WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Лекции В.М. Кайтукова в Физическом Институте РАН (ФИАН) 1 июня 2005 г. в 15-00 в конференц-зале ФИАН состоялся семинар Философия - способ выживания мыслящего 2 июня 2005 г. в 15-00 в конференц-зале

ФИАН состоялось продолжение семинара Философия сущего - онтология, конечность бытия 8 июня 2005 г. в 15-00 в конференц-зале ФИАН состоялось продолжение семинара Философия социального бытия - история, этика, идеалы, ценности, сущности индивидуального разума 9 июня 2005 г. в 15-00 в конференц-зале ФИАН состоялось продолжение семинара Совместность философских воззрений как основа анализа конкретных событий и аргументированных экстраполяций Докладчик: КАЙТУКОВ Валерий Михайлович (автор монографий “Эволюция диктата”, “Пороки добродетели, “Универсальная этика”, “Эссе” см. ) Для контактов - Стойлов Юрий Юрьевич, тел. 135-86-49 Проход в ФИАН через проходную на Ленинском проспекте дом 53 по документам, удостоверяющим личность.

В.М. Кайтуков Лекции по философии в Физическом институте РАН (автор монографий “Эволюция диктата”, “Пороки добродетели”, “Универсальная этика”, “Эссе”) ФИАН Москва Текст лекции 1 (по записи с магнитофона) Обычно, в бытовом плане, считается, что философ – это некий седовласый псевдомуд рец, который говорит некие заумные истины, малопонятные окружающим, и тем самым создает вокруг себя ауру незыблемой мудрости. Обычно вот это злоупотребление терминологией, при чем терминологией не очень содержащей, скажем, смысл, семантику, это как раз признак того, что философия неглубока. Между глубочайшей философией Ницше, Монтеня и убого бухгал терской философией немцев как раз эта зависимость, т.е. наличие весьма неудобоваримых терминов и отсутствие понимания того, зачем создана эта философия – только для проклами рования свой исключительной мудрости или же для некой иной цели.

Если вы будете слушать все четыре мои лекции, то хотел бы предупредить, что я буду использовать три термина. Вы их может найти в Интернете в моих книгах (дескрипцию этих терминов). В ряде случаев я использую чужие термины, скажем, термин «пассионарность», который введен Гумилевым, но семантика этого термина в моей трактовке имеет под собой реальное содержание – это не некое гипотетическое качество, присущее там чему-то, как у Гумилева, а это вполне оформленный, определенный здравый смысл, взятый из опыта. Есть и другие термины. Я употребляю часто термин «гедонизм Оно», гедонизм подсознания – это принцип удовольствия Фрейда, но опять же которому придан достаточно глубокий смысл.

Теперь к тому, что я хотел бы вам рассказать, к основе, скажем так, самой проповеди. Во круг себя вы видите океан людей, каждый из которых копошится в коконе собственных забот, кто выживания, кто снобизма, кто поисков власти – жупелов, за которыми гоняется человечест во, множество. И в ряде случаев эти поверхностные цели, поверхностные жупелы заслоняют от человека суть, те истины, которые являются формирующими для его жизни, его бытия, для его активности и для прочего. В зависимости от, скажем так, психотипа человека воздействие лич ных сущностей и внешнего мира различно. Но любой человек в определенном возрасте испы тывает шок – в его разум врываются мысли о конечности собственного бытия, о непознаваемо сти мира, бесконечности вселенной и кратковременной жизни. Многое мучит человека, страх болезни, голода и прочего, и прочего. И вдруг это вторгается в разум человека, и он бывает этим поражен – им осознается глубочайший ужас собственного небытия. Человек (в период что называется кризиса средней жизни) вдруг осознает, что банальные сущности окружающего мира и бытия ничто по сравнению с ужасом бесконечного небытия до и после.

В качестве легкого отступления я хотел бы сказать, что когда я буду говорить слова «быдло» или «производители», это отнюдь не несет уничижительного смысла, это лишь харак теристика. Человек, который никогда не поднял голову от кормушки – это быдло. Причем не значит, что это к рабочим относится. Люди, сидящие наверху, – это повальный почти скот. От того, какая кормушка – из золота или из деревяшки, сути отсутствия мысли не меняет. Я думаю, вы поняли, о чем идет речь.

Этот момент, вторжение сущностей онтологии в разум человека, интервенция в разум приводит к тому, что разум, не защищенный ничем, может начать не выдерживать этого, и че ловек в среднем возрасте вдруг меняет свой образ жизни, становится эскапистом, алкоголиком и т.д. Все это происходит потому, что в юности, в зрелом возрасте его разум не адаптировался, не выработал противодействующих факторов разума, противодействующих факторов мышле ния. Мощной силой, самой фактически мощной силой, противостоящей инъекции этих онтоло гических систем в разум, является секс, причем секс неудовлетворенный. Вот в юности в силу этого, особенно при низком развитии интеллекта, неудовлетворенный секс является той мощ ной стеной, которая препятствует активной инъекции сущностей онтологии, того ужаса осозна ния собственного небытия и прочих в разум человека. Это причем варьируется от полного, грубо говоря, противодействия, до некого смягчения воздействия на разум человека. Как я уже сказал, это относится к сексу неудовлетворенному. Т.е. секс-неудовлетворенность ставит большое препятствие инъекциям этих сущностей.

В силу этого уже в юности появляются две группы людей, у которых по-разному проходит адсорбция этих истин. Это очень большая часть молодежи, которая вынуждена сублимировать свой гедонизм подсознания в производственную активность, в умственную активность, в учение и т.д. В силу этого репрессия этих сущностей, о которых я говорил, онтологических, снижается в силу того, что снижается уровень той сублимируемой внутренней сущности подсознания. Вто рая – это привилегированные юноши, которые с ранних лет имеют доступ к гедонистским радо стям и, соответственно, у которых ранняя половая жизнь. Но ранняя половая жизнь у них, удов летворенный секс, приводит и к обратному эффекту – в их сознание рано инъецируются догмы онтологии, которые репрессируют их с огромной силой. И в зависимости от их психотипа это приводит к формированию из них не самых, скажем, лучших членов общества. Юноша, не имеющий в разуме сублимирующих сущностей, которые бы могли сублимировать это давле ние, реакцию разума на вторжение онтологических сущностей в некие мыслительные сущности, сущности творческие и т.д., а имеющий лишь гедонизм в его приниженной гедонистской сущно сти, под давлением (нивелируемом при неудовлетворенном сексе) у них гедонизм становится единственной движущей силой, причем примитивный гедонизм чисто чувственного толка. Эта группа формирует тех правителей, которые позже станут во главе государства. Именно они сформируют тот достаточно неприятный психотип, который является необходимым для иерар ха социальной структуры, о чем мы будем говорить позже.

Тем не менее, для любого юного разума раннее вторжение, ранняя инъекция этих сущно стей онтологии, которые могут разрушить или деформировать структуру разума, оно имеет свое воздействие. В том случае, если оно находит путь к инъекции, оно приводит к двум по следствиям. Первое – позитивное, поскольку юный мозг более пластичен, и в силу этого при вторжении в него, при репрессии подсознания этими сущностями репрессированное подсозна ние может толкнуть к гигантским творческим позывам и в конечном итоге к освоению, к изуче нию философии, к созданию неких философских артефактов, которые могут гармонично струк турировать его разум. Вторая часть воздействия при встрече с менее сильными сублимирую щими сущностями разума может привести к разрушению - то, что мы видим в окружении, когда в юном возрасте разум обращается не к позитивной активности, а к эскапизму, галлюциноге нам, алкоголю и прочему.

Если же эти истины инъецируются в разум зрелых людей, то их воздействие чаще всего более сглажено, поскольку вот то, что я называю гедонизмом подсознания, эта движущая жиз ненная сила человека она в значительной степени уже сублимируется сущностями внешне бытового толка, карьерой, обеспечением, выживанием, добыванием денег, снобизмом, чем угодно – масса факторов, которые ее сублимируют. Соответственно, чем меньше энергии оста ется для сжатия, тем меньше энергии репрессии. Внедрение этих сущностей чаще всего приво дит к прорывам в сознание некоторых приступов слепящего ужаса собственного небытия и т.д.

Но они не действуют в течение долгого времени. Они подавляются, подменяются, вытесняются и приводят к другим приемам, которые использует подсознание для вытеснения во имя выжи вания этой сущности.

Как я уже сказал, сущности онтологии, отраженные сущности универсума попадают раз ными каналами в сознание человека, в его воображение, в его восприятие. Осознание смертно сти гораздо выше у человека, который ежедневно сталкивается со смертью, т.е. осознает ее через структуры восприятия, через структуры Я. Оно значительно менее действенно у челове ка, который занят повседневным трудом, и у которого его внутренняя энергия сублимируется именно в производственную активность, что оставляет мало для воздействия. Плюс, поскольку в процессе его активности он не связан, он, скажем, не воин, он там не диверсант и, соответст венно, его структуры Я восприятия лишены той мощной картины смерти, а его воображение низко организовано в силу специфики психотипа.

Наиболее тяжелые последствия вот этой инъекции в зрелом возрасте в сознание являет именно для вас, для творцов, для мыслителей, поскольку любой человек, чья жизнь посвящена мышлению, он имманентно, органично имеет в структуре своего разума, может быть подсозна тельно, но репрессируемый гедонизм, причем эта репрессия приобретает весьма многогранный характер. Скажем, для того, кто копает канавы, весьма безразлично – познаваем или не позна ваем мир. Для мыслителя, который глубоко пытается понять сущность бытия, сущность миро здания, непознаваемость окружающего мира очевидна, и она репрессирует его подсознание ни чуть не в меньшей степени, чем осознание собственной смертности. Когда вы задумываетесь о бесконечности вселенной, о затерянности разума, об одиночестве мыслящего в мире, то это прессует ваше подсознание ничуть не в меньшей степени, чем любая другая сущность, чем страх бытия, чем страх небытия, чем страх голода и прочее, и прочее.

В то же время эта же самая репрессия разума сущностями онтологическими, сущностями универсума, инъецируется в разум людей и иных психотипов. В моей социально-этической теории два класса названы исполнителями или проводниками и иерархами. Иерарх – это тот, кто находится на вершине социальной структуры и имеет наибольшие гедонистские потенции.

Скажем, президент США или наш президент – это не иерархи, это не более чем наемные ма рионетки. Иерархи – это те, кто имеет наибольшие гедонистские потенции и в силу этого наи большую чувствительность подсознания на любую угрозу лишения их. В этом случае, когда в их сознании (а это неизбежно – сколько бы миллионов не имел человек, он смертен), когда в их подсознание внедряются, мощно инъецируются эти сущности, эти отражения универсума, то их подсознание, т.е. их разум в силу абсолютной доминанты примитивного гедонизма репрессиру ется до уровня, когда реакция бывает непредсказуемой, т.е. эта реакция может вылиться в инициацию войн и чего угодно.

С другой стороны, скажем, проводники. Это люди, у которых достаточно высокий уровень гедонизма подсознания, но у них термины восприятия внешнего мира формируются терминами Я, т.е. зрительного восприятия. В силу того, что им по сути своей социальной активности при ходится иметь дело со смертью, увечьями и т.д., то они воспринимают через органы осмысле ния именно эти сущности. И когда вторгаются дополнительно сущности онтологии универсума, то это приводит к тому, что полностью может деформировать их структуру лояльности и т.д.

Но как я уже говорил, наиболее тяжелые последствия, точнее, наиболее мощные по следствия это являет разуму мыслителя, разуму человека. (Это не значит, скажем, что фило соф Спиркин имеет разум выше, чем разум плотника. Однажды я был на заработках с плотни ком, чей ум, чьи мыслительные способности превышали все, что я видел. В философском кафе в Париже я видел человека, который обсуждал высшие проблемы. Как оказалось, он офици ант). Здесь суть не в активности человека, а суть в его интроспективной сущности, т.е. в его способности и необходимости для него мыслить. Вот для них, для этих людей последствия самые тяжелые. Поэтому естественно возникает вопрос, каким образом человек... Человек не может жить с осознанием своей смертности все время, в этом случае он либо сойдет с ума, либо уйдет в галлюциногены с тем, чтобы как-то избавиться от этого, но это как раз не свойст венно мыслителям высшего разбора. Еще раз хочу сказать, о чем я говорю, когда говорю о мыслителях. Это не значит «признанный». Скажем, Гегель был признанным мыслителем, хотя его философия не заслуживает изучения. А, скажем, Ларошфуко или Монтень прошли в тени, хотя это величайшие умы человечества. Скажем, была лишь спекулятивно абсорбированная философия Ницше, а это величайший мыслитель ХХ века, но она прошла мимо, т.е. прошла незамеченной. Когда я говорю высший мыслитель, это не означает признанный. Этот человек может быть кем угодно, но поскольку ученые составляют клан все-таки мыслящих (я не имею в виду тоже тех, кто у вас наверху сидит, но именно мыслящих), то для них я и читаю эту лекцию, чтобы помочь воспринять мои идеи в качестве тех, которые помогут им самим выработать про тивоядие или гармонизировать свою интроспекцию, когда они ощутят или ощутили эти вещи.

Избегнуть интервенций в разум этих сущностей невозможно. Для этого надо либо поте рять разум, либо уж действительно превратиться в каракатицу. Даже самый тупой разум, тем не менее, рано или поздно в той или иной степени, но ощутит удар этих сущностей. Как я уже говорил, неудовлетворенный секс юности, плюс бытовые заботы начала жизни, плюс выжива ния, обеспечения и т.д. они неким образом отодвигают на задний план или вытесняют из разу ма эти сущности. Но в тот день, в тот несчастный день, когда это вторгнется в ваше сознание, все остальные сущности мира, все эти жупелы, которые до этого казались значимыми, там, награды, богатства, женщины, интерес к которым в средине жизни становится менее выражен ным, человек видит их ничтожество и абсолютную незначимость по сравнению с сущностями, которые репрессируют его разум.

И в этой ситуации, как я уже говорил, реакция разума является той защитной силой, кото рая помогает человеку выжить. Рассматривать все реакции я, естественно, не буду, поскольку вам не интересно, например, что ощущает землекоп при таком воздействии. Вас интересует ваша собственная реакция, и как вы можете гармонизировать свою интроспекцию, содержание своего разума. К счастью, реакция репрессируемого этими сущностями разума при сформиро ванных терминах может быть адекватной, помогающей противодействовать этой репрессии, – это философия.

Наиболее великие умы прошлого интуитивно осмыслили это. Например, в «Опытах» Монтеня у него есть целая глава, которая называется так (вдумайтесь в это) «Философствовать – это значит учиться умирать». Мы не избегнем этого, но жить все время под давлением этой истины невозможно. А тот срок, который отпущен нам с вами для жизни, он должен быть про жит в осознании этого, но в гармонии, в выработке неких сущностей, которые гармонизируют, которые нивелируют восприятие онтологии и тем самым дают вам возможность существовать.

Как я говорил, структура разума различных слоев людей здесь дает различные реакции на это давление. Скажем, у иерарха его гедонизм заполняет вселенную, т.е. его собственное наслаж дение становится абсолютной важностью, что также очень хорошо было выражено Людовиком XIV в его знаменитой фразе ”Apres nous le deluge” - «После нас хоть потоп». Это означает, что все сущее не имеет никакой роли для него, кроме тех сущностей внешнего мира, которые при носят наслаждение, которые дают ему возможность избегнуть мыслей, связанных с инъекцией онтологических истин.

Для творцов, для мыслителей, для людей, которые пытаются осмыслить свое бытие, фи лософия остается единственным инструментом, который дает возможность нивелировать дав ление онтологических сущностей и в то же время неким образом гармонизировать бытие. Этот путь, эта сущность была давным-давно отмечена человечеством, на ее основе были построены все мистические основания религий. Каждая из религий базируется на страхе смерти, создает некую структуру, которая дает возможность либо облегчить давление, либо полностью нивели ровать его, связывая некие простенькие этические догмы бытия с сущностями вечности, с сущ ностями вечного существования духа и прочего. Если вы возьмете абсолютно любую религию, ну, христианство, иудейство – это вторичные религии, заимствованные, но возьмем, скажем, величайшую религию мира – классический буддизм хинояну, не ту, которая принята сейчас, рамаяна, а хинояну. Если рассмотреть ее, то все глубочайшее философское построение, тео софия этой религии сводится именно к этому, к введению в разум гармонизирующих сущно стей, которые неким образом объединяют конечное бытие и бесконечную жизнь духа. Анало гично и другие религии, т.е. это только один пример.

Но люди разные, даже в среде, если взять сто мыслителей, то они будут разными, соот ветственно, возникнет мысль, как одна философия или одна теософия может быть абсолютно утешающей, абсолютно гармонизирующей для всех людей? Это не так. Каждый человек для гармонизации своей интроспекции, своего разума должен создать свою философию. Он может взять за основу мощные философские ученья, которые он изучил, которые, возможно, окажутся абсолютно пригодными, органичными для его разума, он может компилировать их, он может создать некую свою. Суть в том, что эта философия, созданная им, должна органично абсорби роваться его индивидуальным разумом. И только в этом случае, только в этом случае эта фи лософия будет действенным инструментом гармонизации сущего.

В ряде случаев люди мыслящие, но с иерархией ценностей несколько деформированной с точки зрения телеологии творца, они используют часто существующие, берут их как целое.

Это использование базового принципа психологии – так говорят, так думают, так делают. Если это пригодно для всех и признано всеми, то это соответствует истинному состоянию вещей, но это не так. Человек должен создать свою философию, и очень редко существующее в целом виде может быть органичным для его психотипа. Это может быть только в одном случае, когда созданная философия вообще не несет в себе никаких корыстных целей, никаких атрибутов или артефактов спекулятивности, т.е. когда она создана только с целью осмысления бытия и небытия.

Почему я сказал, что творцы имеют больший шанс для этого. Не только в силу, скажем, развитости мыслительных способностей, аналитических и т.д. Дело в том, что каждый ученый, каждый мыслитель воспринимает внешний мир через термины познания в отличие, скажем, от банкира, который воспринимает все через призму денег, или садиста, воспринимающего все в других каких-то терминах. Поэтому репрессия онтологическими сущностями при наличии в разуме неких терминов восприятия сможет сформировать адекватную философию для этого индивидуума. Термины для этого восприятия формируются как раз философскими учениями, которые человек воспринял, теми мыслями, которые он внес в собственное сознание самостоя тельно и т.д. И в силу этого философия, которая будет создана им, будет независима и авто номна от всех и всяких сущностей, которые могли бы ее деформировать. Как я уже вам гово рил, это есть в философии Монтеня, но наиболее ярким проявлением этого тезиса является философия, философское учение, которое до начала ХХ века изучалось везде и всегда и ис чезло из структур даже философских факультетов – это великая книга, которая называется «Утешение философией», написанная Боэцием в шестом веке нашей эры. Боэций был синди ком, он во время оккупации великого Рима готами был правителем, назначенный в силу его гигантских мыслительных способностей, был оклеветан, заключен в тюрьму и приговорен к смерти. До того он никогда и нигде не написал ничего, он славился своим умом, но не написал ничего. Сидя долгие месяцы перед казнью, он написал книгу, которая в определенном смысле не имеет равных именно в целях того, о чем я вам говорил – с целью формирования индивиду альной философии. Книга называется «Утешение философией». Вот эта книга, написанная в ожидании неизбежной смерти человеком с гигантским разумом, она как раз является самым ярким творением, реализацией тех тезисов, которые я в этой вводной лекции отметил. Фило софия есть единственная сущность, которая может гармонизировать интроспекцию разума и создать условия, при которых разум утешится или не будет столь поражен вот этими инъек циями.

Попытки представить философию наукой и прочим, они как раз и являются спекулятив ными попытками неким образом абсорбировать философию в рамках лояльных интеллекту альных построений, но это другая тематика. Философия не наука, она не имеет постулатов, она не имеет стандартной методологии, и самое главное, она не имеет телеологии, т.е. отдаленной целесообразности и цели. Единственная цель философии – гармонизация интроспекции разу ма человека, человека мыслящего. Это и есть основание, зачем нужна философия и каким образом каждый человек мыслящий может эту философию использовать для блага в течение короткого бытия на этой земле.

Это вкратце то, что я хотел вам сказать в этой вводной лекции. Если вам интересно что то, спросите, и мы поговорим дальше.

(Вопрос из зала –ВЗ) (о книге Боэция).

Ученые имеют еще две сущности весьма полезные с точки зрения формирования гармо низирующей философии. Это первое – они занимаются тем интеллектуальным трудом, который в значительной степени сублимирует их пассионарность, их гедонизм подсознания, тем самым снижает действенность инъекций этих сущностей. Но никакой ученый не может это делать бес конечно, так как с возрастом падает уровень этой жизненной силы гедонизма подсознания, который собственно и является движущим мотором подсознания. Соответственно, когда он падает, человеку трудно мыслить. Такое распространенное мнение о седобородом старце, который уединенно вещает некие глубочайшие истины бытия, оно не верное и лживо уже в силу того, что весьма-весьма седобородый столетний старец обладает мудростью, накоплен ными житейскими догмами, но его способность мыслить уже уменьшена в силу того, что ре прессирующая сущность не столь сильна, как она была в зрелые годы. Тем не менее, совокуп ность этих сущностей, занятие интенсивной наукой до конца отведенного срока она также дает возможность смягчить неким образом. Но без влияния философии, если человек не создал для себя этой гармонизирующей индивидуальной философии, онтология, в конце концов, будет разрушать его и чем дальше, тем больше.

(ВЗ) – «Можете ли вы дать четкое определение термина гедонизм подсознания?» Подсознание человека имеет тенденцию активироваться только в одном направлении – в устранении некого дискомфорта удовольствия, грубо говоря, когда вы голодны, тогда вы ищите пищу, когда вы сыты до полного живота, вы не пошевельнетесь. Этот принцип движения от дискомфорта к комфорту как единственной движущей силы активности человека описан у Фрейда в «Я и Оно». Но у Фрейда он имеет сугубо сексуальную окраску, что для его целей пси хоанализа и лечения патологий это было правильно, но с точки зрения более широкого анализа структуры и сущности мысли, я ввел термин «гедонизм подсознания». Под гедонизмом я под разумеваю тенденцию разума отходить или уходить от любых дискомфортных сущностей – нежелание работать из-за дискомфорта, связанного с постоянным трудом, голода и т.д. Все сущности, которые воздействуют на разум человека как дискомфорт, они репрессируют ту сущ ность, которая определяет его тенденцию к наслаждению.

(ВЗ) «Вы еще говорите о сублимации...» Сублимация – это абсолютно соответствующий Фрейду термин, т.е. это трансформация той жизненной энергии, которая присутствует в каждом человеке, в определенные виды дея тельности. Если вы с утра до вечера развлекаетесь с дамами, то о глубоком мышлении не может быть и речи. И обратно, если вы абсолютно поглощены мышлением, то сексуальная энергия будет понижена. «Это перекачка вашей энергии?» Это не перекачка, это трансформа ция. Она приобретает разные формы. Скажем, воин трансформирует ее в военную ярость, мыслитель в мышление, копатель канав в движение рук и т.д. Она может трансформироваться, сублимироваться в любые другие формы активной деятельности.

(ВЗ) «Философия нужна для отгораживания от неприятностей мира?» Не совсем так. Не отгородиться. Вариантов, которые использует разум человека для того, чтобы неким образом выбросить из него неприятные для него сущности, много. Первый, это вытеснение – это произойдет когда-то, я не знаю когда. Второй, подмена – мое тело смертно, но мой дух плывет над миром вечно. Третий, сублимация – именно трансформирование в дру гие формы активности, то, что использует религия, выполнение неких этических догм, не делай того, сего, пятого, десятого, в силу этого твой дух приобретет вечность. Здесь не может быть стены, которая отгораживает разум. Единственная стена, которая органически присуща челове ку, это неудовлетворенная сексуальность. Вот в тот момент, когда сексуальность человека падает, тогда и наступает момент для интервенции, для инъекции этих онтологических сущно стей в сознание человека. Или же в тот момент, когда секс удовлетворен в течение пролонги рованного времени настолько, что он уже не является стеной, которая препятствует. Построить такую стену из индивидуальных сущностей невозможно, т.е. философия должна включить в себя все сущности осмысления мира. Нет сущностей в мире, которые бы были только онтоло гическими, они неким образом являются индивидуальными, а в силу того, что любой человек является составной частью социума, социальной структуры, они и социальны. Здесь все объе диняется в единую философию. В ней присутствуют сущности любого плана, которые имеются как во внешнем мире, так и в интроспекции разума человека.

(ВЗ) «У вас вопросы комфорта, дискомфорта. А мазохизм как?» В разуме любого человека, осознанно или нет, всегда присутствует две сущности, сади стская и мазохистская, разрушающая и созидающая. Садистская компонента у человека, она направлена во внешний мир, на преобразование. Это не обязательно отрезание рук и ног. Ко гда человек копает канаву – это садистская акция по отношению к внешнему миру. В то же время в нем всегда присутствует мазохистская компонента, т.е. связанная, может быть неосоз нанно, но со стремлением к саморазрушению. Эти две компоненты в гармоничном разуме сба лансированы. Яркий пример – солдат, настоящий воин. Не слесарь, призванный в армию с автоматом, а воин. Он должен обладать как садисткой компонентой, т.е. способностью уничто жать себе подобных во имя неких догм, так и мазохистской, способности воспринимать увечья и смерть. Без наличия мазохистской компоненты он не смог бы воевать. Для того, у кого мазо хизм является доминантой, для него страдания комфорт. И дело не в эмоциях. У вас есть моти вации, которые не связаны с эмоциями. Когда вы пытаетесь доказать теорему, у вас нет эмо ций. Чувства относятся к сфере эмоций человека. Подсознательные мотивы – они не следую щая степень глубины по сравнению с эмоциями. Эмоции – это то, что на поверхности, то, что вы уже можете ощущать. Физиологическое ощущение голода – это не эмоция, это физиология.

А подсознание человека инициирует его активность в тенденции устранения дискомфорта.

(ВЗ) «Не работает ли механизм подсознания в основном тогда, когда сознание расслаб лено?» Вы опираетесь на свой опыт, опыт ученого. В силу этого у вас развито «Супер Я», т.е.

творческая структура разума, его новейшая подкорка. В этом случае воздействие рациональ ных сущностей мозга на собственно поведение человека самое высокое, т.е. имеет самый вы сокий уровень по сравнению с любым человеком. Вы можете рассмотреть другую иллюстрацию – человека, который грудью закрывает амбразуру. В этом случае его кора, которая восприни мает рациональные догмы патриотизма, этнического доминирования и т.д., которые могут быть внедрены только туда и они настолько сильны, что они подавляют сильнейшую движущую силу подсознания, инстинкт самосохранения. Здесь речь идет о взаимовзвешенности, взаимной силе двух. Самая сильная структура у стандартного человека это подсознание. Как бы ни сильна была ваша рациональная компонента, которая, как выговорите, может быть расслаблена, если вас месяц будут держать без пищи, то активации, связанные с голодом, инициируемые подсоз нанием, будут куда сильнее, чем она. Но есть люди, которые могут перенести и это. У них на столько сильна, то, что вы говорите, рациональная часть разума. Тот, кто начал первую миро вую войну, Гаврило Принцип, его заморили голодом цивилизованные австрийцы, он умер, улы баясь, это записано. У него настолько была сильна рациональная часть разума. Воля – это производная от осознанных вами сущностей. Подсознание не обладает волей, оно обладает лишь инициирующей потенцией. А воля – это присуща уже воспитанному, т.е. внедренному в высшие сферы разума, которые определяют ваше образование, ваши мыслительные способ ности, абсорбированные вами истины этнические, национальные, индивидуальные, какие угод но.

Не все подчиняется разуму. Попробуйте разумно объяснить свою любовь. Любовь – это одна из высших сущностей разума человека мыслящего. В её ортодоксально самой высшей фазе – это абсолютно иррациональное чувство, не имеющих никаких рациональных определе ний. И это чувство часто настолько мощно подсознательно, что оно толкает человека на само пожертвование. И не только там во имя жены или сыночка. Любовь – это чувство иррациональ ное в высшей структуре. Во имя любви к своему этносу многие шли на муки, на смерть. Во имя любви к своей женщине мужчина рискует чем угодно. Он не может поступить по-другому только по одной причине – в его подсознании инстинкт самосохранения настолько задавлен столь мощной силой извне. Всегда это сила может быть по фрейдовской трактовке только либо из «Супер Я», либо из самого подсознания. Но если из «Супер Я», то эта сущность присуща толь ко разуму с гигантским развитием рациональной структуры. Человек должен иметь очень раз витую структуру представлений, понятий, теорий и т.д. Пример – Джордано Бруно, который из своих убеждений, «Супер Я», пошел на смерть. А у людей, о которых вы говорите, это только из подсознания. И любовь – это необъяснимое, иррациональное чувство привязанности к другому биологическому объекту, даже не человеку, которое толкает его на поступки, нивелирующие даже инстинкт самосохранения. Оно абсолютно иррационально. Вот я из своей жизни мог бы рассказать случаи, как я, не думая, шел рисковать жизнью ради другого человека. Любовь ир рациональна. Не зря говорят, любовь – это Бог. Эта догма, кстати, присутствует в куче различ ных религий, и здесь как раз имеется в виду следующее – человек настолько растворяется в чувстве привязанности к другому биологическому объекту, что это становится мощнейшей до минантой его разума. Не так много людей, которых почтило это предельное чувство. По видимому, для того чтобы это чувство человек мог испытать, оно, видимо, не зависит от того объекта, на кого оно направлено, оно зависит только от сути твоего мозга. На сколько мощный твой разум и насколько он неким образом сублимирует... Тут сложно сказать, поскольку это иррационально и не описывается в рациональных терминах.

Все три структуры обладают действенной потенцией к активации разума в определенных условиях. Подсознание, или «Оно», - это то, что определяет ваши акции вне зависимости от ваших ощущений. «Я» - это структуры оптимальности, активности во внешнем мире. «Супер Я» - это высшие структуры разума, в которые внедрено все, что определяет человека. При опре деленных условиях структуры «Я» являются доминантой всех поступков. Человек убегает с поля боя не потому, что у него недоразвито «Супер Я» или там слабое «Оно», а потому, что вид массовых смертей, отраженный в его «Я», вызывает реакцию, которая выбрасывает из разума все остальные сущности – и внушенный патриотизм, и там любовь, и все, что угодно. Как мы уже говорили, высшие сущности разума, инъецированные в «Супер Я», при определенных условиях и при развитии этой структуры, сами по себе могут стать доминантой разума, в то же время и подсознание является доминантой разума. Скажем, подсознательный страх в опреде ленных условиях бывает куда более действенным, чем все внушенные догмы, инъецированные в рациональный разум. В определенных условиях, при определенных для каждого конкретного индивида структурах вот этих трех структур действенной может быть любая.

Подсознание вы не можете озвучить. Грубо говоря, это так – пар сидит в машине, а вы видите крутящиеся колеса. Вот пар – это потенция активности, которая заключена в подсозна нии, а дальше вы видите уже действия.

Ощущение комфорта и дискомфорта варьируются в зависимости от психотипа человека, от структуры окружающей среды и т.д. Когда человек бежит марафон, то последние пять кило метров он уже бежит, чаще всего, в полубессознании. Это уж такой дискомфорт, что дальше некуда, но для него этот дискомфорт в данный момент является и сущностью комфорта, мазо хистской сущностью. Я провел 40 лет в единоборствах, и я вам скажу, что нет ни одного бойца, не имеющего мазохизм. Поскольку он весь избит, а для него это наслаждение. Когда он в бою, что он получает? Раны. Удовольствие от самого боя. Если он получает удовольствие от того, что кого-то задавил, то скоро проиграет, его убьют. От боя. А бой – это сплошной мазохизм, поскольку ты получаешь море неприятностей.

Когда говорилось об уходе от дискомфорта, то речь шла об интроспективном дискомфор те, дискомфорте вашего сознания. Для этого не надо видеть тысячи убитых перед глазами, достаточно иметь развитое воображение.

Для вас в качестве одной из сущностей вашей философии, которая гармонизирует, может гармонизировать ваше сознание, ваш разум, является преемственность, т.е. передача следую щим поколениям некоторых созданных сущностей. Для вашей индивидуальной философии эта сущность, которая имманентна и органична, и вы ее должны неким образом вставить в фило софию. Предположим, вы прочитаете все мои трактаты, и они вам понравятся. Один очень умный человек мне сказал такую интересную вещь, что «когда мне плохо жить, я беру твою книжку, почитаю и мне спокойно». Крайне странная реакция. А он говорит: «Из твоих книг сле дует, что все идет, как и должно идти». И он взял мою философию как свою. Она настолько органична его психотипу, что он ее взял как свою. Для вашей индивидуальной философии вот эта догма преемственности созданного является необходимой. Она должна неким органичным образом быть вставлена в структуру философии, почему вы живете. Я живу для того, чтобы...

Скажем, я глубоко в разуме осознал, что я живу для того, чтобы создать нечто, что, став кирпи чом глобального познания, поможет следующим поколениям жить в комфорте. Искренне скажу, это догма весьма ложная, потому что все, что вы сделаете, будет использовано не на благо поколений, а будет использовано правителями для своих целей. До тех людей, которые дос тойны сожаления и помощи, оно не дойдет. Но, тем не менее, вот эти догмы, которые будет интегрированы в общую структуру индивидуальной философии, они должны быть в первую очередь, это я подчеркивал, органично абсорбативны вашим разумом. Не его разумом, ему другое, абсолютно другое. А для меня вообще безразлично, будут ли кому-то интересны мои философские трактаты. Вот Юрий Стойлов знает, что я ни разу в жизни свои книги не прочитал.

Текст лекции 2.

Вчера я говорил, что репрессия разума онтологическими сущностями бытия, такими как страх смерти и прочее детерминирует необходимость для мыслящего разума найти убежище в философии или обратиться к философии. Что философия – по сути, это не наука, а единствен ный способ неким образом выживания мыслящего разума во вселенной. Когда я говорю «мыс лящего», я подразумеваю тех, кто хотя бы изредка отрывает свой взгляд от кормушки вне зави симости от золотой или щербатой и обращает свой взгляд к небу, т.е. к высшим истинам бытия и к миру, в котором человек пришел и в котором он умрет. Когда эти жуткие истины онтологии инъецируются в разум человека, они затопляют его ужасом, беспомощностью, и человек чувст вует, как все, что для него ранее было значимым как на уровне банально бытовом, так и в карь ерном и в прочем и прочем, это все ничто перед осознанием того факта, что он конечен. Не сосед, не окружающие, а он лично, он сам исчезнет из этого мира. И соответственно, если не на постоянном уровне, то это становится весьма мощным детерминантом последующих мысли тельных усилий. Примириться с этим человеческий мозг не может, потому что жить с осознани ем этого всегда нельзя. И в то же время для разумного человека осознание неизбежности этого абсолютно. Соответственно, репрессия разума обращается именно в том направлении, откуда она возникает. Человек не может элиминировать свое создание, сущности, связанные со своей беспомощностью, непознаваемостью универсума, смертностью, но разум обращается не на сами сущности, а он обращается на те сущности универсума, которые являются порождающи ми эти. Смерть сама по себе анонимна как сущность, но у конкреции ее всегда есть некая при чина – болезнь, война, природное бедствие, что угодно. Собственно от старости человек не умирает, он умирает от неких последствий. И все эти факторы, которые являются материаль ным порождением, генератором сущности, которые связаны со смертью, они подразделяются на две части – это природные факторы, которые относятся сугубо к природе, и факторы, кото рые имеют социальную природу. Человек может погибнуть в неком катаклизме, может быть убит молнией, попасть в наводнение, заболеть от некой инфекции и т.д. Это сущности, которые отсоединены от социального бытия и являются некими проявлениями природы, универсума. И сущности, которые связаны с социальной природой, бытием человека, – это индивидуальная конкуренция, смерть во время войны, последствия интенсивного подавления в государстве, когда, как мы говорили, в эпоху Сталина, попадали под горячую руку, и те факторы, которые являют собой не только смерть, но, скажем, эпидемии и массу других вещей. Это социальные факторы. Часть сущностей, связанных с социальным бытием человека, и часть с биологически бытием, т.е. с природой. Мы не обсуждаем сущность, почему человек смертен, поскольку дога дываться об этих вещах мы можем на базе неких представлений. Мы принимаем, что это есть.

Многоклеточные вряд ли мыслят, а вот когда эта мысль полностью заполняет ваш разум, то она способна изменить полностью и ваш психический мир, и все остальное. Все факторы, кото рые конкретизируют репрессивную онтологию разума, они разделяются на генерируемые соб ственно природой и генерируемые социальными факторами, т.е. связанные с социальным бытием. Относительно природных факторов человек понимает, что он не в состоянии бороться, скажем, с катаклизмами, катастрофами, эпидемиями и прочими, и прочими. Его разум прини мает идею о том, что он подчинен им. Соответственно, реакция репрессируемого этими сущно стями разума всегда будет подчиненной, мазохистской. Он воспринимает эти факторы смерти как неизменяемые, на что он воздействовать не в состоянии. Соответственно, те философские построения, которые будут созданы его разумом в ответ на это давление, они всегда имеют подчиненную, мазохистскую природу. Один из самых ярких примеров это, безусловно, теосо фия религий. Любая религия, какую бы мы не взяли из великих религий мира, начиная от зо роастризма, хинояны, включая и более поздние конкреции как иудаизм, христианство, они все гда имеют в своей основе подчиненность высшим силам, т.е. восприемность. При этом естест венным образом возникает идея о том, каким образом человек может, восприняв неизбежность этого, тем не менее, утешить себя идейным построением, которое должно гармонизировать его суть. И тут на помощь приходит такой стандартный механизм мышления, который называется подменой, потенция человека, человеческого разума неким образом апплицировать себе бес смертие, связанное с некими сущностями, которые относятся к природным факторам. Это под чиненность законам, приемлемость неких этических догм и т.д. и связанная с ними идея вечно сти, вечности духа. Почему эта догма всегда присутствует – именно духа. Человек естественно принимает идею того, что восприемником репрессии, смерти является тело человека. И как бы он ни хотел провозгласить его вечным, он видит, что это не так, его тело распадется. В то же время даже на ранней стадии мышления человек использовал интроспекцию как способ позна ния себя, т.е. внутренний разговор с самим собой, внутренний голос. А на более высоких уров нях познания это мистическое познание, когда вдруг в разуме появляются истины, которых там никогда не было. Разделение на эти две части (тело и душа) приводит к тому, что он восприни мает догму того, что тело его смертно, но с помощью неких пертурбаций он может получить бессмертный дух. Насколько это соответствует истине или нет, это невозможно установить, но эта догма крайне утешительна. Она играет ту роль, о которой мы говорили вчера – она гармо низирует интроспекцию мыслящего. Но просто сказать, вот, следуй катехизису какой-то там религии, и твой дух будет бессмертен. Естественно, что разум мыслящего это не восприемлет.

Это слишком плоская догма, она эзотерическая, экзотерическая для людей низкого уровня знания. Соответственно, возникает теософия религии, которая развивает идею духа до очень больших высот. Здесь и всемирный бог, и триединство бога, как единство духовного, всемогу щего и всеведущего, нечто вроде логоса, т.е. пронизывающего весь мир. На этом пути челове ческий разум вышел даже на уровень теории, которая, конечно, несколько ортодоксальна. Была такая философия, которая на некоторый период охватила разум мыслителей, называлась био зоизм. Эта философия предполагает, что вся вселенная – один живой организм, и вечный, и не умираемый. Как умирает одна клетка, так умираем мы как клетки этого организма. Сам орга низм вечен и един, и вся вселенная это живой организм. По времени это примерно четвертый век до нашей эры.

Давление природной среды, точнее, аффектация физическая сущностями онтологии природы она как раз и приводит к таким построениям. Философию, конечно, можно разделять на этику, логику, и академические философы будут усердно анализировать истинность или фальшивость некого силлогизма, но философия как гармонизирующая ваш разум сущность она всегда едина, она не может разделяться на этику, онтологию и т.д. Эта сущность едина и взаи мосвязана. Если вы не верите в бога в общем случае, вы признаете свою смертность, конеч ность своего бытия, ужас смерти, но в то же время вы как мыслители вы ощущаете не меньшее давление от того, что вы не можете познать истины, связанные чисто с эпистемологией – зачем мы пришли в этот мир, каков смысл наших деяний, что есть универсум, почему он бесконечен, что значит бесконечность и т.д. Эти истины вроде бы относятся к эпистемологии, но в тоже время они наслаиваются на онтологию бытия. Если бы вы могли сказать, зачем вы пришли в этот мир, уяснить это не на уровне неких рациональных построений, а глубоко внутренне, то в этом случае неким образом был бы найден ответ и на другие онтологические проблемы. Но, тем не менее, они взаимосвязаны, и это единое здание в разуме человек. Он не может некую сущность философии иметь в своем разуме, а остальные отвергнуть и выбросить. В силу этого построения, которые будет человеческий разум генерировать как реакцию на давления онтоло гические истины, соответственно, они будут иметь в себе все мыслимые аспекты философии.

Факторы природной генерации этих сущностей, безусловно, существуют и занимают свое место в генерации реактивных реакций этих философских учений. Но человек социален, его индивидуальная жизнь неразрывно связана с социальным существованием. Он не может суще ствовать вне социальной структуры. И ряд социальных сущностей, связанных, по крайней мере, с функционированием социума, может иметь большой вес в общей структуре интроспективных ценностей. Если, скажем, сущности природного давления не столь часты, т.е. сущности, гене рируемые природой в качестве репрессанта разума, не столь часто появляются в обыденной жизни, то социальная жизнь представляет собой непрерывный процесс давления на человека.

Причем, скажем, войны, которые непрерывно идут в мире, по сути, это генерация непрерывных образов смерти, которые инициируют репрессию разума. Эпидемии, старость, немощность – все это объединено в индивидуально-социальный конгломерат, и это репрессирует человека.

Эти сущности имеют онтологическую структуру, смерть не относима к тому, к какой пар тии мы принадлежим. Но поскольку она генерируется сущностями материально мира социаль ной природы, то ассоциировано мозг воспринимает это, как производное социальной среды. И даже развитый мозг часто объединяет онтологические сущности именно с репрессированными социальными структурами. И, таким образом, это может сразу же генерировать некие фило софские построения в разуме.

Предположим, на страну напал инородный этнос, враг – на Россию напала Германия или арабы, или еще, кто хотите. Берем конкреции смерти, которые будут восприняты разумом мыс лящего. Они огромны, он видит разгром, трупы горящие и т.д. В этом случае генератором онто логического давления на его разум будет этнос-завоеватель. Не некая абстрактная анонимная смерть, а этот конкретный этнос. А поскольку направление реакции всегда то же, как направле ние давления, то, соответственно, философское построение, которое будет иметь место, в этом случае, неизбежно, будет иметь шовинистический характер с неприятием именно этого этноса, этноса завоевателя, этноса-убийцы. И в зависимости от факторов индивидуального разума это будет варьироваться как от теоретического шовинизма, неприятия других наций, так до экстре мистских характеристик. В случае жесткого давления на этнос и потенциально мощного гедо низма подсознания конкретного индивида это может доходить до экстремистских форм шови низма. Человек может не осознавать это в рациональной форме, но истины неприятия другого этноса, вызванные казалось бы совершенно онтологическими сущностями, могут генерировать такие факторы, которые мы и видим сейчас в мире, скажем, эти шахиды и все эти убийства, когда в разуме человека индивидуальная смерть его перемешивается с сущностями, генери руемыми той же самой сущностью. Его шовинизм, неприятие, скажем, арабом еврея завоевателя столь мощно, что еврей-завоеватель становится генератором онтологического давления на разум его и вызывает столь мощное давление, что реакция производит такие ак ции, которые элиминируют даже инстинкт самосохранения. Получается замкнутый круг – страх смерти генерирует неприятие жизни в определенном случае.

Возьмем другой случай, когда внутреннее подавление, т.е. внутри социальных структур диктата подавление столь высоко, что оно становится генератором опять же тех же репрессив ных идей онтологии, смертности и прочего. Любая диктатура. Давление в этой структуре стано вится столь мощным, что оно в той же самой последовательности генерирует сущности, нега тивные репрессирующей сущности. Формально разум человека репрессируется осмысленно стью смерти, но он в этой структуре ассоциированных связей разума связан с длительными отделенными объектами, скажем, с Комитетом госбезопасности или там ЦРУ, или каким-нибудь там арабским мухабхаратом, или еще кем-то. И в этом случае уже сама суть онтологического давления как бы элиминирует свой исток, и реактивные творения разума становятся негативно именно порождающей сущности, материальной порождающей сущности. И в зависимости от уровня, от характера, от психотипа людей, составляющих конкретный фон, могут породить сущности интроспекции разума, которые будут мощнее, чем сам страх смерти. Это было в ис тории, если вы помните, народных движений до революции, когда люди точно также шли на смерть для того, чтобы элиминировать материальную сущность, которая генерирует этот страх.

Если есть вопросы, вы сейчас задайте, потом дальше пойдем. (Ряд вопросов и обсужде ний по истории религий).

Катехизис, свод неких социальных и индивидуальных правил, соединяется с весьма уте шительной догмой вечности некой составляющей человека, и в силу этого это в первую оче редь облегчает инъекцию этих идей и во вторую очередь гармонизирует. Любая религия, кото рая зарождалась на этой основе, она всегда во все века начиналась с индивидуальных сущно стей. Проповедовались некие догматы жизни, которые в соединении с онтологией дают бес смертие духа. И лишь позже уже, когда религия адаптируется некими структурами подавления, то в структуру ее догматов включаются и добродетели, которые можно считать социальными.

Религия сформирована в стройное здание, она поддерживается мощной теософской базой, т.е.

для среднего уровня мыслителя она весьма утешительна и вполне может быть использована.

Но реально мыслящих это не устраивает. Когда в их разум вторгается социальное, масса вопросов поднимается, которые еще больше вносят брожения в их разум. Почему история идет таким образом, а не другим? Почему сугубо бюргерская Германия порождает такое количество палачей? Просвещенная нация, можно сказать, столб европейской цивилизации, Франция, вдруг становится очагом кровавых совершенно событий, которые они позже назвали почему-то Великой Революцией 1893 года. И так далее, и так далее. Почему, почему... Эти вопросы «по чему» начинают размножаться буквально, как кролики. И соответственно, перед мыслящими встает вопрос, что является движущим основанием, энергией эволюции общества? Почему и как, каким образом можно проанализировать эту сущность?

Теорий на эту тему, как вы знаете наверняка, было достаточно много. Анализ их я не бу ду повторять, чтобы не растягивать лекцию до бесконечности. Ну, скажем, совершенно убогая постановка вопроса в марксизме, где некие производственные отношения и прочая чепуха выставлены в качестве основания эволюции человечества. Это даже не заслуживает критики, достаточно взять общество островов Полинезии или первобытного племени, где нет никаких прав на собственность, никаких прав на орудия производства и, в общем, никаких производст венных отношений, но, тем не менее, они эволюционируют. Раз некое общество эволюциони рует, то, соответственно, поскольку там и в других странах люди, это означает, что сущность, которая определяет эволюцию любого социума, она должна быть единой, универсальной для всего человечества. Она не может быть, скажем, специфичной для негров и совершенно иной для русских. Это абсурд.

Небольшое отступление. Я часто буду употреблять слово «социум». Социум – это любая группа людей, объединенная для выживания и противодействия внешнему давлению. Внешнее давление может быть любое, может быть давление государства на банду. Социум может быть бандой, военной организацией, государством, этносом, партией, чем угодно. Главное, что она создана путем самопричисления людей к этой группе с целью противостояния внешнему дав лению. Скажем, группа туристов, едущих на теплоходе – не социум, а семья уже социум. Шайка организованных бандитов, банда – социум. Государство социум, этнос и т.д., и т.д.

Также я буду использовать термин «пассионарность». Он тоже достаточно прост, в я его в своих трактатах определяю таким образом – это совокупность психофизиологических харак теристик человека, определяющих его индивидуальную и социальную активность. Тоже доста точно универсальное определение.

Что же является тем движущим фактором, который является, грубо говоря, энергией эво люции человечества? Ну, у марксизма это мы уже упомянули. Были и еще теории. Скажем, при всей мощи ума Платона его трактат «Политика» - это не более чем совершенно такой набор фактов, который основы не дает. Были и более проститутские творения, как «Государство» Макиавелли, созданные как исключительно верноподданнические. А фактически до настоящего времени нет философской теории, точнее, не было до того, как я разработал свою, которая бы ясно и четко сказала, вот есть некий фактор, он универсален на протяжении всего всего чело вечества в масштабах глобального социума, т.е. всех людей, живущих в данный момент на земле. Он универсален в том смысле, что он есть, был и всегда будет. Тогда встает вопрос – что же это?

Если смотреть достаточно долго и глубоко, то одни факторы исчезают, другие появляют ся, но что же является общим, что является универсальным для истории человечества? А для истории человечества является универсальным один простой фактор – любой социум имеет структуру. Если группа людей собралась для противостояния некому давлению, скажем, при родному бедствию, нажиму инородного этноса, если это банда, нападению извне, если она не имеет структуры, она будет уничтожена, поскольку это толпа разнонаправленных мотиваций.

Вот эта структура, структурность она и является общим фактором. Нет социума в истории че ловечества, где бы это ни происходило, который бы не имел структуры. Я подчеркиваю, социу ма.

Но структура, скажем, первобытного племени или общества Микронезии, она простень кая. Во главе вождь, в эту эпоху это наиболее сильный, могучий самец, наиболее свирепый, сильный, могучий, который способен повести за собой толпу для выполнения, и заставить тех, кто это не хочет делать. При этом абсолютно всегда этот самый могучий самец (это самое су ществует всегда у любых млекопитающих) помимо выполнения экстра функциональных обя занностей, скажем так, он присваивает себе и так называемые гедонистские прерогативы, т.е.

он отбирает лучших женщин, лучшие куски и т.д. С точки зрения тех, кого он репрессирует, это плохо, т.е. в их сознании это плохо, потому что это изымается из того, что имеет каждый инди вид, но в их разуме это компенсируется тем, что он самый могучий и самый свирепый и он яв ляется гарантом, в какой-то степени, гарантом благосостояния общества. Структура была все гда, но и на первом этапе и наполнимости в нее уже совмещаются две – функциональная струк турность и гедонистская структурность. Функциональная – это, как я уже говорил, простейшая, это сильнейший воин и т.д., т.е. он берет на себя те функции как самый мощный самец племе ни, а гедонистская – она связана с тем, что, используя свое доминирование экстра функцио нальное, он естественным образом присваивает. Это имеет весьма глубокие психофизиологи ческие корни, вы можете прочитать в трактатах.

(ВЗ) «Это называется экстра функциональное?» Конечно. Представьте себе битву, где маленькие самечики могут с трудом убить одного противодействующего, и гигант-самец с дикой свирепостью, который их там десятками убивает.

У него экстра функции. Он несет на себе больше, чем нормальный. В силу этого он присваива ет себе экстра гедонистские потенции.

Но каждый человек стареет. Какой бы ни был вождь гигант, он стареет. А, старея, он те ряет свои функциональные возможности. Расставаться со своими гедонистскими прерогатива ми ему не хочется. А при этой формации, я ее называю примитивно-силовой диктат, все управ ление племени осуществляется сугубо физическими методами, т.е. он может принудить любого выполнить то, что он хочет. И он стареет, т.е. он уже не может поддерживать тот высокий уро вень физического, силового подавления, который он мог в 20 лет, 30 лет. Соответственно, что бы не быть уничтоженным, он обязан неким образом ввести сущность, которая компенсирует его слабение. Сначала, естественно, более молодые убивали более старых, но с течением эволюции происходит следующее. Наиболее мудрые из этих гигантов самцов начинают ини циировать, инвестировать, инъецировать в сознание подавляемых помимо догмы собственного физического доминирования также сущности, я их называю интроспективными, глубоко разум ного свойства, которые делают его доминирование благом.

Вы, я думаю, не пользуетесь этими глупыми терминами как «добрый правитель» и не ждете от царя чего-либо, это ясно, что он ничего не даст. Но большая часть общества она как раз эту древнюю идею воспринимает, что иерарх, тот, кто наверху социальной пирамиды, он является неким генератором и сосредоточием добра и милости. Эта идея зарождается на са мых ранних стадиях эволюции диктата. Она проходит всегда и через все сущности.

Остается второй вопрос. Ну, скажем так, структурность – эта эволюционирующая сущ ность, которая существует на протяжении всей истории человечества, регистрируемой или нет, и движет человечество, движет эволюцию. Встает вопрос, который, я бы сказал так, был бы очень тяжел в этой постановке. Вопрос такой. Активность людей есть не более чем арифмети ческая сумма их усилий, их действий. Десять землекопов выроют вместе за день столько же, сколько один за десять дней. А для умственного труда этот тезис еще более действенен, по скольку, если взять двадцать человек, из них девятнадцать ничего не придумают, а двадцатый придумает что-то. В любом случае это будет арифметическая сумма их умственных усилий.

Все, что происходит в социуме, есть сумма активностей составляющих его людей. Ничего бо лее там нет. Нет никакой высшей воли, никаких общественных договоров, словом, никаких глупостей, которые Макиавелли ввел. Есть сумма активностей людей, конкретных людей. Каким же образом тогда диктат составляет структуру?

А очень просто. Природа сделала таким образом (слово «природа» можно заменить дру гим. Физики любят слово «эволюция», а те, кто склонен к мистике «бог», но выбор слова не играет роли. Это скрыто мраком, и любой термин пригоден), что любой социум достаточно больших размеров составлен из людей, которых можно легко подразделить на специфичные психотипы. Это не значит, что внутри каждой группы людей этого психогенотипа они будут оди наковы, там будут вариации, но они в каждой группе, в каждом множестве имеют некое распре деление.

Первая необходимая группа, я их называю производители. Это те, кто производит все это. Не только там землекопы, это любой, кто производит материальные или гедонистские блага. Солдат, воин, который охраняет – это тоже производитель, он берет на себя функции других слоев. Вторая группа – это иерарх, как я говорил, он самый сильный самец. Но когда социум становится больших размеров, сотни тысяч, он уже не сможет удержать в подчинении, будучи один. Соответственно, он выделяет людей, которых я называю проводниками подавле ния, т.е. это те, кто руководимые и направляемые иерархом, проводят подчинение и подавле ние производителей. Если бы эти три группы существовали, была бы идиллия чисто силового диктата. Но количество проводников и исполнителей диктата не может быть большим. Если мы возьмем даже следующую стадию развития глобального социума, города на платформах Шу мера и Аккада, то в них для подчинения толпы нужно ровно столько же воинов, поскольку воо ружения воина было точно то же самое, что и у земледельца, та же тяпка, мотыга или что-то вроде. Чтобы удержать 50000 нужно, как минимум, сходное количество воинов. Это невозмож но. И происходит то, что появляется вторая компонента подавления, которая называется ин троспективной компонентой подавления. Она вносит в сознание подавляемых сущности ин троспективного разумного толка, которые доминирование иерарха и проводников делают в сознании подавляемых благом.

Осуществляется это очень многогранно. Внушается идея надмирности народных слуг, т.е. государь, иерарх надмирны, имеют божественную природу и т.д. Плюс религиозная подпор ка, которая существует уже в это время. Плюс, что самое главное, наличие в собственности у иерарха неких гедонистских благ, пищи, различных вещей вплоть до женщин, которыми он награждает лояльную активность. Возникает силлогистическая в разуме диада, лояльная ак тивность – гедонистское поощрение. И еще много методов, которые развиваются с течением эволюции диктата. Этих сущностей немыслимо много, но они все созданы. Причем это не явля ется целенаправленным творением, это является органичным, поскольку разум тех, кто это творит, эту группу я называю «сопутствующие», они имеют такие специфичные психофизиоло гические сущности, которые как раз необходимо органично и генерируют вот эти лояльные сущности интроспекции для создания этого интроспективного подавления.

Вот появляется такая структурность. И естественный вопрос, каким образом эти структу ры создаются? Если взять крестьянина и загнать его воином, то получается паршивый воин, уверяю вас. Если, скажем, взять полуграмотного производителя и попытаться сделать из него великого производителя лояльных идей, тоже ерунда получится. Создаются эти группы на основании психогенотипного самопричисления, в соответствии со спецификой генотипа, психо типа, человек сам причисляется к некоему слою.

Я вам поясню. Представьте себе могучего мужлана с гейзером тестостерона внутри, не обремененного совершенно какими-либо мыслительными проблемами или какими-то ограниче ниями этического плана и с огромной тягой к гедонистским удовольствиям. Без относительно к структуре этноса, государства, как вы думаете, кем он будет в обществе? Вопрос к вам....

Очень просто. С этими качествами он может быть понятно кем. Если социум в данный момент органично организован, гармонично, если иерарх во главе социума воспринимает сущности собственных акций, он будет проводником. Им легко управлять – поощряй его гедонизм, т.е.

давай ему необходимый объем гедонистских благ, и он будет прекрасным проводником дикта та, т.е. полицейским, палачом, кем угодно. В эпоху, когда иерарх не в состоянии стимулировать (по разным причинам) этого человека, он станет криминалом. Он не может идти на работу, его гигантский гедонизм, отсутствие сублимирующих в разуме сущностей – его никогда к станку не поставишь. Он будет криминалом. Далеко не ходя, вы можете проанализировать суть происхо дящего в России в 90-х годах, когда рой исполнителей диктата и проводников высшего разряда вдруг все в таком бодром строю переместились в криминал. И это не единственный пример. Вы можете посмотреть в истории любого государства, это всегда происходит таким образом. Когда государственная машина дает сбой, когда иерарх не в состоянии стимулировать проводников, они все резко переходят, ну, нет, не все, скажем, становятся криминалом, некие становятся эскапистами, некие переходят в иерархи других стран, но суть в том, что они лишь негативы.

Теперь представьте себе другой психотип, который доминантный в любом обществе.

Этот психотип состоит из невысокого уровня пассионарности, т.е. его движущая жизненная сила крайне невысока, структуры, которые размещаются в высших структурах разума, т.е.

мышление, анализ, критический анализ, этические некие нормы и т.д., в силу специфичного развития разума они на невысоком уровне. Я думаю, что оспаривать положение, что глупых людей в обществе подавляющее большинство, средних и глупых, это вряд ли нужно. Оно так есть, и так было. Если бы все люди обладали собственным мышлением и мощными сублими рующими индивидуальными структурами, то общество состояло бы из совершенно разнона правленных ориентаций мотиваций, которые бы, в общем, превратили стройное структурное общество в стадо. Если в обществе миллион членов и миллион умных людей с собственными взглядами, оно не жизнеспособно. Отнюдь.

И кем бы мог этот человек стать? Естественным образом он самопричисляется к произ водителям. Почему? Потому что он получает некую гедонистскую стимуляцию за то, что он сублимирует лояльно его невысокую профессиональность. Ну, здесь, естественно, не все оди наковы, т.е. есть совсем с низкой пассионарностью, есть с более высокой и т.д. Отходя от те мы, отмечу, что я никогда не использую слово «пролетариат», поскольку поборник трудящихся оказал им очень гадкую услугу. Слово «пролетариат» происходит от римского слова «пролес», что в раннем кодексе Квинта Гортензия означало человека, который не имеет ни ума, ни силы, ни желания работать и способен производить для Рима только детей. Гадкая услуга, скажем так, и термин весьма гадкий. Я это называю «производителями с низкой пассионарностью».

Есть производители, у которых пассионарность настолько высока, что при определенном дав лении они переходят в другие классы, часто в иерархи.

Структурность социума, которую я называю диктатом, которая является единственной характеристикой глобального социума людей в любых ареалах обитания и в любые времена, она создается не насильно, не принудительно, а за счет самопричесления индивидов социума на основе их психогенотипа.

И вот вам один пример из истории, частный, безусловно, пример, но, тем не менее, он информативен. В ту эпоху, первую эпоху эволюции диктата, когда кхмеры захватывали плен ных, то всех мужчин убивали. И это было благом по той простой причине, что удержать в пови новении воинов крайне сложно, заставить их трудиться невозможно. Гораздо легче заставить трудиться женщин захваченных, их оставляли живых. И в эту эпоху ни о каких восстаниях рабов не было и речи. До имперских захватов Рима не было ни одного сообщения о том, что восстали рабы по наследству, т.е. те, кто был рожден от рабов. Естественно, из тысячи рабов один-два, может быть пять, рождаются с психогенотипом, отличным от структуры раба, но подавляющая часть имеет генотип раба. Поэтому никаких волнений не было, поскольку они сами, несмотря на подавление и прочее, они самопричислялись. В принципе, вы знаете, что в Древней Греции не казнь была высшим наказанием, а изгнание, поскольку вне социума человек жить не мог. Если вы сильны и раб, то вы всегда могли убежать и жить где-то в одиночестве. Но это не происхо дит.

Когда же рабов начали формировать из числа военнопленных, т.е. из числа воинов или проводников диктата, о которых я говорил, с их мощной пассионарностью, отсутствием неких сублимирующих сущностей и наличием структур, которые переводят эту пассионарность в сугубо агрессивную активность, вот тут и начались восстания. Почему? Потому что эти люди, как я уже говорил, проводники диктата никогда не будут мотивационно самопричислять себя к производителям.

Профессиональные уголовники, я с ними имел общение в разные периоды моей жизни, наиболее умные из них они мне сами это в свое время сказали. Я знал одного человека весьма талантливого и начитанного, который в 35 лет имел двенадцать судимостей. Я ему говорю:

«Тебе не надоела эта вонь, и прочее?». А он мне сказал четко, я слово в слово привожу. «Ты – говорит – думаешь, я глуп? Я пытался много раз менять жизнь, сменить и как-то отойти от тю рем, начинать по-другому, но после второго дня на производстве я готов повеситься». Его пси хогенотип не адекватен тому, который необходим, чтобы быть производителем.

Таким образом, структурность социума создается за счет самопричисления каждого ин дивида добровольно. Но это была бы абсолютная идиллия. Если бы все индивиды в каждом социуме к каждой структуре диктата самопричислялись на основе собственного психогенотипа, то такая структура была бы вечна, поскольку составляющие ее единицы, люди, которые фор мируют слои, они были бы идеально адекватны своим функциональным задачам. И это суще ствовало бы вечно.

Но социум, любое общество, будь то банда, шайка бандитов, политическая партия, рели гиозная структура на том этапе, когда она выходит за рамки сугубо идеологического основания, этнос, государство, что угодно, оно не находится в вакууме, оно находится под давлением внешней среды. Это давление может быть совершенно разнообразное по сути. Это может быть, скажем, природный катаклизм и природные условия. Для древних китайцы, которые жили в разливе рек Хуанхэ и Янцзы, у их не было других альтернатив – либо уйти из этой зоны, либо сформировать, практически, военную структуру диктата, пирамидальную императорскую или автократию, которая являются наиболее эффективной. (Вы никогда не задумывались, почему армия всегда и везде имеет одну и ту же структуру – верховный командующий, средний на чальник и так далее до низу, до рядовых? Это пирамида власти. Потому что эта структура яв ляется идеальной для противостояния внешнему давлению). Так вот, те, кто ушел – это цир кумполярные нации. Они создавались индивидами, у которых пассионарность крайне низка была, и они не нашли другого выхода, как мигрировать к северу, где нет давления инородных этносов, где все силы уходят только на то, чтобы приспособиться и добыть какое-то количество пищи. Та же часть, которая осталась, это были люди с психотипами, адекватными их слойной телеологии, целесообразности. И они сформировали то, что позже было названо Великой Ки тайской Империей.

Возьмите другой пример. Шайку бандитскую. В ней есть главарь, есть исполнители, идеология, то, что делают сопутствующие, и в любой крупной банде есть палачи, есть его по мощники и т.д. Кроме того, есть даже некий свод правил, который также является как бы фор мой интроспективного подавления. Ну, наверное, вы слышали об этих их «понятиях» и прочих.

Казалось бы, зачем бандиту некий свод правил? Он грабит и убивает. Именно для консолида ции банды, потому что чисто физическое доминирование вещь достаточно шаткая, к ней надо добавлять и некие сущности интроспективные.

Относительно интроспективного подавления, я хотел бы несколько отойти от темы и при вести такой пример, который вы все слышали по радио. Многие люди изъявляют свое мнение по поводу, нужна ли смертная казнь или не нужна смертная казнь, и приводят всякие доводы, которые вообще, в общем-то, взяты с потолка. Кто-то говорит, что ее наличие дает ошибки, кто то говорит, что она не решает проблему и т.д., и т.д. Поборники ее тоже говорят нечто. А ведь по сути, никто не задает такой простенький вопрос – а вообще, зачем смертная казнь была введена? Шейх, глава племени уже карал смертной казнью тех, кто был против. Почему? Ведь он бы мог быть полезен... А делалось это как раз с одной целью, которая неизменна на всем протяжении истории. Открытая смертная казнь служит только одной цели – воздвигнуть в разу ме подавляемых негативный барьер акциям, которые наказываются этой смертной казнью.

Поскольку на убийства и на прочие акции идут в основном индивиды с весьма высокой пассио нарностью, то напугать их, создать другими методами негативный барьер в разуме невозможно.

Только вид непосредственной смерти, возникновение силлогизма в разуме «нелояльная актив ность и отнимание жизни» возводит негативный барьер неким сущностям. В дореволюционной России, когда смертная казнь была, размах преступлений немотивированных убийств всякими маньяками и прочими был в сотни раз ниже, чем теперь. Именно по этой причине – смертная казнь была публичной, и в толпе тех, кто ее созерцал, всегда были те, кто потенциально мог совершить то же самое. У него воздвигался негативный барьер страха смерти.

Те же самые сущности составляют и интроспективное основание подавления, т.е. это как положительные сущности «работай хорошо и будешь обеспечен», «воюй отважно и ты будешь возвеличен как герой», так и негативные «не делай того, что нехорошо, ты будешь наказан».

Таким образом, когда это формализуется, возникает юридическая система. Спорить о том, нужна или не нужна смертная казнь, по-видимому, бессмысленно, поскольку отсутствие этого негативного барьера, самого мощного в сознании человека – страха смерти, приводит к высво бождению всей этой мерзости, которая называется маньяками и прочими. Его не напугаешь тюрьмой. Эти люди боятся только одного – собственной смерти. И, кстати говоря, их агрессив ность это есть извращенная мешанина из различных садо-мазохистских сущностей, суть кото рой в том, что страх смерти порождает их тенденцию к садистским убийствам. Осознание соб ственного небытия толкает их на убийство других, и единственное, что может их сдержать, это барьер, который воздействует на эту первую диаду сознания.

Как я уже говорил, социум находится в окружении репрессирующих сущностей. Предпо ложим, на племя напало другое племя. Если это племя останется толпой, оно будет уничтоже но. И в момент агрессии оно составляет структуру, которая идеальна для противостояния, т.е.

пирамидальную, как я говорил, автократическую структуру – вождь во главе и пирамида подчи нения. В этом случае конкретного давления уже не играет роли, каков психотип этого человека.

Какая-то часть что-то производит, но конкретно временные необходимости социума приводят к тому, что производитель становится воином, а необходимость позитивного подавления, т.е. то, что делается сопутствующими, она, в общем, нивелируются до некого уровня, поскольку все подавление уже осуществляется офицерами, грубо говоря. Им не надо убеждать в чем-либо, он приказывает под страхом смерти выполнять свои приказы. Таким образом, происходит дефор мация. В силу этого люди с определенными психотипами, с уровнем профессиональности либо переходят куда-то, и их функциональность и прочее, скорее всего, деформируются. Война кон чилась. Остался производитель, то, что я говорил, правофланговый, с высокой пассионарно стью. Война деформировала его сублимирующие структуры разума, и он стал проводником.

Правильно? И у него высокая пассионарность. Ее недостаточно в обычных условиях, чтобы он стал воином, но в войне он как бы стал, приблизился к воину. Он уже не пойдет работать, по скольку его сущности, которые сублимировали его жизненную активность в трудовую произво дительность, они деформировались во время войны. И соответственно человек передвинулся в другую категорию. А вот здесь всегда в каждом обществе после длительных тяжелых войн с давлением начинаются такие переходы. Причем они разнообразны от того, была ли война ус пешной или была ли война неуспешной. В случае успешной войны этот этнос захватывает некие гедонистские блага (правильно?) у побежденного. Это женщины, это корм, это оружие и т.д. Но в любом случае, скажем, Римская империя это все передвигает к себе. И у иерарха появляется огромная возможность для того, чтобы даже вот этих людей с деформированным психотипом снабдить всем необходимым и более того, вознаградить, грубо говоря. А вознагра ждение, соответственно, приводит к тому, что их активность опять будет лояльной.

Если же война неуспешная, то этнос теряет часть гедонистских благ, у него отнимают. И у него остается недостаточно их для того, чтобы стимулировать этих людей. Соответственно, репрессируемые недостатком их и с этим психотипом они уходят в криминал.

Здесь я вот о чем хочу сказать. Изолированные социумы Полинезийских островов эво люционируют крайне медленно. Почему? Первое – нет давления, второе – их численность не велика и не меняется. Но европейский суперэтнос, (нации, живущие на Европейском континен те) с течением времени увеличивался и континуально, т.е. людей становилось много. И удер жать их какими-нибудь полиативами силового подавления становится невозможно. И вот тут начинается внедрение тех сущностей, о которых я говорил, положительного подавления – инъ ецирования в разум сущностей, которые даже подавление представляют благом. Когда казнят кого-то, то народ извещается, что это не человек, недолюдок и т.д., и т.д. Из вашей среды путем уничтожения изымается индивид, который и вам вреден, т.е. мы, власть – благо.

При начале захватнических войн здесь уже включается сущность позитивного подавле ния этнического плана – эти люди недолюди, недоумки, твари и вообще недостойны быть людьми. Вы высшая раса вселенной, вы должны их смять – вот прием, который присутствует во всех захватнических войнах. Возьмите теперешние. При всех разговорах о равенстве амери канцы этот прием используют всегда и везде – это нелюди и прочее, и прочее. Более того, од ного американского офицера судили за жесточайшие вещи, так у него ниже пупа висели награ ды. Знаете, что он сказал на суде? «Я никогда не сделал бы ничего подобного в Америке, по скольку в Америке живут люди, но считать вьетнамцев людьми – тогда бы я не смог воевать».

Вот прием, который используется очень часто.

И соответственно, наступает эпоха переходного, так называемого интроспективно силового диктата. По времени она относится к периоду от раннего и позднего средневековья и переходит в XIX век. Что это такое? Структуры силового подавления остаются – это полиция, публичные казни, и там армия и прочее. Но нарастает количество сущностей, которые состав ляют позитивно-гедонистское, как я его называю, подавление. Тезисы – власть-благо, религия подтверждает это, религия в этот момент особенно католическая уже отходит от своего онтоло гического назначения гармонизации сути, хотя и использует ее, но становится уже также инст рументом подавления. Плюс, включаются этнические сущности, о которых я говорил. Они го раздо более разнообразны, поскольку именно в эту эпоху происходит уже четкое разделение этносов. Движутся к интроспективно силовому.

С начала средины прошлого века начинается эпоха эволюции диктата, которую я назвал «интроспективным диктатом». В этом диктате силовые структуры подавления как бы исчезают.

Исчезают публичные казни, что, естественно, очень сильно нивелирует их действенность, по скольку если казнили где-то в тюрьме, это для остальных незаметно. Его казнили и написали в газете, а идут слухи, что он работает на урановом руднике. Действенность этой сущности пада ет. А уровень необходимого подавления в разуме сущностей, военизирующих активность, дос таточно стабилен. В результате возникает необходимость в тайных структурах подавления. В этой структуре (скажем, шпион XVIII века – презренная личность, шпион ХХ века – чуть ли ни романтическая) происходит не появление, а экспоненциальное увеличение и усиление соци альной значимости тайных структур подавления, которым опять, как и в предыдущую эпоху, присваивается роль благого. Вы никогда не услышите ни в одной стране, что их диверсанты, шпионы и контрразведчики – это, в общем, изрядные мерзавцы, нет, это герои, тайные рыцари, что хотите еще. Почему? Потому, что, как и всегда, подавление должно иметь ярлык блага, блага индивидуального, блага социального. Полиция не исчезает, но не происходит публичных актов подавления, которые создают вот эти негативные барьеры. Соответственным образом увеличивается то, что является позитивным. Соответственно, гораздо больший вес в глазах иерархов структуры, т.е. верховных личностей, приобретают те, кто создает лояльные сущно сти разума. Это и проституированные творцы лояльных идеологий, это и комедианты, и кто хотите, их много. Даже произведение изобразительного искусства может иметь сущность, кото рая весьма сильно идеализирует. С возникновением электронных средств – кинематографа, телевизора и т.д., эта сущность возрастает, поскольку можно непрерывно инъецировать их в структуры. Человек уже как бы не принуждается с помощью подавления к лояльной активности, а вовлекается в нее, в эту структуру.

Но есть глубокая подводная скала. Негативное подавление, то, что силовыми структура ми, оно вызывает реакцию у разных слоев общества разную. Но у творцов, тех, кто является истинным двигателем прогресса и технологии, которые являются важнейшими компонентами эволюции, негативное давление естественным образом вызывает творческую реакцию. Эти люди создают то, что движет цивилизацию – новые идеи, новые приспособления и т.д. А сугубо позитивное подавление оно апеллирует к гедонизму или к тенденции человека получать чувст венные блага разного рода. Когда нет давления для пассионарности, то нет и творческой реак ции. И поздний этап эволюции диктата, который мы с вам наблюдаем сейчас, он как раз и пока зывает то, о чем я говорю – за десятилетия ни одного фундаментального открытия. (См. поя вившуюся через месяц заметку об этом от 2 июля (http://www.newscientist.com/channel/opinion/dn7616) Entering a dark age of innovation). Такое впечатление, не впечатление, а так оно и есть, что есть достижения репрессируемого разума творцов предыдущей эпохи, до первой половины двадцатого века, а дальше с развитием вот этого интроспективного подавления происходит спад. Грубо говоря, если на разум ничего не давит, то он ничего и не производит. Если вы всем абсолютно довольны, каким бы мыслителем вы не были, вы не произведете ничего. Нужна некая репрессия его, чтобы вызвать ответную реакцию. А направление этой реакции определяется именно тем, каков ваш психотип. Если у меня нет мыслительных сущностей творца, я пойду там куда-то. Если же я родился творцом с интенсивным познанием, я буду им, несмотря ни на что. Но если поместить любого из вас в абсолютно идеальные условия, где ничто не тревожит ваш разум, то творчества не будет. (Шум в зале, упоминают тревогу из-за смерти близких).

Могло бы быть правильным это ваше замечание о смерти близких в одном случае. Есть узко временные репрессанты. Скажем, в настоящий момент вы голодны, и это неким образом вас репрессирует. Но это чувство сегодняшнего голода оно не детерминирует пролонгирован ную вашу активность на протяжении всей вашей жизни. У вас умер кто-то, это горе, это репрес сия вашего разума, но она не вызывает творческой активности. Я ни разу в своей жизни не видел, чтобы человек пятьдесят лет подряд горевал. Возможно, и такое бывает. Но есть сущ ности, которые вызывают конкретно временную репрессию, они вызывают соответствующие акции, а есть сущности, которые вызывают пролонгированно жизненную активность. Чтобы быть мыслителем высокого класса, это должно быть вашей жизнью. То, что в ХХ веке было то и другое, это да, но вы не назовете ничего после 1940 года, чтобы толкнуло цивилизацию вперед.

И не называйте атомную энергию или там лазеры – это все было изобретено раньше. Первая ракета была запущена китайцами еще когда-то, а идея освоения космоса есть у Кибальчича, XIX век. То, что были построены, это не достижения. Атомные реакторы не были построены в начале века, но идеи, на которых они построены, генерировались тогда.

Давление, безусловно, есть всегда, но оно не вызывает пролонгированной творческой реакции. Возьмите Соединенные Штаты – это яркий пример моего тезиса. Поскольку там госу дарство никогда не испытывало этнического давления, оно живет в окружении слабых госу дарств. Природное давление невысоко, плюс, награбленные со всего мира богатства – там творческой активности в высшем ее понимании практически нет. Если вы возьмете все их уни верситеты (я был и знаю, о чем я говорю), если сидит сто человек ученых американцев, не китайцев, не индусов, не русских, а этнических американцев англосаксов, то 99 человек из них мечтают только об одном – о контракте с Пентагоном. И это весь их разговор. Это как раз яркий пример того, что я сказал. Их уже не толкает в сторону творческую, абсолютно лишенную мер кантильного основания. В той же Америке в 20-х годах, когда было мощное давление, появля лись люди, которые изобретали, скажем, там автомобили строили или там еще что-то такое.

Как только они обогатились после второй мировой войны, резкий спад. Почему, скажем, Россия, несмотря на все кошмары своей жизни, производит куда больше творчества в последнюю эпо ху? Именно по этой же причине.

(ВЗ) «А нобелевские лауреаты Америки?» Ее же дают и поэтам, и писателям третьеразрядным, но ангажированным. Я приводил вам пример на первой лекции о нобелевской премии Эйнштейна. Не приводил? Человек, не создавший теории относительности при массивнейшем давлении получил нобелевскую пре мию, в конце концов, но не за теорию относительности, которая в ту эпоху было уже всем из вестно, что не его, а за развитие фотоэффекта Столетова. Он привел всего лишь одну форму лу, что там интенсивность от частоты. Столетов одну привел, он сходную вторую и все. И за это был награжден. Такая нобелевская премия не является свидетельством наличия высокого творчества.

Переходим к вопросам.

(ВЗ) «Не является ли движущей силой естественный отбор по культуре, технологии, осознанная эволюция?» Нет. Видимо, вы не дослушали. Структура диктата составлена из индивидов, чья актив ность определяется их личными мотивациями. Как вы объясните тогда эволюцию стран? Мину точку, сначала я отвечу, а то у нас будет не диалог, а хоровое пенье. Вы не будете спорить, что главным инструментом любого человека и государства в целом является разум. Не руки, не ноги, не уменье полировать, а разум. Уровень развития разума как социальной культуры и тех нологии определяет резистентность всей системы. Инструмент выживания, или, как вы говори те, отбора, это разум. Так?

Тогда объясните мне с точки зрения вашей теории, как великие империи, которые обла дали гигантской культурой для своего времени, были разрушены, грубо говоря, грязным ско том? У них развитие разума стояло на уровне жевания, а их социальная структура была сугубо силовой диктат. При столкновении с гигантской империей, чья культура, разум и прочее стояли несравненно выше, они должны были ли быть разрушены мгновенно. Почему же они победи ли? Проиграла империя по такой причине. Структура ее диктата, структура внутренняя была деформирована полностью. С точки зрения того, что вы говорили, что есть естественный отбор между государствами тоже, то государство с более высоким уровнем технологии и культуры должно доминировать. Что помешало? Психология? Тут вы совершенно правы, только надо сказать психофизиология. Римская империя, пока это было моноэтническое государство с еди нонаправленными мотивациями, когда она структурировалось в ортодоксальную форуму дикта та при противостоянии этрускам, самнитам и т.д., тогда это была эффективная структура. За тем же она эволюционировала в сторону мультиэтнического, захватив провинции, и растворила идеологию позитивного подавления, поскольку религия, которая является цементирующей всегда, любой этнос, религия сугубо римская превратилась, бог знает во что, она восприняла религию всех, от персов, до этрусков, самнитов, галлов и бог знает кого, т.е. там была мешани на. И когда вот эти структуры диктата или структурности были разрушены, несмотря ни на что, несмотря ни на какой отбор, их победили потому, что их структура стала аморфной. А структура диктата дикарей была ортодоксальная военная пирамида. Вот и все. Сталкиваются не какой-то отбор, а сталкиваются две структуры диктата. Одна – ортодоксальная военная пирамида, вто рая – аморфная, где уже сущности социализма проявились и всякие противоестественные права, и прочее, и прочее.

(ВЗ) « Как быть с Ираком?» С Ираком? Я думаю, сожительствовать. Что вы имеете в виду? Структура? Я уже говорил относительно этого, что структура, подобная той, что была при Садаме, структуры, которые была с 1917 года в России, после революции 1893 года во Франции, в шестом веке в Персии – я их называю экстремистскими. Это структуры диктата, которые выпадают из логичной эволюции в силу разных характеристик, типа поражения в войне и т.д., я их не буду перечислять, кому интересно – найдете в книгах в тексте «Экстремистские формы диктата». Они осуществляют ряд сущностей, которых нет в логической эволюции: первое – замкнутость, отгороженность от окружения, второе – подавляющая идеология, которая не терпит конкурентов в разуме людей, унифицированная, максимальный уровень подавления и т.д. Формально, если вы возьмете структуру, скажем, при Советском Союзе, то это чистая пирамида – наверху сидит не триумви рат, а неизвестно кто, а дальше структура подавления и т.д. Она эффективна, когда надо про тивостоять. Та же структура фашистской Германии, несмотря на разницу производства, она была эффективна. Пока она воевала с аморфными структурами диктата Европы, которые как раз в этот момент находятся именно в переходной фазе и не выраженной, два дня...(что там Ирак!), Франция за две недели была разгромлена Гитлером, несмотря на то, что армия Фран ции в четыре раза превосходила ее. Но когда столкнулись две экстремистских формы, они в принципе были одинаковы, то победила та, у которой был просто больше запас материальных возможностей.

Эти экстремистские формы диктата эффективны только в одном случае – когда они пол ностью изолированы. Их идеология всегда убогая. Была такая форма в шестом веке в Персии.

Там, примерно, в тех же условиях, как в России перед Октябрьской революцией, появился та кой же вождь, как Ленин, но его называли Маздак. И он создал государство. Всех, кто писать умеет, вырезали сразу. Завели госбезопасность, которая сначала носила красные кожаные куртки (столько параллелей!), потом их уничтожили серые кожаные куртки, и конечное КГБ но сило черные кожаные куртки. Идеология была такая. Они всегда одинаковы, они несут вот эти убогие, лицемерные догмы, за которыми нет содержания, - равенства, братства и прочие сво боды. Все до одной. Эта идеология может существовать только, когда она полностью изолиро вана от какой-либо конкуренции со смешанными идеями. Потому что человек, который облада ет индивидуальными достоинствами, он эти догмы не приемлет. У Ларошфуко есть фраза о том, что «это прибежище слабого и глупого».

Умный человек и сильный он в первую очередь ощущает себя умным, он может быть кривой и горбатый, но умный. Он ощущает себя как самостную ценность, как самозавершенную ценность, а уже потом ощущает себя русским или гражданином некого государства. Вот эти догмы, составляющие убогую идеологию, они являются весьма действенными для основной массы населения. Почему? Когда человек глуп и слаб, ему льстит, что его провозглашают рав ным всем. Если я в пять раз сильнее, скажем, конкретно спрашивающего, то меня никто не убедит, что мы равны, но ему будет приятна мысль, что он со мной в чем-то равен, не объясняя в чем.

Но эти государства, они никогда не живут изолированно. И невозможно поставить стену, которая предотвратит проникновение чужих идей. А идеи, страшные для советской идеологии, были не те, которые генерировались Соединенными Штатами с их убогим социализмом тоже.

Это идеи общефилософские. Мы с вами все примерно в одинаковом возрасте и знаете, что получить доступ в Ленинскую библиотеку в философский зал можно было только по спецраз решению ЦК. При всех своих регалиях ученому проникнуть туда было невозможно. И что от нас скрывали? От нас скрывали философские труда, скажем, Монтеня или еще кого-то. Отнюдь не ту беллетристику, которую передает, скажем, по радио ББС – такое же вранье, только в другой упаковке.

(ВЗ) «Сколько Маздак просуществовал?» Эти формы, которые существовали, они кратковременные, приблизительно 30-40 лет. Ко гда он умер или был убит, это не известно, его смерть скрыли, и его именем лет 15-16 его со ратники еще правили. Там такие аналогии, которые иногда поражают. Скажем, после того, как Маздак проиграл теологический спор, он приказал всех своих идейных противников разложить в яму и потоптаться по ним слонам. Это очень сходно с идеологической борьбой, которая была в Советском Союзе.

(ВЗ) «Но в период Советского Союза были такие личности, как Прокофьев, Шостакович, Шолохов, Ростропович, несмотря на подавление. А в настоящее время таких нет».

Когда вы поминаете Шолохова, будьте осторожны. Это так же, как с Эйнштейном. В 70-х годах (это проникло даже в российскую печать) была проведена литературная экспертиза его произведений. Было доказано не одним грамотным литературоведом, что «Тихий Дон», кото рый является шедевром, картиной эпохи революции, и «Поднятая целина», этот лояльный хлам, написаны разными людьми. Позже было доказано, что «Тихий Дон» - это записки казац кого офицера, который попал на допрос к Шолохову, который в то время был следователем госбезопасности. Он опубликовал их под своим именем, и это действительно эпохальное про изведение, которое дает картину революции. А все, что он написал позже, все эти рассказы верноподданические с этой убогой «Поднятой целиной» - это уже им написано. Вдова этого офицера, когда началась оттепель средины 60-х годов, обратилась с тем, чтобы восстановить имя своего мужа и авторство. У нее были черновики этих дневников и т.д. Ленинградская гос безопасность ее расплющила. Так что, когда говорите о Шолохове, будьте осторожны.

Относительно Ростроповича. Я музыку лично не воспринимаю как великое творчество.

Музыка, да и то в высших ее проявлениях, способна лишь вызвать некие эмоции. Вызвать, инициировать в разуме человека некие гигантские мыслительные сущности она не может. Она апеллирует сама по себе к эмоциям. И речь не идет только о рациональных мыслях, рацио нальные – это лишь покрытие.

(ВЗ) «Ну мы тут не компетентны, поэтому не будет это обсуждать».

Ну, почему же? Я лично себя не считаю некомпетентным. Музыка развивалась в истории человечества от ритма к мелодии. Ритм апеллирует к достаточно примитивным сущностям, связанным с альфа, бета, тета ритмами мозга. Мелодия, в высших ее проявлениях, апеллирует к сущностям, дислоцированным в высших структурах разума. Но кроме определенного рода эмоций музыка не может ничего вызвать по одной простой причине. Она апеллирует к сугубо эмоциональным структурам мозга.

(ВЗ) «И к физиологическим. А физиологические дают творчество».

По этому поводу физиологии человека, по поводу изучения, я могу говорить очень много.

Я долгое время занимался исследованиями мозга, причем, с точки зрения структурности, раз ные интересные вещи и т.д. В организме человека нет разъединенности мозга и физиологии.

Если вы будете читать мои книги, то там везде написано «психофизиология». Почему? Нейро гуморальная система, медиаторы, которые выделяются мозгом и которые регулируют всю вашу гормональную систему и т.д.– это единое целое. Более того, скажем, базовый гормон, тесто стерон, имеет троякую природу. Это общий метаболизм, который объединяет все обменные процессы в клетках, гормон агрессивности, т.е. эмоций, и гормон, пардон, сексуальной мощи, который тоже в значительной степени является общим. Здесь нет разъединенности в организ ме физиологии и психологии. Они связаны в единую структуру. Скажем, сугубо женские про цессы очень сильно детерминируют их психологию.

Музыка обращается к эмоциональным структурам разума. В финальном аспекте она мо жет успокоить, она, безусловно, может вызвать агрессию, это используют, она может зомбиро вать, но что она не может – это вызвать гигантских мыслей. Никогда ни один музыкант не был гигантом мышления. Все, что они могли создавать – это неким образом трансформировать свои тонкие метафорические какие-то сущности разума в мелодию, но это единицы. Я не представ ляю, как эмоция, умилительная эмоция может вызвать внимание, скажем, к сущности бытия.

Возможно, какие-то нюансы, которые невыразимы вами в рациональных терминах, но не более.

(ВЗ) «А вот я вообще размышлять не могу без музыки, совсем не могу, как условный рефлекс».

В тот день, когда вы, я надеюсь, напишите гениальную книгу, я поверю в то, что вы гово рите. А вот все гениальные мыслители прошлого, настоящего и, я думаю, будущего творили свое великое в тишине. Гимнософисты Индии снимали с себя всю одежду, уходя в лес для мышления. Это гимнософист Канада, на кого ссылается философ Левкипп, на которого ссыла ется Демокрит, ввел атомарную структуру вещества приблизительно такого же плана как сей час. В тишине. Никто из них не слушал там-там.

(ВЗ) «В столкновении империй – Дария и Александра Македонского, почему победил Александр?» О какой империи Александра Македонского вы говорите? В эпоху столкновения с Дарием это был экспедиционный военный корпус, это не империя. Победил он структуру Дария по од ной простой причине – это была старая империя с тем, что я говорил, с деформированной идеологией и т.д., на которую наехал экспедиционный корпус профессионалом с идеальной для завоевания пирамидальной структурой. Плюс, конечно, не надо сбрасывать и гений полковод ца, и индивидуальные качества. Для управления он оставил готовую структуру, очень многие так делают. В принципе, разумный завоеватель никогда не разрушает структуру. Когда готы в шестом веке полностью завоевали римскую империю, они не сменили даже людей. Тот фило соф Боэций, о котором я говорил, который написал «Утешение философией», он был, по сути, верховным правителем империи в ту эпоху. Был оклеветан, заключен в тюрьму, казнен, но он был римским гражданином высокого ранга. Они сохранили полностью всю структуру Рима, но она была уже гнилая.

(ВЗ) «Но Александр завоевал и вдохнул в эту структуру новые демократические силы?» Сколько просуществовала структура, которую была организована Александром, и которой потом управляли его военноначальники? Эти структуры развалились в считанные десятилетия.

Там остались государственные образования, но это уже были не те структуры. Они были раз делены, развалились.

Теперь относительно термина «демократия», который вы упомянули. То, что вы имеете в виду под демократией – это сейчас вульгарный социализм. Демократия, т.е. власть народа в переводе с греческого, была в истории человечества всего один раз – демократия Перикла в Афинах, когда действительно каждый вопрос решался всеми гражданами Афин. Прямым голо сованием. Все. Начинать войну или заканчивать.

(ВЗ) «А вече в России?» Вече только приглашало князя или выбрасывало. Там больше ничего и не было. Так вот, это был единственный пример. Все то, что в ХХ веке, не имеет отношение к демократии никоим образом. Из двух профессиональных проституток политиканов, скажем, в Америке избирают президента. При чем тут демократия? Вы можете избрать этого мерзавца и этого мерзавца. Но оба мерзавцы и представляют интересы определенных групп реальных властителей страны.

Этот представляет, скажем, нефтепромышленников англосаксов, этот представляет еврейский капитал. Вот и все. Эти себя называют демократами, эти республиканцами, более хитрики на зывают себя либералами и бог знает кем. А, по сути, это разный уровень социализма, убогого социализма.

Кому присущи догмы свободы, равенства и братства? Они никогда не декларировались демократией Перикла. Это было выведено на арену как сформированные лозунги революцией 1893 года во Франции. Никто не дал себе труда сказать – в чем равенство, свобода от чего, братство с кем? Но лозунги, они звучат столь прелестно для разума подавляемых, что они очень легко инъецируются. Он видит богатого, а ему внушают – ты ему равен. В чем, не понят но, но равен. Когда вы говорите термин этот «демократия», он заезжен и лжив, т.е. его нет. Ни о какой демократии не идет речь.

Вы никоим образом не оказываете влияние, ни малейшим образом, на политику России.

Ни один гражданин Америки или Канады ни коим образом не оказывает влияние на то, что делает правительство. Посмотрите в Европе – они вели политику как бы от лица народа, а когда первый раз решились спросить на референдуме, оказалось большая часть против. «Де мократия» - это слово звонко, оно очень лестно и якобы является высшим достижением чело веческой цивилизации. Это слово мусолят все. Если поездить и послушать, что говорят в самых жутких странах, то и там это слово, в общем, они не против него. Скажем, какая демократия в Кувейте? Я там долгое время был, то, поверьте мне, это слово там мусолят по телевидению без перерыва. Что они самые демократичные, что каждый гражданин может обратиться прямо к шейху. То, что его обращение никого не интересует, это не важно, но может. Как говорит одни мой знакомый, аргументируя наличие свободы: «Зато я могу выйти и сказать на улице Оттавы, что премьер-министр дурак». А я спрашиваю: «Что это изменит?» (ВЗ) « Вы разделили общество на три группы, производители, давители и мучители? И подавление со временем исчезает?» На четыре. Первая группа – это иерархи, это члены социума, которые обладают макси мальными гедонистскими потенциями и являются как бы сенсорами социума. Вторая группа – это проводники и исполнители диктата. Это включает всех, кто каким-либо образом относится к подавлению. Третья группа называется «сопутствующие». Это те, кто создают лояльно интрос пективные сущности континуума социума. Следующая группа – производители. И пятая, кото рую я вкратце упомянул, называется «контрдиктатные пассионарии». Это мыслящая элита, это специальная категория. Структура диктата включает эти четыре класса. Истинный мыслитель высокого полета, он как бы в структуре, но его активность не определяется структурой диктата или подавления. Она имманентна, органична его разуму, вот он таким родился. Вас никто не загонял в мышление, тех, кто здесь присутствует. Это ваше органичное. Если у вас есть жиз ненная энергия и те врожденные структуры, которые сублимируют эту пассионарность в актив ность. Я их называю «контрдиктатные пассионарии».

Сейчас не «интроспектив», не время интроспектива, а переходный этап, когда некоторые сущности, которые кажутся кардинальными в структуре общества, они позже могут оказаться вполне второстепенными. Когда Фултон впервые предложил построить свой пароход Наполео ну, вряд ли кто-то мог представлять, что эта суть резко толкнет цивилизацию вперед, поскольку сделает возможным интерконтинентальное сообщение. Казалось бы, весьма второстепенная сущность бытия общества оказалась одной из первостепенных.

Теперь по поводу того, что подавление исчезает. Оно не может исчезнуть – в этом случае развалится все общество. Нивелируется или снижается чисто силовое физическое подавление – нет публичных казней, минимизируется уничтожение инакомыслящих и т.д. Но это компенси руется тайным подавлением – и тайным отслеживанием мыслей, тайной слежкой инакомыслия, тайным уничтожением и т.д. И эти структуры они приобретают своеобразный статус. Их очень долго описывать. Я еще раз хочу сказать, что в книгах вы можете найти более подробное изло жение.

(ВЗ) «Как заменяются иерархи?» Из истории известны разные способы. Первый, наиболее распространенный, - наследст венный. Второй – в результате, скажем, военных поражений и т.д. происходит смена иерархов.

Некий военноначальник с огромным уровнем пассионарного гедонизма, он захватывает власть и переходит в иерархи. Есть времена коллизий, когда деформация психотипов приводят и к деформациям власти. Самый яркий пример перед вами – это 1917 год, когда эти недописавшие телеграфисты стали иерархами мощнейшего государства. Смена иерарха обычно не вызывает заметных перемен. Если только психотип иерарха уж очень отличается от стандартного. Когда власть получил Улугбек, психотип которого был типичным творцом, конечно, там все значи тельно изменилось в обществе. А, в общем, те, кто приходит на вершину иерархии гедонизма, они все принадлежат к одной группе.

(ВЗ) «Не отдыхает ли природа на детях властителей?» Это утверждение совершенно правильное по отношению к гениям. Ни у одного гения не рождался сын гений. А иерарх – это не гений, далеко не гений. Если отбросить сугубо такие деликатные ярлыки – это самое мерзкое животное, какое можно найти. Нет, нет - вы зря смее тесь, это не эмоциональная оценка. Дело в том, что если там будет сидеть человек, у которого присутствуют добродетели декларируемые, доброта, он не сможет быть эффектным правите лем.

(ВЗ) «А Гавел в Чехословакии?» Да бога ради. Ну, что вы приводите марионетку американцев в качестве идеала какого-то.

Ну, сделали его за американские деньги. Если правитель не обладает самыми жуткими качест вами, которые, в общем, отвергаются обществом как пороки, он не сможет быть правителем, он не сможет послать миллион людей на убийство, он не сможет подписывать смертные пригово ры и т.д., он не сможет подавлять. Заметьте, что эпоха расцвета всегда в любом государстве была тогда, когда во главе стояли совершенно немыслимого типа люди, садист типа Грозного или другие. Не царь Алексей – он существовал в эпоху, когда было довольно спокойное время, и нельзя сказать, что он неким образом толкнул Россию вперед. В какую эпоху Россия стала империей расширяющейся? В эпоху Ивана Грозного, не при Алексее. Когда Россия стала импе рией большой? При Петре 1 – тоже изрядный был садист. Могу вам дальше припоминать.

Возьмите Екатерину, при которой расцвет – это свалка всех пороков, какие можно найти, если отбросить все эти благостные описания. О качествах Сталина не мне вам рассказывать, вы о них не хуже меня знаете. Правитель должен быть таким.

Человечество само по себе не целенаправленно ищет чего-то. Происходит эволюция, ко торая определяется законом. Вот внимательно посмотрите в моих книгах, где эти законы опи саны. И эти законы заключены в разуме всех людей, составляющих социум.

Текст лекции 3.

На прошлой лекции из-за обилия вопросов я не успел рассказать, как диктат определяет все абсолютно сущности живущего социума людей. В любом случае вы это можете найти в книгах, поскольку вы понимаете, что формат часовых лекций не позволяет дать ничего, кроме как эскизного описания, и детали, естественно, нужно уже брать из книг.

Сегодня я так же более менее эскизно хочу рассказать о том, как эту теорию функциони рующего диктата применить к анализу реалий истории конкретно любого периода времени. Та история, которая прошла и последствия ее ясны, вряд ли интересна для подобных экстраполя ций. А вот, скажем, чтобы отойти от теоретизирования, давайте сделаем следующее. Думаю, что вас всех интересует перспективы вашей страны, России и ее антагониста Соединенных Штатов. И как третью страну я предлагаю вам Китай.

Начнем с Китая. Для введения я повторяю определение, что есть диктат. Диктат есть всеобщая категория бытия индивида и социума, дислоцированная в структурах разума челове ка, конкретизирующаяся в формах диктата, которые могут быть абсолютно произвольными – это может быть шайка, религиозный орден, государство и т.д., и т.д. Формируется диктат в разуме человека, в суперпозиции сущностей разума и внешней среды. Конечно, среда разнооб разна. Это в первую очередь давление внешней среды. Не надо понимать это так, что давление внешней среды – это катаклизмы, вулканы и т.д. Это как раз кратковременное давление. Отсут ствие у конкреции диктата, у социума выхода во внешний мир, скажем, на островах Полинезии – это в гораздо большей степени влияет на сущность его, чем кратковременное наводнение, которое либо перебарывается, либо нет.

Начнем с Китая. Начнем анализировать сущности внешнего давления на эту страну. Пер вое, что сразу приходит в голову каждому, это огромная власть. С одной стороны это близкое к полутора миллиардов количество людей трудолюбивых. Это казалось бы преимущество для социума. Но при анализе внешнего давления нужно учитывать не только доместикальный эт нос, тот, который анализируется, но и окружающие его. Полтора миллиарда людей замкнуты на пространстве, которое весьма ограничено. Следовательно, производство элементарных гедо нистских благ, т.е. питания и прочего, оно уже ограничено сугубо природными факторами ареа ла обитания. И эта сущность является непрерывным природным давлением на живущих в этой среде, которое в свою очередь определит то, о чем мы будем говорить дальше.

Второй фактор, который сразу приходит на ум – его соседи. С одной стороны это столь же многочисленная Индия, приблизительно на том же уровне. Соответственно, конкуренция за гедонистские блага, она стиснута еще на более маленьком промежутке земли. С другой сторо ны океан. С севера – мощное государство, представляющее Россию. И с востока – весьма ма ленькое, но агрессивное государство, Япония. Фактически Китай не может расширить свой ареал обитания, поскольку его окружают государства, которые в общем-то сами склонны к экс пансии.

Третья сущность, которая необходима. Любой социум на современной стадии развития напрямую зависит от того объема искусственной энергии, которую может произвести. Если Россия в этом практически не ограничена при ее мощных реках и прочим развитием техноло гии, то Китай не может позволить себе построить столь же мощные гидростанции, имея только две крупные реки, которые по сути дела снабжают ее всем, весь этот гигантский муравейник.

Соответственно, они испытывают аспект природного давления, т.е. отсутствия энергетических источников.

Четвертый аспект. Китай на современном этапе развития, не говоря о том, когда он был культурно и технологически на уровне или даже выше европейской цивилизации, - это этнос, по терминологии Гумилева, этнос, скорее, в стадии стагнации или мумификации. Он существовал столько времени, что его активная часть населения была разными способами элиминирована – войнами, противостояниями природным бедствиям, непрерывной оккупацией. Скажем, когда японцы устроили нанкинскую резню, они вырезали не просто крестьян, поскольку их не режет никто – без хлеба не проживешь, а резали тех, кто в общем-то и составлял эту пассионарную прослойку, солдат, чиновников. В силу этого при всей многочисленности объем пассионарных личностей в этом этносе невысок. А это означает очень большие последствия. Всем известно китайское трудолюбие и т.д. и т.д., но это не компенсирует отсутствие тех единиц, которые и толкают цивилизацию вперед.

Крайне интересным и немаловажным фактором, опять же описывающим Китай этой эпо хи, является язык. Казалось бы, что может определять язык? Как он может определять давле ние или отсутствие его? Дело в том, что, наверное многие из вас знают, что формальные языки на линейке сложности, выразительности и прочего, они располагаются по уровню характери стик (это теория формальных языков, вы можете там это найти), по уровню контекста. Высоко контекстные языки – это русский и французский из существующих языков, на самом низком контекстном уровне находится английский язык, за которым следуют алгоритмические языки разного рода. Так вот, китайский язык – его даже невозможно поставить. Иероглифический язык – это не алфавитный, его даже не поставишь никуда, потому что у него существует однознач ное соответствие между символом и сутью. И поэтому такое многообразие иероглифов. По свидетельству китайских лингвистов, ни один человек в мире не знает всех китайских иерогли фов. Их более двухсот тысяч. Сверхобразованные чиновники могут написать сорок тысяч и семьсот достаточно для базовой речи. Но каково следствие этого?

Контекстный язык, когда человек использует его с детства, он вырабатывает богатство общения, т.е. мысль приобретает нюансы, а при переходе к стадии исследования или мышле ния – богатство нюансов, граней языка, определяет и богатство мысли. Если вы сравните французских философов, греческих философов и как антитезу, скажем, Беркли и Джона Скотта из англичан, то вы увидите, насколько философия французов более богата контекстным смыс лом, чем философия англичан, дающая однозначную спрессовку.

Применительно к Китаю это приводит к таким следствиям – у них снижена способность к генерированию неких мыслей, артифактов разума, которые обладают оригинальностью в смысле богатства выражений. Они способны изучить то, что сделано – это у них получается гениально, они способны это адаптировать, но у них очень низкая способность к генерированию сверх творческих сущностей. Я мог бы из личного опыта рассказать, но это не важно.

Второе. Вот этот низкий, пониженный уровень пассионарности приводит к другим послед ствиям. Армия – это основной поглотитель людей с низким уровнем мышления, с высокой пас сионарностью, то, что мы говорим, проводники диктата. Если представить любой социум как человеческий организм, то у него есть мозг, есть кровеносная система, экономики и прочее, но эффектор, то, что способствует экспансии, распространению этого этноса и сдерживает экс пансию окружающих – это армия, это руки. Так вот при сниженной пассионарности размеры армии уже не играют роли. И хотя в настоящий момент господствует весьма ложная доктрина, что превосходство технологии обеспечивает доминирование в разных сферах, это не так. В свое время мысль очень правильно выразил Суворов. Он сказал: «Как бы ни сильна была ар тиллерия, территория завоевана, когда на нее встала нога солдата».

Так вот, когда она создается из людей низкопассионарных, т.е. по сути производителей, то армия эта, не сказать, что не боеспособна, но она не способна к высокой конкуренции в ус ловиях, скажем, жестоких этнических конфликтов. И как следствие, Китай становится объектом потенциального давления окружающих. Япония – это, в общем, ничто на карте, но поскольку они зажаты на острове, они не экспансируют. А в Китае есть еще одна характеристика – вы ее знаете, что эмиграция из нее гигантская. Если посчитать все эти чайна-тауны по миру – это фантастика. Я вам из своего опыта расскажу. Я жил в немыслимом количестве разных городов.

Поверьте мне, городишко с этот зал, в нем будет обязательно еврей-ювелир, в нем будет ази атский ресторан и, сто процентов, обязательно место китайцев, маленький, но чайна-таунчик всегда есть. Крупный город просто не бывает без гигантского чайна-тауна, во всем мире, куда не плюнь. А эмиграция в данном случае без особого давления происходит за счет в основном высоко пассионарных. Вы наверное сами знаете, сколько китайских имен сейчас в научных журналах и т.д. Таким образом еще и этот отток изменяет их.

А Япония как антитеза – эмиграции из нее практически нет. В войнах она не так много людей теряла. И в результате, несмотря на эту скученность на острове, они, как и англичане, сохранили достаточно высокий уровень пассионарности. (Если вы зададитесь мыслью, вы придете к выводу, почему Англия в свое время стала владычицей мира, так сказать, мелкий островок. Потому что они не потеряли эту пассионарную прослойку). И как антитеза у Китая существует потенциальная этническая угроза со стороны Японии. Невозможность экспансии в сторону России, потому что это государство, проникнуть в которое крайне трудно, скажем, окку пировать военным способом при всей разности в технологии и военной мощи. С другой стороны столь же многочисленная примерно на этом же уровне Индия. И в результате получается, что ареалы обитания этого этноса будут практически стабильны. Это означает, что при дальней шем росте популяции этот этнос рано или поздно будет придавлен проблемой добычи хотя бы элементарных гедонистских благ для поддержания жизни в нем.

Я предвижу возражения, все эти глупые банальности по поводу «китайского чуда» и про чего – это в общем все весьма сильно декларируемая вещь. Что такое китайское чудо? Запад ные государства, которых прошли свои стадии развитого социализма и в которых эти структуры переразвиты до уровня, когда доходы у работающего практически изымаются, и в которых стоимость товаров, произведенных в той же Швеции или в Соединенных Штатах, неимоверно высока, то для того, чтобы сформировать (они же не могут зарплату увеличить до пятисот ты сяч в год) дешевое плечо потребительской корзины, им необходимы очень дешевые товары.

В Китай, где гигантская масса трудолюбивого населения, где можно проводить работу дешево, естественно идут туда инвестиции, но эти инвестиции не вкладываются в те отрасли промышленности и экономики, которые могли бы неким образом сгладить и нивелировать то, о чем я говорил. Они никогда не будут вкладываться в атомную энергетику, вкладываться в про изводство искусственных источников энергии в Китае для Китая. Они никогда не будут вклады ваться в военную промышленность Китая и тому подобное. Пополняется западная дешевая потребительская корзина на экспорт. Если китайцы в какой-то момент изымут, перестанут по ставлять весь этот дешевый хлам, который идет в Америку, а дешевое плечо потребительской корзины американцев на 90% китайского производства, инфляция в первую очередь в Соеди ненных Штатах будет 400-500%, не меньше.

Вот мы видим такую достаточно сложную картину внешнего давления. Оно формируется и внутри природными компонентами. Плюс к этому есть и такие спорадические, периодические разливы двух их крупных рек. Эти участившиеся в последние годы разливы наносят весьма мощный удар, давление уже этого фактора становится весомым в общей структуре. Этнические факторы мы тоже описали. Таким образом, в результате экспансия Китая маловероятна, пас сионарность этой нации снижена, огромная популяция, отсутствие природных ресурсов, окру жение, которое весьма не способствует развитию. Что из этого следует? Как это будет проеци роваться на разум людей в потенциальной структуре?

Но нужно отметить еще факторы, положительные для Китая – это моноэтничность, т.е.

при всех вариациях в Китае нет крупных вкраплений инородных этносов. Второй положитель ный фактор – Китай имеет унифицированную религиозность, т.е. у них есть безусловно и като лики, и кто угодно, но они не решающие в общем идеологическом континууме этой страны.

Консолидация этого этноса весьма сильна именно в силу того, что там нет разрушающих внеш них давлений, тех, которые разрушили другие великие империи, римскую. Сначала это была маленькая сформированная республика с одной религией и прочим, она была структурирована, она была мощна, несмотря ни на что. В Китае это сохраняется тысячелетиями. И в силу этого они и сохранились. Современные им империи и этносы ушли в небытие, а они существуют и более того представляют живой организм.

Как вот эта сущность факторов определяет структуру, аффектирует разум иерархов ки тайских? Природное вот это давление пока не достигло того уровня, который, воздействуя на разум иерархов, генерирует идеи угрозы их личного существования, т.е. он существует на том уровне, который в общем не вызывает еще возмущений. Предположим так, что их стало пять миллиардов, питанья просто нет, начинаются массовые голодные бунты. В этом случае те, кто имеют максимальный потенциал гедонизма, он естественно воспринимает это как угрозу лич ному благосостоянию, потому что хаос. До той поры пока подавляемые принимают идеологиче ские выиски по давлению и в стране некий покой, то нет угрозы. Когда же они под давлением голодной смерти отбрасывают их, то соответственно существует угроза элиминации давления.

Но на том уровне, который существует сейчас, этого нет в силу того, что подавляемые произ водители в Китае они неприхотливы и не избалованы, и не прошли стадии социализации, кото рые прошла Европа. Подавляемые Европы они органично восприняли лозунги свободы, равен ства и братства и прочие социалистические догмы. В Китае этого не было и не происходило.

Эти догмы они не вызывают возмущение континуума интроспекции у людей и в силу этого не вызывают неких социальных коллизий.

Наличие этнических конкурентов извне оказывает значительно большее влияние на вос приятие иерархов. Почему? Пример из истории предыдущей эпохи, когда Китай был полностью завоеван. Тогда китайские иерархи полностью потеряли свои права и потенциал. Эта угроза существует всегда, потому что скученные на острове японцы рано или поздно вынуждены будут экспансировать. А структура экономическая у Японии она несколько отлична. Они развивали те отрасли промышленности, которые в принципе могут усилить их этническую конкуренцию. От ражаясь в сознании иерарха, эти сущности генерируют тенденцию усиления военной мощи государства, т.е. инструмента противостояния этнической экспансии. И в то же время само по себе оружие оно мало эффективно, и требует введения государства в пирамидальную структу ру, т.е. для усиления эффективности подавления государство должно приобрести военно пирамидальную структуру.

Почему всегда Китай имел более или менее автократическую, олигархическую структуру, т.е. император и т.д.? Потому что эта структура наиболее эффективна для противостояния. В силу этого при отражении в разуме иерарха это предотвращает проявление структур социали стического проявления, которые весьма мощно развиты в европейских цивилизациях. В пер спективе Китай всегда будет сохранятся автократически или олигархически управляемой стра ной. Эффективность этого будет зависеть от многих факторов, но появление социализма в Китае минимально, т.е. оно будет и поверхностным, и нерешающим. Всегда будет тенденция к автократии. Практически, если вы заметили, при переходе от императора к коммунистической системе, которая не была столь ортодоксальная, как русская, эта пирамидальная структура сохранилась. Органам подавления, слоям подавления и сопутствующим, как я говорил, им там облегчена работа в силу специфики, т.е. моноэтничность, унификация религиозной консолида ции и факторов, о которых я говорил.

Производители, основная масса которых составляет совершенно чудовищное количество в Китае. Здесь все эти факторы, отражающиеся в их сознании, они в разной степени подсозна тельно приводят их к невозможности активного сопротивления, выступления или какие-то вос стания людей, поскольку они в пирамидальных структурах крайне редки, соответственно там вариантов реакций на давление этой среды крайне немного. Первое - это включение на основе минимального поощрения в производство и второе – эскапизм, уход. И оба они реализуются, как правило, сейчас. С усилением факторов будет усиливаться поток из Китая, поскольку более менее пассионарные производители будут уходить, соответственным образом пополняя чайна тауны различных стран. Вот такая перспектива Китая в этом смысле. А если вас заинтересуют какие-то конкреции, вы сможете, более тонко анализируя каждый фактор, сделать это сами.

(ВЗ) «Как идет развитие производительных сил в Китае?» Вы знаете, я этими терминами марксизма крайне редко пользуюсь, я вам скажу. За ними ничего нет. Если вы возьмете мою книгу, то увидите, что производительные силы – это нечто аморфное, это совокупность того сего и т.д. Вот простой вам пример как почва для размышле ния – два человека, им дали сверх совершенные станки. Одному из них это интересно, я это называю производительной пассионарностью, это определено в книге, там есть такая глава «Диктат и экономика», соответственно у него высокая пассионарность. Второй – круглый дурак с низким уровнем пассионарности. Вот один будет делать на этом гениальном станке велико лепные вещи, а другой будет рисовать слово из трех букв. Вот и все, вот и вся разница. В чем разница?

Разница не в том, какие инструменты и какие производительные какие-то силы и отноше ния из марксизма, а разница в том, что в разуме каждого человека. В том случае (там много другого, это одна из сторон) производительная пассионарность работника высокая - это высоко эффективная, но оно опять зависит от социальных условий. Раба невозможно насильно заста вить работать высоко эффективно, поскольку его производительная пассионарность низка.

Если он пассионарная личность (бывший воин), он употребит свою силу на то, как удрать или как завоевать надсмотрщика, но не на то, чтобы там монотонно кидать. Поэтому чтобы говорить о развитии производительных сил, как вы говорите, если вы мне объясните, что это такое, мы тогда с вами дальше пойдем.

Давайте мы перейдем к России. По поводу Китая, как я говорил, мы должны рассматри вать как один из параметров, что это старый этнос, угасающий, не популяционно, а интроспек тивно. И вот мы переходим к прямой антитезе китайского к очень молодому русскому этносу.

Когда вы сами будете использовать этот метод в будущем, возможно, вам будет интересно предсказать, скажем, банковский кризис, никогда не прибегайте к историческим сведениям сугубо шовинистического приниженного толка. Я очень уважаю русскую нацию, но свистопля ска, которая началась сейчас, она глупа, как и любая другая. Там ищут корни где-то в сотом тысячелетии до нашей эры и прочее, и прочее. Это в общем глупости. Если исходить из ретро спективы, то вы знаете, что само название «русские» «руссы» - это принесено викингами и датчанами в Россию. Это и говорит о формировании. Скажем, в XIII веке кривичи, вятичи и древляне говорили практически на разных языках, т.е. это были разные этносы. Одни были ярыми охотниками, другие были земледельцами, третьи вообще жили в лесу чуть ли не на ветках. Формирование русского этноса (без попыток задеть чье-либо самолюбие) – это XIV-XV века. Это один из самых молодых этносов европейского территории, Европы. Раньше были отдельные племена, но это не то. Мы говорим об этносе, о суперэтносе тогда, когда он уже сформировался в структуру, а не тогда, когда там кто-то жил и прочее.

Когда украинцы начинают рассказывать о древности своего рода, это, ей богу, просто вы зывает смех по одной простой причине, что такой нации практически не существует и сейчас еще. Украина теперешняя разделена на две части сугубо – это русифицированная восточная часть и все эти подолы и галиции, и прочие, которые вообще не были объединены никогда. Это просто забытые богом славянские племена, которые входили как инородный этнос куда угодно – в Австро-Венгрию, Польшу, я не знаю там, в любую страну.

Так вот относительно России можно сказать, что это очень молодой этнос. А молодость этноса имеет и плюсы, и минусы. Это высокая пассионарность, но это несформированность.

Формирование этноса и диктата, который существует в ареале обитания этого этноса, форми руется в процессе столкновения и экспансии. Посмотрите, когда Россия эффективна? Она бывает эффективна в войнах и после войн непосредственно.

Вот мы пришли к выводу, что Россия – молодой этнос. Теперь природное давление. Пер вое природное давление – это огромная территория и большая часть которой расположена на севере. Что значит «на севере»? Это означает, что выживание требует гораздо больших уси лий, чем для китайцев южной полосы – обогрев жилища, более мощное жилье, общение и т.д.

Все это – дополнительное давление на структуру диктата в России. Скажем, деревня в Китае должна потреблять энергии куда меньше, чтобы выжить, чем деревня в Западной Сибири. Пра вильно? Дом надо обогревать, готовить пищу и т.д. Второе – это протяженность, огромные размеры. Это имеет и плюсы, как обычно, и минусы. Плюсы – это, когда начинается экспансия другого этноса, то это плюс поскольку, чтобы держать под контролем такую территорию нужна совершенно немыслимых размеров армия. Невозможно поставить по солдату и при этом ду мать, что они удержат власть. Естественно, каждый населенный пункт на такой огромном про странстве должен контролироваться. Негативное же последствие – то, что сообщение в преде лах этой формы диктата оно требует гигантских вложений, т.е. отчуждение большого количест ва гедонистских благ для того, чтобы обеспечивать как минимум коммуникацию внутри этой страны.

Третий – это фактор, который связан с молодостью этноса, это высокая пассионарность, соответственно, высокое творчество. Хотя Россия и была империей в какой-то степени, но тем не менее она сохранила, скажем, не чистопородность, но мультиэтничность. В любом случае нации, которые живут в ареале обитания России, за редким исключением, в разной степени, но они ассимилируются. За исключением там всякого рода чеченцев и прочих, но они не решают ничего практически. А основу российского этноса, который составляет форму диктата россий ского государства, составляют русские и нации, в той или иной степени ассимилированные скорее не этнически, а ассимилированные скорее государственно. Они воспринимают русский язык, они находятся в сфере этнических обычаев России и т.д.

В отличие от Китая, слабое место – это русская церковь, которая и раскалывается и ска лывается. Ее слабость определяется тем, что она с самого практически момента зарождения была инструментом подавления, т.е. она не приобрела в разуме подавляемых статуса институ та, который отчужден от подавления. Ведь любое подавление вызывает негативные эмоции, негативную реакцию. Как бы не сладко было это подавление, как бы добровольно вы это не делали, оно все равно вызывает негативную реакцию. Церковь, по крайней мере декларативно, должна стоять отдельным институтом, т.е. базируясь на тех онтологических сущностях, о кото рых мы говорили в предыдущих лекциях. Она легко инъецирует свои социальные идеи в разум подавляемых в том случае, если она декларативно-явно отчуждена от структур подавления. Но в России этого не произошло, и поэтому действенность церковных канонов снижена. Они были сильны тогда и в тех ареалах, где действительно то, что я говорил, отчужденность была, т.е. в удаленных районах, в деревнях и т.д. Это не чрезмерно важный фактор, но он важен, и грамот ный иерарх всегда будет осознавать это, повышать статус независимой церкви.

Анализируя Россию, следует сразу отметить отсутствие или абсолютно низкий уровень давления таких природных факторов, как наличие природных ископаемых, энергетический потенциал, который в ряде случаев решает все. Россия в области природной одаренности пол ностью самодостаточна, она может обеспечить себя абсолютно всем, от продуктов питания до любых металлов и энергоносителей. К чему это приводит? Это приводит к тому, что иерарх при генерации неких эффектов не испытывает давления по крайней мере этих факторов. У него нет необходимости диктатной экспансии на соседние государства с целью приобретения этих необ ходимых природных ресурсов.

Возможно, этот фактор покажется маловажным, но возьмите следующую страну, Амери ку, которую мы будем рассматривать. В Америке практически нет природных ископаемых, а ее нефтяные залежи, вы можете сразу записать, ерунда. Я достаточно долго работал в нефтяной промышленности, и я вам скажу, что это такая же фальсификация, как азербайджанская нефть.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.