WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«disciplinae Д. И. Латышина ИСТОРИЯ ПЕДАГОГИКИ ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ МЫСЛИ Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших ...»

-- [ Страница 2 ] --

С магией слова были связаны и обрядовые песни;

описывая изоби лие, довольство, они призывали их в реальную жизнь. В песнях — по желаниях, величаниях воспевались неправдоподобное благополучие, иде альные семейные отношения. С такими пожеланиями обходили дворы колядовщики на святках, во время масленицы, первого выгона скота.

«Выполняющие такой обход выступали не скромными просителями-ни коллективом людей, совершающих магический обряд, который должен был вызвать желаемое в будущем»1, — считает А.Ф.

Поэтому ватага колядовщиков не просила смиренно и покорно, а тре бовала угощения.

Земледельческие праздники давали крестьянину ощущение полного слияния с природой.

Виды праздников. Первыми возникли праздники, связанные с земле дельческим календарем славян, — календарные, которые начинались в де кабре и заканчивались осенью, с завершением уборки урожая.

Затем, с принятием Русью христианства, появились праздники цер (православные). В праздничные дни верующие были обязаны по сещать церковь для общей молитвы, а по выходе из нее — совершать богоугодные дела и поступки, С принятием христианства появились и особые праздничные дни, посвященные святым, чудотворным иконам, событиям священной исто рии. Многие из них совпадали по датам с древнеславянскими календар ными праздниками. Так, Пасха слилась с продолжительными праздне ствами, включающими жертвоприношения и магические обряды, призванными обеспечить обильный урожай и приплод скота;

Рождество Круглый Русский земледельческий календарь. С 14.

1. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) Христово — с древнеславянским праздником, посвященным зимнему солнцевороту;

праздник Ильи Пророка — с культом древнего Перуна;

Успение, приходящееся на период завершения жатвы, совпало с древ ними празднествами по этому поводу и т.п. И не спешили славяне рас ставаться со своими хороводами, песнями и плясками, ряженьем, игра ми вокруг костров, что не одобряла церковь. Хотя церковь не только обличала, но даже расправлялась физически с участниками «бесовских игрищ», она так и не смогла полностью вытеснить из жизни древние верования, обряды и обычаи.

Сравнивая праздники и обряды, выполнявшиеся во время их прове дения, можно заметить, что многие компоненты их совпадают, повторя ются некоторые действия, употребляются одни и те же поэтические фор мулы. Все это исходило из мировоззрения земледельца, все действия и помыслы которого были направлены на одно — вырастить и сохранить урожай, обеспечить сохранность скота. Поэтому и во время святок, в мас леничные и некоторые другие дни колядовали, неоднократно повторялись на празднике ритуальные кушанья, в летних праздниках использовались хороводы, одни и те же обряды, украшения деревьев, гадания на венках, чучел и др. Заговоры, заклички, песни — также атрибуты мно гих праздников.

Типичной особенностью народных праздников был их характер, участие всех жителей села, деревни, включенность в них всех возрастных групп, в том числе детей и подростков. В празднике человек особенно четко ощущал свою неотделимость от других, здесь устанавли вались, укреплялись контакты и проходило свободное общение.

Каждая губерния, деревня придерживалась своего набора и последо вательности элементов празднования;

различным был реперту ар, игры, шутки, но при этом сохранялись основные их черты.

Начнем знакомство с русскими народными праздниками с молодеж ных досуговых форм, так как они являлись не только самостоятельными видами свободного времяпровождения, но были и обязательными элемен тами многих празднеств.

Молодежные праздники Рассмотрим на примерах наиболее массовых форм досуга, как вовле кали жизнь общества и общественные отношения, освоение детьми и подростками норм поведения в легком, приятном, притягатель ном для них виде.

Особенности молодежного досуга состояли в том, что чаще всего гуля нья молодежи не были бессмысленным времяпровождением, они тесно связывались с трудом, отражая его последовательность в связи с природ 5* Часть История воспитания, и мысли в России (до XX в.) ными В процессе различных форм проведения досуга шла пере дача от поколения к поколению представлений об окружающем мире, передача опыта, навыков труда и повседневной жизни, проходило освое ние нравственных норм младшими его участниками и развитие их эсте тических вкусов. Как замечает В, Белов, труд и гулянье словно бы взаимно укрощались, одно не позволяло другому принимать уродливые формы.

Хоровод. Обязательной частью почти всех летних народных праздни ков являлись хороводы. Они зародились еще в дохристианский период Руси имели магический смысл: с помощью специальных способов — песен, игр, наполненных особым содержанием, — воздействовать на при роду. Целью же такого воздействия было стремление вырастить и сохра нить урожай. Девичьи хороводы также должны были способствовать до стижению этой цели, так как они были связаны со стремлением перелить, перераспределить жизненные силы природы и молодого организма. От девичьего тела получали новую дополнительную силу земля-кормилица и растущие на ней злаки: «Где девки прошли, там ржи густы, умолотисты».

Хоровод занимал особое место среди сборищ молодежи. Это не только движение молодых по кругу с песнями и плясками, а целый ритуал со своими правилами и запретами для его участников, а также представле ние для тех, кто пришел посмотреть на него. Он проводился в весенне летний период (зимой редко), главными его участниками были молодые девочки начинали участвовать в хороводах с лет, парни примерно с лет. Правда, младшие допускались в хоровод чаще зрители, они должны были рано уходить домой и участвовать не во Приходили посмотреть на хоровод и крестьяне старшего поколения, и совсем маленькие дети.

Специальные девичьи хороводы выполняли роль смотрин девушек на выданье, Тогда девушки ходили днем на улицу показать себя и свои наря ды, тут же прогуливались женихи с матерями, высматривая, к кому бы заслать сватов. Двигаясь по кругу, девушки пели песни на тему о выборе невесты.

Хороводы водили по (Пасха, Семик, Иван Купала и др.) и в будни, бывали они днем или вечером, были для молодых женщин и де вушек или смешанными. И даже если состав их был смешанным, костяк хоровода составляли девушки;

бывали на хороводах молодые замужние женщины. Возглавляла и направляла хоровод самая бойкая, бедовая и уме лая молодая женщина. Она не только вела весь хоровод, но одновременно обучала искусству проведения и тех, кто шел в хороводе, и тех детей, которые наблюдали за ним.

Смешанные хороводы были будничными и праздничными. В празд ничном часто бывало так: сначала молодые люди брались за руки, с пес ней проходили под специально натянутыми поясами и становились в Воспитание и обучение в Руси и Русском государстве (до XVIII в.) круг, а в центре были «музыканты» — парни, девки, бабы, игравшие на дудках. Девки молодайки, взявшись за руки, поджав губы и стараясь не шелохнуться, вытаптывали ногами в такт музыке, а несколько парней выплясывали перед ними, поводя платочком, покрикивая и пронзитель но Часто хоровод проходил с гармошкой и балалайкой, а в более давние времена — с жалейкой, рожками, дудочками, на них играли парни. При хороводе проводились подвижные коллективные игры, сопровождаемые часто речитативами, в них охотно принимали детей (например, в «редь ку»). Эти динамичные игры включали в себя бег и борьбу по определен ным правилам, в них ценились подвижность и быстрота реакции.

При наличии общих признаков хороводы имели и свои отличия: по рядок их вождения, различные песни и пляски, игры, правила. Формы проведения хороводов были многообразными, и в каждой местности вно сились свои элементы: так, внутри большого круга возникал еще один;

шли хороводом по деревне с песнями, часто плясали внутри круга, внутри круга пары разыгрывали сцены, заканчивающиеся поцелуем и т.п. Были и свои правила поведения, часто отличавшиеся в разных местностях;

свои запреты (например, в некоторых поселениях не разрешались поцелуи в хороводных играх, а в других — их было множество).

Хороводы вызывали одобрительное отношение старших. Правда, по жилые грехом считали пляску. «Ежели тихо ходят, не топают, ноги кверху задирают, то пусть ходят». Священники же православной церкви от носились к хороводам настороженно, особенно к игрищам во время Тро ицы или Ивана Купалы, осуждали «скверные песни», «хребтом виляние», «растление» и прочие «непотребства».

Хороводные песни — предмет особого внимания, так как они были основными элементами хоровода и имели свои особенности. Выделяют два вида песен:

— песни аграрной тематики, плясовые, игровые, т.е. те, где разыгры валась последовательность сельскохозяйственных работ («А мы просо сеяли...», «Сеяли мак, мак...», «Выходили красны девушки», «Заюшка» др.);

— песни брачной тематики, в которых повествуется о выборе жениха и невесты, песни, проигрывающие отдельные элементы свадьбы, отноше ния свекрови и невестки и др. Обычным было сочетание этих двух видов песен.

Вот длинная песня — целое сельскохозяйственное наставление моло дежи о выращивании льна:

См.: Громыко соч. С.

Часть История образования и педагогической мысли в России (до в.) «Научи-ка меня, мать, научи-ка меня мать, Как пашню пахать, как пашню пахать».

«Ла вот эдак, дочь, да вот эдак, дочь.

Да вот эдак, доченька моя.

И эдак, голубушка!» Потом в песне рассказывается обо всем цикле выращивания и обра ботки льна: «Научи-ка меня, мать, научи-ка меня, мать, как лен рассевать, как лен рассевать», потом: «как лен-то полоть», «как лен-то брать», как молотить, как лен стелить, толочь, мыкать, как основу сновать, ткать, холс ты белить. И все «ответы» матери сопровождаются показом того, как нужно работать.

Подобная песня — «Кто с нами пашенку пахать».

«Кто с нами, кто с нами пахать, Кто с нами?» «Мы с вами, мы с вами Пашенку пахать, Мы с вами!» Далее описывается весь цикл выращивания хлеба: «жито рассевати», «жито вязати, а потом — молотити, пиво варити, сына женити.

Из множества песен дети узнавали о повадках птиц, зверюшек.

Как повадился, как повадился Как повадился, как повадился Вор — воробей, вор — воробей.

В мою конопельку, в мою конопельку, В мою конопельку летати, Мою конопельку, мою зелененькую, Мою конопельку, мою зелененькую Клевати, клевати.

Правда, в таких песнях часто имеется свой подтекст, иносказание, но и «привычки» героя песни также здесь видны.

А в этой песне брачной тематики речь идет о том, какую девушку нужно брать в жены, а для девушки — это наказ о том, что в ней ценится женихом больше всего.

«На мамонька, девок караван, В поле не работница со мной, А я у тебя, мамонька, В доме не заменушка тебе».

Холост, не женат».

«На улице, маменька, девок «Женю, женю, «Женю, женю, дитятко, Женю, государево мое.

Женю, государево мое, Возьму, возьму, Возьму я господскую Возьму я поповскую «Господская дочь, матушка, «Поповская дочь, матушка, В поле не работница со мной...» Раздел I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) И тогда последний куплет:

«Возьму, возьму, дитятко, Возьму я крестьянскую дочь».

«Крестьянская-то дочь, мамонька, И в поле работница, И тебе заменушка».

Что давал хоровод подрастающему человеку? Вначале, с раннего воз раста наблюдая за ним, а затем постепенно втягиваясь в его Проведение, он получал прежде всего уроки общения и взаимодействия с людьми в коллективе и осваивал свою половозрастную роль. Нужно было действо вать, вести себя так, чтобы быть в ладу с остальными, не задевать интере сов других, уметь уступить (первенство, например), подчиниться общему ритму и правилам.

Робкий, застенчивый ребенок смелел в хороводе, мог проявить актив ность, сценический дар и способность к пению, пляске, а значит, стано вясь более раскованным, приобретал шанс быть признанным другими участниками игрищ и становился более открытым для общения. В про непринужденного общения дети и подростки на неосознаваемом уровне, благодаря примеру и собственной активности, «присваивали» оп ределенные образцы поведения взрослых. Так, девушки принимали на себя роль костяка, хозяек хоровода, отсюда же и соответствующий этикет:

они затевали его, приглашали для участия в хороводе, вели его и т.п. Как нужно было все проделывать, видели дети, а затем уже в подростковом возрасте девочки повторяли весь ритуал, внося свои элементы.

И хотя хоровод затевался не для воспитания детей, он был тем не менее учительным. И песни, сценки, предназначенные совсем не для детей и имеющие свой ритуальный смысл, оказывались и образователь ными средствами.

Хороводные песни, сценки раскрывали перед детьми целый мир: они рассказывали и показывали им, как живет природа, как трудится человек, какие взаимоотношения связывают родственников, как ведут себя люди в разных ситуациях и многое другое. Из приведенных ранее песен видно, что ребенок, даже не включаясь еще в трудовую деятельность, узнавал именно в хороводе, как пашут и сеют хлеб, как выращивают лен;

узнавал о повадках некоторых животных и птиц, например о том, что воробей вредит урожаю, склевывая зерно. В песнях, посвященных брачной тема тике, много говорится об обязанностях мужа и жены, о взаимоотношени ях свекрови и невестки и т.д. И это была своеобразная школа, готовившая ребенка к будущей семейной жизни.

В песнях хоровода чаще всего различные персонажи предстают в ино сказательной форме: голубок, заинька, воробей: они и реальные герои, и сим волы;

символичны их действия и их толкования в песнях;

подтекст, иноска Часть История воспитания, образования и мысли в России (до XX в.) зание улавливались их слушателями и исполнителями. Символические си туации раскрывали счастливые или печальные стороны жизни. Дождь, вихрь, зловещее пение птицы связываются с разлукой, тоской, изменой, смертью. И наоборот, радостное пение птиц, сияние солнца, совместная еда, преодоление водной преграды символизируют счастье, любовь, здоровье.

Таких символов в песнях множество: горемычная кукушка, увядающий лес, белая лебедушка, сокол-молодец и т.п. Их использование настраивало на определенный душевный лад, вызывая те или иные чувства. Песни, таким образом, развивали эмоциональную сферу личности, вызывая тонкие пере живания, учили сострадать несчастью и радоваться счастью.

Хоровод преподносил детям и свои уроки этикета: что дозволяется де лать, а что осуждается, как вести себя в определенной ситуации (девушке — на смотринах невест и в пляске, например);

как обращаться к людям («про сти, друг мой, друг мой», «поглядите-ка, люди добрые...», «уж вы милые де вушки мои...», «скажи Таня, Танюшка...», «Катенька-душа...», «мне-то батюш ка наказывал: ты дитя мое, дитятко...», «уж ты батюшка, свекор мой...»). Здесь же приучались соблюдать заведенные ранее порядки и правила.

Огромна роль хоровода в эстетическом воспитании детей: уже с малых лет они запоминали множество песен и могли исполнять их вместе, овла девали искусством пляски, сценического перевоплощения. Учились разли чать прекрасное и безобразное. Здесь давался большой простор творчеству и развитию индивидуальности. Готовясь к хороводу, с детских лет усваи вали, какой должна быть праздничная одежда, девочки сами ее и изготав ливали, проявляя при этом эстетический вкус и творчество.

В песнях, сценках, речитативах обращает на себя внимание особая ме лодичность, ласковость речи, наполненность ее своеобразной лексикой.

Даже там, где повествуется о недовольстве, о возмущении, нет гневных слов и выражений (младешенка, которую свекор не пускает на игрища, рассердилась: «Я кросна-то изорву, я челнок-то залукну, а сама во игрища пойду». Или: жена распродала весь скот и накупила себе белил и румян, а муж, возвратившись с поля: «Где, жена, корова, где, сударыня, корова?», «Чего, жена, бела, чего, сударыня, Эта особенная речь была и отражением душевного настроя, и сама создавала его еще с детского возраста.

Игры развивали физически, крепили чувство коллективизма и взаимо зависимости;

в сочетании с речитативом они вызывали бодрость, жизне радостность.

Многое можно было бы сказать о значении хоровода для воспи тания, но ограничимся такой оценкой: хоровод — это прекрасное средст во, способствующее социализации ребенка, постепенному вхождению его в социум со знанием его требований к личности, с умениями и навыками общения.

I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.-) Посиделки, вечорки. осенне-зимний период в праздники (капуст ки, святки и др.) и в обычные дни проводились посиделки — одна из форм общения молодежи. Собирались на них либо в одной избе посто янно, договорившись с хозяином об условиях предоставления избы, либо переходили из одной в другую поочередно. Девушки начинали хо дить в них с лет, парни с Обычно на посиделках соеди нялась работа и развлечения;

но были посиделки и только развлекатель ные или только трудовые (например, во время различных праздников Девушки приносили с собой прялки или пяльцы для вышивания либо шитье, а парни плели лапти, вили веревки;

продолжались сборища до полуночи, а то и позже. Парни здесь высматривали и невест. Бывало так:

девушки, приходя первыми, по лавкам и начинали прясть.

Подходили по одному парни: «Здравствуйте, красные девушки!», а в ответ:

«Здравствуй, молодец хороший!» А если девушки в это время пели, парень делал лишь поклон и садился рядом с той девушкой, которая ему нрави лась. Вполголоса разговаривали, пели, вели — все это чередовалось.

Бывальщины и небывальщины, сказки, шутки-прибаутки, загадки — много всего было на посиделках. Были и двусмысленности, нескромные остроты и шутки, такие заигрывания, которым девушки пытались сопро тивляться. В некоторых местах парень после посиделок мог переночевать в одной постели с девушкой, и это не осуждалось окружающими, но при этом была исключена интимная близость. Девушка сама блюла свою честь, если же она оказывалась обесчещенной или оставалась с внебрачным ре бенком, ей жилось очень трудно: ее сторонились и осуждали. Поэтому самые дерзкие шутки парней находили отпор у девушки, заставляя ее всегда помнить о своем поведении. Но при этом ухаживания за девушка ми были открытыми.

Праздничные посиделки собирались без работы, только для веселья;

сюда приходили и подростки, и взрослая молодежь, молодые вдовы и сол датки, а старшие, как правило, не ходили. Любовные и семейные песни, пляски, гармошка и балалайка, игры с поцелуями — таким весельем за полнялся вечер.

Игра «Дрема» На скамье посреди избы ставится скамья, на ней сидят парня — дремы. Девушки же, составив кружок, ходят вокруг дрем и поют:

Сидит дрема, сидит дрема, Бери, дрема, бери, дрема, Сидит дрема, сам он дремлет. Бери, дрема, кого хочешь.

дрема, полно, дрема, ' Сади, дрема, сади, дрема, дремушка, дремати! Сади, дрема, на колени, I дрема, пора, дрема, Целуй, дрема, целуй, дрема, Пора, дрема, Целуй, дрема, сколь угодно.

Часть II. История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) При, словах дрема», каждый парень схватывает девушку и це лует. Песня начинается снова и поется до тех пор, пока не перецелуют всех девушек.

Посиделки девочек. На дневные посиделки собирались девочки с лет, главной здесь была работа — прядение. Приносили с собой лучину, а хозяйке — гостинец: хлеба или кусок пирога. Чтобы скрасить однообраз ную работу, девочки придумывали игровые приемы: тянет пряха нитку и говорит: я к Степановым пошла, потом — к другим соседям. Сообщая вслух, из какой избы в какую пошли, «проходили» всю улицу с одной и стороны. «Ты вот так, нитка за ниткой идешь будто по деревне, а подружка тебя догоняет, ты поторапливаешься, так время-то и проходит».

Скрашивало трудную работу и предстоящее ожидание игр и развлечений.

Играли в «клетки» и «уголки», в «лягушки» (подвижные игры). Принима лись играть в куклы. Идет девочка на посиделки — в одной руке прялка, в другой — повозочка с куклами.

Так трудоемкая, утомительная работа проходила веселее среди ровес ниц, а ожидание развлечений придавало ей и заманчивость.

Как видим, посиделки — это время работы, здесь оттачивались трудо вые умения, здесь молодые перенимали друг у друга отдельные приемы выполнения дел, обогащали свой опыт. В то же время посиделки были формой занимательного и привлекательного досуга, где узнавали новые песни и пляски, где каждый их участник получал радостный эмоциональ ный настрой, где он мог проявить свою творческую индивидуальность, где, наконец, девушка и парень присматривали себе пару. Посиделки были любимы молодыми, их ждали и охотно посещали.

Календарные праздники и обряды Один из самых распространенных и популярных календарных празд ников — масленица («Хоть себя заложить, а масленицу проводить») — отмечалась в древности как начало Нового года по лунному календарю, в начале марта. В XVI в. церковь утвердила начало Нового года 1 сентября;

но масленица так и осталась весной как праздник проводов зимы и встре чи весны.

Для масленицы были характерны два основных элемента: изобиль ная увеселения, что имело, конечно, тот же смысл — провоцирования природы на благоденствие в пользу человека. Это был праздник, на котором предпочтение отдавалось белой пище — молоку, маслу, сметане, сыру. В большинстве случаев это была блинница;

но в некоторых местностях вместо блинов выпекались пряники, плетушки, хворосты и др. Масленица продолжалась целую неделю, была заполнена изготовлением и поеданием блинов, другой выпечки и различными мо Раздел Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) лодежными увеселениями, недаром ее называли веселой, широкой, объ В разных местах в масленицу соблюдали свои обряды, эта неделя была переполнена затеями, играми, традиционными действами.

Нередко начинали масленицу ребятишки, соорудив снежную гору, они с нее призывали: «Уж ты Масленица, красная краса, приезжай ко мне в тесовый дом душою потешиться, в блинах поваляться, сердцем поте шиться...» и т.д. Сбегают с гор: «Приехала Масленица!» С понедельника начинали печь блины;

причем первый блин был за упокой, его клали на слуховое окно «для душ родительских» или отдавали нищему — тоже за упокой. Детей отправляли с блином в огород, «весну кликать», призывать.

Ребятишки обходили избы деревни и выпрашивали блины, совершали такой обход также девушки и парни и припевали:

Масленица — кривошейка, тебя хорошенько!

С блинцами, с с вареничками!

Каждый день масленицы имел свое значение и свой этикет: понедель ник — «встреча», вторник — «заигрыш», среда — «лакомка», четверг — «разгуляй четверток», пятница — «тещины суббота — «прово ды», воскресенье — «прощеный день».

Начинались катания на санях. С середины недели к детям, катав шимся со снежных каждый день, присоединялись взрослые на са лазках, на обледенелых рогожках, а молодежь каталась на тройках наперегонки, под песни, шутки с поцелуями и объятиями. В этих уве селениях принимали участие все, кроме младенцев и совсем немощных стариков.

Особое внимание в масленичные дни уделялось молодоженам;

во мно гих местах был обычай, называвшийся «столбы». Молодые супруги выстра ивались вдоль улицы в лучших своих нарядах и по первому требованию гуляк должны были целоваться — показать, как они любят друг друга.

«Столбы» продолжались час-два, а потом все ехали кататься.

В некоторых местах утром вытаскивали молодого мужа на улицу и зарывали его в снег. Чтобы выкупить его, жена подносила «зарывальщи кам» угощение и столько раз целовалась с мужем, сколько просили. При этом шутки, смех. Катали молодых с гор, они были в любом доме желан ными гостями. Ни один праздник не отличался таким вниманием к мо лодоженам, как масленица. «Где больше молодых — той деревне и чести больше». Были и озорные шутки над холостыми парнями, их бесчестили, потому что считалось, если холостяк не реализовал свои возможности к продолжению рода, он плохо влиял и на плодородие земли, из-за этого могли произойти засухи, неурожаи.

140 Часть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) застолья начинались с середины недели, когда поедалось большое количество блинов, хвороста, рыбных блюд.

Особый день посвящался встрече с зятьями, когда теща приглашала их в гости, пекла для них блины и, если позволяли возможности, устраи вала пир. Множество шуточных песен, поговорок, пословиц посвящено этому дню. Для тещи зять также устраивал застолье — «тещины На масленицу много катались и с гор, и на лошадях. При этом ката нию с гор придавался особый смысл: девушки, скатываясь, смотрели, кто съехал дальше — та, значит, быстрее выйдет замуж или ей предстоит выйти в дальнюю деревню.

Катания на санях было одной из любимых забав, масленичные поезда могли состоять из нескольких сотен саней. К этим забавам добавлялись такие, как «взятие зимнего городка», кулачные бои и др. В последние дни масленицы по улицам расхаживали ряженые — «медведи», «козы», «цы гане».

В день проводов масленицы по деревне возили чучело Масленицы в сопровождении ряженых, устраивали целое представление похорон Мас леницы. Разводили костры на реке, на перекрестках дорог, на поле и сжи гали на нем куклу. «Масленица, прощай, а на тот год опять приезжай!» Затем наступало прощеное воскресенье, когда все просили друг у друга прощения, даже у незнакомых людей. Заканчивался праздник, где было много веселых шуток, физической разрядки, гуляний, гостеваний, начи нался семинедельный Великий пост.

Ах, Масленица, обманщица!

Довела до поста, — Сама удрала.

Масленица, воротись, Б Новый год покажись!

I ' Весенне-летние праздники. Праздничные обряды этого времени года особенно наполнены мотивами, заботой об охране здоровья и очищении от скверны.

Семик и Троица. На седьмой четверг после Пасхи приходился Семик, Троица — это 50-й день Пасхи. Это в основном девичьи и женские праздники. И здесь все было наполнено ритуальным смыслом: катание девушек на качелях способствовало плодородию полей, женщины олице творяли идеи плодородия:

Ой, где девки шли, там и рожь густа, Ой, где вдовы шли, там трава росла, Где молодушки шли, там цветы цветут...

Семик начинался с посещения могил, где поминали усопших. Затем начиналось веселье молодежи: игры, хороводы в лесу, вокруг березки, или Раздел Г. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве XVIII к.) в деревне вокруг срубленного деревца, украшенного лентами. Часто уст раивали совместные пиры в складчину, к которым готовились заранее:

варили мед, брагу, пекли караваи, сдобники, жарили яичницу, а сам пир устраивали в поле или в лесу «под ракитовыми кустами».

Девушки «завивали» березки, украшая их ленточками, цветными бу мажками. «Пойдем, девочки, завивать веночки! Завьем веночки, завьем зеленые». Совершался обряд кумления: развесив венки из трав или цве тов, две девушки целуются сквозь них, обмениваются крестиками и поют песни. Покумившиеся девушки считаются подругами и обязуются:

«горюшко размыкаем, будешь мне помощница, моим пособни ца».

Много других увеселений было в разных местностях в этот день.

Троица — этот праздник был введен в обрядовую практику православ ной церкви в начале XV в. Сергием Радонежским. Он совпал с древнесла вянскими семиковыми празднествами, вобрав в себя и их обряды. В этой обрядности вместе с зелеными ветками деревьев важными были цветы.

«Семик на ветвях, а Троица на цветах». К службе в церкви принято было идти с цветами (зарей);

вспомним Пушкина:

Умильно на пучок зари Они роняли слезки и С. Есенина: «Я пойду к обедне плакать на цветы». Трава, цветы, с кото рыми шли в церковь, должны быть оплаканы: это было или тайное рас каяние со слезами, или слезы могли быть оберегом от засухи и т.п.

Перед Троицей также поминали умерших, иногда готовили поми нальный обед — это очень древний обычай.

Веселье молодежи вновь организовывалось в лесу, вокруг березки, те перь уже развивали венки. Наряженная, ухоженная, прославленная пес нями березка должна была отдать всю свою силу зеленеющему полю.

В отдельных местах девушки для гадания о своей судьбе бросали в реку венки. Обычай идет от древних представлений о том, что река — это дорога на тот свет, где живут древние основатели рода;

получив весть в виде венка, они давали знать загадывающим об их участи: утонул венок — жди смерти, уплыл далеко — замужество в дальней деревне, пристанет к берегу — останется в девках, уплывет — выйдет замуж.

Иван Купала июня / июля) — один из наиболее массо вых, разгульных летних праздников. В нем особое значение придавалось обрядовым купаниям, это был всенародный обычай, так как купания будто бы обладали животворящей и очищающей силой. Купания в реках порой сопровождались пиршествами и хороводами с песнями. В ночь под Иванов день купались обнаженными, с букетом или веником. В глубокой Часть История образования и педагогической в России (до XX в.) древности купания молодежи сопровождались вольностью нравов, эроти ческими забавами.

Целебной считалась в этот день роса (если девушка умоется ею, то лицо будет чистым, безо всяких болячек);

росою кропили в доме постель от всяких домашних насекомых и т.д.

Один из распространенных купальских обрядов — обливание водой любого встречного (кроме, разумеется, старых и малолеток), парни вры вались в дома, выносили девушек на улицу и обливали их. В свою очередь девушки, схватив ведра, бежали за водой, начиналась общая свал ка, крики, веселье. Заканчивалось обливание купанием в реке.

В день Купалы занимались сбором целебных трав, их заготавливали для лечения. «Иванов день пришел — траву собирать пошел». Также заламыва ли веники, добавляя к веткам деревьев мяту, полынь, ромашку, крапиву.

Травы собирали в разное время: некоторые днем, другие ночью или по утренней росе.

Главным же растением Иванова дня был папоротник, который будто бы в купальскую полночь внезапно и на мгновение расцветает. Считалось, что, если кому-то удастся сорвать дивный, необычайной красоты цветок, тот сможет увидеть все клады на земле, овладеть ими и сможет повелевать всеми.

В полночь парни сторожили папоротник (который вообще не цветет), стараясь не пропустить момент. Вера в возможность увидеть цветок па поротника подкреплялась множеством легенд.

Еще одна особенность купальской ночи — костры, очищающие от скверны и хворей. Через костры прыгала «вся русская деревенщина»: дети, подростки, парни с девушками. Иногда через них прогоняли с той же целью скотину. В кострах сжигали детские сорочки, снятые с больных, так сгорала хворь.

Девушки и парни прыгали через костры, взявшись за руки. Была при мета: если не разомкнут рук, то поженятся. В некоторых местах прыгали через крапиву.

Детские и подростковые забавы в Иванов день — это шумные игры, потасовки, бег наперегонки, игра в горелки. И при этом множество раз личных припевок, речитативов, Много других примет, легенд, увеселений было связано с Иваном Ку палой, трудно даже назвать все, и в каждой местности что-то свое.

Ярило — народные игрища, главной фигурой праздника яв лялся ряженый молодой парень на белом коне, проезжающий по полям и лугам в сопровождении толпы деревенских жителей. Под его взглядом все должно было цвести и колоситься. Праздник Ярилы носил эротичес кий оттенок: слышались непрерывные шутки Ярилы, сопровождавшиеся соответствующими жестами;

не отставали от него и женщины, Раздел I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до в.) лись над его атрибутами, а первоначальная цель была все та же — поспо собствовать плодородию земли.

Петров день — июльский праздник после Петровского поста (12 июля). С этого дня начинался сенокос, начинали готовиться к озимо му севу. В Петров день проведывали зятьев, кумовья — своих крест ников, собирались за столом сватьи, т.е. все ходили в гости;

гости приез жали и из других деревень. Молодежь на всю ночь уходила в поле «караулить солнце», которое в это утро играет будто бы по-особому. Жгли костры, пели, гуляли всю ночь. Девушки в этот день собирали цветов с 12 полей и клали их под подушку, приговаривая: «Двенадцать цветов с двенадцати полей, двенадцать Кто суженый-ряженый, мне по кажись и на меня погляди!» Насколько приведенные выше объяснения различных культурных реалий однозначны и неоспоримы?

Знакомясь со множеством обрядов, праздников, обычаев и давая им определенное толкование, не следует забывать о том, что все эти объяс нения приводятся исследователями на основе изучения мифологии, ко торая не может дать ни точных формулировок, ни четких ответов. Поэ тому, пользуясь общепринятыми толкованиями мифологии, не будем исключать и возможность иных точек зрения и будем помнить об от носительности высказываний. И еще одно: совершая различные обрядо вые действа в древности, человек, по-видимому, вообще не давал им каких-то объяснений, хотя и верил в них, руководствовался при этом определенными мотивами. Все пояснения сделаны лишь в вв.

исследователями.

Церковные праздники Среди общих для всех христиан праздников отметим зимний празд ник Христова.

Празднику предшествует длительная подготовка, начинающаяся с «филипповок» — начало Рождественского пЪста 27 ноября по новому стилю (14 ноября — по старому). Рождественский пост, и в прошлые вре мена не отличавшийся особой строгостью, с «Николы Зимнего» де кабря) становился строже: не только ограничивалось употребление пищи, но также полностью прекращались в деревнях гулянья и вечеринки мо лодежи. Шла тихая подготовка души и тела.

Праздник Рождества Христова на Руси стал отмечаться после введения христианства в X в. Он приходился на то время, когда древние славяне отмечали свой зимний многодневный праздник — святки. Они начина лись в последние декабрьские дни и заканчивались в первых числах янва Многие святочные обряды и обычаи сохранились в рождественском 144 Часть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) празднестве. Это и общие праздничные пиршества, и всякого рода увесе ления, гадания, хождение ряженых, колядование и т.п.

Для церкви Рождество Христово всегда было особо празд ником. Пример Сына Божьего Иисуса Христа составлял и составляет основу христианской морали. Поэтому в рождественские дни в христи анских храмах особенно подчеркивается, что жизнь Иисуса Христа есть путь, которым надлежит следовать каждому человеку.

Местные церковные праздники. Кроме известных и общих для всех верующих, в России существовало множество местных церковных праздников, начавших распространяться с ХШ в. Каждый день года по свящается особым событиям или святым. В честь их установлены свои песнопения, молитвы и обряды. Наиболее чтимыми местными церковными праздниками были престольные. Каждый из них отмечал ся ежегодно всем приходом и посвящался либо дню освящения храма, либо памяти святого, в честь которого был сооружен храм;

либо чудо творной иконе. Такой праздник мог продолжаться одну-две недели, переходя из одной деревни в другую, расположенных на территории данного прихода, отличался многолюдностью, приездом гостей и родст венников из других мест, к нему готовились загодя: убирали, чистили улицы, дома.

Три элемента церковных праздников были обязательными: церковная служба и звон колоколов в течение всего дня;

гостевание с обильным сто лом;

общественные гулянья.

Церковный ритуал праздника был единым: праздничное богослуже ние и крестный ход с хоругвями и иконами;

в некоторых случаях священ ники ходили до праздника и по домам, служили молебен. Во время крест ного хода святой водой окропляли дома, источники воды, домашний скот.

В награду за труды прихожане одаривали притч деньгами или продукта ми — кто чем мог.

Далее начинался в домах прием гостей;

в соответствии с достатком семьи заранее запасали припасы, водку, вино, так как «без блинов не мас леница, а без вина не праздник». Обильное застолье, беседы, пение, в том числе и «божественное» (псалмы, духовные стихи), хождение из дома в дом продолжались несколько дней. Молодежь устраивала хороводы;

а в те дни, когда гулять и петь считалось грехом, прогуливались возле своих ворот.

К числу церковных праздников относились также обетные, которые устраивали сами жители села по обету — по случаю спасения от пожара, наводнения, градобоя, от мора и гибели скота — как выраже ние благодарности Богу, Богородице, святым. В отличие от престольных, на этих праздниках не принято было гостевание, хождение из дома в дом и веселье молодежи. Трапезы готовились в складчину;

обычно ставили стол I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в церковной ограде. После торжественного молебна священник благо словлял стол и присутствующие приступали к трапезе.

Продолжался праздник один — три дня, обычно летом, в течение ко торых запрещалась любая работа, а общество следило за исполнением за прета.

С церковными праздниками были косвенно связаны и так называе мые съезжие (гостевые, гулевые, званые), которые хоть и приурочивались к церковным, но не имели религиозной цели и соответствующего ритуала.

Каждое село справляло его по очереди, продолжались они до семи дней и собирали в каждый дом родственников, кумовьев, знакомых из ближних и дальних селений и даже понравившихся незнакомцев, которых встре тили в церкви, на ярмарке. Их собиралось обычно много, так что все дворы были забиты подводами. Этому празднику, как и престольному, предшествовала подготовка: чистили, мыли избы, варили пиво, брагу, де лали заготовки для стола.

В день праздника хозяева с поклонами и уговорами «не побрезговать хлебом-солью» усаживали каждого пришедшего за стол, приглашали от ведать свое угощение и обносили гостей пивом и хмельными напитками.

Старшие ходили гостевать из дома в дом, а молодежь летом веселилась на улице, зимой устраивались посиделки, вечорки.

На этих съезжих праздниках завязывались знакомства среди девушек и парней, которые могли закончиться свадьбой.

Церковные праздники, решая свои религиозные задачи — укрепление православной веры в душах прихожан, — служили и светским целям. На примере описанных праздников, а их число было значительным («У Бога, что ни день, то праздник», «У Бога всегда праздник»), можно увидеть, что благодаря им из поколения в поколение передавались традиции поддер жания широких родственных опоры на них в хозяйственных, се мейных делах, традиции гостеприимства и хлебосольства.

Праздники, проходившие в атмосфере дружелюбия, доброжелатель ности, миролюбия, укрепляли эти качества характера у детей, молодых людей, способствовали сохранению их на протяжении веков и развивали такие душевные наклонности, как открытость в проявлениях чувств, ува жение к человеку любого достатка.

§ 4. СЕМЕЙНЫЕ ОБРЯДЫ И ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ Большим педагогическим потенциалом обладали обряды, передаваемые от поколения к поколению и служившие сохранению самобытности на циональной культуры и воспитания. Они были постоянными спутниками всей жизни человека, сопровождая его от рождения до кончины, и имели яркую этническую специфику. Знакомство с некоторыми из них позволя 146 Часть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) ет увидеть влияние семейных обрядов на развитие нравственных и эсте тических установок, на становление личности.

Свадьба. Это самый торжественный, затейливый и поэтический из всех обрядов, заполненный песнями, причитаниями, приговорами и зани мавший несколько дней, а часто и недель.

В самые отдаленные времена у славян было принято «умыкание» не вест по предварительному сговору, которое происходило на праздниках в честь языческой покровительницы влюбленных Лады. Известны кроме умыкания некоторые другие обряды, совершаемые в вв.: вожде ние вокруг дуба, «плескание водой» (для закрепления брака), разувание жениха невестой, что означало ее покорность мужу. В брач ный сювор стал скрепляться церковным обручением и специальной гра В это же время сформировался свадебный обряд, который продол жал жить в народной культуре и в последующие века. В нем соединились действия, связанные с дохристианскими верованиями и христианской ре К языческим элементам свадебного ритуала относятся действия, обе регающие от враждебных сил. Так, во время сватовства ехали окольными путями с объездами;

подменяли невесту;

молодые подъезжали со двора, а не с крыльца, обметали свадебный поезд веником — все это проделыва лось для того, чтобы обмануть темные, враждебные силы.

К древним элементам свадебного ритуала относятся также действия, обеспечивающие молодым многодетность богатство. Это — обсыпа ние молодых зерном или хмелем, расстилание под ноги невесты шубы, раскидывание сена и соломы, угощение яйцами и др.

В свадебный обряд входили и элементы: моления при свечах и лампадах, участие в свадьбе священнослужителей, венчание в церкви.

В свадебном обряде был постоянный состав действующих лиц:

жених — «князь» и невеста — «княгиня», ближайшие родственники, крестные, сваты, девушки-подружки, «дружка», «тысяцкий», который всюду сопровождал жениха, «бояре» — почетные гости.

Дружка (дружко) был представителем жениха и главным распоряди телем свадьбы;

он должен был следить за соблюдением обрядов, уметь веселить присутствующих, быть находчивым и сообразительным.

Свадьба включала в себя три основных этапа: предсвадебный, сама свадьба и послесвадебный, каждый из которых предусматривал свои об ряды и обычаи.

Предсвадебный период начинался в доме жениха семейным советом, в котором жених не участвовал. Здесь обсуждали, каково здоровье, пове дение намеченной родителями невесты, ее родословную, трудолюбие, ее умение вести хозяйство, имущественное положение и т.п.

I, Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XV1I1 в.) этап свадьбы включал в себя несколько актов: сватовство, сговор;

смотрины невесты;

осмотр хозяйства жениха;

рукобитье, оконча тельное сватовство;

акт — сговор, лады. «В конечном итоге все эти действия сводились к получению согласия на брак, выяснению экономических отношений между двумя семьями и, так сказать, обрядо вому и юридическому (по обычному праву) оформлению переговоров, а многочисленные сидения (застолья) и взаимные гостевания способствова ли знакомству сторон, привыканию невесты и жениха к своему новому положению»1.

После того как невеста была одобрена, начинался этап — сватовство. Сваты — кто-нибудь из родственников жениха или его крестные отец и мать, или просто односельчанин, шустрый на язык, и ловкая, бойкая баба подбирались тщательно и ответственно («выбирай не невесту, а В ритуале сватовства учитывалось многое: день недели («легкие» дни — воскресенье, вторник, четверг, суббота), путь, по которо му поедут сваты, их одежда и многое другое. Обычно празднично одетые сваты отправлялись в дом невесты вечером и даже ночью, старались про ехать незаметно, ехали не прямо, а с объездом. Нередко свахи обували валенки, надевали шубу независимо от погоды. Палка, кочерга и сковород ник в руках у свахи нужны были для того, чтобы «выгрести девку». Подъ ехав к дому, сваха бегом вбегала в него — так же быстро тогда пройдет и сватовство с положительным оборачивала трижды вокруг себя ступу (в ней девушка толкла лен) — значит, девушка трижды прой дет в церкви перед аналоем, будет повенчана;

ударяла пятою в порог, чтобы невеста «не попятилась» и т.п.

Совершив различные магические действия, помолившись Богу и по здоровавшись с хозяевами, приступали к делу: «У вас товар — у нас. купец», «у вас курочка — у нас петушок, нельзя ли их в один хле вушок?». Иногда же прямо говорили: «Не пол топтать, не язык чесать, мы пришли дело делать — невесту искать». Сваты расхваливали жениха, вы спрашивали о невесте. Не принято было, чтобы родители давали согласие сразу, это считалось неприличным;

если подходило предложение, соглаша лись вести переговоры дальше. Если же жених не устраивал чем-то, то отговаривались, стараясь не обидеть: «Еще молода, надо подождать», «у нас товар не продажный, не поспел». Но сваты настаивали на своем, и только поняв свою неудачу, уходили. Посещения сватов повторялись не сколько раз: вначале это была «разведка», потом «проверка» и др. Если предварительный этап сватовства удавался, сваты получали приглашение:

«Хлеб-соль принимаем, а вас под образа сажаем». И тогда переходили к Русские. С 475.

Часть II, История образования и педагогической мысли в России (до XX в.) обсуждению брачного договора: приходили к согласию о приданом девуш ки, о подарках с обеих сторон, о приобретении необходимых для свадьбы вещей. В приданое деревенской невесты входило личное имущество («сун дук»), телка или овца, иногда денежное накопление или надел земли — в разных местах Просватанная невеста передавала жениху залог — обычно платок, ко торый сваха несла в поднятой вверх руке через всю деревню, сообщая таким образом всем о предстоящей свадьбе.

Дальше наступал черед смотрин: вначале родители девушки осмат ривали хозяйство жениха;

если оно их устраивало, через несколько дней приглашали «сторону» жениха на смотрины невесты. Тогда приезжал жених со своими родителями и ближайшими родственниками. Бывало и так, что жених и невеста на смотринах впервые видели друг друга.

Невеста показывалась во всех своих платьях, нередко тут же она пока зывала и свое умение трудиться: пряла, шила и т.п. Смотрины заверша лись застольем, на котором, как во время всей свадьбы, пели песни с особым содержанием. После смотрин через недели проходил сго вор, заканчивающийся рукобитьем. Во время сговора завершали обсуж дение предстоящей свадьбы и закрепляли договор рукопожатием. До свадьбы после сговора могло пройти две-три недели, а иногда и целый год. В это время просватанная девушка занималась своим приданым, го товила подарки, иногда и венчальную одежду для жениха;

ей помогали подруги, так как «кто на невесту шьет — помолодеет». Ее проведывал жених;

невеста одевалась в эти дни буднично, не пела, на улицу не вы ходила.

Как видим, на протяжении всего предсвадебного периода жених и невеста не участвовали в переговорах, за них все решали сваты, родители, дружки.

За несколько дней до свадьбы проводились посидки, у невес ты, на которые приходили девушки, женщины и дети — все, кроме му жиков деревни. С момента сватовства до отъезда в церковь девушка пла кала, причитала, «выла», так как считалось, чем больше она плачет, тем легче будет ей жить в семье.

Стоя у порога избы, держась за скобу, невеста голосила и кланялась:

Уж я первый-то поклон да положу Уж за красное солнышко, За родителя-тятеньку.

я поклон да положу Уж за желанье — желаньице, У>к за кормилицу, за Уж я третий поклон да положу Уж за сизых голубочков, За родимых любимых братиков...

I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) Невеста обращалась с причитаниями то к отцу-матери, то к братьям сестрам, то к подругам, просила заступиться за нее, не отдавать в «злы чужи Последний день перед свадьбой — девичник (пропой, посида, девичий пир, вечеруха) означал, что приходил конец свободной девичьей жизни, когда девушка прощалась со своей семьей. Ритуальные обряды этого дня:

баня;

расплетение косы;

прощание с «красотой» — символом девичьей жизни: кудель, деревце, лента, венок. Перед отправкой в баню невеста просила благословения у родителей, после этого подруги с причитаниями вели ее в мыльню. Невесту парили веником, который присылал ей жених.

Особый момент перед свадьбой — расплетание косы невесты подруж ками под причитания:

Уж не свет ли рассветается, Не заря ли занимается, Не девичья ли жира коротается, Уж не трубчата ли коса да расплетается...

После «расплетания» невеста ходила с распущенными волосами, а две косы заплетали ей свахи после брачной ночи.

В же вечер жених и его родня отправлялись в дом невесты с по дарками, сваха перед выездом в вывернутой мехом вверх шубе разбрасы вала зерна овса. Крестная мать одевала невесту в присутствии подружек, те пели свадебные песни.

да — Уж не едут ли да женихи?

не едут ли молодые?

им дорожку, Чтоб никто не проехал, да не прошел...

Иногда так и было: перед приехавшими «закладывали» дорожку, тогда начинались переговоры в иносказательной форме: «Ехали мы ночью, сби лись с дороги, да увидали на снегу след зверушки, по этому следу мы жилье отыскали, да к вам невзначай пришли, не пустите ли странников?» Стор говавшись, отгадав загадки, попадали в избу, а в это время братья невесты распрягали лошадей прибывших. Все собирались в доме, помолившись, «выкупив» место для всей компании, садились за стол, одаривали невесту и ее подружек подарками. Заканчивался для гостей вечер так: после стола прятали невесту, жених искал ее среди подруг, а ему подсовывали старух, так до тех пор, пока не выкупали невесту. После отъезда гостей девичник продолжался;

невеста сидела, накрытая платком, и причитала.

День свадьбы являлся кульминационным в свадебном обряде. Он на чинался в доме невесты, проходило короткое застолье, и жених с невестой отправлялись в церковь. Заканчивались оплакивание и причи тания невесты. Было принято перед церковью разметать дорогу вени Часто //. История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) ком, под ноги жениху и невесте бросать деньги на разостланный платок.

Сам обряд венчания в церкви одинаков повсюду, но придавалось боль шое значение приметам;

уронить обручальное кольцо — не к доброму житью;

погасшая свеча предсказывала скорую смерть державшему ее;

тот, кто под венцом держал свечу выше, тот и будет главенствовать в семье и т.п.

После церкви свадебный поезд отправлялся в дом молодого, здесь их встречали с песнями, молодых обсыпали хмелем и зерном, у ворот раскла огонь и переводили их через него. Мать молодого могла встречать новобрачных в вывернутой шубе, тогда из толпы встречающих восклица ли: «Мохнатый зверь на богатый двор, молодым князьям да богато жить».

Родители благословляли молодых, а молодые кланялись им в ноги.

Начинался свадебный пир, молодых усаживали за стол на лавки, по крытые шубами, со словами: «Шуба тепла и мохната — жить вам тепло богато». Свекровь с ухвата «вскрывала» молодую, т.е. снимала с головы ее покрывало (а в более близкие к нам времена — фату), гости одаривали молодую подарками. Это был первый свадебный стол, за кото рым сами новобрачные не ели, а окружающие не умолкали, произнося им пожелания, пели величальные.

После первого был второй стол, здесь появлялись родственники моло дой, молодая одаривала подарками родню мужа.

к свекру, кланяясь в ноги:

— Как вас звать?

— Батюшкой.

Затем к свекрови, кланяясь в ноги:

— Как вас звать?

— Матушкой.

И, конечно, не смолкали песни, которые пели девушки, сопровождая всю свадебную церемонию:

Золото с Да свивалося.

Жемчугом Да Иван с Аксиньей сходилися, Да Иван с Аксиньей сходилися.

А наше-то золото да получше, Наша жемчужина-то да Заканчивался и этот стол, молодые падали родителям в ноги: благосло вите на брачное ложе. Его устраивали в каком-нибудь холодном месте — в нетопленой бане, в конюшне или в отдельной избе, а моло дых с музыкой и шумом — тоже, вероятно, пытались отогнать темные силы, чтобы не навели «порчу». А пир в это время продолжался. Через некоторое время будили молодых, те же дружка и сваха вели их в избу и Раздел Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) торжественно предъявляли присутствующим рубашку новобрачной. Если девушка была непорочной, все бурно радовались, кричали, шумели. Но если она была «испорченной», то родственникам молодой и ей самой до ставались унижения: на них надевали хомут, подавали вино в решете, зву чали оскорбительные шутки и т.п. Затем для молодых затапливалась баня, которую могли заменить обливанием водой или валянием их зимой в снегу. После этого выбирали лучших лошадей, украшали сани и катали молодежь по селу, молодые заезжали к родственникам и приглашали их на следующее застолье.

Застолье второго дня происходило во второй половине дня и называ лось «княжой обед», «горячий», «вечерние гости». Здесь угощали родствен ников с особым радушием, снова пели величальные — гостям и сватам.

В этот день молодая ходила к роднику, колодцу и кидала в кольцо или пояс, или краюшку свадебного каравая. Во второй день также в дом мужа приходили ее родственники с сообщением, что молодая пропала.

Начинались «поиски ярки» — так назывался этот обряд. Во второй и тре тий день на свадьбе было много розыгрышей, забав и игр;

распространено было ряженье. «Солдаты», «звери», «цыгане», взяв горшки, веники, заслон ки, проходили по деревне с шумом, плясками, песнями.

На третий день устраивали испытания для молодой, предлагали ей разжечь печь и готовить, но всячески мешали ей — то опрокинут тесто, то разольют воду, то разбросают мусор на полу: «кто над молодой не ло мается!» И выкрикивали при этом: «Эх, не управилась молодая! Видно, не бойкая!» Еще один значительный обряд — хлебины, когда зять навещал тещу.

Она кормила его яичницей или блинами, а потом причесывала, мазала его голову маслом и приговаривала: «Баран, баран, не ходи по чужим дворам, люби свою ярочку»1.

В эти дни шли в домах молодых, различные развлечения;

обычно свадьба завершалась третьим днем.

Но и после свадьбы молодожены на протяжении года находились на виду у деревни. Они ездили в гости, принимали сами родных;

первый выезд обязательно к тестю с тещей;

все эти церемонии могли продолжать ся несколько недель. Так укреплялись связи породнившихся семей, про исходило более тесное знакомство родственников друг с другом. Удержи валось внимание к молодым и на посиделках, и в хороводе, и в праздничных забавах во время масленицы. После Пасхи мужчины и дети ходили по дворам, имелись молодожены и «окликали», поздравляли их. Гостей угощали, а те славили молодых.

Русские. С 493.

Часть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) Таков был ритуал свадебного крестьянского обряда с множеством спе циальных песен, а их известно несколько тысяч;

все они разнообразны и функциональны: для каждого этапа свадьбы свои обряды и песни. «Сва дебный обряд сложился как развернутое драматизированное действо, включающее песни, плачи, приговоры и присказки, заговоры, игры и танцы. Многожанровыи свадебный фольклор был органичной и в значи тельной степени организующей частью свадебного Но как мог обряд сохраняться веками? Видимо, благодаря тому, что к нему приобщать детей с самых ранних лет. Наблюдая за свадь бами, которые неоднократно проходили перед их глазами, слушая песни и участвуя с малолетства в некоторых обрядовых действах, помогая, на пример, невесте в приготовлениях к торжеству, девушки получали полное представление о церемониях этих дней.

Немалую роль играла и специальная направленность девушки на предстоящую свадьбу. Усаживая девочку за прялку готовить прида ное, родители таким образом ориентировали ее на будущее замужество, она проникалась осознанием его обязательности и ждала этого момента.

На протяжении всех лет, предшествовавших замужеству, девушки учились петь свадебные песни и величания на посиделках, в хороводах, где проигрывались фрагменты свадьбы.

Свою роль выполняли и игры девочек куклами в свадьбу, когда про игрывался весь ее ход со сватовством, с причитаниями, расплетанием косы, величаниями (пример такой игры приведен далее в пособии).

В результате подготовки девушка к моменту свадьбы знала весь сценарий свадьбы, необходимые песни, сопровождавшие ее этапы, и игры. Она была готова к розыгрышам, знала, как вести себя при этом, умела в рифмованной форме и в нужный момент ответить присказкой.

Все основные, традиционные этапы предстоящего торжества она «отре петировала» до свадьбы.

Но все-таки каждая свадьба отличалась от других, поэтому требова лись импровизации, выдумка, творчество, и свадебный обряд представлял огромные возможности для этого. Придумывались новые игры, новые затеи, на каждой свадьбе — свои шутки, присказки, из огромного числа свадебных песен выбирались необходимые для данной ситуации. Поэтому и получался яркий, красочный праздник не только для молодоженов, но и для всей деревни, ведь участвовать в нем мог каждый.

Надо отметить, что далеко не все свадьбы проводились со всеми риту алами. Девушки из бедных семей, сироты выходили замуж очень скромно, часто ограничивались церковными церемониями и благословлением Русские. С. 470.

I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до в.) ближних. Однако каждая девушка еще с детства мечтала о широком сва дебном празднике и готовилась к нему.

Несмотря на то что по внешнему виду свадьба предстает как веселье, игра, на самом деле по своему значению она была серьезным и важным событием. Облеченная в затейливые обряды, она внушала что семья создается на всю жизнь, что главная ее радость и обязанность — дети. Здесь молодых учили семейной этике, азам семейной жизни.

Ознакомившись со свадебными обрядами, можно увидеть скрытый в них педагогический смысл. Свадьба учила молодых, которым старшие передавали свой жизненный опыт, и детей, наблюдавших за нею или при нимавших участие в праздничных действах.

Свадебный обряд высвечивал нравственные предпочтения крестьяни на: трудолюбие, хозяйственность, почтение к родителям, уважение ко всем людям своего села, открытость души, доброту и т.п. Наблюдая за свадьбой, ребенок усваивал многократно демонстрировавшиеся и в дру гих условиях нравственные истины.

Подготовка к свадьбе была связана с множеством хозяйственных дел, к выполнению которых подключались близкие люди, дети и подростки;

так осуществлялась крепилось родство. A для детей это был тоже один из уроков нравственности.

Таким образом, свадебный обряд являлся с педагогической точки зре ния одним из элементов этнорусской воспитательной системы.

Обряды, связанные с рождением детей и первым годом жизни ребенка Эта группа обрядов составляет особую область культуры материнст ва и детства, в которой отразились рациональные и магические взгляды людей и основы их миропонимания. Многие элементы культуры материн ства и детства, возникнув в самые далекие времена, сохранились вплоть до XX в.;

в ней переплелись дохристианские и христианские обрядовые действия, дополненные плодами народного религиозного воображения.

Сложились традиционные, специфические черты национальной культуры материнства и детства.

Уже с самого начала создания семьи •— свадьбы всеми окружающими молодых подчеркивалась важность деторождения многодетности, чему было посвящено немало ритуальных обрядов, способных магически вы звать желаемое. («Дети — благодать Божия», «Один сын — не сын, два сына — полсына, три сына — сын».) Ознакомимся с некоторыми традиционными взглядами на женщину — будущую мать. Во время вынашивания ребенка жизнь буду щей матери мало изменялась, она занималась той же работой, что и История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) прежде, ее не освобождали от тяжелых видов труда. Немного могли об легчить жизнь перворожающей женщине.

Большое значение придавалось различным магическим действиям и суевериям, а также молитвам и церковным обрядам. Существовали, на пример, запреты сидеть на камне — роды будут тяжелые, переступать через коромысло — ребенок будет горбатым, пинать кошку, собаку — у ребенка будет «собачья старость» и др. Опасались порчи, сглаза и даже похищения и подмены еще не родившегося ребенка нечистой силой;

чтобы такого не случилось, нужно было регулярно читать молитвы, крес титься, причащаться. В последние дни перед родами женщинам необхо димо было исповедоваться и причаститься, тогда при родах женщине по могут святые. Молиться рекомендовалось определенным святым: о мальчиков — св. Иоанну Воину, девочек — Марии Египетской.

Предпочтительным считалось рождение мальчиков: ведь девочке нужно было приданое, а выйдя замуж, она уходила в семью мужа и ждать от нее помощи в старости не приходилось. Хозяйственно-экономические причины играли в сохранении такого предпочтения мальчиков тоже не малую роль. Поэтому бытовали такие присказки: «Мальчик родится — на подмогу, девочка — на потеху», «Растить девочку, что лить в пустую бочку».

Начинались роды, но их тщательно скрывали, об этом не должны были знать посторонние, иначе возможны сглаз и порча, и вообще будут тяжелые роды. Использовались различные магические средства, которые должны были способствовать благополучному разрешению женщины от бремени:

развязывали все узелки на одежде у всех домочадцев, раскрывали все двери, печные заслонки, шкафы, сундуки. Женщина проползала под столом, под дугой, между ног мужа, все это под определенные приговоры. Эта подража тельная магия призвана была способствовать легким родам.

Роды чаще всего происходили в бане, даже русские в XVII вв. удалялись в свой срок в мыльню.

Принимала ребенка повитуха — повивальная бабка, обычно пожи лая женщина безупречного поведения или вдова, она получала за свой труд вознаграждение. Повитуха была единственной помощницей при родах;

ей доверяли, она могла успокоить и подбодрить роженицу, она знала некоторые средства облегчения родов, применяла лекарственные травы и т.п.

Повивальная бабка несла ответственность и за защиту матери и но ворожденного от нечистой силы, для чего ею зажигались свечи, она об ращалась к различным святым с особой молитвой, кадила ладаном, брызгала на малыша святой водой и т.п. Новорожденного заворачивали в отцовскую рубаху или порты — так устанавливалась магическая связь ребенка и отца.

Раздел I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) Роль женщин, принимавших роды, была велика;

не случайно, по-види мому, в их честь в русском календаре был специальный день — «бабины», «бабьи каши». Его происхождение уходит в глубокую древность к язычес ким «рожаницам»;

но впоследствии он стал отмечаться как христианский обряд с молитвами Деве Марии. В этот день бабка ждала к себе в гости женщин, у которых она «бабила», готовила угощение, а те в свою очередь благодарили ее и тоже приносили угощение, в которое обязательно вхо дила каша.

К женщине, родившей ребенка, отношение окружающих было двой ственным. С одной стороны, она представлялась, согласно канонам пра вославной церкви, греховной, казалась источником «скверны», но, с дру гой стороны, сама могла пострадать от порчи и сглаза.

В течение первой недели она считалась особенно опасной, поэтому в это время ее держали либо в той же бане, либо в избе за перегородкой.

Роженицу мыли в бане или печи (если не было бани) для восстановления здоровья и очищения от послеродовой нечистоты;

эта процедура также сопровождалась различными магическими действиями.

«Принудительная изоляция приносила и несомненную практическую пользу здоровью роженицы, вынуждая не имеющих обычно возможнос ти, да и не склонных к долгому лежанию и ничегонеделанью деревенских женщин отдохнуть и набраться сил»1. Так как считалось, что роды осквер нили весь дом, приглашали священника для обрядового очищения и чте ния особой молитвы. Частичное очищение осуществлялось крещением младенца;

только после этого женщине можно было трапезничать вместе со всей семьей и заниматься домашними делами;

но все равно ей нельзя было месить хлеб, доить корову, сажать что-либо в огороде. Лишь после молитвы в церкви на 40-й день она считалась очистившейся, с нею возоб новляли контакты соседи, она снова могла выполнять все хозяйственные дела.

Для сохранения здоровья ребенка использовались испытанные в быту средства: травы, омовения, прогревания, растирания, но их часто оказыва лось недостаточно. Главными были охранные средства, рекомендуемые церковью: молитвы, святая вода, ладан, детей крестили на ночь и учили их креститься самих, когда они подрастали. В силу разных причин (антиса нитарии, недостаточного ухода за детьми, незнания родителями эффек тивных способов лечения) детская смертность велика;

она воспри нималась покорно: «Бог дал — Бог взял».

Вместе с церковными осуществляли и различные магические дейст вия: при бессоннице носили детей в курятник и там произносили быто Русские. С.

Часть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) заговоры, при общей хилости «перепекали» ребенка в теплой и т.п. Нельзя было качать пустую колыбель — у младенца разболится го лова, смотреть на спящего — потеряет сон.

Но главной хранительницей ребенка была нежная любовь матери.

Она ласково называла его «дитятко мое любимое», «гостюшка моя желан ная», старалась оберечь его заговорами. С давних времен известны были заговоры матери, корни которых уходят в дохристианскую эпоху, в них нет упоминания о Боге, ангелах, зато полно языческих персонажей (вол хвы, летучий змей, кощей-ядун). Для матери заговор — это попытка убе речь своего ребенка от нечистой силы, которая виделась во множестве вокруг человека: «Отвожу я от тебя черта страшного, отгоняю вихоря бур ного, отдаляю от лешего одноглазого, от чужого домового, от злого водя ного, от ведьмы киевской, от злой сестры ее муромской, от моргуньи-ру салки, от треклятыя от летучего змея огненного, отмахиваю от ворона вещего, от защищаю от кощея-ядуна, от ярого волхва, от слепого знахаря, от старухи-ведуньи».

Обычно в колыбель ребенка клали после крещения, ее кропили святой водой, окуривали ладаном. А до этого он находился либо в бане, либо в закутке избы с матерью. В первый раз обмывали младенца сразу после появления его на свет, теперь же его купали «набело» — повитуха в не жарком помещении слегка парила его. Возле маленького клали орудия труда, чтобы он вырос умельцем.

Детей матери кормили грудным молоком полтора-два года, через недель после рождения начинали прикармливать жидкими кашка ми или тюрей из хлеба. После рождения у ребенка появлялась и соска:

разжеванный черный хлеб, завернутый в тряпочку, и рожок: коровий рог с натянутым соском коровьего вымени. Подкармливание ребенка диктовалось необходимостью, так как мать была занята на работе в поле, в лесу.

При крещении ребенка присутствовали крестные отец и мать, родст венники. А приглашал родных на крестины братика или сестренки стар ший ребенок, он обегал всех родственников и оставлял в каждой специальной формы печенье.

Кум покупал для младенца крестик. Впредь ребенок должен будет по читать Господа Бога, молиться, соблюдать христианские обряды.

Наречение имени — важный момент в жизни ребенка, обычно ему давалось имя святого (по месяцеслову), память которого празднуется в этот или ближайший день. Считали, что святой становится ангелом-хра нителем, небесным заступником человека.

Вместе с христианским крестильным именем обычно давали мла денцу и некрестное, защитное имя, прозвище, которое должно было ог радить человека от зла, ведь зная имя, лихие люди или темные силы I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) могли нанести человеку вред. Чужим именем прикрывались, скрывая настоящее.

Такие имена наряду с теми, что давались при крещении, были у рус ских людей вплоть до конца XVII в. Защитное имя употреблялось в быту.

И зачастую только после смерти человека оказывалось, что на самом деле зовут его совсем не так. В старину верили, что зло, обращенное к ненасто ящему имени, не коснется человека, которого зовут иначе.

Крестильное имя знали обычно лишь самые близкие родственники, а вот защитное имя было у всех на слуху. Мало кому известно, что при крещении царевич Дмитрий, убитий в Угличе, был наречен а бо ярин Хитрово, знаменитый государственный деятель XVII в., всю жизнь носивший имя Богдан, крещении был назван Иовом.

Порой защитное имя словно бросало вызов нечистой силе. В докумен тах XV в. упоминается Ивашка, Дьяволов сын, а также зафиксировано обращение женщины к «мужу и господину Негодяю». Первый, Смирный, Паук, Злодей, Нехорошко — такие имена можно было не только услы шать, но и встретить в деловых бумагах.

Завершением первого года жизни ребенка была его первая стрижка, сопровождавшаяся также различными обрядами. Это время было и окон чанием первого периода детства — младенчества.

Семейные обряды, соблюдавшиеся людьми на протяжении веков, вы полняли и определенные педагогические функции — через них передава лись подрастающему поколению о хозяйственных обязанностях членов семьи, правилах поведения в супружестве, подготовке к материн ству, нравственных нормах и о многом Но эта передача осущест влялась не назиданиями, а примерами поведения взрослых, где как раз и не требовалось объяснений. Дети просто перени мали определенные образцы поведения, включаясь в исполнение обрядов, • осваивая при этом целый пласт духовной этнокультуры.

Долго сохранялись в народе и другие семейные обряды, например по хоронный. Несмотря на его печальный тон, он также закреплял в малень ком человеке ощущение принадлежности к своему клану, неразрывной связи с большим кругом родных, учил с сочувствием воспринимать чужое горе.

же выше семейные события — свадьба и рождение ре бенка и сопровождавшие их обряды были радостными, счастли выми днями жизни, они затрагивали эмоциональный мир детей, учили радоваться, приносили ощущение единения с близкими. Так осуществля лось духовное развитие ребенка.

Часть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) Глава ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА НАРОДНОГО ВОСПИТАНИЯ § \. Игра игрушка в роли воспитателей. § 2. Устное народное творчество как Одним из действенных средств воспитания на протяжении многих веков служил фольклор — искусство, создаваемое народом и широко распро страненное в быту. Это музыкальное, танцевальное, словесное творчество и др.

Педагогическая мысль Древней Руси дошла до наших дней и в произ ведениях, не имевших специального педагогического характера. Когда не было еще специальных педагогических трактатов, педагогические идеи можно было встретить в различных источниках: памятниках литературы различных жанров, произведениях изобразительного искусства, в устных проповедях, в церковной практике.

Велико было воздействие на воспитание детей слова, произведений устного народного творчества. В них прямо или косвенно высказывалось одобрение или осуждение поступков людей, воспевались нравственные идеалы. Красочность, яркость, меткость народного слова в фольклоре де лали поучения ненавязчивыми, вызывали глубокие эмоции у детей и под ростков, и таким образом с раннего возраста неосознанно воспринима лись серьезные, возвышенные идеи и житейские правила.

Воспитывало и учило не только слово, но все русское народное искус ство. Огромной силой воздействия на детей обладало, среди прочих его видов, народное искусство быта. Оно сопровождало человека на протяже нии всей его жизни. Педагогический потенциал его был необыкновенно велик.

Издавна были известны такие средства народной педагогики, как игра и игрушка, творцом которых был сам народ. Еще в незапамятные времена люди поняли, как они необходимы ребенку.

§ 1. ИГРА И ИГРУШКА В РОЛИ ВОСПИТАТЕЛЕЙ Внимание многих педагогов и искусствоведов занимали народные игруш ки и игры как средство развития ребенка.

Народная В ряду известных средств народной педагогики место занимает игрушка — один из видов народного искусства. Она имеет долгую исто рию, в которой были периоды расцвета и упадка, связанные с народа, с его жизнью и бытом, культурой и изменением ее стилей.

I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) Появление первых игрушек объясняется тем, что ребенку были не по силам предметы труда для взрослых;

поэтому ему стали делать малень кие орудия земледелия или охоты. Изобретены они были в глубокой древ ности. При раскопках детских захоронений археологами были найдены игрушки, которые были сделаны три тысячелетия тому назад. Многие из них представляли точную копию предметов труда взрослых. Это миниа тюрные предметы охоты — луки, стрелы, топорики, — предметы быта, посуда. Позже появились фигурки людей и зверей. Некоторые игрушки были созданы явно для забавы. Археологические находки свидетельствуют о том, что уже с X в. ремесленники Киева, а затем Новгорода вместе с прочими изделиями делали игрушки. В Киеве были найдены глиняные свистульки, бараны, коньки, птички (X в.). К более позднему времени от носятся находки в Новгороде вв.). Это лодочки, скакалки, дет ское оружие, игрушечные инструменты, волчки, кони, куклы. Игрушки вв. сохранились на территории Рязани и Твери. Это игрушечная посуда, глиняные свистульки.

Народная крестьянская игрушка была многофункциональной, выпол няла разные роли. Это была детская забава, воспитания, предмет магии, праздничный подарок, свадебный атрибут, украшение, и все это выполняло одну главную — функцию духовного общения. Иг рушка была одним из тех средств, с помощью которых старшее поколе ние передавало, а младшее принимало, сохраняло накопленный жизнен ный опыт. Она тянула живую ниточку связи с народным культурным наследием, с далеким прошлым, являлась копилкой народной памяти.

Игрушка с самого рождения ребенка становилась непременным спут ником жизни. Среди игрушек не было случайных поделок, все они активно готовили детей к жизни, развивали их физически и духовно соответственно возрасту. Самым маленьким предназначались игрушки, которые могли привлечь внимание и успокоить, помочь их первым дви жениям — всевозможные погремушки, трещотки, хлопушки, шумные подвески с яркой окраской. По мере того как подрастал ребенок, игруш ки изменялись и усложнялись. Теперь они помогали ему учиться ходить, осваивать пространство. Какой ребенок не знал каталку на палочке?

Она оживала в движении: вертелись быстрые «меленки», крутились рас писные чашки, ритмично стучали барабанчики. Каталка буквально заво увлекала за собой и помогала ребенку делать первые шаги.

Когда же у ребенка появлялись устойчивость и уверенность, можно было поиграть с другой — на веревочке. Чаще всего это был конь на колесах. Он покорно следовал воле маленького хозяина, а тот пережи вал первые ощущения своей силы, превосходства и значимости. Так иг рушка развивала ребенка физически и одновременно воспитывала духов но. Игровой набор крестьянских детей был небогат, но отличался История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) практичностью. Игрушки для бросания и стрельбы — мячи, луки — тре нировали в ребенке меткость и ловкость;

волчки, кубари, жужжалки от крывали тайны механики, прививали технические навыки.

В далеком прошлом с игрушки в играх-упражнениях обу чали крестьянских детей труду. Детские забавы с игрушечной сохой, бо роной, топором очень скоро переходили в настоящий труд.

Крестьянская игрушка отличалась большими возможностями, побуж дающими ребенка к активной игре. Она требовала от ребенка живого участия. Чисто созерцательных игрушек не было. Погремушку трясли — тогда она звучала;

каталку возили, и тогда она оживала;

куклу одевали, и тогда она походила на человека. Никогда не доводилась игрушка до такой законченности, когда ребенку нечего было с ней делать. С ранних пор он должен был вложить в игрушку частицу своего труда, а позднее — твор чества Часто дети стремились и сами делать игрушки. При этом ребенок по знавал, открывал, импровизировал, учился работать, сближался с приро дой. этого начинался и его художественный опыт. В результате такого детского творчества происходило развитие наблюдательности, внима ния — тех качеств, которые пригодятся ребенку и будут большими по мощниками в его дальнейшей жизни. Чтобы создать игрушку, ребенку необходимо было и умение выбирать наиболее типичные черты. А это основа очень важного качества — пытливости.

Особенно важную жизненную функцию несла игрушка в деревенской среде, в крестьянском быту. С ее помощью передавалось по наследству мастерство, а с ним и традиции нравственной культуры.

Скромно и незамысловато выглядят «потешки» крестьянской детворы прошлых столетий. Кажется, чему могли научить топорные самоделки, примитивные куклы из тряпок и соломы, обычные глиняные свистульки?

Оказывается, очень многому из того, что необходимо было знать и уметь будущему крестьянину, деревенскому жителю.

Самодельные игрушки Они были наиболее распространенными в крестьянском быту. Их де лали родители своим детям, старшие сестры и братья, сами дети для себя.

Из любого материала могли смастерить хорошую игрушку. Использовали мох, шишки, бересту, прутья, лыко, мочало, кусочки материи, бусинки, черепки, камешки. И несмотря на занятость и тяжесть труда деревенских жителей, всегда находилась минутка на ребячью потеху. Ребенок не толь ко играл ими, но и стремился повторить, сделать их самостоятельно — это побуждало его к труду, к творчеству — вот одно из главных достоинств самодельной крестьянской игрушки.

I. и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) С пяти-шести лет дети создавали самодельные игрушки, которые по ражали своим разнообразием. Рано овладевали деревенские ребята ин струментом (топором и ножом), быстро перенимали приемы работы с разными материалами. Порой детские самоделки были настолько совер шенны, что их невозможно было отличить от изделий старших.

Вот некоторые самодельные игрушки.

Погремушки, побрякушки и Обычай давать грудным детям эти игрушки существовал с давних пор. В России они делались из разного материала и были разнообразными по форме. Их мастерили в виде небольшого шарика, полого внутри, величиной с небольшое яблоко (а иногда в форме бубенчика или восьмиугольника) и укрепляли на дере вянной ножке, а внутрь клали горох или мелкие камешки. Эти игрушки успокаивали ребенка при плаче, служили забавой для совсем маленьких детей.

Для устройства фурчалки брали тоненький кружок или про долговатую пластинку из дерева или кости с закругленными концами. По средине такой пластинки проделывали две дырочки, в которые продевали две нитки, соединяя их на концах. этого закручивали нитки и на дергать их обеими руками, то натягивая, то ослабляя. От этих движений происходило быстрое вращение пластинки и образовы вался особый шум фурчания, откуда и название самой игрушки.

Волчок (кубарь). Чаще делались выточенные из какого-нибудь креп кого дерева в виде вазы, небольшого шара, в середине пустого, с боковым отверстием и на ножке. Делалось толстое вставное дно, которое было тя желее основной массы и не позволяло кубарю падать на бок во время вращения. При волчке была палочка, называемая ручкой или веретенцем.

Перед игрою ножка волчка оборачивалась шнуром, который пропускался сквозь ручки. Когда за шнурок дергали, волчок начинал вращаться, произ водя звук, напоминающий завывание волков, отчего и произошло назва ние игрушки.

Плясуны (механическая, или самодействующая, игрушка). Из дерева вырезались два человечка, у которых руки и ноги слабо привязывались нитками. В шее человечка проходило отверстие, через него плясуны нани зывались на черный конский волос, который поддерживался в горизон тальном положении. Он то натягивался, то ослаблялся, отчего плясуны приходили в движение, то подпрыгивая, то подбрасывая руки и ноги.

Бубен — круг, согнутый из обруча или лубка. Окружность круга уве шивалась маленькими колокольчиками или бубенчиками, а середина его обшивалась натянутым и высушенным пузырем. При сотрясении бубна или ударе по натянутому пузырю получались бряцающие звуки.

сопелки, рожки, свирели, жалейки. Дети очень охотно и подолгу заниматься с такими музыкальными инструментами. Все эти на - Часть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) звания, по существу, составляли наименование почти одного и же предмета. Наипростейшая дудка делалась из какого-либо растения, поло го внутри. В стебле вырезали клапан или язычок, под который подклады вали конский волос, чтобы клапан был немного приподнят.

Если закрытый конец приложить к и дуть, то получался звук дудения. Чтобы тоны были разнообразными, делалось несколько отверс тий, которые во время игры открывались и закрывались пальцами. Игро ки сначала свистели робко, а потом начинали дуть сильнее и легче, пере бирая пальцами на дудке. При хорошем слухе и терпении многие могли наигрывать правильные и разнообразные мелодии.

Это была наиболее распространенная игрушка. До семи-восьми лет все дети вместе играли в куклы. Но как только мальчик начинал носить порты, а девочка — юбку, их игровые роли и сами игры строго разделялись.

Куклы делали из тряпок, дерева, лепили из глины, вертели из соломы.

Куклой могло стать и березовое полено, завернутое в старую тряпку, и туго свернутый головной платок, и Роль забавной развлекатель ной потешки выполняли соломенные стригунки, их делали везде, где рас тили хлеб. Ловко скручивали из пучка золотистой соломы, заплетали ко сицей руки. На забаву детям кукла плясала, прыгала, когда ставили ее на поднос и трясли его.

Куклы из ткани шили матери, бабушки и обучали этому искусству девочек. Лет с пяти такую потешку могла делать любая девочка. Как толь ко девочка начинала шить, она обшивала свою куклу нарядами из лоскут ков, ненужных тряпочек.

Кукла рассматривалась как эталон рукоделия, поэтому часто на поси делки вместе с прялочкой девочки-подростки брали повозочку с куклами.

Отношение у крестьян к игрушке было бережным. Их не оставляли на улице, не разбрасывали по избе, а берегли в корзинах, лубяных коробах, в ларчиках. Они так и переходили в семье от одного ребенка к другому.

Тряпичные куклы девочки брали с собою на жатву, ходили с ними в гости.

А потом их клали им в приданое. В куклы дозволялось играть даже «мо лодухе», пришедшей после свадьбы в дом жениха. «Моя бабушка Праско вья пошла замуж в 14 лет и кукол всех с собой забрала. Целую корзину этого добра привезла в дом жениха. И рассказывала потом, что свекор строго всем домашним наказал не и не смеяться над моло дой, когда она тихонько пряталась на чердак, чтобы поиграть в свои куклы.

Потом их снова оттуда достали, уже для ее детей», — вспоминала крес тьянка Ярославской Г.Л. Русская народная игрушка. М., 1981.

Раздел Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) Не перечесть всех Многие дети без конца масте рили что им попадалось под какую-нибудь игрушку. Ис ключительное значение самодельных игрушек состоит в том, что они не давали угаснуть духовным силам ребенка, способствовали созиданию творческой личности.

Игрушек у детей было немного. Ограничение детей небольшим чис лом игрушек объясняется практическими и воспитательными целями.

Малое количество должно было стимулировать детскую фан тазию, стремление к изготовлению их самими детьми. Здесь же сказы вались и народные представления о порядке, и умение обходиться малым числом вещей.

С пяти-шести лет дети делали игрушки, подражая при этом взрослым.

Из прутьев сооружали шалаши, гнули луки и стрелы, из древесной коры делали кораблики и лодочки. В ход шли цветы, листья, плоды растений, из них свертывали куклы для «мелюзги», делали кукольную посуду, из воло кон крапивы пряли нитки на кукольное приданое, стебли трав и кустар ников срезали на дудки, брызгалки, свистушки. Одни поделки появлялись и тут же исчезали, другие жили долго.

Поделки были и более сложными. И главным для ребенка был не ко нечный результат, а сам процесс самостоятельного труда.

На каждое время года приходились свои особые забавы с игрушками.

По весне, когда строили запруды, ставили мельницы. В марте весну. Для этого детям выпекали из теста куликов и жаворонков. А дети мастерили птиц из тряпок и лепили их из глины. Летом дети низали бусы из красной рябины. На природе оживал весь игрушечный мир крестьян ского ребенка: мячи, луки, волчки и др.

Игрушечный промысел Развитие игрушечного производства в специальных кустарных про мысловых центрах началось в XVI в.

Изготовление детских игрушек являлось своеобразной отраслью на родного творчества. Приемы их изготовления совершенствовались на про тяжении веков вместе с ростом народной культуры. При этом всегда со хранялись и развивались особенности местных художественных традиций, которые и составили прочные основы национального производ ства игрушек.

Художественные промыслы имеют древнюю историю. Сложилось не сколько промысловых центров изготовления игрушек. Наиболее крупным из них считался посад (недалеко от Москвы). Игрушки здесь начали изготавливать еще в XVI в.

Ассортимент игрушек при большом разнообразии был очень устой Преобладали фигурки барынь, гусар, модниц, франтов, мужиков, мо Часть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) комплекты животных, птиц. В большом количестве вырезались ярко раскрашенные кони в упряжках — «тройки», «пары».

Благодаря дешевизне и массовости выпуска эти игрушки пользовались огромным спросом среди всех слоев населения, подлинно народны ми, проникали в самые отдаленные уголки России.

В Вятской губернии кустари-крестьяне, вырабатывая хозяйственные изделия — сита, плетеные корзины, грабли, — делали их и в уменьшен ном виде специально для детей как игрушки. Щепные и плетеные вятские игрушки отличались разнообразием, строгостью и четкостью форм, доб ротностью и тщательностью изготовления.

Из глубокой языческой древности пришел в Вятку ритуальный обряд, посвященный празднику весны и божеству Яриле, с участием свистулек.

Со временем он превратился в традиционную праздничную ярмарку «свистунья» (свистопляска), на продавали расписные и раззоло ченные игрушки. Несколько дней в мае продолжалась вятская «свисту нья», и в ее шумном веселье главным был традиционный свист в глиняные свистульки.

Изготовление игрушек получило широкое распространение во многих районах России: в Московской, Тульской, Курской, Пензенской, Рязанской и других губерниях.

Как в самодельной, так и в промысловой игрушке долго сохранялись традиционные темы и сюжеты. медведя, оленя, коня были особен но любимыми.

В крестьянской игрушке долгое время сохранялись отголоски древних языческих представлений И куклы, и другие игрушки имели особый смысл, кроме своей главной игровой роли. Так, погремушки и свистульки выполняли еще и обережную функцию — шумом и свистом отгоняли от ребенка злых духов. Кукла символизировала древнее представление о жен щине-прародительнице. Не случайно и красные кони, птицы, медведи, бо родатые козлы прожили такую долгую жизнь в народной игрушке, В ос нове стойкости этих образов лежит не только их близость к человеку, но и глубокая связь со славянской мифологией. Конь, слуга солнца, приносил на землю его благодать, птица «отпирала» весну и теплое лето, козел по кровительствовал урожаю, медведь подавал земледельцу добрую силу — целый мир существовавших когда-то мифологических образов. Они во площались в игрушках. Повсюду дети играли в куклы, всюду лепили свис тульки — птиц, козлов, баранов, резали игрушечных коньков и красили часто в красный, или «солнечный», цвет.

Со временем менялись жизнь и взгляды человека, изменялся и взгляд на игрушки. Сами же игрушки и их значение в жизни детей оказались постоянными.

• Раздел I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до в.) была и из тех веками проверенных средств, с помощью которых из поколения в поколение сохранялись и передавались представления о мире, человеке, животных.

Игры крестьянских детей Народные игры — это традиционное средство педагогики. Испокон веков в них отражался образ жизни людей, их быт, труд, национальные обычаи, представления о чести, смелости, мужестве. В игре стремились проявить силу, ловкость, выносливость, смекалку, выдумку, находчивость.

игры передавали из поколения в поколение национальные осо бенности обычаев, своеобразие языка, но игры были не только развлече нием. В играх с малых лет сначала путем подражания дети привыкали к тем обязанностям и ремеслам, которыми они будут заниматься, став взрослыми.

Сюжетно-ролевые игры. В сюжетно-ролевых, или подражательных, играх отражалась жизнь деревни, ее трудовой быт, взаимоотношения людей. Дети увлеченно изображали трудовую жизнь крестьян, их повсе дневные заботы и радости. Так, например, в свободное от домашних дел время собирались соседские ребята, искали укромное местечко и там строили шалаши из прутьев. Покрывали их соломой или травой и устра ивали в ней все так, как в настоящем дворе: ставили избу (кухню), горницу, сени, хлевы, сараи. Потом начиналась игра: «мужчины» уходили за дровами, пахать, косить, а «женщины» оставались дома стря пать, прясть пряжу, ткать холсты, Часто в играх куклы, и в кукольных забавах проигрыва лись почти все деревенские праздничные обряды. Больше всего — свадьба, торжественный и красивый обряд. Девочки восьми — шестнадцати лет мастерски разыгрывали ее.

На игры собирались группами в избе, в амбаре, летом на улице.

Каждая девочка приносила с собой коробейку с куклами. В игре их 20 и больше: жених, невеста, родители, подруги невесты, сват... все, как в жизни. Сцена за сценой развертывались сватовство, налаживание к богомолью, посиделки, баня, девишник... Кукле-невесте расплетали ку дельную косу, и девочка в роли подруги голосила: «Не свет ли да рассве тается...» А потом все участники игры пели хором: «Уж ты, Аксиньюш ка...» После венчания заплетали две косы и укладывали по-бабьи, сажали за стол, наконец, молодых оставляли вдвоем. Куколь ная свадьба заканчивалась.

В этих играх был необыкновенный зрелищный эффект. Дети повторя ли все основные драматические и комедийные сцены и обряды с песнями и причитаниями. В роль входили серьезно, пели в полный голос, «гляже Часть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) ние» велось как положено, все учтиво слушали. Но при этом игра остава лась детской забавой. Детей увлекал сам процесс игры, ее ход, а не резуль тат действия, как это бывает в жизни. Играющие по своему усмотрению сокращали или расширяли игру-обряд, вносили в нее новые ситуации, особо выделяли динамичные театрализованные моменты: долго и шумно катали кукол по избе, часто кланялись, предпочитали протяжным песням веселые, увлеченно танцевали. Игра была самобытной импровизацией ви денного.

Обычно дети принимали участие и в настоящих свадьбах. Известно, что детям полагалось снимать с невесты покрывало, расплетать косу, ше ствовать перед «свадебным поездом», не говоря уже о том, что зрителями они были всегда.

Так же проигрывались в детских играх и другие обрядовые праздне ства деревни.

Игра была для ребенка активным вхождением в обряд, приобщени ем к традиции. Игра вводила ребенка и в реальную жизнь взрослых людей. Многие игры детей поражают сходством с серьезными занятия ми жизни: охотой, жатвой, посевом льна и пр. Точное воспроизведение быта и серьезных жизненных дел в их строгой последовательности путем многократного повторения игровых действий с малых лет при вивало ребенку уважение к существующему порядку вещей, обычаям, учило его правилам поведения. Игра — это подготовка к настоящим действиям, жизни, труду.

Подвижные игры. Игра — едва ли не самое древнее средство физичес кого воспитания молодежи. Она всегда связана с радостными эмоциями и поэтому помогает маленькому человеку освоить важные жизненные функции легко и быстро.

Игры еще в глубокой древности занимали видное место в жизни детей. В старину было особенно много игр, отражавших языческий культ.

Например, коляда, игры и празднества в честь Ярилы и др. В игровой си туации дети приучались регулировать свое внимание, физические нагруз ки, находить выход из критического положения, быстро принимать реше ние и приводить его в исполнение, проявлять инициативу, помогать товарищам, т.е. дети важные качества, необходимые им в будущей жизни.

Знакомясь в играх с природой, ребенок невольно изучал и ее особен ности. Дети часто играли в животных. Эти игры полезны тем, что дети узнавали названия многих животных, их привычки, повадки.

С помощью игры ребенок учился определять расстояния, тренировал глазомер, развивал свои чувства. Он приучался к объяснениям, образности, простоте, быстроте речи. В играх дети учились сочетать свое поведение с поведением других.

1. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) В русских народных играх было много юмора, шуток, соревнователь ного задора. Точные и выразительные движения часто сопровождались неожиданными веселыми моментами, интересными и любимыми детьми считалками, жеребьевками, потешками.

Многие детские игры были небольшими театральными представле ниями. Например, игра «Редька». К «матке» на колени садится другая девочка, к этой — третья т.д. подходит и говорит: «Стук, стук у ворот!» — «Кого черт приволок?» — «Барин с печи упал, восьмерых котят задавил, редечки захотел». — «Дергай, дергай, да не из корню!» Водящая старается оттащить с места сидящую девочку и, поставив ее на ноги, уводит и сажает на определенное место, а сама идет снова к играющим. «Стук, стук у ворот» — снова начинает стучаться. «Кого черт приволок?» — «Барыня угорела, много сахара поела, брюхо заболело, ре дечки захотела...» — «Дергай, дергай, да не из корню!» — отвечают си дящие. Снова дергает, и когда остается один корень, т.е. одна «матка», то все играющие принимают участие в. игре. Прежде всего «матку» стас кивают с места, потом усаживают на длинную палку, которую все иг роки несут с громким смехом и восклицаниями: «Корень выдернули, матку несем!» Протанцевав несколько сажен, опускают ее на землю. Игра заканчи вается.

Описание некоторых игр Дети очень любили игры с мячом. Он делался по-разному. просто народья чаще всего из тряпок. кожаные мячи. В северных губерниях мячи плелись из лыка. В Вятской и некоторых других губерни ях они делались из овечьей Снежные изображения. Зимой дети с удовольствием лепили из снега разные фигуры, делали крепости и пещеры. Затем на них нападали «враги» (часть детей). «Владельцы» (другая часть детей) защищали их, но «неприятель» брал крепость приступом и разрушал. Этим игра и закан Летом мальчики бегали по двое или по трое с веревками в убах, схватясь за руки, изображая лошадок. Ими правил «кучер», кото хлопал плетью и кричал на них. Эта игра была одной из любимых у рестьянских детей. Едва ребенок начинал ходить, как он уже скакал на или возил истоптанный когда начинал бегать, «впрягался» тройку или тележку.

Иногда играли проще: садились верхом на палки и изображали, что на лошадях, крича: «Пошел! Иди!» В эту игру играли преимуществен мальчики.

16S История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) «Волк». Волк сидит на лугу. К нему подходят овцы — другие мальчики или девочки. «Позволь H;

IM, ГОСПОДИН ВОЛК, поиграть на твоем зеленом лугу и пощипать травку». Волк позволяет. Тогда овцы подходят к нему, накло нившись к земле, начинают щипать травку, приговаривая: «Щиплю, щиплю ягодку, а серому волку грязи на лопате». При последних словах волк вскакивал, бежал за овцами и, поймав одну из них, сажал на место.

Пойманная овца делалась волком, и игра продолжалась.

«У медведя во бору». Один из играющих изображает медведя, а другие идут в бор за грибами и ягодами, припевая:

У медведя во бору Грибы, ягоды беру!

Медведь постыл, На пути застыл!

При этих словах медведь, до сих пор как будто дремавший, тихо во рочается, потягивается и как будто неохотно идет на детей, которые бегут от нею. Медведь ловит кого-нибудь. Пойманный становится медведем, и игра продолжается.

«Заря». Дети встают в круг, руки держат за спиной, а один из играю щих — заря — ходит сзади с лентой и говорит:

Заря-зарница, Ключи золотые, Красная девица, Ленты голубые, По полю ходила. Кольца обвитые — Ключи обронила, За водой пошла!

С последними словами водящий осторожно кладет ленту на плечо одному из играющих, который, заметив это, быстро берет ленту, и они оба бегут в разные стороны по кругу. Тот, кто останется без места, становится зарей. Игра повторяется. Бегущие не должны пересекать круг.

«Зайчик». Выбирают зайчика и обступают его хороводом. Зайчик все время пляшет, поглядывая, как бы выскочить из круга;

а хоровод ходит вокруг него, напевая:

Заинька, попляши, Кружком, бочком повернись, Серенький, поскачи, Кружком, бочком повернись!

Кружком, бочком повернись, Есть зайцу куда Кружком, бочком повернись! Есть серому куда выскочити, Заинька, в ладоши, Кружком, бочком повернись, Серенький, в ладоши, Кружком, бочком повернись!

При этом некоторые из играющих ослабляют руки, указывая, чик может прорваться. Зайчик припадает к земле, высматривает мест откуда выскочить, и, прорвавшись там, где не ждали, убегает.

и селезень». Играющие становятся в круг, в середину которс ставят утку, за кругом — селезня, который ловит утку. Стоящие в поют:

I. и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) Селезень ловил утку, Молодой ловил серую.

Поди, утица, домой, Поди, серая, домой!

У тебя семеро детей, Восьмой селезень.

«Коршун». Играющие выбирают коршуна и наседку, остальные — цыплята. Коршун роет ямку, а наседка с цыплятами ходит вокруг него и нараспев говорит:

Вокруг коршуна хожу, По три денежки ношу, По копеечке, По совелочке.

Коршун продолжает рыть землю, он вокруг ямки, встает, машет крыльями, приседает. Наседка с цыплятами останавливается, спрашивает коршуна:

— Коршун, коршун, что ты делаешь? — Зачем мешочек?

— Ямку рою.. — Камешки класть.

— На что тебе ямка? — Зачем тебе камешки?

— Копеечку — Б твоих деток кидать.

— На что копеечка? — За что?

— Иголочку куплю. — Ко мне в огород лазят!

— Зачем тебе иголочка? — Ты бы делал забор выше.

— Мешочек сшить. Коли не умеешь, так лови их.

Коршун старается поймать цыплят, наседка защищает их, гонит кор шуна: «Ши, ши, злодей!» Пойманный цыпленок выходит из игры, а кор шун продолжает ловить следующего. Цыплятам следует крепко держать друг друга за пояс. Тот, кто не удержался в цепи, должен постараться быстро встать на свое место. Курица, защищая цыплят от коршуна, не имеет права отталкивать его руками. заканчивается, когда поймано несколько цыплят.

«Кузовок». Дети садятся играть, один из них ставит на стол корзинку и говорит соседу:

— Вот тебе кузовок, клади в него, что есть на «-ок», обмолвишься — отдашь залог.

Дети по очереди говорят слова в рифму на «-ок»: «Я положу в кузовок клубок;

а я платок;

я замок;

сучок;

сапожок;

башмачок;

коробок;

чулок;

воротничок;

сахарок;

мешок;

листок;

лепесток;

колобок» и т.д. По оконча нии разыгрываются залоги;

покрывают корзинку, и один из детей спра шивает: «Чей залог вынется, что тому делать?» Дети по очереди каждому залогу назначают выкуп. Например: скакать на одной ноге по комнате или в четырех углах дело прделать — в одном постоять, в другом поплясать, третьем поплакать, в четвертом посмеяться;

или басенку сказать, загадку загадать, или сказочку рассказать, или песенку спеть.

Часть II. История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) § 2. УСТНОЕ НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО КАК ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПЕДАГОГИКА Целый художественный мир представляет собой устное народное творче ство — обширная область фольклора, выражаемая в слове. Являясь древ нейшим народным искусством, зародившимся еще в дохристианские вре мена, оно сконцентрировало глубокую народную мудрость, отточенную веками, выверенную временем, и представляет собой одно из действен ных средств народной педагогики.

Слово очень много значило для жизни народа. Оно объясняло жизнь и было хранителем народной памяти;

слово утешало, помогало, лечило, побуждало к действию. Со временем возник культ слова, т.е. умение об разно, умно и тактично говорить, что служило как мерилом положения человека в обществе, так и причиной уважения и почтительности к нему.

В устном народном творчестве имеются различные жанры: песня, былина, сказка, пословица и др., но все их связывает общее и главное начало: они передают основные представления народа о главных жиз ненных труде, семье, любви, общественном долге, родине.

С самого рождения погружался человек в область словесного народного творчества и оставался в нем до конца своих дней, на протяжении всей жизни получал из сказок, загадок и т.п. информацию об окружающем мире и людях, постигая эстетические и нравственные ценности своего народа.

Особенно важную роль играл фольклор в становлении человека в его детские годы.

Поэзия пестования Еще в глубокой древности была осознана огромная роль первых меся цев и лет жизни ребенка в его дальнейшем развитии. Поэтому с первых дней своей жизни младенец попадал в атмосферу материнской любви, нежности, выражавшуюся и специальными художественными средства ми — поэзией пестования. Она включает в себя колыбельные на значение которых — убаюкать, усыпить, обласкать младенца;

ки — вызвать у ребенка бодрые, радостные эмоции;

потешки — песни к первым играм ребенка с ручками, ножками;

прибаутки — стихи с занят ным содержанием.

Колыбельные песни — это осознание матерью необходимости посто янного общения с ребенком, приобщение его к речи. Издавна матери и бабушки понимали, как это важно для развития ребенка. Основные темы колыбельных песен: пожелание сна, здоровья, хорошей жизни, заговоры обереги. В песнях мать обращалась к ребенку с самыми нежными слова I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) ми: милый, желанный, пригожий, — использовала ласкательно-уменьши тельные суффиксы от любых Дождливым осенним вечером, вьюжной зимой, благоухающей весной, жарким летом сидела мама у колыбели, покачивая ее ногой, вертя в руках веретено и напевая своему малышу:

Спи, младенец миленький, Голубочек сизенький, Мой младенец будет спать, А я буду напевать...

Каких только слов не придумывала она своему дитяти, укачивая его:

дорогая дорогулечка, золотая золотиночка, жемчужная жемчужиночка, де точка-крохотулечка...

Сон да Дрёма, Пойдем Ване в голову.

Уж как Сон идет по лавочке.

Дрёма по другой.

Они Ванечку нашли, Спать оставили и ушли.

И так непрерывно поется песня за другой до тех пор, пока Ва нюша или Настенька не уснут от мелодий материнского сердца.

Что же вызвало к жизни колыбельные песни? Врожденное чутье ма тери, которое и подсказало ей, что для младенца нужна светлая, монотон ная и умиротворяющая песня, что все лучшее, что есть у нее в душе, она может передать ему именно через свое пение. Колыбельная песня успо каивала ребенка, безболезненно переводя его из состояния бодрствования в состояние сна. А сон для маленького — непременное условие его роста, развития и здоровья.

Назначение, цель колыбельной песни, как издавна было ясно мате ри, не только в убаюкивании, она многофункциональна: укрепляла здо ровье младенца, развивала его слух и эстетическое чувство, знакомила его с жизнью.

Это несмышленыша-то? — скажут иные. Да, даже тогда, когда не сформировано сознание человека, в подсознании откладываются цен нейшие для будущей жизни данные об окружающем мире, об отноше ниях людей между собой, в подсознании же «хранятся» чувства — лю бовь, нежность, —• подсознание «заведует» игрой, творчеством. И все дальнейшее развитие ребенка во многом определяется первыми годами и даже месяцами его жизни. Душевный комфорт, получаемый ребен ком в первые годы жизни благодаря близости матери, сохраняется у него надолго, часто даже на всю жизнь. И все это передавалось малышу с колыбельной песней, а также с пестушкой, потешкой. Так приобщался он к человеческой речи, начинал слышать в ней звуки, слова, ее музыку, 172 Часть История образования и педагогической мысли в России (до XX в.) мелодику. Постепенно усваивал он слова и понятия, развивалось его мышление. Уже в давние времена матери понимали, как важно для бенка постоянное с ним общение, только благодаря ему ведь и может идти его развитие.

Умение убаюкивать переходило из поколения в поколение, передава лось от мам и бабушек дочкам и внучкам. Едва девочка начинала играть в куклы, как мать учила ее баюкать своих А с лет девочка становилась настоящей нянькой для своего братика или сестрички и сама пела им колыбельные, подслушанные у взрослых.

Нянча братьев и сестричек, крестьянская девочка как бы готовилась к своему материнству, и связь между поколениями не прерыва лась.

В старинных колыбельных песнях часто встречаются добрые язычес кие существа: Сон, Дрёма, Угомон, Упокой, считавшиеся носителями сна:

Ходит Сон близ окон:

«Все ли Бродит возле дома:

«Кто не спит из ребят?» или:

А на мово Сон, Дремота!

Спи, мой Лёшенька, усни.

Угомон тебя возьми!

А как вырастешь большой, Будешь в золоте ходить, Нянюшек и бабушек Златом, серебром дарить!

Здесь не только обращение к мифическим Сну и Дрёме, не только языческий заговор: «Угомон тебя возьми!», но и пожелание богатой жизни, и назидание добром отдавать за добро.

Сна и Дрёму, укладывающих ребенка спать, надо отблагодарить за это:

Семенова жена 1 дала «Ну спасибо тебе, Марьюшка!» «На здоровье тебе, Дрёмушка!» Частым персонажем был кот, которого просят принести Дрёму.

да серые коты. Приди, кисанька, Дремоты, серенький, котик, ночевать, спать-ночевать, деточку качать. Нашу Катюшу качать.

У>к как я тебе, коту, Мы тя ужином накормим, За работу заплачу: Мы те нальем, Дам кувшин молока, Калачик в роток, Дам кусок пирога. И соломки под бочок.

I. Воспитание и обучение в Руси и Русском государстве (до XVIII в.) В колыбельных песнях-оберегах были и печальные строчки — как будто бы матери желали смерти своим детям.

Баю-баю да В лес по ягоды пойдем, Хоть теперь умри. К тебе, дитятко, зайдем.

Завтра у матери Баю-баю, баю-бай, Кисель да блины — Поскорее умирай, То поминки твои. Батька сделает гробок Сделаем гробок Из осиновых досок, Из семидесяти досок, На погост увезет Выкопаем могилку И земелькой затрясет.

На плешивой горе. (Оберега-заговор) «Баю-бай, баю-бай, поскорее умирай», «батька сделает гробок» — что же это за пожелания матери своему ребенку?

Это все те же древние представления, корнями уходящие в языческие времена. Так матери хотели отвести от ребенка болезни, ведь если человек мертв, то и болезни оставляют его. Такими заговорами-оберегами стара лись уберечь малыша, призывая смерть, тем самым как бы отгоняли бо лезни, значит, на самом деле в такой форме желали ребенку здоровья и Рассказывала пестунья в колыбельной песне и о том, как живут люди, какая участь ждет ребенка во взрослой жизни. В этой маленькой по форме песенке перед ним открывается мир крестьянина: то, чем он зани мается, какие домашние животные живут рядом с ним.

Я качаю, зыбаю, Боровок отец за рыбою, Курочка Улитушка, Мать пошла мешки таскать, Баушка — уху варить, • Бай-бай, баю-бай, А дедушка — свиней манить: Поскорее засыпай!

«Чох, чох, чох, Аксиньюшка, Может быть, так укачивала своего братика или сестричку маленькая няня. И здесь тоже еще одна сторона крестьянской жизни: беден, богат, чем питаются.

А баю-баю-баю, Все по лавочкам сидят, Жил мужик на краю, Кашку с маслицем едят, Он не беден, не богат, Едят кашку с молочком, горница ребят, Бьют по пузу кулачком.

А этой колыбельной ребенку дается целое наставление о его будущем.

Спи, посыпай, на повоз поспевай! В зелены Доски готовы, кони сряжены...

Спи, посыпай, боронить поспешай! Поскорее вырастай.

Мы те шапочку купили, Ко работе привыкай, Боронить пошлем в чисты поля, Тяте с мамой помогай.

174 Часть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) Когда вырастешь большой, Будешь хлебы молотить.

Пойдешь в поле за сохой. бай-бай, Баю-баюшки, бай-бай. Спи, мой Коля, засыпай.

Будешь сеять и косить, Как видим, колыбельная песня рассказывала обо всем, чем жила семья, чего она желала своему малышу.

С самого начала своей жизни ребенок оказывался во власти слова и музыки, колыбельные песни, пестушки, потягушки настраивали на гармоничный музыкально-поэтический лад. Песенки-приговорки матери, бабушки, сестренки сопровождали весь младенческий возраст.

Вот малыш проснулся, он устал от неподвижности и в часы бодрство вания ему нужны движения, радостные эмоции. Тут-то и приходил черед пестушек. Их цель — забавляя, потешая ребенка, выполнить с ним свое образные физические упражнения, сопровождаемые стихами-речитати вами:

порастушеньки, Поперек А в ножки А в роток — говорок, А в голову Так приговаривали мамы, поглаживая малыша вдоль тельца. Эти лас ковые прикосновения материнских рук, сопровождаемые простыми стишками, ободряли, веселили младенца, это веселый массаж для него.

Когда сон совсем отходил, начиналась зарядка: медленно разводили руки ребенка, он бы плыл, и тут же приговаривали:

Лунь плывет, Лунь плывет.

Потом, помахивая кистями ручек:

Галки летят, Галки летят!

Или так: «Лебеди летели, летели...», «трататушки, тратата, вышла кошка за кота». Нехитрые упражнения и стишки, но для ребенка они важны, ведь так постепенно вырабатывалось у него умение управлять сво ими движениями.

Более длительные упражнения с ребенком сопровождались такими стишками:

Тятеньке — сажень, Маменьке — сажень, Дедушке — сажень, Баушке — сажень, Сестрице — сажень, А Танюшке — большую, пребольшую.

Раздел Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) Чтобы развить мышцы торса, ребенка «тетешкали»: усаживали на ла донь одной руки и, поддерживая другой, подбрасывали его вверх. Эти дви жения также сопровождались ритмическими стишками:

Чук, чук, Наловил дед щук, Баба рыбку пекла, Сковородка утекла.

Так ребенок не только физически развивался, но и учился преодоле вать страх, у него появлялась смелость.

У малыша рано возникает желание встать на ножки, и няня, поставив его, поддерживая за ручки, приговаривала:

Дыбки, Скоро Васеньке годок.

образом укреплялись постепенно мышцы ребенок учился держаться вертикально, управлять своим телом.

Делает ребенок первые шаги, мама водит его по лавке:

Дыбки, дыбки!

Ходит котик по лавочке, Водит кошку по завалинке!

Дыб, А так учила мама ребенка плясать и прыгать, приговаривая:

А, Надюша, попляши!

Твои губки хороши, сучком, Голова крючком!

Большие ноги Маленькие ножки Шли по дороге: Бежали по дорожке:

И еще приговаривают, когда ребенок скачет:

Молодой груздок, По водичку пошел, нашел:

Целовал, миловал Да к себе прижимал.

Множество придумали пестуньи и этим помогали своим ма лышам активно развиваться, пробуждали у них чувство ритма, радостные эмоции, желание двигаться.

А чуть подрастал ребенок, где-то на втором году, в его жизнь входила потешка, призванная развеселить и развлечь его. Ребенок уже слышит 176 Часть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) слова и понимает многие из них. И снова материнское чутье подсказыва ло, что нужно приготовить ребенка к игре, а через нее — к познанию окружающего мира. Потешка и становилась школой умственного, нрав ственного и эстетического воспитания.

Через потешку ребенку передавались сведения о числах, счете, сооб щалось о взаимоотношениях людей, нравственных нормах. Вспомним из вестную и сегодня потешку:

Сорока-ворона Этому — весь горшок.

Кашу варила, А этому — ничего Детей Ты круп не драл, «Идите, детки, кашу Дрова не рубил, Тому на ложке, Воду не носил, на поварешке, Кашу не варил».

Эти немудреные слова потешки несут ребенку массу информации: и элементарное понятие количества (мало, много), и сведения о том, как готовится пища, дается и нравственный урок: не работал, ленился, вот и наказан.

Вот так незатейливо приучали ребенка называть части лица и головы:

Нос лепешкой! лепешкой!

Щечки-булочки у нас, люленьки, Щечки-булочки у Зубки — словно миндалинки, А глаза — кориночки...

Как видим, потешая ребенка, играя с ним, взрослые помогали ему войти в окружающий его мир легко и весело.

Не только ребенку была полезна материнская поэзия, она обогащала душу и самой пестуньи. Баюкая и теша ребенка, она успокаивалась и сама, отвлекалась от житейских проблем. И в ней просыпался художественный талант, дар, о котором она и не подозревала;

любовь к малышу чудодей ственно преображала и ее.

Сказка Сказки были важнейшим педагогическим средством и любимым дет ворой жанром устного народного творчества. Они представляют собой значительную область художественной педагогики, уходящей своими ис токами еще во времена, предшествовавшие появлению Киевской Руси.

Исследователи народного творчества выделили такие типы русских сказок:

— сказки о животных, — бытовые сказки, — волшебные сказки и другие.

Раздел I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) Долгими зимними вечерами при свете лучины, затаив дыхание, дети и взрослые слушали сказки о похождениях героев в тридевятом царстве, о Сивке-бурке, который верно служит Ивану, о Марье Моревне, Кощее Бессмертном. Увлекательные приключения героев волшебных сказок, сила, смелость и находчивость пленяли слушателей, вселяя веру в торже ство добра, уверенность в победу справедливости.

Трудно найти другое такое средство словесного воздействия на ребен ка, с которым сравнима сказка, вымысел, где переплелись реальные и фан тастические события, герои которых — знакомые незнакомцы. Это из вестные детям животные, наделенные чертами и характером человека, растения, приобретающие невиданные качества, люди, совершающие не обычные поступки и подвиги. И в то же время все эти персонажи сказок хорошо знакомы детям, многие из них живут рядом. Сказки развивали и воспитывали ребенка, но такое воспитание воспринималось им с удоволь ствием, так как сказки развлекали его, веселили, увлекали в мир фантас тики.

Сказки входили в жизнь ребенка с самых ранних лет, с тех как он обретал способность понимать речь. Грустные и веселые, страшные и • добрые, они знакомили детей с огромным миром, внушая им первые представления о жизни, добре и зле, справедливости и порядке, и стано вились любимой забавой.

Сказки завораживали, захватывали ребенка, он был способен слушать их без конца, особенно в раннем возрасте;

но они не теряли своей таин ственной силы и увлекательности и для подростка, и для взрослого чело века, который так же мог слушать их часами. В чем же кроется причина такой силы воздействия иносказания? Отметим два свойства сказок.

Увлекательность сказок во многом объясняется игрой слов, их необык новенной выразительностью (волк — «большой ротище», медведь — «толсты Сказочники играют словами, передавая этой игрой смысл сказочной истории. «Жил-был старик со старухой. У них была пе стра курочка. Снесла яичко у Кота Котофеича под окошком на шубном лоскуточке. Глядь-ка, мышка вскочила, хвостом вернула, глазком мигнула, ногой ляпнула, яйцо изломала. Старик плачет, старуха плачет, веник пашет, ступа пляшет, песты толкут. Принялись ворота скрипеть, сор под порогом закурился, тын стоял-стоял да рассыпался». Становится понят ным лукавый замысел сказочника: он смеется над всеми, кто шумит и волнуется без основания. Много шума из ничего — такова идея этого ино сказания.

Такая же игра слов в сказе о беззаботном тетереве. Ему лень заводить домик, он и ночует в снегу: одна-то ночь куда ни шло. «Чем нам дом за водить, лучше на березыньках сидеть, в чисто поле глядеть, красну весну встречать, шалдар-булдар кричать!» В этом крике — те 178 Часть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) бормотании и непонятность для ребенка, и беззаботность, и веселость.

Спокойное повествование в сказке сменяется стремительным, когда речь заходит о внезапных и быстрых действаия — это достигается с помо щью глаголов движения («налетели», «подхватили», «метнулись», «пропа ли»). Подбор глаголов ярко передает динамику событий, остроту ситуации.

В сказках для маленьких детей используется особый прием, когда зве нья-эпизоды образуют цепь, как, например, в сказке о петухе, подавив шемся бобовым зернышком. Чтобы спасти его, курица бежит к реке, про сит водицы: попьет петух — и проскочит зернышко. Река посылает ее в бор: «Бор даст кол, дак я дам воды». Бор запросил лыка, а лыко у липы и Курица торопится, стараясь выполнить условие за условием, но зато напился, наконец, петух речной воды и закричал «кукареку». Все эти по вторы завораживают ребенка, он слушает сказку «на одном дыхании».

Увлекательность сказки обычно объясняется в ней хо рошо известных детям предметов и явлений. В русских сказках отраже на родная природа: дремучие леса, широкие поля, могучие дубы, белые березы, свой особый животный мир. Даются и детали русского быта — изба, русская печь, лавки, красный угол, крыльцо, сени, погреб, описание национальной одежды и пищи. Как и в жизни, герои сказок пашут землю, ловят рыбу, охотятся, работают от зари до зари.

Вымышленные предметы, явления, живые существа и похожи, и не похожи на настоящих.

В самом раннем детстве происходило знакомство маленьких слушате лей со сказками о животных. Детей развлекают прибаутками о кошкином доме, сороке-белобоке, о долгоногом журавле, который на мельницу ездил.

Легко запоминаются бесхитростные сюжеты, сказочные персонажи кото рых петух, заяц — вызывают живое восприятие и эмоциональный от клик. Поэтизация привычного заставляет ребенка по-новому увидеть ок ружающее. Мир зверей может быть интересен и сам по себе, но в сказках он одухотворен.

Сказки представляют хорошо известный ребенку мир преображен ным и таинственным. В огороде вырастает огромная репа, которую не вырвать даже бабке с дедкой;

горошина, закатившаяся в подполье, про росла до самого неба, так что пришлось прорубать пол, а потом и потолок;

пошел Емеля по воду, зачерпнул в проруби ведром, попалась щука, научи ла она Емелю чудесному присловью — и сбывается все, что пожелаешь.

В любой сказке обыденное, чаще всего это быт, жизнь крес тьянина, но жизнь сказочных героев наполнена необыкновенными собы тиями и драматизмом. И хотя дети понимали, что это выдумка, ощуще ние чуда оставалось в их душах, формировалась привычка смотреть на мир особенно, мыслить, выходя за пределы реального.

I. Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до в.) Часто в русской волшебной сказке рассказывается странствиях героя, его встречах с друзьями и врагами, его бегстве, погоне за ним и, наконец, как награда его победа. Достичь желанной герою помо гают животные и добрые люди, которые дарят ему чудесные предметы.

Меч-саморуб, волшебный клубок, скатерть-самобранка, ковер-самолет и живая вода приходят на помощь в тяжелую минуту. Эти атрибуты вол шебной сказки всегда на службе положительного героя.

Перейдем к рассмотрению потенциальных возмож ностей русских народных сказок, ведь в них не только отражение, но и оценка многих сторон жизни общества. За приключениями царевичей в чужих землях, похождениями бравого солдата, за крестьянской обыден ностью встают человеческие судьбы, а сказочные конфликты передают сложные отношения между людьми.

Несомненно познавательное значение сказок: они являются своеоб разной энциклопедией, где рассыпаны сведения из географии, ботаники, истории, а также представлен как ближайший мир, так и далекие неве домые страны.

Сказки — это художественный способ познания мира, в старину они во многом заменяли детям школу.

Познавательное содержание прослеживается, например, в сказке о зайце и лисе, построивших свои избушки — лубяную и ледяную. Ребенок узнает из нее о смене времен года — за летом идет осень, затем зима «студеная, со вьюгой да снежными сугробами». О том, что зайчик линя ет — зимой он белый, а летом серенький, что весной солнышко пригре вает и т.д. В сказке хорошо просматриваются причинно-следственные связи в природе.

Познавательны для детей и описания процессов труда, и бытовые де тали. В сказках говорится о работе летом на поле, о строительстве дома, приготовлении пищи, о торговле на ярмарке, можно узнать, как «хлебы ставить» (сказка о том, как овдовевший мужик «замесил тесто и вышел куда-то», а когда «воротился,...услышал, что кто-то пыхтит», испу гался мужик, и так и не догадался, что «это хлебы кисли»).

Многие сказки основаны на повторах, наращивании цепочки слов, что способствует развитию памяти и лучшему запоминанию, они вскрывают причинно-следственные связи, приучают к счету. Причем сказки могут быть как с последовательным наращением («Репка», «Терем-теремок»), так и с последовательным уменьшением, обратным счетом («Звери в яме»). В последней сказке сначала съели зайца, остались втроем, затем съели волка, остались лиса и медведь вдвоем, «только лисица надула мед ведя» и съела его, а потом выбралась из ямы с помощью дрозда, натаскав шего ей прутиков, но потом «собаки разорвали лисицу» (последователь ное уменьшение).

1 SO Чисть История воспитания, образования и педагогической мысли в России (до XX в.) Слушая сказку «Вершки и корешки», ребенок догадывается, какие части растения можно употреблять пищу. Вздумал медведь с мужиком сеять репу, просит дать ему «верхушки» — и получает ботву. Мужик всю зиму а медведь с голоду помирал. На другой год посеяли пшеницу.

«Теперь ты бери верхушки, — сказал медведь мужику, — а мне коренья.

Мужик всю зиму ел, а медведь едва с голоду не помер». Так, как бы между прочим, не специально, просвещался слушатель сказок.

Животные в сказках разговаривают и ведут себя так же, как люди, они наделены характерами людей, а в их жизнь привносятся человеческие от ношения;

все это расширяет содержание вымысла. Животные в сказках характеризуются определенными чертами: кот ленив, петух криклив, самоуверен, но и отважен, волк жаден. Неуклюжесть и неповоротливость медведя в повадках переносятся на характер и определяют поведение зверя.

Сказочные персонажи воспринимаются не только как звери, птицы, но и как люди с определенными чертами. У ребенка не возникает сомне ния в том, как относиться к персонажу сказки: ленивому, жадному, доб рому, смелому.

В сказках действуют соловей-вещун, белые голуби «перо в перо», во роны-вороные, ястребы Они могут не быть героями сказок, это второстепенные персонажи, но о повадках, внешнем виде зверей, птиц и рыб ребенок узнавал не только из жизни, но и из сказок. Передача позна вательной информации осуществлялась занимательно, исподволь, однако она западала в душу и оставляла глубокий след в ней.

Небольшие сюжетные произведения давали маленькому слушателю также полезную информацию о растениях и природных реалиях, объяс няя суть многих явлений в природе и обществе людей.

Сказка резко разграничивала положительное и отрицательное в пове дении персонажей. Но это не примитивность подачи жизненного мате риала, а та необходимая простота, которая должна быть ясно усвоена ре бенком, прежде чем он будет готов воспринимать серьезные и глубокие идеи.

Бесхитростные сюжеты бытовых сказок и сказок о животных легко запоминались и воспроизводились детьми, раскрывая перед ними круг простых, но жизненно важных представлений. Доставляя эстетическое на слаждение, эти произведения народного творчества приучали мыслить, обобщать, проводить сравнения. Эти сказки, передававшиеся от поколе ния к поколению, заменяли некоторые научные сведения из истории, гео графии, биологии, о которых крестьянские дети не имели ни малейшего понятия. Сказки способствовали развитию речи, образного и логического мышления, умению кратко, ёмко, красиво выразить свою мысль, разви тию воображения, фантазии.

Воспитание и обучение в Древней Руси и Русском государстве (до XVIII в.) Элементарные, но важные представления об уме и глупости, о хитрос ти и прямодушии, о добре и зле, о героизме и трусости, о доброте и жад ности, почерпнутые из сказок, влияли на освоение ребенком норм пове дения.

Персонажи сказок не просто попадают в какие-то сложные обстоя тельства, но они учат, как нужно и как не следует вести себя ребенку в простейших жизненных ситуациях. Так, ушли из дома по делам взрослые, наказали маленьким детям не выходить из избы и не впускать никого чужого. Да не всегда слова матери бывали услышаны, ведь уже не в пер вый раз они говорились. Другое дело сказка: о козе и ее козлятах, о петухе, который ослушался наказа кота, высунулся в окошко и попал в лапы лисы.

Или сказка о невидимой пыхтелке, которая сидит в погребе. Наказали детям дед да баба: «Не ходите в погреб, там пыхтелка вас съест». Не по слушались дети, пошел Ваня за репой, а там: «пых-пых, это не Ванька ли, да не за репой ли, не съесть ли мне его?» Хам-хам и проглотила. И Маню тоже. Страшно становится после этих сказок ребенку, и не захочется на рушать запреты В сказках перед ребенком раскрываются человеческие характеры с их достоинствами и недостатками, особенно хорошо они прослеживаются в бытовых сказках. В них действие развивается в привычной для крестьян ских детей обстановке. Это деревенская изба, улица, село поля и леса, город с трактирами и базарами, здесь и известные действую щие лица — дед и бабка, барин и солдат. Персонажи сказок оказываются также в обычных жизненных ситуациях и проявляют разные черты ха рактера. В реальном мире ценится находчивость, ловкость, умение найти выход из любой ситуации. Как раз такими качествами обладает солдат — герой многих сказок, мастер шутки шутить, веселый и находчи вый. Он и кашу из топора сварит, и самого черта обманет, солдата не проведешь — он человек бывалый.

Тут же рядом и другой пример — на этот раз пустого мечтателя.

Бедный мужик увидел зайца в поле, обрадовался: «Вот теперь я заживу!

Убью зайца, продам за четыре алтына, на деньги куплю свинушку, она принесет поросят, я их приколю, мясо продам, на денежки дом заведу» и т.д. Да так громко крикнул, что заяц убежал, а дом со всем богатством и пропал!

Всегда ценится в сказке смекалка, о ней, например, говорится и в ис тории о том, как бедный мужик гуся делил: он разделил за столом гуся так, что гусь почти целиком ему и достался. Барин, однако, не рассердился:

уж больно угодил ему мужик словами, которым сопровождался дележ.

Хозяину: «Ты всему дому голова — тебе голову»;

отрезал задок и подает барыне: «Тебе, — говорит, — дома сидеть, за домом смотреть». Лапки дал сыновьям: «Чтоб топтать отцовские дорожки», а дочерям — крылья:

182 История воспитания, образования и мысли в России (до XX в.) «Вы, — говорит, — скоро из дома улетите». «Остальное себе возьму» — и взял почти всего гуся. Барин посмеялся, дал мужику хлеба и денег.

Наибольшее воздействие сказка оказывала на развитие нравственных установок, представлений о добре и зле, корысти и бескорыстии, спра ведливости и храбрости, правдивости и лукавстве. Почти все сказки осно ваны на нравоучении, но оно дается не прямо, а вытекает из поступков героев, о нем нужно догадаться Такая скрытая назидательность заключена почти в каждой сказке, а смысл их для ребенка понятен: нужно слушаться старших, обращаться к ним с почтением, помогать друг другу, не помнить зла и т.п. Но поучение облечено в такую тонкую и совершен ную поэтическую форму, что усваивается незаметно вместе с заниматель ным сюжетом. В то же время мораль сказки прозрачна, она понятна слу шателю и осваивается им на В сказочной фантастике отражены черты самого народа, создавшего Радостный и светлый вымысел отражает веру людей в победу над чер ными силами гибели, разрушения, в большинстве сказок добро торжест вует, а зло Например, в сказке «Злая девка» дурная, нелас ковая девушка как увидит собаку, так камнем в нее, как встретит ребенка, так оплеуху ему, а — взашей. Раз шли по селу Христос да Егорий, оба слепые, она решила их напугать. Только те открыли ворота, она на них с криком. Услышал Христос и сказал: «Лети же ты кукушкой, своего гнез да не имей — как нищим не давала». Так она вспорхнула кукушечкой, до сих пор все жалеет да плачется, кричит: «ку-ку».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.