WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ РЫНКА ТРУДА В СТРАНАХ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА (90-е годы) © 1999 г.

Г. Лукьянова, Г. Цысина1 Глобализация экономики, обострение международной конкуренции по-новому поставили в 90-е годы в Западной Европе (как и в Северной Америке) проблемы регионального и национальных рынков труда, политику международных и страновых институтов, связанных с регулированием занятости рабочей силы и коллективно договорных отношений. На первый план выдвинулся вопрос гибкости труда, его большего приспособления к ускоренному изменению структуры и технологической базы производства. Решение этой задачи тесно сопряжено с необходимостью поддержания занятости, ограничения безработицы, расширения переподготовки рабочей силы, а также обеспечения ее социальной защищенности. По этой причине поиск путей для создания благоприятных условий функционирования единого рынка труда становится одним из основных в деятельности Европейского союза (ЕС).

Очевидно, что решением данной проблемы заинтересованы самые широкие слои общества. Особо возрастает значение адекватной реакции социальных партнеров на политику государства в области занятости как на национальном уровне, так и в рамках ЕС. Важны также и конкретные действия социальных партнеров в рамках коллективных договоров.

ОСНОВНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В СТРУКТУРЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ В условиях развития интеграционных процессов, усиления международной конкуренции и ускорения темпов структурных преобразований в экономике возрастает роль комплексной организации рынка труда. В 70-90-е годы научно технический прогресс, а главное - внедрение микроэлектроники, привели к серьезным изменениям в структуре экономики развитых стран: произошли свертывание и реструктуризация отраслей обрабатывающей промышленности, быстро возросла сфера услуг и появилось множество мелких и средних предприятий.

Широкое распространение последние получили в 90-е годы в высокотехнологичных секторах, где они часто действуют как субподрядные предприятия больших фирм.

Модернизация старых и создание новых отраслей экономики привели к качественному изменению структуры занятости. Начиная с 70-х годов, основная тенденция трансформации ее отраслей была общей для всех развитых стран, но она проявлялась в зависимости от ряда факторов: экономическая политика, стратегия фирм, а также сложившаяся к началу 70-х годов отраслевая структура занятости.

В результате в рамках общей тенденции перелива рабочей силы из производственных отраслей в сферу услуг образовались различные страновые типы структуры занятости. В англо-саксонских странах сформировалась так называемая "информационная" модель структуры занятости, в которой сфера услуг стала ключевым элементом. В 1996 г. в этой отрасли было занято в Великобритании - 70% рабочей силы, в США и Канаде - 73%2.

Вторая модель, получившая в научной литературе название "информационно индустриальной", представлена Японией и рядом стран Западной Европы (Германией, Францией и др.). Хотя здесь также сокращалась занятость в обрабатывающей промышленности, она, однако, оставалась на довольно высоком уровне. В Японии в середине 90-х в сфере услуг было занято 58.4%, в Германии - 63, ЛУКЬЯНОВА Галина Ивановна, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН.

ЦЫСИНА Галина Арсеньевна, кандидат исторических наук, заведующая лабораторией ИПЗ РАН.

L'Emploi en Europe, 1997, p. 85, 88.

во Франции - 69, в Италии - 62%, при этом большой процент (более четверти) относится к категории самостоятельных занятых3.

Одно из основных различий между этими моделями занятости проявляется в структуре организации ведущего сектора сферы услуг информатики: там во всех развитых странах отмечены наиболее высокие темпы прироста занятости. В США, Канаде и Великобритании информатика представляет в основном самостоятельный сектор, в котором в 1992 г. было сосредоточено соответственно 48.3, 45.7, 45.8% всех занятых в сфере услуг. В Японии и Германии, в странах с динамично развивающейся экономикой, показатель значительно ниже (32.2 и 28.4%)4. Это объясняется главным образом тем, что в этих странах обработка информации интегрирована непосредственно в производственный процесс. Рост занятости в сфере информатики связан с превращением знания и информации в основной источник повышения производительности труда и экономического роста. Именно поэтому область информационных услуг считается стратегической в новой экономике.

Развитие информационных и коммуникационных технологий позволяет широко использовать нетрадиционные формы занятости - частичную, временную, краткосрочную, контрактную, субподрядную, надомничество. Эти формы усиливают разделение на рынке труда - на кадровых рабочих и маргинальные группы5.

В развитых странах, где достигнут достаточно высокий жизненный уровень, происходит переоценка отношения к труду и досугу, различным формам организации рабочего времени. Так, по оценке ОЭСР, от 60 до 85% женщин, работающих по гибкой системе организации рабочего времени, предпочитают этот вид занятости6.

Технический прогресс, сопровождающийся реформой организации производственного процесса, потребовал роста численности квалифицированной, технически грамотной рабочей силы, способной осваивать новую сложную технику.

Это привело к изменению профессионально-квалификационной рабочей силы - в ее составе увеличивалась доля управленческих кадров, научных сотрудников и инженерно-технического персонала. К середине 90-х годов эти категории работников составили более 1/3 экономически активного населения в США, Канаде, Великобритании. Во Франции и Германии - немногим свыше 1/4.

Технологическая и структурная перестройка отраслей экономики, как правило, с одной стороны, ведет к исчезновению рабочих мест, а с другой - к появлению новых вакансий. Проблемы возникают в том случае, если эти изменения не сопровождаются адекватными изменениями качества рабочей силы, что является одной из причин структурной безработицы.

В 90-е годы уровень безработицы в мире сравним только с показателями 30-х годов. Наиболее серьезное положение с безработицей сложилось в Европейском союзе, где с 1975 г. шел процесс непрерывного роста ее показателей, в результате чего число безработных к середине 90-х годов почти утроилось. В течение последнего десятилетия безработица в ЕС не опускается ниже 10%. В 1996 г. 18 млн.

европейцев были без работы, что составило 10.9% экономически активного населения ЕС. Безработица является самой серьезной нерешенной социальной проблемой государств-участниц ЕС. Особенно в трудном положении находятся молодые люди, впервые выходящие на рынок труда. Весьма ограничены перспективы получения работы у женщин. В результате доля молодежи среди безработных в 1996 г. составлял более 21.8%, а у женщин - 12.6%7.

Revue Internationale du travail, 1994, № 1.

Revue Internationale du travail, 1996, № 1, p. 16.

См. подробнее: Э. Вильховченко. В поисках альтернативной трудовой жизни: зарубежный опыт.

(ИМЭМО, № 6, 1995).

Revue Internationale du travail, 1996, № 1, p. 114.

Forum special. Sommet sur 1'emploi, 1997, p. 10.

Начиная с 60-х годов низкие темпы экономического роста в странах ЕС сопровождались падением уровня занятости, который составил в 1997 г. 60.4% населения трудоспособного возраста. Напротив, в США уровень занятости в этот период поднялся и в настоящее время составляет 74.8%8. Одной из серьезных проблем стала длительная безработица (от 12 месяцев и более). Хотя во второй половине 90-х годов многим странам ЕС удалось снизить ее уровень, он намного выше показателей США и Японии. Так, в 1996 г. средний уровень длительной безработицы в ЕС составил 48.3%, в США - 11, а в Японии - 18%9.

Существующий региональный дисбаланс на рынке труда находит выражение в значительных различиях уровней безработицы в рамках ЕС. Так, в 1995 г. десять наиболее богатых регионах ЕС имели вдвое более низкий уровень безработицы, чем ЕС в целом10.

Таким образом, на протяжении 90-х годов, также как и в предшествующем десятилетии, безработица остается одной из наиболее острых социальных проблем в рамках Европейского союза. Ее решение руководство ЕС связывает с проведением странами-участницами координированной и сбалансированной макроэкономической политики с учетом ее воздействия на структуру занятости, на создание единого рынка труда, что представляется труднодостижимой целью.

ПРОГРАММЫ ЗАНЯТОСТИ Кризисное положение в области занятости представляет угрозу развитию интеграционных процессов в ЕС и затрудняет достижение устойчивого экономического и социального прогресса В связи с этим на повестку дня была вынесена задача - установление более тесной связи между увеличением экономического роста и конкурентоспособности, с одной стороны, и обеспечением социальных гарантий трудящимся на рынке труда, - с другой.

Главные ориентиры создаваемой европейской социальной модели впервые наиболее полно были сформулированы в Хартии основных социальных прав трудящихся (1989 г.). В ней расширение занятости, создание дополнительных рабочих мест рассматривались как важнейший фактор формирования внутреннего рынка. В Хартии были названы основные права трудящихся на рынке труда: на получение пособий по безработице, работу в любой части ЕС на равных условиях, профессиональную подготовку, на заблаговременную информацию о предстоящих структурных изменениях в случае технологических перемен на производстве и др.

Однако осуществление этих прав сталкивалось с серьезными трудностями в связи с различным уровнем экономического развития, спецификой социальных систем, сложившихся под влиянием исторических и культурных традиций государств-членов ЕС.

Положения Хартии легли в основу документов ЕС в области занятости, разработанных и принятых в 90-е годы. Представленная в 1993 г. Комиссией ЕС "Белая книга" содержала предложения по повышению конкурентоспособности и содействию экономическому росту, а также обеспечению необходимых структурных перемен для создания рабочих мест. В 1994 г. была сформулирована новая стратегия решения проблемы занятости (Белая книга "Европейская социальная политика: путь для Союза"). В отличие от начала 90-х годов, когда основное внимание фокусировалось на оказании помощи безработным, теперь занятость была названа новым приоритетом социальной политики ЕС и рассматривалась как ключ к социальной и экономической интеграции государств-членов.

L'Emploi en Europe, 1997, p. 27.

Ibid., p. 36.

L'Emploi en Europe, 1996, p. 1 1.

Для ее реализации Европейский союз разработал основные ориентиры долгосрочных программ национальной политики в социальной сфере. Государствам членам рекомендовалось вести работу в пяти направлениях в области занятости:

1) улучшать перспективы занятости населения путем увеличения инвестиций в профессиональную подготовку, осуществления программ непрерывного обучения в течение всей жизни и обеспечения доступа к обучению каждого;

2) содействовать более интенсивному воздействию на экономический рост, используя: гибкую организацию труда, отвечающую потребностям производства и приемлемую для работников;

политику оплаты труда, которая способствовала бы вложению инвестиций в создание новых рабочих мест (рост зарплаты не должен превышать рост производительности труда);

создание рабочих мест, особенно на региональном и местном уровнях.

3) снижать косвенные затраты труда, связанные с неквалифицированным трудом;

4) осуществлять более эффективную политику на рынке труда, что в первую очередь относится к службам занятости;

5) принимать меры по предотвращению безработицы среди отдельных социальных групп, например, молодежи (путем предоставления рабочих мест или возможности получения профессионального образования).

Осуществление этих задач потребует, во-первых, снизить нагрузку на госбюджет;

во-вторых, рационально использовать средства, выделяемые на решение проблем занятости. С этой целью необходимо: сократить бюджетные расходы (в том числе и на некоторые социальные программы);

использовать налоговую политику для расширения производства и найма рабочей силы;

создать "новую атмосферу солидарности" в обществе, что позволит направить средства, получаемые за счет повышения производительности труда, в первую очередь на организацию новых рабочих мест, а не на увеличение заработной платы уже работающих людей;

уделять больше внимания созданию рабочих мест и развитию отраслей, способных внести наибольший вклад в рост занятости.

С целью усиления конвергенции политик в области занятости Межправительственная конференция в Дублине (1996 г.) постановила включить в Маастрихтский договор статью, предусматривающую обязательную координацию и контроль за выполнением национальных программ занятости. Последние должны составляться в соответствии с ориентирами, разработанными Комиссией ЕС с участием Европейского парламента. В основу социальной политики ЕС в 90-е годы был положен принцип взаимосвязи экономических и социальных процессов в обществе. Среднесрочная программа социальных действий, принятая в Брюсселе в 1995 г. и рассчитанная на два года, предусматривает развитие социального прогресса на базе высокой конкурентоспособности и экономического роста. Осуществление социальной программы связывалось с проведением странами ЕС общей социально экономической стратегии, предусматривающей формирование не только экономического, но единого социального пространства.

В ходе сессий Европейского совета, проведенных в 1997 г. по вопросам занятости в Амстердаме и Люксембурге, были разработаны основные положения новой европейской социальной программы, осуществление которой намечалось в 1998 г. (в 1997 г. закончилось действие среднесрочной программы - 1995-1997 гг.).

Проблема занятости и борьба с безработицей остаются главными приоритетами в социальной политике. Государствам-членам ЕС предлагается обратить особое внимание на такие вопросы, как безработица среди молодежи, ее продолжительность у различных категорий трудящихся, обеспечение равенства мужчин и женщин на рынке труда. Эти задачи национальным правительствам предлагается решить путем поощрения создания предпринимателями рабочих мест лучшего качества;

создания конкурентоспособной рабочей силы на базе повышения квалификации, улучшения систем образования и профессиональной подготовки;

формирования профессиональной среды, обеспечивающей возможности продвижения по служебной лестнице мужчин и женщин;

реструктуризации предприятий в соответствии с изменениями на рынке труда, проводимой на основе социального диалога и обеспечивающей положительные социальные последствия.

В числе приоритетных направлений в области занятости "Пакт стабильности и роста", принятый в Амстердаме, назвал создание рабочих мест на мелких и средних предприятиях, в частности в сфере высокой технологии. Однако усиление акцента на стимулирование занятости в наукоемких отраслях, как подчеркивалось в документе, не должно означать замедление темпов увеличения и сохранения рабочих мест в других отраслях и особенно в тех, которые широко используют неквалифицированный и малоквалифицированный труд. Для выполнения этих задач предусматривается выделение из бюджета ЕС дополнительных средств. В 1988- гг. в ЕС компенсировались потери рабочих мест на крупных предприятиях. Ежегодно в среднем на предприятиях, где занято менее 100 человек, создавалось более 250 тыс.

рабочих мест, в то время как на предприятиях с численностью сверх 100 человек более 200 тыс. рабочих мест ликвидировалось11.

Финансирование основных проектов в сфере занятости осуществляется через Европейский социальный фонд (ЕСФ), который активно участвует в осуществлении программ в области занятости:

1) обеспечение работникам равных возможностей на рынке труда;

2) профессиональное обучение и трудоустройство молодежи в возрасте до лет;

3) поддержка на рынке труда наиболее уязвимой части населения, особенно инвалидов;

4) помощь трудящимся в адаптации к структурным реорганизациям в промышленности.

Для выполнения этих задач с 1989 по 1993 г. было выделено около 25 млрд.

экю. В следующие пять лет (1994-1999 гг.) эта сумма должна возрасти до 47 млрд.

экю, что составляет почти 10% всего бюджета ЕС12. Более половины этих средств предназначается для решения проблем отсталых регионов.

В 1995 г. было разработано 5 тыс. транснациональных проектов, направленных на поддержку различных новаций в области занятости и профессиональной подготовки. В целом ЕСФ вносит весьма заметный вклад в инвестирование в людские ресурсы, борьбу с безработицей и нормальное функционирование рынка труда, развивая как географическую, так и профессиональную мобильность трудовых ресурсов.

В связи с тем, что региональные и страновые экономические и социальные диспропорции внутри ЕС весьма значительны, в середине 90-х годов особенно остро встал вопрос относительно их влияния на занятость. Представляется, что повышение мобильности капитала и рабочей силы в результате образования Европейского валютного союза (ЕВС) может привести по крайней мере на первых порах к большим потерям для тех регионов и стран, продукция которых недостаточно конкурентоспособна. Всякое увеличение амплитуды курсовых колебаний окажет воздействие на эффективность инвестиционных вложений, в том числе и при найме рабочей силы. Рассчитывать на быстрый позитивный эффект в области занятости от введения евро могут в первую очередь страны с устойчивой валютой.

Предполагается, что в Германии уровень безработицы может снизиться на 1%, что Euro-info, novembre, 1997, p. 5.

Forum special. Sommet sur l'emploi, 1997, p. 11.

эквивалентно 400 тыс. Рабочих мест13. Для большинства же стран реальные выгоды могут быть получены только в отдаленной перспективе.

Образование ЕВС означает, что национальные правительства лишатся возможности использовать важнейшие рычаги воздействия на кризисные явления в экономике, такие, как понижение ставки рефинансирования в случае спада, также увеличение расходов на программы занятости, предоставление финансовой помощи кризисным районам страны. В связи с этим руководство ЕС планирует осуществлять помощь странам и отдельным регионам через структурные фонды ЕС.

Характерной чертой социальной политики с середины 90-х годов становится перемещение акцентов в политике социальной солидарности с пассивных моментов на активные. Ранее, как отмечалось в "Белой книге" (1994 г.), она сводилась к поддержанию доходов широких групп общества с помощью пособий путем перераспределения доходов. Это неизбежно вело к ущемлению интересов экономически активного населения, так как сокращалась возможность подготовить эти группы и стимулировать их дальнейшее участие в экономической деятельности.

В настоящее время преобладающей на рынке труда стала ориентация на максимализацию экономического эффекта от проводимых мероприятий в сфере занятости.

На первый план выдвигались активные программы политики занятости (профессиональная подготовка, дотации предпринимателям, обязующимся поддерживать определенный уровень занятости, финансовая помощь безработным, желающим открыть собственное дело, создание рабочих мест для молодежи и др.).

Напротив, пассивные программы, включающие меры социальной защиты (пособия по безработице, программы долгосрочного выхода на пенсию и др.) были пересмотрены в сторону их "ужесточения". Как считают эксперты КЕС, эти преобразования помогут устранить противоречия между потребностью рынка труда в гибкой рабочей силе и сложившейся моделью структуры занятости.

В целом государственные расходы на программы занятости в странах ЕС в 1995 г. составили в среднем 3.5% ВВП. Этот уровень значительно выше в скандинавских странах (Дания - 7% ВВП, Финляндия - 6.5 и Швеция - 5.5%).

Напротив, в Греции, одной из бедных стран ЕС, и в Люксембурге, где самое благополучное положение с занятостью, этот показатель был самым низким - около 1% ВВП14. Остальные средства шли на выплату пособий по безработице, досрочные пенсии, доплаты к доходам низко оплачиваемых категорий трудящихся.

Соотношение затрат на пассивные и активные программы занятости зависит от ряда факторов: их финансового обеспечения, уровня безработицы и проводимой государством социальной политики, отражающей расклад политических сил в стране. Поэтому распределение средств на проведение этих программ существенно различается по странам. Наибольшее распространение активные программы получили в Швеции, где на них приходилось 54% всех государственных расходов на программы занятости15.

В 90-е годы профессионально-техническая подготовка выдвигается на первый план среди активных программ. Она рассматривается как фактор повышения конкурентоспособности работников на рынке труда, и как одно из главных условий динамичного развития экономики в целом. В документах ЕС подчеркивается взаимосвязь между созданием новых рабочих мест, квалификационным уровнем трудовых ресурсов и конкурентоспособностью лиц, работающих по найму. Так, КЕС отмечает, что "улучшение функционирования рынка труда в Европе является Европейский союз: факты и комментарии. Выпуск 2(7), М., 1997, с. 3.

L'Emploi en Europe, 1996, p. 30.

Ibidem.

жизненно важным моментом для конкурентоспособности трудящихся, которая, в свою очередь, служит одним из определяющих факторов уровня занятости"16.

В 90-е годы во всех развитых странах широкое распространение получили различные формы организации профессионального образования на предприятиях.

Так, в странах ЕС в 1993 г. около 60% предприятий с числом занятых 10 и более человек обеспечивали своим рабочим доступ к непрерывному профессиональному образованию. В ряде стран, например, в Германии и Дании приобретение профессиональных знаний на предприятии становится нормой трудовой жизни17.

В некоторых странах вносятся изменения в условия проведения пассивных программ, в которых все больше принимаются в расчет личная инициатива безработных по поиску рабочего места и прохождение дополнительной профессиональной подготовки. Наметилась тенденция к отходу от формального подхода к выплате пособий. Так, например, безработный, отказавшийся от предложений приемлемой работы или от прохождения курса профподготовки, в Австралии, Нидерландах, Великобритании и Швеции подвергается определенным финансовым санкциям. В Германии введено положение, предусматривающее ежемесячную регистрацию безработных в агентстве занятости. В Англии с октября 1996 г. получение пособий по безработице зависит от предоставления безработными отчета в административные органы о принятых мерах по поиску рабочего места. В ряде стран была сокращена продолжительность получения пособия по безработице.

В большинстве стран одним из путей возвращения безработных к труду является предоставление им возможности открыть собственное дело. Например, во Франции по действующему закону от 11 апреля 1996 г. безработному, зарегистрированному в Национальном агентстве занятости и получающему пособие, если он открывает свое дело, выплачивается в течение 6 месяцев материальная помощь в размере от 5 тыс. до 32 тыс. фр. В течение года предприятие освобождается от всех расходов на социальное обеспечение. Условием для получения льгот является заключение специалистов департамента по труду и занятости о реальности и целесообразности нового бизнес-проекта. Специально для молодых безработных, желающих открыть собственное дело, созданы фонды молодежных инициатив18.

Однако, несмотря на все меры, принимаемые как на уровне ЕС, так и в рамках отдельных стран, проблемы занятости и безработицы еще далеки от решения. Они по-прежнему находятся в центре внимания исследователей и государственных деятелей в западноевропейских странах. В ходе обсуждения этой проблемы обозначились два подхода. Сторонники первого за образец берут американскую модель, в основе которой лежит концепция саморегулирования рынка труда.

Использование этой модели, ориентированной на дерегулирование, децентрализацию и повышенную мобильность рабочей силы, позволило значительно снизить безработицу в США. Однако тот факт, что одной из основных составляющих этой модели было предоставление низкооплачиваемых рабочих мест все большему числу наемных работников, привело к созданию значительной прослойки бедных людей и усилению поляризации в обществе. В результате богатейшая страна мира имеет наивысший процент бедных людей среди развитых стран.

Вторая группа ученых и государственных деятелей основное внимание уделяет активному воздействию государства на инфраструктуру рынка труда, прямое и косвенное регулирование занятости через государственные службы занятости, биржи труда, центры переподготовки и психологической адаптации безработных и др.

Marche du travail, 1996, № 2, p. 8.

Population et conditions sociales. Statistiques en bref. Eurostat, 1996, №7.

Observatoire de 1'emploi. Tableau de bord, 1996, p. 98.

В силу различного концептуального подхода к причинам безработицы предлагаются и различные пути решения проблемы. Те, кто видят недостаток в сфере предложения рабочей силы, подчеркивают необходимость добиваться большей гибкости рынка труда. Другие ученые, делающие акцент на спросе рабочей силы, выделяют определяющее значение макроэкономической политики.

В середине 90-х годов ученые стремятся по-новому оценить значение макроэкономических механизмов на уровне отдельных регионов и стран, а также процессы, происходящие в социальной жизни. Высказывается предположение, что выход из сложившейся ситуации в области занятости невозможно найти путем отдельных изменений в экономике или социальной сфере. Как считает известный идеолог французских социалистов Ж-Б. Фуко, "сейчас речь идет о том, чтобы по иному увидеть взаимозависимость экономического и социального, иными словами - создать основные черты новой модели роста". По его мнению, в основе современной модели должен лежать компромисс между монетаризмом и кейнсианством с целью "сочетания экономических и социальных функций"19.

Эксперты КЕС полагают, что перед Европой стоит сложная задача - создать модель, основанную на воздействии на рынок труда как стихийных рыночных сил, так и государственного регулирования. Модернизация рынка труда, с их точки зрения, должна быть проведена в рамках сценария, ориентированного на экономический рост и с учетом сложившихся в европейских странах высоких стандартов социальной защиты. Для осуществления этой задачи необходимо развивать социальный диалог и коллективные договоры.

РОЛЬ СОЦИАЛЬНЫХ ПАРТНЕРОВ В РЕШЕНИИ ПРОБЛЕМ ЗАНЯТОСТИ В 90-е годы в странах ЕС возрастает значение решений всех социальных проблем в ходе консультаций и соглашений. Согласно Маастрихтскому договору, Европейская комиссия призвана стимулировать консультации между администрацией и трудящимися с тем, чтобы они могли наладить социальный диалог, который в итоге может нез привести к заключению соглашений на различных уровнях.

С этой целью КЕС провела унификацию законов, регулирующих деятельность компании. Главное внимание было уделено широкому спектру социальных проблем - от институционализации взаимоотношений между работниками и предпринимателями, обеспечения безопасности на рабочем месте до участия работников в управлении компаний и заключения коллективных соглашений в рамках Европейского союза.

Осуществление социального диалога в рамках ЕС затруднено во многом из-за того, что объективные, четкие критерии для определения представительности социальных партнеров на этом уровне пока еще не разработаны. И, следовательно, правомочность участников социального диалога может подвергаться сомнению. Тем не менее социальными партнерами был внесен весьма солидный вклад в решение проблем, регулирующих условия жизни и труда трудящихся на европейских предприятиях.

Во второй половине 90-х годов внимание к социальному диалогу возросло в связи с массовыми демонстрациями трудящихся ряда европейских стран (Франции, Германии, Италии и др.) против правительственных планов сокращения ассигнований на здравоохранение и социальное обеспечение. М. Хансенн, Генеральный директор МВТ, в своем выступлении на конференции по проблемам занятости (г. Лилль, 1996 г.) подчеркнул важность согласованных действий социальных партнеров в связи с развернувшимся движением трудящихся в защиту L.-B. Foucauld. La fin du social. Paris, 1988, p. 12.

занятости. С его точки зрения, "не следует недооценивать эти движения, а также чувство неудовлетворенности трудящихся. Необходимо искать и находить решения, которые помогли бы трудящимся и предпринимателям понять и почувствовать общность их целей. А это станет возможным лишь в том случае, если обе стороны признают, что в их интересах сократить безработицу, ускорить экономический рост и укрепить социальное сотрудничество"20.

В решении проблем занятости и социальной защиты заинтересованы различные социальные и экономические группы. Естественно, все они стремятся получить официальный статус социального партнера с тем, чтобы иметь возможность влиять на результат переговоров на европейском уровне. В рамках европейского социального диалога привилегированное положение занимают Европейская конфедерация профсоюзов, Объединение предпринимателей и Организация работников госпредприятий. Вместе с тем на право выступать в качестве социальных партнеров претендуют Европейская конфедерация независимых профсоюзов, организация "Еврокадры", выражающая интересы менеджеров, Европейский союз малых и средних предприятий. Тот факт, что за бортом социального диалога на европейском уровне остается значительное число субъектов трудовых отношений в значительной мере объясняет то, что решения социальных партнеров не принимаются безоговорочно на национальном уровне. Нередко предприниматели выступают против расширения компетенции институтов ЕС, работающих на основе принципа социального диалога, отстаивая право на самостоятельные решения социальных вопросов. Продуктивным социальный диалог, в частности, по проблемам занятости, может быть только в том случае, если он будет развиваться параллельно - в рамках как Европейского союза, так и стран, входящих в него.

Во многих странах не существует специального механизма ведения социального диалога, поэтому последний, как правило, возникает эпизодически, под давлением одного из социальных партнеров или представителей государства. Одним из важных инструментов, регулирующих ситуацию на рынке труда, является коллективно-договорная практика. Несмотря на сокращение профсоюзного членства почти во всех странах ЕС в 80-90-е годы, коллективные договоры продолжают охватывать подавляющую часть работников. Это объясняется тем, что в ряде западноевропейских стран законодательство разрешает правительству распространять крупномасштабные соглашения между профсоюзами и работодателями (их объединениями) на всю отрасль или регион. В результате этой практики в середине 90-х годов, например, во Франции в профсоюзы входило 9.1% наемных работников, а коллективными договорами было охвачено 90% трудящихся, в Нидерландах соответственно 25.6 и 80%21.

В 80-90-е годы централизованная модель колдоговорного регулирования (заключения соглашений на национальном, отраслевом, региональном уровнях), сложившаяся в странах Западной Европы, под давлением дерегулирования экономики, возросшей международной конкуренции обнаружила тенденцию к децентрализации. Однако и сегодня в большинстве стран продолжается заключение отраслевых соглашений, хотя ряд вопросов, входивших ранее исключительно в их компетенцию, перенесен на уровень предприятий.

В 90-е годы центральное место в ходе коллективных переговоров занимают вопросы занятости, которые на уровне предприятия корректируются с учетом конкретной обстановки. Так, например, во Франции коллективные переговоры по вопросам занятости на отраслевом уровне включают следующие проблемы:

Revue Internationales du travail, 1996, № 1, p. 102.

World Labour Report, 1997-1998. Geneva, 1998, p. 109.

социальные аспекты безработицы, адаптацию рабочей силы к изменениям на рынке труда в среднесрочном плане (5 лет), использование различных форм занятости.

На предприятиях колдоговоры в сфере занятости затрагивают вопросы количественного соответствия работников нуждам производства и оговаривают социальные меры по смягчению последствий увольнений. В некоторых колдоговорах содержатся положения, которые позволяют профсоюзам активно воздействовать на занятость. Они регулируют либо общую организацию рабочих мест, приводя их в соответствие с требованиями производства, либо определяют условия занятости специальных категорий работников. Коллективные договоры на предприятиях нередко включают положения отраслевого соглашения, тем самым закрепляя социальные права работников на предприятии (правила найма и увольнений, гарантии прав при переводе на другую работу, предоставление предпенсионного отпуска).

Одним из возможных путей решения проблемы занятости профсоюзы считают сокращение рабочего времени без урезания зарплаты. Многие экономисты, в частности члены "Рабочей группы", созданной французским правительством для оценки перспектив занятости в стране до 2015 г., считают целесообразным разработать ориентиры для коллективных переговоров по вопросам занятости, исходя из перспективы сокращения рабочих часов в 20-летний период с 1650 до в год, причем 10% высвобожденного времени рекомендуется использовать на подготовку и переподготовку работников.

Обычно в ответ на требования профсоюзов о сокращении рабочей недели менеджмент выдвигает контрпредложения о введении режима гибкого рабочего времени. В результате в колдоговорах появляются положения об использовании гибкого трудового года, позволяющего менять продолжительность рабочего времени в связи с колебаниями спроса, а также такие формы, как работа в субботу и воскресенье, "сжатая" рабочая неделя и др. В настоящее время многие договоры содержат положения о сокращении рабочего времени при повышении гибкости его использования. Эта практика получила наибольшее распространение в Германии.

Здесь еще в 1987 г. в металлообрабатывающей и полиграфической промышленности были подписаны соглашения о сокращении рабочей недели до 37 часов в среднем за полугодие. В 1990 г. новые соглашения в этих отраслях предусматривали к 1995 г.

сократить рабочую неделю до 35 часов при повышении гибкости использования рабочего времени.

Проблема занятости в 80-90-е годы обостряется в значительной степени из-за форсированного введения новой технологии и гибкой организации труда, предъявляющей новые требования к рабочей силе. Как показывает опыт, при стабильной экономической ситуации и относительно невысокой безработице, технологические изменения происходят более или менее безболезненно, так как профсоюзы и органы рабочего представительства довольно эффективно могут использовать для амортизации негативных последствий такие положения колдоговоров, как, например, вознаграждение при добровольном уходе с работы, ранний выход на пенсию, программы переподготовки и др. В периоды экономических кризисов и обострения международной конкуренции ситуация осложняется. Исходя из того, что внедрение микроэлектроники, с одной стороны, повышает конкурентность, а с другой - ведет к сокращению занятости, профсоюзы стараются подойти взвешенно к оценке ситуации. Большинство профсоюзов признает значение введения микроэлектроники для обеспечения конкурентоспособности и считает, что ее потеря предприятием грозит занятости больше, нежели последствия, связанные с технологическими изменениями.

Для профсоюзов наиболее актуальны два вопроса: как влиять на ход технологической реорганизации и каким образом защитить интересы трудящихся? С этой целью профсоюзы сосредоточили внимание на использовании коллективно договорного процесса путем расширения соглашений и включения в них положений, связанных с технологическими изменениями. Наиболее часто встречаются такие статьи, как предварительное уведомление о планируемых введениях новой технологии, об участии трудящихся в принятии решений относительно социальных аспектов ее внедрения.

В ряде стран Западной Европы существующие законы или поправки к ним предоставляют органам рабочего представительства на уровне предприятия права на участие в процессе введения новой техники и технологии. В основном им гарантируются права на получение информации о планируемых технологических изменениях и право на консультацию по ряду вопросов, связанных с кадровой политикой, реже - организацией труда22.

Наибольшую заинтересованность трудящиеся и органы рабочего представительства на местах проявляют к таким вопросам, как перемещение рабочей силы, сведение к минимуму ее сокращений, в том случае, если их нельзя избежать, подготовка и переподготовка, разработка классификационных разрядов и правил продвижения по службе, принятие мер по охране здоровья и безопасности. Кроме того, трудящиеся хотят принимать большее участие в выборе техники, ее дизайна и способа внедрения. В целом можно констатировать, что органы рабочего представительства в западноевропейских странах в основном участвуют в принятии решений, связанных с последствиями внедрения новой технологии и только в редких случаях допущены к принятию решений на стадии планирования.

Стремление профсоюзов влиять на изменения в области занятости, связанные с технологическим процессом, через коллективные договоры привело к появлению в странах Западной Европы так называемых технологических соглашений получивших наибольшее распространение и скандинавских странах. Цель этих соглашений - смягчение негативных последствий внедрения микроэлектронной техники и компьютеризации. Отраслевые технологические соглашения, как правило, предусматривают консультации с профсоюзами по вопросам внедрения микроэлектроники, переподготовку трудящихся, профессионально квалификационный уровень которых не соответствует вводимой технике, а также улучшение условий труда. Корпорации обязуются гарантировать занятость.

Усилившееся влияние международной конкуренции на занятость в 90-е годы заставило профсоюзное руководство во многих странах пересмотреть свои колдоговорные позиции. Так, лидер БКТ Дж. Монкс, определяя курс британских профсоюзов, заявил, что на повестке дня профсоюза должна стоять конкурентоспособность и быстро растущая эффективность производства.

Многие прагматически настроенные профсоюзные лидеры в Западной Европе признали необходимость формирования своих колдоговорных требований с учетом их влияния на конкурентоспособность фирм. Это в первую очередь относится к вопросам гибкого использования рабочей силы и оплаты труда, а также гибкой организации труда - ключевых моментов, обеспечивающих эффективность производства, а следовательно, и конкурентоспособность. Надо отметить, что подобная позиция лидеров нередко ведет в профсоюзной среде к бурным спорам по поводу составления списка требований для коллективных переговоров. Руководству профсоюзов приходится не только разъяснять, но и доказывать необходимость учета финансовых возможностей компании и перспектив ее дальнейшего функционирования.

В 90-е годы под давлением нерешенных проблем рынка труда в западноевропейских странах идет поиск возможных путей решения выхода из См. подробнее: Современный капитализм: социально-политические проблемы и противоречия.

Н.Т.Р. М., 1989 с. 167-176.

кризиса занятости. Одним из них является достижение нового баланса между законодательством в области трудового права, коллективными договорами и социальным диалогом. Здесь обозначилось несколько направлений:

1. отказ от жесткого законодательного регулирования рабочего времени.

Например, в Испании такие вопросы, как продолжительность рабочего времени, оплата сверхурочных, порядок ухода в оплачиваемый отпуск, с 1994 г. решаются в ходе коллективных переговоров, а не на основе законодательных актов, как это было раньше;

2. придание новым законам относительно сокращения рабочего времени пролонгированного характера: закон о 35-часовой рабочей неделе, принятый в Италии в 1997 г., и аналогичный французский закон 1998 г. предусматривают их осуществление в полном объеме в течение трехлетнего срока;

3. предоставление социальным партнерам права самим решать вопрос о включении в коллективный договор положений, предусмотренных законом. Так, во Франции в 90-е годы ряд ордонансов, связанных с вопросами занятости (таких, как сокращение рабочего времени, снижение зарплаты при частичной компенсации правительством дохода работника и др.), предусматривает решения в ходе коллективных переговоров.

Подобные подходы обеспечивают подключение к вопросам занятости как работодателя, так и трудового коллектива. Это важно еще и потому, что многие меры по созданию гибкого рынка труда, осуществляемые правительством, носят экспериментальный характер и для их успешного апробирования важна поддержка социальных партнеров и осознание необходимости их проведения. Предприниматели заинтересованы в гибкой рабочей силе, а трудящиеся - в сохранении рабочего места.

В целом зарубежная практика показывает, что программы занятости правительственных служб различного уровня, законодательные меры по увеличению гибкости рынка труда, а также включение в колдоговоры положений, гарантирующих занятость, предусматривающих переподготовку, оплату переезда на место новой работы и др. в известной мере способствуют снижению социальной напряженности при перераспределении рабочей силы. Вместе с тем они малоэффективны для снижения уровня безработицы. Вероятно, в ближайшем будущем в Европе не произойдет ее существенного сокращения. По некоторым прогнозам, к началу нового столетия около 20 млн. европейцев будут без работы. В условиях глобализации экономики борьба с безработицей только в национальных рамках или даже в масштабах отдельного региона не приносит ощутимых результатов. Представляется более продуктивным ведение ее как на международной арене путем эффективно координируемой мировой политики, так и в национальных рамках при помощи осуществления адекватных программ создания рабочих мест и проведения политики, ориентированной на экономический рост и высокую занятость.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.