WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ЛЮДВИГ ВИТГЕНШТЕЙН Тайные дневники 1914—1916 гг.

От переводчиков По количеству различных, порой взаимоисключающих интерпретаций ед ва ли какая то философская система ХХ века может поспорить с философией раннего Витгенштейна. Этому способствует не только афористичная форма Логико философского трактата (1921 г.), основного произведения этого перио да, но и практически полное отсутствие контекста, который позволил бы про яснить исходные пункты и ход мысли его автора. Действительно, Витгенш тейн достаточно небрежно относился к источникам своих идей, упоминая в предисловии к Трактату лишь Г. Фреге и Б. Рассела, взгляды которых стиму лировали его мысли в отношении собственно логической части этой работы.

Кроме того, афоризмы, из которых составлен Трактат, меньше всего напоми нают последовательное рассуждение с чётко выраженными аргументами и де монстрацией. Скорее, они представляют собой совокупность готовых выво дов, связь которых должен установить сам читатель. Проблемы интерпрета ции осложнялись и тем, что сам Витгенштейн чрезвычайно редко в поздних работах впрямую обращался к своим ранним идеям, не придавая им более пространную форму, хотя и относился к ним крайне критически. Нетерпимое отношение сопровождало и все сопутствующие обстоятельства, которые спо собствовали созданию Трактата. Так, например, по свидетельству Г. Е. Энс ком, одной из учениц и в последствии душеприказчиков, когда Витгенштейн незадолго перед смертью (с декабря 1949 г. по март 1950 г.) в последний раз посетил Вену, он распорядился, чтобы все материалы, относящиеся к перио ду написания Трактата, если таковые обнаружатся, были уничтожены.

Что же представляли собой эти материалы? По сведениям очевидцев, в частности, друга Витгенштейна Пауля Энгельмана подготовительные мате риалы занимали семь записных книжек (тетрадей) большого формата, вы борка из которых в конечном счёте составила содержание Трактата и кото рые после публикации последнего были уничтожены. (Подробнее об этом см.: von Wright G.H. The Origin of Wittgenstein’s Tractatus // Wittgenstein L.

Prototractatus. — Ithaca, N.Y.: Cornell University Press, 1971.) Однако в 1952, вскоре после смерти Витгенштейна в Гмундене в доме Маргарет Стонбороу, одной из сестёр Витгенштейна были обнаружены три записные книжки, от носящиеся к периоду 1914—1916 г., что с учётом указанных обстоятельств Л ОГОС 3 4( 43) 2004 можно считать счастливой случайностью. Вопрос о том, относятся ли эти тетради к тем, что имел в виду Энгельман, окончательно не решён. Но сто ит согласиться с мнением фон Вригта, что они с большой степенью вероят ности входили в состав вышеуказанных семи. В пользу такой точки зрения говорит ряд обстоятельств, самое главное из которых в том, что многие из находящихся в них записей вошли в окончательную версию Трактата. Од нако можно указать и на формальные признаки. Записи в этих тетрадях да тированы, и они, таким образом, представляют собой своеобразный днев ник. Датировка указывает на то, что одна такая книжка заполнялась в сред нем в течении полугода. Обнаруженные тетради охватывают период около полутора лет (с августа 1914 г. по июнь 1915 г. — первые две;

с апреля 1916 г.

по январь 1917 г. — третья). Пробел между первыми двумя и третьей книжка ми (около года) указывает на то, что в этот период было заполнено ещё две подобных рукописи. Если же считать, что над окончательной версией Трак тата Витгенштейн начал работать где то в начале 1918 г. (т.е. примерно че рез год после окончания третьей книжки), получается ещё две рукописи. Та ким образом, всего получается семь.

Эти Дневники плюс некоторые заметки, относящиеся к 1913 и 1914 гг., сох ранившееся лишь потому, что находились у незаинтересованных лиц, — вот и всё, что осталось от подготовительных материалов к Логико философскому трактату. Однако значение этих материалов трудно переоценить. Это стало ясно сразу после их публикации в 1961 г. под редакцией и с параллельным пе реводом на английский Г. Е. Энском и Г. Х. фон Вригта. (См.: Wittgenstein L.

Notebooks 1914—1916. — Basil Blakwell, Oxford, 1961;

русский перевод второго (1979), исправленного издания этой книги см.: Витгенштейн Л. Дневники 1914—1916 (перевод Суровцева В. А.). — Томск: Водолей, 1998.) Многие заметки Дневников проясняли контекст различных афоризмов Трактата, указывая на их исходный пункт и возможность многообразных решений. В отношении логических идей это прежде всего касалось двух первых тетрадей. Но ещё большее значение имела третья тетрадь, в кото рой в более пространной форме рассматривались самые загадочные афо ризмы, касающиеся этических и эстетических ценностей. Публикация Днев ников позволила отойти от сугубо позитивистских интерпретаций филосо фии раннего Витгенштейна, принятых с лёгкой руки представителей Венс кого кружка. Оказалось, что традиционные философские проблемы добра и зла, веры в Бога и т. п. Витгенштейну не менее близки, чем демаркация ос мысленного и бессмысленного, структура факта и предложения и т. д. Более того, во многом по иному стали расставляться акценты Логико философского трактата. Если ранее проблемы этики и метафизического молчания, предс тавленные в последних афоризмах, выносились на периферию, то теперь они во многом стали рассматриваться как то, что образовывало, если и не фон всех размышлений Витгенштейна, то, как минимум, равноправную часть его ранней философии. Во всяком случае, стало ясно, что Трактат — это не манифест новой, не ангажированной традиционными философски ми проблемами науки, и не философское руководство для носителя нового научного духа. Смыл мира для Витгенштейна, как и для прежней филосо фии, по прежнему оставался за рамками самого мира, вне его фактов.

280 Людвиг Витгенштейн В контексте данной публикации интересно то, что через некоторое время редакторы Дневников издания 1961 года, в частности, фон Вригт в биографи ческом очерке о Витгенштейне (русский перевод см.: фон Вригт Г. Х. Людвиг Витгенштейн (биографический очерк) // Людвиг Витгенштейн: человек и мыслитель. — М.: Прогресс, Культура, 1993.) указал, что некоторые из содер жащихся в них записей сделаны с помощью специального кода и содержат материалы весьма личного характера и не существенны, поэтому их не стали делать достоянием широкой публики. Этот подход сохранился и в переизда ниях. Трудно судить, чем в данном случае руководствовались первые редакто ры Дневников, они же — душеприказчики Витгенштейна. Это могло быть выз вано как трепетным отношением к учителю, поскольку некоторые из этих за писей могли выставить его с неприглядной стороны, так и тем, что эти запи си представляли философию Витгенштейна несколько с иной стороны, во многом не согласующейся с принятыми интерпретациями.

Как бы там ни было, впервые к недостающим записям широкое внима ние привлёк один из биографов Витгенштейна Вильгельм Баум. Его изыска ния привели к тому, что он обнаружил, что пропущенным оказалось не так уж и мало. Действительно, неопубликованные записи были написаны тай ным кодом, но в структуре Дневников они занимали практически одну треть.

Как оказалось, Витгенштейн вёл дневник следующим образом: на правой стороне разворота тетради записи в основном велись обычным шрифтом и представляли собой то, что можно считать философским дневником, левая сторона разворота была записана тайнописью. Тайный код был не слишком сложным: А заменялось на Z, В — на Y и т.д.

После расшифровки оказалось, что эти записи действительно являются очень личными. Многие из них свидетельствуют о депрессии и духовном кри зисе, почти переходящим в клинику и сопровождающим Витгенштейна в пе риод написания Трактата. Первая мировая война, на которую Витгенштейн пошёл добровольцем, оказалась сложным испытанием характера. Но, во вся ком случае, тайные дневниковые записи проливают свет на загадку, почему он в ней участвовал, хотя с полным правом мог этого не делать. Кроме того, эти заметки проясняют многие дискуссионные для биографов черты характера Витгенштейна, часто несовместимые, а именно, мизантропия и, одновремен но, жертвенность, гомосексуальность и, в то же время, несмотря на мужское окружение, аутоэротизм и т. п.

Следует отметить, что эти черты, в частности, мизантропия, могут прояс нить некоторые специфические черты этических построений Витгенштейна, где моральные ценности основываются не на перспективе действия в отноше нии другого, а на переживании органической целостности мира и Духа, спо собного очистить и побороть скверную человеческую натуру. Эти элементы моральных построений позднее особенно проявятся в публичной лекции по этике (1930 г.) (русский перевод см.: Витгенштейн Л. Лекция об этике (перевод Грязнова А.Ф.) // Историко философский ежегодник ’89. — М.: Наука, 1989.) Но особенно интересны тайные записи тем, что они указывают на преи мущественную религиозную подоплёку Логико философского трактата, кото рый должен прочитываться не как позитивистское оправдание науки, а в зна чительной степени как гимн спиритуализму и религиозному подвижничест Л ОГОС 3 4( 43) 2004 ву. Постоянная апелляция к Богу и Духу (последняя тетрадь скорее напомина ет непрерывную молитву) показывает, что позитивные построения, касаю щиеся логики языка, должны рассматриваться как образчик апофатической теологии, и граница осмысленности, которую пытается провести Витгенш тейн, — это не демаркация научного и ненаучного, а попытка развести зна ние и веру. В этом отношении последние афоризмы Трактата должны пони маться действительно в буквальном смысле, представляя Витгенштейна как «великого молчальника» и подвижника Духа.

Поражает стиль тайных записей. Иногда кажется, что перо Витгенштей на не поспевает за мыслью. Отсюда сумбурный характер записей, зачастую с нарушением правил грамматики и стилистики. В них часто находит место принцип «о чём нельзя говорить, следует молчать», что проявляется в мно гочисленных многоточиях, где кажется, что мысль прерывается, не в силах быть высказанной. Представляется, что тайные записи были для Витгенш тейна, с одной стороны, вариантом эскапизма, позволяющим оградить себя от «мерзости окружающей действительности», а, с другой стороны, своеоб разным методом очищения, где заклинания и молитвы есть способ избавле ния от внутренней нечистоты. Душевный конфликт Витгенштейна в свете этих записей состоит в экзистенциальном противоречии между обществен ным долгом и стремлением служить Духу.

Впервые Тайные дневники были опубликованы в 1982 г. Данный перевод с немецкого выполнен по изданию: Wittgenstein L. Geheime Tagebucher 1914— 1916 (ed. W. Baum). — Turia and Kant, Wien, 1991. Из этого же издания частич но взяты примечания, раскрывающие биографические, исторические и геог рафические реалии. Кроме того, мы следуем редактору Тайных дневников Вильгельму Бауму, обозначая места, которые не имеют точного прочтения, вопросительными знаками в скобках (?), заменяя простое подчёркивание курсивом, а двойное подчёркивание — заглавными буквами.

Работа выполнена при поддержке РГНФ (грант № 03 03 00363а) и РФФИ (грант № 03 06 80359).

Эннс И.А., Суровцев В.А.

Первая тетрадь 9.8.1914 — 30.10. 9.8. Третьего дня был признан годным к воинской службе и прикомандирован ко 2 му полку крепостной артиллерии в Кракове. Вчера ещё до полудня покинул Вену. Сегодня утром прибыл в Краков. Свой объёмистый блокнот для записей сдал на хранение добродушному лейтенанту1. Смогу ли я теперь работать?? С Речь определенно идет о докторе Войцлаве Моле (родился в 1886 году в местечке Каналтал в Словении, посещал гимназию в Рудольфсвертсе (Ново Место), южнее Лайбаха. Изучал право и историю искусств в Вене, Кракове и Риме, защитил кандидатскую диссертацию в 1912 году в Вене. С 1913 по 1914 год был ассистентом в управлении по охране памятников в Сплите;

в 1914 поступил на военную службу и попал в русский плен и был этапирован в Красноярск и Томск. В 1919 году защитил докторскую диссертацию в Томске и в этом же году стал доцентом 282 Людвиг Витгенштейн интересом ожидаю предстоящую мне жизнь! Военные власти в Вене были не вероятно любезны. Люди, у которых ежедневно справлялись тысячи, давали дружественные и обстоятельные ответы. Подобное ободряет чрезвычайно;

это напоминает мне английскую обстановку.

10.8. Обмундировали как рекрута. На то, что можно использовать мои техничес кие знания, надежды мало. Нужно очень много хорошего расположения духа и философии, чтобы здесь сориентироваться. Когда я сегодня проснулся, всё было как в том сне, где человек совершенно бессмысленным образом не ожиданно вновь оказывается в школе. В моём положении, конечно же, мно го юмора и я исполняю самую низкую службу с почти ироничной усмешкой.

Не работал. Это — проба характера как раз потому, что так много сил требу ется, чтобы не потерять хорошее настроение + энергию.

11.8. Плохо спалось (паразиты). После того, как я подмёл комнату, мы промарши ровали к нескольким старым […]2 и стали получать инструкции по использо ванию. Ужасно жарко. Пища несъедобна. Впредь, пожалуй, стану спать сна ружи казармы. Написал Дэвиду3. Уже тоскую по письму от него, чтобы не ут ратить чувство связи со своим прошлым. Не работал.

13.8. Позавчера находился при капитане. […]4 не трепетал + не изображал перед ним военного. В нём было что то комичное и мне […]5 довольно симпатичное.

Результат = 0. Сегодня выяснилось, что я сдал экзамен на аттестат зрелости и т.д., после чего весь призыв одногодичников называл меня господин коллега + и толпился вокруг меня, пожалуй я всё же должен предъявить права вольно определяющегося. Это доставило мне удовольствие (It bucked me up). Вчера и сегодня сильный кашель, часто чувствую себя неважно. Временами немного подавлен. Сегодня в столовой встретил лейтенанта, которого поразило, что я там обедаю. Он весьма любезно спросил меня, кем я был на гражданке, очень удивился, что меня не зачислили вольноопределяющимся одногодичником6 + был вообще очень приветлив, что для меня весьма и весьма7.

кафедры археологии и истории византийского искусства в Кракове, где в 1926 году стал про фессором истории славянского искусства. После нападения Гитлера на Польшу вернулся в Лайбах, где был профессором истории византийского искусства. Публикации: «История ран нехристианского и византийского искусства», «Русское искусство до 1914 года», «Славянское народное искусство», «Искусство, его образ и выражение». В юности публиковал свои стихот ворения в журнале «Люблянский звон» и в газете «Слован». В 1910 году издал поэтический сборник «Когда цвели цветы».

Слово отсутствует.

Дэвид Пинсент (1891–1918), студенческий друг Витгенштейна в Кембридже.

Слово отсутствует.

Слово отсутствует.

Кандидат в офицеры, сдавший выпускные экзамены в гимназии.

В письме от 14.08. Витгенштейн писал Фикеру, что теперь он во втором полку крепостной ар тиллерии в Кракове. В ответном письме от 21.08. из Инсбрука Фикер поздравил Витгенш Л ОГОС 3 4( 43) 2004 15.8. Часто случается8, что день тянется для меня столь же долго, как неделя. Со вче рашнего дня командирован для обслуживания прожектора на одно из суден, зах ваченных нами на Висле. Экипаж — сброд! Воодушевления — нет, невероятная грубость, глупость и злость! Всё таки неверно, что общее большое дело должно облагораживать людей. Как следствие, также и самая докучливая работа стано вится подневольным трудом. Удивительно, что люди сами превращают свою ра боту в скверную тягость. При всех внешних обстоятельствах работа на судне могла бы быть прекрасной счастливой порой, и вместо этого! — Пожалуй, здесь будет совершенно невозможно найти взаимопонимание с людьми (кроме разве что лейтенанта9, который кажется вполне милым человеком). Стало быть, в смирении выполнять работу и самого себя, Бога ради, не терять!!!! Ведь легче всего потерять самого себя, если отдаешь себя другим людям.

16.8. На «Гоплане»10. Ещё раз: глупость, наглость и злость этих людей не знает пре делов. Любая работа превращается в мучение. Но сегодня я снова работал и не позволю себе опустить руки. Написал сегодня открытку дорогому Дэвиду.

Небо, обереги его и сохрани мне его дружбу! Сама ночь вдоль по Висле прек расна, и я в хорошем настроении. aRb aRc bSc = aR[bSc] Def.

17.8. Шайка мошенников! Лишь офицеры — милые люди и частью, действитель но, очень чуткие. Приходится спать на голой земле и без одеял. Теперь нахо димся в России. Тяжелая работа сделала меня совершенно бесчувственным.

Сегодня всё ещё не работал. G.S. На палубе холодно, а внизу слишком много людей, которые говорят, шумят, воняют и т.д.

18.8. Ночью около 1 меня внезапно разбудили. Оберлейтенант требует меня и го ворит, что я сей же час необходим на прожекторе. «Не одеваться». Почти на гой я взбежал на капитанский мостик. Ледяной воздух, дождь. Я был уверен, что тотчас же умру. Включил прожектор и назад, одеваться. Это было […] всё. Я был страшно взволнован. Я ощутил ужас войны. Сейчас (вечером) я уже справился со своим страхом. Я не изменю своим чувствам и всеми сила ми буду стремиться сохранить свою жизнь.

тейна с решением пойти на войну добровольцем. Он сообщил ему, что Тракль проходит службу армейским аптекарем в Галиции и предложил разделить назначенную Витгенштей ном стипендию между несколькими получателями. (Ludwig von Ficker: Briefwechsel 1914 — 1925, hg/ v/ Ignaz Zangerle, Walter Methlagl, Franz Seyer u. Anton Unterkircher, (Brenner — Archiv VIII), Innsbruk 1988, S. 11 — 14, Nr. 266 f.) Фикер еще раз сообщает об этом же деле в письме от 15.09, см. там же S. 15, Nr. 72.

До сих пор используется нормальная запись, начиная с этого места идёт тайнопись.

См. прим. 1.

Сторожевое судно, на котором Витгенштейн служил в годы войны.

Слово невозможно прочесть.

284 Людвиг Витгенштейн 21.8. Лейтенант12 и я обсудили все, что только было возможно — очень милый чело век. Он может общаться с самым большим негодяем и оставаться дружелюб ным, не роняя своего достоинства. Когда мы слышим китайца, его язык напо минает нам клёкот. Тот, кто понимает китайский, узнал бы в этом язык. Так и я часто не могу узнать человека в человеке. Немного, но безуспешно работал.

(х)(х).х (х).х Навсегда ли теперь покончено с моей работой?!! Чёрт его знает! Неуже ли мне никогда ничего не придёт на ум? Я целиком и полностью «далёк» от всех понятий моей работы. Я не вижу вовсе!!!

22.8. Уже три дня стоим на песчаной отмели. Работаю, часто со значительными пе рерывами, и до сих пор совершенно безуспешно. Всё ещё не могу придти к че му то определённому. Всё растворяется в тумане. Так то!!! 25.8. Вчера был ужасный день. Вечером возникли проблемы с прожектором. Ког да я хотел осмотреть его, команда мешала мне криками, руганью и т. д. Я хо тел осмотреть его более тщательно, но командир вырвал его у меня из рук.

Даже и писать не могу дальше. Это было отвратительно. Лишь одно я понял:

Во всей команде нет ни одного приличного парня. Как же я впредь должен ко всем ним относиться? Должен ли я просто терпеть? А если я не хочу это го делать? Тогда я должен жить в беспрестанной борьбе. Что лучше? Во 2 слу чае я наверняка изнурю себя. В первом, пожалуй, нет. Сейчас для меня насту пает ужасно тяжёлое время, ведь теперь я фактически снова продан и предан так же, как в своё время в школе в Линце14. Необходимо лишь одно: понять всё, что происходит. СОБРАТЬСЯ! Боже, помоги мне!

26.8. Вчера решил не оказывать сопротивления, так сказать, совершенно облегчить своё внешнее, чтобы моё внутреннее осталось в неприкосновенности.

29.8. Каждую ночь я стою на капитанском мостике, примерно до 3 1/2 п.п. Свое на мерение совершенной пассивности я всё таки исполнил не вполне. Низость товарищей мне всё ещё ужасна. Но теперь остаться бы собой. Ежедневно нем ного работаю, ещё без надлежащего результата, хотя кое что уже становится ясным.

См. прим. 1.

Здесь начинается первая запись от 22.08.1914 сделанная нормальным шрифтом. Этой за писью открывается философский дневник Витгенштейна (русский перевод см.: Витгенш тейн Л. Дневники 1914–1916. — Томск: Водолей, 1998. С. 17).

Государственная высшая школа в Линце, которую Витгенштейн посещал в 1903–1906 годах.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 2.9. Каждую ночь, за исключением вчерашней, при прожекторе. Днём сплю. Эта служба мне приятна, ведь благодаря ей мне удается избежать злобы сослужив цев. Вчера мы узнали о колоссальном сражении, которое идёт уже 5 дней15.

Только бы уже все решилось! Вчера онанировал первый раз за три недели.

Почти ничего не ощущал. Раньше я постоянно представлял себе беседу с дру гом, теперь же такого не происходит почти никогда. Работаю ежедневно сов сем чуть чуть. Но я слишком утомлён и меня отвлекают. Вчера начал читать «Краткое разъяснение Евангелия» Толстого. Великолепная работа. Но всё же не совсем то, что я ожидал16.

3.9. Вчера работал и не безуспешно. С большой пользой читал Толстого17.

5.9. Я на пути к большому открытию. Но удастся ли мне? Ощущаю больше, чем раньше. Сегодня снова о.. На улице жуткий холод и очень ветрено. Я лежу на соломе на полу, пишу и читаю на деревянном чемоданчике (цена 2,50 крон).

6.9. Общение с сослуживцами по прежнему доставляет мне большие мучения.

Против этого я всё ещё не нашёл удовлетворительной манеры поведения.

На совершенную пассивность ещё не решился, возможно, от злости, ведь я же совершенно бессилен против всех этих людей. Я бесполезно изнуряю себя, ког да защищаюсь.

8.9. Сегодня утром узнал, что Лемберг занят русскими18. Теперь я знаю, что мы пропали! Ночи очень светлые и поэтому последние 4 дня ночных дежурств у меня нет. Каждый день много работал и много читал «Краткое разъяснение Евангелия» Толстого.

10.9. Очень занят. Изрядно поработал, но без определённого результата, тем не менее настроение не безнадежное.

Победа 1 армии Данкля у Красника и 4 армии Ауфенберга у Комарова.

Здесь начинается вторая запись опубликованных дневников, написанных нормальным по черком. (Витгенштейн Л. Дневники 1914–1916. — Томск: Водолей, 1998. С. 17).

Здесь начинается третья запись опубликованных дневников, написанных нормальным по черком. (Витгенштейн Л. Дневники 1914–1916. — Томск: Водолей, 1998. С. 17 и далее). С это го места текст, написанный нормальной записью находится, соответственно, на правой странице разворота тетради, а текст, написанный тайнописью, на левой.

Поражение 3 армии Брудермана у Лемберга (ныне г. Львов).

286 Людвиг Витгенштейн 12.9. Известия становятся всё хуже19. Сегодня ночью должна быть полная готов ность. Я работаю ежедневно и довольно уверенно. Снова и снова я говорю в духе слов Толстого: «Человек безвластен над плотью, но свободен посред ством духа». Дух да пребудет во мне! Во второй половине дня лейтенант ус лышал поблизости выстрелы. Я был очень взволнован. Вероятно, нас под нимут по тревоге. Как я поведу себя, если дело дойдёт до стрельбы? Я боюсь не того, что погибну, но того, что не выполню подобающе свой долг. Боже, дай мне силы! Аминь. Аминь. Аминь.

13.9. Сегодня на рассвете мы покинули корабль со всем, что на нём было. Русские наступают нам на пятки. Я стал очевидцем ужасных событий. Часов 30 не спал. Чувствую себя совершенно обессиленным и не вижу никакой надежды извне. Если мой конец близок, пусть я умру достойно, не потеряв головы от страха, в полном осознании себя. Пусть я никогда не потеряю себя самого.

15.9. Позавчера ночью ужасные сцены: почти все пьяны. Вчера вновь вернулись на Гоплан, который привели в Дунаец20. Вчера и позавчера не работал. Пытался, но тщетно;

в голову не идет никакая работа. Русские наступают нам на пятки!

Мы в непосредственной близости от неприятеля. В хорошем настроении, снова работал. Теперь лучше всего я могу работать, когда чищу картошку. На это всегда вызываюсь добровольно. Для меня это то же самое, чем для Спино зы была шлифовка линз. С лейтенантом21 держусь много прохладнее, чем раньше. Но мужайся! Если гений не оставит..! Со мной Бог! Теперь, когда я смотрю смерти в лицо, мне представляется случай быть порядочным челове ком. Пусть Дух просветит меня.

16.9. Ночь прошла спокойно. В первой половине дня сильный орудийный и ру жейный огонь. По всей вероятности, мы неизбежно проиграли. Дух всё ещё при мне, но не покинет ли он меня в трудную минуту? Надеюсь, нет! Теперь лишь взять себя в руки и быть молодцом! (9 п.п.) Проливной дождь. Человек безвластен над плотью и свободен посредством Духа. И лишь посредством него.

Ночью не работал.

17.9. Эта ночь также прошла спокойно. Нёс вахту. Мы должны подняться по Вис ле до Кракова. Граница должно быть целиком занята казаками. Видимо, мы Второе сражение у Лемберга или сражение у Гродека (4.09 — 11.09.1914), которое повлекло отступление австрийских войск.

Приток Вислы, который берет свое начало в Карпатах и впадает в Вислу приблизительно км севернее Тарнува, около 60 км. восточнее Кракова.

См. прим. 1.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 тоже направляемся туда. Единственное, что стоит отметить! Вчера утром лей тенант покинул судно и всё ещё не вернулся. Никто не знает, что мы должны делать, и недостаёт даже денег для закупки продовольствия. Но я всё ещё в хорошем настроении и надеюсь при нём остаться. Снова и снова думаю о том, как я могу поддержать себя.

18.9. Ужасная, полная волнений ночь. Должен был освещать и каждый момент опа саться, что прожектор погаснет. Мы оказались в крайне сомнительном поло жении. И если бы свет погас и что то произошло, то вся ответственность пала бы на меня. Потом ложная тревога. Я сохранял полное спокойствие и вынуж ден был выслушивать, как взводный старается выставить меня трусом перед лейтенантом. Это страшно меня разволновало. С 1 до 3 на посту. Очень мало спал. Вчера не работал. Бесконечно тяжело всё время сопротивляться злобе.

Трудно на пустой желудок и не выспавшись служить Духу! Но кем бы я был, ес ли бы и этого не смог. Начальники грубы и глупы, сослуживцы глупы и неоте санны (за редким исключением). По дороге в Краков с гребными судами. День прошёл спокойно и не без приятности. Немного работал.

19.9. На пути в Краков. Вчера вечером до 11 часов работа на судне: я должен был светить. Ночью очень холодно. Мы вынуждены спать в сапогах. Спал сквер но. Свою одежду и ботинки не снимал уже 4 дня. Но поделать ничего не мо гу. — — — — Я опасаюсь того, что может произойти со мной в Кракове. Я знаю, что не должен беспокоиться об этом, но чувствую себя таким усталым, что боюсь обессилеть.

20.9. Ещё раз: Бесконечно тяжело не противиться злобе людей. Ведь злоба вся кий раз глубоко ранит. — — — — Русские отброшены от границы так далеко, что мы уже не беспокоимся.

21.9. Сегодня чуть свет пришли в Краков. Всю ночь дежурил при отражателе. Вче ра много работал, но без особой надежды, мне недостаёт целостного видения проблемы. Вчера объяснился с командиром взвода, это немного разрядило атмосферу. Сегодня несколько не в духе;

многочисленные волнения меня со вершенно ИЗМОТАЛИ! Из Вены никаких известий! Сегодня получил отк рытку от мамы, которую она написала 20.8. Вечером я получил ошеломляю щее известие, лейтенант22, который был нашим командиром, переведен. Это глубоко меня удручило. Хоть я и не отдаю себе отчета, но именно это настоя щая причина моей подавленности. С тех пор я глубоко опечален. Хотя я и свободен посредством Духа, но Дух оставил меня! Вечером смог ещё немно го поработать. От этого почувствовал себя лучше. — — — — См. прим. 1.

288 Людвиг Витгенштейн 22.9. В первой половине дня был в казарме, для того чтобы получить деньги у ка питана. Он сказал, я должен нашить себе нашивки одногодичника23. Купил необходимое и назад на судно, где нашивки привлекли большое внимание.

Получил множество открыток и писем, в том числе от Фикера24 и Жоль25.

Не работал. — — — — 23.9. Немного работал.

24.9. Сравнительно много работал, но довольно безнадёжно. Во второй полови не дня в городе.

25.9. Сравнительно много работал, но без подлинной уверенности: мне всё ещё недостаёт целостности видения, и из за этого проблема кажется необозри мой.

27.9. Вчера изрядно поработал, но без надлежащего результата. В последние дни вновь что то осмысленное. Вчера послал домой телеграмму с просьбой о весточке.

28.9. Немного поработал. Ожидается осада Кракова. Если это произойдет, то нам предстоят ещё более трудные времена. Пусть Дух дарует мне сил!

29.9. Сегодня утром в госпиталь доставили капрала, который болен дизентерией.

Сейчас здесь много случаев дизентерии. Мне становится не по себе, когда я думаю о том, что еще мне предстоит пережить на этой войне. Работал, но без результата. Мне все еще не достает ясности и целостности восприятия. Я ви жу детали, но не знаю, как они впишутся в […]26 целое. […] каждую новую проблему я ощущаю как обузу. […] […] целостное видение показало бы, что любая проблема есть главная проблема, и вид главного вопроса (?) не утомля ет, но укрепляет. Вечером работал и не без результата. Смелее! — — — — Знак отличия одногодичников–вольноопределяющихся в армии.

22.08. Витгенштейн получил два письмо Фикера от 21.08. и от 15.09. и согласился со всеми его предложениями относительно распределения стипендии журнала «Бренер» (для Рильке и т. д.). Во второй открытке от того же числа он выражает надежду на встречу с Траклем. См.:

Ludwig von Ficker: Briefwechsel, s. Anm. 7, hier S. 17f, Nr. 274 f.

Адель Жоль, супруга Станислава Жоля (1856–1942), который был учителем Витгенштейна в 1906–1908 годах в высшей технической школе в Берлине — Карлотенбурге. Оба состояли в переписке с Витгенштейном до 1939 года.

Слово прочесть невозможно. Весь абзац, по видимому, был затёрт.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 30.9. Сегодня ночью я почувствовал себя плохо (желудок и голова). Да свершить ся воля Твоя.

1.10. Вчера утром я был вынужден лечь и весь день отлёживаться, поскольку мне сильно нездоровилось. Сравнительно много работал, но безрезультатно.

Поговаривают, что завтра мы должны оставить корабль. Любопытно, что со мной будет. — — — 2.10. Сравнительно много работал. И не безрезультатно. Всё ещё не ясно, что бу дет со мной, останусь я на корабле или же нет и т. д., и т. д.

3.10. Сегодня выяснилось, что вся старая команда, за исключением 4 человек — включая меня, — должна покинуть судно. Мне это приятно. Сегодня получил из дома посылку, где были тёплое бельё, чай, сухари и шоколад;

всё так, как сумели бы сделать только любящие руки матери;

но НИКАКОЙ записки. Бы ла ли это Мама? И почему отправлено без записки? Почти не работал.

4.10. Вчера вечером ещё немного поработал. Сегодня получил открытку, которую Мама написала мне 9 числа прошлого месяца. В ней не содержится ничего важного. После короткого подъёма, сегодня моя работа снова застопори лась. Сравнительно много работал, но безнадёжно. В ближайшие дни мы снова должны вернуться в Россию. Наш новый командир, оберлейтенант, мне совсем не нравится, хотя я и видел его лишь мельком.

5.10. Сегодня получил письмо от Кейнса27, которое через Норвегию пришло здеш нему командиру полка. Он написал только затем, чтобы узнать, что будет пос ле войны с деньгами Джонсона28. Письмо меня сильно задело, ведь очень боль но получить деловое письмо от человека, с которым прежде у тебя были дру жеские отношения — и именно в это время — — — Только что получил открыт ку от Мамы, начала этого месяца. Всё хорошо. Так бы и впредь! — — — В послед ние дни часто думал о Расселе29. Думает ли он ещё обо мне? Всё же удивитель но, что мы сошлись! Во времена показного благополучия мы и не думаем о бес силии плоти;

о бедствии же думают тогда, когда его осознают. И обращаются к Духу. — — — Джон Мейнард Кейнс (1883–1946), английский экономист, Витгенштейн познакомился с ним в Кембридже в 1911–1912 годах.

У. Е. Джонсон (1858–1931), логик из Кембриджа, для которого Витгенштейн учредил ежегод ную стипендию в размере 200 фунтов.

Бертран Рассел (1872–1970), известный английский философ.

290 Людвиг Витгенштейн 6.10. Вчера сравнительно много работал. Человек не имеет права зависеть от слу чая. Ни от благоприятного, ни от неблагоприятного. Вчера на судно прибыл новый командир. — — — На судно присланы люди из осветительного отряда, которые бестолково толкаются вокруг отражателя. Не тревожься!!! Только что пришёл приказ идти в Россию. Стало быть, дело принимает серьезный оборот! Со мной Бог.

7.10. Ночь напролёт шли в направлении России;

почти совсем не спал: дежурство при прожекторе и т.д. Уже скоро будем под огнём на передовой. Дух со мной.

Здесь в […]30 Вислоки31 (вечером). У меня все заледенело внутри. Одно прос тое желание: Хотя бы разок выспаться, прежде чем начнётся дело — — —! Са мочувствие улучшилось. Немного поработал. Я все еще не понимаю, как ис полнить свой долг, поскольку это мой долг, и в то же время сохранить себя в целости для духовной жизни. Я могу умереть через час, два, месяц или через несколько лет. Я не могу знать этого и ничего не могу с этим поделать: Такова жизнь. А как же я должен жить, чтобы пережить следующее мгновение? Жить в добре и красоте, пока жизнь не прекратится сама собой.

8.10. Идём дальше в направлении Сандомира32. Ночь была спокойной, я очень ус тал и спал крепко. Сейчас стоим у Тарнобжега33 и через полтора часа пойдём в направлении Сандомира. Увы, когда я устаю и мёрзну, я быстро теряю му жество переносить жизнь такой, какая она есть. Но я стараюсь не падать ду хом. — — — Каждый час физического благополучия — милость.

9.10. Спокойная ночь. Вдали беспрестанная канонада. Все еще стоим у Тарнобжега.

Здесь поблизости, очевидно, происходит огромное сражение, уже более две надцати часов слышен непрекращающийся гром орудий. Наш новый экипаж намного лучше (приятнее и надежнее) старого. Приказ: в полной боевой готов ности собраться на палубе. Со мной Бог! — —— Отправились в Сандомир. Слы шим постоянный, сильный гром орудий. Видим разрывы гранат. У меня очень хорошее настроение. — — — Весь день сильнейшая канонада. Много работал.

Мне не достает по меньшей мере основной идеи.

10.10. Спокойная ночь. Утром канонада вновь возобновилась. Сейчас должны отп равиться дальше в Завихост34. Стоим в Набцесте. Я сплю прямо за стеной ка Слово невозможно прочесть.

Река, исток которой в Карпатах, впадает Вислу приблизительно в 100 км севернее Кракова.

До конца первой мировой войны по ней проходила австрийская граница.

Русский приграничный город на западном берегу Вислы, 15 км. севернее Тарнобжега.

Австрийский приграничный город на восточном берегу Вислы.

Русский приграничный город на западном берегу Вислы.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 юты нашего командира и подслушал его разговор с командиром взвода: мы должны помочь немцам переправиться через Вислу. Он сказал, что нам сле дует ожидать не артиллерийского обстрела, а лишь огня со стороны пехоты.

Много работал. Но без видимого успеха. Мне кажется, как будто мысль уже вертится на кончике языка.

11.10. Спокойная ночь. — — — Как талисман, всегда ношу с собой «Краткое разъяс нение Евангелия» Толстого. Я опять слышал разговор нашего командира с командиром одного из других кораблей: Сегодня мы остаемся здесь, в Наб цесте и только завтра возможно отправимся дальше. Только что узнал, что Антверпен пал! И где то наши войска выиграли большое сражение. Милость неописуемая, благодаря ей я могу сейчас думать и писать. Я должен научить ся быть безразличным к трудностям внешней жизни. Сегодня ночью мы долж ны идти в Завихост, чтобы высадить воинские подразделения и снаряже ние. Должны подойти прямо к русским позициям. Бог со мной.

12.10. В Завихост не отправились. Спокойная ночь. Вновь прислушиваюсь: обер лейтенант и лейтенант с нашим командиром: они еще точно не знают, что они будут делать, но весьма вероятно, что мы пойдем в Завихост. Оберлей тенант очень честолюбив и хочет непременно, чтобы мы попали на фронт. — — — Период безразличия к внешним обстоятельствам сменяется у меня периодом, когда я снова стремлюсь к свободе и покою, я устал от то го, что должен безропотно выполнять любой приказ. Ближайшее будущее совершенно неопределенно! Одним словом: бывают моменты, когда я просто не могу смириться с настоящим. Лучшие часы жизни нужно принимать с благодарностью, как милость, или напротив нужно быть безразличным к жизни. Сегодня я долго боролся с депрессией, потом снова онанировал (после длительного перерыва) и наконец то дописал предыдущее предло жение. Только что услышал, что сегодня ночью мы выполним операцию, запланированную на вчера;

о том, что мы двинемся на Краков, и речи не идёт! Итак, сегодня ночью! — — — Мы должны стрелять из пулеметов, которые, как я слышал, производят больше шума, чем попадают в цель. И я понял, что дело будет опасным. Если я должен светить прожектором, то я несомненно пропал. Но ничего не поде лаешь, раз это необходимо! Через час мы выступаем. Со мной Бог!

13.10. В половине двенадцатого пришел приказ, что мы не идем или пока еще не идем в Завихост. Итак, спокойная ночь. Только что услышал, что наш ко рабль получил приказ немедленно идти вниз по течению Вислы. — Сейчас выс тупаем. Я — Дух и, поэтому, я свободен. Мы стоим у Лопица, повсюду свистят и рвутся снаряды. Отступили в Надбцевце и сейчас на основании нового при каза отправляемся в то же самое место. После полудня сильнейший обстрел.

От грома орудий вчера я все время был как пьяный. Вечером мы отправляем ся в Сандомир, где должны остаться на ночь. — — — Много работал.

292 Людвиг Витгенштейн 14.10. Спокойная ночь. До вечера стояли в Сандомире, наверное, останемся здесь и на ночь. Но не очень обольщаюсь, так как снова трудно сосредоточиться. — — — 15.10. Спокойная ночь. Теперь онанирую приблизительно раз в неделю. Немного работаю руками, но в этом так мало души;

в 9 ложусь спать, в 6 встаю. С ны нешним командиром отношения хорошие как никогда. Он вовсе не так уж и плох. Весь день стояли в Сандомире и, наверное, останемся здесь также на ночь. Очень много работал и не без успеха. Мне даже кажется, что я вот вот найду решение. — — — 16.10. В 8 утра пошли в Щёцин, чтобы доставить пушки.

17.10. Вчера очень много работал. Узел еще больше затянулся, и я не нашел реше ния. Вечером стояли в Баранове35, а сейчас, в 6 идем в Щёцин. — — — Придет ли мне спасительная мысль, придет ли она??!! — — — Вчера и сегодня онани ровал. — — — Вечером прибыли в Щёцин36, где мы останемся на ночь. ОЧЕНЬ много работал. Кое что уяснил. Накоплен ОЧЕНЬ большой материал, но не систематизирован. Этот наплыв материала я считаю хорошим знаком. Пом ни, какая великая милость работа! — — — 18.10. В первой половине дня делаем покупки. В полдень отправляемся в Тарноб жег. 5 по полудни в Тарнобжеге. Немного работал. Вечером на корабль пришли с осмотром офицеры. Я разговорился с одним, который обратил внимание на мои нашивки вольноопределяющегося. Говорили очень сер дечно около часа. Он был очень приветлив и неглуп. Предложил мне «быть на ты», что меня порадовало. Немного поработал. Но ничего! — — — На ночь остаемся в Тарнобжеге.

19.10. Утром пришли в Сандомир, где сейчас и стоим. Ночью снова онанировал (наполовину во сне). Это оттого, что я мало, почти совсем не двигаюсь. Пос ле обеда вновь отправились в Тарнобжег. Со вчерашнего дня проблемы с пи щеварением. — — — Решение проблемы вертится на кончике языка! — — — Ве Австрийский приграничный населенный пункт на восточном берегу Вислы, приблизительно 15 км юго западнее Тарнобжега.

Австрийский приграничный населенный пункт приблизительно посредине между Краковом и Сандомиром.

04.10 Фикер послал Витгенштейну письмо Рильке с благодарностью за помощь. В письме от 17.10 Фикер сообщил Витгенштейну, что Тракль лежит в гарнизонном госпитале в Крако ве, и что он намерен посетить его. См: Ludwig von Ficker: Briefwechsel, s.Anm. 7, hier S. 23, Nr. 282.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 чером опять в Сандомир. Чувствую себя неважно и такая жизненная апатия.

— — —! Очень много работал.

20.10. Нехорошо. Очень много работал. После обеда самочувствие улучшилось. Я очень несчастлив;

тоскую по Дэвиду: если бы я мог ему по меньшей мере пи сать. Но мой Дух противится депрессии. Со мной Бог. — — — 21.10. По приказу опять должны идти в Краков. Мне это пойдёт на пользу. — — — Целый день стоим в Сандомире. Очень много и уверенно работал. Вече ром несколько утомлен, а в этом состоянии я очень склонен к депрессии;

смелее же! — — — 22.10. Здесь, неподалеку, продолжаются бои. Вчера сильная канонада. Много рабо тал. Весь день простаивали. — — — 23.10. Сейчас, после обеда, идем в Тарнобжег. Очень усердно работаю, но все еще безрезультатно. Вечером снова в Сандомире. Очень много работал. Много думаю о Дэвиде. Увижу ли его еще когда то? — — — ! — — — 24.10. Плохо спал (слишком мало двигаюсь!). Наш командир очень заурядный, надменный, неприветливый и с каждым обращается как с прислугой. Пос ле обеда в Тарнобжеге, где мы останемся на ночь. Очень много работал, хотя и безуспешно, но с большой уверенностью. Сейчас я осаждаю свою проблему. — — — 25.10. Утром в Сандомире. Вчера вечером получили нелепое известие, якобы, Па риж пал. Впрочем, сначала я даже обрадовался, пока не осознал невероят ность происшедшего. Такие невероятные вести всегда плохой знак. Если нам действительно повезет, то об этом сообщат, и никому не придет в голову такой абсурд. Поэтому сегодня как никогда прежде чувствую ужасающую плачевность нашего — немецкой расы — положения! Мне кажется, совер шенно очевидно, что мы не можем выстоять против Англии. Англичане — са мая лучшая раса мира — не могут проиграть! А мы можем проиграть и проиг раем, если не в этом году, то в следующем! Мысль, что наша раса должна быть повержена, меня страшно удручает, ведь я немец до мозга костей! Нео жиданно пушки русских [...] Со мной Бог! — — — Это было не что иное, как русский аэроплан. — — — Очень много работал. Ночью стоим в Тарнобжеге, а завтра утром идем в Щёцин. — — — Витгенштейн прерывает предложение посредине и начинает после отбоя тревоги с новой строки.

294 Людвиг Витгенштейн 26.10. Утром направляемся в Щёцин. Весь день шли. Я устал и у меня болит голова.

Несмотря на это много работал39.

27.10. Утром отправились дальше в направлении Щёцина. Очень много работал.

Сегодня ночью я дежурю. — — — 28.10. По причине очень большой усталости до и после полудня почти не в состо янии работать. Ночью спал так хорошо, как никогда. Большая часть коман ды была пьяна, так что моя вахта была по настоящему неприятной. Утром идем в направлении Сандомира. По дороге сломалась лопасть колеса. В Кра ков нас должен отбуксировать один из других кораблей. По дороге в Краков.

Сегодня получил большую почту, среди прочего печальное известие, что Па уль40 тяжело ранен и находится в плену у русских — слава богу, в хороших ус ловиях. Бедная, бедная мама!!! — — — — — —. — — — Также получил письмо от Фикера и дружеское послание от Жолей. Нако нец, письмо из Норвегии, от Дрэда с просьбой о 1000 крон. Но могу ли я пос лать их ему? Сейчас, когда Норвегия присоединилась к нашим врагам!!! Это, впрочем, тоже ужасно печальный факт. Снова думаю о бедном Пауле, который так внезапно лишился своей профессии! Как ужасно. Какая потребует ся философия, чтобы пережить это! Если это вообще возможно иначе, не жели при помощи самоубийства!! — — — Не мог много работать;

но работал с уверенностью. — — — Да свершится воля Твоя. — В этот день лейтенант Моле, в дополнение к письму, написанному Фикером во время своего посещения Кракова, писал Витгенштейну: «Дорогой Витгенштейн! Надеюсь, вы получили письмо, которое я вам отправил. Вчера (в воскресенье) у меня был господин Фикер и справ лялся о Вас. К сожалению, я смог сообщить ему лишь то, что Вы находитесь в Щёцине, и письма Вам отправлены. Как Вы поживаете? Мои дела идут довольно хорошо. Передайте мои наилучшие пожелания доблестному Шубинскому и скажите ему, пусть он как можно быстрее отправит мне точные данные о своих наградах, продвижении по службе и т.п. С на илучшими пожеланиями, Ваш покорный слуга доктор Моле. Краков, 26.10.1914».

Моле не сопровождал Витгенштейна во время его плавания по Висле, а оставался в Кракове, где его разыскал Фикер. В разговоре с Фикером Моле рассказал «какую прекрасную летнюю ночь, однажды, вскоре после начала войны, он провел в увлекательной философской бесе де с Витгенштейном на палубе корабля, в то время как тот чистил картофель для корабель ной кухни». (Ludwig von Ficker: Rilke und der unbekannte Freund, in: Der Brenner, 18.Folge, 1954, S. 237) В своем письме от 26.10 Фикер сообщил Витгенштейну о положении Тракля, который надеется с ним познакомится и о своей встрече с его бывшим командиром, лейте нантом Моле. «Он очень тепло и сердечно о вас отзывался и отдавал должное вашему слу жебному усердию и рассказал мне, как по ночам на корабле — в то время как вы обслужива ли прожектор — вы вместе часто философствовали.» (Ludwig von Ficker: Briefwechsel, s.

Anm. 7, hier S. 29 f, Nr. 292, Beilage).

Пауль Витгенштейн (1887–1961), брат Людвига. В 1914 году на русском фронте потерял ле вую руку.

Заблуждение. В первой мировой войне Норвегия сохраняла нейтралитет.

Вероятно в этот день Витгенштейн подтвердил Фикеру получение открытки от 04.10. и пись ма от Рильке;

См.: Ludwig von Ficker: Briefwechsel, s. Anm. 7, hier S. 31, Nr. 294.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 29.10. На пути в Краков. Стоим, потому что наш буксировщик должен был уйти об ратно в Сандомир. Ждем его возвращения! До обеда головные боли и уста лость. Много думал о Пауле. По прежнему штурмую свою проблему, так что уже многие укрепления взяты. Теперь вижу так ясно и спокойно, как в луч шие времена. Если бы только в этот раз мне удалось решить все самое глав ное, прежде чем благоприятный момент будет упущен!!

30.10. Сегодня получили немецкую газету. Хороших новостей нет, что как раз и оз начает самую плохую новость! Сложно работать, когда беспокоят такие мыс ли!! Несмотря на это после обеда тоже работал. Тяжело осознавать, что здесь нет никого, с кем я могу что то обсудить. Но вопреки ВСЯКОМУ произволу я хочу сохранить себя43.

Вторая тетрадь 30.10.1914 — 22.6. 30.10. Только что (вечером) получил приятную почту, очень сердечную открытку от Фреге44! Открытку от Тракля45 и Фикера, мамы, Клары46, госпожи Клинген берг. Меня это очень порадовало. Очень много работал47. — — — Намёк на музыкально поэтическую драму Гёте «Lila» (1777) (J.W.v.Goethe: Gedichte. Hrsg. u.

kommentirt von E.Trunz, in: Hamburger Ausgabe, Bd. 1., Muenchen 1974, S. 134 und 530.):

Feiger Gedanken (Жалость — притворна, Bangliches Schwanken Трусость — позорна, Weibisches Zagen Нежность опасна, Angstliches Klagen Гибкость — для дам!

Wendet kein Elend Не верь, не меняйся, Macht Dich nicht frei.

И сопротивляйся Allen Gewalten Любому напору.

Zum Trotz sich erhalten Для воина впору Nimmer sich beugen С открытым забралом, Kraftig sich zeigen Взяв сирых и малых, Rufet die Arme der Шагать через скалы Gotter herbei. Навстречу богам!) (перевод: Н. Новодворского) Готлоб Фреге (1884–1929), логик и философ в Йене. Среди писем к Витгенштейну, обнаружен ных в 1988 году в Вене, было 21 письмо от Фреге, а среди прочих и письмо от 11.19, в котором Фреге благодарит Витгенштейна за письмо. См: Gotlob Frege: Briebe an Ludwig Wittgenstein, hg. v. Allan Janik, in;

Grazer Philosophische Studien, Bd. 33 / 34, 1989, S. 5–33, hier S. 8f., Nr. 1.

Георг Тракль (1887–1914), австрийский поэт, перед началом войны получил от Витгенштей на помощь в 20000 крон. Тракль был единственным, кому Людвиг фон Фикер, распоряжав шийся деньгами, открыл имя дарителя.

Клара Витгенштейн (1850–1935), тётя философа.

Вероятно, в этот день Витгенштейн написал Фикеру, что получил его письмо от 26.10 и пись мо от лейтенанта Моле. См: Ludwig von Ficker: Briefwechsel, s. Anm. 7, hier S. 32, Nr. 296 u. S.

462f (Karte Trakls).

296 Людвиг Витгенштейн 31.10. Сегодня утром снова в направлении Кракова. Целый день работал. Штурмо вал [— — —]48 проблему! Но я не отступлюсь, скорее буду биться до последней капли крови. Самая большая трудность — удержать однажды покоренную крепость до тех пор, пока в ней нельзя спокойно устроиться. И пока город не пал, нельзя спокойно сидеть в одном из укреплений. — — — Сегодня ночью заступаю на вахту, но, увы, уже сейчас чувствую себя очень усталым от интенсивной работы. Моя работа все еще безрезультатна!

Только вперед! — — — Сегодня ночью стоим в Щёцине.

1.11. До обеда дальше в направлении Кракова. Ночью во время дежурства работал, и сегодня тоже очень много, но все еще безуспешно. Но я не падаю духом, по тому как главная проблема всегда остается у меня перед глазами. — — — Тракль лежит в гарнизонном госпитале в Кракове и просит меня навестить его49. Как бы я хотел познакомиться с ним. Надеюсь, когда я приеду в Краков, мы встре тимся! Возможно, это бы меня очень сильно приободрило. — — — 2.11. Утром идем дальше в направлении Кракова. Я снова обрел способность чувствовать. Вечером опять сели на мель. Мучительно холодно. Истинное счастье, что всегда можно спастись бегством в себе самом. Много работал. Ра бота — это великое благо!! — — — 3.11. Утром идем дальше по направлению к Кракову. Слышал, что русские снова выдвинулись вперед и стоят в 20 км от Опаковица;

мы стоим в 10 км оттуда.

— — — Что будет со мной, когда я приеду в Краков?! Почти весь день работал.

— — — Возможно, сегодня ночью выступим. Слышим гром пушек и видим всполохи от взрыва снарядов. — — — ! — — — 4.11. Спокойная ночь. Утром пойдем дальше. Очень много работал. Завтра мы должны быть в Кракове. Слышал, что, вероятно, следует ожидать осады Кра кова. Тогда мне понадобится много сил, чтобы сохранять присутствие духа. — — — Только когда не зависишь от внешнего мира, тебе незачем опасаться то го, что в нем произошло. Сегодня ночью заступаю в караул. Легче быть зави симым от обстоятельств, чем от людей. Но это тоже нужно уметь! — — — Слово пропущено.

Среди писем, адресованных Витгенштейну, которые были обнаружены в Вене в 1988 году и теперь находятся в Инсбруке (Brenner Archiv), сохранилось также упомянутое письмо: «Ми лостивый государь! Я буду вам очень признателен, если вы удостоите меня своим посещени ем. Уже почти 14 дней я нахожусь в здешнем гарнизонном госпитале, в пятом отделении ду шевных и нервных болезней. Возможн о, в ближайшие дни я смогу покинуть госпиталь, что бы снова вернуться на фронт. Я очень хотел бы поговорить с вами, прежде чем решение об этом будет принято. С наилучшими пожеланиями, ваш покорный слуга Георг Тракль.» Л ОГОС 3 4( 43) 2004 5.11. Утром идем дальше в Краков, куда должны прибыть поздно вечером. Весь в нетерпении, застану ли я Тракля? Очень на это надеюсь. Мне так не хватает человека, которому я мог бы выговориться. Приходится обходиться без это го. А это очень бы меня поддержало. Весь день несколько утомлен и склонен к депрессии. Не очень много работал. В Кракове. Сегодня уже слишком позд но навещать Тракля. — — — Молю Бога дать мне сил. — 6.11. Утром отправился в город, в гарнизонный госпиталь. Там узнал, что несколь ко дней тому назад Тракль умер50. Это меня очень сильно ранило. Как печаль но, как печально!!! Я немедленно написал об этом Фикеру. Купил необходи мое и около 6 вернулся на корабль. Не работал. Бедный Тракль. — — — Да свер шится воля Твоя. — — — 7.11. Вчера в 9 вечера неожиданно пришел приказ обеспечить работу прожекто ра на одном из других кораблей. Итак, поднялся и до трех с половиной утра светил. Вследствие этого очень устал. После обеда ходил в город делать по купки. Теперь совершенно ясно, что предстоит осада Кракова. Я хочу до биться перевода со своего корабля. Не работал. Я тоскую по порядочному человеку, потому что здесь меня ОКРУЖАЕТ непристойность. Дух да не поки нет меня и укрепится во мне. — — — 8.11. Нет настроения работать. Много читаю. Сегодня ночью дежурю. Почти не работал. Немного опасаюсь за свое будущее. — — — 9.11. Только что подслушал разговор нашего командира с одним из офицеров: что за подлые голоса. Вся низость мира вырвалась наружу. Подлость, куда ни пос мотрю. Насколько хватает глаз, ни одного благородного сердца!!! — — — Получил очень сердечное письмо от дяди Пауля52. Такое письмо должно приободрить и поддержать меня. А в последние дни я очень подавлен. Ничто мне не в радость, и я живу в страхе перед будущим! Потому что я не нахожу больше покоя в себе самом. Любое проявление непристойности со стороны моего окружения, а такое бывает очень часто, ранит меня до глубины души, и Фикер навещал Тракля в Кракове с 24.10—26.10.1914 и справлялся при этом также и о Витге нштейне, который в это время был на пути в Краков на «Гоплане». Тракль пережил сраже ние под Гродеком и под его впечатлением был совершенно сломлен. После оставшейся не прояснённой попытки самоубийства, он умер 03.11.1914 в гарнизонном госпитале Кракова.

Возможно в этот день Витгенштейн написал Фикеру, что он только что узнал о смерти Трак ля. Фикер получил письмо 09.11 и попросил Витгенштейна сообщить подробности. См:

Ludwig von Ficker: Briefwechsel, s. Anm. 7, hier S. 35f, Nr. 300 u. 302.

Пауль Витгенштейн (1842–1920), дядя философа. Ему и Дэвиду Пинсенту Людвиг Витгенш тейн посвятил в 1918 году свой «Трактат».

298 Людвиг Витгенштейн прежде чем рана заживает, наносят новую! Даже тогда, когда меня ничто не гнетет, как сегодня вечером, я не ощущаю себя по настоящему свободным. Же лание работать возникает все реже и быстро сходит на нет, так как я не могу обрести нужное расположение духа. Я чувствую себя зависимым от мира, и это вынуждает меня бояться его даже тогда, когда мне не угрожает ничего плохо го. Самого себя, место, где я мог бы найти успокоение, я вижу как далекий вож деленный остров, который удаляется от меня. — — — Русские очень быстро продвигаются в направлении Кракова. Все гражданское население должно по кинуть город. Наши дела очень плохи! Да поможет мне Бог!!! Немного работал.

10.11. Опять много работал. И в очень хорошем настроении. Сегодня узнал, что могу писать в Англию через Швейцарию. Завтра же напишу Дэвиду и, воз можно, Расселу. Или, может быть, уже сегодня. — Надеюсь, теперь снова смогу работать! — — — !!

11.11. Любезное письмо от Фикера. Довольно много работал. Уже слышен гром от взрывов орудий! Отправил письмо Дэвиду. Как часто я о нем думаю! Думает ли он обо мне хоть немного? (?) Сегодня в отличном настроении.

12.11. Только не теряй себя самого!!! Соберись с мыслями! Работай не для того что бы провести время, а смиренно, для того чтобы жить! Не допускай несправед ливости по отношению к другим! — — — Говорят о 6 7 месячной осаде. Все ма газины закрыты и открываются лишь на очень короткий срок. Чем серьезнее положение, тем грубее становятся унтерофицеры. Они чувствуют, что теперь могут безнаказанно проявлять всю свою низость, так как командование поте ряло голову и в хорошем смысле больше не контролирует ситуацию. Каждое слово, которое сейчас можно услышать, — грубость. Ведь приличия больше ничего не стоят, и люди отказываются от той малости, которой еще обладают.

Все это очень печально. После обеда был в городе. Довольно много работал, но подлинной ясности в видении проблемы нет! Смогу ли еще работать дальше? (!) Неужели опять падёт завеса?? Было бы поразительно, ведь я нахожусь в серд цевине проблемы, на пике осады. — — —. — — — !

13.11. Все утро тщетно старался работать. Все еще нет ясности в видении проблемы.

Очень много размышляю о своей жизни, а это тоже причина, почему я не мо гу работать. Или наоборот? Теперь я думаю, что все еще недостаточно отда лился от других на корабле. Я не могу общаться с каждым, мне не достает из вестной подлости, необходимой для этого, но совершенно непостижимым об разом затворничество дается мне нелегко. Не то чтобы я чувствовал себя хоть сколько нибудь привязанным к какому то человеку. Но привычка вежливо раз говаривать с людьми так сильна! Сегодня ночью дежурю. Каждый вечер хожу в кофейню и выпиваю пару чашек кофе, атмосфера добропорядочности идет мне на пользу. Немного работал! — — — ! Боже, дай мне разума и сил!!! — — —.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 14.11. Ночью на посту почти все время обдумывал как себя вести, чтобы сделать жизнь более менее сносной. Сильно подавлен, по крайней мере, мне не хва тает хоть какой нибудь жизненной радости. И каждое услышанное мной громкое слово причиняет мне боль. Без всякого основания!! — — — Сегодня ночью на посту тоже работал. — — — Как милость рассматриваю то, что могу спокойно находиться в своей каюте и даже имею возможность собраться с мыслями. — — — Очень мало работал. За день очень устал, к сожалению, та кое теперь случается часто!! После обеда сильная депрессия прошла, но я слишком утомлен, чтобы работать. Вечером, как обычно, вышел. — — — !

15.11. Сейчас читаю «Опыты» Эмерсона53. Может быть, они смогут благотворно на меня повлиять. Изрядно поработал — — —.

16.11. Наступает зима. — — — Вчера я получил от Фикера дружеское письмо. Пого варивают, что команду судна переведут отсюда, потому что зимой корабли не используются. Что же со мной будет?? В районе верфей слышится силь ный орудийный грохот. Немного работал. Вечером был в городе. Опять нет ясности в видении проблемы, хотя совершенно очевидно, что я близок к ре шению глубочайшего вопроса, что решение почти у меня в руках!!! Просто в данный момент мой дух слеп к нему! Я чувствую, что стою НЕПОСРЕД СТВЕННО перед вратами, но недостаточно ясно вижу, чтобы открыть их.

Это в высшей степени поразительное состояние, которое я еще никогда не ощущал так остро, как теперь. — — — ! 17.11. Как трудно не сердиться на людей! Как трудно терпеть. Все, что было возмож но, сделал до обеда и не пошел на работу. Каждый раз, когда я во время рабо ты соприкасаюсь здесь с людьми, меня так ужасает их низость, что ярость во мне грозит победить и вырваться наружу. Снова и снова я решаю спокойно терпеть, и снова нарушаю свое намерение. И как это происходит, я собствен но и сам не знаю. Очень трудно работать с людьми и при этом не иметь с ни ми ничего общего. И снова нужно разговаривать с ними, что то у них спраши вать;

они не отвечают или их ответы неудовлетворительны. — Какая потеря сил все это терпеть. — А тебе нужен ответ;

получаешь неясный приказ и т.д., и т.д., и т.д... А нервы и без того уже совсем расстроены. Трудно жить, если не понимаешь, как можно изменить положение в лучшую сторону. После обеда меня охватило страшное уныние. Как будто камень лежит на груди. Любая обязан ность превращается в невыносимое бремя. Ближе к вечеру мое самочувствие Ральф Уолдо Эмерсон (1803–1882), глава американских философов трансценденталистов, в своих работах, среди которых и «Опыты», представлял веру в силу воздействия духа.

16.11. Витгенштейн поблагодарил Фикера за его письмо от 9.11. и сообщил ему, что 30.10 по лучил письмо Тракля. См: Ludwig von Ficker: Briefwechsel, s. Anm. 7, hier S. 42, Nr. 316.

300 Людвиг Витгенштейн улучшилось. В мою душу вернулось немного мужества. Почти не работал.

Весь день, как теперь часто бывает, совсем нет настроения;

только вечером обрел достаточное внутреннее равновесие. Не потому ли, что просто раду юсь предстоящему сну? — — Да, сегодняшняя депрессия была ужасна!!! — — — 18.11. Сильный гром орудий. Говорят, что в ближайшие дни мы опять должны выс тупать. Наш командир уходит и лейтенант опять должен вернуться на свое место. Меня это радует. Слышна пулеметная стрельба. Целый день сильней ший гром орудий. — — — Довольно много работал. Настроение хорошее. Но шусь с идеей собственного перевода, но из этого может ничего не выйти. В моей работе наступило затишье, чтобы продвинуться вперед, мне опять нуж но значительное потрясение. — — — 19.11. Идет снег. Утром, как теперь часто бывает, в подавленном настроении. Всю первую половину дня работал на судне. Во второй половине дня ожидается визит генерала. В связи с этим все возбуждены. Ближе к вечеру опять немно го работал. Опять сильнейшие бои под Краковом. — — — 20.11. Сильная канонада. — — — Немного поработал. Сегодня ночью вахта. После обеда был у врача, потому что во время дежурств я очень мучаюсь из за сво их глаз. Получу очки. Мое будущее все еще совершенно неясно. Завтра я воз можно поговорю с командиром о том, что со мной будет дальше.

21.11. Затяжная канонада. Сильный мороз. Почти не смолкающий гром орудий.

Изрядно поработал. Но все еще не могу подобрать решающее слово. Хожу вок руг да около, но все же не смог его ухватить!! Никак не могу обрести покой, все время волнуюсь о своем будущем!

22.11. Свирепый мороз. В Висле плавает лед. Беспрестанный гром орудий. Не приш ло в голову ни одной дельной мысли, очень устал и оттого мало поработал. Ре шающее слово так и не найдено. Вчера оно было почти у меня в руках. И все же снова ускользнуло. — — — Настроение так себе. Скоро отправлюсь спать. — — — 23.11. Затяжной гром орудий. — — — Только что услышал, что пришла телеграмма:

«Работу речного транспорта прекратить». Итак, скоро должно решиться, что с нами будет. — — — Теперь мой день проходит в чтении и кое какой ра боте, и я, естественно, все время провожу в своей каюте;

каждый четвертый пятый день вахта;

время от времени чищу картофель, ношу уголь и тому по добное. Помимо вахты у меня нет никакой определенной работы (в ближай шие полтора месяца прожектор не потребуется). От этого я чувствую себя лентяем, и даже в свое свободное время не могу по настоящему расслабить Л ОГОС 3 4( 43) 2004 ся, потому что чувствую, что должен что нибудь делать, но не знаю что. На илучшим для меня была бы регулярная работа, которую я, разумеется, смог бы выполнять. Ведь работа, которая тебе не по плечу, самое большое зло. Се годня попытаюсь поговорить с нашим командиром о возможном переводе.

Это должно произойти, я должен надеяться, что меня переведут отсюда. Из рядно поработал, но все еще без успеха. Вечером баня. — — — 24.11. Свирепый мороз! Висла почти полностью покрыта дрейфующими льдинами.

Сегодня прибыли в порт. Когда же я только окажусь подальше отсюда. Здесь царит постоянное смятение, и никто не знает, что он должен делать. Унте рофицеры становятся все подлее, один подначивает другого, тем самым склоняя того к еще большей дерзости. Конечно, бывают и исключения. Се годня ночью вахта. Много работал. Недостающее звено снова так и вертится на кончике языка. Это хорошо. Сегодня Фикер отправил мне стихи бедного Тракля, которые я не понимаю, но считаю гениальными. Они благотворно на меня повлияли. Бог со мной! — — — 25.11. Со вчерашнего дня стоим в порту. Уборные на судне закрыты! А до отхоже го места нужно далеко бежать. Очень холодно. Образ жизни становится все невыносимее. Немного работал. Только бы прочь отсюда! — — — 26.11. Если кажется, что дело застопорилось, то нельзя больше думать о нем, ина че можно завязнуть. Напротив, нужно начинать размышление с того места, где чувствуешь себя наиболее (?) уверенно. Только не сдаваться! Трудные проблемы должны разрешаться как бы сами собой. Сильный гром пушек.

Что бы я ни делал, проблемы сгущаются как грозовые облака. И я не в сос тоянии занять по отношению к ним удовлетворительную позицию. Очень много работал, но ситуация ничуть не прояснилась. Напротив, когда я ду маю, то всюду встают вопросы, на которые я не могу ответить. Сегодня мне показалось, что моя творческая способность себя исчерпала. Все казалось опять скрылось вдали. А разумеется прошли и 3—4 месяца моей жизни. И, увы, действительно без ощутимого результата! Но поживем — увидим! — — — Сейчас поговаривают, что мы должны переехать на зимние квартиры, и если это произойдет, то, возможно, должен буду спать вместе со всеми;

изба ви Бог!! — — — В любом случае не хотел бы потерять присутствие духа! Со мной Бог! — — — ! — — — !

27.11. Сегодня вахта. — — — 28.11. Вчера очень много работал. Сутки провел на посту, в караулке, в обществе семи человек. Сегодня в особенности чувствовал себя очень несчастным.

Всеми способами добиваюсь своего перевода. Я думаю, что погибну самым 302 Людвиг Витгенштейн жалким образом в окружении этих жестоких и низких людей, которым все нипочем, если не произойдет чудо, и не обрету больше сил и мудрости, не жели имею сейчас! Да, должно случится чудо, если мне суждено пережить это! Боюсь за свое будущее. Немного работал. Чудо! Чудо. — — — 29.11. Довольно много работал. — — — !

30.11. Утром был в штабе корпуса. Разговаривал с нашим командиром о себе. Для перевода мне нужно обратиться в кадровое управление. При расквартиров ке на зиму, он позаботится о том, чтобы я получил отдельную комнату. В бли жайшее время опять понадобится прожектор, и поэтому все же я должен ос таться здесь. — — — Вечером, когда я вернулся из города, застал здесь боль шую суматоху, потому что судно должно уходить. Идет речь и о том, что про жектор должен отправиться на нем. — — — Мне это было бы очень досадно.

Таким образом, наши планы могут расстроиться в любой момент и я должен сохранять самообладание, чтобы все таки продолжать жить дальше. Сегодня во второй половине дня был в кадрах и говорил с одним пиротехником о том, нельзя ли мне поступить в отделение воздушных транспортных средств. Он ответил, что мне нужно поговорить об этом с пиротехником этого отдела Волчеком. Надеюсь, удастся это сделать. — — — Поработал нем ного, но не без воодушевления. Опять что то ощущаю. Доверься движению собственного Духа, а все остальное предоставь Богу! — — —.

1.12. Вот уже и декабрь! А о мире все еще не сказано ни слова. Сегодня ночью сильнейший гром орудий;

слышен свист снарядов. — — — Вчера вечером суд но отправилось вниз по течению Вислы. Каждый день вахту несет другая ко манда, например, завтра наша! Что со мной будет?! С такими сослуживцами и такими начальниками! — — — После обеда пошел искать пиротехника Вол чека;

не нашел. Меня прикомандировали к штабу артиллерийского дивизи она. Уже послезавтра пойду туда дежурить. Очень мало работал. Храни меня Дух, что бы ни случилось! — — — 2.12. Сегодня в полдень мы будем нести караульную службу. Слава Богу, с нами отправляется наш командир, так что будет, по меньшей мере, хоть один по рядочный человек. Ночью ужасный гром орудий. И сейчас, в 8 утра он сно ва возобновился. Сегодня ночью мы должны спать под открытым небом. По работать, вероятно, не удастся. Только не забывать Бога. — — — 3.12. Не работал, но много пережил. Сейчас слишком утомлен, чтобы записать это.

В этот день Витгенштейн благодарил Фикера за стихи Тракля, которые тот ему прислал;

«Го лос поистине гениального человека» сделал его счастливым. См.: Ludwig von Ficker: Briefwe chsel, s. Anm. 7, hier S. 53, Nr. 32.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 4.12. Позавчера на дежурстве не произошло ничего примечательного, разве что только я в суматохе упал на палубе и еще сегодня хромаю. Со всех сторон сильнейший гром орудий — оружейная стрельба, пожары т.п. Вчера вечером по личному делу был на командном пункте крепости. Один оберлейтенант узнав, что я изучал математику, предложил мне прийти к нему на фабрику.

Он кажется очень славным. Я согласился и сегодня был откомандирован с судна. Полон надежд. Гром орудий близко, очень близко. После обеда был в городе. Немного поработал. Весь день несколько утомлен, потому что в пос леднюю ночь тоже мало спал. Как можно раньше в постель! — — — 5.12. Завтра или послезавтра я уйду отсюда. Где я буду жить, еще не ясно. В любом случае, я не хочу зависеть от таких вещей. Работал немного, но все таки ра ботал. Много думаю о дорогом Дэвиде! Боже храни его! И меня! — — — 6.12. Ночью пушки палили так близко, что сотрясалось судно. Много работал и ус пешно. Еще не знаю, когда я покину судно. Завтра оно снова несет боевое дежу рство, и если меня не отзовут, то и мне придется в нем участвовать, что очень неприятно, потому что моя нога все еще не оправилась от ушиба. Дождливо, и ходить по глиняным дорогам здесь ужасно трудно. Храни меня Дух! — — —.

7.12. С ногой стало хуже. Вероятно, не пойду на службу. Приказ, касающийся мое го переселения, еще не пришел. Неподалеку слышен сильный гром. — — —.

Только что узнал, что завтра я ухожу отсюда. Благодаря моей ноге не могу ид ти на дежурство. Немного поработал. Поговорил с нашим командиром;

он очень славный. Устал. Все в руках Божьих. — — — 8.12. В первой половине дня из за своей ноги «не мог пошевелиться»: растяжение мышц. Немного поработал. Купил и прочел тут 8 том57 Ницше. Его вражда с христианством сильно меня задела. Ведь в его работах есть и доля правды.

Несомненно, христианство — единственная надежная дорога к счастью. Но как быть, если стыдишься этого счастья?! Не лучше ли погибнуть в безна дежной борьбе с внешним миром? Но такая жизнь бессмысленна. А почему бы не вести бессмысленную жизнь? Недостойно уважения? Как это уживает ся со строгой солипсистской точкой зрения? Что же я должен делать, чтобы моя жизнь не прошла напрасно? Я должен это выяснить для себя. — — —.

Речь идет о оберлейтенанте Оскаре Гюрте, который в дальнейшем очень покровительство вал Витгенштейну и пытался помочь ему получить воинское звание.

Nietzsches Werke, Bd. 8, Leipzig 1904 (Содержание: 1. Случай Вагнера, 2. Сумерки богов, 3. Ниц ше против Вагнера, 4. Переоценка всех ценностей, книга 1: Антихрист, 5. Стихотворения).

304 Людвиг Витгенштейн 9.12. В первой половине дня был в командном пункте корпуса и забрал документ на обеспечение довольствием. Не работал. Много чего произошло, но слиш ком утомлен, чтобы записать это. — — —.

10.12. Вчера во второй половине дня был в канцелярии моего нового шефа. Долго его дожидался. Наконец он пришел и сразу же дал мне работу. Я должен был составить здесь список моторных лодок в казарме. Одновременно он приг ласил меня к себе домой к 8 часам вечера;

там будет капитан, которому он рассказал обо мне и который хотел бы меня видеть. Пришел к нему и встре тил у него 4 офицеров, с которыми я ужинал. Капитан чрезвычайно симпа тичный человек (остальные тоже были по настоящему любезны). Мы прого ворили до 10 1/2 и расстались необычайно сердечно. — — — Сегодня утром искал и нашел квартиру. С 10 до 5 вечера в бюро. Потом перенес свои вещи с судна на новую квартиру: очень милая, большая комната. Первый раз за че тыре месяца один в настоящей комнате!! Я наслаждаюсь этой роскошью. К работе не приступал. Но возможность для этого еще будет. Очень устал, по тому что очень много бегал. Какая милость иметь возможность снова спать в постели! Какая милость факта. — — —. — — —.

11.12. В первой половине дня в канцелярии, писал. Поработать не удалось. Весь день канцелярия. Оберлейтенант необычайно мил. Работать так и не начал.

12.12. Немного поработал. Весь день провел в канцелярии, но занят был не осо бенно. Завтра, надеюсь, поработать побольше. Принял ванну.

13.12. Весь день провел в канцелярия. Мои мысли скованы. Нога опять причиняет мне беспокойство и, кажется, как будто мой мозг тоже хромает. Тем не ме нее, немного поработал. От Дэвида все еще нет ответа! Получил ли он мое письмо? Принимает ли он войну также близко к сердцу, как я?! — — — Да здра вствует же Дух! Он — надежная гавань, которая защищена в стороне от бе зотрадного, бесконечно серого моря событий. — — —.

14.12. Весь день канцелярия. Не работал. Но возможность для этого еще будет!

Дружеское послание от Жолей. — — —.

15.12. Весь день канцелярия. Немного поработал. Но мои мысли неповоротливы, как бывает в дороге, в поезде или на корабле, где тоже плохо думается.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 16.12. Весь день канцелярия. Слышал, что мы, возможно, скоро перебазируемся в Лодзь. Немного поработал, но без настоящего воодушевления.

17.12. В. д. к.58 Не работал. Сильно раздражен. — — —. Очень мало свободного вре мени — — —.

18.12. Как обычно. Не работал.

19.12. Работал самую малость. — — —.

20.12. Немного поработал. Почти до 5 часов в канцелярии, потом в городе. Прият но до дрожи наслаждаться своим одиночеством. — — —.

21.12. Письмо от Дэвида!! Я его поцеловал. Сразу же написал ответ. Немного ра ботал. — — —.

22.12. Не работал. До 6 канцелярия. — — —. Совсем мало работал. Вечером принял ван ну. — — —.

24.12. Сегодня, к моей большой радости, был зачислен в военнослужащие, правда, без звезд. — — —. Не работал. — — —.

25.12. Обедал в офицерской столовой. Немного работал.

26.12. Почти не работал. Познакомился еще с одним молодым человеком, кото рый некогда был учащимся высшей школы в Лемберге, а здесь он теперь шо фер. Вечером, в кофейне мы с ним хорошо провели время. — — —.

27.12. До 9 1/2 после полудня канцелярия. НЕ работал. Назначен адъютантом оберлейтенанта Гюрта. — — —.

28.12. До 10 вечера канцелярия. Не работал. ОЧЕНЬ занят. — — —.

Сокращение: Весь день канцелярия.

306 Людвиг Витгенштейн 29.12. Работал самую малость. Много дел помимо этого. Вечером ванна.

30.12. Не работал. Только не терять себя. — — —.

2.1. Позавчера во второй половине дня я вдруг узнал, что немедленно еду в Вену вместе с моим командиром. Вчера утром мы прибыли в Вену. Большая нео жиданность и радость для мамы и остальных. Вчера не работал, посвятил се бя исключительно семье. Сегодня в первой половине дня делал покупки. В полдень ожидаю Гюрта, с которым должен уладить служебные дела. Я хочу лишь отметить, что мое душевное состояние сейчас намного спокойнее, чем где либо на востоке.

3.1. Вчера после полудня с Гюртом в Клостернойбурге. Потом с мамой дома.

6.1. Вена. Утром в обратный путь. Три дня назад и позавчера у Лабора59. Вчера с Гюртом в Винер Нойштадте, на обратной дороге в Мёдлинге. Обедали с ка питаном Ротом, который мне был бесконечно неприятен. Поэтому сразу же после обеда один вернулся железной дорогой в Вену.

10.1. Сегодня поздно вечером прибыли в Краков. Устал. Очень приятно провел время с Гюртом. Хотел бы я знать, какой будет моя будущая жизнь. — — —.

11.1. Получил открытку от Фреге! Немного работал.

12.1. Немного работал. — — —.

13.1. Немного работал. Работаю еще без большого воодушевления Мои мысли ус тали. Я не вижу подлинной сути, а скольжу по поверхности вещей! Словно пламя погасло и я должен ждать, пока оно снова не начнет гореть само со бой. Но мой дух жив. Я думаю... — — —.

14.1. Немножко работал. Но ничего хорошего. Очень часто думаю о Дэвиде и с нетерпением жду от него письма.

Джозеф Лабор (1842–1924), слепой органист и композитор, с которым была очень дружна семья Витгенштейна.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 15.1. Немного работал;

с большим воодушевлением. Вечером принял ванну.

16.1. Много работал и с воодушевлением. Со специальным подразделением поч ти не связан, что мне очень приятно. Известий от Дэвида еще нет. В послед ние недели более чувственен.

17.1. Снова работал. — — —.

18.1. Почти не работал. Чувствовал себя вяло и безо всякого воодушевления. Но это, пожалуй, пройдет. — — —.

19.1. Очень мало работал. В этом отношении совершенно мертв. Только ни к че му себя не принуждать!!! Когда же я получу известия от Дэвида?!! — — — 20.1. Не работал, но этот покой как освежающий сон.

21.1. Немного работал. Отправил письмо Дэвиду. Ходил с ним прямо к цензору здешней главной почты, он очень милый человек.

22.1. Работал.

23.1. Немного работал. Столкнулся с трудностями в своей, еще не сформулиро ванной установке. Нужно победить самого себя! — — —.

24.1. Немного работал. — — —.

25.1. Письмо от Кейнса!60 Малоприятное. В последние дни очень чувственен. — — — Безуспешно работал. Я в полнейшем неведении, как моя работа пойдет далее.

Это письмо от 10.01.1915 года также находится среди писем к Витгенштейну, обнаруженных в 1988 году: «Дорогой Витгенштейн, я удивился, получив от тебя письмо. Ты думаешь, оно до казывает, что ты был жив, в то время когда я его получил? И все таки я верю в это. Я наде юсь, тем временем тебя захватили в плен. Рассел и я временно отказались от философии — я, чтобы предложить свои услуги правительству в финансовых вопросах, он, чтобы бороть ся за мир. Но Мур и Джонсон занимаются тем же, что и прежде. Впрочем, Рассел незадолго до начала войны опубликовал хорошую книгу. К середине октября Пинсент еще не ушел в ар 308 Людвиг Витгенштейн Только чудом она может наладиться. Только благодаря этому ВНЕШНЯЯ пе лена спадет с моих глаз. Я должен полностью покориться своей судьбе. Что мне суждено, то и случится. Я в руках судьбы (только не сдаваться). И я не могу сдаться.

26.1. Получил сердечную открытку от Арни. Немного, но безрезультатно работал.

27.1. Не работал. Вечером с офицерами в кафе. Большинство вели себя как свиньи. Даже я выпил несколько больше обычного.

18.1. Не работал, хотя, что мне полезно, так это работа. Очень чувственен, даже странно, ведь я практически совсем не двигаюсь. Сплю неважно.

29.1. Почти не работал.

30.1. Не работал. Пришлось много поволноваться из за своего неясного положе ния на службе, и возможно вскоре придется сделать в этом деле решающий шаг. — — —.

31.1. Не работал.

1.2. Не работал;

в обед собрались у Щольца, было приятно.

2.2. Работал совсем немного.

3.2. Не работал. Идей нет. Теперь должен наблюдать за нашей кузницей. Как это будет? Да поможет мне Дух! Будет очень трудно. Но: мужайся! — — —. — — —.

5.2. Не работал. Теперь я в кузнице. — — —.

мию, но с тех пор я о нем ничего больше не слышал. Твой лучший друг Бекаши в вашей ар мии, а твой самый лучший друг Блисс в нашей на общественных работах. Наверно намного приятнее находиться на войне, чем размышлять о пропозициях в Норвегии. Но я надеюсь, скоро ты положишь конец этой изнеженности. Твой ДМ Кейнс» (Merkel, s. Anm. 56). Венгр Бекаши погиб на первой мировой войне;

его имя, в отличии от погибших англичан, отсут ствует на мемориальной доске в Тринити Колледже в Кембридже.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 6.2. Сердечное письмо от Дэвида (от 14.1.) 7.2. Не работал. — — —. — — —.

8.2. Получил от Фикера последнее сочинение Тракля61. Действительно очень хорошо. — — —. Чувственен. Сейчас совершенно нет времени для своей ра боты. — — — 9.2. Не работал. — — —.

10.2. Не работал. Любезное письмо от Фикера. Посвящение от Рильке62. Смогу ли я снова работать!!! Все другое приложится. Когда же мне снова что то при дет в голову??! Все в руках Божьих. Только желай и надейся! И ты не потеря ешь время напрасно. — — —.

11.2. Не работал. — — —. С одним из офицеров — кадетом Адамом — в очень напря женных отношениях. Возможно, между нами будет дуэль. Живи поэтому всегда праведно и согласно своей совести;

Дух, да пребудет со мной! Ныне и во веки веков! — — — !

13.2. Не работал. Дух да пребудет со мной. — — —.

15.2. Вчера немного поработал. Теперь не проходит и дня, когда я хотя бы раз да же мимолётно не думал о логике, и это хороший знак. Все возможное доступ но моему пониманию! — — — Вчера вечером у капитана Шольца музицирова ли (до 10 п.п.). Очень приятно.

Предположительно, поэтический сборник «Себастьян во сне», который вышел в конце года (См: L. Wittgentstein: Briefwechsel, S. 69). 29.12.1914 Фикер получил от Витгенштейна открытку с его новым адресом. На этот адрес Фикер переслал документы к стипендии и пос леднее желание Тракля, чтобы часть стипендии досталась его сестре Грете. Фикер попро сил Витгенштейна узнать о месте захоронения Тракля, так как он хотел бы перевезти его в Инсбрук. 10.01.1915 Фикер написал Витгенштейну, что письмо вернулось с пометкой: адре сат неизвестен. 03.02. Фикер во второй раз обратился к Витгенштейну с этой же просьбой и отправил то же самое письмо. Он также сообщил ему, что вступил в королевский егерс кий полк. 9.2. Витгенштейн поблагодарил за поэтический сборник Тракля «Себастьян во сне». См.: Ludwig von Ficker: Briefwechsel, s. Anm. 7, hier S. 72f, Nr. 347;

78, Nr. 353;

83, Nr. u. 89, Nr. 365 (Brief Wittgensteins vom 9.2. 1915.

13.02.1915 Витгенштейн поблагодарил Фикера за послание Рильке, которое не обнаружено.

(См.: Briefwechsel, S. 70 u. Ludwig von Ficker: Briefwechsel, s. Anm. 7, hier S. 89f, Nr. 366).

310 Людвиг Витгенштейн 17.2. Вчера и сегодня немного работал. Мое положение в особом подразделении в настоящее время из рук вон плохо;

с этим непременно и немедленно нуж но что то делать. — Я вынужден волноваться и огорчаться по пустякам и по пусту растрачивать себя на это. Моя чувственность обострена до предела и онанирую почти каждый день: так больше не может продолжаться. — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — 18.2. Почти не работал. Очень много размышлял о своем положении. Любопыт но, что ждет меня в будущем. — — — 19.2. Новые неприятности на фабрике. Долгий разговор с командиром, который ничего не прояснил и не дал никакого результата. Почти не работал. Эти неп риятности мешают мне думать. Эту ситуацию нужно менять. — — —. — — —.

20.2. Жалость — притворна, Трусость — позорна, Нежность опасна, Гибкость — для дам! Не работал. Много думал. — — —.

21.2. Не работал. В хорошем настроении. Чувственен. Только бы удалось снова работать!!! — — — ! — — —.

22.2. Не работал. Ночь полная тревог, но спал неплохо. Много неприятностей с командой. Гнев и волнение, даже […]64 и и. п., и т. п. — — —. — — —.

23.2. Не работал. Мои затруднения все еще не улажены. — — —.

26.2. Не работал! Буду ли я когда нибудь снова работать?!? Настроение подавлен ное. Никаких известей от Дэвида. Совершенно одинок. Думаю о самоубий стве. Буду ли я когда нибудь снова работать??! — — —.

27.2. Не работал. Мрачное настроение. Очень чувственен. Ощущаю себя одино ким. Мне кажется, цель моей работы больше чем когда либо скрылась в нео бозримой дали! Мне не достает уверенности в победе и настойчивости. Мне Витгенштейн цитирует стихотворение Гёте «Lila», см. прим. 43.

Слово прочесть невозможно.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 кажется, как будто я никогда больше не смогу совершить большого откры тия. Уже давно у меня не было такого скверного расположения духа, как сей час. Только не теряй самого себя!! — — —. — — —.

28.2.15 / 1.3. Не работал. От Дэвида никаких известий! В нерешительном и переменчи вом настроении.

2.3.15 / 3.3. Не работал. Вчера вечером что то промелькнуло, словно вспышка молнии.

От Дэвида никаких известий! — — — Приятный вечер у Шольца. А вообще настроение унылое.

4.3. Не работал. Нравственно утомлен, но осознаю громадную трудность своей ситуа ции. И до сих пор мне все еще совершенно неясно, как ее можно исправить. — — — 5.3. Сегодня говорил с Гюртом о своем недостойном положении. Решения еще нет. Наверное я уйду на фронт пехотинцем. — — —. — — —.

6.3. — — —. — — —. Моя ситуация все еще не разрешилась, настроение очень пе ременчивое — — —.

7.3. — — —. Ситуация без изменений. Неприятно. Все еще [...]65 не могу найти подходящего решения. Снова ударил сильный мороз! Очень некстати!

Чувствую себя неважно. Так сказать, душевно утомлен, очень утомлен. Как с этим бороться?? Отвратительные обстоятельства съедают меня. Внешняя жизнь со всей ее низостью и подлостью обрушилась на меня. И я внутренне переполнен ненавистью и не могу допустить к себе Дух. Бог — это любовь. — — — Я как выгоревшая печь, полон шлаков и мусора. — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —.

8.3. Ситуация не разрешилась. Без изменений! Депрессия. — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — 9.3. Ситуация без изменений! — — —. — — —. Настроение настороженное, но сквер ное. — — — — — — — — — — — — 10.3. ОЧЕНЬ чувственен. Нерешительный беспокойный дух. — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —.

Слово прочесть невозможно.

312 Людвиг Витгенштейн 11.3. Не работал. Ситуация без изменений. Ничего кроме неприятностей. — — —.

— — —.

12.3. Не работал. Много думал. Ситуация еще не разрешилась. — — —.

13.3. Ситуация все та же. Совершенно нерешителен. — — —.

14.3. Ситуация без изменений! — — —. Не работал, депрессия. На душе тяжело. — — —. — — —.

15.3. Встретил одного знакомого одногодичника и обсудил с ним мои обстоятель ства, завтра еще об этом поговорю. Получил оценку со стороны (?). Все еще не работаю. Буду ли я когда нибудь снова работать??!!— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —.

16.3. — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —.

18.3. Вчера сердечное письмо от Дэвида! — — — Переехал на фабрику. Ответил Дэви ду. Очень чувственен.

19.3. Сегодня говорил с Гюртом о своем будущем. Безрезультатно. Очень чувственен.

— — —.

21.3. Думаю пойти в королевские егеря, ведь и Фикер тоже там66. Неважно себя чувствую. Не работал. Постоянно нездоровится. — — — — — — — — — — — — — — — 22.3. Нездоровится. Ближе к вечеру получше.

23.3. Очень чувственен.

13.02.1915 Витгенштейн поблагодарил Фикера за письмо от 21.12.1914, в котором он сооб щил ему, что поступает во второй тирольский стрелковый полк в Бриксене. Это произош ло 15.02.1915 (См: L. Wittgentstein: Briefwechsel, S. 70).

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 24.3. — — —. Не работал! Буду ли я когда нибудь снова работать??!!! — — —.

27.3. — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —. — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —.

29.3. Надоело! Окружен низостью! Как я устал! — — — — — —. — — — — — — — — — — — — — — — — — — 31.3. Переменчивое настроение.

4.4.15 / 5.4. Переменчивое настроение.

15.4. На ум не приходит ничего нового! (Гюрт откомандирован отсюда.) Я не могу ду мать ни о чем новом. Но нельзя же, пожалуй, целиком зависеть только от этого.

16.4. Очень чувственен. О<нанирую> каждый день. От Дэвида уже давно нет ни каких известий. Я работаю. — — —.

17.4. Я работаю.

18.4. Сильно простужен!

22.4. Теперь должен осуществлять главный надзор над всеми мастерскими. Но вые неприятности.

24.4. Я работаю. — — —.

26.4. Работаю. Прочая моя деятельность неудовлетворительна.

27.4. Работаю. Теперь приходится понапрасну растрачивать свое время на фаб рике!!! — — — 28.4. Снова работаю! — — —.

314 Людвиг Витгенштейн 29.4. Работаю. В остальном дела неважные. Только не позволяй низким людям влиять на себя.

Дружеское письмо от Дэвида!

1.5. О, милость работы!67 — — — 5.5.15 / 7.5. Звание все еще не присвоено! Из за моего неясного положения опять неп риятности. Если так будет продолжаться и дальше, то буду добиваться воз можности уйти отсюда.

8.5.15 / 10.5. МНОЖЕСТВО волнений! Был близок к СЛЕЗАМ!!!! Чувствую себя сломлен ным и больным! Низость повсюду.

11.5. Не работал.

22.5. Дружеское письмо от Рассела!

24.5. Сегодня познакомился с пожилым логиком Дзивицким68, о котором мне пи сал в своем письме Рассел. Приятный пожилой человек.

25.5.15 / 8.6. Новые трудности с присвоением звания. Наверно я уйду отсюда. Чрезвы чайно подавлен низостью окружающих меня людей, которые гнусным обра зом меня используют. — — — 22.6. Очень много работаю! Вопреки отвратительному окружению! В этот день австрийцы одержали решительную победу над русской армией в битве при Тар нуве Горлице, которая привела к освобождению Галиции и завоеванию всей Польши.

Логик М.Н. Дзивицкий из Кракова был знаком с Расселом и после войны сообщил ему о ви зите Витгенштейна: «Я рад [...] услышать о Витгенштейне, в высшей степени приятный мо лодой человек, знакомство с ним доставило мне большое удовольствие. Скажите ему, я очень рад, что его мрачные предчувствия не сбылись.» На полях, рядом с последним пред ложением письма, Рассел пометил: «Он полагал что погибнет в России» (См: L.

Wittgentstein: Briefwechsel, S. 72).

Дзивицкий написал Витгенштейну 07.06.1915. Письмо находится в Brenner Archiv в универ ситете Инсбрука. В период между второй и третьей тетрадью «Тайных дневников» там име ются еще письмо сестры Гермины от 3.11. и письмо Рассела от 25.11. В письме от 12.1. Гермина помимо всего прочего пишет: «Я взяла с собой Карамазовых и время от времени читаю. Только сейчас я начала понимать смысл, в котором нужно читать эту книгу, ты не по Л ОГОС 3 4( 43) 2004 Третья тетрадь 28(?).3.1916 — 19.8. [28.3.16] […]71 и должен был бы лишить себя жизни72. Я претерпел адовы муки. И все же образ жизни так соблазнителен, что я снова захотел жить. Я расстанусь с жизнью только тогда, когда действительно пожелаю этого.

29.3. Вынужден заниматься непривычными делами. Нужно много сил, чтобы выдер жать это. Часто я близок к отчаянию. Уже более недели как не работал. У ме ня нет времени! О, Боже! Но это же естественно, ведь если я умру, у меня то же не будет времени для работы. В данный момент инспекция. Моя душа сжимается. Господи73, просвети меня! Господи, просвети меня! Господи, просвети мою душу.

30.3. Делай все наилучшим образом! Большего ты сделать не можешь: и пребывай в радости. Дай другим быть самими собой. Ведь другие не поддержат тебя, а если и поддержат, то только лишь на короткое время. (И скоро ты станешь им в тягость). Помогай себе сам и помогай другим всеми своими силами. И будь весел при этом! Но сколько же сил нужно для себя и сколько же потре веришь, как далеко можно зайти при её простом чтении. Я очень радуюсь, ведь она всегда напоминает мне о тебе и я часто даже думаю, что слышу тебя и разговариваю с тобой» (Innsbruck, Universitaet, Forschungsinstitut «Brenner Archiv»).

Людвиг фон Фикер после своего вступления в стрелковый полк справлялся у матери Витгенш тейна Леопольдины об адресе ее сына, которая сообщила его ему 05.07.1915. Фикер в пись ме от 11.07.1915 сообщил Витгенштейну из Beneschau о своей солдатской жизни. 24.07. Витгенштейн написал Фикеру из артиллерийских мастерских в Кракове: «Знаете ли Вы “Краткое разъяснение Евангелия” Толстого? Эта книга последнее время спасает мне жизнь.

Не могли бы Вы купить и прочесть эту книгу? Если она Вам неизвестна, то Вы не можете так же и знать, как она может повлиять на человека!» См.: Ludwig von Ficker: Briefwechsel, s. Anm.

7, hier S. 98f, Nr. 384. 02.11.1915 Витгенштейн написал Фикеру из Кракова, что он часто пре исполнен отвращения. «Бог с вами» (там же, S/ 105, Nr.392). Фикер ответил 14.11.1915 : «Как часто в последнее время я скучаю о Вас, ведь никто не скажет мне: Храни тебя Бог! Един ственное слово, которое так необходимо в трудной ситуации и которое сегодня тебе не ска жет ни один человек. Нет ни одного сочувствующего сердца твоим напастям. И только Вы, который так бесконечно далек от меня, что часто я боюсь, действительно ли Вы тот, к кому я взываю в своем молчании, Вы вдруг склоняетесь ко мне так близко, что мне кажется даже, будто бы я слышу удары вашего сердца и Вы говорите то, что я никогда не забуду: «Храни те бя бог!» Все это так таинственно и пугающе! Пусть у вас все будет хорошо, вы слышите — пусть Бог тоже не покинет вас! Возможно, сила моего желание так велика, что оно будет ус лышано» (там же, S.106, Nr.394).

Дата указана приблизительно.

Тетрадь начинается с середины предложения.

После отклонения прошения Гюрта о присвоении Витгенштейну воинского звания, Витге нштейн ушел на фронт. 21.03.1916 он был направлен в 4 батарею 5 полка полевой артилле рии, которая располагалась в Саноке в верховьях реки Саны. Очевидно начало новой тет ради связано с переменой места службы.

Остаток записи сделан нормальным шрифтом.

316 Людвиг Витгенштейн буется для других? Трудно жить праведно!! Но праведная жизнь прекрасна. И да свершится воля Твоя, а не моя!

2.4. Был болен. Сегодня все еще очень слаб. Мой командир сказал мне сегодня, что он отправит меня в тыл. Если это произойдет, я покончу с собой.

6.4. Жизнь — это 7.4. пытка, которая временами ослабевает, лишь для того, чтобы сделать нас бо лее восприимчивыми к другим мукам. Ужасный набор мучений. Изнуряю щий переход, всю ночь меня мучил кашель, общество пьяных, подлых и ту пых людей. Твори добро и радуйся своей добродетели. Болен, и у меня скверная жизнь. Господи, помоги мне. Я бедный, несчастный человек. Ус лышь меня, Господи, и пошли мне покой! Аминь.

10.4. Живу из последних сил. Просветление еще не снизошло на меня. Сегодня увидел свое отражение в зеркале;

я совершенно раздавлен! Уже долгое время я больше не могу работать.

13.4. Все еще блуждаю во тьме. Еще не пробудился к жизни.

15.4. Через 8 дней мы выходим на огневую позицию. Стало быть, мне суждено поставить на карту свою жизнь в этом суровом испытании!

16.4. С 22.03. совершенно асексуален. Последние 2 дня передышка.

18.4. Завтра или послезавтра на передний край. Итак, смелее! Бог поможет.

20.4. Господи, сделай меня лучше! И тогда я возрадуюсь. Возможно, уже сегодня на огневую позицию. Господи, помоги мне.

23.4. Уже несколько дней на новой позиции. Целый день тяжелая физическая ра бота;

не в состоянии думать. Господи, помоги мне. Я ужасно страдаю. Сегод ня вызвался идти на наблюдательный пункт. В отделении все ненавидят ме ня, потому как никто из них не в состоянии меня понять. И потому что я не святой! Господи, помоги мне!

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 26.4. Офицеры батареи, кажется, относятся ко мне хорошо. Это избавляет меня от некоторых неприятностей. Благодарю Бога. Да свершится воля Твоя! Не сворачивай со своего пути! Да свершится воля Твоя!

27.4. Рядовой состав за редким исключением ненавидит меня как вольноопреде ляюшегося. Так что, почти всегда я теперь окружен людьми, которые меня ненавидят. И это единственное, с чем я еще не могу примириться. Но здесь злые, бессердечные люди. Почти невозможно отыскать в них следа человеч ности. Господи, помоги мне жить. Сегодня у меня было предчувствие, что ночью что то случится. И действительно, сегодня ночью объявили боевую готовность. Господи, будь со мной! Аминь.

28.4. Ночью спокойно. Написал Расселу. Сегодня ночью видел скверный сон. Гос поди, защити меня.

29.4. Во второй половине дня в разведке. Попали под обстрел. Думал о Боге. Да свершится воля Твоя! Господи, будь со мной.

30.4. Сегодня разведка боем. Человеку нужен только Бог.

2.5. Постоянно должен защищаться от человеческой низости.

3.5. Это так тяжело! Спаси и сохрани меня, Господи. Аминь. Пусть минует меня чаша сия. Да свершится воля твоя. Работа не идет на ум.

4.5. Вызвался пойти в разведку, возможно, завтра. Только тогда для меня начнет ся война. И может быть — жизнь! Возможно, близость смерти откроет мне свет жизни. Пусть Господь просветит меня. Я червь, но с Божьей помощью стану человеком. Господи, помоги мне. Аминь.

5.5. На разведывательном пункте чувствую себя как принц в проклятом замке.

Сейчас, днем, все спокойно, но ночью должно быть будет ужасно! Выдержу ли я это???? Сегодняшняя ночь покажет. Господи, помоги мне!!

6.5. Жизнь в постоянной опасности. Ночь, милостью божьей, прошла хорошо.

Время от времени на меня нападает уныние. Это школа того, как не нужно 318 Людвиг Витгенштейн понимать жизнь! Пойми людей! Каждый раз, когда ты готов их возненави деть, вместо этого постарайся их понять. Живи в согласии с самим собой!

Но как его обрести? ТОЛЬКО в том случае, если я живу угодно Господу! Толь ко так возможно вынести жизнь.

7.5. Ночь прошла спокойно. Слава Богу. Лишь я бесконечно несчастен.

8.5. Спокойная ночь. Со мной Бог! Люди, которые меня окружают, не столь низ ки, сколь ужасающе ограниченны. Это делает общение с ними почти невоз можным, потому что они все меня бесконечно неправильно понимают. Лю ди не глупы, но ограниченны. Для своего круга они довольно умны. Но им не хватает определенности характера и к тому же широты суждений. «Пра ведная душа поймет все». Сейчас не могу работать.

9.5. Иметь бы достаточно времени и покоя для работы. Но никаких перемен.

Предмет моих помыслов очень далек от меня. Только смерть придает жизни ее значение.

10.5. Милостью Божьей сейчас у меня все хорошо. Вот только работать, к сожале нию, я не могу. Да свершится воля Твоя! Аминь. Он не покинет меня в опас ности!! — — —.

11.5. Послезавтра меняем позицию. Очень неприятно! Но да свершится воля Твоя.

16.5. На третьей позиции. Как всегда, очень много тягот. Но и большая милость.

Как всегда утомлен! Не могу работать. Сегодня ночую в окопах под непрек ращающимся огнём, возможно, погибну. Господи, будь со мной! На веки ве ков аминь! Я слабый человек, но доныне Он хранил меня. Слава тебе, Госпо ди, на веки вечные, аминь. Предаю душу свою в Твои руки, Господи.

21.5. Господи, сделай меня лучше!

25.5. Обстреляны. На все Божья воля!

27.5. Письма от Мины74 и мамы. Сегодня или завтра, возможно, будет наступле Старшая сестра Людвига Гермина Витгенштейн (1874—1850).

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 ние русских75. Ну, на все Божья воля. Я страшно глубоко погряз в грехе. Но Бог простит меня.

28.5. Последние недели очень беспокойный сон. Все время во сне вижу службу.

Сны, от которых я просыпаюсь. За последние 2 месяца только три раза о<нанировал>. Мое окружение невольно вызывает у меня отвращение. Не человеческими лицами, а искаженными рожами часто представляются они мне. Подлый сброд. Я не ненавижу их, но они внушают мне отвраще ние. Сегодня полная готовность. Мой командир очень любезен со мной.

Думаю о цели жизни. Это самое лучшее, что ты можешь сделать. Я должен был быть счастливее. О, если бы мой дух был сильнее!!! Ныне со мной Бог!

Аминь.

29.5. Со мной Бог.

6.7. Колоссальные лишения в последний месяц. Размышлял о чем угодно, но странным образом не могу восстановить связи со своим математическим хо дом мысли.

7.7. Но я сделаю это! То, о чем невозможно сказать, сказать нельзя!

8.7. Увы, увы! У меня нет времени для работы!

9.7. Не сердись на людей. Люди никчемные негодяи. И все же ты не должен сер диться на них. Их слова не должны затрагивать тебя. Если они не общаются с тобой, еще легче сохранить спокойствие. Если же они в отношении тебя наглы и грубы, то эти чувства вскипают и в тебе. Не сердись. Злость ничем тебе не поможет.

14.7. Работа — это милость.

16.7. Ужасная погода. В горах мы совершенно беззащитны: ледяной холод, дождь и туман. Жизнь, полная мучений. Страшно тяжело не потерять себя. Ведь я же слабый человек. Но Дух поможет мне. Самым лучшим для меня было бы заболеть, по крайней мере тогда у меня была бы хоть минута покоя.

04.06.1916 началось наступление русских войск в Волыне, под руководством генерала Бруси лова, которое в последствие было названо в его честь «Брусиловским прорывом».

320 Людвиг Витгенштейн 19.7. Все еще сержусь. Я слабый человек.

20.7. Только продолжай работать, и станешь лучше.

24.7. Обстреляны. И при каждом выстреле моя душа сжимается. Мне так страст но хочется жить!

26.7. Трогательное письмо от Дэвида. Он пишет, что его брат погиб во Франции.

Ужасно! Это сердечное дружеское письмо открыло мне глаза, что я живу здесь как в изгнании. Возможно, это изгнание во спасение, но я ощущаю его как изгнание. Я изгнанник среди шумных масок и вынужден жить в отврати тельных обстоятельствах. И в этом окружении я должен вести добродетель ную жизнь и очиститься. А это СТРАШНО трудно! Я слишком слаб. Я слиш ком слаб! Господи, помоги мне.

29.7. Вчера нас обстреляли. Я в отчаянии. Я боялся смерти. Теперь у меня толь ко одно желание — жить! А очень трудно отказаться от жизни, если так ее любишь. Как раз это и есть «грех», неблагоразумная жизнь, ошибочное понимание жизни. Временами я превращаюсь в зверя. Тогда я не могу ду мать ни о чем, кроме еды, питья, сна. Ужасно! Я и страдаю тогда тоже как зверь без возможности внутреннего спасения. И тогда я отказался от сво их прихотей и пристрастий. Не нужно оставлять думы о правильной жиз ни на потом.

30.7. Смешно: сегодня меня рассердило, что в пехоте, где я теперь нахожусь на со держании, я получаю не офицерское довольствие, как мне было вначале обе щано. Я веду себя в высшей степени скверно и по детски. Но, несмотря на это, я не могу преодолеть досаду на перенесенную несправедливость. Я все еще думаю, как это можно было бы исправить. Человек так глуп.

6.8. Три дня в пути по железной дороге на передний край. Состояние здоровья не самое лучшее, душевно подавлен низостью и тупостью своего окружения.

Господи, дай мне сил и внутренней стойкости, чтобы противостоять душев ной болезни. Господи, придай мне радости.

11.8. Живу в грехе, а это значит несчастлив. Недоволен, печален. Живу в разладе со всем своим окружением.

Л ОГОС 3 4( 43) 2004 12.8. Ты знаешь, что должен делать, чтобы жить счастливо;

Почему же ты не дела ешь этого? Потому что ты неблагоразумен. Скверная жизнь есть следствие неблагоразумия. В том то и дело, чтобы не сердиться.

13.8. Тщетно борюсь со своей скверной натурой. Господи, укрепи меня! — — — 19.8. Низость повсюду! В недалеком будущем уезжаю в тыл, где поступлю в распо ряжение кадрового управления76. Рад этому. Окружен низостью. Да помо жет Бог77.

01.09.1916 после тяжелых бои под Окной Витгенштейну было присвоено звание капрала и он поступил в офицерскую школу в Ольмюце в Мшэрне, кроме того он был награжден медалью за отвагу.

Среди писем к Витгенштейну, найденных в 1988 году, которые хранятся сегодня в Brenner Archiv в университете Инсбрука, некоторые дают разъяснения литературным аллюзиям.

Сестра Гермина настоятельно рекомендует Витгенштейну в письме от 18.11.1916 года про честь Гельдерлина. Потом пишет: «Получила твоего Вейнингера». В письме от 21.04. она упоминает «Записки из мертвого дома» Достоевского, а в письме от 20.11.1917 «Днев ник соблазнителя» Кьеркегора. Друг Пауль Энгельман в письме от 08.01.1918 цитирует «Стадии жизненного пути» Кьеркегора: «Если бы у меня была вера, то я бы остался при ней.

Слава Богу, что я понял это... Мне кажется, как будто у Вас отсутствует вера». В письме от 16.01.1918 Витгенштейн ответил: «Когда Вы говорите, что у меня отсутствует вера, Вы со вершенно правы, у меня не было ее и раньше. Это же очевидно, что у человека, который, так сказать, хочет изобрести приспособление, чтобы стать порядочным, у этого человека нет веры. Но что же мне делать? Одно мне ясно: Я слишком плох, чтобы впадать в фантазии по собственному поводу, напротив, я или останусь паршивой овцой, или исправлюсь и точ ка! Только не нужно трансцендентальной болтовни, когда все и так предельно ясно, как по щечина» (Paul Engelmann: Ludwig Wittgenstein. Briefe und Begegnungen, Wien — Muenchen 1970, S. 18f, Nr. 12).




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.