WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 2. ЖЕНЩИНА И ОБЩЕСТВО 1. Проблема гендера в истории общественной мысли 2. Феминизм как теория и социальная практика 1. Проблема гендера в истории общественной мысли Проблема природы женщины

являлась одним из объектов изучения в истории общественной мысли. Различные феминистские авторы сходятся в том, что Аристотель был первым философом, который задал “биологицистскую парадигму” в трактовку женщины. Мужчина уподобляется им активной форме, женщина пассивной материи. С его позиций, женщины являются вторичным биологическим видом. Мужчина играет решающую роль в формировании ребенка, в то время как женщина всего лишь “инкубатор”, позволяющий ребенку развиться.

Как правило, каждый мужчина порождает свой совершенный образ, то есть нового мужчину. Но иногда низший материальный закон, представленный матерью, берет верх и тогда на свет появляется “ущербный мужчина”, т.е. женщина.

Аристотель утверждал, что женщина по своей природе стоит ниже мужчины в умении думать, в физической активности и в волевых действиях. Женщины, таким образом, являются естественными рабами мужчин, и подобно рабам в их природе заключается необходимость во всем быть послушными слугами своему господину и хозяину. Аристотелевская концепция женщины как неполноценного бытия повлияла на последующую общественную мысль.

Подчиненный статус женщин представлен в классическом христианстве.

Августин считал, что женщина сама по себе лишена “образа бога”, Женщина также не может символизировать Христа, который является совершенным образом человека. Только “мужчины могут быть священниками и олицетворять собой Христа в христианском общество, также как и лидера в светском обществе.

В учении Фомы Аквинского также утверждается, что женщина ущербна по своей природе, она является “неполноценным мужчиной”. Подчинение женщины является естественным законом природы, возданным Богом.

Определения человека, которые давались в истории философской мысли, “общественное животное” /Аристотель/, “политическое существо” /Гоббс/, “существо, обладающее свободой” /Руссо/, “рациональное существо” /Кант/, “существо, обладающее самодетерминацией свободной воли” /Фихте/ и т.д., по сути дела были определениями мужчины, поскольку, вопервых, женщина была исключена из сферы общественной, политической, производственной жизни, и вовторых, женщину считали носителем качеств, противоположных рациональности, свободе, а именно – иррациональности, эмоциональности, чувственности и др.

Теория зависимости женщин находит отражение и во взглядах других известных мыслителей. Так, ЖанЖак Руссо в своем трактате “Эмиль” /1762г./ отмечает, что женщина должна добиваться расположения мужчины, чтобы он дал ей и ее детям все то, в чем они нуждаются, что жена никогда не должна забывать о своей зависимости от мужа, покоряться его воле, угадывать его желания и тем самым сохранять благополучие и счастье семьи, а в результате и благополучие всего общества.

Как отмечала в одной из своих статей английская исследовательница Джин Гримшоу, традиционное представление о женской этике, сформулированное в ХVIII в. сводилось примерно к следующей схеме: женщина создана для того, чтобы угодить мужчине, она обязана почитать его, потому что тогда он, работающий и добывающий хлеб насущный, даст и ей на пропитание, и женщины сами были склонны к тому, чтобы их недооценивали и принижали, почитая су ществами морально слабыми и второсортными. Принижение это касалось не только самих женщин, но и сферы их деятельности и интересов.

Примерно в этом же русле находятся рассуждения немецкого Философа Гегеля о различии между мужчиной и женщиной, которое он сравнивает с различием “между животным и растением: животное больше соответствует характеру мужчины, растение больше характеру женщины, ибо она больше представляет собой спокойное раскрытие, получающее своим началом более неопределенное единство чувств. Государство подвергается опасности, когда женщины находятся во главе правительства, ибо они действуют не согласно требованиям всеобщего, а руководясь случайными склонностями и мнениями.

Женщины получают свое образование какимито неведомыми путями и как бы через атмосферу представления, больше благодаря жизни, чем благодаря приобретению знаний, между тем как мужчина достигает своего положения лишь посредством “завоеваний мысли и многих технических стараний”. Эта философская преамбула должна, по замыслу Гегеля, сделать само собой разумеющимися два важных практических вывода по поводу отношений между мужчиной и женщиной. Первый из них состоит в том, что “представительство семьи как правового лица перед другими принадлежит мужу, как ее главе”.

Согласно второму, девушка, отдаваясь чувственно жертвует своей честью, с мужчиной же, имеющим кроме семьи еще и другое поле нравственной деятельности, дело не обстоит так. Предназначение девушки состоит существенно лишь в браке;

требуется поэтому, чтобы любовь получила форму брака и чтобы различные моменты, заключающиеся в любви, получили свое истинно разумное отношение друг к другу. Таким образом, суть высказываний сводится к тому, что мужчина самой природой предназначен быть господином в семье. В силу того, что поле его деятельности шире сферы семьи, он имеет право на половую жизнь до брака и на супружескую неверность. Для женщины же и то и другое является бесчестием.

В качестве своеобразной “компенсации” Конт призывал сделать женщину объектом поклонения, ибо, как существо тонкое, но вместе с тем низшее, находящееся в естественной зависимости от мужчины, она может страдать от слишком грубых форм этой зависимости.

Разумеется, не вся общественная мысль прошлого отмечена апологетикой мужского превосходства. Философы просветители ХVIIIв. предложившие социологический объяснительный принцип в понимании человека, связавшие проблему человеческой свободы не только с социальным, но и половым равенством, положили начало другой эгалитарной традиции в трактовке специфики бытия женщины.

Кондорсе является одним из первых мыслителей, выдвинувший идеи универсальности человеческой природы, равенства полов, их подобия, связавших проблему равенства с равным воспитанием и образованием. Дидро высказывался против подобия полов;

мужчины и женщины различны, но это различие взаимодополняющее /именно его феминистки 70-80-х годах, выступившие с лозунгом “равенство в различии”, считают своим предшественником./ Он полагал, что униженное существование женщины есть следствие определенных гражданских законов и обычаев, Гельвеций доказывал, что гражданская непросвещенность женщины вызвана недостатками ее воспитания, а то и вовсе отсутствие такового.

Утопический социализм ХIХ в., русские революционные демократы, а также марксизм утверждает право женщин на полное равенство с мужчинами во всех сферах жизнедеятельности. Идеальные проекты гармонизации общественной жизни, предложенные Фурье и СенСимоном включали и гендерную гармонию.

Сформулированное Ш.Фурье положение – “расширение прав женщины есть общий принцип всякого социального прогресса” создали основу для переворота в общественных представлениях о сущности гендерных отношений. Они вышли за пределы суждения о “природном назначении” женщины. Появилась возможность говорить о том, что помимо репродуктивных, природных функций, у женщин могут быть и другие социальные, гражданские функции, и что эти функции способны не отрицать, а дополнять друг друга. Отныне речь шла уже не столько о “естественном”, сколько о социальном праве женщины, праве на свободу, равенство.

Видный представитель революционно-демократического течения в России ХIХ в. Н.Г.Чернышевский писал по этому поводу: “Конечно, между мужчиной и женщиной должна быть некоторая природная разница в организации ума и характера, как есть разница в организации тела;

мы говорим только, что это умственное природное различие между полами ничтожно в сравнении с тем влиянием, которое оказывают на развитие особенностей женского ума и характера влияние воспитания, общественных преданий и требований, и различия в семейном и общественном положении... Что же касается до мнения, будто бы женщина не только различается от мужчины по уму, оно давно отвергнуто, как самохвальство грубых времен, когда достоинство человека измерялось физической силой”.

2. Феминизм как теория и социальная практика Феминизм /от латинского фемина женщина/ понятие, требующее определения двух уровнях, поскольку, с одной стороны, представляет собой широкое общественное движение за права женщин, а с другой являет комплекс социальнофилософских, социологических, психологических и иных теорий, анализирующих положение женщины в обществе. В развитии феминизма немаловажную роль сыграл суфражизм начала XX в. /от англ. суфраж право голоса/ движение за юридическое равенство, за получение женщинами избирательных прав. Получение этих прав и рост занятости женщин на производстве привели к спаду феминистского движения в середине ХХ в., но в 70х годах наступает пик “второй волны”, когда движение приобретает массовый характер и появляется множество различных феминистских групп и партий. Хотя к середине XX столетия женщины многого добились, но фактически положение дел мало изменилось, и сложность женского вопроса становилась все очевиднее.

Постепенно идеологи женской эмансипации поняли, что необходимо вскрыть глубинные корни дискриминации женщин на фоне широкого социокультурного анализа.

В феминистской литературе ставятся вопросы по теоретическому осмыслению специфики женского бытия. Какова природа женщины в свете ее особых репродуктивных и социальных ролей? Является ли вторичное положение женщины в обществе результатом ее биологических функций ИЛИ следствием исторически ограниченных форм семьи и общества? Является ли культура нейтральной по отношению к женщине или она остается патриархатной, закрепляя господствующее положение мужчины? Все эти вопросы, сформулированные в 70-х годах, ставили целью осмысления идеологии и практики массового женского движения.

В целом теоретики феминизма озабочены следующими основными проблемами. Вопервых, пытаются выявить гендерно обусловленную природу в сущности всех социальных и институциональных отношений. Во-вторых, гендерные отношения сконструированы как проблематичные и включены в систему неравенства и противоречий социальной жизни. В-третьих, гендерные отношения рассматриваются как исторический, социокультурный продукт, как предмет для реконструкции.

Характерная черта феминистских взглядов это утверждение, что западная культура, как в прошлом, так и в настоящем является патриархатной, маскулинистски ориентированной культурой, отмеченной мужской доминантой.

Возникшая под влиянием механизмов, детерминированных неравноправными социальными ролями, которые выполняют мужчина и женщина, она оказалась не только построенной по мужскому образцу, но и проникнутой сексистскими предрассудками относительно женщин. Женщина в такой культуре вторичное бытие, или вообще небытие. Феминистские теоретики признают, что пре доставление женщинам юридических прав, провозглашенный во многих странах доступ к образованию и профессиям является важным этапом на пути освобождения женщин. Вместе с тем они подчеркивают, что эти права остаются в значительной мере формальными, поскольку патриархатная культура отводит женщине подчиненную роль.

Согласно феминистским авторам, патриархатная ориентация культуры проявляется во всех ее сферах. Прежде всего в том, что “власть”, понимаемая ими в широком смысле как причастность к принятию решений, находится в руках мужчин и осуществляется по мужскому образцу. В ней воплощены мужские черты жесткость, агрессивность, доминантность и т.п. В области морали приоритетное место отдается таким ценностям, как индивидуальная свобода, обладание правами равенства, которыми в полной мере могут пользоваться одни мужчины. В семейной сфере женщина продолжает оставаться эксплуатируемым существом:

привлечение ее к профессиональному труду, превратило эту эксплуатацию в двойную, поскольку нормы, действующие как в семье, так и на производстве, стро ятся по патриархатной модели. Европейское искусство, создавшее культ женщины – “богини” любви и красоты, также проникнуто сексистскими предрассудками, поскольку ее суть ставилась в зависимость от эстетических и сексуальных потребностей мужчины. В том же духе продолжают вести свою пропаганду современные кино, телевидение, реклама. Вся система индустрии, работающая на женщин косметический бизнес, индустрия быта и др., заставляет женщину следовать имиджу, создаваемому патриархатной культурой.

Другой важной сферой подавления женщины остаются, по мнению феминисток, экономические ограничения: до ХIX в. женщина вообще не имела легализованного экономического статуса;

выходя замуж, она теряла право распоряжаться своим имуществом и т.п. В настоящее время этот вид принуждения осуществляется в более скрытой форме /неравная оплата за равный труд, затрудненный доступ к высокооплачиваемым профессиям/. Очень часто, принуждение производится и через использование права: в ряде стран женский адюльтер, например, по традиции карается смертью;

мужчинам высшей касты позволяется соблазнять женщин низшей и тд. Стремление к контролю за женской производительной способностью приводит к смерти от нелегальных абортов. В целом, традиционная реакция на насилие по отношению к женщине амбивалентна.

Важнейшую задачу современности феминистская мысль видит в том, чтобы бросить вызов патриархатной культуре, сломать, структуры укоренившиеся в общественных институтах и сознании. Смысл вызова состоит в том, чтобы не просто изменить положение женщины, а ревизовать все области социальной реальности, а также все сферы знания. Без этого невозможно подлинное освобождение женщин. Это нужно и для освобождения мужчин, ибо культура, от водящая женщинам роль “вторичного бытия”, ни для кого не является подлинно демократичной и гуманной. Более того, господство культуры с маскулинистскими чертами создало “отрицательный потенциал”, который проявляется в том, что мир является ареной столкновения агрессивных амбиций.

Конструктивный шаг феминисты видят в том, чтобы в сбалансированной культуре женские социальные роли и духовные потенции приобрели ценность и значимость для общества. В различных формах материальной и духовной жизни могли проявить себя черты присущие женщинематери, такие как ненасилие, терпимость, альтруизм, коммуникабельность и др.

В то время как внутри феминизма существует единое мнение относительно угнетения женщин и необходимости противостоять ему, вопрос о причинах такого положения составляет предмет существенных разногласий. Это привело к развитию феминистских концепций, которые не являются взаимно исключающими, но подчеркивают различные причинные факторы, что, в свою очередь, дает различные рекомендации к действию.

Либеральный феминизм.

Идеи либерализма репрезентируют наследие Просвещения, которое подразумевает доминирование разума над традицией, распространение гуманитаризма на обездоленные социальные группы, стремление к общему улучшению состояния человечества. В действительности либерализм конституирует философию, которая базируется на принципе индивидуальной свободы, в соответствии с которым каждой личности должна быть дана свобода выбора, независимая как от общественного мнения, так и от закона. На деле, по мнению феминисток, прогресс и справедливость были задуманы как рас пространяющиеся исключительно на мужчин.

Ранние либеральные феминистки предприняли попытку исправить недоразумения, допущенные в отношении женщин. В своей “Защите прав женщин”, впервые опубликованной в Лондоне в 1792 г., М.Волстоункрафт энергично защищает права женщин. Пятнадцатью годами позднее Г.Т.Милль вместе со своим соратником Д.С.Миллем опубликовала ряд эссе, оправдывающих женскую эмансипацию. В них отмечается, что женщина это человеческое существо, которому доступна рациональная мысль, и что она заслуживает таких же естественных прав, которые гарантированы мужчине. Поскольку женщина воспринималась в первую очередь как сексуальный объект, именно на таких качеств, как мягкость, послушание, воздержанность, делался акцент при ее воспитании. Таким образом так называемая “естественная” слабость женщины, ее иррациональность и любопытство в действительности представляют собой результат недостатка образования и отсутствия свободы выбора, результат ее зависимости от мужчин, а также результат ее ущербной социализации.

Предвещая развитие феминизма, эти авторы формулируют цели, которые до сих пор актуальны, для феминистской повестки дня. Среди них прекращение правовой, экономической и социальной зависимости от мужчин;

обеспечение свобод и возможностей в получении и усовершенствовании образования;

введение законов и публичных институтов, гарантирующих равенство выбора и возможностей, которые приводили бы к улучшению статуса женщины.

Поскольку либеральные феминистки верят в могущество разума и знания для содействия социальным реформам, их практические решения в деле устранения неравенства включают программы, которые препятствуют дискриминации и поновому социализируют детей и взрослых. Движения по защите прав женщин девятнадцатого и двадцатого веков настаивали на расширении просвещенческой доктрины естественных прав на женщину, что подразумевало право на голосование, изменение статуса замужней женщины через защиту собственности замужней женщины, улучшение правового положения женщины в случаях опеки над ребенком, либерализацию законов о разводе, обеспечение замужней женщине экономической автономии и др.

Либеральные реформы увенчались расширением круга возможностей для женщин и формированием общественного мнения в отношении прав женщины, что маркировало либеральный феминизм как магистральную и наиболее популярную феминистскую концепцию. Однако, как показала критика либеральных реформ, они не обеспечили равенства для всех женщин, поскольку перемены не устранили неравенства в социальных структурах.

В 70е и 80е годы либеральные феминистки затратили много энергии для “проникновения в правительство”, “проникновения в администрацию”, на “откровенные выступления” против сексизма и воспитание детей в духе антисексизма. Это, конечно же, помогло определить характер общественного мнения;

некоторые из наиболее очевидных фактов сексизма стали предметом критики и поводом для более полного общественного изучения этик вопросов.

Социалфеминизм.

В то время как либеральный взгляд на проблему выделяет в качестве основных причин угнетенного положения женщины догматизированность гендерных ролей и отказ от предоставляемых возможностей социалфеминизм рассматривает включенность женщины в экономику в качестве основной причины угнетения женщин. Фактически, большая часть социалисток рассматривает либеральный концепт изолированных индивидуумов с абстрактными правами и выборами как вредный миф. Они анализируют личность в контексте ее социального бытия, инкорпорированного в сеть конкретных социальноэкономических отношений.

Близкий по духу к социалфеминизму, марксистский феминизм утверждает, что начало угнетения женщин было положено введением частной собственности.

Женщины угнетены не столько сексизмом, сколько капитализмом. Гендерное неравенство исчезнет лишь тогда, когда капитализм будет замещен социализмом.

Современные социалфеминистки подвергают критике традиционных марксистских феминисток за то, что те склонны к избыточной акцентуации экономических источников гендерного неравенства и игнорируют тот факт, что гендерное неравенство также проявлено и в докапиталистических, и в социалистических системах. Единственный путь к совершенствованию теории об угнетении женщины лежит в расширении традиционного марксизма посредством углубления нашего понимания модусов производства. Социалфеминистки усовершенствовали представления о связи классовых и гендерных отношений.

Уничтожение лишь социального неравенства классов не обязательно приводит к исчезновению сексизма. Патриархат существует и в иных политикоэкономических системах.

Современный социалфеминизм стремится сосредоточить анализ на следующих проблемах. Первая состоит в исследовании роли домохозяйки в совершенствовании целостной капиталистической системы. В 1969 г. Маргарет Бенстон в “Политической экономии освобождения женщин” квалифицировала домашний труд как критическую форму женского труда, поскольку он одновременно и неоплачиваемый, и малоценный, и почти невидимый.

Исследования домашнего труда оказали большое влияние на формирование общественного мнения в отношении неоплачиваемого женского труда, а также в отношении того, насколько существенна эта дополнительная ответственность ущемляет оплачиваемую женскую работу, насколько она ограничивает время женского досуга и увеличивает для женщины вероятность оказаться в бедственных условиях существования.

Вторая область повышенного внимания посвящена дискуссиям по поводу отношений женщины как оплачиваемого работника и модусов производства. Как было отмечено женщина обречена на двойной день оплачиваемой и неоплачиваемой работы. Более того, культурные определения феминности непосредственно замкнуты на определения “хорошей матери”, что не позволяет женщине избежать чувства неполноценности, вины в те периоды, когда ее время и внимание направлены не на уход за домашними. Роль женщины как оплачиваемого работника также вызывает сожаление изза существующей сегре гации женщин в сфере получения работы.

Ряд исследований выявили, что определение женщин как в первую очередь жен и матерей оказывает непосредственное влияние на формирование вторичного статуса женщин как работников. Исследования, затрагивающие происхождение разницы в оплате и профессиональной сегрегации, породили критику идеологии “семейной оплаты”, в соответствии со стандартами которой мужчина рассматривается как “кормилец семьи”, которому необходимо платить достаточные для содержания материально зависимых от него жены и детей суммы.

Роль семьи в социализации женщины репрезентирует следующую группу проблем. В большей степени, чем любая другая группа теоретиков, социалфеминистки рассматривали стратегии семейной занятости с целью выделения традиционных ценностей и линий поведения. Стереотипное поведение, которого ждут от мужчины и от женщины, весьма полезно капиталистической системе. Мужчины социализованы в соревновательность, агрессивность, рациональность и независимость, то есть в них акцентированы именно те черты, которые необходимы для достижения успеха в капиталистической экономике. По контрасту с этим женщины выполняют роли предназначенные для выполнения домашней работы ухода за детьми, близкими.

Важнейшие концепты, как практика, воспитание сознательности и идеология являются центральными для исследований в области социалфеминизма. Практика повышения сознательности в малых группах с акцентом на выяснении и понимании опыта, увязывании личного опыта со структурами, определяющие нашу жизнь представляет собой наиболее яркий пример методологического базиса феминизма. Социалфеминистки настаивают на необходимость развития альтернативных структур, которые бы обеспечивали модели для позитивных изменений. Кризисные центры, созданные в целях помощи жертвам сексуального и криминального насилия, малый бизнес представляют собой примеры новых структур, которые стимулируют альтернативные виды мышления и поведения.

Анализ идеологии направляет работу социалфеминизма. Термин “идеология” используется в самых разных значениях: марксистская трактовка данного термина как ложного типа сознания, а также традиционное понимание идеологии.

Радикальный феминизм.

Одна из представителей данного течения феминизма Кейт Миллет. В работе “Сексуальная политика”, она определила патриархат как отношения созданные властью, в которых одна группа людей /женщины/ управлялась и контролировалась другой /мужчинами/. Радикальный феминистский анализ основан на убеждении, что тотальное господство мужчин над женщинами причина угнетения и неравенства женщин. Патриархальные отношения действуют как кастовая система, в которой один пол просто будучи по рождению мужчинами обладает большей силой и потому властью над другим полом.

Хотя не все мужчины обладают одинаковой степенью общественной власти и влияния, все они разделяют общие патриархальные взгляды. Мужчины могут иметь интересы, которые противопоставляют их друг другу, но они все же разделяют общие взгляды на положение женщины в обществе.

Как считают радикальные феминистки, угнетение и неравенство отношений между мужчинами и женщинами начинается не в большом обществе, а в близких личных отношениях, в сексуальном партнерстве и семьях и в домашних хозяйствах различных видов. Личные отношения являются также политическими отношениями, поскольку они основываются на разных степенях власти, что определено принадлежностью к мужскому или женскому роду, и это признается и усиливается в более открытом обществе в каждом аспекте культуры. Религия, право, традиции, образование, средства массовой информации все они являются отражением патриархальных отношений.

В радикальных феминистских объяснениях сохранения власти мужчин над женщинами определяющими являются предположения о значении сексуальности и применении насилия. До тех пор, пока женская сексуальность интерпретируется в терминах мужской сексуальности, женщины не будут равными мужчинам в политическом, экономическом и социальных отношениях, в то время как гетеросексуальные отношения никогда не станут подлинно эгалитарными.

Гетеросексизм институционализирует гегемонию мужчин через легитимацию сексуальных практик, которые строятся на агрессивности мужского поведения и пассивности, подчиненности женского поведения. Мужчина вынуждает женскую сексуальность к обслуживанию собственных нужд и желаний. Ограничительная контрацепция, стерилизация, законодательство об абортах и насилие представляют собой примеры того как мужчины контролируют женскую сексуальность.

Радикальные феминистки считают, что мужское насилие отражает неприкрытое осуществление мужской власти над женщинами и вызывает страх, с помощью которого пытаются держать женщин “на их месте”. Устранение насилия направленного на женщину одна из основных целей политики и практики радикального феминизма.

Каким образом можно избавиться от патриархата? Радикальный феминизм утверждает, что необходимо начинать с уничтожение гендера, полового статуса и социальных конструктов, которые были сформулированы в условиях патриархата.

Поскольку патриархат организован через связи между мужчинами, необходимо единство среди женщин как средство в борьбе за освобождение.

Важнейшая стратегия сопротивления патриархату, создание таких типов культур, которые были бы акцентированы на женщине, ее позитивных возможностях. Культурное отделение от мужчин склоняет к развитию женской культуры. Женские кооперативы, клиники, клубы, убежища лишает мужчин их власти и привилегий. В целом, радикальный феминизм выступает за создание нового общественного порядка с обособленным существованием женщин, и именно он вызывает острую реакцию протеста по отношению к феминизму вообще.

Для понимания сути феминизма необходимо рассмотреть варианты феминистской альтернативы, предлагаемых для социологии. Феминистская теория претендует на построение альтернативной методологии, исходящей из критики классической социологии, которая рассматривается как мужское направление. Основные правила социологического метода сформулированные Э.Дюркгеймом подвергаются критики представителями феминизма.

Как известно, важнейшее правило социологического метода гласит, что для объективного исследования необходимо избавится от чувств, оценочных суждений и эмоций познающего субъекта. Надежность, устойчивость, верифицированность социальных знаний возможна лишь при условии отчуждения от заинтересованности познающего субъекта. В феминистских исследованиях, напротив, утверждается, что претензия на бесстрастность и внеэмоциональность познающего в лучшем случае самообман. Исследователь социальной реальности не свободен от пристрастий, он лишь воображает себя свободным от них. Не осознавая своей заинтересованности он способствует сохранению и воспроизводству существующего социального порядка Дюркгейм утверждает, что предмет исследования представляет собой объективную реальность, В противовес этому, феминистская критика утверждает, что социальная реальность контекстуальна. Социальная реальность сконструирована взаимодействием познающего и познаваемого. Рамки личного и группового опыта пронизывают весь процесс познания и сказываются в его результатах. Утверждая что пережитый и переживаемый опыт неизбежно находит превращенное выражение в создании социальной реальности, в позиции познающего феминистская критика ставит перед собой задачу деконструировать эту позицию. Опыт общественной жизни, опыт исследователя является гендерноспецифичным, т.е. опытом мужским. Поэтому позитивистская социология является частью господствующего дискурса, в котором зашифрованы интересы белого мужчины среднего класса. Осознание гендерной специфичности произведенного социального знания приводит феминисток к утверждению, что предрассудки, эмоции задают рамки исследования. Эти рамки находят выражение в выборе предмета изучения, формулировке задач, понятийном аппарате.

Вывод Дюркгейма о том, что социологическая методология независима от всякой философии /идеологии/ отвергается феминизмом. Утверждается, что идеология встроена в науку, поэтому всякая социология идеологична.

Феминистки переосмысливают классические социологические представления о субъекте и объекте познания, дают им новые определения. Так, вместо термина субъект познания следует конкретизация “мужчина, занимающий господствующую социальную позицию”, Никакого абстрактного субъекта не существует, имеется в виду мужской опыт господства в публичной сфере, воплощенный в фактическом преобладании мужчин в науке.

Объективность эмпирически обнаруженных социальных фактов подвергается сомнению. Современная социология не дает достаточной информации о женском мире и концентрирует внимание на другом мужском мире.

Неправильная, недостаточная или умалчиваемая информация превращается в дезинформацию.

Итак, претензия на объективность социального знания не реализуема и не реализована, идеологичность и заинтересованность субъекта неизбежна, потому нужна деконструкция позитивизма. Классическая социология является политизированным знанием, представляет собой идеологию патриархата и оправдание мужского господства.

Феминизм осмысливает женский опыт, отличающийся от того опыта, который является центром традиционного социологического интереса. Этот опыт включает в себя по крайней мере следующие измерения: опыт специфический для женщин в отличии от мужчин, опыт женщин участниц движения против дискриминации по признаку пола, опыт женщин исследовательниц.

Определяющие элементы опыта женщин связанные с семьей, вос производством, эмоциями, сексуальностью долгое время вообще не становились предметом исследований. В феминизме этот опыт ставится в центр исследований.

Феминизм является когнитивным элементом борьбы за равные возможности мужчин и женщин. В период массовой мобилизации 1960-х г.

активистки студенческого и позднее женского движения участвовали в различных акциях протеста. Со временем, когда волна массового протеста пошла на спад, феминистское движение сосредоточилась на осмыслении оснований женского неравенства. В рамках когнитивного протеста феминистского движения предметом критики становится классическая социология. В течении двадцати последних лет феминистски ориентированные исследователи пытаются сделать социологию чувствительной к женскому опыту. В рамках феминистской теории сформировались несколько когнитивных практик.

Эмпиризм как феминистская эпистемология /учение о том, каким образом люди оказываются способными вырабатывать знания о внешнем мире/ представляет собой исследовательскую стратегиют включения женщин в процесс выработки социального знания. Предлагаю несколько способов “включения женщин” в этот процесс. Это “физический” способ, т.е. включение женщин в сообщество социальных исследований. Число женщин можно увеличить через введение квот для поступающих в институты. Все это в духе либерального феминистского подхода надо изменить условия образования и профессионального продвижения женщин. Другой вариант стратегии включения – формирование женской тематики в ряде традиционных исследовательских областей. Наконец последний способ это изучение специфических женских опытов, прежде всего тех, которые связаны с депривациями: насилием, обез доленностью женщин.

В рамках позиционного подхода утверждается, что объективное знание может быть получено на основе общего женского опыта, т.е. опыта дискриминации, опыта сопротивления. Исследователь должен обратиться к опыту женщины как “чувствующего субъекта”. Предметом исследований становятся особые практики, которые не попадают в сферу мужского интереса в науке:

эмоции, страдания, сексуальность. Реабилитируется приватная сфера и повседневный опыт как предмет анализа. Женская деятельность относится к чувствительной практике, к жизнеобеспечению, воспитанию. Маскулинная рационализация не в состоянии понять опыт женщин, связанный с детьми, это можно сделать только через включение в сферу исследования эмоционального опыта отношений заботы.

Кроме того опыт участия в женском движении дает возможность осмыслить перспективы социальных изменений. Критическая позиция /участие в женском движении/ делает видимым несправедливость гендерной стратификации, умалчивающей и обесценивающей женский опыт.

Следующий вариант альтернативной эпистемологии вписывается в рамки постмодернизма. Данный подход отрицает идею нейтральных “фактов”, существующих независимо от теории. Получаемое знание порождено ценностями и интересами познающего. Любое знание /в том числе и социологическое/ представляет собой культурное производство власти, поэтому любые претензии на объективную истину беспочвенны. Постмодернистская методология исходит из признания неразделенности знания и власти. Как только знание признается истинным, оно становится императивом власти или “руководством к действию”.

Деконструкция категорий гендерного порядка становится главной задачей феминистского исследования.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Айвазова С. К истории феминизма// Общественные науки и современность, 1992, № 2. Гендер и общество /под ред. Широбоковой А.А. и др./. – Иркутск, 3. Гендерные исследования: феминистская методология в социальных науках. – Харьков, 4. Гидденс Э. Социология. – М., 5. Женщина. Гендер. Культура /под ред. Хоткина 3./. М., 6. Женщины и мужчины в Азербайджане /на азерб. яз./ Б., 7. Колесов Д.В. Пол и секс в современном обществе. – М., 8. Курбатов В.И. Современная западная социология. РостовнаДону 9. Мовсумова Л.Д. Проблема женщины в духовной культуре Азербайджана. – Б., 10. Римашевская Н.М. Женщины в обществе: реалии, проблемы, прогнозы. – М., 11. Римашевская Н.М. Женщина в меняющемся мире. М., 12. Симона де Бовуар. Второй пол. М., СПб. 13. Смелзер Н. Социология. – М., 14. Современная западная социология: Словарь. М., 15. Теория и история феминизма /под ред. Жеребкиной И./. Харьков, 16. Яновский Р.Г. Женщина и общество: социальнополитический аспект.

Социологические исследования, 1992, №




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.