WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«Доклад о человеческом развитии в Центральной Азии В будущее без барьеров: Региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности В будущее без барьеров: ...»

-- [ Страница 2 ] --

Рекомендации Национальным правительствам Центральной Азии необходимо: Обеспечить «границы с человеческим лицом» для мигрантов, студентов, представителей неправительственных организаций и жителей приграничных населенных пунктов, ищущих доступ к системам здравоохранения и образования за границей. Люди должны иметь возможность пересекать границы без излишних препятствий и потерь времени. Правительства могут облегчить перевод денег мигрантами на родину, как это сделал Таджикистан. Но национальные власти также должны помогать своим гражданам, работающим за границей, получать правовую защиту и доступ к информации по защите своих прав по законам принимающей страны. Правительства должны более активно вести борьбу с торговлей людьми, в сферу которой в настоящее время попадает все большее количество центральноазиатских женщин. Нужно поощрять совместную работу местных властей в приграничных населенных пунктах по предоставлению социального обслуживания соседям в экстренных случаях, в изолированных населенных пунктах или там, где это приносит значительные общие выгоды. Укреплять национальные правовые нормы в соответствии с международными конвенциями и объединять усилия для борьбы за улучшение социальных условий по всему региону. В частности, можно укрепить национальное законодательство нормами, которые обеспечивают соответствующие права женщин, обеспечить признание дипломов в соседних странах, согласованность в борьбе с наркоторговлей и ВИЧ/СПИДом. Правительства стран региона также должны объединиться в области регионального мониторинга и анализа прогресса в социальной сфере, используя в качестве критерия Цели развития тысячелетия. В программах реформ, инновационных начинаниях и эффективных финансовых стратегиях заложены практические возможности для обмена опытом. Следуя международным стандартам, правительства также должны расширить сбор статистических Правительства и гражданские организации начали реализовывать региональные проекты решения проблем социального развития Люди должны иметь возможность пересекать границы без излишних препятствий и потерь времени, а мигранты – отправлять свои заработки домой без риска и по разумной цене В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Задачей региональных организаций станет концентрация усилий в нескольких важнейших областях в соответствии с их полномочиями, административным потенциалом, финансовыми ресурсами и политической поддержкой со стороны стран-участниц данных по основным параметрам здравоохранения, образования и гендерным вопросам, чтобы сделать возможным достоверный сравнительный анализ развития стран региона. Поддерживать региональный обмен информацией и связи между медицинскими специалистами, работниками сферы образования, учеными и журналистами на уровне как отдельных лиц, так и организаций. Центральная Азия имеет большой опыт тесных связей в сфере науки и образования, средств массовой информации, гражданского общества, искусства и культуры. Опираясь на этот опыт, правительства могут поощрять поддержание и укрепление таких связей в целях строительства в регионе современного общества, основанного на знаниях. Среди важнейших аспектов – поддержка развития информационных и интернет-технологий, сохранение русского языка в качестве второго языка межгосударственного общения. Национальные правительства также должны поощрять сотрудничество местных властей в приграничных районах с коллегами по другую сторону границы для упрощения связей в социальной сфере. Региональным организациям необходимо: Четко определить полномочия в области сотрудничества по конкретным социальным секторам. Ни одна крупная региональная организация не занимается систематическим развитием сотрудничества в основных социальных сферах. ОЦАС, ШОС и ЦАРЭС, очевидно, являются наиболее подходящими организациями для выполнения таких функций. Возглавлять или поддерживать региональные инициативы в социальных секторах, включая региональные программы по борьбе с ВИЧ/СПИДом и туберкулезом, упорядочение и упрощение визового и паспортного режима, обращение с мигрантами за границей, облегчение процедуры перевода денег, признание дипломов и сохранение русского языка в качестве второго языка. Широкий спектр региональных программ мог бы способствовать развитию и укреплению согласованных национальных подходов к решению насущных задач и распространению позитивного опыта. Задачей региональных организаций станет концентрация усилий в нескольких важнейших областях в соответствии с их полномочиями, административным потенци алом, финансовыми ресурсами и политической поддержкой со стороны стран-участниц. Уделять большее внимание в своей деятельности анализу установленных стандартов и мониторингу, а также обмену опытом. Для установления стандартов можно использовать Цели развития тысячелетия – ими ПРООН и другие организации уже пользуются для мониторинга в регионе. Это также потребует усовершенствования региональных методов сбора статистических данных в социальной сфере. Международному сообществу: Развивать региональные стратегии поддержки усовершенствованных национальных и социальных методик и программ, а также региональных организаций для решения проблем в социальном секторе. Сюда входит поддержка регионального мониторинга и анализа, а также усовершенствование региональных методик сбора статистических данных. Предполагается также финансовая и техническая поддержка (особенно в беднейших странах) правительственных организаций, средств массовой информации и общественных организаций для установления связей по всему региону, а также развития и осуществления многонациональных программ и стратегий. Направить внимание, финансирование и пропагандистскую деятельность на наиболее важные социальные вопросы регионального значения, которыми часто пренебрегают национальные правительства и региональные организации Центральной Азии. В список этих вопросов входят права мигрантов, меньшинств и женщин, здравоохранение и образование;

борьба с инфекционными заболеваниями, особенно с ВИЧ/СПИДом и туберкулезом;

налаживание контактов региональных средств массовой информации и организаций гражданского общества;

доступ к сети Интернет.

Политические и институциональные барьеры на пути регионального сотрудничества Распад Советского Союза привел к установлению политических режимов, которые прежде всего стремились избежать хаоса и граждан Краткое содержание ской войны. Они немедленно приступили к формированию национального самосознания, созданию государственных символов и структур, выработке нового понимания суверенитета и неприкосновенности границ. Лидеры новых республик, в основном, преуспели в достижении своих целей. Они избежали пограничных конфликтов и, за исключением Таджикистана, гражданской войны. Лидеры, вышедшие в основном из правящей элиты советской эпохи, также создали – в той или иной степени – политическую структуру, в которой они и их правительства сохраняли почти исключительную власть над обществом путем балансирования между притязаниями различных влиятельных элит и групп. Последние в основном создавали свое влияние и богатство на различных ключевых государственных и частных активах, таких как энергетика, водные ресурсы, промышленность, сельское хозяйство и банки. Слабые государственные администрации, которые зачастую были связаны с этими группами интересов, не смогли остановить или даже способствовали укреплению этой тенденции. Это привело к тому, что малые и средние предприятия, «челноки» и небольшие крестьянские хозяйства оказались во власти коррумпированной и эксплуататорской административной системы. Обычные люди практически не могли добиться справедливости, если не имели влиятельных покровителей или не прибегали к коррупции. Этот клубок политических, структурных и экономических негативных явлений, в особенности в период экономического спада, начавшегося после провозглашения независимости, в значительной степени объясняет, почему региональное сотрудничество новых государств в Центральной Азии было слабым несмотря на многочисленные заверения руководства стран в обратном. Руководители стран стремились максимально сконцентрировать власть над своими территориями и негативно относились к каким-либо уступкам в области суверенитета. Национальные элиты и политические группы влияния старались защитить сокращающиеся активы, ограничивая внешнюю конкуренцию и стремясь извлечь максимальные доходы в короткие сроки. Государственные служащие среднего и низшего звена пытались сохранить свой уровень жизни посредством мелкой и более серьезной коррупции на границах, дорогах, в налоговых и лицензирующих органах. По сравнению с первыми годами после провозглашения независимости сегодня страх перед возможностью распада государства, передела границ, этнического сепаратизма и межгосударственных конфликтов несколько уменьшился, что позволило руководителям стран сосредоточить усилия в большей степени на региональных, а не на сугубо национальных инициативах. Экономическое возрождение позволило более широко делиться некоторыми из полученных выгод. Интернет позволил установить трансграничные связи между населением региона. Внешние партнеры стали более непосредственно участвовать в сотрудничестве и поддержке региональных структур благодаря признанию их заинтересованности в процветающей и стабильной Центральной Азии. Растущее понимание общих интересов в сфере безопасности и роль ШОС в решении этих вопросов создали базу для большего доверия и сотрудничества в других областях, в частности, в сфере экономического сотрудничества как важного фактора, способствующего эффективному региональному развитию, безопасности и стабильности. Но препятствия дальнейшим экономическим реформам, региональному сотрудничеству и интеграции продолжают существовать в лице чрезмерно централизованных президентских структур, интересов влиятельных представителей бизнеса, связанных с правительством, а также в средних и низших эшелонах государственного управления и службах безопасности. Официальные государственные органы и широко распространенные неформальные структуры и политические группировки срослись в единый конгломерат, который выигрывает от поддержания статус-кво, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. В долгосрочной перспективе существует риск возникновения порочного круга, в котором слабое управление, ограниченные возможности и недостаточная подотчетность властей приводят к возмущению и выступлениям народа, подавляемым правительством. За этим неизбежно следует еще худшее управление и еще большее возмущение. Подобный цикл, когда он ничем не сдерживается, ввергает страну и регион в политический и экономический хаос, подрывает основы регионального сотрудничества по ключевым экономическим вопросам. Проблемы с управлением, особенно коррупция, ведут к неспособности эффективно, гуманно и предсказуемо управлять охраной границ и экономическими отношениями между странами. Они также ведут к снижению ресурсов страны, падению объемов прямых иностранных инвестиций, за исключением добывающих секторов экономики, увеличивают социальное неравенство, останавливают реформы и вызывают рост недовольства населения. Весной 2005 г. крах власти в Кыргызстане и насилие в Узбекистане стали ярким примером подобных последствий.

Лидеры, вышедшие в основном из правящей элиты советской эпохи, также создали – в той или иной степени – политическую структуру, в которой они и их правительства сохраняли почти исключительную власть над обществом По сравнению с первыми годами после провозглашения независимости сегодня страх перед возможностью распада государства, передела границ, этнического сепаратизма и межгосударственных конфликтов несколько уменьшился Проблемы с управлением, особенно коррупция, ведут к неспособности эффективно, гуманно и предсказуемо управлять охраной границ и экономическими отношениями между странами В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Для регионального сотрудничества и интеграции очень важна реформа полиции и пограничных служб, что позволит ликвидировать основные барьеры на пути инвестиций, торговли и транзита Невозможно предвидеть, каким образом будет развиваться политическая ситуация в регионе, но переворот в Кыргызстане и беспорядки в Узбекистане являются предупредительным сигналом для центральноазиатских правительств. То, как они его интерпретируют и как на него отреагируют, определит будущее региона и положение в сфере человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности для населяющих регион народов. В основном возможны три сценария развития событий. При первом варианте руководители государств для достижения краткосрочной стабильности будут все больше ограничивать политические и экономические свободы, что, скорее всего, приведет к высокой вероятности возникновения нестабильности в среднесрочной и долгосрочной перспективе. По второму сценарию жесткий политический контроль сочетается с экономическими свободами по аналогии с Китаем, но сомнительно, что такой вариант может подойти. Третий сценарий характеризуется постепенной либерализацией как в политической, так и экономической сфере и должен привести к политической и экономической стабильности. Расширение регионального сотрудничества могло бы значительно укрепить надежды на политический и экономический успех при таком развитии событий. Однако, такой подход требует убежденного и смелого руководства, готового пойти на некоторый риск краткосрочной нестабильности и противостоять силам, которые сопротивляются любым проявлениям политической и экономической либерализации. Страны-соседи государств Центральной Азии и международное сообщество могли бы поддержать такой вариант развития региона. В свете политических, экономических и институциональных реалий Центральной Азии мы можем ожидать только ограниченного регионального сотрудничества в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Самый вероятный сценарий развития в этой области – двустороннее и трехстороннее сотрудничество между Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном. Оно наиболее вероятно в областях, где эти государства согласны друг с другом и имеют общие интересы, а именно: в торговле, транспорте и транзите, водных и энергетических ресурсах, разрешении пограничных споров и предотвращении межэтнических конфликтов. Руководители Туркменистана и Узбекистана, вероятно, выиграют от регионального сотрудничества в краткосрочной перспективе намного меньше, поскольку правящие политические круги и группы влияния не получат явных преимуществ от открытой торговли и либерализации экономики. Однако, видя успех соседей и стремясь снизить риски, связанные с бедностью и вну тренней нестабильностью, они, в итоге, тоже могут избрать предпочтительный путь регионального сотрудничества и интеграции.

Рекомендации Политические и институциональные процессы трудно изменить, если этому не придадут импульс лидеры, политические элиты или сильное народное давление. Некоторые элементы этих изменений можно найти в рекомендациях, которые легко предлагать, но трудно осуществлять. Национальным правительствам Центральной Азии необходимо: Либерализовать политическую и экономические сферу при большей прозрачности и подотчетности исполнительных ветвей власти. Это предпосылка для создания более эффективных государств и развития регионального экономического сотрудничества и интеграции. Если изменения не будут инициированы снизу, то для этого требуются руководители, видящие долгосрочную перспективу развития и готовые бороться с укоренившимися группами влияния, которые поддерживают режим, но полагают, что будут в проигрыше от подобных реформ. Вводить необходимые элементы эффективного управления не только в качестве предварительного условия для развития каждой отдельной страны, но и как средство для поддержки ключевых аспектов регионального сотрудничества и интеграции. Реформы, направленные на повышение эффективности управления, должны включать в себя реформы государственных учреждений и решение некоторых проблем, связанных с коррупцией и управлением, которые препятствуют плодотворному сотрудничеству. Для регионального сотрудничества и интеграции очень важна реформа полиции и пограничных служб, что позволит ликвидировать основные барьеры на пути инвестиций, торговли и транзита. Поскольку службы безопасности являются лицом государства, то их злоупотребления создают у граждан представление, что правительство ставит себя вне закона. Кроме того, на этой почве растут общественное недовольство и политическая нестабильность. Следует осуществлять масштабные антикоррупционные программы, возглавляемые представителями высших эшелонов власти. Эти программы должны быть нацелены на сферы, заслуживающие особого внимания с точки зрения жертв коррупции, – государственные финансовые органы, вклю Краткое содержание чая налоговые и таможенные учреждения, судебную систему, суды и прокуратуру, полицию и пограничную службу. Участвовать в региональном сотрудничестве и региональных организациях с целью укрепления экономических реформ, оказания политической поддержки антикоррупционным программам и эффективному управлению, а также получения экономических и социальных преимуществ от интеграции, что в свою очередь обеспечит политический толчок для дальнейших реформ внутри страны. Участие в региональном сотрудничестве и членство во влиятельных региональных организациях или стремление в них вступить обеспечат надежную основу политических, экономических и управленческих реформ, включая реформу, направленную на поддержку регионального сотрудничества и интеграции. Региональным организациям необходимо: Поддерживать национальные реформы и содействовать региональному сотрудничеству и интеграции посредством совместной оценки реформ в соответствии с согласованными стандартами и механизмами разрешения конфликтов, где это необходимо. Эта поддержка считается главным фактором при вступлении в Европейский Союз. Она продемонстрировала механизм дисциплинированности и обязательности, необходимый для членства, наряду с выгодами в виде более высоких экономических показателей и политической стабильности. Несомненно, давление членов региональной организации может быть направлено в противоположную сторону, если они, особенно более влиятельные члены, оказывают давление, чтобы остановить политические и экономические реформы. Поддерживать сети общественных организаций, включая региональные торгово-промышленные палаты, ассоциации фермеров и профсоюзы, а также сети неправительственных организаций, занимающихся ключевыми вопросами, такими как экология, гендерные проблемы, права человека, предотвращение катастроф и так далее. Такие региональные сети общественных организаций могли бы играть значительную роль в развитии мониторинга и обеспечении обрат ной связи в ключевых областях национальных реформ и регионального сотрудничества. Они могут также стать мощной поддержкой реформ на национальном уровне в своей сфере. Международному сообществу необходимо: Поддерживать национальные реформы, направленные на усиление подотчетности и прозрачности правительства, искоренение коррупции путем предоставления аналитической, технической и финансовой помощи. Такая поддержка должна быть специально разработана в зависимости от восприимчивости правительства. Реформы подобного рода сложно проводить даже в самых идеальных условиях – они требуют времени, чтобы укорениться и дать результат. Прогресс в одной области может быть подорван отсутствием продвижения в других областях. Поэтому терпение и понимание со стороны зарубежного партнера – непременное условие такой деятельности. Содействовать развитию регионального сотрудничества между правительствами и поддерживать региональные институты в разработке программ на национальном и местном уровне, включая целевые программы разрешения конфликтов, управления границами и развития сетей общественных организаций в масштабах всего региона. Прогресс в этих областях будет как прямо, так и косвенно содействовать человеческому развитию и улучшению обеспечения человеческой безопасности. Однако для эффективной деятельности международное сообщество, включающее в себя непосредственных соседей по региону, двусторонних партнеров и доноров, а также многосторонние организации, должно иметь не только общие цели, но и работать сообща. Это трудная задача в контексте геополитического соперничества и глубоких различий в политических системах и взглядах различных ведущих международных партнеров Центральной Азии.

Региональные сети общественных организаций могли бы играть значительную роль в развитии мониторинга и обеспечении обратной связи в ключевых областях национальных реформ и регионального сотрудничества Региональное сотрудничество в центральной азии в международном контексте Доступ стран Центральной Азии к остальному миру, а также безопасность и социально-экономическое развитие региона, в значительной степени, зависят от непосредственных соседей и международного сообщества. В свою очередь, соседние страны и другие основные междуна Соседние страны и другие основные международные партнеры среднеазиатских государств заинтересованы в том, чтобы Центральная Азия превратилась в стабильный, процветающий регион В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Страны, проводящие систематические и эффективные экономические реформы и стремящиеся активно поддерживать региональное сотрудничество и интеграцию, заслуживают большей помощи родные партнеры среднеазиатских государств заинтересованы в том, чтобы Центральная Азия превратилась в стабильный, процветающий регион, в котором страны и сообщества мирно сосуществуют, уважают общие границы, развивают сотрудничество и интеграцию на благо своих государств и всего мира. Эта общая заинтересованность основывается, с одной стороны, на опасениях, что слабые или несостоятельные государства станут рассадником терроризма, торговли наркотиками и людьми, преступности и тирании. С другой, положительной, стороны, все государства хотят иметь безопасный доступ к богатым энергетическим ресурсам этого региона;

сохранить земледельческий, водный и экологический потенциал региона, что имеет глобальное значение;

получить безопасные транзитные пути с востока на запад и с севера на юг через все более интегрированный Евразийский континент;

остановить волну бедности и лишений, захлестнувшую народы Центральной Азии после провозглашения ими независимости. В первые годы после образования в Центральной Азии независимых государств соседние страны и международное сообщество не уделяли этому региону достаточного внимания. Ситуация изменилась после террористических актов в США в сентябре 2001 г. Находясь в непосредственной близости от Афганистана и являясь плацдармом для военных действий против движения «Талибан», Центральная Азия вдруг оказалась в центре международного внимания. Это внимание возросло благодаря интересу к своим центральноазиатским соседям со стороны России и Китая. С тех пор внешнее участие в делах Центральной Азии широко изменялось – от желания соседей обеспечить совместный доступ к энергетическим ресурсам и рынкам региона до борьбы с угрозами общей безопасности со стороны терроризма и наркоторговли. Международные доноры сосредоточили свое внимание на поддержке реформ переходного периода, формировании рыночных институтов, а также социальной и рыночной инфраструктуры. В частности, Европейский Союз и Соединенные Штаты занимались поддержкой региональных инициатив, связанных с безопасностью, включая борьбу с наркоторговлей. Недавнее обязательство Китая предоставить помощь в размере 900 млн. долл. на экономическое развитие Центральной Азии также говорит о том, что некоторые соседи по региону могут оказывать более интенсивную финансовую поддержку. Однако возможности и желание международного сообщества влиять на события в Центральной Азии недостаточны. И хотя их участие по могло социально-экономическому возрождению региона, оно в основном произошло благодаря экономическому росту в Китае и России, резкому увеличению цен на энергоносители и сырье и соответствующему росту экспорта. Позитивную роль сыграли в центральноазиатских странах и силы, стремящиеся к восстановлению экономики после тяжелого спада 1990-х гг. Однако соседние государства и международное сообщество сделали недостаточно для укрепления слабых государственных структур в большинстве стран региона. Международная поддержка была слишком незначительна и распылена. Она не оказывала должного влияния в тех случаях, когда руководители и представители элиты Центральной Азии проявляли недостаточный интерес к серьезным политическим реформам или даже открыто сопротивлялись им и когда интерес к изменению качества управления не наблюдался у ближайших странсоседей. Сегодня партнеры Центральной Азии сталкиваются с пятью основными вызовами. Первый – это степень вовлеченности стран региона в процесс реформ. Далеко не все Цели развития тысячелетия будут достигнуты, особенно в беднейших странах региона. Существует серьезная потребность в развитии региональной транспортной инфраструктуры, водных и энергетических ресурсов, а также устранении угроз в сфере обеспечения человеческой безопасности. Для решения этих задач потребуется значительная финансовая помощь со стороны международного сообщества, особенно беднейшим странам региона. В частности, страны, проводящие систематические и эффективные экономические реформы и стремящиеся активно поддерживать региональное сотрудничество и интеграцию, заслуживают большей помощи, чем предоставляемая в настоящее время. Второй вызов связан с выбором международных организаций – поддерживать национальные или региональные программы. И хотя в последние годы доноры стали уделять больше внимания региональным инициативам, поддержка регионального сотрудничества и интеграции – в частности, финансирование региональных социальных программ – все еще недостаточна. Третий вызов связан с вопросом, каким образом доноры могут оказывать поддержку по улучшению эффективности управления, недостатки которого не только мешают выработке и внедрению результативной национальной политики, но и региональному сотрудничеству и интеграции. И хотя некоторые двусторонние доноры предоставляют помощь для укрепления эффективности управления, в целом сосед Краткое содержание ние государства не проявляют большого интереса к этому вопросу. Международные доноры оказывают недостаточную политическую и финансовую поддержку демократическим переменам и реформам властных структур. Кроме того, очевидно, что страны-соседи и доноры ограничены в своих стремлениях и возможностях влиять на национальное руководство государств Центральной Азии. Четвертый вызов связан с координацией региональных программ помощи. Существует множество примеров эффективного сотрудничества отдельных доноров по конкретным проектам, а многосторонние институты объединились под эгидой ЦАРЭС для регулярных консультаций. Однако это в основном сотрудничество по конкретным вопросам. Координация регионального сотрудничества может стать более широкой как в экономической, так и в иных сферах и осуществляться одной из региональных организаций. Последняя проблема заключается в создании и поддержке сильных и эффективных региональных организаций в Центральной Азии, способных разрабатывать и претворять в жизнь планы регионального сотрудничества и интеграции, направленные на реальное человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности. В качестве ведущих региональных организаций появились ОЦАС и ШОС. И хотя в последнее время их возможности в решении региональных вопросов расширились, этим организациям еще предстоит уточнить и согласовать свои полномочия, чтобы избежать дублирования и путаницы в деятельности. Необходимо также дальнейшее укрепление ОЦАС и ШОС и более тесное сотрудничество этих организаций с международным сообществом доноров, основанное, в частности, на поддержке ЦАРЭС.

граммы помощи странам Центральной Азии, их правительствам, частному сектору и гражданскому обществу. Эта программа должна быть направлена на развитие региональной социальной и физической инфраструктуры, на политические реформы, открывающие дополнительные возможности для интеграции и борьбы с общими угрозами, а также на создание и укрепление региональных связей и сети распространения информации. Все партнеры стран Центральной Азии должны помогать им в вопросах совершенствования государственных институтов и повышения эффективности управления, а также в борьбе с коррупцией посредством повышения прозрачности и подотчетности деятельности государственных структур. Все партнеры должны сотрудничать друг с другом и властями Центральной Азии и улучшать координацию своих программ. Одним из путей достижения этой цели является усиление роли ЦАРЭС в качестве координирующего механизма, поддерживающего ключевые региональные организации – ОЦАС и ШОС. Члены ОЦАС и ШОС должны уточнить, модернизировать и – в некоторых сферах деятельности – расширить свои полномочия, которые в настоящее время частично дублируются. Им также следует укрепить структуру своих организаций и, желательно, уравнять в правах полноправных членов и наблюдателей, чтобы обеспечить представительство всех ключевых игроков региона. Основная цель данного доклада состоит в том, чтобы способствовать продвижению регионального сотрудничества и интеграции в Центральной Азии, основанных на признании выгод сотрудничества, возрастающем взаимном доверии между государствами и выполнении некоторых из рекомендаций, представленных в данном докладе. Специальный уполномоченный ООН и Представитель Генерального секретаря ООН могут способствовать достижению этой цели посредством диалога на высшем уровне со всеми партнерами в регионе. Чтобы деятельность Специального уполномоченного ООН была эффективной, он должен пользоваться высоким доверием в странах Центральной Азии и уважением в международном сообществе. Поэтому наша заключительная рекомендация такова:

Последняя проблема заключается в создании и поддержке сильных и эффективных региональных организаций в Центральной Азии, способных разрабатывать и претворять в жизнь планы регионального сотрудничества и интеграции, направленные на реальное человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности Рекомендации Наши рекомендации относятся ко всем пяти вызовам, рассмотренным выше. Международные партнеры и страны– соседи государств Центральной Азии должны продолжать и, по возможности, расширять поддержку, включая финансовую помощь, в сфере человеческого развития и безопасности народов Центральной Азии. Все партнеры должны расширить свою помощь в области укрепления регионального сотрудничества и интеграции как часть четкой стратегической про В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Назначить Специального уполномоченного ООН и Представителя Генерального секретаря ООН в Центральной Азии с мандатом следования ключевым рекомендациям, изложенным в данном докладе при диалоге на высоком уровне с национальными властями, региональными институтами и широким международным сообществом.

нальной и региональной безопасности. Некоторые страны больше подвержены стихийным бедствиям, другие – угрозе насилия и гражданской войны. До сих пор нет точных оценок выгод от регионального сотрудничества, от улучшения инвестиционного климата в регионе, развития региональных энергетических ресурсов, более эффективного использования и управления природными ресурсами и рисками в этой сфере, а также от сотрудничества в области образования и обмена информацией. Однако если все-таки попытаться оценить, насколько может возрасти региональный ВВП через 10 лет при условии комплексного подхода к региональному сотрудничеству и интеграции, то вероятные оценки дают увеличение от 50 до 100%, по сравнению со сценарием, сохраняющим текущее положение вещей. В небольших странах уровень роста ВВП, скорее всего, будет ближе к максимальному значению, а в крупных – к нижнему. Это, вероятно, консервативные оценки, поэтому при предотвращении основных опасностей (гражданской войны и стихийных бедствий) или быстром развитии региональной экономики, полностью объединенной с экономиками соседних стран и мировой экономикой, совокупная прибыль от сотрудничества может быть даже больше. Наши оценки показывают, что выгоды от регионального сотрудничества, скорее всего, будут распределяться таким образом, что бедные слои населения выиграют в среднем больше, чем обеспеченные. Но один этот факт вряд ли может вызвать политическую приверженность властей стран региона внутренним реформам или тесному региональному сотрудничеству. Политические и экономические круги Центральной Азии в большей степени разделяют интересы состоятельных элит и тех, кто контролирует потоки законных и незаконных доходов, пронизывающих весь регион. Политическое давление в поддержку перемен, открытости границ и регионального сотрудничества, очевидно, должно исходить от высших эшелонов власти или элиты, «просвещенный эгоизм» которой поможет ей осознать, что в долгосрочной перспективе она также значительно выиграет от более конкурентной, динамичной и быстрорастущей региональной экономики, основанной на интеграции и сотрудничестве. Импульс к переменам также могут дать те, кто чувствует себя наиболее ущемленным в связи с закрытостью границ и коррупцией, то есть жители приграничных населенных пунктов, которые, судя по исследованиям, больше других страдают от сложившейся ситуации и предрасположены к Краткие выводы о полученных данных и возможных последствиях В докладе собраны свидетельства того, как недостаточность сотрудничества и интеграции влияет на народы Центральной Азии, какие выгоды дает сотрудничество и что уже делается для его укрепления;

а также приводятся извлеченные из прошлого уроки. Мы попытались, где возможно, оценить экономические потери и выгоды, а также количество людей, которых затрагивает эта проблема. По многим пунктам сложно или даже невозможно привести количественные результаты, в частности потому, что в Центральной Азии аналитическая работа в этом плане почти не проводилась. Тем не менее нам удалось сделать некоторые выводы. Во-первых, количество людей, подвергающихся региональным угрозам и опасностям, весьма велико. Во-вторых, самые крупные выгоды от сотрудничества достигаются благодаря снижению торговых издержек, а к самым большим потерям от его отсутствия приводят гражданские войны. Большие преимущества также могут быть получены в результате сотрудничества в сфере использования водных ресурсов и борьбы с наводнениями, а также при переговорах о цене на хлопок на международных торговых форумах. Некоторые виды затрат, которые приходится нести региону, очень высоки, среди них – лечение ВИЧ/СПИДа и стихийные бедствия. Региональное сотрудничество поможет сократить эти затраты и принесет новые преимущества, однако не все проблемы, затраты и преимущества равномерно распределяются по странам региона. В основном, малые (и в случае Центральной Азии – бедные) страны больше, чем крупные, выигрывают от регионального сотрудничества, особенно в отношении к ВВП. Это объясняет, почему малые страны, такие как Кыргызстани Таджикистан, особенно заинтересованы в региональном сотрудничестве и интеграции, в то время как крупные государства стремятся больше внимания уделять нацио Краткое содержание радикальным и насильственным методам защиты своих интересов. Особая область сотрудничества – национальная и региональная безопасность, в которой в последнее время наметился очевидный сдвиг в сторону большей активности. Это полезно для установления связей и повышения уровня доверия в регионе. Однако в этой области скрывается проблема, которая проявляется когда правительства считают, что угроза стабильности их стран и собственному выживанию исходит не только со стороны радикальных и террористических сил, но и со стороны набирающего силу гражданского общества и политической оппозиции. После революций в Грузии и на Украине, событий 2005 г. в Кыргызстане и Узбекистане правительства стран Центральной Азии стали принимать все более жесткие меры против этих мнимых и реальных политических угроз. И хотя такие действия способствуют сохранению стабильности в краткосрочной перспективе, они не приведут к созданию прозрачных, подотчетных и честных государственных структур, необходимых для стабильности, мира, интеграции и сотрудничества в регионе. В докладе мы приходим к выводу, что дальнейшее развитие сотрудничества и региональной интеграции центральноазиатских государств может идти по трем сценариям. Сценарий сохранения «статус-кво» закрепит существующие довольно сдержанные подходы к сотрудничеству. «Групповой» сценарий ведет к сотрудничеству и интеграции отдельных стран, предполагая, что другие в той или иной степени изолируются от соседей. Сценарий «активного сотрудничества» отличается значительно большей открытостью границ, сильными региональными структурами и широким – а в некоторых областях интенсивным – сотрудничеством между странами. С одной стороны, сохранение статус-кво лишает государства больших выгод от сотрудничества, а с другой – позволяет избежать некоторых рисков, что, по всей видимости, ценится, по крайней мере, некоторыми странами региона. Делая выводы из растущего сотрудничества Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана, мы приходим к заключению, что в ближайшей перспективе наиболее вероятно реализуется «групповой» сценарий. Если Узбекистан и, в особенности, Туркменистан останутся на позиции самоизоляции, то они отстанут от трех сотрудничающих государств в экономическом росте и человеческом развитии. Это может привести к большей экономической, социальной и политической нестабильности для отставших стран;

но, с другой стороны, наглядный пример успешности интеграционного процесса может в течение нескольких лет убедить отстающие страны присоединиться к своим соседям, способствуя, таким образом, развитию региона по «активному» сценарию. Учитывая огромные преимущества, которые Центральная Азия может получить от сотрудничества и интеграции, мы приводим следующие восемь общих рекомендаций всем партнерам в регионе, стремящимся к человеческому развитию и обеспечению человеческой безопасности.

Общие рекомендации усилия на • Сосредоточивать Центральнойрегиональном сотрудничестве в Азии с общей • Поддерживать врегиональное сотрудничество, особенно области торговли и транзи целью создания «границ с человеческим лицом».

можно активнее • Как областях, включаядействовать и в других защиту окружающей среды, миграцию населения, образование, здравоохранение, борьбу с незаконным оборотом наркотиков и региональную безопасность.

та, управления водными и энергетическими ресурсами, а также в сфере подготовки к стихийным бедствиям.

внутренней • Поддерживать реформыуправления как политики и эффективного не • Добиваться максимальных выгод для народов Центральной Азии, привлекая все стра обходимое дополнение к региональному сотрудничеству для человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности;

постоянно сопоставлять достижения региона с Целями развития тысячелетия.

беспре• Содействовать и делать возможнымдля всех пятственное пересечение границ ны к участию в региональном сотрудничестве и национальных реформах. Если некоторые страны не участвуют в этом процессе, остальным следует продвигаться вперед и сотрудничать друг с другом.

• Модернизировать и укреплять ключевые региональные институты, имеющие четкие и действенные мандаты по поддержке регионального сотрудничества по всему спектру трансграничных вопросов.

лиц (представителей государственных органов, деловых кругов, научных и общественных организаций и частных лиц) с целью туризма, работы и контактов.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности • Соседние государства и международное сообщество должны делать больше для содействия региональному сотрудничеству и интеграции, поддерживая и координируя действия друг друга. Сегодня награда за успешное человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности в регионе очень высока: почти 60 млн. человек, живущих в Центральной Азии, – это слишком много, их жизни слишком дороги, чтобы оставить этих людей в изоляции, без выходов к морю и без средств к существованию. Роль Центральной Азии на Евразийском континенте слишком значительна, а ресурсы – человеческие, энергетические и природные – слишком важны для всего мира, чтобы ими пренебрегать.

Настало время, когда руководство региона должно открыть свои страны в политическом и экономическом отношении. Настало также время крупным соседним государствам и международному сообществу предложить Центральной Азии поддержку, которую ЕС уже предложил своим соседям, предоставив доступ к своим рынкам, финансам и информации, поддержав демократию и соблюдение прав человека. При таких условиях центральноазиатские страны, каждая по отдельности и в сотрудничестве друг с другом, будут готовы к обеспечению человеческой безопасности и человеческого развития, которых заслуживают народы этого региона.

Глава Введение «Чтобы выжить, центральноазиатские республики должны объединиться. Региональное объединение должно стать национальной заботой всех центральноазиатских государств.» Чингиз Айтматов В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности С укреплением СССР Центральная Азия была интегрирована в советскую командную экономику, но географически и экономически оставалась оторванной от центра советской империи Центральная Азия2 – центральный регион Евразии Веками Евразийский континент простирался как единое географическое и экономическое пространство от берегов Тихого до Атлантического океана, от арктических морей до кончика Индийского субконтинента. Транспортное сообщение, связь и торговля через это обширное пространство всегда были трудны и опасны: они не только требовали больших финансовых и временных затрат, но и осложнялись природными препятствиями, изменяющимися границами и прерывались войнами. И тем не менее Евразийский континент соединял разные народы. Самым известным маршрутом был знаменитый Шелковый путь из Китая в Европу. Находясь в географическом центре Евразии, Центральная Азия была важнейшим регионом. Ее оазисы служили промежуточными остановками на торговых путях. Ее империи рождали завоевателей или становились трофеями вражеских армий. Ее великие города были центрами торговли и науки, а религиозные святыни притягивали паломников со всего исламского мира. Однако к XIX в. развитие морского транспорта, упадок центральноазиатских и Китайской империй, усиление колониального соперничества между царской Россией и Великобританией привели к тому, что центральноазиатские трансконтинентальные транспортные и торговые пути были заброшены, даже несмотря на стремление великих держав к доминированию в регионе. С укреплением СССР Центральная Азия была интегрирована в советскую командную экономику, но географически и экономически оставалась оторванной от центра советской империи. Она была в большой степени отрезана и от остального мира, включая своих ближайших соседей и исторических торговых партнеров на юге (Афганистан, Иран и страны Южной Азии) и на востоке (Китай и Монголия). В результате этих исторических изменений, сопровождавшихся холодной войной и созданием «железного занавеса» в Центральной Европе, Евразийский континент оказался политически и экономически разорванным на части. Распад Советского Союза в 1991 г., вызванный множеством порожденных советской системой политических и экономических проблем, крайне негативно повлиял на ситуацию в пяти центральноазиатских республиках – Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане. Резко снизилась экономическая активность. Новые границы и конец командной экономики разрушили торговые, транспортные и финансовые связи, налаженные в советский период. Регион покинули большое количество квалифицированных русских специалистов, а также представителей некоторых этнических меньшинств. Прекратились инвестиции и традиционное межреспубликанское сотрудничество в ключевых секторах, особенно в сфере водных и энергетических ресурсов, несмотря на то что из-за своей удаленности от международных рынков и отсутствия выходов к морям новые государства столкнулись с большими проблемами интеграции в мировую экономику. Некоторые из них пережили гражданскую войну и угрозу национальной безопасности. В целом наблюдался резкий рост бедности, упадок системы социального обслуживания и социальной защиты населения. В дополнение ко всем этим трудностям каждой из стран пришлось формировать новое национальное самосознание, строить государственные институты, а также проводить рыночные реформы, в большинстве случаев силами политических и административно-хозяйственных кадров, вышедших из руководства советских республик. Начиная с конца 1990-х гг., как и в большинстве стран бывшего Советского Союза, в республиках Центральной Азии начался экономический подъем, однако в большей части региона доходы остаются ниже уровня 1990 г. Сильно пострадала сфера человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности, а бедность и неравенство достигли гораздо более высокого уровня, чем до распада Советского Союза. Государственное управление остается в основном слабым, а системы социального обслуживания и защиты населения – малоэффективными. Несмотря на все более заметные различия между странами региона, у них есть множество общих проблем, связанных с экономическими, структурными и политическими реформами. Один из основных общих вызовов – налаживание регионального сотрудничества. Пять центральноазиатских стран, окруженных со всех сторон сушей, не смогут добиться процветания, пока они будут препятствовать движению людей, товаров и информации через общие границы, границы со странами-соседями и остальным миром. Сотрудничество не означает восстановление интеграции с центральным планированием, как в советские времена. На самом деле оно подразумевает развитие условий, при которых границы не будут препятствовать передвижению людей и функционированию рынка посредством торговли и инвестиций, объединению инфраструктуры, использованию водных и энергетических ресурсов, созданию общих систем защиты окружающей среды и Начиная с конца 1990х гг. сильно пострадала сфера человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Один из основных общих вызовов – налаживание регионального сотрудничества Введение здоровья населения, а также свободному распространению информации. Сотрудничество становится особенно важным сейчас, после распада советской империи, открывшего новые исторические возможности для реинтеграции Евразийского континента. Мощные державы континента – Китай, Индия, Россия и Европейский союз (ЕС) – теперь больше не разделены наглухо закрытыми границами. Появилась надежда, что мирный Афганистан будет служить мостом между Северной и Южной Азией. Появляются региональные экономические и политические структуры, которые становятся центрами регионального сотрудничества. А современные средства связи, включая воздушный транспорт, телекоммуникации и Интернет, сокращают расстояния с точки зрения как затрат, так и скорости.3 Расположение в центре потенциально целостного континентального экономического пространства (см. Рисунок 1.1) дает возможность Центральной Азии снова стать узлом трансконтинентальных связей. Однако для создания условий, позволяющих региону стать мирной и процветающей территорией, поддерживающей интеграцию евразийской экономики, привлекающей инвестиции и опыт, необходимые для дальнейшего прогресса на базе существующих природных и людских ресурсов, центральноазиатским странам необходимо сотрудничать. Только при условии открытости границ эти Центральная Азия: центр Евразии республики смогут вновь стать неотъемлемой частью Евразии и добиться экономического процветания, социального прогресса, обеспечения человеческой безопасности и политической стабильности. Сотрудничество и интеграция экономик, а также снижение затрат на транспорт и транзит позволят странам Центральной Азии создать более крупные рынки для производства, торговли и инвестиций, получить более широкий доступ к соседним и международным рынкам. Сотрудничество и интеграция могут также стимулировать стремление правительств этих стран проводить реформы экономики и политической системы. Сотрудничество может способствовать обеспечению населения «региональными общественными благами» (вода, энергия и т. п.) и помогать в борьбе с «региональным общественным ущербом» (стихийные бедствия, наркоторговля, преступность),4 а также снизит риск приграничных конфликтов и усилит влияние стран региона на международных форумах и в межрегиональных переговорах. Однако Центральная Азия по-прежнему сталкивается с политическими препятствиями на пути сотрудничества и интеграции. Естественно, что в первые годы после распада Советского Союза руководители новых республик в основном занимались государственным строительством и болезненным процессом перехода к рыночной экономике. Соответственно, у них были Рисунок 1. Однако Центральная Азия по-прежнему сталкивается с политическими препятствиями на пути сотрудничества и интеграции Источник: основано на карте предоставленной National Geographic Society В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Появилась опасность, что правительства стран региона снова сосредоточат свое внимание на главной краткосрочной задаче – сохранении национальной политической стабильности и согласия, а не на более интенсивном сотрудничестве друг с другом лишь ограниченный интерес и возможности заниматься более широкими вопросами. Кроме того, существовало сильное сопротивление каким-либо уступкам в области вновь завоеванного национального суверенитета. Среди глав государств постоянно присутствовал дух конкуренции и недоверия, поддерживаемый убеждениями, что международные и региональные экономические и политические связи не могут быть взаимовыгодными – преимущества, которых добьется одна страна, обязательно обернутся потерями для другой. Несмотря на все препятствия, вплоть до вспышки политического и социального недовольства в Кыргызстане в марте 2005 г. и в Узбекистане в мае 2005 г., большинство руководителей центральноазиатских республик, казалось, склонялись к более тесному сотрудничеству как на двусторонней основе, так и в контексте региональных структур с участием Китая и России. Кроме того, страны региона стали получать более широкую международную поддержку. В 1990-е гг. Центральной Азии уделялось недостаточно внимания со стороны международной общественности, поскольку основное внимание было направлено на Центральную Европу, гражданские войны и переустройство на Балканах, а также нелегкий переход России к рыночной экономике. Ситуация изменилась после террористических актов 11 сентября 2001 г., когда Центральная Азия вместе с Афганистаном оказались в центре международного внимания как регион с важным геополитическим значением и потенциальными долгосрочными рисками. Новый интерес стало вызывать центральное местоположение Центральной Азии на пересечении евразийских линий геополитической напряженности между Востоком и Западом, Севером и Югом, огромные запасы природных ресурсов (особенно энергетических), серьезные экономические и социальные трудности и явные риски политической нестабильности. Крупнейшие страны – соседи Центральной Азии, особенно Китай и Россия, вместе с многосторонними и двусторонними донорами осознали, что развитие регионального сотрудничеств должно стать решающим фактором стабильности и экономического роста. Однако в результате недавних волнений в Кыргызстане и Узбекистане появилась опасность, что правительства стран региона снова сосредоточат свое внимание на главной краткосрочной задаче – сохранении национальной политической стабильности и согласия, а не на более интенсивном сотрудничестве друг с другом. Существует и растущая опасность того, что соседние страны и международные партнеры начнут бороться друг с другом за укрепление своего положения в регионе, вместо того чтобы сообща оказывать поддержку государствам Центральной Азии. Цель данного доклада – продемонстрировать, что для достижения устойчивых успехов в человеческом развитии и обеспечении человеческой безопасности странам Центральной Азии и международному сообществу необходимо сотрудничать.

Трудности и перспективы регионального сотрудничества и интеграции В данном докладе оценивается возможное воздействие экономического сотрудничества и интеграции на человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности в Центральной Азии в условиях, сложившихся после распада Советского Союза. Здесь также рассматриваются новые перспективы, появившиеся благодаря экономическому подъему центральноазиатских экономик наряду с экономикой России, быстрому экономическому развитию и растущей внешней ориентации Китая, а также благодаря большей открытости Афганистана. Прежде всего возникает несколько практических вопросов: как следует определять границы региона, к каким формам регионального сотрудничества и интеграции должна стремиться Центральная Азия и какие основные региональные связи следует рассматривать?

Определение границ региона Определение региона и его границ – сложная задача по нескольким причинам. В докладе мы в основном рассматриваем пять новых независимых центральноазиатских государств – бывших советских республик. Причины такого выбора просты: имея общую политическую и экономическую историю, эти страны едины и географически;

в течение столетий их соединяли прочные этнические, культурные и языковые связи.5 Однако важно также отметить, что современные границы республик были установлены в советские времена часто без учета каких бы то ни было географических, экономических или этнических особенностей. Границы региона могли бы быть определены и по-другому. Например, поскольку границы между центральноазиатскими республиками и их соседями сейчас намного более открыты, а со временем станут еще более открытыми, то можно было бы определить центральноазиатский регион в более широком смысле, включая в него географически, этнически и (потенциально) экономически связанные с ним регионы Современные границы республик были установлены в советские времена часто без учета каких бы то ни было географических, экономических или этнических особенностей Введение Группы регионов, рассматриваемые в докладе Рисунок 1. Источник: ПРООН.

соседних стран. Среди них – Западный Китай, населенный тюркско-уйгурским населением, имеющий общие водные ресурсы и предлагающий новые возможности в торговле;

Северный Афганистан, имеющий этнические связи с регионом, общие водные ресурсы и возможности торговли;

а также Азербайджан, имеющий тюркские этнические и исламские религиозные традиции, тесные исторические контакты и энергетические и экологические связи через Каспийское море. Однако основные политические и экономические связи Западного Китая, безусловно, с Китаем;

будущее Северного Афганистана в долгосрочной перспективе, вероятно, связано с остальной частью этой страны;

а настоящие и потенциальные региональные связи Азербайджана установлены в основном со странами Каспийского бассейна и ЮжноКавказского региона. В то же время внутри центральноазиатского региона, включающего пять республик, одни субрегиональные связи крепче других – например, приграничные связи в Ферганской долине традиционно были очень тесными. И наоборот, высокие горные цепи разделяют территорию Таджикистана на небольшие субрегионы, которые традиционно имели более прочные экономические и этнические связи с соседними странами, а не друг с другом. И можно сказать, что северные и западные регионы Казахстана больше ориентированы на Россию и Китай, чем на центральноазиатских соседей. Чтобы отразить естественные силы притяжения, в начале доклада в основном рассматриваются пять центральноазиатских республик, а затем и другие региональные отношения в соответствующих разделах (см. Рисунок 1.2). В одних случаях мы будем рассматривать субрегионы внутри Центральной Азии (например, Ферганскую долину). В других – взаимоотношения с основными соседями, особенно с Афганистаном, Китаем, Ираном и Россией. В некоторых случаях для понимания более широкого геополитического контекста, внутри которого происходит развитие Центральной Азии, ключевыми будут взаимоотношения с остальным миром – ЕС и США, а также с Индией, Пакистаном и Турцией. И наконец, в отдельных случаях значимыми могут оказаться другие региональные отношения. Например, бассейн Каспийского моря важен с точки зрения управления газовыми и нефтяными ресурсами в Казахстане и Туркменистане. А так называемая «зона озабоченности», в которую входят большая часть Ферганской долины, Афганистан, Западный Китай, северная часть Пакистана и часть Таджикистана, очень важна при изучении взаимосвязанных областей, больше всего подверженных проблемам нищеты и конфликтов. Выбор подхода До сих пор мы использовали термины «сотрудничество» и «интеграция» вместе. Необходимо разъяснить, что мы подразумеваем под этими терминами. Интеграция может обозначать два взаимосвязанных понятия – трансграничную экономическую и социальную интеграцию и трансграничную интеграцию государственных институтов. Высокая степень экономической и В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности И сотрудничество, и интеграция гораздо шире деятельности на государственном уровне и взаимодействия государственных структур социальной интеграции обычно обусловлена наличием высокоинтегрированных государственных институтов, которые регулируют и облегчают трансграничные связи. Сотрудничество, напротив, означает более неформальное взаимодействие между странами и сравнительно низкий уровень институциональной интеграции, обычно связанный со слабой интеграцией различных видов деятельности. Сотрудничество предполагает менее обязывающие и, следовательно, менее предсказуемые и менее надежные договоренности между партнерами, что, с другой стороны, позволяет им идти на меньшие уступки в области национального суверенитета и свободы действий. И сотрудничество, и интеграция гораздо шире деятельности на государственном уровне и взаимодействия государственных структур. При рыночной экономике участники негосударственного сектора – фирмы, торговые организации, организации гражданского общества, научные институты, отдельные люди – должны эффективно взаимодействовать и сотрудничать через границы. Цель правительств – способствовать этому процессу. Существуют ли примеры региональной интеграции и сотрудничества, подходящие для Центральной Азии? Необходимо выбрать адекватный пример для формирования реалистичных ожиданий, которые не будут омрачены возможными проблемами при реализации. В качестве примера успешной региональной интеграции, которому могла бы следовать Центральная Азия, часто приводится ЕС. После Второй мировой войны Западная Европа получила мощный политический импульс к объединению при лидерстве двух крупнейших экономик – Франции и Германии. Европа противостояла возможной общей угрозе коммунизма и обрела в лице США защитника и покровителя. Однако в Центральной Азии действуют иные факторы, поэтому модель сотрудничества по типу ЕС в данном случае не совсем уместна (см. Вставку 1.1). Недавний опыт региональной интеграции развивающихся стран может оказаться более подходящим. С 1974 г. прошли три волны регионального сотрудничества.7 Следуя примеру Европейского экономического сообщества, многие развивающиеся страны в 1960-е гг. вступили в региональные таможенные союзы. Большинство из этих союзов практически прекратило свое существование в 1970-е гг., поскольку партнеры в большинстве случаев были не готовы отказаться от импорта более дешевых и качественных товаров из стран, не входящих в региональную группу. В течение 1980-х и в начале 1990-х гг. продолжающееся расширение и укрепление ЕС, а также Североамериканское Вставка 1. Может ли Центральная Азия последовать примеру европейской интеграции?

ЕС начинался как зона свободной торговли и за более чем полвека постепенно превратился сначала в таможенный союз, а затем в полностью интегрированный общий рынок и наконец – в валютный союз. Европейская интеграция развивалась в течение многих десятилетий, адаптируясь к изменяющейся экономической и геополитической обстановке. Существует множество различий между Европой полувековой давности, когда были сделаны первые шаги к европейской интеграции, и современной Центральной Азией. Следовательно, опыт ЕС не может быть непосредственно перенесен на центральноазиатский регион. Однако пример ЕС выявил несколько факторов, важных для успеха интеграции. Во-первых, европейские страны имели две важные общие цели: восстановление экономики после Второй мировой войны и обеспечение мира и благосостояния на базе общих принципов демократии и рыночной экономики. Во-вторых, общие цели решительно поддерживались политической волей двух ключевых стран-лидеров – Франции и Германии. В-третьих, послевоенные экономические условия – быстрый экономический рост и расширяющиеся торговые связи – были достаточно благоприятны. И наконец, европейская интеграция началась со стратегического выбора, сделанного странами со сходными экономическими системами и уровнем развития. Напротив, отсутствие общих целей, сильной политической воли и ясного видения перспектив долгосрочного сотрудничества, а также огромные различия в экономических системах и устремлениях стран Центральной Азии, вероятно, сделают процесс интеграции в этом регионе очень непохожим на опыт ЕС. Однако пример Европы показывает, что если для Центральной Азии цель – постепенная интеграция, то более развитые и богатые страны в регионе должны проявить инициативу и стремиться к экономической интеграции, основанной на общем понимании ее перспектив. Пример Европы также демонстрирует, что со временем у стран региона должно возникнуть стремление к созданию похожих экономических систем. Это означает, что страны, больше других отстающие в переходе к рыночной экономике, должны будут догнать лидеров в реформировании. Также по мере развития интеграции страны должны быть готовы отказаться от некоторых аспектов своей автономии. И им необходимо пойти дальше деклараций о намерениях и перейти к реальным действиям. Источник: United Nations, 2004.

Введение соглашение о свободной торговле вызвали новую волну инициатив, включая МЕРКОСУР в Латинской Америке и несколько региональных организаций в Азии (Организация экономического сотрудничества – ОЭС, Южно-Азиатская ассоциация регионального сотрудничества и Ассоциация государств Юго-Восточной Азии). И снова по тем же причинам, что и в более ранних таможенных союзах, эти договоры были недостаточно результативны. После азиатского кризиса 1997 – 1998 гг. началась третья волна региональных инициатив, в большинстве своем состоявших из двусторонних переговоров в Азии с неясными пока результатами. Вероятно, самая подходящая модель сотрудничества для Центральной Азии – Пакт стабильности для Юго-Восточной Европы, который был заключен после окончания вооруженных конфликтов на Балканах в конце 1990-х гг. Пакт стабильности был направлен на преодоление последствий регионального конфликта в ЮгоВосточной Европе путем создания важных экономических, социальных и культурных связей. Ключевые особенности развития сотрудничества заключались в лидирующей роли ЕС в качестве спонсора, перспективах будущего вступления в ЕС для стран – участников Пакта и значительной финансовой поддержке экономического восстановления региона со стороны международного сообщества. И хотя усло вия в Центральной Азии серьезно отличаются, широта региональных вопросов, отраженная в Пакте, и эффективный институциональный подход, направленный на принятие тщательно продуманных договоров в конкретных областях и вовлечение многих региональных сил (включая деловые круги и организации гражданского общества), могут оказаться весьма полезными для центральноазиатских стран (см. Вставку 1.2). В Центральной Азии существуют, по крайней мере, две причины, чтобы начать с сотрудничества и, может быть, только в долгосрочной перспективе стремиться к более интенсивной институциональной и экономической интеграции. Во-первых, несмотря на исторические связи, сегодня центральноазиатские страны отличаются уровнем экономического развития, политической ориентацией, а также структурой экономики и государственных институтов. Этим и обусловлены расхождения интересов и потребностей, которые могут развести эти страны в разных направлениях. Во-вторых, на фоне советского прошлого в Центральной Азии к интеграции часто относятся с подозрением, будто она подразумевает потерю национальной независимости и самобытности. Примеры других регионов показывают, что сотрудничество и интеграция вовсе не означают исчезновение национальных границ или отказ Вставка 1. Пакт стабильности для Юго-Восточной Европы Пакт стабильности для Юго-Восточной Европы был подписан в Кельне в июне 1999 г. В основном документе более 40 стран-партнеров и организаций декларировали согласие поддерживать страны Юго-Восточной Европы «в их усилиях, направленных на обеспечение мира, развитие демократии и уважения к правам человека, а также экономики, в целях достижения стабильности во всем регионе.» Пакт был направлен на установление стабильности в результате осуществления региональных проектов в следующих областях:

• Местная демократия и приграничное сотрудничество • Средства массовой информации • Энергетика и региональная инфраструктура • Межрегиональное торговое/инвестиционное соглашение • Борьба с организованной преступностью и коррупцией • Миграция, предоставление политического убежища/беженцы Пакт стабильности – декларация принятия обязательств и рамочное соглашение по международному сотрудничеству. Это не новая международная организация, у Пакта нет независимых финансовых ресурсов или структур по реализации программ. Пакт служит неформальной политической организацией и форумом для координации деятельности между странами региона, странами-донорами, международными финансовыми структурами, представителями деловых кругов и общественными организациями. Организационно Пакт стабильности опирается на специального координатора с командой в 30 человек. Важнейшая задача координатора – согласовывать политические стратегии участников, координировать существующие и новые инициативы и избегать ненужного дублирования деятельности различных структур. В соответствии с основным документом Пакта, ЕС, взявший на себя ведущую роль в его поддержке, обязуется привести Юго-Восточную Европу «к полной интеграции … в свои структуры», включая, в конечном счете, полное членство. Это, а также щедрое финансирование международным сообществом процессов восстановления, национальных реформ, регионального сотрудничества и интеграции стали ключевыми факторами успеха в сотрудничестве. Источник: www.stabilitypact.org.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Трансграничное сотрудничество означает, что и люди, и различные государственные структуры в разных странах должны стремиться к взаимному доверию и принятию на себя обязательств Центральноазиатским странам придется в конечном итоге найти собственный подход к региональному сотрудничеству и интеграции от национального суверенитета. Это не так. Например, между экономиками Европы и США существует тесная экономическая интеграция через Атлантический океан, а интеграция через границу Канады и США еще более прочна. Тем не менее эти страны сохраняют свой суверенитет. Однако трансграничное сотрудничество означает, что и люди, и различные государственные структуры в разных странах должны стремиться к взаимному доверию и принятию на себя обязательств, для того чтобы свести к минимуму проблемы и барьеры, связанные с границами. Договоры между соседними странами, облегчающие передвижение людей, потоки товаров, капитала и информации, координирующие отраслевую и макроэкономическую политику, экономические структуры, гражданское и конституционное законодательство, подразумевают необходимость разделять некоторые элементы национального суверенитета с партнерами. Центральноазиатским странам придется в конечном итоге найти собственный подход к региональному сотрудничеству и интеграции. Несмотря на общие угрозы для экономической и социальной стабильности, в настоящее время им не хватает не только сильной политической мотивации и лидерства для углубления региональной интеграции, но и внешней финансовой помощи и доминирующего стимула для международных политических сил, к примеру, членство в ЕС. Отстаивая региональное сотрудничество и усилия, направленные на интеграцию, необходимо четко представлять себе все эти ограничения. Опыт ЕС демонстрирует, что успех достигнут благодаря постепенному процессу интеграции, начиная с маленьких шагов, но при четком понимании конечной цели и сплоченности ведущих участников. Опыт Пакта стабильности показывает, что сильная внешняя поддержка и стимулы в сочетании с небольшими гибкими структурами могут объединить даже страны, имеющие недавнюю историю конфликтов. При реалистичном подходе Центральной Азии нужно начинать с интеграции структур на самом простом уровне, направляя внимание на сотрудничество по широкому спектру вопросов и выбирая те направления, на которых можно быстро получить позитивные результаты. Тогда успех будет укреплять доверие, и на основе решенных задач можно будет ставить более крупные долгосрочные цели. Центральноазиатские страны, их соседи и международное сообщество могли бы сообща совершенствовать и укреплять региональные институты, которые могут стать эффективным инструментом в поддержке регионального сотрудничества.

Выбор ключевых направлений Региональное сотрудничество и интеграция часто рассматриваются с точки зрения важнейших экономических связей (торговля, транспорт, транзит и инвестиции и пр.), связей в сфере природных ресурсов (водных, энергетических и экологических);

в области национальной безопасности (в т. ч. терроризм, торговля оружием и наркотиками и исламские военизированные группировки).8 В Центральной Азии заслуживают внимания все три направления. Другие важные сферы сотрудничества – миграция, образование, здравоохранение, подготовка к противостоянию стихийным бедствиям, гендерные вопросы и управление. Несомненно, некоторые из этих направлений требуют более тесных связей, чем другие. Однако региональное сотрудничество может способствовать проведению внутренних реформ и формированию структур, не имеющих серьезного межгосударственного значения. На Рисунке 1.3 основные области политики приводятся в соответствие с их региональной или национальной направленностью. При анализе регионального сотрудничества и интеграции в докладе мы не случайно рассматриваем все основные региональные связи и некоторые вопросы национальной политики. Такой подход объясняется несколькими причинами. Во-первых, все эти области важны сами по себе в плане вклада в человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности. Во-вторых, между многими областями существуют важные связи, например, между торговыми барьерами и вопросами безопасности, водными и энергетическими ресурсами, конкурентоспособностью и достижениями в сфере образования. В-третьих, если периодически в одних областях на пути сотрудничества будут возникать политические или иные препятствия, то в других оно может продолжаться. Это может не только принести значительные прямые выгоды, но также способствовать установлению взаимных связей и доверия, которые со временем откроют путь для более широкого сотрудничества в отстающих областях. Ниже мы приведем краткую оценку каждого из этих направлений политики в свете их значимости для регионального сотрудничества и интеграции. В последующих главах они будут рассмотрены более подробно. Миграция В советские времена свобода передвижения граждан была сильно ограничена. Люди перемещались в соответствии с политическими решениями и предписаниями центрального пла Если периодически в одних областях на пути сотрудничества могут возникать политические или иные препятствия, то в других оно может продолжаться Введение Направленность политики по основным региональным вопросам Рисунок 1. • Миграция • Торговля, транспорт, транзит • Водные и энергетические ресурсы, экология • Региональная и национальная безопасность • Инвестиционный климат и финансовый сектор • Предотвращение стихийных бедствий и антропогенных катастроф • Здравоохранение • Образование, языки, знания • Вопросы национальной политики, например:

– гендерные вопросы – вопросы управления РЕГИОНАЛЬНАЯ Источник: ПРООН.

Направленность НАЦИОНАЛЬНАЯ нирования. После распада Советского Союза значительное число квалифицированных рабочих вернулось на родину. Возникли новые миграционные потоки, в основном из беднейших центральноазиатских стран в Россию, но также – совсем недавно – в Казахстан. Кроме того, новые границы между центральноазиатскими республиками разорвали традиционные семейные и деловые связи в приграничных районах. Некоторое количество беженцев, лиц, ищущих политического убежища, и лиц без гражданства оказалось не по своей воле или по недоразумению за пределами традиционных мест жительства, не получая вообще (или получая в незначительной степени) правовую и государственную поддержку и защиту. Многие из вопросов человеческого развития, а также проблем и возможностей, возникших в результате миграции, лучше всего было бы решать путем сотрудничества между центральноазиатскими республиками, привлекая к этому соседей, и в особенности Россию. Торговля, транспорт и транзит Интеграция торговли – один из важнейших вопросов для Центральной Азии, если регион стремится стать конкурентоспособным и интегрироваться в мировую экономику. Поскольку ни одна из центральноазиатских республик не имеет выхода к морю9, они зависят друг от друга и от своих соседей в вопросах доступа к рынкам. Для торговой интеграции требуются реалистичная и эффективная торговая поли тика и соответствующие структуры, надежные транспортные связи и облегчение транзита как на границах, так и внутри стран. Эти вопросы лучше всего согласовывать и решать на уровне всего региона. Водные и энергетические ресурсы и окружающая среда Водные и энергетические ресурсы и окружающая среда в Центральной Азии неразрывно связаны. В этом регионе каждая страна щедро наделена одними природными ресурсами и экологическими активами и отчаянно нуждается в других. Поэтому огромное значение имеют естественные и созданные руками человека связи через границы. Распад водной и энергетической системы в Центральной Азии угрожает будущему экономики всего региона, а также экологическому и социальному равновесию. Самый известный пример таких опасностей – катастрофа Аральского моря, принесшая огромный экономический, социальный и экологический ущерб. Среди других проблем – упадок водной, ирригационной и энергетической систем, растущие риски из-за недостаточной надежности дамб и разделение населения из-за искусственно проведенных границ (например, в Ферганской долине). Выгоды от регионального сотрудничества в этом секторе могут быть очень велики, а ущерб от регионального конфликта – огромным, если центральноазиатские страны не пойдут по пути сотрудничества друг с другом.

Многие из вопросов человеческого развития, а также проблем и возможностей, возникших в результате миграции, лучше всего было бы решать путем сотрудничества В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Региональная и национальная безопасность В условиях растущей взаимозависимости стран в глобальном масштабе мир и национальная безопасность зависят от региональной стабильности. Ни одно государство в одиночку не сможет бороться с новыми и потенциальными угрозами и опасностями. Региональные усилия могут внести значительный вклад в сохранение как национальной безопасности, так и региональной стабильности. Сотрудничество в области безопасности будет способствовать укреплению доверия и взаимопонимания и одновременно снижать вероятность конфликтов. Оно также поможет поставить заслоны распространению международной преступности и незаконному пересечению границ (включая торговлю людьми, особенно женщинам и детьми, а также наркотиками, оружием и другой контрабандой;

отмывание денег). Инвестиционный климат и финансовый сектор Инвестиционный климат и финансовый сектор страны – ключевые факторы, определяющие приток внутренних и прямых иностранных инвестиций (ПИИ). При неблагоприятном деловом климате ПИИ очень ограничены, а внутренние инвесторы стремятся переводить свои деньги за рубеж. Однако на активность инвесторов влияют не только события в конкретной стране, но и в значительной степени ситуация в соседних странах. Хорошо развитый финансовый сектор и эффективные региональные платежные системы способствуют улучшению делового климата, увеличивают приток инвестиций и повышают эффективность трансграничных транзакций. Региональное сотрудничество между правительствами поможет обеспечить эффективное функционирование финансовых систем. В то же время региональные бизнес-структуры и банковские ассоциации могут стать серьезным лобби, стимулирующим развитие регионального сотрудничества и интеграции. Предотвращение стихийных бедствий и антропогенных катастроф Центральная Азия особенно уязвима для стихийных бедствий и антропогенных катастроф. Среди стихийных бедствий главную опасность представляют землетрясения и наводнения, которые могут иметь значительные последствия для соседних стран. Среди самых опустошительных антропогенных угроз – международные и региональные сети наркоторговли, преступности и терроризма. Все эти проблемы вносят свой вклад в трагедии отдельных людей, определенных групп, а иногда – целых государств. Региональные инициативы очень важны для адекватной подготовленности к катастрофам и угрозам, а также контроля над ними и реагирования. Здравоохранение ВИЧ/СПИД, туберкулез и другие инфекционные заболевания не признают границ. По всему миру они распространяются вдоль автодорог, идут по следам наркоторговцев и преступных элементов, переносятся мигрантами и туристами. Эта угроза теперь распространилась и на Центральную Азию. Сотрудничество в борьбе с распространением болезней и обмен информацией по социально приемлемым формам их профилактики и лечения имеют особую важность, учитывая приграничные риски и скудные ресурсы, которые каждая страна может выделить на решение этих серьезных проблем. Образование, информация и языки Советский Союз обладал передовыми научными организациями и эффективной образовательной системой, в которой ценились строго научная подготовка и глубокие исследования, хотя они и были плохо приспособлены к требованиям современной рыночной экономики. С распадом Советского Союза эта система была подорвана на всей территории Содружества Независимых Государств (СНГ)10, особенно в отдаленных и бедных странах Центральной Азии. И хотя некоторые научные сообщества, объединяющие ученых разных государств, до сих пор сохранились, возможности для обмена знаниями и построения современного общества, основанного на знаниях, очень сократились. Русский язык, бывший языком межнационального общения, по-прежнему широко используется в Центральной Азии, но среди представителей молодого поколения все больше уступает место национальным языкам. Нахождение региональных подходов поможет решить общие проблемы в образовании и распространении знаний. Национальная политика – управление, гендерные и другие вопросы Множество важных вопросов национальной политики и формирования государственных структур, оказывающие значительное влияние на человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности, не имеют прямого трансграничного значения. Однако даже в области национальной политики и Введение институциональных реформ региональное сотрудничество может быть полезным в плане установления региональных стандартов и обмена опытом в реализации реформ. Гендерные вопросы и проблемы управления – только некоторые из областей, в которых центральноазиатские страны сталкиваются со сходными серьезными задачами, степень и характер которых могут различаться. Среди других областей – развитие местного самоуправления, независимость средств массовой информации, права человека и демократические реформы.

возможностей выбора является создание возможностей для человека – всего того, что люди могут делать, или кем они могут быть в жизни. Самым основным условием человеческого развития является возможность вести долгую и здоровую жизнь, быть хорошо информированным, иметь средства, необходимые для достойного существования, принимать участие в жизни общества. Без всего этого многие возможности выбора просто недоступны и множество жизненных перспектив остаются недосягаемыми.»11 В «Докладах о человеческом развитии» ПРООН разработан и ежегодно публикуется «Индекс человеческого развития» (ИЧР), который соединяет простые показатели продолжительности жизни, достижений в области образования и валового дохода. Индекс измеряет человеческое развитие по странам (и все чаще – по отдельным регионам внутри стран). ИЧР подвергается критике за то, что в него не входят важные элементы человеческого развития – участие в жизни общества и политические свободы. Несмотря на это, ИЧР остается гибким и широко используемым инструментом для измерения различий между странами и регионами в сфере ключевых достижений в человеческом развитии. Индекс используется в докладе для сравнения относительного положения и тенденций человеческого развития во всех странах Центральной Азии. Где необходимо, будут добавляться другие меры экономического и социального прогресса, а также политических свобод и качества управления. С момента публикации доклада ПРООН «Доклад о человеческом развитии за 1994 г.» Организация Объединенных Наций и Комиссия по обеспечению человеческой безопасности пропагандируют концепцию обеспечения человеческой безопасности. Обеспечение человеческой безопасности направлено на нахождение интегрированных, многоплановых и комплексных решений в ответ на существующие угрозы. Обеспечение человеческой безопасности касается жизни отдельных людей и их сообществ как внутри границ, так и за их пределами и является более широким понятием, чем обеспечение безопасности границ. Такой подход обеспечивает аналитическую базу для разработки мер, которые не только позволяют защитить людей от основных и распространенных угроз, но и делают их хозяевами своей жизни. По определению Комиссии, обеспечение человеческой безопасности означает:

Региональное сотрудничество и интеграция не являются самоцелью, они – вклад в человеческое развитие и безопасность Региональные вызовы и возможности в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности В конечном итоге региональное сотрудничество и интеграция не являются самоцелью, они – вклад в человеческое развитие и безопасность. Понимание того, как региональное сотрудничество и интеграция влияют на человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности в Центральной Азии, начинается с определения этих терминов. Нам также нужно пояснить то, как они связаны с «Декларацией тысячелетия» Организации Объединенных Наций, подписанной всеми государствами – членами ООН, включая государства Центральной Азии, а также с Целями развития тысячелетия, которые появились впоследствии.

Человеческое развитие – это создание окружающей среды, в которой люди могут полностью развивать свой потенциал и вести продуктивную, творческую жизнь в соответствии со своими потребностями и интересами Человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности С тех пор как в 1990 г. ПРООН издала свой первый «Доклад о человеческом развитии», концепция человеческого развития заняла центральное место в деятельности ООН. В соответствии с концепцией, истинное богатство страны – люди, они и цель, и средство развития. Для раскрытия своего потенциала люди должны иметь возможность принимать решения, которые способствуют их самореализации, творчеству и удовлетворенности. В «Докладе о человеческом развитии» за 2001 г. кратко разъясняется: «Человеческое развитие … – это создание окружающей среды, в которой люди могут полностью развивать свой потенциал и вести продуктивную, творческую жизнь в соответствии со своими потребностями и интересами. … Принципиально важным для расширения Обеспечение человеческой безопасности направлено на нахождение интегрированных, многоплановых и комплексных решений в ответ на существующие угрозы В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности «…защиту основополагающей сущности человеческой жизни таким образом, чтобы обеспечить соблюдение человеческих свобод и самореализацию человека. Обеспечение человеческой безопасности означает защиту фундаментальных свобод – свобод, которые являются сущностью жизни. Оно означает защиту людей от критических (тяжелых) и повсеместных (широко распространенных) угроз и ситуаций. Оно означает использование процессов, которые основываются на сильных сторонах и устремлениях человека. Оно означает создание политических, общественных, экологических, военных и культурных систем, которые в совокупности создают для людей условия для выживания, средства к существованию и сохранению человеческого достоинства.»12 В понятии человеческой безопасности нет различий между «свободой от страха» и «свободой от нужды»;

человеческая безопасность дополняет государственную безопасность, расширяет права человека и укрепляет человеческого развития. По словам Генерального секретаря ООН Кофи Аннана: «Человеческая безопасность в ее самом широком смысле – это гораздо больше, чем просто отсутствие конфликтов с применением насилия. Она включает в себя права человека, эффективное управление, доступ к образованию и здравоохранению, а также обеспечение возможностей и выбора путей самореализации для каждого человека. Каждый шаг в этом направлении – это шаг к преодолению бедности, экономическому росту и предотвращению конфликтов. Свобода от страха, свобода от нужды и свобода для будущих поколений получить в наследство здоровую окружающую среду – все это связанные друг с другом элементы человеческой и, следовательно, национальной безопасности.»13 В своем докладе «Человеческая безопасность в наши дни» 2003 г. комиссия, стремясь содействовать защите бедных слоев населения от последствий экономических спадов и политических переворотов, уделила особое внимание «снижению уровня безопасности».14 Опыт республик бывшего Советского Союза показывает, насколько катастрофическими могут быть последствия и какую важную роль в защите бедных играют структуры социального обеспечения и другие меры. К счастью, в настоящее время экономика этих стран стабильно восстанавливается. Однако в будущем нельзя исключить появления подобных проблем в результате стихийных бедствий, плохого управления экономикой или природными ресурсами;

конфликтов, наркомании, преступности или терроризма. Вызовы человеческой безопасности особенно серьезны в Центральной Азии, и региональное сотрудничество – необходимый элемент адекватного ответа на них. Это было подчеркнуто на круглом столе по переходному периоду и человеческой безопасности в Центральной Азии, организованном Комиссией по человеческой безопасности в столице Туркменистана Ашхабаде в апреле 2002 г.15 Концепции человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности тесно взаимосвязаны. В этом докладе мы будем рассматривать их совместно как включающие в себя необходимые элементы подхода к развитию, миру и безопасности, ставящего во главу угла интересы человека: расширение возможностей выбора для людей, обеспечение их свободы от нужды и освобождение их от страха лишиться своих возможностей и способностей.

«Декларация тысячелетия» и Цели развития тысячелетия Концепции человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности – неотъемлемая часть задач и целей, поставленных в «Декларации тысячелетия». Эта Декларация, принятая на Саммите тысячелетия ООН в сентябре 2000 г., определяет проблемы в области прав человека, мира, безопасности, развития и экологии как совокупность взаимосвязанных целей развития и включает их в глобальную повестку дня. Если в «Декларации тысячелетия» представлен общий план действий для достижения глобального человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности, то Цели развития тысячелетия предлагают комплекс количественных критериев для измерения и мониторинга мировых успехов в достижении прогресса по ключевым направлениям. Полный набор Целей развития тысячелетия состоит из 8 целей, 18 задач и 48 показателей.16 Большинство из этих задач должны быть решены за 25-летний период с 1990 по 2015 г. Эти восемь целей таковы: Цель 1: Искоренить крайнюю нищету и голод Цель 2: Достичь всеобщего начального образования Цель 3: Содействовать гендерному равноправию и расширению прав и возможностей женщин Цель 4: Сократить детскую смертность Введение Цель 5: Улучшить охрану здоровья матерей Цель 6: Бороться с ВИЧ/СПИД, малярией и другими болезнями Цель 7: Обеспечить сохранность окружающей среды Цель 8: Укрепить глобальное партнерство в целях развития Цели развития тысячелетия представляют собой гибкую основу, в рамках которой страны могут применять глобальные цели к решению собственных национальных проблем. Каждая из центральноазиатских стран уже выбрала конкретные цели и параметры, отражающие самые важные проблемы развития. Это произошло на совместных мероприятиях с участием различных общественных групп, представителей правительства, научных кругов, организаций гражданского общества и частного бизнеса, что позволило гражданам определить как потребности, так и приоритеты развития своих стран и внутренних регионов. С учетом экономического спада в странах Центральной Азии после распада СССР, неблагоприятного географического положения, низкого уровня валового продукта (ВВП) на душу населения, Цели развития тысячелетия представляются не только уместными, но и являют собой полезный инструмент для политического руководства. Человеческое развитие, обеспечение человеческой безопасности и региональное сотрудничество Связи между вопросами региональной политики, «Декларацией тысячелетия», Целями развития тысячелетия, человеческим развитием и обеспечением человеческой безопасности весьма сложны. На Рисунке 1.4 схематично показано, как основные направления региональной политики могут быть соотнесены с Целями развития тысячелетия и более широкими задачами «Декларации тысячелетия», которые, в свою очередь, обеспечивают человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности. Например, региональные решения проблем в сфере водных, энергетических и экологических ресурсов и совместные действия, направленные на предотвращение стихийных бедствий, способствуют сохранению ресурсов и таким образом обеспечивают стабильность окружающей среды, о чем говорится в пункте 7 Целей развития тысячелетия. Региональные усилия по поддержке торговли способствуют развитию транспортной инфраструктуры и улучшению условий транзита, а также положительно влияют на финансовый сектор и инвестиционный климат;

стимулируют рост экономики, что, в свою очередь, способствует искоренению нищеты, о чем говорится в пункте 1 Целей развития тысячелетия. Региональные усилия по предотвращению антропогенных угроз (включая нарко Цели развития тысячелетия представляют собой гибкую основу, в рамках которой страны могут применять глобальные цели к решению собственных национальных проблем Основные направления региональной политики могут быть соотнесены с Целями развития тысячелетия и более широкими задачами «Декларации тысячелетия», которые, в свою очередь, обеспечивают человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности Связь между вопросами региональной политики, «Декларацией тысячелетия», Целями развития тысячелетия (ЦРТ), человеческим развитием и обеспечением человеческой безопасности Рисунок 1. В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Любая региональная стратегия должна основываться на доскональном понимании интересов, институциональных препятствий, затрудняющих движение в направлении регионального сотрудничества, и возможностей для его ускорения торговлю и международный терроризм) улучшают управление, повышают региональную и национальную безопасность, что соответствует целям «Декларации тысячелетия», касающимся мира, безопасности и разоружения. Значение регионального сотрудничества для достижения Целей развития тысячелетия хорошо отражено в докладе ООН «Проект тысячелетия» за 2005 г., который дает исчерпывающий обзор путей достижения Целей развития тысячелетия и нерешенных проблем.18 В докладе отмечается, что достижение декларированных целей зависит от обеспечения региональных общественных благ. Это положение применимо по всему миру, но имеет особую значимость в отношении проблем, с которыми сталкивается Центральная Азия (см. Вставку 1.3).

трудничества и интеграции в Центральной Азии очевидна. Однако, судя по прошлому опыту Центральной Азии и других стран, политические ограничения и институциональные проблемы во многих случаях препятствуют сотрудничеству. Часто можно услышать, что причина недостаточного регионального сотрудничества – отсутствие политической воли, даже если есть сильные прагматичные мотивы в пользу такого сотрудничества. Однако фактически дело не в «воле» как таковой, а в том, как сотрудничество затрагивает политические и экономические интересы и как они продвигаются различными структурами. Любая региональная стратегия должна основываться на доскональном понимании этих интересов, институциональных препятствий, затрудняющих движение в направлении регионального сотрудничества, и возможностей для его ускорения. Формирование интересов и их взаимодействие через различные структуры – сложный процесс, который имеет свои характерные особенности в каждой стране и временами может быстро изменяться, особенно в контексте переходного периода в Центральной Азии за последние 15 лет. С точки зрения регионального сотрудничества и интеграции, ключевой вопрос в том, Вставка 1. Политические и институциональные направления регионального сотрудничества и интеграции С чисто экономической и социальной точки зрения, перспективность регионального со Региональные общественные блага и Цели развития тысячелетия Доклад ООН «Проект тысячелетия» характеризует связь между региональными общественными благами и Целями развития тысячелетия следующим образом: «В большинстве развивающихся стран региональными общественными благами часто пренебрегают, несмотря на их высокую значимость для развития. Непосредственные соседи любой страны обычно являются ее самыми важными торговыми партнерами. Экономические связи могут быть укреплены посредством регионального сотрудничества – очень важного для экономического роста и снижения бедности, когда экономика страдает от того, что у страны нет выхода к морю, или она является небольшим островным государством, или зависит от соседей в получении жизненно важных ресурсов, таких как продовольствие, вода или энергия. Региональная интеграция еще важней для стран с малочисленным населением, т. к. эти страны больше зависят от региональных, чем от внутренних рынков для получения эффекта от масштаба и совмещения в промышленности, государственном управлении и науке. Кроме того, управление межграничными водными бассейнами, борьба с опустыниванием и сохранение биологического разнообразия может осуществляться только при следовании региональным стратегиям, совмещенным с национальными планами. Поскольку последствия многих местных конфликтов затрагивают весь регион или бывают вызваны региональными проблемами, борьба с ними требует более широкого регионального сотрудничества. Оно позволяет прогнозировать конфликты и принимать скоординированные меры в масштабах региона для их предотвращения или прекращения.» Важным для регионов в докладе названо предоставление следующих общественных благ: энергетические системы, нефтяные и газовые трубопроводы;

координирующие структуры управления межграничными экологическими проблемами;

структуры по поддержке экономического сотрудничества, в т. ч. координации и гармонизации торговой политики и процедур;

механизмы политического сотрудничества для регионального диалога и достижения консенсуса. Далее в докладе рекомендуется, чтобы предоставлению региональных общественных благ оказывалась международная поддержка и чтобы эта деятельность осуществлялась в комплексе с национальной стратегией борьбы с бедностью, основанной на Целях развития тысячелетия.

• транспортная инфраструктура, энергетика и водные ресурсы, включая автомагистрали, линии связи, межгосударственные • • • Источник: United Nations 2005b, pp. 223–224.

Введение позволят ли национальные политики проводить курс, примиряющий различные конкурирующие силы, дающий право голоса и тем, кто выигрывает от сотрудничества и интеграции, и тем, кто проигрывает. Последние должны получить некоторую компенсацию за свои потери или каким-нибудь другим способом приобрести долю от общих выгод. Возьмем в качестве примера проблему реформирования таможенной службы. От улучшений в работе таможенной службы выиграет большое количество экспортеров и импортеров, а также производителей и потребителей. Если они ясно сформулируют свои требования, например, через торговые палаты, ассоциации «челночных» торговцев, союзы потребителей, политические партии и голосование на выборах, то смогут создать политическую поддержку реформе. С другой стороны, служащие таможни, которые могут потерять свою работу или возможность брать взятки, будут склонны сопротивляться реформе, и им понадобится поддержка в форме переобучения или более высоких официальных зарплат. Наиболее серьезными группами интересов являются: деловое сообщество;

национальные и региональные элиты и кланы;

интеллектуальные элиты;

государственные чиновники и работники национальных служб безопасности;

различные общественные, этнические и религиозные организации;

диаспоры и другие сообщества мигрантов;

и граждане, на которых могут по-разному повлиять социальные и экономические перемены, вызванные региональным сотрудничеством и интеграцией. В список заинтересованных структур входят высшие органы власти, национальные и субнациональные правительственные структуры, парламент, суды, гражданские организации и организации по месту жительства, средства массовой информации, религиозные, а также неформальные или незаконные организации. Чтобы быть эффективным, региональное сотрудничество, как и все другие направления национальной политики, должно быть основано на политических интересах и политическом консенсусе, а не на сугубо прагматических целях. Хотя рациональный анализ выгод и затрат, а также выявление групп выигравших и проигравших от процесса интеграции также способствуют достижению широкого консенсуса. Реальный и продолжительный консенсус может быть достигнут только при наличии прозрачности, подотчетности органов власти и верховенства закона наряду со свободой слова, доступом к информации и соблюдением прав человека. Важными элементами также являются активные средства массовой информации (СМИ), ответственная исполнительная власть, представительские органы и независимая судебная система. Национальные структуры и интересы пересекаются с региональными и международными интересами и структурами. Последние тоже необходимо четко понимать, в т. ч. их связь с интересами и структурами отдельных стран. Основным фактором успешного регионального сотрудничества или интеграции является их соответствие национальным интересам отдельной страны. Но, как мы видели на примере других стран мира, в частности роли ЕС в ЮгоВосточной Европе, внешние игроки тоже могут иметь значительное влияние на развитие регионального сотрудничества. Таким образом, региональная политика каждого конкретного государства является результатом взаимодействия различных политических сил, государственных структур и других внутренних и внешних факторов. Как следствие, национальная политика в отношении региональных инициатив часто нестабильна и слова могут расходиться с делами. Общий опыт регионального сотрудничества в Центральной Азии пока показывает, что за политическими декларациями руководителей государств не всегда следуют реальные результаты. Чтобы понять реальные политические перспективы стран региона, мы постараемся оценить различия между центральноазиатскими республиками в их отношении к региональному сотрудничеству и интеграции в целом и к конкретным областям. Мы также рассмотрим роль основных стран–соседей региона и международного сообщества в этом процессе.

Структура доклада Доклад состоит из трех частей. Часть I является подготовительной для последующего анализа. В Главе 1 очерчены основные вопросы, а в Главе 2 представлена ситуация в центральноазиатском регионе и проблемы, связанные с человеческим развитием и обеспечением человеческой безопасности. В Главе 2 также прослеживаются недавние экономический спад и восстановление экономики региона и соответствующие изменения в показателях человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности для пяти центральноазиатских стран начиная с 1989 –1990 гг. В главе показывается глубина и тяжесть последствий десяти лет экономического и социального спада для множества отдельных людей и целых населенных пунктов с точки зрения человече В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности ского развития и обеспечения человеческой безопасности. В главе также оцениваются тенденции реинтеграции и проводится обзор последних инициатив по учреждению различных структур в поддержку регионального сотрудничества. В Части II рассматриваются ключевые секторальные и тематические вопросы в области регионального сотрудничества и интеграции. В Главе 3 рассматривается группа взаимосвязанных вопросов в отношении торговли, транспорта и транзита, а также относящиеся к ним меры внутренней политики, нацеленные на создание благоприятного инвестиционного климата и эффективного финансового сектора. В этой главе также рассматриваются проблемы и потенциальные выгоды для Центральной Азии от сотрудничества в этих важных областях. Поскольку водные, энергетические ресурсы и природные условия региона тесно связаны и предоставляют жизненно важные факторы, связка водные ресурсы – энергетика – экология была хорошо изучена в последние несколько лет. В Главе 4 приведены результаты исследований, дана количественная оценка потерь и выгод от сотрудничества в этой области, выведены подробные связи с более широкими вопросами в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности. В Главе 5 рассматриваются стихийные бедствия и антропогенные угрозы, а также риски для человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности. Рассматриваемые стихийные бедствия включают в себя землетря сения и наводнения, а антропогенные угрозы – наркоторговлю, преступность и терроризм. В Главе 6 рассматриваются вопросы трансграничных связей в области миграции, образования, здравоохранения и гендерной политики, возможности для определения региональных стандартов, обучения и налаживания связей. И хотя этим сферам регионального сотрудничества уделялось меньше внимания, они привлекательны для начальных этапов сотрудничества, поскольку обычно менее заметны и менее противоречивы. В Части III доклада рассматриваются две группы взаимосвязанных вопросов, имеющих непосредственное отношение к формированию регионального сотрудничества и интеграции в Центральной Азии, – политические интересы и институциональные ограничения в Главе 7 и сотрудничество со странами-соседями и международным сообществом в Главе 8. Доклад заканчивается рядом выводов и рекомендаций. В Главе 9 сводятся воедино данные анализа и оценки выгод, возможных затрат и рисков, связанных с региональным сотрудничеством и интеграцией. В главе рассматриваются альтернативные сценарии регионального сотрудничества в свете политических и институциональных реалий в регионе, среди соседних стран и в международном сообществе. В заключение приводятся основные рекомендации по региональному сотрудничеству и интеграции, выполнение которых могло бы способствовать устойчивому прогрессу в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности в Центральной Азии.

Глава Вызовы и задачи Центральной Азии в региональном контексте «Все участники форума согласны с мнением о том, что региональная интеграция в Центральной Азии могла бы стать «локомотивом» социально-экономического развития стран региона. Интеграция может решить большинство задач и проблем стран Центральной Азии.» Бахтиер Ергашев, модератор форума Central Asian Gateway, 18 января 2005 г. В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Сегодня пять центральноазиатских республик населены потомками различных исторических династий, ханств и кланов, образуя пеструю мозаику Краткая история региона до 1990 г.

На протяжении столетий основную роль в человеческом развитии в Центральной Азии играли три общих фактора.2 Первый – интенсивные контакты и связи народов многих стран, культур, языков и религий. Сегодня пять центральноазиатских республик населены потомками различных исторических династий, ханств и кланов, образуя пеструю мозаику. Второй фактор – исторически сложившаяся экономическая взаимозависимость стран региона. Центральная Азия лежит на перекрестке торговых путей, она веками способствовала укреплению людских и товарных потоков и зависела от них. Третий фактор – культурная интеграция. Центральная Азия была средоточием высоких достижений в богословии, науке и искусстве. Потоки ремесленников, новых технологий и орудий производства, проходившие по Великому шелковому пути, способствовали расцвету искусств и наук в древних городах Центральной Азии, чье влияние распространялось далеко за пределы региона. Гранича с Китаем, Индией, Россией, Европой и Ближним Востоком, Центральная Азия являлась географическим и политическим «ядром», вокруг которого воевали, торговали и строили планы многие народы. Этот регион называли по-разному. Для древних греков это была ТрансВставка 2. Великий шелковый путь В 138 г. до н. э. молодой представитель императора Ву-ти династии Хань был послан на Запад с поручением найти союзников в борьбе с грабительскими нашествиями гуннов. Он вернулся через 13 лет с рассказом о том, что далеко на Западе обнаружил огромное количество народов, которые желают торговать. И с тех пор в течение последующих 1600 лет торговля Востока с Западом через Евразию продолжалась почти беспрерывно. Торговый путь, названный австрийским геологом XIX в. «шелковым путем», представлял собой не одну дорогу, а множество, и по нему везли не только шелк. Ведущий от ворот Великой Китайской стены, в обход Такламанской пустыни, через хребты Тянь-Шаня, через великие степи к устью Волги и вниз к Каспийскому морю, этот путь со многими ответвлениями был долгим, трудным, опасным, но, судя по историческим записям, приносил торговцам огромные доходы. Желание Рима и Китая получать товары, богатства и идеи друг друга было движущей силой в создании торгового пути. Города Римской империи и Запада жаждали шелка из Китая. Китайцы особенно интересовались лошадьми из Центральной Азии и обменивали на них свой шелк. Но не только шелк везли из Китая на Запад. Историк Питер Хопкирк утверждает, что караваны «из Китая везли меха, керамику, железо, лаки, корицу и ревень, бронзовые украшения, пряжки для ремней, а также оружие и зеркала. Караваны, двигавшиеся на Восток, перевозили пшеницу, вино, масло, золото, железо, шерстяные и льняные ткани, стекло и асбест.» Племена и народы Центральной Азии были важными посредниками, необходимыми для успешного функционирования торговых путей. Для одного каравана было почти невозможно пройти весь путь от начала до конца. Товар мог пройти этот путь, переходя из рук в руки сотни раз, перемещаясь на тысячи миль и встречая на своем пути огромное множество языков и культур. Сотрудничество между городами, культурами и народами было важным компонентом эффективного движения товаров. Постоянную угрозу торговле представляли бандиты и грабители, но многочисленные караван-сараи, выстроенные вдоль Великого шелкового пути, предоставляли жизненно необходимое убежище для путешественников. В старых дневниках говорится о том, что торговые центры на этом пути были полны людей разных культур, говорящих на разных языках, причем все они работали и действовали сообща. Конечно, подобные контакты способствовали и распространению болезней, как это было с эпидемией чумы (Великой чумой) в середине 17-го века. Взаимная зависимость, в которой находились представители различных языков, религий и культур на протяжении всего Шелкового пути, требовала от них терпимости. Во времена Монгольской империи «монгольский мир» обеспечивал сравнительную безопасность для потока товаров и знаний от берегов Черного моря до Восточного Китая. Благодаря укреплению безопасности на Шелковом пути, торговля процветала, а религии, культуры, языки, знания и открытия свободно распространялись из одной местности в другую. Буддизм, ислам и зороастризм менялись и трансформировались по мере принятия их различными культурами и племенами. Историк Эдвард Олворт отмечает, что основные составляющие Шелкового пути – «структура торговли, способы транспортировки, расположение центров торговли и происхождение товаров – оставались в 1865 г. в основном такими же, как и в IX – X вв..» Упадок Шелкового пути в начале XVII в. был вызван рядом событий, происходивших одновременно. Изобретение быстрых судов очень сократило затраты и время морских перевозок. Перевозки по суше были опасны, дорогостоящи и требовали много времени. Без единой мощной власти, обеспечивавшей защиту вдоль всего Пути, сотрудничество между правящими ханствами развалилось и роль великих посредников вдоль Пути сошла на нет. Советская система перекрыла торговые маршруты в соседние страны и направила торговые и транспортные потоки в сторону Москвы. В результате Центральная Азия утратила экономические, культурные и религиозные связи с остальным миром. Великий путь между Востоком и Западом оставался разорванным вплоть до распада Советского Союза. Источники: Allworth 1967, Elissee 1998 and Hopkirk 1980.

Вызовы и задачи Центральной Азии в региональном контексте оксиана – область, лежащая между реками Амударья и Сырдарья. Позднее она стала называться Туркестан – «земля, населенная тюрками». В XIX в. западный мир окрестил ее «краем света», и она стала местом действия «Большой игры» Киплинга. Сегодня для стороннего наблюдателя история центральноазиатского региона ассоциируется в основном с Великим шелковым путем, который раньше тянулся от окраин Римской империи до Китая (cм. Вставку 2.1). Современная история Центральной Азии, вероятно, может быть лучше всего прослежена от 651 года н. э., когда с юга в регион вторглись арабы и свергли тюркского правителя в городе Мерв (на территории современного Туркменистана). Завоеватели восстановили Мерв, и город стал важным центром исламского искусства и науки. К 705 г. были захвачены и разрушены Бухара и Самарканд, а их население обращено в ислам. Сильные исламские традиции в науке и образовании в сочетании с культурным богатством региона способствовали развитию искусств и знаний (см. Вставку 2.2). Поскольку исламские правители поддерживали торговлю и частное предпринимательство, а также установили единство власти, они продолжили дальнейшее расширение Шелкового пути. В начале XIII в. Чингисхан и его войско, состоявшее из представителей монгольских кочующих племен, уничтожили Бухару и многие другие знаменитые города Центральной Азии, оказавшие сопротивление продвижению его конницы. В течение года монголы завоевали всю Центральную Азию, пронеслись через нынешнюю территорию России и достигли окраины современной Западной Европы. Во время правления Чингисхана, благодаря поддержке торговли и толерантному отношению к различным религиям и культурам, Шелковый путь продолжал процветать и в результате стал основой экономической интеграции Евразийского континента. После прихода к власти Тимура (или Тамерлана) власть вернулась в руки оседлых центральноазиатских племен. Тимур, чья статуя стоит сегодня в сердце Узбекистана, родился в Самарканде в 1336 г. Считая себя потомком Чингисхана, он тем не менее разрушил остатки Монгольской империи, основал династию Тимуридов и продолжил завоевывать земли от Багдада до Москвы. Под покровительством его внука и наследника Улугбека Самарканд и Бухара стали «центрами декоративного искусства, архитектуры, поэзии, философии, живописи и астрономии».3 В 1500-х гг. региональное племя, называемое «узбеки», разгромило династию Тимуридов и свергло Бабура, наследника Тамерлана, и в конечном итоге основало три отдельных ханства со столицами в Хиве, Бухаре и Коканде. Примерно в это время, после того как в 1522 г. Иван Грозный отбил Казань у татар, потомков монгольских племен, в регионе появились русские. Русское влияние в Центральной Азии усиливалось в течение последующих 400 лет. Во время правления Петра Великого русские пришли на Кавказ и начали основывать форты и города по всему Северному Казахстану. Кроме общего стремления на Восток, русскими двигало желание получить доступ к хлопку Центральной Азии, а также пушнине и землям в Сибири. С середины 1800-х гг. русские начали проводить военные кампании по захвату городов Центральной Азии, и Ташкент был завоеван в 1865 г., а Самарканд – в 1868 г. При советской власти Центральная Азия была прочно и всецело интегрирована в советскую политическую и экономическую систему, даже несмотря на то, что коммунистическая коллективизация и сталинский террор принесли в регион страшный голод и страдания. Вторая мировая война, хотя и была очень болезненной для республик с точки зрения потерь на европейской земле, в конечном итоге имела долгосрочные положительные последствия для экономического развития региона. Крупномасштабная индустриализация и модернизация значительно улучшили экономическое развитие региона, так как во время войны Сталин перемещал сотни заводов и миллионы рабочих в Центральную Азию, которая была за пределами зоны боевых действий. Впоследствии население Центральной Азии быстро росло благодаря высокой рождаемости и – часто – насильственному переселению русских, корейцев, немцев и других народов.

Во время правления Чингисхана, благодаря поддержке торговли, Шелковый путь продолжал процветать и в результате стал основой экономической интеграции Евразийского континента Вставка 2. Бухара: центр древней культуры, искусств и человеческого развития Город Бухара, расположенный на территории современного Узбекистана, многие столетия был важным религиозным, научным и образовательным центром с большим количеством медресе и религиозных школ. Город был родиной Аль Бухари (810 – 870 гг.), исламского ученого и философа, написавшего Хадис, интерпретацию высказываний Магомета. С 877 по 999 гг. Бухара была столицей государства Саманидов, а Центральная Азия в этот период стала центром искусства, культуры, науки и торговли. В Бухаре создавались великие медицинские Каноны Абу Али ибн Сины, известного на Западе как Авиценна. В Бухаре жили многие поэты древности, среди них — Нарашаши, Рудаки и Дакики. Источник: Hopkirk 1994.

При советской власти Центральная Азия была прочно и всецело интегрирована в советскую политическую и экономическую систему В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Ферганская долина больше всего пострадала от новых национальных границ, разрезающих её извилистыми линиями В наследство от сталинского режима региону достались также межреспубликанские границы, проведенные в Москве (см. Вставку 2.3), что до сих пор оказывает влияние на отношения между центральноазиатскими республиками. Расположенная в центре, плодородная и очень плотно заселенная Ферганская долина больше всего пострадала от новых национальных границ, разрезающих её извилистыми линиями (см. Рисунок 2.1). Главным вкладом региона в советскую экономику было производство 90% – 95% всего хлопка в Советском Союзе. Этот очень трудоемкий продукт требует огромного количества воды, поэтому для полива хлопковых полей, которые раньше были пустыней, советские инженеры повернули вспять огромные реки Центральной Азии – Амударью и Сырдарью. В Главе 4 мы рассмотрим разрушительные экологические последствия этих решений. Несмотря на рост промышленности в Центральной Азии, особенно во время Второй мировой войны, экономика региона основывалась в целом на природных ресурсах и сельском хозяйстве со сравнительно низкой производительностью даже по советским стандартам. Благодаря значительным дотациям центрального правительства и искусственному поддержанию цен, Центральная Азия могла удерживаться на более высоком уровне развития, чем реально позволяла ее экономика, тем не менее показатели уровня жизни в регионе все равно оставались самыми низкими в Советском Союзе.

Последствия распада Советского Союза Политический и экономический распад Советского Союза в 1989 – 1991 гг. был важнейшим историческим событием – внезапным, быстрым, социально и экономически болезненным, но в целом неожиданно мирным. Переходный период носил, во-первых, системный характер, поскольку политические и экономические системы изменялись от диктаторских режимов к демократии и от центрального планирования к рыночной экономике. А во-вторых, имел территориальный контекст, поскольку происходила дезинтеграция политического и экономического пространства. Одним из наиболее серьезных последствий стал резкий экономический спад, негативно отразившийся на уровне жизни большинства людей. В бывшем Советском Союзе этот спад был намного глубже и продолжительнее, чем в Центральной и Юго-Восточной Европе. Многие из экономических проблем, с которыми столкнулись новые республики, уходят корнями в неэффективную политику и Вставка 2. Проведение границ и вероятность возникновения конфликтов Границы и названия современных центральноазиатских республик создавались в Москве под руководством Сталина с целью разделить этнические группы, чтобы предотвратить любые попытки сплотиться и добиваться независимости и чтобы не дать ни одной из этнических групп возможности существовать как отдельная республика. В 1918 г. была образована Туркестанская Автономная Советская Социалистическая Республика (ТАССР). С 1918 по 1924 гг. территория этой республики охватывала всю Ферганскую долину и Восточный Памир. В сентябре 1920 г. бухарский эмир был свергнут, и в 1921 г. войска Красной Армии заняли Хивинское ханство. На территории двух бывших протекторатов Российской Империи были образованы Бухарская Народная Советская Республика (БНСР) и Хорезмская Народная Советская Республика (ХНСР). В 1924 г. ТАССР, БНСР и ХНСР были преобразованы в две союзные республики: Узбекскую ССР и Туркменскую ССР. В том же году на территории, где сейчас расположены Казахстан и Кыргызстан, была образована Кара-Киргизская Автономная Республика в составе Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР). Казахская и Киргизская автономные республики приобрели статус союзных республик только в 1936 г. Таджикская Автономная ССР также была образована в 1924 г. и являлась частью Узбекской ССР до 1929, когда получила статус республики СССР. К 1936 г. все административные образования стали полноценными республиками в составе СССР с границами, почти совпадающими с современными. Предыдущие имперские правители пытались объединить центральноазиатские племена и кланы, а Советский Союз по существу инициировал дезинтеграцию региона, проведя границы через давно установившиеся культуры и этнические группы. Серьезные последствия проведенных десятилетия назад границ заметны и сегодня, поскольку титульное этническое большинство в каждой – теперь независимой – республике стремится достичь общего национального самосознания, языкового и политического единства очень разнородного населения и тем самым создает барьеры для исторически сложившихся людских и товарных потоков. Рассредоточение этнических групп по разные стороны границ, некоторые из которых до сих пор чётко не обозначены и оспариваются, фрагментация традиционно интегрированных экономических, социальных и экологических субрегионов и наличие множества анклавов одних республик на территориях соседних создают условия для раскола и конфликтов. Источник: Основано на Allworth 1967 по информации, предоставленной Музаффаром Олимовым.

Вызовы и задачи Центральной Азии в региональном контексте Карта Ферганской долины Рисунок 2. Источник: основано на карте предоставленной United Nations Oce for the Coordination of Humanitarian Aairs – ReliefWeb, www.Reliefweb.int.

нежизнеспособные структуры коммунистической системы, которые фактически привели к распаду Советского Союза. Эти проблемы были усугублены распадом единого экономического пространства, отличавшегося целостной социально-экономической инфраструктурой и отсутствием пограничных барьеров. Несмотря на ряд предупреждений о последствиях экономической дезинтеграции и предпринятые усилия по сохранению упорядоченных экономических связей между центральноазиатскими республиками, за официальным политическим распадом Советского Союза в декабре 1991 г. быстро последовали дезинтеграция и развал экономики. Этот процесс был намного глубже, чем могли бы быть непосредственные последствия системных экономических реформ (макроэкономическая стабилизация, либерализация цен, приватизация, правовые реформы и – в более общем плане – строительство рыночных институтов и так далее). Вот некоторые ключевые элементы:

• • рублевой зоны и требования проведения межгосударственных расчетов в твердой валюте). В целом связи между предприятиями разрушились или, по крайней мере, значительно пострадали. Устранение бюджетных и инвестиционных дотаций. В Таблице 2.1 приводится ряд оценок по Центральной Азии. Сокращение или полное прекращение внутреннего субсидирования цен, в т. ч. субсидий на энергию. По некоторым оценкам, российское субсидирование цен другим странам и республикам составляло до 58 млрд. долл. в 1990 г., из которых 40 млрд. долл. направлялись в Центральную Азию. Введение официальных таможенных и торговых барьеров. Кроме того, стали обычными неофициальные препятствия торговле и транзиту. Некоторые границы были закрыты по причинам, связанным с вооруженными конфликтами, безопасностью или экономической политикой. Повышение цен на транспортные услуги и переориентация транспортных потоков. На маршрутах между Россией и странами СНГ Дезинтеграция и развал экономики быстро последовали за официальным политическим распадом Советского Союза • • Разрушение системы единых платежей и безналичного расчета между предприятиями, прекращение финансовых потоков через новые границы (особенно после разрушения • В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Таблица 2.1 Финансовые перечисления в республики Центральной Азии Финансирование Центральным банком РФ, 1992 г. (в % от республиканского ВВП) Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан 25,5 22,9 90,7 53,3 69, Прямые перечисления из центрального бюджета СССР, 1989 г. (в % от ВВП) 9,3 7,8 8,2 9,0 11,3 Источник: Aslund 2001.

Спад переходного периода был наиболее тяжелым для небольших, не имеющих выхода к морю республик, максимально зависящих от внешних связей и финансовых трансфертов, особенно для стран Центральной Азии • во многих случаях снизилась частота движения поездов и удлинилось время в пути. Воздушные перевозки резко сократились по сравнению с высоким предыдущим уровнем. Постепенный износ единых энергосистем (на Южном Кавказе и в Центральной Азии) и единых систем водоснабжения (особенно в Центральной Азии), что негативно отразилось на количестве и качестве необходимого энерго- и водоснабжения для промышленности, ирригации и потребления населением. Массовый отъезд национальных меньшинств. Примерно три миллиона русских, многие из которых – высококвалифицированные специалисты, вернулись в Россию из других республик СНГ, особенно из Центральной Азии. При переселении в экономически ослабленную Россию они столкнулись со значительными проблемами. Развал центральных советских административных органов и необходимость создания новых республиканских органов управления. Прекращение жесткого контроля над внутренней безопасностью. В первые годы после получения независимости в Таджикистане разразились война и общественные беспорядки, приведшие к разрушениям, закрытию границ и потокам миллионов беженцев и внутренних переселенцев.

на дезинтеграцию, спад в переходный период оказался не столь серьезным для стран Центральной Европы, которые были менее всего интегрированы в советскую систему. Во-вторых, очень резким был спад в торговле: в период с 1990 по 1992 гг. экспорт между республиками СНГ упал с 230 млрд. долл. до 20 млрд. долл.5 И хотя со временем и в разной степени страны СНГ смогли перенаправить свои торговые потоки в другие страны, это не возместило потерь от нарушения товарообмена внутри стран Содружества. В-третьих, существуют отдельные свидетельства того, что разрыв связей привел к нарушению спроса и предложения из-за появления новых границ на пути торговли, транзита и платежей и – как результат – стал причиной краха отдельных предприятий. Хорошо известный пример – завод сенных прессов в Бишкеке, который снабжал весь Советский Союз (см. Вставку 2.4). Можно привести схожие примеры для промышленных и сельскохозяйственных предприятий по всему бывшему СССР. В-четвертых, множество людей в Центральной Азии ощущают влияние новых границ, особенно в небольших странах. Согласно Опросу общественного мнения, проведенного Всемирным банком в конце 2004 г., половина из 6 000 респондентов в Центральной Азии (за исключением Туркменистана) заявили, что новые границы оказывают негативное или очень негативное влияние на торговлю, транзит и транспорт, а также на общение с друзьями, родственниками и проезд к месту работы. Примерно 30% заявили, что новые границы имеют негативное или очень негативное воздействие на доступ к воде и электричеству. Из тех, кто пересекал границы, большинство отметили проблемы, связанные с потерей времени, визами или другими пограничными процедурами, выразили недовольство работой таможенных служб, а многие отметили вымогательства и унижения, которым они подверглись в той или иной фор • • Количественно оценить экономические последствия распада Советского Союза довольно сложно, но отдельные факты указывают на то, что распад Союза был мощным фактором спада экономики в переходный период, как в целом в бывшем СССР, так и в Центральной Азии. Во-первых, спад переходного периода был наиболее тяжелым для небольших, не имеющих выхода к морю республик, максимально зависящих от внешних связей и финансовых трансфертов, особенно для стран Центральной Азии и Южного Кавказа. И наоборот, несмотря Множество людей в Центральной Азии ощущают влияние новых границ Вызовы и задачи Центральной Азии в региональном контексте Вставка 2. Закрытие Бишкекского завода по производству сенных прессов К 1990 г. Бишкекский завод сельскохозяйственных машин оказался единственным производителем оборудования для прессовки сена во всем СССР и странах Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ). (…) Рынки для сенных прессов в основном находились в западной части СССР. (…) Завод был перемещен по приказу Сталина в Бишкек (Фрунзе) во время немецкого наступления на Украину в 1942 г. и стал самым большим работодателем в Бишкеке (около 15 000 рабочих мест). Завод не только предоставлял работу жителям Бишкека, его котлы-утилизаторы обеспечивали отоплением и горячей водой большую часть окружающих жилых районов;

кроме того, завод строил школы, предоставлял жителям услуги здравоохранения и пособия. (…) К 1992 г. продажи готовых сенных прессов упали на 50%. Несмотря на это выпуск поддерживался на уровне производства агрегатов до стадии почти полной комплектации. Сенные прессы собирались полностью, за исключением установки гидроцилиндров, необходимых для прессовки снопов сена. Гидроцилиндры поставлялись только двумя предприятиями – одно находилось в Томске (Российская Федерация), другое – в Таллинне (Эстония). Независимость Эстонии и переход к системе расчетов на долларовой основе означал, что поставки этого предприятия нужно было оплачивать в срок и в долларах. Гидроцилиндры из Томска можно было покупать за рубли, и требований о быстрой оплате почти не было. Но без долларов приобретение гидроцилиндров у Таллинна стало невозможным, а Таллинн ранее поставлял 50% всех необходимых комплектующих. Томск был не в состоянии расширить свое производство. Таким образом, сборка и продажи сенных прессов упали на 50%. (…) Несмотря на отчаянные усилия разнообразить продукцию (например, бытовыми плитами, стиральными машинами, сушилками для белья и фенами) завод закрылся в 1994 г. Вполне вероятно, что Бишкекский завод сельскохозяйственных машин смог бы найти возможности для экономически выгодных продаж своих машин, например, в соседние центральноазиатские страны. И вполне вероятно, что экспорт гидроцилиндров эстонской компанией был бы экономически оправданным в краткосрочной перспективе, при условии заключения соответствующих торгово-кредитных договоров. Однако невозможность продолжать импорт сравнительно небольшой, но незаменимой комплектующей из Эстонии – или невозможность найти альтернативный источник поставок – означали неизбежное закрытие производства. Источник: Hare et al. 2000.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.