WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |

«ББК 87.3 Л42 РЕДАКЦИИ ФИЛОСОФСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Редколлегия серии: ...»

-- [ Страница 6 ] --

Автор 6Б, который отвечает на мои доводы против того, Следует приветствовать то, что Вы, сударь, придаете чтобы считать протяженность сущностью материи, сам рациональный смысл сомнениям академиков. Это поистине того не замечая, соглашается со мной: он признаёт, что лучшая хвала, которую Вы могли бы им воздать. Я был протяженность безразлична к движению и покою и что бы очень рад, если бы их воззрения, должным образом для объяснения инертности материи надлежит использо переработанные, предстали бы наконец в новом свете вать другое понятие, именно силу. Не раз приходится благодаря Вашим трудам. Однако для этого Вам нужно удивляться, как это умные люди в своих рассуждениях время от времени уступать им отдельные лучи Вашего могут так далеко отклониться от логики, и все из-за того, света, как Вы уже это делали не раз.

что они пренебрегают Аристотелем.

Верно, что двадцать лет назад я выпустил два не Г-ну Лантену — мои сердечные чувства.

больших трактата 72, один — о теории абстрактного дви жения, в котором рассматривал движение вне системы,, как если бы оно было чисто математическим понятием, ЛЕЙБНИЦ — ФУШЕ а другой — о гипотезе конкретного движения в системе,, [...1 То, что Вы одобряете сказанное мною о божествен т. е. такого движения, которое фактически имеет место ной мудрости, очень меня радует;

я пришел к выводу, что в природе. В этих сочинениях, возможно, есть кое-что пренебрегать конечными причинами в физике нельзя, ценное, тем более что и Вы, сударь, так полагаете вместе более того, их можно с успехом использовать для новых с остальными;

но есть в них и такие места, в отношении открытий. Именно так я даю в лейпцигских «Ученых которых я чувствую себя в настоящее время куда более записках» обоснование законов преломления и отражения осведомленным. Между прочим, я совершенно иначе объ света 67. Меня поддержал один англичанин по имени ясняю теперь неделимые. Ведь то был опыт юноши, еще Молинэ в своем вышедшем недавно труде о диоптрике.

не владевшего глубоким знанием математики. Законы Легче всего сослаться на знание действующей причины, абстрактного движения, выведенные мною тогда, факти гораздо труднее проникнуть в ее суть.

чески должны были бы иметь место лишь при условии, Ваши три аксиомы мне нравятся;

важно только, чтобы если тело не содержало бы ничего, кроме того> что в нем их правильно поняли. Можно усомниться в правильности усматривают исходя из учения Декарта или даже Гас утверждения, будто поп opinaturum esse sapientem e8.

сенди. Но с тех пор как я установил, что природа в этом Но, по-моему, это надо понимать так, что не следует вся отношении ведет себя применительно к движению совер кое мнение принимать за истину. Ибо в общем-то самое шенно иначе, я получил новое доказательство неправоты правильное — оценив степень правдоподобия, следовать общепринятого взгляда на природу тел, о чем я уже писал на практике тому, что кажется наиболее разумным. Вы в одном журнале 73.

ражение judicium veritatis non est in sensibus69 тоже Что касается неделимых, то. поскольку под этим подра должно быть истолковано правильно. Разумеется, мы обла зумеваются крайние точки (extremites) времени или ли даем ощущениями, но чувства сами по себе не могут дать нии, то представить себе в них новые крайние точки как знания о существовании вещей, находящихся вне нас.

их действительные или потенциальные части невозможно.

Третья аксиома не представляет трудностей, но и она нуж Точки не являются ни большими, ни маленькими, и пере дается в объяснении verba non dant conceptus, sed sup ход от одной к другой не требует скачка. Между тем не ponunt ?0. Это почти так же, как в случае со знаками:

прерывное хотя и имеет повсюду такие неделимые! от они дают нам средство отыскать то, чего мы не могли бы нюдь не составлено из них* хотя доводы скептиков как найти без них. Однако при этом всегда нужно иметь в виду будто основаны на таком предположении;

но возражения их значение. [...J их не заключают, на мой взгляд, ничего непреодолимого, нужно лишь дать им правильное истолкование. Отец Григорий из Сен-Винцента убедительно показал путем прямого вычисления делимости до бесконечности, в ка с которыми публика когда-нибудь сможет познакомиться.

кой момент Ахилл догонит ползущую впереди него чере Очень прошу Вас сообщить, что Вам известно по этому паху 74 соответственно соотношению скоростей. Так гео поводу.

метрия помогает преодолеть эти кажущиеся трудности.

Г-н Вольдер, известный лейденский профессор '", опу Я настолько убежден в существовании актуальной бликовал в конце прошлого года ответ на критику мон бесконечности, что не только не допускаю мысли о том, сеньёра епископа Авраншского. Этот ответ принес мне что природа не терпит бесконечного (как обычно выража один из моих друзей и попросил меня высказать свое мне ются), а, напротив, считаю, что она повсюду выказывает ние. Во время чтения я отметил несколько мест, показав любовь к нему, дабы тем нагляднее продемонстрировать шихся мне не вполне убедительными. Можно будет при совершенство творца. Итак, я полагаю, что нет ни одной соединить потом это к другим критическим замечаниям части материи, которая была бы не скажу только недели по поводу философии г-на Декарта, сделанным мною 79, мой, но даже не разделенной актуально, и, следовательно^ особенно если еще не отказались от намерения переиздать любая мельчайшая частица материи должна рассматри «Критику» монсеньёра епископа.

ваться как мир, наполненный бесчисленным количеством Ожидаю, сударь, что Вы любезно почтите меня своим разнообразных созданий.

ответом, чтобы мне знать по крайней мере, что Вы здо ровы и достигли новых успехов в ваших исследованиях.

Смерть г-на Тевено, г-на Пелиссона, г-на Менажа,.

ЛЕЙБНИЦ — ФУШВ г-на аббата Буазо, г-на Лантена — это, по-моему, потеря 6 — 16 апреля 1695 г.

не только для Франции, но и для всего нашего века, ибо я не вижу пока, чтобы молодежь в достаточном количе Из последнего Вашего письма, которое я получил уже стве пополняла редеющие ряды. И я не знаю, что скажут довольно давно, следует, что Вы хотели бы прервать наше о веке, к которому мы приближаемся. Если бы Вы могли общение по причине войны 7в, Поэтому и я не хочу больше познакомить меня с людьми, внушающими надежду, что Вас беспокоить. Правда, мне не хотелось бы верить, что они станут украшением своего времени, я был бы Вам чрез Вы решили окончательно отказаться от переписки, ведь вычайно обязан. Остаюсь и проч.

многие другие пишут мне, не обращая внимания на эту войну, к которой философия не имеет никакого отноше Замечание Лейбница по поводу письма Футе ния. Я следую их примеру и посылаю Вам это письмо, от 28 апреля 1695 г.

чтобы осведомиться о Вашем здоровье и заодно сообщить Вам, что мое с некоторых пор пошатнулось. Это заставляет Преп. о. Мальбранш считает идеи непосредственным меня позаботиться о том, чтобы предать гласности неко- внешним объектом наших мыслей;

при таком взгляде их торые мои мысли, в частпости мою систему взаимосвязи следует, конечно, приписать только Богу, так как ничто,, субстапций и единения души с телом п. Кое-что на этот кроме Бога, не в состоянии действовать на нас непосред счет я уже сообщал Вам раньше. Я полагаю, что это един- ственно. Но Бог в качестве общей причины является источ ственное разумное объяснение, которое избавляет от необ- ником всего, и потому я думаю, что для объяснения част ходимости повсюду ссылаться на всемогущество Бога. ностей, относящихся к вторичным причинам, нет необ Хотелось бы, чтобы мыслящие люди высказали по этому ходимости ссылаться на Бога, а достаточно показать, поводу соображения, могущие пролить свет на эту проб- каким образом мы находим в нас самих непосредственные лему, и в особенности я жду этого от Вас. Быть может, объекты всех наших знаний. Впрочем, это мое мнение к этому стоит присовокупить возражения, которые сде- вовсе не отвергает все хорошее, что содержится в его суж лал мне г-н Арпо, и мой ответ ему. Надеюсь, преп. о. Маль- дении, которое к тому же склоняет к благочестивым раз бранш также не откажется высказать свою точку зрения. мышлениям по примеру древней философии Востока, всо приписывающей Богу;

подобный взгляд, если его пра Я получил известие о смерти г-на Лантена. Я убежден, вильно истолковать отнюдь не заслуживает презрения.

что после него должны были остаться прекрасные вещи ЛЕЙБНИЦ - ФУШЕ «г 5—15 июня 1695 г.

[...] Вы увидите, что вся моя система 83 основана на представлении о реальном единстве, которое не может быть разрушено, единстве sui juris 84, где каждый [эле мент] выражает весь мир целиком, но каждый на свой ПЕРЕПИСКА С Н. МАЛЬБРАНШЕМ лад, по законам собственной природы и не подвергаясь влиянию извне, за исключением влияния Бога, по чьей ЛЕЙБНИЦ — МАЛЬБРАНШУ воле это единство продолжает существовать, непрерывно возобновляясь, с того момента, как Бог создал его. Если Вернувшись домой, я задумался над тем, что мы вы бы г-н Лантен был жив, то, я полагаю, он приветствовал сказали друг другу. Вы справедливо заметили, что в пылу бы такую точку зрения: это видно из письма, которое я по спора трудно вникнуть в суть предмета, во всяком слу лучил от него еще 24 года назад или около того;

в нем он чае трудно следовать строгим правилам рассуждения:

писал, что мои рассуждения de conatu 85 в области дина от этого беседа стала бы чересчур нудной. На письме же мики могли бы помочь и выяснению некоторых вопросов эти правила соблюдать гораздо удобнее. Попытаюсь это метафизики. Если эти размышления встретят у публики сделать.

благосклонный прием, я соглашусь сверх того опублико Мы остановились на весьма животрепещущем вопросе вать возникшие у меня весьма необычные мысли насчет о том, действительно ли пространство отлично от материи, того, как можно было бы преодолеть трудности de fato возможно ли существование пустоты, или же все, что яв et contingentia 86, а также объяснение того, в чем заклю ляется протяженным, есть и материя. Вы придерживае чается существенное различие между материальными фор тесь последней точки зрения, а именно что сущность ма мами и умами, или духами. Это должно будет показаться терии заключается только в протяженности. И чтобы дока тем более любопытным, что математики с успехом исполь зать, что эта пресловутая пустота есть не что иное, как зуют это, хотя, казалось бы, невозможно догадаться часть материи, Вы обратили мое внимание на то, что пу о смысле того, о чем не имеешь даже поверхностных съ& стота действительно состоит из отдельных частей, как дений. [...] это бывает, например, с пустым сосудом, когда какое нибудь тело раскалывает его пополам. А все, что обо соблено от чего-либо другого, по Вашим словам, может быть фактически отделено от него. Следовательно, и части пустоты отделимы друг от друга, а поэтому и подвижны;

а значит, и эта самая пустота представляет собой часть материи. Все это можно сформулировать в виде следую щих положений.

1. Пустота (например, пустота вышеупомянутого со суда) состоит из фактически отличных друг от друга ча стей.

2. Две вещи, фактически отличные друг от друга, мо гут быть разделены.

3. Две протяженные вещи, могущие быть разделен ными, подвижны.

4. Все, что состоит из подвижных частей^ есть ма терия.

5. Следовательно, вышеупомянутая предполагаемая только что показал, отнюдь не является следствием раз пустота есть материя.

деления.

Я вынужден потребовать, чтобы в этом рассуждении Вот почему я требую доказательства третьего положе мне доказали два положения, а именно второе и третье.

ния. Перехожу теперь ко второму, которое гласит, что Второе я уже опроверг в беседе с Вами, а сейчас я вижу, две вещи, фактически отличные друг от друга, могут быть что и третье не лишено противоречия, поэтому начну разделены. Ваше доказательство, насколько я понимаю, с него.

сводилось к следующему.

Итак, я прошу, чтобы мне доказали, что две протяжен 1. Две вещи, фактически отличные друг от друга, мо ные и могущие быть разделенными вещи подвижны, иначе гут быть совершенным образом поняты в отдельности друг говоря, что расстояние между ними может меняться.

без друга. Добавляю это выражение «совершенным обра Вряд ли мне следует объяснять, почему именно я сомне зом», так как оно, мне кажется, точно передает Вашу ваюсь в этом, ибо мы всегда вправе усомниться в пра мысль.

вильности предположения, коль скоро оно не доказано.

2. Две вещи, абсолютно постижимые друг без друга, Тем не менее я объясню свои мотивы, чтобы Вам легче могут и существовать друг без друга, иначе говоря, раз было уяснить мою мысль.

делимы.

Допустим, что пустое пространство ABCD разделено 3. Следовательно, две вещи, фактически отличные друг на две части телом EF. Я говорю, что пространство ABFE от друга, разделимы.

отделимо от пространства Обдумав хорошенько данный вопрос, я соглашаюсь со EFCD без передвижения, т. о.

вторым пунктом зтого силлогизма вот в каком смысле.

может быть отделено, не уда Если понимать совершенным образом какую-нибудь вещь ляясь от него, а именно путем значит понимать все реквизиты, достаточные для ее обра разрушения одного без разру зования, то я признаю справедливость этого положения, шения другого. Предположим,;

т. е., когда все реквизиты, достаточные для образования правая сторона сосуда изог вещи, могут быть поняты, но при этом не понятыми оста нута и параллелограмм ABFE ются все реквизиты, достаточные для образования дру превратился в изогнутую фи гой вещи, тогда одна вещь может существовать без дру гуру EGFE;

тогда я могу гой. Но при этом я не согласен с первым пунктом силло сказать, что одна часть цело гизма, а именно с утверждением, будто если две вещи фак купного пространства ABCDfl тически отличны друг от друга, то, значит, и все рекви а именно DEFC, сохраняется, другая же часть, а имен зиты одной всегда могут быть поняты без понимания рек но ABFE, разрушена и превратилась в EGFE. При визитов другой.

этом не следует ссылаться на то, что первоначальное про Но, конечно, если Вы сумеете доказать Ваши положе странство ABFE, хотя оно и не обозначено больше ни ния в общей форме, не обращая внимания на мои уточне каким телом, все еще сохраняется, ибо, как я считаю нужным подчеркнуть, части содержимого существуют лишь ния, — в добрый час.

постольку, поскольку они фактически определяются мате- Надеюсь, Вы поймете из сказанного мною что я лишь г рией или движением. Итак, я заключаю, что части про- пытался внести ясность в предмет и написал все это, дви странства могут быть разделены и не удаляясь друг от жимый только любовью к истине, и что, быть может, друга, в случае если один из пустых прямолинейных я не вовсе недостоин ваших поучений. Поверьте, если бы участков уступает место пустому криволинейному участ- Вам удалось меня убедить, я тотчас и со всей искрен ку. Однако я не стану утверждать, что окончательно ностью признал бы Ваше превосходство.

переспорил Вас, при условии что Вы докажете мне от- Теперь, быть может, Вы признаете меня философом, дельно, что удлинение или подвижность протяженности т. е. человеком, превыше всего возлюбившим истину, и есть следствие разделяемости, хотя удлинение как я примете выражения искренних чувства с коими я и проч.

х МАЛЬБРАНШ — ЛЕЙБНИЦУ' Вот что я считаю необходимым, сударь, сообщить Вам в ответ на Ваше письмо. Более ничего не прибавляю и По-моему, письменная полемика отнимает куда больше времени и сопряжена с гораздо большими трудностями^ ограничусь покамест выражениями лучших чувств, кои нежели устный диспут. Причины этого Вам вполне ясны. я питаю к Вам так давно;

если же Вам будет угодно за Все же, поскольку Вы удостоили меня чести, написав мне, дать мне другие вопросы, постараюсь ответить на них я ожидаю, что Вы отнесетесь с терпимостью к моему от- сколь возможно ясно и вразумительно. Остаюсь и проч.

вету.

Вы отвергаете два положения, первое из которых сле ЛЕЙБНИЦ — МАЛЬБРАНШУ дующее: две вещи, фактически отличные друг от друга, Я хорошо понимаю, что те, кто одарен быстрым умом разделимы;

по поводу доказательства этого предположе ния Вы заявляете, что и в том случае, когда две вещи фак- и сметливостью, находят больше удовольствия в устной тически отличны друг от друга, все реквизиты одной не беседе, нежели в письменных дискуссиях;

однако тяже могут быть всегда поняты без понимания реквизитов дру- лодумы вроде меня не успевают следить за мыслью собе гой. На это я Вам отвечу, что это неверно в отношении седпика и застревают на каждом шагу, письмо же дает абсолютных существ, а годится лишь для способов бытия им время поразмыслить. Коль это так, нужно отдать долж существ и для всего того, что сводится к взаимоотноше ное благожелательности тех, кто, будучи наделен более ниям;

ибо абсолютные существа не имеют реквизитов, их совершенным умом, снисходит к слабому. Именно такова идея проста. Вы можете думать об одной части протяжен благожелательность, которую Вы выказываете мне, и ности, не думая о другой;

но если две части протяженно я догадываюсь, что в этом, может быть, и состоит един сти связаны между собой, а Вы хотите их разъединить,;

ственная причина, побудившая Вас отвечать мне. Весьма то следует думать о другой протяженности, которая их признателен Вам за это и прошу лишь об одном — не разъединяет. Этот реквизит по необходимости должен жалейте о тех немногих часах, которые Вам придется быть принят во внимание;

но, как легко убедиться, воз еще потратить, чтобы окончательно наставить меня в том можно также, что и другие части протяженности, которые же духе, в каком Вы начали.

полагают связанными, на самом деле разъединены3.

У меня два вопроса: первый вопрос — является ли В этом не следует усматривать противоречие, если не разделяемостъ следствием реального различия, а второй — упускать из виду самого главного — что протяженность является ли подвижность следствием разделяемости. И на неподвижна.

тот и на другой вопрос Вы отвечаете утвердительно и ста раетесь это доказать. Мне представляется, что Ваше дока Второе положение, которое Вы отвергаете, следую зательство основано на предположении, что две вещи, ре щее: две протяженные вещи, могущие быть разделенными,, ьльно различные, всегда могут быть поняты совершен подвижны. Это, на мой взгляд,, очевидно. Ибо если пред ным образом независимо друг от друга. В своем письме положить, что протяженность, разделяющая две части протяженности, начнет бесконечно расти, или увеличи- я просил Вас доказать это тем же способом, каким я это ваться, то обе эти части будут бесконечно отделяться друс опровергал, а именно доказать, что все реквизиты одной от друга, следовательно,;

окажутся в движении. И если вещи всегда могут быть поняты без понимания всех рек между двумя частями протяженности можно поместить визитов другой. В Вашем ответе Вы проводите различие протяженность размером с блоху? то я не вижу причины, между существами абсолютными и соотносительными;

Вы почему это расстояние не может быть с фут, с туаз и т. д.

говорите, что абсолютные существа не имеют реквизитов.

Впрочем,, я согласен, что части протяженности разделимы, Вещи, о которых идет речь, — т. е. две части простран в том смысле, что одна часть может быть разрушена без ства — суть абсолютные существа;

следовательно, по другой, но из этого еще не следует^ что одну часть можно скольку они не обладают реквизитами, правильным бу удалить от другой, в противном случае пришлось бы пред дет сказать, что одну из них можно понять совершенным ставить себе протяженность как неподвижную^ т. е. пред образом, не понимая при этом совершенным образом вто положить именно то4 о чем идет речь.

иными словами1 что все реквизиты^ которые может иметь одна, поскольку в действительности она их не имеет,, то, что находится между двумя вещами, может быть будут поняты без понимания всех реквизитов другой,, мыслимо как растущее в размере;

поскольку другая их тоже не имеет. Различие это совер- то, что находится между двумя вещами и растет в раз шенно справедливо. Однако Вам предстоит еще доказать,, мере, увеличивает расстояние между ними;

что два существа, каковыми являются части пространства, то, что увеличивает расстояние между двумя вещами,;

не имеют реквизитов. По моим представлениям, все, что приводит их в движение;

может быть произведено, имеет реквизиты вне себя,, следовательно, то, что разделяет две протяженные а именно те реквизиты, которые способствовали его про- вещи, приводит их в движение.

изведению. А части пространства произведены движением Я отвечу опровержением первого пункта этого рас тела, рассекающего пространство. Значит, они обладают суждения, а именно утверждения, будто то, что разделяет реквизитами. Вы же пытаетесь доказать обратное, и вот две протяженные вещи, всегда помещается между ними.

каким образом: Ибо я уже указывал в первом письме, что я называю разделением не только удаление, но и разрушение одной части протяженности не являются ни способами су вещи без разрушения другой;

при этом я пояснил приме ществования (manieres d'estre), ни соотносительными су ром, каким образом может произойти разделение без ществами (estres respectifs), но представляют собой абсо удаления.

лютные существа;

абсолютные существа обладают простой идеей;

Вы предвидели этот мой ответ и к сказанному Вами вещи, идея которых проста, не имеют реквизитов;

добавили следующее: «Я согласен, что части протяженно следовательно, части пространства не имеют реквизи- сти разделяемы, в том смысле, что одна может быть раз тов. рушена без другой;

но из этого еще не следует, что одну Пользуясь Вашим же методом рассуждения, посред- часть можно удалить от другой, в противном случае ством которого Вы объясняете, что Вы именуете абсолют- пришлось бы представлять себе протяженность как не ными существами, я оказываюсь вынужденным не согла- подвижную, т. е. предположить именно то, о чем идет ситься с тем, что вышеупомянутые части суть абсолютные речь».

существа: абсолютным в этом смысле может быть лишь Но Вы можете припомнить, что я в своем первом письме Бог с его совершенствами или атрибутами.

заявил именно в этих же выражениях, что из того, что К сказанному Вы присовокупляете несколько допол я говорю, еще не следует, что Вы не правы, лишь бы только нительных доводов. Вы говорите, что можно мыслить Вы доказали это;

я заявил, что доказывал, что разделе о некоей части протяженного, не помышляя о прочих ние возможно без удаления, и отнюдь не имел в виду пере частях. Отвечаю: одно дело мыслить, а другое дело по убедить Вас, если бы Вам удалось доказать, что нет раз нимать это мыслимое совершенным образом, или пони деляемости без удаляемости. Более того, я ждал этого мать все реквизиты, коль скоро таковые имеются.

довода и все же считал себя вправе предполагать то, о чем Впрочем, я всегда вправе предполагать, что отнюдь идет речь.

не обязательно, чтобы все протяженное было подвижным, Я убежден, Вы сами поймете, что требуется еще кое до тех пор пока мне этого не доказали;

ибо тот, кто не со что для того, чтобы удостовериться в необходимости под гласен с каким-либо доводом, всегда может предполагать вижности всего протяженного;

и если в Вашем распоря то, о чем идет речь, пока ему не докажут, что его предпо жении имеется что-либо могущее удовлетворить нас, я хо ложение невозможно.

тел бы, чтобы Вы поделились этим со мною. Конечно,;

Исходя из этого, я отвечаю и на то, что Вы говорите часто нелегко бывает объяснить свою мысль и убедить касательно второго пункта, а именно что подвижность Других в том, что самому тебе кажется очевидным;

но есть следствие разделяемости. Ваше доказательство сле я считаю, что только в том случае, когда у нас имеется дующее:

законченное доказательство, мы в состоянии сделать нашу то, что разделяет две протяженные вещи,! находится мысль неопровержимой для любого человека, который между ними;

пожелал бы взять на себя труд проверить ее шаг за шагом.

По справедливости нужно признать, что Вы с полным Что касается его метафизики, то Вы сами продемон правом могли бы потребовать, чтобы противник сам дока- стрировали ее несовершенство;

и я всецело разделяю зал Вам, что существует некая неподвижная протяжен- Ваше мнение о том, что невозможно представить себе, ность, — если бы Вы имели дело с противником. Однако чтобы субстанция, которая не обладает ничем, кроме в моем лице Вы отнюдь не находите такового;

я готов протяженности без мысли, могла воздействовать на суб учиться, но вовсе не способен учить. Вы можете добавить, станцию, которая не обладает ничем, кроме мысли без что имеется по крайней мере презумпция, что все являю- протяженности г. Но я считаю, что Вы сделали лишь щееся протяженным подвижно, и надо еще доказать, что половину дела и что отсюда можно извлечь другие вы существует некое неподвижное протяженное. Отвечаю, воды помимо тех, которые сделали Вы. По-моему, из этого что во мне самом эта презумпция уравновешивается убеж- следует, что материя есть нечто иное, нежели одна только дением, что всем людям свойственно воспринимать про- протяженность;

думаю, впрочем, что это можно дока странство как нечто отличное от материи. зать.

Я вполне согласен с Вами, когда Вы говорите, что Бог Остаюсь и проч.

действует наиболее совершенным образом, какой только возможен. Когда же Вы говорите в одном месте, что,, ЛЕЙБНИЦ - МАЛЬБРАНШУ быть может, есть противоречие в том, что человек [сам по себе] более совершенен, нежели то, чем он является по отношению к окружающим его телам, Вам следовало лишь Ганновер, 13 января 1679 г.

вычеркнуть это «быть может». Я нахожу также, что Вы очень удачно воспользовались понятием конечных при Пишу Вам с двоякой целью: во-первых, чтобы сохра чин. Я был дурного мнения о г-не Декарте за то, что он нить для себя преимущества нашего знакомства, а во отвергает их, а также из-за некоторых других его выска вторых, чтобы рекомендовать Вам этого немецкого дворя зываний, в которых приоткрывается суть его души.

нина 5, коего глубокий ум, остроту суждений и любозна тельность Вы без труда сумеете оценить. Очень прошу Вас рекомендовать меня, когда у Вас Я познакомился с Вашими «Христианскими беседами» представится возможность, г-ну Арно и засвидетельство благодаря любезности м-ль принцессы Елизаветы в, чьи вать ему уважение, которое я питал всю жизнь к его не познания не уступают ее знатности;

она отзывается о Ва- сравненной добродетели и учености.

шей книге весьма лестно, и в самом деле там есть немало Хотелось бы знать, продолжает ли Ваш г-н Прете проницательных и глубоких мыслей. На сей раз я понял работу над анализом. Желаю ему этого, так как, по-ви Вашу точку зрения лучше, чем прежде, когда я читал димому, у него есть способности. Я все более убеждаюсь «Разыскания истины», ибо тогда у меня недостаточно было в несовершенстве того анализа, которым мы располагаем.

свободного времени. Хотелось бы, чтобы Вы писали не Так, например, мы не имеем до сих пор надежного спо только для картезианцев, как Вы объяснили;

ибо, на мой соба решения проблем арифметики Диофанта;

анализ не взгляд, защитнику истины должно претить имя какой может дать нам methodum tangentium inversam 8, т. е.

бы то ни было секты. Декарт высказал прекрасные вещи,, метод отыскания кривой ex data tangentium ejus proprie это был самый проницательный и рассудительный ум,, tate 9;

он не дает нам способа извлекать иррациональные какой только может быть. И однако, сделать одним ма- корни из уравнений высших степеней;

он очень далек ох хом все невозможно;

поэтому он лишь приоткрыл завесу решения проблем квадратур. Одним словом^ я мог бы над вещами, не проникнув в их суть. Мне представляется,, написать целую книгу о проблемах, которые анализ пока что он еще весьма далек от истинного анализа и от искус- что не в состоянии разрешить и которые не мог бы ре ства открытия вообще. По моему убеждению, его механика шить ни один картезианец, если бы он захотел ограни полна ошибок, его физика слишком поспешна, его гео- читься методом Декарта 10.

метрия чересчур ограниченна, наконец, его метафизика Если у меня будет время^ я постараюсь когда-нибудь есть собрание всех этих недостатковд вместе взятых.

показать на убедительном примере^ сколь многое необхо.

Парижа. Г-н де Бийет шесть месяцев как страдает лихо днмо г-ну Декарту для достижения истинного метода;

и радкой;

он уже почти оправился от нее. Г-н Арно тоже тогда можно будет убедиться — не говоря уже о других хворал, но сейчас вполне здоров. Автор «Элементов» вещах, — что существует средство превзойти его геоме ныне священник Оратории [Иисуса]. Я определил его трию в гораздо большей мере, нежели она превзошла гео в Ораторию года 2—3 тому назад, и с тех пор он больше метрию древних.

не занимается алгеброй. Тем не менее он собирается пере Хотя я и не во всем с Вами согласен, я тем не менее работать свою книгу для нового издания, когда это изда нахожу в Ваших произведениях так много прекрасных ние будет предпринято. Сударь, публика будет перед мыслей, что хотел бы, чтобы Вы по-прежнему одаряли нас Вами в чрезвычайном долгу, если Вы согласитесь обна ими. Примите мои выражения почтения и преданности.

родовать метод, при помощи которого Вы сумеете про P. S. Не могли бы Вы сообщить, как поживают гос двинуть вперед эти науки, как Вы обнадежили меня.

пода Бийет и Галине. Очень прошу Вас уполномочить «Геометрические места» и «Построение уравнений» г-на одного из них от моего имени рекомендовать меня г-ну де ла Ира печатаются или уже вышли из печати. При герцогу де Роанне, если Вы не можете сделать это сами,, мите заверения в постоянных дружеских чувствах и проч.

а если можете, то прошу Вас заверить его, что я не забыл прекрасные мысли, коими я ему обязан, и время от вре мени обдумываю их.

ЛЕЙБНИЦ - МАЛЬБРАНШУ 22 июня 1679 г.

МАЛЬБРАНШ - ЛЕЙБНИЦУ " Я получил Ваше письмо, за которое премного благода Весьма обязан Вам за то, что Вы не забываете меня,;

рен. Немного позже я получил и «Размышления о мета и за честь знакомства с дворянином из Германии, которого физике», автором которых тоже могу считать только Вас Вы направили ко мне. Это весьма достойный человек, и или по крайней мере этого г-на аббата Катлана, которому я хотел бы, чтобы он знал, что я проникся к нему глубо Вы приписываете «Христианские беседы», человеку, по ким уважением. Здесь считают, что автором книги «Хри всей видимости, талантливому и полностью усвоившему стианские беседы», которую Вы приписываете мне, явля Ваш образ мыслей. Эти «Беседы» я читал не так, как чи ется г-н аббат Катлан 12. Хотя я несколько раз перечиты тают обычную книгу, но с особым вниманием, и, если Вы вал ее, я не помню, чтобы автор где-либо утверждал, что согласны снизойти к моей простоте, я скажу Вам, что он написал ее исключительно в угоду картезианцам, как я о них думаю. Я горячо одобряю оба положения, выдви пишете Вы. Да и вообще, сударь, я не согласен с тем,, гаемые Вами, а именно что все вещи мы видим в Боге и что Вы пишете о г-не Декарте. Хотя я мог бы доказать, что тела не воздействует на нас сами по себе. Я всегда что он ошибся в некоторых отношениях, однако для меня был убежден в этом в оилу великих доводов, кои пред совершенно ясно — или я самый тупоголовый из людей, — ставляются мне неопровержимыми и зависят от некото что в тех положениях, за которые Вы порицаете его, он рых аксиом, нигде еще, насколько я знаю, не использо был прав. Ваше письмо дает мне смелость говорить напря ванных, хотя их можно было употребить с огромной поль мик. Если бы я не боялся злоупотребить Вашим време зой для доказательства некоторых других тезисов, не нем и если бы почел себя обязанным вновь обратиться уступающих тем, о которых я упомянул.

к предметам, которые я оставил, дабы посвятить себя Что касается существования и природы того, что мы другим, более существенным, я просил бы Вас объяс называем телом, то мы заблуждаемся еще более, чем Вы нить мне, какие доводы Вы можете представить в защиту полагаете, и я согласен с Вами, что было бы нелегко дока Ваших утверждений.

зать, что существует протяженность вне нас в том смысле, Бедный г-н де Галине умер около года назад в Италии.

как ее обычно понимают. Но что касается духов иных, чем Он намеревался отправиться на несколько лет на Восток, мы, то доказательство их существования возможно, при но его путешествие закончилось горестным образом для чем их должно быть больше, нежели думают. Относительно нас примерно месяц спустя после того, как он выехал из 3UB бессмертия (perpetualite) всех духов, коль скоро они су удовлетворительны, ведь все, что он доказывает, — это ществуют, не может быть никаких возражений;

однако только то, что мы обладаем идеей о Боге, или о самом ве немало затруднений связано с их началом, в том смысле» ликом из всех существ. Вы скажете, что иначе невозможно в каком его себе представляют.

было бы рассуждать. Но ведь можно рассуждать и о са Я нахожу также очень правильным то, что Вы гово мом большом из всех чисел, не впадая в противоречие, рите о простоте установлений Бога, который является так же как и о самой большой из всех скоростей. Вот причиной существования и некоторых частных зол;

в про отчего требуется еще немало глубоких размышлений,) тивном случае Богу пришлось бы то и дело менять за чтобы довести до конца это доказательство. Но кто-ни коны природы. Однако в этом пункте нужно кое-что доба будь мне скажет: я представляю себе наиболее совершен вить. Я припоминаю, как однажды я представил госпо ное из всех существ, потому что я представляю себе свое дам Арно и де Бийету небольшой диалог, который про собственное несовершенство и несовершенство других не двинул этот вопрос и не оставлял никаких сомнений совершенных существ, хотя они, возможно, и совершеннее относительно свободы 13 при условии, конечно, что в это меня;

я не мог бы этого сделать, если бы не знал, что та понятие не будут вкладывать нелепый и противоречивый кое абсолютно совершенное существо. Однако это возра смысл. Quidquid agit, quatenus agit, liberum est14. Сле жение все-таки недостаточно убедительно. Ведь [с таким дует также сказать, что Бог делает наибольшее из того, же правом] я могу утверждать, что двойка не является что он может, и обязан искать простые законы, для того бесконечно совершенным числом, на том основании, что чтобы найти место для всех вещей, сколько их можно по я имею в своем уме или могу воспринять идею другого, местить вместе;

а если бы он пользовался другими зако более совершенного числа, а сверх того и еще более со нами, то вышло бы то же самое, как если бы для постройки вершенного, нежели это. Но в конце концов это означает дома пользовались круглыми камнями, которые требуют лишь, что у меня нет вовсе никакой идеи бесконечного больше места, нежели они занимают.

числа, хотя я и вижу, что всегда могу найти число,, пре Что касается души животных, то, мне думается, Вы восходящее данное число,;

каким бы оно ни было 16.

могли бы решить этот вопрос совершенно по-иному, чем Различие души и тела полностью пока еще не дока Декарт, если бы оценили собственную позицию так, как зано. Ибо поскольку Вы утверждаете, что мы не представ это делаю я;

в этом я совершенно уверен, хотя исхожу ляем себе отчетливо, что такое мысль, недостаточно того, из иных, нежели Ваши, доводов. Ибо те, которые Вы при что мы можем усомниться в существовании протяженности водите в Ваших «Размышлениях», не кажутся мне доста (т. е. той протяженности, которую мы отчетливо себе точно убедительными и не приводят к тому, к чему должны представляем), не сомневаясь в существовании мысли;

были бы вести. Говорю это не из тщеславия и не из духа этого, говорю я, недостаточно, чтобы решить, как далеко противоречия, но считаю необходимым отметить это, так заходит различие тото, что протяженно^ и того, что мыс как на долгом опыте убедился, что наши мысли до тех лит, ибо могут сказать*, что, возможно,;

различие между пор остаются смутными, пока мы не подкрепим их убеди ними проводит наше неведение и что мысль заключает в тельными доказательствами. Вот почему я считаю, что себе протяженность каким-то неизвестным нам способом.

можно было бы позволить себе рассуждать более вольно И все же я убежден в справедливости вышеупомянутых в математике, где вещи сами по себе упорядоченны, но истин, невзирая на несовершенство обычных доказательств, в метафизике рассуждать следует с большей строгостью, вместо которых, я полагаю,, можно выдвинуть строгие так как здесь мы лишены поддержки воображения и опы доказательства* Так как над этими вопросами я начал тов и малейшая оплошность приводит к дурным следст думать еще до того, как меня напичкали картезианскими виям, которые нелегко заметить.

суждениями, я сумел проникнуть в суть вещей через дру Я думаю, то, за что Вы одобряете г-на Декарта и чего гую дверь и открыл новые области! подобным рбразом я не в состоянии оценить, происходит от того, что мы не иностранцы, когда они путешествую^ До Франции по вполне понимаем друг друга. Я считаю бесспорным, что маршруту, проложенному их предшественниками, не уз приводимые им доказательства существования Бога не нают почти ничего необычного^ разве что ценой великой ЛЕЙБНИЦ - МАЛЬВРАНШУ « добросовестности или благодаря особому везению, тот же, кто едет по непроторенной дороге, даже с риском заблу Ваше письмо я получил и был весьма обрадован сви диться, наверняка встретит нечто такое, о чем не подозре детельством доброты, с коей Вы относитесь к человеку, вали другие путешественники.

чрезвычайно Вас почитающему. Мне ничего не известно Ваше сообщение о том, что здоровье г-на Арно пол об этом г-не аббате Кастеллане 18, который, должно быть, ностью восстановилось, доставило мне большую радость.

талантлив, поскольку, как Вы говорите, ему приписы Дай Бог, чтобы он еще долго пребывал в добром здравии!

вают авторство «Христианских бесед», содержание кото Ибо где найдем мы другого такого человека? Прошу Вас рых настолько напоминает Ваши мысли, что я ни о ком передать ему мой нижайший поклон. Если г-н Бийет другом, кроме Вас, не подумал. У меня нет сейчас под в Париже, то передайте ему, пожалуйста, если Вы его рукой этой книги, поэтому я не могу указать, в каком увидите, что я огорчен известием о его болезни. Надеюсь, именно месте автор книги довольно прозрачно говорит, она пройдет, хочу, чтобы она никогда не возвращалась.

что она написана главным образом для картезианцев.

Ибо в интересах общества беречь людей, которые могут Согласитесь, что, кто бы ни был этот молодой человек, быть столь полезны для него, как он. Что касается смерти если он напитался картезианским духом, он никогда не бедного г-на Галине, то, признаюсь, эта утрата меня взвол станет говорить как Эраст.

новала: он был сведз^щ во многих прекрасных вещах, и Мне хотелось бы отчетливо уразуметь причины, за ему следовало бы передать издателю свою рукопись, преж ставляющие Вас с такой убежденностью защищать те де чем отправляться на Восток.

взгляды г-на Декарта, которые пока что не кажутся мне Хотелось бы, чтобы Ваш автор «Элементов», находя привлекательными. Поскольку я чрезвычайно высокого щийся в Оратории [Иисуса], не забросил алгебру: у него мнения о Вашем уме, я не доверяю себе самому, и, хотя к ней большие способности. Наверное, он не хочет больше у меня самого тоже имеются весьма убедительные, на мой ею заниматься, воображая, что все замечательное в этой взгляд, доводы, я боюсь, как бы мне не ошибиться, так области уже сделано, а остальное не стоит труда. Но я так как я еще не сумел построить на основании своих доводов не считаю, а у меня достаточно опыта для того, чтобы су строгое доказательство, что, по-моему, является абсо дить, сколько еще важного и прекрасного можно здесь лютно необходимым условием аргументированного рас совершить. Нередко мне приходилось решать такие за суждения, особенно когда речь идет об отвлеченных дачи, которые требовали вычислений совсем иных, нежели материях. Поэтому я был бы Вам чрезвычайно обязан,, обычные. Вы спросите: как можно найти исчисление иного если бы Вы смогли рассеять мои сомнения относительно рода? Я могу ответить на этот вопрос примером. Возь следующих положений: во-первых, что материя и протя мем уравнение аг — Ъу равно с и другое уравнение:

женность — это одно Ил то же;

во-вторых, что дух может dz — ev равно /. Предположим, что а, Ъ, с, d, e,f суть вели пребывать не связанным с каким-либо телом;

в-третьих^ чины известные, или данные;

требуется найти два неиз что доказательства существования Бога, приводимые вестных: z и у. Подобная задача иногда может быть ре г-ном Декартом, удовлетворительны;

в-четвертых, что шена в числах... 1в иногда при помощи линейки и циркуля, вся истина зависит от воли Бога;

в-пятых, что довод, даже с помощью конических сечений или более сложных который выдвигает г-н Декарт касательно соотношения линий, а иногда и линий, которые я называю трансцен преломлений, имеет силу;

в-шестых, что в теле всегда дентными и которые неизвестны г-ну Декарту. Но опе сохраняется одно и то же количество движения. Я не рировать такими вычислениями весьма трудно. Алгебра хочу касаться его физической гипотезы, так как доказать же несовершенна, если она не может справиться с этой ее можно, лишь объяснив явления природы. Не хочу задачей. Подумайте над ней, сударь, и попросите подумать также говорить о его радуге, хотя опыты г-на Ньютона автора «Элементов». Заканчиваю, примите заверения в моих заставляют усомниться, правильно ли г-н Декарт объяс чувствах и проч.

нил природу цветов. Что же касается магнита, то до тех пока с помощью гипотезы г-на Декарта не откроют причину отклонений [магнитной стрелки], я не перестану величие его ума, как я. Несомненно, что из всех авторов, сомневаться в том, что эта гипотеза хороша. Наиболее све живших до него и оставивших нам свои труды, с ним дущие анатомы считают, что назначение шишковидной могут соперничать лишь Архимед и Галилей. Правда, железы, [указанное Декартом], малоправдоподобно 19, а лишь немногие мысли Архимеда дошли до нас, а что ка движение, которое г-н Декарт приписывает сердцу и мыш сается Галилея, то, хотя я нахожу, что, какую бы тему цам, опровергается опытом. Опыты с живым серебром ему ни приходилось рассматривать, он всегда говорит ясно показывают, что г-н Декарт недостаточно объяснил нечто необыкновенное и можно только пожалеть о том, причины метеоров. Назначение и главный признак истин почему он не высказался подробнее, — тем не менее я дол ной науки состоит, по моему мнению, в полезных изобре жен сказать, что гений Галилея безусловно не был столь тениях, которые можно сделать благодаря ей. Но я не необъятен, как гений Декарта. Но зато он гораздо больше вижу, чтобы хотя один картезианец изобрел что-нибудь был привержен полезному и основательному, тогда как полезное, пользуясь философией своего учителя, тогда г-н Декарт, одержимый стремлением основать секту,, как идеям Галилея мы обязаны по крайней мере введе увлекшись, наговорил немало, быть может, и остроум нием маятников и так называемыми опытами с пустотой.

ного, но необоснованного и бесплодного. И все-таки я не Похоже, что никакой жатвы с философии Декарта нам изменно советовал бы всякому, кто любит истину, за не видать и все надежды погибли на корню со смертью няться углублением его системы, ибо на ней лежит отпе ее создателя, так как большинство картезианцев — это чаток удивительного ума, а его физика при всей своей всего лишь комментаторы. Хотел бы я, чтобы кто-нибудь шаткости может служить образцом для истинной физики, из них оказался способным внести в физику столько, которой надлежит быть по крайней мере такою же ясной сколько Вы внесли в метафизику. Мало того, если бы вся и последовательной, как его физика. Ведь и роман, если физика Декарта оказалась правильной, то и тогда от он достаточно хорош, может стать предметом подражания нее было бы мало проку. Ибо в конечном счете такими для историографа. Короче говоря: Галилей превосходен вещами, как первоэлемент и второй элемент, манипулиро в искусстве превращения механики в науку;

Декарт до вать трудно. Можно ли будет когда-нибудь отыскать или стоин удивления за умение объяснить при помощи бле выполнить рецепт вроде следующего: Recipe libram unam стящих догадок причины действий природы, и следовало secundi elementi, unciam semis corporis ramosi, drachmam бы пожелать, чтобы он больше занимался медициной^ matcriae subtilis, misce, fiat aurum? 20 Думаю, понадоби которая вся основана на догадках, хотя и необходима.

лась бы книга величиной с земной шар, чтобы объяснить,;

Но Архимед, если верить тому, что сообщает о нем исто какое отношение может иметь какое-либо чувствительное рия, обладал талантом, которого нет ни у того, ни у дру тело к первоэлементам, даже если бы они существовали гого: у него был великолепный дар изобретать машины,, на самом деле и были познаны. Об этом можно судить полезные для жизни.

по опытам с микроскопом. Ведь в одной капле воды име Геометрия есть то, что я менее всего ценю у г-на Де ется, вероятно, до 800 000 мелких видимых животных,, карта. Бблыпая часть того, что он говорит по этому по и каждое из них, можно сказать, еще так же далеко от воду, может быть без труда почерпнута из анализа Виета, первоэлементов, как далеки мы, так как и оно является и если Виет не воспользовался кривыми линиями помимо телом и имеет много соответствий с обычными животными.

окружности, то лишь потому, что пребывал в убеждении,, Есть даже основания опасаться, что элементов вовсе не будто эти построения не являются геометрическими, ибо существует, так как фактически все дробится до бесконеч он несколько переоценивал заслуги древних. Достаточно ности на органические тела. Если бы эти микроскопиче исследовать внимательнее его труды, и можно понять,) ские животные в свою очередь оказались состоящими из сколь много он был способен совершить в геометрии. Но животных или растений или тел, неоднородных до беско в конце концов геометрия Виета и Декарта относится нечности, то очевидно, что никаких элементов не было бы.

к тому, что мы можем сделать сегодня, так, как «Начала» Все эти соображения, однако, не мешают мне высоко це Евклида относятся к Архимеду. Многое еще требуется, нить г-на Декарта. Быть может^ мало кто так ясно видит чтобы стало возможным свести все задачи к уравнениям.

ности в том, что определения, которые служат основа Например, надо найти кривую С (С) такого рода, чтобы,, нием для этих доказательств, возможны. Ибо если эти если провести из точки, взятой па кривой, С или (С), определения, или, коли угодно, эти определяемые вещи, ординату СВ или (С) (В) и касательную СТ или (С) (Т) невозможны, тогда они будут заключать в себе противоре до оси Т (Г) В (В), отрезок оси между ординатой и каса чия, а если они заключают противоречия, из них можно тельной, именно ТВ или (Т) (В), был всегда равен той вывести одновременно противоречивые следствия, и, зна же прямой линии заданной величины А. Большинство чит, все доказательства, которые будут основаны на них, наиболее красивых задач механики сводятся к таким гео окажутся негодными: ведь может случиться, что проти метрическим задачам, которые не являются ни плоскост воречащее тому, что мы доказали, [также] не окажется ными, ни кубическим^ ни относящимися к сверхтелес истинным, поскольку основное правило (quod contrsdic ному, но имеют совершен toria поп possint sirnul esse vera) 22 имеет силу лишь при но иную природу.

менительно к возможным понятиям. Из этого видно, что Но если бы метафизи определения ни в коем случае не являются произволь ка г-на Декарта была впол ными, как думали многие.

не доказана, я оценил бы Я ничего не говорю об определениях в частности: по ее бесконечно выше всего, вод к этому представится в дальнейшем;

незачем также что когда-либо смогут сде исследовать здесь вопросы, ибо они не входят в доказа лать в геометрии или ме тельство, а служат лишь для подготовки ума. Перейду ханике. Искренне говорю:

к аксиомам. Я нахожу, что 2-я аксиома (tempus prae я предпочел бы добиться (В) sens a proxime praecedenti non pendere etc.) 23 требует успеха в метафизике, чем доказательства. Ведь коль скоро мы принимаем, что та найти клад. Ибо чего сто кая-то вещь существует, она не перестанет существовать ' ит все остальное в сравне без некоторой новой причины. О 4-й аксиоме 24 quicquid — нии с Богом и душой. Да, я питаю поистине безмерную est perfections in re, est in prima ejus causa — можно любовь к этой божественной науке и удивляюсь, видя,, сказать: лишь бы таковая [причина] существовала. Ибо как мало ее уважают. Обыкновенно люди ценят что-ни если бы существовал прогресс причин до бесконечности, будь одно: любители изящной литературы, правоведения,, не было бы первопричины. Надо сказать, что это возра истории или коммерции не хотят слушать о реальных жение не имело бы смысла, если бы была доказана 2-я ак науках;

физик или строитель машин смеется над скрупу сиома. Некоторая неувязка имеется в отношении 7-й лезностью геометра, а геометры в свою очередь считают аксиомы: Res cogitans si norit cogitationes, quibus careat, пустыми бреднями абстрактные рассуждения. Я же на eas sibi statim dabit si sint in sua potestate 25. Тут необ хожу для себя необходимым равно ценить все истины соот ходимо добавить следующее ограничение: si noverit esse ветственно тем следствиям, которые можно вывести из perfectiones ас in sua potestate esse, ac denique se illis них, а так как нет ничего важнее и плодотворнее всеоб carere 26. Правильность 9-й аксиомы зависит от 2-й, и, щих истин метафизики, я люблю их сильнее, чем можно следовательно, в ней тоже есть неувязка. По-видимому, себе представить. Но мне бы хотелось видеть их доказан 10-я аксиома грешит тем, что скрывает, так сказать, ными с той же строгостью, какой придерживался Евклид уловку, предполагая бесспорным, что необходимое су в геометрии. И раз зашла об этом речь, я скажу Вам,, ществование и существование совершенное — это одно сударь, все, что я нахожу нужным говорить о способе и то же. Перейдем теперь к самим доказательствам. Пер рассуждений г-на Декарта, когда он стремится излагать вое положение, или доказательство существования Бога, свои мысли в форме доказательства в конце своего ответа явно грешит против двух замечаний, только что нами сде на третье возражение 21: здесь, на мой взгляд, они вкратце ланных, во-первых, потому что оно дает место уловке,^ собраны все вместе. По поводу определений, которыми он которую я отметил, говоря о 10-й аксиоме (где она ис пользуется, у меня есть следующее общее замечание:

пользована)^ а ео-вторых1 потому что это доказательство доказательства не могут быть точным^ если нет уверен Так что, сударь, пожалуйста, не приписывайте мне это использует определение Бога, чтобы доказать, что он сочинение.

существует, не доказав, что это определение возможно.

Немецкий дворянин 33 уехал и, кажется, собирается Ибо нет уверенности в том, что понятие бесконечно со навестить Вас. Говорят — хоть я и не верю этому, — что вершенного существа не содержит противоречия анало он нашел способ приведения к нулю всех членов уравне гично таким понятиям, как motus celerrimus, numerus ния, кроме первого и последнего. Хотя я уже давно сов maximus 27, и им подобным, которые решительно невоз сем не занимаюсь исследованиями такого рода, мне все можны. Г-н Декарт в своем ответе на второе возражение же хотелось бы знать, возможно ли это;

не сомневаюсь, articulo secundo 28 признает аналогию inter Ens perfectis что Вам интересно будет проверить это, когда сей дворя simum et Numerum maximum 29, отрицая то, что это число нин Вам об этом расскажет.

влечет за собой числа. Впрочем, это нетрудно показать.

Автор «Элементов» убежден, что можно сделать еще Nam numerus maximus idem est cum numero omnium uni немало открытий в анализе, однако теперь ему трудно tatum. Numerus autem omnium unitatum idem est cum вернуться к этому роду занятий. Все же я уговорил его numero omnium numerorum (nam quaelibet unitas addita пересмотреть свой труд, чтобы внести в него уточнения.

prioribus novum semper numerum facit). Numerus autem Уже давно, сударь, мы ждем чего-либо на эту тему от omnium numerorum implicat, quod sic ostendo: Cuilibet Вас;

несомненно, Вы можете... numero datur respondens numerus par qui est ipsius duplus.

Г-н Бийет все еще болен малярией;

месяца два назад Ergo numerus numerorum omnium non est major numero он уже думал, что умирает. Вероятно, Вы знаете о том, numerorum parium, id est totum non est majus parte s 0.

что господа Арно и Николь больше не появляются в об Ответ, что наш ум, будучи конечным, не понимает беско ществе: они скрылись. В чем тут дело-, непонятно. Неко нечного, неправилен, так как мы можем доказать и то,, торые люди утверждают, что они отправились в Рим, но чего мы не понимаем. Во всяком случае, мы понимаем правда ли это, я не знаю 85.

невозможность этого, ведь нельзя же говорить, что су ществует некое целое, которое не больше, чем его часть. У меня нет сведений ни о книгах, ни о новых откры Вы скажете, что идея совершенного существа имеется уже тиях, которыми я мог бы пополнить это письмо. Посему потому, что с тем же правом можно было бы утверждать,, позвольте, сударь, заверить Вас и проч.

что имеется идея наибольшего числа и что о нем можно думать;

однако мы видим, к чему это приводит. Разуме ется, есть основания проводить различие между этими ЛЕЙБНИЦ - МАЛЬБРАНШУ невозможными бесконечными, каковы число, движение и т. п., и абсолютно совершенным существом. Но для 4 августа 1679 г.

того чтобы убедиться в этом, необходимы новые и доста точно аргументированные рассуждения. Я ничего не знал об отъезде господ Арно и Николя и прошу Вас сообщить мне подробности об этом, если они Второе положение^ или доказательство существования Вам известны.

Бога8 несовершенно... «Христианские беседы» г-на аббата Катлана и «Мета физические размышления» г-на аббата Ланьона имеют МАЛЬБРАНШ — ЛЕЙБНИЦУ » так много общего с мыслями, высказанными Вами в «Ра зысканиях истины», что я вряд ли совершил большую ошибку, связав их с Вашим именем. Прошу Вас, расска Парижs последний день июля 1679 г.

жите мне подробнее об этих господах и особах подобного же дарования, так как знакомство с ними доставляет мне Автор «Метафизических размышлений» — г-н аббат большую радость. Приятно, что умные и заслуженные де Ланьон. Хотя он не поставил своего имени, он не скры люди посвящают себя занятиям метафизикой, ибо пред вает этого. Мне это известно, так как он говорил об этом стоит еще сделать немало важных открытий. Вы тонко мне и некоторым другим лицам с которыми я знаком.

г 316 J ™ оценили всю предварительную работу, которую я сделал!

+2+ 11 У—1 -f в этой области.

Относительно корней уравнений вот мое мнение. Я по- + + Т, т. е. равен 1, лагаю, что решение всех уравнений геометрически, путем т. е. 4. простого нахождения средних пропорциональных, не Но для того чтобы извлекать кубический корень из возможно, однако я не считаю невозможным выразить такого бинома, как 2 + НУ — 1, правило Шотена, при значение неизвестного в общем уравнении любой степени водимое в конце его комментария, недостаточно. Требу при помощи иррациональной формулы, наподобие корней ется другое, и я его нашел: оно гораздо более общее и Кардана, так как, по-моему, корни Кардана являются более красивое. Однако, если и невозможно извлечь общими для кубического уравнения независимо от того, корень из такого мнимого бинома, совокупная сумма корней что в выражение иногда входит мнимое число. Мне ка обоих мнимых биномов V + а + жется, я уже высказывал Вам нечто в этом роде. Я раз- а -У— Ъ личаю анализ, т. е. выражение значений, и геометрию,, не перестает быть действительной величиной и уничтоже т. е. способы построения. Я говорю, что значение неиз- ние мнимого происходит на самом деле виртуально, хотя вестного найдено аналитически, если я могу его выразить и невозможно продемонстрировать это в числах;

зато мое целиком и только с помощью истинной формулы. Ибо даже правило извлечения убеждает в этом, по крайней мере если эта формула не всегда годится для построения, она для случая приближения сколь угодно точного.

все равно останется целью алгебры, которая отыскивает Так как это вполне очевидно, Вы не сочтете странным, чистые значения, и к совершенному познанию искомого если я скажу Вам, что можно найти общие корни для неизвестного (отвлекаясь от линий и от чисел) можно [уравнений] высших степеней, например пятой степени.

прийти лишь при условии, что получено это значение. Действительно, в некоторых случаях я нашел такую воз можность и могу дать иррациональные корни некоторых Например: ха + рх равно q есть общее уравнение,, непонижаемых (indeprimable) уравнений пятой, седьмой, з /•— девятой степеней п т. д. до бесконечности. Тем самым я корень которого х равен 'у -^i 27' нашел безошибочный способ получения общих корней для 3, _ j какой бы то ни было степени. Но чтобы облегчить их -(- 1/ —q—y _.-j_ что является истинным значе вычисление, следовало бы составить предварительно не нием неизвестного во всех случаях, независимо от переме которые таблицы, а я пока не имею времени этим заняться.

ны знаков. И оно не может не быть корнем, поскольку всегда Все это я обдумал, еще когда был в Париже, где в то удовлетворяет уравнению.

время находился и тот самый дворянин из Германии, Но чтобы доказать Вам это a priori, скажите, верно о котором Вы слышали и которого я ставлю очень высоко.

После этого он отправился в Италию, а затем вернулся ли, что 2 + >/—1 + 2— ~У—1 есть действительная вели в Париж;

ему я сообщил мои результаты и побудил его чина? Без сомнения, это так, ибо она равняется 4. А куб развивать их дальше. Прежде он надеялся отыскать дей величины 2 + | /—1 есть +2 + 11]/"—1, следовательно, ствительные корни для всех родов уравнений одной и V+2 + ПУ^! равен 2+1/— 1. Однако К+2 - l i y ^I той же степени, введенный в заблуждение нашими авто равен 2— У—1, следовательно, У -\-2 + 11У—1 + рами, которые утверждали, что корни Кардана для [урав нений] третьей степени являются лишь частными корнями.

+F +2 — НУ—1 равен 4. Таким образом, если бы Но я доказал ему, что на самом деле они являются общими корень Кардана дал Вам формулу х равен // := и что для других случаев другие корни найти невозможно.

К+2 + 11У —1+Т "+2 — И У Л, Вы могли бы извлечь С тех пор он много трудился и время от времени сообщал кубический кърень из +2+111/"—1 и получили бы мне о своих успехах. Однако до сего времени он не сумел +2 + 1/"—1, а извлекая кубический корень из +2 — добиться решения уравнений пятой степени о чем я сужу по весьма пространному nncbMyj которое я получил от •—11У—1, получили бы +2 —У—1. Соединяя вместе него недавно и на которое я ответил. Дело это сложнее,, чем думают. И все же я имею доказательство того, что не только потому, что Вас считают его изобретателем и оно может быть решено успешно. Но для этого нужно никто, насколько я знаю, не оспаривает у Вас этой за будет составить некоторые алгебраические таблицы, иначе слуги, но и потому, что Вы в совершенстве знаете мате придется делать слишком много вычислений. Таблицы, матику 39.

которые я задумал, могли бы служить великолепным под По поводу замечаний, которые Вы, сударь, сделали спорьем для всей алгебры. Однако довольно об этом. Мне о первых законах движения, позвольте мне сказать Вам, хотелось бы знать, находится ли в Париже г-н герцог де что Вы не обратили внимания, как мне кажется, на ска Роанне и как поживает г-н де Бийет, которому я желаю занное мною вначале о том, что эти правила предназна доброго здоровья.

чены лишь для тех, кто принимает принцип, согласно ко торому во вселенной всегда сохраняется одно и то же ко личество 40движения. При таком допущении, я думаю, эти МАЛЬБРАНШ — ЛЕЙБНИЦУ правила достаточно доказаны в небольшом трактате,, хотя, быть может, я и был чересчур краток в некоторых 8 декабря 1692 г.

местах. Мне кажется, что, коль скоро принят этот принцип,, Сударь, один достойный человек оказал мне честь своим попытки установить любые другие законы неизбежно посещением и передал мне от Вашего имени некоторые за приведут к какому-нибудь противоречию, в чем Вы легко метки 37, любезно сделанные Вами по поводу первых за убедитесь, если произведете расчеты. Но чтобы не остав конов движения, изложенных в небольшом трактате, ко лять Ваши замечания без ответа, я остановлюсь на тех, торый я опубликовал 38. Он обещал мне через 15 дней которые Вы, по-видимому, считаете основными.

вернуться, чтобы получить мой ответ, не пожелав из Вы не считаете справедливым утверждение, что вели скромности сообщить мне евое местонахождение. Итак, чина удара ни в коей степени не зависит от величины считаю своим долгом, сударь, поблагодарить Вас за лест массы. «Можно было бы даже сказать, — пишете Вы, — ную память обо мне и вместе с выражениями моего глубо что такое определение удара, в котором величина одного кого уважения обновить дружбу, коей Вы некогда почтили из данных тел вовсе не входит в значение результата,, Вашего преданного слугу. Хотя за эти 15—20 лет, про невозможно». В таком случае, сударь, прошу Вас принять шедших со времени Вашего пребывания в Париже, я не во внимание, что тела лишь потому отталкиваются при поддерживал с Вами связи по причине моих обычных ударе, что они непроницаемы;

и следовательно, хотя масса обязанностей, я могу заверить Вас, что всегда следил величиной с Землю, ударяясь о песчинку, действует на с удовольствием за Вашими успехами, не раз просил эту песчинку со всей своей силой, если песчинка покоится г-на Фуше и г-на Тевено, недавно ушедшего от нас, пере на непоколебимом теле, тем не менее даже такая большая дать Вам мои приветы, когда узнавал о том, что они соби масса оттолкнет ее лишь по причине своей скорости,, раются Вам писать, и вместе с ними питал радостную если песчинка уступит [этому действию] без сопротивле надежду вновь встретиться с Вами в Париже. Ибо кроме ния. Ибо очевидно, что масса оттолкнет ее только потому,, удовольствия повидать и обнять старого друга я рассчи что песчинка непроницаема и что она придет с ней в со тывал поучиться у Вас тысяче полезных вещей, и прежде прикосновение;

когда же вследствие своей скорости она всего тем особым приемам, которыми надлежит пользо приведет песчинку в движение, соприкосновение с ней ваться в интегральном и дифференциальном исчислении,^ прекратится.

а также способам его применения н вопросам физики.

По поводу неувязки, которую Вы находите в том, что Особенно в интегральном исчислении у меня имеется много бесконечно малое отличие данной величины совершенно неясностей. Не могли бы Вы, сударь* изложить публике меняет результат, я могу привести следующий пример:

более подробно, чем Вы это делали до сих пор, правила если иг4 сталкивается с Am, каждое из них должно отско этого исчисления и способы его использования? Мне чить так же, как оно приблизилось, но если т4 превышает кажется,, что Вас это касается больше^ чем кого-либо [другое тело] на бесконечно малое количество силы, л оно должно остаться в покое и передать все свое движе-, Лейбниц, т. с такой пользой для публики. Остаюсь с глубоким ува ние массе Am. Это противоречит Вашему методу. И все же жением и проч.

совершенно ясно,;

что это должно быть именно так в пред Г-н Туанар, который, как я знаю, является Вашим положение что движенпе не теряется, а тела являются другом,- посетил меня, узнав, что я написал письмо для бесконечно твердыми. Ибо, если исходить из такого пред передачи Вам;

когда же я спросил, не может ли он ука положения, тело не может в одно и то же время получить зать мне какого-нибудь порядочного человека, который два противоположных движения в своих частях, что мог бы доставить мне Ваше письмо и заодно избавить происходит с твердыми, но пружинящими телами* когда его от необходимости приходить за моим ответом, то при ударяемая часть отступает, в то время как часть, проти сутствующий при этом г-н маркиз де Лопиталь вызвался востоящая ей, наступает, как я это и объяснил во вторых написать Вам и сегодня прислал мне прилагаемое письмо41.

законах, которые ввиду этого обстоятельства значительно Это человек выдающихся заслуг, которого я высоко ценю, отличаются от первых. Так вот, если тело не может в одно один из моих старых друзей. Убежден, сударь, что Вы и то же время получить два противоположных движения,, будете рады этому знаку внимания с его стороны и дока то ясно, что более слабое не может отдать нисколько зательству пользы, которую он почерпнул в Ваших пи от своего движения более сильному и его действие цели саниях. Я со своей стороны радуюсь, что он разделяет ком обратится на него самого. Я говорю целиком, так как со мной те чувства, которые я давно питаю к Вам. Я бы предполагаю, что движение не теряется и действие всегда хотел, чтобы все, и в особенности мои друзья, почитали равно противодействию;

это подтверждает и опыт.К тому Вас так, как Вы того заслуживаете.

ate тА толкает Am в момент, который является моментом удара, следовательно, толкает его соответственно своей Приложение скорости, следовательно, со всей своей силой. Следова тельно, хотя количественная разница бесконечно мала, 1. Сжатость изложения не умаляет достоинства лиц/, результат дает значительную разницу. Благоволите, су чьи выдающиеся заслуги признаны всеми. Вот то, что дарь, дополнить Вашей вдумчивостью и Вашей принци можно сказать по поводу маленького трактата о передаче пиальностью краткость и неясность моего маленького движений, который опубликовал прославленный автор трактата, и, я думаю, Вы согласитесь, что первые законы «Разысканий истины». В нем он, во-первых, излагает за достаточно доказаны и предложить какие-либо иные про коны движения такими, какими они должны быть, если сто невозможно, не впадая в противоречие, если, конечно,;

рассматривать тела как совершенно твердые и не пружи исходить — как я это и делаю — из того, что движение нящие и находящиеся в пустоте;

далее он говорит о том, не теряется. Впрочем, сударь, если я исходил из этого что происходит в телах податливых и пружинящих;

и принцина, то потому, что он представлялся мне более наконец, о препятствиях, которые исходят от окружаю соответствующим логике, нежели любой другой, и потому щей среды либо от других обстоятельств. Он делает вы что все, что писали об этом в противоположном смысле,) вод, что оп, возможно, ошибается во вторых законах, кажется мне неубедительным. Быть может, ошибаюсь я сам.

и не утверждает, что установил что-либо в третьих. Но Но как бы то ни было и как бы высоко я ни ценил моих мне кажется, говорит он, что я достаточно доказал и друзей, я могу согласиться с ними лишь после того, как разъяснил первые.

меня убедит очевидность их доводов, силу которых я не 2. Следует признать, что его размышления по этому всегда чувствую;

но это свойство моего характера, я ду вопросу глубоки и содержат нечто основательное. Все же маю, не делает их менее достойными благожелательности.

некоторые места показались мне спорными. Понадобилось Следовало бы встретиться, чтобы приятно и с пользой бы слишком много слов, чтобы войти в подробности этого побеседовать на эти темы, ибо нет ничего скучнее и тяго спора;

здесь я хочу сделать лишь несколько замечаний стнее, чем философствовать в письмах, когда одолевают задним числом, используя мой принцип гармонии, или совершенно другие дела. Я по опыту знаю, как много соответствия, разъясненный мною в «Новостях литератур времени обыкновенно уходит на это, да и Вы, сударь, ной республики» *3.

тоже не располагаете свободным временем расходуя его г 11» Я. Для того чтобы сформулировать законы, о которых и не входит во второе;

напротив, кажется, что количество идет речь, следует прежде всего определить силу удара движения должно было бы входить всюду и соответствую способом, который сводится к следующему. Пусть а будет щая скорость — тоже всюду, и то и другое с определен телом, которое не является самым маленьким из всех, ными соответствующими различиями.

а другое тело пусть будет Ь. Скорость а пусть будет ct 9. Кроме того, с удивлением приходится наблюдать,, а скорость Ъ пусть будет е. Удар пусть будет х. При этих что отсутствует сходство в результате между 2-м и 3-м пра условиях вот каково количество удара, которое позволяет вилом, хотя они всегда наполовину согласуются между познать эти первые законы.

собой по исходным данным;

между тем как в первом и 4. Правило первое. Если ас не меньше, чем be, тогда х последнем правилах данные согласуются наполовину либо будет произведением Ь, умноженного на сумму или раз вовсе не согласуются, способ же определения результа ность с и е, а именно на сумму, когда эти скорости направ тов всегда один и тот же, и это, по-видимому, противо лены в противоположные стороны, и на разность, когда речит главному правилу порядка, по которому datis ordi они имеют одно и то же направление;

иначе говоря, когда natis etiam quaesita esse ordmata et consentanea li.

количество движения тела, не являющегося меньшим, 10. Кажется странным также, что в первом и третьем в свою очередь не меньше, чем количество движения дру правилах удар производится телом Ъ, умноженным на гого тела, удар будет равен произведению другого тела, соответствующую скорость, и что это исключительное умноженного на соответствующую скорость, или ско право производить удар безотносительно к величине дру рость, с которой тела сближаются.

гого тела никогда не предоставляется телу а, несмотря 5. Правило второе. Если ас меньше, чем be, и скорости на то что оно обыкновенно является наибольшим. Однако направлены в противоположные стороны, тогда х будет с этой странностью можно было бы примириться, если ас + be, т. е., если количество движения того тела, кото бы она не служила источником следующей крупной рое не является меньшим, меньше, чем количество проти ошибки.

воположного движения другого тела, количество удара бу 11. Дело в том, что можно было бы даже сказать, что дет равно количеству общего движения.

такое определение удара, в котором величина одного из 6. Правило третье. По если ас все еще меньше, чем be данных тел вовсе не входит в значение результата, невоз (как во втором правиле), а скорости направлены в одну можно. Тем не менее это определение должно было бы иметь сторону, тогда (как в первом) х будет произведением Ъ место согласно 1-му и 3-му правилам, где величина тела а на разность с и е, иначе говоря, если количество движения не входит в значение удара х.

того тела, которое не является меньшим, не есть меньшее 12. Некоторые найдут также странным и сочтут за (как в предыдущем правиле), а движения происходят большую несообразность то, к чему приводит первое пра в одном направлении, количество удара будет равняться вило, согласно которому то же тело Ъ получит одинако (как в первом правиле) произведению тела, количество вый удар и от тела а, которое равно ему, и от тела А, движения которого преобладает, умноженного на соот которое намного больше его, лишь бы только скорость А ветствующую скорость.

не превышала скорости а;

но так как на с. 5 это возра жение уже было предусмотрено, я ограничился тем, что Замечания предложил рассмотреть следующую неувязку. Пусть три тела будут равны b, m и п, и пусть покоя 7. По-видимому, невозможно свести все три правила щееся тело Ъ получит удар в одно и то же время и к одному общему, хотя это было бы наиболее подходящим с одинаковой скоростью от т и от п. Если т ударяет так и, по-моему, может быть сделано либо уже сделано.

же, как т + п, значит, п не произведет ничего, а по 8. При сопоставлении всех правил кажется мало сооб скольку сказанное нет оснований относить к телу п с боль разным, что количество общего движения входит во второе шим правом, чем к телу т, то, значит, они оба ничего не правило и не входит в два других, а также то, что соответ произведут, тогда как приходится утверждать, что вместе ствующая скорость входит в первое и последпее правила они производят больше чем каждое в отдельности.

г отвлекают. Буду бесконечно рад, если то, что я некогда 13. Но особенно важно отметить, что первое правило сумел сделать касательно нового способа исчисления, не согласуется со вторым в случае, когда они должны окажется для него полезным. Если когда-нибудь у меня совпадать, согласно рассуждению, которое я использую будет досуг, я изложу несколько более четко, нежели я в «Новостях литературной республики» против законов это сделал в лейпцигских «Записках» 46, правила этого движения г-на Декарта;

в этом рассуждении я рассматри исчисления и способы его применения, не говоря уже об ваю равенство как частный случай неравенства^ в котором, исправлении многих случайно вкравшихся ошибок, мо однако, разность бесконечно мала. G помощью этого при гущих исказить суть дела;

именно из-за этого, как мне ема я показываю, что два различных правила, которые, кажется, многие не поняли его.

впрочем, относятся к разным случаям, должны одновре Что касается правил движения, то мы сошлись на том, менно иметь место в этом случае, когда они пересекаются что сила не теряется, однако речь идет о том, чтобы выяс или скрещиваются;

но так как уравнение, которое я от нить, надлежит ли оценивать эту силу, которая сохра сюда вывожу, не отвечает действительности и не является няется, по количеству движения, как обычно принято тождественным, это верный признак того что правила г думать. Г-н аббат Катлан не сумел разобраться в моей сформулированы еще не совсем точно.

точке зрения, и если, как я подозревал, он был моим истол 14. Согласно этому рассуждению, пусть ас равно Ъе% кователем для Вас, то навряд ли он сумел дать Вам пра а движения противоположны;

согласно первому правилу,, вильное представление о ней. Предположим, что несколько если ас равно be или превышает его на бесконечно малый тел взаимодействуют между собой в течение некоторого избыток, удар будет be + be;

а согласно второму правилу,, времени;

мое мнение таково, что они будут сохранять если be тоже выше на бесконечно малый избыток, удар в целом одну и ту же силу, несмотря на их взаимодейст будет ас + be;

следовательно, поскольку оба этих случая вие;

иначе говоря, я считаю, что если бы их сила была здесь равнозначны, be + be будет равно ас + be, что не употреблена (до полного израсходования) на подъем ка возможно,;

за исключением того единственного случая, кого-либо тяжелого тела, независимо от того, употребили когда оба тела равны и, разумеется, равны и их скорости,, бы ее до взаимодействия или после него, то эффект был поскольку здесь ас предполагается равным be.

бы всегда одинаков и сводился бы всегда к подъему одного 15. Так как принципы реальной логики, или некоторого и того же веса на одну и ту же высоту, либо это был бы не зависящего от алгебры общего анализа, коими я вос гакой-нибудь другой определенный эффект. Я просто вы пользовался здесь, чтобы подвергнуть правила, или тео брал пример с весом как наиболее удобный. Исходя из ремы, испытанию a posteriori, не прибегая к опыту чувств, этого положения, я доказываю, что одно и то же количе еще никогда доселе не применялись, я не удивляюсь тому, ство движения не остается неизменным. Я доказываю что такие выдающиеся мужи, как Декарт и автор «Разы также, что, если бы два случая, которые, согласно обще сканий истины», не приняли их во внимание. Если слав принятому представлению о СИЛР, ЯВЛЯЮТСЯ равноцен ный этот автор даст им свое одобрение, их будут тем ными, следовали друг за другом, возникало бы непрерыв охотнее соблюдать впредь.

ное механическое движение. Например, если бы проис ходило так, что вся сила тела А весом 4 фунта и с опре деленной степенью скорости была перенесена на тело В ЛЕЙБНИЦ — МАЛЬБРАНШУ « весом в один фунт и тело В должно было бы, по обще принятому мнению, получить в четыре раза большую Вы слишком добры ко мне, преподобный отец, одно скорость, я доказываю, что, без всякого сомнения, при этом временно и написав мне, и| позаботившись о том, чтобы возникло бы непрерывное движение. А отсюда следует, мне вручили письмо г-на маркиза де Лопиталя, который что А и В не равны по силе. Вообще я утверждаю, что несомненно является одним из наиболее сведущих в гео из двух гипотез L и М гипотеза М будет более убедитель метрии и анализе людей, каких я знаю, и от которого я ной, если, предполагая М производной от L, мы пришли жду открытий, не надеясь свершить их сам, особенно бы к непрерывному движению. Избежать этой нелепицы ввиду нынешнего моего положения1 когда меня постоянно J можно лишь в том случае, если мы договоримся, что сила ни1 взаимно уничтожаются виртуально. Выражение 1 + сохраняется.

-f- 'У—1 + 1 — )/" —1 представляет собой действптель Я готов рассмотреть более внимательно доводы, опре V * деляющие Ваши правила. Было бы желательно, препо ную величину, равную 2. Выражение к 1-{-у—1+ добный отец мой, чтобы Вы изложили их с той отчетливо 4-у1—V—1 значит то же, что V2 + 2]/^, и г-н Гюй стью,;

какая необходима, чтобы придать им форму доказа генс был в восхищении, когда я ему это показывал. Из тельства, ибо, читая их, я то и дело наталкивался на этого можно сделать вывод, что и выражение У 1 -\-Y—1 + неясности. Впрочем, кажется, что природа непрерывности неизбежно приводит к тому, что случай неравенства, + Y 1— У—1 является действительной величиной, хо когда оно непрерывно уменьшается, должен незаметно тя бы и не существовало средства определить значение перейти в случай равенства. Это можно показать наглядно мнимых чисел, входящих в состав этого выражения.

при помощи чертежа, как я это сделал в некоторых заме- Правда, определение этого значения несущественно для чаниях по поводу одного раздела «Начал» г-на Декарта ". данного построения;

важно лишь, поскольку мы имеем Поэтому я считаю, что в основаниях правил имеется множество построений, чтобы оно удовлетворяло анализу скрытый изъян, обусловленный тем, что они не учиты- и исчислению, и я желал бы, чтобы это было приме вают этот закон непрерывности, как я обычно его называю. нимо и к высшим степеням. Хотелось бы знать, добился Начиная свои математические занятия, я создал для ли г-н Прете в этой части каких-либо успехов. То, что он себя теорию абсолютного движения 48, где, исходя из пред- счел нужным повторить о проекте г-на Чирнгауза каса положения, что в теле нет ничего, кроме протяженности. телыю корней уравнений, не вызывает у меня возраже и непроницаемости, я вывел правила абсолютного движе- ний, но дело в том, что с высшими степенями это не полу ния, которые считал истинными и которые надеялся увя- чается так, как, по-видимому, представляет себе г-н Чирн зать с явлениями при помощи системы вещей. Однако гауз, и не так-то просто уничтожение их членов при по позднее я убедился,;

что это невозможно. Этим-то обстоя- мощи уравнений низших степеней. По-моему, возражение тельством я и воспользовался для того, чтобы доказать г-на Прете, помещенное в «Журнале ученых», где он кри в «Журнале ученых» 49 от 18 июня 1691 г., что понятие тикует г-на Чирнгауза за то, что тот принял за произ протяженности недостаточно для объяснения всего, что вольное число, которое является суммой двух корней, •происходит в теле. Согласно упомянутой теории, должно необоснованно: не в этом заключается несовершенство было произойти всего лишь сложение усилия (conatus),, изображения г-на Чирнгауза. Помимо того, что я говорил которым тело уже обладает, с усилием, которое сверх того выше, оно требует непомерных вычислений, и, по-види пытается придать ему другое тело, так что оба усилия мому, эти препятствия помешали ему произвести вычисле должны сохраниться;

но два равных, но противоположных ния до пятой степени, которая является самой простой ;

усилия, направленные на один и тот же предмет, переходят из всех, каких нам недостает.

в покой. Тела должны были бы вести себя так, если бы Преподобный отец мой, я всегда ценил все, что Вы они были таковы, какими их воображают.

подарили нам в области метафизики, и восхищался даже Г-ну маркизу де Лопиталю я послал подробный ответ.

тем, с чем я все еще не вполне согласен. Вы владеете ис Со вторым изданием сочинения покойного г-на Прете кусством делать самые отвлеченные предметы не только я не знаком. Посвятив себя главным образом анализу, наглядными, но даже приятными и волнующими, показав он мог бы значительно усовершенствовать эту науку, их значение для морали, которая в самом деле основана если бы не был целиком привязан к идеям анализа г-на Де на истинной метафизике. Вы справедливо заметили, что карта, что ограничило его кругозор.

мы не обладаем совершенно отчетливой идеей о душе;

Кажется, я говорил Вам и ему в Париже, что считаю и быть может, Вы согласитесь признать, что не более корни Кардана общими применительно к кубическому урав отчетливой является и наша идея о теле. По-моему, когда нению, несмотря на кажущуюся невозможность это! о в слу предмет обладает свойствами, доказательство которых чае трех действительных корней. Эти невозможные [кор пока еще невозможно, это признак несовершенного зна ния. Например, геометры, до сих пор не сумевшие дока мерению, ни изменить его. Вместе с тем посылаю Вам зать свойства прямой линии, которые они сочли очевид письмо для г-на маркиза в надежде, что таким путем оно ными, так и не возымели достаточно отчетливой идеи дойдет быстрее и надежнее.

о ней. Тело заключает в себе не только понятие протя По поводу смерти г-на Арно 60 можно с полным правом женности, т. е. множественности, непрерывности и со повторить то, о чем писал мне один из моих друзей: пре существования частей, но и понятие предмета, который подобные отцы иезуиты больше потеряли от этого, нежели повторен или распространен, предмета, понятие которого рассчитывали приобрести. Подобный надзиратель был по предшествует понятию о его повторении, т. е. предшест лезен, а что касается раздоров, то 52 S'ipic;

TJSS [Зрото ар&тд вует протяженности. Между тем все здание философии Tot 51. Я думаю, что отец генерал, взгляды которого г-на Декарта покоится на предполагаемом ясном и отчет хорошо известны, не был в обиде за то, что г-н Арно ста ливом знании души и тела. Он слишком торопился, и роль рался его утешить. Что до Вас, преподобный отец мой, главы секты вынуждала его поступить опрометчиво. Его то я полагаю, что Вы от этого ничего не выиграли и не отвага полезна и дарит проблески истины, по в поисках потеряли. Признаюсь, мне было досадно видеть, как в по ее он не был последователен. Пора бы уже оставить при следнее время распря возобновилась, и притом по весьма вязанность к сектам и обратиться к доказательствам по незначительному поводу: речь шла о мнении св. Авгу примеру геометров, для которых не существует разницы стина по одному философскому вопросу83. Не знаю, между сторонниками Архимеда и сторонниками Евклида.

будет ли продолжать выходить «Библиотека благодати» 64, Мне бы хотелось, чтобы когда-нибудь Вы взяли на себя невзирая на смерть этого великого мужа и невзирая на труд изложить для нас Ваши прекрасные и важные мысли буллу и послание папы, в коих недавно было запрещено в форме доказательств, оставив полный простор для схо возобновлять споры о пяти предложениях 55. Лично я не лий, где Вы могли бы высказать тысячу прекрасных вещей„ возражал бы, если бы появилось некоторое количество теснящихся в Вашем уме. Шелаю Вам долгой жизни и книжечек по основным вопросам, написанных знающими доброго здоровья, чтобы и впредь делиться с нами Вашими людьми и собранных вместе, ибо я уже не один год уси знаниями.

ленно размышляю на ту же самую тему о свободе и даже сочинил в свое время в Париже латинский диалог об этом предмете, который давал читать г-ну Арно 56. Он не от ЛЕЙБНИЦ — МАЛЬБРАНШУ верг его, я же с тех пор еще более углубил свое понима ние вопроса.

Ганновер, 27 декабря 1694 г.

Но я не знаю, для чего я пустился в эти рассуждения Я не стал бы Вас беспокоить, если бы не повод, который в письме, которое предназначалось лишь для дела, о ко подал мне г-н маркиз де Лопиталь. Он сообщил мне, что тором я упомянул вначале. Накануне нового года я молю оставил Вам сочинение, которое Вы взяли, чтобы опуб Бога подарить Вам еще много счастливых лет и остаюсь ликовать, но, узнав, что я имел намерение писать отчасти преданный Вам и проч.

на эту же тему, он просит меня известить его как можно скорее, согласен ли я, чтобы его сочинение вышло в свет.

ЛЕЙБНИЦ - МАЛЬБРАНШУ Я ответил подобающим образом па этот знак благородства,, написав ему, что, если он еще не дал Вам разрешения, Ганновер, 2—12 октября 1698 г.

я готов вместе с Вами, преподобный отец, просить его об этом, памятуя о том, что я и сам мог бы многому по Поскольку г-н аббат Торелли уведомил меня о чести учиться у него.

состоять в знакомстве с Вами, я не мог попрощаться Но так как г-н маркиз выехал из Парижа и письмо с ним, не поручив ему передать, сколь велико по-преж мое к нему запоздает, я решил одновременно написать нему мое уважение к Вам. Я не раз передавал Вам подоб Вам, с тем чтобы Вы знали, что отношение маркиза ко ные заверения, даже тогда, когда признавался Вам, что мне ни в коей мере не должно ни помешать Вашему на- мы не во всем держимся одних мнений. Мы оба с Вами J гаете, что таковое стремление не чуждо и мне, то я убеж-' питаем столь великий интерес к дальнейшему познанию ден, что любовь, которую питаете к истине Вы, распро истины, что всегда будем благодарны друг другу за все, странится и на Вашего преданного слугу. Долг призна в чем один из нас может просветить другого или публику.

тельности всех его учеников за новые взгляды, которые Я в долгу перед Вами за благосклонное внимание, которое Вы внушили им, дабы способствовать развитию наук» Вы проявили, разъясняя мне Ваши законы движения, не дает им права пренебрегать Вашими заслугами;

а если п хотя, по моему мнению, закон непрерывности, который таковые и найдутся, то они повредят лишь самим себе„ некогда был выдвинут мною в голландском «Журнале» " по крайней мере в глазах ученых людей. Единственный и который так понравился Вам, что побудил Вас изме в своем роде метод бесконечно малых, изобретателем нить свою точку зрения, — хотя этот закон отчасти про которого Вы являетесь, есть настолько прекрасное и пло является и здесь, правда менее ощутимым образом, чем дотворное открытие, что оно обессмертит Вас в умах всех вначале, тем не менее я не счел уместным настаивать на ученых. А чем могло бы стать интегральное исчисление* своей правоте перед Вами, коль скоро мог объясниться если бы Вы соблаговолили сообщить геометрам хотя бы иначе. Ибо я в самом деле считаю, что законы природы часть того, что Вам известно о нем! Помните, сударь, не настолько произвольны, как можно было бы вообра что это Ваш долг и что мы с нетерпением ожидаем обе гить. Все в вещах детерминировано либо причинами гео щанный Вами труд «De scientia infiniti» 60. Неблагодар метрическими, т. е. необходимостью, либо причинами мо ность невежд или завистливых умов да не отвратит Ва ральными, т. е. наибольшим совершенством. Благодаря ших почитателей от блага, которым Вы можете их одарить, Вашим прекрасным сочинениям, преподобный отец, люди не став при этом менее богатым;

истина же, которую Вы научились понимать более глубокие, чем прежде, истины,.

возлюбили, не терпит, чтобы ее прятали, как скупец и если я притязаю на право воспользоваться этими исти прячет сокровище. То, что я имею честь Вам сейчас го нами, то при этом нисколько не отрицаю Ваших заслуг.

ворить, Вы, сударь, понимаете не хуже меня, и я уверен,, Г-н Бейль сделал несколько возражений против моей си что Вы не посетуете на меня за то, что я с такой настойчи стемы в своем прекрасном словаре, в статье под названием востью побуждаю Вас поступиться своим покоем и про «Рорарий». Г-н де Боваль опубликует мои разъяснения светить меня в моем невежестве.

в «Истории ученых трудов» 58. Он сообщил о них г-ну Перечитывая в деревне, где я проводил недолгий досуг* Бейлю, который написал мне на эту тему весьма обстоя злополучный маленький трактат о связи движений 61 и тельное письмо, в коем признает убедительность моего желая устранить свои сомнения относительно третьих ответа. Я не премину просить его поставить меня в извест законов, я убедился, что невозможно согласовать опыт ность, нет ли у него еще каких-нибудь замечаний. Ничего с принципом Декарта, согласно которому абсолютное дви нет для меня приятнее возможности поучиться у людей, жение остается всегда одним и тем же. Поэтому я полно столь возвышенно мыслящих и просвещенных, как Вы стью переделал мой трактат;

ибо теперь я убежден, что и он. Остаюсь и проч.

абсолютное движение непрестанно теряется и возрастает и что только движение с одной и той же стороны всегда сохраняется одним и тем же при ударе. Итак, я исправил МАЛЬБРАНШ — ЛЕЙБНИЦУ =» этот трактат, но пока еще не знаю, когда он будет заново Париж, 13 декабря 1698 г.

отпечатан. Все это я Вам говорю, сударь, для того, чтобы Вы и впредь были уверены в том, что я искренне стремлюсь С большой радостью я получил письмо от Вас, пере к истине, и это свойство моего характера хотя бы отчасти данное мне г-ном аббатом Торелли. Чрезвычайно благо дает мне право рассчитывать на то, что Вы все так же дарен Вам за лестную память обо мне. Я верю, сударь, будете любить меня, как и я чту Вас. В математике и в фи что дружба, которою Вы почтили меня, не относится зике ничего нового, кажется, нет, если не считать «Истории к числу тех легковесных чувств, кои основаны на мимо Академии наук», которую подарил нам на латинском языке летной привязанности. Только любовь к истине по-настоя г-н Дюамель. Все умы заняты опровержением квиетизма щему связывает сердца. И так как Вы справедливо пола я пресловутой чистой любви;

даже я не устоял против признаться в этом, как Вы уже это делали по поводу соблазна написать нечто на эту тему. Год тому назад я законов движения, помещенных в «Разысканиях истины», сочинил небольшой трактат о любви к Богу, к коему когда Вы оказали мне честь, заявив в Вашем маленьком присовокупил три письма к отцу Лами, бенедиктинцу;

трактате от 1692 г., что мои соображения побудили Вас мне сообщили, что они напечатаны у Пленьяра в Лионе.

взглянуть на вещи по-новому 63. Я, однако,- обнаружил -Здесь эта книга еще не появилась. А так как она напе в этом последнем трактате еще кое-что, по моему мнению чатана без привилегии, то я не знаю, смогут ли ее без по содержавшее непреодолимые противоречия, и это заста мех доставить в Париж. О маркизе де Лопитале ничего вило меня набросать кое-какие заметки по этому поводу;

Вам не сообщаю, так как он сказал мне, что напишет но я не хотел Вам об этом говорить, чтобы Вы не поду «ам, и, может быть, это письмо я вложу в его письмо.

мали, будто я возражаю из духа противоречия. Теперь Остаюсь^ сударь, с глубоким уважением и проч.

же, когда Вы решились пересмотреть Вашу точку зрения, я посылаю Вам эти заметки, с тем чтобы Вы обдумали их и вынесли свое суждение. Вы теперь согласны со мной,, ЛЕЙБНИЦ — МАЛЬБРАНШУ что не сохраняется одно и то же количество абсолютного Ганновер, 13—23 марта 1699 г.

движения, но сохраняется количество движения с одной и той же стороны, или, как я это называю, одно и то же Пишу Вам по двоякому поводу: чтобы поблагодарить количество направления. Однако я должен Вам сказать, Вас за лестную память и чтобы поздравить Вас пли, вер что, кроме того, по моему мнению, сохраняется количе нее, всех нас с тем, что Королевская Академия наук будет ство не только абсолютной силы, но и абсолютного дви отныне располагать Вашей ученостью и таким образом гательного действия м, которое вполне отлично от того, что у Вас появится больше возможности содействовать обще принято называть количеством движения;

к этому я при ственному благу. Математики должны быть философами шел путем рассуждения, которое удивило меня самого, не меньше, чем философы — математиками;

и Вы, пре настолько оно просто и ясно, и притом основано на про подобный отец, будучи и тем и другим и по праву считаясь стейших понятиях, так что нет необходимости ссылаться одним из первых философов нашего времени, более всех ни на вес, ни на упругость. Причем у меня имеется столько подходите для того, чтобы осуществить этот союз.

разных способов доказательства одной и той же истины, Я хотел бы довести науку о бесконечности до той вы что г-н Бернулли из Гронингена 65, познакомившись с ней^ соты, о которой я мечтаю и которой, я уверен, она может не смог устоять против ее убедительности.

достичь, чтобы удовлетворить требованиям, которые ста Буду чрезвычайно рад познакомиться с Вашим тракта вите перед ней Вы. Однако есть вещи, которые требуют том о чистой любви. Вы всегда умеете высказать нечто математических выкладок, а у нас в стране никто этим глубокое, а я в свое время изучал этот вопрос, когда рас не интересуется. Это меня удручает. Подобные исследова сматривал принципы права, и даже сформулировал сле ния, сами по себе сухие, становятся более приятным заня дующие определения в моем предисловии к «Дипломати тием, когда их можно разделить с кем-нибудь. Но я не ческому кодексу международного права» 6в: я указал^ что в силах долго работать над исчислениями, если мне не быть справедливым— значит быть милосердным, но так,, помогают.

чтобы это согласовалось с мудростью;

что мудрость есть Что касается Вашего сообщения, преподобный отец, знание о высшем благе;

что милосердие — это всеобъемлю о том, что Вы намерены переработать свой трактат о связи щее благорасположение, а благорасположение — привычка движений, то я нахожу в этом одновременно доказатель любить;

что любовь есть склонность находить удовольст ство и Вашей проницательности, и Вашей скромности.

вие в благе, совершенстве, счастье другого человека, или Нужно быть куда более проницательным для того, чтобы (что то же самое) склонность соединять благо другого понять, что требуется изменить в собственном труде, с нашим собственным благом. И там же я добавляю (еща нежели для того, чтобы обнаружить ошибки у других;

до того, как заговорили об этих дискуссиях), что такое J3 нужно быть чрезвычайно искренним человеком, чтобы определение служит для. решения трудной проблемы^ а.

именно: каким образом любовь может быть бескорыстной,. он обязан поступить, т. е. поступая согласно своему за в то время как люди в своих поступках всегда руковод- кону, который не может быть ничем иным, как незыбле ствуются только собственными интересами. Дело в том, мым порядком его божественных совершенств, закону, что сущностью любви является наше благо, но не наша к которому он питает нерушимую любовь и которым не корысть. То, что доставляет наслаждение, есть добро может ни пренебречь, ни поступиться. И следовательно, само по себе, но не добро для корысти;

оно принадлежит его творение столь совершенно, как оно только может цели, а не средствам. Я также указал там, что божествен- быть, но не абсолютно совершенно, а по сравнению с [дру ная любовь, или радость, которую испытывает человек от гими] путями, ведущими к его осуществлению;

ибо го чувства счастья и высшего совершенства Бога, до такой сподь стяжал себе славу не только превосходством своего степени необходима для нашего истинно высшего блага, творения, но и простотой и плодотворностью, а также муд что сама по себе является этим высшим благом. А значит,, ростью своих путей. Из всех возможных соединений со и все прочие любовные чувства, и все прочие наслажде- вершенства творений и мудрости путей он выбрал именно ния подчинены любви к Богу и не могут иначе дать проч- то, которое наиболее отвечает божественным атрибутам.

ного наслаждения, т. е. такого, которое необходимо для Ибо так как воля Бога есть не что иное, как нерушимая содействия высшему благу, каковое в свою очередь является любовь, которую он питает к себе самому и к своим боже не чем иным, как долговременной радостью. В то время ственным совершенствам, то очевидно, что законом для мне казалось, что этого почти достаточно для решения него будет незыблемый порядок, который связывает их проблемы. Однако, когда эти вопросы рассматривают вы- и в котором он находит все свои мотивы. Вот почему он сокоученые люди, подобные Вам, они всегда находят повод не может ни отвергнуть этот порядок, ни пренебречь им.

для множества прекрасных мыслей. Хочу, чтобы Вы и Но позвольте!— говорит г-н Б[ейль]. — Бог предвидел впредь еще долго делились ими с публикой. Остаюсь грехопадение первого человека и все его последствия, он истинно уважающий Вас и проч. мог предотвратить это и т. д. Да, но не должен был этого делать. Ибо, оставаясь безучастным к падению человека, он хочет сказать этим, что почитание даже самого пре МАЛЬБРАНШ — ЛЕЙБНИЦУ восходного из его созданий ничто по сравнению с ним самим и его неизменность несет характер его божествен Париж, 14 декабря 1711 г.

ности и бесконечности, которым он изменил бы, если бы явил снисходительность к любому из своих созданий, Чрезвычайно обязан Вам за лестную память и драго сколь бы великолепным оно ни было. Он имеет в виду ценный подарок, который передал мне от Вас отец Лелон.

Иисуса Христа, в котором обожествляется поклонение его Прежде всего я просмотрел Ваш труд, следуя обыкнове созданий, поклонение, которое дает ему возможность нию, которого придерживаюсь в отношении авторов наи явить свою снисходительность, не изменяя своему суще более ценимых мною, и прочитал значительную часть.

ственному атрибуту — своей бесконечности. Таков его Вы, сударь, очень удачно доказываете a priori, что из истинный и первый замысел. Падение первого человека всех возможных планов творения, которые Бог откры благоприятствует ему. Он хочет, чтобы Иисус Христос вает в своей мудрости, он должен избрать наилучший и обрел славу свою, созидая будущую церковь не из ничто поэтому все доводы г-на Б[ейля], основанные на ответст жества бытия, но из ничтожества святости и справед венности людей друг перед другом, лишь кажутся убеди ливости, ибо милость не даруется по заслугам, дабы люди„ тельными, а на самом деле суть не более чем соблазнитель- впавшие из-за греха в состояние худшее, нежели самое ные сравнения и что такой путь рассуждений опасен, небытие, не имели причин кичиться собой, дабы они были ибо мы слишком охотно готовы судить по себе самим обязаны своим вечным спасением Иисусу Христу, их о Боге, а заодно и о плане его творения, между тем как не руководителю, через кого они могут воздать Богу боже знаем об этом почти ничего. Как и Вы, сударь, я убежден, ские почести, и дабы их связывала с ним глубоко личная что 'Бог делает для своих созданий все хорошее, что он благодарность. Признаюсь Вам сударь последние про может для них сделать в то же время поступая так2 как г г слугам, хотя и добрые, и дурные поступки равно прини изведения г-на Б[ейля] не раз вызывали во мне чувство маются во внимание, как и все прочее, для составления раздражения, и я хвалю Ваше усердие и вместе с тем Ваш общего плана, где спасение тоже предусмотрено. Молитвы, такт, с коими Вы опровергаете его опасные и таящие благие намерения, благие дела — все это полезно, а иногда соблазн идеи. Молю господа, чтобы он вознаградил Вас и необходимо, но ничто из этого не является достаточным.

и даровал Вам милость быть похожим на Вашего славней (Впрочем, пример сиятельного князя, о котором Вы го шего князя 6'. Дружба, которой Вы почтили меня с дав ворите в конце Вашего письма, не может служить образ них пор и потерять которую я страшусь, побуждает меня цом для тех, кто готов под присягой подтвердить, что то, умолять Вас и господа о том, чтобы она продлилась на что считалось неоправданными нововведениями, на самом веки во имя Иисуса Христа. Остаюсь, сударь^ глубоко доле непререкаемые истины. Другим народам не следует уважающий Вас и проч.

быть настолько покладистыми, чтобы давать себя водить за нос итальянцам, которые смеются над ними;

и есть основание предполагать, что когда-нибудь они пожалеют ЛЕЙБНИЦ — МАЛЬБРАНШУ о том, что разыграли комедию с пресловутым вселенским собором, после которого их уже невозможно помирить. ) 6в Из письма, которое я вмел честь получить от Вас,, Я попытался также попутно развенчать некоторых уже следует, что главная часть моего труда не вызвала у Вас сошедших со сцены философов, как-то: г-на Локка, г-на возражений. Вот это меня чрезвычайно радует, ибо я не Леклерка и им подобных, у которых ложные и низменные знаю лучшего судьи, чем Вы.

представления о человеке, о душе, о разуме и даже о бо В самом деле, когда я рассматриваю божие творение,, жестве: все, что не укладывается в их пошлые и поверх я рассматриваю пути действия Бога как часть творения,, ностные понятия, кажется им пустой выдумкой. Что ж, а простота в сочетании с изобилием путей составляют они сами виноваты в том, что, будучи слабо осведомлен часть совершенства этого творения. Тем не менее я не ными о достижениях математики, недостаточно познали утверждаю, что понадобится находить выход из положе природу вечных истин.

ния, сославшись на то, что-де Бог, оставаясь равнодуш Математики перед Вами в долгу за то, что некогда Вы ным к падению человека и допуская это, показывает тем способствовали выдвижению отца Прете, чьим учеником, самым, что даже самые возвышенные создания ничто по по-видимому, является преп. о. Рейно;

однако он пошел сравнению с ним;

ибо это может подать повод к преврат гораздо дальше своего учителя, и я жду еще многого от ным толкованиям в том смысле, что ему безразлично благо его таланта и прилежания. Ибо предмет далеко не исчер и спасение его созданий, и в свою очередь приведет к за пан, и я полагаю, что предстоит еще сделать бесконечно силью безнравственных крючкотворов (supralapsaires) и умалению любви, которую мы обязаны питать к Богу. много.

В сущности ничто не является для него безразличным,, и ни одна тварь и ни одно действие твари не считаются Приложение у него ничтожными, хотя в сравнении с ним они почти Среди посмертных сочинений г-на Локка, опубликован ничто. Свои взаимоотношения они сохраняют а перед ных в Лондоне в 1706 г. in octavo, имеется разбор взгля ним, подобно тому как линии, которые мы рассматриваем дов отца Мальбранша, считавшего, что мы видим все вещи как бесконечно малые, имеют практически важные соот в Боге. Автор начинает с признания, что в книге «Разы ношения, несмотря на то что в сравнении с обычными ли скания истины» есть немало тонких мыслей и здравых ниями они кажутся ничтожными. Кажется, я уже поль рассуждений и что это внушает ему надежду получить зовался этим сравнением. Однако верно, что Бог не дол удовлетворительный ответ насчет природы наших идей.

жен был вносить беспорядок в свое творение ради того,, Но тут же он замечает (§ 2), что сей отец пользуется тем, чтобы предотвратить падение человека;

такая услуга что г-н Локк именует argumentum ad ignorantiam 71, одному-единственному роду созданий была бы чрезмерной.

полагая, что тем самым он, Мальбранш^ доказывает свою Я согласен также с тем1 что благодать не воздается по за точку зрения, так как-де не существует другого способа объяснить суть дела;

по мнению г-на Локка, этот довод настолько тесная, что они не могли бы существовать без теряет свою силу, коль скоро ссылаются на несовершен него.

ство нашего разума. Однако я думаю, что этот довод хо Когда сей отец говорит (§ 6), что нет другой субстанции, рош, если, полностью перечислив все способы, можно постигаемой чисто рассудочно, кроме Бога, я должен соз отбросить один за другим все и оставить только один.

наться, что и сам не понимаю его до конца. Существует Г-н Френикль назвал это методом исключения и восполь нечто в душе, чего мы не понимаем отчетливо;

и сущест зовался им в анализе. Вместе с тем г-н Локк прав, говоря,, вуют вещи в Боге, которых мы вовсе не понимаем.

что нет никакого смысла называть эту гипотезу наилуч В § 8 г-н Локк делает замечание по поводу конца главы шей среди прочих, если, как выясняется, она отнюдь не из книги о. Мальбранша, в котором присоединяется объясняет того, что желательно уяснить, и даже заключает к моим высказываниям. Чтобы показать, что сей отец в себе вещи, которые невозможно согласовать друг с дру не исчерпал всех средств для объяснения сути дела, он гом.

добавляет: «Если бы я говорил, что Бог, возможно, сотво Рассмотрев содержание первой главы 2-го раздела рил паши души таким образом и соединил бы с телом книги III, где о. Мальбранш утверждает, будто то, что так, что в ответ на определенные движения тела душа способен постичь дух, должно быть с ним непосредственно возымела бы такие-то и такие-то перцепции, но непости соединено, г-н Локк спрашивает (§ 3—4), что, собственно,, жимым для нас путем, я сказал бы тем самым нечто столь значит «быть непосредственно соединенным»;

по его мне же очевидное и столь же назидательное, что говорит и он».

нию, это понятно только для тел. Быть может, на это Заявив это, г-н Локк, по-видимому, имел в виду мою следовало бы ответить так: одно непосредственно действует систему предустановленной гармонии или что-то подоб на другое. А так как о. Мальбранш, признавая, что наши ное ей.

тела соединены с нашими душами, прибавляет, что душа Г-н Локк замечает (§ 20), что Солнце бесполезно, коли узнает об этом не каким-то одним способом, ему предла мы его созерцаем в Боге. Такой упрек мог бы относиться гают (§ 5) объяснить, в чем именно состоит способ соеди и к моей системе, согласно которой мы созерцаем Солнце нения, или хотя бы сказать, чем он отличается от того в нас самих;

поэтому я отвечаю, что Солнце сотворено не способа, с которым он не согласен. О. Мальбранш, воз только ради нас и что Бог стремится представить нам можно, ответит, что связь души с телом познается лишь истину о том, что находится вне нас. Он заявляет также с помощью веры и что, поскольку природа тела состоит (§ 22), что ему непонятно, каким образом мы могли бы со в одной лишь протяженности, из нее невозможно извлечь зерцать что-либо смутно в Боге, т. е. там, где нет ничего ничего, что помогло бы понять, каким образом душа смутного. На это можно было бы ответить, что мы видим воздействует на тело. Он считает, что этот союз необъяс вещи смутно, если видим слишком много вещей сразу.

ним, но настаивает на таком союзе, который служит объяс По поводу высказывания о. Мальбранша о том, что Бог нением для совместных действий души и тела.

есть местопребывание духов, как пространство есть место Он утверждает также, что сумел объяснить, почему пребывание тел, г-н Локк говорит (§25), что из всего этого материальные существа не могут быть соединены с душой он не понял ни одного слова. Но ведь он понимает по край так, как это обычно изображают: дело в том, что существа ней мере, что значит пространство, местопребывание, тело.

эти протяженны, а душа не протяженна, и потому между Понимает он и то, что отец проводит аналогию между про ними нет соразмерности. Вот тут-то г-н Локк весьма кстати странством, местом и телом — и богом, духом. Так что задает вопрос (§ 7): а существует ли такая соразмерность изрядная доля сказанного здесь понятна. Можно лишь между Богом и душой? Действительно, складывается впе возразить, что эта аналогия не вполне доказана, хотя чатление, что преподобному о. Мальбраншу следовало бы нетрудно уловить некоторые соответствия, которые могут сослаться не на недостаток соразмерности, а на недоста дать повод к такому сравнению. Я не раз замечал, как ток связи, по-видимому существующей между душой и некоторые люди пытаются отмахнуться от того, что им телом^ тогда как между Богом и тварями имеется связь говорят, этакой позой недоумения, словно они не видят тут никакого смысла. Делают они это, конечно^ не ради того, чтобы выставить в плохом свете самих себя, а для Не стоит пренебрегать аргументом отца, который того, чтобы опорочить говорящих с ними, как будто бы г-н Локк рассматривает в § 40 (а также в § 35), о том, что они выражаются невразумительно, или же для того, чтобы только Бог, будучи конечной целью духов, является одно показать,, что они выше всякого, кто затрагивает эту временно их единственным объектом. Правда, требуется тему, как если бы сам предмет был недостоин их внимания.

еще кое-что для того, чтобы можно было назвать это И все же г-н Локк прав, когда он говорит, что концепция доказательством. Существует более убедительный довод, о. Мальбранша неудобопонятна с точки зрения его собст а именно что Бог есть единственный непосредственный венных высказываний, так как у него получается, что внешний объект для духов и нет ничего другого, кроме пространство и тело — зто одно и то же. На сей раз истина него, что могло бы воздействовать на них.

от него ускользнула, и он выдумал всеобщее и неизмен В § 41 (а также в § 36) высказывается возражение, что ное нечто, с которым существенно связаны тела и которое апостол начинает с познания тварей, дабы вести нас к создает также их взаимную связь. Такой образ мыслей Богу, а отец-де поступает наоборот. По-моему, эти спо открывает путь для фантазии и приводит к тому, что про собы не противоречат друг другу. Один совершается странство рассматривают как некую неизменную субстан a priori, другой — a posteriori, и этот последний является цию;

но положительная сторона этой концепции относится более общепринятым. Верно, что наилучший путь позна к простым субстанциям (под которыми подразумеваются ния вещей — это тот, когда исходят из их причин. Но он духи) и сводится к понятию о Боге, который их объе не самый легкий. Он требует слишком пристального вни диняет.

мания, а люди обычно уделяют внимание вещам, которые Отец Мальбранш говорит, что идеи — это представи- воспринимаются чувствами.

тельные сущности. Г-н Локк по этому поводу спрашивает Отвечая на § 34, я указал на разницу между образом (§ 26), являются ли эти сущности субстанциями, модусами и идеей. Эта разница, по-видимому, оспаривается в § 38, или отношениями. Полагаю, что мы можем сказать: идеи — где ссылаются на то, что трудно провести разницу между это всего лишь соотношения, вытекающие из атрибутов чувством и идеей. Но я думаю, что отец под чувством под Бога.

разумевает перцепцию воображения, тогда как можно Когда г-н Локк заявляет в § 31, что ему непонятно,;

иметь идеи вещей, которых нельзя ни почувствовать, ни каким образом разнообразие идей можно совместить с про гообразить. Я согласен, что мы обладаем идеей цвета, стотой Бога, мне кажется, что ему не следовало ставить например фиолетового, такой же ясной, как и идея формы это в упрек о. Мальбраншу;

ибо нет системы, которая (на что указывает оппонепт), однако она не является ни могла бы нечто подобное объяснить. Мы не в состоянии столь же отчетливой, ни столь же умопостигаемой.

понять несоизмеримое и тысячу других вещей, истинность Г-н Локк спрашивает, может ли неделимая и непротя которых нам тем не менее известна и на которые мы имеем женная субстанция обладать в то же самое время различ право ссылаться для объяснения других вещей, от них ными модификациями, даже такими, которые соотносятся зависящих. Нечто сходное с этим имеет место во всех с неустойчивыми объектами. Я отвечаю: да. То, что пе простых субстанциях, где есть многообразие действий устойчиво в одном и том же объекте, не является неустой в единой субстанции.

чивым в представлении различных объектов, когда их Отец считает, что идея бесконечного предшествует идее постигают все сразу. Для этого не требуется, чтобы душа конечного. Г-н Локк возражает (§ 34), что у ребенка скорее обладала различными частями, точно так же как не имеется представление о числе или о квадрате, нежели требуется, чтобы у точки были различные части, хотя представление о бесконечном. Он прав, принимая идеи в ней сходятся разные углы.

за образцы;

но если он примет их за основания понятий,, С полным правом в § 43 задается вопрос, каким обра он убедится, что в континууме понятие протяженного, зом мы познаём тварей, если непосредственно мы видим взятого в абсолютном смысле, предшествует понятию про только Боса. Причина та, что объекты, представление тяженного, к которому прибавлена модификация. Это о которых создает у нас Бог, содержат нечто такое, что нужно отнести и к тому, что говорится в § 42 и 46.

подобно имеющейся у нас идее субстанции, это и дает нам J возможность судить о существовании других субстан ций.

В § 46 делается предположение о том, что Бог обладает идеей угла наиближайшего к прямому углу, но никому не внушает желания обладать такой идеей. Я отвечу, что такой угол есть фикция, такая же, как дробь, ближайшая к единице, или число, ближайшее к нулю, или наимень шее из всех чисел. Природа непрерывности не допускает ПЕРЕПИСКА С П. БЕЙЛЕМ существования чего-либо подобного.

Отец Мальбранш утверждал, что мы познаём нашу ЛЕЙБНИЦ — БЕЙЛЮ' душу благодаря внутреннему чувству сознания и что поэтому познание нашей души более несовершенно, не В ответе г-на аббата Щатлана], который Вы поместили жели вещей, кои мы познаём в Боге. В ответ г-н Локк в Ваших весьма содержательных «Новостях» за минувший весьма удачно замечает в § 47, что идея нашей души точно сентябрь, более всего меня привлекает то, что благодаря так же находится в Боге, как и идеи других вещей, и ему я получил возможность приблизиться хотя бы отчасти потому нам следовало бы и ее видеть в Боге. Истина в том,, к такому заслуженному человеку, как Вы. Посылаю Вам что мы видим всё в нас и в наших душах и знание, которое прилагаемую к сему заметку;

если Вы пожелаете ею вос мы имеем о душе, вполне истинно и справедливо, если пользоваться, то прошу Вас не указывать моего имени, только мы сосредоточимся на этом;

и что благодаря зна а обозначить лишь: г-н Л. В Лейпциге меня печатают нию, которое мы имеем о душе, мы познаем бытие, суб тоже с такой подписью, ибо, хотя я уже опубликовал станцию и самого Бога, а благодаря размышлению о соб несколько опытов по вопросам права, физики, математи ственных мыслях познаем протяженность и тела. Однако ки и даже — по повелению одного владетельного лица 2 — верно и то, что Бог дает нам все положительное, что со по вопросам торговли, тем не менее я обыкновенно пред держится в этом, и открывает нам все совершенство,, почитал не подписываться полным именем.

которое при этом облечено в непосредственную и непре Здесь вышло в свет форматом в полный лист сочине станную эманацию вследствие той зависимости, в какой ние, о котором, возможно, Вам стоило бы упомянуть в находятся от него все твари, и что в этом-то и состоит статье о книгах, если Вы сочтете это уместным. Оно назы реальный смысл фразы о том, что Бог есть объект наших вается так: «Justa funebria Serenissimo Principi Johanni душ и в нем мы видим всё.

Friderico Brunsvicensium et Luneburgensium Duci a Reve Рассмотренное в § 53 высказывание отца о том, что мы rendissimo et Serenissimo Fratre Ernesto Augusto Episcopo видим сущность вещей в совершенствах Бога и что нас Osnaburgensi Duce Brunsv. et Luneb. persoluta» 3. Из-за просвещает вселенский разум, возможно, имеет целью многочисленных препятствий этот труд памяти покойного подчеркнуть, что атрибуты Бога служат основой для пер монсеньёра герцога Ганноверского не мог появиться во вичных понятий, которые у нас имеются о вещах, о бы время. В нем приводятся надгробные речи, хвалебные тии, о возможности, о познании, о распространении,, стихи и изречения, а также воспроизведены портреты, о длительности, ибо, взятые абсолютно, они существуют медали, гербы, описания и изображения церемоний, какие в Боге, а в тварях существуют лишь ограниченным обра приняты у германских князей. Конечно, существуют и зом.

другие книги подобного рода, выпущенные в честь какого нибудь государя, но мало кто в Германии пройдет мимо этого издания благодаря прекрасным иллюстрациям и другим достоинствам, ибо светлейший преемник не по жалел средств на этот памятник любви, которую он питал к своему покойному брату. Все знают, сколь велико было участие герцога Ганноверского как одного из правящих государей Брауншвейгского дома в общественных делах, картезианцы сочтут его доводы убедительными. По его и потому эти personalia, т. е. все, что относится к его мнению, упомянутый принцип имеет очень ограниченное жизни, напечатанные в этой книге, будут полезны для применение и сводится к весьма малому, а именно: он истории. Мне этот монарх выказывал особенное располо утверждает, что это всего лишь частный принцип, касаю жение, и я почтил его память благодарными стихами,, щийся пяти общеизвестных машин и имеющий в виду которые посылаю Вам и которые тоже помещены в этой изохронные движущие силы или движения, передающиеся книге, причем я просил отпечатать их отдельным оттиском,;

в одинаковые промежутки времени. Я показал, что в опре чтобы я мог потом сам их рассылать. Вы сможете убедить деленном, довольно обычном случае и во множестве дру ся, сударь, что этот великий государь проявлял порази гих подобных случаев два тела имеют одну и ту же силув тельную любовь ко всякого рода полезным знаниям;

и хотя и не обладают одним и тем же количеством движения.

так как подлинный фосфор, или ручной огонь, который Он с этим согласен, и ничего более я не требую. Однако обнаружили несколько лет тому назад, был выработан он добавляет, что тут нет ничего удивительного, потому у нас, демонстрировался и даже в некотором роде был что-де в данном случае оба тела приобрели свои силы за усовершенствован его изобретателем при моем участии, неравные промежутки времени;

как будто этот принцип и все это происходило по повелению Его Светлости по должен быть ограничен только теми силами, которые койного герцога, то в свои стихи я вставил описание сего приобретаются в равные промежутки. Это дает мне лиш огня, дабы несколько разнообразить предмет. Науки нее преимущество, и я опять-таки не требую ничего боль всегда оказываются в долгу перед государями, которые шего. Однако с моей стороны было бы нехорошо исполь их опекают;

вот почему будет справедливым сохранить па зовать в споре против картезианцев то обстоятельство,, мять об этом, чтобы она служила примером для других.

что их защищают так неумело. Ибо я не думаю, чтобы Похвальное слово герцогу, которое произнес покойный г-ну аббату Щатлану] удалось найти хотя бы одного из монсеньёр епископ Падерборнский и Мюнстерский (кото них — по крайней мере из тех, которые считаются гео рый сам был достоин высочайших похвал), исполнено метрами, — кто согласился бы с его оговоркой. В этом чувств, в искренности которых не приходится сомневать Вы, сударь, легко можете убедиться сами, и я не сомне ся;

я приложил его к моему опусу. Впрочем, не смею на вязывать Вам никаких советов, остаюсь всецело предан- ваюсь, что это признали бы и некоторые ученые карте ный Вам и проч. зианцы из числа Ваших друзей, если бы Вы пожелали узнать их мнение;

я даже осмелился бы просить Вас об этом, если бы знал, что это не представит для Вас каких ЛЕЙБНИЦ - БЕПЛЮ * либо затруднений. Вообще картезианцы утверждают, что в целом сохраняется одна и та же сила, которую они Находя полезное удовольствие в чтении ваших «Ново всегда оценивают по количеству движения;

и что если стей литературной республики», я увидел на их страни некоторые тела переносят свою силу или часть своей силы цах мое опровержение пресловутого картезианского прин на какие-нибудь другие, то во всех этих телах, вместе ципа, относящегося к количеству движения, вместе с отве взятых, останется то же самое количество движения, или том одного ученого картезианца из Парижа, по имени та же самая сумма произведений масс, умноженных на аббат Шатлан]. Посылаю Вам мою ответную заметку, их скорость, какая была в них раньше. Например, если с тем чтобы все материалы этого спора были собраны имеется тело в 4 фунта, [движущееся] со скоростью, рав вместе, если Вы сочтете это полезным. Правда, эта по ной одной единице, и предполагается, что вся его сила следняя заметка вносит лишь некоторые уточнения в пред должна быть теперь перенесена на тело в 1 фунт, то как мет и служит скорее продолжением, нежели оправданием, в этом случае будут рассуждать картезианцы? Они ска того опровержения, которое я уже сделал 5, так как г-н жут, что при таком предположении тело должно будет аббат никаких серьезных доводов против него не выдвинул получить скорость, равную четырем единицам, чтобы и в сущности соглашается со мной в большей степени, сохранилось одно и то же количество движения. Ибо чем это можно желать. Но я сильно опасаюсь, что другие масса 4j помноженная на скорость \х дает то же произве ннр столь просто, что, мне кажется, сама эта простота дала дение, что и масса 1, помноженная на скорость 4. Я же, повод к недоразумению, так как ему показалось невероят напротив, считаю, что это тело должно получить лишь ным, чтобы настолько очевидная мысль не могла прийти скорость, равную двум единицам (доказательство я при в голову стольким умным людям. Потому-то, заметив не веду ниже), и, таким образом, противоречие является одинаковость времени, он ухватился за нее и не дал себе вполне очевидным. Причем ни эти господа, ни все осталь труда подумать, что эта неодинаковость случайна. Все же ные, о ком я знаю, за исключением г-на аббата Шатлана], я достаточно уважаю его ум и добросовестность, чтобы определяя таким способом силы, которые получили тела, надеяться, что теперь и он с этим согласится, и думаю, не задумываются о том, за какое время они их получили — что нижеследующее еще более убедит его признать истин продолжительное или короткое, равное или неравное.

ное положение вещей. А чтобы предупредить всякие со Действительно, время не имеет значения для этого опре мнения у тех, кто думает, что он ответил на мое возраже деления. Когда мы видим тело данной величины, движу ние удовлетворительно, сказав, что лишенная чувстви щееся с данной скоростью, разве не можем мы определить тельности материя, коль скоро она принуждает весомые его силу, не зная, в течение какого времени и вследствие тела спускаться и создает их ускорение, тем самым теряет каких отклонений или, может быть, даже задержек оно ровно такое количество движения, какое она сообщает приобрело ту скорость, которую оно имеет сейчас? Мне ка этим телам, — я отвечу, что я готов признать это при жется, что это можно решить по тому, что есть сейчас, нуждение, являющееся причиной тяжести, и согласен, и не зная того, что происходило раньше. Если два тела, что этот эфир теряет ровно столько силы (но не столько же равновеликих и во всем сходных друг с другом, обладают движения), сколько он сообщает весомым телам. И однако одинаковой скоростью, но скорость эта получена одним же, это ни в коей мере не уничтожает моего возражения, телом в результате воспринятого удара, а другим телом даже если бы я признал (вопреки истине), что эфир поте в результате некоторого спуска, более или менее продол рял столько же движения, сколько отдал. Ведь мое воз жительного, станем ли мы утверждать на этом основании, ражение сформулировано именно таким образом, что во что их силы различны? С таким же правом можно было бы прос о том, откуда была приобретена сила, не имеет зна сказать, что такой-то человек более богат, на том основа чения, и я отвлекаюсь от него, чтобы не входить в обсужде нии, что он потратил больше времени на приобретение ние каких бы то ни было гипотез. Приобретенную силу своих денег. Более того, отнюдь не является необходимым, и скорость я принимаю такими, каковы они сейчас, не за чтобы два тела, взятые мною в качестве примера, спуска ботясь о том, получены ли они внезапно вследствие удара лись с разной высоты за неодинаковое время, как пред другим телом или постепенно вследствие непрерывного полагает г-н аббат Шатлан], не замечая, что время спуска ускорения, обусловленного силой тяжести или действием можно менять как угодно, меняя линию спуска, т. е. при пружины. Для меня достаточно, что тело сейчас обладает давая ей больший или меньший наклон, и можно бесчис этой силой или же этой скоростью. И далее я показываю, ленными способами добиваться того, чтобы оба этих тела что силу не следует определять по скорости или количеству спускались с неодинаковой высоты за одинаковое время.

движения и что тело может передавать свою силу другому Ибо если отвлечься от сопротивления воздуха и тому телу, не отдавая ему своего количества движения;

именно подобных помех, то, как известно, тело, спускающееся в результате такой передачи может или, вернее, должно с одной и той же высоты, получает одну и ту же скорость получиться то, что количество движения в телах умень независимо от того, является ли спуск крутым и близким шается или увеличивается, тогда как сила остается одной к перпендикулярному или, напротив, наклонным и более и той же.

отлогим. Следовательно, различие времени не имеет ни А теперь я докажу положение, которое я выдвинул вы какого значения для моего возражения. Все это настолько ше, а именно: в том случае, когда предполагают, что вся очевидно, что я, возможно, был бы вправе адресовать са сила тела весом в 4 фунта, если оно получает скорость, мому г-ну аббату Шатлану] некоторые выражения, кото равную единице (например, при движении по горизонталь рые он использует, но полагаю более достойным не пре ной плоскости независимо от того, каким способом была вращать наш спор в забаву. Действительно, мое возраже J получена скорость), должна передаться телу весом в один разом, сила их обоих будет способна поднять один фунт фунт, последнее [в действительности] получит скорость,-, на 10 001 дюйм. Между тем, согласно третьему правилу равную не 4 единицам, как требует картезианский прин Декарта, после удара они будут двигаться вместе со ско цип, а только 2 единицам, так как в этом случае тела ростью 50 с половиной, чтобы при умножении на 2 (общее или веса окажутся в отношении, обратном тем уровням,, количество фунтов которые будут двигаться вместе после г на которые они могут подняться благодаря скоростям, удара) получилось исходное количество движения 101.

которыми они обладают;

уровни же эти соотносятся между Но в таком случае эти 2 фунта смогут подняться вместе собой как квадраты скоростей. И если тело весом в 4 фунта, лишь на высоту 2550 дюймов с четвертью (т. е. 50 с поло двигаясь по горизонтальной плоскости с одной степенью виной в квадрате){ что равносильно тому, как если бы они скорости и оказавшись на конце маятника или перпенди обладали силой поднять один фунт на 5100 с половиной кулярной нити, поднимается на высоту фута, то тело ве дюймов, тогда как перед ударом имелась сила,- способная сом в 1 фунт должно будет иметь две степени скорости, для поднять один фунт на 10 001 дюйм. Таким образом, по это того чтобы подняться (в равных условиях) на высоту че му правилу почти половина силы пропадет без всякой при тырех футов. Ибо требуется одинаковая сила, чтобы чины и безо всякого употребления. А это так же мало поднять 4 фунта на фут и один фунт на 4 фута. Но если правдоподобно, как и то, что мы показали раньше в дру бы это тело весом в фунт должно было, согласно Декарту,, гом случае, где по смыслу того же общего принципа Де получить четыре единицы скорости, тогда оно могло бы карта якобы можно было приобрести в три раза большую подняться на Высоту 16 футов. И значит, та же сила,, силу без всякого разумного основания.

которая могла бы поднять 4 фунта на фут, перенесенная Прославленный автор «Разысканий истины» удачно от на 1 фунт, подняла бы его на 16 футов. Но это невозможно,, метил некоторые заблуждения г-на Декарта в этих вопро так как результат оказывается учетверенным: в таком сах;

но так как он принимает максиму, которую я отвер случае выходит, что силу, утроенную по сравнению с тем,, гаю, он решил, что из семи правил Декарта 1-е, 2-е, 3-е что было вначале, можно получить, или извлечь, из ничего.

и 5-е справедливы 6;

на самом же деле пригодно только Вот почему я считаю, что взамен принципа Декарта можно 1-е правило, которое является самоочевидным. Тот же установить другой закон природы, который, по моему автор «Разысканий», рассуждая о предполагаемых твер убеждению, является наиболее всеобщим и нерушимым,, дых и непружипящих телах, утверждает, что после удара а именно что всегда имеется совершенное уравнение (une они будто бы должны отскочить или вообще отделиться parfaite Equation) между полной причиной и взятым цели друг от друга лишь в том случае, если они движутся на ком действием. Этот закон не только гласит, что действия встречу друг другу со скоростями, обратными их величи пропорциональны причинам, но, более того, утверждает, нам, и что во всех остальных случаях они будут после что каждое целиком взятое действие эквивалентно ею удара двигаться совместно, сохраняя исходное количество причине. И хотя эта аксиома является вполне метафизи движения. Но вот какую несообразность я здесь нахожу.

ческой, это не мешает ей быть одной из наиболее полез Допустим, тело В (вес 2, скорость 1) и тело С (вес 1, ско ных для употребления в физике и она дает возможность рость 2) движутся прямо навстречу друг другу;

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.