WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |

«ББК 87.3 Л42 РЕДАКЦИИ ФИЛОСОФСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Редколлегия серии: ...»

-- [ Страница 5 ] --

Действительно, нет оснований предпочитать одно из этих Па ц и д и й. Остается, чтобы ты ответил мне еще на та утверждений другому. Па ц и д и й. Значит, приходится кой вопрос: одно ли и то же последний момент жизни и или оба отвергнуть, или оба принять. X а р и н. Но ты первый момент отсутствия жизни? Ха р и н. Если нельзя сам преградил мне этот выход. Ведь я ясно вижу, что утверждать ничего, кроме того, что мы понимаем как любое состояние должно непременно или присутствовать, достоверное, то на такое утверждение я бы не решился.

или отсутствовать и не может одновременно присутство Па ц и д и й. Поздравляю тебя, Харин, ты научился вать и отсутствовать или не присутствовать и не отсутство искусству сомневаться, а это искусство немалое. Здесь и, вать. Па ц и д и й. Что же тогда? X а р и н. Что же еще, признаюсь тебе хотел несколько испытать твою способ ность суждения. Но скажи мне, пожалуйста, что сделало маю что ты преодолеешь свои сомнения, если рассудишь, тебя таким осторожным? X а р и н. Я видел, что ты хо что там, где речь идет об основных положениях, ничто чешь сделать такой вывод: если есть общий момент жизни не должно казаться малозначащим. Га лл у т ий. Я не v отсутствия жизни, то один и тот же в этот момент живет настолько далек от абстрактных рассуждепий, чтобы не и не живет, что я признаю за нелепость. П а ц и д и й.

признать, что начала всех наук тонки, как первые нити Но был ли бы такой вывод правильным? X а р и н. Я не крепкой ткани. Но, зная твое обыкновение постепенно вижу возможности от него уклониться. П а ц и д и й.

прокладывать дорогу ко все более значительному, я ожи Что же ты думаешь об утверждении, из которого с необ дал от тебя какой-нибудь предварительной пробы, кото ходимостью вытекает нелепость? X а р и н. Что оно не рая пролила бы свет и на сказанное, и на дальнейшее.

лепо. II а ц и д и й. Значит, возможны два момента, из Па цидий. Я не могу сейчас удовлетворить твое поже которых один непосредственно следует за другим: один — лание, Галлутий, да если бы и мог, мне не следовало бы момент жизни, другой — отсутствия жизни. X а р и н.

это делать. Не могу, ибо, подобно тому как охотники Отчего же нет, раз возможны две такие точки;

это мне не всегда преследуют определенного и намеченного зверя,, очень кстати приходит на ум, так как делает вещь неко а чаще довольствуются встретившейся им добычей, так и торым образом наглядной. Пусть по совершенно плоской мы иногда бываем вынуждены довольствоваться теми исти ^^^ доске АВ катится совершеп нами, которые нам открываются на пути исследования, c(dJ но круглый шар С;

очевидно, в уверенности, что такая добыча никогда не останется бес ч т 0 ш а н е полезной и что, собрав достаточное число этих истин,, Л е в Р составляет одно подведя им итог и приведя их в должный порядок, мы об целое с доской и поверхности наружим в них такое богатство, на которое и не надеялись.

их нигде не совпадают, иначе шар мог бы двигаться только К тому же учти, что разговор развертывается не только вместе с доской;

и однако, в одной точке соприкосновение по моему усмотрению, но и по усмотрению Харина: мои налицо и некоторая оконечность, или точка, шара d не вопросы должны сообразоваться с его ответами. Но если отстоит от оконечности, или точки, доски е;

итак, две бы даже я мог представить твоему обозрению дальнейший точки d и е находятся вместе, хотя п не являются одной ход наших речей, я не должен был бы этого делать, как точкой. Т е о ф и л. Я помню, что и Аристотель так отли согласишься и ты сам: ведь нам часто бывает приятно оста чает смежность от непрерывности: непрерывность — это ваться в неведении, и тем отраднее всякий успех, чем он отношение между вещами, оконечности которых состав неожиданнее. Так, бродячие фокусники доставляют зри ляют одно, а смежность — это отношение между вещами, телю большое удовольствие, когда, искусно обратив их оконечности которых находятся вместе 5. П а ц и д и й.

взоры в сторону, затем извлекают из кармана что-нибудь Итак, мы подобным же образом скажем вместе с Харином в неожиданное, как будто возникшее из ничего. Галлу что состояние живого и состояние мертвого только смеж тий. Надеясь на это, я не буду больше тебя прерывать.

ны, ибо не имеют общей оконечности. X а р и н. Ты весьма Па цид ий. Итак, возвращаюсь к тебе, Харин. Мы любезно делаешь меня автором того, что сам заставил ро пришли к заключению, что состояние визменения невоз диться в моем уме. Па цидий. Я уже сказал, что твоими можно. Ха рин. Да, конечно, если принять момент мыслями ты обязан сам себе, а поводом к ним — мне.

изменения за момент среднего или общего состояния.

Но это подтвердится и на более значительном;

а впрочем, Па цидий. Но ведь вещи изменяются? Ха рин. Кто подвигаться надо постепенно. Га л л у т ий Позволь же стал бы это отрицать? Па цидий. Значит, изменение мне спросить, думаешь ли ты, что из этого можно извлечь ость нечто. Ха рин. Конечно. Па цидий. Нечто от что-либо имеющее сколько-нибудь важное значение. П а личающееся от того, что мы признали невозможным, ц и д и й. Я удивился бы, что ты уже давно не задал (т. е. от моментального состояния >. Ха рин. Отличаю этого вопроса, если бы не знал, что ты Галлутий. Ведь щееся. Па цидий. Не потому ли, что состояние измене я знаю, что вообще людям, искушенным в исследовании ния требовало бы некоторой протяженности во времени?

природы в свете опытов, все это покажется бессодержа Ха рин. Очевидно. Па цид ий. Может ли что-нибудь тельным или во всяком случае бесполезным;

по я ду х г частично существовать или не существовать? X а р и н.

кстати. Вот теперь) перенесем рассуждение от дискретной Ото требует пояснения. П а ц и д и й. Может ли возра величины 8 к непрерывной. Если точка А приближается стать или убывать истинность какого-либо высказывания к точке Н, то в определенный момент она станет близкой на протяжении определенного промежутка времени, по из не близкой, (например в В ). Следуя тому же рассужде добно тому как вода нагревается или охлаждается по гра нию, что и раньше, мы можем утверждать, что она или дусам? X а р и н. Никоим образом: полагаю, что каждое вовсе не станет близкой, или станет таковой от прибавле высказывание или целиком ложно, или целиком истинно.

ния одного дюйма, (например FB). X а р и н. Да, можем.

Но теперь я понимаю и прежний вопрос: хотя горячая II а ц и д и й. Но не можем вода может более и более нагреваться, однако нужен один ли мы вместо дюйма подста- А,, н момент, чтобы вода из не горячей стала горячей или наобо вить сотую часть дюйма, или F С Е В рот;

подобно тому как в один момент из прямого делается тысячную, или иную сколь кривое. П а ц и д и й. Итак, мы снова пришли к мо угодно малую? X а р и н. Конечно. П а ц и д и й. Если ментальному состоянию изменения, невозможность кото сотая часть {СВ) 9дюйма (FB > делает из не близкого рас рого нам уяснилась. X а р и н. Да, мы каким-то образом стояния близкое, то для этого не нужен целый дюйм.

снова впали в затруднения, из которых уже вышли. II а X а р и н. Предыдущие девяносто девять сотых {FC) ц и д и й. Если состояния двух людей различаются только еще не сделали его близким. П а ц и д и й. Итак, ясно, что на один обол, можно ли будет счесть одного из них бога добавление дюйма только потому сделало близкое из тым, не относя то же самое суждение и к другому?Х а р и н.

не близкого, что дюйм содержит ссою последнюю сотую Думаю, что нет. П а ц и д и й. Значит, разница в один часть. X а р и н. И последняя сотая часть СВ на том же обол не делает человека богатым или бедным. X а р и н.

основании делает близким только благодаря своей око Не делает, полагаю. П а ц и д и й. Так что прибавление нечности В. Па цид ий. А эта ок'нечность — наимень или отнятие одного обола не сделает богатого человека шая? X а р и н. Непременно, ибо если бы она не была не богатым или бедного не бедным. X а р и н. Никоим наименьшей, то от нее можно было бы отсечь часть, оста образом. П а ц и д и й. Итак, никто никогда не сможет вив только то, что создает близость. Действительно, по стать из бедного богатым или из богатого бедным, сколько ложим, что оконечность отрезка СВ не наименьшее В„ бы ни дали ему или отняли у него оболов. X а р и н. Как а отрезок DB 10, тогда она сделает близкое из не близкого так? П а ц и д и й. Положим, что бедному дали обол,;

не всей своей величиной, а только некоторой своей еще перестал ли он быть бедным? X а р и н. Нисколько. П а меньшей частью BE. Па цид ий. Итак, мы видим, что ц и д и й. Дадим еще раз обол, тогда перестанет? X а р и н.

(или то, чем что-либо в собственном смысле через само Не более прежнего. П а ц и д и й. Значит, и получив тре это становится близким, является ничем, или) uвещь ста тий обол1 он не перестанет быть бедным. X а р и н. Надо новится близкой из не близкой [или наоборот] от при признать. П а ц и д и й. То же придется отнести и к каж бавления или отнятия чего-то наименьшего, и, следова дому следующему оболу: или бедный никогда не пере тельно, в вещах есть наименьшие части 12. Но наименьшее станет быть бедным, или перестанет от прибавления одно расстояние может ли быть пройдено иначе, как в наимень го обола. Положим, например, что от тысячного обола шее время? X а р и н. Не может: иначе в течение части он перестал быть бедным, а от девятьсот девяносто девя этого времени была бы пройдена часть наименьшего рас того еще не перестал, — выходит, что один обол все же стояния, а наименьшее не имеет частей. Па цид ий.

отменил бедность. X а р и н. Я признаю силу этого рас Таким образом, опять обнаруживается, что и в этом при суждения и удивляюсь, что так сплоховал. П а ц и д и й.

мере (от удаленности к близости) состояние изменения Итак, ты признаешь, что либо никогда нельзя стать бога является моментальным. X а р и н. Это так. Па цидий, тым из бедного или бедным из богатого, либо можно от Итак, мы возвращаемся к прежнему затруднению. Послед прибавления или отнятия одного обола. X а р и н. Вынуж нему ли моменту предшествующего состояния или пер ден признать. П а ц и д и й. (Этот род рассуждения древ вому моменту последующего должны мы приписать со ние называли «Куча» '. Он небесполезен если применен стояние изменения? X а р и н. Мне кажется что я нако г нец нашел выход. Я сказал бы, что оно складывается из ритетного примера, ибо и среди древних Эмпедокл и и обоих (и хотя называется моментальным, однако содер- некоторые из ученых Нового времени утверждали суще жит оба момента), подобно тому как место касания, ствование некоторых малейших промежутков покоя. X а (которое называется точкой касания), содержит обе р и н. Полагаясь на такие авторитеты, я отрицаю сказан оконечности соприкасающихся тел. П а ц и д и й. (Ты ное тобой, на что я не решился бы в ином случае. Паци сказал это правильно и в полном соответствии с твои- дий. Для отрицания или хотя бы сомнения тебе, Харин, ми прежними словами, так что > у меня нет на это никаких нет надобности в каком-либо другом авторитете, кроме возражений. X а р и н. Итак, мы ввели обратно в при- твоего собственного. Но ответь мне вот на что: промежутки роду изменение, ранее изгнанное. П а ц и д и й. Будем покоя не означают ли нахождение тела на одном и том же помнить только, что оно представляет собой (соприкосно- месте в течение некоторого времени? Харин. Конечно.

вение или сочетание двух противоположных состояний, Па цидий. Итак, пусть существуют промежутки по а) не сущность особого рода, отличную от самого качества коя;

я спрашиваю, существует ли между двумя промежут или состояния, не среднее состояние и не переход от по- ками покоя какое-то движение? Ха рин. Непременно, тенции к акту, или от лишенности к форме, (как обычно,, если только мы не предположим вместо промежутков по кажется, представляют себе философы изменение и дви- коя непрерывный покой. Па цидий. А это движение жение >. X а р и н. Теперь, очевидно, мне будет позволено (моментальное или длящееся некоторое время? Ха рин.

определить движение как изменение. П а ц и д и й. Итак, Никоим образом > не моментальное, иначе тело в один мо мент передвинулось бы на некоторое расстояние, а это ты должен признать, что 1G 2G 3G 1H 2H ЗН равносильно возвращению к скачкам, от которых мы уже движение (тела GH от Г—I I отказались. Действительно, пусть NP — время, в тече АВ или 1GIH к EF или ние которого тело GH переходит с места АВ на место EF,, 3G3H) составлено пз по А С Е В D F MN — время покоя, в течение которого тело остается на следнего момента нахож месте АВ, и ОР — время, в течение которого оно остается дения в месте {АВ), от которого начинается (движе на месте CD. Тогда N0 будет временем движения, в тече ние), и первого момента нахождения в ближайшем ние которого тело перейдет с АВ на CD, a PQ — време месте, к которому направлено движение тела. Теперь, нем движения, в течение которого оно перейдет с CD на Харин, обозначь мне, пожалуйста, ближайшее место, EF 1Ь. Предполагаю промежутки АС, СЕ 1в не наимень куда передвинулось тело. Ха рин. Обозначу тебе какое шими, а какими-либо иными, например имеющими длину нибудь место CD (или 2G2H). П а ц и д и й. Но одной сотой дюйма;

тогда и соответствующие передвиже я прошу обозначить не какое-нибудь, а ближай ния должны быть не моментальными, а имеющими опре шее. Харин. Для этого мне представляется деленную продолжительность во времени;

иначе или не достаточным, чтобы промежуток АС был наимень было бы никакого продвижения, или в наименьшее время шим. П а ц и д и й. Но 13 необходимо, чтобы дви или момент между двумя промежутками покоя произошел жущееся тело перешло с места АВ на место EF • и бы скачок тела GH с места АВ на удаленное место CD, скачком, не проходя через все промежуточные -о так что оно или не находилось бы в промежуточное время места (например, CD). Харин. Это невозмож (поскольку такового в наименьшем времени нет) в проме но. П а ц и д и й. По видимости это так. Но ска жуточном месте (L) между А и С, или в один и тот же жи, пожалуйста: разве движение не непрерывно?

момент находилось бы во всех промежуточных местах.

Харин. Что ты здесь называешь непрерывным?

• •р Но то и другое представляется нелепым. Па цидий.

Па цидий. Я требую, чтобы оно ни разу не Твое рассуждение превосходно, но оно говорит в мою прерывалось состоянием покоя, т. е. длилось так, пользу. Ха рин. Как так? Па цидий. Ты признал чтобы тело GH ни в каком (равном ему) месте движение на промежутке АС18 в течение времени N АВ, CD, EF или промежуточных не находилось более непрерывным и не имеющим никаких промежутков по одного момента. Ха рин. А что, если я тебе в этом от коя. Так ты вернулся к тому, что ранее отклонял. Харин.

кажу? П а ц и д и й. Ты сможешь это сделать не без авто Не могу этого отрицать, так как, если бы я ввел еще новые имея движения. Ха рин. Согласен. П а ц и д и й. Зна промежутки покоя, возник бы только снова (тот же са- чит все, что движется, уже раньше двинулось. Ха рин.

мый) вопрос, и, хотя бы я без конца продолжал подраз- Удивительное заключение. П а ц и д и й. На основании деление и помещал самые малые и не допускающие опре- того же соображения мы заключим, что движущееся тело деления промежутки покоя между движениями такой лее будет и далее двигаться. Ха рин. Согласен с этим, ведь малости, все же нужны были бы промежутки времени, то, что движется, еще не находится в том месте, куда на обозначаемые соответствующими отрезками прямой и во- правлено движение, а дойти до него оно не может иначе, зобновлялись бы постоянно ie же самые рассуждения. как продолжая движение. Итак, все, что движется, будет Ибо покой всегда выходил бы за пределы одного момента „ н далее двигаться. П а ц и д и й. Но отсюда следует, что иначе он не был бы покоем;

следовательно, и движения движение вечно. Га ллу т ий. В этом с тобой согласятся не мо5ли бы быть моментальными, иначе их совокупность и Аристотель 1э, и занимавшийся этим вопросом Прокл.

в соединении с совокупностью промежутков покоя не Т е о ф и л. И все же надо избегнуть этого вывода. П а имела бы никакой измеримой величины и, таким образом, щ, и д и й. Так или иначе надо избегнуть, но, если кто не или не было бы никакого продвижения тела, или происхо- сочтет его поистине нелепым, того мы подобным же рас дили бы скачки, от которых мы отказались. П а ц и д и й. суждением приведем к явной нелепости, если вместо об Я рад, Харин, что твоя проницательность избавила меня щего случая движения рассмотрим какой-нибудь опреде от большой части труда;

ведь все это мне надо было бы ленный вид или степень его;

например, есла тело будет доказывать. Одно добавлю: раз мы допустили какое-то непрерывно приближаться к t непрерывное движепие, промежутки покоя уже не будут другому телу, то из того же r\ рч р* iA 2Д з д служить той цели, для которой их предназначили их рассуждения будет следовать, —^ Ь=1 i=i изобретатели, не понимавшие, как что оно к нему всегда при одно движение может быть быстрее ближалось и всегда будет приближаться. Но это нелепо, другого, без допущения промежут ибо тело А, двигаясь от 1 к 2, приближается к телу В, ков покоя. Я покажу, как возника по если будет двигаться далее — от 2 к 3, то уже не при ет неодинаковая скорость движе близится к нему, (а удалится от него). X а р и н. Кажется ния, без промежутков покоя. Пусть и мне, что можно применить то же самое рассуждение:

тело А находится в непрерывном ведь то, что приближается, не находится более в удален движении в течение некоторого, но ном месте, из которого оно приближается;

следовательно, наименьшего, промежутка времени.

оно его покинуло;

но покинуть удаленное место, (не на Если оно переместится из d в „ правляясь к столь же или еще более удаленному), — значит приближаться. Вместе с тем оно еще не находится увлекая, также непрерывным движением, радиус cfd в cge% в месте более близком к тому, к которому оно направля то движение радиуса в точке d, проходящей дугу dbet ется, следовательно, оно туда еще придет;

но пройти к бо будет иметь большую скорость, чем в точке, проходящей лее близкому месту — значит приблизиться;

следователь дугу fig- Ха рин. Это очевидно. П а ц и д и й. А раз но, оно еще приблизится. Итак, приближение будет веч допущено непрерывное движение, посмотри, какие из ным, т. е. не имеющим ни начала ни конца, а это, как уже этого вытекают следствия. Ха рин. Какие же, скажи, признано, нелепость. П а ц и д и й. Но что же мы должны пожалуйста. П а ц и д и й. То, что в настоящее время ответить? Ведь этим рассуждением всякое движение пред движется, находится ли еще в том месте, откуда оно дви ставляется опровергнутым. Ха рин. От этой бури я жется? Ха рин. Полагаю, что нет, иначе оно с таким же укроюсь в гавани, уже не раз приносившей спасение.

основанием находилось бы и в том месте, куда оно на П а ц и д и й. Мне кажется, Харин, что ты нашел способ, правляется, и, таким образом, находилось бы одновре которым надеешься уклониться от силы этого рассужде менно в двух местах. П а ц и д и й. Значит, оно уже по ния. Ха р и н. Судить предоставляю вам;

если правильно кинуло какое-то место. Ха рин. Да, то, откуда оно то, что мы ранее установили, нам надо опровергнуть ис приходит. П а ц и д и й. Но покинуть оно не аотао не х Пусть G — движущееся тело, А и С — два ближайших тинность и допустимость такого предложения: Некоторое места его пребывания, расстояние между которыми ничтож тело ныне движется. Этого мы достигнем, если отнесем ное, или наименьшее;

или, что то же самое, точки А, С «ныне» к определенному моменту, ибо нет никакого момен должны быть таковы, чтобы между ними нельзя было та перехода или среднего состояния, когда можно было бы указать какой-либо тс/чки, как если бы два тела RA и сказать, что тело движется, или перемещается: ведь в этот С 20 соприкасались своими оконечностями А и С. Итак, момент тело ни находилось бы в месте, которое оно меняет, движение есть сочетание двух пребываний вещи G: в двух ни не находилось в нем, как ты это показал;

кроме того, ближайших точках А, С в два ближайшие момента. Ха оно или не находилось бы ни в каком месте, или находи рин. Таково было заключение. Па цидий. Если же лось бы в двух местах: и в том, которое оно покидает, и движение остается непрерывным, без промежутка покоя, в том, которое оно занимает, а это не менее нелепо, чем на протяжении некоторого расстояния и некоторого вре то, что ты показал ((одновременно} находиться и не нахо мени, то, как следует из сказанного, это расстояние может диться в каком-либо состоянии). Этого можно избегнуть, только слагаться из точек, а время — из моментов. X а если, как мы это уже сделали с твоего одобрения, при р и н. Хотелось бы, чтобы ты показал это яснее. Паци знать движение состоянием, сложенным из последнего дий. Если движение в настоящий момент есть сочетание момента пребывания в каком-то месте и первого момента двух моментальных пребываний, то продолжительное пребывания не в этом месте, а в ближайшем другом. Сле будет соединением многих. Ведь мы предположили его не довательно, движение в данный момент будет не чем иным,, прерывным и однообразным. А различные пребывания как сочетанием двух моментальных пребываний в двух содержат различные множества моментов и точек, и так ближайших местах, и нельзя будет сказать, что теперь как на протяжении всего движения различные пребыва нечто движется, если не понять само «теперь» как сумму ния непрерывно следую^ одно за другим, то в конечном двух ближайших моментов, или как соприкосновение двух счете получится только непрерывный ряд (непосредствен промежутков времени, содержащих различные состояния.

но следующих друг за другом) моментов (во времени) П а ц и д и й. Признаюсь, что и я не вижу другой гавани, и точек (в линейном протяжении). Ха рин. Хотя я куда мы могли бы направиться, но опасаюсь, достаточно в общем признаю силу этого рассуждения, но понял бы ли надежное пристанище там, где ты бросил якорь. Гал его глубже при помощи чертежа. Па цид ий. Пусть лу т и й. Куда же наконец мы пристанем, если и отсюда движущаяся точка переходит из А в С, т. е. в два бли мы изгнаны? П а ц и д и й. Природа укажет дорогу: ведь жайших момента N в О находится в двух ближайших никто никогда не был обманут здравым рассуждением.

точках проходимого промежутка А С, а именно в первый Т е о ф и л. Много я сегодня услыхал неожиданного для момент N в первой точке А, во второй момент О во вто себя и удивлялся, что вещи, которые я считал вполне рой точке С, согласно условию. Подобно тому как за ясными, внезапно окутались тьмой. По я охотно признаю, ближайшую к точке А мы приняли точку С и за ближай что тут не твоя вина, а наша и не философия делает досто ший к моменту N — момент О, так за ближайшую к точ верные вещи сомнительными, а мы принимаем неверные ке С можно будет принять точку Е, а за ближайший к мо за достоверные. Признать это — первый шаг к твердому менту О — момент S 21. Ха рин. Без сомнения, ведь знанию, которое не будет поколеблено в дальнейшем.

вследствие однообразия движения, пространства, времени Па цид ий. Я рад тому, что имею дело с разумными любой признак будет относиться не в большей степени людьми, ибо невежды сказали бы, что мы попусту тратим к одному участку, чем к другому, (раз тело может продви время;

но непосвященных лучше и не допускать к таин гаться из каждой точки только в ближайшую точку и за ствам философии. Теперь тщательно пересмотрим приня каждым моментом всегда следует ближайший момент).

тое нами понятие движения, чтобы стало ясным, можно ли Па цидий. Следовательно i так как движение есть на нем успокоиться. Ты говорил, Харин, что движение — только соединение различных пребываний, (распределен это не что иное, как сочетание моментальных пребываний ных по моментам и точкам, и так же непрерывно, как время чего-либо в двух смежных местах. Ха рин. Именно так и пространство то везде в пространстве точки2 а во вре я говорю. Па цидий. Вернемся к прежнему чертежу.

х 244 J всего поставим вопрос, из конечного или бесконечного мени моменты непосредственно следуют друг за другом,, чиста точек состоит линия конечной длины. X а р и н.

именно те самые, в которые попадает тело в непрерывней Посмотрим, не из конечного ли. Па цидий. Эту кре последовательности, и поэтому) время — это только со пость ты недолго удержишь: геометры уже давно дока единение моментов, а пространство — соединение точек.

зали, что любую линию можно разделить на заданное X а р и н. Согласен. Па цид ий. И если бы в то же число равных частей.

время и в том же месте встретилось что-нибудь другое, Пусть дана прямая АВ.

то движущееся тело не могло бы пройти сквозь него.

Я утверждаю, что ее мож Положим, что С отстоит от точки Е на некоторый проме но разделить на столько жуток СЕ. Каким образом тело сможет пройти его, если же равных частей, на он не разбивается на точки, ближайшие одна к другой, сколько может быть раз и если не допустить отвергнутых вами скачков, которыми делена любая другая движущееся тело в один момент минует некоторое про большая. Возьмем какую странство, не проходя последовательно через все промежу нибудь большую линию точные пребывания? Сказать, что тело минует промежу CD и отложим ее парал ток СВ за время ОР, — значит ничего не сказать, по лельно линии АВ. Проведем линии С А и DB и продол тому что необходимо подробно разъяснить, что 23 проис жим их до пересечения в точке Е. Пусть CF — одна из ходит в любой момент S и в любой точке (Е), которые равных частей, на которые разделена линия CD, напри можно указать между двумя оконечностями ОР и СВ, мер одна сотая. Проведем прямую EF, которая пересечет поскольку известно, что все время с телом что-то проис АВ в точке G. Тогда (из Элементов (Евклида)) вследствие ходит и каждому моменту соответствует определенная подобия треугольников ABE и CED, а также вследствие точка;

иначе придется допустить промежутки покоя, (ко подобия треугольников A EG и CEF AG будет так отно торые, как я ранее показал, неприемлемы), и скачки ситься к АВ, как CF к CD, и так как CF относится к CD (saltus), при которых движущееся тело или в течение как 1 к 100, т. е. составляет одну сотую от CD, то и AG многих моментов задерживается в одной точке, или, наобо будет равна одной сотой от АВ. X а р и н. Нет надобности рот, в один момент преодолевает множество точек. X а продолжать: я уже отсюда вижу, что линия не может со р и н. Согласимся с тобой, что пространство — это только стоять из конечного числа точек, потому что, предполо соединение точек, а время — соединение моментов;

какой жив это, можно представить себе линию из 99 точек, со же беды ты от этого опасаешься? Па цидий. Если вы тая часть которой не может быть представлена без дроб это допускаете, на вас обрушится целое полчище трудно ной части точки. Необхо стей, связанных с разложением непрерывности и извест димо, значит, сказать, что N ных под грозным именем лабиринта 24. X а р и н. Такое L линии состоят из TO4eKj предупреждение уже заранее может повергнуть в ужас.

но по числу бесконечных.

Ф е о ф и л. И мы никак не могли бы проникнуть в при Па цидий. Это же рас роду движения, не будучи введены в этот лабиринт? П а суждение, очевидно, име ц и д и й. Никоим образом, потому что и само движение ет силу для любого мно входит в число непрерывностей. Га л л у т ий. Ни Ари жества точек, но мы мо стотель, ни Галилей, ни Декарт не могли обойти этот жем воспользоваться дру узел: один его скрыл, другой оставил неразвязанным,;

гим чертежом, более удоб третий разрубил. X а р и н. Возьмемся же за это, сколько ным для нашей цели.

бы ударов нас ни ожидало;

великое дело — преодолеть м В прямоугольнике LNPM сразу много трудностей. Па цид ий. Все привлекать сюда не входит в мои намерения: достаточно будет при- проведем диагональ NM. Не будет ли одно и то же вести то, что покажет всю трудность, если мы это поймем, число точек в LM и в NP7 X а р и н. Несомненно, ибо и исчерпает ее, если мы это устраним и разрешим. Прежде вследствие параллельности NL и МР линии LM и NP равны между собой. П а ц и д и й. Проведем теперь из рина. X а р и н. Да ты шутишь. Па цид ий. Отнюдь любых точек линии LM, например 1, 3, 5, прямые ли нет я думаю действительно, что ты собственными силами нии LN, которые пересекут линию NP в точках 2, 4, 6.

можешь выйти из лабиринта. X а р и н. Позволь же мне, Линии 12, 34, 56 пересекут диагональ NM в точках 7, 8, 9.

пожалуйста, услышать от Галлутия, что сказал Галилей.

Я утверждаю, что в NM столько же умопостигаемых то Га ллу т ий. Он сказал: слова «больше», «равно», «мень чек, сколько в LM, и, таким образом, если линии — это ше» не имеют смысла применительно к бесконечности.

собрание точек, то LM и NM гъ равны, что нелепо, ибо X а р и н. На этом трудно успокоиться: кто станет отри их можно положить имеющими любое отношение. X а р и н.

цать, что в числе всех чисел содержится число всех квад Мне кажется, что я предвижу следствие, которое ты на ратов, встречающихся среди всех чисел;

а содержаться мерен вывести. П а ц и д и й 2G. Если же в NM больше означает быть частью;

но что часть меньше целого, это, точек, чем в LM, то в NM будет какая-то точка, через я полагаю, правильно и для бесконечного не менее, чем которую не проходит ни одна из линий 12, 34, 56 и т. д.

для конечного. Га ллу т ий. Что же, Харин, тебе Пусть Ъ — такая точка. Проведем через нее прямую, па представляется другой выход? Ха рин. А что, если я раллельную линии LN. Она пересечет линию LM где решусь сказать, что нет вовсе никакого числа всех чисел нибудь в а и линию NP где-нибудь в с. Но а не входит и что это понятие заключает в себе противоречие? Т е о в число точек 1, 3, 5 и т. д., иначе и Ъ было бы в числе ф и л. Ты сказал нечто удивительное и дерзкое, Харин.

точек 7, 8, 9 и т. д., против нашего предположения. Итак Па цидий. Нет, то, что он сказал, превосходно и, 1, 3, 5 и т. д. — не все точки линии LM, что нелепо, так если я сколько-нибудь способен судить, правильно. Необ как противоречит нашему условию. То же относится и ходимо признать невозможным то, что ведет к противоре к с. Итак, очевидно, что число точек как в LM, так и чивым следствиям. Ха рин. Очень рад, что я так счаст в NP необходимо принять равным числу точек в NM, и,;

ливо догадался. Па цидий. Видишь, на что способен таким образом, если эти линии только собрания точек, то ум, поощренный вопросами о правильно представленных меньшая линия равна большей. Отложим теперь на ли трудностях. Га ллу т ий. Значит, Пацидий, ты согла нии MN ее часть Md, равную линии ML. Так как ML сен с Харином? Па цидий. У меня есть много веских и Md равны, они будут иметь одно и то же число точек.

оснований одобрить его мнение. Я полагаю, что некоторые Но если ML и Md имеют одно и то же число точек (мы понятия по своей природе несовместимы с понятием со показали, что это вытекает из понимания линии как собра вершенной, абсолютной, высшей степени в соответствую ния точек), то одно и то же число точек будут иметь также щей области. Таково число, а также движение;

думаю, MD и MN, часть и целое, что нелепо. Отсюда следует,, что движение, обладающее наибольшей скоростью, не что линии не состоят из точек. X а р и н. Ты привел меня мыслимо: предположим, что какое-то колесо вращается в крайнее замешательство. Га ллу т ий. Здесь мне при с наибольшей скоростью;

если представить себе, что один ходит на ум сходное рассуждение у Галилея: число всех из его радиусов продолжен, то любая точка, выбранная квадратов меньше 27, нежели число всех чисел, ибо есть на продолжении этого радиуса вне колеса, будет двигать некоторые числа не квадраты. Но, с другой стороны,., ся с большей скоростью, чем колесо, т. е. большей, чем число всех квадратов равно числу всех чисел, что можно наибольшая. Таким же образом как наибольшая скорость, доказать так: нет такого числа, которому не соответство так и наибольшее число есть нечто невозможное: и чис вал бы его квадрат, следовательно, число чисел не боль ло всех чисел — это то же, что число всех единиц (ведь ше, чем число квадратов;

а вместе с тем каждому квадрату именно новая единица, прибавленная к предыдущим, соответствует число, равное его корню, значит, и число создает каждый раз новое число), и число всех единиц квадратов не больше, чем число чисел. Итак, число всех не отличается от наибольшего числа. Т е о ф и л. Значит, чисел (квадратов и не квадратов) не больше и не меньше, и Бог не постигнет числа всех единиц? Па цидий.

а равно числу всех квадратов — целое равно части, что Как же, но-твоему, он постигнет то, что невозможно?

нелепо. Т е о ф и л. Что же ты ответишь, Пацидий, умо Или то целое, которое равно своей части? Га ллу т ий.

ляю тебя? Па цидий. Полагаю3 что надо спросить у Ха Подобным же образом придется заключит^ что нет ни какого чиела всех возможных аналитических кривых бы нам терять надежду, встретившись с Декартом? П а линий — какие я называю аналитическими, ты знаешь. п и д и й. Я так высоко ставлю их обоих, что считаю их Для каждой из них можно указать соответствующую ра- способными разрешить любой вопрос, на котором они циональную, т. е. такую, у которой при рациональной сосредоточили бы силу ума, но все мы, люди, многим отвле абсциссе рациональной будет и ордината;

таким образом, каясь и следуя скорее порывам мысли, чем постоянному при данной рациональной квадратуре аналитической кри- и определенному методу, подвергаемся и в размышлениях вой оказывается столько же рациональных кривых, сколь- некоторому влиянию случайности. Пусть в цилиндриче ко аналитических;

а с другой стороны, аналитических ском сосуде ABCD 31 содержится жидкость gef — жид больше, чем рациональных, ибо каждой рациональной кость, хочу сказать, совер соответствует бесконечное число иррациональных. Итак, шенная, т. е. такая, любая число тех и других оказывается и равным и неравным и, малейшая часть которой мог следовательно, невозможным, раз оно приводит к невоз- ла бы отделяться от любой можности 28. П а ц и д и й. Таким же образом мы без тру- другой. Пусть в ней нахо да покажем, что и число всех кривых заключает в себе дится круглое твердое тело, невозможность;

и это не должно вызывать удивление, раз укрепленное на некотором допущена невозможность наибольшего числа. Ведь и расстоянии от оси сосуда.

в любой степени 2В число аналитических кривых беско- Пусть теперь жидкость при нечно 30, а число степеней таково же, как число всех ведена в движение и течет;

чисел, и, следовательно, невозможно;

тем более невоз- ее движение будет быстрее можно число, равное сумме всех чисел кривых, содержа- в g, чем в е, и в е, чем щихся в отдельных степенях. Т е о ф и л. Но пора уже в /, ибо через g протекает разрешить затруднение, относящееся к точкам. X а р и н. столько же жидкости, сколько герез е или через Я решусь сказать, что и число всех доступных обозначе- но в g меньше места, чем в е, и в е меньше, чем в /, нию точек невозможно. Т е о ф и л. Но разве точки на и малость места должна возмещаться скоростью движе линии не существуют и до того, как будут обозначены? ния. Харин. Это очевидно, ведь жидкость, протекающая Значит, их множество — величина вполне определенная. через е, должна возместить то, что протекает через /, так X а р и н. Если ты согласен, Пацидий, то мы ответим, что как мы предположили, что сосуд наполнен, и в свою до обозначения нет никаких точек. Если шар касается очередь должна возмещаться тем, что притекает из g.

плоскости, то местом касания будет точка;

если тело пере- Па цидий. Отсюда следует, что так как вместо (точек > секается с другим телом (или поверхность с поверхностью), ё, е, f можно было бы взять любые другие точки и везде то местом пересечения будет поверхность или линия. По- условия были бы одни и те же, то жидкость действительно мимо же этого они не существуют, и нет точек, линий, по- разделена повсюду и на линии gef нельзя указать ни одной верхностей, т. е. вообще оконечностей, кроме тех, кото- точки, в которой жидкость не имела бы собственного дви рые возникают при делении: и в непрерывности нет частей, жения, (отличающегося по скорости от любого другого > пока они не созданы делением. Но никогда не осуществля- и поэтому точка здесь в действительности отделена от ются все деления, какие только осуществимы, (число же любой другой. Ха рин. Необходимо это признать, раз осуществимых делений так же бесконечно, как число предположена совершенная жидкость и заполненный со возможных сущностей, которое совпадает с числом всех суд. Па цидий. Отсюда, по-видимому, следует, что чисел). Па цидий. Ты, Харин, сделал замечательные материя разделена на точки: ибо она разделена на все успехи в рассуждениях этого рода, и к этому я не мог бы возможные части, а следовательно, и на наименьшие.

прибавить ничего другого. Остается еще одна большая Итак, тело и пространство окажутся состоящими из то трудность, из которой не нашел выхода сам Декарт, и чек. Харин. Что же на это Декарт? Па цид ий. До о ней мне напомнили твои слова. Харин. После того вольствуясь признанием, что материя в действительности как мы дали удовлетворительный ответ Галилек^ почему делится на части меньшие, чем мы можем себе предста от соседних движения, все же эта точка не оторвется от вить, он говорит, что не может отрицать того, что считает остальных и нельзя будет сказать, что туника разделена доказанным, хотя наш ограниченный разум и не может и, но складки, хотя и бесконечно уменьшаясь по донять, как это происходит. (Но одно дело объяснить,, на т о ч К сравнению одна с другой, все время остаются протяжен как что-нибудь происходит, и другое — дать ответ на ными телами, и части никогда не обращаются в точки, возражения и избегнуть нелепости.) X а р и н. Он должен но все время остаются только крайне малыми. Т е о ф и л.

был бы, во всяком случае, объяснить, как при этом мате Бее это, по-моему, сказано чудесно, и сравнение со склад рия не рассыпается, так сказать, в порошок, состоящий ками вызывает восхищение 34. П а ц и д и й. Рад, что вы из точек. Раз он думает, что не остается ни одной точки,, одобряете мое мнение, которое я в другой раз изложу связанной с какой-либо зг другой, то отдельные точкн более обстоятельно. От разрешения споров о жидком и будут двигаться движением, отличающимся от движения твердом, пустом и полном зависит создание истинной и любой другой точки. П а ц и д и й 33. Если бы он довел достоверной гипотезы о природе вещей, и я, как мне ка свое рассуждение до этого вывода, то, может быть, при жется, могу разрешить эти вопросы доказательством, но знал бы, что его мнение связано с этими трудностями;

отнесу его к другому месту и времени. Га л лу т ий.

во всяком случае, он должен был бы дать на них ответ.

Надеемся, что ты не откажешь поделиться с нами столь Га лл у т ий. Но что же скажем мы, отвергая непре замечательными размышлениями;

на этом условии осво рывность, составлена ую из точек? X а р и н. Мы сможем бождаем тебя от рассмотрения этого предмета сегодня.

отрицать существование совершенной жидкости или тела, Па цидий. С вашего разрешения возвращаюсь на преж повсюду сгибаемого. П а ц и д и й. Есть большая разница нюю стезю. Ты понимаешь, Харин, что мы не напрасно между совершенной жидкостью и повсюду сгибаемым те отвлеклись в сторону. Ха рин. Мы остановились на том,, лом. Я не допускаю ни атомов (Гассенди), т. е. совершен что непрерывность не может быть разделена на точки и но твердого тела, ни тонкой материи Декарта, т. е. совер не состоит из них и что нельзя определить число заклю шенно жидкого тела;

и однако, не только не отрицаю тела,, чающихся в ней точек. Па цидий. Итак, дорогой Ха повсюду сгибаемого, но даже думаю, что таково всякое рин, нет также непрерывного однородного движения, ко тело, как я это покажу в другой раз. Приняв совершенно торым тело проходило бы в течение некоторого времени жидкое тело, нельзя отрицать крайнее деление, т. е. деле некоторое расстояние, как бы оно ни было мало. Ибо мы ние на наименьшие части;

а тело, повсюду сгибаемое, но показали, что движение есть смена двух пребываний, ко не без некоторого, и притом неравномерного, сопротивле торыми тело связано с двумя ближайшими точками в два ния, должно иметь части, все еще связанные между собой ближайших момента, и, таким образом продолжая дви и только различным образом расположенные и перепу жение, мы только умножим эти смены пребываний;

итак, танные;

поэтому разделение непрерывности надо уподо если при продолжении этого изменения на прохождение бить не песку, распадающемуся на отдельные песчинки,, определенного расстояния затрачивается определенное а бумаге или ткани, которая может образовать складки:

время, то пространство состоит из точек, а время из мо хотя число складок ничем не ограничено и они могут быть ментов. Харин. Не могу отрицать, что, приняв непре всё меньше и меньше одна другой, однако тело никогда рывное (равномерное > движение и установив предложен не распадется на точки или наименьшие части. Жидкость ное тобой понятие изменения, мы приходим к тому, что же всегда имеет некоторую вязкость, и поэтому хотя она непрерывность состоит из точек. Ибо если мы приняли, и разделима на части, однако не все части частей разде что за одной точкой и одним моментом следуют ближайшая лимы, а в конце концов только изменяют свою форму;

другая точка и ближайший другой момент, (то нет ни таким образом, не происходит распадения на точки, хотя каких оснований, чтобы при продолжении движения за каждая точка отличается от другой движением. Например, этим не последовало соответствующее третье ближайшее),;

если мы, без конца складывая тунику, определим, чтобы и если при продолжении того же будет за определенное не было столь малой складки, которая не разделялась бы время пройдено определенное расстояние, то, очевидно,, новой складкой, так что нельзя было бы указать на ту пространство и время окажутся состоящими из (непосред нике ни одной точки( которая не имела бы отличающегося скольких местах: они впали бы в указанные нами ранее ственно) следующих друг за другом точек и моментов.

ТРУДНОСТИ, если бы указали какой-то общий момент двух П а ц и д и й. Но мы, как я полагаю, доказали, что про состояний покоя ъ А и в В. Они скажут, что N, последний странство и время не могут быть составлены таким обра момент времени MN пребывания в А, непосредственно зом. X а р и н. Приходится, следовательно, признать, как слшняется моментом О, первым моментом времени ОР бы мы этому ни противились, что непрерывное движение,, пребывания уже не в А, а в В: промежутки времени MN при котором тело на протяжении некоторого времени по и ОР смежны и их крайние моменты N, О не отстоят один следовательно и (равномерно > без промежутков покоя от другого, а соприкасаются. Га л лу т ий. Скажи, Па проходило бы некоторое расстояние, невозможно. П а ц и цидий, умоляю тебя, шутишь ли ты или серьезно гово д и й. Однако несомненно, что движущееся тело прохо ришь все это? X а р и н. Ты говоришь, Пацидий, что дит некоторое расстояние, т. е. какое-то движение суще движущаяся точка Е, которая в течение времени MN ствует. X а р и н. Во всяком случае, мы это наблюдаем находилась в покое в точке А проходимого ею пути, в сле на опыте и нам не подобает подвергать сомнению свиде дующем промежутке времени находится в покое в точке В, тельство чувств, отрицая истинность движения. Паци но не объясняешь, как она туда пришла. Па цидий.

д и й. А находясь в покое, тело не меняет места. (X а р и н.

Тому, кто примет эти скачки, не останется ничего иного, Конечно, нет. Па цидий. )Ине может быть, чтобы ме как сказать, что движущееся тело Е, пробыв некоторое жду двумя промежутками покоя возникало хотя бы на время в А, исчезает и уничтожается, а в следующий мо кратчайшее время какое-то количество непрерывного дви мент снова возникает и возрождается в В;

такой род дви жения, (иначе мы вернулись бы к прежним затруднениям.

жения мы могли бы назвать транскреацией зв. Галлу Итак, или не будет ничего, кроме покоя, т.е. тело вовсе тий. Если бы это могло считаться доказанным, то мы со не сдвинется с места и движение будет устранено из при вершили бы великое дело: мы доказали бы существование роды;

или между промежутками покоя будет происходить создателя вещей. Па цидий. Так успокоишься ли ты моментальное движение скачком, т. е. тело, которое в те на таком решении, Харин? X а р и н. Я, пожалуй, успо чение некоторого времени находилось в этом месте вплоть коюсь на этом, как птица, которая, попав в сеть, долго до этого момента, с ближайшего момента начнет пребы бьется в тщетной надежде вырваться и наконец, обесси вать в состоянии покоя в каком-то другом удаленном ленная, падает. Па цидий. Если так, то ты скорее месте, не проходя через промежуточные места). X а р и н.

умолкаешь за неимением ответа, чем соглашаешься. X а Я догадываюсь, куда ты меня толкаешь, и наконец едва ли р и н. Да, меня, признаюсь, очень уязвляют эти скачки.

не на краю пропасти вижу опасность. Ты своими уловками Так как большое и малое в этом случае имеют одинаковое достиг того, что мне остается только одно — допустить,, значение, то мне представляется столь же нелепым, чтобы что тело скачком переходит с места на место, как если бы какое-то ничтожное тельце перескочило с окончания одной я в один момент внезапно перенесся в Рим: так как для линии на окончание другой, как чтобы я в один момент непрерывного движения требуется много 35 времени, то переехал в Рим, словно бы в промежутке ничего не суще отсюда следует, что движущаяся точка Е, пробыв на ствовало. Предположим, что у этого тельца есть чувства месте А в течение времени М, переносится в место В в мо и сознание, — оно, конечно, ощутит такую же несообраз мент N и там остается в течение времени NP, по исходе ность в своем скачке, для нас ничтожном, а для него до которого, опять-таки в один момент Р, перескакивает статочно большом, как мы в нашем. Допустим, что на в место С. Отсюда, по-видимому, следует, что в момент N нашем теле находятся живые существа, настолько же ма движущаяся точка находится сразу на всем месте АВ, лые по сравнению с нами, как человеческая голова по а с другой стороны, та же точка Е в течение всего времени сравнению с земным шаром. Если какое-нибудь из них MN находится в одной точке А. Но подумай, не будет ли проберется от одного уха до другого, то его земляки — нелепостью допустить, что одно и то же тело находится допустим, что и у них есть сознание, — скажут, что оно сразу в нескольких местах. Па цидий. Те, кто допу прошло от полюса до полюса. Во всем есть пропорциональ скает этот скачок, не станут утверждать, что в момент N, ное соответствие^ и настоящего чуда2 каковым является общий обоим промежуткам времени^ тело находится в не чудеса и нарушались бы законы мудрой природы, которые этот скачок, надо избегнуть так же в малом, как и в боль мы когда-нибудь изложим. Но об атомах мы скажем шом. П а ц и д и й. Ты прав, Харин, что противишься подробнее в другой раз, сегодня достаточно будет (так) этому мнению, которое противоречит красоте природы и развить возражения против скачков, чтобы стало очевид мудрости Бога. Иначе получилось бы, что Бог, будучи ным что их следует отклонить, если возможно обойтись не в силах обойтись в природе без некоторых несообраз без них. Т е о ф и л. Но «вот задача, вот труд» 38. Ты ностей, захотел только скрыть их от нас, перенеся их так нас запутал, что я не вижу выхода, а вместе с тем в самые малые вещи, где они незаметны. Но — чтобы еще было бы прискорбно ниспровергнуть все наше построе усилить то, что ты и сам видишь, — везде, где мы пред ние, уподобляясь Пенелопе, распускающей ткань. П а положили такой скачок, он мог бы быть отклонен таким ц и д и й. Вы видите, друзья, что мы касаемся самых же точно образом. Действительно, с таким же основанием, глубоких начал вещей, и здесь, конечно, нужно иметь с каким мы стараемся, чтобы этот скачок происходил не терпение и никакая медлительность не должна казаться у нас, а у каких-то мельчайших телец, могли бы и эти чрезмерной. Если же нам приходится возвращаться по тельца, если представить себе, что они способны рассуж своим следам, то мы должны винить свою поспешность и дать о подобных вещах, отнести эту несообразность к еще на примерах учиться осмотрительности. Наконец, нет ни меньшим;

и это вполне естественно, так как, если предо одного из вас, как я полагаю, кому эти скачки не внушали ставляется выбор, разумное существо всегда выберет бы тягостных сомнений;

поэтому сама необходимость вы меньшую несообразность и эти малые существа с полным нуждает нас пересмотреть наши рассуждения. Галлу основанием скажут, что такой скачок должен произойти т и й. Начнем же немедленно пересмотр и покажем в крат не у них, а у меньших, чем они. Но так как и другие, ком изложении весь ход предшествовавшей беседы, чтобы сколь угодно меньшие, могли бы повторить это рассужде его можно было охватить одним взглядом и легче было ние, то очевидно, что такие скачки должны отодвигаться обнаружить, где остается пробел. Па цидий. Я пола все к меньшим и меньшим и нигде не могут найти себе гаю, что это наилучшим образом сделает Харин. Харин.

место в природе. При этом несущественно, что эти су Попытаюсь. Все, что движется, меняет место, т. е. изме щества в действительности нельзя наделять разумом: ведь няется в отношении местопребывания. Все, что изменяется, важно не то, что могли бы сказать эти тельца, а что мог бы находится в два смежных момента в двух противоположных сказать вместо них вседержитель Бог, который ищет одно другому состояниях. Что изменяется непрерывно, удовлетворения не для других, а для себя. И наконец, у того за любым моментом пребывания в одном состоянии (что и решает вопрос), премудрый создатель ничего не непосредственно следует момент пребывания в другом делает без основания;

и нет никакого основания, почему состоянии. В частности, если тело находится в непрерыв можно было бы приписать эти чудесные скачки той, а не ном движении, то за каждым моментом его пребывания другой ступени телец, если только мы не допустим атомы, в одной точке пространства непосредственно следует мо т. е. тела столь твердые, что не терпят никакого дальней мент пребывания в другой точке пространства. Эти две шего разделения и никакого изгиба, так как им мы без точки пространства или ничем не отделены одна от другой, затруднения можем приписать наряду с чудом совершен или отделены. Если не отделены, то отсюда следует, что ной твердости ((которая необъяснима без какого-то чрез линия состоит из точек, так как этими переходами от вычайного вмешательства Бога)), это новое чудо скачков одной точки к другой исчерпывается прохождение по с места на место, минующих все промежуточное. Но я ис всей линии. Но предположение, что линия состоит из то ключаю такие тела, как исключаю скачки, исходя из чек, приводит к нелепости. Если же эти точки отделены того же самого соображения: нет никакого основания, одна от другой, то тело, переходя от одной к другой в один почему Бог здесь оставил внутреннее без свойственной момент, или окажется находящимся одновременно в обеих прочим созданиям изменчивости, (как бы окоченевшим и точках и в промежутке между ними, т. е. во многих местах, мертвым). И конечно37, если представить себе, что сами что нелепо, или перейдет от одного конца промежутка атомы или близкие к ним тела наделены чувствами и ра к Другому скачком,, минуя самый промежуток что также зумом^ то (ежедневно) возникали бы несообразности и 9 Лейбниц, т, 3 нелепо. Итак, тело не движется непрерывно, но состояния точкой D будет непосредственно следовать другая точка, движения и покоя чередуются. Но промежутки, в которых а за этой в свою очередь другая, и так далее, вплоть до Ct тело движется, в свою очередь должны содержать движе так что линия окажется состоящей из точек, ибо движущая ние либо непрерывное, либо чередующееся с состоянием ся точка, проходя непрерывно через все эти непосредствен покоя, и так без конца. Следовательно, или мы где-нибудь но следующие одна за другой точки, пройдет всю линию.

встретим чистое непрерывное движение, которое, как мы Но доказано, что нелепо считать линию состоящей из то уже показали, невозможно, или мы должны будем при чек И так как невозможно отрицать однородность про знать, что вообще не остается никакого движения, кроме странства и времени, рассматриваемых сами по себе, то моментального, а все прочее — состояние покоя. Итак, мы остается отрицать ее в самом движении. II прежде всего снова пришли к моментальному движению, т. е. к скачку, надо отказаться от того, что, раз мы приняли D за точку, которого хотели избежать. П а ц и д и й. Ты весьма точно непосредственно следующую за В, то и за D должна не изложил вкратце содержание нашей беседы, Харин. По посредственно следовать другая точка. Па цидий. На смотрим теперь, нельзя ли где-нибудь найти место для каком же основании ты это отрицаешь, если на однородной возражений. Ха рин. Чтобы правильнее все вывести, (непрерывной) линии нет никакого преимущества у одной я прибегну к чертежу, при помощи которого проверю точки перед другой? Харин. Но у нас здесь речь идет наши прежние положения. Пусть Е — движущаяся точка, не о какой-то однородной (непрерывной) линии, на кото которая в момент М на рой и не могли бы быть указаны две непосредственно при ходится в А, а в момент мыкающие одна к другой точки В и D, а о линии А С, R — в С, и пусть на ли BD F уже в самой действительности разделенной природою на нии АС нельзя указать ни две части, ибо мы предположили изменение, заключаю одной точки, с которой щееся в том, что в определенный момент движущееся тело не совпала бы в тот или находится на оконечности В одной части АВ, а в следую иной момент точка Е, так щий момент — на оконечности D другой части DC. Есть что скачок исключается. Пусть, далее, в момент Р движу явное различие между этими двумя актуально отделенны щаяся точка находится в В. Считаю несомненным, как ты ми одна от другой (смежными) линиями, с одной стороны, это доказал, Пацидий, что в момент Р не происходит ни и одной неразделенной, т. е. непрерывной, линией — какого изменения, иначе мы вступили бы в противоречие с другой, заключающееся в том, что, как отметил Аристо с исходными допущениями. Поэтому, если в момент Р тель 39, оконечности В и D в двух смежных линиях раз движущаяся точка находится в Б и должно (так или иначе > личаются, а в одной совпадают, (что мы и отметили выше ).• произойти изменение, то можно утверждать только то, Поэтому я утверждаю, что невозможно указать на линии что в ближайший момент Q она будет находиться в бли DC точку, непосредственно следующую за D, и полагаю, жайшей точке D и две линии АВ и CD будут соприкасать что вообще в природе вещей нельзя допускать других то ся двумя различными точками, первая точкой В, вторая чек, кроме конечных точек каких-либо протяженностей.

точкой D, и таким же образом два отрезка времени МР и Па цидий. Ты рассуждаешь правильно, если предпо RQ будут соприкасаться двумя моментами, первый момен ложить, что природа действительно разделила линию на том Р, второй моментом Q, — подобно тому как два шара части АВ и DC. Но это разделение было произвольно.

соприкасаются двумя различными точками, которые на А что было бы, если бы ты произвел 40 деление так, чтобы ходятся вместе, но не являются единством. Далее, если точка D относилась к линии АВ и была бы линия AD?

мы допускаем однородность в пространстве, времени и Разве другая линия не была бы CF и мы не имели бы движении, то все, что мы сказали об одной точке В я об непосредственно примыкающую к D точку F, так что одном моменте Р, необходимо будет сказать и о любой были бы три непосредственно смыкающиеся точки В, D, F?

другой точке и любом другом моменте. Итак, сказанное Ла рин. Не вижу иного ответа, кроме того, что такое о точке В необходимо будет сказать и о точке D, а именно:

предположение невозможно. Па цид ий. Что же так, как за точкой В непосредственно следует точка D1 так за разве точка D не могла бы быть окончанием линии АВ * J с таким же правом, как и точка В? X а р и н. Взвесив все X а р я н. Итак, мы выяснили причину разделения и не в достаточной степени, я выскажу то мнение, (которое я однородности и можем объяснить, почему именно так, уже высказал ранее по другому поводу, получив при этом а не иначе происходит деление и выбираются определен твое одобрение, а именно) что эти точки не существовали ные точки. Все сводится к следующему: в любой указан ранее, до действительного разделения, но возникают при ный момент мы найдем тело в новой точке. И моментов разделении. Поэтому если разделение произведено опре и точек можно выбрать бесконечное множество, но ни деленным образом, то принадлежащие другому разделе когда не может быть на линии более двух смежных точек,:

нию точки не будут существовать в природе, (так что ибо неделимыми могут быть только окончания отрезков.

три точки В, D,F, выделенные при различных разделениях, Па цидий. Превосходно;

теперь наконец ты подаешь йе могут быть объединены). Более того, так как линии АВ мне надежду выйти из тупика. Но вот что еще надо рас и AD равны, подобны и совместимы, В одного разделения смотреть. Если неделимыми могут быть только погранич и D другого не будут различаться. П а ц и д и й. Это ные точки отрезков, то и моменты окажутся пограничными остроумно, однако еще не устраняет трудностей. Необхо точками отрезков времени. X а р и н. Именно так. П а димо разъяснить ту неоднородность, которую ты допустил ц и д и й. Значит, есть во времени что-то помимо момента, в движении, ибо от нее происходит и неоднородность в раз а так как оно не относится к какому-либо моменту, то и делении линии. Мы изгнали скачки, о чем говорилось ра не существует. Ведь никогда не существует что-либо, нее. Но могут, следовательно, наступать в движении и кроме момента. X а р и н. О самом времени нельзя гово временные промежутки покоя, иначе мы с неизбежностью рить, что оно иногда существует, а иногда нет, иначе ока придем к скачкам. X а р и н. Может быть, скачки через залось бы необходимым какое-то время времени. И я по бесконечно малые промежутки и не следует считать неле лагаю, что во времени нет ничего, кроме частей времени, пыми, а также и бесконечно краткие состояния покоя,, и временем являются как эти части, так и их границы.

перемежающиеся с этими скачками. Если принять, что Па цидий. Ты отнял у меня всякую почву для возра продолжительность скачков пропорциональна продолжи жений. X а р и н. Как я рад! Па цидий. Но теперь тельности состояний покоя, то все придет в соответствие,, заслуживает рассмотрения гармония материи, времени и как мы это ранее показали для скачков и состояний покоя движения. Я думаю так: нет такой части материи, кото конечной величины. Па цидий. В геометрии я допу рая не была бы актуально разделена на множество частей, стил бы с эвристической целью бесконечно малые вели и, следовательно, нет столь малого тела, в котором не со чины пространства и времени, рассматривая их как вооб держался бы мир бесчисленных творений. Подобно этому, ражаемые. Но можно ли их допустить в природе, это нет такой части времени, в которой не произошло бы изме требует размышления. По-видимому, отсюда должны воз нение или движение любой части тела или точки. Следова никнуть бесконечно малые линии, имеющие окончания тельно, никакое движение не остается одним и тем же на с обеих сторон, как я это покажу в другой раз. Но это сколь угодно малом промежутке пространства или вре нелепо. Кроме того, среди бесконечно малых линий одни мени;

таким образом, и тело, и пространство, и время могли бы быть меньше других, и так до бесконечности, актуально подразделены до бесконечности. И нет такого а вместе с тем не было бы оснований принять какие-либо момента времени, который нельзя было бы актуально вы из них предпочтительно перед другими;

но ничто не бы делить, или в который не происходило бы какое-то измене вает без основания. X а р и н. А что, если мы скажем,, ние, т. е. который не был бы концом прежнего или нача что движение тела в действительности разделено на бес лом нового состояния какого-либо тела;

однако отсюда конечное число (различных) движений и ни на одном мы не заключим, что тело или пространство делится на каком угодно промежутке времени не остается одним и точки или время — на моменты, ибо неделимыми являются тем же (и однородным)? Па цид ий. Правильно, конеч не части, а только границы частей;

поэтому, хотя все дели но, и ты сам видишь, что только это и остается;

но это мо далее и далее, однако не разрешается в частицы по сообразно и с разумом, ведь нет такого тела, которое следней малости. Га ллу т ий. Ты показал нам удиви в любой момент не подвергалось бы воздействию соседних.

тельный образ мира, в котором не только нет атомов, но, напротив того, в каждой частице заключен целый мир бес еняется которую мы называем Богом. Отсюда я Нв конечных вещей, на который до сих пор не было обращено о что тело само по себе не может и продолжать дви ВИЯ внимание. Так ты ни в пространстве, ни во времени не ^ГР но непрерывно нуждается в воздействии Бога, оставляешь ничего пустого, ни в материи ничего неподвиж который однако, действует постоянно и по неизменным ного и, скажу я, безжизненного. П а ц и д и й. Да, это законам,' соответствующим так, Галлутий, и такое понимание я считаю единственным,;

его премудрости. X а р и н.

достойным великого творца вещей, который ничего не Но скажи, прошу тебя, каким оставил бесплодного, ничего неупорядоченного, ничего образом переносится тело из А неукрашенного. Т е о ф и л. Ты прямо приводишь меня точки В в точку 42 D, раз мы в оцепенение. Прославились, как сказавшие нечто ве устранили момент перехода ликое, те, кто говорил о бесчисленных небесных телах в ви или промежуточного состояния? П а ц и д и й. Думаю, димом мировом пространстве и о том, что каждое из них — что это лучше всего можно объяснить, если мы скажем, особый мир;

ты же в каждой песчинке показываешь нам что тело Е некоторым образом угасает и уничтожается не мир, но бесчисленные миры. Можно ли помыслить что в В, а затем снова создается и возникает в D. Это можно нибудь более великолепное и более достойное божествен назвать новым прекраснейшим словом «транскреация», и ного величия? П а ц и д и й. Но я хотел бы, чтобы вы об здесь очевидно происходит как бы некий скачок из одного ратили внимание и на другое: здесь обнаруживается, что шара — В в другой — D, но это не такой скачок, как тот, тела, находясь в движении, не действуют. Т е о ф и л.

который мы отвергли, потому что эти два шара не отстоят Почему же так? П а ц и д и й. Потому что нет никакого один от другого. Это, наконец, и есть то, ради чего я пред момента в изменении, общего обоим состояниям, т. е. нет принял в своих рассуждениях столько ухищрений, чтобы никакого состояния [претерпевания] (изменения), а толь подвести вас в конце концов к признанию столь важной ко сочетание двух состояний, старого и нового;

таким истины. Добавлю только одно: вас не должна смущать образом, телу не присуще состояние действия, иначе го транскреация. Сказать, что вещь здесь перестает суще воря, нельзя указать момент, в который бы оно действо ствовать, а там начинает существовать без какого-либо вало: двигаясь, тело действовало бы, а действуя, изме перехода или промежуточного состояния, — это то же нялось или претерпевало, но у него нет момента претерпе самое, что сказать, что она здесь уничтожается, а там вания, т. е. изменения, или движения Итак, действие воссоздается. И если один скажет, что вещь перестала в теле можно понять только через некий выход за его существовать в прежнем состоянии и начала существовать предел. Если углубиться в рассмотрение каждого мо в новом, а другой скажет, что она уничтожилась в преж мента, то найти действие нельзя. Отсюда следует, что нем состоянии и воссоздана в новом, то, к кому бы из них действия в собственном смысле, отнесенные к какому-то ты ни присоединился, это не меняет существа дела, и вся моменту, принадлежат вещам, которые, действуя, не из разница в том, что первый скрывает причину изменения, меняются. В соответствии с этим то действие, которым а второй ее выражает. Но за причину того, что вещь, кото подвижность переносится из одного шара на другой, смеж рая перестала существовать в каком-то состоянии, начала ный, т. е. в силу которого происходит то, что подвижность, существовать в другом без какого-либо перехода, можно принадлежащая в некоторый момент одному шару, в не принять только некую постоянную субстанцию, которая посредственно следующий оказывается в другом смежном, и уничтожила прежнее состояние и произвела новое, ибо не принадлежит самому движущемуся телу Е. Ведь это новое состояние никоим образом не следует с необходи тело в тот момент, когда оно находится в точке В, не на мостью из прежнего. Т е о ф и л. Отсюда чудесно под ходится в движении, согласно показанному ранее;

подоб тверждается то, что уже давно превосходно сказали бого но этому, оно не действует, когда находится уже в точ словы, — что сохранение — это вечное созидание;

к этому ке i? 41. Следовательно, то, чем движется тело и что пере положению очень близко и то, что ты доказываешь, — что носит его подвижность, не принадлежит самому телу, всякое изменение есть некое пересоздание. Га ллу т ий.

а происходит от (высшей) причины1 котораЯа действуя г He HanpoTHBj как я полагаю, из предшествующего со ставления возможны столь ясные и достоверные доказа стояния можно объяснить последующее состояние. На тельства. Я ожидал от нашей встречи совсем другого:

пример, общеизвестна философская аксиома, которой вос законов движений и механических расчетов — не от пре пользовался уже Аристотель: что пришло в движение,, небрежения к тому, что я теперь услышал, а от незнания.

будет продолжать это движение, пока не встретится пре Теперь же я не променял бы этого на всю алгебру и меха пятствие. Эту аксиому можно подтвердить тем, что нет нику и не отказался бы целый год посвятить метафизике, оснований, чтобы движение прекратилось в настоящий мо отвечая на вопросы Пацидия, до такой степени он увлек мент, если оно не прекратилось в какой-нибудь, незадолго меня и методом рассмотрения, и величием самого пред предшествовавший. П а ц и д и й. Меня радует твое воз мета. К механике мы еще низойдем от этих высот тогда, ражение: отсюда прежде всего уяснится ощутимая полез когда он найдет это своевременным. Т е о ф и л. Итак,, ность нашего учения. Я знаю, что из этой теоремы многие друзья, вкусим плоды этого размышления с истинной ве хотели вывести, что материя, некогда приведенная в дви рой. С тех пор как я, уйдя от мира, углубился в себя, жение Богом, не нуждается более в его поддержке, но со я выше всего поставил почитание Бога, заботу о спасении, храняет полученное устремление по свойству своей при помыслы о вечности. Ибо если есть у нас бессмертная роды, другие же, убежденные в вечности движения, не душа, то эта краткая жизнь должна иметь для нас значе понимали, как оно могло когда-либо начаться, и вовсе ние лишь в той мере, в какой она приготовляет нас к бу устранили Бога из этого. В действительности же движе дущему. Будем же стремиться к добродетели и мудрости,, ние ослабевает и не сохраняется даже и на сколь угодно истинным и неизменным благам души. Мудрость же со краткое время, но в каждый момент, готовое замереть,, стоит прежде всего в совершенном познании той природы,, снова возбуждается под воздействием высшей причины.

которая — кто когда-либо доказал это столь наглядно? — А так как Бог действует совершеннейшим образом, то не только существует и действует, но и уделяет заботу отсюда снова обнаруживается польза аксиомы, что ничто всему, что происходит, и не только создала все вещи из не бывает без основания. Ибо Бог без основания не изме ничего, но и создает и поддерживает их ежедневно. При нит те [чередования покоя и движения] (формы измене знаюсь, что я ликовал, поняв силу этих рассуждений, и ний), которые он когда-то избрал. Отсюда следует, что благодарю философию, которая наконец обнаруживает в природе остается непоколебимой аксиома: движение признаки примирения с благочестием. Если раньше каза продолжается без изменений до тех пор, пока не возникнет лось, что она с ним несовместима, то это происходило какое-либо препятствие. Если же существовало бы некое не по ее вине, а вследствие человеческих опрометчивых непрерывное движение и промежуточное состояние в изме мнений и суждений, иногда и неудачно выраженных.

нении, т. е. момент перехода, то пришлось бы признать Пусть же перестанут люди благочестивые и воодушевлен (имеющим силу довод Галлутия, и даже признать), что ные радением о божией славе опасаться разумной мысли, мы теперь можем обходиться без Бога, раз материя полу если только это действительно здравая мысль. Пусть чила движение, и последующее состояние само собой воз знают, что, чем более человек искушен в истинной фило никает из самой природы движения и материи, без ка софии, тем яснее он познает божественное всемогущество кого-либо участия божественной природы. (Здесь вы по и благость. Он не будет чуждаться ни откровения, ни лучаете то, чего совсем не ожидали, — утверждение Бога того, что называют чудесами или таинствами, ибо может как творца и доказательство необходимости его особого сам показать, что в природе ежедневно повторяются истин воздействия для каждого изменения вещей.) Галлу ные чудеса: действительно, ничто из откровений не может т и й. Кто подумал бы, что столь великие вещи могут показаться более удивительным и опровергающим наши возникнуть из столь малых! Т е о ф и л. Не могу выра ощущения, чем то, что вещь непрерывно уничтожается зить словами, как я восхищен этим неожиданным заклю и вновь создается (или что в конечной вещи содержатся чением. X а р и н. Особенно же приходится восхищаться бесчисленные части). Философы же пусть в свою очередь мне, воину, привыкшему иметь дело только с осязаемыми перестанут всё сводить к схемам и чертежам и обвинять вещами: я никогда в жизни не испытал и даже не подозре в пустословии и обмане всё, что противоречит грубым и вал TorOj что в вещах абстрактных и далеких от пред материальным понятиям, которыми иные рассчитывают описать всю природу вещей: если они надлежащим обра IV зом размыслят, то увидят, что и само движение отнюдь не исчерпывается видимостью, а заключает в себе некие метафизические таинства, проистекающие от духовной природы, и что нас поддерживает потаенная внутренняя сила, в которой находит отраду согретый любовью воз высившийся усердным размышлением дух.

ПЕРЕПИСКА С С. ФУШЕ Эти слова выдающегося благочестием и горящего усер дием старца воспламенили и нас, Алетофил. Мы напере ЛЕЙБНИЦ - ФУШЕ • рыв, изливаясь в славословиях божественному всемогу Я согласен с Вами, что нам следует вновь тщательно ществу, поощряли друг друга в столь благоуспешных проверить наши предположения, чтобы прийти к надеж устремлениях, перед которыми все остальные должны ным выводам. Доказать все, что мы выдвигаем, можно, отступить и оцениваться лишь в меру того, насколько я полагаю, лишь при условии досконального знания пред они могут поспешествовать такому состоянию духа, за мета, о котором идет речь. Я знаю, что дилетанты не любят ключающему в себе единственную основу подлинного бла подобных исследований, и знаю также, что они вообще не женства. Тут обнаружилось и согласие мудрецов: многое дают себе труда по-настоящему вникнуть в суть дела.

привел Теофил из откровений богословов, многое Галлу Насколько я понимаю, Вы намерены исследовать истины, тий из глубоких мыслей герметиков и пифагорейцев в коих утверждается, что вне нас существует некоторая в подтверждение истины. Харин же, впервые приобщив реальность. Это намерение вполне обоснованно, ибо таким шийся к этим вопросам, казался как бы новым человеком.

образом Вы придете к признанию гипотетических истин, А когда я добавил, что помимо прочего из нашего доказа которые не то чтобы утверждают, что вне нас существует тельства вытекает еще и та истина, что действие и изме нечто, но исходят из того, что могло бы явиться, если бы нение — существенно различные вещи, а также что воз это нечто действительно существовало. В самом деле, нам можно действие без ответного претерпевания, то все с пол известен целый ряд положений арифметики, геометрии, ным одобрением подтвердили важность этого вывода для а также метафизики, физики и морали, формулировка богословия.

которых всецело зависит от произвольного выбора исход Беседа затянулась до глубокой ночи, и мы условились ных определений и истинность которых покоится на тех не только о дне следующей встречи, но и о некотором рас аксиомах, которые я имею обыкновение называть тождест порядке общих занятий. Дав взаимные обещания соблюсти венными, например что два противоречащих друг другу необходимую скромность (ибо попутно говорилось и такое,;

положения не могут существовать одновременно, что в лю что нельзя сюда внести, так как не все достойны это бой данный момент предмет является таким, каков он есть, узнать и лишь немногие для этого достаточно зрелы и а не иным, что он такой именно величины, какова она есть, подготовлены), мы закончили наше продолжительное собе иначе говоря, любой предмет всегда равен самому ce6ej седование. На следующее утро я взялся за перо, чтобы,;

подобен себе и т. д.

пока свежа память, записать все это для тебя, Алетофил, Вот почему, хотя Вы и не занимались ex professo и для себя самого, хотя я и не могу вдохнуть в изложение исследованием гипотетических предложений, я все же буду душу — живой голос собеседников, без которого запись считать, что это было сделано и что вообще не следует может утомить сухостью содержания. Прими это благо принимать на веру ничего такого, что не является окон склонно и будь здоров 43.

чательно доказанным и разложенным вплоть до тождест венных положений. Что касается истин, утверждающих, что вне нас существует нечто реальное, то именно они и являются главным предметом Ваших размышлений. Но J прежде всего нельзя отрицать, что сама истинность гипо- жимы и независимы друг от друга, и г-н Декарт, поло тетических предложений является чем-то существующим живший в основу своих рассуждений лишь первую из них, вне нас и не зависящим от нас. Ибо все гипотетические не сумел достичь того совершенства, к которому стре предложения утверждают возможное существование или мился. Если бы он неукоснительно следовал тому, что я несуществование той или иной вещи или ее противополож- называю Шит meditandi 3, то, я полагаю, он вполне за ности Hj следовательно, исходят из того, что предполо- вершил бы построение первой философии. Однако и самый жение об одновременном существовании двух взаимно великий гений не может насиловать факты: волей-неволей согласующихся вещей либо одной какой-либо вещи само нам приходится входить через врата, открытые нам при по себе возможно или невозможно, необходимо или без- родой, если мы не хотим блуждать в потемках. Вдобавок различно;

причем эта возможность, невозможность или не- одному человеку не под силу выполнить все;

и когда я обходимость (ибо необходимость вещи есть невозможность думаю о том, сколько прекрасных мыслей высказал ее противоположности) отнюдь не есть какая-нибудь хи- г-н Декарт, и о нем самом, я скорее удивляюсь тому, что мера, которую мы воображаем, поскольку мы лишь при- он сделал, нежели тому, чего он не сумел совершить.

знаем ее как факт постоянный и от нас не зависящий. Признаться, я еще не имел до сего времени возможности Таким образом, первичной по отношению ко всем нали- вникнуть в его творения с той тщательностью, с какой я чествующим вещам является сама эта возможность или намеревался это сделать;

мои друзья знают, что в силу невозможность их существования. В свою очередь воз- сложившихся обстоятельств я прочел почти всех новейших можность и необходимость образуют и составляют то, что философов раньше, чем Декарта. Бэкон и Гассенди прежде именуется сущностями или природами, и составляют других попали мне в руки;

их простой и изящный слог истины, которые обыкновенно называются вечными. И это оказался более доступным для человека, стремящегося название дано им по праву, ибо ничто так не вечно, как прочесть все. Конечно, я не раз заглядывал и в Галилея,, необходимое. Например, природа круга с его свойствами и в Декарта, но, так как я лишь недавно приступил к за есть нечто реально существующее и вечное. Иначе говоря,, нятиям геометрией *, меня смущала их манера изложения, существует некая постоянная причина вне нас, которая требующая больших усилий мысли. Сам я, несмотря на действует так, что все, кто об этом размышляет, находят всегдашнюю мою любовь к размышлениям, обыкновенно то же самое. Дело тут не в простом совпадении мыслей,, с большим трудом читаю книги, которые можно усвоить которое можно было бы объяснить природой человеческого лишь ценою долгих усилий, потому что когда размышляешь духа. Дело в том, что явления или опыт подтверждают это сам, то следуешь некоей естественной склонности и полу согласие, коль скоро некое видимое подобие круга воз-j чаешь от этого и пользу и удовольствие, когда же прихо действует на наши чувства. И эти явления с необходимо- дится следить за чужими рассуждениями, нередко испы стью имеют некоторую причину вне нас. тываешь ужасные трудности. Я всегда любил такие книги, в которых можно найти хорошие мысли и которые про Но хотя существование необходимостей и само по себе, бегаешь без остановки;

они возбуждали во мне желание и в порядке природы является первичным, я полагаю все мыслить самостоятельно, рождали у меня новые идеи, же, что оно не первично в порядке нашего познания. Ибо,, которые я развивал, как мне хотелось. Кстати, это долго доказывая существование необходимостей, я, как Вы за мешало мне читать внимательно сочинения по геометрии, метили, исхожу из признания того факта, что мы мыслим и я должен сознаться, что так и не сумел заставить себя и обладаем чувствами. Таким образом, есть две всеобщие прочесть Евклида более углубленно, чем читают художест в абсолютные истины, утверждающие о реальном сущест венную литературу. Я убедился на опыте, что вообще-то вовании вещей: одна — что мы мыслим, другая — что в таком методе чтения нет ничего плохого, тем не менее в наших мыслях имеется большое разнообразие. Из первой я готов признать, что для некоторых авторов нужно сде истины вытекает, что мы существуем, из второй — что лать исключение, например из древних философов — для существует нечто отличное от нас, т. е. отличное от того,, Платона и Аристотеля, а из наших — для Галилея и г-на что мыслит, и служащее первопричиной разнообразия Декарта. Как бы то ни было, почти все, что мне известно наших явлений. Обе эти истины одинаково неопровер-v ходящаяся вне нас. А так как мы согласны в том, что о взглядах г-на Декарта в области метафизики и физики, имеются некоторые подчиненные причины этого разнооб почерпнуто мною из других книг, излагающих его уче разия, которые сами в свою очередь нуждаются в причине, ние в более доступной форме. Так что вполне вероятно,, то мы установили существование существ, или особых что я усвоил его недостаточно глубоко. Но когда я пере субстанций, за которыми мы признаем некое действие, листал еще раз его собственные произведения, я отметил т е. считаем, что их изменение сопровождается измене по крайней мере то, чего он, как мне кажется, и не делал, ниями в нас. На этом основании мы уверенно измышляем и не пытался сделать: сюда относится, в частности, ре то что мы называем материей и телами. Но Вы правы, шение обсуждаемых нами проблем. Вот почему я всегда призывая нас несколько умерить наш пыл и вспомнить приветствую тех, кто стремится исследовать любую, хотя сетования древней Академии 5. В сущности, опыт убеж бы и незначительную истину до конца: я знаю, как много дает нас лишь в том, что, во-первых, наши явления неко значит досконально изучить предмет, сколь бы простым торым образом связаны между собой — что и позволяет или мелким он ни казался. Именно этим путем можно нам успешно предсказывать будущие явления, — а во добиться многого, так как совершить подлинные открытия вторых, что эта связь должна иметь постоянную причину.

возможно лишь при условии четкого и глубокого понима Но ведь из этого, строго говоря, еще не следует, что суще ния самых простых вещей. Вот почему я отнюдь не пори ствуют материя и тела;

из этого следует лишь, что сущест цал намерений г-на де Роберваля, пожелавшего дать пол вует нечто, представляющее нам хорошо согласованные ное доказательство всех положений геометрии, сведя их явления. Допустим, какая-то невидимая сила ради за к нескольким аксиомам. Конечно, вовсе не обязательно бавы внушает нам сны, строго согласующиеся с предшест принуждать к такой скрупулезности всех, однако для нас вующей жизнью и друг с другом. Разве сумели бы мы до самих подобный метод был бы, мне кажется, полезен.

пробуждения отличить их от реальной действительности?

Я возвращаюсь к истинам, которые, согласно нашему Кто помешает мне утверждать, что вся моя жизнь — это определению, являются первичными;

к ним относятся только длинный и упорядоченный сон и в какой-то момент истины, утверждающие, что существует нечто вне нас,, наступит пробуждение? Причем это вовсе не говорит о не т. е. знание о том, что мы мыслим и что имеется великое совершенстве этой силы, как утверждает г-н Декарт 6, разнообразие в наших мыслях. Указанное разнообразие да и не о том идет речь. Предположим, что некая подчи мыслей невозможно объяснить природой того, что мыслит,, ненная сила или какой-нибудь гений вмешивается, Бог поскольку одна и та же вещь сама по себе не могла бы про знает почему, в наши дела или, скажем, обретает власть извести в себе изменений, так как всякая вещь сохраняет над человеком, подобно тому калифу, который переносит то состояние, в котором она пребывает, если ничто ее спящего в свой дворец и дает ему насладиться магометан не меняет. И так как сама по себе она не предрасположена ским раем, а затем возвращает его на то место, где он его к тому, чтобы претерпеть такие-то, а не какие-либо дру застал, прежде чем тот успеет очнуться. Придя в себя, гие изменения, то, следовательно, и нет никаких основа этот человек будет, конечно, считать все случившееся сно ний ожидать от нее какого-либо разнообразия, если только видением в той мере, в какой оно несовместимо с его обы не предположить что-либо беспричинное — но такое пред денной жизнью, и начнет проповедовать людям истины и положение абсурдно. И если бы даже мне возразили, что откровения, якобы привидевшиеся ему в этом мнимом наши мысли не имеют начала, — не говоря уже о том, что раю;

а на самом деле все это было подстроено калифом.

каждый из нас существует от вечности, — все равно, ни Так вот, если действительность сошла за сон, что мешает какого другого вывода сделать было бы невозможно, ибо сну сойти за действительность? Конечно, чем более связ при всех обстоятельствах пришлось бы признать, что нет ным представляется нам то, что с нами происходит, тем никакого основания этого разнообразия, существовавшего больше у нас уверенности, что наши явления соответствуют от вечности в наших мыслях, так как в нас нет ничего реальности;

верно также и то, что, чем пристальнее мы такого, что определяло бы нас скорее к одному, чем к дру изучаем наши явления, тем больше последовательности гому. Итак, нужно признать, что существует какая-то мы в них находим^ в чем убеждают нас также микроскопы иная причина разнообразия наших мыслей причина2 на г и другие средства делать опыты. Эта постоянная согласо- 0 мудрости древних. Я всегда считал их более тонкими ванность дает нам большую уверенность, но в конечном мыслителями, чем наши современники, и можно лишь по счете уверенность эта будет не более чем моральной, пока желать, чтобы их лучше знали.

кто-нибудь не докажет нам, что мир, видимый нами, суще- Липсе и Шоппе попытались возродить философию стои ствует a priori и свойство вещей быть такими, какими они ков;

Гассенди разрабатывал Эпикура;

Шеффер собрал кажутся, коренится в самой сущности мира. Только тогда все, что он мог найти, о философии Пифагора. Фичино и будет доказано, что то, что нам кажется, есть реальность, Патрици прокомментировали Платона, но, по-моему, сде и мы никогда уже не будем заблуждаться на этот счет. лали это неудачно, преувеличив значение некоторых край Но я подозреваю, что подобное знание слишком уж близко ностей и пройдя мимо более простого, но зато более осно к блаженному видению и вряд ли мы можем претендовать вательного. Фичино только и говорит что об идеях, миро на него в том положении, в котором мы находимся. Как вых душах, мистических числах и тому подобном;

а вместо бы то ни было, мы понимаем, насколько смутным должно этого следовало бы проследить попытки Платона дать точ быть наше обычное знание о существовании тела и мате- ные определения понятий и. Мне бы хотелось, чтобы кто рии, так как мы внушаем себе, что все это существует на нибудь извлек из наследия древних то, что отвечает потреб самом деле, а на поверку выходит, что мы легко можем ностям и вкусу нашего века в целом, не обращая внима обмануться. Это подтверждает прекрасный довод г-на Де- ния на разногласия партий. Было бы хорошо, если бы карта в пользу различия между телом и душой: можно Вы, с Вашими способностями, нашли время заняться этим усомниться в одном, не подвергая сомнению другое 7. делом, примирить некоторые противоречия, а кое-что и Ибо если бы даже все оказалось одной видимостью или подправить, дополнив это наследие несколькими прекрас сном, то, как подчеркивает г-н Декарт, это ни в коей мере ными мыслями из Вашего собственного запаса.

не поколебало бы реальности того, что мыслит, а я добавлю, Я прочел книгу г-на Морланда об откачивании воды.

что и в этом случае существование Бога можно было бы Его идея эллиптического движения, по-моему, не сулит доказать не менее успешно, 8 но только не тем путем, по никаких выгод. Движение, правда, совершается более которому пошел г-н Декарт, а другим, ведущим гораздо равномерно, но зато с гораздо большей затратой сил, чем дальше. Ведь совсем не обязательно предполагать суще при помощи вращательных рычагов, которые автор бра ство, которое гарантировало бы нас от заблуждений, так нит;

мы же считаем, что эти рычаги очень удобны для как от нас самих зависит, будем ли мы обманываться наших рудников, так как благодаря им можно приводить в отношении многих вещей, во всяком случае наиболее в движение насосы, находящиеся на расстоянии 500 туа важных. Желаю Вам, сударь, чтобы ваши раздумья в этом зов и более от колеса 12.

вопросе увенчались успехом, к коему Вы стремитесь;

Со времени моего отъезда из Парижа я не держал однако, чтобы добиться его, надлежит действовать по по в руках ни одного сочинения г-на Осаннама 13, кроме рядку, выдвигая различные предположения: таким путем его учебника геометрии, тригонометрии и нового издания Вы будете продвигаться вперед уверенно, постепенно за его «Гномоники». Жду появления его книги о Диофанте.

воевывая территорию. Верю, что Вы и впредь будете радо Там он, наверное, сообщит что-нибудь интересное. Я на вать читателей, знакомя их время от времени с избран хожу, что он поступил не слишком вежливо по отношению ными произведениями Академии, и в особенности с Плато ко мне, вставив в свою «Геометрию» мою квадратуру круга ном 9, ибо в этих трудах, как я полагаю, содержатся (а именно, при диаметре, равном единице, круг равен наиболее прекрасные и основательные мысли. Остаюсь^, сударь, и проч. 1 — -g- + -=- —=- + — и т. д. 14) с моим доказательством и не упомянув при этом моего имени, так, словно^ это дока ЛЕЙБНИЦ — ФУШЕ 1° зательство принадлежит ему самому.

Мне наконец вручили Вашу корреспонденцию. Сер- Усердно прошу Вас, сударь, передать мои поклоны дечно благодарю Вас;

я читал ее не отрываясь, пока не бесконечно почитаемым мною г-ну Гюэ и г-ну Лантену 15.

кончил. С особым удовольствием прочел Ваши мысли Я много слышал об «Истории наслаждения и которую задумал г-н Лантен, — это серьезный замысел.

ность которым заключает в себе противоречие) не уста Г-н Жюстель тоже работал над трактатом об удобствах новлены по чьему-либо произвольному решению: в про жизни, но боюсь, как бы он не отстал, судя по письму^ тивном случае мы оказались бы просто безответственными которое я недавно от него получил.

болтунами. Более очевидных истин, нежели эти, предло Философия академиков 16, представляющая собой по жить невозможно. Да и Вы сами исходите из тех же аксиом знание недостатков нашего разума, хороша для начинаю в Ваших писаниях и рассуждениях, а не то ведь Вы в лю щих, а так как в вопросах религии мы всегда остаемся бой момент могли бы доказать противоположное тому, что начинающими, то эта философия, несомненно, способст говорите. Вот то, что надлежит сказать относительно вто вует подчинению разума авторитету;

Вы превосходно до рого предположения.

казали это в одном из Ваших рассуждений. Однако сле Что касается третьего предположения в Вашем ответе дует стремиться к расширению человеческих знаний, ш% дону Роберто, то я нахожу, что Вы правы, утверждая, хотя это расширение возможно только как установление что должна существовать некая естественная связь между множества вещей на основании немногих предпосылок, некоторыми извилинами мозга и тем, что именуют чистыми все же оно полезно: по крайней мере мы будем знать, что интеллекциями 18. В противном случае было бы невоз для полного доказательства нам достаточно лишь прове можно высказывать свои мысли другим людям. И хотя рить правильность этих предпосылок, а до тех пор будем слова сами по себе произвольны, их пришлось связывать довольствоваться гипотетическими истинами и найдем с некоторыми обязательными для всех значениями, для таким образом выход из сумятицы споров. Таков метод того чтобы довести до сведения собеседника смысл этих геометров. Например, Архимед исходил из такого мини слов.

мума предположений: что прямая линия есть кратчайшее Мне думается также, что Вы с полным правом усомни расстояние между двумя точками;

что из двух линий, лись (в том же третьем предположении, с. 24) в том, что обращенных вогнутостью в одну сторону, та, которая тело может воздействовать на дух и наоборот. На этот находится внутри, всегда меньше той, которая снаружи.

счет я придерживаюсь оригинального, как мне кажется, На них он и строит свои доказательства.

мнения, которое отличается от мнения автора «Разыска Таковы мои замечания по поводу с. 7 Вашего ответа ний» 19. Я считаю, что каждая индивидуальная субстан дону Роберто де Габесу 17. Итак, не кажется ли Вам целе- ция выражает всю вселенную целиком на свой манер и сообразным, чтобы мы исходили из принципа противоре- что ее последующее состояние есть следствие (хотя зача чия, а следовательно, из того, что в каждом истинном пред- стую и свободное) ее предыдущего состояния, как если ложении понятие предиката уже заключено в понятии бы в мире существовали только Бог и она сама. Но так субъекта, и из некоторых других аксиом этого рода и как все субстанции непрерывно созидаются верховным доказывали все наши положения с такой же наглядно- существом и выражают одну и ту же вселенную или одни стью, как это делают геометры? Рано или поздно нам при- и те же феномены, то они совершенно согласованы друг дется обратиться к этому методу, чтобы прекратить споры с другом. Когда мы говорим, что одна действует на дру и стать наконец на твердую почву. гую, мы подразумеваем, что одна из них выражает при Всегда следует исходить из некоторых достоверных чину или смысл изменений точнее, чем другая, примерно истин, иначе придется вообще отказаться от надежды что- так, как мы приписываем движение кораблю, а не всему либо доказать, ибо нельзя же бесконечно приводить все морю, и это имеет свой резон. Из этого я делаю также новые и новые доказательства. Не следует требовать не- вывод, что если тела являются субстанциями, то они не возможного;

это значило бы, что поиски истины ведутся могут состоять только в протяжении. Однако это ничего проста несерьезно. Итак, я смело исхожу из предполо- не меняет в истолковании частных феноменов природы;

жения, что два противоречащих друг другу утверждения их надлежит всегда объяснять законами математики и не могут быть истинными, что то, что содержит в себе механики, памятуя, однако, что принципы механики за противоречие, не может существовать и, следовательно^ висят не только от протяжения. Итак, я не разделяю что необходимые утверждения (т. е. такие, противополож- ни общей гипотезы о действительном влиянии одной сот 274 воренной субстанции на другую, ни гипотезы окказио как это кажется. Предстоит еще решить, является ли нальных причин, по которой Бог будто бы производит пространство чем-то реальным, заключает ли материя в душе мысли по случаю движений тела и таким образом в себе что-либо иное, кроме протяженности, является ли якобы меняет направление души без участия самой души сама материя субстанцией и если да, то в каком смысле;

на манер непрерывного и совершенно бесполезного чуда.

словом, это тема долгих разговоров, хотя я уверен^ что Вместо этого я утверждаю взаимосвязь или согласие того,;

вопросы эти разрешить можно.

что происходит в различных субстанциях исходя из того, Относительно первого утверждения и того, что Вы г что Бог создал душу изначально и все, что происходит говорите по этому поводу дону Роберто, я считаю, что с ней, рождается из нее самой;

поэтому ей незачем в по суждение не есть в собственном смысле акт воли, однако следующем приспосабливаться к телу, как телу незачем воля может играть важную роль в суждении: ведь когда приспосабливаться к ней. У каждого из них свои законы, мы намерены поразмыслить о чем-нибудь другом, можно при этом душа действует свободно, тело же лишено выбора, заставить себя повременить с суждением, и, наоборот, и они встречаются друг с другом в одних и тех же фено желая сосредоточить внимание на определенных доводах, менах. Все это довольно близко к тому, что Вы излагаете можно внушить самому себе уверенность в своей правоте.

в Вашем ответе дону Роберто на с. 26, где говорится,] То общее правило, которое многие выдвигают в каче что человек есть собственный объект своего ощущения.

стве научного принципа, — quicquid clare distincteque К этому можно добавить, что таковым же объектом слу percipio est verum 20 — без сомнения, является глубоко жит для человека Бог, поскольку он один действует на ошибочным, как Вы правильно заметили. Необходимо нас непосредственно в силу нашей постоянной зависи договориться, что считать ясным и отчетливым. Иначе мы мости от него. Следовательно, можно сказать, что только примем за истину видения людей, обманутых своим вооб Бог или то, что заключено в нем, является для нас един ражением и навязывающих нам по всякому поводу свои ственным непосредственным объектом, существующим вне представления.

нас, если для этого вообще подходит термин «объект».

Что же касается спора о том, является ли данная вещь Что же касается Вашего шестого предположения, то субстанцией или способом бытия, необходимо определить^ отнюдь не обязательно считать, будто наши представле- что такое субстанция. Такого определения я нигде не ния о вещах вне нас совершенным образом воспроизводят нахожу и потому был вынужден сам заняться его разра их;

следует полагать, что они лишь выражают их, подобно боткой.

тому как эллипс является выражением окружности, если Перехожу к предпринятому Вами исследованию глав смотреть на нее сбоку, так что каждой точке окружности ного тезиса картезианцев и дона Роберто, тезиса, о кото соответствует точка эллипса и наоборот, согласно опре- ром я уже упоминал: что наши идеи и понятия (concep м деленному закону соотношения. Ибо, как я уже сказал, tions) всегда истинны. Как я уже говорил, я далек от всякая индивидуальная субстанция выражает мир по- того, чтобы согласиться с этим, потому что нередко мы своему, как по-разному виден город, если смотреть на соединяем несовместимые понятия, вследствие чего в по него с разных сторон. Всякое действие является выра- строении появляется противоречие. Подробнее я иссле жением своей причины, а причина каждой субстанции довал этот тезис в заметке об истинных и ложных идеях, есть не что иное, как решение Бога создать ее;

однако опубликованной мною в лейпцигском журнале 22. И я ду в этом решении заключены отношения субстанции ко всему маю, чтобы увериться в истинности того, что я вывожу из миру, поскольку Бог, принимая решение, предусмотрел такого-то определения, нужно убедиться, что это понятие все со всех сторон: чем мудрее создатель, тем более связан возможно. Ибо если оно заключает в себе противоречие, он в своих предначертаниях. можно одновременно прийти к противоположным выво дам. Вот почему я называю реальным определением такое, Что касается вопроса о том, существует ли протяже которое подтверждает, что определяемое возможно, опре ние вне нас и не является ли оно лишь феноменом, подоб деление же, которое не подтверждает этого, я называю ным цвету, то здесь Вы правы, говоря, что этот вопрос номинальным. Например, если бы определяли круг как не из легких. Понятие протяжения не такое уж простое* 276 фигуру, каждому сегменту которой везде соответствует пора бы уже применять эти законы на деле, не ограничи один и тот же угол (т. е. фигуру, где в одном п том же ваясь сожалениями о том, что еще не установлено, но ста сегменте углы, образованные двумя прямыми, которые раясь по мере сил устанавливать прочные истины. Некогда проведены из двух концов сегмента к какой бы то ни было я сделал 27попытку дать доказательства de continente et точке, всегда одинаковы), я сказал бы, что это одно из contento. Я доказал с помощью буквенных символов тех свойств, которые я именую парадоксальными и отно (вроде тех, какие употребляются взамен чисел в алгебре) сительно которых можно с самого начала усомниться, правильность предположений, из которых можно вывести существует ли подобная фигура в природе вещей. Но в качестве следствий и правила силлогизмов, и некоторые когда говорят, что круг — это фигура, образованная пря математические предложения. Я мог бы представить не мой, движущейся на плоскости, так что один конец мало других доказательств, касающихся не только вели прямой остается неподвижным, мы понимаем причину чины, но и качеств, формы и отношения. Все эти доказа круга и его реальность. Вот почему наши идеи заключают тельства строятся гипотетически, исходя из некоторых в себе суждения. Именно в этом заключается ошибоч предположений, путем простой подстановки эквивалент ность системы доказательств существования Бога, которую ных символов. Наиболее важные должны касаться таких придумал Ансельм и обновил Декарт. Quidquid ex defi понятий, как причина, следствие, изменение, действие,;

nitione Entis perfectissimi sequitur, id ei ettribui potest.

время, причем я нахожу, что истина далеко не совпадает Atqui ex definitione Entis perfectissimi seu maximi sequitur с тем, что думают на этот счет. Ибо, хотя субстанция по existentia, nam existentia est ex numero perfectionum seu, праву могла бы именоваться физической, а нередко и ut loquitur Anselmus, majus est existere quam non existere.

моральной причиной того, что происходит с другой суб Ergo Ens perfectissimum existit. Respondeo: ita sane sequi станцией, тем не менее в строго метафизическом смысле tur, modo ponatur id esse possibile 23. Преимущество вер каждая субстанция (с божиего соизволения и содейст ховного существа как раз и состоит в том, что для того, вия) является непосредственной и подлинной причиной чтобы существовать, ему не требуется ничего, кроме его того, что происходит в ней самой, и потому, строго говоря, сущности, или возможности. Однако для того, чтобы сде ничего навязанного ей извне не существует. Можно даже лать доказательство вполне строгим, необходимо доказать сказать, что тело приходит в движение только под дейст эту возможность, ибо не следует без нужды злоупотреб вием силы, заключенной в нем самом. Да и опыт подтверж лять превосходной степенью, как показывает пример с по дает это: именно силой своей упругости тело, восстанавли нятием предельной скорости.

ваясь после слчатия, удаляется от другого тела. И хотя сила упругости происходит от движения некоей жидкости,, Итак, сударь, я имел удовольствие проследить шаг за жидкость эта, осуществляя свое действие, остается все шагом рассуждения, изложенные в Вашем ответе дону таки внутри тела и таким образом сообщает ему упру Роберто де Габесу, и сообщил Вам без утайки все, что гость. А еще из этого следует, что в каждой субстанции,.

я думаю по этому поводу, припомнив некоторые прежние если это истинная субстанция, а не просто машина или мои соображения, судить о которых предоставляю Вам 24.

агрегат нескольких субстанций, имеется некое Я (quelque moy), соответствующее тому, что в самих себе мы назы ваем душой, что невозможно создать и невозможно раз ЛЕЙБНИЦ — ФУШЕ рушить и что зачинается лишь в акте творения. И если животные не являются простыми машинами, то следует Ваше письмо вместе с рассуждениями по поводу взгля полагать^ что их появление на свет, как и их кажущаяся дов св. Августина на философию академиков я получил.

погибель, на самом деле суть всего лишь простые превра Примите мою благодарность. Я прочел их с удовольст щения одного и того же животного, которое оказывается вием и скажу Вам без преувеличения, что я полностью то более, то менее видимым. Такого мнения придержи с ними согласен. Законы академиков, приведенные Вами вался еще автор книги «De diaeta» ^ приписываемой в изложении св. Августина 26, — это законы истинной Гиппократу.

логики. Все, что я могу добавить к этому, — это то, что. Тем не менее я полагаю, что духи, подобные нашему, после того, как мы убедились, что понятие, лежащее сотворены во времени и не претерпевают этих преобра в основе рассуждений, возможно, — обстоятельство, ко жений после смерти, ибо они связаны совершенно особым торое г-н Декарт не учел. Вот почему понятие, которое образом с верховным существом и должны сохранять эту на первый взгляд кажется ясным и отчетливым, в дейст связь, поскольку Бог является для них не только причи вительности может оказаться иллюзорным. Вместе с тем ной, но и господином: этому учат нас и религия, и про не следует представлять себе дело так, будто мы всегда стая логика. Если бы тела были обыкновенными маши можем довести анализ до конца, т. е. до последних воз нами и в теле не было бы ничего, кроме протяженности можных понятий. Да это и не обязательно для науки, и материи, то, как легко доказать, все тела были бы хотя придало бы ей полную завершенность. Впрочем, лишь феноменами;

это, как мне кажется, прекрасно пони в книге F-на Чирнгауза немало хороших мыслей 29. Его мал Платон. На мой взгляд, нечто подтверждающее эту предложение рассматривать фокусы как линии, а не как мысль имеется и у Вас, на с. 59 Вашего рассуждения точки удачно;

но некоторые частные выводы и следствия о мнении св. Августина относительно академиков. Более представляются мне слишком поспешными. Например, он того, я утверждаю, что пространство, форма и движение считает, что можно легко определить число всех кривых заключают в себе нечто воображаемое и кажущееся, и любой степени, я же знаю, что это совсем не так просто.

хотя они воспринимаются более четко, нежели цвет и Я хотел бы точно знать, намерен ли он публиковать свой теплота, однако при более глубоком анализе, какой пред труд, чтобы успеть вовремя помочь ему исправить ошибки.

лагаю я, выясняется, что эти понятия содержат и нечто Однако все это ничуть не уменьшает моего восхищения неясное и оказываются такими же мнимыми, как чувст его умом.

венные качества или связные сны, если только не предпо Что касается законов движения, то законы статики, ложить, что кроме них существует некоторая субстанция, разумеется, сильно отличаются от законов толчка, однако суть которой состоит в чем-то другом. Ибо невозможно у них есть и кое-что общее, а именно равенство причины определить, какому предмету принадлежит движение, если и следствия. Именно поэтому я могу дать определение, рассматривать его само по себе, и, по-моему, нетрудно одинаково годное для тех и других. Бывают случаи, доказать, что тело не имеет никакой точной формы. Нечто когда законы г-на Декарта не совпадают с данными опыта.

близкое к этому признавал и Платон, но он не сумел преодо Я указал истинную причину этого: она состоит в том, что леть сомнения. Ведь в его эпоху геометрия и математиче Декарт неверно истолковал понятие силы. То, что Вы ский анализ не получили еще достаточного развития.

говорите о маятнике, который встречается с другим, Аристотель также признавал необходимым полагать в те покоящимся маятником и увлекает его в совместное дви лах нечто иное кроме протяженности, но, не зная тайны жение, на мой взгляд, мне нисколько не противоречит.

вечной длительности субстанций, допускал перерывы Два тела, столкнувшись, никогда не смогли бы совершать в смене поколений в прямом смысле слова и тем самым совместное согласованное движение, если бы некоторая отрезал себе путь к уразумению этих идей. Пифагорейцы часть силы не была погашена вследствие их податливости, приблизились к истине в своем учении о метемпсихозе, т. е. если бы она не передалась их частицам. Эта часть но и они не догадывались о превращениях одного и того силы, в данном случае теряемая, и есть сила удара. Со же животного, а считали или по крайней мере подозре вершенно очевидно, что опора безмена, на котором урав вали, что душа одного животного переходит в другое;

новешены 1 фунт и 20 фунтов, испытывает тяжесть веса однако сказать так — значит ничего не сказать. Впро в 21 фунт, так как именно в этой точке находится их об чем, подобные взгляды далеко не являются общедоступ щий центр тяжести. То же относится и к равновесию жид ными, и широкая публика едва ли способна понять их костей. Я вспоминаю любопытный эксперимент, который без предварительной подготовки.

Вы демонстрировали в доме г-на Далансе в присутствии Г-н Чирнгауз некогда был более картезианцем, нежели г-на де Мариотта и других. Нечто подобное сообщалось теперь;

освободиться от заблуждений помог ему отчасти я. и в голландском журнале 30. Впрочем, достаточно усвоить Я доказал ему, что рассуждать о чем-либо можно лишь п чтобы разобраться во всех этих вещах.

друг затратил средства на изготовление целого ряда лю Г-н де Мариотт и некоторые другие показали, что бопытных моделей инструментов, машин и сооружений, правила г-на Декарта, относящиеся к движению, совер которые успешно используются в горном деле, ибо до шенно расходятся с опытом, но не объяснили истинной сих пор нигде еще нет точного описания, каким образом причины этого расхождения. При этом г-н де Мариотт работают эти устройства, а менаду тем мы знаем сейчас основывается главным образом на началах опыта, пра немало такого, что было вовсе неведомо и Агриколе, и вильность которых я могу доказать, исходя из моей общей Эркеру, и всем прочим 3'.

аксиомы, от которой, по моему мнению, зависит вся меха Если Вы увидите, сударь, что это предложение, по ника. Сформулировать правила сложения движения, на впдимому вполне основательное, никого не соблазняет, которые обычно ссылаются, когда заходит речь о подоб то это будет означать, что все лестные слова, которые Вам ных предметах, гораздо труднее, чем думают многие.

говорили [по моему адресу], суть не более чем компли P. S. Наш друг 31 весьма признателен Вам за добрую менты, либо придется думать, что вопреки доброжела услугу, но, кажется, иностранцев считают нежелатель тельству, на которое я рассчитываю, надежды на успех ными. Хотелось бы выяснить это, и в том случае (а это нет. Тем не менее умоляю Вас, сударь, действуйте так, все же вероятно), если это было бы сочтено полезным^ чтобы наши усилия не пропали даром и нам не пришлось лучшим способом помочь нашему другу было бы привлечь в этом раскаиваться.

его к участию в переписке, с тем чтобы дать ему возмож ность сообщать не только о некоторых любопытных от крытиях и выводах, н которым он приходит время от? ЛЕЙБНИЦ - ФУШЕ времени, но в особенности о тех наблюдениях, которые Вместе с письмом г-на Тевено я получил и Ваше.

он сделал за последние годы, а также обо всем^ что он Весьма признателен Вам за этот знак внимания. Я отве постоянно узнает во время своих поездок и изысканий тил г-ну Катлану в «Новостях литературной республики» относительно рудников и минералов;

ибо растениями и в начале этого года 34, а так как попутно я коснулся животными занимаются многие, минералы же до сего поправок, которые преподобный отец Мальбранш пожелал времени совершенно не исследованы. В этой области, как внести в законы движения г-на Декарта, отец Мальбранш ему кажется, он располагает важными открытиями й в свою очередь ответил мне. Он признал отчасти мою может с очевидностью доказать, что Агрикола и прочие^ правоту, присовокупив, однако, нечто такое, что не соот кто писал о происхождении этих вещей, были весьма ветствует моим принципам, и потому я направил копию далеки от истины;

многие представления на этот счет в ноего ответа на голландской бумаге в вышеупомянутые излагаемые в книгах и сложившиеся у людей под влия «Новости» для опубликования. Надеюсь, что буду иметь нием этих книг, мало обоснованы. Наш друг мог бы даже удовольствие познакомить Вас с моими соображениями время от времени лично посещать Академию, выступать об этих и других предметах, а также выслушать Ваще с докладами и получать указания к продолжению иссле мнение на сей счет. Я познакомился с книгой Августийа дований, для которых Германия и соседние страны, а в осо Стойха из Губбио «О вечной философии» (De perenni phi бенности наше государство, предоставляют наилучшие losophia). Его намерение состоит главным образом в том, условия, тогда как во Франции, Испании и Италии гор чтобы приспособить учения древних к христианству.

норудное дело развито меньше. Множество любопытных Мысль прекрасная, но следовало бы представить философ толпится в кабинетах, где выставлены минералы, а между ские идеи в их собственном свете. Мне кажется, я обнару тем эти коллекции служат скорее утехой для глаз, не жил у Левкиппа нечто близкое к вихрям г-на Декарта:

жели наставлением для ума, поскольку отсутствуют точ Левкипп обозначает это словом 8ivi] (vortex). Кроме того, ные наблюдения над местами зарождения минералов и я нашел у древних то самое сравнение с тростью, которым всеми сопутствующими обстоятельствами. Ибо если злак г-н Декарт пользуется для объяснения зрения. Еще или животное представляют собой нечто цельное и закон скажу Вам, что у древних имеется некий геометрический ченное, то минералы — это обломки целого, и изучать анализ, совершенно непохожий на алгебру зв;

ни г-н Де их можно только в связи с этим целым. Кроме того наш х чтобы положить конец нашим бесполезным словопрениям.

карт, ни другие известные мне люди не имеют о нем ни Не дав себе труда вникнуть в мои аргументы, он не только малейшего представления. Однако, чтобы восстановить не понял их (в чем сам убедился), но и приписал мне его, над ним нужно еще хорошенько поразмышлять.

нелепые взгляды, доказывая правильность положений, Когда-нибудь я познакомлю с ним публику. Этот анализ против которых я и не думал возражать. Однако за эту имеет совершенно иное применение, чем алгебра, и, усту задачу взялся сам г-н Гюйгенс и предложил решение, пол пая ей кое в чем, в иных отношениях превосходит ее.

ностью совпадающее с моим. Задача эта следующая: найти линию, по которой тело, обладающее некоторым весом, ЛЕЙБНИЦ — ФУШЕ w равномерно опускаясь, приближается с постоянной ско ростью к горизонту. Эта линия должна быть кривой, ибо Почти весь этот год я провел в путешествиях, предпри в случае прямой линии скорость опускания будет равна нятых мною ради исторических изысканий по повелению квадрату времени, а требуется найти линию спуска со Его Высочества герцога Ганноверского38. Я побывал скоростью, пропорциональной просто времени. Спраши в Гессене, во Франконии, в Швабии и Баварии, а затем вается, что это за кривая.

направился в Венецию, чтобы воспользоваться богатствами императорской библиотеки, где, как я убедился, хранится Преподобный о. Мальбранш ответил в «Новостях лите много ценных рукописей по истории Германии. Конечно, ратурной республики» на возражение, которое я сделал я предпочел бы вначале посетить Голландию и Францию, ему мимоходом во время моего спора с г-ном Катланом.

а на обратном пути, через Страсбург, побывать в Швабии, Он признал, что допустил ошибку в законах движения, Австрии, Чехии и Саксонии, но вынужден был следовать сформулированных в его труде, но сопроводил это такими полученным мною инструкциям. оговорками, которые противоречат принципам, выдвину тым мною;

поэтому я в своем ответе был вынужден ясно Все же я стремлюсь всем сердцем к поездке во Фран дать понять, в чем именно заблуждаются он и г-н Декарт.

цию, в надежде повидать Вас, сударь, и других моих зна Я разъяснил им одно очень красивое общее правило 41, менитых друзей, совершивших немало открытий за время которое позволяет проверить правильность любой физи нашей разлуки. Я тоже успел открыть много нового.

ческой или математической гипотезы. Если бы оно было Особенно же мечтаю я повидаться с нашим несравненным известно г-ну Декарту, он, пожалуй, поостерегся бы пре г-ном Тевено, которому я многим обязан. И если Богу подносить нам законы движения, столь явно противоре будет угодно, я непременно совершу это путешествие ради чащие гармонии вещей. Не знаю, воспользуется ли этим своего удовольствия, равно как и для усовершенствова правилом преп. о. Мальбранш в новом издании своего ния в науках. Да и друзьям я смогу сообщить кое-что, [труда] «Разыскания истины». Нередко говорят о любви чего не знал прежде, когда бывал во Франции. Между к истине, заявляют, что стремятся только к просвещению, прочим, у меня есть несколько важных соображений отно а между тем незаметно для самих говорящих самые доб сительно системы вселенной;

так, например, я нашел, рые намерения портит тщеславие.

что если предположить, что все концентрические круговые движения, совершаемые вокруг Солнца эфиром, происхо Если Вам угодно будет, сударь, осчастливить меня дят с одинаковой силой, а силы вращения всех планет ответом, благоволите направить его господину Финдкел также равны между собой, то получится точно такая пла леру, который перешлет Вам это письмо и укажет свой нетная система, какая существует в действительности, адрес;

если же он его не укажет, просьба направить Ваш т. е. система эллипсов с Солнцем в качестве фокуса и со ответ г-ну Гейсу-младшему, с тем чтобы тот препроводил всеми ее остальными особенностями. Кое-что на эту тему Ваше письмо Его Высочеству монсеньёру князю Эрнсту я уже сообщил моим друзьям, 39 тем чтобы они опублико с Гессен-Рейнфельденскому со следующей пометкой: «Для вали мои данные в Лейпциге.

г-на Лейбница, Рейнфельден, в доме Его Высочества мон Судя по «Новостям литературной республики», кото- сеньёра князя Эрнста Гессенского». Князь знает мой адрес рые я получил, г-н аббат Катлан не отважился взяться и милостиво согласился принимать мою корреспонденцию.

за решение задачи^ которая была предложена мною принципов помогает разработке частных вопросов. Вот ЛЕЙБНИЦ - ФУШЕ • Вам, сударь, апология Вашей разумной Академии 45 с це лью продемонстрировать пользу ее усилив гораздо боль Январь 1692 г.

шую, нежели думают. И я хотел бы высказать пожелание, Благодарю Вас, сударь, и за Ваше письмо, и за Ваш чтобы Вы подали пример другим и взялись за исследова подарок. С удовольствием прочел Ваши замечания об ние того, о чем Вы говорите, начав с проверки и доказа академиках. Я согласен с Вами, что было бы хорошо тельства некоторых аксиом.

подыскать доказательства для всех истин, которые дока Моя аксиома о том, что в природе ничто не совершается зуемы. Разумеется, в этом нет никакой спешной необхо скачками 4в, — аксиома, с которой, по Вашим словам, димости и незачем сидеть и ждать, когда будут доказаны согласен преп. о. Мальбранш, — находит широчайшее все положения вплоть до исходных. Ибо если геометрам применение в физике. Она начисто отвергает atomos, вздумалось бы искать решения задач и доказательства quietulas, globulos secundi Elementi " и тому подобные теорем до тех пор, пока они не смогли бы доказать все свои химеры;

она позволяет правильно сформулировать за аксиомы и посылки, или постулаты, они совершили бы коны движения. Существует десяток других аксиом, ко ошибку, лишив геометрию всех тех преимуществ, которые торые помогают нам значительно продвинуться вперед.

она нам предоставляет. И все-таки хорошо, что есть умы, Не пугайтесь, если Ваш скептицизм, сударь, заставит которые стремятся завершить недоделки, остающиеся на черепаху догнать Ахилла. Вы правы, говоря, что, коль пути научного прогресса. Если взглянуть с этой точки скоро все величины могут делиться до бесконечности, не зрения на Ваши рассуждения о пользе сомнения, то они существует такой величины, сколь угодно малой, которая покажутся чрезвычайно разумными. Однако Вам следо в свою очередь не могла бы быть разделена на еще меньшие вало бы четко разъяснить, в чем именно состоит Ваша цель,;

части, число которых бесконечно. Впрочем, я не нахожу иначе те, кто не поймет смысла Ваших возражений, вооб ничего дурного и в предположении, что эта делимость разят, будто Академия43 противится прогрессу наук.

может быть в конце концов исчерпана, хоть и не вижу Я знаю по опыту, сколь важно доказательство аксиом в этом никакой нужды. Бесконечной делимости простран для усовершенствования того, что я называю настоящим ства соответствует столь же бесконечная делимость вре анализом, и могу лишь удивляться, почему никто не уде мени. Отец Григорий из Сен-Винцента в рассуждении ляет этому достаточно внимания, не исключая самого о сумме бесконечного множества величин, взятых в нисхо г-на Декарта, который возродил скептицизм древних, дящей геометрической прогрессии, помнится, наглядно научив нас ничего не принимать на веру без доказатель показал, исходя именно из этого предположения о дели ства. Уж ему-то, казалось бы, следовало позаботиться мости до бесконечности, насколько Ахилл должен ока о доказательстве аксиом, а он вместо этого бросился очертя заться впереди черепахи или в какой момент он догонит голову рассуждать на иные темы, куда менее основатель ее, если черепаха его опередит. Я не представляю себе ные, но зато такие, которые обещают успех и то, что неделимых физических величин (если оставить в стороне называется aura popularis 44. He следует пренебрегать до чудеса) и полагаю, что природа может достичь любой водами, которые выдвигал против догматиков Секст Эм степени малости, какую предусматривает геометрия. Про пирик, ибо именно эти доводы заставили догматиков шу Вас, сударь, передать мои сердечные чувства препо заново пересмотреть исходные принципы. В бытность мою добному отцу Мальбраншу, как только представится для в Париже там высмеивали г-на Роберваля за то, что он сего удобный случай. Я не знаю, читал ли он в «Новостях захотел доказать некоторые аксиомы Евклида. Но я над литературной республики» мой ответ на его письмо г-ну ним не смеялся: известно, что над этой задачей задумы аббату Катлану, как он относится к этому ответу и при вались еще Прокл и Аполлоний. Те, кто любит углуб знает ли убедительными мои доводы. Ведь г-н аббат был ляться в детали научных знаний, пренебрегают абстрак уверен, что его точка зрения полностью противоположна циями и обобщениями;

те же, кто углубляет основы науки, моей. См. об этом «Новости» за июль 1687 т. статья 8j и г редко вдаются в подробности. Что до меня, то я равно за сентябрь того же года, статья 3 48.

дорожу и тем и другим^ ибо я убедился что анализ общих г Если г-н Осаннам успел ознакомиться с моим доказа- случаев. У меня даже был для него приготовлен некоторое тельством квадратуры, он должен будет признать мою время назад один очень выгодный проект: я имею в виду правоту относительно того предмета, о котором я ему составление аналитических таблиц, основанных на соче сообщал. Я полагал, что г-н Чирнгауз хотя бы частично таниях. Эти таблицы, если бы их удалось составить, при познакомил его с моим доказательством, которое он повез несли бы неоценимую пользу в анализе, в геометрии да с собой во время своей последней поездки во Францию^ и во всех других отраслях математики: они позволили бы и даже сообщил господам из Королевской Академии. довести математический анализ до такой степени точ К тому же он многократно общался с г-ном Осаннамом,;

ности, которая намного превосходит нынешнюю, и по так что я имел все основания считать, что доказательство, служили бы усовершенствованию геометрии, точно так которое г-н Осаннам опубликовал позднее в своей «Прак- же как таблицы численных значений синусов служат для тической геометрии», есть в точности то самое, которое тригонометрии. А так как г-н Осаннам больше, чем кто г-н Чирнгауз получил от меня: тот же метод, та же самая либо, обладает навыком и познаниями, необходимыми для вспомогательная кривая, те же леммы, короче говоря,;

вычисления по порядку этих таблиц, то я и подумал, что пес ovum ovo similius 49. He говоря о том, что у меня есть такое полезное дело могло бы быть выполнено с успехом и другие способы доказательства этой теоремы, другие под его руководством и, возможно, даже на общественный геометры, знакомые с моим решением квадратуры, решили счет, если бы обстоятельства благоприятствовали этому.

эту задачу совсем по-иному. Как бы то ни было, не Бог Но сейчас, в разгар войны 50, я не знаю, можно ли рассчи весть какая заслуга для геометра доказать теорему, кото- тывать на что-либо подобное.

рая уже была доказана другими. Я считаю г-на Осаннама Нос поп obstante 51, я прошу Вас, сударь, познако достаточно способным человеком, чтобы самому приду мить с идеей этих таблиц г-на Тевено, чтобы он по крайней мать что-нибудь серьезное. Ученая публика ожидает новых мере знал о ней, коли он согласен meas esse aliquid putare открытий касательно Диофантовых чисел и задач Дио nugas 52. Г-н де Поншартрен б8 обязан оказывать покрови фанта, и в этой области у г-на Осаннама имеются кое тельство науке, раз уж он подбирает кандидатов в Акаде какие достижения. Я стремлюсь воздавать должное ка мию. Причина, по которой я оставил во Флоренции мою ждому;

публикуя свою квадратуру, я прямо заявил, что черновую рукопись трактата, посвященного новому уче толчком для моих находок послужили достижения г-на нию о динамике, та, что я имел там одного друга, который Меркатора. Вы говорите, сударь, что г-н Осаннам обви взялся 54привести ее в порядок, переписать и даже напе няет меня в том, что я будто бы слишком медлил с сообще чатать. Рукопись готова, и теперь требуется лишь нием ему моего доказательства. Но я что-то не помню, мое согласие, чтобы ее опубликовать и. Однако стоит мне чтобы он меня об этом просил. Я никогда не отказывался только вспомнить о ней, как у меня появляется целая поделиться с другими моими скромными познаниями. Не куча новых соображений, переварить которые у меня станет же он отрицать, что я первым показал ему приме просто нет времени. Если бы не эта война,;

я мог бы снова нение локальных уравнений для математических построе приехать во Францию и привез бы немало нового. Впро ний, причем он был в восторге и удачно использовал их, чем, я питаю к г-ну Тевено ввотоль глубокое уважение,;

о чем я сужу по его «Словарю». Правда, применение этих что готов сделать для него все от меня зависящее. Еще локальных уравнений придумано не мною, я заимствовал несколько месяцев назад я направил ему весьма прост его у г-на Слузия. Но я упоминаю об этом как об услуге, ранный ответ. На днях пошлю ему, в качестве образца,, которую я попытался оказать г-ну Осаннаму. Пускай он извлечение из моей «Динамики» — основную теорему.

вспомнит также, что я с такой же откровенностью сообщал Выражения вроде аксиомы г-на Лантена: extrema ему и о моих собственных достижениях. Например, когда in idem recidunt5^ — являются преувеличениями подоб g он предложил мне задачу с линией г-на Берте, бывшего ными изречению о том, что бесконечность есть сфера, иезуита, я в ответ не только сообщил ему мое построение, центр которой повсюду, а границы нигде 58;

их не следует но и познакомил его с моими методами, которые ему очень понимать в строгом смысле. Ими можно пользоваться понравились и пригодились ему самому в ряде подобных Для целей открытия в особых случаях1 подобно тому как 10 Лейбниц, т, 288 пользуются мнимыми [величинами] в алгебре. С таким котя и плохо разработанные. Мне случилось приветст же правом можно было бы сказать, что парабола — это вовать их.

эллипс, фокус которого бесконечно удален, и на этом осно Нельзя ли воспользоваться Вашими услугами, сударь, вании заключить о некоей всеобщности конических сече чтобы получить список членов Королевской Академии ний. В вычислениях разного рода мы порой сталкиваемся наук, а также перечень книг, подготовленных для публи с бесконечностью, не отдавая себе в этом отчета;

например, кации Академией или отдельными ее членами? Быть может^ если требуется разделить некоторое число на х — 3, то Дюамель не откажется помочь Вам в этом.

при значении х, равном 3, частное будет равно бесконеч ности. Предположим, что это частное означает скорость ЛЕЙБНИЦ — ФУШЕ « вращения окружности вокруг своего центра;

тогда я дол жен буду заключить, что для случая, когда эта скорость 17—27 октября 1692 г.

предполагается бесконечной, каждая точка окружности должна всегда находиться в одном и том же месте. Это и Почтительнейше благодарю г-на аббата Галлуа за при будет единственно возможным толкованием, которое можно сланные мне записки Королевской Академии, равно как предложить для данного случая. Иначе бесконечная ско и за все прочие любезно оказанные мне услуги, коих я рость просто окажется невозможной, как и бесконечная недостоин. Я разделяю Ваше отношение к нему. В заметке окружность. Тем не менее в вычислениях допустимо поль об открытии фосфора имеются ошибки 63. Подробности зоваться представлением о бесконечной окружности, ибо, этого дела известны мне из первых рук, и я готов, если если бы анализ показал мне, что радиус искомой окруж понадобится, выслать точную справку. Я говорю это не ности на данной плоскости является бесконечным, я за в укор г-ну Гомбергу, которого глубоко чту, однако было ключил бы, что искомым геометрическим местом является бы жаль подать повод к порицанию «Мемуаров», изда вся площадь круга. Следовательно, если я не нахожу ваемых столь славным сообществом, и если г-н Гомберг того, что должен отыскать, например искомую окруж невольно оказался введенным в заблуждение посторонним ность, то я все-таки одновременно и нахожу то, что дол лицом, то в этом нисколько не повинны ни он, ни даже жен искать, а именно то, что искомое место есть сама сам г-н Галлуа.

данная плоскость и в пределах этой плоскости такой У меня и в мыслях не было, что кто-нибудь может пред окружности не существует;

таким образом, omnia sana ложить мне почетное место в Академии;

на это место я sanis 69, и анализ извлекает из мнимых выражений реаль никогда не решился бы претендовать, и, если бы в письме ную пользу. Тому есть немало ярких примеров. Конечно, к г-ну Пелиссону я назвал себя членом Академии, надо из истин можно вывести только истины;

но порой и мни мной с полным правом могли бы посмеяться. Все же при мости бывают полезны для отыскания истипы 60.

знаюсь Вам, сударь, что, если бы я знал, что г-н Пелис Я заметил, что раньше «Журнал ученых» публиковал сон, движимый добрыми чувствами ко мне, нашел в моих в начале года список книг и статей, вышедших в преды- письмах к нему нечто такое, что он пожелал бы присо дущем году, теперь же этот обычай оставлен;

тем не менее единить к своим собственным великолепным творениям,, спасибо и за алфавитный указатель и. Буду счастлив ut pannum purpurae 64, я не осмелился бы входить в под получить от вас «Теологию» г-на Дюамеля, которому робности дела, которое касается лично меня. Это пока прошу при случае передать мои поздравления и мою ра- жется преувеличением тому, кто видит в подобных обстоя дость по поводу того, что он находится в добром здравии. тельствах лишь следствие ряда писем. Я же вплоть до Если эта «Теология» окажется на уровне его «Курса фило- того момента, когда получил это известие, думал лишь софии», она будет великолепной. Надо думать, он вставит о том, чтобы увидеть свои труды напечатанными, и ни в свою книгу лучшие высказывания отцов церкви, как и о чем более.

наиболее удачные формулировки схоластической филосо Весьма благодарен Вам и за продолжение философии фии, ибо при всем их варварстве эти ученые все же не за академиков. Я с радостью убеждаюсь, что Вы даете ей служивают пренебрежения: у них есть глубокие мысл% разумное истолкование. Лучше всего было бы свести всё 10* к первичным истинам, но пока что не следует отвергать ЛЕЙБНИЦ —ФУШЕ" и вторичные, подбираемые попутно.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.