WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«МАЙКЛ КИТИНГ Новый регионализм в Западной Европе Территория и политика В поисках территории Во многих отношениях территория является важнейшим свойством поли тической и социальной жизни. Она задает ...»

-- [ Страница 2 ] --

Политика регионализма Регионализм, как политическое движение и набор требований, принимает великое множество различных форм и всегда связан с различными идеоло гиями — от крайне правой до крайне левой через либерализм, социал демо кратию и христианскую демократию. Для простоты мы можем выделить шесть типов, особенности которых в конкретных случаях могут смешивать ся и противоречить друг другу.

Во первых, существует консервативный регионализм, связанный с идеей общности чувств и сопротивляющийся модернизации, особенно там, где она принимает форму единообразного светского государства. В девятнадца том веке регионализм, особенно во Франции, часто считался реакционным и противостоящим прогрессу, и многие французские интеллектуалы до сих пор считают это слово политически некорректным, нагруженным антирес публиканскими коннотациями. Первоначальным требованием баскского движения было возвращение к привилегиям, основанным на традиционном авторитете и договоре, причем этот местный принцип стал своеобразным препятствием в отношениях между баскскими националистами и левыми.

В ряде стран регионализм был составляющей христианско демократичес кой мысли, способом примирения традиции и современности, а также дей 110 Майкл Китинг ствующим принципом дополнительности. Партия Пополари Луиджи Стур цо до прихода фашизма придавала особое значение регионализму как со ставляющей своего призыва к традиции и стабильности. Однако региона лизм не был основным принципом христианской демократии и часто под чинялся тактическим потребностям политических партий, как это было в Италии после 1948 года или даже во времена Стурцо после Первой миро вой войны, или эксплуатировался с целью привлечения сторонников. Как правило, традиционалистский и консервативный регионализм оставался в изоляции, поскольку регионализм все чаще связывался с модернизацией и переменами.

Одной из таких форм модернизации является «буржуазный региона лизм» в индустриальных и экономически развитых регионах. В этих случа ях активная буржуазия стремится сбросить с себя оковы архаического госу дарства или создать более современные административные и политические структуры с тем, чтобы способствовать индустриальному развитию. Исто рический пример — каталонское движение на его «регионалистском» этапе в конце девятнадцатого века, когда оно стремилось модернизировать Испа нию путем ее «каталонизации». В качестве современного примера можно привести немецкие земли, наподобие Баден Вюртемберга, Фландрию или даже современную Каталонию, связанные с «четырьмя моторами Европы», консорциумом регионов, каждый из которых наиболее развит в технологи ческом отношении в своем государстве. Этот процесс, как правило, встреча ется среди тех регионов, которые считаются центрами нового регионально го торгового порядка. В современных условиях ведущую роль часто играют не частные предприниматели, а современная региональная технократия, обычно связанная с управлением в государственном секторе и планировани ем как в правительстве, так и в университетах.

На левом фланге находится прогрессивный регионализм. Уже в девят надцатом веке имелись регионалистские движения, которые придавали осо бое значение темам прогресса, демократии, реформирования государства и равенства, например просуществовавшее недолгое время движение за воз рождение провансальской литературы и языка во Франции, прогрессивные движения в Шотландии и Уэльсе или меридионализм Дорсо и Сальвемини.

В 1960 х годах возник новый регионализм, связанный с либертарианскими новыми левыми, экологистскими движениями и борьбой местных жителей против закрытия заводов. Такой регионализм брал на вооружение ранние идеи Грамши и современных национально освободительных движений в «третьем мире», придавая особое значение неравномерному развитию и внутреннему колониализму. Однако он оставался довольно слабым из за раз нородности образующих его элементов и сложности построения альтерна тивной парадигмы экономического развития.

Социал демократические движения тоже вливались в историческое ре гионалистское течение, хотя многие годы они отстаивали потребности яко бинского государственного строительства и централизованного экономиче ского и социального управления. С 1960 х годов это течение постепенно ста новилось все шире, но социал демократические партии дожидались краха прежней социал демократической модели централизованного государствен Л ОГОС 6 ( 40) 2003 ного управления под действием глобализации, чтобы, наконец, обратиться к регионализму. Еще одним важным фактором был опыт оппозиции, когда социал демократические партии фокусировали внимание на своей террито риальной политической основе и на использовании новых возможностей, предоставленных местными и региональными органами власти. Это приве ло к важным изменениям в образе мысли Французской социалистической партии, Социал демократической партии Германии и Лейбористской пар тии Великобритании, к которым можно было бы прибавить Итальянскую коммунистическую партию и ее преемницу — Партию демократических ле вых сил (ПДЛС), хотя энтузиазм по поводу регионов, более сильный в оппо зиции, как правило, спадает по мере появления у партий перспективы воз вращения к власти в центре.

Правый популистский регионализм направлен против централизованно го государства, иногда против перераспределения бюджетных средств ме нее благополучные регионы, и часто против иммигрантов, будь то из других областей государства или из за границы. В Италии первая серьезная терри ториальная оппозиция возникла не на отсталом Юге, а в конце 1980 х годов на Севере. Ломбардская лига, которая позднее переросла в Лигу Севера, от талкивалась от сочетания социального и территориального протеста с опо рой на средний класс и мелких предпринимателей. Хотя первоначально она настаивала на том, что она стремится не прекратить перераспределение средств в пользу Юга, а просто его ограничить и гарантировать, что средст ва будут потрачены правильно, нет никаких сомнений в том, что Лига ис пользует настроения против Юга: отсюда ее чудовищно низкие показатели, когда она выставила кандидатов на Юге. Выдвигавшиеся ею предложения о федерализации Италии основывались на идеях столетней давности и ока зали определенное влияние на общественные дебаты, но федерализм по на стоящему никогда не отвечал ее задаче создать для Севера особое макроэко номическое пространство. С конца 1990 х Лига перешла к сепаратизму и, хо тя кто то посчитал выходки ее лидера Умберто Босси простой показухой, она начала формировать серьезную основу для поддержки придуманной ею нации — Падании. Она теперь тесно связывает Север с Европой, предлагая, чтобы Падания присоединилась к центру Европы, создав собственную валю ту и оставив южан самих разбираться со своими собственными деньгами.

Социальной базой Лиги по прежнему остаются мелкие предприниматели и жители небольших городов северной Италии, но в 1990 х года она при влекла на свою сторону значительное число представителей рабочего клас са. После заигрывания с Лигой как средством нападения на коррумпирован ные партии старой системы, крупный бизнес обратился против нее (La Repubblica, 20 March, 1992). Изначально Лига использовала антииммиг рантскую риторику и, хотя в начале 1990 х она ослабла, поскольку партия стремилась пробиться в политический центр и утвердиться в качестве кон курента в национальной политике, она вновь вышла на первый план в 1990 х и была направлена против неевропейских иммигрантов (extracommunitari) и албанских беженцев. Правый популизм также встречается у Фламандско го блока, сочетающего фламандский сепаратизм с жесткой антиимигрант 112 Майкл Китинг ской позицией. К крайне правому популизму пришли также некоторые французские регионалистские движения.

Наконец, на некоторых исторических территориях Европы существуют «националистические» движения. Водораздел между национализмом и ре гионализмом совершенно не ясен и становится еще менее ясным по мере пе реустройства государства. Самые серьезные сепаратистские движения — за исключением случая Северной Ирландии, который в большей степени явля ется ирредентистским, нежели сепаратистским — это мирная и конституци онная Шотландская национальная партия и баскская партия Народное единство, связанная с воинственным движением ЭТА. Левые республикан цы Каталонии (ЛРК) также выступают за независимость, но их поддержива ют лишь около 8 10% населения. Основная каталонская партия, Конверген ция и Союз (КиС), как и большинство бельгийских движений, выступает скорее за перераспределение полномочий в рамках государства и в целом в Европе, нежели за создание собственного государства в классическом смысле слова. Пересмотренный подобным образом национализм одновре менно возвращается к догосударственной эпохе в Европе, когда Каталония и провинции (хотя и не нынешние регионы) того, что теперь является Бель гией, пользовались широкой автономией при имперских режимах, и дви жется вперед к новой Европе, которая, по видимому, открывает схожие воз можности. Такое двойственное отношение к независимости также присутст вует и у итальянской Лиги Севера, но здесь оно выражается в невероятных кульбитах политики, а не в долгосрочной стратегии развития.

Именно из диалектики этих различных регионализмов и государства, а ныне — международного порядка, возникает динамика политического ре гионализма. В каждом движении смешиваются различные составляющие.

Каждое государство обеспечивает различные структуры возможностей и со вокупность стимулов и ограничений, как, например, Европейский союз. Ре гионализм не обязательно является автономистским. Существуют интегра ционные регионализмы, стремящиеся к полной интеграции своих террито рий в нацию и уничтожению препятствий, мешающих их участию в нацио нальной общественной жизни. Существуют автономистские регионализмы, стремящиеся получить пространство для независимой деятельности;

и су ществуют дезинтеграционные регионализмы, выступающие за широкую ав тономию или даже отделение. Бедные регионы часто отдавали предпочте ние централизации, особенно когда при этом имелись хорошие каналы до ступа к центральному государству. Например, испанские регионы Андалусия и Экстремадура, пользовавшиеся привилегированными связями с социалис тическим правительством в Мадриде в 1990 х годах, с большой осторожнос тью относились к вопросам дальнейшей децентрализации, особенно в том, что касалось финансов. Югу Италии не удалось создать автономистское дви жение, в значительной степени из за зависимости от центра.

Когда в центральном государстве доминируют богатые регионы, они тяго теют к централизму, как во Франции и Великобритании. Напротив, не доми нирующие в политике богатые регионы, скорее всего, будут настроены децен тралистски, как Ломбардия или Каталония, хотя даже Каталония всегда стре милась уравновесить автономию доступом к центру — в последний раз в дого Л ОГОС 6 ( 40) 2003 воре между правящей партией КиС и социалистическим правительством меньшинства в Мадриде между 1993 и 1995 годами, а затем в договоре с толь ко что пришедшим к власти правительством консерваторов в 1996 году.

Нет никакой последовательности в отношениях между размещением ре гионализмов на шкале левые правые и степенью интеграции или дезинтегра ции, которой они добиваются. Вообще говоря, регионализм с 1960 х годов сдвигался влево, хотя есть и исключения, вроде христианской демократии каталонской КиС или правого популизма Лиги Севера. Отчасти это следует объяснять изменением отношений между классом и территорией. Капитал, став в девятнадцатом веке национальным, все более превращался в междуна родный или, по крайней мере, европейский и способствовал развитию сво бодной торговли. Большой бизнес преимущественно выступал за сокраще ние государственного вмешательства и одобрял ослабление государственной власти перед рынком. Там, где необходимо вмешательство или действия го сударственной власти, он предпочитает, чтобы это делали те, кто с понима нием относятся к интересам бизнеса, а не политически управляемые органы, которые могут руководствоваться иными интересами. Поэтому, не выступая против региональной политики и механизмов обеспечения роста, они склонны с серьезным подозрением смотреть на региональное правительство и региональные политические движения. С другой стороны, труд все более территориализировался и, столкнувшись с реструктуризацией капитала вер нулся к местным формам сопротивления. Это повлияло на левые партии, поднимавшие региональные вопросы и пытавшиеся найти способы установ ления большего социального контроля над капиталом.

Есть еще два типа регионализма, консервативный и оборонительный ре гионализм, укорененный в традиционном обществе, замкнутом и сопротив ляющимся изменениям;

и современный, космополитический и прогрессив ный регионализм, в котором традиция используется как инструмент модер низации. Это различие отражается в общественном мнении, социальной де ятельности и политических движениях. Однако, как правило, регионализм сдвигался в сторону прогресса, считался формой демократической зрелос ти и адаптации к современным условиям. В этой новой перспективе функци ональная реструктуризация и политическая мобилизация совпадают с созда нием нового политического пространства и сферы политики. И все же ре гионы есть не везде, и там, где они есть, они представляют собой продукт политической деятельности и регионального строительства.

Изобретение регионов Регионы — это не данность или исторический пережиток, а социальная кон струкция, постоянно создающаяся и изменяющаяся. Исторические элемен ты зачастую используются, но даже их значение обусловлено действием со временных сил. В контексте сегодняшней реструктуризации государства, экономики и гражданского общества, значение и использование террито рии изменилось. Поскольку социальные и политические процессы в ряде отношений детерриториализируются, подчиняются глобальным системам или сводятся к взаимодействию индивидов как потребителей, происходит 114 Майкл Китинг ретерриториализация политики и возникновение новых политических пространств. Имеются серьезные причины, по которым политика, как пра вило, возвращается к территории: функциональные, политические и норма тивные. Функциональная причина заключается в том, что многие процессы перемен, рассмотренные выше, включая экономическую реструктуризацию и культурное возрождение, в сущности, связаны с территорией, даже в эпо ху массовых коммуникаций и высоких технологий. Правительство тоже, по сути, является территориальным, а попытки установления нетерритори ального правительства вскоре приводят к территориализации, поскольку ему необходимы структура и границы для деятельности. В политическом от ношении территория по прежнему служит наиболее эффективной базой для политической мобилизации и споров, выработки компромиссов и согла шений. Вполне возможно, что ослабление классовой и других видов принад лежности способствует возрастанию политического значения территории как организующего принципа в политике и основы политической идентич ности. В нормативном отношении территория предоставляет рамки для де мократического и ответственного правительства и определяет референт ную группу для политического участия и включающего и недискриминаци онного осуществления прав.

Тем не менее, устройство территориальных систем весьма варьируется, в зависимости от совпадения различных чувств региона и политического ли дерства и мобилизации, а также институциональных структур. Таблица 4 по казывает некоторые различия, взяв в качестве индикаторов факторы культу ры, идентичности, институций, особого гражданского общества и чувства экономического регионализма. В общих чертах, здесь можно выделить три типа. Первый — исторические народы: Шотландия, Уэльс, Каталония, Гали сия, Страна Басков, Бретань и Корсика, к которым мы могли бы прибавить кантоны Швейцарии и Фландрию, обладающие сильным чувством культуры и идентичности, собственными гражданскими институциями и организаци ями, а часто и чувством экономического регионализма. Расширение этой ка тегории привело бы к включению регионов с особым языком или историче ской идентичностью, но без национальных притязаний, включая Сицилию, Сардинию, Валь д’Аоста, Трентино Альто Адидже, Фриули Венецию Джулию (все в Италии), Наварру, Андалусию, а также, возможно, Арагон и Валенсию (в Испании), Лангедок и Эльзас (во Франции), Баварию и различные остро ва. Они различаются по формам самоуправления от швейцарских кантонов с их мощными автономными учреждениями до Бретани со слабым регио нальным советом или Шотландии и Уэльса, которые до сих пор имели лишь административную деволюцию. Вторая группа состоит из регионов, опреде ляемых прежде всего своими институтами, которые используются для пост роения вокруг них политического пространства и эффективной системы действия. Сюда вошли бы немецкие земли, такие французские регионы, как Нор — Па де Кале и Рона Альпы, и сильные регионы Италии, например Эми лия Романья. Третья группа состоит из административных регионов, кото рым не удалось сформировать чувство общей идентичности и которые не от вечают критериям региона во всех остальных отношениях. Сюда вошли бы более слабые французские регионы, большинство итальянских регионов Л ОГОС 6 ( 40) 2003 и слабые формы региональных структур, встречающиеся в Англии, Сканди навии и Нидерландах. Наконец, есть такие места, где вообще сложно гово рить о регионах. Среди них: Ирландия, Греция и материковая Португалия.

Такое разнообразие на карте Европы предполагает наличие противоречи вых условий для возникновения регионов как системы правления.

Перевод с английского Артема Смирнова По изданию: MICHAEL KEATING, The New Regionalism in Western Europe. Territorial Restructuring and Political Change (Edward Elgar, 1998), pp. 242.

Литература Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распростране нии национализма. М.: КАНОН пресс Ц, Кучково поле, 2001.

Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М.: Наука, 1991.

Патнэм Р. Чтобы демократия сработала. М.: Ad Marginem, 1996.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.