WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Котлячков А., Горин С.

Оружие — слово. Оборона и нападение с помощью… (Практическое руководство).

Оглавление Предисловие........................................................................................................................................ 3 От авторов............................................................................................................................................ 4 Часть I. Разрушительные гипнотические инструкции: составные части.................................... 4 Составные части: фоносемантика................................................................................................... 4 Составные части: гипноз.................................................................................................................. 6 Составные части: «порча» и «сглаз».............................................................................................. 6 Взгляд на модели.............................................................................................................................. Постулаты........................................................................................................................................ Часть II. Разрушительные гипнотические инструкции: систематика........................................ Как это выглядит?........................................................................................................................... Виды порчи...................................................................................................................................... Фразы, направленные на отпугивание.......................................................................................... Фразы, направленные на запугивание.......................................................................................... Как это звучит?................................................................................................................................ Часть III. Гипнотическое поведение наводящего порчу: составные части........................... Компоненты порчи........................................................................................................................... Как это можно применить?............................................................................................................. Взгляд............................................................................................................................................... Как надо говорить?.......................................................................................................................... Отзеркаливание.............................................................................................................................. Использование ненормативной лексики при наведении порчи................................................ Часть IV. Гипнотические методики и техники для наведения порчи......................................... Разрыв шаблона.............................................................................................................................. Использование естественных трансовых состояний при наведении порчи.............................. Забалтывание.................................................................................................................................. Каналы восприятия и обработки информации.............................................................................. Техника гипноза «5-4-3-2-1»........................................................................................................... Секрет полишинеля........................................................................................................................ Оригинальное забалтывание......................................................................................................... Часть V. Обстановка, близкая к боевой: усиление воздействия............................................ Ваше внутреннее состояние.......................................................................................................... Что еще?.......................................................................................................................................... «МОРДА лопатой».......................................................................................................................... Вежливость — наше оружие.......................................................................................................... Отрицательные галлюцинации...................................................................................................... Людоеды и этика............................................................................................................................. Внешнее поведение наводящею порчу........................................................................................ Мнение о мнении............................................................................................................................. «Часть VI. Снова взгляд на модели............................................................................................... Мир — это описание мира.............................................................................................................. Правдивые истории........................................................................................................................ Два вида неправды......................................................................................................................... Описание мира-модели.................................................................................................................. Часть VII. Как защищаться от порчи?............................................................................................ Защита — юмор............................................................................................................................... Другие способы защиты................................................................................................................. Что лучше........................................................................................................................................ Часть VIII. Податливость и иммунитет........................................................................................... Группы риска.................................................................................................................................... Работники правоохранительных органов................................................................................. Кто еще?.......................................................................................................................................... Пара слов о дураках....................................................................................................................... Мнительные..................................................................................................................................... На кого порча наводится плохо?................................................................................................... Каковы последствия порчи?........................................................................................................... Мистики, колдуны и экстрасенсы................................................................................................... Часть IX. Отдельные методы, техники, приемы......................................................................... «Цыганское гадание» по руке для снятия порчи.......................................................................... Цели «гадания»............................................................................................................................... Примерные вопросы для калибровки............................................................................................ Возможные изменения при калибровке........................................................................................ Примерная схема процесса гадания............................................................................................. Оригинальные приемы снятия порчи............................................................................................ Возрастные особенности................................................................................................................ Немного о культурном уровне........................................................................................................ Половая разница............................................................................................................................. Любовная порча.............................................................................................................................. Слово о слове................................................................................................................................ Биоритмы....................................................................................................................................... Часть X. Рассуждения по поводу насколько опасны формулы порчи?.............................. Защищаться ли от своих слов при наведении порчи?.............................................................. Рассуждения по поводу................................................................................................................ Часть XI. Пути к совершенству особенность тренировок....................................................... Высший пилотаж (оригинальные приемы наведения порчи).................................................... В чем преимущество фоносемантики и гипноза в разработке формул порчи?...................... Насколько это нравственно?........................................................................................................ Двойная и тройная спираль......................................................................................................... Часть XII. Порча канцелярская. Оружие — слово..................................................................... Гипноз в деловой переписке........................................................................................................ Можно ли наводить порчу через письмо?................................................................................... Что мы брали за основу?.............................................................................................................. «Принцип домино»........................................................................................................................ Пара слов напоследок.................................................................................................................... ББК 88. К УДК 616.

Котлячков А., Горин С.

К63 Оружие — слово. Оборона и нападение с помощью… (Практическое руководство). — М.:

«КСП+», 2001, 352с.

ISBN 5-89692-059- Авторы создали качественно новую модель эриксоновского гипноза, пригодную для использования не только в кабинете психотерапевта, но и в любых обыденных ситуациях. Гипноз уже давно используется как для обороны, так и для нападения. Авторы показывают, как делать это профессионально.

Соединив эриксоновский гипноз с фоносемантикой, они создали модель, которая действует легко и наверняка: просто, быстро и надежно.

Книга предназначена для специалистов в области практической психологии и смежных областей, а также для широкого круга читателей, интересующихся проблемами гипноза и НЛП.

© Котлячков А., Горин С., 2000 © Изд-во «КСП+», ISBN 5-89692-059- Предисловие.

Позвольте представить вам авторов книги.

Александр Котлячков, юрист Управления социальной защиты населения г. Зеленогорска Красноярского края. Образование высшее юридическое, жизненный опыт — еще на два таких же… Сергей Горин, врач-психотерапевт, автор трех книг об НЛП, эриксоновском гипнозе и манипуляции сознанием.

В отличие от многих сегодняшних нэлперов, Александр и Сергей — не просто «НЛП-практики», а именно хорошие практики НЛП. Профессия в изобилии снабжает их и теми клиентами, которые остро нуждаются в помощи, но не могут сформулировать свои потребности;

и «занудными» клиентами, у которых имеются, выражаясь языком терминов, рентные тенденции, а проще говоря, намерения получить что-то за чужой счет.

Работа с клиентами обеих групп — это решение прямо противоположных задач. Такая работа требует, с одной стороны, использовать некие шаблоны в чистом виде;

а с другой стороны — быть предельно гибким в общении. То есть, каждый раз должна ярко проявляться личность того, кто эти шаблоны применяет.

О необходимости и способе освещения темы, предлагаемой вашему вниманию в этой книге, безусловно, можно дискутировать.

Да, здесь явно предлагается некая разновидность психологического оружия. Но, для того, чтобы выработать линию защиты, надо понимать действие оружия, от которого вы намерены защититься.

И, наконец, когда авторы ссылаются на фольклорные первоисточники текстов для наведения порчи, они иногда вынуждены — для полного раскрытия материала — использовать ненормативную лексику, что для книги вовсе не является главным.

Должен предупредить, что книга эта весьма необычна. С одной стороны она, безусловно, полезна — как описание оружия, которое могут использовать против вас. И это здорово, так как знание — сила.

С другой стороны, в ней содержится значительное количество слов и фраз, способных негативно воздействовать на самого ее читателя. И хотя в письменном виде эти фразы не так эффективны, как при произношении (что, кстати, еще нуждается в проверке), мы не можем быть уверенными, что:

а) эти фразы, не нанесут вреда читателям;

и б) наиболее активные экспериментаторы не начнут тут же пробовать их на окружающих.

То, что в этих фразах действительно заложено мощное воздействие на уровне фонетики, подтверждается нашими собственными исследованиями с помощью программы ВААЛ.

Думая, что полезного в книге все-таки больше, я не беру обязательств рекомендовать исследования авторов к всеобщему применению, и, тем более, не обязуюсь соглашаться с выводами авторов.

Игорь НИЕСОВ, руководитель проекта «Психология и Бизнес On-line» От авторов.

«Можно любить драться, можно не любить драться, но, в любом случае, лучше уметь драться» Авторский афоризм Обычно в книгах, посвященных гипнозу, пишут об инструкциях конструктивных, созидательных, лечебных. Пишут о том, как надо положительно влиять на пациента или гипнотика, партнера по общению. Пишут о том, как лечить посредством слова.

Тем не менее, многие люди хорошо знают (или догадываются) о существовании специалистов, которые преднамеренно создают деструктивные, вредящие, разрушительные инструкции. Создают внушения, призванные вызвать болезнь посредством слова. К сожалению, подобное знание или догадка мало что дает тому, кто хотел бы от таких вредящих инструкций надежно защититься… О чем эта книга? О защите и нападении с помощью слов. Но речь в ней пойдет не о риторике, не об ораторском искусстве и даже не об искусстве обманывать либо не поддаваться на обман.

Речь пойдет о том, как использовать слова для реального сражения. О том, как словами наносить удары не совсем в переносном смысле, и как от этих ударов защищаться.

В основе книги лежат практические находки в области таких психотехнологий, как нейролингвистическое программирование (или НЛП) — и эриксоновский гипноз, составная часть НЛП;

суггестивная лингвистика (и фоносемантика, ее составная часть).

Легендарный медик и философ древности Абу Али Ибн-Сина (известный нам как Авиценна) говорил, что есть три способа лечения: слово, травы и нож.

Понятно, что искусство хирурга и искусство фармацевта можно использовать как во благо, так и во вред. Любое практическое руководство по шпионажу и диверсионной работе содержит немало рекомендаций из этой серии.

При помощи слова тоже можно лечить, но можно и зарезать, и отравить. И книга, которую вы держите в руках, посвящена тому, как сделать это лучше. Если кого-то волнуют нравственные аспекты этой темы, то мы поговорим о них.

Примеры для иллюстрации техник и методик создания разрушительных инструкций взяты нами, в подавляющем большинстве, из практики А. Котлячкова, который проделал огромную практическую работу для того, чтобы появилась эта книга. Авторы искали методы нанесения психологических ударов не только в современной литературе, но и в фольклорных источниках;

и все это делалось, понятно, не для того, чтобы вредить людям, а для того, чтобы предупредить их о существовании такой отрасли знаний, как разрушительные гипнотические инструкции. Нашим девизом в работе было: «Предупрежден — значит, вооружен».

Эта книга рассчитана, во-первых, на специалистов. То есть на тех, кто уже владеет техниками НЛП в целом и эриксоновского гипноза в частности. Но среди читателей будут, возможно, и те, кто «во-вторых», поэтому некоторые положения мы объясним более подробно. Думаю, что те, кто «во-первых», на нас за это в обиде не будут.

Александр КОТЛЯЧКОВ Сергей ГОРИН Часть I. Разрушительные гипнотические инструкции:

составные части.

Составные части: фоносемантика.

… Я снисходительно начал перелистывать книгу, рассеянно закидывая на нее скучающий взгляд, словно удочку в реву. И так и замер, друзья мои… Друзья мои, ну и улов!., я вытягивал таких карпов, таких щук! Неведомых рыб, золотых, серебряных, радужных… и они жили, плясали… А я — то считал их мертвыми!

Ромен Роман Что такое «фоносемантика»? Если дословно перевести это слово, то получится — «смысл звука».

Как появилось это понятие, и что оно означает?

… В 1952 году американский психолог Ч. Осгуд, анализируя публичные выступления политиков, заметил: из двух примерно одинаковых кандидатов (и их столь же идентичных программ) выигрывает тот, кто использует более благозвучную мелодику речи. В условиях митинга, когда восприятие ориентировано на общее впечатление от выступления, этот фактор оказался одним из решающих.

Осгуд разработал способ управления «музыкой слов», назвав его методом «семантических дифференциалов», показывая испытуемым таблички с написанными бессмысленными созвучиями и слогами, ученый попросил оценить ощущения, вызываемые тем или иным звуком: сильный он или слабый, светлый или темный, большой, маленький и т. д.

В итоге сформировались 24 шкалы. Был создан словарь, каждому созвучию соответствовал цифровой код — положение слога по этим шкалам. Как отдельный слог, так и весь текст в целом оцениваются по балльной системе. Немаловажно и взаимное расположение слогов. Замена одного лишь слова может существенно изменить воздействие всего текста.

К условиям русского языка метод был адаптирован в СССР еще в начале 70-х годов.

Исследования шли в различных академических институтах и лабораториях более 15 лет, и они не закончены до сего дня. Открытая пресса сделала известными имена таких исследователей в этой области, как А. Журавлев, И. Черепанова, В. Шалак, некоторые другие.

Для оценки воздействия текста разработаны и широко распространяются сегодня, по крайней мере, две компьютерные программы: «Диатон\Диаскан» (И. Черепанова) и «ВААЛ» (В. Шалак с соавт.).

Количество биполярных шкал почти удвоилось. Звуки и тексты оцениваются по следующим параметрам (их список здесь весьма неполон): «прекрасный», «светлый», «нежный», «радостный», «возвышенный», «бодрый», «яркий», «сильный», «стремительный», «медлительный», «тихий», «суровый», «минорный», «устрашающий», «зловещий», «тоскливый», «угрюмый», и т. д.

Кроме того, программы «Диатон» и «ВААЛ» оценивают наличие внушений в речи, ее гипнотический потенциал (суггестивность). В экспертном заключении вы можете прочитать: «Речь суггестивно нейтральная», «Ориентация на мягкое кодирование» или: «Ориентация на жесткое кодирование». Последнее заключение означает, что в анализируемом фрагменте содержится внушение, которое по эффективности воздействия будет не слабее, нежели воздействие реального гипнотизера.

Были открыты статистически достоверные зависимости между характерологическими чертами автора, определенным набором слов из его сочинения, и особенностями людей, которым оно понравилось.

По тексту стало возможным охарактеризовать личность написавшего текст в основных психологических шкалах: демонстративность, возбудимость, депрессивность, паранойяльность, гипертимность и т. д. В дополнение к этому, в программе «ВААЛ» реализована оценка с позиций нейролингвистического программирования: подсчитываются набранные текстом баллы по разным каналам восприятия — зрительному, слуховому, чувственному, рациональному.

Приведем пример, взятый нами из статьи в газете «Московский Комсомолец». Он сразу позволяет понять, что такое «смысл звука».

Задача такая: предлагают вам на выбор в службе знакомств двоих, и фамилии ваших потенциальных избранниц (или избранников) — Перекусих и Снежко. Кого вы предпочтете? Это легко предсказать: Перекусих отдыхает.

Еще один пример, почти школьный. Вам стали известны названия двух несуществующих, сказочных животных: Липеля и Жирфаща. Угадайте, какое из животных — доброе, а какое — злое. Вы и сейчас легко справились, не так ли?

Теперь вы знаете, что это такое — воздействие фоносемантики.

Составные части: гипноз.

«Когда человеку говорят: «Твое ухо длинно», он непременно его ощупает».

Арабская пословица До XX века существовало несколько гипотез, которые пытались объяснить наличие гипноза (среди них встречались достаточно забавные);

здесь мы с вами обратим внимание на самые заметные гипотезы, поскольку полный рассказ о «флюидах» и «магнетизме» был бы слишком долгим.

Первой околонаучной гипотезой, пытавшейся объяснить феномен внушаемости, некритичного исполнения человеком чужих приказов, инструкций, распоряжений, была гипотеза Ф. А. Месмера.

Гипотеза эта была очень простой: Месмер заявил, что он обладает особым «животным магнетизмом», посредством которого может воздействовать на других людей, а также заряжать воду и предметы, делая их «магнетическими».

Французский психиатр Шарко считал гипноз проявлениями истерии, то есть, разновидностью болезни.

Англичанин Брэд считал гипноз разновидностью сна, или особым сновидным состоянием сознания. По этому же пути пошел в XX веке И. П. Павлов, которые многое привнес в понимание гипноза, как состояния, подобного сну.

Согласно теории И. П. Павлова, гипноз — это своеобразное чередование процессов возбуждения и торможения в коре головного мозга. Если в коре преобладает процесс торможения, человек спит.

Если преобладает возбуждение, человек бодрствует. А если вся кора головного мозга заторможена (мозг спит), но в коре есть очаг возбуждения (один участок коры бодрствует), то это — гипноз.

Благодаря тому, что один из участков коры мозга бодрствует, гипнотизер может поддерживать контакт с данным человеком. Но, поскольку весь остальной мозг спит, приказы гипнотизера не подвергаются логической (или критической) оценке. И тогда гипнотик слепо, как машина, выполняет приказы гипнотизера, не сомневаясь в их целесообразности.

Модель И. П. Павлова объясняет многое, но не все. Если к вам на улице средь бела дня подошла цыганка, заговорила с вами, и вы отдали ей все свои деньги и ценные вещи: что это — гипноз? С точки зрения теории И. П. Павлова, нет — ведь вы не спали. Тем не менее, вы без какой-либо критики выполнили приказ. (Говоря о цыганках, мы не исповедуем какие-либо националистические идеи. Просто именно в исполнении цыганок мы можем наблюдать наиболее выверенные, отточенные, действенные приемы гипноза наяву).

В тридцатые годы XX века многие авторы начали объяснять гипнотические феномены с позиции «теории сверхбодрствования». Согласно этой теории, гипноз — это такое состояние коры головного мозга, при котором вся кора бодрствует, но один ее участок сверхбодрствует. За счет такого очага сверхвозбуждения гипнотик выполняет команду гипнотизера, потому что считает, что выполняет свои собственные желания, намерения.

И поэтому для того, чтобы человек оказался под воздействием гипноза, достаточно создать в его коре головного мозга тот самый очаг сверхвозбуждения, о котором говорит теория. Ну, а для создания такого очага существует масса приемов и техник (в этой книге часть таких техник изложена в Части IV).

С позиций теории сверхбодрствования можно объяснить феномен эриксоновского гипноза — гипноза «не во сне». (В 1975 году эриксоновский гипноз стал одной из составных частей нейролингвистического программирования, но до сих пор не утратил самостоятельной ценности). Техники эриксоновского гипноза достаточно помехоустойчивы, при правильном применении действуют очень надежно. В этой книге мы коснемся лишь отдельных техник эриксоновского гипноза применительно к довольно узкой теме. Думаем, это оправдано.

Составные части: «порча» и «сглаз».

«Лучший гипноз — это каратэ, а лучшее каратэ — это оглоблей по башке».

Авторский афоризм «Все подлости на свете делаются с серьезным выражением лица».

Курт Воннегут «Наш Касьян, на что ни взглянет, все вянет».

Русская пословица Говоря о наведении «порчи» и «сглаза», прежде всего, необходимо определиться в терминах.

Здесь и далее авторы подразумевают под терминами «порча» и «сглаз» воздействие разрушительных гипнотических инструкций, полученных субъектом воздействия в состоянии гипнотического транса разной глубины (вплоть до самого легкого транса, граничащего с бодрствованием).

В то же время, авторы хорошо понимают, что за вышеназванными терминами уже закрепились определенные значения мистического толка, и бороться с этим, по меньшей мере, бесполезно. Употребляя далее термины «порча» и «сглаз», мы просим читателя помнить о подразумеваемом нами исключительно материалистическом толковании этих слов, хотя сами термины будут даны без кавычек (а их классификация, возможно, напомнит вам местами средневековые работы по демонологии).

В мистической, эзотерической практике термины «порча» и «сглаз» иногда считают тождественными, иногда проводят между ними границу. Под наведением порчи обычно понимается мощный словесный (вербальный) гипнотический посыл с пожеланием вреда конкретному человеку или группе людей. Под наведением сглаза понимается мощное пожелание другому человеку вреда путем несловесного (невербального) поведения, то есть взглядом, мимикой, жестами.

Умелое наведение порчи напрямую связано с внушением (гипнозом) и фоносемантикой. Говорят, что вначале было слово. Более логично считать, что вначале был звук, затем из звуков стали появляться слова, а из слов — фразы. Именно так человек стол разумным: лишь членораздельная речь отличает его от животных (и потому некоторые ученые подозревают в разумности китов и дельфинов).

Умелое наведение сглаза в большей степени относится к актерскому искусству. Описывая, как производят сглаз, бывает трудно «разложить по полочкам» все мимические характеристики, поэтому мы предложим вам сделать упражнение для выработки нужных характеристик взгляда.

(Надо сказать, что описания и определения в психологии в принципе даются нелегко. Что такое «мышление» и «речь»? Все знают — попробуйте дать определение. Существуют десятки, а может быть, сотни, описаний взгляда: добрый, ласковый, злой, колючий, влюбленный, раздевающий, укоризненный, взгляд побитой собаки, жадный, сверлящий… Этот список можно продолжать почти до бесконечности, и все прекрасно поймут, о чем идет речь, но вот описать, как же выглядит, например, сверлящий взгляд, и чем он отличается, скажем, от доброго — будет довольно сложно.

Видимо, это тот самый случай, когда легче показать, чем рассказать).

Давайте сделаем небольшое упражнение. Расслабьте нижнюю челюсть. Теперь опустите ее вниз и вбок: рот сильно перекошен по диагонали. Верхняя губа натянута, а нижняя выпячена наружу.

Нижние зубы видны через приоткрытый рот. Брови приподняты. Кожа лба собирается в складки.

Слегка наклоните голову, чтобы смотреть исподлобья. А теперь посмотрите на себя в зеркало и скажите: «Ы-ы-ы-ы!» Ну, как вид? Только детей пугать! Но пугать их не нужно, а вот научить своего ребенка так реагировать на предложение незнакомого дяди «вместе погулять» или «взять конфетку» — можно, это хороший прием самозащиты ребенка от возможного насилия.

Кстати, такой способ самозащиты рекомендуют и специалисты по предотвращению насилия.

Мы об этом способе узнали на одном из семинаров по эриксоновскому гипнозу. Самое интересное, что вскоре после семинара от одной участницы услышали, что она дважды таким образом отпугивала пристающих к ней мужчин, желающих «познакомиться». В обоих случаях результат был ошеломляющим. По ее словам, мужчины не просто отставали — убегали! Мы попросили ее продемонстрировать свое искусство, она это сделала, и мы полностью ей поверили. Желание убежать возникло мгновенно.

Безусловно, здесь играет роль не только взгляд, но и выражение лица. Таким образом, этот довольно нехитрый прием сглаза (при надлежащей тренировке) может быть прекрасно использован для отпугивания.

Конечно, при запугивании с помощью сглаза, а тем более для большего вредоносного воздействия необходимы другие мимические и пантомимические приемы, что в большей степени относится к актерскому искусству. Целью же данной книги является раскрытие приемов, в первую очередь, порчи, то есть отпугивания, запугивания и причинения вреда с использованием словесной (вербальной) информации.

Взгляд на модели.

«Я знаю лишь одно: жизнь богаче фантазии».

Эфраим Севела Иногда мысль проще выразить в рифмованной форме: учебный стишок, песня… Из нас двоих это легко получается у Александра Котлячкова. Чаше всего, его рифмы — продукт автоматического письма в состоянии транса. Александр не называет полученное стихами, поскольку сам говорит, что литературных произведений не пишет, а «рифмует учебные пособия». В дальнейшем мы будем обращаться к этим зарифмованным пособиям как для краткости, ясности и живости изложения.

Для меня давно уж нет секрета, Убеждался я не раз на деле:

Истин абсолютных в мире нету, Вместо истин действуют модели.

Если подходить к вопросу строго, То никто не мерил бесконечность, И никто из нас не видел Бога, Кроме шизофреников, конечно.

И никто не видел волны звука, И никто не трогал подсознанье… Но другой становится наука, Каждый день меняя содержанье.

И Земля не сразу стала шаром, Не было Америки когда-то, Но Колумб открыл ее, недаром Став за то большим аристократом.

Атомные бомбы мы взрываем, Чтобы злобный враг нас не обидел, И порою как-то забываем, Что и атомы никто не видел.

А борясь с невзгодами своими, Люди даже не подозревают, Что модели, созданные ими, Их же поведеньем управляют.

То, что поведения моделей Счет идет на сотни миллионов, Так же глупо ставить под сомненье, Как существование электронов.

В крайность иногда впадают люди, Проявляя это в разном виде:

Кто-то всех подряд на свете любит — Кто-то так же сильно ненавидит.

Только в жизни нет дороги ровной, И, пожалуй, людям очень трудно:

Ведь любая крайность, безусловно, В отношениях всегда абсурдна.

Раз наука изменяться может, Новые модели добавляя, Люди могут изменяться тоже, В жизни цель свою осознавая.

Надо превращать — что накипело В нас из-за душевного надрыва — В ядерное топливо умело, Избегая ядерного взрыва, И легко идти по жизни этой, Быть Колумбом или Магелланом, Чувствуя при этом пульс планеты, И на мир смотря легко и прямо.

Известно, что критерием истины является опыт. Мы не знаем, как вам понравится наше отношение к истине: убежденность, что абсолютных истин нет, а есть только модели? Модели действующие и недействующие. Те, которые объясняют явления окружающего нас мира более удачно и те, которые менее… Есть мнение, что электрический ток — это направленное движение заряженных частиц. Кто из нас в обыденной жизни их видел? Но лампочка-то горит — значит, модель действующая. В наше время принята модель, согласно которой, электроны движутся от «минуса» к «плюсу». А когда-то была модель, по которой все было наоборот. В итоге, неважно, что такое электрический ток «на самом деле», но принятая ныне модель удобно многое объясняет. Она потому и принята, что более удобна, Нет моделей правильных и неправильных. Предпочтительнее использовать другой критерий:

модели действующие и недействующие. Или действующие лучше и хуже. В конце концов, лучше искренне полагать, что Земля стоит на трех китах, чем вообще над этим не задумываться.

Вернемся к опыту, как критерию истинности. Факт считается научно состоявшимся, как известно, если опыт, произведенный кем-то однажды, может быть повторенным при сходных условиях и с теми же результатами. Иначе говоря, то, что сделано одним, другой тоже сможет повторить, если будет делать то же самое.

Исходя из этого, можно твердо сказать, что то, что в быту называется «наведением и снятием порчи и сглаза», существует реально. Только называть мы это будем по-другому:

действием разрушительных гипнотических инструкций. Это можно делать случайно, кустарно, профессионально. Профессионально это можно делать с использованием приемов эриксоновского гипноза, суггестивной лингвистики и фоносемантики.

Как вы заметили, говоря о научности своих исследований в этой области, мы исходим из постулата, что колдовства и паранормальных явлений не существует. (В нашей модели это — постулат, аксиома, хотя в других моделях — всего лишь предположение). На самом деле, мы этого не знаем, мы с этим никогда не сталкивались. Но такое утверждение более удобно и для исследования, и для практического применения.

Оно более удобно для модели, которую мы применяем. Нам удобнее подходить к явлениям гипноза, порчи, сглаза с позиций материализма, нежели с позиций мистики — отсюда и другая терминология. Впрочем, терминологию как раз удобнее оставить старую, «мистическую».

Многие, наверное, согласятся с известным правилом логики: нельзя определять неизвестное понятие через неизвестное же. Если уж заполнять вакуум в какой-то области, то лучше не туманом.

Поэтому относитесь к тому, что мы рассказываем, как к модели — но к хорошо действующей модели.

И перед тем, как мы продолжим рассказ, просим вас принять на веру (или хотя бы сделать вид, что вы это приняли) следующие постулаты. Зная их заранее, намного легче принять и понять то, что вы узнаете в дальнейшем.

Постулаты.

«Если и неправда, то хорошо придумано».

Джордано Бруно В психологии человеческого общения абсолютных истин нет. Все наши знания в этой области — только модели.

Колдовства и паранормальных явлений не существует.

Порча и сглаз — это разновидность словесного и несловесного гипнотического воздействия.

Гипноз есть объективная реальность. Мозг — это своеобразный биологический компьютер, который можно запрограммировать на определенные реакции.

В организме человека психическое и телесное тесно взаимосвязано.

Мир — это описание мира. Описание мира (качественно, но не количественно) для людей столь же реально, как и реальный мир. Описание переживания для людей столь же реально, как и само переживание (качественно, но не количественно).

Использование фоносемантики для наведения порчи не обязательно, но при всех прочих равных условиях дает большую гарантию успеха.

Порчу (психологический удар) так же, как физический удар, можно «отразить» и «перенавести» на того, кто ударил первым. Порчу и сглаз, как гипнотические феномены, снимают с помощью гипноза. «Клин вышибают клином».

Фоносемантические формулы порчи опасны, когда их умело применяют.

Фоносемантика и гипноз — это только орудие. Знания о порче — это всего лишь знания.

Любое орудие и любое знание может быть использовано и во благо, и во вред.

Часть II. Разрушительные гипнотические инструкции:

систематика.

Как это выглядит?

Давно замечено, что лучше всего вести рассказ, иллюстрируя его примерами. Думаем, что и в нашем случае это будет уместно. Поэтому мы будем приводить примеры, в основном, взятые из обыденной жизни. Изредка мы будем обращаться к примерам литературным.

… Фестиваль закончился удачно. Рок-группа выступила хорошо: и зрители приняли, и звание лауреатов получили. И вот группа из восьми человек стоит у входа во Дворец культуры, ждет автобус, который должен отвезти их на вокзал. Рядом — сумки с вещами, инструменты. Все шутят, настроение прекрасное.

И тут они заметили цыганку. В руках ее был грудной младенец, за подол широкой цветной юбки держались две маленькие девочки. Клавишница пугливо произнесла: «Ну, все, приставать будет».

Не бойся, сейчас покажу, как надо!

Это сказал высокий парень, соло-гитарист с типично рокерской внешностью — в кожаной куртке, с длинным «хвостом» из волос и серьгой в левом ухе.

Он прямо посмотрел на цыганку и она, естественно, обратилась именно к нему. Ведь он как бы сам напросился.

• Эй, молодой, красивый, тебе такое счастье будет! Дай, погадаю!

• Как муж? — прозвучало в ответ.

Цыганка как бы уменьшилась в росте, исчезла гордая осанка, на лице было написано недоумение. И когда цыганка попыталась что-то сказать, он снова спросил: «Все бьет?» Опустив глаза, цыганка вздохнула: «И пьет, и бьет…». Потом, ссутулившись, перешла на другую сторону улицы, и минут двадцать, до тех пор, пока вся рок-группа не села в автобус, стояла там.

За это время она не обратилась ни к одному прохожему, хотя людей было довольно много.

Стояла, погруженная в свои мысли. На парня с рокерской внешностью она больше ни разу не взглянула.

Она не могла знать, что парень этот был профессиональным артистом с хорошо поставленным голосом;

а, кроме того, обладал познаниями эриксоновского гипноза на уровне, превышающем начальный.

Позже мы объясним, что произошло. А пока, забегая вперед, скажем, что это было наведением порчи в виде отпугивания. Однако порчей можно не только отпугнуть… Теперь следующий пример.

* * * Это произошло тогда, когда я учился на первом курсе университета. Мы жили в общежитии. В комнате жил еще мой друг, с которым мы учились в одном классе, а затем вместе поступили в университет. Парень он был довольно спортивный, увлекался боксом, и в принципе ничего не боялся.

Однажды вечером он пришел сам не свой. Если бы у него были синяки, я бы подумал, что он опять нарвался на приключения на улице. Водилось за ним такое. Любил испытывать судьбу и встревать в разные истории. Но здесь было иное. Вот что он рассказал.

Шел он по городу, уже темнело. На центральной улице к нему обратилась молодая цыганка с маленьким ребенком на руках. Как обычно: «Эй, молодой, красивый, дай копеечку для ребенка».

Ну, неужели молодой здоровый парень и пожалеет копеечку для ребенка! «Эй, стой, спасибо тебе за доброту. Я за это тебе погадаю. Все про тебя знаю. Все скажу».

Стало интересно. Да и торопиться, вроде, некуда. «Хочешь, скажу, как тебя зовут? Тебя зовут Володя. Так?» Машинально он ответил: «Так». «Ну вот, видишь, все знаю, давай погадаю. Но надо беленькую монетку». Ладно, двадцать копеек — не деньги, и, кажется, она деньги и не просит.

«Вот, ты положи деньги на ладонь, только завернуть надо в бумажку». «В какую бумажку?» «Можно в рубль, можно в три, или… в десять». На десять рублей в то время студенту можно было спокойно жить несколько дней. Сам не зная, зачем, он достал пять рублей, завернул монету. Цыганка продолжала что-то говорить, и вроде бы ни о чем, но интересно, а главное — так складно. Вдруг он увидел, что на ладони ничего нет. «Положи еще и в две бумажки заверни». Но тут — то ли испугался, то ли прижимистость взяла верх — мой друг попытался уйти. И вдруг вслед, по его словам, «как ножом»: «Не уходи, парализован будешь!».

Как добрался до общежития, он не помнил. Через час он совсем «расписался». Лежал на кровати, стонал, говорил, что ломит спину, что не чувствует рук и ног. Весь побледнел, на лице выступил пот, тело била дрожь.

И тут меня осенило: «Серега, а ты с каких пор Володей стал?». «Чего?». И тут до него стало доходить. «Она тебя как назвала, Володей?». «Ну». «Так, значит, ничего она не умеет». Друг, кажется, забыл, что минуту назад уже умирал. «А ведь точно. Но почему же мне тогда так плохо?».

«Может, в столовой что-то несвежее съел». Через день он уже носился по комнате, ведя «бой с тенью» и боксируя пятикилограммовыми гантелями.

Это был первый реальный случай, когда я познакомился с «наведением порчи». И тогда же случайно нашел способ «снять» ее. Правда, я иногда думаю, а что было бы, если бы цыганка угадала имя?.

Краткий анализ позволяет понять, что мой друг был введен в состояние транса путем забалтывания. Когда же он попытался уйти, был проведен типичный разрыв шаблона. Фраза не была плохой и сильной по звучанию (позже мы поясним, что это такое), однако не окончившийся транс и разрыв шаблона усилили ее воздействие. Семантика (смысл) фразы, таким образом, оказалась намного сильнее ее фонетического значения.

Спасти друга мне удалось, главным образом, использовав ошибку цыганки (назвала не то имя) и заронив недоверие к ее возможностям. Давая вполне рациональное объяснение ухудшению самочувствия («в столовой что-то несвежее съел»), я дал другу возможность все поставить на свои места. Однако снять таким образом порчу можно крайне редко.

В данном случае было уже не отпугивание, а пожелание конкретного вреда. Нужная фраза, сказанная в нужный момент, приводит к очень плохим последствиям.

Какие же виды порчи можно выделить?

Виды порчи.

«Рана от копья заживет, рана от языка не заживет».

Казахская пословица Условно порчу можно разделить на несколько основных направлений:

• фразы, направленные на отпугивание;

• фразы, направленные на запугивание;

• фразы, направленные на пожелание вреда в общем виде;

• фразы, направленные на пожелание конкретного вреда (например, определенной болезни).

(Особняком стоит и не попадает под данную классификацию порча любовная, и о ней мы тоже расскажем, только чуть позднее).

Исходя из данного условного разделения видов порчи, можно более подробно проанализировать их.

Фразы, направленные на отпугивание..

Это довольно короткие фразы, в пределах одного, максимум двух предложений. Цель фразы — создать кратковременное замешательство у агрессора и получить преимущество для разрешения конфликта путем нанесения ему упреждающего удара (как минимум) или ухода (как максимум).

Например, прекрасно зарекомендовавшей себя отпугивающей фразой для пристающей к вам на улице цыганки является фраза: «Как муж?». Фонетически фраза является страшной. Если добавить к этому и семантическое (смысловое) содержание фразы (как правило, у цыганок плохие отношения с мужьями), то фраза моментально «выбивает из колеи».

Если вы не ушли сразу и приставание продолжается, можно добавить к этому фразу: «Все бьет?» Фонетически и семантически обе фразы способствуют сильному замешательству, что дает возможность быстрого ухода от конфликта.

Данные фразы, разработанные эмпирически, неоднократно проверялись на практике и нами, и нашими знакомыми. Даже без учета добавочных моментов, связанных с темпом, интонацией, громкостью речи и т. п. (паравербальных), фразы действуют безукоризненно.

Для отпугивания хулигана на улице прекрасно себя зарекомендовали фразы типа: «Шуруй уж прямо, меня мусора уже жмут». Или: «Слышь, можешь идти, куда шел или стоять, где стоишь».

Вариант: «Слышь, можешь стоять, куда шел или идти, где стоишь».

После таких фраз лучше всего быстро скрываться или, в крайнем случае, сильно бить ногой в промежность. В любом случае — преимущество за вами, так как хулиган в замешательстве.

Для того чтобы осадить несправедливо обвиняющего вас, прекрасно действует фраза: «Я намного хуже».

Для отпугивания хамски настроенного посетителя подходят, например, варианты фразы:

«Я уже забыл Ваше хамство, будьте рады, проваливайте, в другой раз разорву»;

«Я уже забыл Ваше хамство, но в другой раз разорву»;

«Будьте рады, проваливайте, в другой раз разорву».

Безукоризненно действует фраза «Накажу, страшно накажу, шуруй от греха».

Довольно действенны фразы:

«В Вашем распоряжении еще сорок шесть секунд»;

«Что еще скажете перед уходом, я слушаю»;

«Скажите, какова цель вашего прихода?»;

«Еще слово — и сожаления замучат»;

«Вы уже уходите или мне вас нужно дослушать? »;

«Цель вашего прихода — поругаться»!»;

«Может, все же уйдешь?»;

«Ваши возможности наживать враждебность непостижимы».

В этих случаях наиболее целесообразным после произнесения фразы является разрыв общения.

Идеальный вариант — быстро удалится. Если вы не на улице рядом с хулиганом, то можно резко отвернуться.

Фразы, направленные на запугивание..

Воздействие фразы более длительное. Цель состоит в том, чтобы запугиваемый в дальнейшем вас боялся. Как правило, после таких фраз человек боится вас и избегает с вами встреч. Классическими фразами подобного вида являются:

«А я совершенно хорошо порчу навожу. Уж дождешься»;

«Зато я хорошо порчу навожу»;

«За хамство накажу»;

«Между прочим, я хорошо порчу навожу»;

«Накажу, страшно накажу, чувствуете дрожь?»;

«Порчей уничтожу ваше прошлое и будущее»;

«Жабры разорву».

Сами по себе, по смыслу, фразы не предполагают пожелание вреда. Однако фонетически они являются довольно страшными. Естественно, что действие значительно усиливается, если угроза порчи адресуется человеку, который хотя бы в общих чертах понимает, что такое «порча».

Фразы, направленные на пожелание вреда в общем виде.

Это фразы типа: «Ужасом жилы заморожу»;

«Заживо разложишься»;

«Живо с грыжи почернеешь»;

«Жаром мозги разжижу»;

«Черви сожрут».

Это могут быть комбинации подобных фраз, например речитатив: «А за хамство накажу. Страх и ужас навожу. Живо с грыжи почернеешь. Черви заживо сожрут».

Данный речитатив, являясь фонетически страшным и сильным, направлен на жесткое кодирование. Действие его сравнимо с ударом оглоблей по голове. Также хорошо зарекомендовали себя фразы:

«Может есть желание получить отвращение к сущему, можно»;

«Увидишь, что ужас в жилах заморожу, будешь как почерневшая головешка»;

«Лишь хорошо покаявшись, порчу снимешь и да убоишься мщения Божественного»;

«Страшные мучения получишь»;

«В почерневшую головешку превратишься»;

«Почувствуй час Божественного мщения».

Данные фразы, будучи страшными по звучанию, легко запоминаются и заставляют людей любую беду, либо любое ухудшение здоровья соотносить с запомнившейся фразой. Здоровый человек в результате получает невроз, а невротик усугубляет то, что уже имеет.

Фразы, направленные на пожелание конкретного вреда.

Это фразы типа:

«Может, есть желание ощутить жар в животе? Это можно»;

«Живот вспучится и грыжа получится»;

«Раздражение кожи заработаешь»;

«Глаза раздерешь»;

«Уж зачешешься, чушка вшивая, кожа рожи уже паршивая»;

«Паразитом заражу»;

«Раз орешь — грыжу наживешь»;

и т. п.

Подобные фразы способствуют формированию психосоматических расстройств, особенно кожных заболеваний типа экземы.

Как это звучит?

«У кого дурной язык, тот сеет тревогу».

Каракалпакская пословица Как должна звучать классическая формула порчи с учетом фоносемантики? Общее правило:

фраза должна быть свистяще-шипяще-рычаще-жужжащей. Что это значит?

Как уже говорилось, каждый звук на подсознательном уровне воспринимается по-разному. Он может восприниматься, как плохой или хороший, как красивый или отталкивающий, как добрый или злой.

В разных языках фоносемантика различна. Например, в польском языке, в котором шипящие звуки преобладают, фраза, основанная на таких звуках, вовсе не будет страшной. Поэтому то, о чем мы говорим, характерно именно для русского языка.

Существующие компьютерные экспертные нейролингвистические программы оценивают звуки, исходя из разных параметров. Некоторые параметры в программе «Диатон\Диаскан» и в программе «ВААЛ» схожи, некоторые нет, однако суть оценки звука, слова, фразы при этом, в принципе, не меняется.

Когда мы подходили к вопросу о составлении искусственных формул порчи, мы брали за основу несколько параметров. Именно такие параметры имеются в порче «народной», «бытовой» и, особенно «цыганской» (где они порой бывают доведены до совершенства). Главные параметры для звуков, преобладающих в формуле порчи, таковы:

• плохой;

• злой;

• страшный;

• сильный.

Причем «страшные» звуки в формуле порчи должны быть обязательно. Если при этом формула еще по звучанию и сильная, то она имеет ярко выраженные суггестивные (внушающие) свойства.

• Страшными и злыми являются звуки: «ф», «х», «ш», «щ».

• Страшными, но не злыми являются звуки: «п», «к», «у».

• Страшными, злыми и одновременно сильными являются звуки: «ж», «з», «р».

• Страшным, сильным, но не злым является звук «ы».

• Не страшными, но злыми являются звуки: «г», «с», «ц».

Параметр «плохой» при этом можно особо во внимание не брать, так как слово или фраза страшная, злая (и, желательно, сильная) оцениваться подсознанием все равно будет, скорее всего, как плохая.

Таким образом, формула порчи должна обязательно содержать звуки «страшные». Зачем? Во первых, ни для кого не секрет, что порчей пугают. А во-вторых? Дело в том, что страшное лучше всего запоминается. Это уже закон человеческой психики. А цель порчи как раз и состоит в том, чтобы вызвать невротическое состояние — состояние, в котором человек «зацикливается» на нашей угрозе.

Злое тоже запоминается хорошо. Поэтому не страшные, но злые звуки тоже будут здесь уместны. (Вспомните как готовились к атаке бойцы штрафбатов: «Гу-га! Гу-га!». Этот злой и сильный по звучанию крик возбуждает очень сильную злость). Ну и, наконец, если звуки сильные, то это способствует тому, что усиливается суггестивное (внушающее) воздействие. Правило здесь такое: желаете, чтобы формула порчи действовала наверняка — обязательно вставляйте в нее слова с обилием «ж», «з», «р».

Слова и фразы, составленные таким образом, что в них преобладают (а точнее, значительно превышают средний показатель) страшные звуки, являются словами и фразами «жесткого кодирования», то есть, фразами и словами, которые могут надолго засесть в голове. Известная всем, бессмысленная по сути, рекламная фраза «жаропонижающий жаждоутолитель» — это одна из попыток провести такое жесткое кодирование. Фраза страшная по звучанию, но не сильная. Тем не менее эффект запоминания достигается и за счет звучания, и за счет многократного повторения в рекламных роликах. Поскольку особой силы во фразе нет, можно предположить, что эффекта порчи наступать не должно. Очень надеемся, что практика не опровергнет здесь теорию, ведь в жизни бывает всякое.

Очень существенный момент. Надо заранее определиться, чего вы хотите.

Чтобы фраза запомнилась, она не обязательно должна быть страшной или злой. Она может быть по звучанию и доброй, и безопасной, главное — чтобы она была сильной. Но вот если вам надо навести порчу, то надо, чтобы помимо легкости в запоминании и угрожающего звучания, присутствовало еще и семантическое (смысловое) содержание. Это крайне важное условие.

Формула не должна быть просто набором звуков. Семантическое (смысловое) содержание должно соответствовать форме. То есть, оно должно быть тоже угрожающим.

В то же время иногда полезно применять формулы, которые по содержанию вроде бы имеют характеристику вполне нейтральных или даже хороших, но вот звучание придает высказыванию явно негативную окраску. Особенно удобно это использовать в пропаганде и контрпропаганде.

Это особая тема и мы ее раскроем когда-нибудь отдельно. А пока просто ради примера. Как вы думаете, понравится ли на подсознательном уровне такой предвыборный лозунг: «Хороший человек заслуживает хорошей жизни. Улучшим нашу жизнь»? Смысл, безусловно, хороший. Но фоносемантически эта фраза плохая, отталкивающая, печальная, злая, страшная, низменная;

поэтому вызывает отвращение. В том числе и к тому, кто ее произнес. И слушатель, между прочим, далеко не всегда сознательно будет отдавать себе в этом отчет.

Будем считать, что мы с вами договорились: по смыслу классическая формула порчи должна пугать. Если этим пренебречь, то фраза может стать запоминающейся, но не более (типа шлягера однодневки: «Жу-жу-жу, жу-жу-жу, я, как пчелка, кружу…»). Для подсознания это звучит страшно, но смысл слишком абстрактен, чтобы говорить о нанесении вреда такой фразой.

Какое-то время она «повертится в голове» — ну и что? Как пришло, так и уйдет.

Но сравните: «Жилы вырву!» — этим можно отпугнуть. Или: «Рожу жутко раздерешь!» Или:

«Мозги разжижу!» — тоже эффект дает весьма приличный.

Или такая убойная формула (угроза-проклятие):

«Страшно жаром погляжу — Жилы в глазах завяжу.

Скажу жутко, скажу:

Знай же — размозжу!» Или вот тоже вполне приличное проклятие (это пожелание вреда, основанное на жестком кодировании, по сути, является мощной самореализующейся программой):

«Слышишь хорошо зараз?

Жаром выжжет страшным глаз.

Знай же — слезет жутко кожа, Увидишь жаром сожженную рожу».

* * * О том, как воспринимаются соответствующие фонетические конструкции, или формулы, неподготовленным к тому человеком — при тщательно отработанном невербальном поведении того, кто эти формулы произносит — хорошо написал Н. В. Гоголь в повести «Вий», фрагмент из которой мы и процитируем. Вспомните, как философ Хома Брут второй раз служит заупокойную службу по панночке:

«… Труп уже стоял перед ним на самой черте и вперил на него мертвые, позеленевшие глаза.

Бурсак содрогнулся, и холод чувствительно пробежал по всем его жилам. Потупив очи в книгу, стал он читать громче свои молитвы и заклятья и слышал, как труп опять ударил зубами и замахал руками, желая схватить его. Но, покосивши слегка одним глазом, увидел он, что труп не там ловил его, где стоял он, и, как видно, не мог видеть его. Глухо стала ворчать она и начала выговаривать мертвыми устами страшные слова;

хрипло всхлипывали они, как клокотание кипящей смолы. Что значили они, того бы не мог сказать он, но что-то страшное в них заключалось.

Философ в страхе понял, что она творила заклинания.

Ветер пошел по церкви от слов, и послышался шум, как бы от множества летящих крыл. Он слышал, как бились крыльями в стекла церковных окон и в железные рамы, как царапали с визгом когтями по железу и как несметная сила громила в двери и хотела вломиться. Сильно у него билось во все время сердце;

зажмурив глаза, все читал он заклятья и молитвы. Наконец вдруг что-то засвистало вдали: это был отдаленный крик петуха. Изнуренный философ остановился и отдохнул духом.

Вошедшие сменить философа нашли его едва жива. Он оперся спиною в стену и, выпучив глаза, глядел неподвижно на толкавших его козаков. Его почти вывели и должны были поддерживать во всю дорогу. Пришедши на панский двор, он встряхнулся и велел себе подать кварту горелки…» Что же получается: если у вас есть готовая формула, то вы уже «вооружены и очень опасны»? Позвольте вас разочаровать. Не все так просто.

Формула порчи — оружие. А оружием надо владеть умело, в противном случае вреда будет больше для вас. Поэтому давайте пока поговорим не о формулах (о них продолжим после), а о том, как и когда эти формулы применять.

Часть III. Гипнотическое поведение наводящего порчу:

составные части.

Компоненты порчи.

«Даже самый надежный презерватив дает гарантию в 98 %».

Из газеты «Спид-Инфо» Итак, для уверенного наведения порчи необходимы следующие компоненты оформления речи:

• паравербальные (мимика, пантомимика, жестикуляция, положение тела в пространстве, взгляд и т. п.);

• невербальные (интонация, громкость, темп речи, внятность, смысловые ударения и т. п.);

• фоносемантика (оценка звучания фразы, восприятие звуков на уровне подсознания);

• семантика (смысл сказанной фразы).

Если расположить эти компоненты по степени значимости, то получится следующее.

На первом месте, безусловно, паравербальные компоненты. В принципе, порчу можно навести почти любой фразой, если таковая произнесена (оформлена) соответствующим образом.

На втором месте — невербальные компоненты. Соответствующая невербалика может привести к сглазу даже без произнесения слов или формул.

На третьем месте — семантика. В любом случае, фраза должна или самостоятельно пугать субъекта, или будоражить его воображение, которое живо нарисует ему ужасные картины будущего.

И, наконец, на четвертом месте (только на четвертом!) — фоносемантика.

Порча надежно наводится, если задействованы все четыре компонента. Если хотя бы один из компонентов отсутствует, то существует риск, что все усилия по наведению порчи будут напрасными, а результат будет равен нулю. То есть, ваша формула может подействовать — а может, нет. И зависеть это будет от места, времени, особенностей вашего субъекта… и тысячи других условий.

Почти наверняка можно действовать, если правильно применены все компоненты. В этом случае можно говорить о том, о чем сказано в эпиграфе: эффект будет близок к 100 %. (Один-два процента оставим на всякие казуистические случайности).

Но если у вас в запасе есть хотя бы несколько отработанных вариантов наведения порчи, то степень неудачи сводится к нулю целым, ноль, ноль, ноль… Один мой знакомый — большой шутник. Дослужившись до звания полковника милиции, он не только сохранил природное чувство юмора, но и развил его. Скажем, был такой случай. Идет он по улице, темно, навстречу группа парней. Как обычно: «Эй, мужик, дай закурить!» В общем, никакой фантазии. Резко сунув правую руку за отворот пальто, он рявкнул: «Щас дам! Иди сюда!». Желание курить у парней резко пропало.

Фонетически фраза не являлась формулой наведения порчи. Здесь основную роль сыграло невербальное и паравербальное поведение: отработанный многолетней практикой жест, которым обычно выхватывают пистолет из наплечной кобуры;

а также то, что фраза была произнесена отработанным «милицейским» тоном.

И все же, как и когда все то, о чем мы говорили в этой главе, надо применять?

Как это можно применить?

Наверное, самый простой и наиболее известный прием наведения порчи — это использование частицы «не» в сочетании с тем, что вы резко говорите что-то «под руку».

Попробуйте, к примеру, неожиданно крикнуть человеку, который идет по скользкому льду:

«Не упади!» Или внезапно и громко скажите: «Не порежься!» тому, кто что-то режет ножом.

Все знают, насколько это опасно. Не зря в народе советуют: «Не говори под руку!»;

«Не сглазь!». (Хотя если быть точным, это не «сглаз», а «порча», однако суть дела от этого не меняется).

Описанный прием основан на том, что частица «не» воспринимается сознанием, но для подсознания она абсолютно ничего не значит. И если момент выбран удачно, если соблюдены паравербальные условия (оформление фразы), то вероятность того, что человек сделает именно то, что вы «не» советовали ему сделать, очень велика. Мозг воспринимает такое высказывание, как прямую команду, и программируется на ее выполнение. При этом вы лично вроде бы и ни при чем. Просто сказали «под руку».

Частица «не» еще и обеспечивает вашу безопасность. Сказать стрелку, который целится куда либо: «Промахнись!» — это одно. Но сказать ему: «Не промахнись!» — это совершенно другое. А результат выстрела, скорее всего, будет тем же самым.

Очень часто люди программируют своих близких на несчастье, желая на самом деле им добра.

Человек уходит из дома, переступает порог, и вдруг слышит вслед: «Не упади по дороге!». Или: «Не попади под машину!». В момент разрыва шаблонного действия (то есть, действия, которое человек воспринимает как непрерывное;

в данном случае — переступает порог) субъект впадает в замешательство и любую команду принимает буквально. Частицу «не» он отбрасывает, в результате остается пожелание несчастья.

Если мы не желаем кому-либо зла, то лучше сказать: «Будь осторожен». В то же время, если цели у нас противоположные, то это можно использовать для наведения порчи. И обвинить вас в чем то просто невозможно — ведь вы советовали «не» делать этого.

К разрыву шаблонных действий мы еще вернемся, а сейчас вспомните, пожалуйста, «Пример 2». Цыганка произнесла формулу порчи, которая начиналась со слов «не уходи». Однако человек поступил как раз иначе — он ушел (правда, как он добирался — даже не мог вспомнить).

Для цыганки такие слова были, безусловно, профессиональным «проколом». Для нее было бы лучше (и, конечно, хуже для субъекта воздействия), если бы она сказала: «Стой!» или: «Останься!», а еще лучше: «Замри».

Итак, в перечисленных простых случаях главное — правильно выбранный момент и соответствующее паравербальное поведение. А если же фраза к тому же обладает внушающими (суггестивными) свойствами;

и особенно, если фонетически она направлена на жесткое кодирование, то эффект будет близок к 98 %.

Примеры формул, направленных на жесткое кодирование: «Не порежь ножом руку»;

«Не выжги глаз»;

«Не страшись, я не страшный». Весьма вредоносная фраза для человека, поднимающего тяжесть: «Грыжу не наживи!».

Теперь — немного подробнее о невербальном и паравербальном поведении (оформлении речи).

Взгляд.

«Взглядом можно сказать все, а между тем от взгляда можно отречься, так как он не может быть повторен в точности».

Стендаль «Нет, у него не лживый взгляд, Его глаза не лгут. Они правдиво говорят, Что их владелец — плут».

Роберт Берне Можно провести один несложный и интересный эксперимент. Если вы часто встречаетесь на улице с одним и тем же незнакомым человеком, попробуйте при встрече, глядя на него, мысленно, про себя, здороваться с ним. Не надо ничего произносить вслух. Говорите «внутри себя». Если вы будете так поступать примерно с неделю, то, скорее всего, он сам с вами поздоровается, причем вслух.

Можно дать этому разные объяснения: в зависимости от того, на что вы ориентируетесь. Кто-то объяснит это телепатией, кто-то — воздействием биополя, кто-то найдет иное мистическое объяснение. Поскольку мы успели договориться, что колдовства и паранормальных явлений нет, дадим материалистическое объяснение.

Здороваясь с кем-нибудь, мы говорим не только словами, но и своим телом. Помимо слов, мы здороваемся также невербально — телом, лицом, взглядом. И люди это прекрасно видят и чувствуют. Поэтому, даже не произнося ни слова, мы имеем возможность что-то сказать другим людям. Наша мимика, пантомимика, жесты чаще всего соответствуют нашим мыслям и нашему настроению — и люди на подсознательном уровне это улавливают. Можно делать это и на сознательном уровне, но для этого нужны знания и опыт. Один из авторов проводил вышеописанный эксперимент неоднократно. В результате теперь с ним здороваются люди, о которых он знает только то, что они живут в соседних домах.

Есть еще один удивительный момент — взгляд можно ощутить, даже когда прямо вы этот взгляд не видите. У некоторых людей опасных профессий (милиционеры, разведчики, воры, карточные шулеры и т. п.) есть способность ощущать пристальный взгляд, даже находясь к смотрящему спиной. Мы, правда, подозреваем, что здесь все же играет роль боковое зрение и интуиция.

А особенно развито ощущение чужого взгляда у маленьких детей. Попробуйте где-нибудь на остановке пристально (только не зло, чтобы не испугать) посмотреть на ребенка лет трех-четырех. Он почувствует ваш взгляд, даже если смотрит в другую сторону. И тогда он либо спрячется за маму, либо (если смелый) спросит: «А цево тебе надо?» Возможно, это объясняется тем, что дети этого возраста ближе к природе, и не утратили тех способностей по восприятию мира, которыми она их наделила (и которые впоследствии приходится иногда восстанавливать). Во всяком случае, многие ученые дают этому именно такое объяснение. Именно этим они, кстати, объясняют и большую восприимчивость у маленьких детей к сглазу, то есть к вредоносной информации, передаваемой невербально.

Ну, а если выражением лица и взглядом можно передавать информацию, то это значит, что можно передавать не просто информацию, а именно ту, которую вы хотите передать.

Применительно к нашей теме это значит, что можно научиться передавать другим свои мысли. И для этого есть два способа. Способ первый — действительно о чем-то думать, чтобы при этом все было у вас «написано на лице». Способ второй — изобразить на лице то, что соответствует тем мыслям, которые вы хотели бы передать. То есть не думать так, но невербально притвориться, что думаете. Первый способ, безусловно, проще, хотя и в том, и в другом случае необходимы минимальные актерские навыки.

По поводу наведения порчи это означает, что вы должны быть конгруэнтным произносимой фразе: вы должны выглядеть злым, страшным, плохим, сильным. Выглядеть так, чтобы, глядя на вас, можно было испугаться вас и без слов. Так, чтобы ваш вид полностью соответствовал подготовленной фразе.

Здесь, в первую очередь, внимание уделяется взгляду. Это должен быть взгляд страшного, сильного человека, полностью уверенного в себе и в том, что он делает и говорит.

Желательно не смотреть свысока или исподлобья. Взгляд лучше прямой, направленный в точку «третьего глаза» (как сказал бы экстрасенс), то есть, примерно в середину лба. Надо постараться научиться как бы пробивать своим взглядом, давить им. Если нет прямой возможности смотреть в точку «третьего глаза», все равно ваш взгляд должен выглядеть таким.

Пусть это будет у вас автоматическим навыком.

Однако имейте в виду, это не догма. В некоторых случаях задерживать взгляд просто опасно. Скажем, в случае угрозы нападения вам необходимо видеть и то, что происходит вокруг, и следить за движениями противника. Если вы «заморозите» взгляд в такой ситуации, то это может вам дорого обойтись.

Еще один немаловажный момент — вам необходимо выглядеть серьезным. Это обязательное условие. Как любит говорить один живой классик, надо «держать морду лопатой».

Многозначительный вид — это обязательно. От вас должна исходить прямо-таки волна уверенности в том, что прямо сейчас и здесь произойдет именно то, о чем вы говорите.

Как надо говорить?

Паравербальные характеристики вашей речи тоже должны соответствовать тому, что вы говорите. Поэтому надо тщательно подбирать и интонацию, и громкость, и темп. Большое значение имеет также внятность того, что вы говорите, и смысловые ударения. В любом случае, ваши слова должны звучать страшно.

Помимо этого, надо учитывать расстояние до объекта наведения, ваше расположение относительно его тела (спереди, сзади, сбоку, и т. п.). Значение имеет также жестикуляция (или ее отсутствие). Перед наведением порчи желательно провести присоединение — отзеркаливание — по жестам, дыханию и другим параметрам (см. следующую главу). Конечно, это не всегда возможно из-за сложившейся обстановки. И если это невозможно, то не делайте этого, но если такая возможность есть — лучше ее использовать.

Довольно хороший результат дает следующий прием. Вначале присоединиться к объекту наведения, отзеркалив его (см. следующую главу), а затем резко изменить свою позу. В этот момент человек начинает испытывать дискомфорт, а кроме того, у него происходит «обрыв мысли». Человек испытывает кратковременное замешательство, что является весьма благоприятным условием для наведения порчи. Поэтому, резко изменив позу, следует произнести соответствующую формулу. И обязательно — иметь многозначительный вид и уверенность.

Голос. Следует заметить, что наилучший результат достигается при произнесении формул порчи с использованием приемов гипнотической речи. То есть не монотонным голосом, а волнообразным, с переменным повышением и понижением громкости и интонации (в разумных, естественно, пределах).

Темп речи должен быть таким, чтобы фраза была внятной и как бы вкладывалась вами в сознание собеседника. Скороговорка не нужна, но и медлительность тоже. Напевность речи хороша, если вы занимаетесь целительством, однако при наведении порчи вряд ли будет уместна.

Пауза — великая вещь. Но только в том случае, если она к месту. Учитывая узкую специализацию (наведение порчи), прекрасное правило Соммерсета Моэма «Взял паузу — держи ее как можно дольше» вряд ли подойдет. Паузы необходимы непродолжительные. В первую очередь, паузой можно обозначить значимость того, что будет сказано.

Произносить формулы лучше всего «утробным» голосом. Научиться этому, кстати, легко.

Поясним: в организме человека есть несколько резонаторов речи.

Один такой резонатор расположен в пазухах черепа, второй — в области голосовых связок, и третий — в районе диафрагмы. Произносите какую-нибудь фразу вслух, попеременно мысленно перемещая управление речью от одного резонатора к другому. Обычно это получается довольно легко.

Научившись таким образом задействовать необходимый резонатор, можно легко понять, какой вариант голоса является наиболее удобным как для наведения порчи, так и для гипноза вообще. Это голос, «исходящий из диафрагмы». Голос этот более низкий, управлять им легче, поскольку не устают голосовые связки. Такой голос намного легче сделать уверенным.

Научиться этому можно быстро, обычно хватает пятнадцати минут. Но вот чтобы в нужной ситуации мгновенно «включить нужный регистр», нужно постоянно практиковаться.

Теперь, уловив основу, можно поговорить и о сглазе. Говорить мы, правда, будем не столько о сглазе непосредственно, сколько о сглазе как элементе наведения порчи.

Но предварительно, как мы и обещали, поговорим об отзеркаливании.

Отзеркаливание.

«Кормчий должен править лодкой, используя волны, иначе они его захлестнут».

Китайская пословица «Чтобы вести людей за собой, иди за ними».

Лао-Цзы Отзеркаливание (или присоединение) — основа основ эриксоновского гипноза.

Присмотритесь к людям, которые нашли общий язык: их позы и жесты одинаковы;

они непроизвольно копируют друг друга.

Что мешает подойти к этому с другой стороны? Начните копировать поведение собеседника — и вы легко найдете с ним общий язык.

Копировать можно позу, жесты, движения корпусом и головой, направление взгляда. Можно копировать дыхание (путем прямого присоединения — дышать так же, как дышит партнер — либо ориентируясь на темп речи партнера).

Подробные техники присоединения описаны в книге С. А. Горина «НЛП: Техники россыпью», поэтому мы не станем особо задерживаться на этом. А вот пример, наверное, будет полезен.

* * * Хорошее присоединение, «отзеркаливание» всегда полезно. Но иногда особенно. Помню, был забавный случай. В городе окончился семинар по эриксоновскому гипнозу.

После таких семинаров обычно всегда чувствуется воодушевление, почти эйфория. Было лето, и потому, начав отмечать окончание семинара в помещении, молодые участники (возраста от 25 до лет) затем переместились на улицу, в сквер, где и гуляли почти до утра. Захватили с собою сухое вино, две гитары, и «оттягивались на всю катушку». Благо, до жилых домов далеко, никому не мешали.

И вот, когда веселье было в полном разгаре, на нас набрела другая группа. У нас человек двадцать, и у них человек пятнадцать. Обе группы разнополые, но в обеих достаточно здоровых парней. Начнись драка — испортили бы друг другу хороший вечер.

Понятно, что присутствие посторонних нам было совершенно ни к чему. Особой агрессивности «пришельцы» не проявляли, но все равно делать им рядом с нами было явно нечего. Учитывая наше сухое и их водку, которую они тянули «из горла», произойти могло всякое. Им намекнули раз, другой, однако они не реагировали. Драка могла вспыхнуть в любой момент.

Помня, что лучшая драка — это та, которая не состоялась, я решил сделать следующее.

Вычислив парня, который, скорее всего, был лидером «пришельцев», я вежливо предложил ему «отойти на минутку». Как оказалось, я не ошибся. Полностью отзеркаливая его поведение, и точно попадая в ритм его дыхания (а сразу после таких семинаров это всегда хорошо удается) я, показав глазами на одного активного парня в моей группе, произнес: «Он очень крутой» (со смысловым ударением на «очень» и «крутой»). Действительно, внешне за «крутого» он мог сойти:

атлетическая фигура хорошо просматривалась под летней рубашкой;

спортивная прическа;

ну, и главное, конечно, резкие, уверенные манеры.

Видимо то, что я произнес, вполне соответствовало представлениям моего собеседника о «крутизне». А главное, мои слова он воспринял, как свои собственные: ведь во мне он видел свое отражение, а мой голос, полностью совпавший с его дыханием, воспринимал, как свой. Все, что он видел и слышал, он воспринимал, как результат собственных размышлений.

Долее последовали извинения и заверения в полном понимании ситуации. Через пять минут, наизвинявшись вдоволь, «пришельцы» ушли и больше нас не беспокоили.

Между прочим, вся особая «крутизна» нашего атлета заключается в том, что он — высококвалифицированный врач-хирург.

Чтобы продолжить наш разговор, теперь нужно, видимо, рассказать еще об одном важном для наведения порчи моменте: о ненормативной лексике. Мы помним, что наш читатель — человек настолько культурный, чтобы легко сделать различие между похабщиной и научным исследованием.

Использование ненормативной лексики при наведении порчи.

«Ты ударишь — я, бля, выживу, Я ударю — ты, бля, выживи!» Александр Галич Мы не являемся любителями ненормативной лексики. Однако никуда не денешься, для русскоязычного человека это — объективная реальность. Безусловно, есть идеалисты, считающие, что мат — это пережиток прошлого. Что им на это сказать? Пусть считают. Если бы они еще реально могли что-то сделать для искоренения этого пережитка… Между прочим, еще в сороковые годы многие задавались вопросом: «Почему русская интеллигенция так любит блатные песни?» Не каторжные, не лагерные (этому можно было бы найти рациональное объяснение), а именно блатные. Под этим вопросом пусть ломают голову историки, филологи и социологи;

нас же интересует вопрос: «Можно ли и целесообразно ли использовать ненормативную лексику при наведении порчи?» Заранее выскажем свое мнение: использование ненормативной лексики при наведении порчи при определенных условиях вполне обоснованно.

Небольшой экскурс в историю. Иногда можно услышать мнение, что мат — это исконно русское изобретение. На наш взгляд — это филологический шовинизм. Ругаются практически все люди и во всем мире. Просто в некоторых языках не все ругательные слова запрещены. Кроме того, представители некоторых народов до сих пор оспаривают происхождение тех или иных ругательных слов.

Например, в Литве бранятся, используя те же самые матерные слова, что и в России, утверждая при этом, что матерятся именно по-литовски. Это удивительно, если не знать, что литовский язык — один из самых древних в Европе и, что он имеет одни и те же корни с древнерусским.

Для начала надо разобраться, как появилась ненормативная лексика (или как произошел мат?).

Интересна модель происхождения ненормативной лексики, которую выдвинул лингвист В.

Жельвис.

Эта теория раскрыта также в книге С. А. Горина «НЛП: техники россыпью», в главе «Ненормативная лексика в речевом искусстве», и в работах А. Котлячова «Объективно о ненормативном», в книге «Взгляд на модели». Для простоты объяснения процитируем себя.

Раньше был интересный момент — Говорили: «Он пьет, как сапожник».

А сегодня: «Пьет, как президент И ругается, словно художник».

Согласитесь, наверно, со мной.

Это ведь абсолютно не ново — В этом деле ученый иной Не уступит, пожалуй, блатному Анатомию вспомнят и мать, Это видно легко и повсюду.

Интересно нам будет узнать:

Отчего все идет и откуда.

В ранней древности эти слова Люди руганью не называли.

Говорит это ясно молва — Их, напротив, святыми считали.

От святого полшага всего До священного, это известно, И любили все люди того, Кто жрецом был интимного места.

Может тайной священное стать, Мы легко понимаем все это, А от тайны рукою подать У людей до прямого запрета.

Здесь легко нам увидеть ответ, Для людей все становится ясным — Попадает всегда под запрет То, что люди считают опасным.

Ясно, это легко увидать — Люди выводы делают славно.

И они начинают считать:

Где опасно — нечистое явно.

Если часто случалась беда, То чертей обвиняли когда-то.

Говорили, что черти всегда Непотребно ругаются матом.

Здесь легко проявляется связь:

То, что в древности было достойным, Превратилось со временем в грязь И предстало совсем непристойным.

Напрямую вопрос разглядим, Он открытым для нас остается:

Для чего это мы говорим, Если вдруг на язык навернется?

Нам случается так говорить, В этом мы откровенными будем, Если вдруг надо нам оскорбить Тех людей, кого явно не любим.

Дальше мы объясненье найдем, Согласиться вам явно придется, Ведь стараемся этим путем Разрядиться от наших эмоций.

Это видели все много раз, Говоря это прямо и строго, Мы любую беседу подчас Приукрасить стремимся немного.

Говорю я открыто для вас, Видят это все люди когда-то — Раз имеем словарный запас, То легко обойдемся без мата.

Надо просто слова подобрать, Чтобы главное высказать людям.

Ну а матом злоупотреблять, Говорю я: «Давайте не будем».

Итак, ясно вырисовывается схема возникновения тех слов, которые в современном языке считаются ненормативными: святое — священное — запретное — опасное — нечистое — непристойное.

Эта простая и ясная схема, как нельзя лучше, позволяет смоделировать механизм воздействия ненормативных слов на человеческую психику.

Самое близкое от современного понимания матерных слов (то есть нечистого, непристойного) — это понимание опасного. Современный человек подсознательно понимает, что в словах этих скрыта опасность.

Ведь не зря угрозы построены часто на употреблении ненормативной лексики.

Можно не исследовать жаргон уличной шпаны — вспомните нашу славную армию (обращаемся, естественно к мужчинам). Почти все анекдоты про прапорщиков (предупреждаем, мы лично против прапорщиков ничего не имеем) строятся на этом: «… А вас, рядовой, я буду е…ть, е…ть и е…ть!».

Помимо угроз, мат иногда употребляется и в других случаях. Естественно, для оскорбления.

Называя кого-то нецензурно, мы преследуем конкретную цель — оскорбить этого человека.

Применяется мат и для разрядки отрицательных эмоций. Действительно, когда вам на голову уронят молоток, трудно сказать: «Извините, но вы не правы».

Ну и конечно — для того, чтобы «украсить» свою речь. Здесь тоже возможны варианты.

* * * Вспоминаю, как на военных сборах один майор агитировал нас — выпускников университета — за чистоту русского языка: «Товарищи курсанты, ну как вы говорите. Где ваша культура? Слово «дембель» — нехорошее слово, бля. Так же, как и слово «пайка». На х…!». Между прочим, он не хотел никого оскорблять. Это было у него просто так, для связки слов. Он так привык к этому, что даже не замечал. Он не ругался матом, он им разговаривал.

В то же время от представителей некоторых профессий (например, моряки, шахтеры) можно услышать поистине шедевры семиэтажного мата, произносимые просто роди шутки.

Или возьмите для примера песни классика «рашен панка» Александра Лаэртского. Некоторые песни его перенасыщены ненормативной лексикой, однако воспринять их похабными может, наверное, только ханжествующий пошляк либо человек, напрочь лишенный чувства юмора.

Уверены, что талантливый автор-исполнитель Лаэртский смог бы себя проявить и в других музыкальных направлениях — впрочем, это его личное дело. Вернемся к нашей теме.

Зачем мы объясняем это? А для того, чтобы легче было понять, что именно и как из многообразной ненормативной лексики нужно применять для наведения порчи. Применять так, чтобы это не выглядело шуткой или обычной несдержанностью. Так, чтобы матерное слово или фраза разила наповал.

Из изложенного выше с необходимостью следует, что ненормативная лексика при наведении порчи не должна употребляться с какой-либо иной целью, кроме как для угрозы.

Одно очень важное правило. Известно, что слишком хорошо — тоже нехорошо. Мата не должно быть много. Это не тот случай, когда «кашу маслом не испортишь», а тот, когда «хорошего помаленьку, а горького не до слез». Оставим семиэтажные тирады для бывалых боцманов.

Обилие матерных слов притупляет их восприятие. Здесь очень важно не перейти ту грань, за которой угроза меняет свое содержание на комическое. Если и употреблять мат, то в небольших количествах, компенсируя это качеством.

Говоря о качестве, мы имеем в виду качество фоносемантическое. То есть, надо подбирать такие слова (или создавать новые на основе известных), которые бы звучали страшно, зло и сильно. «За пиздеж накажу», «Жопу разорву», «Глаз через жопу выдеру» и т. п. Обычно это фразы, направленные на отпугивание или запугивание, но можно использовать их и при пожелании вреда: «Засрешься уж — сразу бросит муж».

Не надо забывать и о том, что употребление ненормативной лексики возможно далеко не всегда и не везде. Вряд ли это надо разъяснять особо. Понятно, что следует исходить из обстановки и личности объекта.

Перед тем, как ввести матерное слово в формулу порчи, надо подумать, а что это даст.

Будет ли оно уместно по отношению к данному человеку? А для этого надо сначала определиться, что же относится к ненормативной лексике?

Слова ненормативной лексики (мат) — это слова, воспринимаемые подавляющим большинством людей, как неприличные, непристойные. Условно такие слова можно разделить на следующие группы:

• слова, обозначающие части тела, связанные с сексуальной или выделительной функцией, а также относящиеся к тем же функциям субстанции;

• те же слова, но имеющие собственное, другое значение (хуй — нет, отсутствует, плохой муж чина;

пизда — плохое завершение чего-либо, плохая женщина и т. п.);

• слова, обозначающие физиологические состояния и процессы, связанные с сексуальной или выделительной функциями организма;

• слова и фразы, образованные на основе выше перечисленных слов, но имеющие свое собственное значение (пиздеть — много говорить, говорить лишнее, обманывать;

наебывать — обманывать;

уебаться — упасть, удариться;

отпиздить — избить;

и т. п.);

• слова, образованные из нескольких матерных слов, как правило, в развлекательных целях.

Таким образом, отличительной чертой матерных слов является то, что смысл одного и того же слова может быть различным. И зависит этот смысл исключительно от контекста.

Некоторые исследователи (например, доктор филологических наук, профессор Т. В. Ахметова) относят к мату жаргонные выражения. К примеру, «загнать дурака под кожу», «встать раком», «вафлю дать», и т. п. Употребление таких выражений, безусловно, является непристойным, однако вряд ли можно назвать это матом в чистом виде. При том, что такие выражения понятны только определенному контингенту, на подсознание, которое все понимает буквально, они действуют далеко не всегда.

Надо сказать, что матерные слова в их «исконном» значении употребляются взрослыми людьми не часто. «Конкретное» употребление таких слов чаще бывает в подростковом возрасте.

Помните анекдот про Вовочку: «Сидите тут и не знаете, что писька х… называется!..». У взрослых людей такие слова чаще употребляются либо в переносном смысле, либо для различных каламбуров.

Какие же матерные слова лучше подбирать для порчи? Естественно, те, которые по звучанию являются страшными. При этом надо помнить и о семантическом содержании, которое должно быть угрожающим.

Например, «скоро хер отморозишь» или «пиздищу черви сожрут». Надежнее, если фраза с использованием ненормативных слов будет звучать сильно. Например, «жопу паразиты выжрут».

Однако в некоторых случаях, когда вы имеете дело с людьми очень мнительными, озабоченными здоровьем, уместно использовать фонетически страшные, плохие, злые, но слабые (по звучанию) фразы. К примеру, «кишки через жопу повылезут». Фраза возбуждает воображение и «помогает» мнительному человеку почувствовать слабость.

В любом случае, ненормативная лексика должна употребляться именно для угроз. Оскорбительный смысл фразы в данном случае — на последнем месте.

Тем, кто интересуется ненормативной лексикой, можно порекомендовать произведения Эдуарда Лимонова, Юза Олешковского, Петра Алешкина, Валерия Козлова и других. Можно убедиться, что мат может быть и частью разговорной речи в литературе (как, например, у Лимонова, которого мы, конечно, уважаем как писателя, имеющего многомиллионную аудиторию), и частью по-настоящему литературной речи (как у Игоря Губермана, которого мы глубоко и искренне уважаем как писателя, поэта и психолога).

Да, и не стоит употреблять слово «блядь». По звучанию оно просто замечательное — хорошее, красивое, радостное, сильное, веселое и т. д. С семантикой тоже не все просто.

Непристойным оно стало совсем недавно, чуть ли не в XX веке. В XVI-XVII веках оно употреблялось повсеместно. Один из авторов помнит, как будучи первокурсниками юрфака, мы смеялись, читая в тексте Соборного уложения 1649 года статьи, начинавшиеся со слов «А блядям…», «А выблядкам…». В общем, это слово явно не подходит для такого дела, как порча.

Ну а теперь, наверное, можно перейти к методикам и техникам быстрого наведения гипнотического трансового состояния.

Часть IV. Гипнотические методики и техники для наведения порчи.

Разрыв шаблона.

«Врасплох и медведь труслив».

Русская пословица «Неожиданность — залог успеха. От игры в открытую — ни корысти, ни радости».

Бальтасар Грасиан Многие наши действия совершаются по цельному сценарию, и в результате многократных повторений становятся автоматическими: рукопожатие, прикуривание, вставание со стула и т. п.

Когда действие перешло в разряд автоматических, человек осознает только его начало и окончание (для вставания со стула: вы осознаете себя либо сидящим, либо стоящим;

вам не приходится контролировать напряжение мышц тела, которые обеспечивают само действие).

Подобные шаблоны есть и в мышлении: на предъявляемый партнеру стимул вы заранее ожидаете получить определенную реакцию (например, делая женщине комплимент, вы ожидаете, что она скажет: «Спасибо»).

Как уже говорилось нами, в момент разрыва шаблонного действия (то есть, действия, которое человек воспринимает как непрерывное) субъект впадает в замешательство, очень близкое к гипнотическому трансовому состоянию, и любую команду принимает буквально. Это используют и для лечения, и для отпугивания, наведения порчи.

Главное при разрыве шаблона — делать не то, что от тебя ожидают. Когда на улице к вам пристает хулиган, то у него заранее есть определенный «сценарий» — мысленный шаблон будущего поведения для себя и для потенциальной «жертвы» (содержание такого «сценария», как правило, легко вычисляется). При этом хулиган просчитал заранее, как повести себя, если вы откажетесь дать ему закурить («Что, сука, жалко?!»). Есть шаблон и на тот случай, если закурить дадите («Ты что, гад, сырую даешь?!»). Даже на самый неожиданный, казалось бы, случай — и то есть шаблон («Кого-кого ты послал?»). Поэтому надо разрывать все и любые шаблоны общения.

Реальный случай:

• Мужик, шилом в глаз хочешь?

• Отвали, козел, у меня менты на хвосте.

И оба разошлись в разные стороны. Семантика второй фразы такова: «Я сам крутой, меня не трожь, но меня преследуют». Фантазия агрессора работает в направлении: «Он может дать отпор, к тому же меня могут задержать работники милиции, которые у него «на хвосте».

Еще лучше, если фраза для отпугивания будет страшной не только семантически, по смыслу (как в предыдущем примере), но и фоносемантически. Такую фразу мы тоже разработали: «Шуруй уж прямо, меня мусора уже жмут». Работает фраза безукоризненно.

Надо сказать, что шаблоны поведения в нашей жизни — явление постоянное. Иначе и быть не может, без этого мы просто многое не смогли бы делать. Человек по шаблону ходит, бегает, ест, пьет, курит, читает… Шаблон помогает освободить наше сознание для более важных дел. Ведь даже бреемся, чистим зубы и моем руки мы по шаблону… Начало 80-ых. Я работал в уголовном розыске. Что-то тогда походило на нынешние времена, что-то было совершенно иным… Работать операм, как и сейчас, приходилось зачастую «без выходных и проходных». Кроме того, каждую неделю суточное дежурство, а то и два. И порядки менялись постоянно: то дежуришь в гражданской одежде, то в форме.

Эту историю рассказал мне мой коллега. Был он на суточном оперативном дежурстве, дежурил в форме. Вечером съездил на ужин. За ним зашла машина, и поехал он в отдел. Тут по рации передают: заедьте по адресу, там семейный скандал, а участковый на вызове. Ладно, поехали.

Далее его рассказ в оригинале:

«Водителя я оставил в машине, пошел один. Поднимаюсь на этаж, дверь открыта. Захожу.

Слышу, на кухне кто-то плачет. Заглядываю туда. Сидит женщина за столом: физиономия вся черная от синяков, плачет. Не успел я слова сказать, вдруг вижу боковым зрением — в зеркале, что в прихожей висит за моей спиной, мне в спину два ствола смотрят, двустволка, то есть. Ну, думаю, на этом все — все у меня и опустилось. Что делать? Назад повернуться — выстрелит.

Вперед броситься — все равно достанет.

И вдруг… Ну, видно, есть Бог на свете. Что на меня нашло? Я как заору на женщину: «Ты что, сука! До каких пор будешь мозги парить, милицию вызывать! У тебя мужик прекрасный, а ты, сука, его доводишь!». Ну и так далее, ору на нее, матом крою. Женщина, видать, одурела, ничего понять не может. А я матерюсь, а сам назад пячусь-пячусь, боковым зрением слежу:

двустволка ниже, ниже. Как увидел, что совсем опустилась — резко поворачиваюсь, вырываю ружье, и прикладом тому товарищу по башке. Тут и водитель зашел, говорит, что почуял что-то неладное. Вдвоем мы его и скрутили».

Кстати, после того случая на семейные скандалы у нас в городе стали выезжать только группой, в бронежилетах и с оружием.

Краткий анализ этого примера: типичный разрыв шаблона. Во-первых, милиционер, приехавший на защиту избитой женщины, начинает кричать на нее. Во-вторых, не просто кричит, а использует ненормативную лексику. Согласитесь, это несколько отличается от общепринятых правил. В-третьих, он хвалит ее мужа, при этом не видя (якобы), что тот целится ему в спину. В общем, есть от чего придти в замешательство даже пьяному. Естественным завершением разрыва шаблона стало физическое воздействие и задержание преступника.

* * * Вспоминаю один случай, происшедший на рынке крупного города. Вокруг было довольно много народа, когда неожиданно раздался резкий крик. Настолько громкий и резкий, что присутствующие на мгновение замерли. И неожиданно началась драка двух мужчин.

Хотя, «драка», наверно, — это сильно сказано. Даже моя жена, стоявшая рядом со мной сказала, что «мужики явно гонят картину». Тем не менее, они гарцевали друг вокруг друга, тыкали друг друга кулаками и дрыгали ногами. Правда, удары или не достигали цели, или были настолько вялыми, что индийские боевики по сравнению с этим зрелищем представлялись произведением мордобойного искусства.

Все же на какое-то время внимание окружающих было привлечено этим зрелищем.

И вдруг рядом я услышал окрик: «Лежать!» Обернувшись, я увидел, что двое спортивного вида ребят загибают руки какому-то мужчине. Рядом с ним лежала большая сумка с вещами.

И опять такой же окрик, но со стороны дерущихся. Глянув туда, я увидел, что их тоже «крутят», но уже четверо.

В одном из переодетых милиционеров (а «крутили» всех троих именно они) я узнал своего бывшего курсанта, теперь уже офицера. Он мне и рассказал, что только что милиция устроила удачную засаду на преступную группу, совершавшую кражи на рынках.

Использовали преступники старый цыганский метод. Сначала — громкий внезапный крик, а затем, когда народ буквально «столбенел», начиналась демонстрация драки. Все внимание, естественно, было привлечено к «дерущимся». В это время сообщник воровал у торговца «челнока» сумку с вещами, либо срезал поясную сумку с выручкой, а затем скрывался в толпе.

Однако после нескольких краж группа была взята на примету. На рынках были устроены засады, в одну из которых группа и попала с поличным.

Ошибки преступников были следующими. Во-первых, один и тот же «почерк». Во-вторых, играли они очень неубедительно, это бросалось в глаза. В-третьих, сразу после кражи «драку» моментально заканчивали и скрывались. Поэтому хорошо прослеживалась связь между «дракой» и кражей, происшедшей в тот же момент.

Преступники использовали типичный разрыв шаблона. Ведь на рынке люди погружены в свои мысли, а значит, находятся в трансе. Разрыв шаблона способствовал привлечению внимания к «драке», что позволяло совершать кражи.

Есть и более сложные шаблоны поведения. Например, шаблон, по которому мы знакомимся.

Или общаемся с кем-либо. При этом, в зависимости от обстановки, и шаблоны бывают разные.

Одно дело знакомиться с подчиненным, другое — с начальником. А можно еще знакомиться с лицом противоположного пола. А можно… Перечислять все нет смысла.

Главное, что надо помнить — при шаблонном поведении человек чаще всего находится в измененном состоянии сознания, в естественном трансовом состоянии.

Использование естественных трансовых состояний при наведении порчи.

«На улице нередко встречаются очень странные люди».

Брюс Ли «Двойное удовольствие — обмануть обманщика».

Французская пословица Какие состояния человека можно использовать при наведении порчи? Удобнее использовать естественные трансовые состояния, а также состояния, в которых человек действует автоматически.

Наиболее удобны состояния облегчающие внушение. Возможно состояния естественного транса: скука долгое ожидание монотонное занятие чем-либо (когда человек отвлекается «уходит в себя»). То же самое происходит на одинокой пешей прогулке во время длительной поездки во время чтения просмотра кинофильма спектакля. Очень удобно просоночное состояние, то есть состояние между сном и бодрствованием (или между бодрствованием и сном).

Очень умело используют такое состояние цыгане-мошенники. Например, на вокзале или в аэропорту человек может задремать в зале ожидания. В этот момент он находится в измененном состоянии сознания, и дать любое внушение легко. Например, можно у него что-либо забрать, вытащить из кармана, внушив ему тотчас забыть об этом. Точно так же можно и навести порчу, сказав подходящую к случаю фразу.

Можно навести транс, используя только описания естественных трансовых состояний. Это применяют и при снятии порчи, и при ее наведении. О снятии расскажем позднее, а о наведении лучше рассказать прямо сейчас.

На одном из семинаров по эриксоновскому гипнозу мы отрабатывали технику наведения транса через описание естественных трансовых состояний. Работали в парах: один в роли гипнотизера, другой в роли гипнотика.

Обычно при отработке этой техники используются описания чувств человека, находящегося в естественном трансовом состоянии. При этом желательно описывать что-либо приятное.

Например, поездку в транспорте, или как человек сидит на берегу водоема. Существует даже такой афоризм: «Есть три вещи, на которые можно смотреть бесконечно долго — это пламя костра, бегущая вода, и то, как работают другие».

Так вот, в одной паре «гипнотизер» внушил партнеру… Что бы вы думали? Затяжной прыжок с парашютом! Причем сделал это очень профессионально. То есть, он профессионально отдал внушение, а затем его позвали покурить. Он ушел, а его партнер продолжал свой полет, точнее свободное парение с нераскрывшимся парашютом. Затем партнера разбудили, но окончательно из транса не вывели. И он продолжал падать.

То есть, он понимал, что под ногами у него пол, но при этом продолжал падать… Его всего трясло от страха! И это притом, что у него рост — под метр девяносто, сто килограммов живых мускулов, кулаки с голову и шея — «за неделю не объедешь». Между прочим, у него была солидная должность на оперативной работе, первый разряд по самбо, пояс по школе «чой», и он в принципе раньше ничего не боялся. А сейчас трясся от страха, и говорил, что боится разбиться. Благо, что его смогли профессионально «приземлить». Слава Богу, «парашют у него раскрылся»… Так что с выбором гипнотических техник надо бы поосторожнее, если не желаете людям вреда. Ну, а если желаете… Наверное, самое удобное, если при наведении порчи происходит разрыв шаблона (то есть таких действий, которые воспринимаются человеком, как нечто единое). Повторим: таких действий сотни и тысячи. Мы идем по шаблону, едим, пьем, курим. Когда мы встаем со стула — это тоже шаблон. Если шаблон резко разорвать, то человек попадает в замешательство. Замешательство длится недолго, но если в этот момент умело дать команду, человек ее выполнит. Связано это с тем, что в момент замешательства человек не знает (на очень короткое время), что ему делать.

Правильно поданная команда — и мозг запрограммирован на ее выполнение.

Это, пожалуй, любимый прием уличных мошенников. Идет человек по улице, погружен в свои мысли, и вдруг перед ним возникает незнакомец со словами: «Здравствуйте, банк «Менапуп» вас приветствует» (или турогенство «Дальние дули»). И после этого сразу предлагает почти задаром приобрести (можно прямо на улице) акции Копей царя Соломона или путевку на курорты Атлантиды с трехсотпроцентной скидкой. Можно такому торговцу сказать коротко «Отвали» (хорошее и красивое слово), и сразу уходить. Если желаете отпугнуть, можно использовать фразу «Ужасно спешу». Это уже более страшно.

• Мужчина, можно вас попросить?.

• Можно.

И вы продолжаете свой путь. Хотя мы предпочитаем глянуть сурово и идти дальше. Обычно вас не преследуют — прохожих и так много.

С другом произошел как-то интересный случай. На улице к нему подошли две симпатичные девушки и, представившись сотрудницами социологической организации, стали задавать ему вопросы. В ходе разговора они интересовались его адресом, составом семьи, тем, когда они бывают дома.

Друг мило улыбался им, но когда мимо проезжала милицейская машина, внезапно остановил ее, предъявил удостоверение сотрудника милиции и усадил девушек в машину. В отделе милиции выяснилось, что девушки были членами преступной группы, специализировавшейся на квартирных кражах. Они представлялись прохожим то социологами, то работниками фирмы эксклюзивных товаров, которые обещали принести для показа на дом.

Основной прием, который они использовали — забалтывание. Собрав определенную информацию, они устанавливали слежку за квартирами. И, удостоверившись, что в указанное время действительно никого в квартирах нет, совершали кражи.

Конечно, есть и настоящие социологи. Но они, чтобы их не принимали за мошенников, используют определенные атрибуты — фирменные кепочки, футболки, папки, значки и т. п.

Однако за последнее время и у преступников наметился прогресс, а кепочку или футболку нетрудно достать. Поэтому в целях личной безопасности лучше всего со случайными людьми на улице в разговор не вступать. Ей богу, социология от этого не пострадает.

Забалтывание.

«Стоял позитив, а с ним негатив в обществе двух альтернатив. Пришли решительные примитивы, и с ними ушли альтернативы».

Станислав Ежи Леи Перед наведением порчи можно и специально ввести человека в состояние транса. Самая простая техника здесь, видимо, забалтывание.

В этой технике главное — чтобы ваши фразы оставляли впечатление, что они непрерывно и постоянно связаны между собой, и представляют единое целое, в котором каждая часть логически связана с последующей и предыдущей.

Самое простое связывание — союз «и». Более обязательное — «потому что», «по мере того, как», «поэтому», «в связи с тем, что», «ввиду того, что», «в то время, как». Очень важно при забалтывании сохранять многозначительное выражение лица.

Можно использовать каламбуры. Например: «Я о непонятном много знаю;

если говорить об этом внятно, мне понятно — я не понимаю, что из непонятного понятно». Шутки шутками, но смысл в этой фразе есть, и сознание до этого смысла пытается дойти (то же самое — в эпиграфе). В результате сознание запутывается, и в это время нужно сделать внушение.

Прекрасный пример забалтывания продемонстрирован в чудесном армянском мультфильме «Ух ты, говорящая рыба!». Посмотрите его обязательно!

Любого посетителя отправит в гипнотический транс фраза: «Лучше непорядочный порядок, чем порядочный беспорядок» (весьма вольный перевод известного латинского изречения «dura lex, sed lex»). Разумеется, как только вы заметили после этого признаки транса, надо давать четкую, простую и ясную команду. Например: «Разумеется, для вас выгоднее…» Забалтывание подействует сильнее, если использовать большинство каналов восприятия. «И, видимо, слушая меня, вы, легко понимаете то, о чем я говорю, потому что говорю я вам, видимо, то, что вам легко понять». Информации в этой фразе — ноль, но скажите это многозначительно — и ваш партнер уже в легком трансе. И, что самое интересное, он действительно посчитает, что понял то, что вы ему сказали.

Или такое: «Я не знаю, выйдет или не выйдет, а собственно говоря, что за разница. Ведь ясно — выйдет или не выйдет, но все равно, видимо, говори — не говори, что-то обязательно выйдет, даже если и не выйдет. И вы, видимо, легко понимаете это, и готовы мне помочь».

Практически это комбинация техники забалтывания и техники «5-4-3-2-1». Про технику «5-4-3 2-1» мы поговорим через одну главу, Сейчас надо сказать о каналах восприятия.

Каналы восприятия и обработки информации.

«Красивая ложь? Внимание! Это уже творчество».

Станислав Ежи Леи Когда один из авторов начинал профессиональную деятельность юриста, в первый же день ему открыли одну простую истину, которая помогла в дальнейшем. «Любой человек, — говорил начальник ОВД, — видит, слышит и чувствует по-своему. И не потому, что он хороший или плохой, просто — это закон природы. Врут все, в том числе и очевидцы. И не потому, что хотят обмануть — нет, они действительно часто так считают. Это их точка зрения. Они в этом уверены».

Он ничего не знал об НЛП, но говорил как человек знающий и опытный. «А кроме того, — продолжал он, — иногда и умышленно вас будут обманывать. Поэтому всегда необходимо рассматривать каждый случай с разных точек зрения. Послушаешь одного — обидчика надо расстрелять. Выслушаешь второго — первого надо ставить к стенке. А на поверку, оба друг друга стоят. В показаниях было: напали семь человек — с ножами, с обрезами. А оказалось:

потерпевшего сосед чайником на кухне ударил за то, что тот к жене его приставал».

В дальнейшем у нас были поводы многократно убедиться в истинности этих слов. Но с умышленным обманом, честно говоря, разобраться легче. А когда люди искренне верят в то, что говорят… Всю информацию о мире люди принимают через пять органов чувств: зрение, слух, осязание, обоняние, вкус.

Принятую информацию люди «укладывают» во внутренний опыт, и тогда делят его на категории, которые называются модальностями внутреннего опыта. При этом используют уже три модальности:

зрение, слух, прочие ощущения.

Слова, которые соответствуют конкретной модальности, называют словами-предикатами. И в разговоре с любым собеседником желательно использовать все эти слова: из области зрения, слуха, ощущений. Тогда собеседник ясно и легко сможет вас понять. (Кстати, исследования И.

Ниесова доказывают, что существует зависимость между равномерным, гармоничным употреблением в тексте предикатов разных модальностей и тиражом печатного издания).

Для того, чтобы легко найти общий язык с малознакомыми людьми, можно в разговоре использовать слова из разных модальностей. Это гораздо легче, чем может показаться. Мы стараемся это делать всегда.

О том, насколько бывает важным для людей «понимать язык» другого, свидетельствует такой случай. Когда один из авторов работал следователем, он уже немного знал о техниках НЛП. Поэтому ему так запомнилось одно интересное дело.

* * * А на первый взгляд дело было простым. Жена обвиняла своего мужа в ее истязании. По закону истязанием может быть признано причинение побоев, если такое произошло хотя бы три раза в течение года.

Из заявления жены следовало, что ее муж — изверг и садист, издевается над ней, бьет смертным боем, и вообще, гад ползучий. Потому что бросил семью. «Мой муж подлец — верните мужа». Акты судебно-медицинского освидетельствования прилагались. Из них следовало, что побои действительно имели место. То есть, на теле были синяки. Дело довольно типичное, и заканчиваются такие дела обычно тем, что следователь «мирит» супругов и прекращает дело. Но не тут то было! После первых же допросов потерпевшей и ее мужа стало понятно, что с этим делом придется повозиться.

Итак: муж — высокий красавец спортивного вида, одет с иголочки, с прической, как из модного журнала. Здоровьем и силой Бог не обидел, служил в морской пехоте, имеет высшее образование, работает главным инженером. Масса характеристик — и все до одной положительные.

— Жена — увы, типичная «золушка», смотрит под ноги… Ее претензии к мужу: «Ему все время нужно, чтобы в квартире был полный порядок, чтобы все лежало на своих местах. Объясняет тем, что привык к порядку в армии, где был старшиной. А какая разница? Вечером всегда смотрит телевизор. По выходным зовет меня в кино. Чего я там не видела? И он уходит без меня. Какое кино? Ясно же, что у него любовница. Одевается всегда модно — это зачем? Конечно же, по бабам ходить. Прически укладки делает — для чего это мужику в 30 лет? Я его и так люблю. Мне все время одежду дорогую покупает, говорит — хочет, чтобы выглядела хорошо. Я что, ему такой не нравлюсь?!

Вот сел бы рядом, обнял бы — я бы все для него сделала…».

Муж: «Да, мне нравится порядок. Да, я люблю смотреть телевизор. И кино люблю. Зову ее, зову, а ей неохота. А мне нравится. Вот и иду один. И одеваться люблю красиво. И не для кого-то, а для себя. И ее пытаюсь приучить одеваться красиво, все ей покупаю, а ей вроде это и не надо…» Жена: «Идем на лыжах кататься, он все время вперед убегает. Не чувствует что ли, что мне тяжело…».

Муж: «Конечно, убегал вперед. Побегаю, потом назад. Ну и что такого. Ну, шла бы себе потихоньку, смотрела бы по сторонам, красиво же…».

Жена: «Первый раз он меня избил, когда мы поссорились. Он сам был виноват. Должен был встретить меня на машине в аэропорту. Я прилетала из отпуска. А сам не встретил, я на автобусе добиралась, сильно устала. Приехала, сказала ему все, что думаю, а он меня избил…».

Муж: «Я ее не смог встретить — машина сломалась. А на автобусе поехать не удалось.

Самолет прилетал рано утром, я все равно бы не успел. Я дома все прибрал, цветы заранее купил. А она приехала, и с кулаками на меня. Смотреть на нее было страшно. Я ее просто легонько оттолкнул, когда она мне лицо царапать стала. Тогда она, наверное, о дверную ручку и ударилась. И сразу в слезы — «Убивают!» Синяк у нее на спине тогда от дверной ручки и был…».

Жена: «Второй раз он меня избил после того, как я ему изменила. Но не сразу. Тогда он притворялся, что переживает. Я ему специально обо всем рассказала. А то, что же — ему можно, мне нельзя? Он тогда даже спать стал со мной отдельно. Ну, я потом решила помириться и сделать ему что-нибудь такое, чтобы он меня простил. Ведь я же его прощала.

Так он меня прямо с постели сбросил…».

Муж: «Я ей никогда не изменял, потому что любил. А она меня все время ревновала. И вдруг она исчезла на два дня. Я где ее только ни искал. И в милицию звонил, и в больницу ездил. А она заявилась, и так спокойно рассказывает, что это время провела с приезжими артистами. И еще подробности выкладывает. Я ее тогда пальцем не тронул. Только спал в другой комнате. А через несколько дней она в постель ко мне залезла и… А я как представил, что она то же самое с любовником… Ну и не выдержал — столкнул ее с дивана. Она опять истерику закатила…».

Жена: «А третий раз избил, когда сказал, что из семьи уходит. Сказал, что я ему надоела.

Что на меня смотреть не может. А я ему двух детей родила. А он родных детей на чужих променял. Я ему все тогда сказала, что о нем думаю. И то, что его посажу, тоже. Он меня опять стал избивать. Я на следующее утро опять пошла к судмедэксперту побои снимать…».

Муж: «Я так больше жить уже не мог. И когда стал встречаться с нормальной женщиной, не стал ничего скрывать. Сказал все честно. Все ей оставил, только свою одежду хотел забрать. Так она всю ее изрезала. И опять на меня с кулаками. Я ее снова только оттолкнул. Но, наверное, неудачно. Поэтому и синяки…».

Жена: «Вот если бы он вернулся и прощения попросил, я бы дело прекратила…».

Муж: «С нею я жить уже не смогу. Детей я люблю. И содержать их буду. Но я уже месяц живу так, как никогда раньше не жил — спокойно…».

Легко, видимо, понять по этим рассказам, в чем была истинная причина. Мироощущение у супругов было абсолютно разным.

Да, я знал, что бывают визуалисты, аудиалисты и кинестетики (люди, сортирующие свой внутренний опыт преимущественно зрительно, «на слух», и по ощущениям). Но чтобы до такой степени это было ярко выражено! И чтобы столь ярко выраженные визуалист и кинестетик прожили вместе 10 лет! И чтобы за это время не смогли хоть как-то приспособиться друг к другу!

Муж одевается красиво сам и пытается красиво вдеть жену. Ну, так радуйся! Нет, она — явный кинестетик, и переворачивает это по-своему: «Это ему, чтобы по бабам ходить». Он ее — в кино, а она — вот бы обнял. Он отталкивает от себя разгневанное страшилище, а она — «Убивают!». Он не чувствует свою силу, а она, только почувствовав боль, готовится умирать. Она пытается помириться в постели, а для него мысленная картина измены жены — это пытка. Она не может этого понять, а ведь это равнозначно тому, как если бы ее — кинестетика — прижгли раскаленным железом. И он тоже хорош — «легко оттолкнул». Понятно, что синяки возникнут… Как бы мне хотелось рассказать о счастливом конце — «хэппи-энде». О том, как я помог этим людям вновь полюбить друг друга. Но… Чудеса бывают только в рождественских сказках.

Единственное, что мне удалось — это переквалифицировать дело с истязания на нанесение побоев.

И получил тот мужчина наказание в виде шести месяцев исправительных работ (20 % ежемесячно в доход государства). И в семью никогда уже не вернулся. И до сих пор счастлив с новой женой. И говорит, что уйти надо было раньше. А жена? Она тоже замужем, и тоже, вроде, уже ни о чем не жалеет. Во всяком случае, так говорит. Звучит это, правда, как-то неубедительно… Может быть, кто-нибудь подумал, что я на стороне мужа? Должен сказать, что мне было жаль обоих. Ведь беда у них была похожая: каждый знал только один, свой собственный язык. Но и вина у них была похожая — они принципиально не желали учиться понимать друг друга. И поэтому, видимо, легко понять, что никто из них любовь не разрушал. Разве можно разрушить то, чего не было? Ведь любили-то они только себя.

* * * Итак, чтобы вас могли понять, надо говорить на понятном языке. Самое простое и доступное — это говорить одновременно на всех языках: «Видимо, вы легко поняли то, что мы вам сказали» — (хотя бы так). То есть фраза должна быть понятна одновременно людям с разными модальностями.

Ну а теперь можно поближе рассмотреть технику «5-4-3-2-1». Поговорим об этой очень простой (и очень важной) технике гипноза. Знание этой техники позволяет наводить транс в любой обстановке и на всех, без исключения.

Техника гипноза «5-4-3-2-1».

«Над Москвой горит зеленый восход, По мосту идет оранжевый кот И лоточник у метро продает Апельсины цвета беж».

Леонид Филатов «Слова — ключи к сердцу».

Китайская пословица Классический вариант этой техники таков.

Вначале вы даете партнеру четыре описания действительности в зрительной модальности — и одну инструкцию, команду, внушение. Затем — то же самое со слуховой модальностью: четыре описания реальности плюс одно внушение. И потом — то же самое в кинестетической (чувства, ощущения) модальности: четыре правдивых описания плюс одно внушение, инструкция, команда, которая правдивой может и не быть.

В дальнейшем по каждой из модальностей дают три описания плюс две команды, затем два описания плюс три команды, и, наконец, одно описание плюс четыре команды. В сумме каждый раз — пять. Долее можно проговаривать одни только команды (см. схему).

Схема «5-4-3-2-1» Количество утверждений Этапы «Вы видите во Внушение «Вы слышите во Внушение «Вы Внушение внешнем внешнем чувствуе мире…» мире…» те…» I 4 1 4 1 4 II 3 2 3 2 3 III 2 3 2 3 2 IV 1 4 1 4 1 V 0 5 0 5 0 Техника основана на инерции мышления: сначала ваш партнер верит вам, потому что вы говорите правду, затем — верит «по инерции». Применять классический, развернутый вариант этой техники хорошо тогда, когда вы официально наводите транс в кабинете психотерапевта. То есть, когда вы заранее предупреждаете человека о том, что будете его гипнотизировать. И это вполне возможно, скажем, при снятии порчи. Но при наведении ее (а также во многих других случаях) такая схема будет слишком громоздкой, поэтому лучше использовать ее по-другому.

Во-первых, необходимо использование слов-предикатов из разных модальностей:

зрительной (визуальной) модальности соответствуют слова-предикаты, связанные со зрением:

«видимо», «ясно», «смотреть», «глядеть», «глаз», «взгляд», а также: «прямо», «дальше», «ближе», «косо», «яркий», «блестящий»… Сюда же относятся и слова, обозначающие цвет.

• слуховой (аудиальной) модальности соответствуют слова: «тихо», «громко», «глухо», «звук», «крик», «рассказ», «говорить», «петь», «голос» и т. д.

• чувственной (кинестетической) модальности соответствуют слова: «гладкий», «холодный», «горячий», «теплый», «сильно», «слабо», «твердо», «легко», «тяжело», «быстрее» и т. п.

Иногда выделяют еще одну модальность (например, в компьютерной программе «ВААЛ») — рациональную или логическую. Слова, соответствующие ей: «помнить», «знать», «учить», «решение» и т. п.

Для того, чтобы текст был гармоничным, модальности располагают в нем обычно в следующих пропорциях (по мере убывания):

• зрительная;

• кинестетическая;

• слуховая;

• рациональная (последнюю иногда рассматривают как вариант кинестетической).

Гармоничное и пропорциональное использование предикатов разных модальностей — почти так же, как в технике «5-4-3-2-1» (пусть и не в классическом ее варианте) — мы можем заметить в талантливых, легко запоминающихся песнях:

«… Не слышны в саду даже шорохи, Все здесь замерло до утра Если б знали вы, как мне дороги…» «… Речка движется и не движется, Вся из лунного серебра, Песня слышится и не слышится…» «… Выходила на берег. Катюша, На высокий берег, на крутой.

Выходила, песню заводила…» «… Синеет море за Бульваром, Каштан над городом цветет, Наш Константин берет гитару И тихим голосом поет…» «… Она прошла, как каравелла по зеленым волнам, Прохладным ливнем после жаркого дня, Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я…» Ну, а известная бардовская песня «Ночная дорога» — подлинный шедевр в использовании этой техники:

«Нет прекрасней и мудрее средства от тревог, Чем ночная песня шин.

Длинной, длинной серой ниткой стоптанных дорог Штопаем ранения души…» Не меньший шедевр — известный романс «Ночь светла». Только вслушайтесь:

«Ночь светла, над рекой тихо светит луна, И блестит серебром голубая волна.

Темный лес… Там в тиши изумрудных ветвей Звонких песен своих не поет соловей…» Таких примеров можно приводить очень много. Понятно, что авторы приведенных здесь произведений вряд ли интересовались НЛП — дело в их подлинном таланте.

Мы долго думали, какой бы литературный пример привести полностью для иллюстрации этой техники. Наиболее подходящим показался известный романс В. Юрьева «Динь-динь-динь» (слова предикаты в тексте выделять мы не будем;

теперь это — задание для читателя). Конечно, по семантике текст далеко не современный, но зато, сколько в нем таланта!

В лунном сиянии Снег серебрится.

Вдоль по дороге Троечка мчится.

Ди н ь-ди н ь-ди н ь, Ди н ь-ди н ь-ди н ь, Колокольчик звенит.

Этот звон, этот звук О любви говорит.

В лунном сиянии Ранней весною Помнятся встречи, Друг мой, с тобою.

Колокольчиком твое Голос юный звенел.

Этот звон, этот звон О любви сладко пел.

Вспомнился зал мне С шумной толпою, Личико милой С белой фатою.

Динь-динь-динь, Динь-динь-динь, Колокольчик звенит.

С молодою женой Мой соперник стоит.

Таким образом, как видите, использовать предикаты в речи довольно легко.

Поскольку нас интересует применение техники «5-4-3-2-1» в обыденной жизни, достаточно того, чтобы в обычном разговоре применять как можно больше слов-предикатов из разных модальностей.

Это необходимо, чтобы задействовать все каналы восприятия человека. При этом говорить надо в первую очередь то, что человек неосознанно может сразу же проверить.

«Раз уж вы зашли ко мне…» — он действительно это сделал, он уже вам верит.

«… И видите, что вас интересует ваш вопрос…» — он это действительно видит.

«… И желаете услышать то, что я вам скажу…» — он опять подсознательно убеждается в том, что вы ему говорите правду.

«… Но я вам все расскажу…» — он уже готов к этому.

«… Я по мере того, как я буду это делать, вы поймете и увидите, что именно это будет для вас главным».

Если хорошо вдуматься, то фраза сама по себе довольно абсурдная («зацикленная», «фраза в себе»), но выглядит и звучит она абсолютно логично. Одна такая фраза позволяет навести легкий транс и заставить человека неосознанно проникнуться к вам доверием.

«Видимо, вы легко понимаете, о чем я говорю» — и человек неосознанно начинает вас понимать (точнее — считать, что понимает), даже если вы говорите ему явный бред.

«Если уж вы сидите напротив меня, и с таким интересом смотрите мне в глаза, то вы, видимо, готовы внимательно меня выслушать. И поэтому вы, безусловно, легко поймете то, что я вам расскажу».

«Вы легко и ясно поймете то, что я вам расскажу».

«Собственно говоря, видимо, вы легко можете меня понять».

Таких примеров можно приводить сколько угодно. Использование фоносемантики в этом случае не столь уж важно. Важнее другое — использование слов-предикатов. Но если добавить сюда и фоносемантику, то фраза становится совершенно гипнотической, суггестивной.

Например, можно усилить человеку уже возникшее у него состояние: «Уже страшно? Будет страшнее».

Может возникнуть вопрос, а как определить, что человек находится в трансе? Это довольно просто.

Признаки транса таковы. Человек слегка «цепенеет», у него «застывает взгляд», становятся более редкими мигание и сглатывание слюны. Вначале наблюдается умеренная асимметрия лица (лицо «перекашивает»), затем, напротив, симметрия увеличивается (лицо как бы разглаживается). Изменяется цвет кожи лица: лицо иногда бледнеет, иногда возникает румянец, но цвет меняется. Повышается потливость.

При правильном применении фоносемантических формул (в сочетании с приемами эриксоновского гипноза), транс можно вызвать за полминуты. Во всяком случае, мы на это, обычно, тратим как раз столько.

А хотите научиться мгновенно усыплять человека? Вообще-то, это «секрет Полишинеля».

Секрет полишинеля.

«У людей в общении порою Говорит за них воображенье — Сами говорят они с собою, Если в нас находят отраженье».

А Котлячков Об этом действительно многие знают. Это старый цыганский способ. Причем описан он во многих книгах по эриксоновскому гипнозу. Правда, знать сам принцип — еще не значит уметь. Технику исполнения этого приема в книгах почему-то не описывают. Если желаете, расскажем, как это делает один из авторов. Кто-то, возможно, делает это иначе. Но нам этот способ кажется очень легким.

Вы начинаете беседу с человеком. Естественно, полностью его отзеркаливаете. Желательно отзеркаливать по всем параметрам — по позе, жестам, дыханию (здесь легче всего ориентироваться на темп его речи). Далее начинаете его забалтывать, используя одновременно технику «5-4-3-2-1».

И если заметили признаки транса (пусть даже легкого) — это сигнал того, что можно усыплять.

Для этого делаете выдох и задерживаете дыхание (то есть, не вдыхаете). Как только появится непреодолимое желание вдохнуть, вдыхаете, одновременно зевая. Сымитировать зевок не так уж трудно, а вызвать его искусственно еще легче. Ведь зеваем мы в двух случаях: когда хотим спать и когда нам не хватает кислорода. Одновременно с зевком произнесите: «Спать хочется…» или «Спать охота…» (смысловое ударение желательно сделать на слове «спать»), и тут же «сладко» прикройте глаза. Если все сделано правильно, собеседник засыпает. Конечно, достичь этого можно, только заранее потренировавшись. Но научиться этому намного проще, чем кажется сначала.

Естественно, это действует только в определенной обстановке. Сомневаемся, что это можно сделать на шумной улице, со стоящим человеком. Но вот если человек сидит, и при этом ему не мешают вас слышать и видеть (в транспорте, в комнате, на скамейке в парке, и т. п.), сделать это довольно легко.

Защититься от правильно примененной техники довольно сложно (во всяком случае, ни один из «подопытных» собеседников защититься не смог). Через пять минут беседы человек может уснуть.

Насколько мы понимаем, сон этот является естественным, а не гипнотическим (хотя и погружают в него, используя гипнотические приемы). Правда, мы это не проверяли, то есть не пытались давать усыпленному таким образом человеку команды. Да и цель здесь была — просто погрузить человека в сон.

На всякий случай напомним еще раз о мерах безопасности. Неважно, откуда уличный (или не уличный) мошенник узнал об этой технике: прочитал в книге, или его кто-то научил. Для вас — неважно. Поэтому будьте осторожнее с незнакомыми и малознакомыми людьми. Гуманизм — вещь хорошая, но абстрактная. Ведь не зря говорят, что истинный гуманист — тот, кто продолжает любить людей даже в переполненном автобусе.

Ну а теперь — еще один оригинальный прием забалтывания.

Оригинальное забалтывание.

«Почему в газетной хронике нам всегда сообщают возраст покойного, а возраст новорожденных — никогда? Это бессмыслица».

Эжен Ионеско Оригинальное — значит свое собственное. Если честно, то мы при разработке этого приема использовали давно известные вещи: парадоксы и абсурд. Что-то похожее делали до нас многие: и Даниил Хармс, и Эжен Ионеско, и Жан Жане, и многие другие писатели и драматурги, работавшие в этом «оригинальном жанре».

Абсурдные, парадоксальные высказывания вводят человека в замешательство. Абсурдная фраза совмещает в себе абсолютно противоречивые понятия, но при этом внешне все кажется, вроде бы, логичным. Противоречие между внутренней несуразностью и внешней логичностью заставляет наше сознание бросаться на поиск ответа. В результате оно запутывается и человек оказывается в трансе.

По сути, это один из вариантов техники «перегрузки сознания». Например: «сухая вода», «громкое молчание», «сине-белый, аж зеленый». Или: «Летят два крокодила, один сиреневый, другой на Север» (такие избитые примеры, как этот, лучше в практике не применять). Таких примеров можно привести сколько угодно. Если подобные фразы включать в нужный контекст, то легко добиться у человека трансового состояния.

Мы решили объединить несколько техник гипноза, а именно забалтывание, «5-4-3-2-1» и перегрузку сознания, основанную на парадоксах. Давайте, приведен в качестве примера одно маленькое стихотворение Александра Котлячкова, в котором совмещены эти техники. Конечно, это только шутка, но ввести с ее помощью в транс можно элементарно (если говорить соответствующим голосом). Называется это — «Глубокомысленная абракадабра».

Вижу, слышу, чувствую и знаю, Говоря и ясно, и легко, Понимая, и осознавая:

Даль близка, а близость — далеко.

Слабость силы и тепло мороза, Звуки света, яркость тишины, Смех от горя, радость через слезы, Дно вершины, небо глубины.

Умного решения ошибка, Пение немое, ритма взгляд, Каменная мягкая улыбка, Поворот вперед и крик назад.

Гладкая неровность, влаги сухость, Черная кривая белизна, Умная обученная глупость, Правды невиновная вина.

Перемены верная измена, Радостная острая беда.

И «порою» — в смысле, «непременно».

И «всегда» — в значеньи «никогда».

Наблюдая парадоксы эти, Говорю легко себе: «Держись!» Знаю: я живу на этом свете, Просто понимаю: это жизнь.

Между прочим, смысл во всей этой абракадабре может найти любой человек. Вот только смысл будет у каждого свой собственный. А пока сознание, перегруженное поиском смысла, пытается его найти, человек находится в трансе. Одновременно происходит воздействие по каналам восприятия (речь насыщена словами-предикатами). Все это, конечно, только иллюстрация.

В обыденной речи это можно использовать довольно легко. Надо только говорить, сохраняя очень серьезный и многозначительный вид.

«Вы уж говорите молча или молчите громче».

«Уж иди, где стоишь, или стой, где идешь».

«Ляг и стой».

«Давайте начистоту, или вы со мной откровенны, или говорите правду» (одновременно и забалтывание и команда).

«Хотите молчать — молчите, только погромче, пожалуйста, и поподробнее».

«Я завтра буду занят, могли бы вы придти вчера?».

«Зачем вы плачете, вас что-то рассмешило!». Таких примеров можно привести сотни и тысячи. Вы сами легко сможете их смоделировать.

Обычно, у человека, услышавшего абсурдную фразу (особенно, если ему сказали ее серьезно), возникает не мысль «что это с ним?», а мысль «что это со мной?» Ну и, естественно, после введения человека в замешательство надо дать ему простую, четкую и ясную команду (либо, воспользовавшись замешательством, сделать то, что намеревались).

Что еще является очень важным при наведении порчи (и при ее снятии)? Безусловно, снова ваше поведение.

Часть V. Обстановка, близкая к боевой: усиление воздействия.

Ваше внутреннее состояние.

«Спокойствие, только спокойствие».

Астрид Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше» «Трус вечно болтает о мужестве».

Персидская пословица Хотим мы того или нет, но всегда и во всем главное — это сила духа (независимо от того, что подразумевается под словом «дух»). В нашем контексте имеется в виду внутренняя готовность человека защищать себя. Но даже для того, чтобы озвереть, надо вначале успокоиться и правильно оценить обстановку, Как это сделать?

Давайте исходить из того, что в человеке все взаимосвязано — и тело, и эмоции, и способность двигаться, и способность рассуждать. Поэтому ключ для сохранения самообладания в экстремальной ситуации — это правильное дыхание. Что нам по этому поводу рекомендуют специалисты?

При возникновении стрессовой ситуации следует взглянуть вверх, сделав при этом глубокий вдох, и, опуская глаза до уровня горизонта, плавно выдохнуть, максимально освободив легкие.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.