WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МЕЖБЮДЖЕТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ФИНАНСОВАЯ СТАБИЛИЗАЦИЯ1 Л. М. ЛАВРОВ, Москва 1 Из доклада Института экономического анализа «Финансовая ситуация в России» М., июнь 1995 г.

Формирование российской модели бюджетного федерализма Как показывает опыт постсоциалистических стран, децентрализация бюджетной системы — общая тенденция начального этапа переходного периода. В России слабая управляемость этим процессом, отсутствие целостной концепции бюджетных реформ, уступки федерального центра давлению со стороны региональных властей привели к усилению дисбаланса между уровнями бюджетной системы. Лидеры «парада суверенитетов» явочным порядком установили особые бюджетные отношения с Федерацией. «Законопослушные» субъекты Федерации были вынуждены «выбивать» благоприятные для себя нормативы отчислений от общефедеральных налогов и централизованные дотации, бюджетные ссуды, льготные кредиты, инвестиции и т.д. При этом края и области, как правило, имели меньше возможностей для «давления» на федеральные власти по сравнению с уступающими им по финансово-экономическому потенциалу, но имеющими более высокий политический статус республиками.

Такое положение побуждало отдельные регионы предпринимать попытки улучшить свое положение путем «самореспубликанизации», предъявления ультиматумов федеральным властям, принятия решений о приостановке налоговых отчислений в федеральный бюджет и т.п. Высокая степень «политизации» и непредсказуемость межбюджетных отношений крайне негативно сказывались на состоянии бюджетной системы и ограничивали возможности федерального правительства при проведении реформ и достижении финансовой стабилизации Период «стихийной децентрализации» бюджетной системы России завершился к концу 1993 г., с проведением в 1994 г. реформы межбюджетных отношений. Региональные органы власти и управления получили право устанавливать ставку налога на прибыль предприятий и организаций, поступающего в их бюджеты, были сделаны шаги по установлению единых пропорций разделения основных федеральных налогов между уровнями бюджетной системы, внедрены нормативно-расчетные методы распределения федеральной помощи (трансфертов) регионам, создан фонд поддержки субъектов Федерации. Тем самым было положено начало формированию российского бюджетного федерализма.

Результаты оказались неоднозначными. Самый тревожный итог 1994 г. состоит в том, что не удалось добиться реального выравнивания положения субъектов Федерации. Для Карелии, Татарстана, Башкортостана, Якутии был легализован особый режим взаимоотношений с федеральным бюджетом. Подписание договоров о разграничении полномочий (а в их составе - бюджетных соглашений) с Татарстаном и Башкортостаном привело к тому, что во втором полугодие 1994 г. с территории этих республик началось поступление налогов в федеральный бюджет. Однако долгосрочные последствия политической «амнистии» субъектов Федерации, откровенно нарушавших в течение последних 2-3 лет налогово-бюджетное законодательство, могут оказаться крайне негативными.

Менее 5% от общей суммы налогов поступило в федеральный бюджет с территории Карелии, которой федеральными властями был предоставлен финансовый «кредит». Единственным субъектом Федерации (не считая Чечни), с территории которого в прошлом году в федеральный бюджет не поступило ни рубля налогов, оставалась Республика Саха (Якутия). По минимальным оценкам, только прямые налоговые потери Федерации по этим четырем «привилегированным» республикам составили не менее трлн руб., или 2—3% доходов федерального бюджета.

Происходило «расползание» особых бюджетных режимов: отдельной строкой федерального бюджета было выделено финансирование программы развития республики Коми, была создана «зона экономического благоприятствования» в Ингушетии, начат бюджетный эксперимент в Тульской области.

Сфера действия нормативно-расчетных методов регулирования межбюджетных отношений оказалась ограниченной. Почти 3/4 средств, полученных регионами из федерального бюджета, поступало через неформализованные и слабо контролируемые каналы, главным образом, взаимные расчеты между бюджетами разных уровней. Отсутствие правовой базы для проведения этих взаиморасчетов обусловило не только субъективность распределения основной части федеральных поступлений в регионы, но и низкую эффективность их использования. Так, в 1994 г. не менее 10% выделенных из федерального бюджета средств на поддержку сельского хозяйства было израсходовано региональными властями по другим статьям.

Внедренная в 1994 г. формула распределения федеральной помощи имела ряд серьезных недостатков. Заложенный в ней критерий выделения регионов, нуждающихся в централизованной помощи — отставание в 1993 г. регионального бюджетного среднедушевого дохода от среднего по России - вряд ли можно считать приемлемым, поскольку он не учитывает потребностей территориальных бюджетов в финансовых ресурсах. Привязка поправочных коэффициентов бюджетных расходов к крупным экономическим районам, объединяющим весьма разнородные территории, не отражала реальных различий географических и социально-экономических условий. В результате для многих северных и восточных регионов потребовалось ввести особую процедуру расчета их доли в фонде поддержки. Наконец, финансовая поддержка регионов не имела целевой направленности, а ее получение не было связано с соблюдением региональными органами власти и управления минимальных требований по эффективному ее использованию.

Критики заслуживал и избранный Министерством финансов порядок применения формулы распределения трансфертов. В 1994 г. почти 2/3 средств фонда поддержки передавалось регионам в виде косвенных дотаций за счет повышения нормативов зачисления НДС в бюджеты субъектов Федерации. Такой подход стал шагом назад даже по сравнению с 1993 г., когда за каждым регионом в законе о федеральном бюджете были закреплены хотя и различные, но стабильные нормативы отчислений от НДС.

Разделение трансфертов фонда поддержки на прямые и косвенные привело к резкой дифференциации соотношения между прямыми и косвенными трансфертами (например, в Тульской области доля прямых трансфертов в общих трансфертах из фонда поддержки субъектов Федерации составила 69%, а в Тверской - лишь 42%). Поскольку для субъектов Федерации получение косвенных дотаций путем зачисления в свои бюджеты повышенной доли собранного на их территории НДС было предпочтительнее ожидания прямых трансфертов из федерального бюджета, торг с федеральными властями за «выгодные» нормативы сохранился а виде индивидуального согласования доли прямых и косвенных дотаций из фонда поддержки регионов.

Произошло распыление федеральной помощи (в 1994 г. трансферты из фонда поддержки субъектов Федерации получали 64 региона, причем в каждом третьем из них доля этих трансфертов в общих бюджетных доходах не превышала 10%). К тому же фонд поддержки субъектов Федерации и формула распределения его средств между регионами были ориентированы на выравнивание только текущих расходов, оказывая лишь косвенное воздействие на сближение уровней социально-экономического развития регионов.

Федеральные власти не имели надежной базы для оценки реальных потребностей регионов в финансовых ресурсах, что вело к завышению потребности в федеральной помощи, «укрывательству» собственных доходов во внебюджетных фондах и коммерческих структурах, нерациональному использованию получаемой помощи.

Неурегулированность разделения предметов ведения и полномочий между органами власти различных уровней, отсутствие стабильной нормативно-законодательной базы, неопределенность в динамике пропорций распределения доходов и расходов между уровнями бюджетной системы сдерживает процесс становления российской модели бюджетного федерализма, который до сих пор происходит в «экспериментальном» режиме и в правовых рамках ежегодного закона о федеральном бюджете, а не целостного налогово-бюджетного законодательства.

Межбюджетные пропорции и трансферты в 1992-1994 гг.

Основные сдвиги в распределении доходов и расходов между уровнями бюджетной системы России имели место в 1992-1993 гг. В 1994 г. произошла стабилизация межбюджетных пропорций (табл. 1).

Таблица Доля бюджетов субъектов РФ в доходах и расходах консолидированного бюджета Российской Федерации в 1992-1994 гг., % Вид доходов и расходов 1992 1993 Доходы (без межбюджетных 44,1 49,5 51, трансфертов), всего В том числе:

Налог на прибыль 58,7 67,6 64, Подоходный налог 100,0 100,0 99, НДС 24,9 35,7 36, Акцизы 52,5 49,6 40, Расходы (без межбюджетных 38,6 49,7 49, трансфертов), всего В том числе расходы:

На народное хозяйство 46,8 73,3 71, На социально-культурные 70,3 82,2 81, мероприятия Из них:

Народное образование 66,2 81,1 80, Культура и искусство 48,9 67,5 64, Здравоохранение 88,7 89,3 88, Социальное обеспечение 76,9 64,7 70, Аналогичные тенденции имели место и в отношении межбюджетных трансфертов (табл. 2).

Таблица Трансферты из федерального бюджета в бюджеты субъектов РФ в 1992-1994 гг., % к ВВП Вид трансфертов 1992 1993 Прямые трансферты, всего 1,47 3,03 3, В том числе дотации, 0,79 0,69 0, субвенции Взаимные расчеты (сальдо) 0,58 2,29 2, Краткосрочные ссуды 0,10 0,05 0, Косвенные трансферты по НДС 0,66 1,18 0, Всего межбюджетных 2,13 4,21 4, трансфертов В 1992-1993 гг. резко возросли масштабы перераспределения бюджетных ресурсов между уровнями бюджетной системы. При этом размеры прямых дотаций и субвенций регионам не только не возросли, но и сократились. Однако это сокращение было перекрыто ростом масштабов косвенного перераспределения налоговых поступлений (главным образом, путем дифференциации нормативов отчислений от НДС).

Основной же прирост обеспечили средства, передаваемые регионам в порядке взаимных расчетов, для которых отсутствовали действенная нормативно-правовая база и эффективные механизмы контроля за их использованием. В результате проведенной в 1994 г. реформы размеры косвенных трансфертов сократились, однако преломить тенденцию повышения роли слабоформализовангных взаимных расчетов в формировании межбюджетных потоков не удалось.

В целом за 1992-1994 гг., во-первых, значительно выросла доля прямых межбюджетных трансфертов в расходах федерального бюджета (1992 г. – 6,7%, 1993 г. – 13,9%, 1994 г. –14,8%) и, во-вторых, увеличилась зависимость бюджетов регионов от федеральной финансовой помощи (в 1992 г. доля прямых и косвенных трансфертов из федерального бюджета в бюджетных доходах регионов составляла 14,4%, в 1993 г. – 22,7%, в 1994 г. –22,9%). При этом в 1994 г. четко проявилась тенденция к стабилизации этих параметров.

Анализ поквартальной динамики основных показателей, характеризующих взаимодействие между уровнями бюджетной систем, показал, что на протяжении I - III кварталов1992-1993 гг. складывалась прямая зависимость между объемом межбюджетных трансфертов и размерами дефицита федерального бюджета (табл. 3) При этом рост федеральных трансфертов приводил к усилению диспропорций между уровнями бюджетной системы: при увеличении дефицита федерального бюджета возрастал и профицит бюджетов регионов (наиболее резкий скачок всех трех параметров имел место во II квартале 1992 г., I и III кварталах 1993 г.). В IV-м квартале 1992 и 1993 г. некоторое повышение размеров финансовой помощи регионам не вызывало роста профицита территориальных бюджетов и не оказывало неблагоприятного воздействия на динамику дефицита федерального бюджета.

Таким образом, в 1992-1993 гг. наибольшая опасность для федерального бюджета складывалась в периоды снижения «эффективности» межбюджетных трансфертов, когда их рост приводил к увеличению профицита территориальных бюджетов. Однако в 1994 г.

эти закономерности прослеживались не столь четко.

Таблица Динамика показателей межбюджетных пропорций и потоков в 1992-1994 гг., % к ВВП Показатель 1992 1993 I II III IV I II III IV I II кв. III IV кв. кв кв. кв. кв. кв. кв. кв. кв. кв. кв Дефицит федераль- 0,2 10. 8,5 2,8 10, 1,7 7,7 5.9 9,7 8.9 12, 10, ного бюджета 7 6 Доходы федераль- 11, 13, 13. 20, 16, 12, 17, 15, 8,5 15,2 11, 16, ного бюджета 1 2 9 7 1 8 6 7 Расходы федераль- 11, 23, 22, 23. 24, 132 26. 21, 18. 19,2 24, 26, ного бюджета 3 9 4 5 6 8 8 0 Прямые трансфер- 0,6 2,2 1.4 1.5 2.1 1.8 3,2 3.6 3.0 2,6 2,7 4, ты регионам Доходы бюджетов 8,9 13. 13. 17, 17. 16. 18, 19, 15, 16,0 18, 20, регионов 9 3 2 6 5 6 5 3 Расходы бюджетов 7,5 11, 11, 15, 13, 15, 16, 19. 15, 15,6 18, 19. регионов 7 5 5 9 7 9 1 2 Профицит 1,4 2,1 1,8 1,7 3,7 0,7 1.7 0.5 0,1 0,5 0,2 0. бюджетов регионов Законом «О федеральном бюджете на 1995 г.» общие расходы на финансовую помощь субъектам Российской Федерации и административно-территориальным образованиям установлены в размере 28,5 трлн руб., или 11,5% расходов федерального бюджета (2,8% прогнозируемого ВВП). Это несколько больше, чем предусматривалось федеральным бюджетом на 1994 г. (10,5%), однако значительно меньше реально проведенного в 1994 г. перераспределения средств между уровнями бюджетной системы (14,8% фактических расходов федерального бюджета и 4,1% ВВП). Такая ситуация устойчиво воспроизводится на протяжении последних" лет, отражая сложившийся порядок исполнения бюджетов и отчетности по межбюджетным расчетам. Поскольку внесения принципиальных изменений в этот порядок не предусмотрено, можно прогнозировать его сохранение и в 1995 г.

Не ожидается и изменений в масштабах передаваемых регионам дотаций (трансфертов фонда финансовой поддержки субъектов Федерации) в 1995 г. (табл 4) Таблица Динамика дотаций бюджетам субъектов Федерации в 1993-1995 гг., трлн руб.

Объем дотаций (трансфертов) 1993 1994 бюджетам регионов РФ: (отчет) (отчет) (отчет) в действующих ценах 3,0 9,0 14, в ценах 1994 г 13,7 9,0 8, в % к расходам фед. бюджета 8,0 6,0 6, в % к доходам бюджетов регионов 10,0 7,9 8, в % к ВВП 1,8 1,4 1, Перерасчет, по сравнению с 1994 г., доли регионов в фонде поддержки субъектов Федерации приведет к еще большему распылению федеральных трансфертов по территории страны (в 1995 г. их будут получать 77 регионов, например, Московская и Пермская области). Резко возросло (с 23 в 1994 г. до 53 в 1995 г.) число регионов, признанных «особо нуждающимися» в поддержке, расчет доли которых в фонде трансфертов «привязан» к сложившемуся уровню их бюджетных расходов.

Включение фонда поддержки в число защищенных статей федерального бюджета повысит устойчивость доходной базы дотационных регионов. Однако при этом придется отказаться от основного принципа формирования этого фонда - ограничения размеров выделяемой регионам помощи в зависимости от фактического объема поступлений НДС.

Тем самым основной риск невыполнения плана налоговых поступлений переложен на федеральный бюджет, что может негативно сказаться на динамике бюджетного дефицита. Предусмотренный ст. 30 закона о федеральном бюджете пересмотр в мае г. пропорций распределения фонда финансовой поддержки между регионами внесет в исполнение как федерального, так и территориальных бюджетов дополнительную неопределенность.

Остаются неурегулированными способы выделения регионам запланированных трансфертов, что вновь приведет к индивидуальному согласованию нормативов зачисления НДС в территориальные бюджеты. Основная же часть поступлений из федерального бюджета в бюджеты регионов по-прежнему будет передаваться в рамках нерегламентированных бюджетным законодательством взаимных расчетов.

В 1995 г. ожидается унификация бюджетного статуса субъектов Федерации. Ст. закона о федеральном бюджете предусматривает отмену льгот, предоставленных в нарушение установленных бюджетным законодательством единых принципов финансовых отношений с регионами. Ликвидирован особый бюджетный статус Карелии, достигнута договоренность о распространении общего налогового режима на Республику Саха, в приложении к федеральному бюджету зафиксирован исчерпывающий список принятых к финансированию региональных программ, ликвидированы внешнеэкономические льготы регионам.

Оценка резервов по сокращению бюджетных расходов регионов В 1994 г территориальные бюджеты всех уровней профинансировали 71% расходов консолидированного бюджета на народное хозяйство, среди которых значительную часть составили экономически и социально неоправданные дотации и субсидии.

Основная их часть приходится на жилищно-коммунальное хозяйство (в 1994 г.

по этой статье было израсходовано 29 трлн руб., или 27,5 общих расходов территориальных бюджетов).

Жилищно-коммунальное хозяйство является единственной отраслью, практически полностью финансируемой из территориальных бюджетов, по которой разработана общефедеральная программа сокращения уровня ее субсидирования. Постановлением правительства Российской Федерации № 935 от 22.09.93 г. предусматривается снятие жилищно-коммунального хозяйства с бюджетного финансирования.

Реализация программы в 1994 г. шла с отставанием. По оценкам, в среднем по стране доля платежей населения в общих расходах на содержание жилья и предоставление коммунальных услуг в 1994 г. повысилась до 6-7%, тогда как правительственным постановлением предельное значение этого показателя установлено на уровне 15—20%.

Неиспользованные резервы по сокращению бюджетных затрат на дотирование жилищно коммунального хозяйства только за 1994 г. оцениваются примерно в 3-4 трлн руб. (0,5 0,6% ВВП). Если в 1995 г. выйти на предусмотренный постановлением предельный уровень дотирования, то сокращение бюджетных расходов составило бы в действующих ценах около 11 трлн руб. (до 1,1% ВВП). Однако жесткий график снижения дотаций жилищно-коммунальному хозяйству в марте 1995 г. был отменен.

Сокращение бюджетных расходов по субсидированию жилищно-коммунального хозяйства могло бы сократить потребности государства в финансовых ресурсах как минимум на 3-3,5% ВВП, но для этого пока нет эффективных финансово-экономических механизмов, в том числе в сфере межбюджетных отношений.

Второй по значению отраслью с высоким удельным весом дотаций из территориальных бюджетов является сельское хозяйство. В 1994 г. затраты из бюджетов регионов на него составили 6,5 трлн руб. (6% расходов регионов), из которых почти 1/ пришлась на прямые дотации по животноводческой продукции. Почти 60% этих расходов фактически были профинансированы федеральным бюджетом в рамках взаимных расчетов с регионами по федеральным программам поддержки агропромышленного комплекса. При полном прекращении субсидирования отрасли из территориальных бюджетов расходы и, соответственно, дефицит консолидированного бюджета могли бы быть сокращены почти на 0,5% ВВП.

Расходы территориальных бюджетов на финансирование транспорта относительно невелики (в 1994 г. - 3,5 трлн руб.), что связано с дотированием отрасли из других источников (например, дотации на пригородный железнодорожный транспорт частично финансируются Министерством путей сообщений). Однако резервы по сокращению субсидирования общественного транспорта далеко не исчерпаны, о чем свидетельствует широкое распространение разнообразных льгот по оплате проезда (например, в бюджете высокодотационной Кабардино-Балкарской республики на 1994 г.

из 13,2 млрд руб., выделенных на поддержку пассажирского транспорта, 9,7 млрд руб.

предназначались для компенсации потерь по льготному проезду). Их рациональное использование позволило бы сократить дефицит консолидированного бюджета на 0,3 0,5% ВВП.

Значительные средства - в 1994 г. 6,1 трлн руб. - были израсходованы регионами на финансирование прочих отраслей народного хозяйства (топливно-энергетический комплекс, лесное хозяйство, связь, полиграфическую, медицинскую промышленность и т.п.). При их сокращении хотя бы в 2 раза бюджетный дефицит мог бы быть уменьшен еще на 0,5% ВВП. Аналогичный результат дало бы сокращение на 1 /3 расходов по сводной статье бюджетов субъектов Федерации «Разные выплаты и прочие расходы».

Прямые затраты региональных и местных властей на дотирование цен на товары и услуги в 1994 г. составили 2,2 трлн руб. (2% расходов территориальных бюджетов). При этом 2/3 этих расходов было сосредоточено в 8-10 регионах, где доля этих дотаций в бюджетных расходах составляла, от 10 до 20%. В большинстве же субъектов Федерации этот показатель не превышал 1-1,5%, что подтверждало нерациональность большей части такого рода расходов. Если исходить из того, что по крайней мере половина возможной экономии от их сокращения приходится на ранее не рассмотренные статьи расходов, то дополнительное уменьшение дефицита консолидированного бюджета могло бы составить почти 0,2% ВВП.

Близки по экономической сути к субсидиям выдаваемые местными и региональными властями бюджетные ссуды. В 1994 г. их общая сумма составила 2 трлн руб. (0,3% ВВП). По оценкам, в среднем они выдавались не более чем под 10—15% годовых, что на порядок ниже процентных ставок по коммерческим кредитам.

Таким образом, общий резерв бюджетов субъектов Федерации по сокращению экономически и социально неэффективных расходов по условиям 1994 г. оценивается на уровне 5-6% ВВП. Разумеется, лишь часть этих резервов может быть реально использована. Однако даже при паритетном разделении этой экономии между Федерацией и субъектами Федерации полученные оценки позволяют поставить вопрос о создании механизмов по ее более эффективному использованию.

Использование межбюджетных механизмов для финансовой стабилизации В ходе реформирования механизма межбюджетных отношений предстоит решить две взаимосвязанные задачи: во-первых, создать для региональных и местных органов власти и управления систему стимулов для сокращения субсидирования отраслей народного хозяйства и экономически и социально неоправданного дотирования цен на товары и услуги из территориальных бюджетов и, во-вторых, найти наиболее эффективные способы использования возникающей на низших уровнях бюджетной системы экономии для сокращения дефицита федерального(и, соответственно, консолидированного) бюджета.

В принципе есть лишь два способа привлечения имеющихся на уровне территориальных бюджетов резервов для снижения дефицита федерального бюджета:

1) повышение доли федерального бюджета в доходах национальной бюджетной системы (за счет изменения пропорций распределения между уровнями бюджетной системы крупных федеральных налогов);

2) сокращение объема передаваемых регионам из федерального бюджета средств (трансфертов, субвенций, дотаций и т.п.).

Оптимальный путь - их определенное сочетание в зависимости от экономической и социальной ситуации хода программы стабилизации, особенностей снимаемых с бюджетного субсидирования отраслей, динамики межрегиональных различий в бюджетной обеспеченности и т. д.

Часть возникающей экономии должна оставаться на местах. Необходимо с цифрами и фактами доказать населению и региональным властям, что реально территории выиграют от сокращения экономически и социально неэффективных дотаций и что лучший способ использования этого выигрыша в общих интересах — передача определенной его части в федеральный бюджет в целях финансовой стабилизации.

Одновременно потребуется усилить интенсивность территориального перераспределения бюджетных ресурсов, чтобы оказывать поддержку только тем регионам, которые в ней действительно нуждаются.

В рамках этой стратегии возможны различные варианты действий.

Наиболее очевидный - перевод финансирования подлежащих ликвидации дотаций в федеральный бюджет (с соответствующим перераспределением налоговых поступлений). В результате правительство получит возможность постепенно сокращать субсидирование тех или иных отраслей, направляя часть высвобождающихся средств на выплату адресных пособий (или надбавок к общему пособию по нуждаемости) наиболее социально уязвимым слоям населения. Основная же экономия сможет быть непосредственно направлена на сокращение дефицита федерального бюджета.

Фактически в данном случае произойдет сокращение размеров бюджетов субъектов Федерации: в них останутся лишь расходы, которые заведомо должны остаться за государством в лице региональных властей или органов местного самоуправления.

Однако этим федеральное правительство должно будет хотя бы на время принять на себя ответственность за функционирование субсидируемых отраслей, как правило, регионального или местного значения.

Более мягкий вариант — организация долевого финансирования сокращаемых дотаций из федерального и территориального бюджетов. При этом в федеральном бюджете появится соответствующая статья расходов, ассигнования по которой будут передаваться регионам в виде целевых субвенций. Сокращение федеральных субвенций будет стимулировать регионы снижать уровень субсидирования отрасли. Ключевой вопрос этого варианта — определение пропорций финансирования (дотирования) тех или иных отраслей федеральным и региональными бюджетами. В общем случае они должны быть привязаны к уровню субсидирования отрасли (точнее - к соблюдению регионами графика его снижения), а также к финансовому состоянию региона. Типовая модель динамики таких пропорций, показывающая возможности такого подхода, представлена в табл. 5.

Таблица Доля федерального бюджета в бюджетных дотациях условной отрасли народного хозяйства, % Год Доля населения в оплате производимых отраслью товаров (услуг), % до 20 20-30 30-40 40-50 50-60 60-80 80- 1995 60 80 100 - - - - 1996 40 60 80 100 - - - 1997 20 40 60 80 100 - - 1998 0 20 40 60 80 100 - 1999 0 0 0 0 40 60 2000 0 0 0 0 0 0 Например, в 1995 г 100-процентное возмещение затрат на субсидирование условной отрасли получат только те регионы, которые выйдут на предусмотренный федеральной программой предельный уровень платежей граждан в оплате производимых ею товаров или услуг (30-40%). К 1999 г. для 100-процентной компенсации нужно будет, повысить долю платежей граждан как минимум до 80%, регионы же, где доля средств населения в финансировании отрасли будет ниже 50%, вообще не получат субвенций на ее субсидирование. При этом снизится общая потребность в федеральных субвенциях, а регионы будут вынуждены либо переходить на новую систему оплаты товаров (услуг) отрасли, либо субсидировать ее только за счет собственных ресурсов.

Очевидное преимущество данного варианта — сохранение отрасли в ведении местных властей, что позволит перевести вопрос о сокращении уровня бюджетной поддержки в чисто финансовую сферу. Однако для его реализации потребуются тщательная подготовка и внедрение новых элементов межбюджетных отношений. При этом темпы выполнения программы сокращения дотаций могут оказаться ниже, чем в предыдущем случае, поскольку введенные косвенные финансовые стимулы могут оказаться недостаточными для проведения региональными властями жесткой бюджетной политики.

При использовании для решения рассматриваемой проблемы механизмов предоставления регионам финансовой помощи (трансфертов) отрасль остается в ведении и на полном финансировании региональных и местных органов власти.

Сокращение расходов федерального бюджета и одновременное стимулирование региональных властей снижать уровень ее дотационности будет осуществляться федеральным правительством через механизм межбюджетных трансфертов (дотаций).

В рамках действующей модели межбюджетных трансфертов (образование в составе федерального бюджета фонда поддержки регионов и затем его распределение между признанными «нуждающимися» и «особо нуждающимися» регионами) это возможно:

чисто административными методами (исключение региона из числа «нуждающихся» или «особо нуждающихся» при несоблюдении им графика, сокращения дотационной отрасли);

жесткими финансовыми мерами (сокращение суммы трансфертов на величину превышения регионом нормативных затрат на субсидирование отрасли);

мягкими финансовыми мерами (исключение из состава расходов, учитываемых в формулах выравнивания, затрат на сверхнормативные дотации).

Основное преимущество данного подхода — сохранение финансовой самостоятельности субъектов Федерации и их ответственности за состояние снимаемой с бюджетного финансирования отрасли, а его недостатки обусловлены ограниченностью сферы распространения (финансово сильные регионы, не получающие трансфертов, не получат и финансовых стимулов для реализации программы), усложненностью процедур предоставления финансовой помощи и ее косвенным воздействием на бюджетную политику региональных властей, трудностями в использовании выигрыша от снижения уроня дотационности отрасли для сокращения дефицита федерального бюджета.

Наконец, федеральные власти могут проводить общую линию на перераспределение налоговых поступлений в пользу федерального бюджета, обосновывая ее сокращением, по мере снижения дотационности народного хозяйства, нагрузки на региональные бюджеты. При этом потребуется нормативно-законодательное закрепление четких принципов и методик определения потребности различных уровней власти в финансовых ресурсах и, соответственно, распределения между ними доходных источников.

Реакция региональных бюджетов на программу финансовой стабилизации Статистические индикаторы не фиксируют четко выраженной реакции бюджетов регионов на предпринятые в 1992—1994 гг. попытки достижения финансовой стабилизации. Это отражает разнонаправленность действий властей различных регионов и, самое главное преобладающее влияние на состояние территориальных бюджетов сезонных факторов. Так, доходы и расходы региональных бюджетов (в % к ВВП) имели устойчивую тенденцию роста к концу года. На протяжении всех трех лет рассматриваемого периода в III квартале имел место «переток» финансовых ресурсов регионов из социальной сферы в народное хозяйство, совпавший в 1993-1994 гг. с сезонным возрастанием дефицита федерального бюджета.

В случае реализации правительством в рамках стабилизационной программы жестких мер по частичному перераспределению бюджетных ресурсов в пользу.федерального бюджета первоначально следует ожидать активизации усилий региональных властей по изысканию дополнительных источников формирования доходной части бюджетов регионов.

Поскольку источники извлечения дополнительных доходов за счет федеральных налогов ограничены (в большинстве регионов региональная ставка налогообложения прибыли уже установлена на максимально допустимом федеральным законодательством уровне, а изменение пропорций распределения других федеральных налогов между уровнями бюджетной системы возможно лишь ценой резкого обострения отношений с федеральным центром), основной упор будет сделан на использование региональных и местных налогов и сборов.

Введение этих налогов привело к неоднозначным последствиям. С одной стороны, возросла налоговая и бюджетная самостоятельность региональных властей (поступление этих налогов увеличилось с 0,5% ВВП в 1993 г. до 0,9% ВВП в 1994 г.). С другой стороны, снятие в конце 1993 г. ограничений на эти виды налогов дало толчок расцвету регионального налоготворчества, привело к сегментации налогового пространства, усилению налоговой нагрузки на предприятия, усложнению системы налогообложения и искажению механизмов ценообразования. В ряде случаев установленные региональными властями налоги нарушали федеральное законодательство, противоречили единым принципам налогообложения, дублировали федеральные налоги.

Например, в Белгородской области были фактически введены «внутренние» импортные и экспортные пошлины (сбор за реализацию на территории области отдельных продуктов питания, произведенных в странах ближнего и дальнего зарубежья, в размере от 15 до 30% к отпускной цене поставщика, сбор за реализацию живого скота за пределы области), дополнительный подоходный налог с граждан (сбор за превышение совокупного дохода 20-кратной минимальной оплаты труда в размере от 20 до 40%), дополнительное налогообложение прибыли банков (сбор в размере от 10% от валовой прибыли банков) и т. д.

Необходимо введение более жесткой регламентации местного налогообложения (в частности, установление в федеральном законодательстве исчерпывающего списка региональных и местных налогов с предельными уровнями ставок и едиными требованиями к налогооблагаемой базе), а также создание на федеральном уровне системы стимулов и ограничений, подталкивающих региональные власти к проведению более рациональной налоговой политики.

В 1994 г. широкое распространение получила практика выпуска региональными и местными властями ценных бумаг. При возрастании напряженности бюджетов регионов она приобретет еще больший размах. Неконтролируемое увеличение задолженности региональных и местных властей может дестабилизировать финансовую систему (уже в 1994 г. появились факты нарушения местными властями своих обязательств перед кредиторами). В связи с этим распространение на муниципальные облигации статуса государственных ценных бумаг должно сопровождаться введением более действенного контроля со стороны федеральных органов за их эмиссией, обращением и погашением.

Более широкое распространение может получить и практика получения региональными властями банковских кредитов на покрытие дефицита и финансирование бюджетных программ. Пока масштабы кредитования банками региональных бюджетов невысоки (в 1994 г. эти средства составили 0,9 трлн руб.), однако в условиях ужесточения бюджетной политики федерального центра региональные коммерческие банки будут испытывать растущее давление административных структур. В своих крайних проявлениях такая политика региональных властей может снизить устойчивость национальной банковской системы, поэтому федеральные власти, передавая часть своих финансовых ресурсов в региональные бюджеты, должны требовать от местных властей соблюдения ими ограничений на привлечение банковских кредитов.

Однако основная угроза программе финансовой стабилизации кроется в проводимой региональными властями политике бюджетных расходов. Относительное снижение доли финансовых ресурсов, поступающих в бюджеты регионов, может побудить их либо ускорить сокращение экономически и социально неэффективных дотаций, либо изымать средства из действительно требующих государственного финансирования отраслей (например, задерживать выплату или повышение зарплаты в бюджетной сфере), провоцируя тем самым обострение социальной ситуации и используя рост социальной напряженности в регионе для давления на федеральное правительство.

В ближайшей перспективе выбор варианта действий будет обусловлен политическими факторами, в частности, эффективностью противодействия со стороны федерального правительства региональному лоббированию. Однако уже в федеральном бюджете на 1996 г. потребуется предусмотреть специальные механизмы, создающие финансово-экономические стимулы для проведения региональными властями налогово бюджётной политики, увязанной с целями федеральной программы стабилизации. Одним из элементов этих механизмов должен стать мониторинг проводимой региональными властями экономической политики, результаты которого должны учитываться при предоставлении регионам централизованной финансовой помощи.

Реформирование взаимоотношений между уровнями бюджетной системы России в условиях переходного периода В 1995-1997 гг. совершенствование механизма межбюджетных отношений следует осуществлять по следующим направлениям.

Закрепление в федеральном законодательстве механизмов межбюджетных отношений, принципов и методов разделения доходов и расходов, разграничения бюджетных полномочий и ответственности между органами власти и управления различных уровней.

Разработка и использование в бюджетном процессе среднесрочной программы корректировки разделения доходов и расходов между уровнями бюджетной системы с учетом сокращения экономически и социально неэффективных бюджетных дотаций, проводимых институциональных реформ и динамики межрегиональных различий в бюджетной обеспеченности.

Распространение нормативно-расчетных методов регулирования на основную часть финансовых потоков между федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Федерации, регламентация взаимных расчетов между бюджетами разных уровней и процедур финансирования федеральных программ через региональные бюджеты.

Адресность федеральной помощи регионам, создание механизма контроля за ее целевым использованием.

Диверсификация форм централизованной поддержки региональным бюджетам, внедрение целевых субвенций на образование, здравоохранение, культуру, социальную защиту населения, использование долевого финансирования имеющих общенациональное, значение бюджетных расходов, создание целевого фонда регионального развития, средства которого должны быть направлены на долевое финансирование инвестиций в социальную и производственную инфраструктуру слаборазвитых регионов.

Отказ от разделения централизованной помощи на прямые и косвенные трансферты.

Концентрация федеральной помощи в регионах с наиболее сложной финансовой и социально-экономической ситуацией, резкое сокращение числа регионов, получающих прямую помощь из федерального бюджета (прежде всего за счет тех регионов, в которых эта помощь занимает не более 10-15% их бюджетных доходов).

Включение в методику определения размеров федеральной помощи регионам более объективных оценок потребностей территорий на основе дифференцированных социальных и бюджетных нормативов, использование в качестве критерия для выделения регионов, имеющих право на получение текущих трансфертов, превышения доли нормативных расходов в собственных бюджетных доходах над установленным федеральным законодательством уровнем.

Укрепление налоговой базы регионов (а том числе за счет налогов на собственность) при соответствии регионального и местного налогообложения общим принципам налоговой системы и внедрении единой методики оценки налоговых усилий регионов, стимулирующей проведение рациональной налоговой политики на местах.

Создание нормативной базы для регулирования федеральными властями уровня и форм задолженности субъектов Федерации и органов местного самоуправления, упорядочивание статуса муниципальных ценных бумаг.

Обеспечение финансовых гарантий органами местного самоуправления по всей территории страны (вплоть до их прямой финансовой поддержки из федерального бюджета с зачетом выделяемых средств в лимит общих трансфертов региону).

Создание системы учета расходов федерального бюджета по регионам при установлении размеров, форм и методов предоставления централизованной помощи территориальным бюджетам, а также механизмов ориентации территориального распределения федеральных расходов на достижение целей экономической политики.

Часть этих мер может быть реализована в 1996 г. Однако в среднесрочной перспективе одним из условий достижения финансовой стабилизации является ускоренное формирование нормативно-законодательной базы бюджетного федерализма.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.