WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

«ВЫСШЕЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И.В. Липсиц ЭКОНОМИКА Учебник для вузов Москва, 2006 УДК 330.101.54 ББК 65.012 Л61 Липсиц, Игорь Владимирович. ...»

-- [ Страница 9 ] --

В ответ китайские власти заявили, что они тоже в этом случае введут карательные таможенные тарифы на американские товары, импортиру­ емые в Китай, в том числе на компьютеры, самолеты, автомашины и т. д., причем на ту же величину — 4 млрд долл.

Долгий опыт «торговых войн» научил наиболее развитые страны тому, что в таких «войнах» проигрывают обе стороны и лучше не допус­ кать начала «боевых действий». Все это в сочетании с пониманием ог­ ромного значения международной торговли для обеспечения устойчи­ вого экономического роста заставило многие страны в XX в. пойти на отказ от протекционизма и приступить к поиску новых методов орга­ низации мирового рынка.

РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА В 1947 г. 23 страны подписали Генеральное соглашение о тарифах и тор­ говле (называемое чаще по первым буквам английского написания ГАТТ" — General Agreement on Trade and Tariffs). В основу ГАТТ легли три принципа, рожденные многовековой историей международной торговли:

1) все страны—участницы ГАТТ будут применять по отношению друг к другу одинаковые меры регулирования экспорта и импорта, не допус­ кая дискриминации одной или нескольких стран по сравнению с дру­ гими;

2) все страны будут стремиться к снижению таможенных пошлин, чтобы открыть путь для более полного и точного использования своего относительного превосходства и рационального международного разде­ ления труда;

3) страны—участницы ГАТТ откажутся от самой грубой формы за­ щиты своих рынков — импортных квот.

Это соглашение было подписано более чем 100 странами. О результатив­ ности его можно судить по снижению таможенных пошлин в странах — членах ГАТТ. Так, за 80-е годы средний импортный тариф на сырье в про мышленно развитых странах снизился с 2,5 до 1,6%, а на промышлен­ ную продукцию — с 10,5 до 6,4%. Успех ГАТТ привел к созданию на его основе Всемирной торговой организации (ВТО), куда Россия сейчас пы­ тается вступить, проводя долгие и трудные переговоры.

Причина такого стремления проста: соблюдая принципы цивилизо­ ванной торговли по отношению друг к другу, страны — члены ГАТТ/ ВТО ведут себя по отношению к странам, которые в этом соглашении не участвуют, совершенно иным образом. И Россия ощущает это на себе очень болезненно. Она сегодня аутсайдер на мировом рынке, и ограни­ чительные пошлины на российские товары — под предлогом антидем­ пинговых процедур — устанавливают и США, и Европейский союз, и Мексика, и Бразилия, и Индия, и Польша.

В итоге из-за таких барьеров для своих экспортных товаров Россия ежегодно теряет порядка 2,5—3 млрд долл. выручки от продаж. Вести переговоры по каждому случаю установления непомерно высоких по­ шлин на российские товары практически невозможно. Спасение может принести только вступление в ВТО, хотя оно и потребует соответству­ ющего отказа от пошлинной защиты внутреннего рынка.

Развитие международной торговли в XX в. действительно преврати­ ло ее в решающий фактор экономического роста для большинства стран мира. По расчетам экономистов, полная реализация всех задач либера­ лизации мировой торговли, предусмотренных при создании ВТО, мо­ жет привести к увеличению ежедневного дохода каждого гражданина Глава 24. Организация международной торговли развитых стран мира на 40 центов США, или на 146 долл. в год. Пони­ мание этого заставило многие страны пойти на шаги, которые еще в на­ чале XX в. казались просто немыслимыми.

Речь идет о полном открытии странами своих национальных рын­ ков в рамках торговых союзов, или, как их чаще называют, международ­ ных зон свободной торговли.

Международная зона свободной торговли — группы стран, в пределах кото­ рых товары, люди и капиталы могут перемещаться почти или вообще без огра­ ничений и пошлин.

Наиболее известная зона свободной торговли — это уже упоминав­ шийся выше Европейский союз (ЕС), созданный под именем Европей­ ского экономического сообщества в 1958 г. и включающий сегодня по­ давляющее большинство стран Западной Европы. Страны — члены ЕС пришли к идее объединения под влиянием исторического опыта, на­ учившего их, что «торговые войны» в Европе слишком опасны и близ­ ки к войнам настоящим. Поэтому члены ЕС решили:

1) отменить все пошлины и импортные квоты во взаимной торговле;

2) одинаково регулировать доступ на европейские рынки товаров из других стран мира;

3) принять законы, обеспечивающие свободное перемещение денеж­ ных средств из страны в страну и свободный переезд своих граждан че­ рез границы для создания единого рынка рабочей силы (с 1995 г. это было реализовано в форме Шенгенского пространства, где межгосудар­ ственные границы больше не охраняются пограничниками и таможен­ никами);

4) проводить единую политику в решении проблем, представляющих общий интерес.

Опыт последних десятилетий показывает, что любая зона свободной торговли лучше международной торговли по правилам XIX в. Это хо­ рошо видно на примере одной из таких зон — Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), в который когда-то входили все социалистичес­ кие страны.

Рождение СЭВ было не вполне добровольным, а сам его механизм далек от совершенства. Схемы производственных и торговых связей оп­ ределялись не рынком, а путем переговоров чиновников национальных Госпланов социалистических стран. Расчеты велись в условной денеж­ ной единице — переводных рублях, а цены определялись директивно и искусственно — на основе средних мировых цен за несколько преды­ дущих лет.

РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА Однако после ликвидации СЭВ в 1990 г. выяснилось, что и в таком виде он был крайне необходим своим членам. Причина проста — уста­ ревшие предприятия восточно-европейских стран и бывшего СССР не могут конкурировать на мировом рынке, а после ликвидации СЭВ по­ теряли вдобавок доступ и к рынкам друг друга. Вот почему распад СЭВ стал одним из главных факторов экономического кризиса и восточно­ европейских стран, и СССР. Сегодня Россия вынуждена вновь с трудом налаживать торговые связи со своими ближайшими европейскими со­ седями: Польшей, Чехией, Словакией, Болгарией.

Посчитаем — подумаем Представим себе, что вы владелец торговой фирмы, которая импор­ тирует в Россию говядину. Как на вашей деятельности может сказаться введение или повышение импортной пошлины на этот продукт питания?

Для ответа на этот вопрос воспользуемся данными, собранными эк­ спертами правительства Москвы в ходе споров о допустимости повыше­ ния в 1995 г. пошлин на ввоз продовольствия в Россию.

«Итак, мировая цена 1 кг говядины составляет 1,5 долл.

При курсе доллара к рублю на уровне 4726 руб./долл. это будет рав­ нозначно цене в 7089 руб./кг.

Предположим, что все накладные расходы, связанные с организаци­ ей закупки говядины и поставкой ее в магазины, составляют 35% цены приобретения на мировом рынке. Тогда, казалось бы, говядина должна появиться в витринах магазинов по цене 9570,15 руб./кг (7089 х 1,35).

Увы, этого не случится, так как, во-первых, цена возрастет на вели­ чину налогов (на добавленную стоимость и спецналог), а во-вторых, пра­ вительство установило на ввоз этого продукта импортную пошлину в раз­ мере 567 руб. При этом пошлину надо уплатить в государственную каз­ ну сразу при ввозе товара в страну, т. е. еще до его продажи. Сделать это можно только за счет кредита банка. Но тогда затраты на выплату процентов банку за кредит тоже должны будут войти в розничную цену, чтобы торговец мог их компенсировать.

В итоге цена 1 кг говядины сложится следующим образом (руб.):

1) импортная стоимость — 7089;

2) таможенная пошлина — 567;

3) накладные расходы и прибыль (при ставке 35%) — 2680;

4) выплата процентов банку за кредит, полученный для оплаты таможенной пошлины (из расчета 15,8% в месяц) —90;

Глава 24. Организация международной торговли 5) налог на добавленную стоимость и спецналог — 319;

6) РОЗНИЧНАЯ ЦЕНА — 10 745.

Таким образом, в результате взимания установленных государством налогов и пошлин и порядка их уплаты розничная цена возросла на 904,85 руб. (10 475 — 9 570,15), или на 9% по сравнению с тем ее уров­ нем, который мог бы сложиться при отсутствии налогов и пошлин».

Из приведенного выше расчета, сделанного в 1995 г., достаточно хо­ рошо видно, что импортная пошлина влияет на затраты покупателей точ­ но так же, как и другие налоги.

Иными словами, по своей экономической природе импортная пошлина очень близка к уже известным нам акцизам.

Так гласит закон Рамки государственного участия в формировании процессов внеш­ ней торговли определяются в нашей стране законом «О государствен­ ном регулировании внешнеторговой деятельности». Он был принят Го­ сударственной думой в мае 1995 г.

Этот закон устанавливает, что:

• если какой-то товар импортируется в настолько больших количе­ ствах или на таких условиях, что наносится существенный ущерб отечественным производителям таких товаров в России, то Пра­ вительство РФ вправе принять защитные меры в форме количе­ ственных ограничений на импорт или введения специальной по­ вышенной таможенной пошлины;

• под существенным ущербом от импорта понимается общее ухуд­ шение состояния отечественного производства в данной отрасли, отражаемое в показателях сокращения выпуска продукции или рентабельности ее изготовления;

• процедура введения защитных мер является гласной и предусмат­ ривает публикацию сообщения о введении таких мер с указанием общего количества и стоимости товаров, подпадающих под огра­ ничения;

• Правительство РФ может устанавливать запреты экспорта или им­ порта товаров, работ и услуг исходя из национальных интересов, таких как: охрана жизни и здоровья людей и окружающей среды, необходимость предотвращения исчерпания невосполнимых при­ родных ресурсов, обеспечение национальной безопасности;

• в целях стимулирования роста национальной экономики Прави­ тельство РФ способствует развитию внешнеторговой деятельнос­ ти, в том числе путем разработки и реализации Федеральной про­ граммы развития внешнеторговой деятельности.

РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА § 87. Валютный рынок и конвертируемость валют Важнейшая особенность международной торговли по сравнению с торговлей внутренней состоит в том, что ее обслуживают разные денеж­ ные единицы, т. е. разные национальные валюты.

Каждая страна требует при этом, чтобы на ее территории все расче­ ты осуществлялись только в национальной валюте. Только в этой валюте определяются и облагаемые налогом доходы отечественных фирм, про­ давших свои товары за рубеж. Из-за этого международная торговля все­ гда требует решения проблем двоякого характера, связанных с органи­ зацией собственно купли-продажи товаров и валютным обеспечением торговых операций.

Так, при экспорте черной икры в США российские торговые фир­ мы закупают ее внутри страны, расплачиваясь рублями, а в Америке продают за доллары. Таким образом, фирмам-экспортерам приходится решать две задачи: сбыт икры и перевод выручки в национальную ва­ люту, причем так, чтобы можно было покрыть все затраты и остаться с прибылью.

Зачем же создавать такие валютные рогатки на пути международной торговли, если все страны заинтересованы в ее развитии? Причин тому несколько:

1) наличие национальной валюты облегчает правительству поиск средств для расчетов с теми, кто получает деньги напрямую от государ­ ства. К ним относятся служащие, включая армию, беднейшие гражда­ не и фирмы, поставляющие товары и услуги для государственных нужд.

В крайнем случае, государство может просто осуществить дополнитель­ ную эмиссию бумажных знаков;

2) наличие национальной валюты позволяет государству управлять ходом дел в экономике страны;

3) национальная валюта позволяет обеспечить полный суверенитет страны, ее независимость от воли правительств других стран;

4) наличие собственной валюты помогает избежать «заноса» инфля­ ции, которой «больны» валюты других стран.

Значение национальной валюты четко проявилось после распада СССР— государства с единой валютой (рублем) — на 15 независимых стран, не имевших поначалу собственных денежных систем. Сразу после обретения политической независимости эти государства попали в по­ лосу экономических кризисов и инфляции. У них резко возросла по­ требность в наличных деньгах для выдачи заработной платы и обеспе­ чения расчетов в торговле.

Глава 24. Организация международной торговли Однако мощности по изготовлению денег были только у России, а она, борясь с инфляцией, искусственно ограничила эмиссию денег.

В результате страны ближнего российского зарубежья попали в слож­ нейшую экономическую и политическую ситуацию. Их граждане ста­ ли требовать от своих правительств разрешения «кризиса наличности», а правительства этих стран не могли ничего сделать. Им никак не уда­ валось получить от российских коллег дополнительные вагоны с раз­ ноцветным «денежным товаром».

Для преодоления «рублевого голода» правительствам вновь образо­ вавшихся государств пришлось пускать в обращение всевозможные де­ нежные суррогаты (украинский купон, белорусский «зайчик», латвий­ ский «рубль» и т. п.), а также резко ускорить подготовку к переходу на собственные валюты.

Для ведения международной торговли в условиях существования разных валют человечество создало механизм взаимных расчетов между граждана­ ми и фирмами различных стран. Обычно его называют валютным рынком.

Основа этого механизма — пропорции обмена валют, называемые ва­ лютными курсами и представляющие собой цену национальных валют.

Проще говоря, валютный курс — это то количество денежных знаков других стран, которое надо уплатить, чтобы купить одну денежную еди­ ницу определенной страны.

Валютный (обменный) курс — цена одной национальной денежной единицы, выраженная в денежных единицах других стран.

Например, в конце февраля 2001 г. на мировом валютном рынке сло­ жились следующие кросс-курсы (взаимные цены) валют (табл. 24.5).

Таблица 24. Кросс-курсы основных валют мира в феврале 2001 г.

USD DEM GBR JPY EUR USD 1 0,4673 1.4523 0,0086 0, DEM 2,1399 1 3,1081 0,0185 1, GBP 0,6884 0,3217 1 0,0059 0, JPY 115,92 54,17 168,24 1 105, EUR 1,094 0,5112 1,5881 0,0094 Это значит, что 1 доллар США стоил (т. е. для его покупки надо было столько заплатить в данной национальной валюте — цифры по столб­ цу USD таблицы):

РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА в немецких марках (DEM) —2,1399;

в английских фунтах (GBR)— 0,6884;

в японских иенах (JPY) — 115,92;

вевро(Е1Ж) -1,094.

В России 1 доллар стоил в этот момент 28,7 руб.

Но что определяет валютные курсы? Какие факторы приводят к тому, что абсолютное значение курса, например, доллара, выраженное в руб­ лях, в 7633,3 раза выше, чем в британских фунтах стерлингов?

Поначалу — многие века — мировая экономика решала этот вопрос очень просто. Вспомним, что основой национальных денежных систем слу­ жили два благородных металла — золото и серебро. Многие страны чека­ нили свои монеты из этих металлов. И потому обмен валют разных стран шел по весу содержащегося в них благородного металла (именно поэтому на картинах старинных мастеров менялы изображены с весами в руках).

Когда монеты стали вытесняться из обращения бумажными деньга­ ми, задача обмена национальных валют усложнилась. Для ее решения была придумана система так называемого золотого стандарта, существо­ вавшая примерно полвека — с 1879 по 1934 г.

Золотой стандарт — механизм обмена национальных валют пропорциональ но весу золота, который объявлялся обеспечением номинала денежных знаков.

При этом идея формирования пропорции обмена валют была все та же — «по золоту». Только вместо реального обращения золота мы по­ лучаем обращение его представителей — бумажных денег. В эпоху «зо­ лотого стандарта» пропорции обмена валют были неизменными, или, другими словами, валютный курс был фиксированным. При этом пра­ вительства поначалу брали на себя даже обязательство гарантированно менять по желанию граждан бумажные деньги на золотые монеты.

Беда системы «золотого стандарта» состояла в том, что в условиях инфляции граждане предпочитали немедленно превращать обесцени­ вающиеся бумажные деньги в золото. Именно поэтому действие клас­ сической системы «золотого стандарта» было приостановлено с нача­ лом Первой мировой войны. Правительства воюющих стран были вы­ нуждены резко увеличить свои расходы путем эмиссии ничем не обеспеченных бумажных денег, что немедленно вызвало бурную инф­ ляцию. Правда, после окончания Второй мировой войны была сделана еще одна попытка возродить, хотя и в модифицированной форме, сис­ тему «золотого стандарта». Но в начале 1970-х гг. идея увязки валютных курсов с золотым обеспечением бумажных денег окончательно потеря­ ла привлекательность для ведущих стран мира.

Глава 24. Организация международной торговли Дольше всего остатки идеи «золотого стандарта» сохранялись в СССР: с 1950 по 1992 г. рубль официально приравнивался к 0,222168 г чистого золота. Правда, смысла в этом не было никакого: обмен руб­ лей на золото в СССР не производился, и курс рубля к другим валютам назначался не по соотношению золотых содержаний.

Отказ во всем мире от «золотого стандарта» привел к рождению в 1970-х гг. мощного валютного рынка, на котором валютные курсы ста­ ли формироваться под влиянием соотношений спроса и предложения на ту или иную валюту.

Размеры спроса и предложения на валютном рынке зависят прежде всего от объемов взаимной торговли между теми или иными странами.

Зная это, мы можем схематично представить модель рождения валют­ ного рынка (рис. 24.4).

Рис. 24.4. Механизм возникновения валютного рынка С помощью рисунка, описывающего торгово-валютные отношения между США и Японией, можно увидеть, что участниками этого рынка являются:

• японские фирмы, экспортировавшие свои товары в США и получив­ шие за них там доллары. Но ведь для возмещения своих затрат в родной стране, уплаты налогов и распределения прибылей им нужны не доллары, а иены (если только они не собираются на всю сумму долларовой выручки купить американские товары для им­ порта в Японию). Следовательно, японским фирмам нужно пре­ вратить доллары в иены;

• американские фирмы, которые экспортировали товары в Японию и получили выручку в иенах. Эту выручку им нужно теперь превра­ тить в доллары (конвертировать), чтобы ввезти ее в США и ис РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА пользовать затем для обеспечения своей дальнейшей деятельно­ сти. Ведь американское правительство не разрешает платежи на своей территории в иностранных валютах.

Итак, американские фирмы-экспортеры имеют иены, но нуждают­ ся в долларах США, чтобы ввезти их к себе в страну. А их японские кол­ леги имеют доллары США, но нуждаются в иенах, поскольку только эта валюта признается в их стране. Удовлетворить нужды обеих групп экс­ портеров может только валютный рынок, где одни хотят купить иены за доллары, а другие — купить доллары за иены. Соответственно на ва­ лютном рынке США японцы будут стараться продать полученные ими доллары и купить иены, а на валютном рынке Японии американцы бу­ дут проводить сделки по продаже иен и покупке долларов. Это означа­ ет, что на валютном рынке столкнутся спрос на иены, выраженный в долларах, и спрос на доллары, выраженный в иенах.

Чем больше, скажем, долларовая масса, которую необходимо превра­ тить в иены, по сравнению с массой иен, предлагаемой к продаже имен­ но за доллары (ведь некоторым компаниям нужно продать иены, напри­ мер, за валюту евро и т.д.), тем выше цена иены, выраженная в долла­ рах, т. е. курс иены к доллару.

Таким образом, главный фактор формирования валютных курсов — соотношение объемов взаимного экспорта и импорта между различны­ ми странами. Если, например, в России продается американских това­ ров значительно больше, чем российских в США, то большому числу рублей, которые американским фирмам-экспортерам надо превратить снова в доллары, противостоит меньшее число долларов российских фирм-экспортеров, которые надо превратить в рубли. Тогда за каждый доллар приходится платить несколько рублей. Чем больше разрыв между предлагаемыми к взаимному обмену суммами рублей и долларов, тем выше курс доллара, т. е. цена, выраженная в рублях.

В России, правда, на формирование курсов иностранных валют вли­ яет еще один фактор — инфляция. С 1992 г. покупка валюты (долларов США и немецких марок) стала для россиян одним из главных спосо­ бов спасения своих сбережений от инфляции, так как курс доллара по­ стоянно рос (хотя и отставал от рублевой инфляции). К началу 1995 г.

доля расходов на покупку валюты достигла в структуре семейных рас­ ходов россиян примерно 17% и лишь к 2001 г. она опустилась пример­ но до 7%.

Поэтому в эти годы в нашей стране курс доллара зависел от взаим­ ной торговли между Россией и США лишь в малой мере. Реально этот курс был ценой совсем особого товара под названием «спасение от ин Глава 24. Организация международной торговли фляции». И потому менялся курс доллара именно под влиянием того, как колебались реальные доходы россиян и отечественных фирм, сколь­ ко у них образовывалось свободных средств сверх необходимого мини­ мума расходов.

Как влияет соотношение спроса и предложения на валютном рынке на изменение обменного курса, можно проследить на приведенном ниже графике (рис. 24.5). Он показывает изменение курса доллара к рублю в июле—сентябре 1992 г. на Московской межбанковской валютной бирже.

7.07 14.07 21.07 28.07 4.08 11.08 18.08 25.08 1.09 8. 2.07 9.07 16.07 23.07 30.07 6.08 13.08 20.08 27.08 3.09 10. Рис. 24.5. Изменение курса доллара к рублю на Московской межбанковской валютной бирже в июле—сентябре 1992 г.

Хотя Центральный банк России активно участвовал в торгах, чтобы защитить курс рубля от слишком сильного падения, мы видим прямую зависимость между соотношением спроса на доллары и предложения их и обменным курсом рубля к доллару.

Верхняя кривая графика показывает изменение курса доллара к руб­ лю, т. е. сколько рублей можно было получить на очередных торгах за 1 долл. США. Нижняя кривая показывает, как изменялась величина пре­ вышения спроса на доллары над их предложением к продаже. В пери­ од со 2 по 14 июля предложение долларов превышало спрос (кривая про­ ходила ниже оси координат). Однако размеры этого превышения посте­ пенно падали, хотя Центральному банку России удавалось тормозить развитие этой неблагоприятной тенденции. Курс доллара в этот пери­ од был почти неизменен, колеблясь около цены 130 руб./долл.

Но 16 и особенно 21 июля положение заметно изменилось. Спрос на доллары стал превышать предложение, и курс доллара (верхняя кривая) РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА сразу же пошел вверх, достигнув 21 июля 151 руб./долл. Затем соотно­ шение спроса и предложения опять выравнялось, и курс доллара к руб­ лю до конца августа был практически неизменен, колеблясь в диапазо­ не 161—162 руб./долл.

Но 27 августа рынок «рухнул» — спрос резко превысил предложение, а новое руководство Центрального банка России отказалось от попы­ ток сбалансировать их за счет собственных валютных запасов. Курс со­ ответственно прыгнул вверх, достигнув отметки 205 руб./долл. Затем спрос снова приблизился к предложению (такой дорогой доллар про­ дать захотели многие, а вот запросы покупателей резко сократились).

И курс стабилизировался, но уже на уровне, превышающем 200 руб./ долл.

Колебания валютных курсов прямо сказываются на всех гражданах страны, хотя они не всегда это сразу осознают. Чем больше страна вклю­ чена в международное разделение труда, чем активнее она торгует на мировом рынке, тем больше зависит благосостояние ее граждан от об­ менных курсов национальной валюты. Причем влияние обменных кур­ сов проявляется крайне противоречиво.

Разберем экономические последствия динамики курса доллара к руб­ лю, показанной на рис. 24.5. Количество рублей, которое можно было получить за 1 долл. США с 7 июля по 27 августа, постоянно возраста­ ло, увеличившись за этот период почти в 1,6 раза. Иными словами, рубль летом 1992 г. резко обесценился по отношению к доллару. Это сра­ зу же сказалось на выгодности различных сделок в сфере внешней тор­ говли.

Импортеры товаров в Россию должны были либо резко повысить цены на эти товары, чтобы окупить рост своих затрат на покупку валю­ ты, либо перейти на торговлю теми товарами, которые в России были относительно наиболее дороги по сравнению с другими странами. Так, после скачка курса доллара за отметку 200 руб. ввозить в Россию стало выгодно практически только табачные изделия и спирт. По остальным товарам для возмещения валютных расходов надо было бы устанавли­ вать недоступные большинству россиян цены. Это разорило бы торгов­ лю из-за невозможности вернуть вложенные деньги.

Таким образом, обесценение рубля ведет к сокращению импорта в Россию и росту рублевых цен импортных товаров. Сужаются для рос­ сиян и возможности поехать за границу в туристические поездки, на ле­ чение или учебу — при неизменных валютных расходах на эти цели их рублевый эквивалент становится все больше.

Зато с точки зрения экспорта отечественных товаров ситуация выг­ лядит диаметрально противоположной. Для покупки российских това Глава 24. Организация международной торговли ров за рубли фирмам-экспортерам надо потратить теперь куда меньше иностранной валюты. Эти товары для них как бы дешевеют. А получен­ ная за рубежом выручка от продажи этих товаров при ее обмене на рубли (конвертации) превращается в куда большую сумму, чем прежде.

Надо сказать, что подобного рода логика влияния валютных курсов на экономическую ситуацию была осознана экономической наукой до­ вольно давно. И стало ясно, что для победы в «торговых войнах» мож­ но использовать и валютные операции. Например, если страна с тру­ дом наращивает масштабы своего экспорта, а курс ее к валютам других стран устанавливается или регулируется государством (обычно этим за­ нимается национальный банк), то можно провести девальвацию наци­ ональной валюты.

Девальвация национальной валюты — официальное снижение государством курса обмена своих денежных знаков на валюты других стран, т. е. увеличение количества этих знаков, которое можно получить за каждую единицу иностран­ ной валюты.

Проводя девальвацию своей валюты, государство решает две задачи:

1) товары иностранных фирм на внутреннем рынке сразу дорожают, поскольку их валютные цены теперь оказываются эквивалентны уже большей сумме национальных денежных знаков. А так как при деваль­ вации зарплата внутри страны не повышается, то импортные товары сразу становятся доступны гораздо меньшему числу покупателей;

2) товары отечественных производителей сразу значительно дешеве­ ют на зарубежных рынках, поскольку возместить затраты на их произ­ водство или покупку внутри страны оказывается возможно и при мень­ шей сумме валютной выручки.

Это очень заметно проявилось, например, в России после августа 1998 г., когда курс доллара по отношению к рублю резко — в разы — воз­ рос (летом 1998 г. он составлял 6,5 руб./долл., а к концу того же года — уже 21,14 руб./долл., т. е. в 3,24 раза выше). Это вызвало столь же суще­ ственное удорожание импортных товаров и стало толчком к росту про­ мышленного производства в России. Ведь благодаря этому отечествен­ ные предприятия получили возможность больше продавать россиянам свои, куда более дешевые товары.

Таким образом, состояние валютного рынка в стране и курс нацио­ нальной валюты зависят от двух главных факторов:

1) общеэкономической ситуации, в том числе уровня инфляции;

2) положения дел в области внешнеэкономической деятельности.

Все это полностью относится и к России, для которой роль внеш­ ней торговли и валютного рынка в последние годы резко возросла. «Нет РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА никакого сомнения в том, что российская экономика сильно зависит от курса рубля, — заявил в начале 2004 г. в интервью российскому аген­ тству «Росбизнесконсалтинг» региональный директор по Центральной и Восточной Европе аналитической фирмы Economist Intelligence Unit Лаза Кекич (Laza Kekic). — Уже сейчас мы видим, что импортеры, ко­ торые были вынуждены свернуть свою деятельность в конце 90-х годов, вновь возвращаются на рынок, что отрицательно сказывается на рос­ сийском производстве». По мнению г-на Кекича, до сих пор макроэко­ номическая и валютная политика российских властей была правильной.

«Но если вместо намеченных в этом году 5% рубль укрепится на 10— 15%, экономический рост сильно затормозится, — отмечает он. — По нашим расчетам укрепление рубля (в реальном выражении) на 10% в год «съедает» 1,4—1,5 процентных пункта экономического роста. И даже запланированное пятипроцентное укрепление рубля вызовет сокраще­ ние экономического роста на 0,6—0,7 процентных пункта. А по неко­ торым данным, чувствительность российской экономики к укреплению рубля еще сильнее».

Иной, чуть менее пессимистичной точки зрения придерживался эко­ номист инвестиционной группы «АТОН» Алексей Воробьев: «В 2003 г.

рубль укрепился к доллару на 7,9% в номинальном выражении и на 18,7% в реальном. Чтобы определить, как это укрепление влияет на эко­ номику, нужно посмотреть на структуру внешней торговли. С одной сто­ роны, мы практически не являемся покупателями американских това­ ров и не являемся поставщиками товаров на американский рынок.

С другой стороны, цены на наши экспортные товары выражены в дол­ ларах — поэтому укрепление рубля к доллару съедает прибыль экспор­ теров».

Но российская экономика в гораздо большей степени ориентирова­ на на Европу. По мнению г-на Воробьева: «Сейчас мы наблюдаем де­ вальвацию рубля к европейской валюте, — говорит он. — Поэтому цены на европейские товары в России растут, и это создает благоприятную ценовую конъюнктуру для российских производителей». При этом для производителей, ориентированных на внутреннее потребление, укреп­ ление рубля ровным счетом ничего не значит, так как у них и издерж­ ки, и выручка номинированы в рублях.

Таким образом, девальвация рубля к евро играет на руку экономи­ ческому росту, так как стимулирует развитие производства и диверси­ фикацию экономики. Но в то же время укрепление рубля к доллару иг­ рает против экономического роста, поскольку наша экономика все же экспортно-ориентированная.

Глава 24. Организация международной торговли Возникает вопрос: может ли Россия пойти по пути многих стран Азии, которые путем интервенций удерживают свою национальную ва­ люту слабой относительно доллара и таким образом стимулируют внут­ реннее производство, экспорт и экономический рост? Ответ может по­ казаться неожиданным: мы уже следуем этому сценарию. Россия в 2003—2004 гг. в значительной степени повторяет путь экономического роста после кризиса 1998 г.: девальвация национальной валюты плюс высокие цены на нефть.

Вся разница в том, что в 1998 г. рубль падал относительно доллара, а теперь падает относительно евро. «У нас фактически происходит деваль­ вация национальной валюты, — отмечал г-н Воробьев. — Рубль растет только по отношению к доллару— но не к остальным мировым валю­ там. И во многом на этом базируются высокие темпы экономического роста». Аналогия с азиатскими странами тоже вполне очевидна, только для нас евро играет ту же роль, что доллар для Азии.

Центробанк РФ, хотя и довольно осторожно, проводит интервенции на валютном рынке, т. е. покупает доллары и тем самым, повышая спрос на эту валюту по отношению к рублю, тормозит (но не останавливает совсем) укрепление рубля к доллару. Но при этом ослабление рубля от­ носительно евро еще больше ускоряется. Между тем экспорт из стран Азии — на котором зиждется их экономический рост — идет в основ­ ном в долларовую зону. Внешняя же торговля России связана главным образом с еврозоной. Во всем, кроме сырья.

Между тем в скором времени Россия может вступить в полосу паде­ ния рубля и относительно доллара. Поскольку нефтяные доходы пока все-таки остаются основой доходов бюджета и главным фактором эко­ номического роста, правительство не может не беспокоить снижение рентабельности сырьевиков. Первый намек на грядущее ослабление рубля сделал вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин еще в апреле 2003 г. — тогда он заявил, что год от года бюджет России будет «верстаться» со все более низким курсом рубля. А в начале года первый зампред Центробанка РФ Олег Вьюгин сообщил, что ЦБ планирует вве­ сти требования резервирования (временного замораживания на банков­ ских счетах) для компаний, привлекающих внешние заимствования, — до 20% объема займа. Это значит, что ЦБ будет прилагать все большие усилия к снижению притока валюты в страну — а значит, к замедлению укрепления рубля'.

http://www.rbcdaily.ru/indexl.shtml — 2 февраля 2004 г.

РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА § 88. Внешняя торговля России и проблемы ее развития Внешняя торговля всегда играла и продолжает играть огромную роль в экономической жизни нашей страны. Наличие больших запасов по­ лезных ископаемых стало для России палочкой-выручалочкой, помо­ гая компенсировать ошибки и провалы в экономической политике. Не будь у страны возможности осуществлять огромный экспорт нефти и газа, трудно сказать, как Россия пережила бы последние годы. По сути дела весь тот внешний блеск «новой экономики», который мы можем наблюдать в витринах роскошных магазинов, в рекламах развлекатель­ ных клубов и игорных домов, оплачен пока только экспортом природ­ ных ресурсов.

Поэтому легко понять, сколь серьезно экономистов и правительство интересует то, что происходит в сфере российской внешней торговли:

как меняются объемы экспорта и импорта, что Россия вывозит и что ввозит и в какие страны.

В 1990-е гг. наша страна вступила с очень неблагоприятной дина­ микой внешнеторговых показателей: в 1991 г. по сравнению с 1990 г.

импорт сократился на 20%, а экспорт — даже на 28%. При сложившей­ ся к тому моменту огромной зависимости российской экономики от импорта продовольствия, запасных частей, кормового зерна и других дефицитных товаров такая динамика внешней торговли грозила чрез­ вычайно серьезными последствиями. Лишь с большим трудом в 1992 г.

удалось добиться прекращения падения экспорта и роста импорта.

А уже в 1993-1994 гг. началось пока еще очень медленное, но увели­ чение экспорта при почти стабильном объеме импорта (рис. 24.6).

Сильно помогло этому резкое повышение на мировом рынке цен на нефть — главный товар российского экспорта — с 9 до более чем 25 долл. за баррель.

Куда менее радует российских экономистов ситуация со структурой отечественного экспорта и импорта. Легко можно заметить на рис. 24.7, что Россия выходит на мировой рынок (стран вне СНГ) преимуществен­ но как экспортер природных ресурсов — энергетических и минераль­ ных. Суммарно на эти две статьи российского экспорта приходится сей­ час более 87% общей его стоимости. Доля же машиностроительной про­ дукции составляет лишь 9%.

Глава 24. Организация международной торговли 150, 140, 130, 120, 110, 100, 90, 80, 70, 60, 50, 40, 30, 20, 10, 1991г. 1992 г. 1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г. 1999 г. 2000 г.

Рис. 24.6. Динамика объемов российского экспорта 1990—2000 гг.

Прочие товары, 4% Машины и оборудование, 9% Лес и целлюлозно бумажная продукция, 6% Топливо и минеральные Химические товары, 8% продукты, 43% Металлы и изделия из них, 30% Рис. 24.7. Структура российского экспорта в 2000 г.

Собственно, в экспорте сырья и энергоресурсов нет ничего плохо­ го. Важно лишь, чтобы доходы от вывоза невоспроизводимых природ­ ных ресурсов страна умело использовала для создания современных от­ раслей и высококачественных продуктов обрабатывающей промышлен­ ности. Тогда будущее истощение месторождений не грозит стране резким падением уровня жизни.

РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА К сожалению, этого России пока добиться не удается. И потому эк­ спорт сырьевых товаров не становится способом поддержки экономи­ ческого развития страны исходя из требований XXI в. Этот экспорт лишь маскирует экономический кризис в сельском хозяйстве и боль­ шинстве отраслей промышленности.

В пользу такого вывода говорит и изучение структуры российского импорта. Как видно на рис. 24.8, 37% в российском импорте в 2000 г.

составляли машины и оборудование. Эта продукция замещала товары переживающей глубокий кризис российской машиностроительной про­ мышленности. А второй по объему статьей импорта было продоволь­ ствие, закупки которого помогали стране компенсировать слабость соб­ ственного сельского хозяйства.

Рис. 24.8. Структура российского импорта в 2000 г.

Ну а с кем торгует Россия сегодня? Изучение этой проблемы мно­ гое дает для понимания общей ситуации в экономике и оценки конку­ рентоспособности российских товаров (рис. 24.9).

Рисунок показывает, что 87% российского экспорта уходит в про мышленно развитые страны. Именно они покупают отечественные при­ родные ресурсы и энергоносители. На долю же бывших союзных рес­ публик СССР, сотрудничающих ныне в рамках Содружества Независи­ мых Государств (СНГ), приходится лишь 13% нашего нынешнего экспорта, но зато 58% импорта. При этом Россия все время сталкива­ ется с конфликтными ситуациями в торгово-экономических отношени­ ях со странами СНГ. Они охотно приобретают российские товары, осо Глава 24. Организация международной торговли бенно сырье и энергоносители, но крайне неохотно их оплачивают. Из за этого правительству России приходится постоянно вести тяжелые переговоры о погашении долгов этих стран перед российскими постав­ щиками.

ЭКСПОРТ Страны — ИСПОРТ УЧ!ЭСТНИЦЫ СНГ, 58% Страны Страны вне СНГ, 42% вне СНГ, 87% Рис. 24.9. Географическая структура российской внешней торговли в 2000 г.

Дело это крайне тяжелое в силу непростого географического поло­ жения, в которое попала наша страна после распада СССР. Например, Украина, крупнейший должник России, не уплатила огромные суммы за поставленный ей российский газ. Казалось бы, самый простой вы­ ход в такой ситуации — перестать поставлять газ недобросовестным ук­ раинским покупателям. Но сделать это крайне трудно, так как все рос­ сийские трубопроводы, по которым мы экспортируем газ, проходят че­ рез территорию Украины. И когда Россия прекращает поставки газа этой стране, там просто самовольно подключаются к российским тру­ бопроводам. А перекрыть их вообще наша страна не может — тогда мы лишимся возможности поставлять газ аккуратно оплачивающим его ев­ ропейским странам, и наши убытки возрастут.

Все это говорит о том, что проблемы российского экспорта и импор­ та еще долго будут оставаться одной из главных проблем внутренней и внешней политики. Многие годы уйдут на то, чтобы улучшить структуру экспорта и сформировать нормальную систему отношений со всеми на­ шими торговыми партнерами. Сделать это будет легче, если Россия вый­ дет из экономического кризиса и сумеет сохранить обрабатывающие от­ расли промышленности. В противном случае наша страна на долгие де­ сятилетия станет лишь сырьевым придатком индустриальных стран.

РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА Конечно, можно жить и с такой моделью внешнеторговых отноше­ ний, но она не будет способствовать ускорению роста благосостояния россиян. Этой задаче более соответствует экспорт продукции с высокой долей добавленной стоимости. А такую продукцию создают отрасли пе­ рерабатывающей и обрабатывающей промышленности, а не добываю­ щий комплекс.

Но при той или иной структуре экспорта величину его все равно надо наращивать как можно быстрее, чтобы обеспечить рынки сбыта отече­ ственной продукции и заработки тем, кто на них работает. Сегодня рос­ сийский экспорт настолько мал и по абсолютной величине, и по отно­ шению к ВНП страны, что наша страна играет крайне незначительную роль в мировой торговле (а значит, и в мировой экономике). Представ­ ление о реальном положении дел легче составить, если посмотреть, ка­ кова доля российского экспорта и импорта в оборотах всего мирового рынка (рис. 24.10). Как мы видим, вопреки устоявшимся представле­ ниям о России как о великой экономической державе, наше реальное место в мировой экономике крайне незначительно: в мировом экспор­ те мы занимаем менее 2%, а в мировом импорте — чуть больше 1%.

Остальные Остальные Россия, 1,6% Россия, 1,2% Рис. 24.10. Доля России в мировом экспорте и импорте (1995 г.) Резкое увеличение масштабов российской внешней торговли и по­ вышение роли нашей страны в мировой экономике возможны. Но это требует стабильной экономической политики, не зависящей от смены политических партий у власти (именно так обеспечивается экономичес­ кий рост в США, Японии, Италии, Великобритании). Сумеет ли Рос­ сия решить эту задачу — покажет будущее.

Глава 24. Организация международной торговли Страницы экономической истории человечества От Ивана ГРОЗНОГО до ВТО:

краткая история российской внешней торговли Важнейшим рубежом в развитии российской внешней торговли стал 1553 г.

Именно тогда в Лондоне возникла первая компания с совместным ка­ питалом (прабабушка современных акционерных фирм). Ее целью было финансирование морской экспедиции, которой предстояло отыскать но­ вый путь в Китай через северные и восточные моря.

Три корабля вышли из Лондонского порта, но два из них со всем эки­ пажем погибли во льдах, и лишь третьему под началом капитана Ричар­ да Чэнслера удалось пробиться в Архангельск.

Оттуда его со всей командой немедленно отправили к царю Ивану Грозному в Москву. Свое будущее английские моряки видели в самых мрачных красках. Еще у себя на родине они были наслышаны о лютом российском монархе.

Но Иван Грозный принял Чэнслера как дорогого гостя и устроил в его честь пышный пир. Причина неожиданного гостеприимства царя проста:

в то время Россия оказалась отрезана от европейского рынка в силу враждебных действий Швеции и Польши. Иван Грозный понимал: с по­ мощью британских купцов он сможет прорвать торговую блокаду.

Именно потому английским купцам были предоставлены большие льготы — им дали монопольное право исключительной и беспошлинной торговли в стране.

Капитан Чэнслер не достиг Китая. Но в Лондоне его принимали как героя: настолько большие перспективы для развития российско-англий­ ской торговли открывала привезенная им грамота Ивана Грозного к ко­ ролю Эдуарду VI.

В ней говорилось, что английские корабли с торговыми грузами мо­ гут приходить в российские порты, «когда и как часто пожелают с бла­ гонадежностью, что им не будет учинено зло». Это побудило к созданию в Лондоне крупной торгово-мореходной фирмы «Москови компани», ко­ торая и занялась такой торговлей.

Но не всегда климат для международной торговли складывался в Рос­ сии столь благоприятно. Спустя сто с лишним лет с момента встречи Ива­ на Грозного с капитаном Чэнслером ситуация резко изменилась.

В 1667 г. царь Алексей Михайлович утвердил «Новоторговый устав», который запретил иностранным купцам вести розничную торговлю внут­ ри страны. Даже продавать свои товары русским купцам большими партиями — оптом — они могли лишь в пограничных городах. По сути дела этот документ закрывал Россию для иностранных торговцев, по­ скольку даже за простой проезд внутри страны они должны были пла РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА тить огромные деньги. На территории России иностранцам запрещалось торговать даже друг с другом.

Этот барьер на пути торговли ломать пришлось уже сыну царя Алек­ сея Михайловича — Петру I, который, напротив, попытался открыть рос­ сийскую экономику навстречу соседям. О том, что экономическая поли­ тика сына принесла нашей стране намного больше пользы, чем полити­ ка отца, и говорить не приходится.

Во времена его правления число иностранных купцов, постоянно на­ ходившихся в России в связи с большим объемом своей торговли, воз­ росло в несколько раз, а российские порты заполнились иностранными кораблями. Особенно российская внешняя торговля оживилась после победы в Северной войне 1700—1721 гг., когда Россия получила выход к Балтийскому морю и был построен Петербург (кстати, первый торго­ вый корабль пришел в его гавань спустя всего несколько месяцев пос­ ле основания города — в ноябре 1703 г.).

В 1731 г. иностранцам разрешили вести оптовую торговлю в россий­ ских городах. А если они соглашались записаться в российское мещан­ ство, то могли сами вести и розничную торговлю. В середине XIX в. ино­ странцам даже разрешили, не принимая российского гражданства, за­ писываться во вторую и третью купеческие гильдии. Такое право давалось им, однако, только на 10 лет и в случае, если они строили в стране свой завод или фабрику.

Так развитие внешней торговли постепенно стало приводить к рас­ ширению участия иностранцев и в создании российской промышленно­ сти. Особенно это было характерно для конца XIX — начала XX вв., ког­ да усилиями иностранных инвесторов в стране ускоренно начала раз­ виваться тяжелая промышленность, особенно металлургия. В этот период бурно развивался и российский экспорт (например, сибирское сливочное масло стало господствующим на европейском рынке и почти полностью вытеснило прежнего хозяина рынка — масло из Англии).

Принципиально ситуация в сфере российской внешней торговли из­ менилась после Октябрьской революции и построения в СССР плано­ во-командной экономики. Ее важным элементом стал провозглашенный В.И. Лениным принцип государственной монополии внешней торговли.

В соответствии с этим принципом все экспортно-импортные операции в СССР могло осуществлять только государственное внешнеторговое ведомство — Министерство внешней торговли. Как показал опыт, боль­ шой пользы развитию российской внешней торговли такая модель не принесла.

И потому одним из первых шагов в ходе реформ экономического ме­ ханизма нашей страны, начатых в 1992 г., была либерализация внеш­ ней торговли: государственная монополия была отменена и право осу­ ществления экспортно-импортных сделок (кроме ограниченного круга то­ варов) было предоставлено всем гражданам и коммерческим фирмам.

Глава 24. Организация международной торговли Но когда новые российские коммерсанты попытались самостоятель­ но проникнуть на мировые рынки, их встретили там отнюдь не с распро­ стертыми объятиями. Против них были приняты жесточайшие протекци­ онистские меры в форме повышенных пошлин на импорт.

Стало ясно: для спасения российского экспорта необходимо вступить во Всемирную торговую организацию, члены которой ограждены от опас­ ности столкнуться с торговыми барьерами на границах стран, в которые они хотят продавать свои товары.

Основные выводы 1. Возникновение и развитие международной торговли обусловлены тремя основными причинами: неравным распределением природных ресурсов (благ) между странами;

существованием абсолютных преиму­ ществ в производстве товаров;

возникновением в результате разных тем­ пов технического прогресса и других факторов относительных преиму­ ществ каждой страны в производстве тех или иных товаров. Организа­ ция специализации производства и международной торговли на основе принципа относительного преимущества позволяет практически каж­ дой стране на выгодных для себя условиях принять участие в междуна­ родной торговле и немало на этом зарабатывать, даже если у нее нет пригодных для продажи природных ресурсов. При этом международная торговля реально расширяет производственные возможности всех уча­ ствующих в ней стран. Такая торговля является одним из механизмов обеспечения наиболее эффективного распределения ограниченных ре­ сурсов, но уже в мировом масштабе.

2. Хотя свободная международная торговля выгодна всем странам, но большинство из них использует те или иные ограничения на внеш­ неторговые сделки. Эти ограничения порождаются стремлением госу­ дарства получить доход от налогообложения внешней торговли, а так­ же давлением на государства лоббистских группировок тех отраслей, товары которых не выдерживают конкуренции на внутреннем рынке с импортными товарами. Ограничения на внешнюю торговлю могут иметь различную форму: от прямого количественного ограничения мас­ штабов импорта (а в некоторых случаях и экспорта) до установления различной величины налогов (пошлин) на экспорт и импорт товаров.

Политика ограничения доступа импортных товаров на внутренний ры­ нок носит название протекционизма. Она всегда невыгодна для стра­ ны в целом и покупателей товаров и частности. Но большинство стран мира до сих пор пользуются ею, так как она позволяет не только избе РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА гать конфликтов с могущественными отечественными фирмами, но и пополнять государственный бюджет. В XX в. все больше стран осозна­ ют невыгодность протекционизма и вступают в международные торго­ вые организации и экономические союзы. В крупнейшую из таких орга­ низаций — Всемирную торговую организацию — необходимо вступить и России для защиты своих экспортеров от протекционистских мер дру­ гих стран.

3. Подавляющее большинство стран мира требует, чтобы все рас­ четы за товары и услуги на их территории осуществлялись только в национальной валюте. Это порождает необходимость обмена выруч­ ки от внешнеторговых операций из одних национальных валют в дру­ гие. Решение этой проблемы является задачей валютного рынка. Ва­ лютный рынок, на котором продаются и покупаются денежные зна­ ки различных стран, определяет их относительные цены. Эти цены называются валютными курсами и показывают, сколько денежных единиц одной страны надо уплатить за получение денежной едини­ цы другой страны. Валютные курсы, как правило, зависят от соот­ ношения экспорта и импорта между различными странами, посколь­ ку именно объемы взаимных экспортно-импортных операций опре­ деляют величины спроса и предложения взаимно сопоставляемых валют. В России валютные курсы, кроме того, в первой половине 1990-х гг. в значительной мере определялись тем, что люди делали сбережения в валюте, пытаясь защититься от инфляции. Изменения валютных курсов оказывают большое влияние на экономику, особен­ но если их динамика отличается от развития инфляционных процес­ сов внутри страны.

4. Внешняя торговля играет огромную роль в развитии российской экономики, помогая ослабить негативные последствия трудного процесса перестройки экономической системы страны. Россия является экспор­ тером преимущественно минеральных ресурсов, а импортирует продо­ вольствие, оборудование и промышленные товары потребительского на­ значения. Такая структура внешней торговли не очень благоприятна для экономического роста страны, но изменить ее крайне трудно, так как по­ давляющее большинство отечественных товаров пока неконкурентоспо­ собно на мировом рынке по техническому уровню и качеству. Обеспе­ чить их сбыт удается только за счет продажи по ценам, существенно бо­ лее низким, чем сложившиеся в мире. Но это вызывает ограничительные меры со стороны правительств тех стран, на рынки которых пытаются проникнуть российские товары.

Глава 24. Организация международной торговли Контрольные вопросы 1. Какие причины делают целесообразной торговлю между различ­ ными странами?

2. Какую прибыль (на основе данных табл. 24.1 и далее по тексту) получит украинский купец, если он экспортирует в Россию тот товар, который в его стране наиболее для этого выгоден?

3. За счет каких факторов возникают различия в соотношениях зат­ рат на производство одних и тех же товаров в различных странах?

4. Что такое протекционизм?

5. Каким образом страна может защитить свой рынок от импорта то­ варов?

6. Кто выигрывает и кто проигрывает при установлении пошлин на импорт?

7. Какие виды товаров Россия сегодня экспортирует в наибольших масштабах?

8. Какие страны являются важнейшими торговыми партнерами России?

9. Почему России так важно наладить торговлю со странами СНГ и Восточной Европы?

10. Что такое валютный курс и какова его экономическая природа?

11. Почему падение курса рубля по отношению к доллару выгодно российским экспортерам и невыгодно российским импортерам?

12. Почему стабилизация курса рубля по отношению к иностранным валютам выгодна с точки зрения долгосрочных интересов страны в це­ лом, но в данный момент невыгодна многим россиянам, хотя они и не занимаются импортом или экспортом?

Вопросы для обсуждения 1. Почему российское правительство проводит политику поддерж­ ки национальных производителей с помощью протекционистских мер (введения пошлин на импорт), а не путем выдачи субсидий тем отрас­ лям и фирмам, производство в которых выгодно поддержать с позиций долгосрочных интересов страны?

2. Почему введение «валютного коридора» может способствовать ро­ сту инвестиций внутри России?

3. Почему в России государство запрещает гражданам помещать ва­ лютные сбережения в иностранные банки, а в Японии, наоборот, по­ ощряет?

ГЛАВА 25.

ЭКОНОМИКА МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА Существует абсолютный предел способности Земли поддерживать или выдерживать процесс промышленной деятельности, и есть основания полагать, что мы сейчас приближаемся к этому пределу очень быстро.

Роберт Л. Хейлбропер В последние годы на экранах телевизоров все чаще замелькали кадры ожесточенных сражений полиции с «антиглобалистами», которые пыта­ лись сорвать совещания глав правительств крупнейших стран мира — «Большой восьмерки». Вокруг чего же кипят нешуточные страсти (во вре­ мя волнений в Генуе в 2001 г. один из демонстрантов был убит полици­ ей), что это вообще такое — «глобальные экономические проблемы»?

§ 89. Глобальные экономические проблемы конца XX — начала XXI вв.

До сих пор мы изучали проблемы на микро- и макроэкономическом уровнях, т. е. на уровне отдельных рынков или национальной экономи­ ки. Но есть еще один, более высокий уровень проблем. Это проблемы мировой экономики в целом, или, как ее можно иначе назвать, геоэко­ номики (от лат. geo — «земля»). Эти проблемы включают, конечно, раз­ витие международной торговли и международных финансовых отноше­ ний, но не исчерпываются ими. Есть еще ряд ключевых проблем, зна­ чение которых человечество особенно остро отцутило в XX в. и которые будут очень сильно влиять на жизнь человечества в веке XXI.

Первая из этих проблем — растущая пропасть между богатейшими и беднейшими странами мира (рис. 25.1).

В настоящее время на долю 25 богатейших стран мира (к ним отно­ сятся наиболее промышленно развитые страны, а также ближневосточ­ ные страны — экспортеры нефти) приходится уже более 80% мирового валового внутреннего продукта, а общая численность граждан этих стран составляет лишь 17% населения Земли (их иногда называют «золотой миллиард», так как такова их примерная численность в абсолютном вы­ ражении). При этом масштаб различий в уровнях благосостояния растет («ножницы неравенства» раздвигаются все шире), а не сокращается.

Глава 25. Экономика мирового хозяйства % юо Доля в населении Доля в потреблении • Богатейшие жители Земли П Остальные жители Земли Рис. 25.1. «Ножницы неравенства» между жителями богатейших стран мира и всем остальным населением планеты Это связано с рядом причин, и одна из главных — «ловушка Мальту­ са», о которой мы говорили выше. Дело в том, что население беднейших стран увеличивается более быстрыми темпами, чем объем производимо­ го ими валового внутреннего продукта. Хотя последний увеличивается даже быстрее, чем в наиболее развитых странах мира (соответственно 3, и 2,3% в год на протяжении 1965—1987 гг.), но высокая рождаемость сво­ дит на нет все результаты роста производства. В итоге, по данным ООН, если в 1960 г. доходы 20% граждан Земли, проживавших в наиболее бога­ тых странах, превышали доходы 20% граждан беднейших стран мира в 30 раз, то в 1989 г. это превышение составило уже 59 раз.

Если воспользоваться критериями, некогда предложенными Эрн­ стом Энгелем (см. «Страницы экономической истории человечества»), то можно обнаружить, что беднейшие страны в своем развитии отста­ ли от богатейших примерно на четыре века. Поэтому на планете реаль­ но сосуществуют две цивилизации: одна вступила в XXI век, а вторая только в XVII век.

Такое неравенство в уровнях благосостояния становится все более серьезной причиной мировой нестабильности. Именно на фоне нище­ ты рождаются те локальные военные конфликты и войны, которые ста­ ли бедствием человечества в конце XX в. и на ликвидацию которых крупнейшим странам мира приходится тратить все более значительные средства, отнимая их у собственной экономики. Эта проблема остро ощущается и в России, которой тоже приходится тратить немалые сред РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА ства, чтобы не допускать разрастания войн в соседних с ней бедных странах, иначе эти войны грозят перекинуться и на ее территорию, а бе­ женцы стали проблемой уже сегодня.

К сожалению, в обозримой перспективе добиться существенного выравнивания уровней благосостояния жителей различных стран не представляется возможным. Для этого, как показывают расчеты, необ­ ходимо увеличить сегодняшний уровень потребления ресурсов в 40 раз.

Но современная наука не знает технологий, которые способны были бы решить эту задачу. Кроме того, для осуществления такого скачка может не хватить ресурсов планеты просто физически.

Самый наглядный пример тому — обеспеченность человечества при­ годной для использования землей. В незапамятной древности, когда че­ ловек жил охотой, для пропитания каждому требовалось примерно 120 кв. км охотничьих угодий. Изобретение земледелия, а затем созда­ ние промышленной цивилизации резко сократили эту потребность: се­ годня для обеспечения всех нужд человека на него должно приходить­ ся 2 га земельных участков разного типа.

Но человечество растет быстрее, чем совершенствуются технологии обеспечения его выживания.

В 2000 г. численность населения планеты достигла 6 млрд человек, а общая площадь земель, обеспечивающих нужды человечества, состав­ ляет на планете лишь 11 млрд га. Значит, уже сегодня обеспеченность людей землей упала ниже критического уровня.

Конечно, ресурсоемкость производства жизненных благ можно со­ кратить, и возможности здесь огромны. Например, благодаря ресурсо­ сберегающим технологиям на производство 1 долл. ВВП США тратят сейчас воды в 6 раз меньше, чем Россия. Но освоение таких техноло­ гий требует огромных инвестиций, а осуществить их невозможно для беднейших стран из-за того «порочного круга слаборазвитости», о ко­ тором мы уже говорили.

В XX в. богатейшие страны мира попробовали разорвать «порочный круг слаборазвитости» с помощью одалживания беднейшим странам денежных средств на программы развития. Однако результаты таких программ финансовой помощи оказались не особенно существенными.

Зато развивающиеся страны, ко всему прочему, оказались в огромном долгу перед развитыми странами и международными финансовыми организациями — своими кредиторами (рис. 25.2).

Эта проблема самым непосредственным образом затрагивает и Рос­ сию. Наша страна унаследовала от СССР права на почти 150 млрд дол­ ларов задолженности со стороны ряда развивающихся стран.

Глава 25. Экономика мирового хозяйства Рис. 25.2. Динамика задолженности развивающихся стран Следовательно, почти 11 % общей задолженности этих стран — дол­ ги перед Россией (которая и сама должна развитым странам мира бо­ лее 100 млрд долл.).

Наши шансы на получение этой задолженности крайне низки. Дело в том, что все займы, которые мы сейчас не можем вернуть, предостав­ лялись во времена СССР исключительно на политической основе. Это была так называемая «помощь братским странам», т. е. средства одал­ живались развивающимся странам не под коммерчески окупающиеся проекты развития, а за выбор социалистического пути развития. Поэто­ му одолженные СССР деньги не заработали получившим их странам никакой прибыли и возвращать долги не из чего.

Человечество сейчас оказалось на очень трудном рубеже своего раз­ вития. Либо ему необходимо найти принципиально новые, невиданно эффективные и ресурсосберегающие технологии производства жизнен­ ных благ, либо сбудутся слова Мальтуса о том, что «...порядок и гармо­ ния пиршества будут вскоре нарушены, и счастье пирующих омрачится зрелищем появившейся всюду нищеты...» Уже сегодня прирост производства продуктов питания отстает от прироста населения. Так, за 1985—1991 гг. прирост производства зерна в год составлял 1%, а населения Земли — 2%. В итоге душевое потреб­ ление зерна упало на 8%. Не растет на протяжении последнего десяти­ летия среднедушевое потребление ни соевых и бобовых культур (глав­ ного источника белка для людей и домашнего скота и птицы), ни мяса.

А улов рыбы (после рекорда в 100 млн в 1989 г.) начал падать — и в рас­ чете на душу населения, и по абсолютной величине.

РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА Исчерпал свои возможности и «золотой ключик плодородия XX века» — минеральные удобрения. Увеличение их внесения теперь уже не только не дает столь существенного прироста урожайности, но и де­ лает выращенное непригодным для пищи человека. И потому во всем мире с 1989 г. четко проявилась тенденция сокращения масштабов вне­ сения минеральных удобрений.

Иными словами, человечество в XXI в. может попасть в «ловушку Мальтуса» и соответственно вынуждено будет обратиться к его мрачным рецептам ограничения численности населения. Обдумав этот вариант, весьма авторитетное объединение ученых — «Римский клуб», созданное еще в 1972 г., — попыталось разработать программы, с помощью кото­ рых человечество смогло бы предотвратить глобальную катастрофу.

В последнем из материалов «Римского клуба» — книге Донеллы и Ден­ ниса Медоузов «За пределами» — предложены три такие программы:

1) в течение XXI в. (на протяжении жизни трех поколений) необхо­ димо сократить численность населения Земли до 1 млрд человек. Это потребует введения квот численности для каждой страны мира (напри­ мер, для России такая квота, по оценкам, составила бы 50 млн человек к 2020 г.);

2) развивающимся странам мира необходимо отказаться от создания у себя промышленности по образцу промышленно развитых стран мира.

Им следует ориентироваться на природосберегающие, «зеленые» техно­ логии, которые позволят прокормить население;

3) необходимо повсеместно значительно ограничить материальное потребление, изменив его модели самым решительным образом в пользу более аскетичной жизни.

Скорее всего, это очередная утопия. Трудно представить, чтобы народов (этносов), населяющих сегодня Землю, настолько прониклись пониманием неизбежности будущей глобальной мальтузианской ката­ строфы, что смогли договориться и реально воплотить в жизнь такие программы.

Экономисты, придерживающиеся более оптимистичных позиций в прогнозировании будущего, уповают на три основных фактора предот­ вращения глобальной катастрофы:

1) сокращение военных расходов после окончания «мировой холод­ ной войны» между социалистическим и капиталистическим лагерями (ведь еще и сегодня во всем мире на военные нужды ежедневно тратит­ ся 3 млрд долл.) и использование сэкономленных средств для реализа­ ции более эффективных программ развития хозяйства в беднейших странах мира;

Глава 25. Экономика мирового хозяйства 2) резкое повышение эффективности хозяйства бывших социалис­ тических стран за счет создания ими экономических систем рыночно­ го типа;

3) новые достижения науки и техники, которые приведут к разработ­ ке и освоению высокопродуктивных и ресурсосберегающих технологий.

При этом в качестве аналогии указывается на самый древний из из­ вестных историкам экономических кризисов — тот, что разразился на просторах Евразии 10—15 тыс. лет тому назад. К тому моменту челове­ чество сумело резко повысить результативность охоты — своего главного источника пропитания. Были изобретены каменный топор, лук, дротик, ловушки. Удачливость охотников возросла настолько, что самая круп­ ная дичь вскоре была истреблена почти полностью.

В результате начавшегося голода и жесточайших битв за пропитание численность населения сократилась в 10 раз. Человека как биологичес­ кий вид спасла первая — неолитическая — техническая революция: ос­ воение земледелия и скотоводства.

Ждет ли нас еще одна такая спасительная техническая революция — никому неведомо. Но ясно, что на крупномасштабную финансовую по­ мощь от развитых стран мира (как в виде государственных кредитов, так и частных инвестиций) России ныне рассчитывать не приходится. Этим странам сегодня не до нас — у них слишком много других, еще более острых проблем.

Поэтому восстановление российской экономики и обеспечение ус­ тойчивого экономического роста — задачи, которые придется решать совершенно самостоятельно и за счет внутренних ресурсов. Если мы не сумеем этого сделать, то Россия как единое государство в XXI в. может просто исчезнуть, как исчезла в XX в. такая некогда могущественная империя, как Австро-Венгрия.

Это даже не будет связано с войнами. Просто отдельные регионы Российской Федерации будут все больше экономически срастаться с ближайшими развитыми зарубежными соседями. При таком развитии событий можно прогнозировать, например, срастание Восточной Си­ бири и Дальнего Востока со странами Азиатско-Тихоокеанского реги­ она, Западной Сибири — с Китаем, северо-запада России — со страна­ ми Скандинавии, центральной и западной части России — со страна­ ми Европейского союза, южных регионов — со странами Восточной Европы и частично с Турцией. Со временем такое экономическое объе­ динение, если будет нужно, приобретет и политические формы.

Для того чтобы подобные пессимистичные прогнозы остались только на бумаге, необходимо политическое согласие в стране, осознание ее РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА гражданами своих долгосрочных экономических интересов и ускорение на этой основе процесса создания новой современной хозяйственной системы. Вероятнее всего, это должна быть экономическая система сме­ шанного типа, основанная на рыночных механизмах и широком учас­ тии государства в решении социальных, а на протяжении первого пе­ риода — и экономических проблем развития страны.

§ 90. Экономика и экология:

проблемы взаимодействия Решение экономических проблем дается сегодня человечеству так трудно еще и потому, что к ним добавились проблемы экологические.

На протяжении XX в. объем мирового производства возрос в 100 раз, что создало невыносимую нагрузку на природу и привело к ее все бо­ лее быстрой и масштабной деградации.

По оценкам экологов, допустимое потребление первичной продук­ ции биосферы (воздуха, воды, лесов, продукции почв и т. д.) не должно быть больше 1 % — тогда природа оказывается в состоянии компенси­ ровать нанесенный ей ущерб. Но уже сегодня человечество потребляет более 10% того, что создается природой, и она уже не в состоянии вос­ становиться сама. Когда-то биологи, давая определение человеку, в ка­ честве главного признака выделили определение «сапиенс», что в пе­ реводе с латинского означает «разумный». Сегодня — во всяком случае с точки зрения природы — правильнее было бы использовать слово «мусорящий». Ведь человечество сейчас выводит из нормального кру­ гооборота, превращая в неразлагающийся мусор, в 2000 раз больше ве­ ществ только органического происхождения, чем вся остальная при­ рода.

Поэтому если попытаться сегодня представить схему взаимодействия экономики и природы, то она будет выглядеть так, как это изображено на рис. 25.3.

Нетрудно понять, глядя на этот рисунок, что если поступления от­ ходов деятельности фирм и семей превышают возможности природы по их нейтрализации, то постепенно природа не сможет выполнять и две остальные свои функции: источника ресурсов для хозяйственной дея­ тельности человека и места, где человек может отдохнуть и получить удовольствие от лицезрения природных ландшафтов.

Более того, наращивание масштабов хозяйственной деятельности уже чревато глобальными природными катастрофами. Не углубляясь слишком в тему, отметим лишь две из возможных:

Глава 25. Экономика мирового хозяйства 1) затопление огромных территорий из-за таяния ледового покрова по­ люсов. Его может вызвать потепление мирового климата из-за парни­ кового эффекта, порождаемого в свою очередь растущими выбросами углекислого газа из-за все больших масштабов сжигания органическо­ го топлива. По данным ученых, с 1850 г. по настоящее время содержа­ ние углекислого газа в атмосфере повысилось на 1/4, и это уже вызва­ ло общее потепление на планете. Если таяние ледников не удастся ос­ тановить, к 2100 г. средняя температура воздуха на планете повысится на 1,5—5 градусов. В этом случае льды Арктики и Антарктиды растают и уровень океанов и морей поднимется на десятки метров, а все нынеш­ ние прибрежные города и территории уйдут под воду, и на огромных территориях прибрежных равнин раскинутся болота;

2) эпидемический рост числа раковых заболеваний кожи и других болез­ ней из-за расширения «озоновой дыры». Увеличение этой дыры в озоно­ вом слое атмосферы Земли, защищающем ее обитателей от жесткого из­ лучения Солнца, вызвано широким промышленным использованием газа фреона — он применяется как хладагент в бытовых и промышлен­ ных холодильниках, а также как наполнитель всякого рода аэрозольных баллончиков (с косметическими препаратами, красками и т. д.).

Рис. 25.3. Взаимодействие экономики и природной среды (схема, предложенная М. Коммоном):

I — функция природы как источника производственных ресурсов;

II — функция природы как источника услуг для семей, связанных с укреплением здоровья и получением удовольствия от пребывания вне города;

III — функция природы как системы очистки отходов, образующихся в результате деятельности фирм и семей РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА Конечно, человечество осознает возможность такого рода катастроф и, более того, пытается их предотвратить. Например, несколько лет на­ зад было заключено специальное международное соглашение, по кото­ рому многие страны обязались постепенно прекратить использование фреона, заменив его менее опасными для атмосферы газами. Уже сегод­ ня на холодильниках и аэрозолях фирм из промышленно развитых стран можно обнаружить надпись CFC FREE, что означает «без фреона». Од­ нако такое изменение технологии требует дополнительных затрат, и по­ тому в менее богатых странах фреон используется по-прежнему.

Растущее значение экологических проблем заставляет экономистов все более тщательно подсчитывать негативные последствия загрязнения окружающей среды. Наиболее обобщенно это можно сделать через оценку влияния загрязнения окружающей среды на темпы экономичес­ кого роста, т. е. на изменение величины валового национального про­ дукта. Дело в том, что загрязнение окружающей среды влечет за собой дополнительные затраты:

1) на удаление отходов, мешающих нормальной хозяйственной дея­ тельности;

2) на очистку загрязненных природных ресурсов (например, воды и воздуха) до качества, позволяющего использовать их для производствен­ ных целей;

3) на лечение людей, заболевших из-за загрязненной среды (сюда же можно добавить потери продукции, которая не была выпущена из-за того, что больные люди не вышли на работу), и т. д.

По оценкам экспертов Мирового банка, масштабы сокращения ВНП отдельных стран из-за загрязнения окружающей среды на их террито­ рии можно оценить примерно следующими величинами (табл. 25.1).

Знак «+» применительно к данным по США означает, что такое уве­ личение ВНП было предотвращено в этой стране благодаря мерам по ужесточению контроля за загрязнением воздуха и воды.

Конечно, для предотвращения загрязнения окружающей среды так­ же необходимы немалые инвестиции. Так, наиболее богатые страны мира начиная с 1970 г. ежегодно тратят на эти цели порядка 0,8—1,5% своего ВНП (что, скажем, для США эквивалентно сумме порядка 34— 64 млрд долл.). Менее состоятельным странам такие расходы (пусть даже в существенно меньших масштабах) не по карману, и здесь загрязнение окружающей среды продолжается в ужасающих масштабах.

Крайне остра эта проблема и в России. Мы унаследовали от СССР титул одного из крупнейших в мире «экспортеров углекислого газа». Но это не тот экспорт, которым можно гордиться, — углекислый газ мы Глава 25. Экономика мирового хозяйства «экс-портируем» в атмосферу Земли (ежегодно Советский Союз выбра­ сывал в атмосферу почти 8 млн т этого газа) и тем самым вносим нема­ лый вклад в рождение туч с сернистыми дождями, от которых умирают леса по всему миру.

Таблица 25. Влияние ущерба, наносимого природной среде, на величину валового национального продукта страны Год, Сокращение ВНП Вид ущерба, наносимого в котором из-за ущерба, Страна природной среде в данной получены нанесенного стране данные природной среде, % Эфиопия Чрезмерная вырубка лесов, 1983 6,0-9, сокращающая ресурсы топлива и урожайность полей Мадагаскар Эрозия и порча почв 1988 5,0-15, Венгрия Загрязнение природной среды Конец 1980-х гг. 5, Польша Загрязнение природной среды 1987 4,4—7, Голландия Загрязнение природной среды 1986 0,5-0, США Предотвращение загрязнения 1981 +0,8-2, воздуха Предотвращение загрязнения 1985 +0, воды Несмотря на спад промышленного производства, предприятия и ав­ тотранспорт России и в 1994 г. выбросили в атмосферу 39 млн т вред­ ных веществ. Самыми вредоносными с этой точки зрения городами на­ шей страны являются следующие (в скобках показано количество выб­ рошенных за год в атмосферу вредных веществ, тыс. т): Новокузнецк (516), Липецк (391), Череповец (386), Магнитогорск (306), Омск (303), Новочеркасск (256).

Для человека, знающего экономическую географию нашей страны, эта информация звучит как описание размещения крупнейших центров отечественной промышленности, и прежде всего металлургии и хими­ ческой промышленности. Иными словами, задача восстановления в на­ шей стране экономического роста и повышения качества жизни (кото­ рое включает в себя и степень чистоты окружающей среды) сложна вдвойне. Нам необходимо не просто реконструировать отечественную промышленность, но и провести огромную работу по сокращению вред­ ных выбросов в атмосферу. В определенной степени эти задачи проти­ воречивые, и может показаться, что мы сталкиваемся с необходимое 556 РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА тью найти наиболее приемлемый для общества вариант экономической политики на основе той кривой производственных возможностей, что приведена на рис. 25.4 а.

® Защита Ускорение экономического окружающей среды роста в будущем и сохранение окружающей среды Рис. 25.4. Альтернативы экономической политики для России Если будет выбран вариант А (а именно он сейчас прослеживается в реальной жизни наиболее отчетливо), то мы направим основные ресур­ сы на ускорение экономического роста, пренебрегая выделением ресур­ сов на охрану окружающей среды. Тогда мы будем иметь растущие до­ ходы, но жить во все более грязной стране, а потому продолжительность жизни будет и дальше сокращаться. Если в 1959 г. средний ожидаемый срок жизни мужчины в нашей стране составлял 71 год, то сейчас он сни­ зился до 57 лет. Это значит, что подавляющая часть российских муж­ чин не доживает даже до пенсии.

Если страна выберет вариант развития В, то мы будем жить во все более чистой стране, и жить дольше, но уровень жизни будет ниже, по­ скольку на ускорение экономического роста ресурсов будет выделять­ ся мало.

На самом деле реальная альтернатива формулируется так, как она показана на рис. 25.4 б. Иными словами, мы должны сделать выбор между:

1) ускорением экономического роста, повышением материального благосостояния граждан сегодня, за что придется заплатить невозмож­ ностью восстановить природную среду России, и замедлением эконо­ мического роста в будущем (вариант Q;

Глава 25. Экономика мирового хозяйства 2) замедлением экономического роста и повышением материально­ го благосостояния граждан сегодня, при выделении больших ресурсов на восстановление и защиту окружающей среды, что обеспечит ее спа­ сение для следующих поколений и возможность ускорения экономичес­ кого роста в будущем (вариант /)).

Какую экономическую и экологическую политику Россия выберет в конечном итоге, покажет будущее.

Основные выводы 1. Наряду с проблемами функционирования отдельных рынков ре­ сурсов и товаров, а также национальной экономики в целом, каждой стране приходится тем или иным образом участвовать в решении гло­ бальных экономических проблем. Первая из этих проблем — огромные различия в уровнях жизни между богатейшими и беднейшими страна­ ми мира. Рост этого различия сопряжен с невозможностью для бедней­ ших стран увеличивать свой ВНП быстрее, чем растет население. Ог­ ромное различие в уровнях жизни порождает как экономические, так и политические последствия и ведет к росту напряженности в мире.

Поэтому в XXI в. человечеству придется приложить огромные усилия, чтобы предотвратить глобальную экономическую катастрофу, чреватую гибелью десятков миллионов людей от голода и эпидемий. Предотвра­ тить ее можно только за счет ускорения научно-технического прогрес­ са, совершенствования экономических систем в бедных странах мира и сокращения военных расходов с последующим использованием сэко­ номленных средств на цели экономического развития.

2. В настоящее время экономические проблемы человечества обо­ стряются тем, что все большую часть ресурсов приходится тратить не на развитие производства, а на спасение окружающей среды. В против­ ном случае ее загрязнение начинает тормозить рост валового националь­ ного продукта и эффективность инвестиций в его увеличение падает.

Однако позволить себе масштабные программы спасения окружающей среды пока могут только наиболее богатые страны мира. Беднейшим странам это не по карману. В результате человечество оказалось перед необходимостью выбора одного из вариантов экономической полити­ ки: либо ускорение экономического роста и повышение материально­ го благосостояния людей при снижении продолжительности и качества их жизни из-за загрязнения окружающей среды;

либо улучшение состо­ яния окружающей среды и увеличение продолжительности жизни лю­ дей при замедлении темпов роста их материального благосостояния.

Именно эта дилемма в XXI в. будет определять экономическую поли­ тику многих стран и человечества в целом.

РАЗДЕЛ II. МАКРОЭКОНОМИКА Контрольные вопросы 1. В чем состоит глобальная проблема экономического неравенства?

2. Почему разрядка международной напряженности и разоружение имеют сегодня столь большое экономическое значение?

3. В силу каких причин Россия должна искать ресурсы для своего развития самостоятельно?

4. Почему экономический рост и защита окружающей среды явля­ ются и противоречивыми, и дополняющими задачами?

5. Что можно считать для общества ценой загрязнения и разруше­ ния окружающей среды?

6. Один из экспертов ООН заметил как-то, что наибольший ущерб природе Земли причиняют две группы людей: миллиард самых богатых и миллиард самых бедных. Как вы можете объяснить это заявление?

Вопросы для обсуждения 1. Высокий уровень жизни в богатейших странах мира заработан ими самими за долгие века. Правомерно ли требовать от этих стран, чтобы они отдавали часть своих ресурсов (прежде всего, денежных) на помощь беднейшим странам? Какие исторические, экономические, политичес­ кие доводы можно привести в обоснование резонности этих требова­ ний?

2. В силу каких причин кредиты, предоставленные богатейшими странами развивающимся государствам, не принесли существенного улучшения ситуации и стали новым грузом на шее стран-заемщиков?

3. Некоторые экологи утверждают, что современная экономическая наука уже устарела и нужно создать новую — «зеленую» экономику.

С каких аксиом могла бы начаться такая новая экономическая наука?

ПРИЛОЖЕНИЕ I ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УСТРОЙСТВО РОССИИ НА РУБЕЖЕ XX-XXI вв.

Теперь мы обратимся к анализу советской экономики.

Эта тема представляет большой интерес для экономической науки, поскольку Советский Союз послужил лабораторией для проверки теорий функционирования командной экономики.

Поль Самуэлъсон, лауреат Нобелевской премии по экономике В последние десятилетия XX в. и в начале XXI в. Россия переживает трудные времена, прежде всего в экономике. Многие люди живут в крайней бедности, масса предприятий простаивает или работает с ма­ лой загрузкой мощностей. Как же сложилась такая ситуация, почему страна с огромной территорией и большими запасами нефти, газа и дру­ гих полезных ископаемых, с огромным числом хорошо образованных специалистов попала в долгосрочный экономический кризис?

Для ответа на этот вопрос нам прежде всего надо составить общее представление о состоянии хозяйства страны в конце XX — начале XXI в.

§ 1.1. К какой категории относится экономика России В основной части учебника были описаны основные типы экономи­ ческих систем: традиционная, командная, рыночная и смешанная. Но наряду с такой классификацией мировая экономическая наука разли­ чает страны и по достигнутому уровню экономического развития, от­ нося их к одной из трех групп:

• промышленно развитые страны (в эту группу входят США, Япо­ ния, Германия и другие богатейшие державы мира, объединенные в Организацию экономического сотрудничества и развития — ОЭСР). Эти страны завершили индустриализацию, создали мощ­ ные экономические механизмы, обладают высокоразвитыми си­ стемами образования, здравоохранения, научно-технического обеспечения и т. д. А главное — здесь достигнут высокий уровень благосостояния большей части граждан;

ПРИЛОЖЕНИЕ I • новые индустриальные страны (в эту группу входят прежде всего «азиатские драконы» — Тайвань, Сингапур, Южная Корея). Эти страны за последние десятилетия создали мощную современную промышленность и сформировали высокоразвитые экономичес­ кие механизмы. Сейчас здесь идет процесс развития образования, здравоохранения, быстро растет прежде низкий уровень благосо­ стояния граждан;

• развивающиеся страны, которые еще только проходят этап инду­ стриализации, формируют транспортные сети и систему связи, создают современные экономические механизмы, строят нацио­ нальные системы образования, здравоохранения и культуры.

Граждане этих стран имеют очень низкий уровень жизни: во мно­ гих странах Африки до сих пор тысячи людей умирают от голода и эпидемий, распространяющихся на фоне крайней нищеты и от­ сталости здравоохранения.

Таблица 1. Классификация стран мира по типам экономических систем и уровням экономического развития Группы стран Типы экономических систем по уровню экономического Традиционная Командная Рыночная Смешанная развития Промышленно США, Япония, развитые Германия страны и другие страны ОЭСР Новые Тайвань, индустриальные Сингапур, страны Южная Корея Развивающиеся Некоторые Куба, Некоторые Индия, Мексика, страны страны Северная страны Бразилия, Чили, Африки Корея Латинской Китай Америки, Африки и Азии А где же в этой классификации место России? К какому типу эко­ номических систем, к какой категории стран она относится?

Поиск ответа на эти вопросы вызвал в последние годы острые дис­ куссии в среде экономистов и политиков, пытающихся определить наи­ лучшие варианты реформирования экономики нашей страны. Действи Экономическое устройство России на рубеже XX—XXI вв. тельно, к категории развивающихся стран Россию отнести нельзя, так как наша страна обладает сегодня:

• мощной, хотя и устаревшей и малоприбыльной, промышленно­ стью;

• огромной, хотя и изношенной, транспортной сетью и обширной, хотя и устаревшей, системой связи;

• высокоразвитой культурой и системой общего образования;

• большим числом научных и технических разработок.

Рис 1.1. Соотношение стран мира по уровню доходов (исходя из величины валово­ го внутреннего продукта надушу населения, долл., 1999 г., поданным ООН, для России — расчет на основе паритета покупательной способности рубля и доллара, т. е. соотношения сумм в рублях и долларах, которые надо потратить на покупку одинакового набора товаров и услуг) Вместе с тем уровень жизни в России (если оценить его, как приня­ то в мировой практике, по величине валового годового продукта в рас­ чете на душу населения) довольно низок (рис. 1.1). Кроме того, многие важнейшие экономические механизмы в нашей стране сейчас либо от­ сутствуют вообще, либо находятся в зачаточном состоянии. А потому и ПРИЛОЖЕНИЕ I в группе экономически развитых стран для России места пока нет. Труд­ но отнести Россию и к одному из 4 типов экономических систем.

Валовой продукт страны — совокупная рыночная стоимость всех произведен­ ных в стране за год конечных товаров и услуг.

С одной стороны, в России ликвидирована система директивного пла­ нирования, а бывшие государственные предприятия в массовом порядке принудительно преобразованы в частные фирмы (приватизированы).

С другой стороны, все отрасли и регионы постоянно чего-то требуют от правительства, и оно вынуждено вмешиваться в решение даже про­ стейших хозяйственных задач (например, подготовка к отопительному сезону).

В конце концов, специалисты сошлись на том, что Россию, равно как и страны Восточной Европы, правильнее всего отнести к совершен­ но особой категории — постсоциалистическим странам с экономикой пе­ реходного типа, поскольку они обладают совершенно уникальным на­ бором признаков и решают задачи, отличные от задач промышленно развитых и развивающихся стран.

Постсоциалистические страны — бывшие государства социалистического ла­ геря, имеющие развитую промышленность и высокий образовательный уровень населения, но лишь приступившие к созданию целостной экономической систе­ мы рыночного или смешанного типа.

§ 1.2. Государство как основа российской экономики Экономика России устроена совершенно особенным образом — в ней до сих пор очень многое начинается и заканчивается государством, и провести грань между государством и национальным хозяйством прак­ тически невозможно. Перефразируя слова Владимира Маяковского, можно сказать: «Мы говорим «экономика» — подразумеваем государ­ ство, мы говорим «государство» — подразумеваем экономику». Имен­ но поэтому отечественные публикации по любой экономической про­ блеме содержат призывы к государству либо вмешаться в ее решение, либо, наоборот, прекратить вмешиваться.

Чтобы понять причины такого особого устройства хозяйства страны, нам необходимо обратиться к истории.

Еще очень давно хозяйство нашей страны строилось по совершен­ но особой модели — модели осажденной крепости.

На протяжении нескольких веков Россия постоянно готовилась к обороне от врагов или сама собиралась завоевывать новые территории Экономическое устройство России на рубеже XX—XXI вв. (вспомним взятие Казани Иваном Грозным, походы Ермака, Петра I, войны в Крыму, на Кавказе и в Средней Азии). Это выдвигало перед страной совершенно конкретные экономические задачи:

1) создание мощной военной промышленности;

2) развитие всех отраслей, обеспечивающих работу военной про­ мышленности;

3) достижение экономической независимости, позволяющей суще­ ствовать даже при враждебных отношениях с окружающими странами.

По сути дела создание того гигантского военно-промышленного ком­ плекса, который был основой экономики СССР, началось еще в XVII в.

при Петре I и продолжалось до конца 80-х годов XX в. Особенно отчет­ ливо такая логика экономического развития проявилась после прихода к власти в стране в 1917 г. партии коммунистов (большевиков). Этот по­ ворот российской истории привел к резкому обострению отношений с подавляющим большинством развитых стран мира (недаром именно тог­ да родился термин «железный занавес», характеризующий курс макси­ мальной изоляции Советской России от сопредельных стран).

Впрочем, и до Октябрьской революции Россия стремилась макси­ мально обособиться от своих соседей. Недаром даже ширина железно­ дорожной колеи была в нашей стране избрана меньшей, чем в сосед­ них европейских странах (и остается такой по сей день). Предлогом была необходимость максимально затруднить прохождение на террито­ рию страны вражеских эшелонов с войсками и снаряжением. Любопыт­ но, что, скажем, ни Франция, ни Германия, хотя эти страны веками враждовали друг с другом, ничего подобного не сделали. Их правители понимали, что такие изоляционистские меры затруднят взаимную тор­ говлю, а на ее долю приходится все же больше лет, чем на войны.

Руководители СССР, напротив, думали о военных проблемах взаи­ моотношений с окружающим миром куда больше, чем о необходимос­ ти всемерного развития международной торговли. И это наложило ре­ шающий отпечаток на развитие экономики нашей страны в XX в. Пер­ вым следствием обособления явилась необходимость создания в стране полного набора производств — от швейных иголок до танков. У нас все должно было быть свое, чтобы никакое прекращение поставок из стран «вражеского окружения» не могло вызвать в стране экономических про­ блем.

Тем самым СССР практически отказался от использования важней­ шего источника роста благосостояния — международной специализации, отдав предпочтение созданию гигантского натурального хозяйства в масштабах страны.

ПРИЛОЖЕНИЕ I Международная специализация — сосредоточение различных стран на изго­ товлении тех товаров и услуг, в производстве которых они имеют экономическое преимущество перед другими странами.

Решать эту задачу было тем легче, что XX в. стал в России веком ин­ дустриализации, т. е. периодом создания мощной промышленности, включающей самые разнообразные отрасли. И поскольку индустриали­ зация развивалась почти с нуля (напомним, что за годы гражданской войны подверглось разрушению многое из того, что уже было создано в ходе индустриализации начала века), то вновь рождавшейся промыш­ ленности было легко придать любую форму.

Надо помнить, что в этом веке в нашей стране наряду с индустриа­ лизацией развивался еще один мощный процесс — урбанизация, т. е. ус­ коренное развитие городов и перемещение в них все большей части на­ селения из деревень.

Если в начале XX в. Россия была в основном страной сельского на­ селения, то сейчас в одних лишь крупнейших городах (с населением свыше миллиона человек) живет 25,6 млн человек, или каждый шестой россиянин.

Реализация стратегии экономического развития, основными элемен­ тами которой были:

1) преимущественное развитие военно-промышленного комплекса (на оборонные нужды работало около 80% промышленности и более 80% всех ученых и конструкторов страны);

2) формирование натурального хозяйства в масштабах страны, т. е.

создание предприятий для изготовления всех видов товаров;

3) индустриализация в сочетании с урбанизацией;

4) создание максимально крупных предприятий как средства сниже­ ния средних затрат на производство;

5) исключение конкуренции как «ненужной» в условиях планово командной экономики, привела к тому, что Россия завершила XX в. с совершенно особым уст­ ройством своего хозяйства.

Основными чертами этого устройства можно считать:

• запущенность всех секторов экономики, которые должны удовлет­ ворять нужды граждан (сельское хозяйство, производство потре­ бительских товаров, служба быта, жилищное строительство, ме­ дицина, сфера досуга и т. д.);

• крайнюю бедность большей части населения в силу того, что деся­ тилетиями людям платили мизерную зарплату, а все доходы госу­ дарство вкладывало в армию и оборонные предприятия (например, Экономическое устройство России на рубеже XX—XXI вв. в 1928—1937 гг. потребление населения возрастало ежегодно лишь на 0,7%, тогда как вложения в промышленность — на 14,5%);

• превращение гигантских предприятий в основу не только всей про­ мышленности, но и организации жизни граждан (недаром же имен­ но в нашей стране широкое распространение получил жуткова­ тый, если в него вдуматься, термин «город-завод»). В СССР доля предприятий с численностью занятых в них свыше 1000 человек в 1987 г. составляла 74%, а в США — лишь 31%;

• свертывание до минимума участия страны в международном раз­ делении труда и сужение ее роли в нем до сырьевого придатка эко­ номически развитых стран (так, в 1990 г. в структуре экспорта СССР на долю сырьевых товаров приходилось 62,9%, а на долю машин и оборудования — лишь 17,6%);

• крайне низкий уровень качества продукции и расточительное исполь­ зование всех ресурсов, порожденные отсутствием конкуренции (по уровню производительности труда Россия сейчас находится лишь на 37-м месте в мире и этот показатель на начало XXI в. в 8 раз ниже, чем в США);

• неразвитость многих важнейших экономических механизмов, кото­ рые сейчас в России приходится создавать практически с нуля (бан­ ковская система, система торговли, рынок ценных бумаг и т. д.).

И все это усугублялось ликвидацией частной собственности, повсе­ местной заменой ее так называемой общенародной собственностью, а проще говоря, собственностью государства.

В итоге родилось уникальное социально-экономическое устройство, советской экономики, доставшееся России по наследству после распада СССР. В этом устройстве государство играло основную роль при реше­ нии практически любых задач в жизни как предприятия, так и отдель­ ного гражданина, поскольку государственные чиновники распоряжались всеми типами ресурсов и благ, а все люди работали на единственного ра­ ботодателя — государство.

Социализм настолько изуродовал всю экономику России и мышле­ ние ее граждан, что с его последствиями не смогли поначалу совладать даже государственные планы экономических реформ. Примером служит история либерализации цен в 1992 г.

Концепция этого реформаторского шага была простой и логичной:

необходимо отказаться от государственного установления цен на все виды ресурсов и товаров и предоставить право такого установления са­ мим предприятиям-производителям, как это принято в странах с ры­ ночной и смешанной экономическими системами.

ПРИЛОЖЕНИЕ I Тогда начнется возрождение нормальной экономической логики по­ ведения продавцов и покупателей, станут ясны реальные, а не «плано­ вые» величины спроса и предложения, заработают рыночные механиз­ мы их согласования, и страна выйдет из мира «планового абсурда» в цар­ ство «рыночной рациональности».

Конечно, специалисты понимали, что такое освобождение цен при­ ведет к их росту, поскольку страна до этого жила в условиях постоян­ ного дефицита практически всех благ. Действительно, к осени 1991 г.

дефицит принял просто ужасающие масштабы — полки магазинов были пусты, и все с ужасом ожидали голода наступающей зимой, а правитель­ ство всерьез обсуждало планы заготовки хвои, чтобы готовить из нее лечебные отвары против цинги — спутницы голода.

В данной ситуации цены просто не могли не повыситься, и прави­ тельство рассчитывало, что этот рост сильно уменьшит размеры свобод­ ных средств предприятий, понизит ценность сбережений граждан и всем в стране придется «крутиться» куда активнее, чтобы восстановить раз­ меры прибылей предприятий и личных доходов граждан. А в итоге вся экономика получит мощный импульс к развитию и выйдет из кризиса.

Возникал, естественно, вопрос: насколько могут повыситься цены после либерализации? Оценки специалистов были различны: оптими­ сты говорили, что общий уровень цен повысится в 1,5 раза, пессимис­ ты же склонялись к цифре 2. В основе этих оценок лежали расчеты, опи­ равшиеся на законы денежного обращения, и в частности на тождество Ирвинга Фишера (которое, как было показано выше, связывает уровень цен с величиной денежной массы и скоростью обращения денег).

Поскольку количество денег в стране было точно известно, по дан­ ным банковской статистики, можно было определить предельно воз­ можное при этой массе денег повышение иен. Разница же в оценках порождалась расхождением в прогнозах относительно судьбы сбереже­ ний граждан и предприятий: все они будут потрачены на покупку това­ ров и ресурсов по новым ценам или часть все же сохранится?

На самом деле ошиблись и оптимисты, и пессимисты: цены на то­ вары и услуги для населения повысились на протяжении 1992 г. в 26 раз, а на промышленные изделия — в 20 раз. В чем причина столь неудач­ ных прогнозов? Может быть, тождество Ирвинга Фишера несправедли­ во и связь между уровнем цен и величиной денежной массы носит со­ всем иной характер?

Нет, Ирвинг Фишер был прав, вот только в условиях России многие экономические закономерности проявляются по-особому, поскольку их искажает влияние чрезмерного огосударствления хозяйства нашей страны.

Экономическое устройство России на рубеже XX—XXI вв. Что же произошло после того, как цены в России в январе 1992 г. от­ пустили «на волю»?

Российские предприятия-монополисты немедленно решили разбо­ гатеть, повысив цены на свои издавна дефицитные товары во много раз.

Например, предприятия черной металлургии сразу повысили цены в раз! Логика российских директоров была проста: «Мы единственные производители такого рода продукции, потребителям деваться просто некуда, и они будут покупать у нас по любым ценам». В условиях ры­ ночной экономики, основанной на частной собственности, такая логика привела бы лидеров «ценовой гонки» к немедленному краху: покупате­ ли просто не смогли бы приобрести столь вздорожавшие товары, и не­ задачливые «ценоповышатели» сразу бы обанкротились.

В России такого не случилось. Причин было несколько.

Во-первых, наши предприятия начали выпускать свои деньги. Нет, ко­ нечно, они не стали создавать подпольные мастерские по изготовлению фальшивых банкнот или с помощью компьютерных мошенников фаль­ сифицировать данные о своих банковских счетах. Все было куда проще, прозаичнее и результативнее. Российские предприятия придумали псев­ доденьги под названием «неплатежи»: они просто перестали платить друг другу за приобретаемую продукцию, получив в итоге огромные долги.

Но разве неплатежи можно назвать деньгами? На первый взгляд нельзя. Но если присмотреться повнимательнее, то картина станет выг­ лядеть совсем по-иному.

Выше мы выяснили, что первейшая функция денег — средство об­ мена, так как люди меняют товары на деньги, а деньги на товары. И если российские предприятия продолжали посылать своим должникам това­ ры, получая в результате только рост суммы неплатежей, то, значит, они признали неплатежи деньгами!

По состоянию на ноябрь 2000 г. почти 70 тыс. предприятий имели неплатежи (т. е. просроченную — по сравнению с договорными срока­ ми платежа — задолженность), а общая сумма таких неплатежей соста­ вила 34,6% по отношению к валовому внутреннему продукту всей стра­ ны (против 19,5% в 1994 г.).

Во-вторых, такое устройство российского «рынка» стало возможным потому, что директора российских предприятий уже в 1992 г. сообрази­ ли: если долги есть у отдельных предприятий, и долги небольшие, то это вина самого предприятия. Но если долги есть у всех, и огромные, то это проблема государства. И пусть государство само ее и решает!

Подобная экономическая логика оказалась возможной потому, что в 1992 г. все предприятия в стране были государственными и потому ни ПРИЛОЖЕНИЕ I какое банкротство им не угрожало. Ведь банкротство — это разорение собственника фирмы, а как государство-собственник могло объявить о банкротстве ему же принадлежащего предприятия?

И потому государство было вынуждено отступить под давлением ди­ ректоров предприятий и провести так называемый «взаимозачет непла­ тежей». В его основе лежал следующий принцип: если предприятие А должно предприятию Б 100 млн руб., а предприятие Б предприятию А — 120 млн руб., то пусть эти долги взаимопогасятся. И тогда в итоге у пред­ приятия А долгов вообще не останется, а предприятие Б будет должно предприятию А только 20 млн руб.

На первый взгляд вполне разумное решение. Но поскольку в основе кризиса неплатежей лежали непомерно вздутые государственными предприятиями-монополистами цены, то взаимозачет неплатежей ока­ зался актом признания этих цен. И страна получила тот мощнейший толчок к инфляции затрат, который ей пришлось мучительно гасить на протяжении 1992—1995 гг. Так родилась та инфляция, в огне которой сбережения населения погибли уже не частично, а полностью (их по­ купательная способность стала практически нулевой), а спрос обнищав­ шего населения упал до минимума, надолго лишив отечественные пред­ приятия рынка сбыта.

Тогда стало ясно: пока Россия не сумеет найти способ поменять эко­ номические модели поведения своих предприятий, не отделит их от го­ сударства и его бюджета, никакие рыночные преобразования в стране успеха иметь не будут.

§ 1.3. Особенности российских предприятий и их приватизация Таким образом, к концу 1992 г. на первый план выдвинулась задача проведения в России приватизации государственной собственности.

Приватизация — передача бывших государственных предприятий на опреде­ ленных условиях новым частным собственникам в лице граждан и негосударствен­ ных организаций.

Разработчики программы приватизации считали, что они нашли вы­ ход из сложившейся ситуации. Этот выход виделся им в быстрейшем решении двух задач:

1) преобразовании государственных предприятий в частные;

2) практической реализации процедуры признания несостоятельны­ ми (банкротами) предприятий с безнадежно большими долгами. Такое Экономическое устройство России на рубеже XX—XXI вв. развитие событий давало бы возможность в крайнем случае просто лик­ видировать безнадежно устаревшие и неспособные к прибыльной ра­ боте предприятия.

Несостоятельность (банкротство) предприятия — неспособность удовлетво­ рить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг) в связи с превыше­ нием денежной суммы обязательств должника над стоимостью его имущества.

Российская приватизация развивалась невиданно высокими темпа­ ми: только за 1993—1994 гг. государство передало новым собственникам более 64 тыс. предприятий (а всего за 1992—2000 гг. было приватизиро­ вано более 135 тыс. предприятий). В итоге уже в 1994 г. на долю част­ ного сектора экономики пришлась 1/4 валового внутреннего продукта, произведенного страной за год. А поскольку первый этап приватизации предполагал продажу предприятий в обмен на приватизационные чеки (ваучеры), розданные всем гражданам, то миллионы россиян к тому же внезапно стали совладельцами множества предприятий страны.

Приватизационный чек (ваучер) — государственная ценная бумага, бесплат­ но выдававшаяся всем гражданам России в 1992—1993 гг. в подтверждение пра­ ва стать совладельцем имущества выбранного ими государственного предприятия.

Затем был принят целый ряд документов, определявших процедуру банкротства тех приватизированных предприятий, которые не улучшат своей работы и после перехода к новым владельцам. Стало казаться, что оздоровление ситуации в отечественной экономике уже не за горами.

К сожалению, эти надежды начали осуществляться очень медленно, и сдвиг в ситуации стал заметен в самом конце XX в. — после девальва­ ции рубля в 1998 г. Лишь в результате девальвации отечественные пред­ приятия смогли потеснить на внутреннем рынке иностранных произ­ водителей, цены на товары которых после девальвации оказались на­ много выше, чем на товары российского производства. И тем не менее неплатежи и плохое управление предприятиями сохранились в эконо­ мике России и в начале XXI в.

Почему же и приватизация не смогла принципиально изменить ма­ неру хозяйствования российских предприятий? Вот что писала по это­ му поводу в 1995 г. одна из ведущих экономических газет мира — анг­ лийская «Файнэншл Тайме»: «Опыт Польши, Венгрии, Чехии и России показывает, что приватизация — вовсе не панацея».

Из этих четырех стран Россия имела самую масштабную программу приватизации. Однако отсутствие жесткой финансовой политики по от­ ношению к неэффективным предприятиям, недостаточная экономичес ПРИЛОЖЕНИЕ I кая либерализация, которая не позволила успешно развиваться конку­ рентоспособному частному сектору, и недобор в реформаторском эко­ номическом законодательстве привели к тому, что настоящей трансфор­ мации экономики не произошло.

В результате неэффективные, хотя номинально приватизированные, предприятия продолжают подпитываться от бюджета, а связи в «верхах», позволяющие рассчитывать на субсидии и кредиты, по-прежнему иг­ рают более важную роль в жизни российских предприятий, чем грамот­ ное ведение хозяйства.

В Венгрии и Польше, напротив, до сих пор не осуществлены про­ граммы массовой приватизации. Но жесткая финансовая политика и последовательная либерализация не только заставили большинство гос­ предприятий играть по рыночным правилам, но и породили настоящий частный сектор, довольно мощный и конкурентоспособный, который играет в экономике этих стран более весомую роль, чем в «приватизи­ рованной» России».

Оценка английских экспертов справедлива, но неполна. Низкая ре­ зультативность российской приватизации имела и объективные причи­ ны. Одной из важнейших было то, что отечественные предприятия про­ сто не могли быстро превратиться из «звеньев единого народно-хозяй­ ственного комплекса» (как их называли при социализме) в частные фирмы, живущие по строгим законам рыночной экономики.

Отечественные предприятия походили на зарубежные производ­ ственные фирмы лишь в том, что осуществляли сходные технологичес­ кие операции при выпуске аналогичной продукции. Во всем остальном это были совершенно отличные образования.

Дело в том, что в рамках описанной выше стратегии экономическо­ го развития страны отечественным предприятиям на протяжении пос­ ледних 70 лет отводилось выполнение нескольких социально-экономи­ ческих функций:

1) обеспечение возможности существования страны независимо от мировых рынков;

2) создание материальной базы для поддержания технического уров­ ня и масштабов военной системы общества;

3) гарантирование занятости и социально-бытовых условий жизни населения (мы уже познакомились с тем, как российские предприятия нанимали избыточное число работников, чтобы избежать безработицы);

4) формирование территориально-производственной структуры стра­ ны с учетом политических и мобилизационных факторов (для этого круп­ ные предприятия строились преимущественно на Урале и в Сибири, что­ бы они могли уцелеть и в случае захвата западной части страны);

Экономическое устройство России на рубеже XX—XXI вв. 5) содействие унификации национальной структуры населения в раз­ личных республиках СССР (с этой целью, например, в республиках Средней Азии строили машиностроительные предприятия, на которых работало привезенное из других районов страны русскоязычное насе­ ление);

6) участие в политическом воспитании населения и решении задач международной политики (так называемое экономическое сотрудниче­ ство с развивающимися и социалистическими странами);

7) пополнение государственного бюджета за счет прибыли и налога с оборота.

Вряд ли кто станет утверждать, что в этот список входили когда-ни­ будь такие стандартные для любой коммерческой фирмы в рыночной экономике задачи, как:

1) поиск рыночной ниши;

2) постоянное повышение эффективности производства и снижение затрат;

3) рационализация организационной структуры для активизации коммерческой деятельности отдельных подразделений;

4) выбор эффективной модели рекламной деятельности;

5) поиск наиболее выгодных поставщиков;

6) совершенствование методов проведения финансовой политики и т. д.

Об этом красноречиво свидетельствует то, что в России легче было провести либерализацию цен и внешней торговли, чем снизить для предприятий мобилизационные нормы. Такие нормы диктовали пред­ приятиям, что они должны делать, чтобы быть постоянно готовыми к началу войны. Эти нормы задавали размеры запасов материалов на скла­ дах предприятий, число резервных единиц оборудования и даже высо­ ту потолков в цехах авиационных заводов (чтобы в них можно было во время войны закатить боевые самолеты, киль у которых выше, чем у гражданских лайнеров). Добиться снижения таких норм предприятиям удалось только спустя несколько лет после начала радикальных реформ и лишь после резкого сокращения бюджетных заказов и возникновения тяжелейших проблем с выживанием предприятий всех отраслей.

Еще труднее, чем проблема снижения мобилизационных норм, ре­ шалась в России задача освобождения предприятий от объектов соци­ ально-бытового назначения: жилых домов, детских садов, подсобного сельского хозяйства, дворцов культуры и т. п.

Дело в том, что в нашей стране трудно найти предприятие, которое раньше было бы свободно от затрат на содержание таких объектов. Су­ ществовали предприятия, которые оплачивали из своих средств даже 572 ПРИЛОЖЕНИЕ I работу трамвайных линий, проложенных от их проходной в микрорайо­ ны, где в домах, выстроенных этими предприятиями, жили их работни­ ки. В городах-заводах, равно как в так называемых закрытых городах (там, где находились секретные военные заводы или научные центры), поло­ жение было еще хуже: там предприятие содержало практически весь на­ селенный пункт.

Поэтому банкротство предприятия в России не просто становится коммерческой неудачей его владельцев, но ставит под угрозу дальней­ шее существование целых городов и регионов. Следовательно, чтобы обращаться с российскими предприятиями как с обычными частными фирмами, надо было сначала их полностью освободить от тех общего­ сударственных задач, которые были возложены на них еще при советс­ кой власти. Проще говоря, надо было освободить предприятия от не­ обходимости тратить деньги на содержание жилых домов, пансионатов, ведомственных поликлиник и больниц и т. д. Сделать это оказалось очень непросто: ведь тогда все указанные расходы должны были при­ нять на себя местные органы власти, а у них на это просто нет денег.

Из-за этого до сих пор не работает как следует механизм банкротства, а экономические результаты приватизации оказались куда меньше, чем ожидалось. Но если Россия сохранит взятый курс, то постепенно ситуа­ ция начнет улучшаться. Подтверждением этому служит, например, опыт приватизации предприятий бывшей Германской Демократической Рес­ публики после ее вхождения в состав Федеративной Республики Герма­ нии. И здесь процесс приватизации поначалу шел непросто и вместо до­ ходов принес одни убытки. Но богатая Германия смогла найти деньги на то, чтобы освободить предприятия от содержания объектов социально бытового назначения и дать им возможность работать как настоящим коммерческим организациям. Сейчас темпы экономического роста в во­ сточных землях ФРГ (так теперь именуют территорию бывшей ГДР) уже выше, чем в «старых» — западных — землях.

§ 1.4. Промышленность России:

незавершенная цепь реформ Исследование структуры отечественной экономики надо начинать с промышленности. Ведь именно эта отрасль производила 75% валового внутреннего продукта СССР, что являлось самым высоким показателем во всем мире. Вот только гордиться такой гипериндустриализацией стра­ ны довольно трудно: она куплена слишком дорогой ценой, в том числе слабым развитием отраслей, обслуживающих непосредственно человека.

Экономическое устройство России на рубеже XX—XXI вв. Поэтому уже первые шаги по формированию в России новой, рыночной экономической системы сразу привели к резкому изменению структуры экономики. В 2000 г. она выглядела так, как показано на рис. 1.2.

Прочие услуги Промышленность 1 6 % ^ ш ш ^ 35% 6% Рис. 1.2. Структура экономики России в 2000 г. (доля различных отраслей в общем объеме производства) Развитие российской промышленности отчетливо прослеживается с XVII в. При этом поначалу у нее было две проблемы: недостаток металла в стране и отсутствие мощных собственных корней. Первая из них ока­ залась временной, а вторая сохранилась на века.

Российские мастеровые умели добывать руды, но плохо знали, как из них производить чистый металл. А без него страна обойтись не мог­ ла: ни деньги отчеканить, ни хорошее оружие изготовить. Так, в пись­ ме венгерскому королю Великий князь Иван III писал: «У нас есть зо­ лото и серебро, но мы не умеем чистить руды. Услужи нам, и тебе услу­ жим всем, что находится в нашем государстве».

Недостаток умений Россия без труда компенсировала привлечени­ ем мастеров из-за рубежа. Например, еще в 1632 г. голландец Андрей Виниус получил от царя разрешение на выделку железа близ Тулы, за что обязался поставлять государству по «удешевленным» ценам пушки, ядра, ружейные стволы и «всякое железо». Особенно активно занимал­ ся ввозом иностранных технических специалистов Петр I, построивший с их помощью немало военных предприятий. Хуже обстояло дело с от­ сутствием собственных корней для развития промышленности. Речь идет о том, что в Европе современная промышленность родилась на ос­ нове мелких домашних производств, ее «детство» прошло в стенах мас­ терских ремесленников.

ПРИЛОЖЕНИЕ I Веками копился опыт производственной деятельности, формирова­ лись традиции предпринимательской инициативы, собирался денежный и производственный капитал. Все это и стало основой промышленных революций в странах Западной Европы, когда ко всем этим факторам добавился еще и технический прогресс.

В силу иного исторического пути развития у нашей страны ничего этого не было. И когда в европейских странах уже существовала разви­ тая промышленность, в России только начало складываться ремеслен­ ное производство. А значит, предстояло еще очень долго ждать, пока — по европейской модели — из мелких мастерских разовьются большие фабрики. Но ждать было невозможно: российская армия требовала соб­ ственного вооружения, и не уступающего вооружению армий европей­ ских стран-противников.

Правители России нашли свой способ решения этой проблемы: ос­ новой промышленности предстояло стать не традициям развития ремес­ ла, а воле и помощи государя. Любезным царю заводчикам давали бес­ платную рабочую силу («государевых людишек»), закрепляя за каждым заводом сколько нужно крепостных душ, лишь бы заводчик исправно поставлял государевым полкам качественное оружие и снаряжение.

Из этой политики произросли три беды, три болезни российской промышленности, мучающие ее по сей день. Почти вся наша промыш­ ленность, может быть, кроме пищевой и экспортно-ориентированных сырьевых фирм, до сих пор:

1) ориентирована преимущественно на нужды государства, и в осо­ бенности на его военные нужды;

2) живет и развивается, все время требуя поддержки государства;

3) постоянно пытается догнать производителей из развитых стран мира, перенимая у них опыт и потому постоянно отставая вновь. Ведь пока мы осваиваем сегодняшний день мировой промышленности, он становится для нее самой днем вчерашним — она переходит уже на бо­ лее высокий уровень развития.

Надо сказать, что пороки такого пути развития промышленности начали ощущаться в России практически сразу.

Дело в том, что отечественные фабрики производили товары низкого качества, но по очень высоким ценам. Продавать их удавалось лишь по­ тому, что государство практически перекрывало дорогу на внутренний рынок импортным товарам. В архивах XVII—XVIII вв. можно найти не­ мало просительных писем в правительство российских купцов. Они жа­ ловались на отечественных производителей, товары которых «против заморского ничто добротою будут и весьма плоше», и умоляли разре­ шить свободную торговлю товарами зарубежных производителей.

Экономическое устройство России на рубеже XX—XXI вв. Но государевы чиновники реагировали на такие обращения по-свое­ му: проведением проверок российских предприятий с целью наказания виновных в плохом качестве и высоких ценах. При каждой такой про­ верке обнаруживалось немало интересного. Так, правительственное ос­ видетельствование фабрик, проведенное в 30-х годах XVIII в., показало:

1) многие фабрики и заводы — подложные, т. е. существуют лишь на бумаге (вот когда родилась практика обогащения за счет «мертвых душ», описанная много позднее Гоголем);

2) все льготы и привилегии, полученные владельцами этих предприятий от государства, используются не во благо страны, а лишь «в свой карман».

Результаты проверки были доложены государю, и, казалось бы, сле­ довало ждать коренного изменения подходов к организации российс­ кой промышленности. Но нет: царский указ от 1744 г. лишь повелевает за низкое качество товаров и отсутствие усердия в развитии производ­ ства «многих владельцев фабрик из фабрикантов выключить».

Такими методами, конечно, беды отечественной промышленности излечить было нельзя. И выживать ей удавалось лишь потому, что го­ сударство не только поддерживало плохо работавшие предприятия вся­ ческими льготами, но и закупало у них большую часть продукции, так как продукция эта была в основном военной.

За такую политику Россия платила очень дорогую цену. Все большая часть ресурсов государства направлялась не на развитие страны в целом, а на содержание армии и флота. Так, за годы правления Петра I доля военных расходов в государственном бюджете возросла с 50 до 65%.

Самое печальное, что подобная модель промышленного развития ис­ подволь разрушала остальные сектора экономики, и прежде всего сельс­ кое хозяйство. Инструментом такого разрушения служили налоги.

Для финансирования постоянно растущих военно-промышленных расходов государство резко повышало налоги (некоторые из них за вре­ мя царствования Петра I возросли почти в 5 раз). Между тем с кресть­ ян налоги брались не в индивидуальном порядке, а с общины в целом и по принципу круговой поруки.

На практике это означало, что самые работящие и зажиточные чле­ ны общины должны были платить несоразмерно много, перекрывая не­ добор налогов с ленивых или пьющих соседей (напомним, что модель налогообложения по принципу круговой поруки была отменена в на­ шей стране только в 1903 г. ценой огромных усилий графа СЮ. Витте).

В этих условиях стараться и работать лучше не было никакого смыс­ ла, и развитие российского сельского хозяйства лишилось главного дви­ гателя — личной инициативы и заинтересованности.

ПРИЛОЖЕНИЕ I Так сформировался порочный круг, в котором и сегодня вращается рос­ сийская экономика, решая проблемы своей индустриализации (рис. 1.3).

Рис. 1.3. Причины экономических трудностей в развитии российской промышленности Надежды на изменение ситуации возникли лишь в течение корот­ кого периода — с середины 80-х годов XIX в. и до начала Первой миро­ вой войны (1914 г.). В этот период Россия переживала бурный промыш­ ленный подъем (по темпам роста промышленного производства в 1880— 1900 гг. наша страна обгоняла и США, и Германию). Этот скачок в развитии промышленности был обусловлен совпадением по времени трех процессов:

1) вложения государственных средств в развитие сети железных до­ рог и в создание мощных предприятий тяжелой и военной промышлен­ ности (именно тогда, при Александре III, были заложены основы ны­ нешнего гигантского военно-промышленного комплекса Санкт-Петер­ бурга);

2) возрастания интереса иностранных инвесторов к созданию пред­ приятий на российской территории благодаря укреплению рубля разум­ ной финансовой политикой И.А. Вышнеградского и СЮ. Витте. В ито­ ге к 1913 г. уже каждое третье предприятие страны имело иностранных инвесторов, а в промышленности возникли совершенно новые отрас­ ли — автомобильная, тракторная, авиастроительная и т. д.;

3) появления наконец в стране предприятий, которые выросли из ремесленных производств по обычной для европейских стран моде­ ли — без поддержки государства. Эти предприятия имели собственные крепкие исторические корни. Они располагались преимущественно в центральной части страны и были созданы в основном в легкой про Экономическое устройство России на рубеже XX—XXI вв. мышленности (современники называли такие фирмы «ситцевым ка­ питализмом»).

В итоге промышленного бума конца XIX — начала XX вв. Россия к 1913 г. вышла на 4—5-е место в мире по производству важнейших видов промышленной продукции, обеспечивая себя почти всеми видами ма­ шин и оборудования (рис. 1.4).

Электроэнергия Нефть Чугун и сталь Хлопковые ткани Рис. 1.4. Объемы производства в России в 1913 г. важнейших видов промышленной продукции в сопоставлении с США и Англией (в %, США — 100 %) Правда, по уровню благосостояния (оцененного исходя из величины валового внутреннего продукта на душу населения) Россия уступала США в 3,88, а Англии — в 3,15 раза. При этом благосостояние граждан (оце­ ненное на основе величины национального дохода на душу населения) росло медленнее, чем в соседних европейских странах (рис. 1.5).

Италия Германия Франция Россия Рис. 1.5. Рост национального дохода в расчете на душу населения за период 1894—1913 гг. (в %, по расчетам С. Прокоповича) ПРИЛОЖЕНИЕ I Лишь к 1913 г. по уровню доходов граждан Россия догнала такие евро­ пейские страны «второго эшелона благосостояния», как Испания и Ита­ лия (сегодня о таком и мечтать трудно — посмотрите еще раз на рис. 1.1).

Этот период расцвета российской промышленности был прерван Первой мировой войной, а затем революциями и Гражданской войной.

После их окончания все пришлось начинать сначала.

Новая индустриализация началась с 1928 г. И хотя она осуществля­ лась в социалистической стране, ее модель была полностью позаимство­ вана у Петра I:

1) преимущественное развитие тяжелой, особенно оборонной, про­ мышленности;

2) финансирование индустриализации исключительно за счет госу­ дарства, которое для этого обирает всех граждан страны, обрекая их на бедность;

3) внеэкономическое принуждение людей к труду в промышленно­ сти (с той лишь разницей, что крепостных крестьян заменили милли­ оны заключенных концентрационных лагерей).

Итогом такой политики, стоившей россиянам чрезмерно дорого, ста­ ло создание мощной промышленности, которая позволила стране выс­ тоять в годы Второй мировой войны.

Но этот импульс развития, обеспечивавшийся системой террора и одурманивающей пропаганды, иссяк после смерти Сталина, а на смену ему ничего не пришло. На серьезные реформы руководство страны идти не хотело.

Российская промышленность сначала понемногу, а потом все силь­ нее стала замедлять темпы своего развития, а затем и просто разрушать­ ся. В середине 1970-х гг. страна попала в полосу индустриального кри­ зиса и начала все больше отставать от промышленно развитых стран с экономикой смешанного типа.

Дело в том, что эти страны уже вступили в эпоху научно-техничес­ кой революции, чего Россия сделать одновременно с ними не смогла.

Гигантские отечественные предприятия тяжелой промышленности были не в состоянии и не хотели поспевать за темпами научно-технического прогресса за рубежом. Им это и не было нужно — они все равно оста­ вались монополистами, и проблема затоваривания им не угрожала. Это сказалось даже на терминологии. Стало привычным говорить не об «ос­ воении», а о «внедрении» достижений науки и техники в производство.

А ведь слово «внедрение» по своему значению уже предполагает нали­ чие некоей сопротивляющейся среды, в которую что-то надо «вне­ дрить».

Экономическое устройство России на рубеже XX—XXI вв. Такой сопротивляющейся техническому прогрессу средой и стали российские предприятия. В итоге даже тогда, когда отечественные уче­ ные и конструкторы создавали новинки мирового уровня, они распро­ странялись в нашей промышленности крайне медленно.

Характерным примером является технологический процесс непре­ рывной разливки стали, революционизировавший производство в чер­ ной металлургии. Хотя эта технология была изобретена в СССР еще в 1950-е гг., но и в 1990 г. на ее долю приходилось лишь 23% производ­ ства стали в стране. Остальное производство было основано на давно устаревших и куда более энергоемких технологиях. Между тем в Япо­ нии, фирмы которой купили у нас право (лицензию) на использование этой технологии, сейчас практически вся сталь получается методом не­ прерывной разливки.

Промышленность, выпускающая товары для населения, всегда си­ дела «на голодном пайке» государственной поддержки, и технический прогресс здесь развивался особенно медленно.

Например, десятилетиями лучшим холодильником страны был «ЗИЛ», и купить его можно было либо только «по блату», либо на ос­ нове талона, выдававшегося местными комитетами профсоюзов ра­ ботникам с наибольшим трудовым стажем или отличившимся по ра­ боте. При этом конструкция этого супердефицитного изделия прак­ тически не улучшалась и даже в конце 80-х годов воспроизводила в основном устройство того американского холодильника, который некогда в конце 40-х годов привез из Нью-Йорка один из руководи­ телей СССР.

В итоге страна все больше зависела от импорта как новой промыш­ ленной техники, так и товаров для населения. К 1985 г. доля импорта в стоимости оборудования для новых предприятий достигла почти 37%, а в стоимости товаров, поступавших в продажу для населения, — 15%.

Оплачивался весь этот импорт только за счет продажи за границу не­ фти, газа, леса и других сырьевых ресурсов, но никак не готовой про­ дукции.

К середине 80-х годов кризис достиг такой остроты, что вызвал по­ литические перемены в стране — началась «перестройка», первым ло­ зунгом которой было «ускорение экономического роста на базе обнов­ ления отечественного машиностроения». Но болезнь отечественной промышленности была уже слишком запущенна, а прописанные рецеп­ ты — неверны. Поэтому с конца 80-х годов глубина разрушения отече­ ственного производственного сектора все возрастала и повлекла за со­ бой общий экономический кризис в стране (табл. 1.2).

ПРИЛОЖЕНИЕ I Таблица 1. Годовые темпы изменения важнейших экономических показателей СССР в 1988-1991 гг. («+» — прирост, «-» — сокращение) (в%) Показатель 1988 г. 1989 г. 1990 г. 1991 г.

Валовой внутренний продукт: +5,5 +3,0 -2,0 - — по данным официальной статистики — скорректированный на скрытый +2,2 + 1,3 +3,4 - рост цен и без учета доходов от внешней торговли и продажи алкоголя Инвестиции в производственный +3,4 + 1,5 -5,3 - сектор экономики Личное потребление граждан +0,9 -0,6 -2,2 - Инфляция (включая скрытый рост + 128 +11 + 14 + цен, проявляющийся в виде обострения дефицита товаров) Даже попытка радикального реформирования, предпринятая в стра­ не начиная с 1992 г., не смогла принципиально изменить траекторию.развития нашей промышленности: она продолжала разрушаться до 1999—2000 гг. (рис. 1.6). И лишь дефолт 1998 гг. и вызванная им деваль­ вация рубля помогли отечественной промышленности немного под­ няться и начать отвоевывать рынки у импортных товаров.

1990 г. 1991г. 1992 г. 1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г.

Рис. 1.6. Сокращение объемов производства в промышленности России в 1990—2000 гг (1990 г. = 100 %) Экономическое устройство России на рубеже XX—XXI вв. Ближе всего к грани полного исчезновения подошла легкая про­ мышленность России — наследница «ситцевого капитализма». Объе­ мы ее производства (в натуральном измерении) упали к концу XX в.

в 5 раз по сравнению с 1990 г. Немногим лучше положение дел в оте­ чественном машиностроении — к началу 1998 г. оно выпускало лишь 1/3 от объема 1990 г., а начало подниматься лишь в 1999 г. Наимень­ ший спад произошел в топливной промышленности, которая работа­ ет на экспорт.

Главная трудность состоит, однако, в том, что стране надо не просто остановить спад производства в промышленности. Всю эту отрасль эко­ номики надо принципиально реформировать, а иначе она не обогаща­ ет, а разоряет страну.

К такому выводу приводит знакомство с расчетами, проведенными специалистами известного британского делового журнала Economist. Их результаты показывают, что если бы весь объем добываемых в России нефти, природного газа, металлов, круглого леса и других сырьевых ре­ сурсов направлялся для продажи на мировых рынках, то выручка от та­ ких продаж была бы в 2 раза больше, чем нынешняя стоимость валово­ го продукта страны, когда значительная часть этих ресурсов перераба­ тывается отечественной промышленностью.

Иными словами, получается, что деятельность российской перера­ батывающей промышленности не повышает рыночную ценность при­ родных ресурсов при превращении в товары, а снижает. Поэтому слу­ чается, что отечественные позолоченные часы на мировом рынке уда­ ется продать лишь в том случае, если цена их меньше, чем можно было бы получить от продажи золота, использованного на позолоту. А цена станка оказывается меньше выручки, которую принесла бы продажа черных и цветных металлов, из которых он изготовлен.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.