WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«АЛЕКСЕЙ КСЕНДЗЮК Человек неведомый: ...»

-- [ Страница 5 ] --

Чтобы добиться этого, нужно изучить механизмы повседневного реагирования. Понятно, что сиг налы, требующие выслеживания, движутся как снаружи вовнутрь, так и изнутри наружу. Всякий раз формируется цепочка «снаружи — внутрь — наружу». Эта простейшая структура может бес конечно развиваться. Каждый цикл отреагирования порождает новый внешний сигнал, который становится началом нового восприятия и, соответственно, нового реагирования.

Пристальное наблюдение за этим круговоротом доказывает наше печальное однообразие и неспо собность чему-то научиться, если внутренний диалог не прерывается. Сталкинг, можно сказать, начинается с наблюдения. Стимулы, впечатления, ситуации повторяются бесконечно, поскольку мы одинаково на них реагируем. Реакции порождают поступки, поступки создают обстоятельства, которые поставляют материал для восприятия. Мы выбираем ту часть материала, которая вызывает знакомое уже реагирование. Так формируется замкнутый круг переживаний, эмоций, мнений. Мы повторяем себя с незначительными вариациями, в конечном счете оставаясь на одном и том же месте.

Непрерывное движение перцептивных сигналов по описанному кругу «снаружи — внутрь — на ружу» есть не что иное, как поток впечатлений, отражающих энергообмен нашего кокона с внеш ним полем. Поскольку этот процесс многоуровневый, он транслируется осознанию одновременно через несколько содержательных областей.

«Снаружи — вовнутрь»:

(1) сенсорная, (2) интерпретация восприятия, (3) интерпретация в системе описания мира (то, что определяет ценности, локусы, позиции, ва лентность значений по отношению друг к другу — именно это непрерывное сопоставление вос принимаемого с инвентаризационным списком тоналя вызывает большую часть продуктивного галлюцинирования).

«Изнутри — наружу»:

(4) первичное реагирование, (5) повторное реагирование(проверка), (6) реакция индульгирования (психическая реверберация).

Эти области участвуют в цикле восприятие-реагирование как самостоятельно, так и в различных сочетаниях. Они влияют друг на друга, обусловливают друг друга, образуя разнообразные конст рукции с участием всех трех типов внимания.

Выслеживая содержательные области, мы можем нарушить ряд трудно замечаемых автоматизмов.

При этом особенно эффективным чаще всего оказывается выслеживание внутренней дистанции, существующей в психическом пространстве между сенсорной и интерпретационной зонами (1) и (2), а также первичным и повторным реагированием (4) и (5).

Здесь открываются необычные виды чувствительности, которые лежат в основе всех видов так на зываемого «экстрасенсорного восприятия». Бессознательно пользуясь приемом выслеживания пау зы между сенсорным восприятием и его интерпретацией, первичным и повторным реагированием, сенситивы и экстрасенсы могут узнавать то, что обычно недоступно самопогруженному сознанию нормального человека.

Так может работать «психометрия» (опознание информационных следов через объекты), экстра сенсорная диагностика и многое другое. Пользуясь этим же приемом, толтек находит «место си лы» и определяет его как благоприятное или неблагоприятное. Кастанеда описал это достаточно красноречиво. Когда дон Хуан заставил ученика непостижимым образом воспринять отличитель ные признаки места силы, он тем самым обучил его этому виду сталкинга. Именно обнаружение паузы между сенсорным восприятием и интерпретацией привело к осознанию прежде недоступной информации об окружающем мире. Транслироваться такая информация может самыми разными и всегда субъективными путями — визуально (цветовые пятна, необычный блеск и т.п.) или кине стетически (странные ощущения в теле). Иногда знание приходит путем, который вообще невоз можно идентифицировать — как бы непосредственно. В результате глубокого сталкинга, направ ленного на разделение сенсорной и интерпретационной области, тело может самостоятельно реа гировать на открытую информацию (идеомоторными актами). Лозоходцы открыли этот способ много веков назад, используя в качестве усилителя чувствительности лозу или рамку (специфиче скую антенну). Конечно, самые чувствительные не нуждаются в антенне — телесные реакции сен ситивов настолько очевидны, что их легко удается опознать. Тело само останавливается, повора чивается, вздрагивает и т.п.

Пауза между первичным и вторичным реагированием часто становится источником знания о со стоянии других людей, их мотивации и других психологических моментах. Дело в том, что пер вичное реагирование, будучи по своему происхождению более древним, не столь жестко детерми нировано описанием мира. Оно в большей степени отражает энергетическое состояние внешнего мира, а не значение (семантику) объектов. Повторное, или проверочное реагирование — это окон чательное вписывание сигнала в тональную модель. Умение выслеживать паузу между реагирова ниями нередко встречается у опытных психологов-практиков, что делает их невероятно проница тельными.

Авторы нейролингвистического программирования в свое время пытались создать обучающую ме тодику, построенную на этом принципе. Наблюдения Гриндера и Бэндлера за самыми талантли выми психотерапевтами и гипнотизерами (такими, как Эриксон) вдохновили их на подобные поис ки. Интересно, что, даже пользуясь методами НЛП, не все могут научиться «сверхнаблюдательно сти». Возможно, как раз потому, что не усваивают фундаментальный принцип этого загадочного действия — выслеживание первичного реагирования и отделение его от реагирования повторного.

Модель, предложенная авторами НЛП, работает в той мере, в какой способствует формированию навыка выслеживания.

Таким образом, когда данный вид сталкинга направлен на внешний мир, мы начинаем получать новые знания о нем. Если же мы заняты самотрансформацией, то узнаем многое о себе.

Области (3) и (6) не менее важны, но выслеживаются относительно легко. Пожалуй, с них и начи нается сталкинг. Выслеживание значений и ценностей, образуемых ими систем и отношений, — это то, без чего работа над безупречностью не может начаться. То же касается и выслеживания ин дульгирования. Эти содержательные области являются поверхностью нашего тоналя, от них мы отталкиваемся, когда приступаем к работе над более глубокими пластами (1), (2), (4), (5).

Последовательность достаточно очевидна. Например, вы сталкиваетесь с ситуацией, вызывающей сильное эмоциональное реагирование. Прежде всего, вы определяете место замеченной эмоции и ее смысл в описании мира — допустим, это связано с чувством собственной важности и вызвано посягательством на определенную ценность. Разумеется, вы открываете два аспекта этого события реагирования — внешний (связанный с восприятием) и внутренний (связанный с переживанием восприятия). Исследуя внешний аспект, практик находит интерпретацию (2) и затем сам сенсор ный сигнал, породивший интерпретацию (1). Обратившись к внутреннему аспекту, практик прежде всего сталкивается с многократно повторенной эмоцией (индульгирование), идентифицирует по вторное, проверочное реагирование — источник эмоции (5) и добирается до первичного реагиро вания (4).

По мере продвижения к областям (1) и (4) интенсивность осознания неумолимо возрастает. Это связано как со спецификой самих содержаний, так и с необходимостью привлекать все большие объемы внимания. Если означивание и оценка (3) производятся менее автоматично, с ощутимым участием произвольного внимания, то по мере приближения к чистой сенсорности (1) произволь ность исчезает, ее целиком заменяет послепроизвольное внимание — самое неуловимое из всех.

Абсолютно то же самое происходит с внутренним аспектом: индульгирование (6) больше всего со держит произвольного внимания, первичное реагирование (4) держится вниманием послепроиз вольным и непроизвольным.

Тотальный сталкинг (то есть, ситуация одновременного выслеживания всех областей) — крайне сложный процесс. Он требует предельной интенсивности осознания и вряд ли может продолжаться долго. В тех случаях, когда его удается поддерживать на необходимом уровне хотя бы пару часов, формируются все условия для смещения точки сборки. Причем характер смещения отличается от того, что наблюдается при неделании и, тем более, сновидении. Это медленный дрейф, который сопровождается частыми фиксациями. Вслед за дрейфующей ТС полноценно и мощно активизи руются различные зоны кокона, что обеспечивает высокую степень интеграции медленно изме няющихся режимов восприятия. Рано или поздно, следуя данному импульсу, точка сборки дости гает положения «повышенного осознания» без знаменитого «удара Нагваля». Это, наверное, самое мощное состояние энергетического тела наяву. Последствия такого опыта могут быть невероятны.

Во-первых, тотальный сталкинг резко повышает способность достигать второго внимания через сновидение. Плотность и яркость восприятия в сновидении связана с характерно «сталкеровским» уплотнением тела сновидения. Во-вторых, энергетичность наяву вызывает магические эффекты синхронистичностей и влияний — прежде всего, это воздействие на восприятие окружающих, а порой даже воздействие на неживые объекты. У Кастанеды, как вы помните, мастером подобных воздействий был великолепный Хенаро.

Конечно, столь масштабные достижения открываются в результате десятилетий упорной работы при наличии таланта. Важно понять, что это возможно, и что условием здесь является тотальный сталкинг, принципы которого я в основном описал. О некоторых специфических эффектах еще будет сказано в последующих главах.

Если тотальный сталкинг является как бы стратегической целью всей дисциплины, то частный сталкинг, направленный на конкретную задачу, — это повседневная работа. Каждый раз, исполь зуя сталкинг, мы разрешаем актуальную проблему нашего тоналя. Из этих шагов состоит последо вательная очистка внутреннего пространства и трансформация отдельных комплексов.

В основе «частного сталкинга» лежат определенные сценарии. Поскольку сталкинг — это всегда творчество и импровизация, описать все сценарии не представляется возможным. Остановимся на главных. В большинстве случаев сталкер отталкивается от них, чтобы найти собственную уловку.

Сценарии сталкинга.

Будучи мастерством управления осознанием (в первую очередь, своим собственным), сталкинг ис пользует инструменты, «зацепки», идущие от периферии к ядру, от опосредованных репрезентаций психических процессов (их эффектов, следствий, феноменов) к осознанию как таковому. Часть процессов этого уровня была, в частности, описана нейролингвистическим программированием, авторы которого построили собственную модель привлечения внимания к автоматизмам воспри ятия в психотерапевтических целях.

Основная масса наших неосознаваемых переживаний, как известно, репрезентирует (представляет) себя в психическом поле через привычные сенсорные системы — зрение, слух, кинестетику. На много реже в этом участвуют обоняние и вкус, как содержащие минимальную семантику. Описа ние мира прежде всего визуально, затем аудиально и кинестетично — именно эти системы являют ся главным источником информации как о внешнем поле, так и о самом субъекте. Любая мысль, чувство, эмоция «представляется» нам в этих трех модусах. Но главное даже не это. Хитрость за ключается в том, что через те же системы «представления» (репрезентации) возможна корректи ровка реакций и даже полная трансформация их.

Каждый человек имеет собственные предпочтения, или, выражаясь языком НЛП, «репрезентатив ные системы». Один склонен переживать какие-то содержательные области своей психики визу ально (образами), другой — через слух или осязание. Соотношение систем всегда индивидуально.

Абсолютных доминант здесь не существует. Скорее, следует говорить о рефлекторных связях кон кретных содержаний с конкретным сенсорным каналом. В этом смысле ставшее уже традицион ным деление людей на визуалов, аудиалов и кинестетиков достаточно условно. Даже у ярко выра женного «визуала» есть поля реагирования, где торжествует слуховое или кинестетическое репре зентирование. И наоборот.

Таким образом, следует учитывать, что в роли сталкеровских «зацепок», через которые осуществ ляется выслеживание и управление, могут выступать все три системы, а иногда и пять — учитывая обоняние и вкус. Каждый раз надо самостоятельно определить, какая «зацепка» является самой эффективной для выслеживания и трансформации реагирования.

Чаще всего мы связываем свои чувства с визуальным и кинестетическим каналом, что вполне ло гично как с психологической, так и с энергетической точки зрения. Восприятие (и, соответственно, репрезентация) звука расположено как бы немного в стороне. Возможно, это связано с возникно вением второй сигнальной системы, настроенной на расшифровку звуковых символов. Постоянно пользуясь речью и слушая речь, человек усвоил бессознательное намерение прежде всего пони мать звук как знак. Он репрезентирует аудиально главным образом собственный внутренний диа лог (в виде ментального комментирования) и относительно редко ассоциирует переживание с чис тым, не-семантическим звуком.

Визуальность и кинестетика — области, которые постоянно участвуют в любом реагировании.

Функционируя в среде, мы главным образом видим и чувствуем ее. Чаще всего одновременно. А потому реакция (эмоция) в контуре «изнутри — наружу» сопровождается визуальной и (или) кине стетической продукцией.

Если поймать самого себя в момент отреагирования, использовав всплеск произвольного внима ния, то вам откроется комплекс осязательных ощущений (чаще всего их сопровождают характер ные мышечные напряжения) и картинка (образ, совокупность образов). Кинестетический ком плекс включает в себя ощущения холода, тепла в разных частях тела, дрожь, «мурашки», нечто, напоминающее электрические разряды, и др. Мышечные напряжения либо дополняют эту кинесте тику, либо замещают ее.

Известны области, где мышечные напряжения проявляются особенно ярко и часто, зафиксированы общие закономерности, связи между конкретными эмоциями и мышечными напряжениями.

Например, чувство обиды почти всегда сопровождается напряжениями горла и шеи. Чувство стра ха сопровождается спазмами брюшной полости. Униженность и подавленность демонстрирует се бя в характерном напряжении плечевого пояса и верхней части спины. И т.д. и т.п. У каждого свя зи между реакцией и мышечным напряжением формируются индивидуально, здесь можно найти исключения из общих правил или множество дополнительных нюансов. Поэтому каждый сталкер должен выследить поведение своих мышц лично, а не листать справочники по практической пси хологии.

Как только кинестетическая «зацепка» найдена, на нее можно воздействовать произвольно и таким образом трансформировать сам характер реагирования. Теоретически это несложно, но требует длительной и упорной практики. Если вы обнаружили, что, испытывая тот или иной вид страха, ваше тело холодеет или непроизвольно дрожит, надо вызвать тепло и расслабление. Если во время приступа раздражительности, гнева, обиды у вас горят щеки или руки, надо научиться вызывать в этих зонах чувство прохлады.

Выслеженные мышечные блоки растворяются также при помощи тепла, вызывания чувства тяже сти и непосредственного расслабления. Давно известно, что можно остановить страх, глубоко рас слабив область живота. Очень многое можно сделать со своими реакциями через контроль за пле чевым поясом, спиной, шеей и — особенно — лицом. Мимические мышцы трудно поддаются кон тролю и исполняют особую функцию кинестетической поддержки любого эмоционального пере живания. Губы, щеки, мышцы вокруг глаз, лоб — все это крайне подвижно и редко расслабляется.

Выследить собственную непрерывную мимику — это уже поставить под контроль немалый объем повседневных реакций.

Для качественного сталкинга требуется произвести работу, состоящую из двух этапов: (1) высле дить и остановить кинестетическое сопровождение, (2) разорвать автоматическую связь между те лесным ощущением (напряжением) и реакцией. Первый этап реализуется, когда вы достигаете способности вызывать диаметрально противоположные кинестетические комплексы (тепло вместо холода, расслабление вместо напряжения и т.д.). Второй этап — сложнее. Здесь надо научиться вызывать привычную кинестетику и мышечные напряжения, не испытывая при этом эмоциональ ной реакции, рефлекторно связанной с ними. Это очень важно. Иначе вы не свободны в своем са моконтроле. Это особенно заметно, когда речь идет о мимике. Если вам необходимо неестествен ным образом расслабить лицо, чтобы избавиться от какой-то эмоции, — это не сталкинг. Окру жающим вы покажетесь более чем странным субъектом, который бродит по миру с лицом лунати ка или дебила.

Поэтому практика произвольных расслаблений (1 этап) — это лишь подготовительный тренинг, который необходим для осознавания и ломки стереотипа. Это тренинг, который обеспечивает сталкера телесным опытом. На втором этапе обретенный телесный опыт используется как «зацеп ка» для уничтожения автоматизма — например, сталкер осознанно напрягает мимические мышцы, удерживая внутреннюю дистанцию, «не участвуя» эмоционально (психологически) в собственном выражении лица. (С точки зрения тотального сталкинга это тоже не высшее достижение. Это про сто качественный контроль «актерского» типа. Его можно разоблачить, потому что всякая, даже самая совершенная «игра» в некоторых ситуациях интуитивно распознается наблюдателем. А под линный сталкинг, как говорил дон Хуан, это не «актерская игра». Об этом моменте я еще скажу.) Визуальная репрезентация выслеживается по тому же принципу. Специфика визуальности состоит в том, что работать приходится с простым образом или сложной картинкой. Здесь методы, разра ботанные нейролингвистическим программированием, можно применять с большим успехом. Я не стану подробно их пересказывать, а просто порекомендую интересующимся ознакомиться с техни кой модальностей и субмодальностей. Общий смысл трансформационного метода заключается в манипулировании визуальным воображением. Картинка, которая сама собой возникает в глубинах нашей психики, когда происходит эмоциональное реагирование, имеет множество параметров — яркость, размер, цвет, затенённость, приближенность или удаленность и т.д. Какой-то из этих па раметров (субмодальностей) автоматически связан с характером переживания. Здесь открывается широкое поле для саморегуляции, поскольку визуальность многоаспектна и очень информативна.

Можно менять «знак» эмоции, ее интенсивность, можно формировать новые эмоциональные пат терны, увеличивая или снижая яркость картинки, приближая или удаляя от себя образ, окрашивая или затеняя части картины или всю ее целиком.

Разумеется, это лишь технология. Это не сам сталкинг, но весьма удобный набор инструментов для него. Настроение сталкера поддерживается лишь в том случае, если в процессе манипуляционных игр вы помните, что ни изначальная эмоция, ни видоизмененная при помощи НЛП не является ва шей сутью. Человек — это Тайна;

осознание, как и энергетическое тело, в конечном итоге принад лежит нагуалю. Выслеживая себя, вы раскрываете в себе экзистенциальную свободу. Иными сло вами, все эти манипуляции нужны не для того, чтобы из одного типа обусловленностей произволь но перейти в другой тип таких же обусловленностей (что, собственно, является задачей НЛП, как и всякой психотерапевтической методики). Задача сталкера — научиться манипулировать любыми обусловленностями, рефлексами, «якорями», непрерывно осознавая собственную непричастность к ним.

Выражаясь языком Т. Парсонса (которого вспоминал в этой связи Кастанеда), цель заключается не в переходе от одной системы глосс к другой (реглоссировке), а в открытии условности любых сис тем глосс, освобождении от них (деглоссировке). Только в случае сталкинга речь идет не столько о глоссах восприятия (с ними работают при помощи «неделания»), сколько о «глоссах реагирова ния», если можно их так назвать.

Поэтому перечисленные здесь инструменты используются не только и не столько для манипулиро вания собственной психикой под известным лозунгом «Используйте свой мозг для изменения».

Они нужны для познания своей «системы глосс» и освобождения от нее.

Для этого применяются сценарии сталкинга. Вот самые важные из них:

(1) Выслеживание однотипности («ядра» или «импринта»).

Добиться полного успеха в этом деле нельзя без качественного перепросмотра, которому посвяще на следующая глава. Но область психоэмоционального триггера (включающего механизма) в из вестной мере обнажается в процессе сталкинга текущих состояний. Сталкинг может указать ос новные координаты и направление, в котором следует перепросматривать тот или иной комплекс.

Дело в том, что человек — существо, непрерывно повторяющееся. Одна и та же программа реаги рования может включаться несколько раз в день, так что внимательное наблюдение обязательно покажет нам ее основные черты.

Выслеживая «однотипность», сталкер стремится найти первый и самый важный элемент в реакции — ее начало. Это и есть «ядро». Бывает, что «ядро» — это один из импринтов, которые были опи саны в первой части книги. Но чаще «ядром» оказывается не импринт, а небольшая конструкция из символов и рефлексов, которая сформировалась в нашем тонале на основе уже обусловленного импринтами опыта. Такая конструкция бывает привязана к знаку, символу, слову, ситуации, чело веку и даже неживому объекту.

Последнее только кажется странным. На самом деле это вполне тривиальное явление в нашей эмо циональной жизни. Таких банальностей полным-полно. Есть женщины, которые впадают в бешен ство при виде работающего телевизора (потому что муж смотрит его целыми днями), есть взрос лые и ответственные мужчины, которые любыми способами избегают компьютера (потому что им когда-то показалось, что освоить его они не могут, и это болезненным образом ущемило их образ себя как людей способных и интеллектуальных), и т.д. и т.п. Связь объекта и эмоции у них на столько сильна, что телевизор (компьютер) вызывает одно и то же чувство в любой ситуации. Само наличие объекта в воспринимаемом поле является триггером для реализации эмоциональной про граммы.

Что уж говорить о людях или, например, словах! С ними связано так много, что они могут опреде лять весь эмоциональный фон жизни. Иногда одно слово или словосочетание, даже будучи вы рванными из контекста, провоцируют целую эмоциональную бурю. А конкретные люди или про стое упоминание о них могут испортить настроение (либо исправить его) не действиями и не си туациями, а самим фактом своего бытия.

Выследить «ядро» и запомнить, какую именно реакцию оно начинает, — уже наполовину изба виться от автоматизма. Бдительность сталкера дает возможность трансформировать реагирование на «ядро», если вы ставите перед собой эту цель.

(2) Выслеживание алгоритма.

Этот сценарий сталкинга направлен на осознание последовательностей и изменение их. Если пер вый сценарий направлен на вычленение запускающего элемента поведенческой программы, то «выслеживание алгоритма» подразумевает осознание личного синтаксиса — языка, с помощью ко торого создано ваше описание мира.

Следуя лингвистической аналогии, можно сказать, что всякая завершенная ситуация реагирования — своего рода предложение, в котором заключена особая логика. Подобно тому, как члены пред ложения идут в определенном порядке и этим порядком обеспечивается адекватная передача смысла, переживания, эмоции, чувства связаны психологическими моделями, штампами, паттер нами. Присущая им логика — это логика «идей» тоналя, выросшая не только из общих для данного социума контуров, но и из личной истории индивида.

Когда мы автоматически следуем алгоритму, интенсивность осознания неуклонно падает. По сути, всякая программа реагирования, которой мы научились в обычной позиции «небезупречности», направлена на то, чтобы лишить нас энергии. Это алгоритмы «последовательного и всестороннего истощения». В психологии их иногда называют гештальтами.

Самые общие законы психологического синтаксиса даже можно описать, но здесь в этом нет необ ходимости. Достаточно иметь в виду, что они включают в себя усиление эмоции, отсрочивание, вытеснение. Чаще всего мы сталкиваемся с усилением. Оно обеспечивается способностью эмоций взаимно переходить друг в друга в рамках синонимического ряда. Так, в рамках одной программы реагирования обида и злость могут беспрепятственно усиливать друг друга. Точно так же происхо дит в других «рядах» — обида и зависть, зависть и злость, обида и жалость, жалость и злость и т.д.

Однако синтаксически невозможно поставить рядом обиду и радость — в любой последовательно сти. Эти переживания встречаются рядом только в том случае, если относятся к двум разным про граммам реагирования. Иными словами, то, что вызвало у вас обиду, не может сразу же порадо вать, и наоборот.

Данный сценарий сталкинга подразумевает выслеживание конкретной последовательности, кото рая ведет к энергетическому истощению. Навык узнавания таких последовательностей дает воз можность либо сделать «паузу» (прервать реагирование), либо парадоксальным образом транс формировать их. Иногда для этого приходится пользоваться целым набором инструментов, опи санных выше. Ибо остановить психологический синтаксис для нормального человека так же про тивоестественно, как прервать речь, не договорив до конца фразу или слово. Что же касается трансформации программы без ее остановки, то это еще сложнее.

Главная цель такого сталкинга — избежать потери энергии. Динамизм наших реагирований столь велик, что успешная реализация сценария часто приводит не только к сохранению энергии, но и к весьма быстрому ее накоплению (поглощению). Энергетически это даже более эффективный при ем, чем неделание или созерцание. Дело в том, что подобный сталкинг обычно осуществляется в ситуации мощного энергообмена и коммуникации с окружающими. Полевая подвижность, которая прежде истощала нас, в ситуации сталкинга вдруг становится источником Силы, а не поглотителем ее. Неделание (которое всегда происходит на фоне замедленных энергетических процессов) далеко не всегда приводит к настолько впечатляющим результатам. Сталкеры знают об этом и успешно используют данный эффект.

(3) Выслеживание привычки (внутренней и внешней).

Это более частный сценарий, чем предыдущие, но в ряде аспектов не менее важный. Здесь высле живание направлено на жесткие соединения элементов внутри программы реагирования. Продол жая лингвистическую аналогию, можно сказать, что здесь речь идет о выслеживании трансформа ции устойчивых «фразеологических оборотов». Это локальные цепочки, состоящие из небольшого числа звеньев, которые реализуют себя совершенно одинаково (без модификаций, с минимальным учитыванием контекста) практически во всех ситуациях нашей жизни.

Привычка — это однозначное отношение, возникшее между сенсорным восприятием и реакцией (внешняя привычка) либо между реакцией и реакцией (внутренняя привычка). В самом простом случае (который на практике встречается довольно редко) речь идет об отношении между двумя элементами. Данный сценарий, если говорить упрощенно, — это выслеживание «якоря» или реф лекса. К этой же области выслеживания относятся простейшие комплексы. «Внешняя» привычка инициируется обстоятельствами и содержанием воспринимаемого, «внутренняя» — собственными эмоциями.

Существует ряд примитивных привычек, в которых можно найти больше биологического, чем со циального. Такие привычки осуществляются при помощи непроизвольного внимания и не связаны с реагированием на подобных (не-социальны). Каждый человек имеет в себе определенный объем простейших жестких автоматизмов. Часто они возникают в самом раннем детстве. Это может быть характерная походка, осанка, привычка скрещивать ноги и т.д. вплоть до дурных привычек, кото рые мы обычно пытаемся скрыть от других. Разумеется, они не поглощают существенных объемов энергии тоналя и сами по себе вполне безобидны (если не направлены на разрушение тела). Но их можно использовать в качестве «зацепок» для тренировки произвольного внимания.

В области выученного также немало подобных автоматизмов. Сюда относится, например, «право рукость» или «леворукость», почерк, манера держать вилку во время еды, заполнять паузы в разго воре конкретными, не имеющими смысла речевыми штампами и т.п. Механизм примитивной при вычки может поддерживать биохимическую зависимость и превращать ее в настоящую проблему.

Отличительная черта привычки — отсутствие семантики. Сама по себе привычка не поддерживает описание мира, но может включать более сложные процессы, которые фиксируют позицию точки сборки и режим восприятия. Выслеживание привычек — важный момент в формировании навыка остановки, «паузы» реагирования.

Некоторые привычки тесно связаны с целым рядом характерных черты психологического типа. К примеру, специфическим отражением ряда внутренних комплексов является почерк, что иногда позволяет осуществлять успешную графологическую диагностику в психологии. Пытаясь изме нить почерк, человек, разумеется, не меняет свой психологический тип, но привлекает произволь ное внимание к собственной моторике. Поскольку же моторика рефлекторно связана с эмоцио нально-чувственным фоном, таким образом можно сделать его более явным и облегчить дальней ший сталкинг.

Остановке таких простейших автоматизмов большое внимание уделял Гурджиев. Известно, что при должной настойчивости «пауза» может ввести субъекта в трансоподобное состояние общей перцептивной и реактивной дезориентации. Такое состояние, в свою очередь, может сопровож даться «импринтной уязвимостью» — следовательно, его можно использовать для реимпринтиро вания. К сожалению, без инструктора использовать этот прием крайне сложно. В самостоятельной работе «остановка привычек» редко вызывает целенаправленную трансформацию того или иного импринта. Эффект здесь ограничивается общим усилением осознания. Впрочем, наличие несги баемого намерения при постоянной практике выслеживания привычек ведет к нужным трансфор мациям в сторону безупречности. Просто сталкер должен не забывать о цели и систематически ис пользовать все возникающие на пути шансы.

(4) Выслеживание мотива и ценности.

При помощи этого сценария можно осознать целый ряд индивидуальных нюансов в собственном описании мира. Использование такого типа сталкинга формирует установку, которая затем полно ценно реализуется во время перепросмотра. Поскольку метод выслеживания мотива и ценности целиком относится к области значений (семантике), для его осуществления можно использовать специально организованный внутренний диалог.

Этот сценарий можно даже назвать «актуальным мини-перепросмотром». Когда завершается си туация реагирования либо когда эта ситуация уже достаточно проявила себя, следует просто от страниться от нее и задать себе пару простых вопросов:

«Что именно вызвало эмоцию?» «Почему я отреагировал именно так?» «Почему это для меня важно?» Условиями успешного сталкинга в этом случае являются высокая бдительность и предельная ис кренность. Понятно, что искренность возможна уже на фоне некоторой безупречности. Человек всегда находит оправдания своим эмоциям, рационализируя их. Важно заметить, когда и каким об разом вы «водите себя за нос». Открытие в собственном тонале системы самообманов требует оп ределенного мужества. Занимаясь этим видом сталкинга, вы непременно коснетесь «святыни» — взлелеянного образа себя. Это не должно вас задевать или расстраивать. Если вы впадаете в де прессию или самоуничижение, узнав, что далеко не так хороши, добры, умны, талантливы, как прежде полагали, — сталкинг не завершен. Теперь вам следует понять, почему вы расстроены.

Процесс «самокопания» продолжается до тех пор, пока вы не испытаете подлинное бесстрастие и отрешенность, разглядывая свои проблемы, недостатки, несовершенства.

Все это входит в методику «очищения» тоналя. Каждый выслеженный комплекс, когда он переста ет вызывать эмоции, автоматически переходит «на сторону разума», освобождая пространство для новой чувствительности. Осознанная ценность (мотив) выходит из привычного самозабвения и уже не в состоянии функционировать совершенно автоматически. В процессе такой работы чело век постепенно освобождается от своей прежней психологии, что не может не сказаться на поступ ках, эмоциях, решениях. Сталкер перестает следовать законам бихевиоризма, зоны его непредска зуемости последовательно расширяются. Как выразился дон Хуан, он перестает быть «дичью» и становится «охотником» — Человеком Неведомым как для других, так и для самого себя.

По мере того, как расширяются объемы выслеженного пространства в себе, сталкер замечает все больше в окружающем мире. И тогда он приступает к двум сценариям, на которые раньше просто не хватало энергии, — к «маскировке» и выслеживанию чужого тоналя. Они свидетельствуют о приближении мастерства, потому что требуют удвоенной бдительности. В случае «маскировки» надо непрерывно удерживать состояние безупречного воина и моделировать социально адекватное (приближенное к оптимальному) поведение. Выслеживание чужого тоналя еще сложнее, посколь ку включает в качестве обязательного условия тщательный сталкинг себя и при этом осознанное наблюдение за проявлениями описания мира другого человека.

Как многократно указывалось, выслеживание чужого тоналя не подразумевает манипуляции им.

Конечно, сталкер оказывает влияние на тех, с кем вступает в коммуникацию, корректируя собст венное реагирование. Особая ситуация возникает, когда приходится иметь дело с «мелким тира ном», поскольку сталкер должен «обезвредить» его, победить психологическое давление и постро ить обстоятельства выгодным для себя образом. Но даже здесь вряд ли можно говорить о настоя щей манипуляции другими людьми. Ибо тиран останется тираном. Он всего лишь потеряет воз можность терроризировать сталкера, истощать его эмоционально и энергетически. Это и станет победой над тираном, реальной проверкой уровня самоконтроля и осознания сталкера. Практиче ским последствием такой победы будет отказ «мелкого тирана» от свойственного ему типа поведе ния — он теряет интерес к бывшей «жертве» либо признает ее независимость.

Что же касается «маскировки», то она уже сама по себе является стиранием личной истории. Ведь сталкер удаляет из сферы опознаваемого и узнаваемого другими значительную часть своей лично сти. В этом смысле дон Хуан был, безусловно, прав, когда учил Кастанеду не давать никому ис черпывающей информации о себе. Это не «скрытничанье», не нарочитая «завеса тайны», которая лишь привлекает излишнее внимание со стороны окружающих. Напротив — это иллюзия «обыч ности».

Именно здесь «актерская игра», о которой было сказано выше, должна перерасти в нечто большее — а именно, в моделирование такого типа энергообмена с окружающими, что они не в состоянии заметить ничего необычного. Такой эффект возникает на уровне овладения тотальным сталкингом.

Его невозможно сыграть, нельзя имитировать, пока интенсивность осознания не достигла опреде ленного уровня. Ибо здесь формируется некая часть энергетического тела, которая может как бы самостоятельно производить маскирующие энергопотоки (интуитивно воспринимаемые другими людьми как «подлинность»), при том, что центр осознания не принимает в данной энергетике ни какого участия, сохраняя неизменную безупречность. Часть сталкера словно на самом деле пере живает эмоции и чувства, которых в реальности нет, и этим окончательно сбивает с толку тональ наблюдателя.

Это высокое искусство — свидетельство реализации свободы от социума и эго энергетических воздействий. Это превращение сталкера в подлинную Тайну.

Глава 7. СТАЛКИНГ И ПЕРЕПРОСМОТР " Чтобы пациент излечился, ему необходимо ро диться снова, а архетипной моделью такого рождения является космогония. Необходимо отбросить работу Времени и вернуться в рас светный миг, предшествовавший сотворению.

На уровне человека это равнозначно тому, что он должен вернуться к «чистой странице» су ществования, к абсолютному началу, когда еще ничто не было осквернено и испорчено. " Мирча Элиаде Перепросмотр — штука сложная. Он испытывает практикующего на психологическую прочность.

Иногда утверждают, что перепросмотр сродни психоаналитическим техникам фрейдистского или юнгианского толка. Это верно лишь отчасти. Проблема связана с известным аналитикам фактом «сопротивления терапии» и всем комплексом тонких отношений, которые неминуемо развиваются в процессе анализа между терапевтом и его клиентом.

Иными словами, при анализе всегда есть «козел отпущения». Если перепросматриваются пробле мы и ситуации, которые значительно влияют на уровень самооценки клиента, его ЧСВ, его страхи и жалость к себе, он знает, кто в этом «виноват». Виноват, как всегда, аналитик. Почему он выну ждает клиента радикально изменить образ себя (для себя и для других)? Почему он берет на себя функции, которые всегда ассоциировались с подавляющими авторитетами вроде фигур отца или матери, старшего брата или иного значимого «оценщика»? Разумеется, у него (аналитика) нет на это никакого права. Обвиняя терапевта во всех смертных грехах, впадая в истерику, устраивая мелкие бунты, отказываясь вспоминать вытесненные содержания, человек облегчает собственные страдания. Ибо гораздо легче думать, что ВИНОВАТ кто-то другой.

При перепросмотре такая ситуация невозможна. С одной стороны, процесс трансформирования бессознательных содержаний происходит в одиночестве, с другой — что значительно усиливает сопутствующие переживания — на фоне самонаведенного транса (при помощи ритмичного дыха ния, покачивания головой, сенсорной депривации и т. д.). И открывается пугающая картина — во всех своих бедах, несовершенствах, несчастьях, ошибках виноват только ты сам. Ты оказыва ешься лицом к лицу с самим собой, без посредников, без оценщиков, без командиров, авторитетов и мелких тиранов, окружающих нас в повседневной жизни, — то есть без оправданий.

В результате ваши личные истерики, рыдания, ваше отвращение к себе достигают возможно мак симальной интенсивности. Личность нестабильная, неуравновешенная, слабая бывает потрясена до такой степени, что вместо трансформации комплексов наносит себе психологический вред. Так что перепросмотр нельзя рекомендовать людям, чрезмерно закомплексованным и ослабленным. Как и вся дисциплина толтеков, техника предназначена для здоровых, зрелых и сильных личностей.

Но и они — вполне, казалось бы, проникшиеся духом «воина» — в процессе перепросмотра стал киваются с депрессивными реакциями, с бессознательным отторжением подобной работы над со бой, с необъяснимым отвращением к Трансформации, обещанной толтекскими шаманами. Их внутреннее сопротивление чаще всего имеет два модуса — активный и пассивный. Активный мо дус предполагает агрессию, злобу, ненависть и отвращение. Пассивный — воплощает себя в апа тии и депрессии различной степени тяжести.

Как это ни парадоксально, с активным модусом неприятия работать проще. Это состояние энерге тично, оно связано с действием. Обычно оно исходит из уязвленного чувства собственной важно сти и требует разрешить ситуацию тем или иным образом. Здесь достаточно перенаправить основ ное внимание на нужный объект. Заметить, что «перенос» агрессии на всякие тональные рациона лизации (обстоятельства жизни, окружение, «пагубное влияние родителей», «неприемлемая идео логия или учение») ничуть не разрешает проблему, а лишь отдаляет ее решение, делает проблему почти перманентной. Осознание пустого расхода эмоций на то, что существует лишь в вашем во ображении, или на то, что принципиально нельзя изменить (например, «обстоятельства жизни»), может заставить вас все-таки вернуться к первопричинам — комплексам, импринтам и т. п. И вы нудит вас работать с ними, отталкиваясь от нового опыта и знания.

Пассивный модус неприятия — это своеобразный бессознательный отказ от использования энер гии вообще. Легко догадаться, что он растет из доминирующего чувства жалости к себе. Субъект выбирает ничего не предпринимать, замереть и забыться. Он желает законсервировать сущест вующие проблемы, надеясь на то, что в конечном итоге их «абсолютное обездвиживание» вызовет у него анестезию. Интересно, что в конце концов этого на самом деле можно добиться.

Однако средства, которыми достигается подобная неподвижность и бесчувственность, поистине ядовиты. Для этого требуется максимально сузить или «ослабить» осознание, сделать все, чтобы никогда и ни при каких обстоятельствах не менять режим восприятия, и даже больше — данный изначально режим восприятия требуется обеднить, лишить тревожных цветов и нюансов, чтобы вдруг не «проснуться». Вечное самозабвение и предельный автоматизм — вот унизительные «кон серванты», которые нужны человеку, дабы избежать тревожных перемен в самом себе. И даже в этом грустном параличе осознания человек, отказавшийся когда-то от борьбы, непрерывно страда ет от скрытой (латентной) депрессии. Он не знает радости жизни, да и как может быть иначе? Ос лабленное осознание не инспирирует подъема, вдохновения, поток сенсорных сигналов сужен и повторяет бесконечно одни и те же паттерны. Жизнь бледна и пуста, ее обманчивое спокойствие вызвано не гармонией, а блокировкой основного массива чувств и эмоций. Так выглядит человек, «проигравший свою битву», отказавшийся от перепросмотра из-за страха боли, страха психологи ческих страданий.

Таким образом, негативная реакция на перепросмотр, постоянное желание отложить его «на по том» должны быть выслежены. Это симптом бессознательного сопротивления, у которого могут быть разные причины. Как уже было сказано (см. вступительную статью), причиной нежелания перепросматривать себя может быть «комплекс Зверя», комплекс древнего мага. Тогда перепро смотр особенно необходим, как способ исцеления от накопившегося объема деструктивных эмо ций.

Но чаще нежелание перепросмотра вызвано банальной жалостью к себе — мы понимаем, что каче ственный перепросмотр способен радикально изменить нашу психику и нашу жизнь в целом. Мы предчувствуем, что все или почти все базовые координаты тоналя, наши «опоры» стабильности и уверенности в себе, будут поколеблены и в конце концов разрушены. Иными словами, мы боимся правды и той неведомой свободы, к которой ведет эта правда.

Кастанеда неоднократно вспоминал в своих работах об энергетическом аспекте перепросмотра — о том, как возвращается утраченная светимость, оставленные в процессе личной истории энергети ческие нити.

Верна или нет данная концепция, нам точно неизвестно. Для ее проверки нужно владеть глубоким и стабильным видением. Что же касается метафизической идеи, будто в результате перепросмотра формируется некая копия осознания, которой довольствуется Орел, то она очень напоминает ме тафору, хотя опять-таки достоверно судить об этом мы не можем.

Безусловным представляется тот факт, что перепросмотр растворяет психоэнергетические блоки в коконе и, следовательно, освобождает точку сборки от значительной части бессознательных фик саций. И это, на мой взгляд, — главное. Качественный перепросмотр гарантирует успех в дости жении безупречности и кардинально улучшает процесс сталкинга. В этом отношении с перепро смотром не может сравниться никакая иная техника. Это — обязательное условие свободы.

В основе самой идеи перепросмотра лежит очень многое. Это настолько древняя идея, что ее мож но приравнять к продукту мифологического мышления, опирающегося на изначальные архетипы.

Мы вполне можем предположить, что толтекский перепросмотр начинался не как психоэнергети ческая практика, а как акт «возвращения к первому Мифу» (о чем писал М. Элиаде).

С древнейших времен, когда осознание не было столь замкнуто на себе, когда тональ представлял собой относительно простую конструкцию, человек интуитивно ощущал, что его начало во Време ни хранит память о предшествующей свободе — свободе жизни без описания. Эта память о безы мянном «времени сновидений» создавала особый эмоциональный фон шаманического экстаза.

Всякий раз, испытывая высокий психоделизм растений силы, шаман возвращался к истокам лич ной истории, повторно проживая события, которые скрыли от него мир духов и магию предков.

Даже спонтанный и фрагментарный перепросмотр, характерный для индуцированного растениями смещения точки сборки, оставлял впечатление очищения и просветления. Не заметить это было невозможно.

Таким образом, идея возвращения во Времени через повторное проживание жизни, через упорядо ченное воспоминание, не имеет никакого отношения к психоанализу XX века. Совершенно оче видно, что изначально практика перепросмотра была связана с обретением Силы и является частью наследия древних магов, шаманов и видящих. Свобода восприятия сама по себе не могла быть це лью, она использовалась как инструмент, дающий доступ к более мощному энергообмену.

Новые видящие, которые стремились к третьему вниманию, взяли на вооружение древнюю мето дику, поскольку обнаружили ее необыкновенную эффективность для усиления сталкинга. Но для этого им пришлось отказаться от первоначальной спонтанности шаманов, от их беспорядочных блужданий в истоках личного Времени, блужданий, провоцировавших энергетические всплески, сопровождающиеся видениями и магическими влияниями. Они отказались от растений силы как катализаторов перепросмотра, так как хотели обрести подлинную чистоту и высокую интенсив ность осознания. Только последовательная работа по перепроживанию прошлого в первом внима нии давала шанс интеграции, а затем преображения целостного существа.

Поскольку такая модификация перепросмотра затрагивала все области энергетического тела, а не избранные фрагменты (как у древних видящих и шаманов), возникло сопротивление тоналя. Весь мир — внутренний и внешний — был подвергнут сомнению. Маг отказался от своей исключи тельности, от охоты за Силой, от областей описания, содержащих фундаментальные и неприкосно венные «святыни». Вся история личности должна была подвергнуться беспристрастному анализу.

Такой подход вскрыл глубинные истоки страха смерти, чувства собственной важности и жалости к себе. Он не оставил камня на камне в картине мира видящего и таким образом растворил образ древнего мага в бесконечной свободе и пустоте. Не все толтеки оказались способны на этот под виг. И хотя путь древних магов затерялся в глубине веков, а большинство из них самих потерпело жестокое поражение, и сегодня ситуация не стала проще. Современный практик нередко избегает испытания перепросмотром, несмотря на то что знает —иного пути не дано.

Чтобы настроить себя на перепросмотр, надо сформировать несгибаемое намерение, направленное на выслеживание и трансформацию жалости к себе и чувства собственной важности. Надо быть готовым к разнообразным и болезненным «опровержениям себя». Иногда драматические эпизоды перепросмотра вызывают ситуацию символической смерти, указывают путь к «месту без жалости» и другим мощным трансформациям. Глубокий перепросмотр оживляет уроки далекого прошлого и может провоцировать болезненные синхронистичности в настоящем, ломку обстоятельств и отно шений — к этому также следует быть готовым.

Разумеется, невозможно заниматься перепросмотром непрерывно. Опираясь на собственный опыт, могу сказать, что оптимальным мне кажется обращение к перепросмотру два раза в год. Каждый такой период может длиться от двух-трех недель до месяца. Как правило, первый перепросмотр, несмотря на его поверхностность, — самый длительный. Лучше потратить на него сразу два меся ца ежедневных занятий и как можно подробнее пройти по карте своей жизни. Это вызывает неко торую возбужденность энергетических полей кокона и формирует навык сосредоточенного воспо минания. Внимательное отношение к своим ощущениям поможет узнать, приобрели ли вы «чувст во тела», которое и есть главный опыт перепросмотра. В дальнейшем вам будет гораздо проще по грузиться в надлежащее состояние, так как тело «помнит» хорошо и долго.

Технически перепросмотр новых видящих состоит из следующих пунктов:

(1) Составление списка.

(2) Использование дыхания.

(3) Сужение области внешнего сенсориума (темнота и ограниченное пространство).

(4) Наведение транса.

Составление списка (1) — это многократная процедура. Поскольку перепросмотр должен активи зировать вытесненную память (к которой тональ нас категорически не допускает), мы используем целый ряд уловок и хитростей. Здесь бесполезно пытаться идти напролом. Если вы хоть раз пробо вали перепросмотреть собственную жизнь, то знаете, насколько это непростое занятие.

Тональ допускает нас к тем психическим содержаниям, к тем содержательным и чувственным вос поминаниям, которые менее всего способствуют трансформации. Вы заметите, что большая часть доступной нам памяти — формальна. Словно некий фильтр скрывает от нас эмоциональный и чув ственный ряд. Что же касается памяти энергетической, то она, как правило, заблокирована наибо лее жестко. И в этом нет ничего удивительного. Ведь энергетическая память кокона — это та зона, возбуждение которой приводит к неминуемому смещению точки сборки. Наша нынешняя позиция восприятия как раз обусловлена тем, что мы не помним энергетических состояний прошлых по ложений перцепции. Открытая часть памяти — это прежде всего память описания, за которой сто ят, в основном, одни слова. Это обстоятельство объясняет, почему так трудно запомнить тот опыт, в котором работа описания ослаблена или сведена к минимуму — обычные сны и сновидения, психоделические откровения. По той же причине глубокая медитация может вызвать последую щую амнезию, а впечатления от состояния повышенного осознания, где описание вместе с внут ренним диалогом почти замирают, по возвращении в базовый режим восприятия сразу же блоки руются и требуют особых усилий для восстановления памяти о них.

Ввиду наличия многочисленных блоков и запретов на воспоминание восприятий и энергетических состояний, мы вынуждены подбираться к вытесненной личной истории многократно и с разных сторон. Это требует составления не одного списка, а целого ряда списков для перепросмотра. Рас смотрим самые важные типы подобных списков. При их составлении не забудьте, что перепро смотр производится в обратном порядке — от настоящего в прошлое. Для удобства вы можете сначала составить список в прямой последовательности, а затем перевернуть его так, как это нуж но для порядка воспоминания.

(а) Формальный список Его составляют в первую очередь. Ониспользуется для привлечения внимания и формирования са мого намерения перепросмотра. По сути, это автобиография — простое воспроизведение всех со бытий вашей жизни, воспоминание о которых не подверглось вытеснению. Вас не должно смущать то, что многие факты сохранились лишь в качестве хронологических справок: в таком-то году по шел в школу, в таком-то закончил, в таком-то начал работать, поступил в институт и т. д. и т. п.

Все эти выцветшие сведения должны быть записаны, потому что каждый формальный пункт рано или поздно наполнится живыми воспоминаниями. Работа над первым списком может длиться не сколько месяцев, но он даст вам возможность составить последующие списки — мест, людей и од нородных событий.

(б) Перепросмотр мест Формальное вспоминание личной истории обратит ваше внимание на то, что вы постоянно пере мещались. Менялись места проживания, места учебы и работы, возможно, вы путешествовали и т.

д. Составьте отдельный список этих мест. Затем поставьте перед собой задачу как можно четче, во всех деталях вспомнить, как выглядели эти места, как вы себя в них чувствовали, цвета, освеще ние, запахи и прочее. Поскольку сами по себе места не имеют яркой эмоциональной нагрузки, с одной стороны, их вспомнить труднее, с другой — проще. Здесь вы не должны встретить сильного сопротивления бессознательного, но всякий раз, глубоко погружаясь в воспоминание о месте, вы будете испытывать неясные эмоциональные толчки. Они возникают по мере того, как вспомина ются люди и события, с этими местами связанные. После каждого сеанса перепросмотра записы вайте эти воспоминания в отдельные списки, которые вам пригодятся в дальнейшем.

(в) Перепросмотр людей Составить список всех людей, которые когда-либо встречались вам на жизненном пути, — почти невозможно. Более того, я не уверен, что в этом есть такая уж сильная необходимость. В конце концов сам порядок воспоминаний и их характер покажет вам, кто требует пристального перепро смотра, а кто в вашей жизни сыграл незначительную и мимолетную роль.

Понятно, чем больше эмоций вызывает у вас воспоминание о человеке, тем внимательнее надо быть. Как правило, такие люди вспоминаются либо в числе первых, либо в числе последних. Из этого списка надо исключить близких вам людей, отношения с которыми слишком важны. Если толтек не готов к радикальному изменению отношений, этих людей пока перепросматривать не стоит.

Особое внимание следует уделить тем персонажам, которые вызывали (и продолжают вызывать) истощающие эмоции. Вглядитесь в их лица, вслушайтесь в их голос, проживите заново всю гамму мышечных напряжений, которая сопровождала реагирование. Обычно таких людей в жизни чело века не бывает очень много — возможно, десяток-полтора. С каждым связана определенная эмо циональная программа, которая повторяется и демонстрирует совокупность качеств нашего тона ля. Обратите внимание, нас интересуют не люди, а именно наше реагирование на них. Стоит обра тить внимание на то, что мы склонны забываться и впадать в индульгирование по поводу вообра жаемых или реальных качеств друзей, знакомых, учителей, коллег и т. д. Не позволяйте себе уто нуть в рефлексиях по этому поводу. Ищите в воспоминаниях о других лицах самого себя — свое состояние, свою реакцию, свои чувства.

Безусловно, наибольшее значение имеет перепросмотр родителей. Если их уже нет в живых или вы не видитесь, то нет никаких причин откладывать перепросмотр этой важнейшей области личной истории на потом. Тем более что перепросмотр отца или матери как правило занимает несколько лет. Память о них приходится восстанавливать и перерабатывать неоднократно, со всех возможных позиций и точек зрения, поскольку большая часть импринтов сформировалась при их непосредст венном участии.

(г) Перепросмотр однородных событий На следующем этапе работы вы легко заметите ряд закономерностей. При сочетании некоторых обстоятельств (куда входят места, люди и события) мы испытываем весьма схожие состояния.

Здесь надо постараться отвлечь внимание от естественных попыток объединять события в некие ряды по формальным признакам. Однородность не означает, что вы обязательно имеете дело с од ним и тем же человеком или находитесь в одном и том же месте. Это более широкое понятие. На пример, вы можете поссориться с другом (учителем, коллегой) точно так же, как вы ссорились с отцом. Можно обидеться на жену по той же причине, по какой вы обижались на свою мать. Важно обратить внимание на то, что является общим для этих разных событий. Важно понять, почему они однородны. Это весьма плодотворное занятие — каждый раз, обнаруживая позабытые совпадения (слова, выражение лица, поступки и пр.) между однородными событиями, вы находите поле энер гетической напряженности или его внушительный след. Перепросматривая его вновь и вновь, вы в конце концов открываете внутренние механизмы, лежащие в основе эмоциональных движений, и этим ощутимо трансформируете конкретную область тоналя. Успех на таком уровне перепросмот ра приходит далеко не сразу. Здесь требуется сформированный навык особой внимательности, ко торый приходит иногда через годы упорной работы.

(д) Перепросмотр чувств и эмоций Если вам удалось составить список однородных событий, вы готовы к следующему, еще более аб страктному уровню — вы можете выделить чувственные и эмоциональные переживания сами по себе, независимо от событий и ситуаций.

Ни в коем случае не надо подходить к этому формально. Конечно, совсем не сложно составить список всех известных эмоций и попробовать применить его в качестве списка для перепросмотра.

Только из этого вряд ли выйдет что-то путное. Невозможно опираться на слова, если вы хотите вспомнить истинные переживания. Вот почему нужен описываемый здесь порядок: места, люди, однородные события. Вы обретаете опыт, конкретный эмоционально-чувственный материал и, лишь припомнив его, используете слово или специальное обозначение. Теперь ваше тело точно знает, что скрыто за словами «злость» или «обида», «вина» или «стыд». Сосредоточившись на чув ствах, вы находите забытые события, которые почему-то не попали в список «однородных». Ино гда они имеют особую ценность, поскольку тщательно вытеснены. Это наша «тень» — она может даже шокировать.

Очевидно, это один из самых глубоких уровней перепросмотра. Он оказывается достижим в изме ненном состоянии сознания, которое возникает благодаря использованию всех инструментов, опи санных ниже (дыхание, ограничение сенсориума, наведение транса). Здесь оживает обратная связь между энергетическим состоянием и содержанием воспоминания. Если при более поверхностных состояниях процесс перепросмотра вынуждает смещаться точку сборки, то здесь сам сдвиг точки сборки включает процесс вспоминания.

Любопытно, что длительные погружения в такой тип перепросмотра могут оживить не только под линную память, но и создать память ложную. Мы можем галлюцинировать, полагая, что открыва ем ранние и позабытые впечатления. На мой взгляд, разбираться в том, с какими воспоминаниями мы имеем дело при перепросмотре эмоций и чувств, совершенно излишне. Ибо сталкера на самом деле не так уж должны интересовать вопросы подлинности-неподлинности воспоминаний (личной истории). Не следует всерьез полагать, что мы готовим подробный «отчет» для Орла. Занимаясь перепросмотром, мы освобождаемся от самих себя — вот и все. В конечном счете все методы пе репросмотра (как перечисленные выше списки людей и событий) направлены на фундамент наше го существа — на новое перепроживание энергетических и эмоциональных состояний, чтобы до биться снижения фиксации точки сборки. По большому счету, личная история не бывает объек тивной или субъективной. Когда она представлена в образах тоналя, это всегда галлюцинация — независимо от степени «ложности» воспоминаний. Содержательная память имеет по сути галлю цинаторное происхождение, реальны только чувства, которые память вызывает.

Мы используем реальные события своей жизни, чтобы вспомнить опыт характерных состояний энергообмена. Это ключ к оживлению инертных полей, а не восстановление достоверных фактов тридцатилетней давности. Может, этих фактов и не было никогда. Не стоит чрезмерно доверять нашему богатому на выдумкитоналю.

(e) Перепросмотр близких (родители и возлюбленные) Это последняя тема перепросмотра. Прежде чем обратиться к ней, нужно трансформировать ряд отношений и добиться стабильной безупреч ности. Толтек должен хорошо контролировать проявления чувства собственной важности и жало сти к себе. Очень важно иметь готовность адекватно встретить изменение в собственном отноше нии к близким — без разочарований, обид, с пониманием, уважением и любовью. Когда сталкер открывает в поведении самых важных для него людей автоматизмы эгоистического реагирования, он может испытать острое чувство жалости к себе. Из мира одних иллюзий можно перейти в мир других иллюзий. Вас «не любят, а используют», хотят сделать зависимым, поработить, вами мани пулируют, чтобы добиться маленьких эгоистических выгод. Но и это неправда. Это лишь часть правды, которую вы раньше не желали замечать.

Безупречное отношение — это, помимо всего, понимание. Отрешиться от озабоченности собой (как ко мне относятся) и увидеть мир глазами близкого человека — это не всегда просто. Ведь дру гой человек — это неоднозначный конгломерат чувств и отношений, включающий в себя противо речивые и даже противоположные движения. Если обычный человек гипнотизирует себя словами «любовь», «доброта», «забота», если он живет среди фикций и ярлыков, бессознательно полагая, что окружающие почему-то должны испытывать идеальные чувства к нему, уникальному и непо вторимому, то безупречный воин принимает несовершенство и даже порочность близких. Важно понять, что он не оправдывает их и не обвиняет, он просто пытается увидеть их такими, каковы они есть. И принять решение. Если вы дорожите другом, возлюбленной, любовью родителей, ни какой перепросмотр не должен отторгнуть их. Главное — не их отношение к вам, а ваше отноше ние к ним. Это ваша ответственность. Если в результате перепросмотра вы замечаете за собой на рочитую черствость по отношению к любимым, значит, вы небезупречны. Вы обижены, уязвлены, жалеете себя и надеваете маску безразличия, которая только кажется вам проявлением безупреч ности.

Это вовсе не значит, что отношения с близкими людьми никогда не должны меняться. Иногда их нужно изменить. Если их суть целиком «паразитическая», если родители, друзья и любимые ведут себя как «мелкие тираны», от этого груза лучше избавиться. Но сначала необходимо выяснить на верняка. Мелкий тиран сам потеряет интерес к вашей личности, как только осознает, что больше не может тиранить жертву. Мы очень часто эксплуатируем друг друга энергетически и эмоцио нально. Однако «тирания» — лишь часть человеческих взаимоотношений, и если после избавления от нее все равно остается чувство, что вы нужны друг другу, — это подлинная близость. К сожале нию, такая близость встречается реже, чем нам хотелось бы. Потому-то ее и надо сохранить, как дар Силы. Несмотря на то что одиночество — неизбежное состояние нашего бытия, вряд ли стоит его целенаправленно культивировать. Оно может оказаться не «свободой», а обыкновенным бегст вом.

Использование дыхания (2) — важный аспект в практике перепросмотра. Многократно говори лось про тесную связь между дыханием и энергообменом. Древнейшие структуры нашего кокона отзываются на дыхательный цикл. Вдыхая, мы поглощаем энергию не только легкими в виде ки слорода, но и всем энергетическим телом, как это свойственно простейшим организмам. Выдыхая, мы излучаем ее. Уровень осознанности и дисциплинированности внимания влияет на масштаб энергообменных процессов, сопровождающих дыхательный цикл. Но даже в тех случаях, когда мы полностью погружены в мир послепроизвольных реакций, обусловленных нашим тоналем, энерге тические процессы сопровождают дыхание. Поэтому дыхание — это естественный ключ к управ лению полево-энергетическим взаимодействием с внешней средой.

Использовать дыхание в полной мере мешает поглощенность внутренним диалогом и, соответст венно, описанием мира. В какой-то степени дыхание аккомпанирует внутреннему диалогу, отража ет текущее состояние энергообмена в процессе самозабвенного перебирания инвентаризационного списка. Дыхание поверхностно, оно замирает или учащается, прерывается посреди цикла, затем возобновляется — и все это демонстрирует, как наше тело поглощает и излучает энергию в про цессе интерпретации сенсорных сигналов и реагирования на них.

Для того чтобы замедлить или даже остановить внутренний диалог, используется ритмическое ды хание. Равная длительность вдоха и выдоха, неизменная глубина, поддержание одинакового ритма дыхательных циклов в течение хотя бы получаса (об этом я говорил в предыдущих книгах) имити рует энергообмен существ, не владеющих внутренними диалогом. Из этого следует, что ритмиче ское дыхание помогает ослабить фиксацию точки сборки.

Для перепросмотра это крайне важно. Как показал личный опыт, сеанс вспоминания лучше пред варять ритмическим дыханием, чтобы создать благоприятные условия. Ибо трансформирующее перепроживание невозможно без характерного изменения режима перцепции. Чтобы осуществить правильный перепросмотр удаленного во времени события, надо вернуться в ту позицию воспри ятия, где событие происходило. А это характерное смещение точки сборки, которое интегрирует поверхностные и углубленные поля внутренних эманации.

Конечно, несгибаемое намерение способно толкнуть точку сборки вглубь кокона даже без помощи дыхания, но ему приходится иногда годами преодолевать темную инерцию энергетического тела.

А ритмическое дыхание делает наши структуры более пластичными за счет отключений или за медлений внутреннего диалога.

Попробуйте проследить, как происходит сам процесс вспоминания. В какой момент внимание вдруг переходит от сцены, которая пребывает на поверхности памяти, к более глубокой и частично (либо полностью) забытой? Как вспоминаемая сцена дополняется деталями? Как возвращается давнее чувство или ощущение? Всякий раз происходит кратковременная остановка внутреннего диалога, миг «безмолвного созерцания», за которым следует озарение темной зоны памяти.

Ритмическое дыхание, которое провоцирует эти паузы во внутреннем диалоге и, соответственно, микросдвиги точки сборки, должно быть равномерным и не утомительным. Следует выбрать оп тимальный ритм и глубину дыхания, которые можно без напряжения поддерживать довольно дол го. Однако поверхностное дыхание здесь тоже не подходит. Во-первых, оно отражает слабый, раз реженный характер энергообмена с внешним полем, во-вторых — рефлекторно связано со спокой ным режимом «ментального комментирования» (которого, разумеется, следует избегать). Таким образом, следует найти ту глубину дыхания, которая, с одной стороны, не будет вызывать чрез мерного напряжения дыхательных мышц, с другой — будет все же заметно отличаться от привыч ного, «бессознательного» дыхания.

То же касается и ритма — он должен отличаться от привычного, но не утомлять. Специальные за держки после вдоха и выдоха, которые используют в йогической пранаяме, здесь не обязательны.

Если они не вызывают у вас затруднений и не привлекают большого объема внимания, то можно следовать классическому ритму 4 — 2 — 4 — 2 (вдох — задержка — выдох — задержка). В любом случае, главный закон дыхания во время перепросмотра — оно не должно мешать самому процес су вспоминания.

Установка на перепросмотр требует некоторого подготовительного этапа. Чтобы внимание пере ключилось на созерцание прошлого, а энергетическое тело соответствующим образом перестрои лось, необходимо создать вполне определенные условия. И ритмическое дыхание исполняет здесь особую роль.

Кроме указанного уже влияния на внутренний диалог, дыхание вынуждает обратиться внутрь — к проприоцептивным ощущениям. Подчеркнутое движение диафрагмы, дыхательных мышц, ребер, ключиц формирует кинестетическую ось, основание которой упирается в нижнюю часть брюшной полости. Если вы дышите ритмично и достаточно глубоко, мышечные напряжения распределяются по туловищу непривычным образом. Возникают зоны релаксации в той части тела, что расположе на под диафрагмой. А ведь именно здесь плотные энергопотоки в наибольшей степени поддержи вают фиксированную позицию точки сборки.

Расслабление брюшной полости способствует усилению мышечных блоков в верхней части тела — в плечах, шее, лице. Обратите на это внимание. Для высвобождения перцептивной энергии фон расслабления тела должен быть равномерным. Во время сеанса перепросмотра кажется, что чело век спит или дремлет. И это естественно, поскольку тело знает лишь один способ погружения точ ки сборки внутрь кокона — естественный сон.

Тем не менее сознание должно быть сосредоточенным и бдительным. Чтобы выполнить инструк ции по внешнему расслаблению и внутреннему сосредоточению, может понадобиться от 20 до минут. Ритмическое дыхание плавно уводит практика в мир собственной памяти. Ничто не должно вас отвлекать — текущее состояние внешней среды требует одного вида сосредоточения, а вспо минание — другого. Эти виды практически не сочетаются друг с другом.

Погрузившись в себя, вы заметите, что ритмическое дыхание распространяется не только на физи ческое тело, но и на некоторый объем вокруг него. Иногда эти странные чувства проявляются ярко и неожиданно — например, в момент увлеченного созерцания привлекательной сцены из вашего прошлого. Важно не упустить специфические переживания, которые сопутствуют дыханию, — «мороз по коже», волны тепла или прохлады, аморфные потоки, которые «вливаются» в тело или «истекают» из него. Все это — предпосылки и предвестники так называемого дыхания энергетиче ского тела.

Конечно, оно приходит далеко не сразу — иногда спустя месяцы и даже годы практики. Важней шее условие возникновения этого феномена — непрерывное ритмическое дыхание при перепро смотре любых событий личной истории. Как правило, вспоминая что-то пропитанное сильными эмоциями, мы бессознательно задерживаем дыхание, меняем его глубину или ритм. Практик дол жен противостоять инстинктивным движениям физического тела, и в результате он почувствует нечто новое — например, при воспоминании гнева, вины или обиды дыхание словно «воспламеня ется»;

при воспоминании радости, покоя, удовлетворенности — вдыхаемый и выдыхаемый воздух может стать прохладным и легким.

Обостренная чувствительность открывает, что необычные чувства частично возникают не в теле, а поблизости от него, а дыхание растекается по поверхности. Не легкие втягивают воздух, а тело це ликом. И это не совсем воздух.

Адекватно описать новое чувство практически невозможно. Можно прибегнуть к метафоре и ска зать, что поверхность вашего тела втягивает в себя «жидкое электричество». По мере развития но вой сенсорики вы обнаружите:

а) поглощение и выделение происходит не в легких и не на поверхности кожи. Эти процессы лежат где-то вне тела, на небольшом расстоянии от него;

б) структура поглощения и выделения обусловлена характером вспоминаемого события;

в) перцепция «энергетического дыхания» по своему характеру подобна синестезии (смешению сигналов из различных сенсорных систем). Она может сопровождаться не только осязательными ощущениями, но и звоном в ушах, возникновением световых точек и пятен в зрительном поле.

Необходимо выследить субъективное расстояние от поверхности кожи, где возникает чувство по глощения и выделения энергии. Это станет косвенным свидетельством объема невоспринимаемых полей, которые вам удалось вовлечь в целенаправленный энергообмен.

Но самое важное — зафиксировать особенности структур «энергетического дыхания». То, что структура энергообмена неразрывно связана с типом эмоционального реагирования, не требует до казательств. Как и во многих других случаях, возникшие связи очень индивидуальны. Нет нужды составлять описание того, какие зоны энергетического тела реагируют на вспоминания конкретных фактов личной истории. Это может быть полезно только для специфических, вспомогательных ви дов сталкинга, о которых мы говорить не будем.

Обычно практик легко замечает, что при вспоминании сильной обиды, например, область энерге тического тела, которая является проекцией области солнечного сплетения (и чуть ниже), как бы наполняется прохладным потоком. Или, скажем, при вспоминании сильного гнева разогреваются и уплотняются потоки, нацеленные на основание шеи. Приведенные примеры — не правила. Каж дый открывает собственные закономерности. Важно иметь в виду другое — зафиксированные зоны уплотненного либо необычно воспринимаемого энергообмена могут быть использованы для трансформации психики и тела адепта.

Как непосредственно во время перепросмотра, так и в любое иное время практик может использо вать дисциплинированное внимание, чтобы изменить характер ощущений. При этом можно поль зоваться уже описанным способом: напряжение заменять расслаблением, холод — теплом, волны «растворять» в безмятежном океане больших эманации.

Это тонкая работа. Вам приходится наблюдать, не возникает ли в процессе практики какое-нибудь новое деструктивное чувство. Например, место злости занимает меланхолия, а место обиды — хо лодная надменность (что есть скрытая разновидность гнева).

«Дыхание энергетического тела», если уж вы развили его, предоставляет много новой информа ции. Вы открываете не только массу обычно неосознаваемой кинестетики, но и разнообразную жизнь энергетических полей, потоков и связанных с ними каналов. Не тратьте время на подробное изучение даосских трактатов, не выискивайте соответствия с акупунктурными атласами и полуэзо терическими справочниками. Много из того, что там написано, верно, но есть колоссальная разни ца между знанием, полученным из книг, и знанием, обретенным в процессе личного опыта. Пусть вы обнаружите лишь 10 процентов от общего объема известных человечеству каналов, но это бу дут ВАШИ каналы — вы будете их ощущать и познаете интуитивно их специфику. Ваше знание станет вашей Силой, а не превратится в еще один пункт инвентаризационного списка. В этом — смысл работы.

Непосредственное чувство — будь то канала ЭТ («стержня» или «накопительного»), фронтальной пластины, «просвета», горлового центра и иных самых разных центров — не делает их новыми элементами описания тоналя, а придает им реальность энергетического факта. В предыдущих кни гах я говорил, что область кокона (тех его структур, что известны десяткам поколений исследова телей магии и Трансформации) — единственная область толтекского «делания». Если субъектив ный чувственный опыт подтверждает и дополняет описание древних искателей, то мы можем уве ренно опираться на него. (Даже здесь, впрочем, не забывая про универсальный принцип толтек ской гносеологии «верить, не веря».) Все остальное (каналы даосов, чакры индуистов и т. п.) оставьте начетчикам и специалистам по истории магии, мистики и оккультизма. Уровень личной Силы обнажает те элементы кокона и по лево-энергетического «скелета» физического тела, что пробуждены вами лично и готовы к исполь зованию в долгом деле тотальной Трансформации.

«Побочная кинестетика» в сталкинге энергетических состояний при перепросмотре выполняет роль дополнительных ключей или зацепок внимания. Практик находит мышечные блоки и транс формирует их;

он открывает особые ощущения неопределенной природы и вычленяет их собст венным вниманием, не пытаясь идентифицировать природу впечатлений.

На высших этапах (когда перепросмотр близится к завершению — если не тотальному, то содер жательному) энергетическое тело толтека «воспламеняется» целиком. Его поля настолько активны, что точка сборки по собственной системе принимается сканировать непривычные сенсорно энергетические массы. Чувствительность достигает того предела, где количество переходит в каче ство. При наличии развитого умения входить в толтекское сновидение происходит выделение дуб ля осознания (об этом феномене будет сказано ниже). Вполне возможно, это специфическое пере живание послужило толчком к причудливой мысли: будто Орел может быть удовлетворен пере просмотренной жизнью субъекта — он поглотит копию и оставит в покое оригинал.

Мы не станем рассуждать, насколько мифология древних магов отражает энергетические законы Реальности. Но формирование принципиально нового отношения между перепросмотренными зо нами памяти ЭТ и самим осознанием, эпицентр которого сосредоточен в точке сборки, дает осно вание предположить, что связи и обусловленности уходят вместе с определенной формой ЭТ. Ми фологема «рождения заново» здесь напрашивается, ибо человек, прошедший через перепросмотр, обновляется не только психологически. Обновляется его энергетическое тело. И если это не трансформация, то фундамент трансформации — новое небо, новая земля, новый человек.

Последним по порядку (но не по важности) в практике перепросмотра является правило сужения области внешнего сенсориума (3). По правилам, описанным Кастанедой, заниматься этой практи кой следует в темном и ограниченном пространстве. Разумеется, эти требования относительны.

Можно построить ящик по всем правилам толтекской традиции, а можно запереться в комнате или укрыться в пещере. В конечном итоге суть требования заключается в том, что перепросмотр нельзя производить в совершенно открытом месте.

Инструкция имеет как психологический, так и энергетический смысл. Закрытое место создает ил люзию защищенности и обеспечивает тишину. Сужение сенсориума за счет замкнутого простран ства вызывает следующие необходимые для перепросмотра эффекты:

а) переключение внимания с внешнего на внутреннее за счет ограничения сенсориума. Психологи чески это связано с ограничением поля внимания на фоне безопасной изоляции от любых мас штабных процессов снаружи, энергетически — препятствует движению эманации кокона вслед за вниманием и восприятием, способствует уплотнению поверхностных слоев и, следовательно, обеспечивает условия для правильного сосредоточения;

б) практик начинает ощущать замкнутое пространство, когда в результате ритмического дыхания усиливается сенситивность энергетического тела. Тело воспринимает «защищенность», что позво ляет отвлечь внимание от настоящего и погрузиться в прошлое. (Изготовление ящика и сжигание его — всего лишь ритуал. Как и всякий ритуал, он не обязателен в толтекской дисциплине, хотя может усиливать эффект перепросмотра, если практик сосредоточен на намерении «ящика».);

в) темнота помогает концентрации. Ее влияние — исключительно психологическое и перцептив ное.

Все вышеописанные процедуры во время сеанса перепросмотра участвуют в формировании спе цифического транса. Нам осталось лишь коротко рассмотреть основные методы, непосредственно имеющие отношение к трансу.

Наведение транса (4):

а) формулировка и четкое осознание намерения перепросмотра — постановка цели. Ее следует сформулировать одной фразой. Обычно цель содержит два пункта: 1) ясное и сильное перепрожи вание всех вспоминаемых ситуаций, 2) изменение отношения к воспоминаниям с точки зрения безупречности (моделирование новой реакции). Это и есть один из методов реимпринтирования, о котором говорилось выше. Помните: наведение транса не должно быть целью, т. к. это немедлен но вызовет сопротивление. Тональ нельзя брать «в лоб». Он сохраняет свою неизменность и не терпит посягательств на режим восприятия или осознания. Потому используются известные «хит рости» — например:

б) расслабление;

в) синхронно с дыханием повторение сцены, фразы, образа, которые являются объектом перепро смотра;

г) БЕЗДУМНОЕ созерцание воспоминания. Оно сопровождается замедлением или кратковремен ной остановкой внутреннего диалога, что как правило приводит к расширению вспоминаемой «об ласти». Когда зона вспоминаемого расширяется, вы переключаете внимание на самый сильный сигнал (образ, сцена, ощущение) из появившихся. После чего повторяете тот же прием — бездум но созерцаете его. Затем во вспоминаемой области возникает еще один сигнал и т. д. — вплоть до перегрузки тоналя. В результате серии «созерцаний» вы можете погрузиться в состояние глубокой остановки внутреннего диалога, сосредоточившись на максимальном объеме информации воспо минания. Затем переходите к следующей сцене, и так до бесконечности.

Знаменитое «покачивание головы» вправо-влево, которому иногда придают особое «энергетиче ское значение», судя по всему, просто ускоряет вхождение в транс, поскольку создает неопреде ленность интерпретации сигналов, поступающих от вестибулярного аппарата. Когда движения го ловы синхронизированы с дыханием, энергетическое тело невольно активизируется в затруднен ной ситуации восприятия, что облегчает смещение точки сборки.

И наконец, следует отметить важную деталь, касающуюся характера воспоминаний. Человек, об ращаясь к прошлым событиям, склонен не перепроживать их, а моделировать. В академической психологии это называется соответственно диссоциированное воспоминание и ассоциированное воспоминание. В первом виде воспоминания наблюдающее «Я» пребывает за границей сцены (сверху, сбоку) и никак не участвует в ней. На самом деле это не настоящая память, а всего лишь умственное представление о том, что и как происходило с вами. В ассоциированном воспомина нии вы находитесь внутри переживаемого — то есть там, где были когда-то на самом деле.

Тональ всегда с большим трудом переходит от диссоциированного воспоминания к ассоциирован ному. Проблема все та же. Второй вид памяти — это смещение точки сборки, а мы предпочитаем «разглядывать» свое прошлое формально, не покидая своего сегодняшнего места.

Чтобы сдвинуть точку сборки во время перепросмотра, мы провоцируем некое подобие транса. За помните — пока вы вспоминаете диссоциированно, вы ничего не перепросматриваете.

Однако подлинный (ассоциированный) перепросмотр смещает точку сборки все глубже и глубже.

И это вызывает специфические переживания.

Динамика перепросмотра вообще подобна перцептивным феноменам при изменении режима вос приятия. Она часто бывает «взрывообразной», и в этом смысле почти точно повторяет процесс вхождения в осознанное сновидение или во второе внимание. Месяцы и даже годы вам могут сниться обычные сны, и вдруг происходит взрыв осознания. При перепросмотре мы имеем дело со схожим явлением. Попытки вспомнить что-либо (полноценно, ассоциированно) упираются в жест кую фиксацию точки сборки, и вы не воспринимаете ничего — память словно мертва, только пус тота и темнота. Но наступает момент неожиданного прорыва, — и прошлое открывается, как кон сервная банка. Иногда это случается даже не во время сеанса перепросмотра, а где и когда угодно — несгибаемое намерение на фоне спонтанной остановки внутреннего диалога наконец срабаты вает. Это и есть начало настоящего толтекского перепросмотра.

В книге «Видение нагуаля» (2002) я описал метод «перепросмотра будущей судьбы». Его сущ ность сводится к систематическому описанию всех возможных в будущем реализаций и неудач, связанных с ними эмоциональных состояний в соответствии с определенным алгоритмом. Описан ный алгоритм позволяет заранее прочувствовать основные линии своей судьбы и, таким образом, избежать многих ошибок.

Но у этого метода есть побочный эффект, способствующий перепросмотру прошлых событий и состояний. Если его применить в полном соответствии со всеми описанными выше рекомендация ми, мы получаем еще одну лазейку для произвольного внимания. Дело в том, что моделируя воз можные в будущем переживания, мы так или иначе вовлекаем в работу тот опыт, которым мы уже обладаем. Иными словами, воображая будущее, мы так или иначе опираемся на прошлое, и это может привести к неожиданным открытиям. Далеко не всегда память подчиняется прямому обра щению к ней, и тут на помощь приходит воображение. Будучи условностью (поскольку мы пыта емся пережить то, чего в личной истории еще не было), оно не встречает такого сопротивления.

Образно говоря, мы можем неожиданно для себя проникнуть в какое-то воспоминание с черного хода. По законам психологической ассоциации и энергетической связи моделирование чувства приводит к пробуждению забытых сцен и событий, имеющих отношение к этому чувству. Услови ем успеха здесь, как и во время традиционного перепросмотра, является состояние транса.

Стоит обратить внимание еще на один момент. Его можно назвать «временем перепросмотра». Де ло в том, что намерение текущего сталкинга и намерение перепросмотра плохо сочетаются друг с другом. Поскольку на практике мало кто имеет возможность полностью исчезать из мира на два месяца в году, чтобы перепросмотр стал единственным содержанием жизни, мы должны уметь пе реключаться — текущий сталкинг и перепросмотр иногда чередуются ежедневно.

Намерение перепросмотра постоянно уносит наше внимание в прошлое, возрождает однотипные ситуации и связанные с ними чувства, а намерение текущего сталкинга состоит в выслеживании данного момента, в расширении области произвольного внимания, как было описано в предыду щей главе. Я не советую сочетать эти вещи. Во-первых, такая «погоня за двумя зайцами» снижает эффективность и перепросмотра, и текущего сталкинга. Пытаясь немедленно, в ситуации реагиро вания, вспомнить подобные ситуации прошлого опыта, вы уходите от выслеживания реакции «здесь» и «сейчас». При этом вы все равно не способны произвести качественный перепросмотр, потому что он требует всего вашего внимания, а в ситуации реагирования и коммуникации с окру жающими часть внимания должна оставаться «снаружи». Во-вторых, вы смешиваете опыт и фор мируете вредную привычку — во время действия и общения вы рассеянны, потому что бессозна тельно путаете текущий сталкинг с перепросмотром, во время перепросмотра вы то и дело возвра щаетесь в «настоящее», потому что успели выработать установку на сканирование текущей ситуа ции.

Перепросмотр — это процедура, которая требует полного погружения и отвлечения от происходя щего в данный момент. Если вы непроизвольно погружаетесь в воспоминание, когда заняты теку щим сталкингом, лучше остановите себя. Искусство контроля заключено именно в разделении со стояний. Только так можно добиться высокой эффективности. Иначе вы окажетесь в курьезной си туации — нельзя же, в самом деле, постоянно убегать и прятаться в темном месте, чтобы срочно перепросмотреть возникшую эмоцию. Метаться между текущим сталкингом и перепросмотром — неправильно, и от этого мало пользы. Оставьте для процедуры конкретное время, когда вас никто не потревожит. Ведь только настройка энергетического тела на глубокий перепросмотр может за нимать до получаса. Качественный текущий сталкинг поможет качественному перепросмотру, и наоборот. Но надо работать над ними раздельно. Здесь интеграция заключается в высокой интен сивности осознания, а она возникает благодаря совершенствованию внимания.

Поскольку перепросмотр способен почти полностью переформировать наши поведенческие про граммы, его влияние на судьбу и внешние обстоятельства бывает поистине колоссальным. Вкратце воздействие перепросмотра сводится к таким моментам:

а) изменяется референтная среда и круг регулярного общения;

б) изменяются способы разрешения проблем и кризисных ситуаций;

в) «мелкие тираны» перестают оказывать неблагоприятное психологическое (психоэнергетиче ское) воздействие либо исчезают из окружения;

г) прекращаются повторяющиеся ситуации, вызванные фрагментами поведенческих программ, со держащими ошибки или обеспечивающими замкнутость описания;

д) повышается общий энергетический тонус за счет прекращения неактуального возбуждения по лей кокона (то, что дон Хуан называет «возвращением светящихся нитей»).

Об эффектах сталкинга и перепросмотра, выходящих за рамки стандартного описания (синхронис гичности, влияния, перцептивные иллюзии) мы поговорим отдельно.

Стирание личной истории К своей личной истории мы обращаемся с двумя целями: а) чтобы поддержать свою адаптивность, б) чтобы поддержать непрерывность своего образа себя для других. И это приходится делать куда чаще, чем кажется. Любая стандартная реакция на ситуацию есть продолжение или проекция пре дыдущей личной истории индивида.

Липкая паутина социальной сети порабощает нас несколькими способами одновременно. Во первых, личная история обусловливает диапазон реагирования: какие реакции и в какой степени сдерживать, как их модифицировать и т. п. Во-вторых, личная история «окрашивает» реагирование идеями, ценностями, мотивами, чем детерминирует стратегию (сценарий) реагирования. Личная история — это пролог той пьесы жизни, которую мы наблюдаем ежедневно. Это место, значение и потенциал роли в принятом контексте (мета-роль). Ученый, как правило, не поджидает противника в подворотне с кастетом. Бандит не ведет дискуссий с жертвой нападения. Ситуации такого рода обыгрываются в комедиях, — они тем и смешны, что поведение героя не соответствует его образу, т. е. роли и стоящей за ней личной истории.

В чем заключена гипнотическая сила личной истории? В том, что она вырабатывает в нас автома тизм подтверждения. Мы бесконечно подтверждаем ожидания окружающих —даже оставшись в полном одиночестве.

Дон Хуан, если верить сообщениям Кастанеды, предложил ученику «мистификаторский» способ стирания личной истории. Он заключался в том, чтобы поменьше докладывать окружающим о своих реальных делах, одновременно рассказывая отвлекающие истории, в которых нет достовер ной информации о вашей жизни.

Этот метод представляется достаточно экзотичным и не всегда применимым. Перепросмотр и сталкинг могут избавить нас от главного шаблона, который формирует личную историю для дру гих. Эти техники позволяют выследить и трансформировать автоматизм подтверждения.

Ведь для прогресса на дон-хуановском пути важно не то, что знают о вас окружающие (хотя и здесь лучше избегать чужого внимания по мере возможности). Важнее всего — что думаете вы сами по поводу чужих мыслей о вас. В тот момент, когда вы вообще перестанете об этом думать и подтверждать чужие мнения, прогнозы, оценки и ярлыки, начнется подлинное стирание личной истории.

Исчезновение автоматизма подтверждения удалит из поля актуальных переживаний сам «образ себя для других». И в самом деле — как можно думать о себе что-то определенное, если вы осоз нали себя как Человека Неведомого, Человека-Тайну?

Никто не может знать о сталкере ничего абсолютно достоверного. Сама природа дисциплины исключает такую возможность.

Тональное описание человека адекватно функционирует лишь в том случае, когда его внутреннее содержание соответствует означенному в инвентаризационном списке локусу социальной модели.

Сталкеровская игра, его «маскировка», как бы ни была она совершенна, формирует своеобразный «туман», образует дистанцию между формой и содержанием. Отсюда — иррациональная неуве ренность окружающих, их неспособность безоговорочно поместить вас в социально-перцептивный контекст.

Вспомните, насколько неполным кажется образ дона Хуана в книгах Кастанеды при всей его вы пуклости и реальности. Еще более отстраненным выглядит Хенаро — и вовсе не потому, что мы не знаем, где он вырос, кто его родители, и т. д. и т. п. У них нет «места» в стандартном описании мира. Ведь они даже не шаманы, ибо шаманы вызывают духов, пляшут под барабанный бой, от них ждут предсказаний и магических действий.

Вот эта позиция неопределенности и недоумения есть следствие стирания личной истории. При думав себе новое имя, уничтожив документы и уехав в места, где не встретишь давних знакомых, — от личной истории не избавишься.

Перепросмотрите свой автоматизм подтверждения — это хорошая практика. Не пытайтесь имити ровать вызывающее, чудаковатое поведение. Лучше станьте «белым пятном», которое не вызывает никаких реакций у окружающего народонаселения. Вас будут звать по имени, помнить, когда и где вы родились, но по сути ничего не изменится. Вы просто перестанете существовать как семантиче ский объект в системе координат чужого тоналя. И это увеличит ваш шанс прийти к свободе.

Допустим, вы в описании окружающих существуете как «раздражительная и самоуверенная лич ность». Таким образом вас привыкли воспринимать далеко не первый год. Иными словами, вы — не столько имя и должность, сколько совокупность психологических характеристик, у которых есть своя личная история. Каждую из этих характеристик сталкер способен выследить и перепро смотреть. Автоматизм становится осознанностью — и характер реагирования изменяется. Стоило вам осознать свою раздражительность, и ее характер изменился. Таким же образом могут изме няться любые ваши качества. Эти изменения непредсказуемы, потому что зависят не от ситуации, а от силы осознания, приложенной сталкером к себе произвольным образом. Непредсказуемость, не связанность алгоритмом обстоятельств и ситуативным контекстом делает сталкера «белым пят ном» в мире окружающих. Очевидно, это и есть «стирание личной истории».

Заключительный этап практики сталкинга и перепросмотра — потеря человеческой формы. Ко нечно, это интеграция внешних и внутренних условий. С одной стороны, толтек остается без лич ной истории, с другой — он лишается собственных, самых интимных автоматизмов. Я не стану описывать это явление, поскольку оно требует личного опыта. Мне еще не довелось стать «бес форменным воином», так что все рассуждения на этот счет будут пустыми догадками.

Одно лишь можно утверждать наверняка. По мере приближения этого знаменательного события, фиксация точки сборки снижается радикальным образом. Погружение в сновидение и второе вни мание не вызывает ни малейших затруднений. И здесь — в сновидении — навык сталкинга демон стрирует себя во всю мощь.

Характер сновидения (восприятие второго внимания) меняется. Оно становится упорядоченным и целенаправленным. Влияние сталкинга во время смещения точки сборки в сновидении усиливается в следующем порядке.

Поначалу большинство сновидцев уходит в те зоны, которые их чем-то привлекают («любимые места»). Это уровень бессознательности (1).

Далее, непрерывно практикуя сталкинг наяву и в сновидении, вы начинаете двигаться в изменен ных режимах восприятия по-разному. Частично вы уже контролируете себя, частично — вас вле кут рефлексы, импринты, страхи, ожидания и проч. Это уровень частичной осознанности (2).

Следующий этап — интеграция основных паттернов произвольного внимания, взятых из бодрст вования, но при наличии того же давления бессознательного, что и наяву. Это уровень осознания интеграции (3).

Последний уровень — когда бессознательное в сновидении становится доступным трансформации в той же степени, в какой оно доступно при использовании психологических и медитативных тех ник наяву. Этот уровень можно назвать работой с целостным осознанием (4).

Полноценное влияние сталкинга на сновидение и второе внимание начинается на уровне (3) и пол ностью раскрывается на уровне (4).

Выслеживание реакций и автоматизмов, их остановка и трансформация даже в том случае, когда вам доступен практически весь объем произвольного внимания, — работа нелегкая. «Поймать» самого себя в состоянии транса — это почти подвиг. «Поймать» себя в сновидении — высокое ис кусство, которому учатся годами и десятилетиями. Но текущий сталкинг дает шанс добиться этого.

Последовательное и регулярное применение сталкинга и перепросмотра разительным образом ме няют самоощущение практика. Подробнее об этих интересных явлениях мы будем говорить в сле дующей главе, здесь же необходимо отметить вот что.

В периоды интенсивного перепросмотра (2—4 часа в день) его последствия переживаются практи чески непрерывно. Всякая перцепция и реагирование изменяют свой характер, что вызывает спе цифическое чувство в течение всего периода. Прежде всего заметным становится удаление пер цептивного центра от внешних сигналов. Оно не имеет ничего общего с самопогружением или рас сеянностью. Восприятие остается ярким и четким. Ощущение удаленности возникает из-за посто янного присутствия паузы между самим восприятием и реакцией на него. Иногда оно напоминает люцидный сон или даже череду стабильных «видений». Окружающий мир «касается» воспринима теля словно бы в иных областях энергетического тела — он ярко и сильно демонстрирует себя, но отчужден. Энергообмен усиливается, но не в тех каналах, которыми мы привыкли пользоваться в базовом режиме восприятия.

Это связано не только со смещением точки сборки, но и с перераспределением внимания. Поля внутренних эманации, возбужденные перепросмотром, довольно долго сохраняют повышенную активность и невольно привлекают к себе. Это любопытный феномен: обращение к прошлому вы зывает странную кинестетику и аморфные проприоцептивные переживания. Это что-то вроде «онемения», прохладной волны или медленной вибрации в области затылка и задней проекции горлового центра. Это характерное замирание в груди, которое может образовывать область новой чувствительности за солнечным сплетением.

Перечисленные зоны энергетического тела связаны с нашим переживанием временного потока — они реагируют на возбуждение прошлых «следов» и прошлых состояний нашего кокона.

Фактически это означает, что ЭТ полагает актуальной областью более широкий отрезок субъек тивного времени, чем обычно. Ну а поскольку для кокона прошлое и будущее равнозначны (ибо в Реальности не существуют), то следствием такого перераспределения внимания становится обост ренная чувствительность, направленная на Время как таковое. Это начальная предпосылка того странного состояния, которое дон Хуан называл «поворотом сталкера». Интегрируя прошлое и на стоящее во время перепросмотра, мы обнажаем изначальную условность времени и этим открыва ем дорогу широкой восприимчивости вне темпоральной оси «прошлое — настоящее — будущее», которую усердно строит и поддерживает человеческий тональ.

Второй эффект — более общего характера. Это диссоциация мышечных напряжений, кинестетики и эмоциональных переживаний. Он возникает в результате текущего сталкинга, а также при неде лании и ОВД. Перепросмотр лишь усиливает его в максимальной степени. Телесные и мышечные реакции явно отделяются от внутренних состояний. Тело вздрагивает, по нему могут пробегать мурашки, волны специфического озноба, напоминающие электрические разряды. Это происходит в ответ на разнообразные внешние стимулы, которые раньше вызывали прежде всего эмоции — страх, обиду, злость, жалость и т. д. Сталкер начинает ясно воспринимать все эти процессы как движения энергии (транслируемые кинестетически), а не как эмоции. Это полезное наблюдение.

Оно открывает новую область опыта, не абстрактно, а вполне чувственно показывая толтеку под линную природу того, что раньше казалось ему фактами психологии.

На первых порах энергия кажется неуправляемой. Собственно говоря, ничего не изменилось. Если до начала практики неуправляемыми были эмоции, то теперь — потоки и импульсы сил. Ради кально изменилось только отношение к эмоциям и их понимание, но и это немало. Наконец-то в области ясной перцепции оказался предмет трансформации, а не символ из сотворенного тоналем описания. Изменив локализацию энергии, направление импульса, мы можем усилить тело, в то время как раньше лишь ослабляли его. Самый простой способ — направить энергию от периферии кокона в сторону «стержня», а также из областей высокой плотности (туловище) в сторону более разреженных (голова и ноги).

Тонкости управления энергопотоками открываются постепенно и всегда очень индивидуальны.

Здесь играет роль и место, и характер, и интенсивность кинестетических трансляций. Методы мо гут быть бесконечно разнообразны, так что это — область эксперимента. Можно превращать «электрический разряд» в «ощущение волны», дрожь — в тепло и т. п. Непроизвольные позы и мышечные блоки также можно использовать для того, чтобы изменить течение энергии.

Высшим достижением в области энергетического «делания» становится целенаправленный выброс потока из пупочной области для осуществления воздействий и влияний на внешнюю среду. То, что дон Хуан называл «обретением воли», — следствие искусного сталкинга. Так второе кольцо Силы объединяется с первым. И здесь начинается магия.

Глава 8. ТРАНСФОРМАЦИЯ ТОНАЛЯ И САМООЩУЩЕНИЕ СТАЛКЕРА " Мы чувствуем, что оказались в свете сознания, потенции, океана энергии, мы способны, не фик сируясь, различать свободные волны ее процессов и качеств, и все же остается чувство личности, могущественного существа, Кого-то сильного, возвышенного и прекрасного, Я, не ограниченного природой... " Ауробиндо Шри Пока мы рассуждаем о сталкинге и перепросмотре как совокупности психологических техник или процедур, сущность таинственных изменений и связь с паранормальным и психоэнергетическими способностями остается на втором плане. Она кажется совершенно неочевидной и даже надуман ной. Конечно, так могут считать лишь теоретики, ибо практический опыт демонстрирует обшир ную гамму эффектов, часть которых вообще не укладывается в доступную нашему воображению описательную модель.

Во-первых, значительно изменяется самовосприятие и самоощущение сталкера. Своей кульмина ции изменения достигают в виде радикального энергетического факта — «потери человеческой формы». Во-вторых, качество существования энергетического тела во внешнем поле становится принципиально иным, приобретает качество особой интенсивности взаимовлияния.

Собственно говоря, это общеизвестная и банальная мысль — человек строит свою судьбу. Но судьба остается чем-то неведомым и даже стихийным, внушая мифологические идеи о роке или фатуме. Индуисты говорят о карме и тем самым превращают судьбу в космическую силу, что на много выше человека. Кармические корни скрыты во мраке прошлых реинкарнаций, и железная цепь причинности восходит к древнейшим эпохам мироздания. И все это по одной простой причи не — человек не знает самого себя. Пока он пребывает в невежестве, его участие в созидании судьбы стихийно, отчего и возникает впечатление отчужденности от судьбы, словно силы, пра вящие нашей жизнью, исходят из далеких и непостижимых сфер. Но тотальный сталкинг усили вает осознание настолько, что мы находим «генератор» судьбы внутри самих себя.

В-третьих, сталкинг и перепросмотр всесторонне активизируют поля кокона. Это влечет за собой пробуждение каналов энергообмена, которые раньше были либо заблокированы, либо работали непроизвольно, неэффективно, мало влияя на тонус и действия нашего существа. Кроме того, за рождается энергетический «двойник», тело сновидения наяву — та структура, что чутко реагирует на малейшие колебания точки сборки и может принимать участие в жизни физического тела. Разу меется, без качественной практики сновидения этот «двойник» никогда не обретет функциональ ной самостоятельности — именно в толтекском сновидении он учится двигаться, действовать, за щищаться и воспринимать удаленные области. Выражаясь метафорически, это тело второго вни мания. Наяву оно постоянно опирается на силы развитого тоналя основного кокона и потому прак тически неощутимо. Телу сновидения не нужно в первом внимании принимать решения, да и во обще принимать участие в структурированном восприятии. Лишь в моменты серьезного кризиса сталкер может почувствовать его активность — когда тональ парализован, пребывает в недоуме нии, растерян.

Если пробудившийся «двойник» сталкера отождествляет себя с физическим телом, практик погру жается в сновидение наяву. Но если он своим непостижимым «разумом» решает проснуться за пре делами основного кокона, можно пережить впечатляющий «выход из тела». Предпосылкой этих феноменов всегда является спонтанная остановка внутреннего диалога и мощный импульс намере ния, чаще всего неосознанный. Причем неосознаваемость намерения вовсе не говорит о низком ка честве внимания у сталкера — просто здесь нечего осознавать. Ибо намерение в чистом виде никак не может быть «прочитано», у него нет содержания, ему не соответствует ни один пункт инвента ризационного списка.

Сновидящие тоже развивают структуру «двойника» — даже в том случае, если не занимаются сталкингом. Но «двойник» сновидящего крайне редко находит возможность выйти на поверхность, поскольку окружен инертными бессознательными слоями кокона, которые наяву может расшеве лить только качественный и длительный сталкинг.

Если говорить о сталкинге как психоэнергетической практике, влияющей на активность как основ ного кокона, так и тела сновидения, а также на трансформационные процессы, ведущие их к функ циональной интеграции, то следует прежде всего отметить, что сталкинг вызывает углубление точки сборки и формирует ее поведение в «погруженном» состоянии.

Этот момент влияет на практику сновидения и определяет конкретные изменения в осознании сно видца. В одной из книг я упомянул, что есть два вида сновидящих — одни предпочитают движение ТС, другие — сдвиг внутрь. И это, как легко понять, — не вопрос сознательного решения, а след ствие конкретной конституции тела. Говоря упрощенно, все дело в личном опыте практика и ха рактере намерения.

Следует лишь заметить, что сдвиги внутрь становятся предпочтительными при использовании рас тений силы, но и этот фактор не является решающим. Склонность перемещения точки сборки во внутренние поля энергетического тела связана с интенсивностью безупречности. Именно путь воина способствует гармоничным изменениям энергетики. Об этом надо сказать несколько слов.

Для меня «движение» точки сборки — более удобная практика, поскольку здесь я лучше чувствую тело сновидения и соответственно могу с большим успехом работать над его уплотнением. Но это не значит, что при сдвиге внутрь этого делать нельзя. Сдвиг — это начальный этап, где можно изу чать миры сновидения, но дальнейшая работа обычно приводит к движению — по мере очищения тоналя от галлюцинаций внутреннего производства. Тогда «тело сновидения» неминуемо отделя ется от основного кокона, увлекаемое нефиксированной ТС. Движение больших эманации рано или поздно выталкивает ТС наружу. (Вообще, любое толтекское сновидение, по мере усиления осознания, все чаще включает в себя эпизоды восприятия, вызванные движением ТС, а не ее внут ренним сдвигом.) Фиксируя ТС «внутри» и воспринимая тот или иной мир сновидения, энергоструктуры тела снови дения усиливаются в качестве «воспринимателя», а не действующего агента. Это просто другая сторона процесса усиления осознания. Для тотальной трансформации нужно следовать и тем и другим путем (т. е. и погружаться вглубь, и двигаться наружу), поскольку в конечном итоге мы нуждаемся как в качественном восприятии, так и в хорошо контролируемом действии. Если рабо тать достаточно долго, так и происходит — независимо от изначальной предрасположенности. Од ни практики годами сдвигают ТС, а потом естественным путем открывают для себя «движение», другие — работают в обратной последовательности. Те и другие в конце концов приходят к интег рирующему состоянию — сновидению наяву. Это и есть высшая магия, так как сдвиги трансфор мируют основной кокон, меняя плотные поля физического тела, а «движения» дают опыт целост ных перемещений (сначала тела сновидения, затем, как мы надеемся, тотальной телепортации всей энергетической массы).

Об этой гармонизации двух сторон исследования измененных режимов восприятия идет речь, ко гда мы рассуждаем об особой роли сталкинга. Без сталкинга, нацеленного на поддержание высокой безупречности, точка сборки склонна всегда пребывать в поверхностных слоях кокона. Любой им пульс, полученный в этом состоянии, вынуждает ее скользить вверх — в сторону менее плотных и достаточно подвижных сегментов энергетического тела, а затем, используя давление стержня ко кона, выскакивать наружу. В результате таких эволюции точка сборки имеет небольшое число свя зей с плотными полями основного кокона. А это, в свою очередь, означает, что трансформация фи зического тела происходит довольно медленно.

Надо сказать, что такое положение наиболее распространено и часто кажется непреодолимым. На строение безупречности и сталкинга создает тот силовой вектор, который погружает точку сборки, направляет свечение осознания вглубь, и этим самым превращает все последующие ее перемеще ния в более мощный и значительный по своим последствиям процесс.

Чем интенсивнее осознанность толтека, чем больший объем ощущений тела контролируются им при всяком смещении точки сборки, тем более выражен трансформационный эффект. Сдвиг и по следующее движение точки сборки всегда влекут за собой некоторую массу внутренних эманации.

И от глубины сталкинга зависит, насколько погружена точка сборки в своей исходной позиции.

Чем она глубже, тем больший объем «свечения» следует за ней. На практике это определяет, какой объем силы и внимания оказывается доступен практику во втором внимании. С одной стороны, это — «объем» его Трансформации, с другой — «объем» его магической энергии, поступающей непо средственно из непостижимого океана нагуаля. (Выражаясь фигурально, можно сказать, что сра щение контролируемого осознания в новом положении и того фрагмента Большой Реальности, что становится ему доступна, и есть загадочное место неописуемого действия, где мы получаем воз можность странствовать, — «темное море осознания» толтеков.) Вообще же, нашему осознанию наяву в результате определенной практики (пока мы остаемся людьми) доступна не одна позиция точки сборки, а несколько:

а) обычная позиция («позиция обусловленности человеческим миром»);

б) смещенные позиции, связанные с доминированием тех или иных искажений в «мире описания» конкретной личности;

в) несколько смещенных позиций, которые сопровождают практика на пути углубления безупреч ности в повседневной жизни;

г) позиция «места без жалости»;

д) позиция «повышенного осознания»;

е) позиция сталкера («свободного выбора»).

Можно было бы добавить сюда позицию «сновидения наяву», но, во-первых, это не одна позиция, а целая зона, во-вторых — этот тип осознания лишь частично относится к бодрствованию (первому вниманию).

Таким образом, у тоналя даже в «человеческом мире» есть выбор. Он может по-разному воспри нимать мир и реагировать на него. А ведь это не абстракции и не умственные идеи. За избранной позицией восприятия стоит содержание жизни, конкретная судьба. Для каждого режима перцепции характерны свои ценности и мотивы, свои выборы и предпочтения. Если речь идет о людях, не за нимающихся самоизменением, то чаще всего мы сталкиваемся с вариантами типа б). Это, как пра вило, непродуктивные и вредныеискажения.

Взгляните на окружающих. Стоит человеку на месяц вообразить себе, что он «глубоко несчастен», и страдалец впадает в депрессию. Последствия такого искажения отнюдь не субъективны, они прямо влияют на его судьбу. Скажем, он может навлечь на себя самые разные неприятности и не удачи: пристрастие к алкоголю, развод, потерю друзей, работы;

а если инстинкт самосохранения ослаблен и состояние затянется — тяжелое заболевание или психическое расстройство. Куда уж «объективнее»!

Подобные случаи встречаются нам повсюду. Мы глубокомысленно качаем головами и говорим ба нальности вроде «Такова его судьба!», «Вот не повезло!» или «Такой уж он человек!».

Противоположные ситуации внушают оптимизм, а некоторым — зависть. Допустим, человек «по верил в себя» — и стал успешным бизнесменом, выдающимся художником или просто выиграл крупную сумму. Причем на поверхности лежит только результат. «Повезло!» — скажет обыватель со вздохом. Никто не думает, что в основе всякой (счастливой или неудачной) судьбы лежит пози ция восприятия. Элемент случайности, от которого в этом мире никуда не деться, в конечном итоге нивелируется фундаментальной сущностью — положением точки сборки. Можно получить мил лион — и через год превратиться в нищего. Можно сделать великое открытие — и прозябать в без вестности. Основополагающая сила позиции нашего восприятия так или иначе приведет мир в «соответствие».

Психологические схемы, которые обеспечивают «удачливость» или бесконечные провалы любых предприятий, в вульгарной форме пропагандируются самодельными учителями житейской психо логии — начиная с Карнеги и заканчивая самыми разными проповедниками, зарабатывающими на тренингах и семинарах под девизом «Поверьте в себя и станьте миллионером!». Они давно попу лярны на Западе, но сегодня плодятся и у нас, сочиняя эклектические мироописания, где личный произвол эгоистического желания запросто укладывается в высокопарные рассуждения о предна значении человека и его «божественной» сущности. Одни манипулируют метафизикой (как, на пример, сайентология), другие — психологическими проекциями (как ставший в последние годы известным Симорон). Суть всех подобных учений сводится к одному лозунгу: «Я хочу — следова тельно, я могу!» Одни «подчищают» описание мира так, чтобы оно соответствовало поставленным задачам, другие — безмятежно игнорируют его, заявив, что вырвались на свободу и теперь конст руируют личную жизнь без лишних ограничений, которые присущи энергетическому объективиз му.

Все они пользуются одним и тем же приемом — смещают точку сборки и получают набор новых возможностей энергообмена. Их не интересует, что будет дальше;

для новой позиции точки сборки они находят приятное и многое «объясняющее» описание. Зачем же странствовать и бесконечно меняться, когда прямо здесь, в двух шагах от базового режима перцепции, живет простое челове ческое «счастье» — в виде удачной карьеры, выгодного брака, влияния на друзей и врагов и даже — управления погодой в пределах родного квартала.

Конечно, я максимально упростил схему. Мы долго обсуждали, почему и каким именно способом точка сборки оказывается там или здесь. Импринтирование и кондиционирование (как выражаются психологи), личная история и намерение, природная конституция, определяющая силу и гибкость ума, красочность и стабильность воображения — все это двигает, останавливает, отталкивает и притягивает. Вся эта совокупность составляет тональ, наше личное «описание мира», — и детер минирует причинно-следственные связи, как психологические, так и внешние «обстоятельства судьбы». Это и есть мы от рождения до смерти, со своим счастьем и несчастьем.

Обычный человек — это послушный раб позиции своей точки сборки. Ничто не собьет его с изна чально заданного маршрута. Подобно обреченному эшелону, он движется от станции к станции, и некому направить рельсы в другую сторону даже в том случае, если машинист и все пассажиры знают об ожидающей их на последней остановке гибели. А ведь и такое случается нередко! Поми мо того, что мы бессознательно предчувствуем судьбу в ее общем виде, мы еще можем знать кон кретные последствия принятой жизни. Так, вор «знает», что сядет в тюрьму, наркоман — знает, что умрет в самом жалком и мучительном состоянии, пьяница — знает, что никогда не сможет жить достойно. Это — самые очевидные примеры, а сколько «знаний» о последствиях своих оши бок (еще до того, как они совершены) имеет самый обычный и даже благополучный человек! Но ничего нельзя сделать. «Судьба», «железная цепь кармы» — вот и все, что мы говорим себе, кое как перетаскивая свое дряхлеющее тело по переулкам жизни.

На самом деле это не так. Но — любопытно! — многие даже не хотят ничего слушать, ничего при нимать в расчет, тем более, не хотят ничего изменять в самых простых случаях. По поводу этой печальной ригидности человека психологи пишут тома. Их описания бывают верны и проница тельны, наблюдения — подробны и охватывают десятки самых разных аспектов. Правда, терапия, основанная на этих верных описаниях, не так уж часто помогает. Может, самый главный и совсем не сложный аспект просто теряется в солидных пособиях по психодиагностике? Точка отсчета оп ределяет всю систему координат. Позиция восприятия определяет то, чего мы хотим, и то, от чего мы убегаем всю свою жизнь. Мы убегаем от «страдания» (в самом широком смысле этого слова) и хотим «удовольствия». Положение центра системы определяет содержательную наполненность этих понятий.

Сталкер — это и в самом деле «манипулятор» (как полагают многие). Но манипулирует он самим собой.

Если сталкер придерживается толтекского мировоззрения, то в его взгляде на эту работу должны всегда присутствовать два аспекта:

а) содержательный (психологический);

б) психоэнергетический.

Эти аспекты взаимно влияют друг на друга и определяют конкретные способы сталкинга.

Содержательный — сосредоточен на символах, понятиях, соответствующих символам эмоциях, импринтах, рефлексах и т. п. Пребывая в мире описания, сталкер пользуется элементами описания, чтобы произвести необходимую перестройку (рекомбинацию). Содержания влияют друг на друга, синтезируют новые символы (метасодержания), а те, в свою очередь, оказывают нужный эффект на реагирование и поведение.

Психоэнергетический аспект идет от противоположного — зная о том, какие эффекты сопровож дают требуемое изменение, они «делаются» сталкером по модели всякого магического делания.

Это — саморегуляция, ведущая к возникновению изменений за счет механизма обратной связи. В самом поверхностном виде его использует нейролингвистическое программирование («якорение», моделирование «субмодальностей», «транса» и мн. др.) и ряд других технологий. Однако, имея представление об устройстве энергетического тела, а также о связи различных областей (зон) ко кона с конкретными формами психоэмоциональной активности, можно манипулировать собой в куда больших масштабах, а главное — сосредоточившись на тех импринтах, комплексах и чувст вах, которые до этого практическая психология редко и мало использовала для личностных транс формаций человека. (Не говоря уже о том, что само применение «магического делания» для по добных целей оказывает существенное воздействие на всю совокупность внутренних эманации че ловека, поскольку вовлекает непосредственный и, с точки зрения Трансформации, самый эффек тивный инструмент — осознанное произвольное внимание.) «Мнимые сталкеры»: деградация намерения Особый интерес у «мнимых сталкеров» вызывает тема игры с окружающими. Эти субъекты обо жают интриги, розыгрыши, разнообразные испытания и тесты. Сразу скажу, что это ни в коей мере сталкингом не является. Как правило, такой тип поведения имеет две мотивировки: а) поиски под тверждения собственного мастерства и знания практической психологии, б) чувство собственной важности.

И в первом, и во втором случае мотивы далеки от настроения сталкинга. Так, воин не нуждается в подтверждении собственного превосходства или своей искусности. Занимаясь сталкингом чужого тоналя, он наблюдает и делает выводы. В большинстве случаев он не влияет, а оптимально при спосабливается к партнеру (собеседнику, коллеге, начальнику и т. п.). Тот, кто ищет свободу, не нуждается во власти. Сталкер ищет знание, распознает механизмы обусловленностей, стереотипов, рефлексов. Важно помнить, что в большинстве случаев отношение сталкера к другим людям по добно отношению дона Хуана к улитке, переползающей дорогу. Манипулировать человеком — значит влиять на него. А всякое влияние своим обратным эффектом имеет зависимость, не свободу, ибо подразумевает последствия, за которые придется нести ответственность.

Всякое участие в человеческих играх создает новый пункт в вашем списке для перепросмотра. Это новые психоэнергетические связи, построенные на все тех же вытесненных комплексах (неполно ценности, преувеличенной значимости, страха одиночества, влечения к власти, гордыни и т. д. и т.

п.). Я не зря назвал манипуляторов-любителей «мнимыми сталкерами», ибо они не осознают, что последствия их действий нарастают как снежный ком, что цель тотального сталкинга и перепро смотра отдаляется от них после каждого очередного фокуса. А в худшем случае они не осознают даже истинных мотивов, толкающих их к такому поведению. Мнимые сталкеры обманывают себя, полагая, что поведенческие эксперименты с ближними помогают им что-то выследить — чаще в других, но иногда и в себе. А ведь сама увлекательность игры должна насторожить подлинного сталкера. ЧТО именно увлекает вас? Неужели чистое знание? Неужели остановка собственных стереотипов и автоматизмов? Ничуть. Увлекают эмоции, приятное возбуждение от чувства пре восходства и прочего мусора, которым переполнена психика самого обычного человека, ни ма лейшего отношения не имеющего к сталкингу. Это — путь самодовольства и самообмана. Он за хватывает, но никуда не ведет.

Мнимые сталкеры весьма склонны к рационализациям, самооправданиям и самообъяснениям. Это довольно распространенная черта. Поскольку банальные рационализации не могут оправдать их поведения в свете толтекской отрешенности, они прибегают к экзотике и особенно тянутся ко все му «таинственному». Подчеркиваю — не к подлинной Тайне себя и Мира, перед лицом которой мы пребываем постоянно — это слишком просто и скучно. Их притягивает надуманная таинствен ность, извлеченная из громадной свалки иррациональных идей, преданий, суеверий. Они питают собственную важность, выискивая «сакральные знания», и пользуются ими, чтобы оправдать в собственных глазах свои причудливые опыты, не имеющие обычно никакой ценности. Астрология, мантика, древняя мистика чисел и символов — все это завораживает. Сам сталкинг на этом увлека тельном фоне забыт и заброшен, зато какая активная деятельность развивается на благодатной почве из обломков древних фантазий! Окончательным оправданием любой нелепицы становится девиз «Я занимаюсь сталкингом». Неудивительно, что кастанедовская дисциплина кажется окру жающим еще одним способом сойти с ума по собственному желанию.

Истинные сталкеры незаметны. Они идут по путям мира так, что окружающие принимают их за «своих». Они — как люди Дао, которые живут возле нас, но ничем не привлекают нашего внима ния, пока их осознание не вспыхнет в момент окончательной Трансформации.

Поэтому, когда мы говорим о манипуляционном аспекте сталкинга, речь всегда идет о манипуля ции самим собой. И здесь сталкер должен быть по-настоящему безжалостным. Разрушая привычки, ежедневную рутину своих поступков, действий, эмоций и реакций, практик испытывает не столько интерес или удовлетворение, сколько болезненность процесса. Это можно назвать издевательством над собой, потому что разрывать социальную паутину, сформировавшуюся за долгие десятилетия в вашем сознании, действительно больно. Но всякий раз, когда сталкеру больно, он вспоминает о трансформации жалости к себе.

Потеря человеческой формы — фундамент Трансформации Все, что было сказано в предыдущих главах, по сути, — попытка описания безупречности. Куль минацией безупречности является потеря человеческой формы (как это определено в книгах Кас танеды). Этот феномен демонстрирует себя не только и не столько в сфере эмоций и повседневных действий. Контроль над содержанием собственной психики («самосталкинг»), преодоление страха смерти, собственной важности и жалости к себе — всего лишь приемы, упражнения, которые рано или поздно влекут за собой утрату человеческой формы.

Потеря человеческой формы — это энергетический факт. Следуя безупречности на протяжении многих лет, мы всего лишь протаптываем тропинку к этому особенному состоянию. Мы снижаем нашу патологическую фиксацию шаг за шагом — как наяву, так и в сновидении.

С энергетической точки зрения потеря человеческой формы вовсе не означает автоматически ис чезновения (растворения, уничтожения) индивидуальной, вполне «человеческой» психики. Это со стояние всего лишь свидетельствует о новом состоянии точки сборки. Можно сказать, что в случае потери формы человеческая точка сборки освобождается от той притягивающей силы, которая прежде казалась непобедимой и удерживала наше восприятие в режиме, свойственном «нормаль ному» человечеству.

Психоэнергетической основой потери человеческой формы является тотальный сталкинг и пере просмотр. Если перепросмотр лишь закрепляет моменты интенсивного осознания, вовлекает в пу чины импринтов и первичных рефлексов, где создавалась «форма», где рос и развивался индиви дуальный тональ, то тотальный сталкинг производит необратимые изменения с актуальным вос приятием и переживанием себя.

Что такое человеческая форма и как она поддерживается? Это совокупность присущих человеку фиксаций, энергетических и перцептивных блоков («запретов»), это позиция точки сборки — единственно возможная на фоне этих обусловленностей, и, наконец, генерируемый всей структу рой тип энергообмена. Иными словами, это — узел, в котором психология и энергетика человека связаны прочно. Так же прочно, как связаны мышцы и сухожилия в нашем физическом теле.

Понятно, что человеческая форма — это способ существования осознания в индивидуальном чело веческом тонале. Это наши «кожаные ризы», наши щиты, но и наши границы, слабости, наша смертность и бессилие. Но структурированное осознание, которое развито человеком и обучено поддерживать гомеостазис формы, следует путями, проложенными произвольным и послепроиз вольным вниманием. Оно следует выученному, даже в том случае, если выученное хорошо забыто.

Значит, чтобы понять содержание человеческой формы, нам придется хотя бы коротко рассмотреть главные схемы распределения произвольного и послепроизвольного внимания. Тотальный стал кинг открывает этот скелет.

Прежде всего, мы — это наше отношение к среде. Мы воспринимаем и реагируем даже в тех слу чаях, когда осознание чуть теплится, а мотивация равна нулю. Даже аутисты (которые всеми спо собами демонстрируют безразличие к окружающему) воспринимают и реагируют.

Тональ обеспечивает восприятие через органы чувств и массу второстепенных, аморфных сигна лов (иногда кинестетических, иногда — синестетических). Таким образом, внимание движется по «магистралям», проложенным биологически и рефлексивно. Просто так, произвольно, нарушить эту схему нельзя. Более того, у «схемы» есть узлы — важные точки, где объем внимания всегда выше, даже в случае помрачения сознания или на грани помешательства. Кинестетика рук важнее, чем кинестетика поясницы, лицо собеседника важнее, чем форма облаков, звуки речи важнее стука молотка и т. д. и т. п.

Мы говорили об «ориентировочной оси», исследовательских областях и прочих зонах внимания, но в применении к технике толтекского сновидения («Видение нагуаля», 2002). Здесь важно учесть другой аспект — то, что все эти области являются каркасом психоэмоциональной матрицы тоналя.

Ибо внимание влечет за собой эмоции и реакции.

Когда мы практикуем событийный, не-энергетический перепросмотр, мы бесконечно повторяем давние маршруты внимания: увидел, услышал, почувствовал, испытал, ответил. Если в состоянии глубокого погружения вы вдруг открываете нежданное отклонение памяти от схемы, происходит нечто удивительное — возрождается память энергетического тела, вскрываются импринты...

Здесь начинается настоящая работа по Трансформации. Потому что груз перепросматриваемого прошлого лишь на поверхности связан с формальной памятью, его суть — в движениях эманации кокона. Мы как бы забыли, что обида или радость впервые возникли не в голове, что страх или предчувствие беды мы «ощутили спиной», и т. п.

Уровень личной Силы обнажает элементы кокона, пробужденные вами на уровне энергетического перепросмотра. Сопутствующие ощущения (кинестетические, проприоцептивные, непосредствен но полевые) отражают формации, ядром которых может оказаться давний импринт. Если практик настойчив в своем желании вскрыть содержание замкнутой структуры, то напряжение перепро смотра, столкнувшись с мощным сопротивлением тоналя, в конце концов может привести к свое образному перцептивному «взрыву».

И тогда импринт (символ, сцена, стоящая за импринтом) единым махом возрождается в памяти.

Субъективное взрывообразное переживание пробуждения импринта переживается не так, как сдвиг (смещение) точки сборки. Если изменение режима восприятия влечет за собой неожиданное возникновение в воспринимаемом поле сигналов, которых там никогда прежде не было (и мы ин туитивно осведомлены об этом факте, «ошеломлены» им), то вскрытие импринта в чем-то подобно проявлению фотопленки или отпечатку изображения на фотобумаге. Оно завораживает своей по следовательностью, своим пошаговым возникновением «словно из ниоткуда», но на самом деле все уже было там с самого начала.

Если при смещении точки сборки свечение осознания сдвигается в новые темные поля, которые никогда раньше не структурировались тональным механизмом, то при вскрытии импринта свече ние всего лишь усиливается и углубляется — оно движется по тем путям, которые и раньше в той или иной степени влекли за собой наше внимание.

Особенно ясно это чувствуют те сталкеры, которые обучились высокой сенситивности энергетиче ского тела. Выражаясь фигурально, в наших глубинах всегда вздрагивает два-три синапса, отвечая «беспокойному сну бессознательного» — тем первичным впечатлениям, что всем управляют и вы нуждают следовать определенной программе поведения. Конечно, мы не помним, за чем следуем, — все окутано дымкой полусознательного, все в тумане раннего детства или немоте потрясенного миром младенчества.

Маршруты внимания, которыми мы движемся в дневной взрослой жизни, устроены так, чтобы ни когда не пересекаться с самыми первыми «станциями отправления». Обычный человек, не практи кующий сталкинг, никогда не столкнется с импринтом или констелляцией импринтов, возбуж дающих его внимание и всю его энергетическую активность. Мы можем встречать их формально, но не способны заново переживать.

Увидев во взрослой жизни ситуацию, ставшую импринтной в возрасте трех лет, мы вряд ли обра тим на нее специальное внимание. Это всегда заурядный случай — потому что он не вызовет в нас ту давно забытую эмоциональную бурю, которая, собственно, и делает импринт импринтом. Таким образом, маршрут внимания спасает нас от перепроживания — ибо наличие сенсорных сигналов, образов, пучков, которые когда-то запрограммировали это существо, остается лишь одним аспек том перемещения нашей перцептивной энергии. А мы должны повторить кинестетику (осязание), проприоцептику (ощущение внутренних органов), наконец, мы должны повторить психоэмоцио нальную гамму во всей ее неоднозначности и специфичности. Тональное внимание обязательно обойдет большую часть описанных здесь аспектов, и импринт останется таким же неведомым, как и раньше. (Я не буду рассматривать отдельные и исключительные случаи, когда перепроживание все-таки происходит совершенно спонтанно — ведь мы изучаем не феномены, а закономерности стандартной психической жизни человека.) Для стандартной психологической жизни перепроживание имприн-та возможно только в двух слу чаях: а) при перепросмотре, б) при мощном возрастании интенсивности осознания в процессе то тального сталкинга. Второй случай (рассматриваемый здесь) интересен своей неспецифичностью.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.