WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |

«titul.qxp 19.10.2006 11:03 Page 1 Вступительное слово заместителя министра здравоохранения и социального развития РФ В.И. Стародубова..........................................vi Обращение президента ...»

-- [ Страница 14 ] --

- Yersinia В27 58-76 17, - Salmonella В27 60-69 17, Артрит псориатический В13 9-37 4, Ревматоидный артрит Dw4 12-19 48-72 3,9-12, DR4 20-32 70 4,9-9, 656 Глава Продолжение табл. 10- Синдром Бехчета В5 13 48-86 7,4-16, СКВ В5 11-34 1, В8 19-48 2, Bw15 6-10 21-40 5, DR2 26,4 57,1 3, DR3 22,2 46,4 2, Синдром Гужеро-Шёгрена В8 38-58 3, Dw3 26 69-87 19, Кардиология ИБС В7 27,8 45,8 2, В14 7,5 14,8 2, В15 11,1 20,4 2, Сw4 18,7 32,8 2, Гипертоническая болезнь В18 10,4 22,6 2, Аw19 12,6 28,3 2, Эндокринология Сахарный диабет типа 1 В8 32 52-55 2,1-2, В18 5-59 1, В15 12 18-36 1,89-3, Dw3 26 48-50 2,9-3, Dw4 19 42-49 3,5-3, DR3 20 60 6, DR3/DR4 Гипертиреоз В8 21 35-49 2,34-3, D3 26 61 4, DR3 20 51 4, Подострый тиреоидит Bw35 13 63-73 16, (де Кервена) Dw1 33 2, Болезнь Аддисона В8 20-80 3,88-6, Dw3 26 70-76 8,8-10, Синдром Иценко- А1 49 2, Кушинга Гастроэнтерология Пернициозная анемия В7 19 26-52 1,7-3, DR5 6 25 5, Атрофический гастрит В7 37 2, Язвенная болезнь двенад- А2 48,1 61,3 1, цатиперстной кишки А10 20,6 63,3 6, В14 4,0 10,3 2, В15 6,6 24,4 4, В40 9,72 23,3 2, Генетические исследования Продолжение табл. 10- Аутоиммунный гепатит В8 16 37-68 2,8-4, DR4 24 71 7, Носители HBsAg Bw41 12 11, В15 10-19 0, Дерматология Псориаз Bw17 6-8 22-36 3,8-6, В13 3-5 15-27 4,2-5, Bw16 5 15 2, Герпетиформный дерматит В8 27-29 62-63 4,00-4, DR3 19 80 16, Склеродермия В7 24 35 1, Пузырчатка А10 3, Атопический дерматит В13 6,86 21,28 3, В27 9,94 25,53 3, А10/В13 0,88 8,51 10, Экзема А10 19,64 36,67 2, В27 9,94 26,67 3, Крапивница и отёк Квинке В13 6,86 21,21 3, В5,8 1,42 12,12 9, В5,35 0,71 6,06 9, Неврология Рассеянный склероз А3 25 36-37 2,7-2, В7 25-33 36-42 1,4-2, Dw2 16-26 60-70 4,3-12, DR2 35 51,2 1, DR3 20 32,5 1, Миастения В8 21-24 52-57 3,4-5, А1 20-25 23-56 3, DR3 26 50 2, Пульмонология 3,55 12,5 3, Бронхиальная астма В21 4,62 12,5 2, (заболевшие в возрасте В22 9,94 19,64 2, 19-30 лет) В27 12,31 37,5 4, В35 0,11 5,36 51, В27/35 0,47 7,14 16, Прочие заболевания Вазомоторный ринит А3 26,98 52,38 2, В17 7,57 28,57 4, А3/10 2,72 23,83 11, В7/17 0,47 9,52 22, 658 Глава Окончание табл. 10- Поллинозный риносинусит А1 19,76 35,29 2, В8 14,91 32,35 2, В35 12,31 29,41 2, В8/35 1,53 8,82 6, А1/В35 2,39 14,71 7, Данные, приведённые в таблице 10-2, показывают, что наиболее сильные ассоциативные связи выявляются для болезней с полигенным или мульти факториальным типом наследования.

Таким образом, определение Аг главного комплекса гистосовместимости на клетках крови (лейкоцитах) позволяет выявить степень индивидуальной предрасположенности человека к определённому заболеванию, а в ряде случаев использовать результаты исследований для дифференциальной диагностики, оценки прогноза и выбора тактики лечения. Например, вы явление Аг HLA-B27 используют в дифференциальной диагностике ауто иммунных болезней. Его обнаруживают у 90-93% пациентов европеоидной расы с анкилозирующим спондилитом и синдромом Райтера. У здоровых представителей этой расы Аг HLA-B27 выявляют всего в 5-7% случаев.

Аг HLA-B27 часто обнаруживают при псориатическом артрите, хроничес ких воспалительных заболеваниях кишечника, протекающих с сакроилеи том и спондилитом, увеите и реактивном артрите.

Молекулярно-генетические методы Методы ДНК-технологии используют для выяснения локализации в той или иной хромосоме мутантного гена, ответственного за происхождение определённых форм наследственной патологии. Так как ген представляет собой участок ДНК, а мутация генов — повреждение первичной структуры ДНК (под мутацией понимают все изменения в последовательности ДНК, независимо от их локализации и влияния на жизнеспособность индивида), то, зондируя препараты метафазных хромосом больного с наследственным заболеванием, удаётся установить локализацию патологического гена. Ме тоды молекулярной генетики создают возможности для диагностики болез ней на уровне изменённой структуры ДНК, они позволяют выяснять лока лизацию наследственных нарушений. Молекулярно-генетические методы могут выявить мутации, связанные с заменой даже одного-единственного основания.

Важнейший этап идентификации гена — его выделение. ДНК может быть изолирована из любого типа тканей и клеток, содержащих ядра.

Этапы выделения ДНК включают: быстрый лизис клеток, удаление с по мощью центрифугирования фрагментов клеточных органелл и мембран, ферментативное разрушение белков и их экстрагирование из раствора с помощью фенола и хлороформа, концентрирование молекул ДНК путём преципитации в этаноле.

В генетических лабораториях ДНК чаще всего выделяют из лейкоцитов крови, для чего у пациента забирают 5-20 мл венозной крови в стерильную пробирку с раствором антикоагулянта (гепарин). Затем отделяют лейкоци ты и проводят их обработку по изложенным выше этапам.

Генетические исследования Следующий этап подготовки материала к исследованию — «разреза ние» ДНК на фрагменты в участках со строго специфической последо вательностью оснований, которое осуществляют с помощью бактериаль ных ферментов — рестрикционных эндонуклеаз (рестриктаз). Рестриктазы узнают специфические последовательности из 4-6, реже 8-12 нуклеотидов в двухцепочечной молекуле ДНК и разделяют её на фрагменты в местах локализации этих последовательностей, называемых сайтами рестрикции.

Количество образующихся рестрикционных фрагментов ДНК определяет ся частотой встречаемости сайтов рестрикции, а размер фрагментов — ха рактером распределения этих сайтов по длине исходной молекулы ДНК.

Чем чаще расположены сайты рестрикции, тем короче фрагменты ДНК после рестрикции. В настоящее время известно более 500 различных типов рестриктаз бактериального происхождения, и каждый из этих ферментов узнаёт свою специфическую последовательность нуклеотидов. В дальней шем сайты рестрикции могут быть использованы в качестве генетических маркёров ДНК. Образовавшиеся в результате рестрикции фрагменты ДНК могут быть упорядочены по длине путём электрофореза в агарозном или полиакриламидном геле, а тем самым может быть определена их молеку лярная масса. Обычно для выявления ДНК в геле используется специфи ческое окрашивание (чаще бромидом этидия) и просмотр геля в проходя щем свете ультрафиолетовой области спектра. Места локализации ДНК имеют красную окраску. Однако у человека при обработке ДНК несколь кими рестриктазами образуется так много фрагментов различной длины, что их не удаётся разделить с помощью электрофореза, то есть не удаётся визуально идентифицировать отдельные фрагменты ДНК на электрофоре грамме (получают равномерное окрашивание по всей длине геля). Поэтому для идентификации нужных фрагментов ДНК в таком геле используют метод гибридизации с мечеными ДНК-зондами.

Любой одноцепочечный сегмент ДНК или РНК способен связываться (гибридизироваться) с комплементарной ему цепью, причём гуанин всегда связывается с цитозином, аденин с тимином. Так происходит образование двухцепочечной молекулы. Если одноцепочечную копию клонированно го гена пометить радиоактивной меткой, получится зонд. Зонд способен отыскивать комплементарный сегмент ДНК, который затем легко иден тифицировать с помощью радиоавтографии. Радиоактивный зонд, добав ленный к препарату растянутых хромосом, позволяет локализовать ген на определённой хромосоме: с помощью ДНК-зонда можно идентифициро вать определённые участки при саузерн-блоттинге. Гибридизация происхо дит, если тестируемый участок ДНК содержит нормальный ген. В случае, когда присутствует ненормальная последовательность нуклеотидов, то есть соответствующие структуры хромосомы содержат мутантный ген, гибри дизация не произойдёт, что позволяет определить локализацию патологи ческого гена.

Для получения ДНК-зондов используют метод клонирования генов.

Сущность метода состоит в том, что фрагмент ДНК, соответствующий ка кому-либо гену или участку гена, встраивают в клонирующую частицу, как правило, бактериальную плазмиду (кольцевая внехромосомная ДНК, при сутствующая в клетках бактерий и несущая гены устойчивости к антибио тикам), и затем бактерии, имеющие плазмиду со встроенным человеческим 660 Глава геном, размножают. Благодаря процессам синтеза в плазмиде удаётся полу чить миллиарды копий человеческого гена или его участка.

В дальнейшем полученные копии ДНК, меченные радиоактивной меткой или флюорохромами, используют в качестве зондов для поиска компле ментарных последовательностей среди исследуемого пула молекул ДНК.

В настоящее время существует множество разновидностей методов с ис пользованием ДНК-зондов для диагностики генных мутаций.

САУЗЕРН-БЛОТТИНГ Саузерн-блоттинг (разработан Э. Саузерном и Р. Дэйвисом в 1975 г.) — основной метод, с помощью которого в настоящее время выявляют гены определённого заболевания. Для этого ДНК из клеток больного экстра гируют и обрабатывают одной из рестрикционных эндонуклеаз (или не сколькими). Полученные фрагменты подвергают электрофорезу, который позволяет разделить их по размеру (фрагменты меньшего размера двигают ся через поры геля быстрее). Затем фрагменты переносят (перепечатывают) на нитроцеллюлозный фильтр, на который наслаивают меченный радио активной меткой зонд. Зонд связывается только с комплементарной пос ледовательностью. Затем методом авторадиографии определяют положение искомого фрагмента геномной ДНК на электрофореграмме.

Гибридизацию с меченым ДНК-зондом препаратов ДНК или РНК, на несённых капельно на твёрдый матрикс без предварительной рестрикции и электрофореза, носит название дот- или слот-гибридизации в зависимос ти от конфигурации пятна ДНК на фильтре (округлой или продолговатой соответственно).

ГИБРИДИЗАЦИЯ IN SITU Процедуру гибридизации можно проводить не только на геле, на филь трах или в растворе, но и на гистологических или хромосомных препара тах. Этот метод носит название гибридизации in situ. Вариант метода, при котором в качестве зондов используют препараты ДНК или РНК, мечен ные флюорохромами, называется FISH (fluorescein in situ hybradization).

Меченный ДНК-зонд наносят на препараты дифференциально окрашен ных и подготовленных для гибридизации (денатурированных) метафазных хромосом. Предварительная обработка хромосом применяется для облег чения доступа зонда к геномной ДНК. После отмывки несвязанных моле кул ДНК и нанесения светочувствительной эмульсии (при использовании радиоактивной метки), либо проведения соответствующей обработки (при использовании биотин- или флюоресцеин-меченных ДНК-зондов) места локализации последовательностей ДНК, комплементарных используемому ДНК-зонду, можно непосредственно выявлять при микроскопии в виде ха рактерных точек над соответствующими участками определённых хромосом.

Данный метод исследования позволяет определить не только хромосом ную принадлежность, но и внутрихромосомную локализацию исследуемо го гена.

ПОЛИМЕРАЗНАЯ ЦЕПНАЯ РЕАКЦИЯ ПЦР — новое достижение молекулярной генетики, используется для ам плификации ДНК и позволяет быстро размножить in vitro специфический Генетические исследования участок ДНК (то есть любой интересующий ген) более чем в 200 000 раз.

Чтобы провести реакцию, достаточно иметь ДНК-материал одной клетки;

количество амплифицированной с помощью ПЦР ДНК столь велико, что эту ДНК можно просто окрашивать (использование радиоактивных зондов после электрофореза не требуется). Необходимое условие для проведения ПЦР — знание нуклеотидной последовательности амплифицируемой об ласти ДНК для правильного подбора искусственно синтезированных прай меров.

В настоящее время ПЦР представляет собой процесс, протекающий в одной пробирке и состоящий из повторных циклов амплификации (раз множения, копирования) специфической последовательности молекулы ДНК с целью получения достаточно большого количества копий, которые могут быть идентифицированы методом электрофореза. Один из ключевых компонентов реакции — «праймеры» — синтетические олигонуклеоти ды, состоящие из 20-30 оснований, комплементарных «сайтам» (учас ткам) отжига (присоединения) на идентифицируемом участке матри чной ДНК.

ПЦР протекает автоматически в программируемом термостате — термо циклере (амплификаторе). Трёхступенчатый цикл, в результате которого получаются точные копии идентифицируемого участка матричной ДНК, повторяют 30-50 раз в соответствии с заданной программой термоцикле ра. В первом цикле олигопраймеры гибридизуются с исходной матричной ДНК, а затем (в последующих циклах) и с вновь синтезированными моле кулами ДНК по мере их накопления в реакционной смеси. В последнем случае синтез ДНК заканчивается не вследствие изменения температурно го режима, а по достижении ДНК-полимеразной границы амплифициро ванного участка, что и определяет размер вновь синтезированного участка ДНК с точностью до одного нуклеотида.

В качестве метода детекции полученных молекул ДНК используют электрофорез, с помощью которого производится разделение амплифи цированного материала по размеру ампликонов (продуктов амплифи кации).

С помощью ПЦР можно непосредственно исследовать места локализа ции предполагаемых мутаций или полиморфных сайтов, а также изучать наличие любых других специфических особенностей ДНК.

АНАЛИЗ ПОЛИМОРФИЗМА ДЛИНЫ РЕСТРИКЦИОННЫХ ФРАГМЕНТОВ Широкое использование различных рестрикционных эндонуклеаз для анализа хромосомной ДНК выявило огромную вариабельность генома че ловека. Даже небольшие изменения в кодирующих и регуляторных областях структурных генов могут привести к прекращению синтеза определённого белка или к потере его функции в организме человека, что, как правило, сказывается на фенотипе пациента. Однако приблизительно 90% генома человека состоит из некодирующих последовательностей, которые более изменчивы и содержат множество так называемых нейтральных мутаций, или полиморфизмов, и не имеют фенотипического выражения. Такие по лиморфные участки (локусы) используются в диагностике наследственных заболеваний в качестве генетических маркёров. Полиморфные локусы присутствуют во всех хромосомах и сцеплены с определённым участком 662 Глава гена. Определив локализацию полиморфного локуса, можно установить, с каким геном связана мутация, вызвавшая заболевание у пациента.

Для выделения полиморфных участков ДНК применяются бактериаль ные ферменты — рестриктазы, продуктом которых являются сайты рес трикции. Спонтанные мутации, возникающие в полиморфных сайтах, делают их резистентными или, наоборот, чувствительными к действию специфичной рестриктазы.

Мутационная изменчивость в сайтах рестрикции может быть обнаружена по изменению длины рестрикцированных фрагментов ДНК, путём разде ления их с использованием электрофореза и последующей гибридизации со специфическими ДНК-зондами. При отсутствии рестрикции в поли морфном сайте на электрофореграммах будет выявляться один крупный фрагмент, а при её наличии будет присутствовать меньший по размеру фрагмент. Наличие или отсутствие сайта рестрикции в тождественных ло кусах гомологичных хромосом позволяет достаточно надёжно маркировать мутантный и нормальный ген и проследить его передачу потомству. Таким образом, при исследовании ДНК пациентов, в обеих хромосомах которых присутствует сайт рестрикции в полиморфной области, на электрофоре грамме будут выявляться короткие фрагменты ДНК. У пациентов, гомо зиготных по мутации, изменяющей полиморфный сайт рестрикции, будут выявляться фрагменты большей длины, а у гетерозиготных — короткие и длинные фрагменты.

Диагностика синдромов, обусловленных аберрациями аутосом Кариотипирование — основной метод диагностики данных синдромов.

Следует отметить, что методы выявления сегментации хромосом точно идентифицируют больных со специфическими хромосомными аномали ями, даже в тех случаях, когда клинические проявления этих аномалий незначительны и малоспецифичны. В сложных случаях кариотипирование может быть дополнено методом гибридизации in situ.

Синдром Дауна (трисомия 21, трисомия G, монголизм) — самая частая форма хромосомной патологии человека. Приблизительно в 95% случаев синдрома Дауна у больного обнаруживают дополнительную хромосому 21.

В основе болезни лежит отсутствие расхождения 21-й пары хромосом либо в яйцеклетке во время мейоза, либо на ранних стадиях дробления зиготы.

Кариотип больного при трисомии содержит 47 хромосом (1 лишняя хромо сома 21). Помимо классической формы трисомии возможны хромосомные варианты.

При транслокационном варианте в кариотипе больного содержится 46 хромосом, однако в действительности в этом случае присутствует гене тический материал 47 хромосом — дополнительная хромосома 21 транс лоцирована. Чаще всего дополнительная хромосома 21 прикрепляется к хромосоме 14 — t(14;

21). Приблизительно в половине случаев родители имеют нормальный кариотип. В другой половине супружеских пар один из родителей (почти всегда мать) при нормальном фенотипе имеет только 45 хромосом, одна из которых несёт транслокацию t(14;

21). В такой семье повышен риск (1:10) повторного рождения ребёнка с синдромом Дауна, так Генетические исследования как в мейозе у родителя с аномальным кариотипом наряду с нормальными гаметами будут возникать гаметы с несбалансированным кариотипом.

Следующая по частоте транслокация — t(21;

22). Если транслокация присутствует у женщины, то риск рождения больного ребёнка составля ет 1:10, если у мужчины, то риск незначителен. Очень редко наблюдают t(21;

21), в таких случаях риск наличия синдрома Дауна у потомства со ставляет 100%.

Ещё один вариант синдрома Дауна — мозаичная трисомия 21. В резуль тате нарушения расхождения хромосом в зиготе у некоторых больных об наруживают две линии клеток — с нормальным кариотипом и с 47 хромо сомами. Относительная доля каждой линии клеток может варьировать как между индивидами, так и в различных органах и тканях одного и того же индивида. Риск рождения ребёнка с синдромом Дауна у носителя мозаич ной трисомии 21 определяется степенью мозаицизма гонад.

Трисомия 18 (синдром Эдвардса). Дополнительную хромосому 18 обна руживают у 1 из 3000 новорождённых. Частота синдрома увеличивается с возрастом матери.

Трисомия 13 (синдром Патау) — синдром, обусловленный трисомией и характеризующийся наличием множественных пороков развития у но ворождённых (дефекты межпредсердной и межжелудочковой перегородки у 80%, органов пищеварения, поликистоз почек, миеломенингоцеле у 50%).

Частичная трисомия 22 (синдром «кошачьих зрачков») — синдром, ха рактеризующийся наличием добавочной акроцентрической хромосомы (22q+), проявляется колобомой радужки, атрезией ануса, врождёнными пороками сердца, тяжёлой задержкой умственного развития.

Диагностика синдромов, обусловленных структурными аномалиями хромосом (делеционных синдромов) Делеционные синдромы чаще всего возникают в результате потери ко ротких плеч хромосом.

Синдром «кошачьего крика» связан с делецией короткого плеча хромосо мы 5 (синдром 5p-). Типичный симптом заболевания — характерный плач новорождённого, напоминающий мяуканье кошки (вследствие аномалии развития гортани и голосовых связок). Этот симптом появляется сразу пос ле рождения, сохраняется в течение нескольких недель, а затем исчезает.

В большинстве случаев синдром также проявляется множественными по роками развития и отставанием умственного развития.

Синдром делеции 4p- наблюдают очень редко. Клинически напоминает синдром «кошачьего крика», но характерный плач отсутствует. Характерны микроцефалия, расщепление нёба, глубокая умственная отсталость.

Синдромы микроделеций соседних генов. Микроделеции соседних генов на хромосоме вызывают ряд очень редких синдромов (Прадера-Вилли, Миллера-Дикера, Ди-Джорджи и др.). Диагностика этих синдромов стала возможной благодаря усовершенствованию методики приготовления хро мосомных препаратов. В случае, если микроделецию не удаётся выявить методом кариотипирования, используют ДНК-зонды, специфичные к об ласти, подвергшейся делеции.

664 Глава Диагностика синдромов, обусловленных аберрациями половых хромосом Пол у человека определяется парой хромосом — Х и Y. В клетках жен щин содержится две хромосомы X, в клетках мужчин — одна хромосо ма Х и одна Y. Хромосома Y — одна из самых маленьких в кариотипе, в ней обнаружены лишь несколько генов, не относящихся к регуляции пола. Хромосома X, напротив, одна из самых больших в группе С, содер жит сотни генов, большинство из которых не имеет отношения к детерми нации пола.

Благодаря тому, что одна из двух хромосом Х в каждой соматической клетке женщины генетически инактивируется на ранних эмбриональных стадиях развития (тельца Барра), женские и мужские организмы уравнове шиваются по количеству функционирующих генов, сцепленных с полом, так как у мужчин одна хромосома Х и, соответственно, один набор генов хромосомы Х. У женщин, вне зависимости от числа хромосом Х в геноме, активной остаётся одна, а остальные инактивируются. Количество телец Барра всегда на одно меньше, чем количество хромосом Х.

Инактивация хромосомы Х имеет важное значение для клинической практики. Именно этот фактор определяет то, что аномалии по количеству хромосом Х клинически протекают относительно более доброкачественно, чем аномалии аутосом. У женщины с тремя хромосомами X умственное и физическое развитие могут быть нормальными, в отличие от больных с аберрациями аутосом (синдром Дауна, трисомии 13 и 18), проявляю щихся очень тяжёлыми клиническими симптомами. Аналогичным образом отсутствие одной из аутосом летально, в то время как отсутствие одной из хромосом Х, хотя и сопровождается развитием специфического синдрома (Шерешевского-Тернера), может рассматриваться как относительно доб рокачественное состояние.

Инактивацией хромосомы Х также можно объяснить гетерогенность клинической картины у гетерозигот по Х-сцепленным рецессивным бо лезням. У женщин, гетерозиготных по генам гемофилии или мышечной дистрофии, иногда обнаруживают соответственно склонность к кровоте чениям или мышечную слабость. Согласно гипотезе Лайон, инактивация хромосомы Х — случайное событие, поэтому у каждой женщины в среднем инактивируется 50% материнских и 50% отцовских хромосом Х. Случай ный процесс подчиняется нормальному распределению, поэтому в ред ких случаях могут инактивироваться практически все материнские или, наоборот, практически все отцовские хромосомы Х. Если случайно инак тивируется нормальный аллель в большинстве клеток определённой ткани гетерозиготной женщины, то признак заболевания у неё будет таким же, как у гомозиготного мужчины.

Синдром Шерешевского-Тернера (гонадный дисгенез). В основе разви тия заболевания лежит нарушение расхождения половых хромосом, вслед ствие чего возникает полная или частичная моносомия по хромосоме Х.

Типичные клинические проявления связывают с кариотипом 45, Х0.

У многих новорождённых отмечают выраженный лимфатический отёк тыльной поверхности кистей и стоп, а также задней поверхности шеи, пос леднее почти патогномонично для синдрома Шерешевского-Тернера. Для Генетические исследования девочек старшего возраста и взрослых характерны низкий рост, крыловид ные складки шеи, бочкообразная грудная клетка, множественные невусы, коарктация аорты, аменорея, недоразвитие молочных желёз и наружных половых органов.

В ряде случаев выявляют мозаичный вариант синдрома Шерешевского Тернера, то есть часть клеток организма содержат набор хромосом 45, Х0, другая часть — 46, ХХ, или 45, Х0/47, ХХХ. Фенотип в таких случаях варь ирует от типичного для синдрома Шерешевского-Тернера до практически нормального, многие женщины фертильны. Кариотипирование позволяет диагностировать заболевание.

Иногда у больных с синдромом Шерешевского-Тернера при кариоти пировании выявляют, что одна из хромосом Х имеет нормальную форму, а другая образует форму кольца. Такой вариант развивается вследствие ут раты фрагментов короткого и длинного плеч.

У некоторых больных одна из хромосом Х нормальная, а вторая пред ставлена изохромосомой по длинному плечу. Последняя образуется в ре зультате потери коротких плеч с последующим формированием новой хро мосомы, содержащей только длинные плечи.

В нескольких семьях у мальчиков были отмечены многие признаки син дрома Шерешевского-Тернера, однако кариотипы этих детей оказались нормальными, то есть 46, ХY. Фенотип синдрома Шерешевского-Тернера у мальчиков с нормальным кариотипом получил название синдрома Ну нан. Для данного синдрома характерны некоторые фенотипические отли чия от синдрома Шерешевского-Тернера: больные имеют более высокий рост, их половое развитие нормальное, они фертильны, чаще выявляется стеноз лёгочной артерии, чем коарктация аорты, умственная отсталость обычно не тяжёлая.

Всем больным с синдромом Шерешевского-Тернера необходимо про ведение кариотипирования для исключения мозаицизма с наличием кле точной линии с хромосомой Y, то есть кариотипа 46, ХY/45, Х0. В таких случаях у части пациентов выявляют интерсексуальность. Из-за высокого риска развития гонадобластомы у таких пациентов им показано профилак тическое удаление гонад в детском возрасте.

Синдром трисомии X (47, ХХХ). У женщин с этим синдромом при карио типировании выявляют три хромосомы Х, а в клетках шеечного эпителия при исследовании полового хроматина можно обнаружить два тельца Бар ра. Для больных характерно небольшое снижение интеллекта, фертиль ность нередко сохранена (возможно рождение здоровых детей с нормаль ным кариотипом), в отдельных случаях выявляют нарушение речи.

В клинической практике у женщин наблюдают и более редкие аномалии хромосом Х: 48, ХХХХ и 49, ХХХХХ. Специфический фенотип у таких больных отсутствует, а риск умственной отсталости и врождённых пороков развития возрастает с увеличением количества хромосом Х.

Синдром Кляйнфелтера (47, ХХY) относится к довольно распространён ным типам хромосомных аномалий (наблюдают у 1 из 700 новорождённых мальчиков). Для больных типичны высокий рост, евнуховидное телосло жение, гинекомастия. Половое созревание наступает в обычное время.

Большинство мужчин обладают нормальным интеллектом, но бесплодны (вероятно, все пациенты 47, ХХY стерильны).

666 Глава Возможны варианты синдрома Кляйнфелтера с 3, 4 и даже 5 хромосо мами Х (интеллект снижается по мере увеличения их количества). У не которых пациентов кариотип 46, ХХ, в таких случаях имеет место пере нос небольшой части хромосомы Y на одну из хромосом Х или аутосому.

Транслокацию не всегда удаётся обнаружить при кариотипировании, диа гноз подтверждают с помощью ДНК-зондов, специфичных к хромосоме Y.

Мозаицизм по синдрому Кляйнфелтера наблюдают очень редко.

Синдром 47, ХYY. Клинические проявления синдрома незначительны, возможны нарушения речи. При кариотипировании у пациентов выявляют две хромосомы Y.

Х-сцепленная умственная отсталость (синдром ломкой хромосомы Х).

Существует множество Х-сцепленных мутантных генов, вызывающих умс твенную отсталость без врождённых пороков развития (преимущественно у мужчин). У части таких пациентов при кариотипировании хромосома Х имеет структурную особенность: длинное плечо недалеко от конца резко суживается, а затем также резко расширяется, в результате конец длинного плеча соединён с остальной хромосомой тонким «стебельком». При приготов лении хромосомных препаратов этот «стебелёк» часто рвется, поэтому для его выявления необходимо использовать особый метод культивирования клеток.

Интерсексуальность. Интерсексуальность детерминирована генетически.

При двойственности строения наружных половых органов необходимо провести кариотипирование. С помощью цитогенетического метода удаёт ся идентифицировать три основных причины интерсексуальности.

Хромосомные аномалии.

Маскулинизация 46, ХХ (женский псевдогермафродизм).

Недостаточная маскулинизация 46, ХY (мужской псевдогермафро дизм).

Аномалии половых хромосом включают различные формы мозаицизма (с участием или без участия хромосомы Y), синдромы гонадного дисгенеза (кариотип 46, ХХ и 46, ХY) и истинный гермафродизм (кариотип лимфо цитов часто 46, ХХ, а в клетках гонад мозаичный). Двойственность генита лий также возможна при трисомиях 13 и 18 и аномалиях других аутосом.

Наиболее частая причина женского псевдогермафродизма — врождённая вирилизирующая форма гиперплазии коры надпочечников (АГС). АГС — группа нарушений, обусловленных недостаточностью ферментов биосин теза гормонов в коре надпочечников, наследуемых аутосомно-рецессивно.

Причиной маскулинизации плода могут быть также экзогенные андрогены (например, при наличии у беременной опухоли, секретирующей андрогены).

Причиной мужского псевдогермафродизма может быть недостаточность некоторых ферментов при врождённой гиперплазии коры надпочечников, что ведёт к образованию неактивных андрогенов, неспособных обеспечить мужской фенотип у плода мужского пола. Кроме того, существует группа синдромов резистентности к андрогенам, возникающих вследствие дефек тов генов (чаще X-сцепленных), кодирующих рецепторы андрогенов (на пример, синдром тестикулярной феминизации).

Диагностика моногенных нарушений Моногенные дефекты (детерминированные одним геном) наблюдают чаще, чем хромосомные. Диагностика заболеваний обычно начинается Генетические исследования с анализа клинических и биохимических данных, родословной пробанда (лица, у которого впервые выявлен дефект), типа наследования. Моноген ные болезни могут иметь аутосомно-доминантный, аутосомно-рецессив ный и Х-сцепленный типы наследования. В настоящее время идентифи цировано более 4000 моногенных нарушений.

Аутосомно-доминантные нарушения. Доминантными называют наслед ственные заболевания, проявляющиеся в гетерозиготном состоянии, то есть при наличии только одного аномального гена (мутантный аллель). Для заболеваний с аутосомно-доминантным типом наследования характерны следующие особенности.

У каждого поражённого болен один из родителей (за исключением му таций, возникших de novo).

У поражённого, состоящего в браке со здоровым супругом, в среднем половина детей больна, а вторая половина здорова.

У здоровых детей поражённого собственные дети и внуки здоровы.

Мужчины и женщины поражаются с одинаковой частотой.

Заболевание проявляется в каждом поколении.

Аутосомно-рецессивные нарушения клинически проявляются только в гомо зиготном состоянии, то есть при наличии мутации в обоих аллелях данного генетического локуса. Для заболеваний с аутосомно-рецессивным типом наследования характерны следующие особенности.

Рождение больного ребёнка у фенотипически здоровых родителей оз начает, что отец и мать гетерозиготны по патологическому гену [чет верть их детей будут поражены (гомозиготы по патологическому гену), три четверти — здоровы (две четверти гетерозиготы, четверть гомози готы по нормальному гену)].

При вступлении в брак больного рецессивным заболеванием и челове ка с нормальным генотипом все их дети будут фенотипически здоро выми, но гетерозиготными по патологическому гену.

При вступлении в брак больного и гетерозиготного носителя половина их детей будут больны, половина здоровыми, но гетерозиготными по патологическому гену.

При вступлении в брак двух больных одним и тем же рецессивным заболеванием все их дети будут больны.

Мужчины и женщины поражаются с одинаковой частотой.

Гетерозиготные индивиды фенотипически нормальны, но являются носителями одной копии мутантного гена.

Х-сцепленные нарушения. Поскольку дефектные гены располагаются в хромосоме X, клинические проявления и тяжесть заболевания различны у мужчин и женщин. У женщин две хромосомы Х, поэтому они могут быть гетеро- или гомозиготными по мутантному гену, следовательно, вероя тность развития заболевания у них зависит от его рецессивности/доми нантности. У мужчин только одна хромосома Х, поэтому у них при унас ледовании патологического гена заболевание развивается во всех случаях, независимо от рецессивности или доминантности дефектного гена.

Для Х-сцепленного доминантного наследования характерны следующие особенности.

Поражённые мужчины передают заболевание всем своим дочерям, но не сыновьям.

668 Глава Гетерозиготные женщины передают болезнь половине своих детей не зависимо от их пола.

Гомозиготные женщины передают болезнь всем своим детям.

Для Х-сцепленного рецессивного наследования характерны следующие особенности.

Болеют почти исключительно мужчины.

Мутация всегда передаётся через гетерозиготную мать, которая фено типически здорова.

Больной мужчина никогда не передаёт заболевание своим сыновьям.

Все дочери больного мужчины будут гетерозиготными носительницами.

Женщина-носительница передаёт заболевание половине своих сыно вей, ни одна из её дочерей не будет больна, но половина из них ока жутся носительницами.

Для диагностики моногенных наследственных заболеваний применяют методы прямой и непрямой ДНК-диагностики. Использование прямых ме тодов диагностики возможно лишь для клонированных генов с известной нуклеотидной последовательностью полноразмерной кодовой ДНК. При использовании прямых методов (ДНК-зонды, ПЦР) объектом молекуляр ного анализа является сам ген, точнее мутация этого гена, идентифика ция которой и составляет основную задачу исследования. Использование такого подхода особенно эффективно при наличии точной информации о природе, частоте и локализации наиболее распространённых (доминиру ющих по частоте) мутаций соответствующих генов. Главное преимущество прямого метода — высокая, доходящая до 100% точность диагностики.

Тем не менее существует огромное количество моногенных наследс твенных болезней, для которых мутации не установлены либо не найдены мажорные (главные, наиболее частые) мутации в исследуемых популяци ях. Кроме того, практически при всех моногенных заболеваниях, поми мо мажорных мутаций, существуют многочисленные минорные (редкие) мутации. Наконец, всегда существует возможность присутствия у больно го неизвестных мутаций, что не позволяет использовать прямые методы.

В таких случаях используют непрямые (косвенные) методы молекулярной диагностики. Непрямой подход основан на выявлении сцепленных с ге ном полиморфных маркёров, с помощью которых проводят идентифика цию хромосом, несущих мутантный ген в семьях высокого риска, то есть у родителей больного и его ближайших родственников.

Большинство наиболее распространённых моногенных дефектов прояв ляется нарушениями обмена веществ. Поэтому научной группой ВОЗ раз работана и рекомендована к практическому применению следующая клас сификация моногенных наследственных заболеваний обмена веществ.

Наследственные нарушения обмена аминокислот.

Наследственные нарушения обмена углеводов.

Наследственные нарушения обмена липидов.

Наследственные нарушения обмена стероидов.

Наследственные нарушения обмена пуринов и пиримидинов.

Наследственные нарушения обмена соединительной ткани.

Наследственные нарушения обмена гема и порфиринов.

Наследственные нарушения обмена в эритроцитах.

Наследственные нарушения обмена металлов.

Генетические исследования Наследственные нарушения обмена билирубина.

Наследственные нарушения всасывания в пищеварительном тракте.

ЗАБОЛЕВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ АМИНОКИСЛОТНОГО ОБМЕНА Фенилкетонурия (фенилпировиноградная олигофрения, болезнь Феллин га) — одно из наиболее частых наследственных заболеваний, чаще обус ловлено недостаточностью фенилаланин гидроксилазы (261600, 12q24.1);

при отсутствии своевременного лечения приводит к тяжёлой умственной отсталости. Тип наследования аутосомно-рецессивный. Больные гомози готны по гену фенилкетонурии, а их родители гетерозиготны.

Вследствие дефекта гена фенилаланин гидроксилазы (ФАГ-ген) развива ется недостаточность фермента, и как следствие наступает блок в нормальном превращении фенилаланина в аминокислоту тирозин [Гинтер Е.К., 2001].

Фенилаланин накапливается в организме и его концентрация в крови по вышается в 10-100 раз. Далее он превращается в фенилпировиноградную кислоту, оказывающую токсическое влияние на нервную систему. Накоп ление фенилаланина в организме происходит постепенно, поэтому клини ческая картина развивается медленно. В связи с этим очень важна ранняя диагностика фенилкетонурии.

Ген фенилкетонурии локализуется на хромосоме 12 (12q24.1). Наиболее распространённый тип мутаций — однонуклеотидные замены.

Для диагностики фенилкетонурии у новорождённых разработаны био химические скринирующие тесты. Из молекулярно-генетических методов применяют как прямую, так и косвенную диагностику мутаций в гене фенил кетонурии. Разработан очень быстрый и эффективный метод ПЦР/StyI-диа гностики самой частой (мажорной) в России (более 70%) мутации R408W.

Помимо фенилкетонурии к наследственным заболеваниям, связанным с нарушением аминокислотного обмена, относятся тирозинозы I и II типа (недостаточность -гидроксифенилпируват диоксигеназы и тирозинами нотрансферазы соответственно), алкаптонурия (дефект гомогентизат-1,2 диоксигеназы), альбинизм (дефект фенолоксидазы), болезнь кленового сиропа (дефект декарбоксилазы), гомоцистинурия (дефект цистатионсин тетазы) и многие другие.

Периодическая болезнь — аутосомно-рецессивное моногенное заболева ние, характеризующееся периодически возникающими приступами лихо радки, боли и полисерозитов. Ген периодической болезни (MEFV;

249100, 16p13, ) картирован на коротком плече хромосомы 16. Периодическую болезнь чаще выявляют у лиц сефардо-еврейского, армянского, арабского и турецкого происхождения. В этих популяциях частота гетерозиготного носительства гена периодической болезни достигает 1:5. Кодируемый ге ном периодической болезни белок пирин имеет в своем составе 781 амино кислоту. Среди идентифицированных мутаций гена наиболее распростра нены три миссенс-мутации: Met-694-Val, Val-726-Ala и Met-680-Ile.

Кардиомиопатии — болезни миокарда неясной этиологии, связанные с дисфункцией сердца. Выделяют дилатационную, гипертрофическую, рес трикционную и аритмогенную формы заболевания (ВОЗ, 1995). Некоторые формы кардиомиопатии обусловлены генными дефектами.

Гипертрофическую кардиомиопатию выявляют у 0,02-0,05% населения, приблизительно половину всех случаев заболевания составляют семей 670 Глава ные формы [Godd M. et al., 1989]. Основной морфологический при знак заболевания — гипертрофия миокарда левого желудочка, обычно асимметричного характера, с преимущественным утолщением межже лудочковой перегородки. Специфический гистологический маркёр ги пертрофической кардиомиопатии — дезориентированное, неправиль ное, хаотическое расположение кардиомиоцитов и миофибрилл в них.

Ген гипертрофической кардиомиопатии — FHC-1 (ген семейной ги пертрофической кардиомиопатии) — идентифицирован J. Jarcho et al.

в 1989 г. В настоящее время описано более 50 мутаций в локусах генов, контролирующих структуру и функцию сократительных белков мио карда. Аномальные гены локализуются на хромосомах 1, 2, 7, 11, 14 и 15. Обычно генный дефект состоит в нарушении последовательности аминокислот (замена одной аминокислоты на другую) и наследуется по аутосомно-доминантному типу. Большинство известных мутаций (приблизительно 30%) приводит к синтезу аномальной тяжёлой цепи -миозина и лишь некоторые мутации — к синтезу изменённого кар диального тропонина Т (для больных характерен высокий риск внезап ной смерти) и -тропомиозина.

Аритмогенная дисплазия правого желудочка характеризуется замеще нием миокарда правого желудочка жировой или фиброзно-жировой тканью с атрофией, истончением стенки, образованием аневризмати ческих выпячиваний, дилатацией полости и желудочковыми наруше ниями ритма сердца (экстрасистолия, пароксизмы желудочковой та хикардии). Заболевание наиболее часто наблюдают в Италии, причём в 30% оно носит семейный характер с наследованием по аутосомно-до минантному типу. Аномальный ген, ответственный за возникновение семейной аритмогенной дисплазии правого желудочка, локализован на хромосоме 14.

ЗАБОЛЕВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ОБМЕНА УГЛЕВОДОВ Гликогенозы (гликогеновые болезни) связаны с недостаточностью ферментов, обеспечивающих процессы синтеза и распада гликогена.

В табл. 10-3 приведены основные типы гликогенозов и их молекулярно генетическая характеристика. Большинство гликогенозов наследуются по аутосомно-рецессивному типу.

Таблица 10-3. Молекулярно-генетические основы гликогенозов Хромосомная Синдром Дефектный фермент локализация гена Тип I, болезнь Гирке Глюкозо-6-фосфатаза 17q Тип II, болезнь Помпе Амило-1,4-глюкозидаза Тип III, болезнь Корби Амило-1,6-глюкозидаза 1р Тип IV, болезнь 1,4--D-глюкан-6 1р Андерсена -глюкозотрансфераза Тип V Фосфорилаза (мышцы) Тип VI Фосфорилаза (печень) Тип VII Фосфофруктокиназа (мышцы) 1cen-q Тип VIII Фосфорилазакиназа (печень) 16q12-q13. Генетические исследования Гликогеноз I типа (гепаторенальный, или болезнь Гирке ) характеризу ется отсутствием в клетках печени глюкозо-6-фосфатазы, вследствие чего накопившийся в печени и почках гликоген не может превратиться обратно в глюкозу. В период новорождённости основные проявления заболевания включают гипогликемические судороги, гепатомегалию и задержку роста.

В крови снижена концентрация глюкозы, значительно повышена концент рация мочевой кислоты, вследствие чего возможны признаки подагры.

Гликогеноз I типа (болезнь Помпе ) — неблагоприятный генерализо ванный вариант, накопление гликогена происходит не только в печени, но и в скелетных мышцах, миокарде, лёгких, селезёнке, надпочечниках, стенках сосудов, нейронах.

Другие типы гликогенозов наблюдают очень редко, и клинически они напоминают болезнь Гирке.

Галактоземия характеризуюется накоплением в крови галактозы и про является отставанием в физическом и умственном развитии, тяжёлым поражением печени, нервной системы, глаз и других органов. Развитие заболевания обусловлено мутациями в генах, кодирующих синтез галакто зо-1-фосфат-уридил трансферазы (локализован в 9р13) и реже галактоки назы (17q24).

В первом случае в организме постепенно накапливается галактозо-1 фосфат, что приводит к нарушению метаболизма гепатоцитов. Для диаг ностики определяют активность фермента в эритроцитах — у гомозигот она менее 10%, у гетерозигот — 50%. Во втором случае в организме накап ливается галактоза и продукт её восстановления — галактитол.

ЗАБОЛЕВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ОБМЕНА ЛИПИДОВ Нарушение обмена липидов может происходить на уровне их расщепле ния, всасывания, транспорта, а также промежуточного обмена. Можно выделить два основных типа наследственных нарушений обмена ли пидов.

Липидозы, или сфинголипидозы, приводящие к накоплению сфинго липидов в клетках разных тканей (внутриклеточные липидозы).

Болезни с нарушением обмена ЛП, содержащихся в крови (семейная гиперхолестеринемия и др.).

Большинство нарушений, связанных с накоплением сфинголипидов в клетках разных тканей, обусловлено недостаточностью лизосомальных ферментов, принимающих участие в обмене сфинголипидов, прежде все го в процессе их распада. В табл. 10-4 приведены основные заболевания, обусловленные наследственной недостаточностью лизосомальных гидро лаз. Чаще всего наблюдают болезни Ниманна-Пика, Гоше и Тея-Сакса.

Болезнь Ниманна-Пика обусловлена накоплением сфингомиелина в моз ге, печени, ретикуло-эндотелиальной системе. Заболевание обусловлено недостаточностью сфингомиелиназы. Тип наследования аутосомно-рецес сивный. Выделяют 4 типа болезни Ниманна-Пика (A-D). Тип А проявля ется тяжёлым поражением нервной системы, приводящим к летальному исходу в течение первых 2-3 лет жизни. При формах B-D преимущест венно поражаются гепатоциты, что обусловливает большую продолжитель ность жизни. Данные о локализации мутаций в хромосомах и их возмож ные варианты приведены в табл. 10-4.

672 Глава Таблица 10-4. Молекулярно-генетические основы сфинголипидозов Хромосомная Дефектный Типы и количество мутаций, Синдром локализация фермент мажорные мутации гена Липидоз сфингоми- Сфинго- 11р14.4-р15.1 Миссенс — 8, делеции — 3.

елиновый, Ниман- миелиназа Мажорные: тип А, евреи:

на-Пика болезнь, R496L, L302P, делеция тип А/В нуклеотида Р330 в комплек се - 65%;

тип В, Африка:

R608del - более 80% Ниманна-Пика Сфинго- 18q11-q болезнь, тип С миелиназа Ниманна-Пика Сфинго- Неизвестна болезнь, тип D миелиназа Болезнь Гоше, -Глюкози- 1q21 Миссенс — 30, деле гликосфинголипидоз даза ции — 3, инсерция — 1, сплайсинговая - 1. Мажор ные (98%): N370S, L444P, R463C, 84insG Ганглиозидоз GM2-1, Гексоами- 15q23-q24 Миссенс — 34, делеции — 8, варианты В, В1 нидаза А инсерции — 2, сплайсинго и псевдо АВ, вые — 2. Мажорные:

Тея-Сакса болезнь у евреев: инсерция 4 нуклеотидов (70%), сплай синговая - 20%;

G269S;

не евреи — R247W (32%) Ганглиозидоз GM2, Гексоами- q31.3-q33.1 Миссенс — 3, C107R, АВ вариант нидазы R169P, C138R А и В Дистопический -Галакто- Хq22 Миссенс — 31, делеции — 11, липидоз, синдром зидаза инсерции — 3, сплайсинго Фабри вые — 5, дупликации — Болезнь Гоше проявляется накоплением в головном мозге, печени, кост ном мозге и селезёнке цереброзидов. В основе заболевания лежит недоста точность -глюкозидазы (глюкоцереброзидазы).

Болезнь Тея-Сакса (ганглиозидоз GM2 типа 1) обусловлена накоплением в клетках мозга, печени и селезёнки ганглиозидов из-за недостаточности гексоаминидазы А. Заболевание развивается медленно, поэтому в первые 3-4 мес жизни дети не отличаются от здоровых сверстников. Затем посте пенно ребёнок становится менее активным, появляются расстройства зре ния и слуха. Психические нарушения прогрессируют вплоть до идиотии, заболевание заканчивается летально. Для диагностики обычно исследуют активность гексоаминидазы А.

ЗАБОЛЕВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ОБМЕНА СТЕРОИДОВ Биосинтез стероидных гормонов осуществляется из ХС при участии мно гочисленных ферментов. Конечные продукты биосинтеза кортикостероид ных гормонов — минералокортикоиды (альдостерон, дезоксикортикосте рон), ГК (кортизол) и кортикоиды с андрогенными и, в меньшей степени, Генетические исследования эстрогенными свойствами. Группа заболеваний, обусловленных наслед ственной недостаточностью ферментов, обеспечивающих синтез кортико стероидов, получила общее название АГС. Наиболее распространённый ва риант АГС — наследственная недостаточность 21-гидроксилазы (*201910, 6p21.3, мутации генов CYP21, CA2, CYP21P, ). В зависимости от дефектов гена, кодирующего синтез 21-гидроксилазы, выделяют два варианта забо левания: летальную сольтеряющую форму и нелетальную вирилизирующую форму, связанную с избытком адрогенов.

В локусе 6р21.3, внутри сложного супергенетического комплекса HLA идентифицированы два тандемно расположенных гена 21-гидроксилазы — функционально активный CYP21В и псевдоген CYP21А (неактивный).

Близкое расположение этих генов зачастую ведёт к нарушениям кроссин говера при мейозе и, как следствие, к перемещению активного гена на псевдоген, либо к делеции (потере) части смыслового гена. В обоих случа ях функция активного гена нарушается. На долю делеций приходится при близительно 40% мутаций, конверсий — 20%, точечных мутаций — 25%.

Непрямая диагностика АГС возможна путём исследования 17-ГПГ в кро ви новорождённого, а также с помощью типирования тесно сцепленных с геном CYP21В аллелей HLA А, HLA В или HLA DQА1. ДНК-диагности ка АГС прямыми методами основана на амплификации с помощью ПЦР отдельных фрагментов генов CYP21В и CYP21А, их рестрикции эндонук леазами HaeIII или RsaI и анализе полученных фрагментов после электро фореза [Evgrafov O.V., et al., 1995].

ЗАБОЛЕВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ОБМЕНА ПУРИНОВ И ПИРИМИДИНОВ Синдром Леша-Найена — X-сцепленное рецессивное заболевание, обус ловленное наследственной недостаточностью гипоксантин-гуанин фосфо рибозил трансферазы (*308000, Xq26-q27.2, дефект гена HPRT, рецессив ное). При недостаточности фермента блокировано превращение гуанина и гипоксантина в промежуточные продукты биосинтеза пуриновых нук леотидов и весь цикл синтеза пурина идёт лишь в сторону образования мо чевой кислоты. Заболевание проявляется тяжёлыми поражениями ЦНС.

В настоящее время в гене HPRT выявлено более 100 спорадических му таций, половина из них представлена однонуклеотидными заменами (мис сенс — 53%, сплайсинг — 5%, нонсенс — 2%). Приблизительно в 40% слу чаев выявляют структурные аномалии хромосомы, в том числе крупные делеции и микроделеции одного или нескольких нуклеотидов.

Молекулярно-генетическая диагностика синдрома Леша-Найена воз можна прямыми и непрямыми методами. Прямую диагностику проводят с использованием ПЦР. Косвенная диагностика предусматривает маркиро вание мутантной хромосомы при помощи полиморфных сайтов, наиболее часто локуса DXS52 зондом St14/TaqI.

Подагра — заболевание, характеризующееся образованием кристаллов мочевой кислоты или кислого урата натрия, которые формируют подаг рические узлы, локализующиеся главным образом в суставных хрящах, в синовиальных оболочках и в подкожной клетчатке. Для диагностики используют биохимические методы (определение концентрации мочевой кислоты в крови и моче для установления основного механизма гиперу 674 Глава рикемии — повышенного образования мочевой кислоты или нарушения её выведения из организма). Существует наследственная форма подагры, в основе которой лежит дефицит фермента аденинфосфорибозилтранс феразы. Ген, кодирующий синтез этого энзима, локализован в локусе длинного плеча хромосомы 16.

ЗАБОЛЕВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ОБМЕНА ГЕМА И ПОРФИРИНОВ Талассемии — гетерогенная группа генетических нарушений, связанных с нарушением синтеза нормальных полипептидных цепей Hb. Эти анома лии приводят к развитию гипохромных микроцитарных анемий различной тяжести. Снижение синтеза -глобиновых цепей вызывает -талассемию, -цепей — -талассемию. У человека два идентичных гена -глобина на каждой хромосоме 16 и по одному гену -глобина на хромосоме 11.

Большинство случаев -талассемии обусловлены делецией генов, конт ролирующих синтез -глобиновых цепей. Тяжесть -талассемии связана с количеством делеций этих генов. Делеция одного гена клинически не про является. При делеции двух генов возможна лёгкая анемия со снижением MCV. Результаты электрофореза Hb нормальны. Для установления диагно за используют методы ДНК-диагностики. При потере 3 генов развивается анемия различной степени выраженности с содержанием Hb 70-90 г/л.

При электрофорезе выявляют HbН. Делеция всех 4 генов приводит к не совместимой с жизнью водянке плода.

-Талассемия (*141900, 11p15.5,, более 90% всех талассемий) развива ется в результате экспрессии аномальных генов -глобиновой цепи. Малая -талассемия возникает у лиц, гетерозиготных по патологическому гену.

У большинства из них клинические проявления отсутствуют, однако выяв ляют гипохромию эритроцитов и снижение MCV. Диагноз подтверждаётся путём проведения электрофореза Hb (повышенное содержание HbA2 и/или HbF). Большая -талассемия (анемия Кули) развивается у лиц, гомози готных по патологическому гену. Уже на первом году жизни развивается тяжёлая гипохромная микроцитарная анемия. Лечение включает регуляр ные переливания крови в сочетании с введением железосвязывающих пре паратов или пересадку красного костного мозга.

Порфирии — группа гетерогенных, преимущественно наследственных за болеваний, в основе которых лежат нарушения биосинтеза гема и накопле ние в организме порфиринов и/или их предшественников.

Синтез гема происходит в 8 этапов, для каждого из которых необхо дим специфический фермент. Ключевую роль играет фермент первого эта па — синтетаза аминолевулиновой кислоты, регуляция её активности ли митирует скорость синтеза гема. Под влиянием индуцирующих факторов активность этого фермента может повышаться в 5-6 раз, а при накоплении конечного продукта (гема) она снижается.

Форма порфирии определяется недостаточностью одного из 8 специ фических ферментов цепи синтеза гема. Ферментативный блок на любом уровне данной цепи приводит к снижению количества гема и вызывает повышение активности синтетазы аминолевулиновой кислоты. В резуль тате происходит накопление продуктов синтеза перед заблокированным участком цепи.

Генетические исследования В зависимости от того, где происходит повышенное образование и на копление порфиринов и их предшественников, порфирии разделяются на печёночные и эритропоэтические. В большинстве случаев ферментатив ный дефект выражен во всех тканях, поэтому правильнее говорить лишь о преимущественном вовлечении в процесс либо печени, либо костно го мозга. Референтные величины концентрации порфиринов приведены в табл. 10-5.

Таблица 10-5. Референтные величины концентрации порфиринов в крови [Henry J.D., 1996] Порфирины Референтные величины Эритроциты:

копропорфирин 0,5-2 мкг/дл (0,75-3,0 нмоль/л) протопорфирин 4-52 мкг/дл (7,2-93,6 нмоль/л) Моча:

5-аминолевулиновая кислота 1,5-7,5 мг/сут (11,2-57,2 мкмоль/сут) порфобилиноген менее 1 мг/сут (менее 4,4 мкмоль/сут) копропорфирин 50-160 мкг/сут (0,075-0,24 мкмоль/сут) уропорфирин 10-30 мкг/сут (0,012-0,037 мкмоль/сут) Кал:

копропорфирин 0-500 мкг/сут (0-0,75 мкмоль/сут) протопорфирин 0-600 мкг/сут (0-1,08 мкмоль/сут) По клиническому течению порфирии разделяют на острые (ОПП, на следственная копропорфирия и др.) и хронические (врождённая порфи рия, кожная печёночная порфирия и др.).

Наиболее распространённый вариант — ОПП (частота — приблизитель но 1:30 000), связанная с недостаточностью гидроксиметилбилан синтета зы, порфобилиноген дезаминазы или уропорфироген синтетазы (*176000, 11q23.3, дефекты генов HMBS, PBGD, UPS, ).

У 70-90% носителей патологического гена ни разу в жизни не возникает каких-либо клинических проявлений. В остальных случаях болезнь прояв ляется приступами острых болей в животе, поражениями периферической (полиневропатия) и центральной (судороги, эпилептиформные припадки, бред, галлюцинации) нервной системы, провоцируемых принятием ряда ЛС и гормональных препаратов, а также различными стрессами, с возможным летальным исходом (летальность приблизительно 60%). ОПП относится к груп пе острых печёночных порфирий.

Предположительный диагноз острой порфирии может быть поставлен на основании появления окрашенной мочи во время приступа (от слегка розовой до красно-бурой). Розовый цвет мочи обусловлен повышенным содержанием в ней порфиринов, а красно-бурый — присутствием про топорфирина, продукта деградации порфобилиногена. Для подтвержде ния диагноза проводят комплекс биохимических и генетических иссле дований.

На первом этапе исследуют мочу на присутствие в ней избытка порфо билиногена — качественный скрининговый тест с реактивом Эрлиха, или 676 Глава 5-аминолевулиновой кислоты (5-АЛК). Порфобилиноген, реагируя с ре активом Эрлиха, образует в кислом растворе окрашенный продукт розово красного цвета. Этот тест почти всегда положителен при острых приступах порфирии и лишь в редких случаях бывает ложноположительным. Отри цательный результат теста не позволяет исключить диагноз острой порфи рии. Это обусловлено целым рядом причин: в моче могут присутствовать вещества-ингибиторы, обусловливающие ложноотрицательный результат;

повышение концентрации порфобилиногена может быть незначительным (ниже предела чувствительности метода);

экскреция порфобилиногена мо жет быстро снижаться и нормализоваться в течение нескольких дней после острого приступа. В связи с этим все положительные и некоторые отри цательные (при наличии соответствующей клинической картины заболе вания) результаты теста должны быть подтверждены количественным оп ределением порфобилиногена в моче. Учитывая, что в некоторых случаях при ОПП вначале резко повышается содержание 5-АЛК, необходимо при наличии клинических симптомов и отрицательной пробы на порфобили ноген провести исследование на 5-АЛК.

В норме концентрация порфобилиногена в моче меньше 2 мг/л. При получении нормальных результатов количественного определения пор фобилиногена в моче порфирию как причину острых симптомов можно в большинстве случаев отвергнуть. У пациентов с увеличенной концентра цией ПГБ в моче устанавливают диагноз «острая порфирия» и в дальней шем выполняют исследования по дифференциальной диагностике ОПП и других форм острой порфирии. Для этих целей используется определение общих порфиринов в кале.

В норме концентрация общих порфиринов в кале меньше 200 ммоль/кг сухого кала. Нормальная концентрация общих порфиринов в кале под тверждает диагноз ОПП. При вариегатной порфирии и врождённой прото порфирии эта концентрация увеличивается во много раз.

Таким образом, диагноз ОПП в период острого течения заболевания можно установить на основании повышенной концентрации порфобили ногена в моче и нормального содержания общих порфиринов в кале. Вне обострения и в бессимптомных случаях повышенное содержание порфо билиногена в моче выявляют только у 30% больных ОПП. В таких случаях необходимо провести исследование активности порфобилиноген дезами назы в эритроцитах.

Порфобилиноген дезаминаза — цитоплазматический фермент, катализи рующий конденсацию четырёх молекул порфобилиногена с образовани ем линейного тетрапиррола. Фермент существует в двух изоформах, одна из которых специфична для эритроцитов, а другая содержится в клетках практически всех тканей. В норме активность порфобилиноген дезамина зы в эритроцитах — 5,8-11,7 нмоль/с/л [Тиц Н., 1997]. Приблизительно у 90% больных ОПП активность фермента в эритроцитах снижена в 2 раза.

Приблизительно у 5% пациентов активность порфобилиноген дезаминазы может быть в пределах нормальных величин из-за перекрывания уровней активности фермента в норме и при ОПП. В таких случаях точный диа гноз может быть поставлен только с использованием молекулярно-генети ческих методов. Информативность различных методов диагностики ОПП Генетические исследования в зависимости от периода заболевания представлена в табл. 10-6-10-7, а на рис. 10-3 приведён алгоритм диагностики заболевания. Ген порфобилино ген дезаминазы локализован на хромосоме 11 (11q23-11qter). Для выявле ния мутаций исследуют ДНК лимфоцитов больных методом ПЦР, секве нирования или ПДРФ-анализа.

Рис. 10-3. Алгоритм обследования пациентов с подозрением на порфирию 678 Глава Таблица 10-6. Информативность различных методов диагностики ОПП в зависимос ти от периода заболевания Активность Порфобилиноген в моче Анализ Период порфобилиноген ДНК качественный количественный заболевания дезаминазы в лимфоцитов тест тест эритроцитах Приступ ОПП + + + + Ремиссия ОПП +/- +/- ++ Латентный +/- +/- ++ период ОПП Бессимптомное носительство --+/- + гена ОПП Таблица 10-7. Типичные биохимические изменения, ассоциированные с нарушени ями метаболизма порфирина [Henry J.D., 1996] Эритроциты Моча Кал Заболевание УП КП ПП 5-АЛК ПБГ УП КП УП КП ПП ОПП Н Н Н Н Н Н или Н Наследственная копро- Н Н Н Н Н Н порфирия Вариегатная порфирия Н Н Н Н или или Н Н Н Конгенитальная эритро- Н Н Н поэтическая порфирия Эритропоэтическая Н Н Н НН Н Н протопорфирия Симптоматическая Н Н Н Н Н Н порфирия или или Н Н Отравление свинцом Н Н Н Н Н или или Н Н Примечания: УП — уропорфирин;

КП — копропорфирин;

ПП — протопорфи рин;

5-АЛК — 5-аминолевулиновая кислота;

ПБГ — порфобилиноген;

— повы шение;

— значительное повышение;

Н — норма.

ЗАБОЛЕВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ОБМЕНА СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ Выделяют три основных компонента соединительной ткани:

клеточные элементы;

коллагеновые, эластические и ретикулярные волокна;

аморфное основное вещество.

Генетические дефекты синтеза и распада различных структурных ком понентов соединительной ткани приводят к развитию наследственных Генетические исследования заболеваний. Среди заболеваний, при которых поражаются коллагеновые и эластические волокна, наиболее часто наблюдают болезнь Марфана.

Группа заболеваний, в основе которых лежит нарушение метаболизма аморфного вещества, в основном кислых гликозаминогликанов, получили название мукополисахаридозы.

Болезнь Марфана — наследственное заболевание, характеризующееся системным поражением соединительной ткани. В развитии болезни важное значение имеет поражение коллагена и эластина, выражающееся в наруше нии внутри- и межмолекулярных связей в этих структурах. Первичный ге нетический дефект, обусловливающий болезнь Марфана, связан с повреж дением гена фибриллина-1 (#154700, 15q15-q21.3, ген FBN1 [*134797],.

В норме этот ген кодирует синтез соединительнотканного протеина — фибриллина-1 (структурный гликопротеинный компонент эластина). Для больных типичны высокий рост, длинные (паукообразные) пальцы, бед ренные и паховые грыжи, гипоплазия мышц и подкожной клетчатки, плос костопие, пороки сердца, аневризма аорты.

Мукополисахаридозы. Важнейшая составная часть соединительной тка ни — протеогликаны (крупные макромолекулы, состоящие из волокнис того центрального белка с ковалентно присоединёнными к нему гликоза миногликанами). Количество и соотношение различных протеогликанов зависит от типа соединительной ткани. Они образуются в фибробластах.

В лизосомах этих же клеток протеогликаны после эндоцитоза разрушают ся. Разрушение гликозаминогликанов начинается с терминального моно сахарида под действием специфических лизосомальных гликозидаз. Если какие-либо лизосомальные ферменты отсутствуют (генетический дефект их синтеза) или их активность снижена, в соединительной ткани различных органов начинается накопление неразрушенных или частично разрушен ных протеогликанов. Поэтому мукополисахаридозы относятся к болезням накопления.

В настоящее время выделяют 9 основных типов мукополисахаридозов, характеризующихся недостаточностью различных ферментов и определён ными особенностями клинической картины. Перечень основных типов мукополисахаридозов, дефектные ферменты, хромосомная локализация генов, типы и количество мутаций приведены в табл. 10-8.

Таблица 10-8. Молекулярно-генетические основы мукополисахаридозов Хромосомная Дефектный Типы и количество мутаций, Синдром локализация фермент мажорные мутации гена Мукополисахаридоз -L-идуро- 4р16.3 Миссенс — 3, делеции — 1, I типа, нидаза нонсенс — 4, сплайсинго Гурлера синдром вая — 1. Мажорные: W402X (31%), Q70X(15%), P533R (3%) Мукополисахаридоз Идуронат- Хр28 20% — крупные делеции, из II типа, Хантера 2-сульфа- них: 4,5% — всего гена;

де синдром таза леции 1-2 нуклеотидов — 7;

миссенс — 13, нонсенс — 4, сплайсинговые — 680 Глава Окончание табл. 10- Мукополисахаридоз Гепарин IIIА, Санфилиппо N-сульфа синдром А таза Мукополисахаридоз N-ацетил- Хромосома IIIВ, Санфилиппо -D-глю- 17?

синдром В козамиди наза Мукополисахаридоз ? Хромосома IIIС, Санфилиппо 14 или синдром С Мукополисахаридоз N-ацетил- 12q IIID, Санфилиппо глюкоз синдром D амин-6 сульфатаза Мукополисахари- N-ацетил- 16q24.3 Миссенс — 3, N204K, доз IVА, Моркио галактоз- A138V,R386C;

делеция синдром амин-6- 2 нуклеотидов — сульфата N-ацетил Мукополисахаридоз галактоз- Миссенс — 4, C137V, C117R, VI, Марото-Лами 5q11-q амин суль- L236P, C405Y;

делеция — синдром фатаза Мукополисахаридоз -D-глюк- 7q21.11 Миссенс — 5: А619V, R382C, VII, Слая синдром уронидаза R216W, R611W ЗАБОЛЕВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ОБМЕНА В ЭРИТРОЦИТАХ Наследственный микросфероцитоз (семейная гемолитическая анемия Минковского-Шоффара) — группа заболеваний, связанная с врождённы ми дефектами белков мембраны эритроцита [тип I — дефект гена -спек трина (*182870, 14q22-q23.2, ген SPTB, );

тип II — дефект гена анкирина (*182900, 8p11.2, ген ANK1, )№ тип III (IIIА) — дефект гена -спектрина (*270970, 1q21, ген SPTA1, )]. В основе заболевания лежит повышенная проницаемость мембраны для ионов натрия, в связи с чем эритроциты приобретают шарообразную форму, становятся ломкими и легко подвер гаются гемолизу. Изменённые эритроциты разрушаются в селезёнке, в ре зультате чего происходит повышенное образование непрямого билирубина.

Заболевание характеризуется триадой синдромов: анемия, желтуха и спле номегалия.

ЗАБОЛЕВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ОБМЕНА МЕТАЛЛОВ Болезнь Уилсона-Коновалова (гепатолентикулярная дегенерация) — забо левание, обусловленное наследственным дефектом обмена меди (*277900, 13q14.3-q21.1, мутация -полипептида ATP7B Cu2+-транспортирующей АТФазы;

). У больных в плазме крови резко снижена концентрация ос новного медьсодержащего белка — церулоплазмина и, в меньшей степени, ещё одного белка, участвующего в метаболизме меди, — цитохромокси дазы. Основные проявления заболевания — поражения печени (цирроз с Генетические исследования последующей печёночной недостаточностью) и ЦНС (стволовые и моз жечковые расстройства, экстрапирамидная ригидность, гиперкинезы, рас стройства психики).

Патологический ген полностью идентифицирован, поэтому выявление мутаций в нём возможно как прямыми, так и непрямыми методами. В на стоящее время в гене АТР7В идентифицированы более 30 мутаций. В евро пейской популяции наиболее значимы мутации His1070Gln и Gly1267Lys, зарегистрированные в 28 и 10% всех мутантных хромосом соответственно [Thomas G.R. et al., 1995].

Синдром Менкеса — заболевание, возникающее в результате дисфункции медьсодержащих энзимов (*309400, Xq12-q13, дефекты генов, кодирую щих катион-транспортирующую АТФазу ATP7A, MNK, MK, OHS, 300011, Xq12-q13, рецессивное). Концентрация меди в сыворотке крови резко снижена. В результате нарушения транспорта меди происходят различные изменения соединительной ткани (дегенеративные изменения в стенках сосудов, нарушение структуры трубчатых костей), поражается ЦНС.

Первичный гемохроматоз (*235200, 6p21.3, ген HFE, ;

ассоциация с HLA A3, B7, B14) обусловлен усилением всасывания железа в тонкой кишке и накоплением его в тканях с последующим повреждением и недостаточ ностью органов. При клинико-морфологической характеристике первич ного гемохроматоза необходимо учитывать отчётливую стадийность его те чения. Обычно различают доклиническую и клиническую стадии. Средний возраст пациентов с доклинической стадией составляет 29 лет, а в стадии развёрнутых клинических проявлений 44-49 лет.

Из биохимических показателей для диагностики первичного гемохрома тоза используют концентрацию железа и ферритина в сыворотке крови, степень насыщения трансферрина железом. Уже в доклинической стадии заболевание характеризуется глубокими нарушениями показателей обмена железа. В стадии развёрнутых клинических проявлений концентрация железа в сыворотке крови достигает 35-56 мкмоль/л, ферритина — 500-1500 мкг/л, а степень насыщения трансферрина железом — 62-129%. Наиболее ин формативными считают повышение концентрации ферритина в сыворот ке крови до 200 мкг/л и выше у женщин и 300 мкг/л и выше у мужчин, а также увеличение степени насыщения трансферрина железом более 60%.

Первый показатель коррелирует с запасами железа в организме больных и с клинической манифестацией заболевания, второй — наиболее прос той и надёжный маркёр гомозиготного носительства аллеля первичного гемохроматоза. Возможна прямая диагностика первичного гемохроматоза методами ДНК-анализа.

ЗАБОЛЕВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ОБМЕНА БИЛИРУБИНА Из наследственных нарушений обмена билирубина наиболее часто на блюдают синдромы Криглера-Найяра I типа и Жильбера. Синдромы Криг лера-Найяра II типа, Дабина-Джонсона (*237500, дефект гена канальцевого транспортёра органических анионов CMOAT, 10q24 [*601107], ) и Ротора (*237450, конъюгированная гипербилирубинемия типа I, ) — очень ред кие заболевания.

Структура гена уридиндифосфатглюкуронилтрансферазы (УДФГТ) слож на (рис. 10-4). У всех форм УДФГТ постоянными компонентами являют 682 Глава Рис. 10-4. Строение гена УДФГТ [Шерлок Ш., Дулли Дж., 1999] ся экзоны 2-5 на 3-конце ДНК гена. Для экспрессии гена необходимо вовлечение одного или нескольких первых экзонов. Так, при образовании изоферментов УДФГТ 1*1 последовательности экзона 1 определяют суб стратную специфичность и свойства ферментов. Дальнейшая экспрессия УДФГТ 1*1 зависит также от промоторного участка на 5-конце, связанно го с каждым из первых экзонов. Промоторный участок содержит последо вательность ТАТАА.

Детали строения гена важны для понимания патогенеза синдромов Жильбера и Криглера-Найяра.

В основе синдрома Жильбера (#143500, UGT1A1, 1q21-q23, ) лежит ге нетический дефект — наличие на промоторном участке гена, кодирующего УДФГТ 1*1, дополнительного динуклеотида ТА, что приводит к образо ванию участка [А(ТА),ТАА]. Удлинение промоторной последовательности нуклеотидов нарушает связывание фактора транскрипции IID, что приво дит к уменьшению образования УДФГТ 1.

При синдроме Криглера-Найяра типа I (218800, ) генетический дефект локализуется в одном из 5 экзонов (1А-5) гена УДФГТ 1*1 и приводит к отсутствию активности коньюгирующего фермента в печени.

При синдроме Криглера-Найяра типа II (143500, ) также выявляют му тации в экзонах 1А-5 гена УДФГТ 1*1, однако в печени обнаруживают остаточную активность фермента, поэтому билирубинемия менее высо кая, чем при синдроме Криглера-Найяра типа I. Анализ гена УДФГТ 1* позволяет предположить, что у таких пациентов присутствует смешанная гетерозиготность: в одном из аллелей — мутация ТАТАА, свойственная синдрому Жильбера, а в другом — мутация, свойственная синдрому Криг лера-Найяра.

ЗАБОЛЕВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ВСАСЫВАНИЯ В ПИЩЕВАРИТЕЛЬНОМ ТРАКТЕ Группа наследственных заболеваний, связанных с нарушением всасыва ния в пищеварительном тракте, очень обширна;

наиболее распространён ное и важное заболевание этой группы — муковисцидоз.

Муковисцидоз (кистозный фиброз поджелудочной железы) (219700, 7q31.2, CFTR, CF, ) развивается вследствие мутации гена, расположенно го в длинном плече хромосомы 7 в области q31-q32 и кодирующего белок, Генетические исследования называемый муковисцидозным трансмембранным регулятором проводи мости (МТРП). МТРП регулирует обмен ионов хлора через апикальные мембраны всех эпителиальных клеток организма. Функции гена МТРП при муковисцидозе могут быть нарушены полностью или частично, в за висимости от типа мутаций и их локализации. В настоящее время иденти фицировано более 500 мутаций в гене МТРП. Среди населения Западной Европы наиболее распространена мутация delF508 (70-85%), приводящая к отсутствию фенилаланина в 508 положении белка МТРП. В России на долю этой мутации приходится приблизительно 50%. Данная мутация при водит к развитию тяжёлой клинической картины муковисцидоза. Другие мутации (R117H, R334W и R347P) выявляют при более лёгких формах за болевания.

Х-СЦЕПЛЕННЫЕ МОНОГЕННЫЕ БОЛЕЗНИ Гемофилия А (306700, Xq28, дефекты генов F8C, рецессивное) обус ловлена наследственным дефектом фактора VIII, важнейшего компонента свёртывающей системы крови.

Фактор VIII — антигемофильный глобулин А — циркулирует в крови в виде комплекса из трех субъединиц, обозначаемых VIII-к (коагулирующая единица), VIII-Аг (основной антигенный маркёр) и VIII-фВ (фактор фон Виллебранда, связанный с VIII-Аг). Считают, что VIII-фВ регулирует син тез коагуляционной части антигемофильного глобулина (VIII-к). Главный комплекс — VIII-к, кодируется геном F8, локализованным в хромосоме Х.

Спорадические случаи гемофилии А составляют 30%, остальные 70% приходятся на семейные варианты. Приблизительно 10% всех идентифи цированных мутаций в гене F8 приходятся на делеции, 5% — на короткие делеции и дупликации гена, остальные представлены точечными мутациями.

Гемофилия В (306900, Xq27.1-q27.2, дефекты генов F9, HEMB, рецес сивное) обусловлено наследственным дефектом фактора IX. Синтез факто ра IX в гепатоцитах кодируется геном F9. Для гена F9 характерна высокая частота возникновения мутаций (в настоящее время идентифицированы свыше 400 мутаций). Подавляющее большинство из них — замены нук леотидов. В 40% случаев при тяжёлых ингибиторных формах гемофилии В у пациентов обнаруживают делеции различной протяженности.

Для диагностики гемофилии В используются прямые и непрямые моле кулярно-генетические методы. Непрямая диагностика основана на анали зе методом ПЦР внутригенных полиморфных сайтов: Taql (в положении 11109-11113);

инсерционного полиморфизма (рестриктазы Hinfl и Ddel).

Метод ПДРФ-анализа информативен только у 60-70% всех семей с гемо филией В. Прямую диагностику заболевания проводят с использованием ПЦР.

Миодистрофия Дюшена (*310200, Xp21.2, ген DMD дистрофина, рецес сивное) — возникает в результате дефектов гена, кодирующего белок дис трофин, входящий в состав сарколеммы мышечного волокна. Выделяют две клинических формы заболевания: тяжёлую — миодистрофию Дюшена и относительно благоприятную миодистрофию Беккера. При миодистро фии Дюшена дистрофин либо полностью отсутствует, либо подвергается деградации вскоре после синтеза. При форме Беккера дистрофин присут ствует в изменённой форме (чаще всего укороченной).

684 Глава Известны различные мутации гена DMD. В 60% случаев в гене DMD обнаруживают протяжённые делеции, 30% из них локализованы в прок симальной части гена, 70% — в дистальной. Прямой корреляции между тяжестью течения заболевания и протяженностью делеции не отмечают.

Нередко выявляют и другие мутации DMD: в 5% — дупликации, в 35% — точечные мутации.

Для диагностики делеций в DMD наиболее часто используют ПЦР.

Для лечения разрабатывают методы генной коррекции (введения ретро вирусных или аденовирусных генных конструкций, содержащих полноме разную кодовую ДНК гена DMD).

Витамин D-резистентный рахит (семейный гипофосфатемический рахит, фосфатный диабет) — группа наследственных заболеваний, обусловленных нарушением всасывания фосфатов в кишечнике (Х-сцепленная форма: тип I, *307800;

тип II #307810;

оба типа — доминантное;

рецессивная фор ма: 241520, ;

доминантная форма: 193100, ). Тяжесть заболевания мо жет варьировать от некоторой задержки роста до выраженных форм рахита с остеомаляцией. Рахитические изменения начинают развиваться у детей на 1-2-м году жизни. При исследовании крови выявляют снижение кон центрации фосфатов, повышение активности щелочной фосфатазы, кон центрации кальция и ПТГ обычно в норме.

ПЕРВИЧНЫЕ ИММУНОДЕФИЦИТЫ Первичные иммунодефициты возникают в результате генетических на рушений в развитии и созревании клеток иммунной системы, вследствие чего повышается чувствительность организма к инфекциям.

Классификация первичных иммунодефицитов Преимущественные дефекты продукции АТ.

Сцепленная с хромосомой Х агаммаглобулинемия.

Дефицит IgA и IgG с увеличением синтеза IgM.

Общий вариабельный иммунодефицит.

Селективный дефицит АТ с нормальным уровнем Ig.

Селективный дефицит субклассов IgG.

Селективный дефицит IgA.

Транзиторная гипогаммаглобулинемия у новорождённых.

Лимфопролиферативный синдром, сцепленный с хромосомой X.

Первичные нарушения клеточного иммунитета, приводящие к комби нированным иммунодефицитам.

Гипоплазия тимуса.

Множественные комбинированные иммунодефициты, связанные с Х-хромосомой;

Дефицит аденозин дезаминазы.

Дефектная экспрессия HLA Аг.

Дефицит Т-клеточных антигенных рецепторов.

Клеточный иммунодефицит с нормальным содержанием Ig.

Иммунодефициты, связанные с другими дефектами.

Хроническая гранулематозная болезнь (синдром Вискотта-Олдрича).

Атаксия-телеангиэктазия.

Генетические исследования Сцепленная с хромосомой Х агаммаглобулинемия (болезнь Брутона) — им мунодефицит, обусловленный блокированием дифференцировки В-лим фоцитов (*300300, Xq21.2-q22, дефект гена AGMX1, кодирующего тиро зинкиназу;

ключевой регулятор развития B-клеток, ). Выраженность иммунодефицита может варьировать от полного отсутствия всех изотипов Ig и В-лимфоцитов в крови до их умеренного снижения. Количество Т-лим фоцитов и их функциональная активность (клеточный иммунитет) в нор ме. Заболевание проявляется упорными гнойными инфекциями у детей через 9-12 мес после рождения.

Дефицит IgA и IgG с увеличением синтеза IgM, или синдром гиперимму ноглобулинемии M, (*308230, Xq26, дефект лиганда к CD40).

Генетический дефект заключается в наличии мутации в гене лиганда CD40 (CD40L), экспрессирующегося на активированных Т-лимфоцитах.

Дефектная экспрессия CD40L приводит к отсутствию вторичного иммун ного ответа (синтеза Ig В-лимфоцитами) на Т-зависимый Аг. В сыворотке крови выявляют очень высокие концентрации IgM (до 10 г/л), неопреде ляемые IgA и IgE и очень низкие IgG (менее 1,5 г/л). Количество В-лим фоцитов может быть нормальным (но они представлены только В-лимфо цитами, несущими IgM). Клинически заболевание проявляется гнойными инфекциями, повышен риск развития аутоиммунной патологии.

Общий вариабельный иммунодефицит. Термин «общий вариабельный им мунодефицит» используют для описания иммунодефицитных состояний, обусловленных нарушением способности В-лимфоцитов превращаться в плазматические клетки. Это весьма гетерогенная группа заболеваний с различными типами наследования. Наиболее частые клинические проявле ния — рецидивирующие лёгочные инфекции, герпес, лямблиоз, менинго энцефалиты;

характерна высокая частота возникновения злокачественных опухолей.

Селективный дефицит АТ с нормальным уровнем Ig характеризуется из бирательной недостаточностью иммунного ответа на определённые Аг (столбнячный, дифтерийный, групповые Аг крови, пневмококковые по лисахариды и бактериофаги). Большинство таких людей здоровы, и только некоторые страдают от повторных инфекций. Концентрации IgM и IgG в сыворотке крови обычно нормальные, у части пациентов может быть снижена концентрация IgG2. Снижение иммунного ответа на полисахарад ные Аг часто выявляют у больных серповидноклеточной анемией, аспле нией, синдромом Вискотта-Олдрича, Ди-Джорджи.

Селективный дефицит субклассов IgG характеризуется избирательным с снижением концентрации IgG1-4 в крови при нормальным уровне общего IgG. Дефицит IgG2 может сопровождаться снижением концентрации IgA в крови и часто ассоциируется с рецидивирующими инфекциями. При де фиците IgG1, IgG3 и IgG4 развиваются синуситы, пневмония и бронхоэкта зы. Одновременный дефицит IgG2 и IgG3 часто сочетается с ювенильным сахарным диабетом, идиопатической тромбоцитопенической пурпурой и СКВ.

Селективный дефицит IgA в европейской популяции выявляют с частотой 1 на 500. Концентрация IgA в сыворотке крови менее 0,1 г/л. Предполо жительно дефект развивается вследствие нарушения созревания продуци рующих IgA В-лимфоцитов. Клинические проявления могут отсутствовать, 686 Глава в ряде случаев возможны частые инфекционные заболевания, атопия, вос палительными заболеваниями ЖКТ, аутоиммунная патология.

Транзиторная гипогаммаглобулинемия у новорождённых — задержка об разования собственных АТ у детей грудного возраста (в норме начина ют активно синтезироваться с 3-12-го месяца жизни), что связывают с замедленной дифференцировкой Т- и В-лимфоцитов. При транзиторной гипогаммаглобулинемии начало выработки собственных АТ может задер живаться до 3-летнего возраста У части пациентов отмечают повышенную частоту инфекционных заболеваний.

Лимфопролиферативный синдром, сцепленный с хромосомой Х характери зуется селективной неспособностью отвечать на инфицирование вирусом Эпстайна-Барр, что приводит к серьёзным, а иногда и к фатальным ин фекционным заболеваниям и приобретённому иммунодефициту. Гены, от ветственные за это заболевание, пока не идентифицированы. Т-клеточный иммунитет незначительно нарушен, наблюдается инвертированное соот ношение CD4/CD8 и сниженный пролиферативный ответ на митогены, у большинства пациентов снижено количество NK-клеток.

Аномалия Ди-Джорджи — генетический синдром, характеризующийся пороками сердца, расщеплением нёба, гипокальциемией, патологией ли цевого скелета и T-клеточным иммунодефицитом вследствие гипоплазии тимуса. Большинство случаев заболевания (80-90%) связано с делецией локуса 22q11.2 ().

Множественные комбинированные иммунодефициты — группа заболева ний, как с аутосомно-рецессивным, так и с Х-сцепленным наследованием.

Наиболее частая X-сцепленная форма (#312863, мутации -цепи рецептора ИЛ-2, рецессивное) обусловлена дефектом рецептора к ИЛ-2, что приво дит к нарушению развития и дифференцировки Т-лимфоцитов и, в мень шей степени, В-лимфоцитов. При исследовании крови у таких пациен тов отмечают лимфопению, преимущественно за счёт Т-лимфоцитов. Уже с первых месяцев жизни развиваются кандидоз слизистой оболочки полос ти рта, рецидивирующие септические состояния, интерстициальная пнев мония, отиты, хроническая диарея.

Недостаточность аденозиндезаминазы (*102700, 20q12-q13.11, дефект гена ADA, ). В результате снижения активности аденозиндезаминазы проис ходит накопление метаболитов (в частности, дезоксиаденозинтрифосфата) в лимфоидных клетках. Дезоксиаденозинтрифосфат угнетают фермент ри бонуклеотидредуктазу, необходимую для синтеза ДНК, в результате чего нарушается пролиферации лимфоцитов. В крови выявляют значительное снижение количества Т-лимфоцитов. Клинические проявления иммуноде фицита аналогичны таковым множественных комбинированных иммуно дефицитов, кроме того, возможны аномалии скелета.

Дефектная экспрессия HLA (синдром «голых» лимфоцитов) — группа им мунодефицитов, характеризующаяся отсутствием экспрессии HLA I и II класса на поверхности Т- и В-лимфоцитов, моноцитов и других моно нуклеарных фагоцитов, что может быть связано с патологией целого ряда генов (#209920, 600005, 600006, 601863, 601861, дефекты генов MHC2TA, RFX5, RFXAP, C2TA, все ). Клинически заболевание проявляется упорной диареей, синдромом мальабсорбции, кандидозом, бактериальными инфек циями, интерстициальной пневмонией. При лабораторных исследованиях Генетические исследования выявляют пангипогаммаглобулинемию, отсутствие стимулируемой Аг про лиферации лимфоцитов и клеточноопосредованной цитотоксичности.

Дефицит Т-клеточных антигенных рецепторов характеризуется отсутстви ем на Т-лимфоцитах антигенных рецепторов (входят в группу белков CD комплекса). Клинические проявления вариабельны. Описаны дефициты и аномалии строения - и -цепей CD3.

Клеточный иммунодефицит с нормальным содержанием Ig (синдром Не зелофа, *242700, ) характеризуется снижением Т-клеточной функции и уменьшением количества CD4- и CD8-лимфоцитов;

концентрация Ig в сыворотке крови в пределах нормы. Клинические проявления — канди дозы кожи и слизистых оболочек, герпетическая инфекция, хроническая пневмония, сепсис и инфекции мочевого тракта.

Хроническая гранулематозная болезнь (синдром Вискотта-Олдрича) прояв ляется в младенческом или раннем детском возрасте экземой, возвратными и резистентными к лечению инфекциями, и тромбоцитопенией. Описаны все три типа наследования: в основном Х-сцепленный (*301000, Xp11.23 p11.22, дефекты генов WAS, IMD2, THC), реже рецессивный (277970, ) и доминантный (*600903, ). При исследовании иммунного статуса выяв ляют прогрессирующую лимфопению, преимущественно за счёт Т-лим фоцитов, количество В-лимфоцитов увеличено, значительное снижение в крови концентрации IgM, и повышение уровней IgA и IgE. К первона чальным клиническим проявлениям могут присоединяться аутоиммунные заболевания (васкулит, гломерулонефрит) и злокачественные лимфорети кулярные опухоли.

Атаксия-телеангиэктазия (208900, ген ATM, 11q22-q23, ) характеризуется прогрессирующей мозжечковой атаксией, появлением мелких телеанги эктазий (на мочках ушей и склерах) и, у большинства пациентов, реци дивирующими инфекциями. Заболевание связано с дефектами ДНК-то поизомеразы, приводящими к нарушениям регуляции клеточного цикла.

В лимфоцитах выявляют частые поломки хромосом, инверсии и трансло кации, затрагивающие участки генов Т-клеточного рецептора и комплек са генов Ig. При исследовании иммунного статуса отмечают вариабельное снижение концентраций в крови IgG2, IgG4, IgA и IgE могут вообще от сутствовать. Для данной формы иммунодефицита характерна высокая кон центрация АФП в крови.

Диагностика мультифакториальных заболеваний Многие из фенотипических признаков человека контролируются боль шим количеством генов. Каждый из этих генов действует независимо от других. Вероятность того, что индивид получит много генов, действующих в одном направлении, невелика. Определённый вклад в нормальное рас пределение генов вносят внешнесредовые факторы. В большинстве случа ев изменчивость фенотипических признаков в популяции отражает сов местное действие совокупности генов и факторов внешней среды. Давно известно о существовании «семейной» предрасположенности ко многим распространённым заболеваниям, таким как атеросклероз, ИБС, сахарный диабет, злокачественные опухоли, бронхиальная астма, язвенная болезнь, артериальная гипертензия и др., однако их генетический компонент не наследуется в соответствии с законами Менделя. Эти заболевания разви 688 Глава ваются как результат взаимодействия ряда генов с многочисленными сре довыми факторами. Такой тип наследования носит название мультифак ториального.

В мультифакториальных генетических заболеваниях всегда присут ствует полигенный компонент, состоящий из последовательности генов, кумулятивно взаимодействующих друг с другом. Индивид, унаследовав ший соответствующую комбинацию этих генов, переходит «порог риска», и с этого момента уже компонент окружающей среды определяет, возник нет ли заболевание у данного лица и насколько оно будет выраженным.

Вариабельность наследственной предрасположенности к заболеваниям обусловлена феноменом генетического полиморфизма. Полиморфными называются гены, которые представлены в популяции несколькими разно видностями — аллелями. Различия между аллелями одного и того же гена, как правило, заключаются в незначительных вариациях его генетического кода, причём последние могут как не отражаться, так и отражаться на фе нотипическом уровне (вплоть до клинических проявлений). При неблаго приятном сочетании определённых аллелей может возрастать риск разви тия различных заболеваний. Данные ассоциации могут носить как прямой характер, если аллельный полиморфизм затрагивает функцию гена, так и иметь «маркёрную» природу, то есть проявляться в результате сцепления какого-либо аллеля с неблагоприятным вариантом истинного «гена забо левания».

Полиморфизм нуклеотидных последовательностей обнаружен во всех структурных элементах генома: экзонах, интронах, регуляторных участках и т.д. Вариации, затрагивающие непосредственно кодирующие фрагменты гена (экзоны) и отражающиеся на аминокислотной последовательности их продуктов, наблюдают относительно редко. Большинство случаев поли морфизма выражаются либо в заменах одного нуклеотида, либо в вариации количества повторяющихся фрагментов.

Следует отметить, что в настоящее время данные о связи заболеваний с теми или иными генетическими маркёрами для мультифакториальных болезней весьма противоречивы.

ИШЕМИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ СЕРДЦА До недавнего времени считали, что в основе ИБС лежат исключительно средовые факторы, однако за последние 25 лет получены данные о том, что такие факторы риска ИБС, как высокая концентрация ХС в сыворотке крови и артериальная гипертензия, в существенной степени генетически обусловлены. К факторам риска ИБС также относятся высокие концент рации фибриногена, гомоцистеина, ЛП(а), апо-Е, повышенная активность АПФ I, которые, как правило, отражают мутации генов, ответственных за их синтез или регуляцию обмена в организме.

Мультифакториальная природа ИБС в настоящее время не вызывает сомнения. Исследование структуры наследственной предрасположенности к ИБС направлено на поиск конкретных генетических факторов, потенци ально предопределяющих риск и начало болезни. Важны для понимания генетики ИБС как мультифакториального заболевания следующие положе ния: физиологический признак в своём качественном или количественном выражении генетически детерминирован;

при этом имеет значение эффект Генетические исследования полигении (наследственная предрасположенность к ИБС обусловлена эф фектами многих генов), причём на общем полигенном фоне основную роль в могут играть лишь несколько потенциально идентифицируемых «главных генов», а также такое фундаментальное свойство генома, как полиморфизм его локусов.

Среди множества генетически детерминированных факторов риска ИБС основное значение имеют следующие.

Концентрации в сыворотке крови общего ХС, ЛПНП, апо-B.

Концентрации в сыворотке крови ЛПВП-ХС, апо-А.

Концентрация в сыворотке крови ЛП(a).

Концентрации в сыворотке крови ТГ и ЛПОНП.

Рецепторная активность ЛПНП.

Концентрация в плазме крови фибриногена.

Концентрации в сыворотке крови эстрадиола.

Гетерозиготность по гомоцистинурии.

Активность АПФ.

Многочисленные исследования по проблеме атеросклероза и ИБС под тверждают тот факт, что повышение концентрации ХС в крови — один из основных факторов риска в отношении развития этих заболеваний. Раз витие ГЛП может быть обусловлено генетическими дефектами и фактора ми внешней среды (первичные ГЛП), а также такими заболеваниями, как сахарный диабет, патология печени, почек, гормональными нарушениями (вторичные ГЛП). В возникновении первичных ГЛП основную роль игра ет наследственная предрасположенность. Изучено много наследственных аномалий обмена ЛП, для которых характерно развитие ИБС, но только для некоторых известны точные генетические дефекты, позволяющие диа гностировать заболевание.

В настоящее время описано более десятка различных полиморфных сай тов в гене апо-B (*107730, 2p24-p23, ген APOB, ) или в прилегающих участках гена. Функциональная значимость большинства из них не вы яснена, тем не менее в ряде работ обнаружена некоторая ассоциативная связь между уровнями липидов и апо-B в сыворотке крови и вариантами ДНК в гене апо-B. Исследование полиморфизма гена апо-B для рестрик таз EcoRI, MspI, PvuII и XbaI показало, что EcoRI- и MspI-полиморфизм длин рестрикционных фрагментов обнаруживает выраженную ассоциацию с преждевременным коронарным атеросклерозом. Аллель RI обусловлен заменой GA в позиции 4154 в экзоне 29, приводящей к замене GluLys в Т2-пептиде апо-B. MspI-полиморфизм длин рестрикционных фрагментов гена апо-B определяется инсерциями или делециями в гипервариабельном 3-концевом районе, так и в экзоне 26 гена апо-B.

Гипотезу о существовании патогенетической связи между гипергомо цистеинемией и атеросклерозом впервые выдвинул K. McGully в 1969 г.

В последние годы было установлено, что гипергомоцистеинемия часто обус ловлена генетическими дефектами ферментов, участвующих в метаболизме гомоцистеина. Наиболее частая причина гипергомоцистеинемии — точеч ные мутации генов, кодирующих синтез цистатион -синтетазы (*236200, 21q22.3, ген CBS, ) и N(5,10)-метилентетрагидрофолат редуктазы (*236250, ген MTHFR).

690 Глава У гомозигот по дефектному гену цистатион -синтетазы развиваются го моцистеинурия, миопия, остеопороз, умственная отсталость, склонностью к тромбозам и раннему развитию атеросклероза. У гетерозигот основным проявлением служит гипергомоцистеинемия.

Установлено более 9 мутаций гена MTHFR, наиболее частая из них ко торая приводит к замене аланинового остатка на валиновый в молекуле фермента, что делает мутантный белок термолабильным. У пациентов с термолабильной формой N(5,10)-метилентетрагидрофолат редуктазы (10-13% представителей европеоидной расы) значительно развиваются ар териальные и венозные тромбозы [Gaustadnes M. et al., 2000]. Концентра ция гомоцистеина у них повышается на 50% нормы, особенно при недо статочном потреблении фолиевой кислоты с пищей.

В настоящее время активно изучают участие АПФ в патогенезе ИБС.

АПФ — ключевой компонент ренин-ангиотензиновой системы (образует ангиотензин II, обладающий мощным вазоконстрикторным действием), а также калликреин-кининовой системы (инактивирует вазодилататор бра дикинин).

Широко распространён генетический полиморфизм гена АПФ, обуслов ленный наличием/отсутствием Alu-повтора (вставка в 287 пар нуклеоти дов) в его 16-м интроне. Наличие этого повтора обозначают как I-аллель, отсутствие — как D-аллель. У гомозиготных носителей D-аллеля (DD-ге нотип) активность АПФ повышена, у гомозиготных носителей I-аллеля (II-генотип) она снижена, а у гетерозигот (ID-генотип) имеет промежуточ ную величину.

Установлено, что генетический полиморфизм АПФ связан с предрас положенностью к развитию ИМ, особенно у пациентов без таких факто ров риска атеросклероза и ИБС, как гиперлипидемия и повышенная масса тела. DD-генотип сопровождается высокой активностью АПФ и способс твует повышенному образованию ангиотензина II. Ангиотензин II может ускорять развитие атеросклероза, непосредственно повреждая интиму со судов, ингибировать высвобождения оксида азота (мощного эндогенного релаксирующего фактора) и усиливать действие эндотелина-1.

ТРОМБОЗЫ В настоящее время выявлено более 30 генов, мутации в которых предрас полагают к тромбозу. Наиболее важное значение придают гену протеина С (*176860, 2q13-q14, гена PROC, ), см. также главу 5. Гетерозиготность по его мутантным формам у больных с тромбозами выявляют в 10-25 раз чаще, чем в среднем в популяции (при гомозиготности развивается мол ниеносная пурпура новорождённых, обычно с летальным исходом). У ге терозиготных носителей дефектных генов к 60-летнему возрасту тромбозы развиваются в 100% случаев, тогда как при отсутствии мутаций в гене про теина С тромбоз выявляют только в 30% случаев [Miletich J.P. et al., 1994].

В настоящее время доказана важная роль в развитии тромбозов гипер гомоцистеинемии. Последнюю считают независимым и существенным фактором риска развития артериальных и венозных тромбозов, а также атеросклеротического поражения коронарных, мозговых и периферичес ких сосудов [Cattaneo M., 1999;

DAngelo А. et al., 2000]. В основе гипер гомоцистеинемии лежат генетические дефекты, приводящие к нарушению Генетические исследования синтеза белков-ферментов, участвующих в метаболизме гомоцистеина (см.

выше раздел «Ишемическая болезнь сердца»).

При гипергомоцистеинемии происходит активация всех компонентов гемостаза — сосудистой стенки, тромбоцитарного и плазменного звеньев [Freyburger G. еt al., 1997]. Гомоцистеин обладает цитотоксическим дейс твием на эндотелий, за счёт увеличения образования свободных радикалов, а также ингибирует циклооксигеназную активность в клетках эндотелия и тем самым уменьшает образование простациклина. В тромбоцитах гомо цистеин нарушает метаболизм арахидоновой кислоты, увеличивая высво бождение тромбоксана А2, что в свою очередь ведёт к повышению адгезив ных и агрегационных свойств тромбоцитов. Гомоцистеин также способен вызывать активацию фактора V. Все эти эффекты в конечном итоге из меняют баланс между свёртывающей и противосвёртывающей системами крови в пользу преобладания первой и тем самым увеличивают риск тром боза [Kyrle P. et al., 1997].

САХАРНЫЙ ДИАБЕТ Генетические факторы имеют важное значение в возникновении сахар ного диабета, что нашло отражение в этиологической классификации забо левания, принятой Американской диабетической ассоциацией.

Этиологическая классификация сахарного диабета Сахарный диабет типа 1 (деструкция -клеток, обычно приводящая к абсолютной инсулиновой недостаточности):

иммуно-опосредованный или аутоиммунный сахарный диабет;

идиопатический сахарный диабет.

Сахарный диабет типа 2 (от преимущественно инсулиновой резистент ности с относительной или умеренной инсулиновой недостаточностью до преимущественного дефекта секреции инсулина с резистентностью к инсулину).

Другие специфические типы сахарного диабета.

Генетические дефекты -клеток.

Генетические дефекты действия инсулина.

Болезни экзокринной части поджелудочной железы.

Эндокринопатии.

Сахарный диабет, индуцированный ЛС или химикатами.

Инфекции.

Необычные формы иммуно-опосредованного сахарного диабета.

Другие генетические синдромы, иногда сочетающиеся с сахарным диа бетом.

Гестационный сахарный диабет.

Генетическая предрасположенность к сахарному диабету типа 1 обуслов лена главным образом мутациями генов на коротком плече хромосомы 6, либо вблизи участка главного комплекса гистосовместимости (HLA), и, вероятно, опосредована аутоиммунным механизмом, запускаемым спе цифическими инфекциями. При сахарном диабете типа 2 ассоциации с оп ределёнными генами HLA не наблюдают. В последние годы установлено, что у больных сахарным диабетом типа 1 чаще выявляют два Аг HLA: B и В15. Риск развития сахарного диабета типа 1 в 2,5-3 раза выше у лиц с Аг HLA B15 и B8 (при наличии обоих риск повышается в 8-9 раз).

692 Глава Предрасположенность к сахарному диабету типа 2, вероятно, определя ется группой генов, возможно также, что определённая группа генов высо кого риска обеспечивает рецессивный тип наследования.

Несмотря на то что до сих пор нет единого мнения относительно роли генов системы HLA в развитии сахарного диабета, признано, что они могут опосредовать предрасположенность к заболеванию или осуществлять про тективное действие. Многочисленные данные свидетельствуют, что в раз личных этнических группах предрасположенность к сахарному диабету тип 1 сочетается с некоторыми гаплотипами генов системы HLA. Для больных и лиц с высоким риском сахарного диабета тип 1 характерны определён ные варианты комбинации генов в диабетогенных локусах. В настоящее время известно более 15 диабетогенных локусов. Наиболее значимы из них:

локус генов HLA (хромосома 6), область гена инсулина (хромосома 11);

локус сахарного диабета типа 1 (2q) — содержит ген CTLA-4 (белка, акти вирующего цитотоксические Т-лимфоциты) и др.

Приблизительно 85% случаев сахарного диабета в развитых странах при ходится на тип 2 (инсулиннезависимый сахарный диабет по старой клас сификации), при котором также велика роль наследственной предраспо ложенности. Риск сахарного диабета типа 2 у ближайших родственников больных составляет в среднем 40%.

В основе сахарного диабета тип 2 лежат два типа генетических наруше ний — дефекты генов, обусловливающие резистентность к инсулину, и де фекты генов, отвечающие за относительный дефицит инсулина. Выделяют моногенные (дефект одного гена) и полигенные (множественные дефекты) формы сахарного диабета тип 2.

К моногенным формам относятся юношеский сахарный диабет типа (MODY) и некоторые варианты с митохондриальным наследованием.

Варианты MODY 1 и 3 обусловлены мутациями генов HNF-4 (хромо сома 20) и HNF-1 (хромосома 7) соответственно. Продукты генов HNF (печёночный транскрипционный фактор) регулируют экспрессию других генов, контролирующих транспорт и обмен глюкозы и секрецию инсулина в -клетках. Мутации генов HNF нарушают морфогенез островков под желудочной железы и приводят к дефектам секреции инсулина. Вариант MODY 1 обычно клинически проявляется между 15 и 25 годами, а ва риант 3 — в 10-20 лет. Вариант MODY 2, обусловлен мутациями гена, контролирующего синтез фермента гексокиназы (хромосома 7), играющего ключевую роль в глюконеогенезе в печени и процессе секреции инсулина -клетками поджелудочной железы.

В основе сахарного диабета с митохондриальным наследованием лежат точечные мутации митохондриальной ДНК, которая кодирует 13 фермен тов окислительного фосфорилирования. В зависимости от характера и мас штаба мутации этот тип сахарного диабета может протекать как инсулинза висимый или как инсулиннезависимый.

В настоящее время активно изучают роль различных генов в возникнове нии полигенных форм сахарного диабета типа 2. Совсем недавно обнаруже на связь риска возникновения сахарного диабета типа 2 с вариантами гена -3-AR, который, возможно, действует в комбинации с геном IRS- [Benecke H. et al., 2000;

Walston J. et al., 2000].

Генетические исследования БРОНХИАЛЬНАЯ АСТМА И АЛЛЕРГИЯ Развитие бронхиальной астмы отражает результат воздействия генетичес ких факторов и условий внешней среды. Наследственную отягощённость аллергическими заболеваниями выявляют у 48-68,8% больных. Если оба родителя ребёнка болеют бронхиальной астмой, то вероятность развития у него данного заболевания превышает 60%.

Значительное количество агентов, участвующих в развитии аллергичес кого воспаления при бронхиальной астме, а также влияние негенетических факторов (наличие в среде аллергенов, возраст, климатические особен ности и т.д.) сильно осложняет генетический анализ бронхиальной астмы.

К настоящему моменту идентифицировано более 20 генов, возможно, имеющих значение в развитии бронхиальной астмы и атопии (табл. 10-9).

Приведённый список этот отнюдь не полон и постоянно расширяется.

Таблица 10-9. Гены, возможно, имеющие значение в развитии бронхиальной астмы и атопии Ген Хромосома Функция Источник литературы Il5RA 3p26-p24 Рецептор к ИЛ-5 Ober C. et al., BHR1 5q31-33 Postma D.S. et al., ИЛ-3, 4 5, 5q31.1 Регуляция проли- Le Beau M.M. et al., 9, 13 ферации и диф- 1993;

Walley A.J. et al., ференцировки 1996;

Laitinen T. et al., гемопоэтических и лимфотических кле ток;

продукция IgE;

дифференцировка эозинофилов GM-CSF 5q31.1 Фактор роста Meyers D.A. et al., гранулоцитов ADRB2R 5q32-q34 Бронходилатация Turki J. et al., TNF- 6p21.3- Цитокин воспаления Moffatt M.F. et al., p21. TNF- 6p21.3- Цитокин воспаления Moffatt M.F. et al., p21. HLA-DR 6p23-21 Представление Аг Holgate S.T., IGEL 11q12-q13 Контроль уровня IgE Cookson W.O.C.M. et al., FCER 11q12-q13 Компонент рецептора Hill M.R. et al., IgE тучных клеток CC16 11q12-q13 Противовоспалитель- Gao P.S. et al., ный агент IFNG (ИЛ-18) 12q15-q24.1 Дифференциация Т- Barnes K.C. et al., хелперов NOS1 12q15-q24.1 Синтез оксида азота Barnes K.C. et al., HTR2 13q14-q21 Рецептор серотонина Mao H.Q. et al., IL4R 16p12.1- Рецептор к ИЛ-4 Mitsuyasu H. et al., p11. IL9R Xq28, Yq Рецептор к ИЛ-9 Holroyd K. et al., 694 Глава ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫЕ НОВООБРАЗОВАНИЯ В подавляющем большинстве случаев злокачественные опухоли разви ваются у генетически предрасположенных лиц, на которых в какой-то промежуток времени воздействовали средовые канцерогенные факторы.

Возникновение таких форм рака не подвержено наследованию по закону Менделя (мультифакториальные или спорадические формы).

Некоторые формы рака обусловлены мутациями в одном гене (моноген ные) и наследуются по законам Менделя (наследственные или семейные формы). Наследственную природу имеют ретинобластома, нейробластома, опухоль Вильмса, семейный полипоз толстой кишки, некоторые формы рака молочной железы и многие другие.

Ретинобластома — довольно распространённая злокачественная опу холь у детей, наследуемая по аутосомно-доминантному типу (180200, ген RB1, 13q14.1-q14.2) с пенетратностью более 90% (то есть только у 10% носителей мутантного гена роста опухоли нет). Эта опухоль раз вивается в раннем детском возрасте из нервных клеток сетчатки глаза.

Обнаружить диагностическую мутацию довольно сложно. Приблизи тельно 85% составляют одиночные точечные мутации, которые можно идентифицировать только прямыми молекулярно-генетическими мето дами. В случае ранней диагностики ретинобластомы и своевременно го лечения вероятность выживания и сохранения зрения поражённого глаза (глаз) довольно высока.

Семейный полипоз толстой кишки (*114500, 5q21, ген APC, ) характе ризуется множественными аденоматозными полипами толстой кишки.

Полипы появляются в раннем возрасте и чаще локализуются в ректо сигмовидной области. Ген семейного полипоза АРС в настоящее время клонирован. Наследуемые мутации гена АРС приводят к возникнове нию рака в 100% случаев [Rozen P. et al., 1999]. При семейном поли позе толстой кишки также могут наблюдаться папиллярная карцинома щитовидной железы, опухоли мозга, саркомы, опухоли тонкой кишки, желудка, гепатобластомы, карцинома поджелудочной железы. Близкие родственники больных семейным полипозом толстой кишки должны обследоваться на предмет выявления мутаций в гене и находиться под постоянным врачебным контролем с 10-12-летнего возраста.

Семейная форма рака молочной железы составляет приблизительно 5% всех случаев заболевания. Основные гены предрасположенности к раз витию рака молочной железы — BRCA1 (113705, 17q21, ) и BRCA2.

Анализ участков хромосом, содержащих гены BRCA1 и BRСA2, в об разцах опухолей больных с наследственно обусловленным раком мо лочной железы выявил потери нормального (не мутированного) алле ля, что позволило классифицировать BRCA1 и BRСA2, как гены-суп рессоры опухоли [Bell D.W. et al., 2002]. В клетках, лишённых генов BRCA1 или BRСA2, накапливаются хромосомные аномалии, наруша ется контроль за целостностью генома и транскрипцией генов, они становятся более чувствительными к радиационному облучению, что в конечном итоге способствует хромосомной нестабильности и злока чественной трансформации клетки [Davies A.A. et al., 2001]. Выделение генов, ответственных за наследственную предрасположенность к раку Генетические исследования молочной железы, создало принципиально новые возможности меди ко-генетического консультирования и профилактики заболевания. При обнаружении мутантных генов BRCA1 и/или BRСA2 методом ДНК диагностики риск рака молочной железы составляет 80-90% [Ford D.

et al., 1998]. Проведение периодических осмотров носителей мутаций позволяет своевременно выявить начало заболевания, что обеспечива ет эффективное лечение. В ряде исследований показана высокая эф фективность профилактической мастэктомии у женщин с наличием перечисленных мутаций. Поэтому своевременное выявлени мутаций и хирургическое вмешательство рассматриваются в настоящее время как высокоэффективные методы профилактики рака молочной железы [Grann V.R. et al., 1998;

Hartmann L.C. et al., 1999;

Rebbeck T.R. et al., 1999]. Кроме того, доказана профилактическая эффективность приёма тамоксифена в отношении риска развития злокачественных новообра зований молочной железы у женщин с генетически повышенным рис ком этого заболевания [Fisher B. et al., 1998]. Другие гены, обуславли вающие предрасположенность к раку молочной железы, представлены в табл. 10-10.

Таблица 10-10. Наследственные синдромы, ассоциированные с повышенным рис ком развития рака молочной железы Синдром Гены Форма ракового заболевания Наследственный рак мо- BRСA1, Молочная железа, яичник, простата лочной железы BRСA2 и прямая кишка и яичников Фромени ТР53 Молочная железа, мягкие ткани и остеосаркома, нервная система, надпочечники и другие виды детского рака и ранних форм рака Многоочаговая гамартома PTEN Молочная железа, щитовидная железа и многоочаговая гамартома Пейтца-Егерса, STK11 ЖКТ, яичники и молочная железа рак молочной железы Атаксия-телеангиэктазия АМТ Молочная железа Торре (наследственная HMSH2, Молочная железа, прямая кишка, яич неполипоидная hMLH1 ник, эндометриальный и другие колоректальная опухоль) и др.

Наследственные факторы имеют важное значение в развитии рака предстательной железы. Приблизительно у 10% пациентов выявляют мутации в генах высокого риска развития рака предстательной железы;

у 20-40% — в генах, обусловливающих умеренный риск заболевания [Schaid D.J. et al., 1998]. Недавно клонирован ген НРС2, ряд мута ций которого приводит к высокому риску рака предстательной железы (приблизительно 10-кратное увеличение по отношению к среднепо пуляционному);

другая часть мутаций увеличивает риск заболевания только в 2-3 раза [Tavtigian S.V. et al., 2001]. Приблизительно 5% случа ев семейной формы рака предстательной железы связаны с мутациями гена BRCA2, обусловливающего наследственную предрасположенность 696 Глава к раку молочной железы. Умеренный риск рака предстательной железы ассоциирован с числом триплетных GAG повторов в гене рецептора андрогенов AR, вариантами генов SRD5A2, GST и полиморфизмом в районе ARE1 простатспецифического Аг [Gsur A. et al., 2002;

Nam R.K.

et al., 2001]. Получены многообещающие результаты по исследованию связи рака предстательной железы с геном MSR1 (SR-A), который на ходится на хромосоме 8 (8р22).

МЭН. Известно несколько типов МЭН, все они наследуются по ауто сомно-доминантному типу. Тип I (синдром Вермера, *131100, 11q13, ген MEN1, ) характеризуется развитием опухолей паращитовидных желёз, островков Лангерганса поджелудочной железы и гипофиза. Тип IIa (синдром Сиппла, #171400, 10q11.2, онкоген RET, [164761], ) и IIb (#162300, 10q11.2, онкоген RET, ) чаще всего проявляется ме дуллярной карциномой щитовидной железы, а также феохромоцитомой и гиперплазией парщитовидных желёз. В развитых странах широкое распространение получил генетический скрининг на выявление пред расположенности к развитию медуллярного рака щитовидной железы, который наиболее часто развивается в рамках МЭН IIa (выявление мутаций RET-мутации). Материалом для анализа служат лейкоциты крови пациента и биопсийный материал щитовидной железы. В слу чае выявления мутации в лейкоцитах периферической крови можно быть уверенным в том, что у данного пациента медуллярный рак щи товидной железы является проявлением МЭН IIa или имеет семейный характер. При отсутствии мутации RET-протоонкогена в лейкоцитах и наличии её в самой опухоли с большой уверенность можно говорить о спорадическом медуллярном раке щитовидной железы. Если мутация отсутствует как в лейкоцитах, так и в самой опухоли, окончательного заключения сделать невозможно и необходимо наблюдать пациента.

В табл. 10-11 приведены другие частые наследственные формы злокачес твенных новообразований и соответствующие им генетические нарушения.

Следует отметить, что установление типа мутации при острых лейкозах, может быть использовано для определения прогноза течения заболевания.

Так, при наличии транслокации (8, 21) у больных с лейкозом М2 по ФАБ классификации, инверсии в 16 хромосоме при М4 лейкозе, транслокации (8, 21) при М3 лейкозе прогноз хороший;

в то время как при инверсии в 3 хромосоме у больных с М1 или М4 лейкозами, генетических мутациях в 11q23 при М4 и М5 лейкозах — плохой.

Таблица 10-11. Хромосомные нарушения при различных новообразованиях Хромосомные Хромосомная Новообразование нарушения локализация гена Лейкозы:

Хронический миелолейкоз Транслокация 9q34 и 22q Острый нелимфоцитарный М1 Транслокация 9q34 и 22q М2 Транслокация 8q22 и 21q Хронический лимфоцитарный Трисомия Генетические исследования Окончание табл. 10- Острый лимфоцитарный L1-L2 Транслокация 9q34 и 12q L2 Транслокация 4q21 и 11q L3 Транслокация 8q24 и 14q Лимфома:

Беркитта Транслокация 8q24 и 14q Фолликулярная Транслокация 14q32 и 18q Злокачественные солидные опухоли:

Мелкоклеточный рак лёгкого Делеция 3р14- Нейробластома Делеция 1р31 и 3р Опухоль Вильмса Делеция 11р РАССЕЯННЫЙ СКЛЕРОЗ Рассеянный склероз — аутоиммунное заболевание неясной этиологии, характеризующееся поражением белого вещества головного и спинного мозга (демиелинизацией) при непосредственном участии активированных Т-лимфоцитов и макрофагов. Генетическим факторам отводится важная роль в развитии рассеянного склероза.

Современные представления о патогенезе рассеянного склероза основа ны на мультифакториальном наследовании заболевания, подразумевающем участие нескольких генетических локусов, обусловливающих предрасполо женность к развитию заболевания, и внешних факторов. Сочетание таких воздействий формирует патологический процесс — хроническое воспале ние, аутоиммунные реакции и демиелинизацию (табл. 10-12).

Рассеянный склероз ассоциирован с определёнными аллелями генов ва риабельных цепей молекул HLA — DR и DQ, которые наследуются сцеп ленно. Этот гаплотип, обозначаемый по Международной номенклатуре как DRB1*1501, DQA1*0102-DQB1*0602, соответствует гаплотипу Dw при клеточном типировании. Данные гены расположены на хромосоме 6, у больных рассеянным склерозом их выявляют в 60%, по сравнению с 20% в общей популяции [Francis D. et al., 1987].

Таблица 10-12. Основные факторы, участвующие в формировании демиелинизиру ющих повреждений в ЦНС Генетические факторы Экзогенные факторы Другие факторы HLA DR2 Вирусные и бактери- Особенности альные инфекции питания Гены Т-клеточного рецептора Токсины Гены фактора некроза опухолей Травмы головы Гены вариабельных участков тяжёлых цепей Ig Гены белков миелина Также существуют сведения, что генетическая предрасположенность к развитию рассеянного склероза может быть связана с локусами генов 698 Глава Аг-распознающего Т-клеточного рецептора, фактора некроза опухолей-, вариабельных участков тяжёлых цепей Ig, а также генов белков миелина (основного белка миелина и миелин-олигодендроцитарного гликопротеи на) и др.

АЛКОГОЛИЗМ Алкоголизм обычно формируется при наличии определённых факто ров генетической и биохимической предрасположенности. Наследствен ная предрасположенность к развитию алкогольной зависимости относится к полигенной. Основные направления в изучении наследственной предрас положенности к алкоголизму связаны с исследованиями роли генетических факторов, детерминирующих действие алкоголя на рецепторы головного мозга и его метаболизм в организме. Результаты последних исследований подтверждают, что подверженность алкоголизму ассоциирована с повы шенной толерантностью к этанолу, то есть с более высокими порогами чувствительности ЦНС к алкоголю.

В настоящее время активно изучают действия алкоголя на различные структуры ЦНС. Известно, что алкоголь оказывает свое влияние, вза имодействуя с рецепторами различных нейромедиаторов. Рецепторы нейромедиаторов ЦНС генетически детерминированы, поэтому воз никновение мутаций в них может служить одной из причин наследс твенной предрасположенности к алкоголизму. В частности, установлена ассоциация алкоголизма с определёнными аллелями генов рецепторов -аминомасляной кислоты и дофамина ЦНС.

Метаболизм этанола, главным образом его окисление, осуществляется в печени с участием трёх ферментных систем: алкоголь дегидрогеназы, альдегид дегидрогеназы и цитохрома Р4502Е1 (CYР2Е1). Молекуляр ная структура и функциональная активность этих ферментов генети чески детерминированы, причём для них характерен генетический по лиморфизм. Различные аллели генов кодируют подгруппы ферментов, которые отличаются по скорости метаболизма этанола. Возникновение мутаций в генах приводит к синтезу функционально неполноценных ферментов. Ряд аллелей указанных ферментов (особенно алкоголь де гидрогеназы) ассоциируются с наследственной предрасположенностью к алкоголизму.

ОСТЕОПОРОЗ Генетические факторы играют существенную роль в возникновении и патогенезе остеопороза. Последний считается мультифакториальным забо леванием, однако не отрицается возможность выявления в будущем «глав ного» гена остеопороза [Little R.D. et al., 2002;

Ralston S.H. et al., 2002].

К настоящему времени установлен ряд генов, ассоциирующихся с рис ком развития остепороза — гены рецептора витамина D, коллагена 1 альфа (COL1A1) и рецептора эстрогена [Gennari L. et al., 2002].

В 1994 г. было установлено, что генетическая детерминация снижения кост ной массы и повышения частоты переломов связаны с единственным геном, контролирующим рецепторы 1,25-дигидроксивитамина D3 [Morrison N.A.

et al., 1994]. Исследования показали, что у женщин с генотипом ВВ (16% общей популяции) пороговые изменения плотности костной ткани, при Генетические исследования достижении которых повышается риск переломов позвонков, наступают на 11 лет раньше, чем при нормальном старении. Зависимость между ге нотипом рецепторов 1,25-дигидроксивитамина D3 и пороговым возрастом возникновения переломов, приведена в табл. 10-13 [Morrison N.A. et al., 1994].

Таблица 10-13. Зависимость между генотипом рецепторов 1,25-дигидроксивитамина D3 и пороговым возрастом возникновения переломов Пороговый возраст возникновения Пороговый возраст возникновения Генотип переломов позвонков переломов бедра ВВ 65 Bb 69 Нет данных bb 76 Определённые варианты гена COL1A1 ассоциированы преимущественно с плотностью кости или костной массой, а также повышенным риском переломов [Mann V. еt al., 2001]. Аналогичная зависимость установлена и в отношении гена эстрогенового рецептора.

ДНК-диагностика повышенного риска развития остеопороза может стать одной из основ для проведения профилактических мероприятий с учётом индивидуальных генотипических особенностей, что позволит повысить их эффективность.

Глава Токсикологические исследования Токсикологические исследования играют важнейшую роль в диагностике различных отравлений. При проведении специфических токсикологичес ких исследований очень важно получить результаты анализов в максималь но короткие сроки (1-2 ч). В настоящее время для решения этой задачи наиболее широко используют следующие методы: газовую хроматографию (ГХ), газовую спектрометрию с масс-спектрометрией (ГХ-МС), жидкостную хроматографию под повышенным давлением (ЖХ), тонкослойную хрома тографию (ТХ), кинетическое взаимодействие микрочастиц в растворе (КВ), ИФА (EIA), ИФА с моноклональными АТ (CEDIA), РИА, флюоресцентную поляризацию (ФП, FPIA) и др. В последние годы для экспресс-диагностики целого ряда отравлений разработаны тест-полоски (ТП), которые позволя ют в течение нескольких минут качественно или полуколичественно выявить токсические компоненты или их метаболиты в моче. В табл. 11-1. представле на краткая характеристика основных методов, используемых в токсикологии.

Таблица 11-1. Характеристика основных токсикологических методов Чувстви- Длитель- Множество Анали Подготовка Метод Прибор тельность, ность ана- определяемых тическая пробы нг/мл лиза, мин веществ сложность ИФА, Нет Да 25-1000 2-5 Нет Средняя CEDIA, РИА ТХ Да Нет 100--1000 60 Да Высокая ГХ Да Да 50-100 60 Да Высокая ГХ-МС Да Да 10-100 60 Да Высокая ЖХ Да Да 50-100 60 Да Высокая ФП Нет Да 25-1000 2-5 Нет Средняя ТП Нет Нет 1-2 мкг/мл 5-10 Нет Низкая Выбор метода или методов исследования зависит в основном от физико химических свойствам токсических веществ и задач, стоящих перед кли ницистом.

В клинической практике наблюдают отравления широким спектром ток сических веществ. Ниже рассмотрены отравления, при которых резуль татам лабораторных исследований отводится важная роль в диагностике и контроле за эффективностью лечения.

Спирты Этиловый и многие другие спирты с потенциально токсическими эф фектами широко используют в промышленности. В клинической практике наряду с интоксикацией этанолом наиболее часто наблюдают отравления метанолом и этиленгликолем.

Токсикологические исследования Этанол Этиловый спирт (этанол, С2Н5ОН) обладает седативно-гипнотическим действием. При приёме внутрь этанол, так же как метанол, этиленгликоль и другие спирты, легко абсорбируется из желудка (20%) и тонкой кишки (80%) благодаря его малой молекулярной массе и растворимости в липи дах. Скорость абсорбции зависит от концентрации: например, в желудке она максимальна при концентрации приблизительно 30%. Пары этано ла могут легко абсорбироваться в лёгких. После приёма этанола натощак максимальная концентрация в крови достигается через 30 мин. Наличие пищи в кишечнике задерживает всасывание. Распределение этанола в тка нях организма происходит быстро и равномерно. Более 90% поступившего этанола окисляется в печени, оставшийся выделяется через лёгкие и почки (в течение 7-12 ч). Количество алкоголя, окисляемое за единицу времени, приблизительно пропорционально массе тела или печени. Взрослый чело век может метаболизировать 7-10 г (0,15-0,22 моль) этанола в час.

Метаболизм этанола осуществляется главным образом в печени с учас тием двух ферментных систем: алкоголь дегидрогеназы и микросомальной этанолокисляющей системы (МЭОС).

Главный путь метаболизма этанола связан с алкоголь дегидрогеназой — Zn2+-содержащим цитозольным ферментом, катализирующим превраще ние спирта в ацетальдегид. Этот фермент находится преимущественно в печени, но присутствует и в других органах (например, в головном мозге и желудке). У мужчин значительное количество этанола метаболизируется алкоголь дегидрогеназой желудка. МЭОС включает оксидазы со смешан ной функцией. Промежуточным продуктом метаболизма этанола с участи ем МЭОС также является ацетальдегид.

Полагают, что при концентрации алкоголя в крови ниже 100 мг% (22 нмоль/л) его окисление осуществляется преимущественно алкоголь де гидрогеназой, тогда как при более высоких концентрациях МЭОС начи нает играть более значительную роль. В настоящее время не доказано, что при хроническом употреблении алкоголя активность алкоголь дегидроге назы повышается, но достоверно установлено, что при этом увеличивается активность МЭОС. Более 90% ацетальдегида, образовавшегося из этанола, окисляется в печени до ацетата с участием митохондриальной альдегид де гидрогеназы. Обе реакции превращения этанола НАД-зависимы. Дефицит НАД вследствие его потребления при алкогольной интоксикации может блокировать аэробный метаболизм и ограничивать превращение конечного продукта гликолиза углеводов и аминокислот — молочной кислоты. Лактат накапливается в крови, вызывая метаболический ацидоз.

Механизм действия алкоголя на ЦНС неизвестен. Вместе с тем установ лено, что нефизиологические концентрации этанола ингибируют ионные насосы, ответственные за генерацию электрических нервных импульсов.

В результате этого алкоголь подавляет функции ЦНС, подобно другим анестетикам. При алкогольной интоксикации развиваются типичные эф фекты передозировки седативно-гипнотического средства наряду с сердеч но-сосудистыми эффектами (вазодилатация, тахикардия) и раздражением ЖКТ. Зависимость между концентрацией этанола в крови и клиническими проявлениями интоксикации представлена в табл. 11-2. Смертельная доза 702 Глава этанола при однократном приёме составляет от 4 до 12 г на 1 кг массы тела (в среднем 300 мл 96% этанола при отсутствии толерантности к нему).

Алкогольная кома развивается при концентрации этанола в крови выше 500 мг%, а смерть — выше 2000 мг%.

Таблица 11-2. Зависимость между концентрацией этанола в крови и моче, и клини ческими проявлениями интоксикации Стадия Концентрация этанола, мг% алкогольного Клинические проявления кровь моча опьянения 10-70 Трезвое Слабое влияние на большинство 10- состояние людей 30-140 Эйфория Снижение самоконтроля и времени 40- реакции (на 20%) 75-300 Возбуждение Нарушение координации, потеря 100- критики, удлинение времени реак ции (на 100%) 300-400 Спутанность Дезориентация, неясная речь, на 200- сознания рушение чувствительности, потеря памяти 400-500 Ступор Нарушение способности стоять или 300- идти Более 500 Более 600 Кома Нарушение дыхания, подавлены все рефлексы Более 2000 Более 2400 Смерть Респираторный паралич Неустойчивость походки, неразборчивая речь и трудности при выполне нии простых заданий становятся очевидными при концентрации этанола в плазме крови приблизительно 80 мг%. В связи с этим в ряде стран эта величина служит границей для запрещения управления автотранспортом.

Мастерство водителя снижается даже при более низких концентрациях этанола. На рис. 11-1 показана относительная вероятность дорожно-транс портного происшествия в зависимости от концентрации этанола в крови [Грэхам-Смит Д.Г., Аронсон Дж.К., 2000].

При определении концентрации этанола в сыворотке крови следует иметь в виду, что она на 10-35% выше, чем в крови. При использовании метода определения этанола с алкоголь дегидрогеназой другие спирты (например, изопропанол) могут служить субстратами и вызывать интерференцию, что приводит к получению ложноположительных результатов.

Степень интоксикации зависит от трех факторов: концентрации этанола в крови, скорости подъёма уровня алкоголя и времени, в течение которого сохраняется повышенный уровень этанола в крови. Характер потребления, состояние слизистой ЖКТ и присутствие в организме ЛС также оказывают влияние на степень интоксикации.

Для оценки уровня этанола в крови необходимо использовать следующие правила.

Пик концентрации алкоголя в крови достигается через 0,5-3 ч после приёма последней дозы.

Каждые 30 г водки, стакан вина или 330 мл пива повышают концент рацию этанола в крови на 15-25 мг%.

Токсикологические исследования Рис. 11-1. Относительная вероятность дорожно-транспортного происшествия в зависимости от концентрации этанола в крови Женщины усваивают алкоголь быстрее, чем мужчины, и его концентра ция в крови на 35-45% выше;

в течение предменструального периода кон центрация этанола в крови повышается быстрее и в большей степени.

Приём пероральных контрацептивов повышает концентрацию этанола в крови и увеличивает продолжительность интоксикации.

Концентрация этанола в моче не очень хорошо коррелирует с его уров нем в крови, поэтому не может быть использована для оценки степени интоксикации.

У пожилых людей интоксикация развивается быстрее, чем у молодых.

Используемые в настоящее время для определения алкоголя дыхатель ные тесты имеют свои особенности и ограничения. Концентрация этанола в выдыхаемом воздухе составляет приблизительно 0,05% от концентрации в крови, то есть 0,04 мг% (0,04 мг/л) при концентрации в крови 80 мг% (800 мг/л), что достаточно для его выявления дыхательными тестами.

704 Глава В табл. 11-3 приведены ориентировочные данные по времени обнаружения этанола в выдыхаемом воздухе в зависимости от дозы принятого алкоголя.

Таблица 11-3. Время обнаружения этанола дыхательными тестами Вид алкоголя Доза, мл Время обнаружения, ч Водка 40° 50 1, Водка 40° 100 3, Водка 40° 200 Водка 40° 250 Водка 40° 500 Коньяк 100 Шампанское 100 Коньяк и шампанское 150 Портвейн 200 3, Портвейн 300 Портвейн 400 Пиво 6° 500 0, Пиво ниже 3,4° 500 Не определяется Метанол Метанол (СН3ОН, древесный спирт, метиловый спирт ) может всасы ваться через кожу, дыхательные пути или ЖКТ. При попадании в ЖКТ метанол быстро всасывается и распределяется в жидкостях организма. Ос новной механизм элиминации метанола у человека — окисление до фор мальдегида, муравьиной кислоты и CO2. Метаболизм протекает в пече ни с участием алкоголь дегидрогеназы. Особая чувствительность человека к токсическому действию метанола связана с фолатзависимой продукцией формиата, а не с самим метанолом или промежуточным продуктом мета болизма — формальдегидом. Этанол имеет более высокое сродство к алко голь дегидрогеназе, чем метанол. Поэтому насыщение фермента этанолом может уменьшить образование формиата и часто используется для лечения острой интоксикации метанолом. Ингибитор алкоголь дегидрогеназы ме тилпиразол самостоятельно или в сочетании с этанолом оказывает хороший терапевтический эффект при отравлении метанолом и этиленгликолем.

Тяжёлые отравления метанолом обычно наблюдают у лиц, страдающих алкоголизмом, и могут не распознаваться до тех пор, пока не появятся характерные симптомы, наиболее важный и ранний из которых — наруше ние зрения («картина снегопада, метели»). В тяжёлых случаях может ощу щаться запах формальдегида при дыхании больного, этот же запах может иметь моча. Летальная доза метанола при приёме внутрь составляет от до 250 мл, в среднем 100 мл (без предварительного приёма алкоголя), хотя в отдельных случаях приём даже 15 мл может оказаться фатальным.

При подозрении на отравление метанолом необходимо как можно быс трее определить его концентрацию в крови. Вместе с тем концентрация формиата в крови — более точный индикатор тяжести отравления. Ток сической считается концентрация метанола в крови 30 мг% и выше (фор Токсикологические исследования миата — 3,6 мг% и выше), смертельной — более 80 мг%. Дополнительные лабораторные данные, свидетельствующие в пользу отравления, — мета болический ацидоз с повышением анионного интервала и осмолярности.

Снижение содержания бикарбоната сыворотки также характерный признак тяжёлого отравления метанолом и показание для лечения этанолом.

Перед началом лечения в крови, помимо концентрации метанола, необ ходимо определить уровень этанола и этиленгликоля.

Этанол для лечения отравлений применяют в тех случаях, когда концен трация метанола в крови превышает 20 мг% или когда развивается метабо лический ацидоз с увеличенным анионным интервалом. Этанол замедляет метаболизм метанола, снижая его токсичность. Первоначальная доза эта нола составляет 600 мг/кг, поддерживающая — 100-150 мг/кг. При исполь зовании в лечении этанола необходимо добиться, чтобы его концентрация в крови была 100-150 мг%, и поддерживать такой уровень до тех пор, пока концентрация метанола не станет ниже 10 мг% (формиата ниже 1,2 мг%).

Если определить концентрацию метанола невозможно, этанол назначают не менее 5 сут больным, которым не проводят гемодиализ, и 1 сут больным на диализе.

Этиленгликоль Этиленгликоль (СН2ОНСН2ОН) — двухатомный спирт, широко приме няемый в теплообменниках, антифризовых составах и как промышлен ный растворитель. При приёме внутрь этиленгликоль быстро всасывается в желудке и кишечнике. Выделяется в неизменном виде почками (20-30%) и окисляется в печени (приблизительно 60%). Как и другие спирты, этилен гликоль метаболизируется алкоголь дегидрогеназой печени с образованием гликолевого альдегида, глиоксаля и оксалата. Оксалат может откладываться в канальцах почек, вызывая ОПН. Период полувыведения этиленгликоля составляет приблизительно 3 ч, смертельной считается доза 100 мл.

В клинической картине отравления этиленгликолем выделяют три стадии:

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.