WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Н.Мадиев КАК НАПИСАТЬ СЦЕНАРИЙ КИНОФИЛЬМА КОНСПЕКТ СОВЕТОВ ОТ ПРОФЕССИОНАЛОВ ВВЕДЕНИЕ Если вы читали книгу Александра Митты, Линды Сегер, Сида Филда, Джеймса Фрэя, Скипа Пресса, Роберта Макки, ...»

-- [ Страница 3 ] --

(Инди даже шутит над их невежеством: «Вы что, не ходили в детстве в церковь по воскресеньям?» Вот еще один полезный прием: если что-то кажется неправдоподоб ным, пусть персонаж об этом сам скажет. Сцена сразу станет более правдивой. В данном случае сценарист Лоренс Кэздан, возможно, подумал: вряд ли зритель пове рит, что агенты могут быть настолько невежественны, – и заставил Инди пошутить над ними.) ПОДАЧА ИНФОРМАЦИИ ЧЕРЕЗ КОНФЛИКТ Самые ужасные экспозиционные диалоги получаются, когда персонажи сообщают друг другу сведения, и так известные им обоим. Например, представьте мужа, гово рящегожене: «Я так устал. Поедем в особняк, в котором мы живем уже три года, с тех пор как ты выиграла в лотерею». В жизни он просто скажет: «Я устал. Поехали домой».

Как я уже говорил, можно обойти это препятствие, введя в сцену несведущего пер сонажа, которому хочется узнать экспозиционную информацию. Также эту пробле му можно решить, если добавить в сцену конфликт. В споре люди упоминают вещи, известные собеседнику. Вспомните, как представлены Джо и Джерри в фильме «В джазе только девушки» (Some Like It Hot). Они спорят, как распорядиться пред стоящей зарплатой, и это дает Джо возможность сказать, что у них масса долгов. В обычном диалоге фраза казалась бы неуместной, поскольку Джерри и так хорошо знает об их финансовой ситуации.

Рассмотрим другую экспозиционную сцену из «Поисков утерянного Ковчега». Вот пара строк из диалога между Инди и Мэрион в Тибете:

МЭРИОН – Сукин ты сын! Ты хоть понимаешь, что ты сломал мою жизнь?!

ИНДИ – Я никогда не хотел причинить тебе боль.

МЭРИОН – Я была почти ребенком!

ИНДИ – Ты знала, что делала.

МЭРИОН – Я была влюблена! Это было ошибкой. И ты это знал!

ИНДИ – Послушай, что было, то было. Как ты к этому относишься – твое личное дело.

Из этого разговора мы узнаем всю предысторию отношений между персонажами.

Она раскрыта через конфликт, потому что иначе герои просто бы не подняли эту те му. Отметьте, как искусно сделан диалог. Герои говорят обрывочными фразами, по тому что оба понимают, о чем идет речь. Таким образом, не вдаваясь в детали, авто ры ненавязчиво дают нам понять, что произошло. Вся экспозиция заложена в под тексте.

Экспозиция присутствует в каждом сценарии, ничего с этим не поделаешь. Но бла годаря вышеприведенным техникам ее можно сделать более интересной.

ПЕРВЫЙ ШАГ Терри РОССИО, сценарист (трилогия «Пираты Карибского моря», «Дежа вю», «Шрек», «Маска Зорро», «Легенда Зорро») Советами Терри Россио пользуются сценаристы по всему миру. Если вы готовы к мозговым штормам и бурям креатива – добро пожаловать на борт! Все начинается с «Первого шага».

Я – сценарист. Эта работа приносит хорошие деньги и огромное удовольствие – кто бы отказался! По роду деятельности удается потусоваться и с талантами, и со знаме нитостями, иногда даже попадаются талантливые знаменитости. Есть возможность попутешествовать. Не поверите, но есть даже возможность (хоть чуть-чуть) Изме нить Мир к Лучшему. Поспособствовать победе Сил Добра. Если повезет, оставить пару следов в кинематографических Песках Времени.

Короче, это работа мечты. Лучшая в мире. И задача моих статей – рассказать вам, как ее получить. Если ваш кузен большая шишка в «Парамаунте» и готов утвердить вас на открытый проект, можете их не читать. Если вы независимый режиссер с дос таточным количеством ресурсов для того, чтобы снять свой фильм, эти статьи не для вас. Но если вы пишете сценарии в расчете предложить их Голливуду, я тот, кто вам нужен. Я хочу помочь вам заключить сделку, получить проект, попасть в игру. Я по пытаюсь обозначить известные ловушки на игровом поле, так, чтобы вы в них не попадали и не тратили свое время. Мы с моим соавтором Тэдом Эллиоттом пять лет боролись за право получить первые деньги и вожделенную карточку Гильдии сцена ристов. Надеюсь, благодаря моим советам некоторым авторам удастся сократить это время хотя бы наполовину.

Я хочу помочь вам заключить сделку, получить проект, попасть в игру. Я попытаюсь обозначить известные ловушки на игровом поле, так, чтобы вы в них не попадали и не тратили свое время.

По пути я буду делиться информацией, которую вы не найдете в других источниках.

Например, как написать сценарий для мультфильма. Сколько может стоить первый сценарий – и следующий, если первый стал хитом. Какие агенты хорошие и каких руководителей студий следует избегать. Как незаметно изменить количество стра ниц в сценарии. Я расскажу обо всех полезных приемчиках и уловках, которые по могали мне в работе в последние 10 лет и которые помогут вам сделать первый шаг.

Готовы? Тогда поехали.

КОРИДОРНЫЙ ТЕСТ «WARNER BROS» Представьте себе такую сцену... Я называю ее «Коридорный тест „Warner Bros"».

Если вы хотите быть сценаристом, вы должны пройти его:

Штат Калифорния, город Бербанк, киностудия Warner Bros. Большие деревья, зда ния, помнящие рождение Голливуда. Жуткая жара и удушающий смог. «Порше» и «Ягуары» стоят на круговой парковке. Очень зеленая лужайка.

В фойе сидит охранник, приветствуя посетителей, входящих с раскаленной улицы в прохладный холл. Позади охранника – лестница, вход на которую закрыт. Слева от вас – коридор. И коридор этот очень важный. На стенах висят огромные фотографии – кадры из классических кинокартин. На первой из них Питер Лорри наставляет пистолет на Хамфри Богарта. Кроме того, в коридоре много дверей. Большинство из них открыты, за большинством сидят секретарши. Только здесь их называют не сек ретаршами, а «ассистентами» или «рецензентами», иногда «ридерами».

Скажу по секрету: если вы прошмыгнете через охрану, подойдете к третьей двери справа и заглянете внутрь – увидите там женщину, читающую сценарий... Ваш сце нарий. Ее зовут Франсин. Сейчас она где-то на 42-й странице... что весьма неплохо, ведь ее телефон звонит каждые 30 секунд... и она параллельно пытается поменять билет босса на рейс до Нью-Йорка, общается с агентами и жонглирует еще милли ардом не менее срочных дел. Но прямо сейчас, что важно для вас, Франсин читает ваш сценарий.

Быстрее, освободите проход! К кабинету приближается директор по разработке но вых проектов, или «вице-президент по креативу». Назовем его Ларри.

Ларри – обходительный малый, хорошо одет и знает, как важен хороший сценарий.

Он сделал карьеру на том, что однажды вытащил из кипы банальных сценариев один хороший и нашел звезду, которая согласилась сняться в этом фильме, ставшем впо следствии крупным хитом.

Ларри ищет еще один сценарий. Вместе с ним в кабинет заходит бородатый парень в очках, в свободной одежде и с кожаным рюкзаком за спиной. Это «модный» режис сер, только что окончивший киношколу. Назовем его Тим. Известно, чтоТим очень «креативно визуализирует», – другими словами, может снимать, но не может писать.

Тиму тоже нужен сценарий.

Итак, Ларри и Тим подходят к двери Франсин, заглядывают внутрь, может быть, просят баночку диетической колы. Ларри (сканирующий пространство своим не дремлющим продюсерским радаром) замечает, что Франсин читает сценарий. «О чем он?» – спрашивает Ларри...

Я описываю эту сцену так подробно, потому что она типична. Подобное будет про исходить всякий раз, когда вы присылаете в студию свой новый сценарий. Именно в этот момент ваша карьера сценариста может успешно начаться или рухнуть.

Он сделал карьеру на том, что однажды вытащил из кипы банальных сценариев один хороший и нашел звезду, которая согласилась сняться в этом фильме, ставшем впо следствии крупным хитом.

Вот что произойдет: Франсин перескажет идею вашего сценария в двух-трех пред ложениях. А Ларри и Тим либо заинтересуются, либо нет. Вы, конечно, больше все го на свете хотите, чтобы Франсин сказала что-то вроде: «Классный сценарий. Сту денты-медики вызывают клиническую смерть, чтобы исследовать, что происходит с душой». Или: «Смешной сценарий! Следователи-парапсихологи открывают в Нью Йорке бизнес по отлову приведений».

Услышавтакие слова Франсин, Ларри захочет узнать: «Апродюсерза сценарием уже закреплен?» Тим спросит: «Кто режиссер? Пожалуйста, запишите меня в очередь. И пришлите мне копию сценария». Ларри скажет: «Кто это написал? Давайте с ним встретимся! Пригласите его: посмотрим, – может, у него есть еще идеи. Пусть его агент со мной свяжется».

Обратите внимание, что ни тот ни другой еще не читали сценарий. Может быть, ни когда и не прочтут. Все это случилось просто потому, что им понравилась идея.

Да, кстати... Вот чего вы точно не хотите услышать от Франсин, когда она переска зывает ваш сценарий: «Я пока не уверена. Вроде, это детектив про убийство, но главный герой до сих пор бездействует». Потому что после такой фразы Ларри и Тим пойдут обратно по коридору, попивая свою колу. К сценарию напишут рецен зию, положат его в папку, и на этом – все.

Самое первое решение, которое вы, как писатель, принимаете – «О чем мой фильм?» – продемонстрирует ваш творческий потенциал.

Коридорный тест «Warner Bros». Жесткая иллюстрация одной простой истины: ин тересная идея – это визитная карточка сценариста. Не закрученные диалоги и не ум ные описания. Не знание структуры, второстепенного сюжета и подтекста. Самое первое решение, которое вы, как писатель, принимаете – «О чем мой фильм?» – про демонстрирует ваш творческий потенциал. Точно так же, как актеров и режиссеров, вас будут знать по тем проектам, в которых вы участвовали (или, в данном случае, по тем идеям, которые вы предлагаете). Вы должны – ДОЛЖНЫ – делать правиль ный выбор.

Большинство начинающих сценаристов уделяют мало внимания выбору базовой идеи. На сегодняшний день это самая частая ошибка, которую я вижу в присылае мых сценариях. Сценарист проигрывает гонку, еще не стартовав. Месяцы (а иногда и годы) потеряны в попытках поднять на должный уровень идею, которая от рожде ния, пожалуй, не имела шансов воплотиться в кино.

В следующей статье я опишу, как мы с Тэдом Эллиоттом анализируем идеи филь мов, и познакомлю вас с концепцией СТРАННОГО АТТРАКТОРА – нашей малень кой, но полезной придумкой. Поверьте мне, вам необходимо знать, что такое СТРАННЫЙ АТТРАКТОР. Он вам точно понадобится для сценария.

ПЕРВОЕ ПОЯВЛЕНИЕ ГЕРОЯ Даг Эбох, преподаватель сценарного мастерства Отношение к главному герою зависит от того, как вы представите его зрителю. Ка ким должно быть появление персонажа, чтобы с первых же минут приковать к нему внимание аудитории?

Первые впечатления очень важны. Не случайно в фильме «В поисках утраченного ковчега» (Raiders of the Lost Ark) Индиана Джонс сначала показан бесстрашным пу тешественником, и только потом мы узнаем, что он еще и преподает в университете.

Обратите внимание, как мы впервые встречаемся с Мэрион: единственная амери канка в тибетском баре, она на спор пытается перепить огромного мужика. И выиг рывает. Мы сразу понимаем, что она отчаянная девушка и, пожалуй, идеальная спутница для Инди.

Или вспомните начало фильма «В джазе только девушки»: наши герои – Джо и Джерри – играют веселый джаз в оркестре чикагского подпольного бара и обсужда ют, как потратить деньги за концерт. Джерри хочет сходить к стоматологу, а Джо – сыграть на собачьих бегах. Мы также узнаем, что они должны половине своих зна комых. Очень быстро зритель понимает, чем эти персонажи живут, и видит разницу между невротиком Джерри и плейбоем Джо.

Зрителю нужно указать на главного героя, чтобы они знали, за кем следить.

Есть несколько причин, по которым первое появление персонажа должно быть яр ким и запоминающимся. Во-первых, зрителю нужно указать на главного героя, что бы они знали, за кем следить. Во-вторых, продюсер и режиссер, работающие над вашим сценарием, наверняка захотят привлечь к съемкам известных актеров. Чем интереснее будет появление героя, тем больше вероятность, что звезда захочет сыг рать эту роль.

Существует несколько способов этого добиться. Попробуйте «прорекламировать» героя еще до его появления: пусть другие говорят о нем, с нетерпением ждут его – так, чтобы зрителю стало интересно познакомиться с этим необычным человеком.

Вспомните появление на экране Ганнибала Лектера в фильме «Молчание ягнят» (The Silence of the Lambs). На протяжении первых десяти минут мы только и слы шим разговоры о том, насколько Лектер ужасен и какие правила безопасности необ ходимо соблюдать при общении с ним. Это перекликается с тем, что мы видим на экране: Кларисса спускается все глубже и глубже в подвалы тюрьмы и попадает в длинный коридор. Когда мы, наконец, видим Лектера, стоящего посреди камеры, нам уже страшно. Его хорошие манеры пугают нас еще сильнее.

Сделайте появление персонажа максимально эффектным. Например: герой врывает ся в комнату, и все присутствующие тут же замолкают.

В «Крестном отце» (The Godfather) используется на удивление простая техника: дол гое время мы не видим лица Дона Корлеоне, и это подогревает наш интерес. Вспом ните первую сцену фильма: второстепенный персонаж, гробовщик, рассказывает ис торию, случившуюся с его дочерью, глядя прямо в камеру. Мы понимаем, что он го ворит с кем-то за кадром и просит у него справедливости – справедливости, которой он не смог добиться от копов.

Затем в кадре появляется рука Дона: он делает легкий жест, и тут же из ниоткуда пе ред гробовщиком появляется бокал с выпивкой. Герой Марлона Брандо, которого мы до сих пор не видим, кажется почти всемогущим. К тому моменту, когда на эк ране появляется его лицо, мы уже понимаем, что он важный человек, обладающей властью. Сцена продолжается, и мы узнаем, что этот человек ставит преданность выше денег. Преданность – одна из главных тем этого фильма.

Фильм «В поисках затерянного ковчега» представляет нам Индиану Джонса похо жим образом. Таинственный человек в шляпе ведет группу людей через джунгли.

Когда один из членов группы достает пистолет и готовится выстрелить в Инди, тот обезоруживает его хлыстом и, выходя из тени, показывает зрителю свое лицо.

Примеры этих техник есть в фильме «Дурная слава» (Notorious). Мы видим Алисию в первый раз, когда она выходит из зала суда. Ее появление предваряется «рекла мой». Все говорят только о ней, кто-то вскрикивает: «Вот она!» – прямо перед тем, как героиня входит в кадр. Назойливые репортеры, фотографирующие ее, и поли цейские, следящие из-за угла, – все подчеркивает ее значимость. Сама же Алисия не говорит ни слова.

Следующая сцена происходит на вечеринке, и мы узнаем, что главная героиня – за ядлая тусовщица и любит повеселиться. На переднем плане в этой сцене застыл та инственный персонаж. Нам показывают только его затылок. Он молчит, но Алисия пытается завести с ним разговор, называет его незваным гостем, бросает мимоходом, что он ей нравится. Нам показываютлицо незнакомца только после вечеринки. Это Дэвлин в исполнении Кэрри Гранта. Вот каким должно быть появление персонажа!

Попробуйте «прорекламировать» героя еще до его появления: пусть другие говорят о нем, с нетерпением ждут его – так, чтобы зрителю стало интересно познакомиться с этим необычным человеком.

Надо сказать, иногда создатели фильма специально отводят внимание зрителя от главного героя. Например, в «Чужом» (Alien) главная героиня – несомненно, Рипли в исполнении Сигурни Уивер. Ее действия двигают историю вперед, но в начале фильма зритель так не думает.

Мы сразу обращаем внимание на Далласа – капитана корабля. Другие персонажи тоже проявляют себя в небольших диалогах или действиях, но Рипли все это время остается незаметной. Первая полноценная сцена с ее участием происходит чуть ли не через полчаса после начала фильма, когда она спускается в рабочий отсек прове рить, как идет ремонт корабля.

Почему создатели фильма пошли на это? Потому что они пытались привлечь внима ние к Далласу в исполнении Тома Скерритта, который на момент съемок был гораз до более знаменит, чем Сигурни Уивер. Для нее это была первая крупная роль. И ко гда Далласа убивают в первой половине фильма, зритель полностью сбит с толку.

Если уж погиб капитан корабля, известный актер, – то все остальные тоже могут по гибнуть.

Это решение отлично сработало, но оно было обосновано жанром фильма. Все же, как правило, лучше дарить своим персонажам эффектный первый выход.

СТРАННЫЙ АТТРАКТОР Терри РОССИО, сценарист (трилогия «Пираты Карибского моря», «Дежа вю», «Шрек», «Маска Зорро», «Легенда Зорро») Почему одни фильмы «выстреливают», а другие нет? Как оценить потенциал идеи и не тратить время на заведомо провальную историю? Понять это вам поможет «странный аттрактор».

Итак, за работу.

Поскольку я сценарист и начинающий продюсер, люди присылают мне сценарии.

Как и большинство в Голливуде, я мечтаю зажечь новую звезду. Прочитав несколь ко сотен сценариев, я могу сформулировать причину, которая мешает мне это сде лать: отсутствие хорошей идеи.

Часто сценарист изначально выбирает такую идею, которая даже в лучшем своем воплощении не может быть успешной в Голливуде.

Это удручающая ситуация. Мне иногда попадались сценарии, в которых структура, персонажи, диалоги и описания были весьма неплохи, местами даже очень хороши.

Но в глубине души я знал, что их практически невозможно продать, не говоря уже о том, чтобы снять по ним фильм. И я не мог понять, почему. Чего-то не хватало в сценарии. Чего? У меня не было подходящих слов, чтобы объяснить. А теперь есть.

Я позаимствовал название у ребят, которые занимаются фрактальной геометрией.

Таинственное «нечто», которого я не находил в большинстве присылаемых работ, это... СТРАННЫЙ АТТРАКТОР.

ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

Знаю, название звучит немного глупо. Терпение, друзья. Совместите «странный» (в значении «уникальный») и «аттрактор» (отслова «attract» -привлекать, притягивать), и вы получите «странный аттрактор» – «что-то уникальное и в то же время притяга тельное».

Применительно к идее вашего фильма это значит, что она должна быть уникальной – не реализованной до вас – и в то же время привлекательной для зрителя. Идея должна быть интригующей и пленительной. Пусть киношники кусают локти оттого, что не нашли ее первыми! И готовы будут заплатить вам кучу денег за то, что вы все-таки до нее додумались.

Можете называть эту идею уловкой, трюком, прибамбасом. В Голливуде ее иногда называют «хай концепт» – это идея фильма, которую можно передать одним-двумя предложениями. Вы можете заменить «странный аттрактор» на «хай концепт», но мне кажется, что странный аттрактор – более точное выражение.

Что хорошего в краткой и простой идее для фильма, если она не привлекает людей?

Например, в такой: «Мужчина, которого по ошибке обвиняют в убийстве, проводит собственное расследование, не покидая пределов камеры».

Вроде, интересно. Теоретически, можно использовать этот «хай концепт», чтобы на писать сценарий. Есть даже вероятность, что по нему снимут неплохой фильм, если исполнение будет на уровне. Но и в этом случае историю будет сложно «продать» зрителям. Так что идея скорее всего не вызовет восхищения у продюсеров и не ста нет пропуском в индустрию для начинающего сценариста.

Идея чуть лучше (исключительно с точки зрения возможности продать ее в Голли вуде) была бы такой:

«Мужчина, которого по ошибке обвиняют в убийстве, находит способ выходить в тонком теле из камеры;

он должен вычислить настоящего убийцу, чтобы спасти свое честное имя». (Вы же не думали, что я буду публиковать тут свои лучшие идеи, а?) Как бы сумасбродно эта идея ни звучала, по крайней мере в ней есть странный ат трактор – трюк с выходом из тюрьмы в тонком теле. Это хорошая основа для коме дии на тему свободы и преодоления препятствий.

Идея должна быть интригующей и пленительной. Пусть киношники кусают локти от того, что не нашли ее первыми!

Идея, думаю, понятна, даже несмотря на то, что я привел такой спорный пример.

Вот несколько примеров получше:

«Тинэйджер случайно попадает в прошлое. Он должен сделать так, чтобы его роди тели встретились и полюбили друг друга;

после этого ему еще нужно придумать, как вернуться назад в будущее».

«Группа детективов – бывших парапсихологов организует в Нью-Йорке бизнес по отлову приведений».

«Женщина-адвокат влюбляется в клиента. В ходе судебного процесса она начинает сомневаться, кто он – невиновный человек или преступник?» «Непослушный мальчишка находит под кроватью монстра. Темные силы перетяги вают его на свою сторону, и он сам чуть не становится монстром».

«Молодой человек пишет письмо, в котором разрывает отношения с девушкой, и отправляет его ночным экспрессом. Передумав, он отправляется в погоню за пись мом через всю страну и по дороге влюбляется».

Каждая из этих идей цепляет, потому что мы сразу чувствуем в них потенциал для создания интересных ситуаций и конфликтов. Это и есть действие хорошего аттрак тора. Лучшие из них рассматривают ситуации, которые могут произойти с каждым, с новой и желательно необычной точки зрения.

Возможно, вы спрашиваете себя: «Это, правда, важно? Когда же он уже начнет рас сказывать, как написать сценарий?» Настаиваю: «Да, это важно».

Особенно для начинающих сценаристов. Ведь вы же хотите:

· чтобы редакторам понравилась ваша идея, и они выделили ее среди тысяч других;

· чтобы продюсер потратил около трех лет своей жизни на осуществление ва шего проекта;

· чтобы режиссер понял – этот фильм стоит того, чтобы быть одним из не скольких, которые он снимет за свою карьеру;

· чтобы управляющий студией рискнул несколькими миллионами долларов на съемки фильма и потратил еще несколько на его продвижение;

· чтобы критики назвали ваш фильм лучшим;

· чтобы миллионы людей по всему миру потратили деньги на билеты в кино, возможно даже не раз, рассказали бы о нем друзьям, взяли бы его в прокате, посмотрели по телевизору.

Для того чтобы всего этого добиться, вам необходим аттрактор. Вы должны четко представлять, что это, и уметь оперировать термином также, как вы оперируете тер минами «персонаж», «тема» или «сюжет».

Странный аттрактор. Не начинайте писать сценарий без него.

ИДЕИ ПОВСЮДУ!

Терри Россио, сценарист (трилогия «Пираты Карибского моря», «Дежа вю», «Шрек», «Маска Зор ро», «Легенда Зорро») У всех идей, которые привлекают внимание продюсеров и редакторов, есть общие признаки. Впервые Терри Россио – сценарист фильмов «Пираты Карибского моря» и «Дежа вю» – собрал их в одном списке.

Часто идея фильма задает ситуацию, разрешение которой составляет второй и тре тий акты.

Удивительно, насколько очевидной кажется хорошая идея для фильма, когда о ней уже знаешь. Возьмем фильм «Аполлон-13» (Apollo 13) – любой актер захотел бы на деть один из тех скафандров. Успех гарантирован! Или, например, «Непристойное предложение» (Indecent Proposal), где героиню искушают нарушить брачную клятву за миллион долларов. Это же интересно! Что, если бы Купидон влюбился в одну из своих жертв? Круто! Вне зависимости от того, насколько хорошими эти фильмы окажутся в конечном итоге, их задумки могли бы понравиться многим.

Представьте огромный пляж, на котором тысячи людей ищут что-нибудь необычное для своей коллекции. Они изучают каждую песчинку под микроскопом со всех сто рон. И вдруг кто-то показывает на большую красивую ракушку, лежащую в лучах яркого солнца, и говорит: «Эй, смотрите-ка!» Вы любуетесь бело-розовым перла мутром наутилуса и удивляетесь, как могли его не заметить. Так же находят и идеи новых фильмов.

Я постоянно подчеркиваю важность выбора привлекательных идей. Но как этого до биться? У всех лучших идей есть общие признаки. Зная их, вы сможете быстрее най ти и разглядеть эту красивую ракушку. Вот мой список признаков сильной идеи, ко торую могут купить в Голливуде:

А. Большой и сложный мир. Одни хорошие фильмы показывают мир более много гранным и загадочным, чем принято считать. Другие – пытаются показать более сложным и загадочным человека.

Б. Универсальность. В основе сильных идей часто лежат понятные человеческие переживания, ситуации, через которые мы все прошли. Например, боязнь монстров под кроватью или желание ребенка скорее стать взрослым.

В основе сильных идей часто лежат понятные человеческие переживания, си туации, через которые мы все прошли.

Многие из универсальных идей затерты до дыр, другие так очевидны, что мы уже не обращаем на них внимания. Придумать новую идею в этом ключе достаточно сложно.

В. Эхо классики. Многие популярные фильмы используют темы классической дра матургии (или полностью построены на них). Хорошо, если в своем повествовании вы начинаете находить отголоски классических тем.

Возьмем, к примеру, фильм «Бэйб: Четвероногий малыш» (Babe), получивший при знание как критиков, так и зрителей. В нем есть отсылки ко многим произведениям, ставшим классикой: сказкам братьев Гримм, «Скотному двору» Дж. Оруэлла, рома ну Р. Адамса «Удивительные приключения кроликов», и даже к «Рокки» (Rocky).

Сюжет затрагивает проблемы самоопределения, самооценки, классовой структуры и фатума. Совсем неплохо для детского фильма о говорящей свинке.

Г. Потенциал для развития. Часто в идее уже заложена ситуация, разрешение ко торой составит второй и третий акты истории. Например: коп из Нью-Йорка оказы вается в небоскребе вместе с террористами, захватившими 30 заложников. Выход из этой ситуации дает материал для целого фильма.

Или другой пример: мальчик остается один дома и вынужден защищать свое жили ще от грабителей. Многие события уже угадываются в исходной ситуации: мальчика забывают, комичная борьба с ворами, родители спешат на помощь и т. д.

Д. Новый опыт. Зрителям интересно побывать «за кулисами», узнать о жизни что то новое. Всегда приятно выйти из кинозала с особыми знаниями, которых нет у тех, кто не видел фильм.

Большинство хороших фильмов переносят нас в такие места и ситуации, где мы сами не смогли бы оказаться, а лучшие из них глубоко проникают в суть описываемых событий и явлений.

Политическая драма Майкла Ритчи «Кандидат» (The Candidate), например, показы вает нам закулисный мир предвыборной борьбы. «Билл Дархэм» (Bill Durham) по гружает зрителя в жизнь игроков младшей бейсбольной лиги, а «Лучший стрелок» (Top Gun) повествует об обучающем центре для летчиков-истребителей. «Скорост ной спуск» (Downhill Racer), «Освобождение» (Deliverance), «Чужие» (Aliens), «Кто подставил кролика Роджера?» (Who Framed Roger Rabbit?) тоже используют уни кальное место действия и тему, интересную для зрителя.

Большинство хороших фильмов переносят нас в такие места и ситуации, где мы са ми не смогли бы оказаться, а лучшие из них глубоко проникают в суть описываемых событий и явлений.

Е. Хорошие роли (и хорошие названия). Интересная идея предполагает интерес ную работу для актера. Если Том Хэнкс читает ваш сценарий и хочет сыграть роль парня, влюбляющегося в рыбку, – значит, вы отлично потрудились. Кроме того, сильные идеи зачастую бывают довольно просты, и это находит отражение в назва нии фильма: «Охотники за привидениями» (Ghostbusters), «Большой» (Big), «Назад в будущее» (Back to the Future) и т. д.. Как выбрать хорошее название – это тема, на которой я подробно остановлюсь в одной из следующих статей.

Ж. Эксперименты с жанром. Часто идея состоит в том, чтобы перевернуть какое нибудь из положений уже устоявшегося жанра («а пусть у нас приведения изгоняют людей!»). Иногда и целый жанр перерабатывается с использованием новых идей.

Таким образом он переосмысливается, воскресает для нового поколения киноманов.

«Индиана Джонс: В поисках затерянного ковчега» (Raiders of the Lost Ark), «Жар те ла» (Body Heat) и «Звездные войны» (Star Wars) все попадают в эту категорию.

Эти интересные идеи обычно тяжело воплощать: требуется много и вдохновлено ра ботать и обладать большим талантом.

З. Идею нельзя использовать дважды. Писатель-фантаст Харлан Эллисон как-то сказал, что хорошая идея для фильма, однажды исследованная, не может быть раз работана повторно.

Начало работы над фильмом «Всплеск» (Splash) на какое-то время остановило за пуск других романтических историй про русалок. Когда Ян Де Бонт приступил к съемкам «Смерча» (Twister), Калифорнию «тряхнуло» от того, что в мусорные кор зины одновременно выбросили тридцать других сценариев про ураганы.

Если у вас есть книга или статья, которую можно экранизировать, это выгодно отличает вас от 95 % начинающих сценаристов. Студии понравится, если ваша идея уже нашла одобрение у читателей.

Случается, что на основе одной идеи снимается параллельно несколько фильмов – например, «Большой» (Big), «Все наоборот» (Vice-versa), «Яблоко от яблони» (Like Father, Like Son), «Опять 18» (18 Again!), – но обычно студии все же пытаются этого избежать.

И. Узнаваемая жизнь. Однажды я прочитал логлайн, который звучал примерно так:

«Феи из дымоходов крадут у маленького мальчика его любимую салфетку и улетают с ней в затерянную волшебную страну Летнего Полюса. Чтобы вернуть свою сал фетку, мальчику приходится отправиться за ними вдогонку на велосипеде, едущем задом наперед».

Я сразу стал думать, что здесь не так. Ведь в «Винни-Пухе» тоже много всего не обычного, как и в «Мэри Поппинс», и в «Звездных Войнах». Наконец, мне стало яс но: в моем мире не существовало ничего из описанного автором и, чтобы понять, о чем вообще идет речь, требовалось приложить усилие. Кто-нибудь из вас слышал о феях, которые живут в дымоходах, или о «затерянной волшебной стране Летнего Полюса»? А у кого из вас была любимая салфетка?

Для контраста, давайте разберем фильм «Лжец, лжец» (Liar, Liar): мальчик (пока по нятно) загадывает на день рождения желание (так), чтобы его отец – беспрерывно лгущий адвокат (этому легко поверить) – не мог врать (ага!) на протяжении суток.

Каждый из этих элементов нам знаком, поэтому режиссер может ими играть по сво ему усмотрению. Такую идею легко продвигать – понятно, какими будут трейлеры, постеры, и как объяснить зрителю, о чем пойдет речь. (Возможно, это и имеют в ви ду управляющие студий, когда говорят, что хотят получить нечто оригинальное и, вместе с тем, проверенное временем).

Надеюсь, что знание этих принципов поможет вам придумать великолепную идею для фильма. По крайней мере, вы окажетесь на верном пути, если будете использо вать их в своей работе.

Если и после этого вы не удовлетворены результатом, то попробуйте еще несколько приемов:

1. Почитать. Да-да, вам нужно много читать. Так вы начнете разбираться в законах жанров и научитесь использовать их творчески. После чего можете...

2. Приобрести права на экранизацию. Если у вас есть книга или статья, которую можно экранизировать, это выгодно отличает вас от 95 % начинающих сценаристов.

Студии понравится, если ваша идея уже нашла одобрение у читателей.

Напишите 110-страничный сценарий, уберите из него все лишнее, и вы полу чите 35 великолепных страниц. А потом продолжайте писать в том же духе.

3. Поэкспериментировать с жанрами. Как будут выглядеть «Секретные материа лы», если представить, что это комедия? Получится что-то наподобие фильма Барри Зонненфельда «Люди в черном» (Men in Black).

4. Обновить декорации. «Чужая Земля» (Outland) с Шоном Коннери – это, по большому счету, новый вариант вестерна «Ровно в полдень» (High Noon), только в космосе. Фильм Стива Мартина «Роксана» (Roxanne) – чудесный пересказ истории «Сирано де Бержерак» (Cyrano).

5. Развить идею до конца. Во многих сценариях истории хватает всего на 35 стра ниц, и авторы ее просто растягивают, чтобы получить требуемый объем. Напишите 110-страничный сценарий, уберите из него все лишнее, и вы получите 35 великолеп ных страниц. А потом продолжайте писать в том же духе. То, что вы найдете за пре делами очевидной концовки, иногда может оказаться изюминкой всего фильма.

6. Убить своих любимчиков. У всех писателей есть любимые идеи. Главное – не зацикливаться на какой-то одной. Напишите свою историю. Если она хороша, вы ее продадите, если нет – переходите к следующей. Вы не продвинетесь дальше, если будете перерабатывать одну и ту же идею пять лет подряд (а я видел такие случаи).

7. Писать о том, что любите. Забудьте о коммерческих соображениях. Подумайте, что вам на самом деле интересно? Вспомните, о чем думаете и говорите. Это может быть все что угодно: исследование глубоководных пещер, модели поездов, молеку лярная физика или ваша нездоровая страсть надевать кофточки своей подружки. Ис кренность – великая сила. По иронии судьбы часто именно некоммерческие стороны проекта и делают его прибыльным.

Как же понять, что вы действительно нашли ту самую великую идею и движетесь в правильном направлении?

Для начала вы увидите зависть в глазах коллег и получите предложения о совмест ной работе.

Второй сигнал – вам перезвонит продюсер.

Дальше больше: с вами захотят связаться сразу несколько агентов.

И самый верный признак того, что вы нашли великолепную идею для фильма, – ваш сценарий купили!

23 ШАГА В ГОЛЛИВУД Терри РОССИО, сценарист (трилогия «Пираты Карибского моря», «Дежа вю», «Шрек», «Маска Зорро») Что делать начинающему автору, чтобы попасть в киноиндустрию? Самый успешный сценарист Голливуда Терри Россио разработал 23 простых шага, которые помогут превратить идею в сценарий, а творчество – в источник дохода.

Признаюсь, я верю, что автор должен заранее думать о судьбе своего сценария. Сце наристы должны понимать правила киноиндустрии хотя бы потому, что это поможет им сделать творчество своей основной работой.

Мой добрый друг, Стив любит кино и хочет писать сценарии. Он прямо спросил у меня, как прорваться в этот бизнес. Стив – прагматик и хотел получить практичный ответ. Что конкретно нужно сделать, чтобы продать сценарий, который бы позволил ему оставить свою работу – это для него и значило «прорваться в бизнес».

Раньше я никогда не задумывался над этим. Я поделился со Стивом идеей для филь ма, которая пришлась ему по душе, и написал письмо – «23 шага: от идеи до прода жи». Этот список позволяет по-новому взглянуть на работу: с точки зрения конечной цели – продажи сценария. В то же время, я не считаю, что он умаляет роль творчества.

Копия письма приведена ниже.

Подумать только, вы получаете от меня те же советы, что и мои лучшие друзья!

Дорогой Стив, Как мы и обсуждали, высылаю тебе 23 простых шага, ведущих к продаже твоего пер вого полнометражного сценария. Тебе потребуется не больше года-двух, чтобы их сделать. Обрати внимание, что некоторые шаги могут выполняться одновременно:

1. Удостоверься, насколько это только возможно, что похожие идеи не разраба тываются в других студиях. Можешь начать с просмотра анонсов фильмов в «Variety». Можно также попросить агента периодически проверять новости – и сооб щать нам, если что-то похожее объявится.

2. Просмотри сайты, на которых перечислены фильмы, находящиеся в произ водстве. Искать нужно все, что похоже на наш проект. Не хотелось бы после года ра боты сражаться за зрителя с похожим фильмом.

3. Пойми, насколько хорошо ты пишешь. Сравни свои работы с достойными об разцами. Мне нужно посмотреть твой последний сценарий и проверить, насколько он соответствует чисто формальным критериям. (Я дам тебе почитать сценарии «Год зиллы», «Зорро», «Синдбада» и «Песочного Человека», чтобы ты смог оценить наш уровень!) Я, посоветовавшись с моим постоянным соавтором Тэдом Эллиоттом под скажу, над чем тебе стоит поработать, укажу на конкретные ошибки, которые ты до пускаешь. Самостоятельно можешь сделать следующее: купи несколько хороших сценариев и сравни с ними свой. Возможно, если тебе не хватает понимания техники, потребуется написать один или несколько «промежуточных» сценариев, для развития своего «голоса», понимания формата и т. д., а с нашей идеей повременить.

Тебя запомнят по первой работе. Если сценарий будет написан вместе соавтором, то и следующие заказы вы будете получать на совместную работу.

4. Освой азы. Есть книги, которые должен прочитать любой сценарист, редактор, продюсер. Прочитай их и ты:

· «Приключения в сценарном ремесле» Уильяма Голдмана (Adventures in the Screen Trade by William Goldman) · «Герой с тысячей лиц» Джозефа Кэмпбелла (Hero with a Thousand Faces by Jo seph Campbell) · «Сценарий» Сида Филда (Screenplay by Syd Field) · «Искусство создания драматических произведений» Лайоса Эгри (The Art of Dramatic Writing by Lajos Egri) · «Как сделать хороший сценарий великолепным» Линды Сегер (Making a Good Script Great by Linda Seger) Кроме этого, есть другие материалы, с которыми я настоятельно рекомендую ознако миться:

· серия видеокурсов «Из слова в образ»;

· интервью Алана Мура журналу Comics Journal;

· все мои меганаиважнейшие статьи про то, как писать сценарии (их выучи наи зусть);

· курс Джона Труби по структуре истории.

Еще так много всего, что можно сделать отдельный список. Ну да ладно – купи пока эти книги. Прочитай. Разберись.

5. Реши, будешь ты работать один или с напарником. Тебя запомнят по первой ра боте. Если сценарий будет написан вместе соавтором, то и следующие заказы вы бу дете получать на совместную работу.

6. Давай разберемся с условиями нашего сотрудничества. Я подарю тебе эту идею и помогу разработать сценарий, стану продюсером проекта. Взамен я хочу получить следующее: мы будем всё обсуждать и принимать решения совместно, но в тех ред ких случаях (Ха!), когда мы не сможем договориться, последнее слово остается за мной. Это касается всего, включая название фильма, персонажей, сюжет, описания сцен, диалоги, стратегию рассылки, и т.д. Почему? Потому что у меня есть опыт. Ты получаешь все деньги от продажи сценария, на нем твое имя, можешь использовать его как пример своего стиля. Если мы не сможем продать сценарий в течение года, он полностью переходит к тебе, как и право «последнего слова» (то есть можешь менять все что хочешь, если чем-то не доволен, а может быть, никогда и не был доволен).

Этим мы покрываем тот случай, когда ты говоришь: «Если этот сценарий – пример моего стиля, то пусть он, черт возьми, будет написан по-моему», – или: «Уверен, что мы бы его продали, если бы толькоТерри поменял это дурацкое название. Никогда оно мне не нравилось!» Пока сценарий жив, я буду считаться его продюсером. И смо гу привлекать других продюсеров. Сказка, а не условия!

Твоя цель – написать сценарий, нафаршированный крутыми, смешными идеями и моментами.

7. Исследуй фильмы, которые сняты на подобные темы и в стиле, похожем на то, что мы пытаемся написать. Даже плохое кино стоит вспомнить, чтобы понять, как делать не надо. Обязательно пересмотри и хорошие фильмы. Обрати внимание на стиль, ритм, настроение. Инструкция простая: выбери подходящие фильмы. Купи их.

Посмотри их. При необходимости повтори.

8. Исследуй еще: мы должны прочитать как можно больше книг на эту тему. Ес ли нам повезет, то мы найдем книгу, которую можно экранизировать. То есть, произ ведение, близкое к тому, что мы планировали написать, или даже настолько хорошее, что оно изменит наш взгляд на предмет. Нужно посмотреть в книжных, специализи рующихся на детективах и фантастике, позадавать вопросы на форумах, поспраши вать друзей, которые много читают, пообщаться со знатоками жанров, посетить пару конвенций любителей детективов и фантастики и т.д..

9. Исследуй еще: реальные события, относящиеся к нашей идее. Наверняка, было много случаев, когда события, о которых мы пишем, на самом деле случались. Нам нужно их знать, и этот материал, без сомнения, подскажет нам ситуации для сценария.

(Спонсирование нашей библиотеки я с удовольствием возьму на себя.) 10. Собирай идеи, анекдоты, информацию, ситуации, относящиеся к теме. Так ра ботали над «Охотниками за Приведениями»: Рэмис, Эйкройд и Мюррей провели не сколько месяцев, в поисках шуток и интересных идей на тему охоты на привидений.

Они накопили массу оригинального материала, который и использовали в сценарии.

(Мне кажется, что твой стиль похож на стиль Эйкройда – садись, выкидывай на бумагу идеи пачками, пусть фильм формируется прямо на странице, потом его отшлифуешь, доведешь до ума.) Твоя цель – написать сценарий, НАФАРШИРОВАННЫЙ (как пер вый фильм «Назад в Будущее») крутыми, смешными идеями и моментами.

11. Разработка персонажей. Поскольку, скорее всего, мы будем придерживаться большинства правил жанра, нам придется обратить особое внимание на те аспекты фильма, которые выходятза рамки, особенно при разработке персонажей. В фильмах, вроде нашего, зрителям «предлагаются», во-первых, уникальные идеи и ситуации, а во-вторых, уникальные персонажи и их взаимоотношения – не обязательно новые сюжетные повороты. (Другими словами, мы можем, пожалуй, использовать традици онный сюжет, если сделаем это достаточно хорошо или очень смешно.) Примеры – это фильмы типа «Маски» или «Тупой и еще тупее». Построение сюжетов – традици онное, идеи и персонажи – уникальные. Особенно важно развитие историй главных персонажей.

Определи тему сценария – она поможет уловить настроение фильма, облегчит выбор между похожими вариантами развития сюжета, станет своего рода краеугольным камнем.

12. Сюжет. Конечно, к персонажам можно и сюжет классный придумать. Для этого купи пробковую доску и прикрепи к ней листочки с описанием сцен. Может быть, стоит сделать вторую доску с набросками некоторых кадров. Начни с исследования классических фильмов, выбери классическую структуру сценария, поиграй с ней. На пример, «Бульвар Сансет» начинается с трупа, плавающего в бассейне, а потом рас сказывает историю, как он там оказался. Никто не заставляет нас использовать эту структуру, просто говорю, что иногда нужно знать жанр, понимать его и пытаться ин тересно реализовать классические поворотные моменты сюжета. Даже если в послед ний вариант сценария не попадет ни одной классической идеи, полезно знать про шлое, чтобы понимать, что уникально, а что – нет.

13. Тема. Почитай классику, афоризмы, стихи. Четко определи тему сценария – она поможетуловить настроение фильма, облегчит выбор между похожими вариантами развития сюжета, станет своего рода краеугольным камнем. Тема даже может помочь при создании структуры фильма.

14. Отредактируй структуру. Сделай питч структуры, реорганизуй структуру, пере смотри структуру, подвергни ее сомнению, покажи структурудругим, найди слабые места в структуре, переосмысли ее несколько раз, пока не будешь целиком и полно стью в ней уверен – иначе, когда будешь писать, потратишь много времени зря. Это подход студии Дисней для работы над полнометражными мультфильмами, который очень нравится Тэду и мне: нам кажется, что, тщательная разработка истории на пробковой доске, позволяет «сэкономить» один-два драфта сценария. Кстати, не все с нами согласятся.

Хороший фильм управляет эмоциями зрителя. Цель этого этапа – определить, что по чувствует наша аудитория.

15. Наконец, пришло время НАПИСАТЬ СЦЕНАРИЙ. Это твоя работа. Пиши его, как тебе удобно.

Тщательная разработка структуры позволяет «сэкономить» один-два драфта сценария.

16. Определимся со стратегией рассылки. Параллельно с другими этапами будем обсуждать стратегию рассылки сценария, которая чрезвычайно важна с точки зрения бизнеса. По сути, мы должны ответить на следующий вопрос: кто получит наш сцена рий на ознакомление и когда. Когда будем привлекать режиссера, актеров на главные роли, продюсера? В этот момент мои цели как продюсера, возможно, разойдутся с твоими желаниями писателя. Грубо говоря, если сценарий великолепен, то лучше к нему никого не прикреплять заранее. (Иногда продюсеры отказываются бороться за сценарий, и, соответственно, повышать его стоимость, если за проектом уже закреп лен другой продюсер.) Возможно, чтобы поскорее получить деньги за сценарий или заключить контракт на дальнейшую работу, ты будешь спешить разослать его повсю ду. Я же буду больше нацелен на стратегический подход – могу даже отказывать не которым продюсерам, компаниям, которые только испортят фильм. Другой вопрос:

когда сценарий можно использоватьдля получения агента, какого агента, следовать ли его советам, и когда можно показывать сценарий потенциальным работодателям. В общем, нам будет, о чем поговорить!

17. Выслушай независимое мнение. Никто не говорит, что сценарий нужно размес тить на всех сайтах. Это распространенная ошибка, и достаточно серьезная. Ты закон чил работу, тебе не терпится всем ее показать. Но, размещая текст на форумах, ты лишаешь себя единственного преимущества, которое есть у начинающих сценаристов по сравнению с опытным – времени. Профессиональным сценаристам на подготовку очередного драфта чаще всего дается несколько недель. Начинающий автор может шлифовать сценарий месяцами. И должен. Только тщательно обрабатывая сценарий, затрачивая на него время и усилия, ты можешь создать что-то выделяющееся на об щем фоне. Но комментарии от третьих лиц получить все-таки надо. Мы покажем сце нарий только нескольким профи, чьему мнению мы доверяем, и получим коммента рии для внесения исправлений. (Например, я уверен, что у Тэда будет много интерес ных идей.) 18. Перепиши сценарий. После того, как сценарий немного «отлежится», мы к нему вернемся и внесем поправки. Многие из них будут незначительными (выбор слов, стиль, полировка диалога), другие могутбыть крупными (удаление сцен, придумыва ние новых сюжетных ходов и т.д.).

19. Перепиши сценарий еще раз. Мы перечитаем сценарий с точки зрения каждого из персонажей, чтобы убедиться, в том, что история каждого из них логична, у каждо го есть свой «голос». Будем искать, какой фрагмент можно вырезать, какой – упро стить, какая сцена в сценарии, просто потому что когда-то нам нравилась, но теперь стала лишней. Опять же могут происходить, как маленькие, так и большие изменения.

Каждая подобная ревизия может занимать столько же времени, сколько писался пер вый драфт.

Мы перечитаем сценарий с точки зрения каждого из персонажей, чтобы убедиться, в том, что история каждого из них логична, у каждого есть свой «голос».

20. Отполируй сценарий. Необходимо проверить сценарий на опечатки, грамматиче ские ошибки. Еще подшлифовать диалоги. (По-моему, лучше всего на этом этапе ра ботать с распечатками. Удивительно, сколько новых ошибок можно найти, увидев текст на бумаге.) Мы целиком прочитаем сценарий вслух. Это тоже отличный способ найти кучу ошибок.

21. Окончательно определяем стратегию рассылки. В идеале, у нас к этому мо менту будет заинтересованный агент, который запустит «сарафанное радио» в выход ные, а паре-тройке «ключевых» людей мы отправим сценарий пораньше (в поисках «опережающей сделки»). Или к тому моменту у нас уже будет заинтересованный продюсер.

22. Разошли сценарий. Просто выполняем то, что придумали по рассылке и надеемся на удачу. (Если убийство не раскрыто в первые сутки, или первые два дня, или в пер вую неделю, то чем дальше, тем меньше вероятность, что его раскроют. Так же и со сценариями.) Конечно, есть всегда «приз за второе место»: сценарий не продан, но привлекает внимание редакторов, тебя приглашают на встречи, и, может быть, на дру гие проекты. Или...

23. Мы подписываем контракт на 500 с гаком тысяч долларов, и такой же допла той после премьеры. Добро пожаловать в Голливуд!

КАК ВЫЗВАТЬ ЭМОЦИИ У ЗРИТЕЛЯ?

ДЭВИД Мэмет, сценарист («Ганнибал», «Плутовство»), режиссер, продюсер Ваша история была великолепна на уровне синопсиса, но в первом же драфте все эмоции и драматический накал словно растворились в словах? О том, как соблюсти баланс между действием и экспозицией в каждой сцене, рассказывает Дэвид Мэмет.

Если ваша работа вызывает такие эмоции – считайте свою задачу выполненной.

Чем больше я работаю над сценариями, тем очевиднее для меня становится, что мно гие сценаристы упускают из виду такой вопрос: «Как пробудить эмоции у зрителя?» Редакторы и продюсеры умоляют нас писать понятнее: постоянно приходится вти скивать огромные объемы информации в очень короткие сцены. Нашим серьезным коллегам кажется, что нас нанимают, чтобы сообщать эту информацию аудитории.

Однако обратите внимание – зрители смотрят кино не для того, чтобы что-то узнать.

Эта информация не нужна ни вам, ни мне. И никому другому она тоже нужна не бу дет. Единственная причина, по которой люди включают телевизор или идут в киноте атр – их желание увидеть драму, испытать эмоции.

Итак, что же вызывает эмоции у зрителя? Герой, преодолевающий препятствия на пу ти к конкретной, ярко выраженной цели.

Мы, сценаристы, должны задавать себе три вопроса о каждой сцене:

1) Кто и чего хочет?

2) Что случится, если он этого не получит?

3) Почему именно сейчас?

Эти вопросы – лакмусовая бумажка. С их помощью легко понять, насколько драматич на та или иная сцена. Если сцена написана скучно, то актер ее вытянуть не сможет. Не существует волшебного порошка, который преобразит вашу скучную, ненужную затя нутую или просто информативную сцену после того, как вы допишете текст. Ответст венность за то, чтобы каждая сцена вызывала эмоции лежит на сценаристе, на вас.

Кто-то должен позаботиться о драматизме.

Это не обязанность актеров. Это не задача режиссера.

Это ваша работа.

К чему все эти экспозиционные сцены, в которых два персонажа говорят о ком-то еще? Вся эта болтовня (которой обычно заполнены первые драфты) полностью бес полезна.

Если сцена кажется скучной вам, то будьте уверены, актерам она покажется ничуть не веселее, и зрителя она утомит, а после этого нам всем придется искать новую работу.

Кто-то должен позаботиться о драматизме. Это не обязанность актеров (их задача – достоверно сыграть). Это не задача режиссера. Его задача – снять историю и уложить ся при этом в график. Это ваша работа.

Каждая сцена должна вызывать эмоции. У героя должна быть простая и понятная цель, а сцена должна рассказывать о том, как он пытается добиться своей цели, но терпит очередное поражением, из-за которого он оказывается в следующей ситуации – в следующей сцене. Все эти попытки, взятые одна за другой, и составляют сюжет.

Любая сцена, которая не двигает сюжет вперед и не вызывает эмоций сама по себе, либо лишняя, либо неправильно написана.

И многие из вас, вроде бы, уже согласились, но тут кто-то говорит: «Так нам нужно засовывать в сцены всю необходимую информацию или как?» Ая отвечаю: «Разби райтесь сами».

На любого идиота можно надеть галстук и научить его говорить: «Вот этот момент нужно получше прописать», – или: «Нужно дать больше информации об этом персо наже». Если вы будете писать так, чтобы все было понятно всем, вы вместе с идиотом в галстуке останетесь без работы.

Любая сцена, которая не двигает сюжет вперед и не вызывает эмоций сама по себе, либо лишняя, либо неправильно написана.

Работа драматурга – сделать так, чтобы зритель задавал себе вопрос: «Что же будет дальше?» А не объяснять ему, что только что произошло, или намекать на то, что слу чится.

Опять же, любой идиот может написать реплику: «Но, Джим, если мы не убьем пре мьер-министра в следующей сцене, Европу поглотит пламя!» Нам платят не за пони мание того, какая информация нужна зрителю, чтобы следующая сцена казалось ло гичной, а за то, что мы умеем писать так, чтобы зрителю было интересно, что про изойдет дальше.

И многие из вас, вроде бы, уже согласились, но тут кто-то еще что-то хочет сказать. А я отвечаю: «Разбирайтесь сами». Что рассказывать, а что – нет? Понять это – и есть основная задача драматурга. Способность находить этот баланс отличает вас от идио тов в галстуках. Разбирайтесь сами.

Каждый раз, прежде чем начать писать, повторите главное правило, которое нельзя нарушать: «Каждая сцена должна вызывать эмоции». Она должна начинаться, потому что у героя есть проблема, а в кульминации либо кто-то мешает исполнению планов героя, либо он понимает, что есть другой способ добиться своего.

Опишите каждую сцену одним предложением. Все сцены, которую вы обозначили, как «Вася и Маша обсуждают...», – не вызовут никаких эмоций.

Обратите внимание: наши аутлайны, как правило шикарны. Но пока сценарий прохо дит путь от аутлайна до первого драфта, эмоции куда-то испаряются.

Мыслите, как режиссер, а не как простой исполнитель, потому что, по сути, вы зани маетесь режиссурой. Снимать будут именно то, что вы напишете.

Вот плохие признаки: Если два персонажа в сцене разговаривают о третьем, это не сцена, а полная ерунда. Если реплика начинается со слов, «Как ты знаешь...», то есть, если персонаж говорит что-то известное другому персонажу, чтобы об этом узнал и зритель, это не сцена, а полная ерунда.

Если два персонажа в сцене разговаривают о третьем, это не сцена, а полная ерунда.

Не пишите полную ерунду. Напишите лучше обалденную трех-, четырех-, семиминут ную сцену, которая двигает сюжет вперед и очень скоро вы сможете купить особняк с видом на океан и прислугой, которая там будет проводить больше времени, чем вы.

Помните, кино – визуальное искусство. Сценарии большинства сериалов похожи на радиопостановки. А в идеале, мы должны позволить камере объяснить, что герои де лают, что у них в руках, что они читают, что они видят.

Притворитесь, что персонажи не умеют говорить, и вы пишете для немого кино. То гда вы сможете вызвать переживания. Не пользуйтесь этими костылями: закадровым голосом, экспозицией, да и вообще речью. Тогда вы обнаружите, что занимаетесь но вым искусством, где истории рассказываются с помощью образов (это искусство ино гда называют «сценарным мастерством»).

Придется учиться. Люди с этим навыком не рождаются. Можно натренироваться, но самое главное – начать работать над ошибками. Еще одна мысль в завершение: пере читайте сцену и задайте себе вопрос: «Она вызывает эмоции? Она необходима? Она двигает сюжет вперед?» Ответьте правдиво. Если ответ «нет», перепишите или из бавьтесь от нее.

Вы не обязаны знать все ответы, но вы, как и я, обязаны задавать себе правильные во просы. Снова и снова. Пока это не станет привычкой. Мне кажется, что те вопросы, о которых я написал – правильные.

ПОБЕДА В ПОРАЖЕНИИ Терри РОССИО, сценарист («Пираты Карибского моря», «Шрек», «Маска Зорро») В любой истории поражение не менее важно, чем победа. Почему провалы одних ге роев вызывают сочувствие, а злоключения других нам абсолютно безразличны? Тер ри Россио считает, что персонажи, которые умеют проигрывать, всегда выходят побе дителями в глазах зрителя.

В судьбе героя взлеты чередуются с падениями. Главное – заранее знать, как па дать.

До сих пор не могу поверить, что они хотели убить Супермэна!..

Как-то раз меня и моего соавтора Тэда Эллиотта пригласили на бизнес-ланч – «просто пообщаться». С нами за столом сидели опытные, трудолюбивые продюсеры одной из крупнейших кинокомпаний. Они с радостью делились своими сюжетными идеями, и попутно завоевывали наше доверие, угощая едой и напитками. Имена их останутся неизвестными, посколькуя считаю этих людей творчески неполноценными имбеци лами, которых нужно брать на мушку, если они приблизятся к работающим сценари стам ближе, чем на 10 метров.

Итак, они придумали историю, в которой злодей должен был убить Супермэна... Вот так вот взять и убить. Мы были ошеломлены. «Супермэна нельзя убить», – сказал Тэд.

«Это же Супермэн! Сверхчеловек!» Но они объяснили, что в их истории он должен умереть. Иначе история не сработает.

Если злодея сделать практически непобедимым, то даже провалы героя могут сойти за достижения.

Окей. Ладно. В конце концов, они платили за обед. Мы должны были хотя бы попы таться помочь. И мы рассказали им о нашей концепции впечатляющего поражения.

Рассмотрим фильм «В поисках затерянного ковчега» (Raiders of the Lost Ark). Индиа на Джонс, наверное, величайший герой экшна за всю историю кино. И в первом фильме серии он терпит поражение за поражением с самого начала до самого конца.

Теряет золотого божка. Мэриан похищают, а он ее не может спасти. Находит ковчег, а его сразу же отбирают. Злодеи не ведутся на блеф, когда он говорит, что уничтожит ковчег и захватывают его в плен. Он даже не может посмотреть на ковчег, когда его открывают. В конце концов, его долгожданный, выстраданный трофей оказывается у правительства.

Этот человек герой?

Ну конечно! Инди настолько здорово попадает впросак, что зрители этим потрясены и вряд ли даже осознают, что он проигрывает. Поражения – только отливы, которые создают большие возможности для приливов героизма. А в качестве бонуса, Инди еще и получает сопереживание зрителей: бедолага так старается, что не болеть за него невозможно.

Поражения – только отливы, которые создают большие возможности для приливов героизма.

Рассмотрим и обратный пример: фильм «Водный мир». Моряк, персонаж Кевина Ко стнера, герой? Без сомнения. Быстрый ум и ловкость помогают ему спасти свою па русную лодку. Он избегает неминуемой смерти и умудряется выплыть из дрейфую щего атолла во время атаки «курильщиков». Он распознает хитрую ловушку и избега ет плена. Конечно, он замечательно со всем справляется...

Но через какие поражения он проходит?

Через жалкие.

Главное «поражение» Моряка в фильме – разрушение его лодки и потеря девочки с картой-татуировкой. И какже это происходит? Ну, он просто оставляет их без при смотра и отправляется поплавать. Возвращается, а ихи след простыл. Ну, не знаю...

Это «поражение» никак не помогает раскрыть характер Моряка. Зрители перестают сочувствовать ему из-за того, что он ведет себя так по-идиотски. И антагонист в этой сцене себя тоже никак не проявляет. А вот если злодея сделать практически непобе димым, то даже провалы героя могут сойти за достижения.

Учитывайте, актеры будутчитать ваш сценарий и очень критично оценивать свои ро ли. Большинство ищет сильных, действующих, интересных персонажей, а не унылых бубнилок. Сейчас передо мной лежит сценарий приключенческого фильма, в котором героя по ошибке захватывают в плен четыре раза за первые 60 страниц. И какой актер согласится сыграть такую роль?

Поиску правильных поворотных пунктов я уделяю больше всего внимания. И меня поражает, как некоторые сценаристы готовы проскочить эти важнейшие сцены на полном скаку.

Ключевые сцены, да и сюжет вообще, держатся на действиях и решениях персонажей.

Зритель хочет понять, как же герой попадет в переделку? А как он из нее выберется?

Поиску правильных поворотных пунктов я уделяю больше всего внимания. И меня поражает, как некоторые сценаристы готовы проскочить эти важнейшие сцены на полном скаку. И убить Супермена, например.

(В качестве отступления: я вообще не понимаю, как некоторые берутся за экраниза ции, а потом, потирая руки, принимаются уничтожать все лучшее, что было в ориги нале. «Права куплены! – Говорят они. – Будем снимать про Корабль Энтерпрайз из "Стар Трека"!» – «О, круто!» – «Что бы нам с ним сделать?..» – «Придумал! Давайте его взорвем!» Ну, извините... А слабо рассказать хорошую, классическую историю и отдать дань уважения оригиналу?) Ну да ладно. В общем, речь шла о Супермене. Которого нужно было убить. Мы с Тэ дом поняли, что смогли бы принять смерть Супермена, только если бы он сам захотел умереть ради какой-то благой цели.

А что если злодей настолько силен и коварен, что Супермен понимает: единственный способ его убить -самому погибнуть вместе с ним? Благородное самопожертвование ради светлого будущего человечества, последний великий ход в жизни величайшего героя всех времен. Да, злодей думает, что он выигрывает, но на самом деле, попадает в ловушку. Вместо того, чтобы быть мрачным событием, трагедией, смерть Суперме на становится триумфом.

Победа в поражении.

Поиски того, как именно герой может оригинально потерпеть поражение, а также все удовольствие от удачной находки, я оставляю сценаристам и редакторам.

Впечатляющее поражение. А как еще становятся героями!

3 ПРАВИЛА УСПЕШНОЙ ЭКРАНИЗАЦИИ Майкл Хэйг, преподаватель сценарного мастерства Ваша любимая книга, пьеса или газетная статья вовсе не обязательно станет хорошим фильмом. Лучшие картины не копируют оригинал, а следуют законам кинематографа.

Майкл Хэйг вывел общие правила, которые подходят каждая экранизации заметок из криминальной хроники, так и знаменитого романа.

Автор романа может придумать для героя огромное количество целей. Задача сцена риста – выбрать самые захватывающие из них.

В основе всех хороших историй лежит простая формула. Интересный зрителю герой должен справиться с, казалось бы, непреодолимым препятствием, чтобы достичь своей цели. Эти три компонента должны лежать в основе вашего сценария, если вы надеетесь продать его в Голливуде.

Герой Если вы взялись за экранизацию романа, который охватывает продолжительное вре мя, или в котором действует несколько героев, то попытайтесь свести историю к од ному персонажу, к одной цели. Сделайте выбор. Чем сильнее вы сфокусируетесь, чем четче будет идея фильма, тем больше будет коммерческий потенциал сценария.

Сложно адаптировать биографии, которые рассказывают, как герой достигает не скольких целей, проходит через несколько важных событий. Да, такая структура мо жет быть уместна в документальном кино, но в прокате эти фильмы почти всегда тер пят неудачу. Фильмы «Чаплин» (Chaplin), «Бэйб был только один» (The Babe), «Кобб» (Cobb) и «Хоффа» (Hoffa) рассказывают об уникальных, грандиозных личностях, но зрителю тяжело понять суть этих историй. Все они провалились.

Если вы взялись за экранизацию романа, в котором действует несколько героев, то попытайтесь свести историю к одному персонажу, к одной цели.

Эту проблему можно решить: выбирайте для экранизации жизни, посвященные дос тижению одной видимой цели (освобождение Индии в «Ганди» (Gandhi), освобожде ние Шотландии в «Храбром сердце» (Braveheart));

или же выберите один конкретный случай из жизни вашего героя. В биографии Джона Нэша было много интересных со бытий, конфликтов, но фильм «Игры разума» (The Beautiful Mind) рассказывает в первую очередь о том, как он и его жена боролись с шизофренией Нэша. Фильм «Эрин Брокович» (Erin Brokovich) рассказывает только о попытках героини выиграть дело против компании «PG&E» – другие события в ее жизни опущены.

Цель Следующая сложность экранизаций – поиск внешней цели. Повести, пьесы, реальные истории из жизни могут охватывать нескольких персонажей на протяжении долгого времени, и целей может быть несколько. Они бывают внутренними – герои могут ис кать понимания, или избавления от страданий. В биографиях часто описываются мно гочисленные периоды взлетов и падений.

Однако успешные голливудские фильмы подчиняются более строгим формулам. Вам нужно определить одну внешнюю цель, чтобы зритель понимал, к чему стремится протагонист и добивается ли он успеха. Это своего рода финишная черта, которую ге рой должен пересечь в конце фильма. На этой идее строится логлайн – описание сю жета в одном предложении.

В фильме можно рассказать историю всей жизни, но если вы не сделаете акцент на одной ясной цели, то картина провалится в прокате.

Да, герои фильмов тоже хотят, чтобы их понимали, они жаждут мести, пытаются ра зобраться в себе. Но если эти желания не связаны с внешней целью, такие фильмы не снимают, а если и снимают, то не для массового зрителя.

В «Титанике» (Titanic) Роза ищет страсти и приключений;

«Шрек» (Shrek) ищет по нимания и настоящей любви;

а герои «Звездных войн» (Star Wars) и «Останься со мной» (Stand by Me) сначала должны разобраться кто они, а потом отстоять право быть собой. Но невидимые внутренние мотивы не смогли бы увлечь зрителя, не будь в этих историях четких внешних целей: добраться с Джеком до Америки;

доставить герцогу принцессу и вернуть свои земли;

остановить Императора;

найти труп.

В фильме можно рассказать историю всей жизни, но если вы не сделаете акцент на одной ясной цели (например, завоевать любовь Дженни в «Форресте Гампе»), то, ско рее всего, картина провалится в прокате.

На момент написания статьи десять самых успешных экранизаций (опуская сиквелы) это: «Парк Юрского периода» (Jurassic Park), «Форрест Гамп» (Forrest Gump), «Гарри Поттер и Философский камень» (Harry Potter and the Sorcerer's Stone), «Шрек» (Shrek), «Гринч – похититель Рождества» (How the Grinch Stole Christmas), «Челюсти» (Jaws), «Бэтмен» (Batman), «Властелин колец» (Lord of the Rings), «Миссис Даутфайр» (Mrs.

Doubtfire) и «Изгоняющий дьявола» (The Exorcist). В каждой из этих историй понятна внешняя цель героя и легко сформулировать логлайн. Мы понимаем, что должен сде лать герой: остановить динозавров;

завоевать любовь Дженни;

добраться до философ ского камня;

найти (и влюбить в себя) принцессу;

не допустить Рождества в Ктограде;

остановить акулу;

остановить Джокера;

бросить кольцо в жерло вулкана;

сохранить возможность общаться с детьми;

изгнать дьявола из девочки.

Верность оригиналу Принесите присягу верности вашему фильму, а не исходному материалу. Многие счи тают, что из любой интересной истории легко сделать интересный сценарий. Но ро маны, пьесы и газетные статьи подчиняются правилам, отличным от правил кинема тографа. Поэтому придется вычеркнуть из сценария обширные описательные пасса жи, уместные в прозе, и долгие глубокомысленные монологи, которые так хорошо звучат со сцены.

Не стоит писать сценарий по собственным книгам и пьесам. Практически невозможно сохранить безжалостность и объективность, без которых вы не сможете изменить не которые части оригинала.

Не задумывайтесь и о том, чтобы доставить удовольствие автору или поклонникам оригинала. Ваш фильм должен заинтересовать продюсеров, даже если для этого при дется изменить сюжет любимой книги или даже полностью удалить какие-то из сцен.

Поэтому, скорее всего, не стоит писать сценарий по собственным книгам и пьесам.

Практически невозможно сохранить безжалостность и объективность, без которых вы не сможете изменить некоторые значимые лично для вас части оригинала. Иначе по догнать его под структуру фильма не получится. А если ваша книга еще не опублико вана, а пьеса не поставлена – добиться успеха в мире голливудской конкуренции бу дет еще сложнее.

Конечно, если ваша работа доказывает свою состоятельность в оригинальном виде, вы можете написать сценарий в расчете на то, что успех вызовет интерес кинокомпа ний.

Есть и исключения из правил: «Побег из Шоушенка» (The Shawshank Redemption), «Зеленая Миля» (The Green Mile), «Корабельные новости» (The Shipping News), «Шо фер Мисс Дэйзи» (Driving Miss Daisy), «Язык нежности» (Terms of Endearment), «Там, где течет река» (A River Runs Through It), «Обыкновенные люди» (Ordinary People) – в этих фильмах у героев нет видимой внешней цели, некоторые из них сильно растяну ты во времени, но, тем не менее, покорили зрителей. Однако не забывайте, что они основаны на книгах или пьесах, написанных известными авторами, или в этих проек тах принимали участие звезды и режиссеры первой величины, готовые защищать ис ходный материал. Таких фильмов снимают единицы.

Если вы молодой сценарист и надеетесь на успешное начало карьеры, я бы пореко мендовал вам сосредоточиться на историях, дающих максимальную вероятность ус пеха, историях, в которых уже есть основные составляющие большинства успешных голливудских фильмов.

КАК НАПИСАТЬ РОМКОМ Майкл Хэйг, преподаватель сценарного мастерства Романтические комедии не принято воспринимать всерьез. И напрасно. Ромкомы позволяют автору глубоко исследовать психологию конфликтов и личностный рост героев. О том, как создать сложных персонажей в легком жанре – в статье Майкла Хэйга.

Хороший сценарий романтической комедии может стать отличным началом ва шей карьеры сценариста, а если вы уже профессионал, то поможет сделать серь езный шаг вперед. Популярность ромкомов не угасает, производить их недорого (особенно в сравнении с переполненными спецэффектами блокбастерами), да и актерам нравятся роли в этих картинах. С момента выхода фильма «Неспящие в Сиэтле» в 1993 году, каждый год находится хоть один ромком, сборы которого преодолевают отметку в 100 миллионов долларов.

Для сценариста же интереснее всего то, что жанр романтической комедии позво ляет глубоко исследовать психологию конфликтов и личностного роста.

Конечно, драмы, исторические фильмы, биографии и драматические истории любви тоже могут говорить на серьезные темы, но таким фильмам тяжело досту чаться до массовой аудитории, которая охотно идет на романтические комедии.

Кроме того, если в боевиках раскрываются темы внешней силы и смелости, то ге рои романтических комедий, чтобы встретиться со своими скрытыми страхами и слабостями, должны развить внутреннюю силу и смелость.

Если в боевиках раскрываются темы внешней силы и смелости, то герои роман тических комедий, чтобы встретиться со своими скрытыми страхами и слабостя ми, должны развить внутреннюю силу и смелость.

Давайте обратим внимание на классические романтические комедии и посмотрим, как эти сценарии, каждый по-своему, вызывают положительные эмоции у зрителя.

Обязательные элементы ромкома Прежде всего, перечислим признаки, которые отличают ромкомы от остальных фильмов:

1. Герой борется за любовь или секс. Как и во всех успешных фильмах, самый важный персонаж – герой, с которым зритель должен идентифицироваться и у ко торого должна быть понятная, видимая цель. В таких фильмах, как «Комната страха», «Человек-паук» и «Спасение рядового Райана» цели героев соответст венно спастись, остановить злодея или спасти Райана. В ромкомах главная цель обычно одна – герой должен изо всех сил пытаться завоевать любовь другого пер сонажа: лучшего друга в фильме «Свадьба лучшего друга», официантки в фильме «Лучше не бывает», девушки, в которую был влюблен со школы в фильме «Все без ума от Мэри».

Время от времени («Уж кто бы говорил», «Во власти Луны») герой скорее «жерт ва», чем «охотник». Но даже тогда, герои обычно влюбляются, и в какой-то мо мент влечение становится взаимным.

2. Кроме того, у героя должна быть еще одна понятная зрителю цель. В «Дне сур ка» персонаж Билла Мюррея хочет остановить бесконечное повторение одного дня и в тоже время пытается добиться любви Энди МакДауэлл. А в фильме «Клетка для пташек» герой Робина Уильямса должен убедить будущих свояков, что он не гей ив тоже время вернуть себе любимого.

Когда герой одновременно пытается достичь двух целей, история становится ори гинальнее, ритм ускоряется.

Когда герой одновременно пытается достичь двух целей, история становится ори гинальнее, ритм ускоряется. И в тот момент, когда эти цели начинают противоре чить друг другу, усиливается конфликт, а, следовательно, и переживания зрителей.

3. Персонажи ромкомов не понимают, что ситуация, в которой они оказались – смешная. Они отчаянно стремятся достичь своих целей, их пугают конфликты, в которые они попадают. Смеющиеся персонажи – это не смешно.

Герои ромкомов мотивированы чувством утраты и сильнейшей эмоциональной болью. Сюжеты большинства успешных фильмов этого жанра обыгрывают темы безработицы, болезней, проституции, истязаний, уродства, унижений, насмеха тельства, потери детей, самоубийства и смерти.

Юмор же возникает из того, как герои реагируют на ситуацию. Они разрабатыва ют грандиозные планы, переодеваются в женщин, притворяются совершенно дру гими людьми, одновременно встречаются с двумя любовниками, безбожно врут, пересекают страны, чтобы встретиться с человеком, которого слышали только по радио, делают все возможное, чтобы сорвать свадьбу лучшего друга.

4. Ромкомы должны быть сексуальными. Не обязательно показывать переплетен ные тела на шелковых простынях или оглушать зрителей бурными оргазмами (да же лучше всего этого избегать – в ромкомах почти никогда не бывает обнажен ных сцен или непосредственно секса). Но ваши герои должны как-то проявлять свое влечение. Если они вместе отправляются в постель, как в фильмах «Когда Гарри встретил Салли», «Американский президент» или «Большой», мы должны увидеть, как они пришли к этому решению.

5. У ромкома должен быть хэппи-энд. В тех редких случаях, когда главный герой не добивается девушки, зритель все равно должен понять, что такой исход – наи лучший и наиболее подходящий для истории.

В ромкомах почти никогда не бывает обнаженных сцен, но ваши герои должны как-то проявлять свое влечение.

6. Почти всегда в ромкомах присутствует обман. Герой может притворяться кем то («Миссис Даутфайр», «Мисс конгениальность», «Поездка в Америку», «Тут си», «Клетка для пташек», «Дэйв»), врать любимой про свое альтер-эго («Чокну тый профессор», «Большой»), свою работу («Майкл», «Секрет моего успеха»), своих чувствах («Шрек», «Джерри Магуайер», «Лучше не бывает») или своих на мерениях («День сурка», «Роксана»). Он может врать другим, чтобы добиться своей возлюбленной («Старые ворчуны», «Неспящие в Сиэтле», «Во власти Лу ны», «Домохозяйка»).

Эта ложь не только повышает градус конфликта и дает почву для хороших шуток, но также обращает внимание самих персонажей на их внутренние конфликты и на то, как они врут себе. Только признав свои ошибки, они могут вырасти и изме ниться.

Этот романтический объект желания Чтобы завоевать симпатию зрителей, объект любви главного героя должен обла дать рядом качеств:

1. Зрители должны влюбиться вместе с главным героем. Мы должны понимать, почему он влюбился, а иначе потеряем всякий интерес к продолжению фильма.

2. Зритель должен болеть за героя и вместе с ним желать ответной любви. Убеди те зрителя в том, что персонажам судьбой уготовано быть вместе. Если зрителю не хочется, чтобы главные герои «жили долго и счастливо», значит, вы не справи лись со своей работой.

Иногда зритель начинает хотеть этого гораздо раньше, чем сам герой. В тех фильмах, где герой разрывается между двумя влюбленностями («Домохозяйка», «Пока ты спал») или уже влюблен в кого-то другого («Певец на свадьбе», «Во власти Луны»), герой может отказываться принять то, что зрителям понятно с кадров появления его суженой на экране.

3. Между возлюбленными должно лежать непреодолимое препятствие. Без неве роятных барьеров, которые герой и его любовь должны преодолеть, история не привлечет внимание. Миллиардер и проститутка в «Красотке» или журналист и чужая невеста из фильма «Сбежавшая невеста» – кажется у них все безнадежно.

Если зрителю не хочется, чтобы главные герои «жили долго и счастливо», значит, вы не справились со своей работой.

Часто пропасть, разделяющая влюбленных, появляется в результате стремления героя достичь своей второй цели. Дэйв из одноименного фильма влюбляется в женщину, которая считает его своим ненавистным мужем, а Тесс из «Деловой женщины» влюбляется в мужчину, который думает, что она брокер, а не секре тарь.

4. Объект любви героя должен быть связан с его второй целью. В фильме «Тутси» Майкл Дорси хочет стать звездой мыльной оперы и влюбляется в одну из актрис, которые в ней снимаются. Героиня Кристи Алли из фильма «Уж кто бы говорил» хочет самостоятельно вырастить сына, но влюбляется в парня, согласившегося с ним сидеть. Репортер из фильма «Майкл» хочет доставить ангела в Чикаго, но влюбляется в журналистку-соперницу. Герой не может стремиться к своей цели и случайно влюбиться в соседку, потому что...

5. Любовь должна ставить герою препятствия на пути к достижению целей. Без конфликта между героем и его возлюбленной вам не хватит эмоций, чтобы вся история была интересной. В «Миссис Даутфаер» героиня Салли Филд становится препятствием и для желания героя проводить время со своими детьми, и для его желания вернуть ее. Героиня «Красотки» иногда помогает своему любимому за ключить сделку, а иногда, наоборот – мешает. Иногда она отвечает взаимностью на его проявления симпатии, а иногда отвергает их.

Прочие важные персонажи Я уделяю особое внимание персонажам, которых называю «враг» и «отражение».

Враг мешает главному герою получить желаемое (Кэмерон Диаз в «Свадьбе луч шего друга», Мэтт Диллон в фильме «Все без ума от Мэри» или Фрэнк Лангелла в «Дэйве»). А отражение – это лучший друг или соратник – самый близкий человек (Хэнк Азария в «Клетке для пташек» или Бруно Кирби и Кэрри Фишер в фильме «Когда Гарри встретил Салли»).

В ромкомах эти персонажи помогают (или мешают) герою добиться его целей.

Например, в фильме «Американский президент» политический соперник пытает ся помешать Эндрю Шепарду лоббирование нового закона. Но для этого он реша ет подорвать его отношения с девушкой. А в фильмах «Секрет моего успеха» и «Деловая женщина» враги не только мешают продвижению главных героев по службе, но и пытаются отбить у них любимых.

Часто пропасть, разделяющая влюбленных, появляется в результате стремления героя достичь своей второй цели.

Такая же ситуация и в фильмах «Джерри Магуайер», «Майкл» и «Тутси». Персо нажи- отражения и враги задействованы в сценарии не просто для усиления кон фликта, и хороших шуток. Они играют важную роль в изменении и внутреннем росте главного героя.

Структура Ромкома Ромкомы имеют такую же структуру, как большинство успешных голливудских фильмов других жанров. Но есть и отличия:

1. Герой должен появиться на экране раньше, чем его соперник. Редакторы и зри тели инстинктивно идентифицируют себя с первым появившимся персонажем.

Если бы в «Миссис Даутфаер» Пирс Броснан появился раньше, чем Робин Уилья ме или в «Свадьбе лучшего друга» Камерон Диаз – раньше Джулии Роберте, то мы бы восприняли эти фильмы совсем по-другому. Нам тяжелее было бы ассо циироваться с главными героями.

2. Покажите первую встречу влюбленных. И в реальности, и в кино самый захва тывающий этап отношений начинается с первой встречи и внезапного, сбивающе го все на своем пути влечения. Не лишайте зрителей возможности влюбиться вме сте с героями.

В то же время, у зрителя складывается более реальная картина этих отношений, в них становится легче поверить, потому что зритель знает, как герои встретились и что притягивает их друг к другу.

3. Представьте будущую любовь главного героя не позднее начала второго акта. В правильно структурированном фильме цель у героя должна появиться ровно по истечении 25 % фильма. А поскольку у героя ромкома должно быть сразу две це ли, объект желания точно должен появиться на экране к этому моменту.

4. Не позднее середины фильма герой должен понять, что встретил «любовь всей своей жизни». Середина любого пути – это точка, из которой обратной дороги нет – в этот момент путник уже ближе к пункту назначения. Герой должен сделать что-то в середине фильма, чтобы зритель понял: возврата нет, он никогда уже не сможет жить прежней жизнью.

Персонажи- отражения и враги задействованы в сценарии не просто для усиления конфликта, и хороших шуток. Они играют важную роль в изменении и внутрен нем росте главного героя.

Часто это момент первого секса. Например, в фильмах «Американский прези дент», «Джерри Магуайер», «Большой» и «Деловая женщина». Но иногда этот пункт не так очевиден: в «Сабрине», например, это сцена первого свидания, в «Шреке» – момент, когда открывается настоящее лицо принцессы Фионы, а в «Свадьбе лучшего друга» – отправка компрометирующего письма.

5. Пусть зритель знает больше, чем герои. Это знание создает у зрителя ожидание:

всем интересно, что же произойдет, когда тайна раскроется Обратите внимание, сколько романтических комедий, в которых герои притворяются другими людь ми. Благодаря тому, что зрители знают об этом, мы можем вызвать у них чувство опасности, предвосхищения, любопытства, удивления, рассмешить их. Зритель захвачен тем, что происходит, а потом случается неизбежное...

6. Отношения заканчиваются, когда проходит75 % фильма. В конце второго акта типичного голливудского фильма герой терпит грандиозное поражение. В роман тических комедиях в этот момент рушатся отношения. Обычно это происходит как раз из-за раскрытия обмана.

Вспомните сцену встречи в фильме «Деловая женщина», в которой все узнают, что Тэсс – секретарша, или сцену, в которой героиня «Американского президен та» узнает, что ее использовали, или сцену из «Свадьбы лучшего друга», в кото рой Джули признается, что хотела сорвать торжество.

Это поражение не всегда происходит из-за раскрытия обмана, но всегда связано с главной проблемой, слабостью героя, с его основным недостатком. Богатый герой Ричарда Гира снова начинает относиться к Вивьен, как к проститутке, а героиня Энни Рид решает, что не может оставить свою спокойную жизнь и объявляет, что «Неспящие в Сиэтле» – теперь в прошлом.

После этого разрушительного события все, что остается героям – это собрать все силы и смелость, чтобы попытаться вновь добиться своей возлюбленной в куль минации фильма.

Арка героя Вашему герою в какой-то момент придется признаться в обмане, в слабостях и тем самым столкнуться с самыми сильными из своих страхов. Идя на близость, мы всегда раскрываемся, рискуем, становимся уязвимыми. Благодаря этому мы растем.

Чтобы лучше понять арку героя, задайте себе вопрос: «Чего он боится?» Может быть, он боится показать свои эмоции? Потерять уверенность в завтрашнем дне?

Испортить репутацию? Задеть другого? Боится неудачи, того, что он недостаточ но красив или компетентен?

В правильно структурированном фильме цель у героя должна появиться ровно по истечении 25 % фильма.

Когда поймете страх вашего героя, задайте себе второй вопрос: «Что он делает, чтобы никогда не испытать этот страх?» Страх и защитный механизм создают внутренний конфликт. Герой вырастет, когда распознает его в себе и научится с ним справляться.

«Американский президент» должен понять, что он так одержим победой, что «де рется, только когда знает, что победит». А герой Харрисона Форда в «Сабрине» – что ради сохранения своей компании и власти он пожертвовал своей личной жиз нью. Он может рисковать миллиардами на сделке по слиянию, но не рискнет от крыть сердце девушке, которую любит.

Этим отчасти можно объяснить и частое появление обмана в сюжетах ромкомов:

все герои романтических комедий обманывают сами себя. Они прячутся за свои ми масками, своими ложными личностями, чтобы не показывать свои недостатки и слабости. Чарли из фильма «Роксана» скрывает не только свой нос, но еще и свою неуверенность.

Другие персонажи помогают реализации этого изменения: например, враг часто олицетворяет внутренний конфликт героя, о чем ему часто сообщает персонаж отражение. Посмотрите, как Тесс из «Деловой женщины» ставит имидж важнее сути, в точности как ее враг – Кэтрин. Или обратите внимание на то, что говорят отражения: Куба Гудинг в «Джерри Магуайере», Руперт Эверетт в «Свадьбе луч шего друга» или Джон Траволта в «Майкле». Все они предупреждают героев и обращают их внимание на то, как они относятся к своим любимым.

В фильмах, как в жизни, близкие отношения становятся источником и радости и ужаса, потому что мы раскрываемся тем, кого любим. Когда нас принимают как есть – это великолепно. Но когда мы разрешаем кому-то видеть нас без ограниче ний, все темные части нашей личности – наши слабости, страсти, страхи и недос татки – тоже выходят на поверхность. Нас ужасает, что кто-то может заглянуть за нашу тщательно сконструированную маску и увидит, какие мы на самом деле.

Сознательно или нет, ложь в романтических комедиях всегда призвана защитить имидж главного героя. Герой считает, что лучше соврать, чем показать свое ис тинное, недостойное (по мнению героя) лицо.

В конце второго акта типичного голливудского фильма герой терпит грандиозное поражение. В романтических комедиях в этот момент рушатся отношения.

Но, конечно, обман никогда не проходит, потому что настоящее удовлетворение, чувство собственного достоинства и любовь приходят к герою только когда он начинает бороться за то, кем является. Любимая, и вправду, уготована ему судь бой – она награда за то, что герой нашел смелость вырасти и измениться.

В ромкомах часто затрагивается тема вечной борьбы комфорта и желания, страха и страсти. Мы все боимся близости, боли, потери, поэтому, так или иначе, мы скрываем свои эмоции. Но прелесть романтических комедий в том, что на протя жении двух часов в зале зрители могут идентифицировать себя с героем, ведущим ту же борьбу. В кинотеатре мы всегда вырастем, всегда победим.

СЕКС СО СМЫСЛОМ Mystery Man, колумнист журнала «Script» Бывают ли случаи, когда без секса в сценарии не обойтись? Постоянный автор журнала для сценаристов «Script», пишущий под псевдонимом Mystery Man, объ ясняет, как сцена секса может обрести более глубокий смысл и стать важнейшим драматическим элементом вашего сценария.

Без лишних прелюдий перейдем прямо к сексу, окей?

Для начала обратимся к прошлому. В Голливуде, начиная с 1920-х до середины 60-х, соответствие фильма кодексу Хейса, стоявшему на страже общественной морали, было важнее, чем все режиссерские находки вместе взятые. Если картина не получала одобрения цензоров, дела были плохи - вам могли отказать в прокате.

Некоторые пытались распространять фильмы без одобрения, например Отто Пре мингер (Otto Preminger) с компанией «United Artists» попробовали выпустить фильм «Синяя луна» (The Moon is Blue). Цензоры не пропускали картину, по скольку в сценарии использовались слова «соблазнить», «беременность», «девст венница». Фильм Отто запретили к показу в Канзасе. Тогда кинематографисты опротестовали это решение, и только после того, как дело дошло до Верховного суда, запрет был снят.

В годы Первой мировой войны Америка была обеспокоена распространением ве нерических болезней. Тогда режиссеры, вроде Ивана Абрамсона (Ivan Abramson) начали снимать такие фильмы, как «Просвети дочь свою» (Enlighten Thy Daughter), выпущенный в 1917 году и рассказывавший «про это». Верите или нет, но этот фильм породил новое течение, которое в 30-х - 60-х годах стало называть ся «сексплотейшн». Эти фильмы показывали в дешевых кинотеатрах, которые на зывались «грайндхаус». И все равно прокатчикам приходилось придумывать от говорки на тот случай, если их попытаются засудить. Что же они говорили? Что показывали «образовательные фильмы» или «поучительные истории».

У них были «желтые» названия, такие как «Грехи любви» (Sins of Love), «Путь к краху» (Road to Ruin), «Связанные рабы» (Slaves in Bondage), «Бешеная моло дость» (Mad Youth), «Секреты модели» (Secrets of a Model) и «Признания пороч ного барона» (Confessions of a Vice Baron). Афиши зазывали людей в кинотеатры такими лозунгами: «Открой глаза! Защити дочерей!», «Девушки, обреченные на постыдную жизнь!», «Драма-шоко подростках-рабах!» В этих историях, конечно, всегда наказывались все, кто... скажем так, безобразничал. Тем самым достигался необходимый баланс нравственности. Фильм мог рассказывать о копе, расследо вавшем дело о сомнительной вечеринке, которая в какой-то момент пошла не по плану. Или о заключенном, рассказывающем с сожалением о своих проступках. К 60-м в фильмах стал появляться закадровый текст, проклинающий то, что показы валось на экране. Иногда этот голос читал длинные цитаты из классики, иногда вместо голоса играла музыка Баха - делалось все, чтобы цензоры не могли зая вить, что фильм не несет никакой пользы.

Фильм Сидни Люмета «Ростовщик» (The Pawnbroker) внес свою лепту в отмену кодекса Хейса. Картина, пройдя через немыслимые препятствия, получила одоб рение и была выпущена на экраны, несмотря на то, что содержала наготу: те крат кие фрагменты, в которых показывали женскую грудь, были действительно жиз ненно необходимы в этом сценарии. В одной сцене к Солу Назерману, ростовщи ку, пережившему холокост, приходит проститутка. Она говорит: «Я классная, ростовщик. Очень классная. Я такое делаю, о чем ты не мечтал даже. Подкинь еще двадцать баксов, и ты меня на всю жизнь запомнишь». Она снимает блузку.

«Мне деньги нужны. Смотри... Смотри... Смотри...» Вид ее груди вызывает у На зермана воспоминания о трагической смерти его жены в руках нацистов насильников. Следуют флэшбэки, выполненные в стиле французской «новой вол ны»: его жена, обнаженная, сидит в камере, куда периодически заглядывают муж чины, а потом заходит охранник. Назерман закрывает лицо руками. Очередной флэшбэк - немецкий солдат спрашивает его в концентрационном лагере: «Willst du was sehen?» (Ты хочешь посмотреть?), а потом жестоко заставляет наблюдать, что они вытворяют. Это воспоминание возвращается, когда проститутка говорит ему: «Смотри...» Для Назермана секс ассоциируется с той травмой. Он приходит в себя, прикрывает ее наготу плащом и дает ей 20 долларов.

Конечно, не каждая сцена секса (или в данном случае почти секса) должна быть трагичной, чтобы играть важную роль в сценарии, но я верю, что этот пример по может нам понять, как можно сделать откровенные сцены лучше. Главный ее урок: качество сцены секса напрямую зависит от проработанности персонажей, которые в ней участвуют.

Как написал Бернард Шоу, «Писатель-порнограф использует наши сексуальные инстинкты, как проститутка. Достойный роман исследует секс и показывает скры тую в нем поэзию, трагедию или комедию». Как точно! И как же этого достичь?

Через персонажей. Когда я читаю сцену секса в сценарии, меня обычно не трогает описание самого акта. Меня интересует, как в этой сцене раскрываются характе ры, что автор показывает, кроме стандартной эйфории? Этим и отличается экс плуатация инстинктов от воспевания поэзии, трагедии и комедии секса.

Давайте попытаемся понять, в каких случаях секс может быть важен для вашего сценария.

Раскрывает суть персонажа Во-первых, секс может раскрывать истинную сущность персонажа. В «Китайском квартале» (Chinatown) многих персонажей характеризуют их сексуальные при вычки. В первых же кадрах фильма Джейк показывает своему клиенту фотогра фии его жены, уличенной в измене. Потом он ведет расследование возможной из мены Холлеса Молрея, а заканчивается фильм ужасным откровением. Ну, вы помните историю. Если нет, то что же вы за сценарист? (Хе-хе-хе-хе...) Постель ную сцену предваряет сцена в ванной комнате. Джейк снимает с лица повязку и шрам на его лице шокирует Эвелин так же, как позже Джейка шокируют шрамы на ее сердце.

Потом он доверяется ей и позволяет обработать рану перекисью. Интересно, что оба персонажа избегают разговоров о прошлом (Эвелин - об отце, Джейк - о Ки тайском квартале), при этом обоим этот груз давит на душу. В следующем кадре мы видим Джейка и Эвелин в постели;

очевидно, что они только что занимались любовью. Звонит телефон. Она берет трубку, говорит Джейку, что ей нужно уе хать. Он мимоходом замечает, что недавно виделся с ее отцом, что вызывает лег кую, но важную реакцию. Эвелин потрясена, прикрывает грудь руками и быстро идет в ванную. Некоторые шрамы становятся видны, только когда вместе с телом открывается и душа.

Отражает арку героя Секс также может служить внешним выражением арки героя. Отношение героя к сексу может быть одним в начале фильма и совершенно другим - в конце. Мас турбация используется в качестве символа роста Лестера Бернэма из «Красоты по-американски» (American Beauty). В самом начале фильма закадровый голос Лестера сообщает нам, что он умрет через год, но на самом деле Лестер уже жи вой мертвец. Нам предлагают пожалеть героя, для которого самым ярким момен том дня стала мастурбация в душе. Позже, когда жена ловит его, онанирующим в постели, она выходит из себя. Лестер говорит ей: «Я изменился. Новый «я» кон чает, когда хочет». В начале фильма мастурбация показывала, насколько плохи его дела, а позже - служила для изображения нового, сильного, уверенного в себе и независимого Лестера Бернэма.

Служит контрапунктом Иногда в сцене секса герой проявляется в неожиданном ракурсе. На публике он может говорить одно, а потом действовать совершенно по-другому, тогда сцена станет выражением его лицемерия. С другой стороны, персонаж может действи тельно меняться: быть скромным при всех и тигром в спальне. Обожаю сцену ме жду Фэй Данауэй и Уильямом Холденом в фильме сценариста Пэдди Чаеффски «Телесеть» (Network). В офисе эта женщина кажется такой страстной и сексуаль ной, что герой и представить боится, что она вытворяет в постели. Однако, ока завшись с ней наедине, он видит, как она отстранена от своего эмоционального, сексуального начала: без остановки говорит о рейтингах, каналах и программах и прерывается только на мгновение - для оргазма.

Выражение конфликта И вот, мы дошли до одного из наиболее очевидных смыслов сцены секса: секс может быть барометром здоровых отношений в семье. Великий Питер Устинов однажды сказал: «Секс - это разговор без слов. Если вы хорошо ладите в обычной жизни, то половина ваших проблем в постели решена». Точно. Когда в спальне возникают проблемы и секс становится бесстрастным, механистическим, мы по нимаем: что-то не ладно.

В «Энни Холл» (Annie Hall) у героев было полно проблем в спальне (обычно из-за разных глупых совпадений). И они смеялись над тем, как сильно современные от ношения зависят от секса. В этом фильме со смертью секса умирают и отноше ния. Помните сцену, где Энни и Элви сидят каждый у своего терапевта и совер шенно по-разному отвечают на вопрос «Как часто вы занимаетесь сексом?» Элви:

«Почти не занимаемся. Может быть, раза три в неделю». Энни: «Постоянно! Око ло трех раз в неделю». Хе-хе... Они, похоже, обречены на вечные безуспешные поиски настоящей любви. Что подчеркивалось и нелинейной структурой фильма, которую выбрал Вуди Аллен.

Фильм «Шампунь» (Shampoo) сделал смелое заявление, что люди, скрывающие свои желания «гульнуть», - лицемеры (нет, фильм не восславлял промискуитет!).

Роберт Таун (Robert Towne) использовал повторяющийся мотив прерванного акта, который символизировал неудовлетворенные желания. Разные неприятности та кого толка постоянно случались с похотливым парнем по имени Джордж в испол нении Уоррена Битти (Warren Beatty). Его ласки с Фелицией прерываются теле фонным звонком от другой женщины - Джеки. Его ласки с Джеки прерывает не кий Лестер, у которого Джордж хотел занять денег и который был женат на Фе лиции, а Джеки была его любовницей. Уже запутались? Джордж настолько по глощен собой, что когда его жена Джилл пытается завязать разговор, пообщаться с ним по душам, Джордж либо не замечает ее, либо не дает закончить.

Не могу обойти стороной фильм «9 песен» (9 Songs), который написал и поставил Майкл Уинтерботтом (Michael Winterbottom). Это единственный фильм, который находится в обоих списках канала «Independent Film»: «50 лучших» и «50 худших сцен секса» в истории кино. Фильм не шедевр, но интересные идеи в нем есть.

Лучше всего их подытожил известный критик Роджер Эберт: «Уинтерботтом по казывает, что происходите сексом, если партнеры не интересны друг другу. Да, герои пытаются возбудиться с помощью повязок на глаза и веревок, но чем боль ше они увлекаются играми, тем меньше увлекаются друг другом. Первые свида ния героев своей утонченностью и простотой напоминают изысканные манипуля ции магов с монетками;

к концу фильма у них слоны исчезают, но они знают, что это всего лишь обман».

Суть сцены секса может быть в манипуляции: персонажи могут использовать секс для достижения своей цели. В фильмах о Джеймсе Бонде секс часто используется, чтобы выудить из вражеских шпионок нужную информацию. В фильмах жанра «нуар» femme fatale постоянно, используя секс, вынуждают мужчин делать не очень хорошие вещи. Убивать, например. («Нуар» - вообще, единственный жанр, для которого характерным является слабый, пассивный протагонист мужчина.) Действие фильма «Жар тела» (Body Heat) происходит в штате Флорида в плавя щемся от жары городке, где все похоже на мираж. Наш герой вырос и обнаружил, что быть взрослым не так здорово, как он думал. И вот он попадает в сети герои ни Кэтлин Тернер - Мэтти, которая удовлетворяет все его фантазии и поднимает самооценку. Может быть, он сделает для нее одну мелочь?..

Напряженная пауза В других эротических триллерах, таких как «Море любви» (Sea of Love) или «Ос новной инстинкт» (Basic Instinct), сцена секса становится моментом напряженного ожидания: Заколет она его ножом для льда или нет?.. Такие сцены могут быть важными поворотными пунктами сюжета.

В статье про секс в кино я не могу обойти вниманием фильм «Последнее танго в Париже». Откровенно говоря, когда я в первый раз посмотрел этот фильм, он мне совсем не понравился. Я посчитал, что он скучный, неэротичный, невыдержан ный, а больше всего меня оскорбил сексизм Пола по отношению к Жанне. Он же ее два раза практически изнасиловал. Конечно, суть фильма не в том, чтобы про сто показать секс. Для главных героев он был способом победить одиночество, которое сопутствовало их семейной жизни.

Джулиан Эбб утверждает, что «секс, исключительно как проявление силы, без нежности или любопытства, приносит только хаос и отчаяние». Возможно. Я же хочу сказать, что в качественном сценарии секс сам по себе не может быть глав ным содержанием сцены. Акцент всегда должен быть на персонажах.

Хичкок и секс Сценарист Дэвид Фримен написал замечательную книгу - «Последние дни Хич кока». Дэвид принимал участие в съемках последнего незаконченного фильма ве ликого режиссера - «Короткая ночь» (The Short Night) по одноименной книге Ро нальда Киркбрайда. Главный герой - американский спецагент, который пытается поймать британского двойного агента, сбежавшего из тюрьмы. Пока американец дожидается его в Финляндии, где тот должен встретиться со своей семьей, он за кручивает интрижку с женой британца. Проект с самого начала был на грани от мены из-за проблем Хичкока со здоровьем. Но фильм был ему очень дорог, не в последнюю очередь благодаря бурной страсти между главными героями. Вот, что пишет Дэвид:

«Разговоры о сценах любви взбодрили Хичкока. "Любовники сидят в разных кон цах комнаты, - уверено начал он. - Они распахивают халаты, не сводя друг с друга глаз". Он замолчал, наслаждаясь моментом, и повторил, что одежды на них нет. В тот момент он напоминал школьника с «Пентхаусом» в руках. "За окном мы ви дим залив. К берегу подплывает небольшая лодка. Влюбленные понимают, что это муж. Они, глядя друг на друга, начинают мастурбировать. Глаза крупным планом. Звук мотора все громче». Хичкок ухмыльнулся, размял ноги, его тро сточка упала на пол вместе с халатами любовников".

Замечательная сцена! Страсть и невозможность дотронуться друг до друга. А гул мотора привносит нарастающее напряжение. Чудесно! Эта сцена необычна (где вы такое еще видели?), она логично вписывается в историю и, кроме того, выжи мает все эмоции из момента.

Больше, чем ориентация Помните момент в фильме «Парни не плачут», когда Брэндона арестовывают, и Лана собирается внести за него залог? Брэндон признаётся, что он гермафродит, на что Лана говорит: «Да мне все равно, хоть бы ты и полуобезьяной был». Она вносит залог, и в следующей сцене они занимаются любовью в ее машине. Секс становится яркой кульминацией одной из сюжетных линий, он символизирует достижение героем своей цели - его наконец-то принимают таким, какой он есть.

Естественно, цель этой сцены - показать не секс, а любовь. Вообще, в некоторых фильмах этот акцент смещается: авторы, пытаясь рассказать о нетрадиционной сексуальной ориентации героев, слишком увлечены сексуальной стороной. Поче му, рассказывая о геях, нужно обязательно рассказывать об их сексуальной жиз ни? Герои-геи могут, как любые другие персонажи быть многомерными, иметь внутренние конфликты, цели, арки. Я прошу вас: не концентрируйтесь на сексе.

Подумайте лучше о том, как сделать вашего персонажа более глубоким. Возмож но, потом вы используете секс в сценарии, а может быть - нет. Не нужно стре миться обязательно вставить его в свой фильм. Пусть откровенная сцена появится в фильме, только если она действительно необходима. Потому что, повторюсь еще раз: смысл сцены секса не в сексе, а в том, чтобы рассказать что-то новое о ваших персонажах.

Формальные требования К сценам секса относятся все правила, применимые к обычным сценам:

• Рассказывайте историю действиями • Пишите компактно и ярко • Используйте активные глаголы • Параграфы с описаниями и действиями не должны длиться больше четырех строк • Акцент на персонажах • Прописывайте только необходимые действия Джо Эстерхаз в сценарии «Основного инстинкта» постоянно использовал много точия: «Она садится чуть ближе к его груди... тянется к изголовью... в ее руках появляется белый шелковый платок... ее бедра перед его лицом, покачиваются...

слегка покачиваются... он тянется, чтобы поцеловать ее».

Это допустимая техника, если ее использовать в разумных пределах. Можно так же использовать нарезку, монтаж из разных эпизодов. В качестве примеров обра тите внимание на фильмы «Жюль и Джим» (Jules et Jim) и «Выпускник» (The Graduate).

Очень хорошо этот прием использован в фильме «Лиля навсегда» (Lilja 4-ever).

Сцена настолько сильная, что довела меня до слез. Героиня, русская девочка Ли ля, растет без родителей в нищете. Чтобы выжить, ей приходится стать прости туткой. В конце фильма есть такой фрагмент: глазами Лили мы видим череду от вратительных стареющих мужчин, с которыми она занималась сексом. Мне стало так грустно от того, через что ей пришлось пройти, что захотелось сесть на само лет и полететь на помощь к маленькой девочке. Очень сильная трагедия.

Что осталось за бортом Еще так многое мы не затронули: соблазнение, домогательство;

мы не говорили о проблемах со здоровьем, сексуальной зависимости, насилии, неверности, инцесте.

Мы не поговорили о символизме, сексе в преклонном возрасте, тинэйджерских сексуальных комедиях (по-моему они появляются раз в поколение). Ничего не сказали об оргиях.

А много ли асексуальных персонажей вы можете вспомнить в современном кине матографе? Вилли Вонка в исполнении Джонни Деппа? Эркюль Пуаро? Можете ли вы вспомнить фильм, в котором асексуальность героя становилась причиной конфликта? Я нет.

Постскриптум Голландский журналист Дилан ванн Рийсберген написал в одной из статей: «При шло время для нового движения, изобретения новой сексуальности и порнографии.

Пришло время для нового Яна Волкерса, который сможет писать мощные произве дения, пропитанные аутентичной сексуальностью. Пришло время всем, кто работа ет в СМИ, искусстве и литературе вдохнуть новую жизнь в уставшие образы ком мерческого порно. Пришло время медленных сексуальных движений, развиваю щих понятие сексуальности за пределы короткого момента мужского оргазма.

Пришло время вновь сделать сексуальность такой, какой она была всегда: усколь зающей, возбуждающей, сильной, игривой, настоящей, динамичной, неявной».

Я все. Вам понравилось?

МЕНЯ ВОЗБУЖДАЕТ РЕАЛЬНОСТЬ Марк Миллер, автор комиксов-бестселлеров «Особо опасен» (Wanted) и «Пипец» (Kick-Ass) Люди обожают супергероев – все блокбастеры последнего времени сняты по ко миксам. Но сейчас, прямо на наших глазах, в этом жанре совершается революция.

Создатель нового типа супергероев Марк Миллар рассказывает Cinemotion_lab, почему миру больше не нужен Супермен, и объясняет причину ажиотажа вокруг своего фильма.

CINEMOTION_LAB: Почему люди любят фильмы о супергероях?

МАРК МИЛЛАР: Прежде всего, это возможность убежать от реальности. Не слу чайно Супермен появился во время Великой депрессии, а Человек-Паук и многие другие - во время «холодной войны». Возможно, когда-нибудь мода на суперге роев пройдет: все горячее рано или поздно остывает - но пока интерес к этой теме только растет. Режиссерам и актерам мирового уровня до сих пор интересно ра ботать над фильмами про героев, обладающих сверх способностями, и почти все эти проекты коммерчески успешны.

CL: «Пипец» предлагает более реалистичную трактовку образа супергероя. Чем вас привлекает такой подход?

ММ: В 60-е годы Стэн Ли, автор классических комиксов «Марвел», разработал целый мир, населенный персонажами, в корне отличными от популярных героев 30-х - 40-х годов. Питер Паркер (Человек-паук) и Мэтт Мердок (Сорвиголова) были несовершенными героями. Они разительным образом отличались от Бэтме на, Супермена и других богоподобных персонажей. У этих новых героев было второе измерение – в их жизни появились понятные простому смертному пробле мы и страхи.

Мне нравится читать комиксы про то, чего я раньше нигде не видел.

А сейчас мы обнаруживаем, что люди хотят новых героев. Каждое новое поколе ние требует все более реалистичных персонажей. Дэйв Лизевский, герой фильма «Пипец», вобрал в себя некоторые качества Питера Паркера и Супермена - Клар ка Кента. Кларк только притворялся ботаником, Питер им был, но потом обрел супервозможности, а мой Дэйв - просто ботаник. Он таким и остался. Чем дальше, тем больше герои комиксов похожи на своих создателей. Только незадолго до премьеры, когда началась череда пресс-конференций, я понял, что нашел свою «нишу» - реалистичные комиксы про супергероев.

CL: Расскажите, как у вас появилась идея этого комикса?

ММ: Когда мне было 14, мы с другом сходили с ума от супергероев. Нам каза лось, что было бы здорово не просто придумывать комиксы, но и действовать, как любимые персонажи. Около полугода мы ежедневно ходили в спортзал, на трени ровки по карате и таэквондо. Мы даже костюмы придумали, но до конкретных ге ройских поступков дело так и не дошло. «Пипец» как раз о том, что бы случилось, если бы мы все-таки вышли на улицы бороться с преступностью. Дэйв Лизевский - это смесь меня и Человека-паука.

Мне кажется, что я уловил дух времени. В наши дни стоит кому-то одному со вершить смелый или глупый поступок, как сразу же в интернете о нем будут знать все. Как только кто-то прославится, будьте уверены - у него тут же появится 50 последователей, пытающихся попасть в новости.

Недавно в Нью-Йорке действительно объявился человек, который самостоятельно выступил против вандалов и грабителей. Никому раньше не приходила в голову такая мысль, никто не делал ничего подобного.

Меня вообще возбуждает реальность. Все комиксы, которые я написал за послед ние несколько лет, развиваются в реальном мире. Думаю, именно поэтому мои идеи находят отклик у зрителя. На мой взгляд, многие прониклись идеей реали стичных супергероев.

CL: Вам не кажется, что в сравнении с другими фильмами, основанными на ко миксах, поступки ваших персонажей чересчур жестоки?

ММ: Мы пытались подчеркнуть не жестокость, а реалистичность персонажей. Я хотел, чтобы насилие выглядело правдоподобно, иначе бы это шло вразрез с ос новной идеей. Что произойдет, если на самом деле попытаться быть супергероем?

А произойдет следующее - вы попадете в больницу. Я бы не стал исключать эту возможность.

CL: Один из персонажей комикса и фильма - 11-летняя девочка, профессиональ ный киллер по имени Убивашка. Это не перебор?

ММ: Мне нравится читать комиксы про то, чего я раньше нигде не видел. Вот, например, когда я был маленьким, то обожал комикс «Marshall Law». Отлично помню, как открыл четвертый выпуск и увидел такой разворот: сидит человек в костюме супермена и колет себе что-то в вену. Я запомнил этот образ на всю жизнь.

Нам казалось, что было бы здорово не просто придумывать комиксы, но и дейст вовать, как любимые персонажи.

Так же и 11-летняя девочка, которая может расправиться с целым отрядом воору женных итальянцев, привлечет ваше внимание. А вот 19-летний парень, который способен отправить в нокаут охранника - не так интересно. Как автор, я хочу сво ей работой разбудить читателей. С этой точки зрения, Убивашка - один из моих самых удачных персонажей. Все мои знакомые пересылают друг другу трейлер про нее, они никогда ничего подобного не видели. Никого из них этот образ не оскорбляет. Шокировать можно, но нужно понимать, как правильно это делать.

CL: На самом деле, Убивашка и Папаня настолько сильные персонажи, что они практически заслоняют Дэйва.

ММ: Да, это намеренно. Ия, и мой соавтор, Мэтью Вон, выросли на «Звездных войнах». Мы рассматриваем «Пипец» как своего рода сагу. Дэйв - это Люк Скай уокер - простоватый фермер, который попадает в интересный мир и встречает там невероятных персонажей: Хана Соло, Чубакку, Бена Кеноби и остальных. А по том -Да рта Вейдера на Звезде Смерти. Если бы мы и Дэйва превратили в одного из них, то зрителю было бы не с кем идентифицироваться.

За год до того как, вышел первый выпуск комикса «Пипец», я написал черновой вариант, где Папаня и Убивашка были главными героями. Когда я перечитал его, то понял, что они слишком далеки от реальности, чтобы быть главными героями.

Если бы Хан Соло был главным героем «Звездных Войн», его едкие комментарии были бы не такими смешными. А так вам нравится видеть его в кадре, вы скучае те, когда его нет. В нашем фильме такие персонажи Папаня и Убивашка.

Каждое новое поколение требует все более реалистичных персонажей.

Помню, мы показали фильм одному продюсеру и он сказал: «Давайте вырежем главного героя, оставим только Убивашку!». Но тогда ведь она не будет так эф фектно смотреться. Для этого и нужен обычный парень. Благодаря ему все ос тальные персонажи кажутся еще более невероятными.

CL: Согласны ли вы с тем, что фильм, в отличие от комикса, получился менее ци ничным?

ММ: На самом деле, фильм - достаточно точная экранизация. Наверное, просто, когда видишь то же самое на экране, ощущаешь это по-другому. Когда я писал «Пипец», то не думал, как сделать его циничнее. Я рассказал историю об обычном парне, который хочет помогать людям. Супермен и Человек-паук выживут, если в них попадет пуля, а если такое случится с моим Дэйвом Лизевски - он покойник.

Я не понимаю, почему комикс называют циничным. Я бы сказал, что это наивная, даже оптимистичная история. Это очаровательно, а не цинично.

CL: Как дальше будут развиваться ваши персонажи?

ММ: Мне самому это интересно. Еще в конце 70-х появились комиксы «Темный рыцарь», «Волшебный человек», «Хранители». Это отличные книги, но реали стичными их назвать тяжело: в них действуют все те же супергерои, просто их характеры переданы настолько правдоподобно, что мы начинаем верить в их су ществование. А «Пипец» - это совсем другое, я просто рассказываю о парне, ко торый объявил себя супергероем.

ВАШ СЦЕНАРИЙ ГЛАЗАМИ РЕДАКТОРА Майкл Хэйг, преподаватель сценарного мастерства У каждого продюсера, редактора, агента так мало времени, что ему легче сразу отказать начинающему сценаристу, чем согласиться прочитать сценарий. Но это не значит, что добиться их внимания невозможно. Майкл Хэйг считает, что нужно найти лишь правильный подход.

Я считаю, что авторы слишком много думают о том, как выйти на продюсера, и слишком мало о том, чтобы написать сценарий, который сам выведет их к нуж ным людям. На самом деле, талантливые и усердные сценаристы очень быстро попадают на вершину. Как только вы напишете работу с настоящим коммерче ским потенциалом, продать ее будет не сложно.

К сожалению, это не значит, что можно положить сценарий под подушку и ждать, пока сценарная фея не принесет вам договор на три фильма. Конечно, важно об щаться с редакторами, продюсерами и добиваться, чтобы вашу работу прочли.

Большинство сценаристов в этой ситуации попадают в одну из двух ловушек:

1. Они сдаются и прекращают писать из-за сплетен о том, как сложно пробиться, или после пары отказов.

2. Они предполагают, что в кинокомпаниях все сидят без дела и ждут, пока им кто-нибудь пришлет сценарий. Такие сценаристы рассылают свою работу по все му рынку, не задумываясь о том, кому она будет действительно интересна или как ее стоит представить.

Если ваш сценарий, правда, готов к отправке, то не забудьте сделать следующее:

взгляните на него глазами агента, продюсера, редактора.

Во-первых, поймите, как живут эти люди:

1. Они постоянно работают сверхурочно. Обычно их рабочий день длится 10- часов. Они встречаются с кем-нибудь за завтраком, в обед, проводят совещания, переговоры, заключают договора, ведут переписку по почте, ходят на вечерние кинопоказы и совершают около сотни звонков в день.

После вашего звонка в бесконечном списке задач агента, возможно, появится еще один пункт.

2. Все требуют их внимания. Со всех сторон их раздирают клиенты, начальство, коллеги, юристы агентства, юристы студий, юристы каналов и собственная семья (если у них хватает смелости на то, чтобы завести личную жизнь). Как только вы им позвонили, вы стали еще одним человеком, которому нужно уделить внима ние.

3. У них нет времени на чтение вашего сценария. Каждую пятницу они едут до мой с кипой работ, которые нужно будет обсуждать на утреннем совещании в по недельник. Если они согласятся прочитать еще и вашу, эта кипа только вырастет.

4. Просьбы клиентов агентства, начальства и срочные сделки всегда будут при оритетными по сравнению со сценарием неизвестного автора.

5. Им нужны только авторы, которые помогут заработать денег.

6. Им не нужны клиенты, с которыми будут лишние проблемы из-за их непрофес сионализма или необоснованных требований.

7. И, наконец, в Голливуде действует универсальное правило: самый простой спо соб избавиться от лишнего риска, стресса и ответственности – это просто отка зать.

Кажется, надежды мало. На самом деле – нет. Я постоянно напоминаю своим кли ентам, читателям и студентам, что, если бы заработать на жизнь сценарным мас терством было невозможно, в Гильдии сценаристов не состояло бы 10 000 актив ных участников. Просто я хочу, чтобы вы общались с заказчиками интеллигентно и профессионально, ценили их точку зрения. Для этого придерживайтесь сле дующих принципов:

1. Почитайте о компаниях, в которые вы отправляете сценарий. «Кто первый встал, того и тапки» – это неправильный подход. Не спешите. Используйте интер нет, новостные рассылки, журналы, каталоги, конференции, организации, а также своих знакомых, чтобы понять, с кем конкретно вам нужно связаться.

2. Делайте каждый контакт личным. Никому не нравятся письма, написанные под копирку, поэтому не нужно использовать стандартные безликие шаблоны. В на шем деле полно лентяев, поэтому сценаристы, которые не боятся работы, произ водят исключительно благоприятное впечатление. Представителям студии прият но слышать, что вы решили с ними связаться, потому что вам понравился один из их прошлых проектов.

3. Пишите письма хорошим языком. Вся корреспонденция должна вестись понят ным четким языком, ошибки недопустимы. Это первый пример вашего стиля, ко торый увидит редактор. Если в письме будут стилистические, грамматические ошибки, опечатки, логично предположить, что таким же будет и сценарий.

4. Не затягивайте телефонный разговор. Всегда уточните, удобно ли собеседнику говорить с вами или лучше перезвонить в другое время. Дежурный обмен любез ностями нужен, чтобы наладить контакт, но после этого немедленно переходите к делу.

5. Будьте готовы сделать питч по телефону. Когда вам задают вопрос: «О чем ваш сценарий?» – ни в коем случае не надо подробно его пересказывать. Составьте интересное описание вашей идеи на 1-2 минуты и отрепетируйте его как следует, прежде чем звонить. Не пытайтесь пересказать сюжет. Ваша цель – увлечь слуша теля, затронуть его эмоции, чтобы он попросил почитать сценарий.

6. Никогда не присылайте сценарий без предварительного согласия адресата. Вы только зря потратите время и бумагу. Посылка, скорее всего, вернется к вам даже нераспечатанной. Найдите людей, которых ваша работа действительно может за интересовать, и предварительно свяжитесь с ними.

7. Ваш сценарий должен хорошо выглядеть. Ключевое слово – конформизм. Ваш сценарий должен выглядеть, как другие профессионально написанные работы, лежащие на столе редактора или агента. Без иллюстраций, без колонтитулов, без списка актеров на главные роли, без опечаток и без ошибок.

8. Пишите проще. Продюсер или агент в субботу хочет поехать покататься на лыжах или поиграть в теннис, а не сидеть с грудой сценариев. Никто не собирается тратить на чтение сценария больше полутора часов. Поэтому не пытайтесь вместить в вашу работу словарный запас всех профессоров Оксфорда. Упростите предложения так, чтобы их смысл не надо было разгадывать.

9. Ваш сценарий должен доставлять удовольствие. По Голливуду гуляет так мно го отвратительных сценариев, что редактор по умолчанию будет считать ваш та ким же. Но если вы пишете ясно, захватываете внимание читателя с первой стра ницы и помните о коммерческой составляющей, то сценарий порекомендуют на утреннем совещании в понедельник.

10. Будьте терпеливы. Не отчаивайтесь, если на ваше письмо долго не отвечают.

Часто это значит, что его передали продюсеру, а не редактору. Можно раз в месяц позвонить и вежливо поинтересоваться, прочитан ли сценарий, просто на всякий случай, чтобы быть уверенным, что он не затерялся по пути.

Наконец, два основных правила, помогающих учесть интересы покупателя без ущемления своих:

1. Не прибедняйтесь. Не дай Бог, все вышесказанное вызовет у вас чувство вины за то, что вы отнимаете у агента его драгоценное время. Нет. Вы профессионал, дающий другому профессионалу возможность заработать на вашем сценарии.

Будьте учтивы, вежливы, но прямолинейны и уверены в своем таланте. Смелость и уверенность в себе всегда действуют эффективнее, чем самоуничижение и при беднение.

2. Отказ – это нормально. Случай все-таки играет важную роль. Если вы будете принимать отказы как личное оскорбление, вы быстро впадете в депрессию и сда дитесь. Есть много политических и коммерческих причин, по которым сценарию могут сказать «нет». Это не всегда связано с качеством работы. Будьте упорны, и рано или поздно вы найдете людей, которые оценят ваш сценарий.

Качество, объединяющее всех сценаристов, – это не ум, не талант и не связи. Это упорство. Так что прекращайте мечтать и жаловаться. Принимайтесь за работу!

ПРАВДА МЕЖДУ СТРОК Лора Кросс, редактор, консультант В жизни мы редко говорим то, что думаем и чувствуем на самом деле - потому что боимся обидеть, показаться слабыми или смешными. Также поступают пер сонажи в хороших фильмах. Приберегите откровенность для кульминационных сцен, когда все маски сброшены и чувства накалены до предела. В остальных слу чаях - прячьте мысли и чувства героев в подтексте.

Подтекст - обязательный элемент хорошего диалога. Скрытый смысл реплик, не высказанная героями напрямую правда - заставляют зрителя вникать в разговор и таким образом вовлекают в историю. Если ваши герои выбалтывают зрителю все, что думают, он останется всего лишь безучастным свидетелем происходящего.

Прежде чем писать диалог, подумайте, какой между вашими персонажами кон фликт и что они могут потерять, раскрыв свои истинные чувства и намерения. В приведенной ниже сцене из фильма «Непрощенный» (Unforgiven) обоим персо нажам: проститутке Дилайле, которую порезал клиент, и наемному убийце Ман ни, тоскующему по погибшей жене, - слишком сложно говорить в открытую:

ДИЛАЙЛА Двое ваших друзей... они пользовались в счет долга...

МАНИ В счет долга?

ДИЛАЙЛА Бесплатно.

МАННИ Бесплатно?

ДИЛАЙЛА Элис и Силки предоставляли им... услуги.

МАННИ (сконфуженно) А, ну да.

ДИЛАЙЛА (робко) Может, вы тоже хотите... бесплатно?

МАННИ (отводя взгляд) Я? Нет. Наверное, нет...

ДИЛАЙЛА (скрывая, что задета) Я не имела в виду, со мной. Элис и Силки вас обслужат, если хотите...

Вот шесть способов создавать диалоги с подтекстом:

1. Действие вместо ответной реплики. Если один персонаж говорит: «Я тебя люблю», то другой в ответ может влепить ему пощечину, начать читать газету, выйти из комнаты, смутиться...

2. Смена темы. Персонаж может избегать прямого ответа, как в этой сцене из «Основного инстинкта» (Basic Instinct):

КЭТРИН Она помогла мне понять, что такое тяга к убийству.

НИК Разве вам об этом не рассказывали в университете?

КЭТРИН А ты вот точно знаешь, что такое тяга к убийству, да, стрелок? И не в теории, а на практике.

3. Намек вместо прямого высказывания. Стройте диалог так, чтобы зритель мог задуматься, что же герой имеет в виду. В качестве примера приведу знамени тую фразу из «Крестного отца» (The Godfather): «Я сделаю ему предложение, от которого он не сможет отказаться».

4. Метафоры. Вспомните «Молчание ягнят» (The Silence of the Lambs): «Лети об ратно в школу, малышка Старлинг... лети, лети, лети». Или этотдиалог из «Кри минального чтива» (Pulp Fiction):

РИНГО Что в кейсе?

ДЖУЛС Грязное белье моего босса.

РИНГО Босс заставляет тебя стирать ему белье?

ДЖУЛС Когда нужно.

РИНГО Фиговая у тебя работенка.

ДЖУЛС Представляешь, я об этом же думал.

5. Фразы с двойным смыслом. В фильме «Влюбленный Шекспир» (Shakespeare in Love), лежа на кушетке в кабинете своего астролога, Уилл говорит: «Я потерял свой дар. Словно перо сломалось. Будто иссох сам орган моего воображения и гордая башня моего гения сокрушена».

6. Ответ вопросом на вопрос. Часто эту технику используют, когда персонаж пытается что-то скрыть, не хочет прямо говорить, что думает. Как, например, в фильме «Лучше не бывает» (As Good as It Gets):

САЙМОН Мистер Удалл... простите, вы видели Верделла?

МЕЛВИН А как он выглядит?

Теперь ваша очередь: как вы встраиваете подтекст в диалог?

КАК ПРИРУЧИТЬ ЗРИТЕЛЯ Терри РОССИО, сценарист (трилогия «Пираты Карибского моря», «Дежа вю», «Шрек», «Маска Зорро», «Легенда Зорро») В хороших картинах между историей на экране и человеком в кинотеатре уста навливается непрерывная связь. Настоящие мастера учитывают состояние зрителя в каждой сцене и полностью контролируют его эмоции. Терри Россио делится своей теорией, как добиться такого результата.

Есть у меня одна теория.... Впрочем, вы, наверняка, уже поняли, что теорий у ме ня в избытке. Так вот, одна из них гласит: в основе любого фильма лежит связь между двумя персонажами. Эти отношения важнее остальных, они лежат в сердце картины.

Неважно, что вы написали: фильм о любви, дружбе, детектив, в котором преступ ник убегает от детектива, фильм об отце и сыне – всегда есть такие отношения, развитие которых поможет определить форму вашей истории.

О них мы сегодня говорить не будем. Нет уж. Эта тема слишком сложна.

Я расскажу вам о других отношениях. О них не догадываются многие начинаю щие сценаристы. Эти отношения лежат в основе всего, что зритель испытает в ки нотеатре. Это связь между зрителями и вашим фильмом.

Мастера учитывают не только сцену, над которой работают, но еще и состояние зрителя в каждый конкретный момент. Они понимают, что зрители чувствуют, чего желают, боятся, на что надеются, о чем знают, и какие вопросы они себе за дают о каждом из персонажей в конкретный момент фильма.

Кажется, Фрэнсис Скотт Фицджеральд сказал однажды про кино: «Удивительное искусство! Несколько сцен расставлены в особом порядке, и у зрителя нет иного выбора, кроме как чувствовать себя как хочет автор и никак иначе».

На самом деле, человек в зале попадает в целую сеть взаимоотношений. В идеале, мы должны контролировать все эти отношения, чтобы считать свою работу на стоящим шедевром.

А. Отношения между зрителем и протагонистом Эта связь также важна, как и отношения между персонажами в фильме. Только управлять ею сложнее, ведь над миром по другую сторону экрана вы не властны.

Лучший вариант для большинства сценариев – влюбить зрителя в главного героя.

Пускай он почувствует близость к протагонисту, восхитится, заинтересуется им, посочувствует ему. Зритель чаще всего видит историю его глазами, так что без этих отношений история вряд ли удастся.

Несколько полезных советов:

Времени у вас немного, ведь мы, люди, склонны относиться ко всему критично.

Как только персонаж появился на экране, в ту же секунду мы составляем о нем свое мнение. Мы замечаем все, что он говорит и делает. И никакого «разогрева».

Далее, задайте себе вопрос: обязательно ли делать главным героем отрешенного, асоциального, циничного болвана?! Почему-то именно этот типаж волнует боль шинство сценаристов. Они чаще всего выбирают таких болванов на роли тех, кого мы должны полюбить, чтобы история заработала. Сценарист не утруждается объ яснить нам, почему героя стоит любить. Чаще всего гораздо больше экранного времени отводится объяснению, почему его любить не надо. Сколько можно пи сать сценарии, в которых главный герой с самого начала в плохом расположении духа и постоянно отпускает язвительные комментарии без всякого повода! Такого же эффекта можно добиться за секунду – пусть ваш герой пнет щенка, и все!

Безусловно, хороший актер или суперзвезда могут породнить зрителя и с более страшным персонажем. Мой соавтор Тэд Эллиотт любит говорить, что если в главной роли Том Круз, то минут двадцать он может делать все, что пожелает – зритель будет на его стороне. Когда вы видите известного актера в главной роли, то словно встречаетесь со старым другом. Но сценарист нечасто может оказать влияние на подбор актеров. Ваша задача достичь подобного эффекта с помощью поступков персонажа и диалогов.

Дальше... хоть чуть-чуть задумывайтесь о том, что говорят другие персонажи о главном герое. Если кто-то скажет, что он «подлый и тупой мерзавец, полный не удачник», то зритель будет считать, что это так, пока ему не докажут обратного.

По ходу истории мы узнаем все больше подробностей о герое. И в какой-то мо мент происходит перемена: мы начинаем ощущать, что персонаж нам знаком. Мы ожидаем от него определенных поступков, и догадываемся, на что он способен. С этого момента мы «с ним». Именно так авторы фильма получают власть над зри телем. Воздействуя на персонажа, они теперь могут воздействовать на зрителей.

Представьте, что мы отправляемся в кино, чтобы завести новых друзей. Мы встречаемся и общаемся с персонажами так же, как общались бы в реальной жиз ни. Только в кино все происходит быстрее – все более интенсивно, сжато. Мы хо тим встретить кого-нибудь интересного, узнать, как он живет, как принимает ре шения и как эти решения воплощает в жизнь. Мы надеемся, что подружимся с че ловеком, на которого можно положиться, что он решит свои проблемы, и одолеет врагов. Но чтобы мы начали так думать – установите эти отношения.

Б. Отношения между зрителем и сюжетом Очевидно, зритель попытается догадаться, как будет развиваться сюжет. Это не избежно. Это интересно.

Подумайте сами, человек практически неподвижно сидит в темноте на протяже нии двух часов. Конечно, он будут строить догадки, что случится дальше. Что ему еще делать? (Некоторые везунчики, правда, будут целоваться на задних рядах, но речь не о них.) Одна из ваших задач – придумать сюжет интереснее тех, что ро дятся у зрителей. (Так что не пишите историй о космонавтах по имени Адам и Эвелин, корабль которых терпит крушение на планете с райским тропическим климатом. Ну, пожалуйста.) Авторы могут и должны пользоваться тем, что зрители постоянно забегают впе ред. А как иначе вы рассчитываете их удивить? На самом деле, зрители хотят, чтобы вы их обманули и увели в неправильном направлении. Они хотят, чтобы вы использовали ложные улики, обманки. Они наслаждаются интересными загадка ми, если вы даете хоть какой-то шанс их отгадать.

Об этой составляющей сценарного мастерства почему-то никто никогда не гово рит, видимо, потому что тема очень сложная: как использовать киноязык и эле менты истории, чтобы незаметно сбить зрителя с правильного пути или подгото вить развязку так, чтобы при этом она осталась неожиданной?

Если взглянуть на такие фильмы, как «Жар тела» (Body Heat), «Звездные войны» (Star Wars), «Касабланка» (Casablanca) или «Назад в будущее» (Back to the Future), становится понятно: изящная история со стройной логикой – лучший способ за служить хорошее отношение зрителей к сюжету.

Прежде чем мы продолжим, небольшое отступление, мое личное мнение. Я очень чувствителен к комментариям, которые персонажи отпускают по поводу событий фильма. Я сразу же вычеркиваю реплики вроде таких: «То есть все это было пус той тратой времени?!», или «Блин, как тупо получилось!», или «У меня такое ощущение, что это ни к чему не ведет».

Меня постоянно мучает страх, что в кинотеатре во время просмотра кто-нибудь встанет и крикнет что-то вроде «Да уж, в точку, чувак!» Ну и раз уж мы отвлеклись, выпущу пар по поводу еще одного своего пунктика.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.