WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Электронная библи отека по хирургии surgerylib.ru 6Y Лапароскопическая и торакоскопическая хирургия • * • Константин Франтзайдес Перевод с английского под редакцией д-ра мед. наук, проф. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Рис. 3.14. Здесь показан катетер с оливой на конце, который вводится в пузырный проток. Катетер очень легко проводится через латеральную подреберную канюлю, однако это варьирует в зависимости от анатомии протока. Катетер может вводится и через большой ангиокатетер, проходящий вдоль реберного края Затем катетер фиксируется при помощи скобки или одного из специально разработанных для этого инструментов. В качестве альтернативы можно использовать катетер с разду­ вающимся баллоном. После того как такой катетер вводится в пузырный проток, бал­ лончик раздувается физиологическим раствором для того, чтобы фиксировать катетер в необходимом положении. После фиксации катетера выполняется стандартная холангио графия (рис. 3.15) при помощи портативной рентгеновской установки. Предпочтительнее при этом использовать рентгеноскопию. Возможность визуализировать желчное дерево в реальном режиме времени является большим преимуществом, особенно тогда, когда обнаруживаются камни в общем желчном протоке, и предпринимаются попытки их ла­ пароскопического удаления. В такой ситуации портативный рентгеноскопический ком­ плекс оказывает неоценимую пользу. Во время выполнения холангиографии пациенту необходимо придать обратное положение Тренделенбурга с тем, чтобы хорошо контрас­ тировать все желчное дерево. Введение контрастного вещества под давлением помогает визуализировать проксимальные отделы желчных протоков. Отсутствие визуализации проксимальных участков желчных протоков само по себе может быть признаком какой либо серьезной патологии. Если правый печеночный или общий печеночный протоки не контрастируются, то вероятнее всего они либо клипированы, либо перерезаны, и в таком случае операцию необходимо дальше продолжать открытым способом.

Как уже отмечалось, имеются аргументы как за, так и против рутинного выполнения интраоперационной холангиографии. С этой точки зрения наглядность метода является не 70 Глава Рис. 3.15. На холангиограмме, выполненной во время лапароскопической холецистэктомии, хорошо видна анатомия желчных протоков и свободное поступление контрастного вещества в двенадцатиперстную кишку оспоримым преимуществом в пользу его рутинного применения [34]. Самым важным фактором в пользу рутинного выполнения интраоперационной холангиографии является то, что она выявляет анатомию желчных протоков. Ранее проведенные исследования показали, что повреждения желчных протоков встречаются более часто при выполнении лапароско­ пической холецистэктомии [7, 8, 9, 11], хотя это могло быть и просто результатом недоста­ точного опыта и обучения хирургов. Тем не менее интраоперационная холангиография может сократить число повреждений желчных протоков. Холангиография дает ценную информацию об анатомии желчных протоков. Различные анатомические варианты строения желчных про­ токов достаточно хорошо описаны [35]. С помощью интраоперационной холангиографии можно выявлять эти варианты, уменьшая тем самым вероятность повреждения протоков.

При выполнении лапароскопической холецистэктомии очень важно знать длину пузырного протока. Холангиография помогает определить его длину и позволяет точно и безопасно наложить на него скобки. Интраоперационная холангиография позволяет сразу обнаружить повреждения, что дает возможность устранить их сразу. Это позволяет избежать осложне­ ний, связанных с поздним лечением повреждений. Поскольку лапароскопическая хирур­ гия все чаще стала применяться у пациентов с острым воспалением желчного пузыря, где анатомические соотношения могут быть нарушены, интраоперационная холангиогра­ фия приобретает все более и более важное значение. Время выполнения холангиографии составляет 10-20 минут, что в общем-то увеличивает продолжительность операции, тем не менее в целом холангиография помогает сэкономить время, так как, предоставляя информацию об анатомии желчных протоков, позволяет хирургу уверенно выполнять препаровку тканей и точно накладывать скобки.

Кроме уточнения анатомии желчных пртоков, рутинное применение холангиографии может также уменьшить необходимость в выполнении предоперационной ЭРХПГ у тех Лапароскопическая холецистэктомия пациентов, у которых тесты функциональной активности печени умеренно повышены.

Итак, успешное и быстрое канюлирование пузырного протока является ценным методом интраоперационного исследования общего желчного протока. Чем больше опыт у хирур­ га, тем с большей легкостью выполняется эта манипуляция. При столкновении с трудной и нестандартной ситуацией способность успешно выполнить интраоперационную холан гиографию становится весьма ценной. Наконец, точность в интерпретации результатов повышается с увеличением числа выполненных холангиограмм. Легче распознаются лож ноположительные и ложноотрицательные результаты, быстрее принимаются правильные решения, касающиеся дальнейшей тактики.

Несмотря на все вышесказанное и то, что большинство авторов отдают предпочтение рутинному выполнению холангиографии во время лапароскопической холецистэктомии, наш опыт и опыт других исследователей говорят о том, что интраоперационная холан гиография может применяться селективно, при этом частота осложнений, связанных с оставшимися камнями в протоках или повреждением желчевыводящих путей, не будет слишком высокой [36, 37, 38]. В начале приобретения хирургами опыта по изложенным выше причинам интраоперационную холангиографию лучше всего выполнять рутинно.

Селективное применение интраоперационной холангиографии только у пациентов с кли­ ническими, лабораторными и рентгенологическими признаками холедохолитиаза также возможно, особенно с приобретением хирургами соответствующего опыта. Холангиогра­ фии не должна выполняться до тех пор, пока не будет проведена тщательная и полная препаровка тканей. Препаровку пузырного протока всегда необходимо выполнять вплоть до стенки желчного пузыря. Точно так же до стенки желчного пузыря должна выделяться и пузырная артерия. Если препаровка тканей выполнена согласно этим правилам, и если перед операцией не было никаких данных за холедохолитиаз, то интраоперационную холангиографию можно не выполнять.

ВСКРЫТИЕ ОБЩЕГО ЖЕЛЧНОГО ПРОТОКА Лапароскопическое лечение холедохолитиаза пока находится в стадии развития. Ле­ чебная тактика при подозрении на холедохолитиаз или доказанном холедохолитиазе до операции уже обсуждалась. Что же можно предпринять, если камни общего желчного протока обнаруживаются при выполнении интраоперационной холангиографии? Одним из путей может быть выполнение лапаротомии и традиционное вскрытие общего желч­ ного протока. Эта доказавшая свою эффективность и проверенная временем операция, как правило, дает превосходные результаты, с менее чем 5% частотой осложнений, свя­ занной с оставлением камней в желчных протоках [39]. Но, кроме этого, имеются и другие варианты лечебной тактики.

Можно завершить выполнение лапароскопической холецистэктомии и выполнить на следующий день ЭРХПГ и сфинктеротомию. ЭРХПГ не рекомендуется выполнять на операционном столе. Это дорогостоящее исследование, оно удлиняет время общей анес­ тезии, и его нелегко выполнить у лежащих на спине пациентов. У пациентов без клини­ ческих симптомов холедохолитиаза, у которых во время операции обнаружены маленькие не закупоривающие просвет холедоха камни (при этом контрастное вещество легко про­ ходит в двенадцатиперстную кишку, не вызывая растяжения протока), приемлемо кон­ сервативное лечение без выполнения ЭРХПГ, так как большинство таких камней выходит незаметно.

Все шире распространяются методики лапароскопического вскрытия общего желч­ ного протока [40]. Описано множество таких методик. Для удаления камней из протоков многие авторы рекомендуют простое промывание протоков физиологическим раствором, вводимым через резиновый катетер, который устанавливается в холедохе [41]. Можно 72 Глава удалять камни из холедоха при помощи специального билиарного катетера с раздуваю­ щимся баллончиком [42]. Наконец, сообщалось о проведении гибкого уретероскопа в проток с прямой визуализацией камней и удалением их при помощи корзинки, введенной через канал уретероскопа [43].

Вначале вскрытие общего желчного протока выполняли через пузырный проток.

Для этого пузырный проток пересекался, и затем культя его расширялась при помощи уретрального дилататора до тех пор, пока через него не становилось возможным прове­ дение инструментов и удаление камней [42]. Позже была описана техника лапароскопи­ ческой холедохотомии [41, 42, 43]. При этом выполняется разрез стенки холедоха, в холедох вводится Т-образная трубка, и на проток вокруг трубки накладываются швы с использованием специальных лапароскопических инструментов.

В настоящее время лапароскопическое вскрытие общего желчного протока пока еще необходимо рассматривать как находящееся на стадии исследования. Имеющегося опыта пока недостаточно для точной оценки метода и дачи рекомендаций для его широкого применения. Только со временем выяснится, заслуживает ли этот метод внимания хи­ рургов. Но, тем не менее, сама идея лапароскопической холедохотомии очень интересна.

На случай обнаружения во время операции холедохолитиаза с пациентом еще до операции необходимо обсудить возможные варианты лечения.

ОСЛОЖНЕНИЯ Детальное описание осложнений, встречающихся во время лапароскопических опе­ раций, имеется в главе 15. Здесь можно только добавить, что частота осложнений при применении лапароскопической техники составляет менее 0,5%, а уровень смертности — 0,05% [44]. Чаще всего осложнения возникают в начале операции при наложении пнев моперитонеума. Имеются сообщения и о повреждениях внутренних органов, возникаю­ щих при введении троакаров. Общая частота всех этих осложнений составляет менее 1% [45].

Специфических именно для лапароскопической холецистэктомии осложнений не­ много. При лапароскопических операциях в основном возникают такие же осложнения, как и при операциях, выполняемых открытым способом, хотя частота их возникновения отличается. В большинстве исследований, касающихся лапароскопических операций, сообщается, что суммарная частота осложнений составляет менее 10%, а летальность — менее 1% [10, 46, 47]. Наиболее часто встречающимися осложнениями являются кро­ вотечение, повреждение желчных протоков, оставление камней в общем желчном про­ токе, истечение желчи со скоплением ее в подпеченочном пространстве и инфицирова­ нием.

Кровотечение во время лапароскопической холецистэктомии может возникнуть в различных местах. Кровотечение в месте введения троакаров обычно бывает небольшое и, как правило, обычно останавливается самостоятельно. Для остановки интенсивного кровотечения из места введения троакаров эффективным способом является наложение грубых больших и глубоких швов на брюшную стенку, в которые захватывается источ­ ник кровотечения. Кровотечение из места введения троакара можно также остановить при помощи тампонады источника кровотечения катетером Фолея (Foley) (рис. 3.16) или путем введения в окружающие ткани раствора адреналина. Действия, которые не­ обходимо предпринять при возникновении кровотечения из серповидной связки, были описаны выше. Кровотечение из печени встречается достаточно часто. Обычно оно бы­ вает медленное и легко останавливается прижиганием (особенно при использовании биполярной электрокоагуляции) или лазерной коагуляцией. Для остановки кровотечения Лапароскопическая холецистэктомия Рис. 3.16. Катетер Фолея можно использовать для тампонады источника кровотечения в месте введения троакара из ткани печени также могут быть использованы гемостатические губки, имеющие в своем составе коллаген, или нанесение гемостатических препаратов на поврежденную поверхность печени. Имеются сообщения о повреждении во время лапароскопической холецистэктомии воротной и нижней полой вен [49]. Очевидно, что в таких случаях необходима экстренная лапаротомия. Наиболее частой причиной очень тяжелого кро­ вотечения является повреждение пузырной артерии. Внимательное и осторожное ее вы­ деление помогает избежать этого осложнения. При использовании лапароскопической видеокамеры, увеличивающей изображение, кровотечение из пузырной артерии часто кажется намного сильнее, чем есть на самом деле. Хирург всегда должен оставаться спокойным и попытаться для остановки кровотечения захватить зажимом проксималь­ ную часть артерии. Затем операционное поле необходимо промыть и только после того, как хирург убедится, что именно пузырная артерия является источником кровотечения, на нее накладываются скобки. Выделение сосуда вплоть до стенки желчного пузыря помогает избежать ошибочного клипирования и пересечения аберрантной правой пече­ ночной артерии. Если хирургу не удается остановить кровотечение, он должен немед­ ленно переходить на лапаротомию.

Повреждение желчных протоков во время лапароскопической холецистэктомии яв­ ляется наиболее грозным осложнением. Его частота в период освоения операции может быть несколько выше, но с увеличением опыта хирурга она уменьшается. Повреждения 74 Глава желчных протоков можно избежать, если тщательно выполнять препаровку тканей. Ано­ малии желчевыводящей системы распознаются хорошо, и проблем обычно не возникает, если выполняется интраоперационная холангиография и внимательно проводится препа­ ровка тканей. Большинство повреждений пузырного протока обусловлены небольшой его длиной или параллельным направлением с общим желчным протоком. Тракция за желчный пузырь приводит к нарушению анатомии, изгибу общего желчного протока, который хирург может принять за пузырный проток. Поэтому до клипирования или пере­ сечения протока его ход необходимо проследить вплоть до стенки желчного пузыря и удостоверится, что это именно пузырный проток [50].

Тактика ведения пациентов с оставленными в желчных протоках камнями не отли­ чается от таковой при традиционной хирургии. Если позволяют возможности, то методом выбора, безусловно, является эндоскопическая сфинктеротомия и удаление камней.

С появлением лапароскопической холецистэктомии такое осложнение как истечение желчи стало наблюдаться чаще. Желчь может поступать из ложа желчного пузыря, до­ бавочных желчных протоков, пузырного протока или незамеченного повреждения общего желчного протока. Типичными симптомами скопления желчи в подпеченочном простран­ стве являются жалобы на сохраняющиеся боли в животе, которые могут иррадиировать в правое плечо, вздутие живота, лейкоцитоз и лихорадка. При выполнении компьютерной томографии обычно выявляется скопление жидкости в подпеченочном пространстве. При пункции и аспирации этой жидкости выясняется, что это желчь, и для ее дренирования устанавливается чрескожный катетер. При отсутствии закупорки дистальных отделов желчных протоков желчетечение, как правило, прекращается самостоятельно. Если этого не происходит, то установить локализацию источника желчетечения, выявить нарушение проходимости желчных протоков и снизить в них давление путем выполнения сфинкте ротомии или установки стента помогает ЭРХПГ. Если имеются симптомы перитонита, или если общее состояние пациентов ухудшается по другим причинам, показана немед­ ленная лапаротомия.

Нагноение ран после лапароскопической холецистэктомии возникает редко. Даже если раны и нагнаиваются, с этим осложнением легко бороться вследствие небольшого размера ран. Наиболее часто нагнаиваются раны в месте введения пупочного троакара.

Предоперационная профилактика антибиотиками проводится по тем же принципам, что и при открытой холецистэктомии. Дополнительно антибиотики назначаются при наличии клинических показаний.

ПЕРЕВОД ЛАПАРОСКОПИЧЕСКОЙ ХОЛЕЦИСТЭКТОМИИ В ОТКРЫТУЮ ОПЕРАЦИЮ Как уже говорилось выше, решение о переводе лапароскопической холецистэктомии в открытую не следует рассматривать как осложнение, если только это не связано с чисто хирургическими погрешностями. Хирург должен всегда руководствоваться здравым смыслом и учитывать прежде всего интересы пациентов. Интенсивное кровотечение из пузырной, печеночной артерий или ложа желчного пузыря должны расцениваться как показания к лапаротомии. Повреждение внутренних органов в момент установления тро­ акаров также является показанием к лапаротомии. Другим показанием к лапаротомии служит повреждение желчных протоков. Несмотря на то, что острый холецистит раньше был противопоказанием к лапароскопической холецистэктомии, сейчас он таковым боль­ ше не является. Однако, если отек и воспалительные изменения тканей не дают возмож­ ности выполнить препаровку тканей безопасно, показана открытая холецистэктомия.

Множественные спайки в области треугольника Кало или плотные сращения между кар Лапароскопическая холецистэктомия маном Гартманна и общим желчным протоком также являются показаниями к лапаро томии. Наконец, подозрение на рак желчного пузыря или желчных протоков, пузырно кишечный или холедохокишечныи свищ или гангренозный холецистит с перипузырным абсцессом являются весомыми основаниями в пользу выполнения операции открытым способом.

ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОЕ ТЕЧЕНИЕ Послеоперационное ведение пациентов после лапароскопической холецистэктомии обычное. Назогастральный зонд и мочевой катетер удаляются в операционной. Многим пациентам разрешается принимать жидкую пищу в день операции, а на следующий день после операции подавляющему большинству пациентов разрешается обычная диета. В день операции пациенты уже могут ходить.

Послеоперационные боли, как правило, минимальны. Более 50% пациентов назна­ чения наркотиков для обезболивания не требуется, а пациентам, которых боли все-таки беспокоят, бывает достаточно пероральных препаратов. Некоторые пациенты жалуются на боли в правом плече в течение почти недели после операции. Эти боли обычно про­ ходят самостоятельно. Полное удаление углекислого газа в конце и медленная инсуф фляция его в начале операции могут снизить количество осложнений, связанных с раз­ дражением диафрагмы. Более 90% пациентов выписываются из клиники в течение 24 часов после операции, и большинство из них возобновляет нормальную активность в течение одной недели. Раны покрываются повязкой или наклейкой и ввиду их небольшого размера редко являются причиной каких-либо неприятностей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Лапароскопическая холецистэктомия является новой, вызывающей большой интерес операцией. Редко, когда новое хирургическое вмешательство начинает широко приме­ няться в течение такого короткого времени. У лапароскопической холецистэктомии очень мало абсолютных противопоказаний, для нее характерна минимальная хирургическая травма и очень низкая частота таких осложнений как боли и нагноение ран. Эффектив­ ность методики обусловлена именно полным удалением желчного пузыря, в отличие от других менее инвазивных методик. И, наконец, экономический анализ показал, что сто­ имость лапароскопической холецистэктомии меньше, чем открытой операции [7, 51, 52, 53].

В настоящее время перед хирургами, занимающимися лапароскопическим лечением заболеваний желчевыводящей системы, стоят две большие проблемы: одна — снижение частоты повреждений общего желчного протока хотя бы до такого уровня, который на­ блюдается при открытой холецистэктомии, и вторая — развитие эффективной и безопас­ ной технологии лечения холедохолитиаза через лапароскоп. Стремительный прогресс в создании новых инструментов и улучшения оптических систем поможет решить эти про­ блемы.

76 Глава ЛИТЕРАТУРА 1. Dubois F et al: Coelioscopic cholecystectomy: preliminary report of 36 cases, Ann Surg 211:60, 1990.

2. Pitt HA, McFadden DW, Gadacz TR: Agents for gallstones dissolution, Am J Surg 153:233, 1987.

3. Sackmann M et al: Shock wave lithotripsy for gallbladder stones: the first 175 patient, /V Engl J Med 318:393, 1988.

4. Thistle JL et al: Dissolution of cholesterol gallbladder stones by methyl tert-butyl ether administered by percutaneus transhepatic catheter, yV Engl J Med 320:633, 1989.

5. Martin DF, Tweedle DEF: Endoscopic management of common duct stones without cholecystectomy, Br J Surg 74:209. 1987.

6. Beal JM: Historical perspective of gallstone disease, Surg Gynecol Obstet 158:181, 1984.

7. Peters JH et al: Safety and efficacy of laparoscopic cholecystectomy, Ann Surg 213:3, 1991.

8. Graves HA, Jr., Ballanger.IF. Anderson WJ: Appraisal of laparoscopic cholecystectomy, Am Surg 213:655, 1991.

9. Schirmer BD et al: Laparoscopic cholecystectomy: treatment of choice for symptomatic cholelithiasis, Ann surg 213:665, 1991.

10. Southern Surgeons Club: Prospective analysis of 1518 laparoscopic cholecystectomies, N Engl J Med 324:1685, 1991.

11. Zucker KA et al: laparoscopic guided cholecystectomy, Am J Surg 161:36, 1991.

12. Bernard HR, Hartman TW: Complication after laparoscopic cholecystectomy, Am J Surg 165:533, 1993.

13. Soper NJ et al: Diagnosis and management of biliary complications of laparoscopic cholecystectomy, Am J Surg 165:663, 1993.

14. Ress AM et al: Spectrum and management of major complications of laparoscopic cholecystectomy, Am J Surg 165:655, 1993.

15. Larson GM et al: Multipractice analysis of laparoscopic cholecystectomy in 1983 patients, An J Surg 163:221, 1992.

16. Soper NJ et al: Laparoscopic cholecystectomy: the new «goldstandart»? Arch Surg 127:917, 1992.

17. Shaw MJ: Current management of symptomatic gallstones, Postgrad Med 93:183, 1993.

18. Leitman LM et al: The evaluation and management of known or suspected stones of the common bile duct in the era of minimal access surgery, Surg Gynecol Obstet 1976:527, 1993.

19. Van Stiegman G et al: Endoscopic cholangiography and stone removal prior to cholecystectomy.

A more cost-effective approach than operative duct exploration, Arch Surg 124:787, 1989.

20. Neoptolemos JP, Carr-Locke DL, Fossard DP: Postoperative randomised study of preoperative en­ doscopic sphincterotomy versus surgery along for common bile duct stones, Br Med J 294:470, 1987.

21. Cotton PB: endoscopic cholangiopancreatography and laparoscopic cholecystectomy, Am J Surg 165:474, 1993.

22. Graham SM et al: Laparoscopic cholecystectomy and common bile duct stones. The utility of planned perioperative endoscopic retrograde cholangiography and sphinsterotomy: experience with 63 patients, Ann Surg 218:61, 1993.

23. Cotton PB, Williams CB: Duodenoscopic Sphincterotomy: In Cotton PB, Williams CB, editors:

Practical gastrointestinal endoscopy, ed 2, Oxford, 1982, Blackwell.

24. Ponsky LJ: Endoscopy sphincterotomy for recurrent or persistent billiary calcyci. In Fry DE, editor:

Reoperative surgery of the abdomen, New York, 1986, Marcel Dekker.

25. Frazee RC et al: What are the conrtaindications for laparoscopic cholecystectomy, Am J Surg 164:491, 1992.

26. Elerding SC: Laparoscopic cholecystectomy in pregnancy, Am J Surg 165:625, 1993.

Лапароскопическая холецистэктомия 27. Rattner DW, Ferguson C, Warshaw AL: Factors associated with successful laparoscopic cholecys­ tectomy for acute cholecystitis, Ann Surg 217:233, 1993.

28. Shively EH et al: Operative cholangiography, Am J Surg 159:380, 1990.

29. Rolfsmeyer ES et al: The value of operative cholangiography, Surg Gynecol Obstet 154:369. 1982.

30. Moosa AR, Mayer AD, Stabile B: Iatrogenic injury to the bile duct: who, how, where? Arch Surg 125:1028, 1990.

31. Deitch EA, Voci VE: Operative cholangiography the case for selective instead of routine operative cholangiography, Am Surg 48:297, 1982.

32. Bagratto VJ et al: Justification for routine cholangiography during laparoscopic cholecystectomy.

Surg Laparosc Endosc 1:89, 1991.

33. Berci G, Sackier JM, Paz-Partlow M: Routine or select intraoperative cholangiography during la­ paroscopic cholecystectomy, Am J Surg 161:355, 1991.

34. Phillips EH: Routin versus selective intraoperative cholangiography, Am J Surg 165:505, 1993.

35. Prestow CB: Anatomy and phisiology of the extrahepatic biliary tract. In Surgery of the biliary tract pancreas and spleen, ed 4, Chicago, 1970 Year Book.

36. Carlson MA et al: Routine or selective use of intraoperative cholangiogram in laparoscopic cholecys­ tectomy? J Laparoendosc Surg 3:31, 1993.

37. Grace PA et al: Selective cholangiography in laparoscopic cholecystectomy, Br J Surg 80:244, 1993.

38. Clair DG et al: Routine cholangiography is not warranted during laparoscopic cholecystectomy, Arch Surg 128:551, 1993.

39. Rarras TN, Slimate ТВ, Broocks DC: 100 consecutive common duct explorations without mortality, Ann Surg 211:260, 1990.

40. Petelin JB: Laparoscopic approach to common duct pathology, Ann J Surg 165:487, 1993.

41. Luattlebaum JK, Flanders HD: Laparoscopic treatment of common bile duct stones, Surg Laparosc Endosc 1:26, 1991.

42. Petelin JB: Laparoscopic approach to common duct pathology, Surg Laparosc Endosc 1:33, 1991.

43. Stoker ME et al: Laparoscopic common bile duct exploration, J Laparoendosc Surg 1:287, 1991.

44. Lightdale C: Indications, comtraindications, and complications of laparoscopy. In Sivac M, editor:

Gastroenterology endoscopy, Philadelphia, 1987, WB Saunders.

45. Crist DW, Gadacz TR: Complications of laparoscopic surgery, Surg Clin North Am 73:265, 1993.

46. Gadacz TR: U.S. Experience with laparoscopic cholecystectomy. Am J Surg 165:450, 1993.

47. Deziel DJ et al: Complications of laparoscopic cholecystectomy: a national survey of 4292 hospitals and an analysis of 77604 cases, Am J Surg 165:9, 1993.

48. Takeuchi H et al: The usefulness of avitene for the control of oozing in laparoscopic cholecystectomy.

Surg Ginecol Obstet 176:265, 1993.

49. Ponsky JL: Pitfalls in laparoscopic cholecystectomy, Probl Gen Surg 8:320, 1991.

50. Hunter JG: Exposure, dissection, and laser vs. Electrosurgery in laparoscopic cholecystectomy, Am J Surg 165:492, 1993.

51. Anderson RE, Hunter JG: Laparoscopic cholecystectomy is less expensive than open cholecystectomy, Surg Laparosc Endosc 1:82, 1991, 52. Fisher KS, Reddick EJ, Olsen DO: Laparoscopic cholecystectomy: cost analysis, Surg Laparosc Endosc 1:77, 1991.

53. Bass EB, Pitt HA, Lillemoe KD: Cost effectiveness of laparoscopic cholecystectomy vs. Open cholecystectomy, An J Surg 165:466, 1993.

54. Spaw AT, Reddick EJ, Olsen DO: Laparoscopic laser cholecystectomy: analysis of 500 procedures, Surg Laparosc Endosc 1:2, 1991.

55. Voyles CR et al: A practical approach to laparoscopic cholecystectomy, Am J Surg 161:365, 1991.

Лапароскопическая аппендэктомия глава Кёрк Людвиг (Kirk A. Ludvig) Константин Франтзайдес (Constantine Т. Frantzides) СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ История лапароскопической аппендэктомии Показания и противопоказания Техника выполнения Послеоперационный уход Напрасная аппендэктомия Заключение Первые сведения о червеобразном отростке относятся еще к египтянам: они описы­ вали его как «червь кишки». В 30 г. н. э. Аретеус (Aretaeus) из Кападоции выполнил вскрытие и дренирование аппендикулярного абсцесса. Позднее, в XXV веке, Леонардо да Винчи изображал червеобразный отросток в своих рисунках по анатомии. В 1554 г.

Жан Фернель (Jean Fernel) впервые описал перфорацию червеобразного отростка. В 1723 г. Джованни Морганьи (Giovanni Morgagni) описал аппендэктомию у животных, а в 1735 г. первую аппендэктомию у человека выполнил Клаудиус Амиандин (Claudius Amyandin) в Лондоне. Хирург удалил червеобразный отросток через грыжевой мешок мошоночной грыжи, в которую у молодого пациента открывался кишечный свищ, свя­ занный с червеобразным отростком. В начале 1800 г. Францис Мелиер (Francis Melier) установил, что червеобразный отросток является частой причиной болей в правом нижнем квадранте живота и перитонита и рекомендовал в качестве возможного лечения таких пациентов удаление червеобразного отростка. К сожалению, эти идеи были раскритико­ ваны его учителем Дюпюитреном (Dupuytren), полагавшим, что в таких случаях имеет место патология слепой кишки. Первая операция, специально разработанная для лечения перитонита, развившегося а результате острого аппендицита, была выполнена в 1848 г.

Генри Ганкоком (Henry Hancock) в Лондоне. В 1883 г. Абрахам Гровес (Abraham Hroves) в Фергусе (Онтарио, Канада) выполняет аппендэктомию у пациента с острым нераскрыв­ шимся аппендицитом при отсутствии перфорации червеобразного отростка. В 1889 г.

Чарльз МакБурней (Charles McBurney) публикует одну из первых статей по диагностике и лечению острого аппендицита. В 1905 и 1906 гг. Рокки (А. Е. Rockey) и Дэвис (G. G. Davis) пропагандируют поперечный кожный разрез для доступа к воспаленному червеобразному отростку — аппендиксу [1].

80 Глава Операционный доступ к воспаленному червеобразному отростку остается почти без изменений вот уже более 100 лет. Каждый год в США по поводу острого аппендицита выполняется примерно 250 000 аппендэктомий [2]. Почти все эти операции выполняются доступом в правом нижнем квадранте живота с поперечным разрезом кожи. Но по мере того, как на протяжении последнего десятилетия стали выявляться преимущества мало инвазивных хирургических вмешательств, начал разрабатываться новый, лапароскопи­ ческий доступ для выполнении аппендэктомий.

ИСТОРИЯ ЛАПАРОСКОПИЧЕСКОЙ АППЕНДЭКТОМИЙ В 1983 г. немецкий гинеколог Земм (Semm) впервые описал удаление аппендикса с помощью лапароскопа [3,4, 5]. На протяжении ряда лет гинекологи в Европе удаляли неизмененные червеобразные отростки во время пельвиоскопии. Затем начали появляться сообщения о применении лапароскопии для лечения острого аппендицита. [6,7, 8, 9, 10] В 1990 г. Готц (Gotz), Пир (Pier) и Бахер (Bacher) из Германии опубликовали первое большое исследование, включившее анализ результатов операций 388 больных [11]. На следующий год они опубликовали еще один обзор, в котором проанализировали первые 625 операций. Результаты этого исследования приведены в табл. 4.1. Они оказались весь­ ма обнадеживающими. В этой работе был достаточно широким разброс пациентов по возрасту (от 2 до 86 лет), время операции было коротким (от 15 до 20 минут), небольшое число осложнений (2 послеоперационных абсцесса, 14 случаев омфалита) и быстрое воз­ вращение к нормальному питанию (80% пациентов начинают принимать пищу уже на следующий день после операции) и нормальной физической активности. Наряду с самым большим исследованием, проведенном в Германии, стали появляться многочисленные сообщения как из Европы, так и из Соединенных Штатов Америки и о больших иссле­ дованиях, и об отдельных случаях. Результаты операций были неизменно хорошими.

ПОКАЗАНИЯ И ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ Показания Лапароскопическая аппендэктомия за редким исключением может выполняться в тех же случаях, что и традиционная. Практически все формы острого аппенидицита (ка­ таральный, флегмонозный, гангренозный и гангренозно-перфоративный аппендицит) можно оперировать с помощью лапароскопической техники. У пациентов с плотным аппендикулярным инфильтратом или предполагаемым периаппендикулярным абсцессом лапароскопические операции выполнять нельзя. Пациентам с периаппендикулярным абс­ цессом, нестабильными гемодинамическими показателями или симптомами тяжелой ин­ токсикации при локальном скоплении жидкости показано либо хирургическое вскрытие и дренирование полости абсцесса, либо же чрескожное дренирование, осуществляемое под контролем компьютерной томографии или ультразвукового сканирования. У взрос­ лых пациентов с аппендикулярным инфильтратом при отсутствии симптомов общей ин­ токсикации показано парентеральное введение антибиотиков и выжидательная такти­ ка [14]. В таких случаях у двух третей взрослых пациентов наблюдается постепенное стихание симптоматики, и им позднее можно выполнять отсроченную аппендэктомию.

При этом операцию необходимо выполнять стандартным открытым доступом, потому Лапароскопическая аппендэктомия SI что обязательно имеющиеся в таких случаях спайки и фиброзные изменения делают лапароскопическую аппендэктомию не только небезопасной, но и невозможной. У одной трети пациентов, у которых не получен эффект от лечения антибиотиками, рекомендовано стандартное оперативное лечение — вскрытие и дренирование абсцесса и, если возможно, удаление червеобразного отростка.

Таблица 4.1. Опыт немецких хирургов по выполнению лапароскопической аппендэктомии 625 случаев с мая 1987 по июль 1990 г.

Гистология червеобразного отростка Острый 83% Рецидивирующий 3% Неизмененный 14% Переход на открытую аппендэктомию в 14 случаях вследствие спаечного процесса, аномального расположения червеобразного отростка, кровотечения, ожирения, абсцесса, перфорации отростка Время операции: 15-20 минут Послеоперационные осложнения Образование абсцессов Омфалит Противопоказания Применение лапароскопической техники у пациентов с периаппедикулярным абс­ цессом противопоказано по двум причинам. Во-первых, при наложении пневмоперито неума абсцесс может прорваться с последующим распространением гноя по свободной брюшной полости, и, во-вторых, рассечение тканей в области абсцесса небезопасно, так как стенки абсцесса могут быть представлены брыжейкой или стенкой кишки.

Беременность можно рассматривать как относительное противопоказание для вы­ полнения лапароскопической аппендэктомии, потому что влияние пневмоперитонеума на плод пока еще полностью не изучено. Тяжелые заболевания печени с портальной ги пертензией также являются противопоказанием ввиду возможности развития тяжелого кро­ вотечения, которое невозможно остановить при помощи лапароскопической техники. Любые нарушения свертывающей системы также необходимо рассматривать как противопоказания к выполнению лапароскопической аппендэктомии. Такие факторы как ожирение, молодой или старческий возраст или подозрение на аномальное расположение отростка не следует рассматривать как противопоказания для использования лапароскопической техники, по­ тому что опыт проведения таких операций показал, что ее можно безопасно выполнить и у пациентов с ожирением, и у старых и молодых людей [15, 16], и у пациентов с забрюшинным и ретроцекальным расположением червеобразного отростка.

ТЕХНИКА ВЫПОЛНЕНИЯ ОПЕРАЦИИ Основные этапы выполнения лапароскопической аппендэктомии сведены в табл. 4.2.

Операция выполняется бригадой в составе трех человек. Операционная сестра находится с правой стороны от пациента у ножного конца операционного стола;

ассистент также 82 Глава стоит с правой стороны от пациента, и его роль заключается в манипулировании видео­ камерой. Хирург стоит по левую сторону от пациента и работает обеими руками. Ин­ струменты вводятся в брюшную полость через канюли, одна из которых (диаметром 12 мм) установлена по средней линии, а другая — в правой подвздошной области. Если устанавливается дополнительная канюля, то ассистент, управляющий видеокамерой, может манипулировать инструментом, введенным через канюлю, расположенную в пра­ вой подвздошной области. При этом у хирурга освобождается левая рука, которую он может использовать для работы инструментами, введенными через дополнительную ка­ нюлю. Показания для введения антибиотиков такие же, как и при открытой аппендэкто мии. Пациенты укладываются в положение на спине, для декомпрессии мочевого пузыря необходимо ввести катетер Фолея (Foley). Мы считаем, что нет необходимости вводить назогастральный зонд для декомпрессии желудка. После введения в наркоз пациент пере­ водится в положение Тренделенбурга с небольшим углом наклона стола, при этом внут­ ренние органы смещаются в верхние отделы брюшной полости. Затем накладывается пневмоперитонеум либо с помощью иглы Вереша, либо открытым способом. Затем в брюшную полость ниже пупка вводится 10 мм троакар для видеолапароскопа с торцевой оптикой. Далее по средней линии на середине расстояния между пупком и лонной костью в брюшную полость вводится 12 мм троакар (так называемый «уровень бикини»). Троакар 5 мм вводится в брюшную полость в правой подвздошной области в проекции червеоб­ разного отростка (рис. 4.1). Как 12 мм, так и 5 мм троакары вводятся в брюшную полость под непосредственным визуальным контролем. При установлении 5 мм канюли важно избежать повреждения нижних эпигастральных сосудов;

для этого можно применить трансиллюминацию (просвечивание) передней брюшной стенки из брюшной полости, Рис. 4.1. Размещение троакаров для выполнения лапароскопической аппендэктомии.

При необходимости может быть введен дополнительный троакар в правом верхнем или левом нижнем квадранте живота Лапароскопическая аппендэктомия S используя в качестве источника света лапароскоп. После этого выполняется осмотр брюш­ ной полости. Кроме осмотра червеобразного отростка хирург должен осмотреть и органы малого таза. У женщин особое внимание следует уделять состоянию яичников, маточных труб и дугласова (Douglas) пространства;

при этом иногда можно обнаружить патологи­ ческие изменения со стороны яичников, признаки воспалительных заболеваний органов малого таза, эктопическую беременность или эндометриоз, которые могут быть причиной болей в правой подвздошной области. Тонкая кишка может быть осмотрена от илеоце кального перехода до связки Трейца (Treitz). Для исключения перфоративной язвы, ко­ торая может вызывать боли в правых нижних отделах живота, необходимо внимательно осмотреть желудок и первую часть (луковицу) двенадцатиперстной кишки.

После того, как хирург удостоверился, что причиной болей в животе является забо­ левание червеобразного отростка, он приступает к выполнению аппендэктомии. Улуч Рис. 4.2. Используя зажим, введенный через канюлю, находящуюся в правой подвздошной области, червеобразный отросток оттягивается в сторону малого таза, открывая для доступа брыжейку червеобразного отростка. Выделение червеобразного отростка здесь начато от его основания Рис. 4.3. Брыжейка червеобразного отростка может пересекаться при помощи биполярной коагуляции, линейного степлера или, как показано на рисунке, при помощи клипирования отдельных сосудов 84 Глава шение обзора операционного поля может быть достигнуто в том случае, если операци­ онный стол несколько повернуть на левый бок и придать пациенту положение Тренде ленбурга под небольшим наклоном с тем, чтобы петли кишки сместились влево и вверх.

Очень важно, чтобы 5 мм канюля для удобства выполнения тракции была размещена непосредственно над проекцией червеобразного отростка. В зависимости от локализации червеобразного отростка и наличия спаек в брюшной полости может потребоваться и вторая 5 мм канюля. В тех случаях, когда червеобразный отросток находится в правом боковом канале или расположен ретроцекально, часто полезно бывает ввести в брюшную полость дополнительный троакар латерально в правом верхнем квадранте живота. До­ полнительный троакар, введенный в брюшную полость по средней линии или в левом нижнем квадранте живота, может оказать помощь при наличии плотных спаек или фик­ сации червеобразного отростка в полости малого таза. Спайки пересекаются при помощи электрокоагулятора или методом тупой препаровки.

Затем червеобразный отросток за верхушку подтягивается вверх, по направлению к канюле, расположенной в правой подвздошной области, или вниз, в сторону малого таза с помощью либо зажима (граспера) (рис. 4.2), либо лигатуры, затянутой вокруг верхушки отростка.

Таблица 4.2. Основные этапы выполнения лапароскопической аппендэктомии 1. Пациент укладывается в положение на спине 2. Для декомпрессии мочевого пузыря вводится мочевой катетер 3. Накладывается пневмоперитонеум при помощи иглы Вереша, введенной в брюшную полость через прокол ниже пупка 4. В брюшную полость ниже пупка вводится 10 или 11 мм троакар для видеолапароскопа 5. В брюшную полость вводится 12 мм троакар на середине расстояния между пупком и лонной костью по средней линии 6. В правом нижнем квадранте живота над проекцией червеобразного отростка в брюшную полость вводится 5 мм троакар 7. При необходимости в брюшную полость вводится дополнительный 5 мм троакар в правом верхнем, левом нижнем квадранте живота или по средней линии 8. Осмотр брюшной полости 9. Верхушка червеобразного отростка подтягивается к канюле, расположенной в правой подвздошной области или по направлению к малому тазу с тем, чтобы лучше была видна брыжейка червеобразного отростка 10. Брыжейка червеобразного отростка пересекается либо с помощью электрокоагуляции, либо после наложения скобок, либо с помощью лапароскопического линейного степлера 11. Выделенный червеобразный отросток перевязывается у его основания тремя эндолигатурами: две накладываются проксимально и одна — дистально от предполагаемого места пересечения отростка 12. Червеобразный отросток пересекается между двумя проксимальными и одной дистальной лигатурами 13. Червеобразный отросток помещается в стерильный пакет и удаляется из брюшной полости 14. Выполняется промывание и осушивание правой подвздошной области 15. При необходимости в брюшной полости устанавливается дренаж через канюлю, расположенную в правой подвздошной области 16. Раны ушиваются обычным способом Лапароскопическая аппендэктомия S Если имеется острое воспаление или даже некротические изменения червеобразного отростка, наложение на верхушку отростка лигатуры менее травматично, чем попытки захватить ее зажимом. При наложении лигатуры узел необходимо затягивать очень ак­ куратно. После затягивания узла лигатуру срезают, оставляя нити длиною в 2-3 см. Эти нити затем захватываются зажимом, и червеобразный отросток располагается таким об­ разом, чтобы хирург мог без осложнений пересечь брыжейку отростка. Брыжейка чер­ веобразного отростка пересекается либо с помощью биполярной коагуляции, либо после наложения скобок на отдельные сосуды, либо с помощью лапароскопического линейного степлера (рис. 4.3). При использовании скобок биполярной коагуляции пересечение бры­ жейки червеобразного отростка начинается с ее свободного края. При использовании лапароскопического линейного степлера тупым способом в брыжейке около основания червеобразного отростка формируется окно (рис. 4.4). Далее одна бранша степлера про­ водится через это окно, и брыжейка пересекается на всем ее протяжении от основания червеобразного отростка до ее свободного края.

Рис. 4.4. Изогнутый диссектор используется для создания окна в брыжейке у основания червеобразного отростка при подготовке к пересечению брыжейки при помощи линейного степлера Воспаленную и утолщенную брыжейку червеобразного отростка лучше всего пере­ секать при помощи линейного степлера, в то время как тонкую можно легко пересечь и с помощью биполярной коагуляции, и при помощи наложения скобок на отдельный сосуд. Пересечение брыжейки отростка, каким бы способом оно ни выполнялось, осу­ ществляется через 12 мм канюлю. По мере клипирования и пересечения аппендикулярных сосудов червеобразный отросток выделяется книзу, к его основанию. После того как червеобразный отросток выделен полностью, он может быть пересечен при помощи ли­ нейного степлера (рис. 4.5). В качестве альтернативного способа можно наложить на основание червеобразного отростка предварительно завязанные эндолигатуры — две про Глава Рис. 4.5. Брыжейка червеобразного отростка пересечена, выделено основание червеобразного отростка. Червеобразный отросток отводится кверху и пересекается с помощью линейного степлера ксимально и одну дистально от предполагаемого места пересечения отростка (рис. 4.6).

После этого червеобразный отросток пересекается лапароскопическими ножницами между двумя проксимальными и одной дистальной лигатурами (рис. 4.7). Лигатуры на основание червеобразного отростка легче всего накладывать через канюлю, расположенную по средней линии. Оставшаяся после отсечения отростка культя коагулируется. Необходимости в по­ гружении культи червеобразного отростка в слепую кишку нет.

Рис. 4.6. После того, как червеобразный отросток выделен до основания, накладываются 3 предва­ рительно завязанные эндолигатуры: две проксимально и одна дистально от места предполагаемого пересечения отростка Лапароскопическая аппендэктомия Рис. 4.7. Червеобразный отросток пересекается между двумя проксимальными лигатурами и одной дистальной. Здесь нет необходимости в погружении культи червеобразного отростка Затем червеобразный отросток помещается в специальный лапароскопический пакет для удаления препаратов (в настоящее время имеется очень много их разновидностей) и извлекается из брюшной полости через 12 мм канюлю. Если размеры червеобразного отростка позволяют полностью втянуть его в просвет 12 мм канюли, то его можно удалить из брюшной полости и без пакета. В обоих случаях удаления червеобразного отростка нельзя допустить соприкосновения отростка или его содержимого с краями раны.

Затем выполняется стандартное промывание и осушивание правой подвздошной об­ ласти и при необходимости устанавливается дренаж через канюлю, расположенную в правом нижнем квадранте живота. После выполнения тщательного гемостаза удаляются пневмоперитонеум и оставшиеся канюли. Для ушивания дефектов в апоневрозе от 10 и 12 мм канюль используется рассасывающийся шовный материал, края кожи сопоставля­ ются при помощи стерильных наклеек или внутрикожных швов.

В большинстве случаев аппендэктомия может быть выполнена по описанной мето­ дике, хотя описана и лапароскопическая ретроградная аппендэктомия [17].

ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОЕ ТЕЧЕНИЕ Послеоперационное ведение таких пациентов обычное: внутривенное введение жид­ костей продолжается до тех пор, пока пациентам не разрешат пить, антибиотики назна­ чаются на основании клинической картины, и в зависимости от формы аппендицита осу­ ществляется наблюдение за ранами для выявления симптомов раневой инфекции. Всегда необходимо помнить о возможности формирования в брюшной полости абсцесса. При возникновении внутрибрюшинного абсцесса лечебная тактика у таких пациентов стан­ дартная. Разница в лечении пациентов в послеоперационном периоде после лапароско­ пической и открытой аппендэктомии небольшая [13]. У пациентов после лапароскопи­ ческой аппендэктомии значительно меньше послеоперационные боли, и многим пациен­ там даже не требуется назначения наркотических анальгетиков. У большинства пациентов функция кишки восстанавливается быстро, и они могут начинать питаться уже на еле 88 Глава дующий или на второй день после операции. После лапароскопической аппендэктомии частота развития раневой инфекции низкая ввиду того, что сами раны маленьких разме­ ров, и червеобразный отросток при удалении не соприкасается с раной. Если же раневая инфекция и развивается, справиться с ней можно гораздо легче и быстрее. Наконец, такие пациенты быстрее возвращаются к нормальной физической активности. У большинства пациентов нормальная активность восстанавливается в течение одной-двух недель.

НАПРАСНАЯ АППЕНДЭКТОМИЯ Легкость, с которой может быть выполнена лапароскопическая аппендэктомия, может привести к увеличению частоты так называемых неоправданных, напрасных, вы­ полняемых по недостаточно веским показаниям аппендэктомии. Таких операций, конеч­ но, необходимо избегать. Имеется множество аргументов как за, так и против выполнения неоправданных аппендэктомии [18, 19, 20, 21, 22]. Эти аргументы со временем будут пересмотрены, как только в распоряжении хирургов появится достаточное количество данных, касающихся результатов лапароскопических аппендэктомии. В настоящее время мы полагаем, что выполнение напрасных аппендэктомии показано только в определенных случаях. У пациентов моложе 20 лет рутинное выполнение так называемой превентивной аппендэктомии во время других операций еще можно принять, учитывая частоту развития острого аппендицита и уровень осложнений и смертности в этой группе пациентов.

В тех случаях, когда диагностическая лапароскопия выполняется по поводу болей в правой подвздошной области, и при этом никакой патологии не обнаруживается, вы­ полнение у таких пациентов аппендэктомии является оправданным. В определенном про­ центе в подобных случаях все-таки обнаруживаются гистологические изменения в чер­ веобразном отростке;

в таких затруднительных для диагностики ситуациях удаление чер­ веобразного отростка, даже если он и окажется нормальным, устранит одну из возможных причин болей в правой подвздошной области.

Если диагностическая лапароскопия выполняется по поводу болей в правой под­ вздошной области, и при этом обнаруживается другое заболевание, то в таких случаях возможно выполнение аппендэктомии при том условии, что пациент молод, и общее состояние его не усугубится аппендэктомией.

Лапароскопическая аппендэктомия может быть особенно эффективной в лечении пациентов с хроническими болями в правой подвздошной области или при подозрении на «рецидивирующий» аппендицит [11]. У пациентов, у которых во время ирригоскопии обнаруживаются фекалиты или аппендиколиты, лапароскопическая аппендэктомия имеет достаточно хорошие результаты [23, 24].

До тех пор, пока не будет накоплен большой опыт по лапароскопическим аппендэк томиям, все эти рекомендации необходимо рассматривать как предварительные.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Несмотря на то, что количество сообщений в литературе невелико, уже сейчас ста­ новится очевидным, что лапароскопическая аппендэктомия займет важное место в опе­ ративной технике общих хирургов. Безопасность и эффективность этого метода уже про­ демонстрированы [13, 25]. Боли, раневая инфекция и длительное время выздоровления — проблемы, которые всегда возникают при выполнении любых разрезов живота, — будут уменьшены [26, 27, 28, 29, 30, 31]. Тщательный осмотр брюшной полости может быть I Лапароскопическая аппендэктомия выполнен с помощью лапароскопа. У молодых женщин лапароскопический доступ в брюшную полость особенно предпочтителен не только для диагностики, но и для лечения как аппендицита, так и других заболеваний органов брюшной полости. Лапароскопия может снизить частоту неблагоприятных последствий и осложнений у 10-25% больных, ошибочно оперированных при подозрении на острый аппендицит. Аппендэктомия, вы­ полненная при помощи лапароскопической техники, может уменьшить образование спаек, а это, в свою очередь, снизит частоту развития в дальнейшем кишечной непрохо­ димости или гинекологических заболеваний, возникающих из-за спаек в малом тазу. И наконец, лапароскопическая техника по косметическим соображениям более предпочти­ тельна для пациентов. Мы надеемся, что большое количество преимуществ лапароско­ пической аппендэктомии скоро сделают ее операцией выбора при лечении пациентов с острым аппендицитом.

ЛИТЕРАТУРА 1. Herrington JL, Jr: The veriform appendix: its surgical history. Contemp Surg 39:36, 1991.

2. Addios DG et al: The epidemiology of appendicitis and appendectomy in the United States, Am J Epidemiol 132:910,1990.

3. Semm K: Endoscopic appendectomy, Endoscopy 15:59, 1983.

4. Semm K: Operationslehre fur endoshopische abdominalchirurgie, Schattauer, 1984.

5. Semm K: Operative manual for endoscopic abdominal surgery, Chicago, 1987, Year Book Medical publishers.

6* Fleming JS: Laparoscopically directed appendectomy, Aust NZJ Obstet Gynecol 25:238, 1985.

7. Wilson T: Laparoscopically-assisted appendicectomies, Med J Aust 145:551, 1985.

8. Schreiber JH: Early experience with laparoscopic appendectomy in women, Surg Endosc 1:211, 1987.

9. Gangal HT, Ganzal MH: Laparoscopic appendectomy, Endoscopy 19:127, 1987.

10. Leahy PF: Technique of laparoscopic appendectomy, Br J Surg 76:616, 1989.

11. GotzF, Pier A, Badier C: Modified laparoscopic appendectomy in surgery: a report of 388 operations, Surg Endosc 4:6, 1990.

12. Pier A, Gotz F, Badier C: Laparoscopic appendectomy in 625 cases: from innovation to routine, Surg Laparosc Endosc 1:8, 1991.

13. Ledwig KA, Cattey RP, Henry LG: Initial experience with laparoscopic appendectomy, Dis Colon Rectum 36:463, 1993.

14. Condon RE: Appendicitis. In: Sabiston, DC, editor: Textbook of surgery: the biologic basis for modern surgical practice. Philadelphia, 1987. WB Saunders.

15. Gilchrist BF et al: Is there a role for laparoscopic appendectomy in pediatric surgery? J Ped Surg 27:209 1992.

16. Valla JS et al: Laparoscopic appendectomy in children: report of 465 cases, Surg Laparosc Endosc 1:166, 1991.

17. Schulz LS et al: Retrograde laparoscopic appendectomy: report of a case, J Laparoendosc surg 1:111, 1991.

18. Lyckman R: Incidence and case fatality rates for acute appendicitis in California: a population-based study of the effects of age, Am J Epidemiol 129:905, 1989.

90 Глава 19. Nockerts SR, Detmer DE, Fryback DG: Incidental appendectomy in the elderly? Surgery 88:301, 1980.

20. Votik AJ, Lowry JB: Is incidental appendectomy a safe practice? Amer J Surg 31:448, 1988.

21. Andrew MH, Roty AR Jr: Incidental appendectomy with cholecystectomy: is incrised risk justified?

Ann Surg 53:553, 1987.

22. Condon RE: Incidental appendectomy is rarely indicates. In Debates in clinical surgery Chicago.

1990, Year Book Medical Publishers.

23. Copeland EM, Long J III: Elective appendectomy for appendiceal calculus, Surg Gynecol Obstet 130:439, 1970.

24. Vulkmer GJ, Trummer M.I: Barium appendicitis, Arch Surg 91:630, 1965.

25. Fritts LL, Orlando R III: Laparoscopic appendectomy: a safety and cost analysis. Arch Surg 128:521, 1993.

26. Tate JJ et al: Conventional versus laparoscopic surgery for acute appendicitis, Br J Surg 80:761,1993.

27. Schroder DM et al: Laparoscopic appendectomy for acute appendicitis: is there really any benefit?

Am Surg 59:541, 1993.

28. Attwood SE et al: A prospective randomized trial of laparoscopic vs. open appendectomy, Surgery 112:497, 1992.

29. McAnena OJ et al: Laparoscopic versus open appendectomy: a prospective evaluation, Br J Surg 79:818, 1992.

30. Sosa JL et al: A comparison of laparoscopic and traditional appendectomy, J Laparoendosc Surg 3:129, 1993.

31. Schimer BD et al: Laparoscopic versus traditional appendectomy for suspected appendicitis, Am J Surg 165:670, 1993.

Лапароскопические операции при паховых грыжах глава Генри Шиллер (Henry J. Schiller) Лелан Силлин (Lelan F. Sillin) СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ Историческая справка Интраабдоминальное наложение Анатомия паховых грыж сеток-протезов Общие положения Экстраперитонеальная лапароскопическая Подготовка к основному этапу операции герниорафия (ушивание грыжевых ворот) Технические аспекты грыжепластики Осложнения Трансабдоминальная экстраперитонеальная Заключение герниопластика при помощи сеток-протезов Пластика паховых грыж — одна из наиболее часто выполняемых общехирургических операций. Ежегодно в США выполняется более 500 000 таких операций [1]. С тех пор, как в 1887 г. Бассини (Bassini) описал пластику задней стенки пахового канала, операции при паховых грыжах в большинстве случаев выполняют именно этим способом, то есть передним доступом. Частота рецидивов при этом составляет примерно 10% при первич­ ной пластике грыжи и достигает 35% у пациентов с рецидивными грыжами [2]. Несмотря на многочисленные модификации метода Бассини, разработанные в надежде на улучше­ ние имеющихся результатов, частота рецидивов после оперативного лечения паховых грыж продолжает оставаться в указанных пределах. Однако, по сообщениям некоторых хирургов и специализированных центров, рецидивы после первичной пластики паховых грыж отмечаются менее, чем у 2% пациентов [3, 4]. Помимо рецидивирования грыжи традиционная герниопластика может сопровождаться такими редкими, но клинически значимыми осложнениями, как образование послеоперационных невром, повреждение семенного канатика, эпидидимит, ишемический орхит и развитие раневой инфекции. Воз­ можно, наиболее важными проблемами, связанными с традиционными способами плас­ тики паховых грыж, являются боли и относительно длительная потеря трудоспособности в послеоперационном периоде. Даже если операция выполняется под местной анестезией в амбулаторных условиях, проходит достаточно много времени прежде, чем пациент может вернуться к нормальной активной деятельности.

В последние годы внимание исследователей было сосредоточено как на снижении частоты рецидивов после грыжепластики, так и на сокращении периода нетрудоспособ­ ности. Многие хирурги для уменьшения размеров дефекта и укрепления стенки пахового, 92 Глава канала стали использовать сетки-протезы, что, как они считали, позволяет осуществлять пластику пахового канала без натяжения тканей. Сторонники этой методики полагают, что рецидивирование грыжи, боли и нетрудоспособность в послеоперационном периоде обусловлены натяжением тканей во время выполнения традиционной грыжепластики.

Сообщения о низкой частоте рецидивов и быстром возвращении пациентов к нормальной активной жизни во многом способствовали тому, что сетки-протезы стали широко при­ меняться для первичной пластики паховых грыж.

С недавних пор, с одобрения как врачей, так и пациентов, лапароскопическая холе цистэктомия стала основным методом лечения желчно-каменной болезни. К основным преимуществам методики относятся уменьшение болей в послеоперационном периоде, сокращение сроков госпитализации и периода выздоровления (по сравнению с традици­ онной «открытой» операцией). Неудивительно, что поэтому были предприняты попытки использования опыта лапароскопической холецистэктомии при выполнении других опе­ раций, включая герниопластику.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Существует несколько различных методик выполнения лапароскопической пластики паховых грыж, однако все они имеют одну основную общую черту: пластика грыжевых ворот производится задним доступом, то есть со стороны брюшной полости. Эта методика не является новой. В 1878 г. Марси (Магсу) [5] описал технику высокой перевязки гры­ жевого мешка и суживания пахового кольца трансабдоминальным (чрезбрюшинным) до­ ступом. В 1891 г. Тэйт (Tait) [6] заявил, что радикальное лечение всех типов грыж, кроме пупочных, будет вскоре осуществляться исключительно чрезбрюшинным доступом. В 1919 г. Ла Роке (LaRoque) [7] применил косой доступ (как при аппендэктомии) в соче­ тании с пластикой пахового канала по Бассини у пациентов с паховыми грыжами. Годом позже Чиэтл (Cheatle) [8] выполнил пластику паховой грыжи предбрюшинным доступом через нижнесрединный разрез. В 1932 г. Ла Роке (LaRoque) [9] опубликовал результаты пластических операций при паховых и бедренных грыжах, выполненных исключительно чрезбрюшинным доступом. Впоследствии была вновь показана целесообразность приме­ нения предбрюшинного доступа при бедренных грыжах [10]. • В 1954 г. Миккельсен (Mikkelsen) и Берне (Berne) [И] сообщили о результатах ле­ чения 113 пациентов с бедренными грыжами;

во всех случаях грыжепластика выполня­ лась предбрюшинным доступом, при этом рецидивов отмечено не было. Позднее Нихус (Nyhus), Кондон (Condon) и Гаркинс (Harkins) [12] стали применять описанную методику при пластике паховых грыж. С целью дальнейшего снижения частоты рецидивов пред брюшинный доступ стали сочетать с использованием сеток-протезов. При этом частота развития рецидивов снизилась до 1,7% [13].

Райвс (Rives) и Стоппа (Stoppa) сообщили об использовании большого куска сетки Марлекса для укрепления передней брюшной стенки;

операция выполнялась предбрю­ шинным доступом. Частота рецидивов при этом составила 1,5% [14, 15]. Позже Гер (Ger) [16, 17] описал способ пластики паховых грыж у людей и животных чрезбрюшин­ ным доступом. В настоящее время считается, что он был первым хирургом, выполнив­ шим пластику грыжевых ворот у человека под контролем лапароскопа. В 1982 г. Гер использовал для прошивания шейки грыжевого мешка скобки, накладываемые под кон­ тролем лапароскопа. Со времени появления видеолапароскопии [18] и начала широкого применения лапароскопической холецистэктомии были предприняты многочисленные попытки разработки и усовершенствования методик, которые позволяли бы использо­ вать лапароскопию для выполнения пластики паховых грыж задним (чрезбрюшинным) доступом.

Лапароскопические операции при паховых грыжах АНАТОМИЯ ПАХОВЫХ ГРЫЖ Поскольку многие общие хирурги могут не иметь полного представления о топогра­ фической анатомии передней брюшной стенки, если рассматривать ее со стороны брюшной полости (т. е. изнутри), то краткая анатомическая справка будет в данном случае вполне уместной. При использовании чрезбрюшинного лапароскопического доступа осмотр ниж­ них отделов передней брюшной стенки по средней линии можно улучшить, если надавить на переднюю брюшную стенку рукой выше лобкового симфиза. Париетальная брюшина на внутренней поверхности передней брюшной стенки образует несколько складок, кото­ рые расцениваются как ложные связки мочевого пузыря. В толще срединной пупочной складки проходит срединная пупочная связка, представляющая собой облитерированный урахус (мочевой проток). Справа и слева от срединной пупочной связки расположены латеральные (по Парижской номенклатуре они называются медиальными — прим. ред.) пупочные складки, в которых проходят облитерированные пупочные артерии. Пупочные артерии идут от внутренней подвздошной артерии к пупку и могут располагаться на разном расстоянии от средней линии. Пульсирующая наружная подвздошная артерия обычно бы­ вает видна через покрывающую ее париетальную брюшину. Медиальнее наружной под­ вздошной артерии проходит наружная подвздошная вена, а латеральнее — бедренный нерв. Нижние надчревные артерия и вена ответвляются от подвздошных сосудов и под­ нимаются вверх по передней брюшной стенке (рис. 5.1). Нижние надчревные сосуды яв­ ляются удобными топографическими ориентирами, так как всегда обозначают медиальную границу внутреннего (глубокого) пахового кольца. Семявыносящий проток входит в па­ ховое кольцо, поднимаясь к нему в направлении снизу вверх и изнутри кнаружи, распо­ лагаясь над подвздошными сосудами. Яичковые (тестикулярные) артерия и вена входят в паховое кольцо с латеральной стороны. Подвздошные сосуды, таким образом, лежат внут­ ри треугольника, ограниченного семявыносящими протоками и яичковыми (тестикуляр ными) сосудами, которые сходятся на его вершине. Эта область называется «треугольни­ ком смерти», или «роковым треугольником» (рис. 5.1) [19].

Связка Купера (Cooper) медиально прикрепляется к верхней ветви лонной кости, а латерально проходит по направлению к наружным подвздошным сосудам. Эта связка через неповрежденную брюшину видна не всегда, однако ее можно пальпировать при помощи лапароскопических инструментов. Подвздошно-лонный тракт (пучок) проходит медиально от подвздошно-гребешковой дуги и вместе с фасцией подвздошно-поясничной мышцы и передней верхней подвздошной остью образует нижнюю, апоневротическую границу глубокого пахового кольца. Далее он проходит вверх к наружним подвздош­ ным/бедренным сосудам, вплетаясь в бедренную фасцию и укрепляя ее. Затем подвздош­ но-лонный тракт (пучок) веерообразно расходится по верхней ветви лобковой кости сразу латеральнее связки Купера, где он образует медиальный край бедренного канала. Лате­ ральнее глубокого пахового кольца подвздошно-лонный тракт расположен в непосред­ ственной близости от ветвей бедренно-полового нерва и латерального кожного нерва бедра. Эти структуры проходят в слоях тканей, расположенных впереди от тех, которые видны при лапароскопии;

поэтому в случае использования заднего доступа к паховому каналу они обычно бывают не видны. По той же причине при лапараскопии бывает не видна и паховая связка (Пупартова [Poupart] связка), которая образована волокнами апо­ невроза наружной косой мышцы живота и лежит более поверхностно по отношению к тем структурам, которые видны со стороны брюшной полости (рис. 5.1).

Косые (непрямые) паховые грыжи образуются при прохождении грыжевого мешка через глубокое паховое кольцо латеральнее нижних надчревных сосудов (рис. 5.1). При прямых паховых грыжах грыжевой мешок расположен медиальнее нижних надчревных сосудов и выше подвздошно-лобкового тракта (пучка). Медиальная граница области «по Глава Рис. 5.1. Вид сзади (изнутри) левой паховой области;

париетальная брюшина удалена, чтобы показать детали анатомического строения:

1 — подвздошная вена;

2 — подвздошная артерия;

3 — яичковые (тестикулярные) сосуды;

4 — бедрешю-половой нерв;

5 — подвздошная мышца;

6 — латеральный кожный нерв;

7 — гтодвздошко-лонный тракт (пучок);

8 — глубокое паховое кольцо;

9 — нижние надчревные сосуды;

10 — связка Купера;

11 — бедренное кольцо;

12 — запирательиая артерия;

13 — ссмявыпосяший проток вышенного риска» для формирования прямых паховых грыж проходит по латеральному краю прямой мышцы живота, а не по латеральной пупочной связке. Бедренные грыжи образуются медиальнее внутренней подвздошной вены в области, ограниченной связкой Купера и подвздошно-лонным трактом.

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ В настоящее время существует пять основных методов лапароскопической гернио пластики паховых грыж. Они включают: (1) наложение первичных швов;

(2) грыжеплас тику путем подшивания «пломб» или «пломб» и «заплат» из сеток-протезов;

(3) транс­ абдоминальное интраперитонеальное подшивание сеток-протезов;

(4) трансабдоминаль­ ное экстраперитонеальное подшивание сеток-протезов;

(5) экстраабдоминальное (предбрюшинное) экстраперитонеальное подшивание сеток-протезов. Как правило, все перечисленные операции проводятся под наркозом;

первые четыре способа сопровожда­ ются введением лапароскопических инструментов в брюшную полость пациентов.

Подготовка к основному этапу операции Обычно пациентов укладывают в положение лежа на спине, руки располагаются вдоль туловища. Мочевой пузырь опорожняют при помощи катетера Фолея;

производят декомпрессию желудка при помощи желудочного зонда, введенного через рот. Обраба­ тывают операционное поле, включая кожу живота и паховой области. Хирург и ассистент, манипулирующий видеокамерой, располагаются на стороне, противоположной планируе­ мой операции. Первый ассистент и операционная сестра встают напротив хирурга. При Лапароскопические операции при паховых грыжах использовании одного видеомонитора он устанавливается на расстоянии одного фута (30,5 см) от операционного стола. При использовании двух мониторов их устанавливают таким образом, чтобы экраны были развернуты в сторону ног больного, а сами мониторы находились напротив и наискосок от хирурга и первого ассистента.

Для выполнения трансабдоминального доступа больному придают положение Трен деленбурга (Trendelenburg) с большим углом наклона стола;

первый троакар вводят в брюшную полость в области пупка с использованием так называемой «открытой» мето­ дики Хассона (Hasson). Альтернативный способ заключается в наложении пневмопери тонеума при помощи иглы Вереша (Veress) и введении первого троакара слепым методом.

Затем накладывают пневмоперитонеум, достигая при этом давления 13-15 мм рт. ст. Для осмотра брюшной полости можно использовать лапароскоп с торцевой оптикой, а для выполнения собственно лапароскопической пластики паховой грыжи необходимы лапа­ роскопы с углом зрения 30° или 45°.

Если операцию выполняют трансабдоминальным доступом, то дополнительные тро­ акары вводят в брюшную полость под непосредственным контролем зрения. Два допол­ нительных 10/12 мм троакара вводят с обеих сторон от прямых мышц живота сразу ниже уровня пупка. Для облегчения операции со стороны хирурга (т. е. со стороны, противопо­ ложной грыже) посередине между пупком и лонным сочлением и латеральнее края прямой мышцы живота в брюшную полость часто вводят дополнительный 5 мм троакар (рис. 5.2).

Выполняют тщательную ревизию нижней половины передней брюшной стенки и таза и определяют тип грыжи. Обычно при этом одновременно надавливают на переднюю брюшную стенку рукой снаружи. Непрямые (косые) паховые грыжи обнаруживаются относительно легко и выглядят как выпячивания брюшины через расширенное глубокое паховое кольцо (рис. 5.3). Пневмоперитонеум способствует увеличению грыжи. Прямые грыжи распознаются сложнее и обычно представляют собой участки «выпуклости» пе­ редней брюшной стенки, раположенные медиальнее надчревных сосудов (рис. 5.4). Об­ ласть выше связки Купера и медиальнее подвздошной/бедренной вены необходимо ос­ матривать для выявления возможной бедренной грыжи.

Рис. 5.2. Расположение троакаров для выполнения трансабдоминальной паховой грыжепластики Глава Рис. 5.3. Правосторонняя непрямая (косая) паховая грыжа: вид из брюшной полости Рис. 5.4. Прямая и непрямая (косая) паховые грыжи (так называемая «панталонная» грыжа): вид из брюшной полости Лапароскопические операции при паховых грыжах Технические аспекты грыжепластики Предпринимаемые ранее попытки простого сужения пахового кольца при помощи скобок, скрепок или швов в большинстве своем были оставлены по причине развития большого числа ранних рецидивов и осложнений. Другой способ грыжепластики за­ ключается в закрытии дефекта своеобразной «пломбой» из синтетического материала.

Иногда эти «пломбы» фиксируются к тканям швами или скрепками. Некоторые сто­ ронники этой методики также накладывают «заплаты» из синтетического материала поверх дефекта тканей. Несмотря на это, у значительного числа пациентов смешение «пломб» или «заплат» является причиной выбухания передней брюшной стенки и болей в животе и в паховой области и сопровождается недопустимо высокой частотой рецидива грыж. Поэтому от такого способа грыжепластики врачи в большинстве своем также отказались.

Трансабдоминальная экстраперитонеалъная герниопластика при помощи сеток-протезов. Выполняют разрез брюшины длиной 1-2 см в краниальном направлении от глубокого пахового кольца. Разрез продлевают на 2-3 см в сторону от глубокого па­ хового кольца по направлению к средней линии, что требует пересечения латеральной пупочной связки. Для формирования необходимого брюшинного лоскута с основанием внизу необходимо выполнить дополнительные разрезы брюшины от концов поперечного разреза вниз.

Во время рассечения брюшины, покрывающей нижние надчревные сосуды, хирургу следует быть особенно осторожным, чтобы не повредить их. Брюшинный лоскут в этой области формируют путем тупой препаровки тканей и осторожного потягивания за брю­ шину. При возникновении кровотечения из нижних надчревных сосудов на них накла­ дывают сосудистые зажимы, а затем клипируют или перевязывают. Обычно при попере­ чном рассечении брюшины над срединной пупочной связкой последнюю не пересекают, так как она может содержать незаросший мочевой проток. Брюшинный лоскут откиды­ вают вниз (ниже связки Купера). Кроме того, формируют небольшой лоскут путем мо­ билизации верхнего края рассеченной брюшины.

У пациентов с прямой паховой грыжей брюшинный (грыжевой) мешок обычно от­ носительно легко вправляется в брюшную полость и выделяется из окружающих тканей.

Аналогичным образом, при непрямой (косой) паховой грыже грыжевой мешок также часто удается вправить в брюшную полость и легко отделить от элементов семенного канатика. Однако выделение грыжевого мешка у пациентов с большими косыми пахо­ выми грыжами, особенно спускающимися в мошонку, может сопровождаться большими техническими трудностями. В этом случае многие хирурги рассекают брюшину на уровне глубокого пахового кольца, отделяя таким образом грыжевой мешок от остальной части брюшины;

при этом дистальная часть грыжевого мешка остается неудаленной.

Затем большой кусок протезного материала скручивается и проводится через один из 10 мм троакаров. В среднем размеры такой «заплаты» должны составлять 8-12 х 11-15 см.

Обычно в сетке-протезе делают разрез для того, чтобы ее было удобно размещать вокруг семенного канатика.

Сетку укладывают таким образом, чтобы она полностью покрывала заднюю стенку пахового канала. Верхний край сетки фиксируют скобками для того, чтобы вся «заплата» не смещалась. Если сетка была надрезана еще до введения в брюшную полость, ее ос­ торожно размещают вокруг семенного канатика (рис. 5.5). Во время первичной фиксации сетки необходимо соблюдать осторожность, чтобы не наложить скобки на нижние над­ чревные сосуды. Иногда нижние надчревные сосуды мешают правильному наложению сетки и фиксации ее скобками. В таких случаях нижние надчревные сосуды можно пере 4 Зак. Глава Рис. 5.5. Грыжепластика левосторонней паховой грыжи. Сетка-протез фиксируется трансабдоминально и экстраперитонеально. Сетка разрезается для удобства размещения ее вокруг элементов семенного канатика сечь между двумя скобками или лигатурами, несмотря на то, что выполнение данного приема обычно не рекомендуется.

После размещения и фиксации сетки скобками по верхнему краю скобки затем на­ кладываются по всему ее периметру;

это позволяет предупредить смещение «заплаты».

Сетку необходимо прикрепить скобками к связке Купера;

оптимальным вариантом счи­ тается, если сетка распространяется несколько ниже связки. Иногда сетку можно сначала фиксировать к связке Купера, растягивая ее и продолжая фиксировать скобками в про­ ксимальном направлении;

избыток сетки отрезают. После фиксации нижней части сетки следует избегать наложения скобок в области «треугольника смерти», так как это может привести к повреждению подвздошных сосудов. Сетку-протез можно просто наложить поверх подвздошных сосудов, семявыносящего протока и яичковых сосудов (рис. 5.6).

Одну или две скобки накладывают на подвздошно-лобковый тракт (пучок) не далее, чем на 2 см в сторону от глубокого пахового кольца. При этом необходимо соблюдать осто­ рожность, чтобы в скобки не попали периферические нервы, проходящие в самых по­ верхностных слоях передней брюшной стенки.

После того, как сетка правильно размещена и фиксирована, брюшину над ней уши­ вают. Для этого давление в брюшной полости снижают до 7-10 мм рт. ст. Это позволяет легче сопоставить отпрепарированные брюшинные лоскуты. Края брюшины сшивают либо обычными швами, либо при помощи специального эндоскопического степлера.

После внимательного осмотра места операции и окружающих тканей дополнитель­ ные троакары удаляют под непосредственным контролем зрения. Затем удаляют лапаро­ скоп и троакар Хассона (Hasson). На апоневроз и кожу накладывают швы из рассасыва­ ющегося материала.

Лапароскопические операции при паховых грыжах Рис. 5.6. Методика наложения «заплаты». Сетка-протез устанавливается со стороны брюшной полости (трансабдоминально) экстра- или интраперитонеально Интраабдоминалъное наложение сеток-протезов. Альтернативой трансабдо­ минальному экстраперитонеальному подшиванию «заплат» из синтетического материала является наложение сеток-протезов без рассечения брюшины (непосредственно на брю­ шину). Во избежание развития гидроцеле в послеоперационном периоде многие сторон­ ники этой методики либо вправляют грыжу в брюшную полость, либо пересекают брю­ шину по всей окружности методом грыжевого мешка в зоне глубокого пахового кольца, ничего не предпринимая с самим грыжевым мешком. Однако другие хирурги полагают, что эти меры являются излишними. «Заплата» из синтетического материала фиксируется тем же способом, что и при трансабдоминальной экстраперитонеальной грыжепластике (рис. 5.6). Преимуществами такой методики являются скорость и простота, хотя она имеет также и некоторые недостатки. Наибольшее беспокойство вызывает тот факт, что протез непосредственно контактирует с внутренними органами;

это может способствовать об­ разованию спаек и развитию таких осложнений как кишечная непроходимость и обра­ зование свищей.

Экстраперитонеальная лапароскопическая грыжепластика МакКернан (McKernan) и Лоус (Laws) [20] описали другой способ выполнения ла­ пароскопической паховой грыжепластики. При этом способе используется экстрапери тонеальный доступ, который исключает введение инструментов в брюшную полость. Сто­ ронники этого метода утверждают, что он сочетает в себе преимущества предбрюшинного доступа и укрепления передней брюшной стенки «заплатой»-протезом с преимуществами 4* / 100 Глава малоинвазивной хирургии. Кроме того, можно отметить, что этот метод уменьшает риск развития спаечной болезни, обусловленной нахождением в брюшной полости протезного материала. Несмотря на то, что этот доступ позволяет легко выполнять препаровку тканей в предбрюшинном пространстве и у пациентов с уже имеющимимся спайками в брюшной полости, он обеспечивает гораздо меньший обзор по сравнению с трансабдоминальным доступом. Поэтому эта методика считается значительно более сложной, особенно если ее применяют при рецидивных грыжах.

В предбрюшинное пространство через разрез кожи и апоневроза ниже пупка вво­ дят троакар Хассона (Hasson) и 5 мм операционный лапароскоп с торцевой оптикой.

Затем в предбрюшинное пространство инсуффлируют углекислый газ, достигая дав­ ления 8-10 мм рт. ст. Брюшину тупо отслаивают от задней поверхности прямых мышц живота до уровня лонного сочленения при помощи 5 мм зонда с тупым концом, введен­ ного через инструментальный канал операционного лапароскопа.

Примерно на середине расстояния между лоном и околопупочным разрезом по сред­ ней линии живота вводят 10/12 мм троакар. Троакар 5 мм вводят также по средней линии на 1-2 см выше лонного сочленения (рис. 5.7). Важно внимательно следить, чтобы во время введения троакаров не произошло повреждения брюшины. Затем операционный лапароскоп заменяют на стандартный 10 мм лапароскоп с торцевой оптикой. Брюшину при помощи специальных диссекторов, введенных через дополнительные троакары, от­ деляют от передней брюшной стенки на стороне грыжи. Отслаивание начинают на уровне лонного сочленения и продолжают вдоль связки Купера, т. е. латерально и вниз, по направлению к подвздошной вене. Затем брюшину отсепаровывают вверх и обнажают Лапароскопические операции при паховых грыжах заднюю поверхность передней брюшной стенки медиальнее нижних надчревных сосудов.

После того, как хирург достигает нижних надчревных сосудов, лапароскоп с торцевой оптикой заменяют на лапароскоп с оптикой под углом 30° или 45°. Тупым путем отделяют брюшину от семявыносящего протока, подвздошных сосудов и яичковых сосудов;

вы­ деляют глубокое паховое кольцо. При этом нижние надчревные сосуды обычно не вы­ деляются. При наличии у пациента небольшой косой грыжи грыжевой мешок можно отделить от элементов семенного канатика полностью. Однако грыжевой мешок больших размеров обычно отсекают и удаляют лишь частично, оставляя дистальную его часть нетронутой. В целом, так называемые «липомы семенного канатика» полностью никогда не иссекают.

В сетке-протезе размерами 8-10 х 13-15 см делают длинный разрез, заканчивающийся круглым отверстием диаметром 1-2 мм (как замочная скважина). Затем сетку скатывают в рулон и вводят через 10/12 мм дополнительный троакар. Ее укладывают вокруг семенного канатика, разворачивая одновременно в медиальную и латеральную стороны для того, чтобы закрыть всю область грыжевых ворот и укрепить заднюю поверхность передней брюшной стенки. Затем сетка фиксируется скобками к связке Купера и лонному бугорку.

Дополнительные скобки накладываются вдоль медиального и верхнего краев сетки. Во время операции следует соблюдать осторожность, чтобы не повредить нижние надчревные сосуды или не наложить скобки ниже уровня подвздошно-лобкового тракта (пучка).

Углекислый газ удаляют из предбрюшинного пространства. Дефекты в апоневрозе ушивают. На подкожную жировую клетчатку и кожу накладывают швы из рассасываю­ щегося материала.

ОСЛОЖНЕНИЯ Техника выполнения пластики паховых грыж лапароскопическим путем была раз­ работана сравнительно недавно. Существующие в настоящее время методики операций продолжают быстро развиваться и совершенствоваться. Соответственно, клинический опыт хирургов в этой области еще пока небольшой, и анализ результатов операций воз­ можен лишь на основании короткого периода наблюдения. Как и во всех случаях, когда речь идет об инвазивных методах лечения, любое новое вмешательство неизбежно со­ провождается развитием ряда осложнений, несмотря на радужные сообщения сторонни­ ков нового метода.

Частота ранних рецидивов после лапароскопической паховой грыжепластики, когда дефект передней брюшной стенки просто ушивали изнутри (т. е. со стороны брюшной полости), используя для этого швы или скобки, и не накладывали «заплаты» из синте­ тического материала, составляла от 2% до 7% [16, 21, 22]. Общее число осложнений при использовании этой методики достигало 4-20%;

из осложнений необходимо отметить боли в яичке, невралгию, гидроцеле и повреждение мочевого пузыря.

Методики, заключавшиеся в фиксации в области грыжевых ворот пломбы или/и сетки-протеза, характеризуются относительно большой частотой рецидивов;

к осложне­ ниям этого метода относятся смещение сетки в паховый канал или мошонку, боли, по­ вреждение мочевого пузыря. Учитывая относительно частое развитие осложнений, от таких способов грыжепластики в большинстве своем отказались [22].

Трансабдоминальное предбрюшинное наложение больших протезов сопровождается развитием ранних рецидивов в 1% случаев. При этом возможно образование гематом в мошонке, в местах введения троакаров и в предбрюшинном пространстве. Иногда про­ исходит повреждение нервов. Общее число ранних осложнений при использовании этой методики составляет от 9 до 10% [22].

102 Глава Ранние рецидивы после интраабдоминального наложения протезов-«заплат» отме­ чаются у 3% пациентов. К возможным осложнениям методики относятся водянка мо­ шонки, повреждение мочевого пузыря, невралгия и орхит. Общая частота развития ран­ них осложнений при этом составляет 7% [22].

Лапароскопическая паховая грыжепластика предбрюшинным доступом, без вхожде­ ния в брюшную полость, характеризуется наиболее низкой частотой развития ранних рецидивов. К возможным осложнениям этой методики относятся гематомы пахового ка­ нала и передней брюшной стенки, орхит, ущемление нерва или невралгия;

общая частота возникновения осложнений составляет 7% [22].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ (РЕЗЮМЕ) Анализировать эффективность лапароскопической паховой грыжепластики прихо­ дится на основании лишь коротких сроков наблюдения, поскольку в настоящее время отдаленные результаты лечения пока отсутствуют. Более того, техника этих вмешательств быстро меняется и совершенствуется. Все это делает окончательную оценку результатов операций затруднительной. Существующие на сегодняшний день данные (опубликован­ ные и неопубликованные) указывают на относительно высокую частоту ранних рециди­ вов и относительно частое развитие осложнений. Эти результаты не должны обескура­ живать, они являются закономерными и свидетельствует о том, что новые способы гры­ жепластики находятся пока еще на стадии своего развития. Однако предполагаемые преимущества данных методик, такие как менее выраженные боли в послеоперационном периоде и раннее возвращение к активной жизни, пока еще окончательно не доказаны.

Лапароскопическая паховая грыжепластика, в отличие от традиционных операций, про­ водится под наркозом. При этом хирурги входят в брюшную полость, используют дорогое лапароскопическое оборудование, в том числе для диагностической лапароскопии, и сетки-протезы. Результаты традиционной грыжепластики таковы, что до тех пор, пока явные преимущества лапароскопических операций не будут доказаны, к ним следует относиться с известным скептицизмом. Роль лапароскопической грыжепластики в лече­ нии паховых грыж пока еще остается достаточно дискутабельной.

ЛИТЕРАТУРА 1. Rutkow I.M., Robbins A.W.: Demographic, classificatory, and socioeconomic aspects of hernia repair in the United States, Surg Clin North Am 73:413, 1993.

2. Condon R.E., Nyhus L.M.: Complications of groin hernia. In Nyhus L.M., Condon R.E., editors:

Hernia, Philadelphia, 1989, J.B. Lippincott.

3. Lichtenstein I.L. et al.: The tensionfree hernioplasty, Am J. Surg 157:188, 1989.

4. Welsh, D.R.J., Alexander M.A.J.: The Shouldice repair, Surg Clin North Am 73:451, 1993.

5. Marcy H.O.: The radical cure of hernia by the antiseptic use of the carbolized catgut ligature, Trans Amer Med Ass 29:295, 1878.

6. Tait L.: A discussion on the treatment of hernia by median abdominal section, Br. Med J. 2:685, 1891.

7. La Roque G.P.: The permanent cure of inguinal and femoral hernias. A modification of the standard operative procedures, Surg Gynecol Obstet 29:507, 1919.

8. Cheatle G.L.: An operation for radical cure of inguinal and femoral hernias, Br. Med J. 2:68, 1920.

Лапароскопические операции при паховых грыжах 9. LaRoque G.P.: The intra-abdominal method of removing inguinal and femoral hernia, Arch Surg 24:189, 1932.

10. Henry A.K..: Operation for femoral hernia by a midline extraperitoneal approach with preliminary note on the use of this route for reducible inguinal hernia, Lancet 1:531, 1936.

11. Mikkelsen W.P., Berne C. J.: Femoral hernioplasty: suprapubic extraperitoneal (Cheatle-Henry) ap­ proach, Surgery 35:743, 1954.

12. Nyhus L.M., Condon R.E., Harkins H.N.: Clinical experience with preperitoneal hernial repair for all types of hernia of the groin with particular reference to the importance of transversalis fascia analogues, Am J. Surg 100:234, 1960.

13. Nyhus L.M. et al.: The preperitoneal approach to prosthetic buttress repair for recurrent hernia, the evolution of a technique, Ann Surg 208:733, 1988.

14. Stoppa R. E. et al: The use of Dacron in the repair of hernias of the groin, Surg Clin North Am 64:269, 1984.

15. Stoppa R.E., Warlaumont C.R.: The preperitoneal approacn and prosthetic repair of groin hernia. In Nyhus L.M., Condon R.E., editors: Hernia, Philadelphia, 1989, J.B. Lippincott.

16. Ge R.: The management of certain abdominal hernias by intra-abdominal closure of the sac, Ann R.

Coll Surg Engl 64:342, 1982.

17. Ger R. et al.: Management of indirect inguinal hernias by laparoscopic closure of the neck of the sac, Ami Surg 159:370, 1990.

18. Chung R.S., Sillin L.F.: The first clinical video-laparoscopy, Gastroenterology 88:1350. 1985.

19. Spaw A.T., Ennis B.W., Spaw L.P.: Laparoscopic hernia repair: the anatomic basis, J. Laparoendosc Surg 1:269, 1991.

20. McKernan J.В., Laws H.L.: Laparoscopic preperitoneal prosthetic repair of inguinal hernias, Surgical Rounds: 597 July 1992.

21. Gazayerli M.M.: Anatomic laparoscopic hernia repair of direct or indirect hernias using the trans­ versalis fascia and iliopubic tract, Surg Laparosc Endosc 2:42, 1992.

22. MacFadyen B.V. et al: Complications of laparoscopic herniorrhaphy, Surg Endosc 7:155, Лапароскопическая фундопликация по Ниссену (Nissen) глава Рональд Хиндер (Ronald A. Hinder) Чарльз Филипп (Charles J. Filipi) СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ Обследование пациентов Отбор пациентов для оперативного лечения Рентгенологические исследования Техника операции 24-часовое измерение рН в пищеводе Послеоперационное лечение Анализ полученных данных Послеоперационные осложнения Манометрия пищевода Ранние осложнения Техника выполнения манометрии пищевода Поздние осложнения Исследование желудочной секреции Изжога и отрыжка являются одними из наиболее часто встречающихся в клиничес­ кой практике симптомами. Только в 1935 г. Винкельштейн (Winklestein) описал грыжу пищеводного отверстия диафрагмы и предположил, что развивающийся при этом эзофа­ гит является результатом раздражающего действия соляной кислоты и пепсина на сли­ зистую оболочку пищевода [1]. В 1940 г. Аллисон (Allison) предложил для этого забо­ левания термин «рефлюкс-эзофагит» [2]. Технические возможности, позволяющие изу­ чить моторику пищевода и особенно его нижнего сфинктера (LES), выполняющего барьерную функцию между желудком и пищеводом, появились только в 50-х гг. В 60-х гг. стал накапливаться материал, показывающий, что у многих людей с желудочно-пи щеводным рефлюксом по сравнению со здоровыми людьми тонус сфинктера в покое снижен [3].

Подсчитано, что треть взрослых людей в течение жизни изжогу испытывают изредка, у одного из десяти изжога возникает каждую неделю, и один из 25 испытывает ее каждый день. У некоторых пациентов, которые предъявили жалобы на изжогу, желудочно-пище водный рефлюкс отсутствовал, и, наоборот, по всей видимости, имеется значительное число людей с желудочно-пищеводным рефлюксом при отсутствии каких-либо клини­ ческих симптомов. В качестве доказательства можно привести тот факт, что часть паци­ ентов, уже имеющих такие осложнения желудочно-пищеводного рефлюкса как пепти ческие стриктуры пищевода или пищевод Барретта (Barrett), не предъявляли ранее ника­ ких жалоб [4]. В другой работе было показано, что только у 60% пациентов, у которых был диагностирован эзофагит, отмечались в качестве основных клинических симптомов изжога, отрыжка или загрудинные боли [5]. По данным эндоскопического исследования, распространенность эзофагита варьирует в зависимости от исследуемых групп пациентов.

106 Глава в При проведении исследований методом свободной выборки распространенность эзофа­ гита в общей популяции составляет 19% [6]. При исследовании пациентов гастроэнтеро­ логических клиник эзофагит был диагностирован в 23% случаев [7]. В обоих исследова­ ниях эта патология встречалась наиболее часто. Тяжелый эзофагит, к которому относится язвенный эзофагит или пептическая стриктура пищевода, выявляется только в 4,5 случаев на 100 000 населения [8].

Наиболее частым клиническим симптомом желудочно-пищеводного рефлюкса яв­ ляется изжога. Она усиливается ночью, при наклоне туловища вперед, после приема пищи и физических упражнений. Также достаточно часто наблюдается отрыжка, а дис­ фагия и боли при глотании свидетельствуют о более тяжелом заболевании. Аспирация желудочного содержимого может приводить к появлению симптомов со стороны легких и таким осложнениям как астма или пневмония. Из других, несколько реже встречаю­ щихся симптомов желудочно-пищеводного рефлюкса, следует отметить вздутие живота, икоту и тошноту.

ОБСЛЕДОВАНИЕ ПАЦИЕНТОВ Тяжесть желудочно-пищеводного рефлюкса нельзя оценить только на основании данных анамнеза, потому что, с одной стороны, одни и те же клинические симптомы могут возникать при разных заболеваниях, а с другой — при объективно тяжелом забо­ левании клинические симптомы могут отсутствовать. При обследовании таких пациентов очень важно получить информацию о тяжести поражения пищевода, частоте забрасыва­ ния кислого желудочного содержимого в пищевод, моторике пищевода и состоянии его нижнего сфинктера.

При тщательном сборе анамнеза необходимо обратить особое внимание на длитель­ ный прием таких препаратов как нестероидные противовоспалительные средства или капсулы, содержащие железо и витамины, которые могут застревать в области нижнего сфинктера и вызывать повреждение слизистой оболочки или даже развитие стриктуры пищевода. Если у таких больных и предпринимается хирургическое вмешательство по поводу желудочно-пищеводного рефлюкса, то оно не устраняет истинную причину за­ болевания и неизбежено приводит к неблагоприятному результату. Некоторые заболева­ ния, такие как ахалазия, склеродермия и другие нарушения двигательной активности пищевода и его нижнего сфинктера по своим клиническим проявлениям могут быть по­ хожими на желудочно-пищеводный рефлюкс, и при оперативном лечении таких пациен­ тов результаты получаются плохими. Негативное отношение некоторых гастроэнтероло­ гов к хирургическому лечению желудочно-пищеводного рефлюкса вызвано скорее пло­ хим техническим выполнением операции, а не выполнением вмешательства без должных на то показаний.

У всех пациентов с подозрением на желудочно-пищеводный рефлюкс необходимо выполнять эндоскопию с биопсией, рентгеноскопическое исследование с барием, 24-ча­ совое исследование рН пищевода, манометрию пищевода и его нижнего сфинктера и иногда исследование секреторной и эвакуаторной функций желудка. Получив всю эту информацию, хирург должен принять решение по поводу оперативного лечения пациен­ тов с тяжелыми проявлениями желудочно-пищеводного рефлюкса, связанного с наруше­ нием функций нижнего сфинктера пищевода, приведшего к развитию выраженной пато­ логии пищевода или легких. Если имеются нарушения функций тела пищевода без па­ тологии нижнего пищеводного сфинктера, то возможно выполнение так называемой лоскутной, или частичной, фундопликации, а у пациентов с повышенной секрецией со­ ляной кислоты, особенно у тех, у которых имеется хроническая язва двенадцатиперстной Лапароскопическая фундопликация по Ниссену кишки, может быть показана симультанная лапароскопическая высокая селективная ва готомия.

Рентгенологические исследования Рентгенологические исследования позволяют получить полезную информацию как о самом заболевании, так и о его осложнениях. Они должны проводиться и перед опе­ рацией, и в послеоперационном периоде. Рентгеноскопия позволяет выявить как спон­ танный, так и индуцированный желудочно-пищеводный рефлюкс, наличие грыжи пище­ водного отверстия диафрагмы, нарушения двигательной активности пищевода, а также наличие осложнений, например, стриктуры. Рентгеноскопия также является высокоин­ формативным методом для выявления причин клинических симптомов в послеопераци­ онном периоде.

24-часовое измерение рН в пищеводе 24-часовое измерение рН в пищеводе стало наиболее чувствительным тестом для выявления патологического воздействия кислого желудочного содержимого на слизис­ тую оболочку пищевода. Во время исследования стеклянные или сурьмяные электроды устанавливаются на 5 см выше манометрически установленной верхней границы нижнего сфинктера пищевода. Электроды соединяются с портативным записывающим устройст­ вом, позволяющим пациентам вести обычный образ жизни. Записывающее устройство фиксирует и записывает данные на частоте 4 Гц. Пациента инструктируют о необходи­ мости соблюдения стандартизованной диеты, имеющей рН более 5, прекращения курения и ограничения приема алкоголя. Недавно проведенные исследования, однако, показали, что характер диеты не влияет на результаты, получаемые при мониторинге рН. Некоторые исследователи утверждают, что диету во время исследования не следует изменять, потому что при этом результаты будут неточно отражать 24-часовой профиль рН, и, к тому же, большинство симптомов желудочно-пищеводного рефлюкса появляется после еды [9, 10]. Утверждается также и то, что во время проведения исследования не следует ог­ раничивать курение и прием алкоголя. Головной конец кровати не следует приподнимать, и пациент должен вести привычный образ жизни в течении дня. Длительность исследо­ вания должна быть не менее 18 часов. Полученные при исследовании данные с записы­ вающего устройства загружаются в компьютер.

Анализ полученных данных. Для отличения нормальных показателей от показа­ телей, полученных при патологическом воздействии кислого желудочного содержимого на слизистую оболочку пищевода, используются различные параметры. Наиболее важ­ ным параметром, по всей видимости, является время, когда рН в пищеводе меньше 4 (% времени рН) [11, 12, 13, 14, 15]. Джонсон (Jonson) и ДеМистер (DeMeester) разработали специальную программу, в которой для расчетов используется шесть параметров: общий процент времени, когда рН в пищеводе менее 4;

процент времени, когда рН менее 4 в вертикальном положении тела;

процент времени, когда рН менее 4 в положении лежа;

общее количество рефлюксов (при которых рН менее 4);

количество рефлюксов, для­ щихся более 5 минут, и самый длительный по времени рефлюкс [16]. Эта компьютерная система имеет чувствительность 90,3% и специфичность 90%.

Получив в распоряжение возможность определять количество рефлюксов, уместно попытаться найти корреляцию между развитием клинических симптомов и возникнове­ нием рефлюкса. Это пока остается сложной задачей. Часто во время проведения иссле 108 Глава дования у пациентов отсутствуют клинические симптомы, и оценка клинического состо­ яния так и остается субъективной.

Манометрия пищевода Нижний сфинктер пищевода образует своеобразный барьер для забрасывания кис­ лого желудочного содержимого в пищевод и должен открываться только после глотка.

Недостаточность функции нижнего сфинктера пищевода у большинства пациентов ведет к тому, что слизистая оболочка пищевода подвергается воздействию кислого желудочного сока. Недостаточность нижнего сфинктера пищевода также является причиной частой неэффективности консерватиной терапии [17]. Длительное существование желудочно пищеводного рефлюкса ведет в конечном счете к повреждению пищевода и может вы­ зывать постоянную его дисфункцию [18]. Состоятельность нижнего сфинктера пищевода зависит от функционального единства трех факторов: (1) величины оказываемого сфинк­ тером давления, (2) общей протяженности сфинктера и (3) протяженности его внутри­ брюшной части — того отдела сфинктера, который испытывает на себе влияние повы­ шенного внутрибрюшного давления [19, 20, 21]. Наиболее частой причиной несостоя­ тельности нижнего сфинктера пищевода является недостаточность оказываемого сфинктером давления, а неадекватная длина сфинктера (как общей его длины, так и длины его внутрибрюшной части) служит дополнительным фактором, облегчающим попадание соляной кислоты в пищевод [17]. Тяжесть эзофагита, как было показано, зависит от сте­ пени несостоятельности сфинктера пищевода [22].

При помощи манометрии пищевода можно также выявить грыжу пищеводного от­ верстия. Наличие грыжи пищеводного отверстия диафрагмы способствует нарушению функции нижнего сфинктера пищевода во время динамического напряжения, например, при проглатывании пищи и резком повышении внутрибрюшного давления [23]. Это яв­ ляется следствием уменьшения внутрибрюшной части сфинктера у пациентов с грыжей пищеводного отверстия диафрагмы. Нарушая эвакуацию из пищевода, грыжа пищевод­ ного отверстия способствует увеличению времени пребывания в пищеводе и неблаго­ приятное воздействие на его слизистую оболочку кислого содержимого [24].

Вторым важным для понимания механизма развития желудочно-пищеводного реф­ люкса моментом является способность пищевода к эвакуации кислого содержимого. Не­ эффективная перистальтика пищевода играет важную роль в развитии желудочно-пище­ водного рефлюкса, являясь, в свою очередь, следствием повреждающего воздействия кис­ лоты на слизистую оболочку пищевода [25]. Дисфункция пищевода, не являющаяся следствием желудочно-пищеводного рефлюкса, может развиваться в результате множе­ ства заболеваний, метаболических нарушений и, особенно, сосудистых коллагеновых за­ болеваний, из которых наиболее часто встречающимися в клинической практике явля­ ются склеродермия, системные заболевания соединительной ткани и дерматомиозит, при которых обычно наблюдается прогрессивное снижение функции нижнего сфинктера пи­ щевода. Особенно у людей со склеродермией желудочно-пищеводный рефлюкс может возникать в результате, главным образом, нарушения двигательной активности пищевода.

Кроме того, обнаружение при проведении манометрии короткого пищевода может быть показанием для трансторакального хирургического доступа, который позволяет лучше мобилизовать пищевод.

Техника выполнения манометрии пищевода. Манометрия пищевода выполня­ ется натощак с использованием специального перфузируемого водой катетера. Катетер проводится через нос в желудок. Базовая кривая давления в желудке должна быть за Лапароскопическая фундопликация по Ниссену фиксирована до начала проведения основного исследования. 5-канальная запись показы­ вает положительные колебания кривой, связанные с дыханием. Катетер постепенно под­ тягивается, каждый раз на I см. По мере извлечения катетера внутрибрюшной характер кривой (положительные экскурсии, связанные с дыханием) в определенный момент из­ меняются на внутригрудной характер кривой (появляются отрицательные осцилляции, связанные с дыханием). Эта точка известна под названием точки респираторной инверсии (RIR) и является тем уровнем, на котором может быть измерено давление нижнего сфинк­ тера пищевода [26]. Верхняя граница нижнего пищеводного сфинктера определяется тогда, когда давление в пищеводе падает ниже базовых желудочных показателей до ба­ зовых пищеводных. Кривые давления записываются для каждого из 5 датчиков, медленно подтягиваемых вверх и проходящих через область нижнего пищеводного сфинктера. Ра­ диальная ориентация пяти инфузируемых портов-датчиков позволяет заметить любые нарушения в работе нижнего сфинктера [27]. Средние значения всех пяти кривых ис­ пользуются для описания давления нижнего пищеводного сфинктера, в том числе и его внутрибрюшного отдела. Затем измеряется давление расслабления сфинктера. Один порт датчик размещается на уровне сфинктера, один — в желудке, и три остаются в пищеводе.

Пациента просят проглотить 5 мл воды. Если расслабление нормальное, то давление сфинктера должно упасть до уровня базового желудочного давления. Эту процедуру вы­ полняют 10 раз и вычисляют среднюю величину давления расслабления.

Грыжа пищеводного отверстия по данным манометрии пищевода диагностируется при наличии кривой давления в виде 2-х горбов. Первый подъем представляет собой давление, создающееся на уровне точки респираторной инверсии ножками диафрагмы и частью сфинктера, находящейся на этом уровне. Второй подъем давления создается самим сфинктером, который располагается выше, в грудной клетке.

Для того, чтобы оценить двигательную активность тела пищевода, катетер распола­ гается так, что самый нижний инфузионный порт-датчик находится на 3 см выше верхней границы нижнего сфинктера пищевода. Катетер можно расположить и так, что самый верхний порт будет находиться на 1 см ниже верхнего сфинктера пищевода. Далее про­ изводится запись 10 глотательных движений как с водой (5 мл), так и без нее.

Исследование желудочной секреции Исследование желудочной секреции связано с забором желудочного сока при помо­ щи назогастрального зонда. Через определенные промежутки времени собираются пробы как базальной, так и стимулированной секреции. Для исследования стимулированной векреции можно использовать несколько стимуляторов: гистамина бетазола гидрохлорид (Гисталог), пентагастрин и инсулин. Пентагастрин имеет наименьшее количество побоч­ ных эффектов и применяется в клинической практике наиболее часто.

Повышенная секреция соляной кислоты может играть важную роль в патогенезе желудочно-пищеводного рефлюкса, однако точную взаимосвязь установить пока сложно.

В ранее опубликованных исследованиях, где использовались различные критерии для оценки желудочно-пищеводного рефлюкса, было показано, что у пациентов с рефлюксом превалирует гиперсекреция соляной кислоты [28]. Для обследования пациентов с желу дочно-пищеводным рефлюксом и признаками раздражения слизистой оболочки пищевода желудочным соком при наличии нормального давления нижнего пищеводного сфинктера необходимо исследовать кислотность желудочного сока. Если у пациента имеется повы­ шенная секреция соляной кислоты, то наилучшим лечением в такой ситуации может быть высокая селективная ваготомия совместно с фундопликацией.

110 Глава ОТБОР ПАЦИЕНТОВ ДЛЯ ОПЕРАТИВНОГО ЛЕЧЕНИЯ Большинство пациентов с желудочно-пищеводным рефлюксом можно эффективно лечить при помощи антацидных препаратов, блокаторов Нг-рецепторов гистамина или омепразола. Однако имеется группа пациентов, которые не поддаются консервативной терапии, или у которых развиваются осложнения, в частности, стриктуры пищевода, изъ­ язвление или пищевод Барретта (Barrett). Иногда пациенты сами не желают продолжать длительное консервативное лечение по различным, в том числе материальным, сообра­ жениям или ввиду боязни развития побочных эффектов некоторых медикаментозных препаратов, в частности, омепразола. Таких пациентов необходимо обследовать как опи­ сано выше.

Первичный желудочно-пищеводный рефлюкс, развившийся вследствие недостаточ­ ности антирефлюксного барьера, необходимо отличать от вторичного, который возникает при различных заболеваниях, связанных с повышенной секрецией соляной кислоты, па­ резом желудка (в частности, у пациентов с метаболическими расстройствами, например, сахарным диабетом) или при наличии первичных расстройств эвакуаторной функции пищевода, которые развиваются при системных заболеваниях. Ввиду того, что симптомы желудочно-пищеводного рефлюкса зачастую неспецифичны, необходимо помнить и о других заболеваниях, которые могут проявляться подобными симптомами, например, о диффузном спазме пищевода, «пищеводе щелкунчика», ахалазии и двенадцатиперстно желудочном рефлюксе. Также важно у таких пациентов исключить и сердечные заболе­ вания.

Операция безусловно показана больным с тяжелым рефлюкс-эзофагитом (3 и 4 сте­ пени). У таких пациентов, учитывая высокий риск развития в дальнейшем различных осложнений, требуется длительная терапия. Консервативная терапия, как было показано Либерманом (Lieberman) с соавт. [29] и Спечлером (Spechler) с соавт. [30], не имеет успеха у достаточно большого количества пациентов с тяжелым рефлюкс-эзофагитом.

Смешанные эпизоды рефлюкса кислотного или щелочного содержимого, которые име­ ются у многих таких пациентов, обусловливают неэффективность длительной терапии блокаторами секреции соляной кислоты.

Операция также показана пациентам с невыраженным рефлюкс-эзофагитом (I и 2 сте­ пени) и с недостаточностью нижнего сфинктера пищевода механического характера. Пос­ леднее обстоятельство, как показал Занинотто (Zaninotto) с соавт. [31], предрасполагает к упорному течению желудочно-пищеводного рефлюкса. У подобных пациентов результа­ ты консервативного лечения, проводившегося в течение более 10 лет, хуже, чем после оперативного лечения [29]. Желудочно-пищеводный рефлюкс может проявляться симп­ томами со стороны дыхательной системы, такими как хронический ларингит, аспирация желудочного содержимого с рецидивирующей пневмонией и даже астмой. Только менее чем у 50% таких пациентов в анамнезе отмечались изжога или эндоскопические признаки рефлюкс-эзофагита [32]. Причинную взаимосвязь между симптомами со стороны дыха­ тельной системы и желудочно-пищеводным рефлюксом можно установить при 24-часо­ вом мониторинге рН пищевода. Наличие рефлюксов содержимого желудка в пищевод, зарегистрированных в течение 24 часов измерения рН, а также кашля, одышки или при­ ступа астмы во время рефлюкса в дополнение к механической недостаточности нижнего сфинктера, выявленной при манометрии пищевода, является показанием для хирургичес­ кого вмешательства.

Пациентам без признаков эзофагита, но с клиническими симптомами, значительно затрудняющими их образ жизни, также следует предложить оперативное лечение. Паци­ енты, имеющие рефлюкс-эзофагит 0-2 степени и не подходящие под вышеупомянутые Лапароскопическая фундопликация по Ниссену критерии, должны быть полностью обследованы для выявления других причин имею­ щихся у них симптомов;

наилучшие результаты у этой группы пациентов получены в первую очередь при проведении консервативного лечения. Пациентам с грыжей пище­ водного отверстия диафрагмы, независимо от наличия или отсутствия у них желудочно пищеводного рефлюкса, необходимо предложить хирургическое лечение. Кол (Kaul) с соавт, показал, что грыжа пищеводного отверстия может приводить к развитию дисфа­ гии [33]. Патофизиология дисфагии при грыже пищеводного отверстия диафрагмы со­ стоит в ущемлении вышедшего в грыжевое отверстие желудка между ножками диафраг­ мы. Степень дисфагии прямо пропорциональна силе сжатия пищевода диафрагмальными ножками желудка, что можно наблюдать при рентгенологическом исследовании. Иногда у пациентов выявляется параэзофагеальная грыжа. Обычно в таких случаях нижний сфинктер пищевода нормально расположен и хорошо функционирует, но у пациентов могут возникать дисфагия, рвота, язвы желудка или скрытое кровотечение. Наилучшим лечением параэзофагеальных грыж является хирургическое вмешательство.

Развитие пищевода Барретта (Barrett) обычно связано с механической недостаточ­ ностью нижнего сфинктера пищевода и забрасыванием кислого или щелочного содер­ жимого в пищевод;

пациентам с пищеводом Барретта показано хирургическое вмеша­ тельство. В настоящее время пока не ясно, способствует ли оперативное лечение оста­ новке прогрессирования уже имеющихся изменений в пищеводе и развития злокачественнного перерождения. Имеются некоторые сообщения о регрессии изменений у пациентов с пищеводом Барретта после антирефлюксной операции [34, 35].

При принятии решения о выполнении хирургического вмешательства в обсуждении обязательно должен принимать участие и пациент, так как взаимодействие с ним и вза­ имопонимание между хирургом и пациентом является существенным моментом гладкого течения послеоперационного периода, кода возможно появление таких симптомов как дисфагия, быстрое насыщение после принятия незначительного количества пищи, скоп­ ление газов в кишке, вздутие живота и диарея. Пациенты также должны полностью осо­ знавать риск анестезии, оперативного вмешательства и риск непредвиденной перфорации кишки во время операции.

ТЕХНИКА ОПЕРАЦИИ Хирургическое вмешательство преследует следующие цели:

1) Устранение (вправление) грыжи пищеводного отверстия диафрагмы, которая име­ ется у 50% пациентов с желудочно-пищеводным рефлюксом.

2) Фиксация нижнего сфинктера пищевода в брюшной полости, что позволит ему вы­ полнять свою функцию при положительном внутрибрюшном давлении.

3) Сужение расстояния между ножками диафрагмы вокруг нижнего сфинктера пище­ вода и желудка, что будет способствовать их удержанию в брюшной полости, дей­ ствуя наподобие запирательного клапана.

4) Увеличение протяженности нижнего сфинктера пищевода.

5) Увеличение давления нижнего сфинктера пищевода в покое.

Эти цели должны быть достигнуты без нарушения проходимости пищевода и со­ здания препятствий на пути пассажа проглатываемой пищи.

112 Глава Лапароскопическая операция выполняется в условиях общего обезболивания в таком же положении пациентов, как для литотомии. Катетер в мочевой пузырь заводить не обязательно, потому что операция выполняется в верхнем этаже брюшной полости. На зогастральный зонд необходимо завести в желудок и аспирировать содержимое желудка, после чего зонд можно удалить. Литотомическая позиция позволяет хирургу стоять между ногами пациента и обеспечивает удобный доступ к верхнему этажу брюшной полости, не наклоняясь и не изгибаясь во время операции. Ассистенты хирурга стоят справа и слева от больного. Операционный стол устанавливается в обратное положение Тренде ленбурга, причем с достаточно большим углом наклона, что позволяет желудку и другим органам сместиться от диафрагмы вниз, открывая хороший доступ к пищеводному от­ верстию диафрагмы. Это положение позволяет также оттекать жидкости от диафрагмы.

Тщательно выполняют все необходимые меры, чтобы свести к минимуму кровопотерю.

Обычная кровопотеря при этой операции составляет 25-50 мл.

После наложения пневмоперитонеума углекислым газом в брюшную полость по средней линии вводятся два 10 мм троакара: один — примерно на 2 дюйма (5 см) выше пупка, второй — на 1 дюйм (2,5 см) ниже мечевидного отростка грудины (рис. 6.1).

Эндоскоп вводится в брюшную полость через канюлю, расположенную над пупком. Еще один 10 мм троакар устанавливается в левом подреберье по среднеключичной линии.

Верхний троакар по срединной линии и троакар в левом подреберье используются хи­ рургом для доступа к пищеводному отверстию диафрагмы (хирург работает двумя рука­ ми). Другой 10 мм троакар размещается в правом подреберье для введения печеночного ретрактора. Еще более латерально в левом подреберье устанавливается дополнительный 10 мм троакар, через который ассистент инструментом осуществляет тракцию желудка вниз.

Рис. 6.1. Расположение троакаров Лапароскопическая фундопликация по Ниссену Обычно нет необходимости пересекать связки левой доли печени, фиксирующие ее к диафрагме. Для выделения правой ножки диафрагмы и пищевода используется электро коагуляционный крючок (рис. 6.2). Для выделения правой ножки диафрагмы необходимо вначале пересечь желудочно-печеночную связку выше печеночной веточки блуждающего нерва. Необходимо предпринять особые меры предосторожности для нахождения и со­ хранения аберрантной левой печеночной артерии, которая может проходить в этой об­ ласти. В большинстве случаев пищевод легко обнаруживается слева от правой ножки диафрагмы и освобождается от тканей, связывающих его с отверстием тканей (рис. 6.3).

Левый, или передний, блуждающий нерв обычно выделять не нужно, он должен оста­ ваться на поверхности пищевода.

Рис. 6.2. Рассечение желудочно-печеночной связки Затем отделяют от пищевода левую ножку диафрагмы (рис. 6.4). После этого пище­ вод можно сместить вверх и влево при помощи зажима, введенного через левую лате­ ральную канюлю. Это очень важный маневр, который обеспечивает превосходный доступ к тканям позади пищевода (рис. 6.5). Правый, или задний, блуждающий нерв обнаружи­ вается и отделяется от пищевода (рис. 6.6). Ствол нерва размещается позади сшитых вместе ножек диафрагмы. Для выполнения фундопликации позади пищевода создается окно. Препаровку тканей в этой области выполняют очень осторожно, чтобы не повредить пищевод и желудок. Ножки диафрагмы сближаются позади пищевода с использованием нерассасывающегося шовного материала (рис. 6.7 и 6.8). Буж 58-60 Мэлони (Malony) размера вводится в желудок анестезиологом для контроля плотности смыкания ножек.

Далее внимание хирурга направляется на большую кривизну желудка, где короткие желудочные сосуды пересекаются на расстоянии от 10 до 15 см от угла Гиса (His) (рис. 6.9). Эта часть дна желудка будет использоваться для фундопликации. На этом этапе операции необходимо соблюдать особую осторожность, чтобы не повредить селе Глава Рис. 6.3. Выделение пищевода и правой ножки диафрагмы Рис. 6.4. Выделение левой ножки диафрагмы Лапароскопическая фундопликация по Ниссену Рис. 6.5. Подтягивание кверху пищевода от ножек диафрагмы Рис. 6.6. Выделение заднего блуждающего нерва 116 Глава б Рис. 6.7. Сшивание ножек диафрагмы Рис. 6.8. Для подтягивания пищевода кверху под него может быть проведен дренаж Пенроза (Penrose) Лапароскопическая фундопликация по Ниссену Рис. 6.9. Мобилизация большой кривизны и дна желудка путем пересечения коротких желудочных сосудов зенку или желудок. Дно желудка протягивается вокруг пищевода сзади и фиксируется горизонтальными U-образными швами на тефлоновых прокладках (при этом буж Мэлони находится в пищеводе) (рис. 6.10, 6.11, 6.12 и 6.13).

Метод фиксации дна желудка при выполнении фундопликации обычно выбирается хирургом. Из возможных вариантов следует отметить частичную заднюю фундоплика цию по Тупе (Toupet) или частичную переднюю фундопликацию по Дору (Dor). Обе эти операции могут быть эффективно выполнены лапароскопическим доступом.

Кровопотеря во время операции обычно составляет менее 50 мл, и ни одному из наших пациентов переливания крови не потребовалось. Время операции составляет от 1,5 до 3 часов. Необходимость перейти к открытой операции возникла в 6 из наших первых 34 случаев и была обусловлена невозможностью четко разобраться в анатомии, кровотечением из коротких желудочных сосудов, выраженными спайками, развивающи­ мися после предыдущих операций, и перфорацией желудка или нижнего отдела пище­ вода, когда требовалось немедленное ушивание дефекта. Ни в одном из этих случаев не развились поздние осложнения. При выполнении последующих 130 операций только в 1 случае возникла необходимость перехода к открытой операции;

причиной этого был выраженный спаечный процесс. Эти данные свидетельствуют о длительности приобре­ тения хирургом опыта при этих операциях;

но по мере приобретения опыта фундопли­ кация может безопасно выполняться через лапароскопический доступ в большинстве слу­ чаев.

Глава Рис. 6.10. Захватывание дна желудка зажимом Рис. 6.11. Дно желудка протягивается позади пищевода • Лапароскопическая фундопликация по Ниссену Рис. 6.12. Наложение U-образных швов на тефлоиовых прокладках. Буж размером 58-60F установлен в пищеводе Рис. 6.13. Окончательный вид после завершения фундопликации по Ниссену 120 Глава ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОЕ ЛЕЧЕНИЕ Постановки назогастрального зонда, как правило, не требуется;

пациенты могут на­ чинать ходить к вечеру того же дня, когда им была после выполнена операция. На сле­ дующий день после операции может быть выполнено рентгеноскопическое исследование с гастрографином для того, чтобы убедиться, что контрастное вещество легко проходит из пищевода в желудок, и еще раз убедиться в том, что нет подтекания контрастного вещества в месте выполнения оперативного вмешательства. После этого пациенты могут принимать жидкую пищу. На следующий день диета расширяется, и многие пациенты выписываются из больницы на второй день после операции. Однако при наличии каких либо обстоятельств, не позволяющих расширить диету, или других сомнений пациентов оставляют под наблюдением в больнице.

Пациентам рекомендуется выполнять активные физические упражнения в пределах их возможностей. Пациентов информируют о том, что необходимо избегать проглаты­ вания больших кусков пищи, твердых продуктов или сухого хлеба в течение первых 2-3 недель после операции. Изредка твердая пища может застревать в области нижнего сфинктера пищевода вследствие отека тканей вокруг него и в области фундопликации.

Пациенты могут прекратить прием всех антацидных препаратов и придерживаться нор­ мальной мягкой диеты уже к шестому дню после операции.

ПОСЛЕОПЕРАЦИОННЫЕ ОСЛОЖНЕНИЯ Ранние осложнения. Использование лапароскопической техники позволило избе­ жать длительного использования назогастрального зонда с эвакуацией застойного содер­ жимого желудка, а также быстро активизировать пациентов с последующей ранней вы­ пиской из стационара. Редко у пациентов после операции возникает тяжелая рвота или вздутие живота, что требует введения назогастрального зонда. Учитывая тот факт, что после лапароскопической фундопликации по Ниссену у пациентов остаются небольшие раны и значительно меньшие нарушения функции тонкой кишки, чем после открытой операции, у них реже развивается кишечная непроходимость и наблюдается более бы­ строе восстановление функции кишки. Отек тканей, развивающийся в месте фундопли­ кации, может создавать некоторое препятствие прохождению твердой пищи, которое со­ храняется вплоть до разрешения отека. Это наблюдается у 40% пациентов. Мы также отметили небольшую частоту развития в послеоперационном периоде таких симптомов как вздутие живота, диарея, боли в груди и быстрое насыщение после принятия пищи.

Эти симптомы обычно проходят и без назначения специфической терапии. Поскольку пациенты долгое время перед операцией ограничивали прием пищи вследствие длительно существовавшего пареза кишки, то после снятия всех ограничений в диете в течение нескольких недель после лапароскопических операций могут возникать вздутие живота и дискомфорт в животе. Внимание пациентов после операции бывает направлено не столько на раны на животе, сколько на симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта.

Осложнения со стороны ран после лапароскопических операций встречаются крайне редко ввиду небольшого размера ран. Если нагноение ран и развивается, с ним легко справиться. В раннем послеоперационном периоде необходимо внимательно следить за температурой тела и количеством лейкоцитов в общем анализе крови, повышение кото­ рых может быть признаком того, что во время операции случайно могла произойти пер­ форация кишки. Поздняя перфорация кишки, развивающаяся вследствие ишемии, может возникать на 7-10 сутки после операции, когда пациенты находятся уже дома. Другими Лапароскопическая фундопликация по Ниссену ранними осложнениями после лапароскопической фундопликации являются образование грыж в местах введения троакаров (1% пациентов), расхождение швов, наложенных на ножки диафрагмы, смещение желудка в грудную клетку (1%) и сужение пищевода, при котором возникает необходимость в его дилатации (3%).

Поздние осложнения. Большинство пациентов после операции возвращается к нормальной диете. У них вновь возникает способность нормально проглатывать пищу, а при необходимости, при избыточном скоплении газа в желудке, возникает отрыжка, или пациенты сами могут вызывать рвоту. Поскольку лапароскопическая фундопликация выполняется пока еще только около двух лет к моменту написания этой главы, мы не можем сообщить о поздних осложнениях, возникающих в более отдаленные сроки на­ блюдения. Исходя из того, что операция в принципе выполняется точно так же, как и открытая, вероятно, что и поздние осложнения развиваются с такой же частотой, как и после открытой операции. Из 1141 пациентов после открытой фундопликации, наблю­ даемого в сроки от 1 года до 12 лет, хорошие результаты наблюдались у 87% пациен­ тов [37]. У 7% пациентов возник рецидив желудочно-кишечного рефлюкса, 8% предъ­ являли жалобы на дисфагию. Длительно сохраняющееся вздутие живота наблюдалось у 8% пациентов. Смертность в этой смешанной группе пациентов составляла 1%. Хорошие результаты можно ожидать после лапароскопических операций по Белей (Belsey), Хиллу (Hill), Ниссену (Nissen) или Ангельчику (Angelchick) у 82-96% пациентов. Рецидив рефлюкса при этом должен быть менее, чем в 10% случаев, а частота развития дисфагии — мини­ мальной. Пациенты после операции в состоянии отказаться от приема всех антацидных препаратов и перейти на нормальную диету. Сохранение рвоты, изжоги, регургитации, дисфагии, болей в груди или болей в эпигастральной области после антирефлюксной операции оценивается как плохой результат. Частота сохранения дисфагии в течение более 30 дней после фундопликации по Ниссену составляет от 0 до 21%. При укорочении длины лоскута, формирующегося из дна желудка, до 1,5 см, ее можно снизить до 3% [37].

При проведении ретроспективного анализа лечения 63 пациентов, которым потре­ бовалась повторная операция после предыдущих открытых антирефлюксных операций, было установлено, что наиболее частой причиной неудач был лоскут, сформированный из дна желудка вокруг пищевода. Частичное или полное расхождение швов, смещение этого лоскута в грудную клетку, слишком плотно сдавливающий пищевод или слишком длинный лоскут являются дополнительными причинами неудач после операции. Уделяя особое внимание техническим деталям формирования лоскута при проведении первичной операции, в большинстве случаев удается избежать таких осложнений. При повторных операциях обычно требуется открытая лапаротомия с применением обычных правил ре­ конструктивной хирургии.

У некоторых пациентов может быть щелочной желудочно-пищеводный рефлюкс.

Фундопликация обычно устраняет симптомы желудочно-пищеводного рефлюкса, однако у таких пациентов может оставаться тяжелый двенадцатиперстно-желудочный рефлюкс, выраженные симптомы со стороны живота и тяжелый гастрит. Некоторым из таких па­ циентов можно предложить в последующем хирургическое устранение двенадцатиперст но-желудочного рефлюкса с помощью отключения двенадцатиперстной кишки [38, 39].

После фундопликации по Ниссену сообщалось и о развитии язвы желудка. Это может быть следствием как препаровки малой кривизны желудка, так и результатом двенадца типерстно-желудочного рефлюкса.

У наших первых пациентов, перенесших лапароскопическую фундопликацию по Ниссену, ранними послеоперационными симптомами были вздутие живота, тошнота, лег­ кая дисфагия и диарея. Один пожилой пациент умер от перитонита, развившегося вслед­ ствие поздней перфорации двенадцатиперстной кишки. Так же как и после открытой 122 Глава фундопликации, можно ожидать, что частота дисфагии в течение первых нескольких недель после операции будет от 30 до 40%. Наблюдение за пациентами в сроки от 4 до 20 месяцев показало, что у 83% пациентов симптомы исчезают, у 8% имеется легкая дисфагия, у 5% — небольшие боли в груди, у 3% — изредка возникает диарея, у 2% — изжога, и у 2% — астма. У одного пациента выявлен рецидив желудочно-пищеводного рефлюкса. У этого пациента в раннем послеоперационном периоде развился гастроэнте­ рит с тяжелой рвотой. Вероятно, это привело к разрыву фундопликации. У другого па­ циента повторная операция потребовалась из-за развития стриктуры пищевода в области выполнения фундопликации. Эти результаты соответствуют результатам после открытых операций. С другой стороны, пациенты были удовлетворены результатами операции, не­ долго пребывали в стационаре, быстро возвращались к труду, у них прошли симптомы при отсутствии приема медикаментов.

Лапароскопическая фундопликация по Ниссену является прекрасной альтернативой открытой фундопликации, предоставляет возможность выполнить точно такую же опе­ рацию, как и при открытой методике, но посредством минимального доступа со всеми его преимуществами. Эта операция требует определенной технической подготовки и должна выполняться опытными хирургами, хорошо владеющими приемами лапароско­ пической хирургии.

ЛИТЕРАТУРА 1. Winklestein A: Inflammation of the lower third of the esophagus, JAMA 104:906, 1935.

2. Allison PR: Peptic ulcer of the esophagus, J Thor Surg 15:308, 1946.

3. Wankling WJ, Warrian WG, Kind JF: The gastroesophageal sphincter in hiatus hernia, Can J Surg 8:61, 1965.

4. Volpcelli NA et al: Absence of acid sensitivity in patients with benign esophageal strictures, Gas­ troenterology 68:1007, 1975.

5. Ainley CC et al: Outpatient endoscopic survey of smoking and peptic ulcers, Gut 27:648, 1986.

6. Stoker DL et al: Oesophagitis. A five year review, Gut 29:A1450, 1988.

7. Brunner PI, Karmondy AM, Needham CD: Severe peptic oesophagitis, Gut 10:831, 1969.

8. Johnson LF, DeMeester TR: Twenty-four-hour рН monitoring of the distal esophagus. A quntitative measure of gastroesophageal reflux, Am J Gastroenterol 62:325, 1974.

9. DeCaestecker JS et al: Daytime gastroesophageal reflux is important in oesophagitis, Gut 94:421A, 1987.

10. Shaker R et al: Revelations about ambulatory esophageal рН monitoring, Gastroenterology 94:421 A, 1988.

11. Schindlbeck NE et al: Optimal thresholds, sensitivity and specificity of long-term pH-metry for the detection of gastroesophageal reflux disease, Gastroenterology 93:85, 1987.

12. Wiener GJ et al: Ambulatory 24-hour esophageal рН monitoring. Producibility and variability of рН parameters, DigDis Sci 33:1127, 1988.

13. Johnsson F, Joelsson B, Isberg PE: Ambulatory 24-hour intraesophageal рН monitoring in the di­ agnosis of gastroesophageal reflux disease, Gut 28:1145, 1987.

14. Irvin TT, Perez-Avila C: Diagnosis of symptomatic gastroesophageal reflux by prolonged monitoring of lower esophageal рН, Scand J Gastroenterol 12:715, 1978.

15. Jamieson JR et al: Ambulatory 24-H esophageal monitoring: normal values, optimal thresholds, specificity, sensitivity, and reproductibility, Am J Gastroenterol 87:1102, 1992.

Лапароскопическая фундопликация по Ниссену 16. Johnson LF, DeMeester TR: Development of the 24-hour intraesophageal рН monitoring composite scoring system, J Clin Gastroenterol 8(Suppl 1):52, 1986.

17. Zaninotto G et al: The lower esophageal sphincter in health and disease. Am J Surg 155:104. 1988.

18. Stein HJ et al: Circadian esophageal motor function in patients with gastroesophageal reflux disease, Surgery 108:769, 1980.

19. DeMeesterTR et al: Clinical and in vitro analysis as determinants of gastroesophageal competence:

a study of the principles of antireflux surgery, Am J Surg 137:39, 1979.

20. O'Sullivan GC et al: The interaction of the lower esophageal sphincter pressure and length of sphincter in the abdomen as determinants of gastroesophageal competence, Am J Surg 143: 40. 1982.

21. Bonavina L et al: Length of the distal esophageal sphincter and competency of the cardia, Am J Surg 151:25, 1986.

22. Rakic S, Stein HJ, DeMeester TR: Standard manometry of the esophageal body. What is normal?

Unpublished data, 1990.

23. Sloan S, Rademaker AW, Kahrilas PJ: Determinants of gastroesophageal junction incompetence:

hiatal hernia, lower esophageal sphincter, or both? Ann Int Med 117:977, 1992.

24. Sloan S, Kahrilas PJ: Impairment of esophageal emplying with hiatal hernia, Gastroenterology 100:596, 1991.

25. Joelsson BE et al: The role of the esophageal body in the antireflux mechanism, Surgery 92:417, 1982.

26. Winans CS, Harris LD: Quantification of lower esophageal sphincter competence, Gastroenterology 52:773, 1967.

27. Winans CS: Manometric asymmetry of the lower esophageal sphincter, Dig Dis Sci 22:348, 1977.

28. Winkelstein A et al: Pepti esophagitis with duodenal or gastric ulcer, JAMA 154:885, 1954.

29. Lieberman DA: Medical therapy for chronic reflux esophagitis: longterm follow up, Arch Intern Med 147:1717, 1987.

30. Spechler SJ: VA study group: comparison of medical and surgical therapy for complicated gastroeso­ phageal reflux disease in veterans, New Engl J Med 326:786, 1992.

31. Zaninotto G et al: Oesophagitis and рН of refluxate: an experimental and clinical study, Br J Surg 79:161, 1992.

32. Pellegrini CA et al: Gastroesophageal reflux and pulmonary aspiration: Incidence, functional abnor­ mality, and results of surgical therapy, Surgery 86:110, 1979.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.