WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«УДК 7:33 ББК 65.498.5 Л26 Серия «cybertime/non fiction» Составитель — Владимир Харитонов Ласика, Дж. Д. ...»

-- [ Страница 5 ] --

Эта тенденция может поставить с ног на голову традиционные модели медиа. Теоретик медиа Клай Ширки называет это «большим прыжком»5. Старая схема «выбери, затем опубликуй» уступает мес то новой — «опубликуй, затем выбери». Эта схема, воплощенная в блогах и любительских публикациях, может сработать и в музыке.

Сейчас появляются средства, обещающие известность молодым та лантливым исполнителям и публикацию хорошей новой музыки.

Упростились не только управление музыкой и ее поиск. Главная удача: стало проще создавать музыку. Цифровая демократизация му зыки устранила даже самые незначительные барьеры для этого.

В старые времена даже панкам приходилось выбирать гитары и учить аккорды. Теперь вам не нужно репетировать, учить нотную грамоту или откладывать деньги на дорогой инструмент. Имея 49 долларов и компьютер от Apple, целеустремленный музыкант с помощью про граммы GarageBand (Apple, кроме того, бесплатно распространяет Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ сотни профессионально записанных риффов, которые должны по мочь вам на старте) может превратить компьютер в звукозаписываю щую студию. Пользователи ПК тоже могут попытать свое счастье в создании хитов. Пятнадцать — двадцать лет назад подобные сред ства обошлись бы вам в 50 000 долларов.

Вместо того чтобы играть в рок группах, подростки усаживают ся перед притягательно светящимися экранами компьютеров в спаль нях и гаражах. Для того чтобы написать достойную мелодию, все так же нужны талант, терпение и вдохновение, и — что тут скрывать — большая часть созданной любителями музыки довольно посредствен на. Но люди не только создают новую музыку, цифровые сэмплы и потрясающие новые композиции из привычных мелодий — они ис пользуют специальные инструменты, чтобы объединять композиции, ускорять ритм, вырезать из песни вульгарные выражения и исправ лять фальшивые вокальные партии (в моем доме этот инструмент жизненно необходим), одним словом, дают вторую жизнь загниваю щей индустрии. Подобно тому как камера Brownie превратила фото графию из ремесла профессионалов в обыденную практику, цифро вые технологии делают демократичней музыку.

Добро пожаловать в эру любителей.

«До наступления в ХХ веке эпохи радио музыкой занимались для собственного удовольствия и для удовольствия друзей, — сказал в интервью NPR Роджер Линн, сессионный гитарист, написавший для Эрика Клэптона хит 1978 года “Promises”. — Сегодня слишком мно гие смотрят на это как на профессиональную карьеру. Если заду маться, популярная музыка — это всего лишь еще одно название фолка, музыки для людей».

Некоторые профессиональные музыканты увлеклись этой иде ей и занялись сохранением и распространением вышедшей из моды музыки в Интернете. Один из таких музыкантов — Роджер Макгуин, бывший вокалист и автор песен группы Byrds, который способствовал развитию традиции фолк рока в середине 1960 х годов, написав та кие хиты, как «Turn, Turn», «Mr. Spaceman» и «Three Miles High».

Макгуин, в 1991 году включенный в Зал славы рок н ролла, за долго до этого оставил Byrds ради сольной карьеры. Он влюбился в фолк в пятнадцать лет, когда увидел, как старый певец в стиле фолк Боб Гибсон исполняет свои хиты в его колледже в Чикаго. Фолк — очень широкий термин, включающий в себя традиционные ирландские и ан глийские баллады, кантри, акустический рок и современный фолк.

К началу 1990 х годов эта традиция оказалась на грани вымирания из за засилья однообразной музыки, которую крутят по радио (как говорит Макгуин, «только рэп и слащавый поп»), и нежелания звукозаписываю щих компаний подписывать контракты с фолк музыкантами.

Обеспокоенный возможностью исчезновения жанра, в 1995 году Макгуин открыл сайт «McGuinn’s Folk Den»77#, легально предостав ляющий файлы для скачивания. Он назвал сайт Folk Den в честь клуба в Лос Анджелесе, где он и другой музыкант из его группы, Джин Кларк, познакомились с Дэвидом Кросби. Макгуин начал записы вать традиционные, знакомые всем композиции и размещать их на сайте — он до сих пор каждый месяц выкладывает новую песню. Для бесплатного скачивания по лицензии Creative Commons доступно более ста композиций. Макгуин записал свои версии песен «John Riley», «Springfield Mountain», «Old Paint» и «To Morrow», которые давным давно играл Гибсон.

«В старые времена кто то садился на крыльцо, а кто то дру гой разучивал за ним мелодию, — рассказывает Макгуин, для своих 62 лет выглядящий очень молодо. — Сейчас, когда я записываю пес ню, я один на один с компьютером, а не в большой компании людей, так что в каком то смысле это соответствует обычаю передавать истории из уст в уста, передавать фолк музыку из поколения в поко ление. Разве Интернет не лучший способ распространять музыку?» В рамках своего проекта по сохранению фолка Макгуин решил записать альбом классических фолк песен «Treasures from the Folk Den»78# с Питом Сигером, Джоан Баэз, Джуди Коллинз и Одеттой.

(Слишком слабый, чтобы выходить из дома, Сигер записал дуэт с Макгуином в своей гостиной.) В 2002 году альбом был номиниро ван на «Грэмми».

77# Фолк притон Макгуина (англ.).

78# Сокровища Фолк Притона (англ.).

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ По словам Макгуина, если бы он мог, он бы расширил «сфе ру интересов» коммерческих СМИ, включив в нее джаз, рэгги, ми ровую и классическую музыку. Это вряд ли произойдет по финан совым соображением, однако новые технологии: спутниковое ра дио, интернет магазины и программы для записи дисков (Макгуин использует Macintosh) — предоставляют нам самый большой вы бор, чем когда либо.

Макгуин время от времени заглядывает в Kazaa, чтобы посмот реть, обмениваются ли пользователи его песнями, и это его нисколь ко не смущает. В 2000 году он выступил в качестве свидетеля от защи ты по делу Napster в юридическом комитете сената8. «Для меня как для исполнителя это то же самое, что трансляция моих песен по ра дио», — объясняет он. В конце концов, чем чаще о тебе слышат, тем больше будут продажи.

Что касается идеи Макгуина сохранить фолк, похоже, тради ция обрела новые силы благодаря Интернету и выходу таких филь мов, как «О, брат, где ты?» и «Ловец песен». «Сейчас фолк в хорошей форме, — говорит Макгуин. — Всего за несколько лет он прошел боль шой путь».

Четыре года назад по Disney Cannel был показан эпизод мультипли кационного сериала «Семья Праудов», напоминающий современную версию «Конопляного безумия», непреднамеренно смешного пропа гандистского фильма 1936 года, иллюстрировавшего идею, будто люди, которые курят марихуану, сходят с ума, занимаются безумным сексом и танцуют без остановки. На этот раз, согласно отчету AlterNet.org, Disney взялся за тему файлового обмена.

В мультфильме девочка подросток Пенни Прауд начинает ис пользовать похожую на Napster программу EZJackster, страстно увле кается файлообменными сетями и начинает скачивать всю музыку, которую она когда либо хотела. Вскоре наступает хаос. Ее любимый певец не получает денег за свою музыку. Местный магазин закрыва ется. Приезжает полиция, которая грозит упечь ее в тюрьму. И, что хуже всего, мама забирает ее компьютер. Пенни полностью уничто жает американскую экономику, прежде чем понимает, что файловый обмен — это плохо.

В действительности файловый обмен имеет столько нюансов цвета, сколько и не снилось диснеевским мультфильмам.

Познакомьтесь, например, с Майком Скиулло.

Скиулло, двадцатипятилетний сотрудник службы поддержки одной очень крупной компании, базирующейся в Питтсбурге, собрал огромную коллекцию музыки, скопировав содержимое своих CD на жесткий диск. Но на этом Скиулло на остановился. Чтобы расширить свою коллекцию, он погрузился в Napster, Kazaa и Morpheus и скачал оттуда сотни песен. Он хотел поделиться своим богатством с друзь ями и коллегами, поэтому создал сеть для обмена музыкой из серве ров, которыми он управляет дома и на работе. Эти частные даркнеты скрыты от посторонних глаз, однако Скиулло сообщил свои логин и пароль пятнадцати своим друзьям, которые могут покопаться в его файлах и скачать с его компьютера любую из двадцати тысяч песен.

Еще двести друзей и коллег имеют доступ к шести тысячам песен с корпоративного сервера, играющего роль мини радиостанции. То же самое он делал на предыдущей работе, где целое подразделение питтсбургского медицинского центра слушало музыку, загруженную с установленного им сервера. Его друзьям и коллегам это нравится.

«Музыка создает приятную атмосферу на работе, — говорит мне Скиулло. — Даже мой босс скачивает музыку из моей сети»10.

Скиулло — типичный пример человека своего поколения. Он не разделяет намерения Тони Эбботта играть по правилам — он, как и Макгуин, считает, что файловый обмен — это радио наших дней.

Скиулло поет в рок группе, которая выкладывает свою музыку на сво ем сайте для бесплатного скачивания, и, по его словам, любовь по клонников малоизвестные группы зарабатывают как на своих офици альных сайтах, так и в полулегальных местах вроде Kazaa. Сегодня он покупает меньше CD, однако чаще ходит на концерты и приобре тает DVD групп, которые ему нравятся.

Как относиться к тому, что делает Скиулло? Распространяют ся ли законы физического мира на оцифрованную музыку? В эпоху, когда большая интернет деревня объединяет нас в сообщества, с чем Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ больше не справляется география, какими должны быть законы об мена цифровой музыкой?

Когда я рассказываю о действиях Скиулло президенту RIAA Кэри Шерману, он говорит: «Все очень просто: эти люди воруют»11.

RIAA, действующая в интересах звукозаписывающих компаний, разослала тысячи писем с предписаниями о прекращении противо правных действий частным компаниям и университетам, которые закрывают глаза на подобную активность в своих сетях. С самыми крупными файлообменными сервисами, включая Kazaa, клиентская программа которой была скачана более 320 миллионов раз, что де лает ее самым популярным приложением всех времен, RIAA встреча ется в зале суда. Поскольку незаконное скачивание песен распро странилось шире, чем в лучшие дни Napster, в 2003 году RIAA начала подавать в суд на частных лиц, которые делают доступными в пирин говых сетях тысячи песен.

Майк Годвин из общественной организации Public Knowledge говорит: «Даже разумные люди могут разойтись во мнениях относи тельно того, является ли добросовестным использованием обмен песнями между двумя или десятью людьми, но я не знаю никого, кто считал бы, что выложить в Интернете пять тысяч песен, которые ска чают миллионы людей, законно».

Тем не менее Годвин, как и президент Public Knowledge Джи джи Б. Сон, утверждает, что не нужно сваливать всю вину на четырех из десяти взрослых американцев (более 60 миллионов людей), кото рые скачали музыку из файлообменных сетей. Они говорят, что зву козаписывающие компании еще не приложили достаточно сил, чтобы создать привлекательную легальную альтернативу, и что они упуска ют шанс использовать технологию P2P для развития новых бизнес моделей и рынков.

В середине 1999 года, когда был запущен оригинальный Napster как проявление непреодолимого желания населения иметь волшеб ный проигрыватель по запросу, музыкальные компании поняли, что их мир изменился навсегда. История Napster хорошо известна — о землетрясении, которое начал Шон Фэннинг, написано несколько книг, так что я сдержу данное ранее обещание смотреть в будущее, а не в прошлое и сосредоточусь на тех сторонах цифровой медиаре волюции, которые связаны с файловым обменом. И все же стоит упо мянуть, что в июле 2001 года, на момент своего закрытия по решению суда, 57 миллионов человек пользовались поддерживаемым просты ми людьми рынком обмена песнями, который во многом был револю ционным для поп культуры: общество восстало против грабитель ских цен, установленных индустрией звукозаписи, и недружествен ной по отношению к покупателям практики.

Звукозаписывающие компании всегда считали, что Napster за нимается пиратством. Для студентов колледжей и миллионов других людей Napster был образцом совершенно клевой технологии, кото рая кроме бесплатных песен предлагала сэмплы и практически лю бую мелодию. Napster был гибким и легко настраиваемым инстру ментом, а не просто программой, которая позволяла бесплатно ска чивать музыку.

Что бы вы ни думали о Napster, на самом деле он был культур ным источником, позволившим миру погрузиться в воды бесплатной музыки. Napster открыл цифровое пространство миллионам людей, сделав наши компьютеры и другие цифровые устройства основным способом получения музыки. Он на несколько лет приблизил переход к новому рынку и показал пользователям, что музыка — это не только продукт, но и сервис. Завоевав внимание десятков миллионов пре данных пользователей, он подтолкнул звукозаписывающие компании к переносу своих закромов в легальные интернет магазины. Napster также способствовал развитию молодежной культуры, предоставляя средства создания, сэмплирования и ремикширования цифровой музыки. Воротилы индустрии развлечений, привыкшие во всем ви деть пиратство, до сих пор приходят в ярость, когда кто то произно сит слово «Napster», однако лишь сейчас мы начинаем замечать при знаки его влияния не только на индустрию звукозаписи, но и на теле видение, компьютерные игры, а также кинематограф.

Звукозаписывающие компании считают файлообменные сети своим главным врагом, однако большинство ударов они нанесли себе сами. Когда в 1983 году появились компакт диски, их поблескиваю щий высокотехнологический вид позволил лейблам установить на них Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ цены от 9 до 16 долларов, хотя изготовление CD вскоре стало стоить не дороже, чем печать долгоиграющей пластинки. Звукозаписываю щие компании, а не исполнители забирают себе практически всю при быль. Это неудовлетворительное положение дел актуально и по сей день. Из одиннадцати миллиардов долларов, ежегодно выручаемых на продаже CD, исполнители получают менее 5%. (Сравним: в сред нем исполнители получают 12% дохода от музыки, проданной в ин тернет магазинах. Кроме того, они получают 35—40% сборов с кон цертов.) Другие тенденции в музыкальном бизнесе вызвали еще боль шее недовольство общества. Развитие сетей одинаковых радиостан ций практически уничтожило независимые местные станции, удо влетворяющие местные вкусы и сообщающие о местных событиях, заменив их пустыми, безжизненными программами. Практически все песни, которые крутятся на радио, покупаются и оплачиваются звукозаписывающими компаниями. Музыкальные дельцы тратят миллионы на создание звезд типа Бритни, однако забывают о со здании команд, которые могли бы внести свежую струю. (Тина Вей мут в 2004 году заявила группе экспертов музыкальной индустрии, что, если бы Talking Heads появились в наши дни, при нынешнем со стоянии медиасреды, они никогда не подписали бы контракта и не появились бы на радио. За несколько недель до этого Дон Хенли вы разил сомнение в том, что сегодня какая нибудь крупная звукозапи сывающая компания подписала бы контракт с Джонни Кэшем.) Директоров звукозаписывающих компаний обычно выставля ют в невыгодном свете, что неудивительно. New York Times писала о том, что 99,9% проверок показывают, что звукозаписывающие ком пании недоплачивают своим артистам12. Макгуин продал полмилли она копий своего альбома «Back to Rio» 1991 года, и не получил за это ни цента. В отраслевом музыкальном журнале в 2002 году Стив Аль бини, продюсировавший альбом группы Nirvana «In Utero», обрисовал типичную для индустрии звукозаписи сделку: новый коллектив может получить в качестве аванса 250 000 долларов. Распродано 250 000 ко пий его альбома, продажи приносят лейблу 710 000 долларов. После того как команда заплатит за запись, видео, питание, одежду и авто бус для тура, она остается должна звукозаписывающей компании 14 000 долларов. В своем эссе «Салон» Кортни Лав посчитала, что группа, которая продает 1 миллион копий, отдает 6,6 миллиона дол ларов звукозаписывающей компании, и ее участники остаются ни с чем, лишаясь в том числе своей музыки, которая теперь принадлежит студии. (Конгресс издал закон, санкционирующий подобное рабство по договору. Авторы книг, напротив, временно продают лицензии на свои книги издателям.) Лав ссылается на объявленное в 1998 году банкротство Тони Брекстон, которая, продав CD на 188 миллионов долларов, получала за каждый альбом всего по 35 центов. Вся инду стрия звукозаписи, заключает Лав, «основана на пиратстве»14.

Последней каплей, которая заставила общество отвернуться от звукозаписывающих компаний, стал отказ индустрии — и это спу стя несколько лет после дебюта Napster — создавать привлекатель ный интернет рынок. У пользователей Интернета, жаждущих цифро вой музыки, почти негде ее взять из легальных источников — только файлообменные сети.

Разве удивительно, что никого при использовании файлооб менных сетей до сих пор не мучает совесть, учитывая репутацию звукозаписывающих компаний?

Согласно исследованию, проведенному в 2003 году проектом Pew Internet & American Life Project, 60% американцев не видят ничего дурного в том, чтобы скачивать контент из пиринговых сетей, и высту пают против попыток их ограничить. Исследовательская фирма NPD Group в 2003 году выяснила, что около 2/3 музыки (7,5 миллионов файлов), хранящейся на компьютерах американцев, было получено в результате незаконного обмена файлами. Исследование, проведен ное в 2004 году Barna Group по заказу Ассоциации торговли христиан ской музыкой [Christian Music Trade Association], показало, что 80% подростков хотя бы раз за последние шесть месяцев выкладывали в сеть музыку, защищенную копирайтом, и человек, исправно посе щающий церковь, не отличается в этом от других.

Почему же люди делают это? Юрист Джеймс Бергер, занимаю щийся делами, связанными с высокими технологиями, вспомина ет, как пару лет назад выступал на Национальном форуме молодых Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ лидеров [National Youth Leadership Forum], собрании самых умных школьников, проводящемся в Вашингтоне. «Кто из вас постоянно ска чивает музыку и записывает CD?» — спросил он у пятидесяти под ростков. Все подняли руки. Тогда я спросил: “А вам не кажется, что вы воруете? Вы не испытываете никаких сомнений?” И вот что они мне ответили: “Вы хоть понимаете, о чем нас спрашиваете? Не часто уда ется найти новую музыку, не пользуясь файлообменными сервиса ми. Звукозаписывающие компании вынуждают радиостанции играть новинки бойз бэндов и раскрашенных барби, и мы сыты этим по гор ло. Но предположим, я слышу песню, которая мне нравится. Как я могу получить ее при нынешней системе? Мне нужно просить папу или маму отвезти меня в магазин. Я покупаю за 16 или 18 долларов CD, привожу его домой, слушаю, и оказывается, что со всего альбома мне нравится только одна песня. Я знаю, что из 16 или 18 потрачен ных долларов исполнитель вряд ли получит и цент. Поэтому я не чув ствую себя виноватым. Мои карманы обчистила звукозаписывающая индустрия”»17.

Проводившийся правовым сайтом FindLaw в июле 2004 года общенациональный опрос показал, что 56% американцев негативно относятся к судебным преследованиям частных лиц звукозаписыва ющими компаниями. Даже многие музыканты снисходительно от носятся к файловому обмену. Согласно исследованию Pew 2004 года, 35% из 2755 опрошенных музыкантов и авторов песен считают, что файловый обмен не приносит вреда музыкантам, так как помогает им «раскручивать» свои произведения, 23% заявило, что файлооб менные сервисы вредят музыкантам, так как подразумевают неза конное копирование их работ, еще 35% согласилось с обоими утверж дениями. Кроме того, 60% утверждает, что не считает, будто иски RIAA против частных лиц, использующих файлообменные сервисы, помо гут музыкантам и авторам песен.

Когда дело касается их собственной карьеры, исполнители относятся к файлообменным сетям с большей симпатией. Исследо вание Pew показало: 35% считает, что бесплатное скачивание помог ло их карьере, 5% считает, что оно повредило их карьере, 37% утверж дают, что оно ни на что не влияет, 15% затруднились ответить.

Мнения известных артистов на этот счет разделились. Me tallica, Мадонна, Эминем, Дон Хенли, Шакира и Лаудон Вейнрайт III уверенно поддержали жесткий правовой подход индустрии звукоза писи, а автор песен Motown Ламонт Дозьер («Stop! In the Name of Love») написал гневную песню о том уроне, который файлообменные сети нанесли его семье. С другой стороны, такие популярные испол нители, как Moby, Smashing Pumpkins, Limp Bizkit, Ben Folds Five, Public Enemy и They Might Be Giants заявляют, что RIAA несправедливо пре следует частных лиц. «Разве может четырнадцатилетний подросток, получающий на карманные расходы всего 5 долларов в неделю, думать, что бесплатно скачивать музыку, созданную музыкантами мультимиллионерами и алчными звукозаписывающими компаниями, плохо?» — пишет на своем сайте Moby19. Он советует звукозаписыва ющим компаниям запустить дешевые сервисы, позволяющие бесплат но слушать музыку, в том числе неизданные композиции, получать скидки на билеты и другие товары, и «перестать издавать дерьмовые записи».

Возможно, обе стороны правы. Файловый обмен, вероятно, повредит поп звездам первой величины, хотя «вред» в данном слу чае — понятие относительное. Однако снижение продаж дисков Бритни будет вызвано увеличением продаж альбомов нового или даже забы того исполнителя. Бесплатный доступ к музыке — первый шаг к появ лению денег в кармане исполнителя.

Джэнис Йен, записавшая хиты «At Seventeen» и «Jeese», а так же девять раз номинировавшаяся на «Грэмми» (ее последний хит вышел в 1975 году), завоевала всеобщее признание в 2002 году, по сле своего выступления в защиту файлообменных сетей и выраже ния им признательности за то, что они вернули интерес к ее музыке.

Йен, утверждающая, что все гонорары, которые она когда либо полу чала, считались собственностью звукозаписывающей компании, за метила, что крупные лейблы запрещают своим исполнителям выкла дывать собственную музыку для свободного скачивания. Вдобавок, пишет она, «пока не истек срок действия контракта, они являются владельцами наших голосов, так что мы не можем опубликовать для скачивания свою “живую” запись!» Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ Опубликовав на своем сайте бесплатные композиции, на кото рые у нее были права, в формате MP3, Йен заметила троекратное увеличение продаж своих дисков. «Мне все это нужно не для того, чтобы стать милиардершей, но у меня появилось больше денег, — написала она. — В наше время, когда плейлисты радиостанций стали у же, и вряд ли это внезапно изменится, 365 000 копий моей работы нашли своих слушателей. Даже если всего 3% этих людей придут на мои концерты и купят мои CD, у меня в этом году появится около 10 000 новых поклонников»20.

По словам издателя технической литературы Тима О’Рейли, неизвестность, а не пиратство является самой большой угрозой для большинства музыкантов.

Все это не извиняет поклонников, которые регулярно бесплат но скачивают музыку. Это нечестно. Однако существование долго срочных экономических убытков и ущерб экономике до сих пор оста ется под вопросом. По сравнению с 2003 годом продажи музыкаль ных альбомов в 2004 году выросли на 3,8%. Крупное исследование, проведенное в апреле 2004 года экономистами из Гарварда и Универ ситета Северной Калифорнии, показало, что файловый обмен не ока зывает негативного влияния на продажи CD21. Исследование, в кото ром рассматривались 1,75 миллиона случаев скачивания музыки, имевших место за 17 недель в 2002 году, установило, что скачивание оказывает как положительный, так и отрицательный эффект на про дажи CD, что, в общем то, является переливанием из пустого в по рожнее. Подобные открытия позволяют нам отсрочить яростное на ступление на файлообменную культуру.

Главный советник Universal Studios Карен Рендал дает друже ский совет своим противникам в музыкальном бизнесе, которые про должают подавать в суд на частных лиц, использующих файловый обмен. «Не играйте с огнем, — предупредила она на конференции “Цифровой Голливуд” в Беверли Хиллз. — Не знаю, как это произош ло, но музыкальная индустрия отдалилась от покупателей. Хочется быть уверенными, что то же самое не произойдет с кино. Общество считает, что музыкальная индустрия — это сборище порочных тол стосумов, которые зарабатывают слишком много денег, поэтому во ровать их собственность нормально. Подобное отношение просто не применимо к киноиндустрии. Люди понимают, что на съемки фильма тратится 100 миллионов долларов, и, возможно, поэтому их нельзя воровать». Отдалившись от своих клиентов, говорит она, невозможно выиграть.

В таком случае каким образом следует музыкальной индустрии изменить свою стратегию в цифровой век?

Если мы согласимся, что будущее за цифровой музыкой, что призна ю т даже директора компаний, стремящиеся бороться с переменами, приходит отрезвляющая мысль: ни одна из крупных удач цифровой музыки (Napster, Musicmatch, MP3 плейеры, веб кастинг, iPod) не свя зана с звукозаписывающими компаниями.

В 1999 году компания Diamond Multimedia создала первый пор тативный MP3 плейер Rio 300 и выдержала попытки звукозаписыва ющей индустрии запретить его выпуск законодательным путем.

Musicmatch Jukebox изменил для нас образ взаимодействия с музы кой, позволив копировать, миксовать и записывать собственные ком пакт диски. iPod от Apple позволил уместить в кармане тысячи ком позиций, хранящихся в маленьком элегантном устройстве, которое, судя по виду, занесло к нам из будущего. Музыкальный магазин Apple iTunes собирается стать решением проблем доставки цифровой му зыки, если только ему это позволят звукозаписывающие компании.

Мы склонны об этом забывать, но музыкальная индустрия — это не только крупные звукозаписывающие студии. Новые команды помещают свою музыку в пиринговые сети, чтобы сначала зарабо тать славу, а потом и богатство. На крупнейшем в Интернете легаль ном сайте бесплатных MP3 GarageBand.com рейтинги слушателей используются для оценки 300 000 независимых музыкантов и 1,8 мил лиона песен. Признанные исполнители, такие как Принц, Тодд Рунд грен, Ани ДиФранко, Эйми Манн, Питер Гэбриел, Брайн Ино, Уин и другие, используют Интернет для общения с поклонниками и про дажи музыки (иногда через звукозаписывающие студии, иногда нет).

Через несколько лет это станет скорее правилом, чем исключением.

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ Музыкальные интернет магазины, с которыми звукозаписыва ющие компании еще недавно не хотели иметь ничего общего, сейчас считаются самой большой надеждой музыкальной индустрии. Втор жение Apple в музыкальную индустрию было настолько успешным, что компания превратилась в компанию цифровых медиа. В октябре 2001 года, после шести месяцев разработки, Apple явила миру iPod, глянцевое портативное устройство, превосходящее по вычислитель ной мощности первые компьютеры Macintosh. Уже было продано бо лее 10 миллионов экземпляров (только в 2004 году было продано 8,2 миллиона). Колумнист Fortune и директор TiVo Стюарт Олсоп назвал iPod «прекрасным примером дизайна цифрового устройства будущего»24. Майкл Булл, преподаватель, читающий в Сассекском университете лекции о медиа, опросил тысячи владельцев iPod и выяснил, что возможность сделать мобильной свою музыкальную коллекцию изменяет не только то, как мы взаимодействуем с музы кой, но и то, как мы взаимодействуем друг с другом, так как отгоражи ваемся от окружающего мира в своем уютном личном пространстве, охлаждая открытые городские пространства.

В апреле 2003 года Apple открыла музыкальный интернет ма газин iTunes Music Store, тем самым подняв доверие к онлайновым музыкальным сервисам. В магазине Apple одну композицию можно купить за доллар, при этом она не защищена от копирования, по скольку CEO Apple Стив Джобс лично надавил на нескольких глав сту дий, прежде настаивавших на вызывающих всеобщее раздражение цифровых замках. iTunes Music Store ежегодно продает около полу миллиарда песен. Хотя количество песен, продающихся на CD, зна чительно превышает количество песен, продающихся через Интер нет, аналитики прогнозируют, что в ближайшие пять лет интернет продажи возрастут настолько, что составят треть музыкального рынка (несколько миллиардов долларов).

Джобс любит говорить, что люди хотят владеть музыкой, а не брать ее напрокат. Это не совсем верно. Сами люди считают, что хо тят слушать музыку. Поэтому в мире будет место и цифровым витри нам, позволяющим купить любую песню, и волшебному проигрывате лю, который позволяет взять напрокат любую песню, до тех пор, пока обе модели соответствуют ожиданиям клиентов. Музыкальным ком паниям стоит пойти по стопам Джобса и перестать использовать за щиту от копирования, которая уничтожает способность цифрового медиаконтента к перемещению.

Фил Шиллер, директор Apple, ответственный за iTunes Music Store, рассказал в интервью BusinessWeek Online: «Решение пробле мы музыкального пиратства не может быть технологическим. Никому не удастся создать идеальную защиту. Решение также не может быть законодательным: никто не издаст волшебный закон, который оста новит пиратство. Получается, что решение в том, как мы будем себя вести. Многие люди предпочтут законный и честный способ. Мы на деемся, что нам удалось его найти: мы создали нечто во многом пре восходящее бесплатные сервисы»26.

Пресса много писала об успехе Apple, однако для процветания музыкальной индустрии в цифровой век необходимо благоденствие и других компаний и бизнес моделей.

Компания из Сан Диего Musicmatch, занимающаяся разработ кой музыкального программного обеспечения, в которой работает 160 человек, была серым неудачником в битве за цифровую музыку.

Когда я приезжаю в ее «второсортный» офис, то вижу цветущий внут ренний дворик с апельсиновыми деревьями и фонтанами в испан ском колониальном стиле, а из «кубиклов», где работают сотрудники, до приемной доносится музыка. Здесь музыка — часть обстановки:

в конце концов, десять сотрудников — бывшие диск жокеи. Через не сколько минут по коридору, мимо постера Rage Against the Machine, проходит женщина с немецкой овчаркой на поводке. Это не катящий ся под гору, съедающий кучу денег дотком.

В 1997 году, когда появилась Musicmatch, несколько предста вителей компании посетили одну из крупнейших венчурных фирм Крем ниевой долины, где сделали доклад, проиллюстрировав свой бизнес план графиками, исследованиями использования и благоприятной оценкой ожидаемого дохода. Один из сидящих за столом директоров не стал долго слушать. «А где ваши “конские хвосты”? Вы, ребята, слишком чистенькие для музыкального бизнеса». Другой спросил:

«Зачем вам доходы и прибыль? Вы просто ничего не понимаете: дело Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ в раскрутке! Почему бы вам не купить пару щитов на шоссе 101 или не разместить свои имена на Таймс сквер?» В конце концов Musicmatch нашли финансовую поддержку у другой компании Кремниевой доли ны, которую устраивали доходы и медленный, стабильный рост.

В конце 1998 года Musicmatch выпустила бета версию первого цифрового музыкального проигрывателя, который позволял пользо вателям записывать на CD собственные подборки песен. Этот про игрыватель завоевал популярность практически немедленно. «Конт роль над собственной музыкой оказался тем, что запустило поток творчества, — говорит старший вице президент Musicmatch Боб Ол вейлер. — Запись кассеты для вечеринки раньше занимала целый день. Сейчас вы можете справиться с этим за 10 минут». Сегодня Musicmatch Juckebox используют более 10 миллионов зарегистриро ванных пользователей, четвертая часть которых пользуется програм мой по крайней мере раз в месяц.

«Индустрия звукозаписи — это двухсотмиллиардная инду стрия, запертая в сорокамиллиардном теле, — говорит похожий на веселого Мела Гибсона основатель компании Деннис Мадд, которо го идея создания Musicmatch посетила, когда он учился в бизнес школе Wharton. (За доклад, в котором он описал эту идею, ему поста вили четверку — профессор назвал его замысел интересным, но не выполнимым.) — Музыка — это один из самых малопотребляемых ресурсов. Если бы у людей был более быстрый и простой способ до ступа к ней, мы купались бы в музыке»30.

Священный Грааль — это волшебный проигрыватель, друже ственная пользователю модель, которая позволяет получить любую музыку в мире, лишь протянув руку. «Технологии — это самое про стое, — говорит Мадд. — На наших серверах уже есть огромная часть всей музыки, продаваемой в мире. Самая большая сложность с му зыкой в том, чтобы понять, какую композицию человек хочет слышать в данный момент. Мы помогаем людям исследовать и расширять свою музыкальную вселенную».

Мадд говорит об ощущениях от прослушивания музыки с почти религиозным трепетом: «Я помню такие моменты, когда я ехал в ма шине и вдруг начинала играть отличная песня, и от этого весь мой день шел как надо. Это такой редкий случай с сегодняшним радио.

Мы пытаемся сделать его более частым».

Сервисы, которыми занимается Musicmatch, — это больше, чем миграция радио в Интернет. Они также помогают людям созда вать персональные плейлисты, содержащие композиции любимых исполнителей, а также новую музыку, которая вам тоже должна по нравиться.

Мадд вспоминает, что до создания Musicmatch он был безумно увлечен всеми теми легендарными старыми группами, которыми увлекались многие люди его поколения. «70 е и 80 е не прошли ми мо меня. Я обожал Eagles, Boz Scaggs, Rolling Stones, Yes, REO Speedwagon. Мне кажется, музыкальные вкусы большинства людей перестают развиваться после школы или колледжа. Технология реко мендаций Musicmatch позволила мне быстро познакомиться с но выми музыкальными стилями, такими как трип хоп и электроника, и с множеством новых исполнителей, таких как Morcheeba, Portishead, Wilco и Люсинда Уильямс. Раньше я ничего не слышал о Nickelback, скромной команде из Канады. Потом я скачал пару их песен, послу шал и сказал себе: “Вау! Это потрясающе!”» Оригинальная бизнес модель Musicmatch была основана на продаже цифровой музыки. Мадд предложил продавать песни по или 50 центов за закачку. В теории такие цены должны были резко увеличить продажи. Звукозаписывающие компании и слышать об этом не желали. Кроме того, лейблы настаивали на защите от копирова ния, которую Мадд назвал «драконовской», лишавшей купленные людьми песни свободы перемещения, например не позволяющей про игрывать в MP3 плейере песни, загруженные на компьютер.

Мадд вспоминает, что в первые дни существования компании встречи с лейблами выливались во «вспышки оптимизма, за которы ми следовало сокрушительное поражение». В 1997 году он встретил ся с вице президентом Capitol Records по новым медиа, который вы разил заинтересованность, но так и не ответил на запрос на лицен зию, присланный Musicmatch. «Я называю это карманным вето, — говорит Мадд. — Эти ребята почти никогда не говорят “нет” прямо.

Просто ничего не происходит». Чуть больше чем через год он со Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ своим партнером прилетел в Нью Йорк на встречу с главой управле ния лицензирования новых медиа BMG Music, который с порога за явил: «У меня всего пятнадцать минут, так что давайте сразу к делу».

Взволнованные директора Musicmatch попросили назначить повтор ную встречу. Больше в его расписании им места не нашлось.

«Фольклор музыкальной индустрии гласит, что в кабинете пре зидента любой музыкальной компании стоят три фотографии в ра мочках, — рассказывает Олвейлер. — На первой фотографии — уво ленный управляющий звукозаписывающей компании, который допус тил появление радио. На второй — управляющий, который допустил появление MTV. Третья рамка пуста: в ней должно быть фото того, кто допустил появление Интернета».

К 1999—2000 годам, когда Napster достиг зенита своего вели чия, лейблы все еще не были готовы продавать музыку в Интернете, поэтому Musicmatch пошла по дорожке интернет радио, которая не требовала содействия лейблов. Каждый месяц к бесплатному радио Musicmatch Radio подключаются более 1,7 миллиона слушателей.

В 2001 году Musicmatch запустила первый успешный сервис музыкальной подписки, который можно описать как «почти музыкаль ный сервис по запросу» с потоковым воспроизведением музыки в CD качестве. (Phapsody от Real Networks, Music от America Online, eMusic и заново рожденный Napster также предлагают музыкальную подпис ку.) В отличие от более ограниченной радиоверсии Musicmatch MX позволяет двумстам тысячам подписчиков создавать персональные музыкальные потоки, основываясь на любимых исполнителях, годе или месте выхода композиции или ее жанре: от блюза до фанка. В то время как плейлисты большинства радиостанций содержат 33— 38 композиций, слушатели Musicmatch могут выбирать из восьмисот тысяч песен.

С ростом и превращением в одну из главных интернет радио станций Musicmatch столкнулась с правовыми проблемами. Благо даря серьезным усилиям лоббистов звукозаписывающей индустрии вышедший в 1998 году DMCA регулирует интернет радио. Согласно этому закону, интернет станция (платная или бесплатная) не может объявлять названия следующей песни. Интернет станция не может проигрывать более трех песен с одного альбома в течение трех ча сов. В рамках трехчасового блока интернет станция не может про игрывать подряд две композиции с одного альбома. Она также не может проигрывать три композиции одного исполнителя подряд и не более четырех композиций одного исполнителя в рамках четы рехчасового блока.

79# Вот вам Аланы Фриды и Вольфманы Джеки цифровой эры.

DMCA также запрещает хранить архивы интернет трансляций более чем несколько недель. Проще говоря, закон налагает на интер нет радио не только худшие ограничения широковещательного ра дио, но и дополняет их новыми.

В 2001 году Musicmatch и RIAA предъявили друг другу иски, ка сающиеся некоторых сторон радиосервиса Musicmatch, которые, по заявлению RIAA, не были явно разрешены DMCA. Помимо прочего, RIAA выступила против функции Musicmatch, позволяющей слушате лям выбирать соответствующий их настроению темп песни. Напри мер, если вы любите Брюса Спрингстина, вы можете послушать его баллады или рок композиции. Не более того. Musicmatch прекратила разбирательство, убрав данную функцию и внеся другие небольшие изменения.

Радиосервис Musicmatch все так же ограничен закоснелыми правилами DMCA, однако в конце 2002 года компания запустила сер вис «исполнитель по запросу», позволяющий вам выбирать более чем из десяти тысяч исполнителей. Создайте свой канал, на котором бу дет играть Томми Дорси, или Barenaked Ladies, или Alice in Chains. Так как компания получила на это права, она может воспроизводить де сятки композиций джазовых исполнителей, или хип хоп команд, или поп звезд и других исполнителей подряд. Взамен лейблы получают немного эфирного времени. В середине 2004 года, вслед за Rhapsody и Napster, Musicmatch запустила сервис «песня по запросу».

Пока Apple бьется за то, чтобы продавать в своем интернет магазине музыку без защиты от копирования, Musicmatch через шесть 79# Алан Фрид — диск жокей, придумавший термин «рок н ролл». Вольман Джек — популярный телеведущий 1950 х годов.

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ месяцев после Apple открыла собственный онлайновый магазин.

Другие компании (Amazon, Wal Mart, BuyMusic.com, eBay и Napster) также бросились продавать музыку. Musicmatch совершила самый большой рывок на рынке, когда в сентябре 2004 года за 160 милли онов долларов ее купил гигант Yahoo.

Заглядывая вперед, Мадд считает, что за последние два года между Musicmatch и звукозаписывающими компаниями установились здоровые отношения: «Новое поколение директоров звукозаписыва ющих компаний считает Интернет будущим индустрии, так как прода жи CD рано или поздно должны прекратиться. Компакт диск ждет долгая, медленная, мучительная смерть, и его необходимо заменить более эффективной и прибыльной моделью. Сейчас происходят из менения наших ожиданий от взаимодействия с музыкой. Покупать CD каждые два месяца не слишком интересно. Сегодняшние техно логии должны позволить вам тратить около пяти долларов в месяц и получать доступ к миллионам композиций».

Мадд представляет себе день, когда музыка будет следовать за вами повсюду, доступ к ней можно будет получить через любое устройство: портативный плейер, стереосистему, телевизор, радио в машине, беспроводное устройство или мобильный телефон. «На ступит день, когда вы сможете нажать на кнопку и слушать любую нравящуюся музыку в своей машине, гостиной или идя по улице с портативным устройством», — говорит он.

Но очевидно, что Мадд и многие другие не скоро вернут к жизни Yes, REO Speedwagon и Bachman Turner Overdrive.

11. Оцифровка Коула Портера Друг рассказывает историю, которую ему поведала мать одной из самых влиятельных венчурных капиталистов Силиконовой долины:

«Когда Энн была маленькой, она ходила по нашему кварталу и склоняла всех детей рисовать, создавать милые маленькие произ ведения искусства. Она собрала их работы и решила устроить не большую галерею в родительском гараже. А потом ей пришло в голову с каждого посетителя брать четвертак за вход. И когда кто то из маль чиков и девочек, создавших эти работы, хотел посмотреть на соб ственные рисунки и на творчество своих друзей, он должен был за платить ей этот четвертак. Суть в том, что сама Энн ничего не нари совала. Она полагалась только на чужой труд. А заработала больше, чем любой из художников».

Очень похоже на музыкальную индустрию.

В наши дни как противники файлового обмена, так и распро странители контента находятся в опасном положении: в скором вре мени и те и другие могут остаться не у дел. Как звукозаписывающие компании переживут переход из века аналоговых записей в век циф ровых технологий? Как будет выглядеть новая модель бизнеса?

Все начинается с экономики по Тарзану.

«Если ты, как Тарзан, пробираешься через джунгли, цепляясь за лианы, то в полете нужно уметь крепко держаться за свою лиану, чтобы не упасть на землю, потому что падение для тебя означает Дж. Д. Ласика >/ смерть», — рассказывает мне за ужином Джим Гриффин. Мы в «Вер сале», модном кубинском ресторане в Лос Анджелесе. «Но еще нуж но уметь отпускать свою лиану именно тогда, когда хватаешься за новую. Так что есть определенный момент, когда отпускаешь старое и цепляешься за новое. Нельзя отпускать старое раньше времени — это будет означать падение и смерть. Но и держаться за старое слиш ком долго тоже нельзя — так ничего не получится»1.

Гриффин — полный жизни сорокашестилетний мужчина, ши рокоплечий, в очках с тонкой оправой и с аккуратно причесанными волосами с проседью — ведущий специалист в области цифровых прав. «Весь спор только об этом: какую лиану схватить и в какой момент отпустить старую», — говорит он, и его громкий голос раз носится над тарелками с цыпленком с чесноком, свининой и жаре ными бананами.

Вскоре к нам присоединяются музыкант и предприниматель в сфере новых медиа, пришедшие по приглашению, которое я посы лал подписчикам Pho — конференции, посвященной обсуждению ин дустрии цифровых развлечений. Конференция появилась в мае 1998 года, когда Гриффин, его друг Джон Паррес и некоторые их зна комые, у которых были схожие интересы, начали собираться в Pho 87, вьетнамском ресторане Чайнатауна в Лос Анджелесе. Каждую не делю они встречались, чтобы обсуждать возможные варианты объе динения музыки, живописи и Интернета.

Эти встречи быстро переросли в нечто большее: в почтовую рассылку с тысячей подписчиков и целой сетью мест встреч ее чле нов — в Нью Йорке, Лондоне, Детройте, Чикаго, Сиэтле, Хельсинки, Вашингтоне, Филадельфии, Остине, где десятки музыкантов, инже неров, хакеров, юристов, сотрудников звукозаписывающих компаний, глав новых медиакомпаний и другие люди могли собираться и обсуж дать новые бизнес модели, последние технологии борьбы с пират ством, реформу копирайта и то, как музыкальной индустрии перейти в эру цифровых технологий. Большая часть подписчиков, похоже, раз деляет маклюэновскую максиму: медиум и есть сама информация.

С этой точки зрения в будущем мы будем иметь дело с повсеместным распространением цифровых услуг и музыки в цифровых форматах, а не с физической продукцией и искусственным недостатком оной, которые, по сути, только имитируют реалии аналоговой эры. Оста ется только прояснить детали.

Группа Pho более влиятельна, чем может показаться. Гриффин утверждает, что главы всех основных фирм звукозаписи (Universal, Warner, Sony, BMG и EMI) либо сами являются подписчиками, либо регулярно получают краткое изложение всех важных обсуждений.

В числе первых подписчиков были основатель Napster Шон Фэннинг, основатель MP3.com Майкл Робертсон, бывшая глава RIAA Хилари Роузен, ненавидящая музыкальную индустрию рокерша Кортни Лав.

Людей, представляющих организации с настолько разными принципами, Гриффину удалось собрать вместе по двум причинам.

Первая — его авторитет и известность в этих кругах. Гриффин воз главлял технологический отдел Geffen Records в 1993—1998 годах.

В июне 1994 года он был во главе той самой команды из Geffen, кото рая опубликовала для свободного доступа первую полную легальную версию песни Aerosmith «Head First» и вызывала тем самым недо вольство и страх у владельцев Geffen, Universal Music Group. Позднее Universal была куплена компанией Vivendi, и это положило конец «ере тической» деятельности Гриффина. Сейчас он возглавляет консал тинговую компанию Cherry Lane Digital.

Вторая причина — при формировании группы Гриффин исполь зовал открытый подход. Это, как и название Pho (позаимствованное у нежного вьетнамского супа с говядиной и лапшой), он взял из тех первых встреч во вьетнамском ресторане, на которых царила атмо сфера открытости и доброжелательности, не в последнюю очередь благодаря тому, что первые несколько лет счет оплачивал сам Гриф фин. Как в Сети, так и на частых встречах подписчиков, число кото рых на одной встрече может перевалить за сотню, сообщество Pho приветствует здоровый, открытый обмен мнениями.

В те времена, когда Pho только зарождалась, музыкальная ин дустрия крайне негативно относилась к MP3, и никакие доводы не могли спасти «предателей», которые предлагали попытаться приспо собиться к новым технологиям, от гнева коллег. А в Pho мог прийти любой. Кто угодно мог стать подписчиком и высказывать любые идеи.

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ «В то время существовала четко организованная музыкальная инду стрия, которая строго контролировала все обсуждения, касавшиеся оцифровки искусства и музыки, — рассказывает Гриффин, — и мы решили, что сделаем нечто, прямо этому противоположное».

Поскольку Pho была одинаково открыта как для профессио нальных работников индустрии, так и для простых любителей му зыки, получилось, что группа поощряет обмен мнениями, в кото ром четырнадцатилетние парни и девушки могли многому научить зубров музыкальной индустрии. «Мне казалось, что специалистам из фирм звукозаписи и экспертам из Голливуда было бы неплохо узнать, что на самом деле творится в студенческих общежитиях и в спальнях тинейджеров». Среди подписчиков и сейчас довольно много молодежи, и Гриффин утверждает, что молодое поколение почти всегда демонстрирует глубокое понимание того, куда дви жется индустрия.

Однако многие представители музыкальной индустрии и адво каты звукозаписывающих компаний не спешат расставаться с про шлым. За час до нашей встречи Гриффин, одетый в серый костюм, безукоризненно белую рубашку и шелковый галстук, был на конфе ренции Beverly Hills Bar Association, где проходило обсуждение интер нет пиратства. «Один из юристов, специалист по вопросам интел лектуальной собственности, почти сорвался на крик, когда расска зывал о новом телефоне Nokia со встроенным MP3 плейером». Такие плейеры были признаны легальными еще в 1999 году, но фирмы зву козаписи до сих пор не признали MP3.

«Вот насколько все это дико, — говорит Гриффин, — нам с вами смешно слышать, что обмен MP3 является пиратством, но в некото рых странах это именно так. В Великобритании, в отличие от США, любое изменение формата записи является нарушением закона об авторских правах. И если забыть о законах, то требования современ ного покупателя ясны уже сейчас: мы сами выберем медиум. Это в каком то смысле изменение от “проталкивания” к “выбору”. Когда я только пришел в индустрию, все только “проталкивали”. Никто и подумать не мог, что покупателю когда либо будут предоставлять возможность выбирать, в каком формате он хочет получить музыку».

Гриффин говорит, что, когда разговариваешь с представителя ми индустрии с глазу на глаз, большая их часть соглашается с тем, что цифровая трансформация их индустрии и бизнеса неизбежна. «Но все они придерживаются одного мнения: “Только не в мое время. Пусть это случится уже после того, как истечет мой контракт”».

Это, естественно, накаляет атмосферу. Пока Гриффин ест цыпленка с рисом и бобами, он рассказывает: «Знаешь, ни у одной из компаний Дэвида Геффена не было своего грузовика. Он занимался исключительно музыкой, заключал соглашения по распространению продукции, но ему никогда не приходилось работать с фабриками, складами и грузовиками, которые развозят пластиковые диски.

И поэтому он понимал, что ценность нашей музыки зависела во мно гом от того, скольких людей она привлечет.

Тинейджеры это понимают инстинктивно. Когда они выклады вают чью то песню в свободный доступ в пиринговой сети, они счита ют, что тем самым повышают популярность этой песни и, соответ ственно, ее ценность. Так что система распространения, которой пользуются фирмы звукозаписи, та, в которой они изменяют цену согласно спросу и в которой контролируется каждый аспект текущего предложения, очень отличается от того мира, в котором живет совре менный тинейджер».

Два других члена Pho кивают в знак согласия с мудростью, изреченной главным мыслителем группы. За прошедшие годы уча стники Pho прочли и написали тысячи писем по электронной по чте, в которых говорили об устаревшей бизнес модели музыкаль ной индустрии. Многие, безусловно, согласятся со словами Лиора Коэна, главы Island Def Jam, подразделения Universal, который в 2003 году в интервью New Yorker сказал, что для музыкальной индустрии было бы лучше, если бы в 1983 году не изобрели лазер ные диски. Без CD старая индустрия умерла бы в начале восьми десятых и новая заняла бы ее место. Вместо разлагающейся ин дустрии, которая намеревается без конца использовать старые штампы и всеми силами пытается сохранить статус кво, мы бы сейчас видели новые формы музыки и слушали творения нового поколения музыкантов, которым сейчас так трудно пробиться на Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ радио или в постоянно уменьшающееся свободное пространство на полках для «новых групп» в магазинах трех главных поставщи ков музыкальной продукции: BestBuy, Wal Mart и Target.

Но сейчас перспективы развития музыкальной индустрии го раздо более расплывчатые. Никто точно не знает, что нас ждет. «Мы сейчас на самом крутом, самом сложном участке кривой, которой можно описать происходящие изменения, — говорит Джош Уорнер, представитель интернет коммерции, сидящий справа от меня. — Толь ко это я и могу сейчас сказать».

Существует три основные точки зрения на пути развития музы кальной индустрии. Оптимисты полагают, что цифровое распростра нение музыки неизбежно и что покупатели рано или поздно начнут наводнять легальные интернет магазины или подписываться на спе циальные сервисы, поставляющие музыку из необъятной коллекции.

К примеру, Клай Ширки из Нью Йоркского университета предсказы вает, что уже через 10 лет «музыкальная индустрия будет зарабаты вать больше денег, нежели сейчас», если подчинится догмам цифро вого мира: понизит физические барьеры, которые ей так дорого обхо дятся, и расширит рынок.

Пессимисты полагают, что обмен музыкальными файлами ни когда не даст развиться цифровому музыкальному рынку и что музы кальная индустрия придет к модели XIX века, когда концертные вы ступления и написание песен были основными источниками дохода.

Дэвид Боуи, например, сказал журналистам, что, по его мнению, ав торское право «через 10 лет перестанет существовать», «музыка ста нет настолько же повсеместным явлением, как вода и электриче ство»3 и что «коммерческие [музыкальные] предприятия прекратят свою деятельность»4.

Представители третьей точки зрения — назовем ее Теорией Вездесущности — считают, что будущее за абсолютным, универсаль ным доступом к музыке. Эта теория утверждает, что доступ к музыке и прочей информации не должен быть бесплатным, но должен быть как можно более свободным. Согласно этой теории, звукозаписыва ющие компании должны открыть свои архивы для доступа, оцифро вать неопубликованные ранее записи, легализовать файлообмен ные сети и тем самым экспоненциально увеличить потребление музыки, — а также свои доходы, путем введения бланкетного лицен 80# зирования.

Представители всех трех точек зрения в какой то степени ве рят, что мы являемся свидетелями исторических изменений в том, как люди используют и потребляют музыку. Все они так или иначе согласны с тем, что фирмы звукозаписи, преданные поп звездам и вкусам масс, переживут колоссальные изменения своих бизнес моделей и что феномен поп звезд XX столетия, которые приносили десятки миллионов долларов своим создателям, был просто откло нением от нормы.

Все они в основном соглашаются, что поскольку цифровая ре волюция разделила содержание (музыку, фильмы, текст) и носи тель (CD, видеокассеты, книги), иными словами, поскольку инфор мация и способ ее передачи — это теперь разные вещи, то тем ди стрибьюторам, которые не могут приспособиться к новому цифровому рынку, и их посредникам придется туго. В результате медиакомпа нии, в особенности фирмы звукозаписи, пытаются сделать цифро вую продукцию такой же, как и физическая, использовать защиту от копирования данных. Но, говорит Гриффин, «цифровой поток безраз личен к привратникам».

Однако если и есть что то, с чем согласны сторонники любой из трех точек зрения, так это то, что создателям нужно платить за их труд. Даже те, кто искренне верит, что обмен записями в пиринговых сетях и коллективное прослушивание должны заменить музыкальную индустрию, считают, что создателям музыки нужно платить.

Так было всегда. Сэмми Кан, один из Зала славы авторов тек стов песен, автор таких хитов, как «All the Way» и «Call Me Irresponsible», на вопрос: «С чего начинается песня — с музыки или со слов?» любил отвечать: «Ни с того ни с другого — с телефонного звонка». Когда 80# Бланкетная лицензия подразумевает использование любых авторских произ ведений без заключения отдельного договора с каждым из авторов при условии установленных отчислений организации, осуществляющей коллективное управ ление авторскими правами.

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ Коула Портера спросили, откуда он черпает вдохновение, он отве тил: «Единственный источник вдохновения — телефонный звонок от продюсера»5. Деньги все еще являются одним из самых мотивирую щих факторов.

Если музыка и искусство будут в свободном доступе, кто будет платить музыкантам и художникам? Гриффин, один из главных сто ронников введения бланкетного лицензирования для музыки, гово рит: «Мы создаем некую массу денег и находим способ честно ее разделить, и мы предоставляем людям возможность неограниченно го выбора за определенную плату. Цивилизованное общество не мо жет долго терпеть, если творческий подход, искусство или наука те ряют финансовую поддержку».

Идея бланкетного лицензирования довольно проста, но здесь, как и везде, дьявол кроется в деталях6. При вводе бланкетного ли цензирования любители музыки должны будут платить некий налог или фиксированную сумму за доступ в Интернет (вне зависимости от того, скачивают они что то или нет), за MP3 проигрыватели или за чистые записываемые CD. Обмен музыкой в цифровом формате станет легальным и будет активно поощряться, всем будут доступ ны бесплатные песни. Чем чаще скачивают песню, тем больше по лучает ее автор. «Давайте отменим контроль, но начнем собирать деньги», — говорит Гриффин, который считает, что такие меры до бавят около 10% к среднему счету за кабельное подключение к Сети.

Он сравнивает этот план с одноразовой платой за посещение парка аттракционов.

Существуют разные концепции введения бланкетного лицен зирования. Некоторые применимы только к музыке, а некоторые — к любому контенту в цифровом формате, включая фильмы, телепро граммы и порнографию. Гриффину больше по душе система добро вольного выбора, которая строится на внутренних переговорах в ин дустрии, а не на государственных решениях. Гриффин считает, что, если это не сработает, правительство должно будет навязать опреде ленное решение. EFF и некоторые известные академики поддержи вают именно этот подход, который называют принудительной лицен зией или лицензированием, установленным законом.

В качестве доказательства своей правоты сторонники этого подхода приводят примеры случаев, когда правительство вмешива лось в дела музыкальной индустрии именно таким образом. В 1909 го ду Конгресс США создал систему лицензирования, при которой кто угодно мог создать кавер версию песни без разрешения со стороны автора оригинала при условии, что они платили автору определен ную фиксированную сумму с каждой проданной копии. Именно по этому лично вы совершенно свободно можете стать миллионным музыкантом, записавшим кавер версию «Louie, Louie». «Лос Андже лес и Голливуд построены на лицензировании, и они умрут без него», — утверждает Гриффин. Через некоторое время правитель ство ввело схожие принудительные лицензии для радио и кабельно го телевидения. Гриффин спрашивает: «Вы можете себе предста вить альтернативную систему, когда радиостанция должна обращать ся к каждому обладателю прав на песню за разрешением поставить ее в эфир?» Это предложение интригует, над ним нужно серьезно подумать.

Оно решает проблему пиринговых сетей в один миг, делая их легаль ными, дает музыкантам возможность зарабатывать деньги и уничто жает склонность фирм звукозаписи к пагубным формам защиты от копирования, не позволяющим людям проигрывать законно приобре тенную музыку на тех устройствах, на которых они хотят ее слушать.

Небольшая дополнительная плата за чистые записываемые CD, на пример такая, какую ввели в Канаде в качестве компенсации для му зыкантов, кажется вполне оправданной мерой.

Но лично мне пока не хочется записываться в сторонники тео рии принудительной лицензии, и не только из за непреодолимых труд ностей вроде разделения доходов, принудительного введения допол нительной платы для третьей стороны, проблем с введением этой технологии на мировом уровне или попыток убедить людей в том, что они должны платить больше денег, чтобы Дженнифер Лопес или Брит ни Спирс было на что жить.

Сейчас мы все еще на ранней стадии развития цифровых фор матов. Наше понимание и отношение к обмену музыкой и другими видами искусства еще не сформировались полностью. Готовы ли Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ мы расстаться с представлениями, согласно которым потребители хотят покупать музыку и платить за искусство? Вряд ли. В 2003 году граждане США потратили около 12 миллиардов долларов на музы кальные CD. В магазине Apple iTunes бизнес процветает и расширя ется, а конкуренты работают над созданием аналогичных сервисов.

Если успех Apple и радужные перспективы развития служб типа Musicmatch и Rhapsody о чем то нам и говорят, так это о том, что покупателям нужна музыка в разных форматах. Это уже учтено в киноиндустрии: там есть выбор между кинотеатром, DVD, платой за просмотр, кабельным, спутниковым и обычным телевидением.

Теперь такой же набор форматов нужно создать для музыки.

Как сказал Гриффин, эпоха «проталкивания» сменилась эпо хой «выбора». Исторический опыт показывает, что новые технологии не только разрушают старые бизнес модели, но и приносят новые рыночные возможности. Инновации или смерть — мантра мира высо ких технологий и пугающая идея для любой индустрии. Но такова бес пощадная истина.

Пусть расцветут тысячи бизнес моделей.

Стремится ли музыкальная индустрия к самоуничтожению? Стоит призадуматься.

Время от времени самые интересные инновации в мире музы ки приходят не из музыкальной индустрии, а извне — от компаний, разрабатывающих музыкальную технику, музыкальное программное обеспечение. И из андерграунда.

Простейший пример — последний писк моды, захватившей недавно США, — мэш [mash up]. Этот жанр принес в мир поп музыки, становящейся все более стерильной, нотку игривости и изобрета тельности. Мэш — это песня гибрид, в которой смешано две разные песни: обычно вокал из одной и музыка из другой. Результат — новое звучание: одновременно и знакомое, и абсолютно новое. Такие стран ные смеси, как Ramones и Abba, Chuck D. и Херб Альперт, Уитни Хью стон и Kraftwerk, Мисси Эллиотт и Джордж Майкл, появились в бри танских клубах в 2002 году и начали проникать в американские клубы где то год или два назад. Мэш — работа подпольных диджеев и люби телей, которым легко черпать материал из поп культуры и создавать домашние ремиксы на собственных компьютерах.

Мэш — это, если угодно, урезанная версия ремиксовой рево люции.

Естественно, настолько инновационная форма искусства должна быть незаконной. Такую музыку можно услышать в клубах, купить в подпольных магазинах, скачать из Kazaa или даркнета. Но вы не найдете ее на обычном радио. Фирмы звукозаписи бомбардирова ли несколько британских радиостанций письмами с предписаниями о прекращении противоправных действий, в которых требовали ни в коем случае не проигрывать нелегальную мэш музыку. Большая часть мэш музыки создается без расчета на прибыль, ради творче ской реализации и нового звука, так что разрешения на ротацию авто ры получают редко. Неудивительно, что мэш дуэту 2manydjs пришлось потратить год на то, чтобы получить право выпустить диск, на созда ние которого ушла неделя. Треть их запросов была отклонена, а те разрешения, которые они получили, не позволяли им выпустить аль бом в США.

Несколько коммерческих мэш композиций все таки прорва лись, и первыми стали совместный проект Run DMC и Aerosmith «Walk This Way» в 1986 году и ремикс а капелла сингла Сюзанн Вега «Tom Diner», сделанный DNA в 1990 году (два британских продюсера танце вальной музыки не смогли заставить ее фирму звукозаписи ответить на звонки и выпустили нелегальную версию. Адвокат хотел подать в суд, сама Сюзанн — нет. Стороны договорились о лицензировании, и сингл вышел на первые позиции в чартах). В 2002 году Nike заказала голландскому диджею JXL музыку для их новой рекламной кампании, приуроченной к чемпионату мира по футболу. JXL добавил немного техно в малоизвестный трек тридцатилетней давности, «A Little Less Conversation» Элвиса, и этот танцевальный ремикс добился первой позиции в британских чартах. Однако в статье, посвященной мэш, в New York Times прозвучало предупреждение: «Такого рода вещи ста нут просто невозможны, если управление цифровыми правами ста нет повсеместным явлением»7.

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ В последнее время создание мэш музыки становится популяр ным хобби. Фанаты популярной певицы Бьорк распространили в Сети сотни ремиксов на ее композиции, которые иногда были лучше ориги налов. В 2004 м Дэвид Боуи устроил конкурс на лучший мэш, в кото ром участники должны были соединить вместе две песни Боуи. Побе дитель получил Audi Sports Coupe. Интерактивные программы в Ин тернете позволяют находить песни, накладывать их друг на друга в виртуальном микшере и прослушивать результат. Мэш лицензия Creative Commons дает разрешение на использование контента для творчества, но не позволяет распространять полные копии лицензи онного контента.

Звукозаписывающие компании должны были бы стать главны ми фанатами мэш музыки, поскольку она дает новую жизнь старым группам и забытым записям. Музыкальный критик Питер Рохас пред лагает: «Вместо того чтобы угрожать создателям мэш исками, было бы намного эффективнее сотрудничать с ними, покупая лучшие из ремиксов и выпуская их как коммерческие записи… Индустрия могла бы даже ответить выпуском специальных наборов “сделай сам”, ко торые включали бы необходимое программное обеспечение и запи си, которые можно использовать»8. Но потерю контроля над домаш ними записями, по видимому, невозможно стерпеть. Поэтому звуко записывающие компании, вооруженные законами об авторских правах, смогли сделать мэш музыку сравнительно малоизвестным «контрабандным» жанром.

Пока не настал февраль 2004 года.

В тот месяц произошло кое что необычное. Сотни веб сайтов объявили двадцать четвертое февраля «серым вторником» в знак про теста против иска, поданного против малоизвестного лос анджелес ского диджея Danger Mouse, который выпустил в музыкальном под полье альбом. Его «Grey Album» («Серый альбом») стал для широких масс введением в культуру бутлегов. Двадцатишестилетний Danger Mouse, он же Брайан Бертон, использовал кусочки песен из «Белого альбома» Beatles (как знает каждый поклонник, официально носяще го название «The Beatles») и речитатив из «Черного альбома» рэпера Jay Z. Этот мэш получил широкое признание как среди критиков, так и среди поклонников, за новаторский подход в смешении жанров. Зву козаписывающая компания Jay Z была только рада уступить права, но EMI, которой принадлежат права на записи Beatles, была недо вольна и предприняла шаги по прекращению распространения аль бома (Майкл Джексон, владелец сборника текстов песен Beatles, не разрешил использовать записи их музыки). Danger Mouse распро странял альбом среди членов хип хоп сообщества, но к тому време ни, как он согласился с требованиям EMI уничтожить все непродан ные копии альбома, музыка уже вовсю циркулировала в Интернете, и уже через месяц более сотни тысяч человек скачало двенадцать нелегальных песен из Сети.

«Создавать мэш — это просто, — рассказывал Danger Mouse на конференции Web 2.0, которая проводилась в Сан Франциско в октябре 2004 года. — Нужны годы, чтобы научиться играть на гитаре и писать собственные песни. Потребуется несколько недель, чтобы научиться обращаться с вертушкой и своей игрой заставлять людей танцевать и смеяться. И нужно всего несколько часов, чтобы создать что то хорошее с помощью какой нибудь программы. И поскольку это несложно, все сразу берутся за это и начинают творить. Я не могу понять, почему это незаконно». Что касается влияния новых техно логий на музыку, Danger Mouse сказал следующее: «По какой то при чине мы [музыканты] считаем, что нужно быть миллионером, чтобы заставить людей улыбаться. Но я не особо волнуюсь, потому что ско ро это закончится. Скоро не будет рынка для людей, которые застав ляют других улыбаться, потому что наши ребята будут делать это бесплатно».

На саммите Future of Music 2004 года, проходившем в Вашинг тоне, округ Колумбия, Сюзанн Вега сказала: «Мне кажется, что ди джей Danger Mouse, взяв что то от одной эпохи и что то — от другой, играл на культуре, как на инструменте. Это искусство».

Это нашумевшее дело с «Grey Album» помогло сделать несколь ко открытий. Оно показало, что пиринговые сети и даркнет могут обой ти любой приказ. Оно проявило массовый интерес к занятию, кото рое до той поры оставалось в тени. И, что важнее всего, оно показало, что, несмотря на наше стремление защищать права музыкантов Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ и контролировать любое использование их работ, новая цифровая ре альность дает понять, что океан соединений и текучесть медиаконтен та делают такого рода контроль в дальнейшем невозможным. Оциф ровка размыла ранее четкие границы того, что можно контролировать.

Вместо того чтобы пытаться повернуть время вспять, мы долж ны исследовать пути культуры в духе «сделай сам», чтобы служить как музыкантам, так и публике. Лоуренс Лессиг, к примеру, считает, что нужно ввести бланкетное лицензирование для ремиксов. То есть каж дому предоставить право использовать чужую музыку без разреше ния, если упомянуты создатели оригинала. При коммерческом ис пользовании результата нужно будет платить авторам оригинала оп ределенную часть своих доходов.

Это хорошая идея, именно такая, которую никогда не одобрит Конгресс при условии жесткой оппозиции со стороны компаний инду стрии развлечений.

Марк Хослер из калифорнийской экспериментальной музы кальной группы Negativland рассказал контркультурному журналу Mondo 2000, что несколько сотен лет назад можно было использовать кисти, фортепиано или лютню для интерпретации культуры. В тепе решнем обществе, переполненном мультимедиа, технология концен трируется на использовании для тех же целей фотографии, видео, ксерокопии и сэмплирования. «Мы против бутлегов, потому что это просто воровство, но мы варимся в этом котле и можем использовать это как своего рода самозащиту от медианасилия», — сказал он.

Хослер считает, что современным художникам нужно предоставить право использовать, цитировать и заимствовать любой материал для того, чтобы по своему интерпретировать окружающий мир.

Negativland создали четырехминутный мэш клип «The Mashin’ of the Christ» в 2004 году в ответ на блокбастер Мела Гибсона. На сайте было сказано, что техника кодирования DVD, использованная для создания видеоколлажа, нарушала условия DMCA.

Такое ощущение, что после каждого шага вперед звукозаписы вающие компании делают два шага назад.

У меня есть знакомый музыкант из Теннесси, который обожа ет работы малоизвестной блюзовой группы 1920 х годов. Ее музыку не переиздавали несколько десятилетий, и мой знакомый хотел вы пустить небольшим тиражом подборку ее песен на CD, чтобы по мочь распространению и сохранению ее музыки. За этот некоммер ческий проект Sony Music запросили 40 000 долларов. Музыкант решил нарушить закон об авторском праве и перенес свои усилия в подполье, надеясь, что его не поймают, поскольку копий будет сде лано мало.

В конце 2003 года двое студентов из Массачусетского техно логического института разработали «электронную музыкальную биб лиотеку» — гибрид библиотеки, радио и CD проигрывателя, который использовал кабельную сеть МТИ, — с целью предложить пользова телям легальную цифровую музыкальную систему по запросу. Эта система давала студентам и преподавателям быстрый доступ к трем с половиной тысячам альбомов, которые покрывали значительную часть спектра музыкальных жанров: от Дейва Мэтьюса до Дворжака.

Система не позволяла скачивать файлы или обмениваться ими. За дачей, как сказал один из авторов проекта, было создание «нового вида библиотеки», который мог бы заставить студентов отказаться от нелегального обмена музыкой. Этот новаторский эксперимент про должался менее недели. Universal Music заставила институт закрыть проект, поскольку не были приобретены соответствующие лицензии.

Вместо того чтобы работать со студентами над разумной альтерна тивой нелегальному распространению контента, Universal выпустила официальное заявление, в котором были такие слова: «Прискорбно, что в МТИ запустили этот сервис, пытаясь избежать необходимости платить музыкантам, исполнителям и фирмам звукозаписи».

Обмен музыкой может стать концом звукозаписывающих ком паний — не из за распространения музыки в пиринговых сетях, а из за того, как компании реагируют на него. Вместо того чтобы просто смириться с определенным уровнем пиратства, как это сде лали компании, разрабатывающие программное обеспечение, и уве личить свои доходы путем введения легальных альтернатив файло вому обмену, фирмы звукозаписи, похоже, помешались на поисках несуществующей серебряной пули, которая убила бы музыкальное пиратство.

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ Все лейблы, входящие в «большую пятерку» звукозаписываю 81# щих компаний, финансируют проекты по созданию программного обеспечения для борьбы с пиратством. Такое программное обеспе чение включает в себя программы, сканирующие жесткий диск ком пьютера в поисках MP3 файлов и удаляющие их, программы, кото рые «подвешивают» компьютер на длительное время, и «троянские кони», которые заставляют пользователя отправиться на сайт, где можно купить песню, которую они пытались скачать бесплатно, — обо всем этом писала New York Times.

Такие меры наверняка еще больше раззадорят любителей му зыки, которые и так огорчены электронными замками, позволяющи ми воспроизводить музыкальные файлы только на небольшом числе устройств. Из всех защищенных от копирования дисков, выпущенных на данный момент в стране, многие невозможно прослушать в до машнем кинотеатре, на DVD плейере, MP3 плейере или приставке Xbox. Песни, купленные в интернет магазине Apple, можно слушать только на устройствах фирмы Apple. Текущее состояние управления цифровыми правами таково, что пользователь, который легально по купает (защищенные) песни в онлайн магазине, не может воспроиз вести их на своем музыкальном центре с компьютера, зато пользова тель, нелегально скачивающий (незащищенные) песни из eDonkey, это сделать может. Музыкальная индустрия работает над созданием нового поколения CD с шифрованием, подобным тому, которое ис пользуется в DVD.

Веб кастинг (webcasting), который также называют интер нет радио, стал очередной причиной раздражения музыкальной ин дустрии, поклонников и новаторов. Многие считают, что развитие беспроводного доступа в Интернет позволит веб кастингу стать радио будущего. Это больше чем просто новый метод передачи радиотрансляций. Веб кастинг предлагает огромное разнообра зие программ, простой способ подключения, глобальный масштаб вещания и возможность расширения аудитории новым музыкан там и диджеям.

81# Упомянутые ранее в тексте Universal, Warner, Sony, BMG и EMI.

Уже сейчас виртуальные диджеи, отвернувшиеся от пустыни, в которую превратилось коммерческое радио, передают в Сети мил лионы часов музыки. К примеру, музыкальный портал города Сан Франциско Live365 позволяет закачивать музыку на их серверы, управлять своими подборками песен и транслировать музыку куда угодно. И все это за небольшую ежемесячную плату, которая включа ет в себя оплату лицензирования. В нескольких милях от моего дома Дэвид Холлевот из Маунтин Вью, Калифорния, создал станцию 80s Obsession, которая передает хиты времен «новой волны», а Фи липп Кис из Милпитас заправляет Challenging Sushi, станцией, по священной андерграундной японской поп музыке12. В настоящий момент Live365 предлагает выбор из более чем 15 000 программ — от церковных служб и репортажей с футбольных матчей до сводок, со ставленных игроками биржи. «Мы делаем все для того, чтобы дать возможность частным лицам и компаниям стать глобальными веб кастерами», — заявил один из служащих, Рагхав Гупта 13. Более 2 мил лионов человек из 150 стран тратят 12 миллионов часов в месяц на прослушивание каналов портала.

Можно предположить, что музыкальной индустрии было бы выгодно поддерживать веб кастинг как соблазнительную легальную альтернативу файловому обмену. Но в RIAA решили иначе. Сотни не больших независимых веб кастеров в 2001—2003 годах прекратили вещание, когда музыкальная индустрия потребовала непомерные деньги за права на проигрывание музыки. По DMCA Конгресс требо вал от веб кастеров платы как авторам, так и исполнителям музыки, в то время как радиостанции с 1970 х платили только авторам и зву козаписывающим компаниям, так как трансляция песен давала ис полнителям возможность завоевать популярность. Лоббисты RIAA утверждают, что это никакого влияния на популярность интернет ра дио не оказывает. Конгресс с ними согласился. Даже в наши дни, если на KROC захотят поставить песню Beatles, то композиторы Джон и Пол получат за это деньги, а исполнители Джордж и Ринго — нет.

Если веб кастер в США поставит песню Beatles, то Джон и Пол полу чат свою долю, кроме того, все четыре музыканта получат дополни тельные деньги за исполнение песни.

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ К своей чести, Конгресс позже вмешался и понизил уста новленную плату для любителей, некоммерческих организаций и радиостанций в учебных заведениях. Но многим веб кастерам ре зультат не понравился. «К моменту, когда интернет радио вырастет и сможет конкурировать с традиционным радио, у меня будет систе ма платежей, унаследованная от традиционного радио и совершенно несправедливая», — сказал мне один из них.

Энн Гэбриэл, президент Ассоциации веб кастеров [Webcaster Alliance], согласна с этим: «Законы и последовавшие за ними прави ла были созданы с целью помешать росту индустрии веб кастинга.

Мы считаем, это было сделано, чтобы отрезать от индустрии неболь ших веб кастеров, которые становились на ноги и рекламировали независимых музыкантов, не являвшихся клиентами ни одной из зву козаписывающих компаний, входящих в RIAA»14. RIAA утверждает, что веб кастеры должны им платить.

Одно из самых новых (и занимающее огромную территорию) полей битвы в войне за цифровые права — это цифровое радио. Ра диоиндустрия, которой уже почти век, последнее масштабное пред приятие, основанное на аналоговых технологиях передачи данных, начала свое движение в цифровую эру. Оцифровка обещает стать са мым важным усовершенствованием радио после введения частотной модуляции в 1940 х годах (мало кто об этом помнит, но сначала фир мы звукозаписи были против этого нововведения, поскольку высоко качественные записи транслировались бесплатно).

Цифровое радио обещает заменить шумы, артефакты некаче ственной записи и плохой прием обычных FM и AM радиостанций на чистое звучание, которое не будет то появляться, то исчезать, как это было с традиционным радио. Кроме того, эта технология позволит слушателям перематывать услышанную песню к началу, заранее про граммировать запись, следить за любимыми передачами и узнавать названия песен, имена исполнителей, информацию о пробках на до рогах, прогноз погоды, результаты спортивных матчей, слушать транс ляции на испанском и многое другое — на высокотехнологичных ра диоприемниках. Приемники для цифрового радио начали продавать ся в США в начале 2004 года, и зарождающаяся индустрия готова сделать свой первый шаг. Несколько сотен радиостанций в США на чали цифровое вещание или находятся в процессе перехода на него.

In Stat/MDR, компания, занимающаяся исследованием технологий, предсказывает, что к концу 2006 года будет продан 1 миллион цифро вых приемников и что потребуется более десяти лет, чтобы цифровое радио полностью заменило аналоговое.

Крупные фирмы звукозаписи смотрят на это с тревогой, по скольку цифровое радио может позволить слушателям записывать передачи в файлы, что будет снижать долю проданных CD или песен в интернет магазинах. Уже сейчас видно, что неизбежны конфликты.

Появились отчеты, в которых говорится, что цифровые радиостанции не смогут проигрывать песни с некоторых из защищенных от копиро вания дисков, потому что защита не позволит им переписать аудио дорожки на оборудование радиостанции.

В начале 2004 года RIAA начала искать поддержки правитель ства, чтобы ограничить права на некоммерческие домашние записи.

Это дало повод Федеральной комиссии по связи ввести «вещатель ный флаг», который, помимо всего прочего, не даст людям переда вать записи цифрового радио через Интернет. ФКС, потихоньку пре вращающаяся в Федеральную комиссию по компьютерам, согласи лась начать рассмотрение новых правил, касающихся наземных AM и FM радиостанций, которые вещают в цифровом формате (с той же аудиторией, что и в обычном режиме). Однако это не касается спут никового и сетевого радио.

Если такие правила будут приняты, они подрежут крылья обыч ным людям, совершающим вполне законные действия. Хотите запи сать цифровую передачу c Доном Аймусом, Рашем Лимбо или Терри Гроссом на свой компьютер и слушать ее в машине? Или записать классную новую цифровую станцию и дать послушать запись друзьям на вечеринке?

Ваше устройство вполне может вам ответить: «Извини, Дэйв, боюсь, я не могу этого сделать».

Весной 2004 года между президентом RIAA Кэри Шерманом и топ менеджером Ассоциации потребительской электроники Гэри Шапиро состоялась многое прояснившая переписка. Шерман Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ написал, что RIAA боится, что новые звукозаписывающие устройства «позволят радиослушателям стать владельцами и распространите лями персональных коллекций записей… превращая таким образом пассивное прослушивание в личную музыкальную библиотеку».

Короче говоря, музыкальная индустрия боится аналога ReplayTV на радио, устройства, которое позволит записывать, пере матывать и получать совершенные радиопередачи и делиться ими с друзьями.

Шерман предложил поставить на такие устройства кнопку «Ку пить», чтобы дать слушателям возможность «легко и быстро приоб рести музыку, которую они услышали по радио».

Шапиро ответил на это так: «Вы заявляете, что не хотите огра ничивать возможности слушателей в том, что касается записи радио программ. Вместо этого вы явно хотите заставить их покупать то, что они получали бесплатно с тех самых пор, как Флеминг и Маркони сделали возможной передачу новостей и музыки по радиоволнам. Вы прекрасно знаете: мы давно озабочены тем, что владельцы контента всеми способами стараются заменить кнопку “Проиграть” на кнопку “Заплатить” на наших аудиоустройствах».

Черил Линца, заместитель директора вашингтонской юриди ческой организации по защите общественных интересов Media Access Project, утверждает, что музыкальная индустрия боится «напстериза ции» цифрового радио: «В мире аналоговых технологий можно было записывать песни с радио, передавать запись своим друзьям и вооб ще делать с ней что угодно. В новом мире технологии навязывают новые правила и сроки хранения записи, а также то, как ее можно использовать и можно ли ею поделиться с другом. Проблема в том, что технология настолько груба, что дает весь контроль создателям контента и никакой свободы действий — слушателям, пользовате лям или новым творцам. Применение принципа добросовестного ис пользования больше не имеет никакого значения, теряется весь смысл понятия копирайта — распространение идей и стимуляция общения. Если технологии и новые правила уничтожат эти виды за конных действий, то тот творческий потенциал, который могло бы иметь общество, будет в значительной степени ограничен»16.

Сейчас компании музыкальной индустрии демонстрируют, что не доверяют новым технологиям, и это либо ограничит технологии, либо сделает их существование бессмысленным. Звукозаписыва ющим компаниям нужно понять, что их спасение — не в совершен ной системе защиты от копирования или уничтожении файлооб менных сетей. Их будущее зависит от того, смогут ли они завое вать умы, сердца и кошельки любителей музыки, которым сейчас от 13 до 25 лет и которые живут в цифровом мире, целыми днями отправляя друг другу мгновенные сообщения, просиживая в чатах, посылая письма по электронной почте, а также микшируя, запи сывая и манипулируя цифровым контентом. Иногда охраняемым авторскими правами.

«Медиакомпаниям нужно перейти от защиты цифровой интел лектуальной собственности, на которую их толкает психология оби тателей осажденной крепости, к новаторским стратегиям управ ления онлайн ресурсами как основными источниками доходов», — заявили представители KPMG International в отчете за сентябрь 2002 года, где описывались корпорации, слишком озабоченные за щитой от копирования и поэтому неспособные создавать новые биз нес модели.

Как будет выглядеть будущее музыки?

Скорее всего, мы увидим, как в среде музыкантов появится средний класс, который подорвет основы рынка массовых хитов и изменит динамику музыкального бизнеса. Любая новая бизнес мо дель должна учитывать необходимость справедливой оплаты усилий музыкантов и создателей контента — это именно то, чего не смогли сделать фирмы звукозаписи. Одной из неизбежных потерь будет кол лапс системы суперзвезд. Постоянно увеличивающееся число люби телей музыки с самыми разными, эклектичными вкусами будет скло нять фирмы звукозаписи к тому, чтобы они изменили свой подход к популярной музыке, основанный в настоящий момент на принципе наименьшего общего знаменателя.

Питер Дженнер, в прошлом менеджер Pink Floyd, а сейчас — Билли Брэгга, заявил на саммите Future of Music 2004, что верит — индустрия эволюционирует от массового рынка ко множеству малых Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ рынков, заполняющих отдельные ниши. Вместо десяти музыкантов, зарабатывающих по 10 миллионов долларов, мы будем иметь тысячу музыкантов, каждый из которых зарабатывает от 10 000 до 100 000.

«У нас был дикий период в истории, когда некоторые из самых бога тых исполнителей — музыканты, — сказал он. — То, что нас ждет, это просто большее число музыкантов, которым есть на что жить. Сейчас очень многие из них не могут заработать себе на жизнь, зато очень очень очень небольшая их часть зарабатывает неприличное количе ство денег».

Противостояние между старой системой медиа (пытающейся удержать все уменьшающиеся массы) и новой (удовлетворяющей по требности разных ниш рынка) будет продолжаться, пока мы живы.

В то время как крупные фирмы звукозаписи объединяются, вирусо подобный Интернет и сервисы вроде Musicmatch и iTunes становятся скаутами в деле поиска новых музыкантов и нового репертуара. Но вые игроки на рынке вряд ли могут стать хуже, ведь стандарт инду стрии — девять проигрышей на каждую популярную группу. Одно из самых крупных поражений произошло, когда в MCA Records, принад лежащих Vivendi Universal, потратили 2,2 миллиона долларов на под готовку восемнадцатилетней Карли Хеннесси к славе поп звезды.

За первые три месяца после выпуска ее альбома 2001 года «Ultimate High» было продано 378 копий18. Эксперты отмечают, что при нерабо тоспособной экономике музыкальной индустрии на каждый альбом, выпущенный крупной компанией звукозаписи, должно приходиться не менее полумиллиона проданных копий, чтобы не было убытков.

Так продается менее 2% новых альбомов.

Как пробудить индустрию ото сна? Звукозаписывающим ком паниям нужно попытаться осуществить обещанное топ менеджером Musicmatch Деннисом Маддом «аудио повсюду», шум взаимосвязан ности, позволяющий получить любую песню практически с любого устройства. Они должны начать работать над «волшебным проигры вателем», который имитировал бы те возможности Napster, к кото рым привыкли пользователи. Сотни тысяч, возможно, миллионы пе сен остаются недоступными для покупателей, среди них есть песни малоизвестных групп, классические записи, которые еще не переиз дали, кавер версии и домашние ремиксы. Некоторые недальновид ные фирмы звукозаписи, музыканты и авторы песен все еще не хотят, чтобы их музыка продавалась в Интернете.

Хотя Apple и создала потрясающий интернет магазин, его нуж но рассматривать как первую версию, а не как окончательный вари ант. Фирмам звукозаписи нужно экспериментировать с бонусами в виде бесплатной возможности скачать несколько файлов при по купке одного, пакетами как известных, так и малоизвестных песен, инструментами, которые возводят слушателя в ранг создателя кон тента и позволяют ему микшировать и комбинировать песни, созда вать компиляции и продавать свое творчество другим прямо на сай те. Создание списков любимых песен — отличное начало для такого рода пользовательской активности. Сайт Webjay.org дает слушате лям возможность создавать в Сети подобные плейлисты.

Вместо того чтобы повышать цены на песни в онлайновых ма газинах, звукозаписывающим компаниям следовало бы их понижать.

Цифровая музыка создается, распространяется и хранится прак тически бесплатно, и она всегда должна быть дешевле, чем CD. По чему бы не отучить детей от файлообменных сетей, дав им файлы за 25 и 50 центов, по старому предложению Мадда, и такие услуги и качество, которые невозможно получить при бесплатном скачи вании?

Дни традиционного радио сочтены. Легионы серьезных люби телей музыки все чаще обращаются к пиринговым сетям, интернет радио и спутниковому радио, предоставляющим богатый выбор и ин терактивные возможности, которые играют роль противоядия от сте рильности обычного радио. Исследования показывают, что чем больше люди слушают интернет радио, тем больше дисков они покупают.

Через несколько лет у нас будет радио, подключенное к широкопо лосному каналу, которое позволит нам слушать аудиоконтент по за просу в машине. Бал будут править предпочтения личностей, а не предпочтения масс.

Устройства нового поколения позволят пользователям записы вать, перематывать и передавать аудиозаписи. Ждите эффекта TiVo.

Точно так же, как зрители смотрят более качественное телевидение, Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ слушатели будут открывать для себя, коллекционировать, добавлять в архивы и изучать постоянно расширяющиеся подборки из частных радиопрограмм, передаваемых персонализированными, аккуратно подобранными порциями новым поколением веб кастеров. Веб кас тинг будет набирать популярность, в то время как обычное радио и компакт диски постепенно начнут восприниматься как устаревшие способы передачи музыки.

Президент RIAA Кэри Шерман сказал мне, что CD сейчас на пути в «мусорную корзину истории», хотя для исчезновения этого формата и потребуется пара десятилетий. Индустрия продвигает новые форматы, такие как аудиодиски больших объемов и гибриды CD DVD, включающие в себя видео и дополнительные функции. Но вые форматы и в самом деле хорошо звучат, качество такое, что греет душу, а спектр звука гораздо шире, чем у обычного лазерного диска. Почему же тогда люди предпочитают худшее качество MP3, которое сжимает аудиозапись до десятой части размера оригина ла, вместо того чтобы предпочитать Super Audio Compact Disc и DVD Audio? Такой холодный прием можно объяснить тем, что новая тех ника не проигрывает старые CD, не имеет цифровых выходов и со держит цифровые «водяные знаки», призванные намертво прикле ить записи к диску. Если есть возможность выбора, большинство людей предпочтет культуру взаимодействия культуре официальных разрешений.

Меня можно считать оптимистом в том, что касается будущего обновленной музыкальной индустрии, когда компании научатся по лучать выгоду от возможностей нового цифрового рынка. Гриффин соглашается: компании музыкальной индустрии со временем при зна ют, что пиратство и файловый обмен — неотъемлемые части мо лодежной культуры. Так или иначе, они выяснят, как можно «зарабо тать на анархии».

Новоиспеченный отец Гриффин говорит: «Мир информации, в котором будут расти наши дети, будет сильно отличаться от наше го, но для них такое положение вещей будет совершенно естествен ным. Они будут расти в мире, где развлечения и большая часть искус ства и интеллектуальной собственности распространяются свобод но и безо всякого сопротивления. Сама мысль о том, что песню мож но записать и без усилий распространять в Сети или даже передавать по беспроводным сотовым телефонам, будет казаться нормальной.

А мысль о возможности остановить это лицензированием куска кода, наложением контрактных обязательств или пропагандой ложных цен ностей покажется им абсурдной».

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ 12. Архитекторы даркнета После того как Napster познакомил массы с пиринговыми сетями, десятки миллионов американцев ринулись в мир файлового обмена, где получали такие удовольствия и удовлетворение собственных сла бостей, которые оценил бы даже Калигула. Но праздник бесплатной музыки не мог длиться вечно, и борцы за соблюдение копирайта ис портили вечеринку.

Более двух лет пользователи Kazaa, BearShare, eDonkey и на писанных на коленке в кампусах программ для файлового обмена считали, что их действия невозможно отследить, поскольку они бра ли себе псевдонимы вроде cosmogrrrl или shredderboy99. В 2003 году, когда RIAA начала подавать иски против распространителей контен та, они поняли, что чувство собственной безопасности было ложным.

Cosmogrrrl, shredderboy99 и миллионы других пользователей пиринговых сетей узнали, что их псевдонимы не дают защиты, так как их компьютеры в каком то смысле предавали их. Каждый раз, когда персональный компьютер подключается к Сети, ему присваивается определенный интернет адрес, который третьи лица могут отследить и по которому можно найти владельца. В то время как действия музы кальной индустрии, призванные защитить законные права музыкан тов и звукозаписывающих компаний, начали наводить на распростра нителей контента ужас, появилась новая порода хай тек детективов, которые берут себе имена вроде Overpeer, MediaDefender и BayTSP.

В основном они следили за обменом файлами, хотя иногда выполня ли инструкции своих клиентов и занимались мелким саботажем, за качивая в пиринговые сети фальшивые файлы, «спуфы», или играя роль пользователей, которые хотят скачать огромное количество файлов по медленным модемным соединениям. Их цель проста: сде лать жизнь интернет бутлегеров невыносимой.

После того как RIAA предала огласке свои исковые планы, фай ловый обмен на время затаился. Но уже через девять месяцев он возобновился с прежней интенсивностью. В сентябре 2004 года к са мым популярным файлообменным сетям было одновременно подклю чено 6,8 миллиона пользователей, годом раньше их было 4,3 милли она. Сейчас пиринговые сети — обыденное явление. Zpoc, программ ное обеспечение для обмена файлами, специально разработанное для любителей христианской музыки. Через CyberChef можно обме ниваться рецептами. Есть даже специальный пиринговый сервис для поклонников певицы Алиши Киз.

Компании индустрии развлечений не повержены. Хотя Sony и BMG Music работают с создателем программного обеспечения для пиринговых сетей Grokster над совместным коммерческим про ектом, большая часть компаний все еще считает пиринговые серви сы своим врагом. Музыкальная индустрия продолжает подавать иски против распространителей файлов, а Microsoft и крупнейшие ме диакомпании готовят образовательную программу для радио и школ о вреде пиратства. В RIAA говорят, что довольны результатами своей агрессивной стратегии, но они, возможно, не учли побочного эф фекта: миллионы пользователей были напуганы и прекратили об мен файлами, однако миллионы других людей просто глубже ушли в подполье. В считанные месяцы после первых поданных исков но вое поколение мятежных пиринговых сервисов испытало прилив тра фика. Файловый обмен стал настолько важной частью картины циф рового поколения, что даже угроза серьезных штрафов не может его уничтожить. Вместо этого многие распространители контента от правились в даркнет.

Идет гонка вооружений, и некоторые наблюдатели отмечают, что музыкальная индустрия, возможно, находится на пути к самоубийству.

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ «RIAA выращивает бактерию, стойкую к антибиотикам», — предупреж дает Клай Ширки, разработчик и один из ведущих специалистов в об ласти новой медиакультуры.

События последнего времени подтверждают его правоту.

Napster был легкой жертвой для юридических атак со стороны звуко записывающих компаний, поскольку использовал центральный ката лог, который направлял пользователей к музыке, хранящейся на ком пьютерах других пользователей. Когда суд постановил закрыть Napster, появилось новое поколение файлообменных сетей, на этот раз с де централизованной структурой. 14 марта 2000 года двадцатилетний компьютерный гений Джастин Франкель, управлявший службой Nullsoft в America Online, выпустил на некоммерческой основе Gnutella, массовую файлообменную программу. Девятнадцатью часами позже AOL удалила программу со своего веб сайта, но перед этим ее успе ли скачать десятки тысяч пользователей. И сейчас пиринговые сети LimeWire, BearShare и Morpheus работают с использованием Gnutella.

В конце 2000 года шведский программист Никлас Зеннстрем, ныне исполнительный директор Skype, бесплатного сервиса голосовой интернет связи, помог создать новый тип файлообменной сети, ко торый был назван FasTrack. Теперь так же работают Kazaa и Grokster.

Перечисленные новые пиринговые сервисы, в отличие от Napster, имеют децентрализованную структуру, и предъявить им обвинение гораздо сложнее. Однако индивидуальных пользователей они, как правило, защитить не могут, и те остаются потенциальными жертва ми исков индустрии.

Одна из самых популярных в последнее время программ P2P — BitTorrent. Двадцативосьмилетний Брэм Коэн из Сиэтла, который на писал эту программу для закачивания файлов большого размера из Сети, рассказал газете New York Times, что использовать BitTorrent для обмена информацией, защищенной законом об авторских пра вах, «откровенно глупо, поскольку программа не обеспечивает пользо вателям анонимности и не может обеспечивать анонимность, так как это противоречит фундаментальным основам архитектуры програм мы»1. Однако миллионы людей используют ее, чтобы обмениваться фильмами, программами и записями телепередач.

Пока что суды защищают этот вид пиринговых сетей от закона из за их децентрализованной архитектуры. Даже если суд завтра по становит, что эти сети должны быть закрыты, они будут продолжать жить на компьютерах присоединенных сейчас пользователей. Как написали в одном журнале, джинн — 1, лампа — 0. Музыкальная ин дустрия и киноиндустрия смогла закрыть Napster, но много таких по бед им не одержать.

Сейчас цифровая культура входит в новую фазу. Раздражен ные высокомерием алчной индустрии развлечений, многие уме лые программисты начали массовое восстание, разработав мощ ный класс файлообменных пиринговых сетей, которые включали в себя средства по обеспечению анонимности пользователей. Но вые подпольные сети, носящие названия вроде Blubster, Waste, BadBlue, Tarzan и Publius (последняя названа в честь анонимных авторов «Записок федералиста»), призваны сохранить в тайне лич ность и действия пользователей. В середине 2003 года New York Times писала: «Защищенные таким образом сети — как… новый Священный Грааль для любителей обмениваться файлами в Ин тернете»2.

Новые подпольные сети, пожалуй, являются самым видимым, то есть невидимым, примером развития даркнета. В этих жизнеспо собных сетях скрывается не только личность пользователя, в них даже шифруются (или разбиваются на кусочки и скрываются) файлы, кото рыми обмениваются пользователи, практически так же, как шифру ется информация при безопасной оплате кредитной картой. Посто ронние не смогут сказать, файлы какого рода — с музыкой, фильма ми или другим контентом — передаются. Это эквивалент тайника для самогонного аппарата под фальшивыми паркетными досками XXI сто летия, как написал один обозреватель.

«Раз RIAA пытается напугать пользователей всего мира, сооб щество разработчиков собирается с силами для создания более безопасных и анонимных сетей», — рассказал New York Times Пабло Сото, испанец, создавший Blubster. В считанные месяцы после за пуска у Blubster уже было 250 000 пользователей, обменивавшихся более чем 50 миллионами файлов.

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ Трэвис Каланик, чей сервис Scour для поиска MP3 был закрыт музыкальной индустрией, заявил CNN, что частные даркнеты — бу дущее сетевого обмена музыкой. «Чтобы попасть в такую сеть, необ ходимо знать нужных людей, — сказал он. — Агентам RIAA будет про ще проникнуть в „Аль Каеду”»4.

Картина, которую мы видим перед собой, сильно отличается от традиций открытого для всех Интернета. Пользователи стали пы таться скрыть некоторые свои действия от чужих глаз, чего никогда раньше не делали.

Но на компании индустрии развлечений, похоже, не произвели впечатления новые игрушки компьютерных мятежников. «Факт, с ко торым большинству людей следует смириться, заключается в том, что в Интернете никогда нет полной анонимности», — заявил газете San Francisco Chronicle основатель BayTSP Марк Ишикава. Стар ший вице президент RIAA Мэтт Оппенгейм в интервью News.com ска зал: «Мы не знаем технологий, которые бы обеспечивали пользова телю полную анонимность в Сети»6.

«Смело, но глупо», — хихикают архитекторы даркнета. Один из них хвастается: «Тем легче будет уйти в тень». В защищенных сетях практически невозможно узнать, откуда появился файл, куда он был передан и даже что именно этот файл содержал.

Консультант индустрии развлечений Брюс Форест предупреж дает компании: «Чем чаще вы будете привлекать к решению этой про блемы адвокатов, тем более адвокатоустойчивыми будут новые тех нологии». Он предупреждает, что, если законодательство, судебные преследования и обременительные запреты на копирование вызовут массовую миграцию в даркнеты, «игра будет окончена».

Не все даркнеты рождались под крики «Хочу бесплатные MP3 Linkin Park!». Один из крупнейших даркнетов Freenet задумывался как сред ство обхода правительственной цензуры.

Эта история началась в Эдинбургском университете в Шотлан дии, где студент младших курсов Иэн Кларк заинтересовался, поче му стихийно образующиеся системы, наподобие муравейника или стаи птиц, имеют разумное и сложное поведение, оставаясь децент рализованными и крайне примитивными. Он соединил свое любопыт ство с политической верой в свободу слова и написал статью, в кото рой изложил идею безопасной зашифрованной сети, которая упрос тила бы свободное распространение информации. В сущности, он описал даркнет. За эту статью ему поставили четверку.

Кларк на этом не остановился. В 1999 году, после долгих ночей за работой над исходным кодом Freenet, он выложил результаты в Интернет и пригласил других пользователей помочь реализовать его идею. Вскоре начали появляться добровольцы, позже объединив шиеся в проект Freenet Project, которых привлекал созданный Клар ком образ сети бастиона, свободной от цензуры и от шпионов и за щищенной от вторжений со стороны правительства. В настоящее вре мя небольшая группа разработчиков программного обеспечения продолжает работать над Freenet, чтобы сделать сервис более быст рым и более мощным. Все они работают добровольно, кроме одного программиста из Великобритании, который работает «за питание» — ему платят из небольших пожертвований. Около двух миллионов че ловек по всему миру скачали бесплатную версию программы: неко торые из любопытства, некоторые — по необходимости. Каждый день ее скачивают три тысячи человек, и неизвестное количество людей получает ее от друзей на дискетах.

Этот обладающий умением четко выражать свои мысли слад коречивый двадцатишестилетний ирландец выглядит так же, как юноши, которых школьницы рисуют на страницах блокнотов: мягкие черты лица, взлохмаченные коричневые волосы, искреннее любо пытство в глазах. «Я по настоящему верю в то, что свобода слова — необходимое условие демократии, — говорит Кларк. — Если чело веку нужно называть свое имя каждый раз, когда он высказывает свое мнение, это делает его беззащитным против ответного удара.

Вспомните, “Записки федералиста”, давшие основу Конституции США, писались анонимно. США могли бы стать совершенно другой страной, если бы не возможность высказывать свои мысли аноним но. Так что здесь у меня экстремистский подход. Я считаю, что, если двое или больше людей испытывают желание общаться, передавать Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ информацию, они должны иметь возможность делать это без вме шательства извне».

Кларк получает сообщения о том, как жители стран с репрес сивными режимами используют Freenet для более свободного об мена новостями и информацией. Например, диссиденты в матери ковом Китае взяли исходный текст программы, модифицировали его, перевели на китайский и распространили в Китае. Программа по зволила умеющим работать с Интернетом китайцам посещать за прещенные сайты, например CNN.com, и получать ранее недоступ ную информацию, в том числе так называемые «Документы Тянь аньмэнь», стенограммы дебатов студентов с представителями китайского правительства в 1989 году, не боясь быть арестованны ми правительственными чиновниками. По этой причине Госдепар тамент США и «Голос Америки» были щедры на похвалы Freenet.

Чтобы передать новости западного мира и западные идеи жителям тоталитарных государств, «Голос Америки» время от времени уста навливает серверы, которые служат трансляторами Всемирной па утины. Но как в местах, подобных Китаю, рассказать диссидентам, где найти эти веб серверы и не попасться властям? И если ты дис сидент, как тебе опубликовать информацию о духовной секте Фа Лунгун без риска быть пойманным? (Все 50 миллионов пользовате лей Интернета из Китая, набирающие в Google запрос «Falun Gong», не получают никаких результатов.) Freenet устроен таким образом, что пользователи не работают с централизованным сервером, который можно легко ликвидировать.

Вместо этого Freenet играет с информацией в «наперстки», так что по сети постоянно движется облако зашифрованной информации. От ведя часть жесткого диска под файлы Freenet, вы не сможете ска зать, какая информация в этой части содержится, не сможет этого сказать и посторонний. Пользователи могут получать доступ к гло бальной библиотеке информации путем передачи анонимного запро са от одного компьютера с Freenet на другой, и никто не узнает, отку да пришел запрос или где были найдены запрошенные данные. Дис сидент, использующий Freenet, может не только анонимно получать информацию, но и публиковать ее.

В доказательство того, что Freenet не контролируется никем, даже собственными создателями, примите во внимание тот факт, что группа Freenet China вела свою деятельность уже минимум год, преж де чем Кларк и главные разработчики Freenet узнали об их существо вании. «Я понимаю, что эти люди не особенно хотят рекламировать свою организацию, — говорит Кларк, — но заставить их говорить — все равно что выжать кровь из камня».

В последнее время внимание общественности приковано не к возможностям Freenet, способствующим борьбе с цензурой в тота литарных государствах, а к ее разрушительному эффекту на демо кратическом Западе. Там Freenet используется не для того, чтобы обходить политические репрессии, а для обхода слишком жестких законов об интеллектуальной собственности.

В конце 2003 года, когда внутренняя переписка Diebold Election Systems появилась в Интернете, юристы Diebold, пригрозив наказа нием за нарушение DMCA, смогли заставить выложивших их людей убрать материалы из Сети. Но когда пользователи Freenet опублико вали эти документы, они стали доступны всем, у кого есть Freenet.

Адвокаты Diebold не смогли выяснить, кто именно опубликовал доку менты и где эти документы находятся.

Кларк продолжает возмущаться, что современные законы об авторских правах используются для ограничения свободы слова:

«Есть группа людей, которые пытаются усовершенствовать демокра тию, обеспечивая прозрачность процесса выборов, а закон об автор ских правах используется для того, чтобы заставить их замолчать.

Это публичное оскорбление ценностей демократической нации».

Я разговаривал с Кларком спустя несколько недель после его возвращения в Шотландию через три года, проведенных в Лос Андже лесе, где он создал два предприятия, призванных превратить техно логии, стоящие за Freenet, в прибыльный бизнес. Он говорит, что уехал из Соединенных Штатов отчасти по личным причинам, а отчасти из за беспокойства, что Freenet может создать сеть для публикаций, ко торую невозможно будет подвергнуть цензуре, а это может навлечь гнев департамента юстиции: «Когда работаешь в сфере пиринговых сетей, полезно жить в стране, где люди не становятся автоматически Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ на сторону корпораций, как это делают многие в Штатах». Полити ческий климат сейчас таков, что в США принимаются законы вроде DMCA и новые стандарты, ограничивающие возможности персональ ных компьютеров. Эти веяния неблагоприятно отражаются на дости жении целей Freenet по расширению личной свободы.

Кларк хорошо понимает, что многие из тех, кто присоединяет ся к Freenet, больше заинтересованы в обмене бесплатной музыкой, чем в громких политических заявлениях. И хотя он не слишком хочет, чтобы сеть Freenet превратилась в рынок бесплатной музыки и филь мов, если так произойдет — так тому и быть. «Мне не особенно нра вится, когда люди хотят просто получать музыку и не платить за нее.

Но Freenet не в состоянии защитить права политических диссиден тов, не защищая любителей файлового обмена». Защиту авторских прав невозможно встроить в структуру сети без вреда для самой важ ной из ее возможностей: возможности шифрования данных и обеспе чения анонимности.

Этот конфликт трудно уладить: право членов даркнета оста ваться неузнанными против прав создателей контента на то, чтобы соблюдались их авторские права. Кларк не видит в этом проблемы.

Он говорит, что законы об авторских правах стали очень несбаланси рованными и даркнеты, такие как Freenet, дают гражданам возмож ность дышать свободнее: «Именно сторонники современных законов об авторских правах, как никто другой, пытаются ограничить свободу общения людей. Чтобы привести закон в действие, необходимо знать, что именно люди говорят друг другу, а если есть что то вроде стража, следящего за передачей информации, люди не могут свободно об щаться, поскольку кто то стоит у них за спиной. Вопрос в том, что для вас важнее: копирайт или свобода общения, которая является одной из основ демократии?» Кларк считает, что законы об авторских правах слишком усили лись за последние годы и это волнует общественность: «Интеллекту альная собственность — это по большому счету миф. В Конституции США у этого понятия была специфическая цель — стимулировать развитие науки и полезных ремесел. К сожалению, эти представле ния сейчас настолько извратили, что люди считают цифровую инфор мацию такой же собственностью, как дом или земля. Это абсурд.

Кусок земли невозможно делить до бесконечности, а информацию можно копировать сколько угодно. Так что я бы начал с критики этих тезисов. Информация не может быть собственностью, и поэтому пе редача информации — это не воровство».

Подобные заявления, разумеется, можно будет поставить под сомнение, если большая часть файлового обмена отправится в сеть Freenet. Ведь через Freenet можно передавать не только музыку и фильмы, но и нацистские реликвии, практические руководства для террористов, детскую порнографию и другие материалы, которые не могут открыто существовать в обществе. Кларк это понимает и говорит: «Если что то можно представить в цифровом формате, это что то можно передать через Freenet. Было бы невозможно со здать Freenet каким либо другим способом, чтобы она достигала своих целей».

После того как RIAA начала подавать иски против частных лиц, использующих файловый обмен, Freenet пережила «многократное увеличение количества просмотров страниц и количества скачива ний», говорит Кларк. «Думаю, Freenet считается в пиринговом сооб ществе чем то вроде форта Аламо, последнего укрытия в случае, если индустрия развлечений начнет полномасштабные действия».

Но мы все знаем, чем закончилось сражение в Аламо, а Кларк предупреждает своих сторонников, чтобы те не думали, будто Freenet сможет противостоять усилиям правительства и индустрии, направ ленным на перестройку Интернета и персонального компьютера.

В начале 2004 года компьютерный гигант HP объявила о своих планах снабдить защитой от копирования, которую Кларк называет «анти пользовательской технологией», каждый выпускаемый компьютер.

«В большинстве стран у людей возникла серьезная уверенность в том, что правительство и крупные корпорации должны держаться подаль ше от спален людей, — говорит Кларк. — Я не хочу, чтобы охранник, работающий на Sony, сидел в компьютере в моей спальне и указывал мне, что я могу и чего не могу делать с компьютером, который я ку пил. Я не хочу, чтобы меня обманывали или заставляли покупать что то, что действует в чужих интересах.

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ Если управление цифровыми правами будет во всех компьюте рах, тогда, думаю, битва будет проиграна, — говорит он. — Даже если вы сможете скопировать на свой компьютер информацию из Freenet, компьютер не позволяет с ней ничего сделать или отправит отчет о ее наличии, и Freenet ничем не сможет помочь».

Хотя сеть Freenet, скорее всего, является самым большим настоящим даркнетом, она не является единственной. Другие про граммисты объединяются вокруг идеи создания частных сетей, в которых личные свободы и личную жизнь пользователя ценят пре выше всего.

Джастин Франкель, «воин кода», разработавший Gnutella, по вторил свою хулиганскую выходку с America Online в мае 2003 года, выпустив Waste только для того, чтобы через несколько часов AOL убрала код из Сети с жестким предупреждением уничтожить «все до единой» копии. (Франкель уже ушел из AOL, но я бы очень хотел взглянуть на его рекомендательное письмо.) И опять пиринговая про грамма быстро разошлась по Сети. Созданная для групп от 50 чело век, которые хотят обмениваться файлами и общаться с друзьями, обладающая такой защитой, какую не взломать и ЦРУ, программа основана на системе контактов. К Waste, названной в честь под польной почтовой системы из романа Томаса Пинчона «Выкрикивая лот 49», можно присоединиться только по приглашению. Консуль тант Форест назвал Waste «самой потрясающей вещью в подполье на данный момент».

Несмотря на то что некоторые даркнеты используются для до стижения незаконных целей, есть и другие варианты. Легальные биз нес приложения, такие как программное обеспечение Groove Net works, используются сейчас для тайных переговоров. Активисты борь бы за права человека в Шри Ланке используют даркнет Groove для обмена шифрованными сообщениями об идущей в стране граждан ской войне.

Исполнительный директор Groove Рэй Оззи рассказал мне на конференции Supernova 2004, что наземные войска в Ираке исполь зовали ноутбуки и программное обеспечение для даркнета, разрабо танное его компанией, чтобы тайно обмениваться информацией об уровне запасов с Центром гуманитарных операций [Humanitarian Operations Center]. Один из репортеров спросил его, не грозят ли дарк неты отхватить большой кусок Интернета. «Это не угроза — это необ ходимость, — ответил Оззи. — Нам нужны виртуальные границы во круг наших рабочих групп... Единственный способ этого добиться — даркнеты»9.

Есть и менее привлекательная сторона: Earthstation5 наделала шуму, когда ее создатели объявили войну крупным компаниям инду стрии развлечений, заявив, что терабайты музыки и голливудских фильмов, в том числе «Терминатор 3» и «Лара Крофт», бесплатно доступны в их файлообменной сети. Базирующаяся в лагере бежен цев на Западном Берегу, Earthstation5 появилась в середине 2003 года, кичась: «Наступает новая революция в файловом обмене. Сопротив ление бесполезно, мы все контролируем». Глава проекта Рас Кабир объявил, что законы США «не имеют никакого значения для нас, жи телей Палестины», и язвил в адрес звукозаписывающих компаний и киностудий: «Не многие представители закона отважатся приехать в лагерь Дженин. А если и отважатся, мы с радостью их встретим».

Точно не известно, является ли Earthstation5 настоящим даркнетом.

Хотя представители Earthstation5 говорят, что ее архитектура предос тавляет полную защиту от властей, Кларк относится к этим заявле ниям с долей скептицизма, отмечая, что создатели ES5 отказались подробно описать алгоритм обеспечения безопасности пользовате лей. Мои письма Кабиру остались без ответа.

Пока слишком рано говорить, какая именно сеть из нового по коления даркнетов будет пользоваться широкой популярностью, если это вообще произойдет. Многие импровизированные цифровые бары, где торгуют незаконными товарами, сделаны топорно и сложны в ис пользовании. Но эти недостатки будут уходить по мере развития тех нологии, и в перспективе угроза Большой Индустрии Развлечений вполне реальна, несмотря на то что индустрия заявляет об отсут ствии поводов для волнения.

Рано или поздно один из этих даркнетов может стать оружием Судного дня, направленным против звукозаписывающих компаний и других компаний индустрии развлечений.

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ Эндрю Франк, бывший служащий двух медиаконсалтинго вых компаний, написавший важный доклад о файловом обмене, который в своих выступлениях перед Конгрессом цитируют такие тяжеловесы индустрии, как Джек Валенти, утверждает, что Napster, Gnutella, MP3 и DivX преподнесли нам урок: небольшие части про грамм, появляющиеся из малоизвестных источников, способны распространяться подобно вирусу и при благоприятных условиях производить значительный эффект. Наибольшую угрозу для кино индустрии представляет не Kazaa или другие отрытые институты, которые можно обвинять в Конгрессе или в суде, а даркнеты, по добные Freenet, по его словам являющиеся «новым оружием Суд ного дня».

Я спрашиваю Кларка, может ли Freenet превратиться в оружие Судного дня, ожидая немедленных возражений. Но он не старается избежать этого термина. Если музыкальная индустрия и киноиндуст рия не в состоянии предоставлять людям цифровую продукцию без жестких ограничений, говорит он, то высокие технологии нанесут от ветный удар, и даркнеты будут процветать. «Да, конечно, это убий ственное оружие. Но, как и с любым подобным оружием, надеешься, что никогда не придется его использовать».

Алекс Ялен, студент Университета Миссури Колумбии, изучающий журналистику и историю, на мгновение задумывается, когда я про шу его оценить степень распространения файлового обмена в сту денческой среде. «Отношение к тому, что является, по сути, элек тронным воровством, сейчас такое же, как к любому обыденно му явлению, — отмечает он. — Обмен файлами, пиратские копии программного обеспечения, взломанные программы — все это по всюду и процветает, и я уверен, это сводит с ума людей из корпо раций»10.

Ялен предпочитает не говорить о своем отношении к файлово му обмену, но говорит, что многие из его друзей и сверстников не имеют никаких предубеждений против скачивания программного обес печения, музыки, фильмов, компьютерных игр и других материалов 82# с доступных варезных сайтов. «Понятие интеллектуальной соб ственности ничего не значит для большинства людей, которых я знаю, — говорит он. — Если у вас есть высокоскоростной доступ в Интернет, новые компьютеры, куча свободного времени и творче ский подход к делу, вы относитесь к таким вещам терпимо. Большин ство считает, что, раз дают, нужно брать».

У одного из друзей Ялена есть собственный FTP сервер, на ко тором хранится более шестисот голливудских фильмов. «Он не ходит в бары и не напивается. Субботними вечерами он сидит в своей ком нате в студенческом общежитии, скачивает новые фильмы и смотрит их. Иногда он берет в библиотеке DVD, копирует их на жесткий диск и возвращает. Потом записывает на CD, и к нему приходят брать филь мы напрокат».

Ялен и его друзья студенты вряд ли представляют собой уни кальный случай. Культура файлового обмена широко распростране на в любом учебном заведении. Высокие цены на программное обес печение, CD и билеты в кино (даже со студенческими скидками) — это очень серьезный фактор. И еще мотивация: этим сейчас зани маются все студенты колледжей. «Да ладно, мы же тинейджеры.

В этом есть что то бунтарское, — говорит Ялен. — Это как плюнуть на власть, только по нашему, с помощью компьютеров. Многие из нас считают, что большие корпорации нас обманывают, а это способ поквитаться».

Мораль здесь не помеха. «Ничто не запрещено, когда дело ка сается обмена файлами или программами среди студентов, — до бавляет он. — Я знаю нескольких людей, которые отказались от пи ратства по этическим соображениям, но это смешно — они сами ве дут себя позорно. Это общепринятое и ожидаемое поведение». Ялен считает, что музыкантам должны платить за то, что они делают, но он знает бесконечно много историй про то, как фирмы звукозаписи об воровывали музыкантов. Чувство вины нечасто настигает представи телей «поколения Y».

82# Warez — нелегально распространяемое в Интернете программное обеспе чение.

Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ Ялен, конечно, не может говорить за все поколение. Многие студенты отрицают файловый обмен и соблюдают законы об автор ских правах. И все же компании индустрии развлечений ошеломлены поведением поколения, к которому принадлежит Ялен, и местью лю бителей файлового обмена. Первой реакцией индустрии был ввод более жесткого контроля, более надежных замков и более суровых законов.

Одна из последних идей — создание цифровой личности или персонального идентификационного сертификата. В общих чертах это выглядит так: все пользователи Интернета собираются на тюремном дворе и получают электронные браслеты на лодыжку. Каждая пере дача файлов будет прозрачна для третьего лица, которое сможет вы яснить детали передачи и узнать, кто заплатил за покупку или прокат, а кто — нет.

Один из основателей группы «Народ за ответственность в Ин тернете» [People for Internet Responsibility] Лорен Вайнштайн, раз работчик программного обеспечения и сетей из Лос Анджелеса, среди тех, кто считает, что подобные меры только усилят привлека тельность даркнета: «Нужно спросить себя: сделает современный подход компаний индустрии развлечений ситуацию лучше или при ведет к ускорению массового перехода в подполье? Да, ограниче ния, налагаемые на информацию в цифровых форматах, дают вла дельцам контента больше контроля, и иски RIAA заставляют людей отказаться от обмена файлами, но эти же меры усиливают ощуще ние борьбы. В итоге сторонники файлового обмена начинают ду мать об уходе в подпольные сети, и начинается эволюция, в резуль тате которой выживет сильнейший, и системы будут становиться лучше и лучше»11.

На это уйдут годы. «Нельзя перейти от видимого файлового обмена к невидимому за один день», — говорит Вайнштайн. Однако индустрии развлечений стоит опасаться, что файловый обмен может стать невидимым, а людей, обменивающихся файлами, невозможно будет отследить. «Мы не знаем, насколько далеко все зашло, по скольку по определению сложно получить точные данные о процессе, который происходит тайно и который нельзя увидеть целиком».

Попытки объявить зашифрованные, скрытые или распреде ленные сети вне закона провалятся, утверждает Вайнштайн, так как для обмена и хранения защищенной информации файлообменные даркнеты используют те же технологии, что корпорации и ученые.

Многие даркнеты уже в состоянии эмулировать инструменты для совместной работы, использующиеся коммерческими предприяти ями, предоставляющие высокую степень приватности и безопасно сти, а также возможность работы с большими файлами. HP и Siemens, к примеру, используют даркнеты для обмена с партнерами конфи денциальными сведениями. GlaxoSmithKline используют даркнет, чтобы позволить биологам и химикам работать вместе с универси тетскими учеными над новым средством против ожирения.

«Вполне возможно, что в будущем эту проблему нельзя будет решить посредством технологий или образования, — говорит Вайн штайн. — Возможно, будет сложно заставить людей платить за мате риалы, которые они могут получить в Сети бесплатно. Мы, скорее всего, будем жить в мире, где вознаграждение, которое люди вправе получить за свою работу и интеллектуальную собственность, будет зависеть от доброй воли народа, а не от навязанной технологиями или законом системы. Делать покупателей своими врагами, отправ ляя их в даркнет, — саморазрушение».

Вайнштайн подчеркивает, что верит в то, что творческим про фессионалам нужно платить за их труды, но это не меняет ситуацию.

Чем чаще компании индустрии развлечений будут сгоряча вводить обременяющие правила, ограничивающие законную свободу исполь зования покупателями цифровых устройств, тем скорее «пользова тели, считающие видеопиратство оправданным и законным, а не за прещенным действием, нанесут ответный удар».

Эксперт в области новых медиа и преподаватель телекоммуни кации в Нью Йоркском университете Ширки с этим согласен. Если Nap ster был первой волной файлового обмена, то вторая волна началась с пиринговых сетей, которые отказались от централизованных систем типа Napster в пользу менее эффективных децентрализованных сис тем, способных отражать юридические атаки. Сейчас поднимается третья волна. Новейшая инкарнация представляет собой социальную Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ систему с анонимными участниками (как в Freenet или Blubster) или необходимостью находить себе дорогу в сеть (как в Waste).

Это «сети малых миров», о которых говорили авторы доклада «Даркнет». В таком мире у нас не будет легкодоступного волшебного проигрывателя в стиле Napster, но можно будет черпать из меньших коллекций материалов у людей, которым мы можем доверять. Поис ки материалов в цифровом формате будут напрямую зависеть от на ших социальных связей. И наше взаимодействие в Сети с другими людьми будет все чаще подвергаться шифрованию. Эту тенденцию Ширки называет «сильной и необратимой».

«В результате, — утверждает он, — остается открытым вопрос о том, будут ли даркнеты считаться победой над музыкальной инду стрией или поражением перед ней. У этих небольших частных клубов не будет настолько обширных каталогов, как у Napster или Kazaa, но посторонним в них будет сложно вступить»13.

BusinessWeek Online предупреждает, что иски RIAA будут прово цировать слишком многих пользователей обратиться к «защищенным пиринговым сетям, которые позволят не только обмениваться пират скими копиями музыки, но и программным обеспечением или филь мами»14. Но киноиндустрия, похоже, готова вслед за RIAA прыгнуть с обрыва.

«Мы сделали все возможное, чтобы организовать образователь ную кампанию, которая дает покупателям понять, что передача филь мов по пиринговым сетям незаконна и уголовно наказуема, но это явление все равно разрослось, и мы почувствовали, что надо что то делать, чтобы защитить свою собственность, — сказал вице прези дент MPAA по связям с правительством Фриц Аттавей. — Если кто то засовывает руку в ваш карман и хватает ваш кошелек, вы ведь попро буете остановить его, правда?» Теперь киноиндустрия преследует отдельных распространителей контента.

Голливуд готов любыми средствами бороться с файловым обменом и другими нелегальными методами использования материалов, охраняемых авторским правом. Две основные меры — «вещательный флаг» и «компьютер на доверии» [trusted computing initiative] — можно рассматривать как установку кодовых замков на некоторые двери в цифровом доме. Обе меры будут раздражать обычных пользовате лей, но почти не помешают хакерам и пиратам. Сложно спорить с целями обеих инициатив. Ограничения на вещание вводятся, чтобы предотвратить беспорядочное распространение охраняемых автор ским правом цифровых телевизионных программ в Интернете. В кон це 2003 года ФКС ввела правила, согласно которым каждое устрой ство, позволяющее принимать цифровой телевизионный сигнал, долж но обработать «вещательный флаг», невидимую метку в фильмах и телепередачах, которые будут транслироваться по эфирному теле видению с первого июля 2005 года15. Владельцы прав могут устано вить ограничения, при которых никакое устройство, обнаружившее их, не сможет передать сигнал через Интернет без защиты. Крис Мюррей, советник по законодательству Союза потребителей США, заявляет, что более 75 миллионов DVD плейеров в домах зрителей не смогут проигрывать помеченные флагом программы, записанные на DVD устройствах, продаваемых с лета 2005 года. Передача, которую записываешь в гостиной, может не воспроизводиться в кабинете. Вес ной 2004 года политическая группа TrueMajority создала из кадров сериала NBC «Ученик» коллаж новостей, в которых фигурировал пре зидент Джордж Буш. В получившемся видео Трамп увольняет Буша.

Такого рода политическая сатира защищена существующими зако нами, однако «вещательный флаг» никогда не позволил бы коммен таторам достать материалы для пародии.

Американская библиотечная ассоциация боится, что флаг ве щания не позволит использовать фрагменты телевизионных программ в классе и не даст транслировать записанные на цифровом оборудо вании телепередачи студентам, обучающимся удаленно (Public Knowledge, ALA, EFF и другие группы, представляющие обществен ные интересы, подали иски с требованием запретить использование флага вещания).

Пользователи Интернета также почувствуют, что их цифровые права ограничены. «Как раз перед выходом “Гарри Поттера” местный репортер взял у моей дочери интервью о фильме, — рассказывает Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции :/ Дж. Д. Ласика >/ Сет Гринштайн, юрист технического консорциума 5C. — Я подумал, что было бы очень здорово записать это интервью и послать его на шей бабушке во Флориде или моему брату в Израиле. Почему не ис пользовать гибкость и быстроту Интернета? В скором времени флаг вещания может отменить эти возможности»16.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.