WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

1 ББК 75.717.96 М69 Рецензент капитан 1 ранга Б.Р. Бабаям Михайлов М.А., Баскаков М.А.

М69 Фрегаты, крейсера, линейные корабли. - М.: ДОСААФ, 1986. - 191 с., ил.

65 к.

Рассказывается о становлении и развитии отечественного флота, о сражениях, в которых участвовали корабли разных классов, о подвигах моряков русского и Советского Военно Морского Флота. В конце книги приводятся чертежи нескольких прославленных кораблей и даются пояснения, необходимые для постройки моделей этих кораблей.

Для судомоделистов 4202000000 - 079 М ------------------------ ББК 75.717.96 072(02) – 86 6Т4.15 © Издательство ДОСААФ СССР, 1986 2 ПРЕДИСЛОВИЕ Отечественное судоходство и судостроение имеют тысячелетнюю историю, фактически равную истории нашей страны. История русского военно-морского флота, как четко организованной, связанной воинской дисциплиной части вооруженных сил государства, значительно короче, но также насчитывает почти триста лет. Рождение ВМФ явилось результатом многогранной деятельности Петра I. В конце XVII - начале XVIII веков был создан военный флот, по мореходным качествам и вооружению не уступающий флотам других морских держав.

В морских баталиях со шведами и турками зарождались боевые традиции русского флота, русских военных моряков - мужество и отвага, отличное владение оружием, высокая боеготовность, уверенность в своих силах. Эти традиции были развиты и приумножены советскими моряками. Героическое прошлое и настоящее Военно-Морского Флота родной страны вдохновляет подростков и юношей, готовящихся к службе на флоте, романтика бескрайних океанских просторов овевает их сердца.

Но прежде чем шагнуть на палубу настоящего корабля, многие из увлеченных мечтой о море отдают свой досуг постройке кораблей и судов.

Судомоделизм многогранен. Инженеру он помогает оценить правильность новой технической идеи, а школьнику попробовать свои силы в конструировании. Строя модели, молодежь приобретает различные знания и навыки. Проектирование и постройка модели знакомят с военно-морским делом, судостроением, основами математики и физики, черчения и геометрии. Моделист должен отлично владеть столярным и слесарным инструментом.

Активное познание истории развития кораблестроения, морской техники - еще один важный аспект судомоделизма. Создатель мини-корабля должен отлично знать биографию его прототипа;

прежде чем браться за лобзик или напильник, он должен познакомиться с героической судьбой корабля и его экипажа. Чтобы помочь юным судомоделистам расширить свой кругозор, проникнуться чувством патриотизма и законной гордости за достижения Родины на морских просторах в годы войны и мира, в этой книге рассказывается о сражениях, в которых ковалась немеркнущая слава русского военного флота, а также о наиболее известных путешествиях и открытиях русских мореплавателей. В конце книги помещены предназначенные для постройки моделей чертежи нескольких прославленных русских и советских кораблей.

ВО СЛАВУ РУССКОГО ФЛАГА Русское кораблестроение имеет очень древнюю историю. Еще задолго до образования Киевского государства наши предки, славяне, славились как искусные мореходы и храбрые воины. На своих судах они плавали не только Черным морем, которое называли «русским морем», но и выходили через проливы в Средиземное море. С возникновением Киевской Руси россы снаряжали свои ладьи, которые могли принять много товаров, запасов воды, пищи и десятки воинов. Много раз они отправлялись для торговли в Царьград.

Но не всегда отношения Киевского государства с Византией были мирными. По данным русской летописи, киевский князь Олег дважды отправлялся походом на Царьград. В 907 году византийцы перегородили пролив цепью, но, высадившись севернее Босфора, русские подошли к стенам столицы. Греки вынуждены были запросить мира. Олег потребовал выплатить по 12 гривен на каждый корабль и дань для подвластных ему городов. Русские купцы получили право беспошлинной торговли с Византией и другие льготы. Легенда гласит, что в знак победы и мира Олег по обычаю того времени прибил свой щит к воротам Царьграда.

Татаро-монгольское нашествие нанесло огромный урон хозяйству Руси и надолго задержало развитие культуры и экономики.

Завоеватели отрезали русских от берегов Черного, Азовского и Каспийского морей. Но новгородские купцы ходили на своих ладьях в Швецию, бороздили воды Балтийского и северных морей. Доходили до Шпицбергена и Норвегии.

Устойчивые на волне ладьи новгородцев были не только торговыми судами. Это были корабли с палубами и помещениями для воинов и команды, с местами для грузов. Они были хорошо вооружены и могли дать достойный отпор любителям легкой наживы.

Новгородцы были отличными моряками, им были известны приемы управления парусами при противном ветре. Их опыт часто перенимали моряки других стран. В Англии в конце XIX века вышла книга морского историка Ф. Джена «Русский флот в прошлом, настоящем и будущем». В этой книге можно прочесть следующее:

«Русский флот, который считают сравнительно поздним учреждением, основанным Петром Великим, имеет в действительности больше права на древность, чем флот, британский. За столетие до того, как Альфред (король англосаксов, царствовавший с 870 по 901 год) построил британские корабли, русские суда сражались в морских боях: и тысячу лет назад первейшими моряками своего времени были - русские»*.

Русь не утратила торгово-экономических связей и со странами Средиземного моря. Этому способствовало восстановление разрушенного завоевателями хозяйства, земледелия, накапливание производительных сил в наиболее благоприятных северо-восточных районах.

Постепенно росли силы для освобождения от иноземных захватчиков. В 1480 году татаро-монгольское иго пало. Русское государство постепенно становится одним из могущественных государств в Европе. Ведущую роль в этом историческом развитии сыграла Москва, которая, имея выгодное географическое положение почти в центре России, явилась связующим звеном в объединении разрозненных, а иногда и враждующих между собой княжеств.

Во второй половине XVI века Русское государство начало борьбу за возвращение северного Причерноморья. Однако силы России были пока недостаточны для полного решения этой задачи, поскольку существовала постоянная угроза от татар с востока, от Османской империи с юга, от Ливонского ордена и польского короля Сигизмунда I с запада, от Швеции с севера. Все же успехи были, и значительные, в основном на востоке. В году было присоединено Казанское ханство, а в 1556 году - Астраханское. В состав России вошли многие народы, * Джен Ф. Русский флот в прошлом, настоящем и будущем. - Лондон, 1899, с. 22.

населявшие Поволжье. Русской рекой стала Волга. Карамзин писал об этом, что «кроме славы и блеска Россия, примкнув свои владения к морю Каспийскому, открыла для себя новые источники богатства и силы, ее торговля и политическое влияние распространилось. Звук оружия изгнал чужеземцев из Астрахани, но спокойствие и тишина возвратили их. Они приехали из Шемахи, Дербента, Шавкала»*.

В 1558 году крымский хан Давлет-Гирей со 100-тысячным войском пошел на Москву. Узнав о приготовлении русских, он отказался от похода.

Тогда Иван Грозный направил в Крым двух воевод с восьмитысячным отрядом, который должен был ударить по берегам Днепра, а пятитысячный отряд очистить Дон**. Оба отряда успешно провели операцию.

В днепровском лимане отрядом Вишневецкого было захвачено два турецких судна. С их помощью он высадился в Крыму. С успехом провел наступательные действия и, овладев многими селениями, освободил из неволи русских, угнанных в рабство. Нападение татар на русские земли было сорвано.

Постепенный рост производительных сил, расширение международных отношений, развитие экономики и культуры в России к концу XVII века создало предпосылки для создания сильного регулярного флота и армии.

Петр I был выдающимся военным и государственным деятелем. Он сумел объединить усилия государства для борьбы с иноземными захватчиками на западе и юге за выход России к ее исконным морским рубежам. Он добивался и мечтал о превращении России в могущественную морскую державу. Первый поход Петра к Черному морю закончился неудачно. Петр понял, что без флота ему не овладеть Азовом, являвшимся сильной турецкой крепостью. Начались подготовка ко второму походу на Азов и строительство флота, которое велось под Москвой в селе Преображенском, в Воронеже, Козлове и Сокольске. Весной 1696 года флот был построен. В его составе были два 36-пушечных корабля «Апостол Петр» и «Апостол Павел», четыре брандера, 23 галеры, 1300 стругов, 300 морских лодок*. 3 мая из Воронежа к Азову вышел авангард галерной флотилии во главе с Петром I. В это же время Петром издается «Морской регламент». июня флот вышел в море и блокировал Азов с моря. 28 июня турки попытались высадить десант в помощь осажденной крепости. В десанте участвовало 6 кораблей и 17 галер с 4000 солдат. Остановившись в отдалении, турецкий флот простоял 14 дней в бездействии. 28 июня турки решились высадить десант, но, видя, что русские готовятся к бою и * Карамзин Н. М. История государства Российского, т. VIII. - СПб., 1842, с. 139.

** Висковатов А. В. Обзор морских походов русских. - М.: Военмориздат, 1946, с. 51-52.

*** Боевая летопись русского флота: Сб. — М.: Воениздат, 1948, с. 40.

выбирают якоря, ушли, бросив осажденную крепость на произвол судьбы. июля, потеряв всякую надежду на помощь своего флота, Азов капитулировал. В 1700 году Петр I подписывает мирный договор с Турцией, по которому к России отошли Азов, Таганрог, северное побережье Азовского моря. Это был большой успех русской армии и флота.

Однако это еще не обеспечивало свободного выхода в Черное море - необходимо было построить сильный флот, так как Керченский пролив охранялся турецкими крепостями.

Развитию дальнейших успехов на юге помешала война со Швецией.

Весной 1711 года турки, подстрекаемые шведским королем Карлом XII, напали на Россию. Их 120-тысячная армия и присоединившиеся к ней тысяч крымских татар переправились через Дунай. После кровопролитных боев в Молдавии с численно превосходящим противником на военном совете было решено предложить туркам вести переговоры о мире. 12 июля был подписан мир, по которому русские войска могли свободно выйти с территории Молдавии, а Россия возвращала Турции Азов с обязательством уничтожить Азовский флот.

В 1700 году началась Северная война, которая продолжалась более двадцати лет. Все устремления Петра I были направлены на создание военного флота на Балтийском море. Нужно было строить галерный флот, который мог бы проходить в узких проливах, шхерах и действовать совместно с сухопутной армией. Нужно было также строить и большие корабли, способные вести боевые действия на море. А для строительства флота нужна материальная база. Создаются новые медно-литейные и чугунолитейные заводы на Урале для вооружения флота, но верфей пока не хватает. Петр укрепляет Архангельск и начинает там постройку двух малых фрегатов.

В 1702 году взята шведская крепость Нотебург (Петрокрепость) при выходе Невы из Ладожского озера, а в следующем - крепость Ниеншанц, где был заложен город Петербург. Путь из Ладоги к морю был открыт и одержана первая морская победа: захвачены два шведских фрегата.

Для защиты подходов к Петербургу была предназначена крепость Кроншлот (будущий Кронштадт) на острове Котлин. Началось строительство мощного военно-морского флота. Закладывались корабли на многочисленных верфях: на Сяси, Волхове, Олонце, Выборге, Луге и Ижоре.

Флот был создан и вскоре показал свое высокое боевое мастерство в битве при Гангуте в 1714 г.

Победы русского регулярного флота ускорили принятие шведами всех условий Ништадского мира, который был подписан в 1721 году, завершив борьбу русского народа за возвращение земель по берегам Балтийского моря.

Ко второй половине XVIII века одной из главных проблем оставался выход России в Черное и Средиземное моря. Этого требовали не только интересы торговли, но и укрепление Российского государства на международной арене.

Чтобы воспрепятствовать продвижению России на запад и опасаясь ее все возрастающего влияния, Австрия и Франция подстрекали Турцию к открытию военных действий против России. В 1768 году осенью турецкое правительство вручило ультиматум с требованием немедленного вывода русских войск из Польши. Получив отказ, Турция 25 сентября 1768 года объявила войну России. Военные действия велись в Молдавии и на Балканах.

Русская армия с боями продвигалась вперед. Вначале были взяты Яссы, а в ноябре - Бухарест. Чтобы создать в турецких владениях на Средиземном море новый театр военных действий и оттянуть часть турецких сил с главного театра войны, решено было отправить из Балтийского в Средиземное море эскадру под командованием адмирала Г. А. Спиридова, которая должна была, используя национально-освободительное движение балканских народов и греческих патриотов, нанести удар в тыл противника.

Вторая эскадра под командованием контр-адмирала Д. Эльфинстона должна была крейсировать на морских коммуникациях противника, мешая подвозу продовольствия и снабжения из Египта, Сирии и Леванта в Стамбул.

В течение русско-турецкой войны с 1768 по 1774 год с Балтийского моря в Средиземное было отправлено 20 линейных кораблей, 6 фрегатов, вспомогательных судов и бомбардирский корабль, не считая того, что было взято у неприятеля в качестве призов и куплено в других странах.

Первая архипелагская экспедиция подняла престиж России среди народов, порабощенных турками, а также ее международный авторитет.

Первый в истории переход из Балтики в Средиземное море показал блестящую морскую школу, боевые качества офицеров и команд, способность русского флота совершать дальние плавания. Успехи и победы в Чесменской бухте сказались на всем ходе войны между Турцией и Россией.

По Кучук-Кайнарджийскому мирному договору (1774) территория между Днепром и Бугом перешла к России. Торговые суда получили право на проход через черноморские проливы. Азов снова отошел к России. Крым был объявлен независимым, а торговые суда получили право свободно плавать по Черному морю, не боясь захвата в плен. Турция уплачивала 4,5 млн. рублей контрибуции.

России необходимо было создавать базу и порт для строительства военного флота, способного противостоять мощному турецкому флоту.

Почти в устье Днепра у Александровской крепости был заложен город Херсон со стапелями для постройки линейных кораблей и фрегатов. Ведал строительством талантливый кораблестроитель Афанасьев. Для управления Азовской и Черноморской флотилиями и портами было создано особое Черноморское адмиралтейское управление.

В 1782 году турки предприняли попытку отнять у России территории на северном побережье Черного моря с захватом Крыма десантом и восстанием местного населения, но попытка турок закончилась для них поражением, а Крым был присоединен к России. Началось строительство Севастополя, ставшего главной морской базой Черноморского флота. С 2 мая 1783 года в Севастополь, в Ахтиарскую бухту, вошли 11 судов Азовской флотилии и кораблей с Днепра. С этого времени морские силы на юге России стали называться Черноморским флотом. А первым начальником Херсонской верфи был герой Чесменского сражения бывший командир линейного корабля «Европа» вице-адмирал Ф. А. Клокачев. Укреплялась мощь русского государства на Черном море. Но несмотря на это, в период между 1788 и 1791 годами Россия выдержала еще две тяжелые войны. В этих войнах эскадры Черноморского флота под командованием адмирала Ушакова одержали ряд блестящих побед. Турецкий флот был разбит в июле 1788 года у острова Фидониси, в июле 1790 года в Керченском проливе, в августе года у Тендры, в июле 1791 года - у мыса Калиакрия.

На северо-западе в войне со Швецией, которая хотела вновь отвоевать русское побережье Балтики, шли морские бои, где русские, как и на Черном море, одержали выдающиеся победы в июле 1788 года у острова Гогланд, мая 1790 года у Ревеля и 22 июня 1790 года - у Выборга. Шведам были нанесены сокрушительные поражения, сорвавшие планы завоевания Петербурга и их господства на Балтике.

К началу русско-турецкой войны (1787-1791) Черноморский флот имел в своем составе 5 линейных кораблей, 19 фрегатов, бомбардирский корабль и 12 вспомогательных судов, насчитывавших 1082 орудия. Кроме того, линейных кораблей находились в постройке. Лиманская флотилия под командованием контр-адмирала М.С. Мордвинова в апреле 1788 года состояла из 2 линейных кораблей, 3 фрегатов и 15 вспомогательных судов. В гребном отряде было 7 галер и 24 вспомогательных судна.

Турецкий флот на Черном море в это время превосходил русский в судах в 1,5 раза, а по числу орудий в 2,7 раза. Почти все турецкие суда строились на французских верфях, их подводная часть была обшита медными листами от обрастания водорослями и древоточца. Артиллерия имела бронзовые орудия, а сами корабли обладали большей маневренностью за счет добавочных парусов и корпусов с более низким ютом. Все это увеличивало мореходные качества судов. Несмотря на это, русский флот, руководимый талантливыми флотоводцами, неизменно одерживал победы во всех крупнейших сражениях.

Хотя, конечно, бывали и неудачи. Так, в 1887 году эскадра под командованием контр-адмирала Войновича вышла из Севастополя к берегам Варны, где находился турецкий флот, который надлежало найти и уничтожить. В пути эскадра попала в сильный шторм, который продолжался пять дней. Корабли теряли мачты и бушприты, у многих были сорваны с петель рули. 64-пушечный линейный корабль «Мария Магдалина» потерял все мачты, бушприт и с сорванным рулем, полузатопленный, придрейфовал к Босфору, где был захвачен турками.

Фрегат «Крым» пропал без вести. Остальные корабли эскадры с большими трудностями вернулись в Севастополь. Турки, зная о потерях и повреждениях в русской эскадре, приняли решение бомбардировать Кинбурнскую косу и затем высадить десант в составе 6000 янычар.

Гарнизоном командовал А.В. Суворов, который приказал огня не открывать и дать противнику высадиться, а затем русские пошли в атаку, и после третьей рукопашной противник был сброшен в море. Потеряв более человек, турки сняли блокаду с Днепровского лимана и ушли к берегам Турции.

Беспримерный подвиг совершил капитан 2 ранга Христофор Иванович Сакен, командовавший дубель-шлюпкой, которая доставила секретные документы в Кинбурн для Суворова. Возвращаясь обратно в лиман, она была встречена турецким отрядом, состоявшим из 30 галер и других судов, которые устремились в погоню за легкой добычей. В преследовании часть турецких судов отстала, но оставалось 11 быстроходных галер, которые настигли русское судно в устье Буга. Силы были неравны, у Сакена было всего 7 орудий и 52 человека команды. Видя невозможность оторваться от противника и неизбежность абордажного боя, Сакен приказывает девяти матросам взять корабельный флаг и уходить на шлюпке к нашему берегу, устно передать командующему, что ни он, ни его судно не сдадутся неприятелю. Русское судно окружено, на его палубе уже сверкают турецкие ятаганы. Сакен с горящим фитилем бросается в крюйт-камеру. Раздается взрыв. Героически гибнет русское судно, а вместе с ним сцепившиеся четыре турецкие галеры. Этот подвиг, не знавший себе равных, имел важные последствия. Турки им были напуганы и в дальнейших сражениях избегали абордажных схваток с русскими кораблями.

Боевые действия русского флота в войне с Турцией на Черном море — это ряд блестящих побед над сильным, а порой и превосходящим в силе противником. Русская армия и флот теснили турок. Взят Очаков, Измаил, Анапа - главная турецкая база на северо-западном Кавказе. Турция понесла тяжелые потери на суше, но, имея еще сильный флот, затягивала начавшиеся в Галаце мирные переговоры. Блестящая победа Черноморского флота под командованием контр-адмирала Ф. Ф. Ушакова над турецким флотом у мыса Калиакрия 31 июля 1791 года ускорила подписание мирного договора.

В результате русско-турецкой войны (1787-1791) русский народ возвратил свои земли на юге и окончательно утвердился на берегах Азовского и Черного морей.

Черноморский флот, который зародился и вырос благодаря неустанным заботам великого флотоводца адмирала Ф.Ф. Ушакова, вскоре стал грозной силой, с которой приходилось считаться не только Турции, но и таким крупным морским державам, как Франция и Англия.

Ф.Ф. Ушаков разработал и применил новые тактические приемы боя, в каждом случае исходя из конкретной обстановки. Его наука побеждать на море шла вразрез со старыми канонами морских сражений. Первое, это была взаимосвязь армии и флота, сочетание огня и маневра, удар по флагманам, маневр на охват авангарда неприятельской эскадры и по возможности его полное уничтожение, тактическая внезапность, создание резерва для нанесения сосредоточенного и решающего удара.

Противоречия между Россией и Турцией к середине XIX столетия обострились из-за желания царской России овладеть Константинополем и проливами. На сторону Турции стала Англия, которая не хотела иметь такого сильного конкурента на Средиземном море, какой была Россия с ее мощным флотом.

«Англия, - указывали Маркс и Энгельс в апреле 1853 года, - не может согласиться, чтобы Россия завладела Дарданеллами и Босфором. Это событие нанесло бы и в торговом, и в политическом отношении крупный, если не смертельный удар британской мощи»*.

Франция, имевшая на востоке свои крупные интересы, также не могла мириться с усилением русского влияния на Турцию. Две эти державы подталкивали Турцию к конфронтации с Россией с целью оторвать северное побережье Черного моря и Крым. 10 мая 1853 года произошел разрыв дипломатических отношений между Россией и Турцией. В июне русская армия под командованием М.Д. Горчакова заняла княжества Молдавию и Валахию. 27 сентября турки предъявили ультиматум о выводе русских войск из этих княжеств. 15 октября Турция объявила войну России. Война, начавшаяся между Россией и Турцией, переросла в войну между Россией и коалицией государств (Англия, Франция и Сардиния), которые стали на сторону Турции.

Так началась Крымская война 1853-1856 годов.

В 1853 году Черноморский флот состоял из 14 линейных кораблей, фрегатов, 4 корветов, 12 бригов, 32 транспортов, 7 пароходов-фрегатов и малых пароходов.

Орудий на кораблях было около 2600, но не было ни одного парового линейного корабля.

Союзники Турции - Англия, Франция и Сардиния - имели миллионную армию, которая превосходила русскую по техническому оснащению и вооружению. Флот коалиции по численности * Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, т. IX. с. 382.

и вооружению намного превышал русский флот. Особенно сильным был паровой флот.

5 ноября пароход-фрегат «Владимир» под командованием капитан лейтенанта Г.И. Бутакова, крейсируя у турецких берегов в районе Пендераклии, встретил 10-пушечный турецкий пароход «Перваз-Бахри». Не выдержав боя, турецкий пароход спустил флаг и был приведен в Севастополь. После небольшого ремонта зачислен в списки флота под названием «Корнилов».

Это был первый в истории бой паровых судов. В этом бою турки потеряли 58 человек, русские имели двух убитых и трех раненых.

11 ноября 1853 года эскадра вице-адмирала П.С. Нахимова подошла к Синопской бухте. В составе эскадры были 3 линейных корабля - «Императрица Мария», «Чесма», «Ростислав» и 1 бриг. Нахимов решил блокировать турецкий флот, но для этого трех, даже линейных, кораблей было мало.

Эскадра неприятеля стояла под прикрытием 6 береговых батарей. В составе эскадры было 7 больших фрегатов, 3 корвета, 2 парохода и транспорта. Командующий турецкой эскадрой Осман-паша не предпринял никаких действий в надежде на скорый подход англо-французской эскадры с тем, чтобы атаковать потом русских объединенными силами. 16 ноября к Нахимову присоединилась эскадра контр-адмирала Ф. М. Новосильского с 120-пушечными линейными кораблями «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя», а всего русская эскадра насчитывала линейных кораблей и 2 фрегата с общим числом 720 орудий, в том числе бомбических пушек, стрелявших разрывными бомбами.

18 ноября в 9 ч 30 мин на флагманском корабле Нахимова «Императрица Мария» был поднят сигнал «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд».

Эскадра шла двумя колоннами по три линейных корабля в каждой.

Фрегаты остались под парусами у входа в Синопскую бухту для наблюдения связи. После первого выстрела турецкого флагмана «Ауни-аллах» в 12 ч мин был открыт огонь всеми неприятельскими кораблями и береговыми батареями.

Сблизившись с противником и отдав якоря, русские корабли открыли ответный огонь. Удивительной была меткость русских артиллеристов. Через 30 мин после начала боя флагман турецкого флота «Ауни-аллах», а вслед за ним «Фазли-аллах» загорелись и, расклепав якорные цепи, выбросились на берег. «Императрица Мария», а это была ее работа, перенесла огонь на другие неприятельские корабли и береговые батареи.

Команда корабля «Париж» под командованием капитана 1 ранга В.И.

Истомина проявила мужество и героизм в бою с несколькими кораблями противника. Первым взлетел на воздух корвет «Гюли-Сефид», загорелись и выбросились на берег фрегаты «Дамиад» и «Низамие». В донесении Нахимова говорилось:

«Нельзя было налюбоваться прекрасными и хладнокровно рассчитанными действиями корабля «Париж» - я приказал изъявить ему свою благодарность во время сражения, но не на чем было поднять сигнал: все фалы были перебиты»*, Благодарность Нахимова была передана адъютантом адмирала, который на шлюпке доставил ее на «Париж».

К исходу трехчасового боя турецкая эскадра и береговые батареи были уничтожены. Из 16 кораблей турки потеряли 15, спасся только один пароход фрегат «Таиф» под командованием англичанина Адолфуса Следа. Он прорвался с боем мимо русских фрегатов и, пользуясь преимуществом в скорости, пришел в Константинополь с известием об уничтожении эскадры Османа-паши.

В Синопском бою турки потеряли убитыми и пропавшими без вести более 3200 человек. В плен были взяты командующий эскадрой Осман-паша, 2 командира кораблей и около 200 турецких моряков.

Потерь в кораблях русские не имели, а потери личного состава были - человек убитых и 229 раненых. За 36 ч на русских кораблях были исправлены все повреждения, и эскадра взяла курс на Севастополь.

Синопский бой был последним и самым крупным боем парусных кораблей. Подводя итоги боя, П.С. Нахимов в приказе от 23 ноября 1853 года писал: «Истребление турецкого флота в Синопе эскадрою, состоящею под начальством моим, не может не оставить славной страницы в истории Черноморского флота. Изъявляю душевную мою признательность второму флагману, как главному моему помощнику, и который, идя передовым в своей колонне, так неустрашимо вел ее в бой, г. г. командирам кораблей и фрегатов за хладнокровие и точное постановление своих судов по данной диспозиции во время сильного неприятельского огня, равно и за непоколебимую их храбрость в продолжении самого дела. Обращаюсь с признательностью к офицерам за неустрашимое и точное исполнение ими своего долга, благодарю команды, которые дрались, как львы»**.

Эффективность примененных в этом бою бомбических орудий ускорила переход к строительству броненосного флота.

Моральный урон, который понесли турки в бою у Синопа, был больше и тяжелее, нежели потеря Севастополя после героической защиты от во много раз численно превосходящего противника.

28 февраля 1854 года состоялось заключение союзного договора между Турцией, Англией и Францией в борьбе против России. Соединенный англо французский флот вышел из Босфора * Нахимов П.С. Документы и материалы: Сб. - М.: Военмориздат 1954, с 326.

** Там же, с. 316-317.

в Черное море якобы для защиты побережья Турции от русского флота.

Боевые действия главным образом проходили на Черном море, но район боевых действий распространялся и на Балтийское море, так как война велась на всех морях и океанах, омывавших берега России.

В этой войне видное место занимает оборона Севастополя. Более месяцев русские моряки и солдаты отстаивали Севастополь, и эта героическая оборона являлась главным событием Крымской войны. Героизм севастопольцев был по достоинству оценен русским народом, но как писал В.И. Ленин: «Крымская война показала гнилость и бессилие крепостной России»*.

Надежды коалиционных войск на то, что с уходом русских войск они получат город, крепость и порт как базу для дальнейших действий против русских, не оправдались, так как, оставив южную сторону, русские взорвали все укрепления. Город не годился для использования не только в качестве базы, но даже для расквартирования войск.

Несмотря на тормозящее, замедляющее ход исторического развития влияние царского самодержавия, результатом которого стало поражение в Крымской войне, Россия не стояла на месте. Во второй половине XIX века ускорились темпы развития промышленности, увеличилось городское население, развивалось сельское хозяйство и производство товарного хлеба.

Развитие капитализма в России замедлялось остатками крепостничества в социально-экономическом, культурном и политическом укладе страны.

Однако на редкость неблагоприятные условия (в том числе и низкопоклонство перед Западом правящей верхушки страны, и экономическая отсталость) не могли остановить творческой мысли замечательных русских изобретателей. Русская наука и техника гордятся именами многих изобретателей и конструкторов, которые выдающимися трудами намного опередили иностранных ученых.

В 1782 году И.П. Кулибин создает «водоходное судно» с гидравлическим двигателем. Во время испытаний судно двигалось по Неве против течения.

Изобретение погибло в недрах бюрократического аппарата царской России.

Тогда же, в XVIII веке, труды русских изобретателей и техников в области строительства паровых машин и металлургии подготовили возможность перехода русского судостроения от паруса и дерева к металлу. В 1815 году между Петербургом и Кронштадтом ходил первый русский пароход «Елизавета», в 1817 году на Урале строились первые волжско-камские пароходы и машины для них. На Ижорском заводе в 1817 году построен пароход «Скорый» длиною 18 м, а в 1825 году пароход «Проворный» с машиной мощностью 80 л. с. Первыми пароходами на Черном море, * Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 20, с. 173.

построенными между 1820 и 1825 годами, были «Везувий» и 14-пушечный пароход «Метеор».

Судостроение малых пароходов послужило толчком для постройки больших пароходов. Это была необходимая подготовка к строительству парового флота, а затем и броненосного флота России.

В 1838 году выдающийся русский ученый-электротехник Б.С. Якоби создает первый в мире электроход, который не находит применения, так же как и изобретение его предшественника Кулибина. 19 ноября 1879 года перед группой высших и старших офицеров флота были проведены испытания педальной подводной лодки С.К. Джевецкого. Это была небольшая подводная лодка, длиной около 5 м и высотой 1,9 м, корпус которой был сделан из листовой стали. Экипаж этой прародительницы «малюток» состоял из одного человека. Вращение гребного винта осуществлялось с помощью велосипедных педалей. Во время испытаний на Одесском рейде Джевецкий подошел к барже, специально поставленной на якорь, прикрепил к ней мину, а затем, отойдя, взорвал баржу.

Присутствующий при этом главный командир порта и Черноморского флота адмирал Н.А. Аркас в своем рапорте в Морское ведомство обратил внимание на желательность и целесообразность использования лодки в боевых действиях против кораблей неприятеля. Комиссия, состоявшая при командующем, вначале придерживалась того же мнения. Однако война окончилась, и комиссия несколько изменила свое мнение. Она пожелала, чтобы лодка была больших размеров и более пригодна для военных целей.

Морской ученый комитет, состоящий еще из моряков парусного флота, с недоверием относился ко всему новому, как когда-то к паровым судам, а лодки, по их мнению, нарушали традиции джентльменской войны в линии баталии.

Комитет признал нецелесообразным затрачивать средства на постройку новой лодки.

Но С.К. Джевецкий не отказался от своей идеи, в пользе которой для русского флота не сомневался. Можно смело сказать, что почти вся жизнь С.К. Джевецкого была посвящена подводным лодкам.

В 1864 году военным министром Д.А. Милютиным был образован комитет для решения вопросов по защите Черноморского побережья России.

Постановлением комитета было решено не только восстановить все приморские крепости и форты, но и заново создать флот для угрожаемых районов с моря: Днепровского лимана и Керченского пролива. Для обороны побережья по проекту адмирала А.А. Попова началось строительство круглых броненосцев береговой обороны с сильной артиллерией и малой осадкой. Намечена была постройка десяти судов, но в 1871 - 1876 годах было построено только два круглых броненосца — «Новгород» и «Вице-адмирал Попов». Этот тип кораблей из-за своих технических недостатков (низкие мореходные качества, вращение после выстрела вокруг своей оси и т. д.) не был принят на вооружение флота.

Идея строительства броненосного флота воплощалась в жизнь с большими трудностями. Только когда во Франции были построены броненосные плавучие батареи, русское правительство приняло решение о строительстве броненосных судов. Большой вклад в строительство броненосных кораблей внес русский адмирал и изобретатель А.А. Попов, корабельные инженеры Н.Е. Кутейников и И.С. Дмитриев, предложившие Морскому ведомству проект океанского броненосного крейсера, который отличался большой дальностью плавания из Балтики в Тихий океан, без захода в промежуточные порты для бункеровки. По этому проекту были построены броненосные корабли «Генерал-адмирал» и «Александр Невский» водоизмещением 4600 т. Вооружение состояло из четырех 203 миллиметровых и двух 152-миллиметровых орудий.

Первенцем броненосного флота считается канонерская лодка «Опыт». Ее построил корабельный инженер Прохоров. Этот полностью стальной корабль с толщиной брони 115 мм был первым кораблем броненосного флота не только в России, но и во всем мире (этому способствовало изобретение инженером В.С. Пятовым прокатки брони и цементации ее поверхности).

Россия набрала темп в строительстве броненосных крейсеров.

Вскоре в состав русского флота входят крейсера, которые могли вступать в бой не только с кораблями, равными себе по классу, но и с броненосцами, которым не уступали в скорости хода, мощи артиллерии и броневой защите.

В 1869 году на заводе Галерного острова в Петербурге был заложен как монитор корабль «Петр Великий». Он вступил в строй в 1877 году и был построен полностью из отечественных материалов. Его создатели были талантливые кораблестроители вице-адмирал А.А. Попов и корабельные инженеры М.М. Окунев и А.Е. Леонтьев. Длина корабля 100,6 м, ширина 19, м, углубление 6,9 м (7,5 м с бункером). Вступление в строй «Петра Великого», способного развивать скорость 14,3 узла, произвело в зарубежных государствах фурор. По своим тактико-техническим данным «Петр Великий» был намного сильнее кораблей такого класса, построенных в Англии. Газета «Тайме» опубликовала статью, в которой говорилось, что автором проекта был англичанин Рид, но была вынуждена опубликовать сентября 1872 года статью самого Рида, в которой он говорил: «...Позвольте опровергнуть то замечание, что будто бы я составлял проект недавно спущенного в Санкт-Петербурге русского броненосца «Петр Великий». Этот проект - творение адмирала Попова, человека одинаково достойного, как в военное, так и в мирное время... Было бы большой честью в отношении ко мне считать меня в Англии за составителя проекта этого судна, но я не имею никакого желания принимать на себя эту незаслуженную честь, и было бы пагубным самообольщением думать, что прогресс во флотах других держав исходит из Англии... Русские успели превзойти нас как в отношении боевой силы существующих судов, так и в отношении новых способов постройки. Их «Петр Великий» совершенно свободно может идти в английские порты, так как представляет собой судно более сильное, чем всякий из собственных наших броненосцев»*.

Развитие броненосцев в иностранных флотах шло главным образом по пути изменения артиллерийского вооружения. На броненосцах увеличивали число орудий средних и мелких калибров, которые обладали различными техническими данными, различной дальностью стрельбы, однако все это характеризовалось одним недостатком - затрудняло управление огнем.

В России большой вклад в дело развития артиллерии внес С.О. Макаров.

Ему принадлежит изобретение головки для бронебойных снарядов, которые были приняты не только в России, но и за границей. Он предложил единую форму для всех снарядов, поскольку до этого разные заводы придавали свою форму головной части. Адмирал Макаров считал, что количество орудий средних и мелких калибров необходимо свести до минимума, и ввел на флоте унитарные снаряды и уцентрированные башенные орудийные установки.

* Быховский И.А. Рассказы о русских кораблестроителях. - Л.: Судостроение, 1966, с. 106.

РУССКИЕ МОРЕПЛАВАТЕЛИ В историю мореплавания и географических открытий памятные страницы вписали русские северные мореходы, которые на своих кочах плавали в холодных морях вдоль побережья Северного Ледовитого океана и по великим сибирским рекам. Они поддерживали связь между западно сибирскими поселками, укрепленными пунктами и городами. Яйцеобразная форма корпуса коча уменьшала опасность быть раздавленным во льдах.

После взятия Иваном Грозным Казань и Астрахань становятся центрами строительства судов, плавающих по Каспийскому морю.

Еще задолго до открытия Берингом пролива русские мореходы плавали из Ледовитого в Тихий океан. В 1648 году на шести кочах вышли в море из устья Колымы С. Дежнев и Ф. Попов. Три коча разбились еще до пролива, разъединяющего Азию и Америку. Обогнув мыс, впоследствии названный его именем, Дежнев вышел в Тихий океан, где во время шторма кочи потеряли из вида друг друга, а коч Дежнева был выброшен на берег южнее устья реки Анадырь. К весне 1649 года с Дежневым осталось в живых только 12 человек. Поднявшись вверх по реке, Дежнев с казаками основал Анадырский острог. Занимался добычей моржовой кости и соболя.

Несколько раз ездил в Москву, где за заслуги был произведен в атаманы. Умер в Москве в году.

С царствованием Петра I связан новый этап в развитии мореплавания, морских исследований и путешествий, а также морской торговли.

В 1711 году казачий атаман Данила Яковлевич Анцыферов и якутский казак Иван Петрович Козыревский с экспедицией обследовали два северных острова Курильской гряды. В 1713 году не менее подробно были изучены еще несколько северных островов и составлена карта всей северной гряды.

С 1718 по 1721 год продолжается исследование Камчатки и Курильских островов. Этим занимались выпускники Морской академии и Школы математических и навигационных наук - геодезисты Иван Михайлович Евреинов и Федор Михайлович Лужин. Они произвели инструментальную съемку обширных районов, впервые определили географические координаты и составили карты Камчатки и северной части Курильских островов до острова Симушир включительно.

В январе 1725 года Петр I написал инструкцию к предполагаемой экспедиции, которой надлежало выяснить, соединяется ли на севере Америка с Азией. Она называлась Первой Камчатской экспедицией. Петр I выбрал ее начальника - датчанина, прослужившего на русской службе более 20 лет, Витуса Ионассена Беринга. Его помощником был выпускник Морской академии, талантливый морской офицер и преподаватель Морской академии А.И. Чириков. Экспедиция продолжалась пять лет. Большее время заняло передвижение по суше, дорога из Петербурга до Охотска, где построили бот «Фортуна». На этом боте с грузом и припасами в начале 1728 года экспедиция достигла восточного берега Камчатки. В этом же году на камчатском берегу построили новый бот «Св. Архангел Гавриил» и в июле вышли в море. 16 августа, достигнув 67° северной широты и 193° 7' восточной долготы, судно Беринга встретило густой туман, который не собирался рассеиваться. Он и помешал обнаружить берега Америки. Беринг лег на обратный курс. В этом плавании были открыты острова Св. Лаврентия и Диомида. Впрочем, второй из этих островов был открыт вторично, так как впервые его открыл С. Дежнев.

Вторая Камчатская экспедиция продолжалась с 1733 по 1743 год. Прибыв в Охотск, экспедиция Беринга построила два пакетбота: «Св. Петр», которым командовал Беринг, и «Св. Павел» - под командованием Чирикова. Два судна перешли из Охотска на Камчатку, а затем в июне 1741 года вышли из Авачинской бухты, взяв курс на юго-восток.

20 июня в тумане они потеряли друг друга. Первым увидел американский берег 16 июля Чириков. На берег были посланы последовательно две шлюпки за пресной водой, но ни одна из них не вернулась. Пакетбот «Св.

Петр» Беринга пришел к берегам Америки в районе острова Кадьяк. На обратном пути к берегам Камчатки были открыты несколько неизвестных островов из группы Шумагинских Алеутской гряды. 4 ноября подошли к необитаемому острову, который вначале приняли за камчатский берег. Впоследствии этот остров был назван именем Беринга. Судно было штормом выброшено на берег.

Беринг с командой решил зимовать на острове в построенных землянках, прикрытых парусами. Зимовать пришлось в тяжелых условиях. Люди страдали от цинги. От этой болезни умер и Витус Беринг. Из семидесяти одного человека 27 августа 1742 года на вновь построенном судне на Камчатку вернулся лишь тридцать один.

9 октября 1741 года в Авачинскую губу возвратился «Св. Павел». На долю Чирикова и его корабля выпало немало испытаний: недостаток питьевой воды и провизии, болезни.

На будущий год А.И. Чириков хотел сделать новую попытку достичь берегов Америки, но болезнь после перенесенных лишений заставила его возвратиться на Камчатку, а оттуда в Охотск. С частью команды он вернулся в Россию. В Охотске было оставлено 20 человек для охраны. Чириков получил назначение на службу в Адмиралтейств-коллегию.

В последние годы жизни А.И. Чириков составил подробную карту своих плаваний. Он умер в возрасте 45 лет в Москве. Подвиг А.И. Чирикова, как выдающегося русского мореплавателя, навечно вписан в историю отечественного флота.

Середина XVIII века знаменательна расцветом творческой деятельности великого русского ученого Михаила Васильевича Ломоносова. В 1763 году он создает замечательный труд «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного прохода Сибирским океаном в Восточную Индию». В этом труде Ломоносов обобщил опыт поморов, издавна промышлявших в ледовитых морях, а в первой части был дан исторический обзор предпринятых в разное время попыток найти северо западный морской путь в Индию. Ломоносов делает вывод о возможности достигнуть Ост-Индии Северным морским путем. В третьей главе высказаны предположения о том, что Сибирский океан в летнее время вдоль побережья на сравнительно большом расстоянии от берега освобождается ото льда, и приведены доказательства возможности мореплавания Сибирским океаном в Ост-Индию.

Ломоносов упорно настаивал на посылке специальных научно исследовательских экспедиций. В мае 1765 года три судна «Чичагов», «Панов» и «Бабаев», названные так по фамилиям их капитанов, под общим командованием В.Я. Чичагова достигли северо-западных берегов неизвестного большого острова, но, встретив непроходимые льды, повернули обратно. На следующий год повторилось почти то же самое - суда возвратились в Архангельск, пройдя тем же путем.

Несмотря на неудачу, значение этой экспедиции велико. Это была первая научная экспедиция, посланная в Арктику, хотя пройти на паруснике Северным морским путем - задача вряд ли выполнимая.

Экспедиция П.К. Креницына и М.Д. Левашова в Тихий океан (1764-1770) положила начало точному описанию и планомерному исследованию Алеутских островов, а последующие экспедиции И.И. Биллингса и Г.А.

Сарычева - освоению и заселению не только Дальнего Востока, но и острова Кадьяк в заливе Аляска и северо-западного побережья Америки. На острове Кадьяк купцом Г.И. Шелиховым основывается постоянное русское поселение, которое становится центром Русской Америки и Российско Американской компании (1799). Права и привилегии, данные ей, разрешали присоединять новые земли, основывать поселения, строить верфи и мастерские. Жители колоний Ново-Архангельска на Аляске и Росс в Северной Калифорнии занимались рыбным и пушным промыслом, земледелием, торговлей с соседними племенами.

В развитии компании ощущалась остро назревшая необходимость, так как сухопутная доставка через Сибирь грузов, в которые входили судовое оборудование для строящихся там судов, инструменты и другие товары, стоила очень дорого и занимала много времени (иногда до полутора лет), причем требовалось огромное количество лошадей. Необходимо было организовать такие перевозки морским путем. Для морских перевозок судам нужно было совершить кругосветное плавание. В такое плавание были посланы два русских шлюпа - «Надежда» и «Нева» водоизмещением 450 и 370 т. Начальником экспедиции и командиром «Надежды» был Иван Федорович Крузенштерн, командиром «Невы» - Юрий Федорович Лисянский. В задачу экспедиции входило на одном из судов («Надежда») прийти в Японию с посольством русского правительства для переговоров о дипломатических отношениях между Россией и Японией, а также доставить грузы в Петропавловск-на-Камчатке.

В пути у берегов Японии судно попало в тайфун. Рейс из Петропавловска в Нагасаки продолжался почти месяц. После завершения дипломатических переговоров, которые в этот раз не были успешными, хотя и длились около семи месяцев, Крузенштерн прошел Японским морем вдоль западных берегов Японии, а затем через пролив Лаперуза и Охотское море вернулся в Петропавловск-на-Камчатке. В этой экспедиции были описаны и положены на карту восточный и западный берег острова Сахалин. Но Татарский пролив Крузенштерну, так же как до него французу Лаперузу и англичанину Браутону, пройти не удалось, и он посчитал Сахалин полуостровом.

«Нева» под командованием Ю.Ф. Лисянского 1 июля 1804 года пришла на Кадьяк, доставив туда груз, необходимый Российско-Американской компании. В течение года экипаж оказывал посильную помощь поселениям русских, в том числе и техническую - при строительстве судов, их вооружении и т. д. Во время зимовки, чтобы не скучали матросы, Лисянский создал театр, в котором играли матросы, а зрителями были жители Кадьяка.

В августе 1805 года «Нева», погрузив пушнину, пошла к берегам Китая, где состоялась радостная встреча «Невы» с «Надеждой», которая пришла в Кантон на неделю раньше. 9 февраля 1806 года два русских шлюпа снялись с якоря и взяли курс к родным берегам. От мыса Доброй Надежды суда в Европу шли порознь, их разлучил густой туман. 22 июля, закончив первое кругосветное плавание, «Нева» отдала якоря на Кронштадтском рейде, а через тринадцать дней пришла «Надежда».

За время кругосветного плавания корабли не потеряли ни одного человека из своей команды. С 1809 по 1812 год были опубликованы в трех томах книги И.Ф. Крузенштерна, названные автором «Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах на кораблях «Надежда» и «Нева». Этот труд был переведен на многие европейские языки. Русская наука обогатилась новыми сведениями по географии, океанографии, зоологии и этнографии.

Успех первого кругосветного плавания послужил образцом для последующих русских кругосветных плаваний и дальнейшего расширения морских сообщений с русскими владениями в Северной Америке. Имена И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского стоят в одном ряду с бессмертными героями русского флота.

В последующие годы корабли под русским флагом совершили кругосветных и полукругосветных плаваний*. Это были годы первых научно организованных экспедиций, целью которых было не завоевание, а исследования и познание. Имена В.М. Головнина, М.П. Лазарева, О.Е.

Коцебу, Ф.Ф. Беллинсгаузена, Ф.П. Литке, Г.И. Невельского и многих других русских командиров и капитанов вписаны золотыми буквами в историю русского флота, как мореплавателей и первооткрывателей.

Важнейшим из них явилось кругосветное путешествие Ф.Ф.

Беллинсгаузена и М.П. Лазарева на шлюпах «Восток» и «Мирный», открывших шестую часть света - Антарктиду.

Русский флот намного опередил по числу кругосветных плаваний флоты Англии и Франции, вместе взятые.

* Русские мореплаватели: Сб. - М.: Воениздат, 1953, с. 621-626.

ДОЛГИЙ ПУТЬ КОРАБЕЛОВ Современные классы и виды кораблей складывались на протяжении столетий. Казалось бы, даже парусные военные корабли XIX века не имеют ничего общего с древнегреческими триерами, тем более современный ракетоносный крейсер. Но это не совсем так. Существуют определенная преемственность в кораблестроении, традиции, переходящие от поколения к поколению.

Так какую эволюцию претерпел флот на протяжении столетий? Как выглядели корабли-предтечи и как изменялся их облик с течением времени.

Наиболее крупными боевыми кораблями Древней Греции были триеры. Три яруса весел дало им это название. Римляне называли их триремы. На таком судне количество весел доходило до 170. Был парус, который поднимался на мачте в попутный ветер. Он был один, а основным двигателем являлась мускульная сила гребцов - рабов, которые были прикованы цепями к своим банкам-сиденьям. Кроме гребцов были матросы для управления парусом.

На носу корабля под водой и над водой были тараны — основное его оружие, так сказать, «тяжелая артиллерия» древности. Верхний имел разные формы от головы чудовища до загнутого в виде головы лебедя, а под водой был медный заостренный брус, иногда железный или деревянный, окованный медью, предназначенный для таранного удара, который в большинстве случаев боя играл решающую роль.

Немного выше уровня воды в бортах прорезались отверстия для нижнего ряда весел. На верхней палубе была узкая платформа и по ее краю места для третьего ряда гребцов. По мнению историков, триеры являлись прародителями крейсеров, а корабли меньших размеров - униремы и биремы можно сравнить с более поздними бригами и фрегатами.

В Сиракузах было построено военное судно пентера, которое было немногим больше триеры, но имело с каждого борта пять рядов с 30 веслами и пятью гребцами на весло. Экипаж такой пентеры состоял из 120 воинов и 300 гребцов. Количество матросов для управления парусом было 25- человек. Были построены также тесараконтеры - корабли еще большего размера, чем пентеры. Они имели водоизмещение до 3000 т. Все большие суда имели верхнюю палубу, которая прикрывала гребцов от стрел и дротиков противника, а у тесараконтер было несколько боевых башен, где находились по четыре воина и два стрелка из лука. Это были плавающие крепости. Очевидно, что на смену этим судам пришли впоследствии линейные корабли.

В первом известном истории крупном морском сражении - в битве при Саламине (480 год до нашей эры) - персы собрали огромный флот, состоявший из 1200 боевых и транспортных судов. Греческий флот имел до 380 судов. План боя был составлен греческим полководцем и стратегом Фемистоклом и состоял в том, чтобы, заманив персидский флот в узкости, имея более маневренные корабли, разбить превосходящие силы противника.

Еще до боя в сильном шторме у персов погибло 400 судов, а во время боя они потеряли еще 200. Персы, проиграв сражение, с остатками флота ушли к берегам Малой Азии. В этом морском бою принимали участие как легкие, так и тяжелые суда греков и персов. Греческий флот потерял 40 судов.

Победа была завоевана благодаря маневренности греческих кораблей, которые прорезали строй противника, ломали тараном весла кораблей персов, тем самым лишая их хода, и, совершив крутой поворот, наносили своим тараном удар в корму.

Прошло очень много лет, но корабли мало изменились. Те же весла как движущая сила, и лишь с попутным ветром ставили парус.

За три столетия существования Римской империи после разгрома греко египетского флота в постройке военных судов не было никаких усовершенствований. Но постепенно усовершенствовались торговые суда: на мачте ставили два паруса, появился бушприт. На случай безветрия на судах сохранились весла. Опыт судостроения при рабовладельческом обществе был использован в пришедшем ему на смену феодальном обществе.

К концу XIV века гребные суда практически полностью были вытеснены парусными. Вначале это были одномачтовые нефы и коги, мало отличавшиеся друг от друга. Хотя средиземноморские нефы еще в XIII веке имели две мачты с косыми парусами, а в венецианских и генуэзских статутах XIV - XV веков упоминаются нефы, имевшие три палубы с экипажем в человек, которые принимали на борт 1200 т груза или 1500 пассажиров, но такие корабли были исключением.

В XV веке все больше появляется многомачтовых судов, у которых фок- и грот-мачты имели по одному прямому парусу, а на бизани ставился косой латинский парус. Во второй половине XV века выше грота был поставлен второй парус меньшего размера - марсель. Следующим нововведением в парусном флоте стал блинд-парус, который ставили под бушпритом.

Уже во второй половине XII века был изобретен подвесной руль, который подвешивали на петлях к ахтерштевню. Это улучшило мореходные качества корабля. Во второй половине XIV века изменяется такелаж. Так, стали ставить ванты, которые служили не только как фордуны, поддерживающие мачту с двух сторон, но и служили лестницами для входа на мачту. Они были снабжены выбленками, которые вязались между вантами.

Переворот в способе производства, произошедший во многих европейских странах, когда мелкие ремесленные мастерские заменяются промышленными предприятиями, стимулирует рост продукции, а это, в свою очередь, ведет к поиску новых рынков сбыта, новых источников сырья, поиску стран, которые давали бы бесконечный приток золота и драгоценностей. В это время, время великих географических открытий, время Христофора Колумба и Фернана Магеллана, наступил золотой век парусного флота. Корабли быстро усовершенствуются: происходят большие изменения в их парусности и такелаже.

Торговые суда в то время мало чем отличаются от военных: они также имеют пушки для защиты от пиратов. Но главное внимание кораблестроителей было направлено на дальнейшее развитие и улучшение военных кораблей. Особенно быстро развивается английское судостроение.

Вначале большая часть судов Англии была построена по типу испанских, португальских и голландских судов. Так, в 1636 году в Англии был создан проект корабля «Владыка морей». Длина киля была 38,7 м, полная длина м, ширина 14,2 м, глубина трюма 5,9 м, осадка с грузом 6,75 м. Корабль имел 104 пушки, расположенные на трех палубах. Мачты несли следующие паруса. На фок-мачте: фок, фор-марсель и фор-брам-сель. На грот-мачте их тоже было три: грот, грот-марсель и грот-брамсель. На бизань-мачте, которая раньше несла только латинский парус, был добавлен выше его крюйсель. На бушприте была введена блинд-стеньга, которая несла парус бом-блинд, а под бушпритом ставился парус блинд.

В XVI - XVII столетиях на морских просторах плавало великое множество разнообразных судов, начиная от средиземноморских быстроходных галер алжирских пиратов до галионов с четырьмя мачтами и сорока пушками на верхней палубе, бороздивших океанские просторы.

Уделяется большое внимание украшению носа и кормы, улучшается убранство кают и жилищные условия для команды. Названия остаются еще прежние, например каравелла. Но каравелла этого времени лишь отдаленно напоминает одноименный корабль времен Колумба. На новой каравелле сильная палубная артиллерия. Каравелла имеет нижний дек с прорезями для пушечных портов. Длина такого судна была более 50 м, а ширина превышала 10 м.

В начале XVII столетия появляется новый вид корабля - пинасс. Он служит как для торговых, так и для военных целей, у него несколько палуб и мощное артиллерийское вооружение. Пинасс явился прародителем фрегата, который через столетие заменил пинасс с его высокими кормовыми надстройками, блинд-стеньгой и богатым декором. Корпус фрегата более строен и мореходен, чем у пинасса.

Но и тогда еще не наступил золотой век паруса, поскольку корабли строили только на основе практических знаний. Строителями были мастера, в большинстве наследующие свои знания и опыт от дедов и от отцов. При постройке нового корабля мастер выбирал форму по образцу уже плавающих кораблей. Однако все больше в кораблестроение проникают научные теоретические знания. Сведения, приобретавшиеся веками путем практического опыта, уступают место знаниям, полученным путем эксперимента. Чтобы избежать опасностей и аварий, в разных странах начали разрабатывать научные теории построения кораблей.

В России в царствование Петра I выросла славная когорта талантливых кораблестроителей-практиков. России нужны были люди, обладавшие не только практическими, но и техническими знаниями, и Петр I проводит реформы в области просвещения, которые ставили перед собой целью подготовку образованных людей. С этой целью организуются гражданские школы. В 1699 году в Москве готовилась к открытию первая гражданская Школа математических и навигационных наук, положившая начало мореходному образованию в России*. В ней преподает замечательный математик Леонтий Филиппович Магницкий, автор знаменитой «Арифметики».

К началу XVIII столетия город Холмогоры стал известен как центр развитого кораблестроения. По велению Петра на Северной Двине строится Архангельский порт с большим адмиралтейством на острове Соломбала.

* Материалы для истории русского флота, ч. III. - СПб.: 1866, с. 289.

Строительством нужных Петру кораблей занимались потомственные кораблестроители, уроженцы тех мест. До Петра они строили ладьи и кочи, а теперь начали строить многопушечные корабли. Мореходы и кораблестроители Амосовы, Баженины, Ершовы, Портновы, Игнатьевы и многие другие спустили на воду корабли, которые прошли испытания на океанских просторах, обогнув Скандинавию и придя в Ревель, а затем в Кронштадт.

Одним из образованнейших кораблестроителей того времени был Иван Петрович Амосов. Он был не только практик, но и прекрасный теоретик.

Семь лет И.П. Амосов учился кораблестроению в Англии, где в совершенстве овладел корабельной архитектурой и английским языком.

Вернувшись на родину, он перевел на русский язык книгу известного шведского адмирала и кораблестроителя Чапмана под названием «Исследование об истинном способе находить пристройную площадь парусов линейных кораблей и через посредство оной определять длину мачт и реев», а затем фундаментальный труд английского кораблестроителя и ученого Стакарда «О разбивке кораблей и судов вообще».

И.П. Амосов вошел в историю русского кораблестроения как один из первых теоретиков эпохи деревянного парусного судостроения в конце XVII и первой половине XVIII столетий.

В конце XVIII века в Петербурге открылось первое в России училище корабельной архитектуры. В его стенах готовили теоретически грамотных кораблестроителей. Вскоре, впервые в отечественном кораблестроении, начали разработку типового проекта 16-пушечного корвета, предназначенного для массовой постройки на всех адмиралтействах России.

Многое из того, что раньше кораблестроители-практики делали «на глазок», теперь, пользуясь переводами, стали обосновывать теоретическими расчетами, что вело к улучшению ходовых качеств судов.

Крупным вкладом в кораблестроительную науку стали труды русских инженеров А. Зенкова «Об искусстве делания мачт - макерских вещей» (1828) и В. Беркова «Начальные правила или теоретические основы корабельной архитектуры» (1836). Их использовали не только русские кораблестроители, но и иностранные. Более двух десятилетий во многих морских странах мира пользовались способом расчета гребных винтов, предложенным в 90-х годах прошлого века инженером-механиком русского флота В.И. Афанасьевым, автором всемирно известного трактата о математической зависимости скорости корабля от элементов его корпуса.

Современником В. И. Афанасьева, также известным как в России, так и за рубежом, был выдающийся русский кораблестроитель Петр Акиндинович Титов. Особенно ярко проявляется талант Титова при проектировании крупных броненосцев «Император Николай I» и «Наварин». В 1893 году за эту работу он получает от конкурсного комитета Морского министерства первую и вторую премии. Крупные иностранные кораблестроители и ученые признавали авторитет П.А. Титова. Так, французский академик и кораблестроитель Де Бюсси, побывав на судостроительном заводе, который возглавлял П.А.

Титов, сказал: «Я сорок восемь лет строил суда французского флота. Я побывал на верфях всего мира, но нигде я столь многому не научился».

Буржуазные историки прилагают немало усилий, чтобы доказать главенствующую роль иностранных моряков и кораблестроителей в развитии русского флота и его боевой деятельности. Но как показывает история, возникновение и развитие русского флота, его успехи в строительстве и мореплавании были достигнуты благодаря воинскому и трудовому героизму русского народа, проявившего недюжинные способности во всех областях морского дела.

Мировую известность завоевали моряки и кораблестроители, изобретатели подводных лодок и другие представители научной и технической мысли России - Поповы, отец и сын, С.О. Бурачек, С.О.

Макаров, А.С. Попов, А.Ф. Можайский, А.Н. Крылов и многие другие.

ФРЕГАТЫ Регулярный флот, костяк которого состоял из линейных кораблей относительно неповоротливых и тихоходных, нуждался в быстроходных и легких судах. Ими и стали фрегаты.

Слово фрегат пришло к нам из галерного флота, в котором так назывались легкие галеры, предназначенные для посыльной и разведывательной службы. В XVII веке появляются однодечные корабли нового типа, получившие такое же название. По своим мореходным качествам они обладали наибольшей скоростью и использовались для крейсерства, состояли при флотах как посыльные и разведывательные суда.

Во время боя они поддерживали свои корабли артиллерийским огнем или шли на абордаж. Первый фрегат был построен в Англии Питером Петтом в 1646 году.

В России развитие регулярного флота и постройка фрегатов неразрывно связаны с именем Петра I.

Первый 44-пушечный фрегат был заказан в 1693 году в Голландии известному кораблестроителю Николосу. Фрегат, через год пришедший в Архангельск, имел в трюме разобранную галеру. Судно было названо «Св.

Пророчество». На Соломбальской верфи был построен 24-пушечный корабль «Апостол Павел», хотя его можно отнести скорее к фрегатам, чем к линейным кораблям. В Вавчуге, где строили суда кораблестроители Баженины, в 1702 году в присутствии Петра были спущены на воду два фрегата - «Св. Дух» и «Меркурий». Все эти корабли стали ядром военной флотилии на Белом море.

29 августа 1703 года на Олонецкой верфи был спущен на воду новый 30 пушечный фрегат «Штандарт» длиной 90 футов, шириной 24 фута и глубиной интрюма 9 футов. Это было одно из красивейших судов того времени. Сам Петр командовал фрегатом и привел его из Олонецка в Петербург. Долгую для деревянного судна службу прослужил фрегат и был разломан в 1729 году.

К 1714 году Россия имела уже солидный парусный флот, состоящий из кораблей, несших от 43 до 74 пушек, 8 фрегатов и шняв, а также галерный флот, в который входило 99 полугалер и скампавей. Галерный флот был необходим для шхерных операций, а парусный крейсировал у Кронштадта.

При Петре были введены следующие классы кораблей и судов:

корабли - длиной от 40 до 55 м с тремя мачтами и вооруженные от 44 до 90 орудий;

фрегаты - длиной до 35 м, трехмачтовые, с 28-44 пушками;

шнявы - длиной 25-35 м, двухмачтовые, с 10-18 пушками;

прамы - плоскодонные суда, вооруженные 16-, 18- и 20-фунтовыми пушками;

флейты - грузовые суда с тремя мачтами, имевшие от 2 до 12 пушек.

Петр I создал русский регулярный флот и сделал Россию морской державой, но после его смерти начался период застоя. Строительство русского флота почти прекратилось. Были лишь достроены пять кораблей и фрегат, заложенные еще при Петре I.

14 октября 1768 года Турция под давлением Франции объявила войну России. О причинах ее возникновения мы говорили в первой главе.

Необходимо было создать новый театр военных действий для отвлечения сил противника с главного направления на Дунае. Правительство России решило отправить из Балтийского в Средиземное море эскадру под командованием адмирала Г.А. Спиридова, в состав которой помимо семи линейных кораблей «Евстафий», «Святослав», «Три Иерарха», «Януарий», «Европа», «Три святителя», «Северный орел» входили и фрегат «Надежда благополучия», а также бомбардирский корабль «Гром», четыре пинка и два посыльных судна.

Эскадра имела 640 пушек и 5582 человека команды десанта. В ее задачу входило оказание поддержки грекам в их борьбе против турок.

Спустя два с лишним месяца из Кронштадта в Средиземное море вышла вторая эскадра под командой контр-адмирала Эльфинстона в составе трех линейных кораблей (один из них, «Тверь», сломал рангоут в Балтийском море и вернулся в Ревель), двух фрегатов, трех транспортов и пинка. В задачу второй эскадры входило действовать на морских коммуникациях противника, мешая доставке продовольствия и снабжения в Константинополь. Впоследствии в Архипелаге и Средиземном море было пять русских эскадр, которые покрыли себя неувядаемой славой в Чесменском сражении, в Патрасском бою и другими славными делами. Так, фрегат «Св. Павел» под командой лейтенанта П. Алексиано с двумя полугалерами, находясь в крейсерстве, вблизи Дарданелл, обнаружил на острове Саро-Адаси в Саросском заливе турецкую крепость. Был высажен десант из 160 человек под командой Алексиано. Он атаковал крепость, имея только две пушки, и вынудил ее к сдаче. Было взято 16 орудий, много боеприпасов и оружия.

Чтобы обезопасить южные границы государства от турецко-татарских набегов, на реках Дон, Воронеж, Хопер началось строительство флота. К навигации 1771 года было построено 12 фрегатов, 5 прамов и 58 мелких судов, которые благополучно прошли в Азовское море, а в 1773 году вышли в Черное море. Под командованием вице-адмирала А. Н. Сенявина эскадра одержала ряд побед над турецким флотом. После этого был заключен Кучук Кайнарджийский мирный договор России с Турцией, по которому Турция уступала России побережье между Днепром и Бугом, Крым и Кубань, города Азов, Таганрог, Керчь, Еникале, крепость Кинбурн. На Черном море устанавливалась свобода торгового мореплавания и прохода через проливы в Средиземное море.

Для создания Черноморского флота в 1778 году в устье Днепра был основан город Херсон с верфью для строительства нового флота, на которой сразу приступили к постройке судов средних размеров (а затем и линейных кораблей). В это время вместо шняв ввели 16- и 20-пушечные фрегаты, которые принимали активное участие в последующих военных действиях против турецкого флота.

Так, под командованием бригадира Де Рибаса запорожские казаки под прикрытием фрегата и канонерской лодки высадили десант на острове Березань и взяли находящуюся там крепость.

В сражении у острова Фидониси Севастопольская эскадра, состоявшая из 2 линейных кораблей («Преображение господне» и «Св. Павел»), 10 фрегатов («Андрей Первозванный», «Георгий Победоносец», «Берислав», «Стрела», «Кинбурн», «Таганрог», «Легкий», «Перун», «Скорый» и «Победа») и мелких судов, встретилась у Тендровской косы с турецким флотом, состоявшим из 17 линейных кораблей, 8 фрегатов, 3 бомбардирских кораблей и 21 мелкого судна. Русским авангардом командовал капитан-бригадир Ф. Ф.

Ушаков, который контратаковал турецкий авангард. После трехчасового сражения турецкий флот, потеряв одно судно, вышел из боя и, пользуясь преимуществом в скорости хода, ушел на юг.

8 июля Севастопольская эскадра под командованием контрадмирала Ушакова в составе 10 линейных кораблей, 6 фрегатов, бомбардирского корабля, репетичного судна, 2 брандеров и 15 корсарских судов у Керченского пролива встретила неприятельский флот под командованием капудан-паши Гуссейна в составе 10 линейных кораблей, 8 фрегатов и мелких судов, имевших свыше 1100 пушек. В полдень турецкий флот, находясь на ветре, атаковал русский авангард. Подпустив неприятеля на близкое расстояние, командир авангарда Г.К. Голенкин открыл ураганный огонь по турецким кораблям, чем вызвал панику и замешательство у противника. Ушаков поспешил на помощь авангарду.

Фрегаты вышли из линии баталии и составили резерв, предназначенный для оказания помощи там, где будет в ней наибольшая потребность, а также для развития и закрепления успеха. Чтобы сохранить наветренное положение, турецкая эскадра повернула на обратный курс, нарушив строй, и оказалась скученной, что дало возможность русским вести эффективный огонь. Большие потери понесли корабли капудан-паши и турецкого вице адмирала, которые вышли из линии, а за ними и вся турецкая эскадра обратилась в бегство. Во время боя было потоплено одно турецкое судно со всем экипажем. Потери русских - 29 убитых и 68 раненых.

В знаменитом сражении у Тендры кроме других кораблей принимали участие шесть кораблей-фрегатов.

Интересна судьба одного из фрегатов.

Фрегат «Венус». Шла война со Швецией. 21 мая 1789 года русский 24 пушечный катер «Меркурий» под командой капитан-лейтенанта Р. В. Кроуна у входа в залив Христианс-фиорд атаковал шведский 44-пушечный фрегат «Венус». Используя штилевую погоду, Кроун на веслах подошел к фрегату, став у него под кормой, и в течение полуторачасового боя снес у фрегата почти весь рангоут и такелаж, принудив его спустить флаг. В плен было взято 302 матроса вместе с командиром. Кроун взял на буксир шведское судно и привел его как приз.

Через некоторое время отремонтированный фрегат вступил в строй русского флота. Командовал им пленивший его уже капитан 2 ранга Кроун.

На протяжении всей войны «Венус» одерживал победы над своим же флотом. Так, 26 мая «Венус» и когда-то пленивший его катер «Меркурий» атаковали у Питкопаса отряд шведских гребных канонерских лодок. Шведы в бою потеряли одну канонерскую лодку и, не принимая дальнейшего боя, отошли в шхеры. 10 июня отряд Кроуна в составе двух фрегатов и двух катеров атаковал отряд шведской гребной флотилии из девяти судов. Во время боя были захвачены в плен два шведских транспортных судна, а остальные суда поспешно укрылись в шхерах. На следующий день на помощь Кроуну прибыли десять канонерских лодок. Отряд шведской шхерной флотилии в составе 50 судов трижды пытался атаковать фрегат «Венус», но Кроун сам атаковал противника, который отступил, сжигая шесть своих наиболее пострадавших в бою судов.

Одно судно было захвачено в плен, другое, предчувствуя неминуемый плен, выбросилось на камни.

В Выборгском сражении особенно отличился фрегат «Венус». Командуя отрядом фрегатов, капитан 2 ранга Кроун атаковал у острова Фиекар шведский гребной флот, врезавшись в его середину. Осыпаемые картечью шведские галеры и канонерские лодки после недолгого боя начали спускать паруса и флаги. Адмирал Чичагов, преследуя основной флот шведов, отдал приказ Кроуну вернуться к эскадре. Кроун подчинился, бросив почти сдавшегося противника, который поднял паруса и скрылся в близлежащих шхерах. Чичагову не удалось нагнать противника. Но в бегстве от главных сил русских отстал контр-адмиральский корабль, который после короткого боя спустил флаг. Подойдя к Свеаборгу, русский фрегат «Венус» встретился со шведским 64-пушечным кораблем «Ретвизан». Нанеся в ходе боя шведскому кораблю большие разрушения, русский 44-пушечный фрегат взял его на абордаж и захватил. После заключения мира между Россией и Швецией история фрегата не закончилась. Он был тимберован и вооружен пушками. Во время войны с Францией (1804-1807) для защиты Ионических островов в Адриатике туда прибыли шесть отрядов из Черного моря и две эскадры из Балтийского, соединенные к началу 1806 года под командованием вице-адмирала Д. Н. Сенявина. Эскадра состояла из 10 линейных кораблей, фрегатов, 6 корветов, 6 бригов, 12 канонерских лодок, госпитального судна и 2 транспортов. Фрегат «Венус» входил в эту эскадру. Под командованием капитан-лейтенанта Развозова он шел из Кастель-Нуво в Триест. Заметив французскую канонерскую лодку, «Венус» немедля вступает в бой и в коротком бою наносит противнику артиллерийским огнем большие повреждения. Лодка вышла из боя и укрылась под защитой крепостных батарей Капо д'Истрия.

Весь период войны с Францией фрегат «Венус» находился в самых горячих местах. Высаживал десанты, блокировал неприятельские крепости и порты, вел обстрел вражеских укреплений. В одном из крейсерств вблизи Далматинского берега фрегат «Венус» и 32-пушечный фрегат «Автроил» встретили 11 французских шебек и канонерских лодок. Завязался быстротечный бой. Два неприятельских судна были уничтожены и три взяты в плен. Остальным судам удалось бежать.

Во время блокады Рагузы «Венус» и корабль «Азия» беспрестанно отгоняли вражеские суда, которые хотели выйти или войти в Рагузскую гавань. В одной из перестрелок фрегата с крепостью Старая Рагуза «Венус» получил две пробоины - одну из них ниже ватерлинии, сильно пострадал такелаж. После ремонта «Венус» снова вступает в строй.

В 1806 году началась война с Турцией. Сенявин со своей эскадрой, состоявшей из семи 74-пушечных и одного 64-пушечного линейных кораблей, фрегата «Венус», шлюпа «Шпицберген» с десантом, вышел из Корфу и пошел в Архипелаг для военных действий против турок. Русский и английский флоты должны были блокировать Дарданеллы. Нужно было совместными силами прорваться к Константинополю и принудить Турцию к заключению мира. Однако командующий английской эскадрой вице-адмирал Дукворт отказался от прорыва, ссылаясь на необходимость спешного ремонта поврежденных кораблей, и увел эскадру на Мальту. Оставшись со своей эскадрой один без союзников, Д.Н. Сенявин решил взять остров Тенедос, который служил бы базой флота и был ключом к Дарданеллам, откуда можно было осуществить их плотную блокаду. 10 марта Тенедос пал.

У неприятеля было взято 79 пушек, 3 мортиры и 1200 человек пленных.

Фрегат «Венус» все это время нес крейсерскую службу на пути к Дарданеллам.

В войне с Англией 1807 года фрегат «Венус» стоял на ремонте в сицилианской гавани Палермо, куда подошла английская эскадра. Адмирал Торнброу потребовал сдачи фрегата «Венус», несмотря на то, что Палермо был нейтральным портом. Получив наглый ультиматум, экипаж фрегата единодушно решил в случае нападения англичан драться до последнего выстрела, а в случае невозможности отстоять судно от захвата — сжечь его.

По соглашению с правительством Сицилии фрегат передавался ему до конца войны с Англией с тем, что по окончании военных действий он будет возвращен русскому правительству.

После окончания войны со Швецией и Турцией было обращено внимание на улучшение кораблестроения в Балтийском и Черноморском флотах. Все морское управление было сосредоточено в Адмиралтейств-коллегий.

Наблюдение за кораблестроением было поручено главному инспектору - обер-сарваеру (должность, учрежденная еще Петром I), которым был назначен лучший русский кораблестроитель того времени А. Катасанов. В конструкцию кораблей, их вооружение, рангоут и такелаж было введено много новшеств. Так, прежние возвышения бака и юта корабля соединялись сплошной палубой, что позволяло поставить на ней добавочные пушки.

Обязательными стали обшивка подводной части корабля медными листами и крепление железными болтовыми соединениями частей корпуса.

Все это отразилось на внешнем виде судов. Если линейные корабли оставались еще высокобортными с тремя и четырьмя деками, то их младшие товарищи, фрегаты, которые также могли идти с ними в кильватерной линии, были намного изящнее своих тяжелых собратьев. Это были самые красивые и совершенные суда того времени. По своей конструкции они отличались от линейных кораблей несколько меньшими размерами и имели до 60 орудий, расположенных на верхней и нижней палубах. Пушечные порты на нижней палубе (опердеке) отстояли от воды не менее чем на 1,8-2,5 м. Фрегаты обладали большой остойчивостью, имели высокие мачты, намного выше, чем были на линейных кораблях, и поэтому могли нести большую парусность. Скорость их хода была значительно выше, чем у линейных кораблей. Во всех боях русского флота, вплоть до конца XIX века, фрегаты принимали деятельное участие.

Фрегат «Крейсер». Первым из фрегатов, совершивших кругосветное плавание, был 32-пушечный фрегат «Крейсер», построенный в Архангельске и спущенный на воду 18 мая 1821 года. Строителем его был опытный кораблестроитель А. М. Курочкин. Командовал фрегатом капитан 2 ранга М.

П. Лазарев. Это было его третье кругосветное плавание. Еще в 1813- годах лейтенантом, он, командуя судном Российско-Американской компании «Суворов», совершил кругосветное плавание в Русскую Америку. Идя туда малоизвестным курсом, он открыл в Тихом океане, в южной Полинезии, атолл, который назвал именем Суворова (1814). Вторая его экспедиция была наиболее выдающейся. В ходе совместного плавания шлюпов «Восток» и «Мирный» под командованием Ф. Ф. Беллинсгаузена и М.И. Лазарева была открыта Антарктида. Сопровождать фрегат «Крейсер» должен был, как транспортное судно, с продуктами и различными грузами, шлюп «Ладога», которым командовал старший брат Михаила Петровича капитан-лейтенант Андрей Петрович Лазарев, в будущем вице-адмирал и кругосветный мореплаватель. Лазарев тщательно подбирал офицеров, ценя в них не внешний лоск, а честное, добросовестное исполнение служебного долга.

Лейтенант М.Д. Анненков плавал с ним еще на шлюпе «Мирном» и имел опыт 12 морских кампаний. Лейтенант И.А. Куприянов, также совершивший кругосветное плавание, впоследствии стал вице-адмиралом, и в общем трижды огибал земной шар. Лейтенант Ф.Г. Вишневский - будущий декабрист. В 1826 году, после разгрома декабрьского восстания, был разжалован в рядовые с определением в дальние гарнизоны «до выслуги», послан в пехотный полк на Кавказ, где отличился в военных действиях против турок, после чего в 1832 году восстановлен в офицерском звании.

Мичман П.С. Нахимов, во время плавания получивший чин лейтенанта, - будущий адмирал, флотоводец, герой Наварина, Синопа и обороны Севастополя. Мичман Е.В. Путятин - впоследствии адмирал, прославился как исследователь Японского моря и дипломат. Д.И. Завалишин - лейтенант, мореплаватель, исследователь Восточной Сибири. В 1824 году вошел в тайное общество декабристов, а после его разгрома был сослан на 13 лет в Нерчинские рудники. После амнистии остался в Чите, где изучал Сибирь. В 1863 году за обличительные статьи против местной администрации выслан из Читы.

Мичман А.А. Домашенко в 1827 году на линейном корабле «Азов» у берегов Сицилии во время шторма бросился в море, чтобы спасти сорвавшегося с реи матроса, и утонул вместе с ним. В 1828 году ему в Кронштадте был поставлен памятник на собранные товарищами деньги.

Все эти выдающиеся люди считали себя учениками Лазарева, гордились этим и старались своими действиями и поведением во всем походить на своего командира. Многие из них видели, как командир готовил фрегат к рейсу. Он не особенно доверял портовым чиновникам, заверявшим его, что на фрегате все в порядке. Лазарев по опыту прежних кампаний знал, что доверять портовому начальству нельзя, а тем более если судно отправляется в кругосветное плавание. Он сам проверил все крепления фрегата, обшивку, рангоут, такелаж и внутренние помещения вплоть до трюма. Осмотр показал, что фрегат нуждается в существенных переделках и улучшениях конструкции. Был подан рапорт командиру порта, какие работы нужно провести. Их было восемь, и касались они набора корпуса, ахтерштевня и рулевых петель, перестройки кают и других мест внутреннего расположения.

Он потребовал, чтобы вместо 36 пушек, положенных по штату, было поставлено 44 с заменой 20-фунтовых на 18-фунтовые карронады. По настоянию Лазарева и артиллерийского офицера к пушкам были поставлены для воспламенения заряда кремневые замки. В море «Крейсер» оказался прекрасным ходоком и несмотря на то, что «Ладога» была легче и меньше тяжелогруженого фрегата, она все время отставала, и «Крейсеру» приходилось убавлять паруса, чтобы не потерять ее из виду. На «Крейсере» не хватало опытных матросов, рулевых, артиллеристов и марсовых. Были набраны молодые неопытные матросы, которых Лазарев имел право заменить в случае их непригодности к дальнему плаванию опытными матросами из команд судов архангельской эскадры, которую фрегат и шлюп должны были встретить в Копенгагене, куда пришли на двенадцатый день.

Противные ветры и штормы задержали суда почти на неделю. Пользуясь предоставленным ему правом, Лазарев взял с разных кораблей пятнадцать опытных матросов.

Следующим портом, куда должны были прийти суда для пополнения продуктов и воды, был Портсмут. Фрегат, имея лучший ход, пошел вперед, чтобы, прибыв в Англию, заблаговременно приготовить все необходимое для дальнейшего длительного плавания. 23 сентября, находясь у берегов Англии, «Крейсер» встретил сильный ветер. Целую неделю фрегат отстаивался на Дильском рейде. Во время вынужденной стоянки русские моряки были свидетелями многих аварий английских купеческих судов. Порт, несмотря на частую посещаемость, совершенно не имел необходимого навигационного оборудования. Через восемь дней «Крейсер» снялся с якоря и взял курс на Портсмут. Английский канал снова встретил фрегат штормом, который продолжался двое суток, и только отличные мореходные качества судна, искусство командира и четкая работа команды позволили «Крейсеру» избежать катастрофы.

Лазарев понимал, что ежедневные занятия с командой не только сделают из его подчиненных хороших моряков, но и помогут им войти в ритм повседневной морской службы. Он сам следил за временем постановки или уборки парусов. И чем дальше уходил фрегат, тем более был доволен командир слаженностью работы команды и мичманов, которые не только должны были бегать по вантам быстрее любого матроса в работе на реях, отвечать не только за свои ошибки, но и за ошибки своих подчиненных. Хотя вольнодум Завалишин и не всегда был в восторге от жестких требований командира, это не мешало ему выполнять свои обязанности ревизора. А без его подписи никакие предписания о расходе денег на фрегате не являлись законными. Ни одна копейка не тратилась Завалишиным понапрасну, чем он и заслужил уважение командира, офицеров и матросов «Крейсера».

Впоследствии Лазарев дал начальнику Морского штаба в Петербурге прекрасную характеристику на Завалишина.

28 ноября, закупив астрономические инструменты и карты, пополнив запасы провизии и отремонтировав у «Ладоги» поврежденный рангоут, суда с попутным ветром вышли из Портсмута и взяли курс на остров Тенериф, а оттуда, приняв запас овощей, вина и свежих фруктов, - на Рио-де-Жанейро.

28 февраля 1823 года суда пошли через Тихий океан мимо мыса Доброй Надежды и Австралии. Пройдя меридиан мыса Доброй Надежды, суда попали в полосу штормовых ветров. Две недели непогоды измотали людей, казалось, что шторму не будет конца. Однако 18 мая пришли в порт Дервент на острове Тасмания. Лазарев был восхищен дисциплиной и слаженностью работы команды, о чем он уведомил Адмиралтейств-коллегию: «Суда мне вверенные, фрегат «Крейсер» и шлюп «Ладога», находятся в весьма хорошем состоянии, К удовольствию моему должен уведомить государственную Адмиралтейств-коллегию, что как офицеры, так и нижние чины обоих судов пользуются совершенным здоровьем»*.

9 июня «Крейсер» вышел из Дервента, взяв курс на остров Таити, где он хотел запастись свежей провизией, водой и фруктами. На случай разлуки из за непогоды встреча с «Ладогой» была назначена в бухте Матаваи острова Таити. 8 июля фрегат отдал якорь в бухте Матаваи, а через семь дней в бухту вошла «Ладога».

* ЦГА ВМФ, д. 666, л. 409.

Спустя четыре дня после выхода в море суда расстались. Фрегат «Крейсер» пошел в Ново-Архангельск в Русской Америке, а шлюп «Ладога» в Петропавловск-на-Камчатке, чтобы сдать груз, а потом идти на остров Ситху. 31 июля фрегат пересек экватор, а через 17 дней экипаж отмечал годовщину кругосветного плавания.

3 сентября «Крейсер» был с большой радостью встречен русской колонией в Ново-Архангельске. С особой теплотой фрегат встречала команда шлюпа «Аполлон», которая с нетерпением ждала смены, чтобы скорее увидеть родные берега.

После разгрузки, исправления повреждений и просушки помещений «Крейсер» покинул гостеприимную бухту Ново-Архангельска, дождавшись «Ладогу». Снова вместе суда направились в Сан-Франциско. На одном из переходов при попутном сильном ветре, когда нужно было паруса взять на гитовы, с фор-русленей упал в воду канонир. Раздался крик: «Человек за бортом!» Вахтенный мичман Нахимов, не задумываясь, бросился к шлюпке и в считанные минуты спустил ее на воду.

Утопающий был виден, и шлюпка с шестью человеками, которую могло залить волной, была близка к канониру, но человек внезапно скрылся под водой. Возможно, его схватила акула, которые в изобилии водились в этих водах, а может быть, свели судороги. При подъеме шлюпку разбило о бизань русленя, но Нахимов с матросами успели схватиться за такелаж и выбраться на палубу. О благородном поступке Нахимова командир доложил в Адмиралтейств-коллегию. После прихода в Сан-Франциско к «Крейсеру» и «Ладоге» присоединился «Аполлон». Там же стоял бриг «Головнин», принадлежавший Российско-Американской компании.

Шлюпы «Аполлон» и «Ладога», пополнив запасы продуктов и пресной воды, с попутным ветром вышли в море и, взяв курс на мыс Горн, пошли в Россию. А М.П. Лазарев, закупив 4488 пудов пшеницы и снявшись с якоря февраля 1824 года, возвратился в Ново-Архангельск.

Здесь для обеспечения команды свежими овощами Лазарев приказал засеять огород. Соскучившиеся по земле матросы работали не покладая рук.

Но и среди тщательно отобранных офицеров оказалась одна «паршивая овца». Старший офицер Кадьян, самодур и крепостник, для которого лучшим разговором с матросом были зуботычина и бесконечные придирки, так досадил команде, что матросы заявили: они не вернутся на фрегат, пока не уберут Кадьяна. Лазарев, узнав об этом и зная причины неприязни матросов, отправил этого офицера в Россию, якобы для лечения. Скрыв истинную причину увольнения Кадьяна, он спас матросов от суда как бунтовщиков.

Фрегат «Крейсер» находился в Ново-Архангельске до октября 1824 года.

Его преемником был шлюп «Предприятие» под командованием ставшего вскоре известным мореплавателя О.Е. Коцебу.

Сдав крейсерство, Лазарев вышел из Ново-Архангельска и через 37 дней пришел в Сан-Франциско. Плавание было очень трудным: противные ветры, шквалы и сильные штормы. Фрегат простоял месяц, исправляя рангоут и такелаж. Отдохнувшая команда готова была идти как можно быстрее к родным берегам. «Крейсер» вышел из Сан-Франциско, взяв курс на Рио-де Жанейро. Из-за частых штилей фрегат пришел туда только через 93 дня. Из Рио-де-Жанейро «Крейсер» вышел 22 апреля, а 5 августа под звуки собственного оркестра пришел в Кронштадт.

Фрегат после трех лет плавания имел блестящий вид, на нем царил полный порядок. Дух экипажа был так бодр, что казалось, будто фрегат не пришел из дальнего плавания, а собирается его сделать. Начальник Морского штаба 6 августа доносил императору: «Я осматривал фрегат и нашел его во всех отношениях не только в отличной, но и даже необыкновенно превосходной исправности». На «Крейсер» водили молодых гардемаринов.

Опытные моряки приходили смотреть и поучиться у капитана, как можно содержать судно в таком порядке. Гардемарин С. Крашенинников, побывавший на фрегате после прихода его в Кронштадт, спустя много лет писал: «Старые балтийские моряки верно помнят еще, каким щеголем возвратился в 1825 году из вояжа фрегат «Крейсер». Нас, гардемарин, возили тогда осмотреть это образцовое судно. Живо помню, как поразили меня развешенные в батарейной палубе расписания и ортодонансы на чертежах фрегата;

какая была чистота и все дышало порядком. Тут показали нам трисель-мачты и триселя - как новость, впервые введенную на «Крейсере»*.

Результатом проводимых фрегатом океанографических, астрономических, метеорологических наблюдений явилась книга под названием «Метеорологические наблюдения, производившиеся во время кругосветного плавания фрегата «Крейсер» под командованием капитана ранга Лазарева 1-го в 1822, 1823, 1824, 1825 годах».

Фрегат «Паллада». Об этом фрегате очень много писалось. Он был назван в честь греческой богини Афины Паллады. Он был одним из последних парусных судов русского военного флота, совершившим свое замечательное и, к сожалению, последнее плавание. Он был спущен на воду в 1832 году. А в 1846 году фрегат был капитально отремонтирован.

Фрегат «Паллада» под командованием капитана 2 ранга И.С. Унковского вышел из Кронштадта 7 октября 1852 года. В поставленной задаче фрегату надлежало доставить дипломатическую миссию в Японию, которую возглавлял Е.В. Путятин, а секретарем был известный русский писатель И.А.

Гончаров. Е.В. Путятин был мореплавателем. Мичманом он совершил * Морской сборник, 1868, № 2, с. 2-3.

свое первое кругосветное плавание на фрегате «Крейсер», участвовал в Наваринском сражении, в блокаде Дарданелл. Его яркая биография как моряка и дипломата обеспечила ему быстрое продвижение по службе. Уже в 1842 году он в чине контр-адмирала возглавлял русскую дипломатическую миссию в Иране, где добился отмены ограничений русско-иранской торговли по Каспию и установления регулярного морского сообщения между Россией и Ираном. Поэтому и выбор его как дипломата для переговоров с Японией был не случаен. Гордостью «Паллады» были ее офицеры и команда. Это К.Н.

Посьет - впоследствии полный адмирал, гидрограф, исследователь Баренцева моря, автор трудов «Вооружение военных флотов» и «Артиллерийское учение». Лейтенантом на «Палладе» служил И.П. Белавенец, в дальнейшем капитан 1 ранга, ученый мореплаватель, принимал участие в описи восточных берегов Кореи, специалист по вопросам навигации и девиации компаса. Автор многих статей и книг. Старшим офицером фрегата был лейтенант И.И. Бутаков, ставший позднее командиром «Паллады», потом вице-адмиралом;

кругосветный мореплаватель, дважды обогнувший земной шар, участник Амурской экспедиции. Лейтенант П.Т. Тихменев - будущий историк Русской Америки, мореплаватель и писатель, его труд «Историческое обозрение образования Российско-Американской компании» в двух томах в 1863 году премирован Академией наук.

Осенние штормы в Немецком море потрепали фрегат. Судно нуждалось в ремонте, который и был произведен в Портсмуте. Первоначальный план идти проливом Дрейка, где мог появиться лед (да и в южном полушарии в это время года дули противные ветры), отпадал. Оставался второй путь - идти мимо мыса Доброй Надежды через Индийский океан к Филиппинам, а оттуда в Японию.

Два месяца длился переход через Атлантику. «Палладу» сопровождала винтовая шхуна под командованием капитан-лейтенанта В.А. Римского Корсакова. 10 марта суда отдали якоря в бухте Фальсбей. Во время подготовки к переходу через Индийский океан были совершены экспедиции на побережье с глубь материка, собраны коллекции образцов флоры и фауны.

Это позволило обогатить отечественную науку новыми сведениями. Через месяц, 12 апреля, на «Палладе» поставили паруса и взяли курс на Японию.

По пути фрегат заходил на Яву, в Сингапур и Гонконг. Тихий океан встретил фрегат тайфуном, который мог стать роковым. Но, благодаря мужеству экипажа и умелому командованию, «Паллада» продолжала свой путь к японским берегам. Грот-мачта, у которой ослабели ванты и бакштаги, качалась, и были минуты, когда катастрофа казалась неминуема. Мачту удалось укрепить, потерянные паруса заменить новыми. На Бониновых островах в ожидании «Паллады» собрались русские суда: корвет «Оливуца», транспорт «Князь Меньшиков» и шхуна «Восток». Во время ремонта фрегата Е.В.

Путятин на корвете «Оливуца» с молодыми офицерами и гардемаринами составлял описание трех групп островов и подробные карты.

Придя в Нагасаки, миссия начала переговоры с японскими представителями, принесшие положительные результаты. Фрегат посетил несколько японских островов. Посьетом была сделана подробная съемка берегов и внесены поправки в морские карты. Фрегат зашел в Манилу, где пополнил запасы продовольствия и воды, и пошел к берегам Дальнего Востока. Придя в Императорскую гавань, команда и офицеры перешли на пришедшую «Диану». На «Палладе» были оставлены подпоручик Кузнецов, боцман Синицын и десять матросов. Зиму «Паллада» простояла в гавани, а весной за ней пришли фрегат «Аврора» и корвет «Оливуца». Командиры двух судов увидели, что швы на «Палладе» разошлись настолько, что вода в трюме доходила до жилой палубы. Был получен приказ военного губернатора В.С. Завойко об уничтожении «Паллады». Старый моряк, ученик Лазарева, участник Наваринского сражения и военный губернатор Петропавловского порта, отразившего нападение англо-французской эскадры (шла Крымская война), понимал, что в сложившейся военной обстановке «Паллада» будет только обузой для остальных двух судов. Двадцать три года фрегат «Паллада» прослужил Родине, прежде чем окончить свои дни на дне Императорской гавани.

Переход от паруса к паровой машине. После Крымской войны года в России, да и во всем мире, прекращается строительство больших парусных военных кораблей. Вначале паровая машина ставилась в помощь парусам, а потом стала самостоятельным двигателем. Но как ни велика была роль судов, приводимых в движение паровой машиной, нельзя забывать и о парусах, которые и сегодня напоминают нам о днях прошедших: «Седов» и «Крузенштерн», «Товарищ» и многие другие бороздят моря и океаны. Как много лет назад, новое поколение моряков начинает с парусов.

Уже после новой строительной программы 1863 года были построены клипера с парусным вооружением и вспомогательной паровой машиной, заменившие парусные фрегаты. У клиперов были острые обводы носовой и кормовой части с сохранением полноты обводов мидель-шпангоута. Они предназначались для океанского крейсерства. С 1873 по 1880 год на отечественных верфях было построено восемь винтовых с парусным вооружением небронированных клиперов со скоростью хода 11-13 узлов и водоизмещением 1330 т. Их вооружение состояло из трех 152 миллиметровых орудий с поворотными платформами не верхней палубе. С 1867 года русский флот стал вооружаться стальными нарезными орудиями.

1863 год в истории русского военного кораблестроения был годом начала строительства броненосных кораблей. Адмирал И. Бутаков в этом году закончил свой труд «Новые основания пароходной тактики». Был основан Корпус инженеров-механиков - нужно было готовить и воспитывать личный состав кораблей, необходимый для парового флота.

Новая кораблестроительная программа принесла свои результаты: за короткое время было построено восемь броненосных кораблей разного типа и назначений, в том числе и усовершенствованные фрегаты. Это были двухбашенные и трехбашенные корабли: двухбашенные фрегаты «Адмирал Спиридов» и «Адмирал Чичагов» имели водоизмещение 3500 и 3650 т.

Бортовая броня была по ватерлинии 102-178 мм, в башнях, защищенных 152 миллиметровой броней, помещались по два 280-миллиметровых орудия. Эти фрегаты строились в Петербурге. Там на новом адмиралтействе были построены трехбашенные фрегаты «Адмирал Грейг» и «Адмирал Лазарев».

Их водоизмещение было около 3800 т. Фрегаты имели по три 280 миллиметровых орудия, башни были защищены броней толщиной 152 мм.

Их машины мощностью до 2000 л. с. позволяли развивать скорость хода узлов.

Говорить об этих кораблях как о фрегатах трудно. Они были заложены как фрегаты, но после спуска на воду, в связи с новой спецификацией, переводились в ранги броненосной башенной батареи. Так как крейсера стали классом боевых кораблей, то многие фрегаты стали крейсерами 1-го ранга. То же самое произошло с пароходофрегатами и корветами.

В конце 1891 года была разработана первая классификация, объявленная приказом по Морскому ведомству 1 февраля 1892 года. По этой классификации устанавливались следующие классы:

I. Броненосцы: эскадренные;

береговой обороны. II. Крейсера: 1-го ранга;

2-го ранга. III. Минные крейсера. IV. Канонерские лодки: мореходные;

береговой обороны. V. Пароходы. VI. Яхты. VII. Транспорты. VIII.

Миноносцы. IX. Миноноски. X. Учебные суда. XI. Портовые суда.

Данная классификация не строго соблюдалась даже официальными органами Морского ведомства. Так, крейсера 1-го ранга получили деление на «броненосные крейсера» и «бронепалубные», большие миноносцы составляли класс контр-миноносцев, а затем эскадренных миноносцев, которые, как их предки - фрегаты, вписали много славных страниц в боевую летопись русского и советского флота.

Миноносцы - это фрегаты XX века. На смену парусным фрегатам пришли миноносцы, а точнее, как тогда их называли, - миноноски. Рождение первого в мире миноносца «Взрыв» произошло в России в 1877 году на заводе Берда в Петербурге. Это был первый мореходный миноносец длиной 36,5 м и шириной 4,9 м.

Следующим этапом в истории прогресса миноносцев как класса была постройка в Англии по русским чертежам миноносца «Батум», имевшего водоизмещение 48 т, длину 29,4 и ширину 3,4 м. Спущенный на воду в году, он в короткое время совершил переход из Англии в Черное море, показав отличную скорость хода и такие же мореходные качества. Несмотря на то, что он был меньших размеров, чем «Взрыв», вооружение его было мощнее: два носовых торпедных аппарата и одно 37-миллиметровое орудие.

Английское морское министерство и пресса писали: «Не приходится сомневаться в том, что замечательные показатели этого судна явились побудительной причиной для нашего правительства, как и для многих других, приступить наконец к систематической постройке миноносцев первого класса»*. К концу XIX века почти все морские державы разрабатывают новый тип миноносца - контр-миноносец, который мог служить не только для боевых действий против миноносцев противника, но и сам наносить торпедные удары по крупным кораблям неприятеля. Возросли требования к скорости не только контр-миноносцев, но и остальных боевых кораблей, их живучести, непотопляемости, составу их вооружения и т.д.

Русско-японская война показала ценность миноносцев как класса кораблей, которые выполняли повседневную работу военного времени. Это и охрана входов в порты, и постановка минных заграждений, и траление фарватеров от вражеских мин, и дозорная служба, и обстрел берегов противника, и участие в крупных морских сражениях.

Подвиг «Стерегущего». Неувядаемой славой покрыл себя экипаж миноносца «Стерегущий» под командованием лейтенанта А.С. Сергеева.

Посланные в море миноносцы «Решительный» и «Стерегущий» для разведки Квантунского полуострова до острова Эллиот в ночь на 10 марта 1904 года были встречены четырьмя японскими контр-миноносцами - «Усугумо». «Синономе», «Акебоно» и «Сазанами». Силы были явно неравные. Миноносец «Решительный», обладая хорошим ходом, прорвался в Порт-Артур, повредив в бою японские миноносцы «Акебоно» и «Сазанам»».

«Стерегущий», отстав, принял неравный бой. Этот бой вошел в историю русского флота как символ доблести и мужества русских моряков.

На «Стерегущем» повреждена машина, рулевое управление. Миноносец лишился хода. Стальной дождь осколков осыпает палубу. Убит командир.

Разбита артиллерия. Японцы предлагают сдаться. Но русский флаг, прибитый к мачте, продолжает развеваться. На помощь ему спешат крейсеры «Баян» и «Новик», на котором находился адмирал С.О. Макаров.

* Лупач В.С. Русский флот - колыбель величайших открытий и изобретений. - М.:

ДОСААФ, 1952, с. 119.

Японцы пытаются захватить «Стерегущий». Однако несколько оставшихся в живых матросов предпочитают гибель в море. Увидев японскую шлюпку с десантом, матросы Василий Новиков и Иван Бухарев открывают кингстоны, и миноносец, унося с собой трупы убитых, уходит под воду. И сейчас в Ленинграде стоит памятник из бронзы двум матросам, поворачивающим маховик кингстона, с короткой надписью: «Стерегущий».

После русско-японской войны в 1907 году в России миноносцы, контр миноносцы и минные корабли стали официально именоваться «эскадренными миноносцами», сокращенно эсминцами или лидерами. Это были уже не первые маленькие суденышки, которым по штату были положены паруса. В России после учреждения Комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования с 1904 по 1912 год было собрано 18 миллионов рублей и на них построено 19 эсминцев и 2 подводные лодки. Эсминцы имели поршневые двигатели, работавшие на жидком топливе. В вооружении тоже были изменения. Так, отказались от подводных неподвижных торпедных аппаратов, заменив их палубными многотрубными, установленными на вращающихся платформах со специальными оптическими прицелами. Совершенствуется и сама торпеда. Выросли ее скорость, диаметр и вес. Увеличился калибр и дальнобойность орудий. На палубе у кормы с правого и левого борта прокладывали минные рельсы, на которых крепились мины. Увеличилось водоизмещение эсминцев, их длина и ширина. Так, эсминец постройки 1911 - 1913 годов типа «Новик» имел длину 102,4 м, ширину 9,5 м, осадку 3 м, водоизмещение 1260 т. Скорость его была 37,3 узла (а у первого мореходного миноносца «Взрыв» 12,3 узла). По тем временам это очень большая скорость. Напомним, что эсминцы, построенные в Англии и Америке во время второй мировой войны, могли развивать скорость до 38 узлов.

«Новик», построенный в Петербурге на Путиловском заводе, имел три турбины мощностью 40 000 л. с., четыре дымовых трубы, четыре 100 миллиметровых орудия, четыре пулемета, четыре двухтрубных торпедных аппарата и три винта. Дальность плавания у «Новика» была 1761 миля. Свое имя эсминец получил в память погибшего в русско-японскую войну крейсера «Новик».

«Погибаю, но не сдаюсь!» Такие сигналы были подняты на кораблях революционного русского флота в 1918 году.

Немцы захватили Крым. Нависла угроза над Черноморским флотом, стоявшим в Севастополе. Морской Главный Штаб (МГШ) обратился в Высший Военный Совет Республики с предложением о переводе флота в Новороссийск. Немцы потребовали сдачи Черноморского флота. Украинские националисты и контрреволюционно настроенные офицеры вначале отказались идти в Новороссийск и подняли на кораблях желто-голубые флаги Центральной Рады*. На эскадренном миноносце «Керчь» был поднят сигнал «Позор и продажа флота!».

Утром 1 мая семь эскадренных миноносцев, дивизион сторожевых катеров и подводных лодок вошли в Цемесскую бухту Новороссийска. На оставшихся в Севастополе кораблях команды потребовали от командующего Черноморским флотом М.П. Саблина немедленного ухода оставшихся кораблей в Новороссийск. Немецкие части подошли к Севастополю и заняли высоты вокруг города и бухты. В Новороссийск пришли вторым эшелоном линейные корабли «Воля» (бывший «Император Александр III») и «Свободная Россия» (бывшая «Императрица Екатерина II») в сопровождении эскадренного миноносца «Дерзкий».

Однако порт не был приспособлен для такого количества кораблей.

Кроме того, не исключалась возможность захвата города с суши. МГШ, учитывая, что флоту уходить некуда, поскольку остальные порты Кавказа еще меньше подходили для его стоянки, представляет в СНК докладную записку, в которой, анализируя обстановку, приходит к выводу: флот, чтобы не достался врагу, придется затопить. На записке В.И. Ленин написал:

«Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно. Пред. СНК В. Ульянов (Ленин)»**.

18 июня в 4 ч оставшиеся в Новороссийске корабли были стянуты на рейд Цемесской бухты, неся на своих мачтах сигнал «Погибаю, но не сдаюсь», а еще через некоторое время рейд был пустым. Эскадренный миноносец «Керчь», торпедировав миноносец «Фидониси» и выполнив свой революционный долг, взял курс на Туапсе. На траверзе Кадошского маяка радист «Керчи» с разрешения командира В.А. Кукеля дал в эфир радиограмму: «Всем, всем! Погиб, уничтожив те корабли Черноморского флота, которые предпочли гибель позорной сдаче Германии. Эскадренный миноносец «Керчь».

19 июня в 4 ч 30 мин утра была затоплена своей командой «Керчь», Команда пошла воевать на фронты гражданской войны.

Корабли, оставшиеся в Севастополе, прошли весь путь унижения от немецкого плена до вывоза из Крыма разбитых в боях остатков белогвардейцев и были сданы бароном Врангелем французскому правительству, окончив свою жизнь на корабельном кладбище в Бизерте.

После гражданской войны Совет Труда и Обороны, возглавлявшийся В.И. Лениным, принял решение о подъеме потопленных в Новороссийске кораблей.

* Орган буржуазно-националистической власти на Украине в 1917-1918 годах.

** Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50. с. 81.

Первым был поднят эскадренный миноносец «Калиакрия». После ремонта корабль вошел в строй под названием «Дзержинский». Затем были подняты миноносцы «Лейтенант Шестаков», «Капитан-лейтенант Баранов», «Стремительный», «Сметливый», «Гаджибей», «Пронзительный». В году подняли «Керчь», его турбины были заботливо смазаны экипажем корабля перед затоплением и оказались пригодными для работы на электростанции.

Эсминцы в Великой Отечественной войне. В предвоенные годы была построена большая серия эскадренных миноносцев. С 1936 года вплоть до Великой Отечественной войны и даже во время ее ряды кораблей Балтийского, Черноморского, Северного и Тихоокеанского флотов пополнялись эсминцами.

Первые из них вступили в строй еще в 1936 году. Это были эсминцы типа «Гневный» и «Сторожевой». Их вооружение состояло из четырех 130 миллиметровых орудий со щитовой защитой, двух 76-миллиметровых зенитных орудий, четырех 37-миллиметровых автоматов и восьми крупнокалиберных пулеметов. Торпедное вооружение состояло из двух трехтрубных торпедных аппаратов с запасом 533-миллиметровых торпед.

«Сторожевой» являлся прототипом «Гневного».

В эти же годы были построены прославившиеся во время войны эсминцы «Ташкент», «Ленинград», «Минск», «Москва», «Харьков», «Баку», «Тбилиси». Они проектировались и строились как флагманские корабли дивизиона эскадренных миноносцев - лидеры. Их обязанностью было выводить эсминцы в торпедные атаки на корабли и суда, охраняемые конвоем противника. Но, как и в первую мировую войну, им ни разу не пришлось выводить в торпедные атаки свои эскадренные миноносцы, как, впрочем, и лидерам всех других флотов мира. Зато они оказали неоценимую услугу не только флоту, но и сухопутным частям. Они охраняли конвои, перевозили войска, грузы, вывозили раненых, производили артиллерийские нападения на корабли и береговые объекты противника, осуществляли минные постановки. Их вооружение: пять 130-миллиметровых орудий, две 76-миллиметровые зенитные установки и два 533-миллиметровых четырехтрубных торпедных аппарата. Водоизмещение их было почти стандартным - 2700 т.

«Прорыватель блокады». Его называли по-разному: «Героем Севастополя», «Голубым крейсером» и «Голубым красавцем», но настоящее имя лидера эскадренных миноносцев было «Ташкент». Эсминец вошел в строй перед самой Великой Отечественной войной, в начале сорокового года.

Водоизмещение 2895 т, длина 132 м, ширина 13 м, осадка 3,7 м, мощность 110 000 л. с., максимальная скорость 44,3 узла, дальность плавания свыше тысяч миль. Вооружение: шесть 130-, шесть 45- и шесть 37-миллиметровых орудий, шесть 12,7-миллиметровых пулеметов, три трехтрубных торпедных аппарата, два бомбосбрасывателя. Экипаж 250 человек. Он был действительно красив своими стремительными обводами, скошенными к корме трубами и мачтами. Это было законченное произведение военно-морской инженерной мысли.

В тяжелые времена осады Севастополя лидер «Ташкент» высаживал десанты в осажденный город. С выходом противника к берегу Северной бухты разгрузка кораблей в Севастополе стала почти невозможной. Но кровопролитные и напряженные бои требовали непрерывной доставки военного снаряжения и людских резервов. «Ташкент» за пять дней, с 22 по июня 1942 года, трижды прорывался в Камышовую бухту. В последний раз он доставил в осажденный город крупное пополнение - 142-ю стрелковую бригаду. Но нужно было еще погрузить почти две тысячи человек раненых и эвакуированных. Времени было в обрез. За 2 ч команда справилась с этой задачей. Она не только погрузила людей, но и приняла на борт огромный рулон панорамы «Оборона Севастополя (1854-1855 гг.)».

Во время обратного пути на Кавказ «Ташкент» в течение 3 ч подвергался массированным атакам вражеской авиации. За это время на корабль было совершено 96 налетов и сброшено 300 бомб. Была отбита и атака торпедных катеров противника. Вот что пишет об этих тяжелых часах вице-адмирал И.И. Азаров, бывший член Военного совета Черноморского флота:

«Обратный путь в Новороссийск был более тяжелым. Противник решил.рассчитаться с «Ташкентом» за прошлый неудачный бой. С рассвета вражеская авиация непрерывно преследовала корабль. Самолеты бомбили и обстреливали его пушечно-пулеметным огнем. Среди находившихся на верхней палубе членов экипажа, раненых, женщин и детей появились жертвы».

Вода все прибывала в полученные пробоины, а самолеты продолжали бомбить «Ташкент». Стволы автоматов раскалились так, что их приходилось поливать водой. Группа севастопольских женщин, вооружившись брезентовыми ведрами и суповыми бачками, стала на подачу воды зенитчикам.

Разорвавшаяся бомба у правого борта образовала большую пробоину, и вода хлынула в первое котельное отделение. Вахту несли старшина 2-й статьи Василий Удовенко, котельные машинисты Федор Крайнюков, Михаил Ананьев и Александр Милов. В их распоряжении были буквально секунды, чтобы предотвратить катастрофу. Они выполнили до конца свой долг:

прекратили в котле горение, стравили пар и перекрыли клапаны. Угроза взрыва котла и гибель корабля была ликвидирована ценой жизней Удовенко, Ананьева и Крайнюкова. Александр Милов, обожженный, сумел добраться до трапа. Вода, наполнившая котельное отделение, подняла потерявшего сознание Милова к люку, он был вытащен на палубу и приведен в сознание.

Еще одним взрывом бомбы корму встряхнуло так, что руль стал в нейтральное положение.

«Ташкент», принявший более 1000 т воды, казалось, вопреки законам плавучести продолжал малым ходом идти на Новороссийск.

Затоплены кубрики, центральный артиллерийский пост, где сосредоточены приборы управления огнем главного калибра, вода интенсивно поступает в первое машинное отделение. Уже под водой клапаны, регулирующие подачу смазки на турбину, циркуляционные насосы.

Вахта во втором котельном отделении по приказанию командира погасила форсунки и покинула свой пост. Переборка не выдержала напора воды. В действии только два котла.

Инженер-капитану 3 ранга Павлу Петровичу Сурину - главному организатору борьбы за живучесть корабля - и самому временами кажется чудом то, что «Ташкент» держится на плаву.

Утром 27 июня на помощь «Ташкенту» из Новороссийска вышли эскадренные миноносцы «Сообразительный» и «Бдительный», сторожевые и торпедные катера, буксир «Черномор» и спасательное судно «Юпитер». На торпедном катере прибыл командующий эскадрой контр-адмирал Л.А.

Владимирский и бригадный комиссар В.И. Семин. Поднятые в воздух истребители прикрыли лидер. Катера доставили мотопомпы.

Командир «Сообразительного» капитан-лейтенант С.С. Ворков быстро организовал прием людей с «Ташкента». «Сообразительным» и сторожевыми катерами было принято до 2000 раненых и пассажиров.

В 20 ч 15 мин «Ташкент» на буксире у «Бдительного» и спасательного судна «Юпитер» прибыл в Новороссийск. Подвиг «Ташкента» восхитил советских людей даже в те героические дни, когда они уже, казалось, перестали удивляться мужеству наших моряков. Жестокие бои в море, блокада, швартовка под обстрелом в необорудованной Камышовой бухте не смогли остановить ташкентцев. Они доставили более 3000 бойцов и командиров 142-й стрелковой бригады, сотни тонн боезапаса, продовольствия, вывезли за эти дни около 5000 раненых, эвакуировали свыше тысячи женщин и детей.

И вот настал трагический день. Мы не забудем его никогда. 2 июля года во время налета вражеской авиации на Новороссийск находившийся у стенки в порту лидер «Ташкент» был потоплен. Часть экипажа ушла в морскую пехоту, часть продолжала нести боевую вахту на кораблях флота.

Прошли годы. Ветераны постарели. Но легенды о подвигах не стареют. В наших сердцах вечно будет жить светлая память о мужестве моряков лидера «Ташкент».

Девизом и клятвой ташкентцев было всего несколько слов: «Мы прорвемся в Севастополь, чего бы нам это ни стоило».

Потомок фрегатов ведет бой. Кто на Северном флоте не знал эсминец «Гремящий»! Его имя произносилось с восхищением, а моряками даже с некоторой завистью. Как на Черном море был известен «Ташкент», так на Севере «Гремящий».

Свой первый бой в 1941 году он принял в Кольском заливе. Звено за звеном шли фашистские бомбардировщики, но прорвать заградительный огонь эсминца не могли. Вот задымил и врезался в скалы один из «юнкерсов». Следующий заход, и пятисоткилограммовая бомба рвется в 40 м от борта. Взрывом разметало орудийные расчеты. Другая бомба падает между «Гремящим» и мотоботом. Мотобот подбросило в воздух, где он переломился пополам и ушел под воду. И еще два вражеских самолета сбивает «Гремящий» в этом неравном бою.

Но главная роль, выпавшая на долю «Гремящего», - это проводка конвоев со своим напарником - эсминцем «Сокрушительный». В одной из проводок каравана «Гремящий» попал в сильный шторм. Обледеневают такелаж и надстройки, идут плотные снежные заряды. Но плохая видимость - наш союзник. В такую погоду тяжело рассмотреть через перископ проходящий даже вблизи конвой.

Путь преграждает немецкий рейдер. Наши корабли вступают с ним в артиллерийскую дуэль. На фашистском корабле первые попадания, взрывы и столбы дыма. Он не выдерживает боя и уходит за пределы видимости.

С «Гремящего» обнаружили перископ подводной лодки, которая действовала совместно с рейдером. «Гремящий» утюжит этот квадрат глубинными бомбами, пока на поверхности не расходится огромное масляное пятно и не всплывают какие-то обломки. Подводная лодка уничтожена.

Суровыми климатическими условиями отличается район, где приходилось действовать «Гремящему». Сложная арктическая зона.

Баренцево, Белое и Карское моря страшны своими штормами, туманами и ледовой обстановкой не только для такого «малыша», как «Гремящий» водоизмещением 2380 т и осадкой 3,5 м. Здесь находили свой конец и суда в 10000 т. Особенно сложная погода бывает с октября по апрель. Штормы сменяют друг друга, высота волны до 8-10 м.

«Гремящий» сопровождал конвой, но в один из октябрьских дней начался шторм. Штормы были и раньше, но такого даже видавшие виды моряки не помнили. Свист ветра перешел в рев урагана. Крен эсминца достигал 50 градусов. Это был почти предел остойчивости корабля.

Гигантские водяные валы перекатывались через палубу, заливая вентиляционные устройства. В провалах между волнами исчезали то сопровождаемый эсминцем транспорт, то сам эсминец, затем кто-то из них тяжело вползал на водяную гору, зависал наверху, и тогда было видно, как вхолостую работают винты.

Сто пятьдесят миль оставалось до пункта назначения конвоя, но ударом волны на транспорте «Марина Раскова» срывает руль, и теперь судно целиком находится во власти разбушевавшейся стихии.

Командир дивизиона эсминцев А.И. Гурин принимает решение взять транспорт на буксир. На транспорте сотни тонн ценных грузов, в которых так нуждается страна. Ночью о буксировке нечего было и думать, нужно было ждать рассвета и при этом не потерять транспорт из виду. С рассветом Гурин приказывает экипажу «Гремящего» подготовиться к буксировке, эсминцу «Громкому» обеспечить прикрытие от подводных лодок противника и плавающих мин.

Восемь невероятно тяжелых часов ушло на то, чтобы подойти к аварийному судну и подать буксир. Надо было подойти на близкое расстояние, но где эта точка, когда команда с транспорта сможет принять буксир. Если ошибиться несколькими метрами, очередная волна подхватит тебя как перышко и всей многотонной массой швырнет на неуправляемый пароход. Тогда неизбежна гибель двух нужных стране судов. Наконец буксир заведен. К ночи, когда до Белушьей губы оставалось около 120 миль, снова лопается буксирный трос, а утром снова адский труд с заводом буксира.

Почти пять суток сквозь ураган вел «Гремящий» на буксире пароход. В нормальных условиях на это потребовалось бы пятьдесят - шестьдесят часов.

Весной 1943 года экипаж «Гремящего» первым из надводных кораблей был удостоен высокого звания гвардейского. За годы войны «Гремящий» отразил 112 массированных атак авиации, сбив 14 и повредив 23 фашистских самолета. Поврежден рейдер, потоплена подводная лодка и транспорт противника. Уничтожены артиллерийским огнем несколько береговых батарей и складов с боеприпасами.

В тяжелых условиях севера, под бомбами, атаками подводных лодок и торпедоносцев «Гремящий» прошел около 70 тысяч миль, обеспечив охрану и проводку свыше тысячи транспортов.

Бой «Беспощадного» и «Бойкого». Когда Украина и Крым были оккупированы фашистами, кавказские порты стали временной базой Черноморского флота. Противник, установив на побережье батареи и чувствуя себя в относительной безопасности у берегов, по морю перебрасывал свои войска и боевую технику на Юго-Восточный фронт.

Наше командование поставило перед отрядом советских кораблей боевую задачу: подойти к румынскому берегу и внезапным ударом обстрелять берега, а затем крейсировать на коммуникациях противника, уничтожая его транспорты.

Эсминцы «Беспощадный» и «Бойкий» прошли уже 600 миль. Погода благоприятствовала скрытности подхода к неприятельским берегам. Туманы и частые штормы не позволяли самолетам противника вести воздушную разведку.

На подходе к побережью, выйдя из тумана, наткнулись на неприятельский конвой противника, состоящий из двух транспортов, танкера и кораблей охранения: канонерской лодки и сторожевых катеров.

Вражеский конвой, попав в густой туман, побоялся идти дальше, чтобы не попасть на минное поле или на плавающую мину, и решил переждать туман, став на якорь под защитой своих береговых батарей. «Беспощадный» и «Бойкий», как два призрака, вынырнув из тумана, пошли в атаку.

Выстреливаются торпеды, орудия ведут шквальный огонь. На дно отправляются два транспорта и сторожевой катер. Враг пытается скрыться в тумане, но «Беспощадный» и «Бойкий» находят противника. Прицельный огонь накрывает канонерскую лодку, а торпеды пускают на дно вражеский танкер и три сторожевых катера. И это под ураганным огнем не только кораблей, но и береговых батарей противника.

Это только малая частица тех подвигов, которые совершали советские военные моряки на эскадренных миноносцах в годы Великой Отечественной войны.

КРЕЙСЕРА Слово «крейсер» произошло от голландского слова «крейц» - крест. В давние времена, в эпоху Френсиса Дрейка, Ост- и Вест-индской компаний, корсаров и приватиров звучало это слово. Все они занимались крейсерством.

Это были быстроходные суда любых типов, от галер берберийских пиратов до быстроходных бригов и бригантин французских и английских каперов, которые поджидали свою добычу на пересечении курсов. Отсюда и слово крейц - крест.

Суда эти были большей частью торговые, которые вооружались судовладельцами и приспосабливались для операций на морских коммуникациях противника, чтобы захватывать торговые суда, создавать препятствия его торговле. Есть и другое толкование слова «крейсер» от немецкого слова kruisen, что означает — длительное плавание морем. С появлением нового класса кораблей, способных совершать автономные океанские плавания в поисках неприятельских судов, оно из имени собственного стало нарицательным, его присваивали определенному классу кораблей.

Как класс крейсера появились в середине XIX века. После Крымской войны 1853-1855 годов у России на Черном море военного флота не было - в соответствии с Парижским договором разрешалось только плавание пароходов Русского общества пароходства и торговли (РОПИТ), которые являлись торговыми судами. С инициативой о вооружении торговых судов выступил лейтенант С.

О. Макаров. Для этого у РОПИТа были зафрахтованы пароходы «Веста», «Владимир», «Эльбрус», «Аргонавт» и яхта «Ливадия». Переоборудованные и вооруженные артиллерией они превратились в легкие крейсера. Их командиры (С.О. Макаров, Н.М. Баранов, Ф.Ф. Артюков и др.) и подчиненные им офицеры и матросы вписали славную страницу в историю русского флота, а сражение «Весты» под командованием капитан-лейтенанта Н.М. Баранова с турецким броненосцем «Фетхи-Буленд» и ее победа в этом неравном поединке были высоко оценены не только высшим командованием, но и зарубежной печатью, которая сравнивала этот бой с подвигом брига «Меркурий». С успехом оправдала себя идея С.О. Макарова об использовании минных катеров с борта «Вел. кн. Константина»;

его катерами был подорван в Сухуми турецкий броненосец «Ассари-Шевкет». На Батумском рейде утоплен турецкий военный пароход «Интибах».

В 1863-1864 годах Франция и Англия готовились к выступлению против России. В качестве контрмеры из Балтийского моря в Атлантический океан была послана эскадра под командованием контр-адмирала С.С. Лесовского. В состав эскадры входили пароходофрегаты «Александр Невский», «Пересвет», «Ослябя», корветы «Варяг», «Витязь» и клипер «Алмаз». Одновременно вышла и вторая эскадра для действий в Тихом океане. Эта эскадра, которой командовал А.А. Попов, состояла из корветов «Богатырь», «Калевала», «Рында», «Новик» и клиперов «Абрек» и «Гайдамак».

Неожиданное их появление в Нью-Йорке и почти одновременно в Сан Франциско произвело сильное впечатление, тем более что еще свежи были в памяти воспоминания о крейсере южан «Алабама», который почти парализовал торговлю северян во время гражданской войны между северными и южными штатами Америки. В Англии практичные коммерсанты подсчитали, что теперь дело придется иметь с одиннадцатью русскими «Алабамами». Газеты Англии быстро сменили воинственный тон на более миролюбивый. В стране начали собираться антивоенные митинги, в адрес правительства направлялись многочисленные петиции. В результате опасность конфронтации миновала.

Эти события убедили общественность, что нужно создавать флот, который в мирное время служил бы торговым целям, а во время войны в считанные недели мог превратиться в быстроходные легкие крейсера с неограниченным районом плавания.

Весной 1878 года было созвано первое заседание правления Добровольческого народного флота, который создавался на добровольные пожертвования жителей России. На пожертвования были куплены в Гамбурге три парохода, получившие названия «Россия», «Москва» и «Петербург».

Следующими судами, приобретенными за границей, были пароходы «Ярославль», который после переоборудования в крейсер был переименован в «Память Меркурия» и зачислен в состав Черноморского флота, «Владимир», «Владивосток», «Азия», «Африка», «Европа» и «Забияка».

Удачный опыт использования русскими торговых судов для военных целей, как вспомогательных крейсеров, получил распространение во многих иностранных флотах. Наши вспомогательные крейсера во время русско японской войны оказали неоценимую помощь военно-морскому флоту.

К началу первой мировой войны Доброфлот располагал внушительным количеством судов, многие из которых были переоборудованы в крейсера.

Два таких судна - «Кострома» и «Орел» - во время русско-японской войны стали госпитальными судами и вопреки нормам международного права были захвачены японцами в Цусимском бою.

К числу крейсеров относились и пароходофрегаты, первым из которых был построенный на Охтинской верфи русским инженером И.А. Амосовым в 1848 году винтовой фрегат «Архимед». Судно имело четыре паровые машины общей мощностью 300 л. с. с двухлопастным гребным винтом.

Пароходофрегат был вооружен 48 пушками и имел полную парусную оснастку, три мачты и четыре дымовых трубы. Амосов вскоре строит на этой же верфи два винтовых пароходофрегата мощностью 400 л. с. Каждый - «Гремящий» и «Олег».

Поскольку не только пароходофрегаты, но также корветы и клипера могли нести крейсерскую службу, все они были переведены в разряд крейсеров с соответственным делением на ранги. Так, корвет «Витязь», совершивший под командой капитана 1 ранга С.О. Макарова кругосветное плавание, был переведен из класса корветов в класс крейсеров 1-го ранга.

С 1873 по 1880 год на русских верфях были построены восемь винтовых трехмачтовых клиперов водоизмещением 1330 т и скоростью хода до узлов. Первым был «Крейсер», построенный на Новом Адмиралтействе корабельным инженером М.И. Кишкиным.

Артиллерийское вооружение «Крейсера» состояло из двух 152 миллиметровых орудий на поворотных платформах, двух 4-фунтовых, четырех 37-фунтовых и одной десантной пушек. Судно имело острые обводы и хорошие мореходные качества.

Следующим был «Джигит», построенный корабельным инженером А. П.

Тороповым. Спущенный на воду в 1876 году, он был затоплен в Порт-Артуре во время русско-японской войны. Та же участь постигла и клипер «Разбойник», который был затоплен командой перед занятием крепости японцами.

Затем были построены клипера «Наездник», «Стрелок», «Пластун», «Вестник» и «Опричник».

Четыре клипера были металлическими, с водонепроницаемыми переборками, остальные построены по композитной системе - со стальным набором и деревянной обшивкой. Подводная часть обшивалась от гниения и обрастания цинковыми листами. Переход к строительству стальных судов требовал введения нового технологического процесса и перестройки заводов.

По проекту адмирала А. А. Попова, председателя Морского технического кабинета, в 1870 году было заложено два однотипных корабля - «Генерал адмирал» и «Александр Невский». Вначале их отнесли к корветам, затем перевели в ранг фрегатов, а уже позднее стали именовать крейсерами 1-го ранга. А.А. Попов по достоинству оценил предложение капитана 2 ранга Н.В.

Копытова о поясном бронировании боевых кораблей и воплотил новую идею в жизнь при строительстве этих кораблей. Назначение бронированного пояса заключалось в защите его жизненно важных частей. Оба корабля строились в Петербурге на Охтинской верфи;

строительством «Генерал-адмирала» руководил корабельный инженер Н.А. Субботин, «Александра Невского» - Н.Е. Кутейников. Корабли были почти однотипны: водоизмещение 4600 т, длина 87 м, ширина 14,6 м и осадка 6 м. Только вооружение было разным. На «Генерал-адмирале» было четыре 203-миллиметровых орудия в средней части корабля и два 152-миллиметровых в носу и корме на поворотных платформах. «Александра Невского» переименовали при спуске на воду в честь представителя английского короля в «Герцога Эдинбургского». Его вооружение состояло из четырех 203-миллиметровых орудий в бортовых выступах (спонсонах) на верхней палубе, пяти 152-миллиметровых, десяти 37-миллиметровых и двух десантных пушек.

Эти корабли были много мощнее, чем любые из иностранных фрегатов того времени. Русские кораблестроители имели несомненный приоритет в строительстве океанских броненосных фрегатов-крейсеров. Каждый крейсер имел две паровые машины с суммарной мощностью на валах порядка 5000 6000 л. с., что позволяло развивать скорость до 14-16 узлов. Запаса угля хватало на 5900 миль плавания 10-узловым ходом. Кроме паровой машины они имели три мачты с прямыми парусами. Один из кораблей вступил в строй в 1875 году («Генерал-адмирал»), другой - в 1877 году («Герцог Эдинбургский»).

Заложенный несколько раньше броненосный корвет «Минин» строился 12 лет. Морское министерство, убедившись в высоких тактико-технических данных «Генерал-адмирала», в 1874 году приняло решение перестроить броненосный корвет «Минин» в броненосный крейсер. Руководил всеми работами А.А. Попов, который успешно справился с этой задачей. Крейсер был введен в строй в 1878 году. Его длина 91,1 м, ширина 14,9 м, осадка 7,4 м, водоизмещение 5940 т, скорость хода до 14,5 узла. В процессе перестройки артиллерийские башни были сняты и заменены открытыми палубными установками.

Русские крейсера во время войны 1904-1905 годов. Следующим фрегатом, или рангоутным крейсером, был «Владимир Мономах», построенный корабельным инженером Н. А. Самойловым в Петербурге на Балтийском заводе и спущенный на воду в 1885 году. Чертежи были разработаны под руководством А.А. Попова. Водоизмещение крейсера т, длина 93,8 м, ширина 15,8 м, полная осадка 7,6 м. Мощность механизмов позволяла развивать скорость до 17,5 узла. Вооружение состояло из пяти 152 миллиметровых, шести 120-миллиметровых, шестнадцати 47 миллиметровых, четырех 37-миллиметровых и двух десантных орудий, а также четырех пулеметов.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.