WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«1 Московский государственный областной университет На правах рукописи ЛЕВЧИК Дмитрий Александрович Становление общественного самоуправления в России: ...»

-- [ Страница 3 ] --

Законодательство СССР тех лет видело существенную разницу между митингом и сходом. Митинг собирался в разрешительном порядке, а сход - в уведомительном. Сход собирался в поселках районного подчинения, однако никто не запрещал их проводить в микрорайонах мегаполисов. Вообще, братеевские лидеры старательно избегали понятия «митинг», не желая отвечать за организацию несанкционированного митинга. Понятия «несанкционированный сход» в законодательстве тех лет не было. То есть изучаемое явление по своему содержанию было митингом, а по форме сходом.

Когда проходили митинги? Какова численность участников?

После 5 июля 1988г. в Братеево почти каждую неделю проходят сходы митинги. Самые массовые состоялись 12 и 23 июля. 11 августа 1988г. в микрорайоне был последний крупный митинг, на котором было зарегистрировано 3 014 человек, то есть в митингах принял участие, практически, каждый десятый взрослый житель микрорайона [39].

Что вызывало самые сильные эмоции участников митинга? Лидеры митинга в ходе своих выступлений часто говорили об экологическом неблагополучии братеевцев, об их страданиях, о своей почти жертвенной готовности ликвидировать причины этих страданий. На невербальном уровне лидеры митинга часто демонстрировали свою «суперсилу». Они указывали через реку на нефтеперегонный завод, основной загрязнитель воздуха, «врага» братеевцев, и делали угрожающие жесты в адрес этого «противника». Вероятно, поэтому самые сильные эмоции участники митинга проявляли тогда, когда приводились конкретные цифры, характеризующие санитарно-экологическое состояние микрорайона.

Так, взрыв возмущения вызвало сообщение присутствовавшего на сходе июля директора МНПЗ о том, что выбросы завода составляют 58 тысяч тонн вредных веществ в год.

Какова была роль митинга в политической борьбе?

Если анализировать митинг по методике Э.Берна, то есть как социально-ролевую игру, то несложно вывести тезаурус такой игры (таблица 7).

Таблица 7..

Тезаурус игры «Митинг» (согласно метода Э.Берна) Название игры: Митинг.

Тезис: Защити меня!

Цель: Самоутверждение, оправдание.

Роли: Лидер (родитель);

Участник (адаптированный ребенок).

Иллюстрация: Родитель, провоцирующий ребенка с целью побудить его к действиям относительно другого родителя. Например, при разводе родителей: «Ты кого больше любишь, папу или маму?» Парадигма: На социальном уровне идет обращение лидера к участнику митинга как взрослого человека к взрослому.

На психологическом уровне осуществляется трансакция Родитель-Ребенок: «Защити меня от другого!» Вознаграждение На внутреннем психологическом уровне лидер в игре: проецирует чувство вины за агрессию против участников - для лидера. митинга, осуществляемую в форме вторжения в их личную жизнь со своими идеями, лозунгами и т.п.;

На внешнем психологическом уровне лидер освобождается от чувства вины за агрессию – «народ» его «любит» и «понимает»!

На биологическом уровне лидер, как бы получает «поглаживания» от участников митинга.

Вознаграждение На биологическом уровне участник получает также в игре: «поглаживание» от других участников - для участника единомышленников, что содействует формированию у митинга него на экзистенциальном уровне установки: «Я не один»;

На внутреннем психологическом уровне - преодоление чувства одиночества, ощущение себя членом «большой семьи».

Обратим особое внимание на то, что в случае, когда митинги-сходы носили легальный, разрешенный характер, на внутреннем психологическом уровне участники митинга могли получить удовлетворение от «разрешенного бунта», удовлетворение от манеры устраивать беспорядок.

Братеевский митинг-сход напоминает также неоднократно описанную в политологической литературе игру в «героя» и «дружину». Алгоритм действий политического героя, политического деятеля в ходе этой легенды неоднократно анализировался [40]. На базе этих иссследований можно изложить основу политизированной героической легенды следующим образом: в «далекие годы» существовал «золотой век» (например, был царизм, сталинизм или социализм), затем вследствии действий тайных и явных «врагов общества» (например, демократов, коммунистов или жидомасонов) произошел кризис гармоничной системы (например, грянула война, революция, перестройка), после чего появился герой - политик, способный восстановить гармонию. Прошла его инициация (осознание им своей роли, харизмы, «предназначения»), состоялся сбор его «команды», группы поддержки, после чего героем был совершен «подвиг» - восстановлено (полностью или частично) общественное гармоничное устройство. Совершив «подвиг», герой уходит. Герой вписывается в особую систему субординационных и иерархических связей. Он подчинен «добрым силам» (народу, «царю» и т.д.), борется со «злыми силами» (с врагами, «злым царем», «злым оборотнем»). Герой, как правило, выступает в трех «обличьях»: герой – «воин», герой – «добрый царь», герой – «мудрец».

Соответственно этим «обличьям», строится его команда: «воин» взаимодействует с «дружиной», «царь» - с «боярами», «мудрец» - с «учениками». В определенной ситуации герой может менять «обличье»:

«воин» становится «мудрецом», «царь» - «воином» и т.п. Герой обязательно защищает слабых - стариков, женщин, детей, а также «своих» - «свою» землю, территорию, на которые посягают «чужие». Одна из главных задач героя - снять угрозу для здоровья, генофонда и территории «своих». Образ политического героя содержит характеристики его деловых, личных и лидерских (феминных и маскулинных) качеств. Последние условно называются лидер - «мать» (добрая, красивая, заботливая) и лидер – «отец» (волевой, жесткий, решительный). Имиджевая легенда о герое - основа для сценария, интересной и захватывающей социально-ролевой игры, в ходе которой ее организаторы могут предложить участникам стать «командой» героя, поддержать его своими действиями (например, собрать подписи в его поддержку, выйти на митинг). Братеевцы-участники массовых митингов в то время психологически и воспринимали себя членами некой «дружины», помощниками героя. А лидером «дружины», тем «героем», ради которого «дружина» «шла на битву» был в то время Б.Ельцин.

Социально-ролевая игра требует и своих особых проявлений.

Во-первых, требуется своеобразное «заведение» играющих, пассионарный толчок. Эту роль для братеевцев выполняли круглосуточные пикеты. При этом участники пикетов производили действия сродни суицидной манипуляции, говорили о готовности лечь под колёса самосвалов и строительной техники.

Во вторых, такая игра предполагает особые роли участников. Как они распределялись? Нам ясно видны основные участники (акторы) митинга как игры в «героя и дружину». Перечислим:

1. Активные участники митинга, составлявшие ядро митинга. Это - члены и активисты Совета инициативных групп, как бы члены «дружины героя». Они состовляли не более 0,5 – 0,7% от общего числа участников митинга, 16 - 20 человек от 3000 митингующих;

2. Пассивные участники митинга, составлявшие периферию митингующих. Это, в основном, были люди случайно вовлеченные в событие. Они могли составлять до 99% участников митинга;

3. Союзники митингующих, союзники «героя». Явными союзниками митингующих братеевцев выступали активисты экологических организаций. От союзников ждали не только помощи в борьбе, но и рекомендаций. И такие рекомендации союзники давали;

4. Шпильбрехеры, т.е. нарушители правил игры. Это те жители микрорайона, кто равнодушно отнесся к акциям протеста, те, кто во время проведения митингов продолжали относиться к Братеево как к большому «спальному» району, месту, в котором они всего лишь ночуют.

Итак, состав акторов митинга-схода как социально-ролевой игры включал:

1. активных участников митинга, членов «дружины героя», 2. пассивных участников митинга, 3. союзников митингующих 4. шпильбрехеров.

Каждый из этих акторов действовал по своему четко определенному алгоритму, выполнял свою задачу в рамках игры.

Вместе с союзниками, возглавляемая активными участниками митинга, «дружина» готова была к совершению «подвига» во имя героя. Она была «заведена» пассионарными действиями инициаторов митинга. Она готова была победить противников. Единственной проблемой в игре было наличие ее разрушителей – шпильбрехеров, тех, кто вообще мешал развитию игры.

Какова была структура митинга?

Ядром митинга, по нашим наблюдениям, был Совет инициативных групп - этакая «коллегия жрецов», а на периферии митингового действа - группа «профанов» - жителей, случайно вовлеченных в событие. То есть участие в митинге соответствовало степени вовлеченности в протестное движение.

Социально-психологический подтекст митинга был примерно таков:

мы активные участники действия собрались в особом месте. Наши лидеры демонстрируют свою силу. Мы не одни, мы всегда правы. Мы свободны от комплекса вины и освобождаем наших лидеров от вины за агрессивное вторжение в нашу личную жизнь [40].

Все это создавало «митинговую эйфорию», в котором участники митинга находились довольно долгое время. Кампании по сбору подписей под коллективными письмами позволяли, кроме того, братеевским лидерам, как бы, продлить ощущение «митинговой эйфории» у участников митингов.

Это им фактически удалось. На наш взгляд, «митинговая эйфория» в Братеево действовала достаточно продолжительное время, порядка двух месяцев.

Итак, начальная стадия социального конфликта в столичном микрорайоне Братеево условно разделена нами на два этапа, в основном, согласно степени организованности протестующих и степени радикализации конфликта. На первом этапе неорганизованные братеевцы пытались в письмах выразить свое недовольство сложившейся в микрорайоне ситуацией, на втором – пошли на открытое противостояние с властями и организовали орган для борьбы с властями, в этом смысле – «антивласть» – Совет инициативных групп.

Анализируя сегодня деятельность Совета инициативных групп видно, что это был идеальный орган «антивласти», орган для организации «разрешенного властями бунта» - несанкционированных, но и не запрещенных сходов, пикетов, собраний, а также проведению субботников (в некотором смысле, тоже «бунт»). Особую роль в «разрешенном бунте» играли митинги-сходы. В ходе проведения митингов-сходов создавалась обстановка эйфории, которая позволяла мобилизовывать актив протестного движения для выполнения решений Совета инициативных групп. Сам же совет под конец своей деятельности начал выполнять представительскую функцию по отношению к властям. Однако этот орган был совершенно неприспособлен к длительному взаимодействию с органами власти, не обладал той легитимностью, которую требовали от него органы государственной власти и управления.

Благодаря развитию «разрешенного бунта» и кампании протеста (митингам, пикетам, письмам) строительство промзоны в Братеево было приостановлено, власти (в лице райсовета и Моссовета) пошли на переговоры с Советом инициативных групп и начали всерьез рассматривать требования участников протестного движения. Каковы были эти требования?

Требования участников протестного движения в Братеево не были сведены в единый документ. Более того – на начальном этапе развития протестного движения экологические и жилищно-правовые требования формулировались как технофобские и бытовые жалобы. Наша источниковая база позволяет выявить следующие группы требований:

1. Антииндустриальные, главным образом, требования ликвидации промышленных объектов, продиктованные страхом перед технокатастрофой.

К таким требованиям мы относим: остановить строительство промзоны, демонтировать МНПЗ и ликвидировать ТЭЦ-22. Особый страх техногенной катастрофы мы увидели в требовании перенести воздушный коридор самолетов аэропорта Домодедово в сторону от Братеево;

2. Градостроительные, то есть требования изменить систему застройки микрорайона.

Братеевцы требовали застроить резервную зону социально-бытовыми и досуговыми объектами - стадионом, парком, школой, домом пионеров, кафе, баром, торговым центром, кинотеатром, театром. Они также требовали ликвидировать люблинские аэрационные поля, убрать ЛЭП под землю, построить противошумовой барьер вдоль автомагистрали и прекратить строительство отстойно-разворотной площадки в 4-ом микрорайоне;

3.Социально-экологические и санитарные. Главным среди этих требований было требование от санитарно-эпидемиологических органов запрета на выбросы предприятий, окружающих Братеево, вплоть до их закрытия, а от исполкома Моссовета - усиление контроля за выбросами МНПЗ, коксохимического завода, станции аэрации и ТЭЦ-22. Инструментом контроля братеевцам видился пост СЭС в микрорайоне. По мнению участников протестного движения пост должен был постоянно сообщать жителям о состоянии воздуха. При этом братеевцы требовали введение общественного контроля за этим постом.

Кроме перечисленного, жители микрорайона требовали провести инвентаризацию источников загрязнения, расширить масштабы озеленения в районе и разработать проект благоустройства реки Городня и всех малых рек Москвы. Как важное требование было сформулировано мнение о необходимости усиления контроля административной инспекции за свалками бытового мусора.

Высказывались и радикально экологические требования. Так в письме на имя первого секретаря МГК КПСС Зайкова Л.Н. были требования переселения жителей района по экологическим причинам;

4. Социально-политические. К социально-политическим требованиям относятся требования отзыва депутатов районного и городского Советов, избранных от Братеево, проведения местного референдума о застройке микрорайона, возбуждения уголовных дел за загрязнение воздуха, а также учреждения фонда социально-бытового развития микрорайона. Это были совсем не радикальные политические требования.

Особое внимание обратим на то, что, в условиях начавшейся в СССР масштабной антикоммунистической кампании, в Братеево не было сформулировано серьезных антикоммунистических требований.

Антикоммунизм некоторых активистов КОСМ выражался лишь в требовании роспуска комсомола.

5. Экономические. Слабее всего в требованиях участников протестного движения звучали экономические требования. На наш взгляд, к экономическим требованиям братеевцев можно отнести популистское требование разрешения безвоздмездного использования территории резервной зоны для строительства гаражей и разбивки огородов. Земля пустует, она «ничья», - рассуждали жители, - значит «наша». Фактически это было требование решить в городе земельную проблему. Вероятно, поэтому в 1990 братеевцы активно поддержали экономическую программу кандидата в народные депутаты РСФСР, лидера движения «Демократическая Россия» Л.А.Пономарева, которая не была разработана, но состояла, пожалуй, из одного положения - введения частной собственности на землю.

Нетрудно заметить, что даже выполнение всех требований протестующих не ликвидировало реальных причин конфликта. Оно не могло ликвидировать технофобию, пьянство, социальный стресс, транспортные и школьные проблемы, а также победить преступность.

Вообще, на первый взгляд, почти все требования, кроме политических, совершенно утопичны. Но это только видимость.

Каков реальный характер перечисленных требований?

Во-первых, эти требования были созвучны представлениям той части советской номенклатуры и внешних сил, которые видели СССР - Россию как сырьевой придаток развитых стран в системе мирового рыночного хозяйства.

Иного места в мировой рыночной системе для СССР - России не предполагалось. Для нужд интеграции СССР-России в мировую рыночную систему в роли поставщика сырья была необходима деиндустриализация страны, ликвидация перерабатывающих отраслей экономики.

Антииндустриальные требования экологистов и технофобов (в том числе – братеевских) объективно содействовали решению этой задачи.

Во-вторых, требования изменения градостроительной политики в Москве, требования расширения строительства непромышленных, досуговых, торговых объектов, объективно помогали инициаторами появления столичного строительно-риэлторского капитала. И, может быть, неслучайно впоследствии В.И.Ресин и Ю.В.Росляк, руководители Красногвардейского района Москвы, района, в который входил микрорайон Братеево, возглавили строительный комплекс первопрестольной.

Таким образом, объективно требования участников братеевского протестного движения носили рыночный, буржуазный характер и способствовали интеграции России в мировой рынок. И эти требования начали реализовываться на местном уровне. Как это происходило?

Какой орган реализовывал требования участников протестного движения? Каков был его статус, формальная и «неформальная» структура, а также функции?

Организуя «разрешенный бунт», СИГ не мог быть инструментом воплощения в жизнь этих требований, он был неприспособлен для представительско-переговорных функций. Изменение формы работы властей с протестным движением вынудило лидеров протестного движения к институционализации СИГ в приемлемой для бюрократии форме. И в начале августа лидерам протестного движения «сверху» поступило предложение о создании комитета общественного самоуправления микрорайона (КОСМ), структуры, подобной совету общественности микрорайона [42]. По нашим данным, предложение исходило от заведующей организационно инструкторским отделом исполкома райсовета Т.И.Коноваловой.

Предложение было принято. Плоды подобного решения не замедлили сказаться.

С 4 по 18 августа 1988 г. в газетах «Вечерняя Москва», «Московские новости», «Московской правде», «Собеседнике», а также в радиопрограмме «Советский Союз сегодня» и телепередаче «Взгляд» было дано позитивное и для активистов протестного движения, и для властей освещение событий в Братеево. Суть публикаций заключалась в одном из заголовков: «От конфронтации - к диалогу». Это создавало впечатление, что, будучи не в состоянии подавить протестное движение, властные органы внедрили в него своих агентов. Так ли это?

Играли ли какую либо роль спецслужбы при создании КОСМ Братеево? В наших исследованиях о развитии политических партий мы уже ставили вопрос о не случайности появления в руководстве крупных общественно-политических группировок выходцев из КГБ: А.Стерлигова, С.Калугина и т.п. [43]. Лидеры некоторых партий, например, СДПР открыто говорили в начале 90х о «руководящей и направляющей» роли органов госбезопасности при создании политических партий [44]. Не так давно газета «Московский комсомолец» писала о том, что, используя спецслужбы, власть тайно надзирала и фактически руководила даже самыми лояльными к ней политическими организациями, например, «Живым кольцом» во времена президентства Б.Ельцина [45].

Документов о «засылке» «агентуры КГБ» в братеевские самоуправленческие организации в нашей источниковой базе нет. Однако мы не можем не отметить, что руководителем ТДГ Братеево был подполковник КГБ Н.Поддубный, кандидатурой на должность председателя Красногвардейского райсовета в 1990 братеевские депутаты - члены КОСМ выдвигали, майора МВД В.Гефенидера, в Братеево на безальтернативной основе при поддержке КОСМ в райсовет был избран сотрудник прокуратуры В.Володин. Хозяйственную деятельность КОСМ вел капитан ХОЗУ ГУВД В.Бородкин. Все это позволяет предположить, что спецслужбы если не руководили, то прекрасно были осведомлены о процессах, происходящих в руководящих органах КОСМ, как структуры, осуществляющей «разрешенный бунт».

Что представлял собой КОСМ по своему статусу? Для ответа на этот вопрос проанализируем механизм создания и институционализации этого органа.

В конце августа - начале сентября 1988 г. во дворах микрорайона были проведены сходы, на которых избрали делегатов учредительной конференции Комитета общественного самоуправления микрорайона. Один делегат избирался от 150 взрослых жителей микрорайона. Было избрано делегатов.

4 сентября 1988 г. состоялась учредительная конференция КОСМ. На конференции присутствовало 168 делегатов, а также 5 представителей от исполкома райсовета, 3 - от РУВД, 3 - от РК КПСС, 1 - от Союза им.

Авенира Ноздрина, а также корреспонденты газет «Московские новости» и «Известия». В ходе конференции было избрано 55 членов Комитета и утверждено Положение о нем [46].

При обсуждении Положения о Комитете возникли дебаты по следующим вопросам:

- Должен ли Комитет признать общее руководство райсовета?

- Нужен ли пункт Положения о руководстве Комитетом исполкомом райсовета?

- Создавать ли контрольный орган, стоящий над Комитетом?

Большинством голосов были отвергнуты предложения о руководстве исполкома (сказались предыдущие разногласия активистов и работников исполкома) и о создании контрольного органа над Комитетом. Конференция готова была отказаться и от общего руководства райсовета, однако один из лидеров протестного движения, С.П.Друганов, уговорил аудиторию не ставить этот вопрос на голосование.

26 октября 1988 г. Положение о Комитете общественного самоуправления Братеево было утверждено районным советом как временное. Документ был обильно пропитан риторикой об «идеях перестройки», «поиске новых форм социалистического общежития», «внедрении в быт советских традиций».

Выборы в состав КОСМ проводились по двухступенчатой схеме.

Сходы выбирали делегатов конференции, конференция избирала КОСМ.

Возрастной ценз при выборах составлял 16 лет. Действовал и ценз оседлости - избирались только жители Братеево (по решению конференции в состав КОСМ мог быть избран также и не житель Братеево).

Таким образом, требования участников протестного движения реализовывал КОСМ, структура, которая по своему статусу представляла собой общественную организацию с широкими совещательными правами, находящуюся под общим руководством райсовета, и созданную для решения вопросов социального развития Братеево.

Что представляла собой структура КОСМ, зафиксированная в его учредительных документах?

Высшим органом КОСМ Братеево была конференция. Конференции собирались по мере необходимости, но не реже одного раза в год. Всего с 1988 г. по 1990 г. состоялось 4 конференции КОСМ. В имеющейся в нашем распоряжении источниковой базе сохранились протоколы двух первых конференций (4 сентября 1988г. и 11 ноября 1988г.). На конференциях обсуждались важнейшие вопросы КОСМ - выборы в его состав, изменение структуры КОСМ, а также программа действий. На конференциях никогда не присутствовали все 210 избранных делегатов. Число участников составляло 138 - 168 делегатов.

При этом формально КОСМ состоял из организационной группы, секретариата, юридического сектора и 4-х центров (информцентра, экологического центра, центра работы с населением, центра развития социальной инфраструктуры). Центры, в свою очередь, делились на группы и комиссии. В информцентр входили комиссия по изучению общественного мнения, группа оперативной информации населения, группа сбора и анализа публикаций в прессе, группа по выпуску информационного бюллетеня.

В экологический центр входила комиссия по контролю за загрязнением воздуха, почвы, воды, комиссия по проектированию застройки, комиссия по благоустройству и озеленению и комиссия по контактам с экологическим движением. Центр работы с населением состоял из комиссии по культурно воспитательной работе, комиссии по организации досуга, комиссии по физкультуре и спорту и штаба по проведению субботников. Наконец, центр развития социальной инфраструктуры состоял из комиссии по транспорту, комиссии по торговле (чаще она называлась комиссией по проверке магазинов), комиссии по жилищно-коммунальному хозяйству, комиссии по здравоохранению и комиссии по детским садам.

Описанная выше структура была обсуждена на КС КОСМ 8 октября 1988г. и принята КОСМ 11 октября 1988г. В ходе обсуждения возник вопрос - как же строить структуру Комитета: создавать комиссии и группы для решения конкретных задач, иногда не имея исполнителей для решения этих задач, или же создавать структуры «под конкретных активистов», которые впоследствии сами сформулируют для себя задачи? Вопрос так и остался без ответа. Структура КОСМ была создана и «под задачи» без учета кадрового обеспечения, и «под активистов» без учета конкретных задач.

В результате из 20 первоначально созданных структур КОСМ не работали, не обеспеченные менеджерски, 11 комиссий - все комиссии информцентра, комиссия по культурно-воспитательной работе, по здравоохранению, по жилищно-коммунальному хозяйству. Экологический центр работал как единая структура без разделения на комиссии. Две комиссии (по организации досуга и по физкультуре и спорту) работали в лице одного человека.

Проведение массовых субботников прекратилось в ноябре 1988г., соответственно прекратил работу и штаб по проведению субботников.

Проведя ряд заседаний, обследовав детские сады, в декабре 1988 прекратила свою деятельность и постоянная комиссия КОСМ по детским садам (ставшая временной).

Вяло, но все же работала, комиссия по транспорту (фактически - по контролю за движением автобусов). Более активно функционировала комиссия по торговле, члены которой получили статус общественных инспекторов ОБХСС.

В ноябре 1988г. внутри КОСМ возник конфликт в связи с обвинениями в финансовых злоупотреблениях комиссии по озеленению (именно ей было поручено контролировать ход озеленения в микрорайоне и дано право закрывать наряды озеленителей). Для решения конфликта 15 ноября 1988г.

была создана ревизионная комиссия КОСМ.

8 ноября 1988г. была создана (впоследствии активно работавшая) комиссия по обследованию нежилых помещений.

В феврале 1989 г. действия КОСМ были расценены советско партийными властями как «экстремизм», а С.Друганову и ряду активистов КОСМ были направлены письма с предупреждениями об ответственности за «экстремистские» действия. Это сузило возможности агитации для членов КОСМ. Чтобы вывести из-под удара властей актив КОСМ, в Братеево был создан временный чрезвычайный орган при КОСМ - агитколлектив КОСМ, в который не входило ни одного члена КОСМ и ни одного делегата конференции КОСМ. Это были новые активисты, почти не связанные с предыдущей деятельностью КОСМ, а, соответственно, не получавшие предупреждений от властей. Так функции информцентра КОСМ стал выполнять временный чрезвычайный орган - агитколлектив КОСМ.

Таким образом, в составе КОСМ реально работали либо чрезвычайные временные структуры (ревизионная комиссия в связи с проверкой комиссии по озеленению, агитколлектив в связи с избирательной кампанией), либо органы, базирующиеся на идеях тотального контроля (комиссия по проверке магазинов, комиссия по контролю за транспортом, комиссия по обследованию нежилых помещений).

Заседания самого Комитета самоуправления для решения текущих вопросов проходили раз в неделю. Накануне, как правило, собирался Координационный Совет КОСМ, который готовил повестку дня заседания Комитета и проекты решений. Подобная структура напоминала структуру поселкового Совета народных депутатов, где конференция КОСМ соответствовала сессии, заседание КОСМ - заседанию Президиума Совета, а Координационный Совет выполнял роль исполкома.

После образования КОСМ очень быстро произошла автономизация экологического центра или, как впоследствии стали называть себя его члены, экологической комиссии КОСМ. Это было, следствием формирования на базе этой структуры экологической политической группировки, а также личных конфликтов внутри КОСМ. Подробнее об этих разногласиях – ниже.

Оказывали ли межличностные связи членов комитета влияние на работу КОСМ? На наш взгляд, да.

Основу КОСМ составляла группа С.Друганова - Г.Зулумяна - Н.Щедриной. Эта группа постоянно общалась между собой, и, активно взаимодействуя с другими членами КОСМ, выполняла креативные, организационные, а главное - диспетчерские функции, то есть придумывала что делать, определяла каким образом делать и подбирала менеджерский состав для решения задач. Эти менеджеры были двух разных категорий:

первая - обладающая глубоким креативным мышлением, способная самостоятельно формулировать организационные задачи, вторая - организаторы, для которых небоходимо было сформулировать и поставить задачу, но не надо было объяснять каким образом ее выполнить. Наконец, существовал большой потенциальный актив (примерно 35-40 человек), способных выполнять «разовые» поручения или действовать, решая поставленную задачу, в рамках обусловленного менеджерами алгоритма.

Но анализ «внутренней» структуры КОСМ был бы неполон без упоминания о внутрикомитетской «оппозиции» группе С.Друганова - Г.Зулумяна - Н.Щедриной. Эта была группа В.Василиади, составляющая, по нашим подсчетам, 15% от состава КОСМ. «Оппозиция» сплачивалась благодаря неприязни ее членов к С.Друганову.

Креативные, организационные и диспетчерские функции выполнял лидер «оппозиционной» группы - В.Василиади. В «оппозиции» были менеджеры с креативным мышлением, обычные менеджеры и простые активисты. Однако у «оппозиции» было гораздо меньше исполнителей, «низовых» активистов. Внутри «оппозиции» были слабо развиты диспетчерские связи - лидер все стремился сделать сам.

Однако, уже в конце 1988 г., не выдержав психологического давления со стороны большинства КОСМ, В.Василиади отошел от активной деятельности. Его «армия» осталась без «главономандующего», но его «штаб», менеджерский состав «оппозиции» долгое время продолжал работать.

Отметим и то, что, если большинство членов КОСМ спокойно восприняли реструктирование Совета инициативных групп в организацию типа поселкового Совета, то «оппозиционеры» стремились продлить игру в «разрешенный бунт», были основными организаторами субботников, продолжали призывать к давлению на властные структуры при помощи пикетов ( неоднократно организовывали в 1990-1993 г.г. малочисленные пикеты в районах строек, прилегающих к Братеево), а также вели технофобскую, радикально экологическую агитацию.

Практически все функции КОСМ осуществлялись группой С.Друганова совместно с оппозицией. Точнее - в постоянных столкновениях с ней. Вне зоны действия «оппозиции» остались, пожалуй, лишь связь с МВД, контроль за выделением организациям нежилых помещений и контроль торговых организаций, которые в КОСМ осуществляли соответственно: центр добровольного содействия укреплению правопорядка (существовавший с начала 1990 г.), комиссия по контролю за нежилыми помещениями и комиссия по торговле. Преимущественно «оппозиционной» была экологическая комиссия КОСМ.

То есть «неформально» КОСМ состоял из сторонников группы Друганова и оппозиции этой группе.

Повторим еще раз:

возможно, определенную роль в создании КОСМ играли спецслужбы;

по своему статусу КОСМ представлял собой общественную организацию с широкими совещательными правами находящуюся под общим руководством райсовета;

реальные межличностные связи братеевцев оказывали огромное влияние на работу КОСМ;

структура КОСМ была создана и «под задачи» без учета кадрового обеспечения, и «под активистов» без учета конкретных задач. Эта структура напоминала структуру поселкового Совета народных депутатов. Но совет строился по принципу разделения властей и ответственности, а КОСМ этому принципу реально не следовал. Для местного уровня он соединял структурные особенности законодательных, исполнительных и контрольных органов власти. Это говорит о том, что КОСМ был «властью вообще». То есть был «паравластью».

Могла ли организация с такой структурой воплотить в жизнь требования участников протестного движения? Для ответа на этот вопрос проанализируем, чем же реально занимался КОСМ?

Каковы были основные функции КОСМ?

Комитет должен был заниматься вопросами экологии, озеленения, благоустройства микрорайона, просвещения, воспитания, а также спортивной, информационной работой, работой по укреплению правопорядка в микрорайоне и научно-техническим творчеством. Комитету представлялись права согласования выделения нежилых помещений организациям и контроля плановых расходов жилищно-эксплуатационных управлений.

КОСМ финансировался за счет 1-2% отчисления от квартплаты, 3% от доходов РЭУ, добровольных взносов, средств, заработанных КОСМ на субботниках, «шефской», спонсорской помощи, выделяемой после согласования с райсоветом кооперативами, расположенными на территории Братеево, и после согласования с СТК, «шефскими» предприятиями.

Самостоятельную хозрасчетную и кооперативную деятельность КОСМ вести не имел права. Собственности, согласно положению, у него не было.

Сохранились протоколы двух конференций КОСМ, восьми заседаний КОСМ и трех заседаний КС КОСМ за 1988 г. Проанализируем, какие вопросы обсуждали активисты КОСМ (таблица 8).

Проблемы, решаемые КОСМ в 1988 г.

Таблица 8.

N/N Число включений вопроса в Обсуждаемый вопрос повестку дня (или обсуждения без включения в повестку) П.п. Конфе- КОСМ КС ренции КОСМ Выделение нежилых помещений для:

1. - коммерческих структур - 11 2. - досуговых структур (видеоклуб, дом 1 4 культуры) 3. - офиса КОСМ - - 4. Инвентаризация нежилых помещений - 4 5. Экологические проблемы: 1 6 Экологическая конференция, экологический пост, установка очистки воздуха, взаимодействие с Москомприродой, закрытие МНПЗ и коксо-химического завода, застройка поймы Городни.

6. Проведение субботников и озеленение 1 5 микрорайона 7. Ликвидация свалки (полигона ТБО) 1 1 - 8. Строительство трассы Ховрино- - 1 Борисово 9.

Работа магазинов и торговля 2 4 10. Представительство на сессиях и в - 5 комиссиях райсовета 11. Взаимодействие с общественными 1 5 организациями 12. Структура КОСМ 1 2 13. Информационная инфраструктура - 2 - микрорайона (кабельное TV, информационные стенды) 14. Выборы народных депутатов 2 1 15. Отзыв народных депутатов 1 - - 16. Положение в детских садах - 1 - 17. Благотворительная деятельность - 1 - 18. Взаимодействие с МВД - 1 - 19. Взаимодействие с товарищеским судом - 1 - 20. Строительство школы - 1 - 21. Строительство гаражей 1 - - Анализ таблицы 6 показывает, что КОСМ занимался, в основном, решением вопросов, связанных с распоряжением собственностью (нежилыми помещениями), торговлей и представительством в органах власти. Именно поэтому впоследствии при поддержке КОСМ в Моссовет были избраны те члены комитета, которые занимались решением этих вопросов: преподаватель философии Г.Зулумян, подполковник ВВС С.Никифоров и майор МВД В.Гефенидер. Однако эти вопросы не имели ничего общего с антииндустриальными, градостроительными, социально экологическими, санитарными, социально-политическими и экономическими требованиями, сформулированными участниками протестного движения.

Впоследствии это сказалось на популярности лидеров КОСМ.

Экологические проблемы для КОСМ были второстепенными. В то же время, во многом благодаря апелляции антидругановской «оппозиции» к активу КОСМ, экологические проблемы и вопросы озеленения микрорайона Братеево постоянно обсуждались на заседаниях комитета. Актив КОСМ, кроме того, проводил массовые политические кампании. Некоторые – впервые в истории СССР. В Братеево был проведен первый в СССР местный референдум о застройке микрорайона. Рассказ о нем заслуживает особого внимания.

Накануне референдума произошел конфликт районных властей и активистов КОСМ из-за того, что актив комитета поддержали в ходе избирательной кампании по выборам народных депутатов СССР в феврале марте 1989 г. Б.Ельцина. Этот конфликт сделал невозможным проведение планируемого КОСМ референдума о застройке микрорайона одновременно с выборами. Референдум был перенесен на неделю позже выборов в народные депутаты.

Референдум проводился совместно КОСМ и исполкомом райсовета.

Накануне были созданы пять участковых комиссий по проведению референдума, которые пользовались печатями участковых комиссий по выборам народных депутатов СССР. Были утверждены именные бюллетени с графами для указания фамилии, имени, отчества, адреса участника референдума. Бюллетень подписывался голосующим.

Сверяясь со списком избирателей, участнику выдавался один бюллетень, который он заполнял в кабинах для тайного голосования.

Перед референдумом КОСМ распространил в микрорайоне листовку, в которой сравнивались предлагаемые варианты застройки микрорайона.

Большинство объектов застройки (26 объектов) разногласий между ГлавАПУ и КОСМ не вызывали. Это были: предприятие бытового обслуживания, кинотеатр, четыре детских сада, две школы, аптека, булочная, три магазина, универмаг, спорткомплекс, клуб, дом пионеров, детский городок ГАИ, ОВД, ПТУ, химчистка, молочная кухня, баня, культурно-спортивный центр, гостиница и ресторан. В то же время КОСМ считал необходимым строительство в микрорайоне магазина мясо-колбасных изделий, детского научно-культурного центра и универсама. ГлавАПУ считало возведение этих объектов нецелесообразным.

Большинство участников референдума высказались против варианта ГлавАПУ, однако результаты референдума, согласно действовавшему в то время законодательству, не имели юридической силы. С точки зрения органов власти, это был всего лишь «опрос общественного мнения». Однако КОСМ попытался лоббировать его результаты как законодательную инициативу, осуществить давление на местные органы власти, используя свое влияние на избирателей района. Для того чтобы объяснить, как это происходило, надо проанализировать социально возрастную и электоральную базу КОСМ, а также его иерархические связи КОСМ, то есть связи с органами местной законодательной власти. Об этом – следующие разделы.

Какие социально-возрастные и электоральные группы были опорой КОСМ? Кем же были активисты, поддерживающие КОСМ? В нашей источниковой базе есть исследование Т.Козловой, в котором она говорит о возрастном составе активистов КОСМ, их семейном статусе и норме оседлости.

Т.Козлова считает, что большинство активистов КОСМ - старше лет [47]. Они до 10 лет проживают в своем микрорайоне и имеют на иждивении малолетних детей. То есть активисты КОСМ относятся к средней возрастной когорте. В нашей практике доводилось неоднократно проводить фокус-группы с этой группой населения [48]. В ходе исследований 1996- г.г., результаты которых можно, на наш взгляд, экстраполировать на ситуацию начала 90-х годов, мы анализировали представления о власти молодежи, ветеранов, а также представителей людей среднего возраста. Эти три возрастные категории демонстрируют три разных взгляда на политическую систему в стране.

Степень социальной депрессивности в этих группах возрастает по мере взросления респондентов. Молодежь настроена оптимистично, в среднем поколении социальный пессимизм усиливается и его уровень остается почти без изменений в самой старшей возрастной группе.

При этом социально стрессирующие факторы респонденты интерпретировали как внешние. То есть и хорошее, и плохое приходит в их жизнь как бы извне. Практически все социально стрессирующие проявления респонденты связывают с проблемой социализации, становления в обществе.

У молодых - идет стремительное социальное становление личности.

Они получают иной статус, приобретают новый опыт - профессиональный, сексуальный, семейный. Все это воспринимается ими позитивно - социальный стресс есть, но депрессии - нет. Они настроены оптимистично.

Жизнь эмоционально насыщена и прекрасна, а государственная власть в этой прекрасной жизни может быть только правовой.

В средней возрастной когорте количество социальных пессимистов резко возрастает. Социализация этих людей заканчивается. Они стали теми, кем смогли стать. И не всегда их реальный статус совпадает с желаемым.

Стрессирующие факторы этой группы связаны со здоровьем, но главное - у них отсутствует уверенность в возможностях для упрочнения своего социального статуса: «нет перспективы», «нет надежды», «нет веры в будущее». В связи с этим появляются и ретро-идеалы – «раньше было лучше, когда я учился». Некоторые респонденты как бы готовы расписаться в своей социальной несостоятельности. Этих людей начинает охватывать страх перед собственной ненужностью. Появляются социальные неудачники.

А так как все хорошее и плохое, по мнению респондентов, приходит извне, то начинается «поиск внешнего врага». На роль «врага» может претендовать кто угодно. И политик, например, Б.Ельцин и социальная группа, например, «лимитчики», и сексуальная страта («все зло - от мужиков»).

В идеологии средней возрастной категории появляются черты бытового сексизма, то есть бытовых представлений о превосходстве одного пола над другим, усиливается бытовой же национализм, ксенофобия, начинается демонизация власти, возникает и становится господствующей неправовая модель власти (семейно-клановая или мафиозная).

Информационный и эмоциональный голод, испытываемый представителями этой группы, не преодолевается. Наоборот, например, сознательно не читаются газеты.

Социальный пессимизм этой группы приводит к формированию своеобразной «идеологии неудачника», которую характеризует:

а) электоральный конформизм («голосую как все»);

б) социальный пессимизм («ничего не изменишь»);

в) ретроградство («раньше было лучше»).

Эта идеология отнюдь не проповедует непротивление злу насилием.

Наоборот. Она требует от людей, исповедующих ее, активных действий - организации «разрешенного бунта» как способа снятия стресса. Выше мы показали, что акции организаторов протестного движения в Братеево были именно «разрешенным бунтом». Последовавшая сразу после этих акций организация КОСМ воспринималась как продолжение этого «бунта».

Итак, социально-возрастной опорой КОСМ стали представители средней и среднестаршей возрастной когорты, переживающие депрессию и желавшие организовать «разрешенный бунт» как способ снять депрессивное состояние. Это – очень узкая социальная опора.

Какова была электоральная база КОСМ?

Формирование электоральной базы КОСМ началось в 1989 г., когда братеевцам впервые предложили определить свои политические симпатии в ходе выборов на съезд Народных депутатов СССР. Тогда в Братеево было организовано собрание (фактически митинг), на котором присутствовало тыс. человек. Собрание выдвинуло претендентом в кандидаты в народные депутаты СССР Друганова С.П. Однако он не был поддержан окружным собранием, на котором в качестве кандидатов по территориальному округу N10 по выборам народных депутатов СССР были зарегистрированы А.И.Попов (директор ГипроНИИПромсвязь) и В.И.Дикуль (директор Всесоюзного центра реабилитации больных). В ответ на это КОСМ заявил о начале кампании активного бойкота выборов, то есть агитации против всех кандидатов. «Активный бойкот» можно смело отнести к арсеналу московских демократов. В 1989-91 гг. они успешно применялся этот прием.

«По меньшей мере, в восьми округах Москвы активный бойкот оказал сильное влияние на исход выборов. Именно он был повинен в срыве трех голосований, «завале» двух кандидатов (Сайкина и Бондарева). В трех округах, где было по три кандидата, бойкот также сорвал чистую победу лидера (NN 2,11,21), заставив проводить повторное голосование...

Уникальным оказался случай в Братеево (Москва). Раздраженные отказом зарегистрировать местного кандидата, 40% голосовавших вычеркнули обоих кандидатов – «чужаков», а в двух местных участках бойкот составил даже более 50% (рекорд, по-видимому)», - так описывают результаты применения активного бойкота в 1989 г.А.В.Березкин и Л.В.Смирягин [49]. Однако, несмотря на то, что избирательная кампания выявила, что по призыву КОСМ могут проголосовать до 40-50% жителей Братеево, самоуправленцы потерпели неудачу. Выборы сорвать не удалось. В.Дикуль все же был избран народным депутатом СССР.

Через неделю после выборов Съезда народных депутатов СССР, апреля 1989 г., в Братеево состоялся первый в СССР местный референдум о застройке микрорайона.

В бюллетене по проведению референдума была сформулирована альтернатива голосования - либо «за» вариант застройки микрорайона, предлагаемый Главным архитектурно-планировочным управлением г.Москвы (ГлавАПУ), либо «за» вариант застройки, предлагаемый КОСМ.

Ненужное следовало зачеркнуть. Кроме того, в бюллетени были внесены отдельные объекты (полиграфкомбинат, метродепо, метро, НИИтоплива, троллейбусный парк, склад инертных материалов, аэровокзал), о строительстве которых братеевцам также предстояло высказать свою точку зрения. Процедура голосования на референдуме была аналогичной избирательной.

Дискуссия велась о 13 объектах. ГлавАПУ настаивало, а КОСМ категорически возражал против размещения в микрорайоне дома престарелых, кожно-венерологического диспансера, НИИтоплива, автокомбината, полиграфкомбината, автоаэровокзала, метродепо, 2 фабрик легкой промышленности, мелового причала. Результаты референдума были следующие:

• получено 31 382 бюллетеня (по количеству избирателей микрорайона);

• участвовало в референдуме - 21 706 человек (69,2 % избирателей);

• признано действительными - 21 539 бюллетеней (68,6 % избирателей);

• «за» проект застройки, предлагаемый ГлавАПУ высказалось 38 человек (0,12% избирателей;

0,17% участников референдума);

• «за» проект, предлагаемый КОСМ Братеево - 21 501 (68,5% избирателей;

99,08% участников референдума) [50].

По отдельным объектам голоса распределились следующим образом (таблица 9) Таблица 9.

Результаты референдума.

Объекты строительства «за» «против» В Братеево (голосов) (голосов) Полиграфкомбинат 102 20 Метродепо 227 Метро 748 20 НИИтоплива 416 17 Троллейбусный парк 322 17 Склад инертных 84 17 материалов Автоаэровокзал 218 17 Голосование братеевцев на местном референдуме 1989 г. за проект застройки микрорайона, предлагаемый КОСМ и против промышленных объектов, на наш взгляд, основательно характеризует основу электоральной базы КОСМ:

1. КОСМ отмобилизовал протестный электорат. Жители Братеево голосовали за предложения «новой» структуры против «старых» властей в лице ГлавАПУ.

2. Минимальная поддержка КОСМ в микрорайоне в целом (голосование против НИИтоплива - 54,7% избирателей) и максимальная («за» проект застройки, предложенный КОСМ - 68,5% избирателей) - показатели способности Комитета привлечь на свою сторону от 1/2 до 2/ взрослого населения Братеева.

Степень активности избирателей на референдуме в Братеево также характеризовала мобилизационные способности КОСМ. Во 2-ом микрорайоне Братеево участвовало в референдуме рекордное число избирателей -83,3%. В 3-м микрорайоне к урнам для голосования пришло - 68,2% избирателей. В 4-ом микрорайоне в референдуме приняло участие - 69,8% избирателей, причем на участке, где располагался д. 39/12 по Братеевской улице, и проживало большинство членов КОСМ, активность избирателей составила всего 52,6%.

Анализируя показатели голосования по микрорайонам Братеево отметим, что максимальной поддержкой в апреле 1989 г. КОСМ пользовался в 3-м микрорайоне при голосовании за проект застройки - 72,9 % голосов избирателей. При этом район максимальной активности КОСМ (4-ый микрорайон) стал районом минимальной электоральной поддержки Комитета всего 51,3% голосов против строительства метрополитена. Это можно объяснить следующими факторами:

1. Конфликтом группы С. Друганова с «оппозицией». Большинство «оппозиционеров», включая их лидера, жили в 4-ом микрорайоне. Они воспринимали референдум как акцию С.Друганова, и бойкотировали ее.

2. Надеждой на Съезд народных депутатов СССР, т.к. в 4-ом микрорайоне в доме 39/12 по Братеевской улице проживал, только что избранный народный депутат СССР В.Дикуль. Это было известно многим жителям 4-го микрорайона, а значит на него («своего») некоторые жители этого района надеялись больше, нежели на референдум.

3. Слабостью агитации. Руководство агитколлектива КОСМ основное внимания сосредоточило на тех микрорайонах, в которых проживало меньшее, чем в 4-ом микрорайоне количество активистов КОСМ. Члены агитколлектива жили, в основном, во 2-ом и 3-ем микрорайонах.

4. Позицией директора школы N999, где проходило голосование избирателей 4 микрорайона. Директор школы была настроена против КОСМ и не содействовала участковой комиссии по проведению референдума.

5. «Усталостью от политики» жителей 4-го микрорайона. Пикеты, сходы, митинги, выборы уже надоели населению, в наибольшей мере пострадавшему от недостатка транспорта и неблагоприятной экологической обстановки. «Ничего не исправишь!» - решили многие из них, когда прошла митинговая «эйфория» и наступила фрустрация, как утреннее похмелье после веселой вечеринки.

Итак, в 1989 г. уровень поддержки КОСМ в Братеево находился в пределах 51,3% - 72,9% избирателей. Примерно 1/5 часть избирателей, голосующая по призыву КОСМ, по отдельным вопросам не поддерживала позицию активистов комитета. Эту часть братеевцев можно отнести к электоральной базе внутрикомитетской оппозиции.

Развитие электоральной базы КОСМ произошло в ходе избирательной кампании по выборам народных депутатов 1990г. В это время в Братеево шла борьба не между «демократами» и «коммунистами», а между представителями новых структур - большинством и меньшинством КОСМ.

Группа С.Друганова выдвинула по микрорайону 14 кандидатов в депутаты районного Совета (из них 6 были безальтернативны, т.е. не было других кандидатур в округе). Три кандидата в депутаты райсовета были выдвинуты братеевцами, сторонниками С.Друганова, за пределами Братеево.

Внутрикомитетская «оппозиция» выдвинула по микрорайону 2 кандидатов в депутаты райсовета и 3 кандидатов - вне Братеево. В Моссовет сторонники большинства КОСМ выдвинули 3 кандидатов (в т.ч. одного безальтернативного) и одного кандидата в депутаты РФ по территориальному округу - самого С.Друганова. Выдвижение почти всех кандидатов проходило на собраниях жителей Братеево. Лишь 5 кандидатов в райсовет были выдвинуты конференцией предприятий Братеево и собранием трудового коллектива детского сада. «Оппозиция» выдвинула своих кандидатов от природоохранных организаций.

Большинство КОСМ поддержало избирательный блок «Демократическая Россия», наиболее популярный тогда блок в Москве.

Сторонники С.Друганова агитировали по национально-территориальному округу за избрание депутатом РФ Л.Пономарева, лидера «ДемРоссии». В то же время, блок поддержал жителей Братеево печатной продукцией, листовками. В поддержку лидера КОСМ С.П.Друганова высказался популярный в то время народный депутат СССР С.Б.Станкевич.

В результате голосования (в марте и мае 1990 г.) большинство КОСМ получило 15 мест в райсовете, 3 мандата в Моссовете и одного Народного депутата РФ. Внутрикомитетская «оппозиция» получила одно место в райсовете (победа была одержана, но не в Братеево).

Это был блестящий результат, позволяющий говорить почти об абсолютной поддержке КОСМ в микрорайоне в 1990г. Однако выборы в народные депутаты Красногвардейского райсовета по району в целом показали, что ситуация была не столь хороша для КОСМ. Например, в соседнем с Братеево микрорайоне Борисово, по результатам выборов из кандидатов в депутаты райсовета, поддержанных КОСМ, 4 одержали победу на выборах и составили тем самым 50% ТДГ Борисово. Один депутат райсовета и Моссовета одновременно (В.Буковников) был избран от «оппозиции», То есть уже в ближайших к Братеево микрорайонах КОСМ отражал мнение не двух третей, а примерно половины избирателей.

В 1991 году, в ходе президентских выборов электоральная ситуация в Братеево претерпела некоторые изменения. КОСМ призывал братеевцев голосовать за Бориса Ельцина. 12 июня 1991 г. в ходе президентских выборов в Братеево за него проголосовало 17166 человек (76,3% участников голосования). На второе место вышел Н.Рыжков, набравший 1660 голосов (7,4% принявших участие в выборах). Третье место уверенно занял В.Жириновский, набравший 867 голосов (3,9%). По одному из избирательных участков он обошел Н.Рыжкова и занял вторую позицию (6% голосовавших!). Четвертым оказался А.Тулеев (2,9%), а поддержанный «Памятью» А.Макашов - пятым (2,6%). Наконец, почти «фоновым» с 2,1 % голосов последним в Братеево на финиш предвыборной гонки пришел В.Бакатин. Это говорит о том, что в 1991 г. в микрорайоне у КОСМ сохранялась электоральная база равная примерно 2/3 активных избирателей.

У КПСС, представленной Тулеевым и Рыжковым, электоральная поддержка была чуть выше 1/10 активных избирателей. Реально «третьей силой» была ЛДПР. Самое удивительное, что «разрешенный экологический бунт» в Братеево не породил сильную экологическую партию.

Однако абсолютные цифры показывали сокращение электоральной базы КОСМ (см. диаграмму 2).

Диаграмма 2.

Динамика сокращения электоральной поддержки КОСМ Братеево.

(численность голосующих по призыву КОСМ) "За" вариант КОСМ в ходе референдума о застройке Братеево "За" Б.Ельцина в ходе выборов Президента 1989 Таким образом, электоральная база КОСМ Братеево, которая составляла в 1989 году почти три четверти избирателей, уже через два года значительно сократилась. Однако даже в условиях сокращения электоральной базы, комитет был способен влиять более чем на половину избирателей микрорайона.

В целом, мы видим, что массовая опора КОСМ – двойственна.

Социально-возрастная опора КОСМ очень узкая. В ее основе - люди среднего и старшего возраста, переживающие депрессию и готовые участвовать в «разрешенном бунте» как способе снять депрессивное состояние.

В то же время электорально КОСМ мобилизовал протестных избирателей, число которых в микрорайоне было весьма велико, но быстро сокращалось.

Причины этого сокращения проанализируем ниже.

Какова основная причина сокращения электоральной базы КОСМ?

Чтобы понять это явление проанализируем агитационную тактику комитета по политической мобилизации населения.

Впервые вопрос о специальной разработке агитационной тактики КОСМ встал в 1989 году в ходе избирательной кампании по выборам народных депутатов СССР. Тогда перед небольшим агитационным коллективом КОСМ встала сложная задача - методом устной агитации, обходя квартиры, агитировать уже не только жителей микрорайона, а огромного избирательного округа. Задача требовала новой технологии агитации. И такая технология была разработана [51].Технология была рассчитана на агитацию в малом коллективе за короткий срок. Вместо индивидуальной агитации, была предложена агитация на лестничных клетках, что ускорило работу агитаторов. Был разработан сокращенный агитационный материал и инструкция агитатору (это была первая подобного рода инструкция в Москве), главным пунктом которой было требование не вступать в полемику. Это также ускорило работу агитаторов. Жителей первых и последних этажей зданий (где невозможно исправить протечки потолков квартир или убрать «дикую» автостоянку перед окнами квартиры) рекомендовалось не затрагивать прямой агитацией. Были разработаны рекомендации по агитации в среде неформальных ветеранских «клубов по интересам» - бабушек, отдыхающих на скамейках у подъездов домов. Была попытка активизировать «сарафанное радио», апробированную в Братеево систему распространения слухов в микрорайоне. В контрпропагандистских листовках акцентировалось внимание на том, что В.Дикуль и А.Попов - директора («подогревалось» протестное настроение избирателей против «начальства») и то, что В.Дикуль - циркач (следовательно - несерьезная фигура для органов власти). Подчеркивалось, что КОСМ Братеево поддерживает Б.Н.Ельцина, то есть является «командой» последнего, и не поддерживает «навязываемых» народу кандидатур. Тем самым создавалось впечатление, что, вроде бы, и суперпопулярный тогда в Москве Б.Н.Ельцин настроен против А.Попова и В.Дикуля. Сторонники В.Дикуля в газете «Московский комсомолец» назвали листовки агитколлектива КОСМ Братеево «демагогическими и провокационными».

В зоне активной деятельности агитколлектива КОСМ был поставлен своеобразный всесоюзный рекорд голосования против всех кандидатов. В среднем, в Братеево 40% участвовавших в голосовании (а по некоторым участкам до 50% голосовавших) вычеркнули всех кандидатов. Это было показателем высокого уровня мобилизации электората КОСМ, явной победой его актива.

В ходе проведения агитационной кампании 1990 г., братеевцам удалось усовершенствовать тактику и технологию агитационной работы [52]. Была создана концепция «полезной» листовки, усовершенствована тактика «листовочной войны», широко использовалась петиционная кампания, налажены «союзнические», блоковые связи. Расскажем об этом подробнее.

Во время агитационной кампании 1990 г., когда избирателю предлагали прочесть десятки, а то и сотни вариантов разных листовок, наступало его быстрое переутомление от избытка политической информации. В этих условиях агитколлектив КОСМ предложил дополнять текст листовки минимально «полезной» информацией, напрямую не связанной с выборами, но, в то же время, подчеркивающий определенные черты образа кандидата в депутаты. Такие листовки избиратель сразу не выбрасывал, а иногда - хранил. Например, распространялись листовки содержащие, наряду с фамилиями кандидатов, т.н. «экологические» телефоны, - телефоны СЭС, Москомприроды, Госкомгидромета, скорой помощи при отравлении газом и жидкостями. Это напоминало избирателю, за что выступают кандидаты КОСМ, пробуждало технофобские настроения и создавало хороший фон для прямой агитации.

При этом, естественно, развернулась тотальная «листовочная война» - массовое уничтожение настенных листовок и плакатов оппонентов.

Несмотря на то, что руководители избирательной кампании КОСМ рекомендовали не срывать листовки «оппозиции», заверяя, что иногда важнее что-то подчеркнуть в листовке, дать комментарий к ней, «листовочная война» принимала причудливые формы. Например, один из кандидатов в депутаты райсовета от большинства КОСМ, увидев на территории «своего» избирательного округа активиста «оппозиции», сказал ему: «Сейчас я гуляю с собакой два часа. Если за это время, хотя бы одна моя листовка будет сорвана - я набью тебе морду». Листовки остались целы.

Правда, основа контрпропаганды большинства КОСМ была более цивилизованной.

Как правило, она заключалась в доведении до абсурда идей оппонентов. Радикальных экологистов – «оппозиционеров» представляли противниками технического прогресса, говорили избирателям: «Выберете их - будете на телеге ездить вместо автомобиля и при лучине жить. Трудновато, зато экологически безопасно». Кандидата в депутаты РФ от блока «Патриотическая Россия» оппонента кандидату от КОСМ называли шовинистом.

В ходе прямой агитации, активисты большинства КОСМ широко использовали петиционную кампанию - сбор подписей за установку в микрорайоне кабельного телевидения, тем самым побуждая избирателей поддержать часть позитивной программы КОСМ, «поставить свою подпись» с тем, чтобы впоследствии «отдать свой голос».

В целом, такая тактика приносила сиюминутные победы, но стратегически она была порочной, так как в ее основе лежал банальный обман части избирателей. Подобная система манипуляции общественным мнением содействовала созданию аморальной и лживой политической системы. В этом мы и видим основную причину оттока избирателей от КОСМ. В результате применения активистами КОСМ манипуляционной тактики массовой мобилизации населения, многими людьми была потеряна возможность принимать коллективные решения, адекватные ситуации, а как следствие этого появились проявления социальной фрустрации, неудовлетворенность результатами собственного голосования. Это, в свою очередь, привело к разочарованию в КОСМ и сокращению его электоральной базы.

Как развивалось взаимодействие КОСМ с местными органами представительной власти в условиях однопартийной политической системы до 1990 г.?

Для ответа на этот вопрос проанализируем итоги 7 и 9 сессий Красногвардейского районного совета, в ходе которых остро встал вопрос о развитии микрорайона Братеево.

7 сессия Красногвардейского районного Совета народных депутатов, посвященная проблемам экологии района была созвана в декабре 1988 г. В ходе сессии констатировалось, что на территории района и в непосредственной близости к нему находятся 29 промышленных предприятий, загрязняющих воздух и воду. Годовая сумма выбросов этих предприятий составляла 3003 т. Ущерб воздушному бассейну района оценивался в 1,49 миллиона рублей, а водному - 4,4 миллиона рублей (что в совокупности в ценах 1989 г., по нашим подсчетам, составило порядка 5, млн. долларов).

На сессию были представлены предложения Комитета самоуправления Братеево по нормализации экологической ситуации в районе, часть которых была принята Советом.

Сессия приняла решение о создании в районе ряда природоохранных структур: научно-технического Совета по экологии, группы анализа природоохранной информации, отдела охраны окружающей среды исполкома. Было решено усилить контроль экологических паспортов предприятий, внутрипроизводственных учетов выбросов, а также предложено ГАИ района усилить контроль выхлопных газов транспортных средств. Была сформулирована просьба к исполкому Моссовета об увеличении мощности Чертановского мусоросжигающего завода (а значит об ослаблении нагрузки на Бирюлевский завод, расположенный в Красногвардейском районе), завершении ввода в эксплуатацию очистных сооружений в Коломенском, вынесении подъездных путей коксохимического завода за пределы МКАД.

Сессией не были приняты предложения КОСМ Братеево о созыве специальной сессии Моссовета по вопросам экологии и перепрофилировании МНПЗ. Вопросы о застройке резервной зоны к югу от Братеево были перенесены на следующую сессию.

Результаты 7 сессии райсовета были расценены активистами КОСМ как полумеры. Больше всего их раздосадовал перенос на следующую сессию вопроса о застройке резервной зоны - основного для жителей Братеево.

26 апреля 1989 г. вниманию 9-ой сессии Красногвардейского райсовета ХХ созыва, были представлены итоги местного референдума в Братеево.

Однако они не произвели серьезного впечатления на депутатов. Во многом согласившись с позиции КОСМ о необходимости озеленения микрорайона, строительстве школ и библиотеки, зоны отдыха, прокладке ЛЭП под землей и т.п., сессия в решении «О застройке резервной зоны, прилегающей с юга к микрорайону Братеево» пошла навстречу не жителям Братеева, а институту Генплана г.Москвы. Сессия поддержала идею строительства в Братеево 2 фабрик легкой промышленности. Промзону было решено не ликвидировать, а сократить, т.е. отодвинуть ее границу на 750 м., сократить на 1/3 площадь метродепо, расположить полиграфкомбинат за рекой Городня (а не до нее), а также снизить классификацию скоростной магистрали. В качестве «шумозащитного экрана» вдоль трассы запланировали строительство гаражей, в том числе многоэтажных. Последнее было серьезной победой братеевских «гаражников».

То есть все принципиальные предложения КОСМ Братеево районным Советом народных депутатов были отвергнуты, за исключением предложений «партии автомобилистов».

Как развивалось взаимодействие КОСМ с местными органами исполнительной власти?

Наша источниковая база показывает, что внешне относительная неудача КОСМ в отношениях с райсоветом формально компенсировалась налаживанием хороших связей активистов-братеевцев с исполкомом совета.

Но реальные отношения КОСМ Братеево с исполкомом Красногвардейского райсовета и исполкомом Моссовета были очень сложными.

В сентябре 1988 г., благодаря переговорному процессу между активом создаваемого тогда КОСМ с органами власти района и города, появились на свет решения исполкома Красногвардейского райсовета от 14 сентября 1988г.

«О ходе выполнения решения N3336 от 24.04.88 «О социально-бытовых условиях в микрорайоне N2 Братеево» и решение исполкома Моссовета N 2131 от 16.09.88 «О неотложных мерах по благоустройству и озеленению микрорайонов N2, N3 и N4а Братеево», предусматривающие усиление работ по озеленению микрорайона.

Примерно через год, 30 августа 1989г. исполком райсовета принял решение N 7433 «О передаче в порядке эксперимента функций заказчика по благоустройству микрорайона КОС Братеево». Согласно этому решению, КОСМ становился заказчиком на работы по благоустройству и озеленению микрорайона. Он имел право использовать для этого целевые средства райсовета, которые поступали подрядчикам после выполнения работы, на основании акта сдачи-приемки, подписанного представителем КОСМ, со счета райфинуправления, минуя расчетный счет КОСМ. В 1989 г. на благоустройство Братеево был выделен 1 миллион рублей. ПРЭО освоило 330 тысяч рублей, а КОСМ - 393 тысяч рублей. Оставшиеся средства (около 18 тысяч рублей) осваивались КОСМ в 1990 г., согласно решению исполкома райсовета N643 от 24 января 1990г. «О выделении ассигнований на благоустройство в 1990 г. Комитету общественного самоуправлению микрорайона Братеево».

28 февраля 1990г. исполком райсовета принял очень выгодное для КОСМ решение N1867 «О работе Комитета общественного самоуправления микрорайона Братеево по использованию финансовых средств», согласно которому КОСМ переданы остатки от неиспользованных в 1989 г. средств (94 тысячи рублей), а также 1490 тысяч рублей целевых средств на благоустройство микрорайона.

Наконец, в феврале 1990 г. было принято одно из самых удивительных решений исполкома Моссовета. Это было решение N614 «О дополнительных мерах по нормализации экологической обстановки в Красногвардейском районе, повышению комплексности застройки микрорайона Братеево».

Решение предусматривало строительство 19 объектов социально-бытового назначения в микрорайоне, прокладку ЛЭП под землей и проведении комплексной геоэкологической экспертизы на территории резервной зоны, т.

е. включало целиком многие требования КОСМ Братеево.

В чем была причина такой щедрости исполнительной власти в начале 1990г.? На наш взгляд, она состояла в том, что и в исполкоме райсовета, и в Моссовете понимали, что уже в марте 1990 г. будет изменен практически целиком депутатский корпус. Ожидалось и изменение исполнительной власти. В этих условиях уходящая «старая» номенклатура делала одновременно и «подарок» братеевскому КОСМ, и закладывала бюрократическую «мину» под «новую» номенклатуру. Она подписывала финансово необеспеченные документы, предоставляя активистам КОСМ возможность «выколачивать» деньги из органов власти нового созыва, прекрасно понимая, что такие большие средства за короткий срок на развитие одного микрорайона огромного мегаполиса ни одна власть не в состоянии выделить. Так исполнительной властью района сознательно закладывалась основа будущего конфликта КОСМ с райсоветом и Моссоветом. В действительности, выделенные решением исполкома райсовета N1867 средства в размере 1 490 тысячи рублей, конечно же, КОСМ Братеево выделены не были, а из 19 объектов социального и бытового назначения, строительство которых предусматривалось решением исполкома Моссовета N614, было построено лишь 4, да и то к 1994 г.!

Таким образом, местные органы власти до 1990 г. или игнорировали основные требования КОСМ или использовали связь с КОСМ в интересах борьбы за господство в городе.

С 1989г. на территории г.Москвы начал проводиться масштабный номенклатурный государственно-правовой эксперимент. На наш взгляд, он был рожден братеевской «революцией». Условно можно назвать этот эксперимент «прокофьевским», по фамилии секретаря МГК КПСС Ю.Прокофьева. Проанализируем цели эксперимента.

Необходимых для анализа документов и материалов бюро МГК КПСС и протоколов заседания Совмина СССР у нас нет. Полагаем, что автор этой работы вряд ли мог их достать. Поэтому, реконструируем события, проходившие в Москве со времени окончания братеевских событий (осень 1988г.) до принятия Исполкомом Моссовета «Примерного положения об общественном самоуправлении», до лета 1989г.

Уже осенью 1988 г. активистам номенклатурных организаций (ТПО, домкомов и т.п.), а также депутатскому корпусу районного уровня и сотрудникам аппаратов исполкомов райсоветов, Моссовет предложил проанализировать подготовленный в МГК КПСС и Мосгорисполкоме (согласованный, скорее всего, с ЦК КПСС) проект «Примерного положения об общественном самоуправлении микрорайона на территории районного совета г.Москвы». В нашей источниковой базе этого документа нет, но сохранилось письмо председателя домкома N 40, секретаря ТПО КПСС Черемушкинского района Кольцова В.И., в организационно-инструкторский отдел Моссовета. По письму можно судить об идеях Моссовета и о реакции номенклатурного актива на них.

В письме В.И.Кольцов предлагает:

1. Выделить КОСМ финасовые средства, пропорционально количеству жителей района;

2. Усилить роль председателей СТК (реально - представителей директорского корпуса) в КОСМ;

3. Усилить руководящую роль КПСС.

В.Кольцов рассматривал КОСМ, как помощника ТДГ, а председателя ТДГ, как председателя КОСМ. И, вообще, он считал, что КОСМ должен выполнять функции Совета общественных организаций микрорайона. Таким образом, видимо Моссовет, хотел видеть новую организацию финансово малообеспеченной, слабо связанной с директорским корпусом, стоящей отдельно от ТДГ (так было в Братеево). Большинство же представителей номенклатурных общественных организаций, видимо, рассматривали орган общественного самоуправления, как финансово сильную структуру, состоящую из представителей домкомов, СТК и общественных организаций (по типу СОМ Ворошиловского района).

В источниковой базе настоящей работы сохранились также документы, которые демонстрируют теоретико - правовую апробацию идеи КОСМ:

• Проект временного положения о Совете самоуправления микрорайона (ССМ) Черемушкинского района. Проект не датирован. Датируется нами по атрибутике серединой 1989 г.;

• Проект положения о Комитете самоуправления микрорайона РЭУ- Тимирязевского района (март 1989 г.);

• Информационное письмо ТДГ N10 депутатам Тимирязевского райсовета (26.01.89 15.04.89);

• Проект положения о Совете общественного самоуправления микрорайона (СОСМ) Первомайского района. Автор - председатель Совета домкомов Слонимская Э.С., 1989 г.;

• Проект гражданского Совета самоуправления микрорайона (ГССМ) Первомайского района. Автор - Степанов Г.Я. (13.04.89);

• Проект положения о Совете самоуправления микрорайона (ССМ).

Автор - депутат Первомайского райсовета Жохов А.И. ( 10.04.89);

• Проект положения о Совете общественного самоуправления микрорайона (СОСМ). Автор - оргинструкторский отдел Первомайского райсовета (апрель-май 1989 г.).

Анализ этих документов показывает следующее:

22.10.88 ХХ сессия райсовета Тимирязевского района приняла решение о формировании территориального общественного самоуправления.

На основании этого решения в феврале-марте 1989 г. ТДГ N10 разработала проект Положения о Комитете самоуправления микрорайона (КСМ) N10 и разослала его с сопроводительным письмом всем депутатам райсовета.

Проект предполагал создание в микрорайоне структуры с широкими совещательными функциями на срок равный сроку полномочий райсовета, которая могла выполнять представительские функции и работу по благоустройству микрорайона, воспитанию молодежи, решению экологических проблем, проведению спортивных состязаний в микрорайоне, организации центров научно-технического творчества. КСМ должен был осуществлять планирование развития микрорайона, вести работу по охране общественного порядка и информированию жителей. Проект содержал риторику о «внедрении» при содействии КСМ «в быт советских традиций».

Предполагался двухступенчатый порядок формирования КСМ (жители района, трудовые коллективы и ТДГ избирают собрание представителей, а оно, в свою очередь, избирает КСМ). Норму представительства при выборах собрания представителей определял исполком райсовета. Любые изменения в учредительных документах также утверждал исполком. КСМ должен был получать для своих нужд 1 - 2% от квартплаты жителей микрорайона, 3% от доходов жилищно-эксплуатационных организаций, спонсорскую поддержку от «шефов» (после согласования с СТК шефских организаций), часть прибыли кооперативов (после согласования с исполкомом райсовета). КСМ имел право собирать взносы и вести хозрасчетную деятельность, для чего получал права юридического лица. Бюджетного финансирования КСМ не предполагалось.

Вообще, как видим, в проекте широко использован опыт КОСМ Братеево. Роль исполкома также была велика. Райсовет практически не упоминался. Не предусматривалось создание ревизионной комиссии, что наталкивает на мысль о возможностях «перекачки» средств исполкома через КСМ, минуя райсовет (так использовался опыт СППК Ленинского района).

В Черемушкинском районе в начале 1989г. был разработан Проект временного положения о ССМ, который носил рекомендательный характер и предлагался вниманию ТДГ, ТПО КПСС и СТК. Эти организации получали право созвать конференцию с участием жителей и избрать из их числа ССМ на срок полномочий ТДГ. ССМ наделялся полномочиями для выполнения представительской работы, работы по ремонту и эксплуатации зданий, контроля за РЭУ, участия в аттестации руководителей предприятий, обслуживающих микрорайон, охране природы, озеленению, благоустройству микрорайона, воспитанию молодежи, охране памятников, помощи ветеранам, многодетным семьям, сиротам, а также формированию народных дружин (ДНД и ДПД). Такой ССМ смог бы вести свою деятельность на следующие средства: 1 - 2% отчислений от квартплаты жителей микрорайона, 3% отчислений от доходов РЭУ, взносов, самостоятельно заработанных денег (для этого ССМ должен был получить статус юридического лица), а также, по согласованию с исполкомом, доли поступлений от кооперативов, расположенных в районе и шефских взносов от предприятий микрорайона (по согласованию с СТК этих предприятий). Структурно ССМ мог создавать комиссии по направлениям работы. В проекте не оговаривалась процедура ликвидации ССМ и формирования ревизионной комиссии (опять-таки наталкиваемся на мысль о влиянии идеи СППК!).

В 1989 г. райсовет Первомайского района предложил активистам ТПО и домкомов сформулировать предложения по организации самоуправления.

Эти предложения свелись к социальной риторике, идеям по созданию Совета общественных организаций микрорайона, а также к мыслям о создании мини-райсовета, объединяющего ТДГ и депутатские производственные группы (ДПГ) под руководством ТПО. В то же время, в оргинструкторском отделе Первомайского райсовета был создан проект положения о СОСМ, предполагавший создание этих структур в границах, определяемых райсоветом сроком на 2,5 года. Учредительная конференция СОСМ должна была проходить по той же схеме, что и в проекте Черемушкинского района, однако в Первомайском районе был определен возрастной ценз - 16 лет и снят ценз оседлости при выборах члена СОСМ. Задачи, статус и структуру СОСМ определяли так же, как и в Черемушкинском районе. Однако проект Первомайского райсовета предусматривал возможное назначение СОСМ начальника РЭУ, формирование его штата, порядка оплаты труда и премирования. Предусматривалось, что СОСМ может организовать ярмарки, аукционы, выставки на территории района. При этом не оговаривался процент отчислений от квартплаты на нужды СОСМ и не предусматривалось регулярное бюджетное финансирование СОСМ. Основой его финансирования предполагались взносы, займы, кредиты, спонсорские пожертвования, самостоятельно заработанные СОСМ деньги, а также доходы от лотерей.

Подводя итог, заметим, что в Черемушкинском и Первомайском районах в ходе обсуждения идеи создания органов территориального общественного самоуправления (ОТОС) между активистами номенклатурных организаций и аппаратами райсоветов возникла своеобразная дискуссия - что создавать: структуру, подобную СОМ (как в Ворошиловском районе) или КОСМ (как в Братеево). В результате - либо не создавалось ничего (как в Первомайском районе), либо создавались рекомендации для номенклатурных организаций по созданию ими ССМ, которые воспринимались лишь как информация (как в Черемушкинском районе).

Для нашего анализа огромное значение имеет практическая работа по созданию экспериментальных КОС до июня 1989 г. Наша источниковая база содержит материалы Перовского, Бауманского, Октябрьского, Кировского, Калининградского, Краснопресненского, Гагаринского, Куйбышевского, Киевского районов, где до июня 1989 г. были созданы «сверху» экспериментальные Советы (комитеты) общественного самоуправления. В большинстве этих районов набирало силу экологическое движение, например, движение в защиту Лосиного острова в Куйбышевском районе, или жилищное движение (на Арбате, Киевский район).

Рассмотрим масштабы экспериментов по созданию КОС в этих районах, а также где, зачем и как они создавались.

Оргкомитеты (ОК) по созданию Советов общественного самоуправления (СОСМ) были созданы в Октябрьском и Калининском районах. В Калининском районе в 1988 г. РК КПСС и исполком райсовета организовал инициативную группу по созданию органа территориального общественного самоуправления с учетом предложений ТДГ N 12. Суть предложений заключалась в создании Совета самоуправления на базе студгородка МЭИ - отдельно стоящего комплекса с интеллектуальным населением. Власти района приняли решение о создании экспериментального Совета самоуправления студгородка на срок с 1 сентября 1989г. по 1 апреля 1990г. (фактически на срок учебного года).

Более долгосрочный эксперимент по созданию СОСМ в масштабах одного микрорайона проводился в Перовском, Куйбышевском, Краснопресненском и Киевском районах.

Эксперимент в масштабах двух микрорайонов проводился в Гагаринском районе. Правда, реально этого эксперимента почти не было.

Только на бумаге были созданы 2 КОСМ (ниже будет приведено объяснение как это происходило).

Наконец, эксперимент в масштабах района проходил в Бауманском и Кировском районах. Там в каждом микрорайоне или крупном жилом массиве был создан Совет самоуправления. В Бауманском было создано 6, а в Кировском - 4 органа территориального общественного самоуправления.

Таким образом, до июня 1989 г. в двух районах Москвы были созданы только ОК СОСМ. В 4-х районах было создано по одному СОСМ.

Территорию 2-х районов Москвы СОСМ охватили полностью. Всего было создано 14 КОСМ, т.е. масштабы проведения эксперимента были невелики.

Во всех анализируемых случаях СОСМ создавались, как правило, в границах зон обслуживания РЭУ, кроме Краснопресненского и Кировского районов, где соответственно возникли СОСМ в границах крупного жилого массива или в границах квартала. Законодательно границы были определены районными Советами в Кировском и Гагаринском районах. В остальных случаях решения о границах КОСМ не было. Указывалось лишь то, что такой-то орган самоуправления создается на территории такого-то микрорайона. Где проходят границы микрорайона, и что такое микрорайон в учредительных документах КОСМ не оговаривалось.

В Бауманском районе, где в числе руководителей района был Н.Н.Гончар, Советы самоуправления (СС) рассматривались как органы, координирующие работу домкомов, ТПО, ТДГ и общественных организаций, т.е. как СОМ в Ворошиловском районе. СС создавались на базе домкомов.

Первоначально (в 1988г.) планировалось предоставить им только консультативные функции, но позже СС были предоставлены права для ведения работы по планированию социально-экономического развития микрорайона, просветительской деятельности, работы по сохранению жилого фонда и экологической работы. Реально главным вопросом для СС было решение проблемы расселения жителей, проживающих в ветхих строениях и коммуналках. Техническими вопросами сноса домов и реконструкции СС, естественно, не занимались, будучи лишь дополнительными «ходатаями» перед властями «за права» переселенцев, выполняя функцию правозащитной жилищной организации. Какое-либо финансирование для ведения своей хозяйственной и организационной деятельности они получили лишь через год (летом 1989 г.), а право на самостоятельную хозрасчетную работу лишь в 1990 г.

В Киевском районе был создан КОСМ Арбат на базе общественного центра «Наш Арбат». Главной проблемой, которую пытался решить КОСМ Арбат, была проблема смягчения для жителей микрорайона социальных последствий реконструкции территории Арбата и «нашествия» кооператоров, «лиц свободных профессий» на первую в Москве пешеходную зону. КОСМ Арбат являлся тоже чем-то вроде правозащитной жилищной организацией. Правда, в силу бурного развития рыночных отношений в центре города, его функции серьезно изменились.

В Краснопресненском районе Совет самоуправления квартала (ССК) Пресня был создан на основе домкома ЖСК. Функционально он занимался благоустройством микрорайона, озеленением, установкой домофонов, проведением субботников, охраной правопорядка (ДНД), информированием жителей, воспитательной работой с молодежью (организация кружков) и решением локальных экологических проблем.

На основе экологической группы, протестующей против застройки заповедника Лосиный остров, был создан КОСМ Северное Гольяново в Куйбышевском районе. Здесь ситуация была аналогичной братеевской.

В Перовском районе (Председателем райсовета которого до 1990 г. был В.П.Шанцев) в конце 1988 г. - начале 1989 г. было разработано Положение о самоуправлении, согласно которому, «с учетом предстоящих изменений в политической системе советского общества», на территории РЭУ N Перовского района проводился эксперимент по созданию СОСМ.

Эксперимент был рассчитан на 1 год (до выборов 1990г.). СОСМ создавался на базе домовых комитетов самоуправления (ниже будет дан более детальный анализ этого), куда входили представители домкомов, общественных организаций и ТДГ. Финансирование СОСМ находилось на счету РЭУ, а руководил СОСМ исполком райсовета.

В Гагаринском районе было создано два КОСМ - Никулино и Матвеевское. КОСМ Никулино были предоставлены совещательные функции, но в учредительных документах не был определен механизм реализации этих функций. КОСМ Матвеевское функционально предназначалось для благоустройства микрорайона, решения информационных и консьюмеристских проблем его жителей. Ему не было предоставлено финансирование для решения этих проблем, а главное - не были проведены выборы членов КОСМ. Только в 1990 г. решением исполкома райсовета были назначены (а не выбраны) члены КОСМ Матвеевское из числа депутатов ТДГ.

В начале 1989 г. в 3-х микрорайонах Гагаринского района (Тропарево, Раменки, Университетский проспект), видимо, под влиянием освещения СМИ событий в Братеево, возникли инициативные группы по созданию КОСМ. Ни одной из них до середины 1989 г. не удалось зарегистрировать свои организации. Противодействие районных властей, на наш взгляд, объяснялось тем, что жители Тропарево и Университетского проспекта требовали широких полномочий для своих КОСМ, видя в них органы, руководящие РЭУ. Например, в Тропарево требовали передачи прав КОСМ на утверждение сметы и состава РЭУ, а на Университетском проспекте хотели РЭУ передать КОСМ как исполнительный орган. В Раменках этого не требовали, но и этот КОСМ долгое время не регистрировали, видимо, «за компанию». Осенью 1989 г., под «нажимом сверху» КОСМ Раменки-2 был зарегистрирован, но в его учредительных документах отсутствовал реальный механизм влияния жителей микрорайона на КОСМ, иначе как через ТДГ.

Кроме того, была заложена очень высокая норма правомочности учредительной конференции КОСМ - 2/3 делегатов, что сводило на нет возможность его быстрого и беспроблемного возникновения.

Итак, КОСМ, возникшие по инициативе «сверху» в период между осенью 1988 г. и летом 1989 г. представляли собой, в одном случае, попытку властей структурировать независимое жилищное и экологическое движение (как это было в Бауманском, Киевском и Краснопресненском районах). В другом случае - «мероприятие для отчетности», проводимое «под нажимом сверху», и при явным неодобрении районных властей, которые либо противодействовали созданию КОСМ (Гагаринский район), либо создавали их под своим жестким контролем (Перовский район). Отдельно ниже будут проанализированы, каким образом создавались КОСМ в Кировском районе.

При этом реально полномочия КОСМ не ограничивались. Создавалось впечатление, что им говорят: «Возьмите столько власти, сколько сможете!».

В Гагаринском районе, в учредительных документах КОСМ Матвеевское предполагались двухступенчатые выборы, но механизм этих выборов не оговаривался (выше было отмечено, что на самом деле до 1990 г.

КОСМ создан не был). В Кировском, Бауманском и Гагаринском (КОСМ Никулино) также предполагались двухступенчатые выборы. Конференция представителей микрорайонов, трудовых коллективов, общественных организаций и ТДГ выбирала орган общественного самоуправления. Правда, в Никулино депутаты ТДГ участвовали в конференции на общих основаниях без особой квоты. Те, кто не проживали в микрорайоне, не имели право быть избранными в орган общественного самоуправления, если не работали на его территории (Никулино) или не были депутатами (Бауманский район). В Кировском районе таких ограничений не существовало.

В Перовском районе предполагались даже не двух, а трехступенчатые выборы СОСМ. В Краснопресненском районе КОСМ не выбирался, а формировался из представителей советов самоуправления домов. В Киевском районе КОСМ Арбат был избран на собрании уполномоченных от домов и ТПО КПСС.

Так или иначе - при создании КОСМ до 1989 г. господствовали идеи не всеобщего и не прямого избирательного права. Более того, в некоторых районах предполагалось не избирать, а формировать орган общественного самоуправления. В условиях, так называемой перестройки, такие ограничения, видимо, были неспроста.

Районные власти пытались жестко контролировать КОСМ. Каким образом они это делали? Проанализируем опыт создания КОСМ в Перовском районе.

Как было отмечено выше, в 1988 г. в Перовском районе было разработано Положение о самоуправлении, которое содержало идею создания абсолютно управляемых со стороны исполкома райсовета СОСМ.

Финансы этих СОСМ находились на счету РЭУ. Наряду с перестроечной риторикой в учредительных документах СОСМ провозглашалась недемократическая система выборов (даже не двух, а трехступенчатая) - собрание - домовой комитет самоуправления - СОСМ (КОСМ). Такая система позволяла политическому руководству района безоговорочно контролировать СОСМ. Главным звеном системы был домовой комитет самоуправления (ДКС). ДКС должен был избираться на 5 лет общим собранием жителей, достигших 16 лет, и состоять из 3 - 7 человек. Ему передавались основные полномочия КОСМ (контроль за РЭУ и магазинами, организация субботников, содействие депутатам, просветительская деятельность и работа по воспитанию молодежи) и выдавались финансовые средства КОСМ. Судя по сохранившемуся проекту Положения о КОС Косино-Рудаково-Кожухово, в Перовском районе, были идеи формирования КОС в границах больших жилых массивов (как в Кировском районе), но от них отказались. КОСМ создали в микрорайонах. По указанной выше схеме (условно назовем ее ДКС-СОСМ) в начале 1989 г. был создан экспериментальный КОСМ-17.

Однако слабое кадровое и финансовое обеспечение не позволили ДКС стать реальной политической силой на уровне микрорайона. И в 1989 г.

руководство района частично отказывается от идеи развития ДКС, начиная программу «Экополис». Несмотря на еще более радикально демократическую, «экологическую» риторику, принятую под влиянием идеологов программы из МГУ, самоуправленченская модель «Экополиса» вообще не предполагала прямого участия жителей микрорайона в избрании КОСМ. КОСМ формировался на конференции представителей домкомов, общественных организаций, СТК и ТДГ.

ТДГ входила в КОСМ по должности. Исполком выделял штатного сотрудника. Такой экспериментальный «Экополис» был создан в июне г. в Новокосино из ТДГ, представителей МГУ (идеологов этой системы) и шефов - Косинского производственно-трикотажного объединения. При создании «Экополиса» было особо оговорено его участие в выборных мероприятиях (см. Устав СОСМ Новокосино (п.2.2.)). В отличие от системы ДКС-СОСМ, у «Экополиса» были более широкие полномочия. Он получил права не только контроля за магазинами и РЭУ, организации субботников и воспитательно-просветительские функции, но и полномочия по благоустройству, охране правопорядка и защите прав потребителей, а совместно с райсоветом - по планированию, обследованию жилого фонда, согласованию выделения нежилых помещений для коммерческих структур и участию в аттестации руководителей предприятий, обслуживающих микрорайон. Особо говорилось об участии в реализации наказов избирателей и правах жителей при переменовании улиц и площадей. По сравнению с ДКС-СОСМ при выборах «Экополиса» был повышен возрастной ценз с 16 до 18 лет.

В противовес номенклатурным моделям КОС, в 1989 г. Перовской организацией «Народное действие» (частью Московского народного фронта (МНФ)) был разработан популистский проект положения о КОС. Это был публичный декларативный документ, главной целью которого было приобретение популярности у избирателей, путем противопоставления МНФ районным властям. Нам в этой ситуации интересно, что инструментом противостояния выбран проект о КОС, а как часть имиджбилдинга - полемика о самоуправлении. Итак, если в программе «Экополис» и ДКС СОСМ провозглашалась 2-х или 3-х ступенчатая система выборов, то «Народное действие» говорило о прямых выборах КОС. В программе «Экополис» и ДКС-СОСМ возрастной ценз был установлен в 18 лет, а «Народное действие» понизило его до 14 лет. «Экополис» и ДКС-СОСМ декларировали руководство общественным самоуправлением со стороны исполкома и райсовета. «Народное действие» заявляло, что «КОС яляется коллективным членом МНФ», а «участие в КОС представителей РК КПСС, исполкома райсовета и РК ВЛКСМ определяется по общим для всех жителей района основаниям» [53]. Наконец, если у «Экополиса» и ДКС-СОСМ была относительно разработанная финансовая база для осуществления своих функций, то «Народное действие», практически, не уделяло этой стороне работы самоуправления внимания.

Развернувшаяся полемика вокруг КОС в Перовском районе выявила неразработанность критериев границ КОС, их собственности, финансовой базы, роли ТДГ и системы выборов в органы общественного самоуправления.

Благодаря этой полемике, при создании «Экополисов» в микрорайонах Ухтомское и Вешняки в начале 1990г. была четко ограничена территория, в Ухтомском оговорена коллективная собственность населения на объекты социально-бытового назначения и благоустройства, КОС дано юридическое лицо, определено финансирование, а главное - произошел отказ от 3-х ступенчатой системы выборов и введена 2-х ступенчатая при участии в конференции по выборам КОС (наряду с общественными организациями, СТК и ТДГ) граждан. Была определена норма представительства (1 делегат от 15 жителей) и возрастной ценз (активное избирательное право - с 16 лет, пассивное с 18 лет).

Заметим, что спустя некоторое время после выборов райсовета нового созыва, в районе создается еще несколько СОСМ. В апреле 1990 г.

утверждены уставы СОС в 9,12, и 18 микрорайонах, а в июле 1990 г.

создаются СОСМ Владимирский и Перовский. Из уставов исчезают слова о социализме, но появляются ссылки на всеобщую декларацию прав человека.

В Уставе СОСМ 9 в качестве одной из целей ставится «пресечение пропаганды насилия и порнографии через видеофильмы». Исчезает понятие «шефы». Выделяется зона совместной компетенции райсовета и СОСМ18 и 12. Особо оговаривается роль Совета народных депутатов по руководству СОСМ 9. Заявляется, что «СОСМ 9 действует совместно с ТДГ, не подменяя ее». Так райсовет открыто декларирует власть над СОСМ и пытается «отбить» их у реального политического руководства района в лице РК КПСС и исполкома.

При этом 3-х ступенчатая система выборов сохраняется в учредительных документах СОСМ 9 и 18. Однако в уставах СОСМ, подготовленных в 1989г., но принятых райсоветом в июне 1990 г.

ликвидируются квоты для общественных организаций при выборе КОСМ.

Для СОСМ 9 и СОСМ18 четко оговаривается, что такое ДКС и где он создается («в доме или части дома, где проживает не менее совершеннолетних жителей»). То есть СОСМ, по существу, «выводятся» из «зоны влияния» райкома КПСС.

Материалы органов общественного самоуправления Кировского района г.Москвы в полной мере и очень ярко продемонстрировали, как «сверху» создавались КОС.

9 января 1989г. первый секретарь Кировского РК КПСС В.М.Анохин направил Председателю исполкома Моссовета В.Т.Сайкину и секретарю МГК КПСС Ю.С.Карабасову письмо о необходимости создания не советов микрорайонов, а региональных советов крупных жилых массивов. В эти региональные советы должны были войти представители ТДГ, ТПО КПСС и общественных организаций (в том числе «неформальных»). Среди причин создания подобных органов В.М.Анохин особо выделял следующие:

1. «Местный эгоизм» небольших ТДГ, «замыкающихся на уровне ДЭЗов», т.е. отсутствие стратегического мышления у райсоветовского депутатского корпуса;

2. Бесправие районных властей при использовании отчислений от квартплаты, при распределении финансовых средств предприятий, передаваемых для работы среди населения;

3. Бесконтрольность работы педагогов-воспитателей;

4. Отсутствие единства ТДГ и ТПО КПСС;

5. Влияние «неформальных» групп.

Главной задачей региональных советов В.М.Анохин считал содействие социально-экономическому развитию района, решение вопросов экологии и организацию досуга жителей. К письму прилагалась справка Председателя исполкома райсовета А.Ф.Поддубского о проблемах «расширения самоуправления». В справке главной причиной создания региональных советов называлось усиление влияния «неформалов» на население района в ходе выборов Народных депутатов СССР. Но особо А.Ф.Поддубский останавливался на финансировании региональных советов, предлагая перечислять им 1-2% от квартплаты, 3% доходов жилищно эксплуатационных организаций, 50 тысяч рублей от исполкома на развитие спорта, 4 ставки педагогов-воспитателей, а также разрешить советам собирать взносы, получать займы и кредиты. В справке также говорилось, что уже создано 4 инициативных группы по созданию региональных советов (в Медведково, Бибирево, Отрадное и центральной части района).

Нам неизвестна реакция Ю.С.Карабасова на предложения лидеров Кировского района. Что же касается В.Т.Сайкина, то он 12 января 1989г.

поручил своим заместителям А.С.Матросову и Ю.А.Белякову проанализировать указанные предложения и доложить проект ответа. Ответ нам также неизвестен. Скорее всего, он был положителен, так как в начале 1989 г. в Кировском районе образовались ТСД - территориальные советы депутатов, состоящие из ТДГ и ПДГ. Это был шаг к созданию региональных советов. Было принято райсоветом Положение о ТСД.

8 апреля 1989г. сессия Кировского райсовета приняла проект Положения о региональных советах. Проект подчеркивал экспериментальный характер новообразования, его временные рамки – «до выхода законодательства о местном самоуправлении». Проект особо оговаривал руководящую роль райсовета в создании и функционировании региональных советов. Райсовет создавал региональные советы, определял их границы. В состав региональных советов должны были войти представители СТК предприятий, обслуживающих район, ТДГ, общественных организаций и жителей. Выборы планировались проводить по двухступенчатой схеме. Функционально региональные советы должны были контролировать выполнение депутатских наказов, экологическую ситуацию в районе, проведение работ по благоустройству, охране памятников, воспитанию молодежи, благотворительности, научно-техническому творчеству, организации досуга населения, ДНД и ДПД. При этом полномочия регионального совета носили рекомендательный характер по всем вопросам, кроме благоустройства спортплощадок, детских площадок, автостоянок, гаражей, базаров. Региональные советы могли также принимать участие в госприемке объектов на «своей» территории и аттестации руководителей предприятий, обслуживающих район.

Для реализации своих полномочий региональным советам должны были передаваться следующие финансовые средства: 1-2% от квартплаты, 3% от доходов РЭУ и часть внебюджетных денег исполкома. Региональные советы получили права на сбор взносов, хозрасчетную деятельность, получение кредитов, займов, проведение лотерей.

17 мая 1989г. первый секретарь Кировского РК КПСС направил Председателю исполкома Моссовета информационное письмо о работе по созданию региональных советов самоуправления. В письме описаны функции региональных советов и говорилось о программе PR этих органов (тогда это называлось «идеологической работой»). В рамках этой программы 05.04.89 была проведена встреча руководства райкома КПСС с редакторами районных газет. После встречи, в многотиражных газетах предприятий района: «За Красное знамя», «Борец», «За передовую технику», - появились статьи о развитии территориального общественного самоуправления. Был выпущен также спецвыпуск районной газеты. Вышли из печати плакаты, листовки, открытки, то есть основные агитационные стилевые элементы. В универсамах и салонах автобусов звучала соответствующая фонограмма.

Были оформлены стенды. Информационно-аналитические структуры райкома и исполкома райсовета анализировали реакцию жителей.

Информационное письмо произвело хорошее впечатление на руководителей исполкома Моссовета. Заместитель Председателя исполкома Ю.Виноградов наложил резолюцию: «Изучить опыт района. Использовать для практики самоуправления в городе. Нужна проблемная статья по Кировскому району в «Московской Правде».

Так на примере Кировского района мы видим алгоритм создания органов общественного самоуправления «сверху»: представителями районной номенклатуры излагалась идея, она одобрялась «сверху», затем проводились подготовительные мероприятия, создавались необходимые структуры, развивались системы PR, проводилось «отслеживание» реакции населения и обеспечивался контроль со стороны вышестоящих руководителей. Позже руководители Кировского района неоднократно предлагали свою модель лидерам московских районов, но номенклатурные «вожди» не приняли идею создания региональных советов.

Итак, накануне выборов в райсоветы весной 1990 г. МГК КПСС при помощи всесоюзных органов начал проводить политический эксперимент по изменению системы управления городом и, видимо, по привлечению симпатий электората. Целью эксперимента являлось номенклатурное управление независимыми экологическими и жилищными общественными формированиями, создающимися структурами гражданского общества, фактически - подавление низового протестного движения.

Во время избирательной кампании 1990 г. вне районов серьезной активности КОСМ (Братеево, Арбат, Пресня, Гольяново) идея ТОС практически никем не использовалась. Нами проанализированы листовки кандидатов в народные депутаты Моссовета по Черемушкинскому, Советскому, Первомайскому районам, 17 кандидатов в народные депутаты РСФСР (кроме Братеево), 6 кандидатов в Черемушкинский райсовет. Только 5 кандидатов в депутаты Моссовета и райсовета упоминали о ТОС. (В нашей выборке это - Ковалев А.А., Телушкин А.Н., Татаринов И.В., Капул В.Я., Харичев И.В.). Все, кроме В.Капула, - сторонники движения «Демократическая Россия». При этом реально никто из них на КОС не опирался. Да и «боролись» они за то, что уже было фактически «завоевано» ТОС - за передачу функций по благоустройству, озеленению, ремонту жилого фонда, организации досуга жителей, контролю за торговлей в микрорайонах КОСМ.

В Красногвардейском районе после 1990 активисты КОСМ стали депутатами местных органов власти. Какова была парламентская тактика КОСМ? Для ответа на этот вопрос проанализируем состав Красногвардейского районного совета и материалы его первой сессии ХХ созыва.

Из 200 мест Красногвардейского районного совета было занято депутатами - 189. По остальным округам выборы не состоялись.

В ходе выборов Председателя Совета на 1 сессии выявился расклад сил внутри районного парламента. Примерно 35-43% составляли сторонники первого секретаря РК КПСС А.Ф.Капустина, 18-21% голосовало за представителей КОСМ Братеево (в Председатели райсовета баллотировались Г.Зулумян и С.Друганов), 13-16% голосов набрали сторонники КОСМ Бирюлево и их лидер майор химических войск А.В.Сорокин. Примерно 10% (назовем их условно «болото») голосовали за иные кандидатуры. На сессии регулярно отсутствовало 20-25% от состава депутатов. Для избрания Председателя необходимо было 50,5% голосов депутатов. Такого большинства не было ни у одной группировки. Видя парламентский тупик, ТДГ Братеево согласилась на переговоры с РК КПСС и, как бы, вошла «младшим партнером» в коалицию с райкомом. В результате А.Ф.Капустин был избран Председателем райсовета, а братеевская фракция получила должности заместителя председателя райсовета, председателя мандатной комиссии, председателя планово-бюджетной комиссии, председателя комиссии по развитию самоуправления, сопредседателя комиссии по торговле и секретаря жилищной комиссии. Представители КОСМ Братеево были также членами комиссий райсовета по законности и правопорядку, по информации, по экологии, по промышленности. При этом основной рабочий орган Совета - Президиум был сформирован из представителей территориальных депутатских групп, и представители Братеево получили соответственно всего одно место. Благодаря этой своеобразной победе у братеевцев появились дополнительные «рычаги влияния» на исполком райсовета, поэтому последний 06.06.90 утвердил «Положение о финансово хозяйственной деятельности КОСМ Братеево».

В Моссовете члены КОСМ Братеево получили должность Председателя комиссии по развитию самоуправления и работе с местными советами. Представители КОСМ вошли в комиссии горсовета по законности и правопорядку, а также в комиссию по торговле. С.П.Друганов стал Председателем подкомитета по развитию общественного самоуправления комитета по работе с советами и развитию самоуправления Верховного Совета РСФСР.

Так в 1990 г. была создана своеобразная «братеевская вертикаль», связывающая КОСМ Братеево и председателей комиссий по развитию самоуправления Красногвардейского райсовета (В.Кузьмина, члена КОСМ), Моссовета (Г.Зулумяна, члена КОСМ) и подкомитета Верховного Совета (С.Друганова, члена КОСМ), что позволило КОСМ оказывать влияние на городское и республиканское законодательство о территориальном общественном самоуправлении.

В 1990 был разработан, а 6 июня 1991г. принят Закон РФ «О местном самоуправлении в Российской Федерации». Раздел VI, глава 10 этого закона регулировала всю систему территориального общественного самоуправления населения (ТОС). Статья 80 описывала систему ТОС - сходы, местные референдумы, КОС. Граница КОСМ, по мнению авторов Закона, должна устанавливаться райсоветом. Статьи 81, 82 декларировали право райсовета на созыв схода и конференции жителей микрорайонов. Закон предполагал возможность прямых и двухступенчатых выборов КОСМ. Правомочность прямых выборов определялась явкой 50% избирателей + 1, конференции - 2/ делегатов, а схода - 50% жителей микрорайона. Пассивный избирательный ценз при выборах КОСМ устанавливался с 16 лет. Инициативная группа по созданию КОСМ, согласно закону, должна была внести свои предложения в райсовет и согласовать с ним сроки и порядок выборов КОСМ, а также - норму представительства для делегатов конференции по созыву КОСМ, порядок формирования избиркома (при прямых выборах) и порядок выдвижения кандидатов в члены КОСМ. Расходы на проведение выборов мог взять на себя райсовет. Статья 83 Закона определяла, что райсовет и местная администрация передают полномочия ТОС по управлению территорией микрорайона. Согласно Закону, КОСМ мог обладать правом юридического лица. Экономическая деятельность КОСМ заключалась в создании кооперативов, предприятий и организаций, осуществлении прав заказчика на работы по благоустройству, строительству и ремонту, а также участии в кредитовании.

Фактически Закон описывал братеевский опыт ТОС 1989 - 1990 г.г.

Закон не определял критерии границ микрорайона, не определял, что такое микрорайон, чем сход жителей отличается от конференции жителей, что КОСМ может делать самостоятельно, а что - совместно с райсоветом. В Законе не были определены понятия: бюджет КОСМ, собственность КОСМ.

Естественно, в условиях, когда де-факто такая собственность уже существовала, и даже шла борьба за ее перераспределение, недочеты законодательства порождали в среде активистов общественного самоуправления правовой нигилизм, неуважение к Закону «О местном самоуправлении».

Таким образом, «братеевская вертикаль» активно действовала в высших органах государственной власти. Но у нее был один недостаток – она способствовала отрыву избранных в представительные органы власти членов КОСМ от избирателей. С получением депутатских мандатов братеевские лидеры, естественно, не получили никаких инструментов для воплощения в жизнь своих идей. У лидеров КОСМ по прежнему отсутствовал профессиональный исполнительный аппарат, при этом рядовые активисты комитета уже испытывали огромную усталость, попросту «выдыхались». Не было денег на реализацию основных функций КОСМ. Но статус лидеров комитета вырос, степень интегрированности во властные структуры возросла. И результат не замедлил сказаться - началось превращение КОСМ как «паравласти» в КОСМ как псевдовласть, то есть начала складываться ситуация, когда организация, даже обладая всеми атрибутами власти, не в состоянии реализовывать свои решения. Это тоже содействовало сокращению электоральной базы сторонников КОСМ.

Что показал наш анализ становления территориального общественного самоуправления? Он показал, что в условиях быстрого создания базиса капиталистического хозяйства «сверху», смены форм и характера управления государством, начала формирования буржуазии, «войны законов» и конфликта М.Горбачёва и Б.Ельцина, в начале 1988 г. в Москве на районном уровне был начат эксперимент по трансформации политической системы в микрорайонах и передаче денег из районных бюджетов в негосударственные структуры. Подобный эксперимент мог бы зачахнуть из-за слабости идеологической базы, кадровой необеспеченности и финансовых трудностей, если бы не одержавшее победу протестное движение в московском микрорайоне Братеево, летом 1988 года. Именно в Братеево соединились модернизационное движение «сверху» - создание СОМ и СППК, – и протестное движение «снизу» - выступление против строительства промзоны, - и породили принципиально новую форму общественной активности – комитет общественного самоуправления микрорайона (КОСМ).

Этому событию предшествовало складывание в этом микрорайоне социально-технологических, социально-психологических и субъективных причин для развития крупномасштабного кризиса:

1. Промышленная зона и жилые микрорайоны строились с нарушением существующего градостроительного и санитарного законодательства.

В строящихся микрорайонах не создавались объекты социальной инфраструктуры;

2. Уже существующие промышленные предприятия серьезно загрязняли воздушную среду микрорайона и влияли на здоровье жителей;

3. Возникли аномические соседства офицеров, многодетных, «лимитчиков»;

Возникло мощное диффузное соседство алкоголиков;

Возникли оборонные соседства «гаражников» и «огородников»;

4. Представители этих соседств были подвержены серьезному социальному стрессу, связанному с развитием уличной преступности, плохой работой общественного транспорта и переполненными школами;

5. Представители этих сообществ были подвержены технофобии, которую актуализировали слухи и листовки, распространяемые по микрорайону. В силу отсутствия телефонов и слабой уличной телефонизации, в Братеево была создана уникально благоприятная среда для распространения слухов;

6. Жители конца 3 и 4 микрорайонов Братеево обладали большим организационным потенциалом и были более состоятельные, более мобильные новоселы, нежели остальные братеевцы. Это был своеобразный «средний класс», очутившийся в «клоаке» - самом неблагоприятном месте депрессивного микрорайона Братеева.

Возникновение социального конфликта в Братеево условно разделено нами на два этапа, в основном, согласно степени организованности протестующих и степени радикализации конфликта. На первом этапе братеевцы пытались в письмах выразить свое недовольство сложившейся в микрорайоне ситуацией, на втором – пошли на открытое противостояние с властями и создали орган для борьбы с властями, в этом смысле – антивласть – Совет инициативных групп. Это был идеальный орган антивласти, орган для организации «разрешенного властями бунта» - несанкционированных, но и не запрещенных сходов, пикетов, собраний, а также проведению субботников (в некотором смысле, тоже «бунт»). Особую роль в «разрешенном бунте» играли митинги-сходы.

Состав акторов митинга-схода как социально-ролевой игры включал:

1. активных участников митинга, членов «дружины героя», 2. пассивных участников митинга, 3. союзников митингующих 4. шпильбрехеров.

Каждый из этих акторов действовал по своему четко определенному алгоритму, выполнял свою задачу в рамках игры.

В ходе проведения митингов-сходов создавалась обстановка эйфории, которая позволяла мобилизовывать актив протестного движения для выполнения решений Совета инициативных групп. Сам же совет под конец своей деятельности начал выполнять представительскую функцию по отношению к властям. Однако этот орган был совершенно неприспособлен к длительному взаимодействию с органами власти, не обладал той легитимностью, которую требовали от него органы государственной власти и управления. Требования участников братеевского протестного движения носили рыночный, буржуазный характер и способствовали интеграции России в мировой рынок. Эти требования реализовывал КОСМ, структура, которая по своему статусу представлял собой общественную организацию с широкими совещательными правами находящуюся под общим руководством райсовета, созданную для решения вопросов социального развития Братеево.

Структура КОСМ была создана и «под задачи» без учета кадрового обеспечения, и «под активистов» без учета конкретных задач. Реальные межличностные связи братеевцев оказывали огромное влияние на работу КОСМ. В составе КОСМ реально работали либо чрезвычайные временные структуры, либо органы, базирующиеся на идеях тотального контроля. для решения текущих вопросов проходили раз в неделю. Структура Комитета самоуправления напоминала структуру поселкового Совета народных депутатов, где конференция КОСМ соответствовала сессии, заседание КОСМ - заседанию Президиума Совета, а Координационный Совет выполнял роль исполкома. Спецслужбы если не руководили комитетом напрямую, то прекрасно были осведомлены о процессах, происходящих в руководящих органах КОСМ, как структуры, осуществляющей «разрешенный бунт».

Говоря языком А.Фурсова и Ю.Пивоварова, КОСМ был «властью вообще», то есть был «паравластью».

КОСМ занимался, в основном, решением вопросов, связанных с распоряжением собственностью, торговлей и представительством в органах власти. Экологические проблемы для КОСМ были второстепенными. В то же время, экологические проблемы и вопросы озеленения микрорайона Братеево постоянно обсуждались на заседаниях комитета. Актив КОСМ проводил массовые политические кампании. Некоторые – впервые в истории СССР. В Братеево был проведен первый в СССР местный референдум о застройке микрорайона. Его результаты КОСМ попытался лоббировать как законодательную инициативу.

По предлагаемой П.Бурстейном, Р.Айнвонером и Дж.Холландером шкале реакции политической системы на вызов со стороны, КОСМ как актор, на которого должна была реагировать политическая система прошел на тот момент две первые стадии из шести – КОСМ получил доступ к институциональным каналам политического участия (1 стадия) и доступ к влиянию на повестку дня органа государственной власти (2 стадия) [54].

Массовая опора КОСМ была двойственна. Его социально-возрастная опора очень узкая. В ее основе - люди среднего и старшего возраста, переживающие депрессию и готовые участвовать в «разрешенном бунте» как способе снять депрессивное состояние. В то же время электорально КОСМ мобилизовал протестных избирателей, число которых в микрорайоне было весьма велико, но быстро сокращалось. Причину этого мы видим в применении активистами КОСМ манипуляционной тактики массовой мобилизации населения. Манипуляции привели к тому, что многие люди не были удовлетворены результатами собственного голосования. Это привело к разочарованию в возможностях КОСМ.

До 1990 г. все принципиальные предложения КОСМ Братеево районным Советом народных депутатов были отвергнуты, за исключением предложений «партии автомобилистов». Местные органы власти или игнорировали основные требования КОСМ или использовали связь с ним в интересах борьбы за господство в городе. После 1990 г. ТДГ Братеево согласилась на переговоры с РК КПСС и вошла «младшим партнером» в коалицию с райкомом. Это помогло создать своеобразную «братеевскую вертикаль», связывающую КОСМ Братеево и председателей комиссий по развитию самоуправления Красногвардейского райсовета, Моссовета и подкомитета Верховного Совета, что позволило КОСМ оказывать влияние на городское и республиканское законодательство о территориальном общественном самоуправлении. Согласно уже упомянутой шкале реакции политической системы на вызов со стороны, КОСМ как актор социального протеста на тот момент вышел на 3 и 4 стадию – принятие благоприятного для актора закона (3 стадия) и «результативную чувствительность», ситуацию, при которой благоприятный закон начинает выполняться ( стадия). В западных политических системах это укрепляет актора протеста, но в российской это привело к отрыву избранных в представительные органы власти членов КОСМ от избирателей и превратило КОСМ из органа паравласти в орган псевдовласти. КОСМ остановился в своем развитии.

История политического движения 1988-1990 г.г. в Братеево демонстрирует, как «снизу» создавался орган «антивласти» и позже модернизировался «сверху» в орган «паравласти» - Комитет общественного самоуправления - структуру типа поселкового совета. При модернизации у него исчезли, в первую очередь, функции осуществляющие организацию «разрешенного бунта» (пикетов, митингов, субботников). А активисты КОСМ, начинавшие свою деятельность в 1988 г., как противники «властей» (в первую очередь, как противники РК КПСС) уже в 1990 г. стали фактически их парламентскими союзниками, по крайней мере, на уровне райсовета, что положило начало превращению КОСМ в псевдовластный орган.

В целом, из конфликта в Братеево, который мог бы быть решен в рамках существовавшей тогда политической системы, в силу кризиса верхов и развития социально-ролевой игры получился конфликт, способный разрушить эту систему и создавший своеобразное общественное самоуправление. При этом подчеркнем, что мы отрицаем исключительно экологический характер протестного движения в Братеево. Мы считаем экологизм этого движения незначительным и базирующимся, в основном, на технофобии. При этом актив КОСМ очень быстро прошел все стадии гражданской активности, выявленные О.Яницким при изучении советского и российского экологического движения. От информативной и реактивной стадии в 1988г., через коммуникативную и реализаторскую в 1989, до рефлексивной, самоиндентификационной и проектной в 1990г. [55].

Развитие КОСМ Братеево, его трансформация из органа антивласти в псевдовластную структуру не могла не вдохновлять тех представителей реального политического руководства страны, которые содействовали развитию структур подобного рода. Братеевский опыт был положен в основу «Примерного положения об общественном самоуправлении на территории районного совета народных депутатов г.Москвы», утвержденного 22 июня 1989г. исполком Моссовета, рекомендаций расширенного бюро МГК КПСС по проблемам самоуправления 27 сентября 1989г., а также постановления Совета Министров СССР N39 от 12 января 1990г. «О проведении в Москве, в 1990г. экспериментальной отработки механизма хозяйствования на основе самоуправления и самофинансирования». Целью эксперимента являлось управление независимыми экологическими и жилищными общественными формированиями, создающимися структурами гражданского общества, фактически - подавление низового протестного движения. КОСМ стали главным инструментом номенклатурного эксперимента. После перечисленных выше решений властей по всей Москве начали «тиражироваться» комитеты самоуправления. В конце 1989 г. их было 30, а к весне 1990 г. стало 127, то есть наблюдался рост в 4 раза.

Все это происходило накануне весенних выборов 1990 года в районные советы, когда популисты в Москве уже развернули свою агитационную машину против МГК КПСС. Их победа на выборах в райсоветы была неминуемой. В этих условиях политическое руководство города стало рассматривать КОСМ уже как альтернативу райсоветам и поэтому в разгар избирательной кампании (27 февраля 1990г.) исполком Моссовета принял решение N377, в котором райсоветам предоставлялось право давать КОСМ статус юридических лиц, передавать объекты районного подчинения в коллективную собственность КОС и содействовать формированию их бюджета. КОСМ получали права согласования планов социально экономического развития районов, согласования выделения нежилых помещений арендаторам, проведения работ по благоустройству микрорайонов.

Но самоуправление развивалось в то время не только на территории, но и на производстве. Подчинялось ли оно выведенному нами алгоритму?

2.3. Становление производственного общественного самоуправления в форме забастовочных комитетов.

Рассмотрение протестного движения в угольной отрасли и возникновение на базе протестных структур, забасткомов органов общественного самоуправления – репрезентативно и показательно не столько для изучения экономического, сколько – политического развития страны. В 1989-1991 гг. шахтеры стали локомотивом и символом протестного движения. Связано это, пожалуй, с тем, что шахтёр с давних времён - самая романтизированная рабочая профессия. В России всегда были популярны «шахтёрские» песни («Спят курганы тёмные», «Чёрное золото», «Коногон»).

Из шахтерской среды появились на свет легенды об А.Стаханове, способствовавшие развитию особой системы труда в СССР, системы «ударников» (можно назвать эту систему трудовым энтузиазмом, можно – потогонной). Советская пропаганда постоянно подчёркивала, что шахтёры - элита якобы правящего в стране «рабочего класса». Поэтому в политической борьбе 1988 – 1991 гг. стало принципиально важным – на чьей стороне шахтёры. При этом мы, как свободные от подобной романтики исследователи, хотим отметить, что именно шахтёры - самая подконтрольная спецслужбам группа населения. В шахтёрских трудовых коллективах очень большой процент составляют люди, недавно освободившиеся из мест заключения, так называемая «вольняшка» или «синие», которые состоят на профучёте в органах внутренних дел. А среди этих людей, в свою очередь, немало тех, кто, отбывая наказание и желая сократить свой срок или условия заключения, активно сотрудничал с администрацией исправительно трудовых учреждений, с МВД и КГБ. То есть среди шахтёров велик процент прямой агентуры спецслужб, бывших так называемых «лагерных стукачей».

Из-за отсутствия достоверной и репрезентативной источниковой базы, мы не можем определить масштабов российских забастовок на начальной стадии, то есть в конце 80х – начале 90х годов. Известно лишь, что с января по март 1989 г. в шахтерских регионах прошло 11 забастовок, а с января по август 1989 г. потери рабочего времени в РСФСР из за забастовок составили 1073,9 тысяч человеко/дней [56]. Однако ответить на вопрос о динамике массового забастовочного движения мы можем.

Какова была динамика массового забастовочного движения?

Первая массовая забастовка предприятия в нашей стране прошла с 4 по 8 апреля 1989 г. в поселке Талнах (город-спутник Норильска). Забастовало тысяч шахтеров. Из них около тысячи не вышли на поверхность и провели подземную забастовку. Остановились 4 рудника: «Октябрьский», «Маяк», «Комсомольский» и «Таймырский». Несмотря на то, что через три дня после начала забастовки администрация предприняла все меры для удовлетворения экономических требований горняков, еще 7 апреля 594 шахтера продолжали акцию протеста под землей.

Первая массовая региональная забастовка состоялась в Кузбассе в июле 1989 г. Тогда за неделю с 10 по 17 июля из 648724 трудящихся области, работающих на 589 предприятиях, 225340 участвовало в забастовке предприятий [57]. Ущерб от забастовки составил 65,6 миллиона рублей [58].

17 июля 1989 г. шахтеров Кузбасса поддержали горняки шахты «Хальмер Ю» и Печорского угольного бассейна, объявившие забастовку солидарности.

А через три недели, 5 августа 1989 г. забастовали все 13 шахт Воркуты [59].

То есть в современной России потребовалось всего три месяца, чтобы забастовочное движение перешло от уровня массовой забастовки на предприятии к массовой забастовке в границах региона.

Каковы были суточные масштабы кузбасской забастовки?

Определить это сложно. Сборник «Шахтерское движение» явно преувеличивает ее размах, а книга «Забастовка: вынужденная мера защиты законных прав, но тот ли это путь?» - преуменьшает. Интересно сравнить данные этих изданий (см. таблицу 10.) Таблица 10.

Динамика количества бастующих предприятий и рабочих Кемеровской области в июле 1989 г.

Сведения о количестве Сведения о количестве бастующих бастующих предприятий по Рабочих по разным источникам разным источникам Забастовка: Шахерское Забастовка: Шахерское Дата вынужденная движение: вынужденная движение:

мера защиты документальные мера защиты документальные законных и аналитические законных прав, и аналитические прав, но тот материалы но тот ли это материалы ли это путь? / М,1992, т.1, путь? / М,1992, т.1, с.8 /М,Профиздат с.8-18 /М,Профиздат,1,1989,с.102 989,с. 10 1 1 934 н/д 11 10 Н/д 15 900 н/д 12 96 18 26 710 20 13 107 52 47 010 55 14 61 103 57 710 73 15 134 125 111 125 112 16 146 143 140 310 140 17 158 166 177 682 181 18 137 123 150 610 140 19 91 63 64 015 61 20 35 35 33 690 34 Анализ таблицы говорит, что за сутки в забастовке в Кузбассе принимало участие не менее 140 тысяч рабочих и не менее 158 предприятий одновременно. Это – огромный размах забастовки.

Первая общероссийская отраслевая политическая забастовка прошла в стране весной 1991г. спустя всего восемь месяцев после всекузбасской стачки [60]. Эта была мощная забастовка шахтеров с требованием реорганизации Советского Союза и заключения нового союзного договора.

Каковы были результаты и динамика этой забастовки? Где она началась?

1 марта 1991г. шахтеры производственного объединения «Красноармейскуголь» (УССР) «возобновили» «прерванную» в 1989г.

забастовку в связи с тем, что правительства УССР и СССР не заключили с ними генеральное тарифное соглашение [61]. Кроме того, шахтеры требовали повысить зарплату и заключить новый союзный договор между так называемым «центром» и Украиной. Последнее требование фактически совпадало с сепаратистскими устремлениями украинской номенклатуры и национальных радикалов, поэтому требования бастующих поддержали националисты на всей территории республики. Сначала бастовало 4 шахты Донбасса, но позже число бастующих предприятий на Украине выросло до 54.

Одновременно с Донбассом «в забастовку» «легла» Караганда. шахты Казахской ССР забастовали с теми же требованиями, что и на Украине, и при аналогичной поддержке националистов. То есть забастовка началась вне России при активной поддержке противников СССР как централизованного государства. Но она быстро перекинулась на российскую территорию.

2 марта забастовали 2 смены на воркутинских шахтах «Октябрьская» и «Воркутинская», а также прошла 4-х часовая забастовка в Подмосковном угольном бассейне. Забастовка быстро вышла за границу угольных регионов страны. 3 марта забастовали горняки Норильска, а также машиностроители и сталевары Брянской области (Брянский машиностроительный, Брянский сталелитейный и Бежецкий сталелитейный заводы).

Российские шахтеры ждали решения горняков Кузбасса. И вот 4 марта «лег» Кузбасс. В тот же день забастовала Ростовская область. Российские шахтеры фактически поддержали сепаратистские требования националистов и правящей номенклатуры Украины и Казахстана, потребовав роспуска Верховного Совета СССР и отставки Президента СССР. 5 марта телеграмма с требованиями шахтеров была официально отправлена в Кремль.

7 марта начал бастовать Печорский угольный бассейн. 7-8 марта «легло» 9 шахт. Не присоединились к забастовке шахты «Воргашорская», «Аяч-Яга», «Южная», «Хальмер Ю». Но 9 марта 1991г. забастовали и они.

Однако забастовку прекратили шахты: «Октябрьская», «Центральная», «Юр Шор» и «Юнь-Яга». Вскоре прекратила забастовку шахта «Воргашорская». шахты города Воркуты работали, но уголь не отгружали. При этом общее число бастующих шахт достигло 114. Остановились полностью 92 шахты.

В то же время в Москве на Манежной площади началась голодовка представителей стачкомов.

Забастовка расширялась: 17 марта «легла» шахта «Заполярная» (Воркута).

20 марта «легли» в забастовку 4 из 5 шахт Инты. 1 апреля Председатель Президиума Верховного Совета СССР А.И.Лукьянов направил бастующим телеграмму, в которой запрещал забастовки. Ответ не заставил себя ждать. В тот же день «легла» шахта «Северная» (Воркута), а 3 апреля вновь «встала» «Воргашорская».

3 апреля полномочные представители бастующих угольных коллективов подтвердили свои политические требования - отставка Президента СССР, роспуск союзных органов, подписание нового союзного договора.

К концу апреля требования бастующих были удовлетворены. Начался «новоогаревский процесс», попытка создания нового союзного договора.

Начался раздел собственности Союза ССР. Предприятия горно-рудной промышленности начали переход из союзной юрисдикции под республиканские. СССР был нанесен смертельный удар. Забастовка окончилась победой. Что касается самих шахтеров, то 19 апреля прекратили забастовку шахтеры Ростовской области, 27 апреля - шахтеры Воркуты. Примерно тогда же заработали и остальные шахты (пока существовавшего) Союза ССР.

Итак, спустя всего 11 месяцев после первой массовой забастовки на российском предприятии, состоялась общероссийская политическая забастовка, в результате которой был дан серьезный импульс для окончательной дезинтеграции СССР.

Еще раз повторим – всего три месяца потребовалось в 1989 году рабочему движению в России, чтобы пройти путь от организации массовых забастовок на предприятии до организации массовых забастовок в масштабах региона. И всего восемь месяцев, чтобы перейти от массовой забастовки в регионе к общенациональной политической забастовке.

То есть динамика развития шахтерского забастовочного движения в изучаемый период говорит либо о высокой сознательности и организованности рабочего класса, что оспаривают почти все серьезные исследователи, либо о том, что забастовочное движение конца 80х – начала 90х только по своей форме было стачечным движением. Может быть, по своей сути оно было чем-то иным. Чем? Ответить на этот вопрос невозможно без анализа объективных и субъективных причин забастовок.

Каковы причины забастовок?

Мы выделяем социально-технологические, социально-психологические и субъективные причины.

а) Социально-технологические причины.

Каковы социально-технологические причины забастовок?

Не надо доказывать, что шахтерский труд – один из самых тяжелых и опасных. Однако мало кто знает, что большинство российских шахт – или «детища» первых пятилеток, или «наследие царизма». Есть шахты, которые существуют с 1897 года, например, «Судженская» в Кузбассе. Оборудование многих шахт несовременное. Залегание угольных пластов на значительной части шахт России крутое, добыча угля зачастую немеханизированная. Не менее трети российских шахт относятся к категории неперспективных и, по сложившимся представлениям, являются кандидатами на закрытие. В годы «застоя» эти шахты содержались только по социально-политическим причинам. Практически все шахтоуправления в середине 80х имели недокомплект кадров. Молодежь считала, что лучше в «никуда», чем в шахтеры. Поэтому мы утверждаем, что главная социально-технологическая причина забастовок в том, что сама отрасль угледобычи в стране технологически отсталая, неэффективная. В такую отрасль ни один лидер страны с середины 80х не планировал серьезные инвестиции.

б) Социально-психологические причины.

Каковы социально-психологические причины забастовок?

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.