований бюджетов домашних хозяйств и их участия на рынке труда;

подготовка к переписи населения примерно в 2010 г. в соответствии с международными стандартами. Источник: Подготовлено специально для доклада ЕЭК ООН.

мотности, а средняя продолжительность жизни выросла до 68 – 70 лет.7 После провозглашения независимости возникла обратная тенденция. И хотя численность населения Центральной Азии продолжала увеличиваться в период с 1990 по 2004 гг., темпы ее роста снизились по сравнению с предыдущими годами в силу трех основных причин. Первая – эмиграция, осо бенно в первые годы независимости. Больше всех пострадал Казахстан, и именно эмиграцией в основном обусловлено снижение численности населения этого государства (см. Таблицу 2.4). Вторая – снижение уровня рождаемости во всех странах региона с 1992 г., по крайней мере, на 25%. Наблюдалось значительное уменьшение числа детей в возрасте Вызовы и задачи Центральной Азии в региональном контексте Таблица 2. Общая численность Изменаселения нения в % 1990 16 298 4 358 5 244 3 668 20 227 2003 14 8 78 5 052 6 305 4 864 25 590 1990-2002 -9 16 20 33 Численность группы населения в % к общей численности 0 – 17 1990 37 43 49 47 47 2002 33 40 48 43 44 18 – 59 1990 53 48 44 47 46 2002 56 52 46 51 50 60+ 1990 9 8 6 6 6 2002 11 8 6 6 Миграция населения Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Источники: UNICEF 2003 and World Bank 2005f. до пяти лет. Например, в Таджикистане в 1990 г. эта группа составляла 18% населения, а уже в 1998 г. – всего 13,5%.8 Наконец, третья – резкое снижение ожидаемой продолжительности жизни при рождении из-за распада государственной системы здравоохранения и значительного снижения затрат на социальную инфраструктуру во всех странах Центральной Азии с 1990 г. (см. Рисунок 2.2). Все страны Центральной Азии имеют более высокий индекс образования, чем можно ожидать при их уровне экономического развития (см. Таблицу 2.3). Для таких стран, как Кыргызстан и Таджикистан, обладающих незначительными природными ресурсами, людские ресурсы являются одним из важнейших активов. Однако снижение финансирования образования и стандартов обучения постоянно уменьшает это преимущество. Кроме того, в период с 1990 по 1997 гг. страны столкнулись с непрекращающейся эмиграцией ученых, инженеров, врачей и других специалистов в Россию, Турцию, США и Европу. По некоторым данным, Узбекистан терял около 10% интеллектуальной элиты ежегодно в течение первых четырех лет независимости.9 В Главе 6 более детально рассматриваются проблемы в области здравоохранения и образования. Несмотря на относительно высокий уровень здравоохранения и образования в 1990 г., по сравнению со странами с похожим экономическим положением, центральноазиатские Во всех странах Центральной Азии начиная с 1990 г. произошло резкое снижение ожидаемой продолжительности жизни при рождении Ожидаемая продолжительность жизни при рождении Источник: World Bank 2005f. Рисунок 2. В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Вставка 2. Катастрофический рост бедности в Таджикистане Бедное население не могло удовлетворять свои основные потребности в пище, одежде, крыше над головой и топливе. Здравоохранение, образование и инвестиции были совершенно недосягаемы, особенно для бедняков в сельской местности. Многим семьям не хватало еды до сбора первого урожая зерна, особенно весной, когда их продовольственные запасы заканчивались. Респонденты по всей стране считали критерием бедности нехватку муки или хлеба. Хлеб – основной продукт питания таджиков: его наличие и качество являются показателем уровня жизни семьи. Субсидированный правительством хлеб выдавался выборочно отдельным городским жителям в некоторых небольших городах и районных центрах. Семьи, имеющие земельный участок, производили собственную муку из пшеницы, которую они мололи в деревне. Весной, когда истощались запасы, семьи переходили на кукурузную муку, которая считается хуже усвояемой и малопригодной для приготовления традиционных таджикских лепешек. Источник: Исследования на местах в Таджикистане в 1996 г. по тексту Dudwick et al. 2003.

В 2003 г., после нескольких лет экономического подъема, уровень бедности в большинстве стран всё ещё оставался довольно высоким республики тем не менее были очень бедными в сравнении с остальными республиками бывшего Советского Союза. В начале 1990-х гг., по мере сокращения промышленного производства и снижения реальной заработной платы, волна неравенства, бедности и лишений захлестнула людей по всему региону (см. Вставку 2.8). Даже в 2003 г., после нескольких лет экономического подъема, уровень бедности в большинстве стран всё ещё оставался довольно высоким по такому критерию, как доля населения, живущего на сумму менее 2,15 долл. США по паритету покупательной способности – ППС (см. Таблицу 2.5). Растущее неравенство в доходах, измеренное по коэффициенту Джини, способствовало повышению уровня бедности. К 2003 г. по международным стандартам страны Центральной Азии имели очень неравное распределение доходов. Несмотря на тяжелые условия, Опрос общественного мнения, проведенный в 2004 г. Всемирным банком, показал, что большинство из 6 000 респондентов в Центральной Азии не сдались и, возможно, даже обрели ощущение благополучия, что удивляет иностранцев (см. Вставку 2.9). Это свидетельствует о стойкости духа населения Центральной Азии. В то же время большинство людей заявили, что для достижения удовлетворительного экономического состояния их странам предстоит пройти долгий путь. Значительные зоны недовольства все-таки существуют, и их можно объяснить как общими факторами, связанными с доходами, социальным положением, так и некоторыми специфическими региональными условиями.

Экономические тенденции Первоначальный экономический спад после распада Советского Союза – главный фактор, вызвавший негативные тенденции в области человеческого развития, бедности и неравенства в Центральной Азии. Результатом резкого падения уровня производства и доходов стали совокупные потери в ВВП, которые варьируются от примерно 20% в Узбекистане до почти 70% в Таджикистане в период с 1990 по 1996 гг. и примерно 40% в Казахстане, 45% в Кыргызстане и 50% в Туркменистане. К счастью, с 1999 г. все центральноазиатские экономики достигли сравнительно высоких темпов роста, чему способствовало сочетание восстановления производства, реформ, высоких цен на полезные ископаемые и позитивный эффект быстрого роста в соседних странах, особенно в России (см. Рисунок 2.3).

Первоначальный экономический спад после распада Советского Союза – главный фактор, вызвавший негативные тенденции в области человеческого развития Таблица 2.5 Бедность и неравенство в странах Центральной Азии (2003 г.) Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан* Узбекистан Россия** Венгрия** % с доходом меньше 2,15 долл. в день (по ППС) 21 70 74 44 47 9 Коэффициент Джини 0,32 0,28 0,33 – 0,35 0,34 0,25 Примечание: *1998 г., **2002 г. Источник: World Bank 2005b.

Вызовы и задачи Центральной Азии в региональном контексте Вставка 2. Как люди в Центральной Азии относятся к своей жизни: результаты исследования Опрос общественного мнения, проведенный Всемирным банком в 2004 г. в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане, показал, что хотя люди и ощущают некоторый прогресс в последние годы, он явно недостаточен. Как положительный момент, две трети или более опрошенных заявили, что до некоторой степени удовлетворены жизнью и живут, по крайней мере, в относительно хороших экономических условиях. Больше половины считают, что теперь они живут лучше, чем несколько лет назад. С другой стороны, менее трети не считают свой уровень жизни в настоящее время удовлетворительным и не рассчитывают, что смогут улучшить его в течение ближайших пяти лет. Самая распространенная проблема опрошенных – безработица. Почти половина утверждает, что с трудом обеспечивает самые основные потребности своих семей, и почти две трети имеют претензии, которые они хотят донести до властей. Чтобы лучше понять данные ответы, двое социологов решили внимательнее изучить факторы субъективного восприятия благосостояния – то есть счастья – в Центральной Азии.

Опрос показал, что определенные типы ответов на вопросы об удовлетворенности жизнью или о счастье похожи во всем мире. Доход имеет значение для счастья, и богатые люди в среднем счастливее бедных. Однако после достижения некоего минимального дохода (в контексте страны) другие факторы, такие как здоровье, семейное положение, стабильность работы и возраст, похоже, уже значат больше для ощущения благополучия. От страны к стране, таким же образом, ощущение счастья растет с доходом, но выравнивается после приблизительно 10 000 долл. США на душу населения.

Жители Центральной Азии в целом не отличаются от жителей других стран. Материальный достаток, из меряемый покупательной способностью респондента, является важным компонентом счастья, но социальноэкономический статус и служебное положение (которые соотносятся с доходом, но не равны ему), вероятно, здесь даже более важны. Как и у других народов, связь возраста со счастьем в Центральной Азии имеет U-образную форму, где нижняя точка равна возрасту 51 год. Это схоже с данными по другим развивающимся странам, но «старше», чем в большинстве стран – членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Брак повышает уровень счастья, а безработица – понижает. Образование, при учете и здоровья, и общественного положения, не имеет сильного влияния на счастье. Представление о счастье в регионе все-таки отличается некоторой спецификой, особенно в отношении типов социального взаимодействия. Во-первых, как и в остальном мире, респонденты, которые принимают участие в социальной деятельности и чувствуют себя в безопасности, в среднем счастливее. Однако в Центральной Азии доверие к другим не коррелируется со счастьем. Вероятно, авторитарный или полуавторитарный характер правительств в регионе создает атмосферу общего недоверия (в отличие от местного уровня, где все соседи знают друг друга) и нежелания честно отвечать на вопросы о доверии. Во-вторых, среди этнических меньшинств региона существуют значительные отличия в восприятии счастья. Русские и другие этнические группы, например, украинцы, приехавшие в регион в советский период, обычно беднее, старше и менее счастливы, чем уроженцы Центральной Азии. Крах коммунистической системы в целом отрицательно сказался на их экономическом и социальном положении. И хотя выходцы из других стран, в общем, менее счастливы, чем местное население, казахские и кыргызские меньшинства в других центральноазиатских странах обычно и богаче, и счастливее. Только в Кыргызстане мигранты заявляют, что они счастливее местного населения. Меньшинства в этой стране оценивают свое экономическое положение выше среднего, в то время как в других странах мигранты чувствуют себя экономически в невыгодном положении. Источник: Основано на исследовании Carol Graham and Andrew Felton, The Brookings Institution, Washington, DC.

В управлении макроэкономикой страны Центральной Азии первоначально страдали от серьезных «приступов» инфляции, бюджетного дефицита и чрезмерных долговых обязательств, в то время как правительства пытались приспособиться к резкому падению производства, отсутствию трансфертов из Москвы и разрушению советской системы взаиморасчетов. К 2003 г. правительства в целом смогли взять инфляцию под контроль и ввести в основном ответственную фискальную политику. Однако в настоящее время Кыргызстан и Таджикистан серьезно отягощены накопленным внешним долгом (см. Таблицу 2.6), частично в результате нецелесообразных государственных займов на коммерческих условиях в первые годы и частично в результате высоких уровней льготных ссуд от международных финансовых структур. В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Рост ВВП (ежегодный в %) Рисунок 2. Источник: World Bank 2005f.

Пять центральноазиатских республик теперь значительно отличаются друг от друга по экономическим системам Республики Центральной Азии значительно отличаются по уровню прямых иностранных инвестиций – ПИИ (см. Таблицу 2.6). Казахстан, обладающий значительными энергетическими ресурсами, смог привлечь сравнительно крупные объемы иностранных инвестиций как в абсолютных величинах, так и в сравнении с ВВП. За ним идет Туркменистан с более низким, но все же значительным уровнем инвестиций, также в основном в энергетический сектор. Остальные центральноазиатские страны пока менее удачливы в привлечении сколько-нибудь значимых иностранных инвестиций – из-за таких факторов, как ограниченные запасы природных ресурсов (Кыргызстан), неспокойная политическая ситуация (Таджикистан) или недостаток рыночных реформ (Узбекистан). К 2003 г. прогресс в области рыночно ориентированных реформ значительно варьировался. В соответствии с показателями реформ Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), Кыргызстан был на первом месте с точки зрения реформ «начальной фазы».11 За ним следовали Казахстан и Таджикистан, а Узбекистан и Туркменистан сильно отставали (см. Таблицу 2.7). В области реформ «второй фазы» все республики Центральной Азии добились сравнительно небольшого прогресса.12 Вследствие разного отношения к реформам пять центральноазиатских республик теперь значительно отличаются друг от друга не только по размеру, запасам природных ресурсов, уровню доходов и экономическим структурам, но и по экономическим системам. Узбекистан и Туркменистан похожи на бывшую советскую административно-командную экономику, а Казахстан и Кыргызстан, и даже Таджикистан, ускоривший недавно свои реформы, все в большей степени перенимают современные рыночные институты. Различия осложняют региональное сотрудничество и интеграцию – эта тема будет рассматриваться в последующих главах.

Таблица 2.6 Выборочные макроэкономические индикаторы (2003 г.) Ежегодный рост ВВП (%) Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан 9,20 6,67 10,20 16,90 4, Инфляция Внешний долг Чистые ПИИ (%) к ВВП (%) к ВВП (%) 6,4 3,1 16,4 5,6 10,2 76,8 102,7 64,7 30,2 48,1 7,4 2,4 2,1 3,5 0, Чистые ПИИ (млн. долл. США) 2 188 46 32 218 Источник: World Bank 2005f.

Вызовы и задачи Центральной Азии в региональном контексте Таблица 2. Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Россия Венгрия Индекс реформ начальной фазы 3,8 4,2 3,6 1,9 2,5 3,8 4, Индекс реформ второй фазы 2,4 2,3 1,7 1,0 1,9 2,6 3, Прогресс в области рыночных реформ Примечание: индекс колеблется от 0 (отсутствие реформ) до 4,3 (максимальные реформы). Краткое описание фаз реформ приводится в сносках 11 и 12. Источник: EBRD 2004.

Вызовы интеграции Обобщая полученную из самых разных источников информацию об истории Центральной Азии, событиях переходного периода за последние 15 лет и задачах в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности, с которыми регион сталкивается сегодня, можно выделить несколько характерных черт:

Обзор недавней истории и нынешней ситуации в Центральной Азии показывает, как дезинтеграция и ее экономические и гуманитарные последствия всё ещё влияют на ход событий. Три важных вопроса непосредственно связаны с проблемами интеграции и сотрудничества, а также с задачей улучшения человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности. Во-первых, страх перед дальнейшей политической дезинтеграцией, несомненно, остается важной проблемой. Это особенно актуально для стран, испытавших угрозу войны или гражданских беспорядков или населенных большими группами лиц различной этнической принадлежности (что типично для региона). Становится понятным, почему во всех странах Центральной Азии в первые 10 или более лет независимости такое огромное значение придавалось национальному строительству и почему правительства старались установить сильную централизованную исполнительную власть. Во-вторых, из-за стремления создать сильные национальные государства процесс дезинтеграции региональной экономики до сих пор не остановлен. Границы между странами становятся все более «жесткими», продолжают вводиться ограничения и визовые режимы, препятствующие торговле и транзиту. Продолжают воздвигаться и другие барьеры на пути передвижения и связей населения: расширяется практика непризнания дипломов других стран, сокращается использование русского языка в качестве общепринятого,13 рвутся личные и профессиональные связи между специалистами. Многие из этих тенденций будут описаны далее в докладе. В-третьих, на фоне резкого распада интеграция стран переходного периода друг с другом и остальным миром является очень важным Самая большая проблема – и это главная тема доклада – преодоление географической изоляции в центре Евразии • • Страны региона резко различаются по размеру, численности населения, экономическому потенциалу, запасам природных ресурсов и положением в социальной, экологической и управленческой сфере. Однако они сталкиваются со множеством схожих проблем в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности. Среди самых важных – достижение стабильного роста экономики после глубокого спада 1990-х гг., борьба с бедностью, воссоздание ослабленной системы социальной помощи, решение экологических проблем, связанных с угрозой стихийных бедствий и антропогенных катастроф, улучшение управления и снижение риска вооруженных конфликтов. Пожалуй, самая большая проблема – и это главная тема доклада – преодоление географической изоляции в центре Евразии. Для этого необходимо остановить дальнейшее расхождение в области политических, экономических и гуманитарных отношений. Страны Центральной Азии должны начать поиск путей сотрудничества друг с другом, чтобы преодолеть наследие дезинтеграции и взаимные подозрения, установить прочные связи в сфере экономики, природных ресурсов, социальных и институциональных отношений друг с другом и своими соседями.

• В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Были образованы различные региональные организации, но до настоящего времени они имели лишь ограниченное влияние условием для экономического подъема и быстрого роста. Страны Центральной Европы, недавно вступившие в ЕС, дальше всего продвинулись по этому пути;

за ними следуют страны Юго-Восточной Европы. Для них долгосрочная интеграция с Европой обещает стать основой экономического подъема, политической и экономической стабильности. Нельзя сказать, что страны Центральной Азии игнорируют возможности, открывающиеся в области интеграции и сотрудничества. Еще в январе 1993 г. представители пяти республик собрались вместе, чтобы основать Центральноазиатское сообщество. С тех пор много говорилось об инициативах в области сотрудничества на двусторонней и многосторонней основе, были образованы различные региональные структуры (на Рисунке 2.4 приведено членство стран региона в самых важных из них). Среди этих организаций – СНГ и Коллективный договор о безопасности СНГ, Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Организация Центральноазиатского сотрудничества (ОЦАС), Организация экономического сотрудничества (ОЭС) и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) – см. Приложение 2, где подробно рассказывается об образовании и мандатах этих и других региональных организаций. На развитие центральноазиатского регионального сотрудничества и интеграцию эти организации до настоящего времени имели лишь ограниченное влияние по ряду причин:

• • • • Членство в основном не полное (Туркменистан, например, является членом только к СНГ и ОЭС, и даже в этих организациях не проявляет активности). Мандаты и цели организаций по большей части неясны, частично дублируются и меняются во времени. Организации обладают очень ограниченными финансовыми ресурсами и слабым административным потенциалом, им не хватает авторитета и соответствующих рычагов для реализации достигнутых договоренностей. Они не поддерживаются международным сообществом как инструмент финансовой и технической помощи региональному сотрудничеству и интеграции.

И хотя правительства стран Центральной Азии уделяют некоторое внимание региональным аспектам экономического развития и политической стабильности, еще не ясно, насколько полно они, их соседи и международное сообщество осознают необходимость интенсивного сотрудничества. Пока не очевидно, что они хотят посвятить региональным организациям достаточно внимания, ресурсов и взять на себя политические обязательства по превращению их в эффективные инструменты. Недавно появились признаки того, что некоторые из региональных организаций набирают обороты. Сначала ШОС расширила полномочия от исключительно вопросов безопасности до Некоторые региональные организации, членами которых являются страны Центральной Азии Рисунок 2. Заметка: 5 октября 2005 года Организация Центральноазиатского сотрудничества (ОЦАС) и Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) приняли решение объединиться в один блок. Источник: ПРООН. Вызовы и задачи Центральной Азии в региональном контексте экономического развития и сотрудничества. Секретариат со штаб-квартирой в Пекине и лидерство со стороны Китая, который уже добился значительной финансовой помощи для региона, могут придать новый импульс экономическому сотрудничеству. Затем в 2004 г. президент Узбекистана Каримов предложил создать через ОЦАС Центральноазиатский общий рынок. Конкретные поэтапные предложения по внедрению, как сообщается, находятся в стадии подготовки. Весной 2005 г. в Казахстане президент Назарбаев призвал Центральную Азию объединиться. Кроме того, многосторонние организации14 под руководством Азиатского банка развития и при активном участии Китая поддерживают Организацию центральноазиатского регионального экономического сотрудничества (ЦАРЭС) в подготовке предложений и финансовых планов по региональным программам и проектам в области торговли, транспорта и транзита, а также водных и энергетических ресурсов для Азербайджана, Казахстана, Монголии, Таджикистана, Узбекистана и Западного Китая. Наконец, Специальная программа для стран Центральной Азии (СПЕКА) направлена на сотрудничество Афганистана, Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана в осуществлении совместных проектов развития под эгидой Экономической комиссии ООН для Европы и Экономической и социальной комиссии ООН для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО).

Вероятно, самую большую надежду на мирное и плодотворное сотрудничество и, в конечном итоге, интеграцию вселяет чувство близости, которое по-прежнему преобладает среди народов Центральной Азии несмотря на растущие различия и труднопреодолимые границы. Согласно Опросу общественного мнения Всемирного банка в 2004 г., 71% респондентов ответили, что региональное экономическое сотрудничество в Центральной Азии является хорошим или очень хорошим. Только очень небольшое меньшинство (в среднем менее 10%) считало, что качество отношений с другими центральноазиатскими странами плохое или очень плохое. Большинство респондентов назвали Казахстан важнейшим партнером внутри региона, а Россию – важнейшим партнером за пределами региона (см. Рисунок 2.5a и 2.5б). В дальнейшем для развития сотрудничества и интеграции необходимо решить некоторые важные задачи. Во-первых, процесс должен отличаться от искусственной и неэффективной экономической интеграции Советского Союза. Во-вторых, необходимо избежать стремления создавать региональные торговые блоки за высокими защитными барьерами. В-третьих, пока инициативы по интеграции поддерживаются в основном Россией и Китаем, они будут наталкиваться на подозрения, что это просто предлог для восстановления царской/советской империи в современной форме или для достижения Китаем доминирующего положения в регионе.

Cамую большую надежду на мирное и плодотворное сотрудничество и, в конечном итоге, интеграцию вселяет чувство близости, которое по-прежнему преобладает среди народов Центральной Азии Отношение населения Центральной Азии к региональным партнерам Рисунок 2.5а Источник: Опрос общественного мнения Всемирного банка, 2004 г.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Отношение населения Центральной Азии к региональным партнерам Рисунок 2.5б Источник: Опрос общественного мнения Всемирного банка, 2004 г.

Тем не менее, несмотря на подозрения, Китаю и России придется играть ведущую экономическую роль в интеграции региона, такую же, как была у США в странах Северной и Южной Америки, а у крупных западноевропейских стран – в ЕС и Центральной Европе. Готовность двух важнейших региональных и мировых держав помогать Центральной Азии, вместе с Японией, США, ЕС и международными организациями, поможет превратить Центральную Азию в ста бильный и процветающий регион, имеющий все необходимые условия для успешного человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности. В грядущие десятилетия регион мог бы стать надежным и стабильным ядром нового динамичного Евразийского континента. В последующих главах доклада рассматривается, как региональное сотрудничество и интеграция могут способствовать достижению этой цели и что для этого необходимо сделать.

Глава Региональное сотрудничество в целях развития торговли и увеличения притока инвестиций «Если бы [в челночной торговле] не было таких препятствий и дополнительных расходов, товары были бы гораздо дешевле. Нам бы не пришлось видеть грустные глаза родителей, которые не могут позволить себе купить ребенку слишком дорогую для них одежду.» Челночный торговец из Центральной Азии В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Для народов Центральной Азии торговля и транспорт – жизненно важный экономический рычаг, обеспечивающий им доступ к мировым рынкам Роль торговли и инвестиций для стран, не имеющих выхода к морю Для народов Центральной Азии торговля и транспорт – жизненно важный экономический рычаг, обеспечивающий им доступ к мировым рынкам. Однако страны Центральной Азии не имеют выхода к морю – а в случае Узбекистана выход к морю находится через две границы, – и отделены большими расстояниями от ближайших портов и рынков. Географические расстояния усугубляются политическими, инфраструктурными и институциональными препятствиями, вследствие чего попытки народов Центральной Азии торговать с остальным миром усложняются высокими транспортными затратами, длительными сроками транспортировки и значительной неопределенностью. Однако совместными усилиями стран Центральной Азии и их соседей политические, инфраструктурные и институциональные барьеры могут быть снижены, что приведет к более высокому уровню человеческого развития и обеспечению человеческой безопасности для народов региона, в том числе – и особенно – для бедных слоев. Торговля позволяет государствам специализироваться в соответствии с их сравнительными преимуществами и достигать экономии от масштаба, которая в иных условиях невозможна. Это ведет к улучшению распределения экономических ресурсов и увеличению совокупных объемов производства в краткосрочной и среднесрочной перспективе. В среднесрочной и долгосрочной перспективе торговля ведет к повышению темпов роста производства за счет обеспечения большей предсказуемости политической среды, расширения конкуренции и увеличения внутренних инвестиций. В развивающихся странах и странах с переходной экономикой торговля также способствует привлечению прямых иностранных инвестиций (ПИИ) и обеспечивает доступ к современным технологиям за счет импорта и притока ПИИ.3 В свою очередь, рост инвестиций и экономическое развитие позволяют снизить бедность и улучшить ситуацию в сфере человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности, поскольку способствуют росту доходов и занятости беднейших слоев населения, а также увеличению ресурсов социального обеспечения, первичного здравоохранения, образования, водоснабжения и других основных услуг. К числу других положительных результатов относятся более широкий ассортимент и улучшение качества потребительских товаров, а также повышение отдачи от использования квалифицированной рабочей силы и получения образования.4 И поскольку торгующие страны становятся более зависимыми в экономическом отношении, они меньше предрасположены к конфликтам.5 Существуют два предостережения в отношении общего правила выгодности торговли. Во-первых, торговля может отрицательно сказаться на человеческом развитии и обеспечении человеческой безопасности, если она не отражает реальные экономические, социальные и экологические затраты на производство и транспортировку товаров. Например, если торговля между двумя странами зиждется на навязанной искусственной специализации этих стран без учета их сравнительных преимуществ – как было в случае торговли между республиками в Советском Союзе, – она приводит к снижению эффективности и препятствует экономическому росту и развитию человеческого потенциала. Точно так же экспорт, конкурентоспособность которого обеспечивается за счет игнорирования негативного воздействия производства на окружающую среду, использования детского труда или обязательных закупок по низким ценам, – как это происходит с хлопком в некоторых странах Центральной Азии, – негативно воздействует на уровень доходов, здравоохранение, образование и экологию.6 Таким образом, торговля должна основываться на рыночных принципах и отражать реальные экономические, социальные и экологические затраты на производство. Во-вторых, для того чтобы получать выгоды от международной торговли, стране необходимо быть открытой по отношению к миру и в первую очередь проводить либеральную торговую политику. Либерализация торговли, однако, может иметь краткосрочные негативные последствия. Расширение торговли и конкуренции, следующее за либерализацией торговли, обычно приводит к сокращению объемов производства, заработной платы и увольнениям в защищенных до этого секторах, которым теперь приходится конкурировать с импортом. Обычно либерализация торговли поначалу ведет к большему увеличению импорта по сравнению с экспортом, что может вызвать рост торгового дефицита и необходимость снижения реального обменного курса со всеми негативными последствиями для уровня инфляции, макроэкономической стабильности и роста производства.7 Тем не менее со временем суммарные выгоды от свободной торговли обычно превышают издержки. Для стран с ограничительными торговыми режимами бльшая открытость в международной Региональное сотрудничество в целях развития торговли и увеличения притока инвестиций торговле может стать шагом на пути улучшений в человеческом развитии и обеспечения человеческой безопасности, хотя им следует делать это с осторожностью, с тем чтобы минимизировать возможные краткосрочные издержки. Более того, либерализация торговли лишь часть общей картины: для интеграции в мировые рынки страны, не имеющие выхода к морю, такие как страны Центральной Азии, также должны обладать развитой транспортной инфраструктурой, оказывать высококачественные транспортные услуги и обеспечивать свободный и надежный транзит через границы и соседние страны.8 Улучшения в одной из этих областей будут иметь лишь небольшой позитивный эффект, если улучшений не будет и в других областях. Например, либерализация торговой политики и серьезные успехи в транспорте не подстегнут торговлю, если транзит через соседние страны останется чрезвычайно трудным, дорогим и непредсказуемым. Точно так же сокращение транспортных и транзитных затрат будет иметь незначительное воздействие на торговлю, если торговая политика по-прежнему будет содержать множество ограничений. И наконец, либерализация торговли и обеспечение свободного транзита через соседние государства будут иметь небольшой эффект для торговли, если не наладить транспортные связи с потенциальными торговыми партнерами. Торговля и внутренние экономические условия для ведения бизнеса, инвестиций и финансов взаимно дополняют друг друга. Создание условий для торговли способствует улучшению делового климата, привлечению прямых иностранных инвестиций и увеличению внутренних инвестиций.9 Это стимулирует также раз витие финансового сектора за счет создания спроса на финансовые услуги, такие как финансирование торговых операций, операции с валютой и международные платежи. В то же время улучшение делового климата, крупные инвестиции в инфраструктуру и современные технологии и совершенствование финансовых услуг являются предпосылкой для укрепления конкурентоспособности, обеспечения адекватного предложения товаров и услуг в ответ на меры по либерализации и развитию торговли, а также интеграции в мировую экономику для стран Центральной Азии. Поэтому в настоящей главе мы рассмотрим воздействие на торговую интеграцию в Центральной Азии не только с точки зрения торговой политики, транспорта и транзита, но и с точки зрения сотрудничества по улучшению условий для ведения бизнеса, инвестиций и финансов внутри стран.

Торговля и внутренние экономические условия для ведения бизнеса, инвестиций и финансов взаимно дополняют друг друга Структура торговли и торговый потенциал Центральной Азии Структура торговли в последние годы В начале 1990-х гг. в результате разрыва торговых связей и нарушения системы расчетов между странами бывшего Советского Союза торговый оборот в Центральной Азии резко снизился. В середине 1990-х гг. объем торговли начал расти, благодаря тому что центральноазиатские страны частично переориентировали торговые потоки с бывших советских республик на другие страны, одновременно установив новые торговые связи и системы расчетов с бывшими В начале 1990-х гг. торговый оборот в Центральной Азии резко снизился;

c 2000 по 2004 гг. торговый оборот значительно повысился Таблица 3. 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 Экспорт Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Импорт Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан % от 2004 ВВП (2004) 49 33 44 26 44 31 43 66 21 5 911 6 497 5 404 5 872 8 812 8 639 9 709 12 927 20 096 505 604 514 454 505 476 486 582 719 770 746 597 689 784 652 737 797 915 1 893 751 593 1 187 2 505 2 555 2 710 2 949 3 144 4 211 4 026 3 218 2 928 2 816 2 808 2 514 3 190 4 279 4 241 4 301 4 257 3 655 5 040 6 446 6 584 838 709 841 600 554 467 587 668 750 711 663 675 688 721 1 313 1 228 1 007 1 478 1 788 2 210 1 819 4 712 4 186 3 125 2 841 2 697 2 815 2 426 8 409 12 781 717 941 881 1 375 1 964 2 596 2 663 3 Совокупный экспорт и импорт товаров (1996 – 2004 гг.) (если иначе не указано – млн. долл. США) Источник: Оценки правительств стран Центральной Азии и Азиатского банка развития.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Cырьевыe товары попрежнему составляют огромную часть экспорта республиками СССР в основном на рыночной основе. Этот процесс был приостановлен после российского финансового кризиса 1998 г., а также в результате падения мировых товарных цен в конце 1990-х, девальвации национальной валюты в некоторых центральноазиатских странах и, в случае Туркменистана, приостановки экспорта природного газа на Украину в 1997 г. (см. Таблицу 3.1). С 2000 по 2004 гг. торговый оборот значительно повысился, в основном благодаря возросшему спросу и более высоким ценам на сырье на мировых рынках, росту инвестиций и, следовательно, высокой потребности в средствах производства в Центральной Азии. Товарная структура торговли в странах Центральной Азии со времени распада Советского Союза значительно не менялась. Несколько сырьевых товаров, таких как сырая нефть, природный газ, металлы и хлопковое волокно, по-прежнему составляют огромную часть экспорта. В 2004 г. на сырую нефть приходилось 57% экспорта Казахстана, в то время как на золото приходилось 40% экспорта Кыргызстана. Алюминий и хлопок составляли 82% экспорта Таджикистана в 2003 г. Даже в Туркменистане и Узбекистане, где была взята на вооружение стратегия импортозамещающей индустриализации и делались попытки увеличения экспорта промышленных продуктов с высокой добавленной стоимостью за счет активного вмешательства государства, сырьевые товары по-прежнему превалируют в экспорте. На природный газ, хлопок и сырую нефть приходилось 56% экспорта Туркменистана в 2003 г., а на хлопок и золото – 49% экспорта Узбекистана в 2004 г. В то же время готовая продукция, включая машины, оборудование и потребительские товары, продолжали доминировать в импорте. В годы советской эры республики Центральной Азии имели высокий уровень торговли внутри Союза (см. Таблицу 3.2), но эта торговля составляла часть административно-командной экономики и не основывалась на рыночных принципах. Подобно другим советским республикам, у республик Центральной Азии были незначительные объемы торговли с внешним миром. Одним из благ независимости явилась возможность поиска оптимальных рынков для экспорта в рамках глобальной экономики. Однако этот процесс осложнялся рядом факторов, включая необходимость установления новых транспортных и торговых связей, ограниченную конкурентоспособность экспортных промышленных товаров Центральной Азии на мировых рынках и отсутствие твердой валюты. По мере смягчения или устранения некоторых из этих трудностей доля бывших советских республик в товарообороте стран Центральной Азии значительно сократилась. Это сокращение было особенно быстрым и резким в Узбекистане, которому было относительно легко переориентировать экспорт конкурентоспособных в мировом отношении товаров, таких как золото и хлопок, с бывших советских республик на международные рынки. Однако тенденция переориентации торговых связей Центральной Азии с бывших советских республик на другие страны в последние годы несколько изменилась. Так, экспорт Узбекистана в бывшие республики СССР значительно расширился, в частности, благодаря росту поставок транспортного оборудования. Импорт из бывших советских республик в страны Центральной Азии также значительно возрос после девальвации национальной валюты во многих бывших республиках СССР в конце 1990-х гг. Сегодня взаимный товарооборот стран Центральной Азии относительно небольшой (см. Таблицу 3.3). Здесь может иметь место статистическая погрешность, поскольку доля неучтенной торговли в региональном товарообороте больше, чем в межрегиональном.10 Но даже с поправкой на это региональная торговля остается на низком уровне. Это объясняется не только торговой и валютной политикой стран Центральной Азии и отсутствием сотрудничества между ними в области торговли, транспорта, Таблица 3.2 Доля товарооборота с бывшим Советским Союзом (1991 – 2004 гг.) (%) 1988 1996 2004 Совокупный Экспорт Импорт Всего Экспорт Импорт Всего товарооборот 86 57 70 63 21 49 32 Казахстан 87 78 63 69 40 62 52 Кыргызстан Таджикистан 86 45 58 51 24 72 53 Нет Нет 89 31 42 49 45 Туркменистан данных данных Узбекистан 86 21* 32* 27* 32 41 36 Источник: IMF 1992 and 2004b и оценки Азиатского банка развития.

Региональное сотрудничество в целях развития торговли и увеличения притока инвестиций координации деятельности пограничных и таможенных служб – о чем будет говориться ниже в этой главе, – но также и схожестью структуры их экономик. В конечном счете эти страны найдут бльшие возможности для торговли с непохожими и, следовательно, взаимодополняющими удаленными экономиками, при условии что им удастся преодолеть барьеры на пути доступа к мировым рынкам. Однако торговля как внутри региона, так и с остальным миром будет зависеть от регионального сотрудничества, направленного на сокращение торговых затрат.

Потенциальная торговля С учетом этих факторов, в какой мере страны Центральной Азии реализуют свой торговый потенциал? Закончилась ли переориентация торговли на несоветских торговых партнеров и можно ли найти новых торговых партнеров? Чтобы ответить на эти вопросы, экономисты используют подход, широко известный как «гравитационная модель торговли.» Для оценки потенциальных потоков двухсторонней торговли используется простая модель, в которую закладываются относительный экономический размер двух стран и расстояние между ними. Смоделированные таким способом потоки можно сравнивать с реальными торговыми потоками и получать приблизительную оценку упущенной торговли. Кроме того, для объяснения разницы в показателях торговли можно рассматривать другие факторы, такие как торговая политика и институты. Результаты гравитационных моделей зависят от спецификаций и допущений, и их следует толковать с осторожностью. Однако большинство результатов показывает, что страны Центральной Азии могут значительно повысить торговый оборот и расширить номенклатуру экспортируемых товаров, снизив политические и бюрократические барьеры, препятствующие торговым связям. Они могут сотрудничать друг с другом и соседними государствами в сфере развития транспортных связей с остальным миром, упрощения порядка перемещения людей, товаров и транспортных средств через национальные границы и территории транзитных стран. Более того, большинство оценок моделирования показывает, что переориентация торговли на партнеров за пределами бывшего Советского Союза пока еще не завершена и что странам Центральной Азии не удается достичь своего торгового потенциала с рынками в других регионах. В частности, торговля с наиболее развитыми странами Восточной Азии, Северной Америки и Западной Европы, также как и с развивающимися рынками Южной и Юго-Восточной Азии, намного меньше того уровня, которого она могла бы достичь. Гравитационные модели торговли покзывают, что страны Центральной Азии могут значительно повысить торговый оборот и расширить номенклатуру экспортируемых товаров, снизив политические и бюрократические барьеры, препятствующие торговым связям, и сотрудничая друг с другом и соседними государствами Человеческий аспект торговли: челночная торговля После распада Советского Союза и снятия ограничений на поездки в другие страны индивидуальные торговцы начали ездить за покупками в соседние страны, и даже такие удаленные места, как Китай, Турция и страны Персидского залива, откуда они возвращались с потребительскими товарами, которые продавались на базарах Центральной Азии. Такая мелкомасштабная торговля за наличные средства получила название «челночная торговля.» Она прижилась в основном потому, что законы и другие торговые издержки препятствуют созданию более крупных и более формальных торговых компаний, которые могли бы повысить эффективность торговли. Тем не менее челночная торговля обеспечила значительную занятость и коммерческие возможности для менее обеспеченных граждан и способствовала появлению новых торговых потоков через границы. В зависимости от часто меняющихся законов и нормативных актов каждой страны челночная торговля может быть законной или нелегальной, что зачастую пре Таблица 3. Импортер Экспортер Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Матрица торговли в Центральной Азии (2003) (млн. долл. США) 156 (171) 57 (55) 5 (7) 3 (49) 80 (90) 4 (3) 1 (0) 44 (39) 76 (96) 19 (28) 26 (32) 84 (133) 37 (77) 2 (7) 2 (4) 58 (46) 138 (179) 16 (18) 67 (16) 11 (9) Примечание: В каждой ячейке первая цифра относится к данным страны-экспортера, а цифра в скобках относится к данным страны-импортера. Источники: IMF 2004b и оценки Азиатского банка развития.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Челночная торговля составляет важную часть торговли в Центральной Азии и имеет большое значение для сокращения бедности вращает ее в неопределенное и опасное предприятие для тех, кто ею занимается. Появление на рынках Центральной Азии разницы в цене вследствие различий правовых режимов открывало новые возможности для трансграничных сделок, и особенно челночной торговли. Это главным образом относится к границам Туркменистана и Узбекистана, странам с наиболее регулируемыми ценами. Значительный поток товаров, особенно бензина, идет из Туркменистана, где цены крайне низки, в Узбекистан. В Ферганской долине, наоборот, бензин перевозится через границу из Узбекистана, где цены на него регулируются, в Кыргызстан и Казахстан в обмен на потребительские товары, которых нет в Узбекистане. В начале 2000-х гг. рынок Дордой в Бишкеке, рынок Кара-Суу близ Оша и рынки в Чимкенте стали главными пунктами назначения для челночных торговцев из Узбекистана, поскольку доступ к потребительским товарам в Узбекистане все больше и больше ограничивался. Челночная торговля в основном осуществляется женщинами по двум основным причинам. Во-первых, мужчины по-прежнему больше полагаются на регулярный заработок и остаются привязанными к месту работы, которое они не готовы оставить ради того, чтобы поехать в другие страны, купить там товары и продавать их у себя дома. Женщины остаются привязанными к своему дому, пока у них есть маленькие дети, но как только дети вырастают или когда заботу о младших детях можно поручить старшим, женщины получают возможность зарабатывать вне дома, очень часто в качестве челночных торговцев. Во-вторых, пограничники и сотрудники таможни часто более снисходительно относятся к женщинам, нежели к мужчинам. Тем не менее правительства (как это, к примеру, было в Узбекистане в 2002 и 2004 гг.)12 и коррумпированные пограничные, таможенные и налоговые службы часто накладывают на челночную торговлю систематические и произвольные ограничения. Это превращает челночную торговлю в трудное занятие и механизм адаптации, к которому обращаются в отсутствие других возможностей альтернативной занятости (см. Вставку 3.1). Несмотря на частое вмешательство в челночную торговлю со стороны официальных властей или коррумпированных чиновников, ее масштабы считаются весьма значительными. Челночная торговля слабо поддается учету и оценке, поскольку торговцы пытаются избегать внимания властей и обычно занижают объем ввозимых ими товаров (при необходимости путем подкупа сотрудников таможни, чтобы они «не замечали» их багаж). Как показывают оценки, сделанные кыргызскими экспертами для Азиатского банка развития, неучтенный импорт потребительских товаров, бензина и дизельного топлива составлял 17% от учтенного кыргызского импорта в 2003 г., а неучтенный экспорт товаров мелких швейных предприятий и реэкспорт импортированных потребительских товаров составляли 20% от учтенного импорта. Таким образом, челночная торговля составляет важную часть торговли в Центральной Азии и имеет большое значение для сокращения бедности.

Торговая политика, региональные торговые соглашения и вступление во Всемирную торговую организацию Торговая политика и торговые барьеры Хотя на момент обретения независимости страны Центральной Азии имели весьма схожие режимы торговой политики, к настоящему моменту торговые режимы стали очень сильно различаться. Казахстан и Кыргызстан начиная с 1990-х гг. более или менее последовательно проводили либерализацию своей торговой политики.15 Таджикистан довольно быстро либерализовал торговый режим после окончания гражданской Челночная торговля в основном осуществляется женщинами Вставка 3. Интервью с челночными торговцами в Узбекистане В 2002 и 2004 гг. правительство Узбекистана ввело многочисленные ограничения в отношении челночной торговли.13 Для того чтобы оценить, как эти ограничения повлияли на участников бизнеса, в декабре 2004 г. журналисты взяли несколько интервью у челночных торговцев в Ташкенте. Два из этих интервью приводятся ниже. (Имена торговцев изменены.) Интервью с Зебинисо Зебинисо из Самарканда. У нее высшее педагогическое образование, она разведена и имеет троих детей. Двое учатся в старших классах, третий – второклассник. Зебинисо торгует трикотажем – в основном из Китая, Ирана и Турции – для детей и подростков. Вопрос: Как долго Вы работаете и что заставляет Вас зарабатывать деньги челночной торговлей?

Региональное сотрудничество в целях развития торговли и увеличения притока инвестиций Ответ: Я зарабатываю на этой так называемой «челночной торговле» около 10 лет. После развода с мужем, который переживал, что я не могла родить мальчика, моих сбережений не хватало. Пособий на детей было недостаточно, помощь от моих родственников в Самарканде поступала нерегулярно. Я могла бы работать в школе, но вы знаете, сколько получают учителя. Это можно было бы делать, если бы у меня был муж, но, когда встает необходимость обеспечивать себя и своих детей, скромной зарплаты всегда не хватает. Вот я и занялась челночной торговлей. Вопрос: Есть ли у Вас необходимые навыки? Вы выглядите интеллигентной женщиной. Нетрудно ли ездить в другие страны, торговаться, спорить, договариваться? Ответ: Поначалу было непросто, затем стало немного полегче. Я знаю узбекский и таджикский языки, так что у меня не бывает особых трудностей в Чимкенте, Бишкеке, Урумчи и Мешхеде, куда я ездила за товаром. Что касается интеллигентности, я бы сказала, что среди нас немало приличных людей с хорошим образованием и манерами. Вопрос: Каковы накладные расходы при поездках, скажем, в Алматы и обратно? Ответ: По-разному бывает! В принципе все эти разговоры о том, что невозможно работать из-за жестких пограничных режимов и подскочивших налогов и тарифов, немного преувеличены. Конечно, стало труднее поехать за товаром и продать его. Но я бы сказала, что сегодня это не столько дорого, сколько рискованно. Везде живут люди, им надо кормить свои семьи. Пограничникам, таможенникам и милиционерам тоже надо заработать свои деньги. Так что мы с ними договариваемся. Если бы не было таких препятствий и дополнительных расходов, товары были бы гораздо дешевле. Нам бы не пришлось видеть грустные глаза родителей, которые не могут позволить себе купить ребенку слишком дорогую для них одежду. Вопрос: Если я решусь присоединиться завтра к этому бизнесу, какой рецепт выживания Вы бы порекомендовали? Ответ: Не обижайтесь, но это глупость. Я вся погружена в этот бизнес, кое-что знаю о нем и не могу его бросить. Вы сможете заработать деньги как-нибудь иначе. Что же касается рецепта, найдите себе «крышу.»14 Без нее вы ничего не заработаете, с ней вам придется много платить, но у вас останутся какие-то деньги и для ваших собственных нужд. Интервью с Лилей Лиля, тридцатилетняя женщина, занимается челночной торговлей в течение 10 лет. Первоначально она работала со своим братом, который год назад переехал в Липецк. У Лили есть торговая точка на базаре, но она хочет продать ее и уйти из бизнеса. Когда она уезжает за товаром, домашним хозяйством занимается муж. Вопрос: Почему Вы решили бросить это дело? У Вас есть свой собственный маленький магазин. У Вас есть товар на продажу, есть свои клиенты. Ответ: Я ненавижу все это! Не знаю, как от этого избавиться. Посмотрите, что они делают: весной я и многие другие купили только что построенные торговые точки на рынке. В конце лета у нас выходит указ, который заставляет меня выйти из этого бизнеса. Когда я работала со своим братом, дела шли относительно неплохо. Мы ездили в Эмираты, покупали чайники, кофеварки, фарфор и другую посуду. Все было цивилизованно и вполне прибыльно. Теперь они ввели налоги и пошлины, которые не дают работать. После поездок за товаром часто вообще не остается никаких денег! Вопрос: Но теперь у Вас другой товар. Изменили ассортимент? Ответ: И ассортимент, и географию поездок. Пришлось прекратить поездки в Эмираты, стало слишком дорого. Приходилось выкладывать по 600 долл. за билеты. Вот почему я хочу продать точку, но покупателей не найдешь. Вопрос: А как насчет наших традиционных соседей? Ответ: Я ездила два раза в Бишкек, а сейчас не могу и не хочу. Вы видели, что творится на границе с Казахстаном? Все вверх дном. Пограничники братаются с какими-то подростками, работающими контрабандистами или проводниками. Прилегающая территория загажена, сплошная антисанитария. Каждый пытается по любому поводу выжать из тебя деньги. Нужны визы, марки, печати, сертификаты, регистрация и т. д. Я устала от всего этого! Вопрос: Сколько стоит пересечь границу с Казахстаном? Ответ: Семь тысяч сомов туда, столько же обратно, всего 15 долл. США. Дело не в этом: мы платим 200 «баксов», чтобы привезти свой товар в Ташкент. Вопрос: А что бы Вы сказали о «крыше» на вашем рынке? Ответ: У некоторых она есть. Посмотрите на некоторые магазинчики в этом и соседних рядах. Некоторые из них закрыты, потому что их хозяева уехали за товаром, некоторые закрыты налоговыми органами из-за отсутствия требуемых документов. Но многие люди, не имеющие этих документов, работают спокойно. Почему? Когда приходит налоговик, владелец лавки набирает номер на своем мобильном и дает телефон налоговику. Тот бледнеет и сразу же уходит. Вот так ведется здесь бизнес. Люди стараются найти способы поддержать свой бизнес в трудной обстановке, потому что у большинства из нас есть дети и их надо кормить… Источник: Интервью, проведенные по заказу Азиатского банка развития.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Хотя официальные тарифы относительно низки, существует множество других средств регулирования торговли, которые правительства центральноазиатских стран часто используют по собственному усмотрению, не отчитываясь перед обществом войны в 1997 г. Туркменистан предпринял мало усилий по либерализации торговли. Узбекистан значительно либерализовал торговый режим в первой половине 1990-х гг., но с тех пор ситуация частично вернулась в прежнее состояние. Таким образом, торговая политика сегодня варьируется от весьма либеральной в Кыргызстане и Таджикистане и относительно либеральной в Казахстане до весьма ограничительной в Туркменистане и Узбекистане. Тарифные ставки довольно низки и единообразны в Кыргызстане и Таджикистане (см. Таблицу 3.4). В Казахстане весьма сложная сетка тарифов (включая 10 стоимостных, семь специальных и ряд комбинированных тарифов), но относительно низкая средняя невзвешенная ставка. В Узбекистане тарифная сетка не такая сложная, как в Казахстане, однако средняя невзвешенная ставка почти в два раза выше.16 В Туркменистане тарифы в размере от 10 до 100% применяются в отношении 94 товаров при импорте юридическими лицами. Ввозимые физическими лицами товары на сумму до 500 долл. США освобождаются от уплаты тарифов;

сверх этой суммы применяется единый тариф в размере 5%. Главная проблема во всех странах в том, что тарифные сетки меняются довольно часто и непредсказуемым образом. Наблюдается повышение ставок на товары с большей степенью обработки, эта тенденция более заметна в Казахстане, Туркменистане и Узбекистане, нежели в Кыргызстане и Таджикистане. Помимо тарифов, некоторые страны Центральной Азии вводят другие налоги на импорт, которыми не облагаются товары, произведенные внутри страны, или которые имеют более высокие ставки в отношении импортных, нежели произведенных внутри страны товаров.17 Например, в Казахстане и Туркменистане акцизы применяются как к импортным, так и произведенным в стране алкогольным напиткам и табачной продукции, но ставки налога выше для импортной продукции. В Узбекистане широкий диапазон потребительских товаров облагается акцизами, если они импортирова ны, но не облагается, если они произведены внутри страны.18 Некоторые товары, такие как строительные материалы, облагаются налогом на добавленную стоимость при ввозе в страну, но освобождаются от налогообложения при их производстве внутри страны. Непродовольственные товары, ввозимые в Узбекистан из соседних стран без сертификата происхождения и не обязательно происходящие из этих стран, облагаются 20-процентным дополнительным налогом. Явные налоги на экспорт реже встречаются в странах Центральной Азии, чем налоги на импорт, и в них отсутствуют явные экспортные субсидии.19 Только Казахстан облагает экспортными налогами ограниченное число товаров при экспорте в страны, не являющиеся членами ЕЭС.20 В некоторых странах Центральной Азии экспортные цены на отдельные товары устанавливаются административным путем. В Таджикистане, например, сырьевые материалы экспортируются по ценам, установленным на республиканской товарной бирже, но с учетом мировых цен. В Туркменистане природный газ и электроэнергия экспортируются по ценам, установленным межправительственными соглашениями. Все страны применяют количественные ограничения, такие как запреты, квоты и лицензии к торговле товарами, которые имеют отношение к национальной безопасности, здравоохранению и экологии или считаются идущими вразрез с общественными нормами. Некоторые страны Центральной Азии используют количественные ограничения в экономических и социальных целях. Туркменистан и Узбекистан ограничивают импорт некоторых продуктов или их заменителей в целях защиты местных производителей от иностранных конкурентов. Туркменистан и Узбекистан также запрещают экспорт некоторых продовольственных товаров в целях обеспечения их наличия на внутреннем рынке по относительно низким ценам. По той же самой причине Казахстан ввел временный запрет на экспорт дизельного топлива и топочного мазуТаблица 3. Тарифы в некоторых странах Центральной Азии (Август 2005 г.) Число тарифных ставок Максимальная ставка (%) Средняя невзвешенная ставка (%) a Казахстан 10 100 7, a Кыргызстан 5 15 б 5, Таджикистан 6 15 7, Узбекистанa 4 30 14, Только стоимостные тарифы. Существуют также специальные и комбинированные тарифы. б Исключая 30-процентный сезонный тариф на рафинированный сахар. Примечание: Информация по Туркменистану фрагментарна и потому была опущена. Источник: Оценки Азиатского банка развития.

Региональное сотрудничество в целях развития торговли и увеличения притока инвестиций та в течение, соответственно, уборочного и отопительного сезонов. Некоторые страны Центральной Азии также используют регистрацию внешнеторговых операций как средство регулирования торговли. В Туркменистане все экспортные и импортные контракты по всем товарам – за исключением экспортных контрактов на стратегические товары, такие как природный газ, нефть и нефтепродукты, электроэнергия и хлопок, – подлежат предварительной регистрации на государственной товарной бирже. Экспортные контракты на стратегические товары требуют предварительного утверждения кабинетом министров. В Узбекистане импортные контракты, финансируемые из государственного бюджета, за счет гарантированных государством кредитов либо предприятиями, которые более чем на 50% находятся в государственной собственности, подлежат предварительной регистрации, а все другие импортные контракты, заключенные юридическими лицами, подлежат последующей регистрации. Как лицензирование, так и регистрация международных сделок создает возможности для вымогательства и может подстегивать коррупцию и препятствовать международной торговле. Лицензирование экспорта и/или импорта отдельных продуктов, похоже, прежде всего нацелено на создание и сохранение монополий. Дополнительные трудности возникают в некоторых странах Центральной Азии в результате неблагоприятных законов в отношении обмена иностранной валюты и платежей. В Туркменистане ограниченный доступ к иностранной валюте создает главное препятствие на пути импорта товаров, а требование о том, чтобы определенные категории экспортеров сдавали часть валютной выручки по завышенному обменному курсу, представляет собой скрытый налог на экспорт.21 Некоторые категории импортеров по-прежнему испытывают трудности с покупкой иностранной валюты в Узбекистане, даже после того как страна ввела в октябре 2003 г. полную конвертируемость национальной валюты по текущим международным операциям. В Таджикистане положение, в соответствии с которым экспорт широкого диапазона товаров подлежит 100-процентной предоплате, затрудняет экспорт этих товаров. Подводя итоги, можно сказать, что, хотя официальные тарифы относительно низки, существует большое количество других политических инструментов, которыми страны Центральной Азии пользуются, зачастую в произвольной и непрозрачной манере, для регулирования торговли. Снижение и рационализация нетарифных торговых барьеров, а также превращение их в более прозрачные и менее произвольные должны стать основной целью регионального сотрудничества.

Региональные торговые соглашения Разительной чертой торговой политики в Центральной Азии являются многочисленные региональные и двухсторонние соглашения, подписанные начиная с 1991 г. зачастую на самом высоком политическом уровне. Риторика этих соглашений предполагала либо воссоздание экономического союза, существовавшего в дни до получения независимости, либо образование таможенного союза по типу ЕС, либо, по крайней мере, создание зоны свободной торговли. Но в действительности, вместо создания региона открытой торговли, страны Центральной Азии в основном стали членами различных региональных организаций и подписали многочисленные двухсторонние торговые соглашения (см. Рисунок 3.1). Накладывающиеся друг на друга соглашения привели к тому, что в литературе по торговле метко называется эффектом «тарелки со спагетти.» Такая ситуация ведет к появлению противоречивого и вводящего в заблуждение набора торговых правил на любой границе (см. Вставку 3.2). Даже при наилучших условиях честным чиновникам и частным торговцам трудно выполнять все правила. А в худших условиях неясные правила создают возможности для произвола, решений по усмотрению какого-либо лица и коррупции. Основными региональными торговыми соглашениями являются следующие:22 Содружество Независимых Государств (СНГ) было создано после распада Советского Союза с целью поддержать единое экономическое пространство Советского Союза. На самом деле новые границы оказывали все более разрушиВставка 3. Снижение и рационализация нетарифных торговых барьеров, а также превращение их в более прозрачные и менее произвольные должны стать основной целью регионального сотрудничества Региональные преференциальные торговые союзы неэффективны в Центральной Азии по политическим и экономическим причинам, и вряд ли эта ситуация изменится в ближайшем будущем Узбекский взгляд на региональные организации в Центральной Азии «Многочисленные региональные организации с почти одинаковыми целями и задачами и появление различных институтов, направленных на региональную интеграцию стран Центральной Азии, привели к фрагментации политических и экономических систем внутри региона и к ненужности ограниченных административных механизмов и механизмов принятия решения по всей Центральной Азии.» Источник: Страновое исследование ПРООН по Узбекистану.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности тельное воздействие на экономику, поскольку СНГ было не в состоянии эффективно поддерживать свободную региональную торговлю. Начиная с 1995 г. более узко нацеленное Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭс или ЕЭС)23 ставило перед собой конкретную задачу создания таможенного союза для своих пяти членов. На пути установления единого внешнего тарифа сообщество натолкнулось на многочисленные практические препятствия главным образом потому, что Казахстан и Кыргызстан не принимали и вряд ли примут российский тариф (это создало бы благоприятные условия для российских производителей, поставляющих товары по довольно высоким ценам относительно мировых, в ущерб местным потребителям и импортерам этих стран). Россия в свою очередь вряд ли примет низкие кыргызские тарифы (которые связаны с договором со Всемирной торговой организацией (ВТО) со времени вступления Кыргызстана в 1998 г.).

Создание альтернативной группы среди стран СНГ произошло в феврале 2003 г., когда руководители Беларуси, Казахстана, России и Украины достигли предварительного соглашения о создании Единого экономического пространства (ЕЭП). Россия всячески продвигала эту концепцию, но не обошлось без разногласий по поводу предложений о создании наднациональных институтов и принятии рубля в качестве общей валюты. Исход выборов в декабре 2004 г. на Украине делает успешное продвижение по пути сотрудничества под знаком Единого экономического пространства еще менее вероятным. Попытки обеспечить единое экономическое пространство в Центральной Азии привели в 1994 г. к созданию Казахстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном Центральноазиатского экономического союза. С вступлением Таджикистана в 1998 г. организация стала Центральноазиатским экономическим сообществом. Пре Эффект «тарелки со спагетти» региональных и двухсторонних торговых соглашений с участием стран Центральной Азии (Август, 2005) Рисунок 3. Региональное сотрудничество в целях развития торговли и увеличения притока инвестиций зиденты четырех стран в 2002 г. провозгласили создание Организации Центроазиатского сотрудничеста (ОЦАС). Россия вструпила в ОЦАС в 2004 г. Несмотря на то, что соглашение об основании ОЦАС включало в себя достаточно важные цели, прогресса по реализации этих целей не наблюдалось. Во время своей встречи в Санкт-Петербурге в октябре 2005 года президенты стран ОЦАС приняли решение совместить свою организацию с ЕЭС. Организация экономического сотрудничества (ОЭС), к которой в 1992 г. примкнули все только что получившие независимость страны Центральной Азии, также претендует на роль регионального торгового механизма. Три члена-учредителя (Иран, Пакистан и Турция) предлагают друг другу льготные тарифные режимы, но список товаров, подпадающих под соглашение, крайне ограничен. Пять стран Центральной Азии вместе с Афганистаном и Азербайджаном выразили свою приверженность принципам ОЭС, но не сделали никаких шагов по установлению преференциальных тарифов. Начиная с 1992 г. торговля между пятью странами Центральной Азии и их южными соседями расширилась, хотя и с низкого уровня и гораздо более медленными темпами, чем ожидали многие наблюдатели. Более того, торговля расширялась на недискриминационной основе (режим наибольшего благоприятствования), а не в рамках региональных торговых договоренностей, как, вероятно, предполагали члены–основатели ОЭС. Между этими региональными соглашениями зачастую существует скрытое соперничество, отражающее различные и взаимоисключающие политические договоренности. В целом быстрая смена интереса к альтернативным перестановкам сдерживает институциональное развитие любой конкретной региональной организации.24 В последнее десятилетие продвижение к созданию таможенного союза шло медленными темпами или вообще не происходило, поскольку отсутствуют какие-либо мероприятия по исполнению договоренностей или механизмы арбитража для их реализации. В действительности соглашения, направленные на введение обязательного режима свободной торговли или гармонизацию внешней торговой политики, практически не принесли никаких результатов, и ни одно из них не представляет угрозы многосторонности торговой политики стран Центральной Азии. Их экономическое воздействие оказалось минимальным. В глаза бросаются две основные причины такого развития событий. Во-первых, правительства новых государств Центральной Азии не желают ограничивать свой только что полученный суверенитет путем ввязывания, как они опасаются, в региональные путы, могущие привести к воссозданию некоторых политических ограничений, характерных для недавнего прошлого. Во-вторых, веские экономические причины препятствуют достижению преференциальных региональных торговых договоренностей. Один из основных аргументов относится к вероятности переориентации торговых потоков. Преференциальные пошлины на импортные товары из соседней страны могут подтолкнуть потребителей к приобретению товаров, которые представляются им более выгодными, чем на самом деле более дешевые или более качественные импортные товары, цену которых удорожает включенный тариф. Правительство импортирующей страны теряет тарифные доходы, а потребители оказываются в худшем положении, нежели они были бы в случае недискриминационного сокращения тарифов. Хотя политические лидеры могут и не выражать опасения в таких терминах, как «переориентация торговых потоков», когда дело доходит до выполнения соглашений, они признают, что, хотя им и хотелось бы расширить рынок для собственных защищенных отраслей промышленности, им все же не хочется предоставлять статус наибольшего благоприятствования промышленным товарам своих соседей. Закупка импортных товаров у наиболее дешевых глобальных поставщиков и реализация экспорта на лучших рынках имеют значительный экономический смысл, а неследование этим принципам было основной причиной неудач многочисленных дискриминационных торговых договоренностей в Африке и Латинской Америке во второй половине XX в. (см. Главу 1).25 Одним словом, региональные преференциальные торговые соглашения не возымели успеха в Центральной Азии по политическим и экономическим причинам и вряд ли будут иметь успех в ближайшем будущем. Вместо того чтобы сосредоточивать свое внимание на заключении таких соглашений, политическому руководству в Центральной Азии следует позаботиться о скорейшем присоединении к ВТО и поддержке регионального сотрудничества, нацеленного на сокращение торговых барьеров, возникающих вследствие слабой транспортной инфраструктуры и слабых мер по активизации торговли.

Политическому руководству в Центральной Азии следует позаботиться о скорейшем присоединении к ВТО и поддержке регионального сотрудничества, нацеленного на сокращение торговых барьеров, возникающих вследствие слабой транспортной инфраструктуры и слабых мер по активизации торговли Вступление в ВТО и сотрудничество в многосторонних рамках Из пяти стран Центральной Азии в настоящее время только Кыргызстан является членом ВТО (см. Таблицу 3.5). Заявка Казахстана на вступление продвинулась достаточно далеко: в по В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Таблица 3.5 Bступлениe в ВТО Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Заявка Январь 1996 г. 1993 г. Май 2001 г. Не подавал Декабрь 1994 г.

Рабочие группы 7 встреч (1997 –2004) 1 встреча (март 2004 г.) 2 встречи (июль 2002 г. и июнь 2004 г.) Членство Декабрь 1998 г.

Источник: Web-сайт ВТО, www.wto.org.

Выгоды от членства в ВТО для стран Центральной Азии весьма значительны следние годы действует программа совещаний Рабочей группы, и присоединение ожидается скоро, возможно, уже в 2006 г. Процесс вступления Таджикистана и Узбекистана находится на более раннем этапе, хотя с 2002 г. в процессе наметилось ускорение. Туркменистан пока не подавал заявки на вступление в ВТО, поскольку его правительство не расположено к участию в многосторонних усилиях. Выгоды от членства в ВТО для стран Центральной Азии весьма значительны. Самое важное в том, что членство ставит торговлю на общую основу международного торгового права и потенциально отделяет торговую политику от просто политики. Присоединение к ВТО большего числа стран Центральной Азии обеспечило бы общие рамки для выработки формальной торговой политики и разрешения споров в отношении большей доли внутрирегиональной торговли и торговли с экономически важными соседями в регионе. Пакистан и Турция уже давно являются членами ВТО, и выгоды от вступления в ВТО для стран Центральной Азии были подчеркнуты присоединением Китая в 2001 г. и будут подтверждены неминуемым вступлением России.26 Присоединение к надежному процессу ВТО по разрешению споров – важное достижение для малых торговых наций, у которых появляется заслуживающий доверия способ обращения за помощью против крупных стран, нарушающих правила. Вступление в ВТО могло бы принести дальнейшие выгоды за счет поощрения либеральной политики и наказания за отказ от выполнения обязательств. Такая среда будет способствовать привлечению прямых иностранных инвестиций, повышению привлекательности внутренних инвестиций и обеспечит стране возможность получать выгоды от специализации и торговли с меньшей боязнью протекционизма на иностранных рынках. Членство в ВТО также обеспечит некоторые рычаги для борьбы с нелиберальной политикой в других странах. Узбекистан и Таджикистан, например, смогли бы присоединиться к усилиям стран – членов ВТО по сокращению субсидий произ водителям хлопка в Соединенных Штатах и ЕС (см. Вставку 3.3). Несмотря на многочисленные выгоды, ВТО – это не панацея, поскольку необходимы другие реформы и инвестиции, особенно в отношении транспорта, транзита и внутренней политики. С вступлением в ВТО сопряжены и определенные затраты, особенно связанные с проведением переговоров и созданием институтов для обеспечения соблюдения кодексов ВТО, хотя двухсторонние и многосторонние доноры могут помочь в обеспечении последнего. В некоторых случаях, однако, затраты, связанные с членством в ВТО, толкуются превратно. Например, критики ссылаются на экономические трудности Кыргызстана в 1999 г. в качестве примера потенциальных затрат на членство, но на самом деле спад в Кыргызстане был связан с факторами, не имеющими отношения к ВТО и перевесившими положительные результаты от вступления. Основными причинами трудностей были российский экономический кризис 1998 – 1999 гг., 50-процентная девальвация в Казахстане и крах трех из четырех крупнейших в стране банков. Кыргызская торговля также была поставлена в безвыходное положение региональными условиями транспорта и транзита.28 Во многих отношениях многосторонность, формализуемая членством в ВТО, остается самыми лучшими рамками для развития международных экономических отношений. В настоящий момент, однако, несмотря на малоуспешный опыт, предложений по созданию региональных торговых договоренностей не убавляется, будь то в форме призывов к образованию зоны свободной торговли, таможенного союза или более глубокого экономического союза. В мае 2004 г. президент Узбекистана Каримов предложил создать среднеазиатский общий рынок (см. Вставку 3.4). На восьмом саммите ОЭС, проходившем в Душанбе в сентябре 2004 г., Иран предложил взять обязательства по созданию к 2015 г. зоны свободной торговли ОЭС. В марте 2005 г. президент Каримов и президент Казахстана Назарбаев образовали рабочую группу по созданию зоны свободной торговли между своими странами. ВТО – это не панацея, поскольку необходимы другие реформы и инвестиции, особенно в отношении транспорта, транзита и внутренней политики Региональное сотрудничество в целях развития торговли и увеличения притока инвестиций Вставка 3. Потенциальное региональное сотрудничество в рамках ВТО: пример хлопка Одна из главных привлекательных сторон ВТО состоит в создании привязанных к конкретному вопросу коалиций для борьбы против политики, не отвечающей духу ВТО. Вопросы, относящиеся к хлопку, имеют особое отношение к Центральной Азии. В сезон 2001 – 2002 гг. прямая помощь производителям хлопка составила 2,3 млрд. долл. США в Соединенных Штатах и 800 млн. долл. США в ЕС. Эти субсидии вылились в повышение цен производителей по сравнению с мировой ценой на 91% в Соединенных Штатах, 144% в Греции и 184% в Испании. Реакция внутреннего предложения на эти искусственно завышенные цены снижает мировые цены. По оценкам исследования Всемирного банка, отмена субсидий в США и ЕС привела бы к повышению мировых цен на 71%. Центральная Азия несет значительные потери из-за вызванного субсидиями снижения мировых цен. При повышении мировых цен на 71% ВВП Узбекистана вырастет на 3%, ВВП Таджикистана – на 6% и ВВП Туркменистана – на 3%. Эти значительные выгоды будут иметь место каждый год. Более того, при более привлекательных мировых ценах объемы экспортируемого хлопка возрастут (примерно на 5,8% в Узбекистане), что еще увеличит потенциальные выгоды.27 На проходившей в Канкуне конференции ВТО на уровне министров в 2003 г. группа западноафриканских стран – производителей хлопка (Бенин, Буркина Фасо, Мали и Чад) выступила с секторальной инициативой по хлопку, главный упор в которой делался на ущербе, наносимом развивающимся странам хлопковыми субсидиями в развитых странах, особенно в Соединенных Штатах, и призвала к отмене этих субсидий. В марте 2005 г. Бразилия добилась окончательного решения ВТО о том, что большинство хлопковых субсидий в Соединенных Штатах являются незаконными по правилам ВТО, и в начале июля 2005 г. правительство США объявило о том, что оно обратится в конгресс с просьбой принять закон о постепенном свертывании субсидий. Даже если Соединенные Штаты полностью отменят хлопковые субсидии, определенные как незаконные по правилам ВТО, все равно там и в других развитых странах останутся значительные хлопковые субсидии, искажающие торговлю. Страны – производители хлопка в Центральной Азии могли бы расширить коалицию против субсидий и способствовать их скорейшей отмене.

В сфере торговли есть возможность и необходимость развития регионального сотрудничества в многосторонних рамках. Во-первых, страны Центральной Азии могут координировать свою торговую политику и совместными усилиями осуществлять недискриминационную торговую либерализацию, как это сделали многие страны – члены Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Во-вторых, они могут также объединить усилия друг с другом и другими странами для получения лучшего доступа к рынкам в развитых странах и для борьбы за прекращение искажающих торговлю сельскохозяйственных субсидий. Третье и самое важное состоит в том, что региональное сотрудничество должно быть самым срочным образом ориентировано на вопросы регионального транспорта и содействия развитию торговли. Барьеры, воздвигаемые сегодняшними договоренностями, представляют собой гораздо более серьезные препятствия, нежели торговая политика сама по себе.

Вcтавка 3. Узбекское предложение по созданию общего рынка в Центральной Азии На саммите ОЦАС, проходившем 28 мая 2004 г. в Астане, президент Узбекистана Каримов предложил создать среднеазиатский общий рынок на основе институциональных рамок ОЦАС и включая Афганистан. Главной целью среднеазиатского общего рынка будет повышение жизненного уровня народов Центральной Азии путем оптимального использования региональных ресурсов, включая воду и электроэнергию, природный, физический и человеческий капитал, а также путем разработки общей стратегии создания благоприятного инвестиционного климата для внутренних и иностранных инвесторов. Предполагалось, что это будет долгосрочная инициатива, реализация которой состоит из трех фаз: 1. Создание эффективной зоны свободной торговли. 2. Образование таможенного союза в течение пяти лет после создания зоны свободной торговли. 3. Образование общего рынка в течение пяти-семи лет после создания таможенного союза. Но с момента поступления инициативы в мае 2004 г., прочти не наблюдалось прогресса по ее реализации и углублению. Кроме того, ее будущее туманно в связи с объединением ОЦАС с ЕЭС. Источник: Правительство Узбекистана и ПРООН.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности На пути развития свободной торговли в Центральной Азии стоит ряд препятствий, связанных с транспортом и транзитом Транспорт, пограничная и таможенная службы и транзитные барьеры На пути развития свободной торговли в Центральной Азии стоит ряд препятствий, связанных с транспортом и транзитом. Расстояние от Центральной Азии до ближайших морских портов в Аравийском море и Персидском заливе составляет от 2 000 до 3 400 км, до ближайших морских портов в Черном море – почти 3 000 км, а до ближайших стран ЕС – около 4 000 км. Регион также имеет непростую топологию, которая затрудняет транспортные связи с другими частями света, особенно Южной Азией. Ситуация усугубляется слабостью региональной транспортной сети, серьезными проблемами при пересечении границ, таможенными процедурами и трудностями транзита через соседние страны (см. свидетельство очевидца во Вставке 3.5).

тию. Так, была установлена железнодорожная связь между Ираном и Туркменистаном, а также Китаем и Казахстаном. Казахстан, Россия и Туркменистан заключили соглашение о строительстве железной дороги, которая свяжет Российскую Федерацию с Ираном через Казахстан и Туркменистан. Казахстан предпринимает усилия по возведению недостающих сегментов железной дороги, которая свяжет Китай с Европой через Казахстан, Туркменистан и Иран. При финансовой и технической помощи Азиатского банка развития страны Центральной Азии осуществили или реализуют несколько проектов по постройке автомагистралей. Это позволит им улучшить транспортные связи с Восточной и Южной Азией и станет шагом на пути возвращения к роли сухопутного моста между Азией и Европой. Проекты включают восстановление дорог между Душанбе и кыргызской границей, а также магистралей Ош – Иркештан, Ош – Бишкек, Бишкек – Алматы и Алматы – Астана. Обсуждается вопрос строительства железной дороги, которая свяжет Узбекистан с Китаем через Кыргызстан, а также железной дороги между Афганистаном и Узбекистаном. Страны Центральной Азии также участвуют в программе ЕС «Транспортный коридор Европа – Кавказ – Азия» (ТРАКЕКА) и в проектах по строительству Азиатской автомагистрали и Трансазиатской железной дороги, осуществляемых Экономической и социальной комиссией ООН для Азии и Тихого океана – ЭСКАТО (см. Вставку 3.6). В целом, однако, отсутствие финансовых ресурсов и слабая координация при выполнении проектов, относящихся к национальной транспортной инфраструктуре, замедляют интеграцию транспортных сетей Центральной Азии с международными транспортными сетями. В то же время появление национальных границ и увеличение транзитных затрат и сроков из-за Транспортная инфраструктура Страны Центральной Азии унаследовали высоко интегрированные транспортные сети, которые строились фактически без учета административных границ между советскими республиками и были в основном ориентированы на Российскую Федерацию. В то же время транспортные связи с соседними странами – Афганистаном, Китаем, Ираном, Пакистаном и Турцией, оставались слабо развитыми, приходили в упадок или закрывались. После получения независимости страны Центральной Азии постарались улучшить транспортные связи со странами, не входившими в бывшее советское государство, часто при поддержке многосторонних и двухсторонних организаций по международному разви Вставка 3. На таджикско-узбекской границе Между Душанбе и Ташкентом нет регулярных рейсов. Так что мы летели местным рейсом из Душанбе в Ходжанд на севере Таджикистана. Там в аэропорт за нами пришла машина, и мы поехали по ухабистым дорогам к узбекской границе и потом в Ташкент. Во время предыдущей поездки в обратном направлении в этом году я изумлялся закрытым на замок двойным железным воротам, блокировавшим узбекскую сторону границы, и высокой проволочной ограде и сторожевым башням узбекской границы, насколько видел глаз, хотя в советские времена ни о какой реальной границе и говорить не приходилось. На этот раз замка на воротах не было, но они открывались и закрывались только для проезда и прохода автомашины или человека. Дело клонилось к вечеру, и был понедельник, так что особого движения через границу в обоих направлениях не было. Несколько грузовиков направлялись на север в Узбекистан. Несколько тяжело груженых телег, запряженных ослами, ехали на юг в Таджикистан. Их погонщики явно страдали и от ослов, и от таджикских пограничников. Ослы с нетерпением тянули на юг, а пограничники по какой-то причине не пускали их, били ослов своими сапогами, в то время как сидящие на телегах ребятишки визжали от страха. Источник: Й. Линн, личные наблюдения, сентябрь 2003 г.

Региональное сотрудничество в целях развития торговли и увеличения притока инвестиций введения пограничных формальностей вызвало строительство нескольких железных дорог и автомагистралей главным образом с целью избежать транзита через соседние страны. Например, Казахстан построил Кызыласкер-Кировскую дорогу, соединившую район к югу от Чардаринского водохранилища с остальной частью страны минуя Узбекистан. Кыргызстан модернизировал Джалал-Абад-Узгенскую дорогу, обошедшуюся примерно в 12 млн. долл. США, которая соединила Ош и Джалал-Абад минуя Узбекистан. Туркменистан построил новую железную дорогу, соединившую Керкиши в долине Амударьи с железнодорожной сетью страны минуя Узбекистан, который в свою очередь построил Учкудук-Мискен-Караузакскую железную дорогу, обошедшуюся в более чем 10 млн. долл. США, которая соединила Бухару с Нукусом через Навои минуя Туркменистан. Хотя новые автомобильные и железнодорожные объездные пути, скорее всего, имеют положительное воздействие на развитие построивших их стран, их возведение не было бы нужно, если бы страны сотрудничали в использовании существующих региональных транспортных сетей. Более эффективным использованием ограниченных финансовых ресурсов было бы строительство международных транспортных коридоров, восстановление и поддержание существующих сетей параллельно с усилиями по уменьшению барьеров на границах. В настоящее время Центральная Азия располагает протяженной транспортной сетью из 21,856 км железнодорожных путей и 177,250 км автодорог (см. Таблицу 3.6). Однако бльшая часть сети находится в плохом состоянии и требует восстановительных работ. По некоторым оценкам, только 25% автодорог в Кыргызстане и 20% в Таджикистане находятся в хорошем состоянии. Среди причин – отсутствие технического обслуживания вследствие недостаточного финансирования;

советские стандарты строительства (которые не соответствуют сегодняшней интенсивности движения и не годятся для современных грузовиков) и низкое качество Страны Центральной Азии построили несколько железных дорог и автомагистралей главным образом с целью избежать транзита через соседние страны Вставка 3. Участие стран Центральной Азии в осуществлении крупных международных проектов в области транспортной инфраструктуры Программа ТРАКЕКА Программа ТРАКЕКА – финансируемая ЕС программа технической помощи в целях создания транспортного коридора с запада на восток: из Европы через Черное море, Кавказ и бассейн Каспийского моря в Центральную Азию. Программа была начата в мае 1993 г. восемью странами – членами ТРАКЕКА (Армения, Азербайджан, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан). К 2005 г. программой ТРАКЕКА было профинансировано 39 проектов технической помощи на общую сумму 57,7 млн. евро и 14 инвестиционных проектов на общую сумму 52,3 млн. евро. Техническая помощь способствовала привлечению крупных инвестиций из международных финансовых институтов. В частности, ЕБРР предоставил займы Казахстану (65 млн. долл. США) и Узбекистану (40 млн. долл. США) на восстановление железных дорог на основе проектов ТРАКЕКА. Программа также предоставила софинансирование проекту по пересечению границ, займы на который Казахстану и Кыргызстану предоставил Азиатский банк развития, причем 68 млн. долл. США пошло на восстановление дороги Алматы – Бишкек. Азиатская автомагистраль и Tрансазиатская железная дорога В 1992 г. ЭСКАТО утвердила две программы развития регионального транспорта в Азии: «Азиатская автомагистраль» и «Трансазиатская железная дорога.» Цель программы «Азиатская автомагистраль» – помощь в развитии международных автомобильных перевозок в Азии;

и в 2003 г. с этой целью было подписано межправительственное соглашение. В соглашении определено 55 маршрутов общей протяженностью примерно 140 тыс. км, которые пересекают Азиатский континент и ведут в Европу. Они включают одиннадцать маршрутов (13,189 км) в Казахстане, четыре маршрута (1,695 км) в Кыргызстане, три (1,925 км) – в Таджикистане, пять (2,204 км) – в Туркменистане и пять (2,966 км) – в Узбекистане. Из 32 участвующих в этой программе стран 26, включая Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан, подписали межправительственное соглашение. Остальные шесть стран, в т. ч. Туркменистан, подпишут соглашение до конца 2005 г. Программа «Трансазиатская железная дорога» была начата в 1960-е гг. с целью обеспечения непрерывного железнодорожного маршрута протяженностью 14 тыс. км между Сингапуром и Стамбулом с возможными последующими ответвлениями в Европу и Африку. Учитывая площадь охватываемой территории и разницу в стандартах и уровне технического развития на железных дорогах в регионе, ЭСКАТО взяла на вооружение пошаговый подход к определению сети. Будущая задача программ ТРАКЕКА, «Азиатская автомагистраль» и «Трансазиатская железная дорога» состоит в том, чтобы претворить планы в реальность. Это требует скоординированного планирования, финансирования и строительства. Кроме того, необходимо определить институциональные и технические узкие места, а также определить и реализовать конкретные восстановительные меры. Источник: Печатается в сокращении с сайтов ТРАКЕКА и ЭСКАТО, http://www.ТРАКЕКА-org.org/ и http://www.unescap.org/.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Таблица 3.6 Транспортные сети в странах Центральной Азии (2004 г.) (1 000 км) Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Всего Железные дороги 14,3 0,4 0,5 2,6 4,0 21, Автомобильные дороги 89,0 18,8 12,5 13,5 43,5 177, Источник: Оценки Азиатского банка развития. технического обслуживания из-за коррупции и малого использования современных технологий и оборудования. Скудость бюджета на техническое обслуживание отчасти объясняется низким уровнем налогов на топливо и других сборов с пользователей дорог по сравнению с международными стандартами. температурным режимом, не хватает. Комбинированные автожелезнодорожные перевозки (т. е. трейлеры на железнодорожных платформах) отсутствуют. Услуги по воздушным перевозкам неразвиты и дороги. Отсутствие конкуренции – одна из главных причин низкого качества и высокой стоимости железнодорожных и воздушных транспортных услуг. Принадлежащие государству железные дороги сохраняют за собой монопольные позиции и по-прежнему выполняют и регуляторные, и коммерческие функции, хотя в Казахстане и Узбекистане идет реструктуризация железнодорожного транспорта, а в Таджикистане обсуждается ее осуществление. Точно так же принадлежащие государству авиакомпании доминируют на рынке воздушных перевозок во всех странах Центральной Азии, за исключением Казахстана, где основные аэропорты приватизированы и где существуют 23 частные и только одна государственная авиакомпания (см. Вставку 3.7). Отсутствие конкуренции привело к неэффективности транспортных услуг и недовложениям в транспортную инфраструк По сравнению со многими другими странами, наличие, качество и стоимость транспортных услуг в Центральной Азии весьма низки Транспортные услуги По сравнению со многими другими странами, наличие, качество и стоимость транспортных услуг в Центральной Азии весьма низки.31 В частности, международные железнодорожные услуги в отношении малых грузов (т. е. грузов, составляющих меньше одного вагона или пятитонного контейнера) либо вообще отсутствуют, либо очень дороги и требуют много времени на оформление заказа и перевозку. Перевозка грузов по автомагистралям обходится достаточно дорого, и к тому же ненадежна. Хотя в базовых средствах транспорта предложение превышает спрос, специализированных средств, таких, как транспортные средства с регулируемым Отсутствие конкуренции — одна из главных причин низкого качества и высокой стоимости железнодорожных и воздушных транспортных услуг Вставка 3. Воздушный транспорт в Центральной Азии В советский период республики Центральной Азии имели обширное воздушное сообщение между собой и с другими советскими республиками, но недостаточное сообщение с остальными странами. После распада Советского Союза многие рейсы были приостановлены, одновременно были организованы прямые маршруты между Средней Азией и другими странами мира. В результате для перелета из одного среднеазиатского города в другой нередко приходится лететь через другой город за пределами региона. Например, чтобы попасть из Бишкека в Кыргызстане в Ашгабат в Туркменистане, приходится лететь через Стамбул. Или часть пути приходится ехать по суше, например, при поездках из Душанбе в Таджикистане в Ташкент в Узбекистане (см. Вставку 3.5). Страны Центральной Азии унаследовали относительно устаревшую воздушно-транспортную инфраструктуру. Советские самолеты не отвечали международным стандартам в отношении безопасности, комфорта и защиты окружающей среды. Однако после получения независимости некоторые из стран Центральной Азии добились значительных успехов в модернизации своего воздушного флота. Так, компании «Uzbekistan Airways» и «Эйр Астана» (Казахстан) взяли в лизинг новые самолеты. В Казахстане воздушный транспорт был акционирован и частично приватизирован. Тем не менее контролируемая государством компания «Эйр Астана» до сих пор главенствует на рынке. Национальные авиакомпании в других странах Центральной Азии полностью принадлежат государству. Помимо предоставления воздушно-транспортных услуг, они управляют аэропортами и службой безопасности воздушного движения. Это засилье является основной причиной относительно низкого качества авиатранспортных услуг в Центральной Азии. Отсутствие маршрутов, отвечающих международным стандартам, серьезно ограничивает заинтересованность иностранных инвесторов, туризм и региональную интеграцию.

Региональное сотрудничество в целях развития торговли и увеличения притока инвестиций туру, особенно в железнодорожный транспорт. Вот почему значительная доля железнодорожных путей и подвижного состава находится в плачевном состоянии. В отличие от воздушного транспорта, в автотранспорте конкуренция довольно высока. В отрасли были приватизированы многие государственные предприятия и активно действуют транспортные операторы из Беларуси, Ирана, России и Турции. Однако сектор представлен в основном мелкими компаниями и микрофирмами, которым недостает финансовых ресурсов и навыков для расширения бизнеса, достижения экономии за счет масштаба и повышения качества предоставляемых услуг. Операторы автодорожного транспорта также страдают от сложных и непрозрачных транспортных законов и процедур по пересечению границы, квот на въезд в иностранные государства и трудностей транзита через соседние страны. Ограниченное использование комбинированных транспортных операций и относительно высокая стоимость международных транспортных услуг в отношении малых грузов во многом объясняются неразвитостью логистической инфраструктуры (склады, транспортные узлы, терминалы, накопительно-распределительные комплексы) и услуг. Ни в одной стране нет современных логистических центров, которые могли бы в достаточных объемах заниматься консолидацией грузов для международного рынка и направлять их на наиболее эффективный вид транспорта.32 Международные компании по логистике до сих пор почти не представлены в регионе, из-за малого размера рынка, неблагоприятной нормативной базы и коррупции. Наблюдается незна чительный объем прямых иностранных инвестиций в инфраструктуру и ограниченная передача ноу-хау в сфере логистических услуг. Местные логистические компании имеют в основном небольшие размеры, и им не хватает ресурсов и опыта для предоставления качественных услуг.

Главная задача правительств региона состоит в том, чтобы создать «границы с человеческим лицом» Управление пограничной и таможенной службами Поскольку новые международные границы среднеазиатских республик установились надолго, главная задача правительств региона состоит в том, чтобы создать «границы с человеческим лицом». Границы должны способствовать передвижению людей и товаров, а не мешать ему, не подвергать людей бесконечной и непредсказуемой волоките и высоким официальным сборам. Люди не должны бояться, чувствовать себя эксплуатируемыми, притесняемыми или вынужденными выполнять вымогательские и коррумпированные требования. Сегодня слишком часто границы в Центральной Азии лишены человеческого лица (см. Вставку 3.8). Это особенно относится к границам между Узбекистаном и другими странами Центральной Азии. Более половины из 6 тыс. людей, участвовавших в 2004 г. в опросе общественного мнения, проводившемся Всемирным банком, заявили, что границы между их странами и другими государствами Центральной Азии негативно или крайне негативно воздействуют на торговлю, транспорт и транзит. Почти 60% респондентов сказали, что границы негативно или крайне негативно воздействуют на доступ к родственникам, друзьям или партнерам по бизнесу (см. Рисунок 3.2). Пограничные отношения Вставка 3. Границам в Центральной Азии необходимо более «человеческое лицо» После получения независимости страны Центральной Азии, особенно Узбекистан, все больше и больше ограничивали передвижение через границы. В конце 1990-х гг. Узбекистан почти закрыл свои границы с Таджикистаном и заминировал границы с Кыргызской Республикой и Таджикистаном в стремлении предотвратить незаконную торговлю наркотиками, контрабанду оружия и вторжение членов Исламского движения Узбекистана. В 2002 г. Узбекистан практически закрыл границы с Казахстаном и Кыргызской Республикой, официально для защиты от эпидемий, но на деле также для того чтобы помешать людям ездить за покупками в соседние страны. Например, узбекские власти приказали разрушить мост, соединявший кыргызский город Кара-Суу и узбекский город Корасув. Сразу же после вспышек насилия в Андижане (Узбекистан) в мае 2005 г. граница была временно открыта в Кара-Суу и местные жители построили временный мост, что отражало немалую заинтересованность местного населения в налаживании приграничных контактов. Закрытие границ оказало разрушительное воздействие на законную приграничную торговлю и при этом подстегивало контрабанду и коррупцию. Было также значительно затруднено передвижение людей с законными целями, такими как посещение друзей и родственников, присутствие на похоронах и деловых встречах и т. д. Существуют многочисленные сообщения о притеснениях людей со стороны пограничников и таможенных служащих, о вымогательстве у них незаконных платежей.34 Данные опроса, приведенные нa Рисунок 3.2, подтверждают эти сообщения. На границах между Узбекистаном и другими республиками происходят также многочисленные смертные случаи в результате применения оружия пограничниками или взрыва мин. По сообщениям средств массовой информации, Узбекистан недавно убрал мины со своих границ с Кыргызстаном, и в данный момент убирает их со своих границ с Таджикистаном.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Общественное мнение о воздействии границ в Центральной Азии Рисунок 3. *Предел погрешности +/- 3% Источник: Опрос общественного мнения Всемирного банка, 2004 г.

Страны Центральной Азии в последние несколько лет добились некоторых успехов в модернизации таможенных администраций, но таможенная обработка товаров до сих пор затратна и требует много времени между Узбекистаном и тремя другими странами Центральной Азии, охваченными опросом, попали в разряд наихудших. Несмотря на явное увеличение трудностей, связанных с пересечением границ, страны Центральной Азии в последние несколько лет добились некоторых успехов в модернизации таможенных администраций. Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан приняли новые таможенные кодексы, которые в целом соответствуют международной Конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур (известной как «пересмотренный Киотский протокол») и стандартам ВТО (включая правила таможенной оценки). Узбекистан находится в процессе пересмотра таможенного кодекса в соответствии с этой конвенцией и стандартами. Казахстан ввел автоматизированную систему таможенной информации;

подобные системы разрабатываются также Кыргызской Республикой и Таджикистаном. Таможенная администрация Узбекистана вложила значительные средства в информационные и коммуникационные технологии. Тем не менее таможенная обработка товаров до сих пор затратна и требует много времени, а таможенные процедуры остаются сложными и обремененными требованиями обширной документации. Современные информационные технологии обычно используются не до конца.33 Сотрудники таможни получают низкие зарплаты по сравнению со служащими частного сектора и зачастую страдают отсутствием соответствующей подготовки. По большинству таможенных деклараций проводится физический осмотр груза, очень часто случаются задержки в таможенном оформлении, и для обеспечения своевременной обработки нередко требуются неофициальные платежи. Ситуация усугубляется чрезмерными требованиями сертификации и слабостью организаций, занимающихся стандартами, а также многочисленностью различных учреждений, обслуживающих границы, и отсутствием координации усилий между ними.

Транзитные системы Помимо пересечения границ, народы Центральной Азии зависят еще от транзита через соседние государства для осуществления международной, региональной и внутренней торговли. Аномальная ситуация в сфере внутренней торговли, зависящая от транзита через соседние страны, возникает из-за причудливого наложения постсоветских границ на унаследованные от советского времени железные и автомобильные дороги. Кроме того, у Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана существуют анклавы, расположенные на территории двух других государств.35 Страны Центральной Азии пытались разрешить свои транзитные проблемы посредством многосторонних, региональных и двухсторонних соглашений. Все они подписали Таможенную конвенцию о международной перевозке грузов с применением книжки МДП («TIR-карнет»), наиболее важную международную конвенцию по транзитным автомобильным перевозкам (часто именуемую «Конвенцией МДП»). Вместе с другими странами СНГ они также подписа Страны Центральной Азии зависят еще от транзита через соседние государства для осуществления международной, региональной и внутренней торговли Региональное сотрудничество в целях развития торговли и увеличения притока инвестиций ли Соглашение о транзите через территории стран – членов СНГ. В рамках ЕЭС Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан вместе с Беларусью и Российской Федерацией подписали несколько соглашений, направленных на облегчение транзита. Девять из десяти стран ОЭС, включая Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан, подписали Рамочное соглашение ОЭС о транзитных перевозках. Правительства Казахстана и Кыргызстана подписали несколько соглашений, нацеленных на облегчение транзитных перевозок кыргызских грузов через территорию Казахстана. Результаты этих соглашений неоднозначны. В отличие от железных дорог, проблемы транзитных перевозок остаются весьма серьезными для автомобильного транспорта, поскольку соглашения, касающиеся транзитных автомобильных перевозок, либо вообще не выполняются, либо выполняются только частично. Рамочное соглашение ОЭС о транзитных перевозках, например, еще даже не вошло в силу, поскольку на сегодняшний день его ратифицировали только пять стран (для вступления соглашения в силу требуются подписи шести стран). Что касается Конвенции МДП, из региона часто поступают сообщения о том, что таможенные власти вскрывают пломбы и проверяют груз, перевозимый на грузовиках с применением книжки МДП, или требуют, чтобы грузовики присоединялись к таможенному конвою. Такие действия противоречат положениям конвенции. Более того, на пограничных пунктах не организованы отдельные потоки для грузовиков, следующих по книжкам МДП, что в итоге замедляет движение международного грузового транспорта вместе со всем остальным потоком.36 Для превращения в сухопутное транзитное связующее звено между Восточной и Южной Азией и Европой и полной интеграции в глобальную экономику странам Центральной Азии необходимо обеспечить полное соблюдение Конвенции МДП. У системы МДП есть, однако, один важный недостаток: ее стоимость запретительно высока для многих транспортных операторов в регионе. Использование системы требует покупки безопасных в таможенном отношении транспортных средств или контейнеров (т. е. дорогих, произведенных в Европе), членства в национальной ассоциации и приобретения книжки МДП для каждого передвижения транзитного груза из пункта происхождения в пункт назначения.37 Для внутрирегиональных и некоторых межрегиональных перевозок, таких как перевозки в другие страны СНГ, Афганистан, Китай, Иран и Пакистан и в обратном направлении, необходимо создать упрощенную и эффективно управляемую систему регионального транзита, похожую на Конвенцию МДП, но менее дорогостоящую. Многие компоненты такой системы, включая механизмы осмотра транспорта, транспортные ассоциации и растущая страховая отрасль, уже существуют в регионе. Однако на региональном уровне недостает способностей или желания свести все компоненты в годный для применения механизм. Учитывая трудности подготовки многосторонних соглашений, эффективным способом создания такой системы могло бы стать достижение успехов сначала на двухсторонней основе, а затем объединение договоренностей в многостороннее соглашение. Подписанное недавно двухстороннее соглашение о транзите между Казахстаном и Кыргызстаном и между Кыргызстаном и Таджикистаном – отрадный шаг в этом направлении.

Страны Центральной Азии пытались разрешить свои транзитные проблемы посредством многосторонних, региональных и двухсторонних соглашений, но результаты этих соглашений неоднозначны Денежные и временные затраты на транспорт Общее воздействие удаленности и отсутствия выхода к морю стран Центральной Азии, несовершенные транспортные сети, низкое качество транспортных услуг и слабое управление пограничной службой, таможенная администрация и транзитные системы выливаются в целом в высокие транспортные расходы и продолжительные и непредсказуемые сроки транзита для международных перевозок, особенно малых грузов. На Рисунках 3.3 и 3.4 показаны фактические транспортные издержки и время, затрачиваемое на перемещение грузов по автодорогам между Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном, а также время на перемещение грузов по авто- и железным дорогам между этими странами и рядом государств за пределами центральноазиатского региона. При этом показаны также транспортные затраты и время на перемещение грузов при идеальных условиях, а именно – сбалансированных транспортных потоках, конкурентоспособных рынках транспортных услуг, беспрепятственном пересечении границ, низких транзитных пошлинах, отсутствии неофициальных платежей и проблем с визами. Данные свидетельствуют о том, что фактические транспортные издержки и фактическое время, затрачиваемое на перемещение грузов в Центральной Азии, намного больше, чем могли бы быть показатели в идеальных условиях.38 Высокие транспортные расходы и длительные и непредсказуемые сроки транзита подрывают конкурентоспособность экспорта В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Транспортные издержки и время, затрачиваемое на перемещение грузов по автодорогам между странами Центральной Азии (Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном) и между Центральной Азией и другими странами (первый квартал 2005 г.) Транспортные издержки (долл. США) Рисунок 3. Время, затрачиваемое на транспортировку (дни) Условные обозначения:

Фактическая стоимость транспортировки и время Стоимость транспортировки и время при идеальных условиях: сбалансированных транспортных потоках, конкурентоспособных рынках транспортных услуг, беспрепятственном пересечении границ, низких транзитных пошлинах, отсутствии неофициальных платежей и проблем с визами. 1 2 3 4 5 Транспортировка местным грузовым автомобилем в Москву Транспортировка турецким грузовым автомобилем (a) из Стамбула, (b) в Стамбул Транспортировка европейским грузовым автомобилем (a) из стран Бенилюкса, (b) в страны Бенилюкса Транспортировка местным грузовым автомобилем до финской границы Транспортировка местным грузовым автомобилем в пределах Центральной Азии Транспортные издержки и время, затрачиваемое на перемещение грузов по железной дороге между Центральной Азией (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан) и другими странами (первый квартал 2005 г.) Транспортные издержки (долл. США) Рисунок 3. Время, затрачиваемое на транспортировку (дни) Условные обозначения:

Фактическая стоимость транспортировки и время Стоимость транспортировки и время при идеальных условиях: сбалансированных транспортных потоках, конкурентоспособных рынках транспортных услуг, беспрепятственном пересечении границ, низких транзитных пошлинах, отсутствии неофициальных платежей и проблем с визами. 1 2 3 4 Полный вагон или 12-метровый контейнер в Москву и из Москвы по железной дороге 12-метровый контейнер (a) из Стамбула и (b) в Стамбул по железной дороге и морем 12-метровый контейнер (a) из стран Бенилюкса и (b) в страны Бенилюкса по железной дороге 12-метровый контейнер (a) из Китая (восточное побережье) по железной дороге и автодорогам, (b) в Китай (восточное побережье) по железной дороге и морем через Бандар Аббас, Иран Региональное сотрудничество в целях развития торговли и увеличения притока инвестиций среднеазиатских стран на международных рынках, способствуют росту стоимости импорта, препятствуют международной торговле и лишают государства Центральной Азии потенциальных выгод от торговли. Они также воздействуют на направление и структуру торговли в Центральной Азии, затрудняя торговлю с удаленными странами больше, чем с соседними, и торговлю скоропортящимися товарами и продуктами с высокой добавленной стоимостью больше, чем торговлю нескоропортящимися товарами и продуктами с низкой добавленной стоимостью. Этим отчасти объясняется ограниченная переориентация торговли Центральной Азии со стран бывшего Советского Союза на другие страны, а также преобладание в экспорте сырьевых товаров и промышленных продуктов с низкой добавленной стоимостью.39 На Рисунках 3.3 и 3.4 также показана асимметричность затрат на транспортировку грузов между Центральной Азией и Европой. Например, перевозка груза фурой из стран Бенилюкса (Бельгии, Нидерландов, Люксембурга) обходится в сумму от 8 500 до 10 500 долл., а в обратном направлении – лишь от 6 000 до 7 000 долларов. При идеальных условиях транспортные расходы для данного случая составили бы от 5 500 до 6 000 долл. и в том, и в другом направлении. Существующая ситуация с транспортными издержками является следствием специфической товарной структуры торговли между Центральной Азией и Европой. Дело в том, что европейские страны экспортируют из Центральной Азии главным образом сырье, транспортируемое по железной дороге и трубопроводам, в то время как Центральная Азия импортирует из Европы в основном готовую продукцию, перевозимую автомобилями и самолетами.40 По результатам проведенного для Азиатского банка развития исследования регионального сотрудничества в области торговли, транспорта и транзита в Центральной Азии, потери вследствие этой проблемы составляют около 300 млн. долл. в год.

ТРАКЕКА – и «Азиатская автомагистраль», и «Трансазиатская железная дорога» – представлены во Вставке 3.6 выше. Можно выделить еще пять других инициатив. Во-первых, члены ОЦАС решили создать транспортный консорциум для развития услуг в регионе и улучшения связей с другими странами. Во-вторых, в рамках программы ЦАРЭС по инициативе Азиатского банка развития в 1997 г. с этой же целью был образован Координационный комитет по транспорту, в который вошли Азербайджан, Китай, Казахстан, Кыргызстан, Монголия, Таджикистан и Узбекистан. В-третьих, в рамках программы ЦАРЭС был создан Комитет таможенного сотрудничества, призванный способствовать осуществлению совместных таможенных реформ в странах-членах и развитию регионального сотрудничества в области таможенной администрации. В-четвертых, был создан Транспортный и торговый форум Средней и Южной Азии, в который вошли Афганистан, Иран, Пакистан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан и который поддерживается Азиатским банком развития. Цель форума – способствовать передвижению товаров и транспортных средств по двум дорожным коридорам, соединяющим страны Центральной Азии с морскими портами на Аравийском море и в Персидском заливе через Афганистан. И наконец, под эгидой Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) страны-члены обсуждают проект Межправительственного соглашения о содействии развитию международного дорожного транспорта. Особое значение имеют инициативы, направленные на развитие регионального сотрудничества в сфере облегчения пересечения границ. Один из заметных примеров – сотрудничество между Программой Европейской комиссии по управлению границами в Центральной Азии (БОМКА) и Программой ТАСИС по борьбе с наркотиками (КАДАП), финансируемые ЕС и осуществляемые ПРООН. Эти программы помогают странам совершенствовать системы безопасности и облегчать передвижение легальных потоков людей и товаров через границы (см. Вставку 3.9). Программа ПРООН «Шелковый путь», охватывающая Китай, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан, нацелена на создание благоприятной политической и правовой среды для торговли и транзита, а также на поощрение большего участия частного сектора в развитии торговли и транспорта. Несмотря на все усилия, общие успехи в силу трех основных причин довольно скромные. Во-первых, региональное сотрудничество пока остается ограниченным отчасти из-за Высокие транспортные расходы и длительные и непредсказуемые сроки транзита подрывают конкурентоспособность экспорта среднеазиатских стран на международных рынках Региональные подходы к совершенствованию транспорта и управления пограничной службой До сих пор было предпринято несколько региональных инициатив, направленных на сокращение транспортных расходов и сроков транспортировки в Центральной Азии путем содействия развитию транспорта и торговли и совершенствования транспортной инфраструктуры и услуг. Основные региональные программы транспортной инфраструктуры До сих пор было предпринято несколько региональных инициатив, направленных на сокращение транспортных расходов и сроков транспортировки в Центральной Азии, но в целом прогресс довольно скромный В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Вставка 3. Программы по управлению границами и борьбе с наркотиками Основанные на интегрированном подходе к управлению границами, Программы БОМКА и КАДАП направлены на достижение баланса между более жестким контролем за незаконной перевозкой наркотиков, оружия и людей и более совершенной законной торговлей и транзитом. Бенефициарами этих программ являются Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Совокупный бюджет программ на 2004 – 2008 гг. составляет 35 млн. евро. Проекты, осуществляемые в рамках этих программ, включают в себя оказание правовой помощи национальным властям в целях пересмотра законодательных и организационных рамок в соответствии с методологиями ЕС и наилучшей практикой по интегрированному управлению границами;

создание учебных инфраструктур и учебных программ;

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.