WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Министерство Транспорта Российской Федерации Морской государственный университет им. адмирала Г.И. Невельского Кафедра русской филологии И.С. Трусова ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК И НЕЛИТЕРАТУРНЫЕ ВАРИАНТЫ

НАЦИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКА Учебно-методическое пособие для курсантов и студентов всех специальностей Владивосток Издательство МГУ им. адм. Г.И. Невельского 2005 ББК Л Подготовлено на кафедре истории искусства и культуры МГУ имени адмирала Г.И. Невельского И.С. Трусова, кандидат филологических наук, доцент кафедры истории искусства и культуры Рецензенты:

Г.М. Крылова, кандидат филологических наук, доцент кафедры современного русского языка ДВГУ;

Н.И. Полянская, ст. преподаватель кафедры РКИ ДВГТРУ (Дальрыбвтуз) Литературный язык и нелитературные варианты национального языка: Учебное пособие по «Русскому языку и культуре речи», «Социолингвистике» и «Стилистике русского языка и культуре речи»/И.С.

Трусова – Владивосток: Изд-во МГУ им. адмирала Г.И. Невельского, 2005. – 28 с.

Учебное пособие дает представление о сложной структуре национального русского языка, подробно рассказывает о нелитературных вариантах национального языка и о литературном языке как его образцовом варианте, дает понятие языковой нормы.

Предназначено курсантам и студентам всех специальностей, изучающих дисциплину «Русский язык и культура речи», студентам, изучающим «Социолингвистику», а также обучающимся по специальности «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации» и изучающим дисциплину «Стилистика русского языка и культура речи».

ББК Л © Издательство МГУ им. адм. Г.И. Невельского, Нельзя не согласиться с высказыванием отечественного лингвиста Г.О. Винокур, что речь – это визитная карточка человека. «Заговори, чтоб я тебя увидел», - очень точно выразился древнегреческий философ Сократ. По речи человека можно судить о его происхождении, уровне образованности, о его интеллектуальном уровне, о степени его профессиональной подготовки и даже о духовном и нравственном развитии. Речь – составная часть общей культуры человека. А.П. Чехов подчеркивал, что «для интеллигентного человека дурно говорить должно бы считаться таким же неприличием, как не уметь читать и писать».

«Высокая культура разговорной и письменной речи, хорошее знание и чутье родного языка, умение пользоваться выразительными средствами, его стилистическим многообразием – самая лучшая опора, самое верное подспорье и самая надежная рекомендация для каждого человека в его общественной жизни», - говорил выдающийся русский ученый В.В. Виноградов. Однако современная речевая ситуация вызывает тревогу. Налицо оскудение, засорение русской речи. Ученые отмечают как одну из характерных черт современной языковой ситуации жаргонизацию русской речи. Жаргонные слова активно функционируют в средствах массовой информации, речи политиков, артистов, обычных людей.

Особую тревогу вызывает речь молодежи. Ее отличает засилье сленга, более грубых жаргонных форм, нецензурной лексики. Зачастую молодые люди не видят разницы между нормативным словоупотреблением и ненормативным, воспринимают нелитературные варианты как норму. Нельзя забывать о том, что «постоянная ориентация на преимущественное использование какого-либо жаргона во многом обедняет языковую личность: человек, владеющий литературной нормой, интересен всем и со всеми способен найти общий язык, в то время как общающийся посредством жаргона может быть понят и принят лишь ограниченной группой людей»1.

Учебное пособие «Литературный язык и нелитературные варианты национального языка» рассказывает о живой стихии русской речи, вместе с тем выделяет и подчеркивает те языковые явления, которые портят, искажают речь, делают ее неправильной и грубой.

Цель данного учебного пособия - дать представление о национальном русском языке, его многообразии и неоднородности;

рассказать о нелитературных вариантах языка – территориальных диалектах, городском просторечии, профессиональных и социально групповых жаргонах, о литературном языке как высшей форме существования национального языка;

показать его преимущества перед нелитературными вариантами.

Пособие призвано научить студентов грамотно использовать огромный потенциал русского языка, уметь отбирать языковой материал в соответствии с конкретной речевой ситуацией, тем самым не засорять свою речь различными нелитературными элементами (например, жаргонизмами, грубыми, бранными словами, вульгаризмами), которые не только отрицательно характеризуют человека, употребляющего их, но и способны оскорбить других людей.

Данное учебное пособие адресовано курсантам и студентам, изучающим дисциплину «Русский язык и культура речи», студентам, изучающим «Социолингвистику», а также обучающимся по специальности «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации» и изучающим дисциплину «Стилистика русского языка и культура речи».

Русский язык и культура речи. Под ред. В.Д. Черняк. М.: Высшая школа, 2003. С. 105.

* * * Ю. Лотман писал: «Мир не может иметь один язык, и реальность не описывается одним языком». Так и русский национальный язык – явление сложное, неоднородное, т.к. народ, использующий его как средство общения, в основе своей также неоднороден. Так, например, молодежь, подростки общаются между собой на «своем» языке, а люди старшего поколения с трудом его понимают. Житель северных губерний России может произнести такую фразу, которую не поймут жители южных районов и наоборот. Речь человека, освободившегося из мест лишения свободы, будет сильно отличаться от речи академика, выступающего на научной конференции. Свои специфические особенности будет иметь язык моряков, военных, врачей, музыкантов и т.д. Все это стихия русского языка, живой русской речи во всем ее многообразии. Высшая форма национального языка – это литературный язык, которым владеют люди, как правило, получившие высшее образование. Средством общения в среде недостаточно грамотных людей (преимущественно жителей городов) выступает просторечие.

Жителям сельской местности свойственны различные диалекты.

Существуют еще и жаргоны – профессиональный, молодежный и жаргон воровской, тюремный. Именно в таких формах существует наш национальный русский язык.

В каком отношении друг к другу находятся эти формы и как они соотносятся с русской национальной культурой?

Русский язык является способом существования русского национального мышления и русской культуры. В любом языке отражается не только реальный мир, окружающий человека, не только реальные условия его жизни, но и общественное, национальное самосознание народа, его менталитет, национальный характер, образ жизни, традиции, обычаи, мораль, система ценностей, мироощущение, особое видение мира. Язык выступает в роли хранителя культурных ценностей – в лексике, грамматике, пословицах и поговорках, в научной и художественной литературе. Именно через язык передаются из поколение в поколения сокровища национальной культуры, хранящиеся в нем. Овладевая родным языком, дети усваивают вместе с ним и обобщенный культурный опыт предшествующих поколений. В этом заключается огромное национальное значение русского языка как составной части русской национальной культуры. По меткому замечанию В. Химика, «язык – зеркало культуры, главный источник истории народа, его духа»2.

Отношения языка и культуры можно представить в виде следующей пирамиды, разработанной учеными-лингвистами (Н. Толстой, В.

Жирмунский, В. Химик):

Основание пирамиды составляет традиционная народная культура с местными территориальными говорами – исторической базой русской национальной культуры в целом;

далее – субкультуры малых социальных групп (профессия, род занятий) и обслуживающие их социально-групповые жаргоны (подъязыки);

следующий слой – массовая городская («третья») культура и обслуживающее ее городское просторечие. Далее – разговорная литературная речь. И, наконец, вершину пирамиды можно представить как отражение культуры образованного слоя (элитарной) и ее важнейшей составляющей – национального литературного языка в его книжной Химик В. Поэтика низкого, или Просторечие как культурный феномен. С.-Пб., 2000.

письменной форме (нормированный язык). Данная схема наглядно показывает, что каждому слою национальной культуры - культуры образованного слоя (элитарной), традиционной народной (крестьянской), промежуточной (массовой городской) и традиционно-профессиональной - соответствует свой вариант национального языка: литературный язык, территориальные диалекты, городское просторечие, профессиональные и социально-групповые жаргоны.

Итак, расслоение общества (имеется ввиду не классовое и не имущественное) обусловлено различными факторами: территорией проживания, трудовой деятельностью, родом занятий, интересами, возрастом. И каждое объединение людей по территориальному, профессиональному или другому признаку имеет свой язык, который входит в национальный как одна из его форм. Язык, речь – это знак принадлежности его носителей к определенному социуму.

Ученые выделяют 4 формы (варианта) существования национального языка, одну литературную и три нелитературных:

1. Литературный язык 2. Территориальные диалекты 3. Городское просторечие 4. Профессиональные и социально-групповые жаргоны (социальные диалекты).

Рассмотрим более подробно особенности каждой из этих форм.

* * * Территориальные диалекты (от греч. dialektos –“говор, наречие”) - разновидность национального языка, которая употребляется лицами, проживающими на определенной территории.

Современные русские диалекты объединяются в два наречия:

южновеликорусское и северновеликорусское, между которыми проходит полоса средневеликорусских (переходных) говоров. Сибирские, дальневосточные говоры сложились на основе различных диалектов европейской части России (эти территории в разное время заселялись выходцами из разных ее областей).

Диалекты обладают чертами, противопоставленными особенностям других диалектов: фонетическими, лексическими, грамматическими.

К фонетическим особенностям относят:

- северорусское оканье и южнорусское аканье: хорошо и харашо, голова и галава, молоко и малако. Подобные фонетические варианты нарушают литературную норму.

- фрикативный [г] - [] (характерен для южнорусских говоров). В речи, соответствующей литературным нормам, звук [г] произносится как взрывной, четкий: город, газета, нога. В южнорусских диалектах этот звук произносится с придыханием (фрикативный): []ород, []азета, но[]а. В современной русской речи такой звук продолжает сохранятся, нарушая тем самым произносительные нормы русской речи.

- южнорусское мягкое глагольное окончание в форме 3 лица настоящего времени: идуть (вм. идут), гонють (вм. гонят) и т.д.

В качестве примера, демонстрирующего перечисленные выше фонетические диалектные особенности, можно привести такое четверостишье:

А у нас в Рязани Растуть []рибы с []лазами.

Их ядять, Они []лядять.

Диалекты отличаются друг от друга и от литературного языка элементами грамматики: например, формой Р.п. ед.ч. – у жене, у сестре вм. у жены, у сестры.

Яркой отличительной особенностью диалектов является лексика.

Один и тот же предмет или явление в разных говорах может называться по разному: белка – векша, петух – кочет, гора – сопка, конь – лошадь, боронить – пахать, изба – хата, ухват – рогач, говорить - бахорить, многолюдно - сугатно, недавно – надысь. Или же наоборот – одно и то же слово в разных диалектах может называть разные явления и предметы:

например, калуга –топь (по-тверски и костромски), полуостров (по-тульски), садок для рыбы (по-архангельски), вид осетра или белуги (по-сибирски)3.

Русский язык богат диалектами. Начиная с XVIII века многие русские писатели используют диалектные слова в своих произведениях в художественных целях (при передачи речи персонажей, для создания местного колорита).

Территориальные диалекты – это нелитературный вариант национального языка. Диалектные особенности, встречающиеся в речи людей - выходцев из тех мест, где распространены диалекты, затрудняют процесс общения, т.к. отвлекают слушающих от содержания речи и мешают ее правильному пониманию.

Диалектизмы (т.е. слова, используемые в местных говорах) относятся к лексике ограниченного употребления. Слова общепонятные, общеупотребительные относятся к лексике широкого употребления.

Общеупотребительный словарный фонд русского языка огромен. Именно он делает нашу речь доступной и понятной всем, кто владеет русским языком.

Диалектная же лексика, в силу ограниченности ее употребления – в той или иной местности, малопонятна широкому кругу носителей языка, а то и непонятна вовсе.

Так, например, М. Шолохов, работая над романом «Поднятая целина», убрал из первоначального текста многие диалектные слова: Меня кубыть ветром понесло. – Меня словно ветром понесло. Я отощал вовзят, не дойду. – Я отощал совсем, не дойду. Хозяин охаживал коня руками. – Хозяин гладил коня руками.

Однако на протяжении длительного времени своего развития русский язык пополнил свой словарь диалектными словами, которые со временем перестали быть диалектными и стали общеупотребительными. Многие из них стали «полноценными» литературными словами: бахча, бурьян, доярка, обеднить, свинарка, щуплый, нудный, чащоба, тайга, другие же продолжают сохранять свою просторечно-стилевую прикрепленность и являются словами разговорными, содержащими экспрессивный заряд: детвора балаболка, баламут, бестолочь, болтать, болтовня, задира зазнайка вдрызг, верзила, взбучка, волынить, клянчить, измываться и др.

Как отмечает Л. Введенская, территориальные диалекты – наиболее древние (архаичные) и естественные формы языкового существования. Они складывались в довольно ранний период – период феодальной раздробленности. В настоящее время можно говорить о том, что диалекты деградируют (исчезают) в связи с распространением в ХХ веке по всей территории России литературного языка благодаря развитию радио, телевидения, печатных средств массовой информации, росту образования.

См. Булатов М.А., Порудоминский В.И. «Собирал человек слова…».

* * * Профессиональные и социально-групповые жаргоны – это нелитературный вариант языка, используемый в общении между представителями профессиональных и некоторых социальных групп.

Термин жаргон (франц. jargon) является универсальным для обозначения языков тех или иных социальных групп, применяемых с целью обособления от остальной части языкового коллектива: профессиональный жаргон, воровской жаргон (тюремно-лагерный), молодежный жаргон.

Однако часто можно столкнуться с такими терминами, как арго (франц.

argot) (воровское арго, арго музыкантов, армейское арго и т.д.) и сленг (молодежный сленг). Под термином арго понимают закрытую лексическую подсистему, обслуживающую узкие социально-групповые интересы, в том числе профессиональные (арго водителей, электриков, военных и т.д.). Часто термин арго употребляется в узком смысле – как способ общения в среде деклассированных элементов (воровское арго).

Изначально жаргоны – это тайные языки. Жаргон ремесленников, например, возник в связи с необходимостью использовать непонятные слова, чтобы скрыть секреты своего ремесла. А жаргон деклассированных элементов (преступников разного толка) – в связи с постоянной потребностью в конспирации, для маскировки в условиях воровского дела.

Отсюда, например, разновидности названий карманов на мужской одежде, содержимое которых представляет интерес для вора-карманника: ширман – внутренний карман пиджака, шкеры – боковые карманы и т.д. Однако нельзя не согласиться с мнением Д.С. Лихачева, высказанным в работе «Черты первобытного примитивизма воровской речи», который писал: «…Наивно предположение, что вор может сохранять конспирацию, разговаривая на своем «блатном языке». Воровская речь может только выдать вора, а не скрыть задуманное им предприятие: на воровском языке принято обычно говорить между своими и по большей части в отсутствии посторонних». Эту же особенность отмечают и специалисты-психологи: «Закоренелые преступники нередко говорят на хорошем литературном языке, не используя арготизмов и всячески их избегая, понимая, каков будет результат отражения в речи их принадлежности к преступному миру»4. К сожалению, многие молодые люди не понимают этого и активно употребляют в своей речи слова и выражения из языка преступного мира. Например, диалог курсанта и командира: Командир. – Я не знаю такого слова – сходняк. Мы же не в тюрьме. – Курсант. – Ну, встреча.

Для английского городского жаргона существует свое понятие – сленг (slang). В русском языке именно этот термин принят для определения языка молодежи (специалисты усматривают в этом влияние англоязычной культуры).

Лингвистами отмечается, что, в отличие от других видов жаргонов, молодежный жаргон (сленг) не предназначен для того, чтобы сделать речь их носителей недоступной для посторонних лиц. Он является скорее «общественным развлечением». То есть через эту форму языка проявляется стремление молодежи подчеркнуть свой особый статус в обществе.

Кроме того, как отмечает И.Б. Голуб, автор учебного пособия «Русский язык и культура речи», появление многих жаргонизмов в речи молодежи связано «со стремлением молодежи ярче, эмоциональнее выразить свое отношение к предмету, явлению. Отсюда такие оценочные слова: потрясно, обалденный, клевый, ржать, балдеть, пахать, загорать и т.п.». «В устной речи молодежи жаргонизмы неистребимы, они придают ей живость, порой ироническую окраску. Но сфера их употребления узка: это устная речь, причем стилистически сниженная, нелитературная»5.

Сегодня понятие сленг рассматривается более широко, чем просто язык молодежи. В силу своей эмоционально-экспрессивной окрашенности, Леонтьев А.А. и др. Речь в криминалистике и судебной психологии. М., 1977. 62 с.

Голуб И.Б. Русский язык и культура речи. Учебное пособие. М., 2003. С. 259.

тяготению к шутке, иронии, присущим молодежи, сленговые единицы (слова и выражения) становятся привлекательными не только для молодых людей:

им активно пользуются люди старшего поколения, интеллигенция, средства массовой информации. Новейшие нормативные словари русского языка уже дают толкование некоторых сленговых единиц. Например, Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова 2001 года издания включает такие слова, как тусоваться в значении «собираться вместе для общения, совместного препровождении свободного времени»6, тусовка и т.д. В словаре С.И.

Ожегова 1991 года издания эти слова не зафиксированы.

Профессиональный жаргон – особый язык, используемый людьми одной профессии. Можно говорить о профессиональных жаргонах моряков, врачей, музыкантов, военных, рабочих той или иной профессии, компьютерщиков и т.д. Общение на них возможно только тогда, когда в разговоре участвуют представители одной профессии, а предмет разговора не выходит за рамки узких профессиональных тем.

Особенности профессиональных жаргонов также проявляются на всех языковых уровнях: фонетическом (рапорт вм. рапорт, компас вм. компас – у моряков), грамматическом (шприцов вм. шприцев – у медиков, шофера вм.

шоферы – у водителей), лексическом (использование профессионализмов).

Профессионализмы – слова и выражения, используемые в профессиональном жаргоне, часто обладающие экспрессией: баранка (руль), порожняк (пустой рейс) – у водителей, шапка (заголовок), елочки (кавычки) – у полиграфистов, собака (знак @), чайник (неспециалист) – у компьютерщиков и т.д. В отличие от терминов, присущих той или иной профессиональной сфере, профессионализмы не относятся к официальным, узаконенным наименованиям. Профессиональный жаргон не является средством изоляции его носителей от «непосвященных», а только отражает специфику профессии или рода занятости, увлечения.

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2001. С. 817.

Например, жаргон охотников: «Как представить себе работу вязкой гончей во времени? Если она вязка да при этом чутьиста и опытна, то все побуженные в течение дня зайцы могут быть взяты». («Чудная песня гона»//Охотничьи собаки).

Или жаргон чиновников: «В губернию назначен был новый генерал губернатор, событие, как известно, приводящее чиновников в тревожное состояние: пойдут переборки, распекания, взбутетениванья и всякие должностные похлебки, которыми угощает начальник своих подчиненных!» (Н.В. Гоголь «Мертвые души»).

«У наладчиков свой жаргон. Телевизором они называют осциллограф, а считка у них вовсе не считка, а бандура, магнитный барабан – шарабан, таратайка, шкаф с лентопротяжными механизмами – гроб (а у некоторых еще и с музыкой), а перфоратор почему-то окрестили дромадерой. Кто назвал так впервые и почему, неизвестно – дромадера и все тут. Так и пишут в сменных журналах, несмотря на приказы начальства «выражаться по человечески». (Б. Бондаренко «Цейтнот»).

Большим своеобразием отличается профессиональный морской жаргон. Вот как описывает русский писатель И.А. Гончаров, бывший секретарем при адмирале Е.В. Путятине в плавании на фрегате «Паллада», особенности языка моряков: «Самое худшее было впереди, когда я вернулся из Лондона в Портсмут и когда надо было излагать в рапорте историю плавания до Англии и причины ввода фрегата в док. Я думал, что это ровно ничего не значит. Я помнил каждый шаг и каждую минуту – и вот взять только перо, да и строчить привычной рукой: было, мол, холодно, ветер дул, качало или было тепло, вот приехали в Данию… » (Боже вас сохрани сказать когда-нибудь при моряке, что вы на корабле «приехали»: покраснеют!

«Пришли», а не приехали!) Нет – вижу, не клеится. Ничего не выходит. «А вот возьмите, говорят мне, - шканечный7 журнал, где шаг за шагом описывается все плавание». Кроме того, я взял еще книги и бумаги подобного содержания. Погляжу в одну, в другую бумагу или книгу, потом в шканечный журнал и читаю.

«Положили марсель на стеньгу», - «взяли грот на гитовы», - «ворочали оверштаг», - «привели фрегат к ветру», - «легли на правый галс», - «шли на фордевинд», - «обрасопили реи», - «ветер дул NNO или SW». А там следует «утлегарь», «ахтер-штевень», «шкоты», «брассы», «фалы» и т.д., и т.п.

Этими фразами и словами, как бисером, унизан был весь журнал.

«Боже мой, да я ничего не понимаю!» – думал я в ужасе, царапая сухим пером по бумаге.

Далее писатель замечает: «Кроме этих терминов, целиком перешедших к нам при Петре Великом из голландского языка и усвоенных нашим флотом, выработалось в морской практике еще свое особое, русское наречие.

Например, моряки говорят и пишут: «приглубый берег», то есть имеющий достаточную глубину для кораблей. Это очень хорошо выходит по-русски, так же как, например, выражение: «остойчивый», «остойчивость», то есть прочное, надлежащее сиденье корабля на воде;

«наветренная» или «подветренная» сторона или еще: «отстояться на якоре», то есть воспротивиться напору ветра и т.д. И таких очень много. Некоторые из этих выражений и подобные им, например «вытравливать (вместо выпускать) канат или веревку», - и т.п., просятся в русскую речь и не в морском быту.

Но зато мелькают между ними – очень редко, конечно, и другие – с натяжкой, с насилием языка. Например, моряки пишут;

«Такой-то фрегат где-нибудь в бухте стоял «мористо»: это уже не хорошо, но еще хуже – Шканечный, к шканцам относящийся. Шканцы м.мн. (голл. schans) часть верхней палубы, от кормы или от юта, до фокмачты;

это самое почотное место с правами присутвеннаго;

правые шканцы служат местом для правящего вахтой и для командира. / Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. - М.: Терра, 1998. Т. 4.

С. 1446.

выходит «мористее», в сравнительной степени. Неморскому читателю, конечно, в голову не придет, что «мористо» значит близко, а «мористее» - ближе к открытому морю, нежели к берегу.

Это «мористо» напоминает двустишие какого-то проезжего, написанное им на стене, после ночлега в так называемой «чистой горнице» постоялого двора: «действительно, здесь чисто, - написал он, - но тараканисто, блохисто и клописто!» …Не помню, как я разделался с первым рапортом: вероятно, я написал его береговым, а адмирал украсил морским слогом – и бумага пошла. Потом и я ознакомился с этим языком и многое не забыл до сих пор»8.

Так же, как и диалектизмы, профессионализмы – это лексика узкого, ограниченного употребления. Отражая специфику той или иной профессии, она остается понятной только определенному кругу лиц. Однако многие слова и выражения из профессиональных жаргонов проникают в обычную речь, осваиваются широкими слоями носителей языка и входят в разговорную речь как общеупотребительные. Например, современное выражение на полном серьезе (в значении серьезно) восходит, как считают лингвисты, к актерскому профессиональному просторечию, где оно употреблялось в вариантах на серьезе, на полном серьезе. (В.И. Качалов: «В общем – хорошее пенье хороших слов на серьезе и простоте» (О задачах актера при чтении стихов А. Блока)). С середины 1950-х годов это выражение начинает употребляться журналистами и критиками, сначала с оговорками «как говорится» или с выделением кавычками (пояснения, необходимые на определенном этапе освоения профессионализма разговорным языком). В наши дни выражение на полном серьезе употребляется совершенно нейтрально в художественной и публицистической литературе, в устной речи носит оттенок разговорности.

Гончаров И.А. «Фрегат «Паллада»//Гончаров И.А. Собрание сочинений в шести томах.

Т. 3. С. 436-438.

Шоферский жаргонизм прокол (буквально – повреждение баллона автомобиля, авария) также вышел за пределы шоферской речи, получив в обиходно-бытовой речи значение «неожиданный срыв, неудача». Из речи военных пришли в обиходно-бытовую речь слова сачок – «лодырь, бездельник», сачковать, задробить – «запретить, отказать в чем-либо» и др.

Обильно проникают в повседневную речь слова из жаргона компьютерщиков. Например, поюзанный – использованный ранее, бывший в употреблении.

* * * Просторечие – нелитературный вариант языка, свойственный малообразованной части населения и придающий ей неправильный и грубый характер.

Лингвисты отмечают, что социальная база просторечия расплывчата и неопределенна. В наши дни она состоит не только из отдельных слоев городского населения (городское просторечие), но и жителей деревень, речь которых в значительной степени отошла от архаического типа диалекта. Но и в том, и в другом случае просторечие – это речь людей, недостаточно овладевших литературным языком. Он характеризуется набором языковых форм, нарушающих нормы литературного языка. Недостаточно высокая или низкая степень владения литературным языком не позволяет носителям просторечия осознавать эти формы как неправильные.

Бытовая речь простых, малограмотных людей удачно имитировалась во многих художественных произведениях: в рассказах А.П. Чехова («И ейной харей в мою морду тыкает» («Ванька Жуков»)), М. Зощенко («А пес ее разберет – мамаша или папаша» («Гримаса НЭПа»);

«-Ложи, - говорю, - взад! – А она испужалась. Открыла рот, а во рте зуб блестит. А мне будто попала вожжа под хвост. Все равно, думаю, теперь с ней не гулять».

(«Аристократка» и др.), в песнях В. Высоцкого: «Ой, Вань, гляди, какие карлики!/ В джерси одеты, не в шевьет, -/ На нашей пятой швейной фабрике/Такое вряд ли кто пошьет» («Разговор у телевизора»).

Просторечные ошибки возникают на всех языковых уровнях:

фонетическом, лексическом, грамматическом.

В области фонетики просторечными формами являются: магазин (вм.

магазин), выбора (вм. выборы), танцовщица (вм. танцовщица), средства (вм.

средства), звонит (вм. звонит), колидор (вм. коридор), друшлаг (вм. дуршлаг), интриганТ (вм. интриган), юрисТконсульт (вм. юрисконсульт), сантиметр (вм. сантиметр), километр (вм. километр) и т.д.

Носители просторечия часто употребляют неправильно грамматические формы: оплатите за проезд (вм. оплатите проезд), ложи (вм. клади), обождите (вм. подождите), инженера (вм. инженеры), инспектора (вм. инспекторы), мы хочем (вм. мы хотим), мальчуковый (вм.

мальчиковый), у ней (вм. у нее), взади (вм. сзади) и т.д.

Многие ошибки, встречающиеся в просторечии, имеют диалектную основу. Это объективно, так как городское население всегда пополнялось и пополняется за счет жителей сельской местности, которые, растворяясь в среде горожан, привносят в их речь диалектные особенности. Наиболее распространенным, «паразитирующим» в речи городского населения, зачастую образованной его части, является фрикативный [], характерный для южнорусских диалектов: []орячая вода, я []оворю, интелли[]ентный и т.д.

Просторечие как одна из разновидностей национального языка неоднородно. Помимо искаженных в отношении литературной нормы орфоэпических, грамматических и лексических форм в просторечии выделяют еще несколько групп речевых единиц.

Первая – экспрессивная лексика и фразеология, специально предназначенная для грубого снижения речи. Это так называемые разговорно-просторечные единицы, близкие разговорному языку, которые фиксируются в нормативных словарях с различными с пометами. Например, мужик (прост.) – просторечное, жрать (прост.), шарахнуть (прост.), шастать (прост. неодобр.) – неодобрительное, рыло (прост. бран.) – бранное, ублюдок – (прост. презрен.) – презренное и т.д.

Вторую группу составляют также экспрессивные слова, но их употребление ограничено жесткими этическими запретами. Это так называемая обсценная лексика и фразеология, «подвергающаяся в русской культурной традиции запрету (табу) на открытое употребление, особенно в письменной речи»9. К табуированной лексике относится русский мат (матерщина), носящий откровенно грубый, вульгарный характер.

«Табуирование таких единиц обусловлено прежде всего этической ненормативностью, из которой следует и лингвистическая ненормативность»10. Каждый носитель русского языка должен осознавать границы употребления обсценной лексики, особенно мата, помня о том, что использование этой лексики оскорбляет других.

Помимо этического, такая лексика находится и под правовым запретом.

Об этом говорится в Статье 20.1 Административного Кодекса РФ:

1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, - влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда или административный арест на срок до пятнадцати суток..

Третья группа – так называемое «молодое» просторечие11. Под этим понятием исследователи рассматривают лексические новообразования, которые приобрели или приобретают статус общеупотребительных слов и выражений: доставать, прибабахи, вкатить, обалдеть, катить бочку, компостировать мозги и т.д.. В основном это единицы интержаргона, общеупотребительного сленга. Они также обладают высокой экспрессивностью, эмоциональностью и оценочностью, но не обязательно носят грубый, оскорбительный характер. «Они привлекательны для целого Химик В. Поэтика низкого, или Просторечие как культурный феномен. С.-Пб., 2000. С.

196.

Там же. С. 196.

Там же. С. 198.

ряда категорий говорящих новизной, ощутимой образностью»12. Многие из подобных слов (но далеко не все!) постепенно переходят в литературный язык, становятся принадлежностью разговорно-бытовой речи: зачастую, ладно, мудрить, парень и т.д.

Много в «молодом» просторечии криминонимов (нелитературных слов и выражений, употребляемых в речи представителей различных криминальных групп): чисто, кинуть, беспредел, в натуре, мочить, базарить, гасить, бабки и т.д.

Общепризнанна роль просторечия как переходной сферы между литературным языком в разговорном варианте и нелитературными формами языка (диалектами, жаргонами). Именно просторечие является благоприятной средой для проникновения всякого рода жаргонизмов в разговорную речь.

Там же. С. 198-199.

* * * Образцовым вариантом национального языка, высшей формой его существования является литературный язык. Он предназначен для обслуживания разнообразных культурных потребностей всего народа, используется в государственных учреждениях, науке, образовании, средствах массовой информации, художественной литературе и подчинен строго определенным правилам, которые именуются нормой.

Литературный язык дает всем людям – носителям русского языка, проживающим на территории России, прекрасную возможность понимать друг друга независимо от места проживания, сферы занятости, возраста, социального положения, уровня образования. Осуществить это позволяет его общепризнанность и общепонятность.

Литературный язык обслуживает высшие сферы человеческой деятельности:

политика, законодательство, наука, культура, образование, межнациональное общение, делопроизводство, а также бытовое общение.

Конечно, трудно представить, чтобы законы были сформулированы на жаргоне, а межнациональное общение велось на сленге. Хотя, как уже было отмечено выше, литературный язык пополняется за счет диалектной, просторечной и жаргонной лексики. Однако далеко не все эти слова осваиваются литературным языком: во-первых, нелитературная лексика приходит в общее употребление, как правило, в измененном виде, утеряв семантическую связь с источником своего возникновения и специфического бытования. Во-вторых, подобная лексика, образно говоря, проходит через «сита», то есть, происходит в языке отбор лексических средств. Этими «ситами» могут служить языковой вкус народа, время и другие факторы. Как правило, в языке остаются самые яркие, интересные слова, которые своей эмоционально-экспрессивной окраской способны украсить язык на определенном этапе его развития. Это объективный процесс, происходящий не только в русском языке, но и во многих развитых языках мира. Русский литературный язык – явление живое, развивающееся, это не «законсервированный» язык, сухой, напоминающий доклад». За последнее десятилетие ХХ века, в связи с общими процессами демократизации жизни, и сам язык стал «демократичнее», то есть более раскованным, свободным, пополнился его активный словарный состав.

Литературный язык обладает своими особенностями. Перечислим их.

1. Устойчивость (стабильность). Русский литературный язык окончательно сформировался в XIX веке, в пушкинскую эпоху, и в своем составе общеупотребительной лексики остается неизменным, то есть общепонятным. Отечественный ученый-лингвист академик Л.В. Щерба подчеркивает эту особенность: «Литературный язык, которым мы пользуемся, - это подлинно драгоценнейшее наследие, полученное нами от предшествующих поколений, драгоценнейшее, ибо оно дает нам возможность выражать свои мысли и чувства и понимать их не только у наших современников, но и у великих людей минувших времен».

2. Обязательность для всех носителей языка. Каждому носителю русского языка для успешной коммуникации в профессиональной и обиходно-бытовой сферах необходимо в достаточной степени владеть литературным языком. На овладение литературным языком, на формирование словарного запаса человека (активного словаря) в значительной мере влияет его начитанность. Однако важно не только количество, но и качество прочитанной литературы.

3. Обработанность. На эту особенность литературного языка указывал М. Горький в своей статье «Как я учился писать»: «Уместно будет напомнить, что язык создается народом! Деление языка на литературный и народный значит только то, что мы имеем, так сказать, «сырой» язык и обработанный мастерами. Первым, кто прекрасно понял это, был Пушкин, он же первый и показал, как следует пользоваться речевым материалом народа, как надобно обрабатывать его». Роль А.С. Пушкина в процессе формирования русского литературного языка неоспорима. В.Г. Белинский дал высочайшую оценку великому русскому поэту: «Из русского языка Пушкин сделал чудо». А профессор Московского университета С.П.

Шевырев писал: «Пушкин не пренебрегал ни единым словом русским и умел, часто взявши самое простонародное слово из уст черни, оправлять его так в стихе своем, что оно теряло свою грубость. В этом отношении он сходствует с Дантом, Шекспиром, с нашим Ломоносовым и Державиным». В процессе «обработки» «сырого материала» и обогащения русского литературного языка принимали участие И. Крылов, Н. Гоголь, Л. Толстой, А. Чехов и многие другие замечательные русские писатели.

4. Наличие устной и письменной формы реализации. Все нелитературные варианты языка – диалекты, просторечие, жаргоны – существуют только в устной форме, они реализуются в процессе устного общения. Письменная форма реализации характерна только для литературного языка. Это значительно расширяет его возможности. Письмо (то есть передача звучащей речи графическими знаками) относится к величайшим изобретениям человечества. Наличие письменной формы в языке позволяет передать последующим поколениям весь духовный и материальный опыт, закрепленный в письменных текстах.

5. Наличие функциональных стилей. В современном русском языке выделяют четыре книжных стиля (официально-деловой, публицистический, научный, литературно-художественный) и один разговорный (разговорно бытовой). Это дает литературному языку значительные преимущества над нелитературными формами, поскольку он получает широкое использование в различных сферах человеческой деятельности, в деловой, научной, публицистической и художественной литературе, в устной речи.

Нормативность. Говоря о культуре речи, мы выделяем три основных качества такой речи – правильность, точность, выразительность. Именно правильность речи и определяется соответствием ее языковой норме.

Языковая норма (или норма литературного языка) – это единообразное, образцовое, общепризнанное употребление элементов языка (слов, словосочетаний, предложений). Она обязательна как для устной, так и для письменной речи. По образному выражению отечественного ученого лингвиста А.М. Пешковского, «норма есть идеал, раз навсегда достигнутый, как бы отлитый на веки вечные».

Норма защищает литературный язык от потока просторечной, жаргонной и диалектной лексики, помогает ему сохранить свою целостность, что необходимо для выполнения им своей основной функции – культурной.

Нелитературные формы языка не подлежат процессу нормализации.

Ненормативной считается лексика, нарушающая языковую норму.

Таким образом, речевая культура тесно связана с литературным языком, употребляемым во всех сферах человеческой деятельности. По ясности, четкости и выразительности он представляет собой самое совершенное средство общения.

ЛИТЕРАТУРА:

I. Учебные пособия по культуре речи:

1. Русский язык и культура речи. Под редакцией В.Д. Черняк. М.:

Высшая школа. 2003.

2. Л.А. Введенская. Русский язык и культура речи. М., 2001.

3. Л.А. Введенская. Культура речи. Ростов-на-Дону: Феникс. 2000.

4. Федосюк М.Ю., Ладыженская Т.А. и др. Русский язык. Учебное пособие. М., 2000.

5. Федосов И.А. Литературные нормы и языковое искусство.

Москва – Ростов-на-Дону. 2003.

6. Голуб И.Б. Русский язык и культура речи. Учебное пособие. М., 2003.

II. Книги, статьи:

1. Реформатский А.А. Введение в языковедение. М., 2003.

2. Гируцкий А.А. Введение в языкознание. Мн.: «ТерраСистемс», 2001.

3. Горшков А.И. Русская словесность. От слова к словесности. М.:

Просвещение, 1997.

4. Грачев М.А. Как появляются арготизмы в нашей речи//Русская речь.

1996. № 4.

5. Грачев М.А. Об этимологии русского арго//Русская речь. 1994. № 4.

6. Лихолитов П.В. Компьютерный жаргон//Русская речь. 1997. № 3.

7. Харченко В.К. Молодежи о сквернословии//Русский язык в школе.

1997. №1.

8. Химик В. Поэтика низкого, или Просторечие как культурный феномен. С.-Пб., 2000.

9. Леонтьев А.А. и др. Речь в криминалистике и судебной психологии.

М., 1977.

10. Апресян Ю.Д. О состоянии русского языка.//Русская речь. 1992.

№ 2.

11. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. М., 1994.

12. Скляревская Г.Н. Русский язык конца ХХ века: версия лексикографического описания.//Словарь. Грамматика. Текст. М., 1996.

13. Русский язык конца ХХ столетия (1985-1995). М., 1996.

14. Караулов Ю.Н. О некоторых особенностях современного состояния русского языка и науки о нем//Русистика сегодня. 1995. № 1.

15. Крысин Л.П. Русский литературный язык на рубеже веков//Русская речь. 2000. № 1.

16. Скворцов Л.И. Что угрожает современному русскому языку:

Размышления о состоянии современной русской речи//Русский язык в школе. 1994. № 3.

17. Скворцов Л.И. Язык, культура и нравственность//Русский язык в школе. 1994. № 2.

III. Словари русского языка:

1. Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. - М.:

Терра, 1998. В 4-х тт.

2. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1991.

3. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2001.

4. Иванова Т.Ф. Новый орфоэпический словарь русского языка (Произношение. Ударение. Грамматические нормы.). М., 2004.

5. Еськова Н.А. Краткий словарь трудностей русского языка (Грамматические нормы. Ударение.). М., 2003.

Учебное издание Ирина Сергеевна Трусова Литературный язык и нелитературные варианты национального языка Учебное пособие по русскому языку и культуре речи для курсантов и студентов всех специальностей МГУ им. адм. Г.И. Невельского Редактор Компьютерная верстка Подписано в печать Формат Усл. печ. л. Уч.-изд.л.

Тираж экз. Заказ Издательство МГУ им. адм. Г.И. невельского Адрес Отпечатано в типографии МГУ им. адм. Г.И. Невельского Адрес




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.