WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«D E W E L O P M E N T A L D I S O R D E R S O F T H E O S T E O A R T I C U L A R A P P A R A T U S PUBLICHED BY,,MEDITSINA" LENINGRAD 1966 N.S.KOSIN5KAIA Н А Р У ШЕ Н И Я Р А З В И Т И Я К ОС Т Н ...»

-- [ Страница 7 ] --

Для фиброзной остеодисплазии нижней конечности характерно диффузное поражение бедренной кости (рис. 75), несколько реже в ней наблюдаются отдельные узлы. Под влиянием обычной физиологической нагрузки начинается и нарастает варусная деформация проксималь ного отдела кости. Деформация усиливается, если происходят патоло гические переломы, особенно повторные. Постепенно может развиться резчайшая варусная деформация межвертельной и подвертельной об ласти. Изгиб может достигнуть острого угла, вплоть до соприкасания внутренней поверхности шейки бедренной кости с внутренней поверх ностью проксимального отдела диафиза (рис. 75). Верхушка большого вертела упирается в наружную поверхность тела подвздошной кости, а его наружная поверхность располагается горизонтально и обращена в проксимальном направлении. Это сопровождается ротационным под вывихом головки бедренной кости (рис. 75).

Подобные изменения вызывают типичную клиническую картину варусной деформации проксимального отдела бедра с приведением его и значительным функциональным укорочением конечности, с компен саторной эквинусной деформацией стопы, вальгусной установкой ко ленного сустава и сколиозом поясничного отдела позвоночника (рис. 74), с нарушениями походки, типичными для укорочения конеч ности и феномена Тренделенбурга. Как правило, обнаруживается кон трактура тазобедренного сустава в положении приведения, иногда до стигающая резкой степени.

Нередко большой вертел, оказывая при отведении конечности по стоянное давление на наружную поверхность тела подвздошной кости, вызывает атрофию этого отдела, и здесь возникает углубление, иногда достигающее большой величины. У некоторых больных, при очень рано начавшейся деформации, диафиз бедренной кости постепенно склады вается вдвое на уровне подвертельной области. Тогда головка и шейка бедренной кости запрокидываются в дистальном направлении настоль ко, что весь проксимальный участок кости располагается параллельно подвертельной области. Соответствующие кортикальные слои соприка саются на всем протяжении, головка оказывается вне суставной впа дины, а наиболее высоко располагается самый дистальный участок на ружной поверхности большого вертела. При полном вывихе в тазобед ренном суставе головка недоразвита и образует резко уплощенный, обращенный в дистальном направлении конец кости, полиостью утра тивший свое функциональное значение. В таких случаях в наружном отделе тела и крыла подвздошной кости под влиянием постоянного значительного давления со стороны большого вертела образуется осо бенно большое и глубокое западение.

Одновременное поражение нижних конечностей сопровождается варусной деформацией обеих бедренных костей, но лишь у некоторых больных она бывает одинаково выраженной.

При относительно умеренных изменениях бедренной кости резкой варусной деформации не происходит. Ее укорочение и искривление в таких случаях является результатом преимущественно патологиче ских переломов, иногда однократного перелома (рис. 77а).

Поражение тазовых костей, как правило-, возникает только при на личии фиброзной остеодисплазии бедренной кости. В этих костях на блюдаются и очаговые и смешанные изменения. Они обычно отчетливо вздуваются. Чаще поражается какой-либо ограниченный участок дан ной половины таза, например лонная и седалищная кости (рис. 77а), либо только крыло подвздошной кости. Такие изменения таза могут не выявиться клинически. Изредка наблюдаются обширные поражения всей данной половины таза. В этих случаях под влиянием постоянного давления головки бедренной кости на область вертлужной впадины все тело безымянной кости постепенно прогибается в полость таза, что сопровождается патологическими переломами и надломами. Происхо дит резкая деформация и сужение полости таза (рис. 796). Такие из менения возникают при отсутствии существенной варусной деформации бедренной кости. Ее головка перемещается вместе с вертлужной впа диной по направлению к медианной плоскости, а в наружную поверх ность тела подвздошной кости упирается внутренняя поверхность боль шого вертела;

поворота его не происходит (рис. 796). При таких соот ношениях движения в суставе резко ограничиваются, иногда сохра няются только качательные перемещения.

В большеберцовой кости наблюдаются очаговые (рис. 73), диф фузные (рис. 75) и смешанные поражения. Постепенно развивается ду гообразное искривление ее диафиза выпуклостью кпереди, которое мо жет достигнуть значительной степени (рис. 776) и вызывает типичную саблевидную деформацию голени (рис. 76). При вовлечении в патоло гическое развитие и малоберцовой кости она также искривляется пре имущественно в сагиттальной плоскости (рис. 776). Во фронтальной плоскости берцовые кости либо вовсе не искривляются (рис. 74), либо возникает незначительная варусная деформация (рис. 73).

Малоберцовая кость иногда является одной из основных локализа ций фиброзной остеодисплазии. При очаговом поражении соответству ющий участок кости может оказаться значительно вздутым. При диф фузных поражениях поперечник диафиза нередко увеличивается в пол тора-два раза. Это сопровождается значительным S-образным искрив лением, если большеберцовая кость изменена незначительно и, сохра няя нормальную длину и форму, препятствует росту малоберцовой кости (Uehlinger, 1940;

И. Г. Лагунова, 1962).

В плюсневых костях и фалангах фиброзная остеодисплазия также может проявиться как в виде диффузных (рис. 75), так и очаговых изменений (рис. 77в). Умеренные поражения этой локализации не вы являются клинически и устанавливаются только при рентгенологиче ском исследовании (рис. 75). Изредка наблюдаются резкие изменения стопы, сопровождающиеся патологическими переломами плюсневых костей, даже множественными. После нескольких патологических пе реломов может остаться значительная деформация и укорочение паль цев (рис. 76, 77в).

Фиброзная остеодисплазия сравнительно редко наблюдается в ко стях предплюсны, по-видимому, только при аномалии всей конечности.

Пораженные кости оказываются меньше тех же костей здоровой конеч ности, постепенно они уплощаются из-за нарастающей патологической компрессии (рис. 776).

Несмотря на резкую деформацию костей нижней конечности, мно гие больные продолжают ходить, нередко даже без палки. Однако явления компенсации при фиброзной остеодисплазии обычно выраже ны слабо. Наблюдается очень незначительное утолщение кортикаль ного слоя на внутренней, вогнутой поверхности бедренной кости (рис. 77а), иногда оно едва уловимо (рис. 75). Несколько более отчет ливо утолщен кортикальный слой задней поверхности диафиза больше берцовой кости (рис. 776), а при наличии варусной деформации — и внутренней поверхности (рис. 73). Компенсация обычно оказывается недостаточной, и даже при незначительной нагрузке к аномалии при соединяется вторичное дегенеративно-дистрофическое поражение диа физа в виде зоны перестройки, пересекающей часть поперечника кости или даже всю толщу ее на высоте искривления. Такие зоны чаще воз никают на выпуклой поверхности кости в проксимальном участке диа физа бедренной кости или в среднем отделе болыпеберцовой кости (рис. 776). Однако при фиброзной остеодисплазии зоны перестройки появляются иногда и в области утолщенного кортикального слоя на во гнутой, наиболее нагруженной поверхности бедренной (рис. 77а), боль шеберцовой (рис. 73), а иногда и малоберцовой кости. При деформа циях костей другого происхождения этого практически не наблю дается.

При фиброзной остеодисплазии не только деформации, но и пато логические переломы происходят преимущественно в области нижних конечностей. Наиболее часто патологическим переломам подвергаются бедренная и большеберцовая кости, реже — кости таза и плюсневые кости, исключительно редко — фаланги. Количество переломов обычно не превышает 5—6, т. е. их несравнимо меньше, чем при патологиче ской ломкости костей. Процессы репарации, как правило, выражены отчетливо, преимущественно вследствие деятельности надкостницы.

Поэтому переломы срастаются в обычные или несколько замедленные сроки. Лишь изредка перелом заканчивается образованием ложного сустава. Мы наблюдали такой неблагоприятный исход перелома только на высоте варусной деформации бедренной кости.

В костях верхней конечности обнаруживаются различные проявле ния фиброзной дисплазии — очаговые, диффузные и смешанные (рис. 78). В лопатке обычно возникают отдельные очаги, располагаю щиеся преимущественно в ее наружном отростке, вблизи суставной поверхности, даже субхондрально (рис. 78). В остальных костях харак тер поражения значительно варьирует. Фиброзная остеодисплазия верх ней конечности, как правило, не сопровождается деформациями (рис. 78), вследствие относительно небольшой статической нагрузки этого отдела. Изредка возникают патологические переломы. Клиниче ски аномалия этой локализаци иногда проявляется только в умеренных болях в области наиболее пора женного участка, либо протекает бессимптомно до момента патологического перелома. Иногда пораже ние верхней конечности обнаруживается совершенно неожиданно для клиники при рентгенологическом исследовании всего костно-суставного аппарата в свя зи с ранее выявившейся другой локализацией анома лии. Так, например, протекавшее бессимптомно пора жение правой верхней конечности (рис. 78) было об наружено рентгенологически у больной Н. 34 лет, у которой другие локализации фиброзной остеодиспла зии (несколько правых ребер, два поясничных позвон ка и крестец) были выявлены в 22-летнем возрасте после родов.

Эпифизы и апофизы, как уже было подчеркнуто, в большинстве случаев страдают вторично в резуль • тате деформации смежных отделов диафиза, вызы вающей подвывихи и вывихи, и вследствие недоразви тия, возникающего при раннем выпадении функции.

Это наблюдается почти исключительно в области, нижней конечности. Изредка эпифизы и метафизы вскоре после наступления синостозов вовлекаются в патологическую зону области метафиза. Это явление наблюдается и в верхней, и в нижней конечности. При диффузном характере поражения фиброзное поле, по степенно увеличиваясь, распространяется на эпифиз (или апофиз) и может достигнуть субхондрального слоя кости (рис. 78, проксимальный отдел лучевой ко сти). При наличии в метафизе отдельных узлов в со седнем эпифизе изредка возникают единичные очаги.

Их непосредственная связь на обычных рентгенограм мах иногда отчетливо не обнаруживается (рис. 78, го ловка плечевой кости), но может быть установлена томографически.

При мономелическом поражении как нижней, так и верхней конечности симметричная конечность либо вовсе не страдает (рис. 77а, б, в), либо в ней улавли ваются лишь очень незначительные изменения.

Рис. 78. Фиброзная остеодисплазия правой верхней конечности у женщины Н., 34 лет, страдающей диссеминированной анома лией с поражением, помимо данной конечности, еще четырех смежных ребер правой половины грудной клетки, двух пояс ничных позвонков и крестца Фиброзные очаги в наружном отростке лопатки, в головке и хирургической шейке плечевой кости, в середине ее диафиза и в дистальном метафизе, а также в средней трети диафиза лучевой кости. Диффузное поражение про ксимальной половины лучевой кости и всех элементов первого луча кисти.

Незначительное, смешанное поражение второй пястной кости и соответствую щих фаланг.

Так, например, у девочки М., с типичным синдромом Олбрайта, стра дающей фиброзной остеодисплазией левой нижней конечности по моно мелическому типу (рис. 73), мы обнаружили маленький очаг в корти кальном слое внутренней поверхности проксимального отдела диафиза правой большеберцовой кости. Изредка при мономелической фиброз ной остеодисплазии в других отделах скелета можно найти еще менее значительные, как бы стертые, даже уже почти преодоленные измене ния. В частности, мы выявили такие изменения у женщины Т., наблю давшейся нами в течение 8 лет в связи с мономелическим поражением левой нижней конечности (рис. 77), при наличии клинического син дрома Олбрайта (рис. 76). Эти изменения выражались в симметричной перестройке внутренней поверхности проксимальных отделов диафизов обеих плечевых костей на участке длиной 2,5 см. В этих местах кор тикальный слой оказался разволокненным, его субпериостальная по верхность незначительно выпячивалась. Весь внутренний отдел диафиза был слегка укорочен, из-за чего возникла едва уловимая варусная де формация плечевых костей. Это наблюдение позволяет предположить, что фиброзная остеодисплазия иногда преодолевается и может оста вить лишь ничтожные изменения, не имеющие практического зна чения.

Локальные особенности фиброзной остеодисплазии позвоночника изучены наименее подробно. Патологоанатомическое исследование по раженных позвонков выполнила А. М. Вахуркина (1958);

соответству ющие рентгенологические данные приводят лишь отдельные авторы, в частности А.. Рубашева (1961). Под нашим длительным наблюде-' нием находятся четверо больных, у которых при полиоссальной анома лии имеется и эта локализация поражения.

При фиброзной остеодисплазии поражается преимущественно тело позвонка, возможно одновременное поражение и тела и дуги, реже наблюдается изолированная аномалия какой-либо части дуги, "напри мер только поперечных отростков. Может возникнуть фиброзная остео дисплазия одного позвонка, чаще нескольких позвонков, смежных или разделенных нормальными позвонками (рис. 79а). Мы наблюдали фиброзную остеодисплазию большего или меньшего числа позвонков в области всех отделов позвоночника, т. е. и в шейном, и в грудном (рис. 79а), и в поясничном отделах, у одной больной частично был по ражен и крестец.

Изменения тел позвонков чаще имеют очаговый характер. На бо ковых рентгенограммах позвоночника (рис. 79а) и на сагиттальных то мограммах отчетливо прослеживаются отдельные бесструктурные фо кусы в телах позвонков, иногда довольно крупные. Диффузное пораже ние ограничивается только телом позвонка или распространяется и на его дугу.

Фиброзная ткань, образующаяся при этой аномалии вместо кост ной ткани, несомненно, обладает способностью выносить довольно значительную нагрузку. Об этом свидетельствует и сравнительно не большое число патологических переломов, и медленное прогрессирова ние деформации скелета нижней конечности, и почти полная сохран ность формы костей верхней конечности. Об этом свидетельствует и состояние пораженных позвонков. В течение многих лет и даже деся тилетий они оказываются способными нести обычную нагрузку. Это относится преимущественно к шейным и верхним грудным позвонкам.

Так, у больной Е., страдающей фиброзной остеодисплазией, при кли нико-рентгенологическом наблюдении, проводившемся в течение 28 лет, неизменно прослеживалась нормальная форма II шейного позвонка, несмотря на явное диффузное поражение, и сохранялась обычная фор ма тела III грудного позвонка при наличии в нем крупных узлов фиб розной ткани (рис. 79а, указано стрелкой). Только в возрасте 53 лет, при незначительном напряжении, у нее наступил патологический пере лом дуги С2, почти без смещения. Тела более нагруженных средних и нижних грудных, а также поясничных позвонков при наличии их пора жения постепенно подвергаются патологической компрессии. Их высота снижается довольно равномерно, незначительно (рис. 79а, тела 77гю-п) или более резко (рис. 79а, тело Thg), в зависимости от характера пора жения. Отчетливое преобладание изменений одной половины позвонка вызывает асимметричную деформацию (рис. 79а, тело Т/г ).

в При медленном нарастании патологической компрессии иногда, одновременно с общим снижением высоты тела позвонка, происходит прогибание замыкающих пластинок, т. е. возникает деформация по типу «рыбьего позвонка».

Компрессия и деформация тела позвонка могут произойти уже у взрослого в связи с повышенной нагрузкой, вызванной, например, бе ременностью. В других случаях компрессия начинается уже в детстве.

Тогда одновременно возникают компенсаторные изменения обоих или преимущественно одного из соседних позвонков. Тело такого позвонка оказывается удлиненным, а его поверхность, обращенная к аномаль ному позвонку, преобразуется в выступ, погруженный в углубленную замыкающую пластинку. Таким образом, тела пораженного и смежного позвонков приобретают форму, соответствующую друг другу, как ключ замку, что вообще характерно для нарушений развития позвоночника различного происхождения.

Фиброзная дисплазия позвоночника, как правило, длительно не обнаруживается клинически. Патологические симптомы возникают при нарастании компрессии, когда появляются локальные боли или невро логические нарушения. У одной из прослеженных нами больных поли оссальная фиброзная остеодисплазия впервые была установлена в 22 летнем возрасте в связи с патологической компрессией тела одного из поясничных позвонков, развившейся во время родов. Нижнюю пара плегию такого происхождения описал Teng (1951, цит. по Л. А. Одес ской-Мельниковой, 1965).

Первым клиническим проявлением поражения позвоночника иногда является деформация его, в частности сколиоз, возникающий при асим метричной компрессии позвонка (рис. 79а).

При фиброзной дисплазии грудных позвонков, как уже было упо мянуто, обычно поражаются и соответствующие ребра. Сравнительно нередко развитие ребер нарушается при нормальном формировании позвонков или при их незначительных изменениях. Чаще поражается несколько смежных ребер, иногда между аномальными ребрами оказы ваются нормальные или менее измененные (рис. 79а).

Патологоанатомическая картина фиброзной остеодисплазии ребер изучена довольно подробно (Jaffe, 1958;

П. В. Скалдин и Е. Д. Савчен ко, 1953, и др.). Она хорошо раскрывается и при рентгенологическом исследовании. Изредка поражается сравнительно небольшой, преиму щественно паравертебральный участок ребра. В нем образуется не сколько узлов фиброзной ткани, вызывающих довольно значительное локальное вздутие. Чаще зона аномалии захватывает ребро на боль шом протяжении — весь его задний или наружный отдел, иногда цели ком все ребро. В таких случаях обнаруживается многоочаговое, чаще диффузное поражение. По мере увеличения скоплений фиброзной ткани ребро резко вздувается. При поражении нескольких смежных ребер они постепенно сближаются и, наконец, соприкасаются. При резком вздутии кортикальный слой ребра рассасывается. Такое ребро почти не улавливается в рентгеновском изображении. Постепенно несколько ребер может превратиться как бы в единую массу фиброзной ткани, почти не имеющую костных структур (рис. 79а).

Рис. 79а. Грудная клетка больной Е., 53-х лет, страдающей диссеминиро ванной фиброзной остеодисплазией.

Заболевание выявлено в детстве в связи с патологическим переломом левой бедренной кости. Крупные очаги поражения в телах Th^ б, 9, 10 и 11. Тело 77г3 сохранило нормаль t ную форму. Умеренная компрессия левой половины тела Г/г., незначительный сколиоз на этом уровне. Равномерная резкая компрессия тела Th^ и незначительная тел Г/гю_ц.

Обширное диффузное поражение обоих V ребер, VII, IX, X и XI левых ребер и аксиляр ных отделов V и VII левых ребер;

диффузное поражение аксилярного отдела V правого ребра и всего IV ребра той же половины грудной клетки. Изображение некоторых из пораженных ребер почти не прослеживается.

Рис. 796. Таз той же больной.

Обширное крупноочаговое поражение всей левой половины таза со значитель ным вздутием костей. Внедрение безы мянной кости в полость таза. Резчайшис изменения такого же характера прокси мального отдела левой бедренной кости.

Головка и шейка бедренной кости погру жены в вертлужную впадину. Большой вертел упирается во внутреннюю поверх ность подвздошной кости.

Столь резкое вздутие кости с рассасыванием замыкающей пла стинки наблюдается при фиброзной остеодисплазии почти исключи тельно в области ребер. Изредка аналогичное, но все же менее суще ственное, вздутие происходит в области диафиза малоберцовой кости.

В других отделах скелета степень вздутия пораженных костей всегда несравнимо меньше.

Фиброзная остеодисплазия этой локализации относительно рано обнаруживается клинически только у худых субъектов, когда утолщение ребер легко прощупывается и обнаруживается при осмотре. В против ном случае даже обширное поражение ребер может длительно не вы являться клинически. Иногда патологические изменения впервые уста навливаются при патологическом переломе. Однако у некоторых больных даже множественные патологические надломы ребер не вызы вают существенных болевых ощущений и поэтому не приводят к врачу.

Изредка аномалия обнаруживается в связи с нарастающей деформа цией грудной клетки, сопровождающейся сколиозом, что наблюдается преимущественно при поражении нескольких смежных ребер.

Рентгеновское изображение каждой кости при полиоссальной фиб розной остеодисплазии нередко весьма напоминает изменения, обнару живаемые при гиперпаратиреоидной фиброзной остеодистрофии.

Особенно это относится к ребрам и длинным трубчатым костям. Диффе Рис. 79в. Кисти той же боль ной.

Диффузное поражение с равномерным малоинтенсивным бесструктурным уплотнением пятой пястной кости ле вой кисти и всех соответствующих фаланг. Аналогичные, но очень незна чительные изменения пятой пястной кости правой кисти. (Умеренная дефор мация левой лучевой кости после пе релома на типичном месте).

ренциальный диагноз основывается на отсутствии системного остео пороза, столь характерного для последнего заболевания. Большое зна чение имеют биохимические показатели состояния минерального об мена, резко нарушенные при гиперпаратиреоидной остеодистрофии и нормальные при фиброзной остеодисплазии. Гиперпаратиреоидная фиброзная остеодистрофия возникает и прогрессирует у взрослого, до того здорового человека, сопровождается нарастающей общей слабо стью и явлениями мочекаменной болезни, а иногда и возникновением депо извести в мягких тканях, чего не наблюдается при фиброзной остеодисплазии.

Большого внимания заслуживают проявления фиброзной остеодис плазии в области мозгового и лицевого черепа. Они изучены довольно подробно. Изменения черепа могут возникнуть в качестве одной из многих локализаций диссеминированной аномалии, преимущественно при гемипоражениях, когда нарушается формирование одной половины черепа. Чаще поражение черепа является единственной локализацией аномалии.

Кости мозгового черепа изменяются по тому же типу, что и дру гие отделы скелета. Однако для черепных костей наиболее характерно смешанное поражение. Возникают обширные фиброзные поля, в обла сти которых кости значительно утолщены и уплотнены и в то же время содержат многочисленные нечетко отграниченные очаги, вовсе лишен ные костной структуры, либо, наоборот, значительно уплотненные (рис. 81). Изредка явно преобладает очаговый характер поражения.

18* Такие участки менее обширны. На рентгенограммах с выведением их в краеобразующую зону отчетливо обнаруживается значительное рас ширение диплоического вещества, с бухтообразным выпячиванием на 00, к и:

Рис. 80. Больная В., 58 лет, страдающая фиброзной остеодиспла об.

зией черепа.

Резкая деформация лобно-орбитальной области. Лобная кость значительно высту- де;

пает и нависает над орбитами, больше справа. Правая орбита смещена кнаружи ны и вниз. Правое глазное яблоко выпячивается над нижнеглазничным краем. Глубо кое западение в центре лобной области. Второе меньшее западение в заднем пси парасагиттальном участке левой половины лобной области под волосами.

ви:

Ли!

ружной пластинки в области расположения крупных фиброзных узлов ч.ер и с относительно незначительными изменениями внутренней пластинки. В Иногда в зоне поражения кость незначительно утолщена и преимуще- ме] ственно уплотнена, т. е. возникает диффузное поле равномерного скле- Им роза без какого-либо дифференцирования костной ткани (рис. 82). Bat Зона поражения иногда ограничивается какой-либо одной костью, даже частью ее, и при этом обрывается у черепного шва. Например, наблюдается изолированная аномалия чешуи лобной кости. Поражение этого отдела черепа, как правило, имеет смешанный характер и сопро вождается значительным утолщением кости. Зона дисплазии отграни чена венечным и носолобным швами и верхними краями орбит. Роль черепного шва как своеобразного барьера подчеркнута в литературе (Psenner, Heckermann, 1951;

С. А. Рейнберг, 1964, и др.).

Рис. 81. Рентгенограммы (а и в) и томограмма (б) черепа той же больной.

Обширная фиброзная остеодисплазия смешанного характера с поражением преимущественно правой половины чешуи лобной кости, правой половины передней и средней череп ных ям, а в меньшей степени и левой половины черепа.

Резкое утолщение костей. Значительные фиброзно-костные массы выступают кнаружи и внутрь черепа, они заполняют почти всю правую половину лобной области и вдаются в ле вую половину. Свод правой орбиты и ее верхний край от теснены вниз, а ее наружная стенка смешена кнаружи.

Несмотря на нависание лобной кости, правая орбита упло щена. Носовая перегородка отдавлена влево костными мас сами, вдающимися в полость носа. В центре чешуи лоб ной кости глубокое вдавление с толстым дном, толщина которого хорошо видна на томограмме и на переднем по луаксиальном снимке. Другое западение в заднем параса гиттальном участке левой половины чешуи лобной кости.

Дно его составляет только внутренняя пластинка.

Однако очень часто зона фиброзной остеодисплазии распростра няется через швы. Более того, нередко наблюдаются сравнительно не большие участки поражения, захватывающие смежные отделы несколь ких соседних костей. Чаще это наблюдается в височно-орбитальной области. Поражается одна орбита, преимущественно ее наружный от дел, т. е. орбитальная часть большого крыла клиновидной кости, лоб ный отросток скуловой кости и скуловой отросток лобной кости. Зона поражения распространяется на соответствующее малое крыло клино видной кости, височную часть ее большого крыла, смежный участок лобной кости (в области передней черепной ямы и в области свода черепа), а иногда и на передний отдел чешуи височной кости (рис. 82).

В этой области поражение нередко имеет диффузный характер с равно мерным уплотнением кости и относительно небольшим утолщением.

Именно эта локализация поражения иногда длительно не обнаружи вается клинически. Она выявляется, если возникает отчетливое выпя чивание лобного отростка скуловой кости или происходит смещение глазного яблока во внутренний участок орбиты. Изредка такое пора жение впервые обнаруживается уже у взрослого человека, у которого возникают умеренные головные боли в височно-орбитальной области и по этому поводу проводится рентгенологическое исследование. В от дельных случаях аномалия этой области была установлена рентгено логически при исследовании по какому-либо иному поводу, например в связи с травмой.

Значительно чаще фиброзная остеодисплазия охватывает обшир ную территорию, обычно весь передний отдел черепа, т. е. лобно-ви сочно-орбитальную область вместе с чешуей лобной кости, с передней черепной ямой, а иногда распространяется и на среднюю черепную яму (рис. 81), изредка даже на блюменбахов скат. В области свода зона аномалии обычно обрывается у венечного шва (рис. 81), но может распространиться и на теменные кости, чаще на одну из них. Частота поражения передней и средней черепных ям несомненна. Она подчерк нута многими авторами (Fairbank, 1950;

Psenner, Heckermann, 1951;

Д. Г. Рохлин, 1955, и др.) и отчетливо выявилась в наших наблюдениях.

Всю эту область черепа образует сплошная недифференцирован ная костно-фиброзная масса. Кости значительно утолщены (рис. 81), изредка их толщина достигает 3—4 см. Кости свода черепа утолщаются преимущественно в наружном направлении, поэтому полость его умень шается в общем незначительно. Однако при обширных поражениях основания черепа узлы этой массы, целые скопления ее, в значительной мере заполняют переднюю черепную яму, а частично и среднюю, и вдаются в вышележащий отдел лобной области (рис. 81). При таких изменениях несомненна значительная атрофия лобных долей головного мозга, а иногда и базальных его отделов. Таким образом, наиболее значительное уменьшение объема черепа происходит при поражении основания его, т. е. энхондрально преформированных отделов.

При фиброзной остеодисплазии передней части мозгового черепа резко утолщенная чешуя лобной кости нависает над орбитами, которые в то же время резко деформируются, уплощаются и раздвигаются за счет преимущественного смещения одной из них кнаружи, а кроме того, и вниз (рис. 80, 81). Это сопровождается выпячиванием глазного яблока над нижним краем орбиты (рис. 80). Поражение обычно бы вает асимметричным. Поэтому один глаз выпячивается значительно более резко, чем другой. Чаще это происходит в области орбиты, сме стившейся кнаружи (рис. 80, 81).

При данной наиболее важной локализации фиброзной остеодис плазии черепа предаточные полости носа не развиваются. Соответ ствующие отделы лобной, решетчатой и клиновидной костей не диффе ренцируются, на месте пазух возникает сплошная фиброзно-костная масса (рис. 81). Иногда пазухи вначале появляются, а затем посте пенно заполняются растущей недифференцированной субстанцией. Не редко суживается и деформируется носовая полость.

Поражения этой области обнаруживаются уже в детстве, по мере роста ребенка деформация черепа увеличивается и ко времени окон чания развития может достигнуть резкой степени. Деформация лобно орбитальной области бросается в глаза уже при первом взгляде на больного (рис. 80). Однако, несмотря на обширность поражения и зна чительное уменьшение объема черепа, существенных неврологических расстройств, как правило, не наблюдается. Это объясняется преимуще ственной локализацией поражения в лобной области и очень медлен ным уменьшением объема черепа, а следовательно, медленной атро фией мозгового' вещества. Последнее обеспечивает включение и полно ценное становление компенсации нарушений функций атрофирующихся участков головного мозга. Изредка незначительные неврологические нарушения появляются уже в среднем, даже в пожилом возрасте, в связи со снижением компенсации.

В клинической картине нередко преобладают офтальмологические симптомы. Чаще они выражаются в отсутствии бинокулярности зрения Рис. 82. Фиброзная остео дисплазия левой височно орбитальной области у жен щины М., 47 лет, обнаружен ная в связи с постоянными умеренными локальными бо лями, появившимися после 40 лет.

Нечетко отграниченная зона диффузного равномерного уплотнения и утолщения кости, за хватывающая орбитальную и височную части левого большого крыла клиновидной кости, ее левое малое крыло, лобный отросток левой скуловой кости и соответствующий скуловой от росток лобной кости, а также смежные участки свода орбиты, чешуи лобной кости, чешуи височной кости и тела скуловой кости. Наружная половина орбиты уменьшена, верхнеглаз ничная щель сужена. Гистологическое исследование ткани, взятой из лобного отростка ску ловой кости, подтвердило диагноз.

в связи с гипертелоризмом. Иногда это явление даже не осознается больным. Сдавление зрительного нерва наблюдается очень редко. Так, например, Leeds, Seaman (1962) обнаружили его только у двух из наблюдавшихся ими больных. Еще реже возникает сдавление слезного мешка. Почти никогда не обнаруживается снижений слуха и признаков сдавления других черепномозговых нервов. Эта скудность клинической картины свидетельствует о высокой компенсаторной приспособляемо сти нервной системы даже к обширным изменениям черепа, возникаю щим в первые периоды жизни. Иногда в клинической картине преоб ладают нарушения носового дыхания. Наблюдаются и головные боли, чаще они возникают уже в среднем возрасте. Однако нередко голов ных болей нет в течение всей жизни. Так, например, больная В., 58 лет, фотографии которой представлены на рис. 80, никогда не страдала головными болями, а у больной М., с несравнимо менее существенными изменениями черепа (рис. 82), умеренные локальные головные боли начались после 40 лет.

При всех локализациях фиброзной остеодисплазии черепа, в том числе и при обширных поражениях лобного отдела, интеллект больных, как правило, сохранен. Поэтому, несмотря на резкую деформацию моз гового черепа и несомненную атрофию лобных долей, а иногда и ба зальных отделов головного мозга, лица, страдающие данной аномалией черепа, хорошо справляются с работой во многих профессиях интел лектуального труда. В частности, двое из больных, находящихся под нашим длительным наблюдением, окончили медицинский институт и полноценно трудятся в профессиях врача-рентгенолога и педиатра.

Менее резкие реформации возникают при поражениях других от делов мозгового черепа. Иногда наблюдается фиброзная остеодиспла зия затылочного полюса черепа. Поражается преимущественно верхний отдел чешуи затылочной кости, возможно, с переходом и на смежную часть одной из теменных костей. В этой области наблюдается относи тельно небольшое утолщение костей, почти без уменьшения полости черепа. Встречается фиброзная остеодисплазия одной из теменных костей. У некоторых больных она распространяется на смежный уча сток лобной кости, даже на соответствующую височно-орбитальную область. При умеренных изменениях орбиты, а тем более если анома лия ограничивается теменной костью, это поражение может в течение многих лет оставаться клинически скрытым, так как уменьшение по лости черепа хотя и существует, но редко достигает значительной сте пени и поэтому не сопровождается неврологическими нарушениями, а утолщение и деформация наружной поверхности кости, скрытые воло сами, могут оставаться незамеченными. Поэтому поражения теменной и затылочной области могут быть впервые обнаружены у взрослого и даже у пожилого человека при рентгенологическом исследовании по какому-либо другому поводу. Так, Leeds, Seaman (1962) диагностиро вали такую аномалию при случайном рентгенологическом исследова нии у женщины 68 лет, которая считалась совершенно здоровой.

Иногда аналогичные изменения обнаруживаются в пожилом воз расте в связи с поредением волос. Изредка их устанавливают у лиц, подвергавшихся рентгенологическому исследованию всего костно-су ставного аппарата после того, как выявилась какая-либо другая лока лизация фиброзной остеодисплазии, в частности после патологического перелома трубчатой кости или ребра. Наблюдаются и обратные соот ношения, т. е. при явной клинической картине фиброзной остеодиспла зии мозгового черепа рентгенологическое исследование всего костно суставного аппарата выявляет скрытые локализации аномалии.

Приведенные материалы свидетельствуют о том, что при фиброзной остеодисплазии иногда наблюдаются поражения костей одной поло вины черепа. Все же термин «гемикраниоз», предложенный для обо значения фиброзной остеодисплазии черепа, явно нецелесообразен.

Прежде всего он не отражает сущности патологических изменений.

Кроме того, даже преимущественно односторонние поражения нередко сопровождаются изменениями и другой половины черепа, а поражения лобного и затылочного отделов всегда в большей или меньшей степени относятся к обеим половинам головы. Поэтому преобладание односто ронних изменений над двусторонними, если и имеется, то во всяком случае не является значительным.

После окончания роста организма поражение черепа стабилизи руется, как и в других локализациях аномалии. Иногда у молодых людей наблюдается вторичная перестройка зоны поражения. Некоторые участки резко утолщенной кости резорбируются, вследствие чего обра зуются более или менее значительные углубления, иногда целые про валы (рис. 80). Толщина кости в области дна такого западения может достигнуть нормы (рис. 81, углубление в центре чешуи лобной кости).

Изредка создаются более глубокие провалы, дно которых представляет лишь внутренняя пластинка черепной коробки (рис. 81, углубление в верхнем парасагиттальном участке левой половины чешуи лобной кости).

Дифференциальный диагноз фиброзной остеодисплазии черепа не представляет трудностей, когда это поражение возникает как одна из множественных локализаций полиоссальной аномалии, а также при изолированных, но обширных, совершенно типичных изменениях черепа (рис. 80, 81). Более ограниченные поражения требуют дифференциаль ного диагноза преимущественно с гиперостозом внутренней пластинки, менингиомой, костными опухолями различного типа, а также с хрони ческим склерозирующим воспалительным процессом, возникающим в зоне перифокального воспаления при хроническом синусите. Во всех этих случаях чрезвычайно велика роль рентгенологического исследо вания. Hobaek (1951) показал, что гистологическая картина изменений черепных костей при фиброзной остеодисплазии, фиброостеоме и осте оме иногда почти не различима, и дифференциальный диагноз наиболее надежно обеспечивается рентгенологически на основании многих опор ных пунктов, выявляемых при исследовании всего скелета и на протя жении той же кости. Необходимо подчеркнуть значение анализа харак тера поражения кости при выведении ее изображения в краеобразую щую зону снимка. При диффузном поражении сравнительно неболь шого участка черепа с равномерным уплотнением кости наиболее труд ным оказывается дифференциальный диагноз с менингиомой.

Представленные материалы показывают, что фиброзная остеодис плазия редко поражает какую-либо одну кость мозгового черепа, зна чительно чаще — несколько смежных костей, т. е. целую область. При этом зона аномалии нередко распространяется и на кости лицевого черепа, главным образом на скуловые кости и верхнюю челюсть. Ино гда изменения лицевых костей преобладают или даже происходит почти изолированное поражение верхней челюсти, скуловых костей и нижней челюсти.

При обширных поражениях лицевого черепа как симметричных, так и преимущественно односторонних происходит значительная дефор мация лица. В отдельных случаях она достигает ужасающих размеров, как, например, у больного, описанного И. Д. Киняпиной (1953), пора жающую фотографию которого затем опубликовал также М. Я. Шадин (1958). У этого больного резко увеличенная, вздутая верхняя челюсть почти заполнила обе орбиты, придавив глазные яблоки к основанию черепа, произошло сдавление носовой полости и резчайшее смещение кпереди альвеолярного отростка верхней челюсти с полной невозмож ностью сопоставления зубов. Столь резкая выраженность аномалии наблюдается чрезвычайно редко. Однако и при менее обширных пора жениях жевание может оказаться существенно нарушенным из-за не полного смыкания зубов. Иногда гайморовы пазухи имеют недостаточ ную величину или даже отсутствуют. У некоторых лиц область пазух является первой локализацией аномалии, откуда зона поражения затем распространяется и на смежные кости (А. А. Бекрицкий, 1929).

Значительное утолщение лицевых костей вызывает существенную деформацию лица. Иногда возникает хронический отек смещенных и сдавленных мягких тканей, находящихся над пораженными костями.

В этих случаях на коже лица образуются глубокие складки. Такой внешний облик, отдаленно напоминающий львиную голову, Virchow (1864) обозначил термином «Leontiasis ossea». Он подчеркнул, что такие изменения лица могут возникнуть в результате самых различных причин: после травмы или рахита, при наличии сифилиса и т. д. По его данным, «львиное лицо» иногда вызывают поражения преимущественно мягких тканей, что наблюдается при проказе, после повторных рожи стых воспалений и т. п. Таким образом, этот условный термин был предложен с целью подчеркнуть чисто внешние особенности лица, воз никающие при самых различных обстоятельствах.

Накопившиеся материалы показывают, что в настоящее время явление, называемое leontiasis ossea, у подавляющего большинства больных возникает в результате фиброзной остеодисплазии лицевых костей с преимущественным поражением верхней челюсти (Fairbank, 1950;

Д. Г. Рохлин, 1955;

М. Я. Шадин, 1953;

М. В. Волков, 1962;

К. Н. Моисеева, 1964, и др.). Современные исследователи пользуются этим названием для обозначения фиброзной остеодисплазии лицевого черепа вне зависимости от состояния мягких тканей, т. е. и в том слу чае, когда нет их хронического отека.

Однако значительное утолщение лицевых костей, даже сопрово ждающееся и упомянутыми изменениями мягких тканей, изредка на блюдается и при других заболеваниях, в частности при болезни Пед жета, а в отдельных случаях и при гиперпаратиреоидной фиброзной остеодистрофии (М. Я- Шадин, 1958). Поэтому следует согласиться с авторами, которые предлагают вообще отказаться от этого условного названия (М. Я- Шадин, 1958;

Jaffe, 1958), так как по мере уточнения и расширения знаний оно утратило первоначальный смысл и вместе с тем не обрело нового содержания. В соответствующих случаях целе сообразно пользоваться названиями, четко отражающими существо патологических изменений, в частности термином «фиброзная остео дисплазия лицевых костей».

Основной, или изолированной, локализацией этой аномалии иногда оказывается нижняя челюсть. Зона патологического развития частично распространится и на верхнюю челюсть. У большинства больных остальные отделы костно-суставного аппарата сохраняют нормальное строение, однако возможны и полиоссальные изменения (Б. И. Мигу нов и А. А. Колесов, 1961;

М. В. Волков, 1962).

Фиброзная остеодисплазия этой локализации обнаруживается уже в раннем детстве в результате безболезненного, обычно медленного, из редка более быстрого увеличения челюсти с образованием плотной припухлости в данной области. Может произойти равномерное пораже ние всей нижней челюсти, иногда частично и верхней, либо дисплазия является асимметричной.

Такие изменения челюстей в виде самостоятельной аномалии раз вития описал впервые в 1931 г. Jones на основании наблюдений над тремя детьми из одной семьи. В 1950 г. этот же автор и его сотрудники опубликовали результаты дальнейшего наблюдения над той же семьей.

Оказалось, что у трех ранее описанных детей за этот промежуток вре мени появились еще два младших брата и у них тоже выявились анало гичные, но менее выраженные изменения. Поэтому Jones (1950) описал эту аномалию как семейную фиброзную остеодисплазию челюстей. Од нако данные других авторов (Schlumberger, 1946;

El-Toraei, 1960;

Б. И. Мигунов и А. А. Колесов, 1961, и др.), как и дальнейшие наблю дения Jones, представленные им на X Международном конгрессе ра диологов, показали, что поражение челюстей, действительно являю щееся единственной несомненно наследуемой разновидностью фиброз ной остеодисплазии, может возникнуть и в качестве спорадического явления в наследственно не отягощенной семье. Последнее, по-види мому, встречается даже чаще.

Гистологические исследования показали, что пораженные отделы челюстей представлены все той же волокнистой тканью с вкраплениями примитивных костных структур и остальных элементов, характерных для фиброзной остеодисплазии (Jones, Gerrie, Pritchard, 1950;

El-Toraei, 1960, и др.). Б. И. Мигунов и А. А. Колесов (1961) убеди тельно показали, что челюсти больных, как и при всех других локали зациях фиброзной остеодисплазии, содержат не обычную фиброзную ткань, а остеогенную ткань с включением различных производных ее патологического развития. Иногда в этой области обнаруживается довольно много мелких кист с жидким содержимым янтарно-желтого цвета (Geschickter, Copeland, 1949).

Рентгенологическая картина пораженных челюстей также типична для фиброзной остеодисплазии. Чаще наблюдается смешанный харак тер поражения в виде сложной беспорядочной мозаики из множествен ных участков бесструктурного уплотнения и разрежения костной ткани с преобладанием одного из этих явлений не только у разных больных, но и в различных участках одной кости.

При фиброзной остеодисплазии челюстей расшатываются и выпа дают зубы. Это может сопровождаться инфицированием кости и регио нарных лимфатических узлов. Вторичные воспалительные явления на кладывают своеобразный отпечаток на клиническую картину и течение дисплазии этой локализации.

Соответственно общей закономерности фиброзной остеодисплазии, как и многих других аномалий, поражение челюстей прогрессирует только в период роста, а после его окончания наступает стабилизация состояния, достигнутого к этому времени. Более того, согласно некото рым наблюдениям (Jones, 1962), после окончания развития организма иногда возникают отчетливые явления репарации, и деформация лица самопроизвольно уменьшается.

В 1931 г. Jones еще не имел четкого представления о существе этого поражения, так как фиброзные остеодисплазии еще не были вы делены. Поэтому в своей первой публикации он воспользовался для обозначения этой аномалии чисто формальным названием, подчерки вающим только одну, внешнюю, черту в облике больных. Он предло жил термин «Cherubism», что в русском переводе звучит «херувизм», так как происходит от слова херувим. Под влиянием значительного увеличения нижней челюсти щеки больных оттягиваются вниз и увле кают за собой нижние веки. Открытые нижние участки склер создают впечатление глаз, молитвенно поднятых вверх. Это придает выражению лица отдаленное сходство с изображением херувима (например, хе рувимов, написанных Рафаэлем у ног его всемирно известной Сикстин ской мадонны). В настоящее время, когда раскрыта сущность патоло гических изменений, это название утратило смысл и дальнейшее ис пользование его нецелесообразно.

Авторы, впервые выделившие фиброзную остеодисплазию в каче стве самостоятельной формы аномалий, весьма скептически относились к возможностям лечения соответствующих больных. Хирургические вмешательства они считали нецелесообразными, а рентгенотерапия оказалась неэффективной. Все же в течение последних лет хирургиче ский метод лечения этой аномалии начал широко применяться в раз личных странах, особенно в СССР. Этот метод активно разрабаты вается и пропагандируется целым рядом советских авторов (В. Р. Брай цев, 1954, 1959;

3. В. Базилевская, 1956;

Н. П. Новаченко, 1956;

М. А. Берглезов, 1960;

Б. Н. Цыпкин, 1961, и др.). В этом направлении многое сделано М. В. Волковым и его сотрудниками (1956, 1957, 1960, 1962, 1963, 1965).

В настоящее время уточнены показания для хирургического ле чения при поражениях конечностей и разработаны особенности опера тивных вмешательств, определяющиеся локализацией и характером аномалии. Активная работа в этом направлении продолжается. Основ ным является полное удаление пораженного участка с замещением его трансплантатом и с коррекцией деформации. Наблюдения показа ли, что радикальная операция обеспечивает возникновение в соответ ствующей области плотной костной ткани, достаточно полноценной в функциональном отношении (М. В. Волков, 1956). При сохранении части фиброзной ткани в дальнейшем она продолжает разрастаться, и операция может оказаться неэффективной (М. А. Берглезов, 1960).

По-видимому, хирургическое лечение поражений конечностей дает наи более благоприятные результаты у детей (М. В. Волков, 1956), чем и объясняется отрицательное отношение к этому методу авторов, опе рировавших преимущественно взрослых.

Хирургическое лечение особенно эффективно при аномалии огра ниченного числа костей конечностей. Посредством резекции может быть излечен больной с изолированной фиброзной остеодисплазией одного или даже нескольких ребер. При обширных полиоссальных по ражениях оперативные вмешательства также оказывают благоприят ное влияние, но не приводят к излечению. Этот метод применяется и при поражениях черепа. Он, несомненно, обеспечивает положительные, преимущественно косметические, результаты при фиброзной остеодис плазии челюстей (Jones и соавт., 1950;

Б. И. Мигунов и А. А. Колесов, 1961, и др.). При аномалиях мозгового черепа проводятся только кос метические операции, направленные на уменьшение внешних проявле ний дисплазии, но существенно повлиять на состояние полости черепа, орбит и полости носа, как правило, не удается.

В литературе не представлено четких данных о влиянии фиброзной остеодисплазии на трудоспособность. П. В. Скалдин и Е. Д. Савченко (1953) наблюдали 44-летнего мужчину, страдавшего полиоссальной фиброзной остеоднсплазией с преимущественным поражением одной нижней конечности, по профессии педагога, который в течение многих лет хорошо справлялся со своими обязанностями без существенных срывов. С другой стороны, Geschicter, Copeland (1949) указывают, что фиброзная остеодисплазия может привести к инвалидности.

Полученные нами данные показывают, что фиброзная остеодис плазия оказывает различное влияние на трудоспособность в зависимо сти от целого ряда факторов. Имеют значение: разновидность анома лии, ее основная локализация, преимущественный характер поражения, выраженность деформаций, частота патологических переломов и веро ятность появления их в дальнейшем, возможность и эффективность хирургического лечения, возраст, в котором была обнаружена анома лия, а у взрослых — особенность трудовой деятельности до постановки диагноза.

При наличии фиброзной остеодисплазии, даже полиоссальной, рас познанной в период роста, основная врачебная задача заключается в профилактике инвалидности. Имеют равное значение современное хирургическое лечение и обучение профессии, в которой труд не тре бует существенного физического напряжения неполноценной конечно сти. Этим путем удается предотвратить инвалидность у многих боль ных, так как при мономелическом поражении одной нижней или верх ней конечности возможна полноценная деятельность в целом ряде профессий интеллектуального труда, преимущественно кабинетного типа (всевозможные счетно-канцелярские профессии и т. п.), и в про фессиях легкого физического труда.

Лишь при резкой варусной деформации бедренной кости, со зна чительной контрактурой тазобедренного сустава, особенно в сочетании со значительным укорочением конечности после повторных патологиче ских переломов, тем более при угрозе новых переломов, трудоспособ ность оказывается ограниченной и в этих наиболее подходящих про фессиях (рис. 74, 75). Неблагоприятное влияние на трудоспособность оказывает также наличие зон перестройки (рис. 76, 77), свидетель ствующее о значительном снижении или даже срыве компенсации. Еще большее значение имеет исход патологического перелома или зоны перестройки в ложный сустав.

Полная утрата трудоспособности возникает только при обширных полиоссальных фиброзных дисплазиях с поражением обеих нижних конечностей или с гемипоражением, особенно в сочетании со значитель ными изменениями ребер, с большой деформацией и патологическими переломами тазовых костей. Такая же глубокая инвалидность может быть обусловлена патологической компрессией тел позвонков, тем бо лее при наличии и других тяжелых проявлений аномалии (рис. 79а, б).

Тяжесть инвалидности может достигнуть I группы, если патологиче ская компрессия тел позвонков вызывает существенные и стойкие нев рологические нарушения в виде нижней параплегии или глубокого парапареза. Однако это наблюдается крайне редко. Как правило, тя жесть инвалидности при полиоссальной фиброзной дисплазии не пре вышает III группы, значительно реже трудоспособность утрачивается.

Эндокринные нарушения, характерные для синдрома Олбрайта, к началу трудовой деятельности, как правило, уже в значительной мере стираются и поэтому не имеют существенного значения при решении вопроса о трудоспособности.

Монооссальные поражения при такой локализации, как ребро, ма лоберцовая кость, нижняя челюсть, вызывают временную утрату трудо способности на период лечения и не становятся причиной инвалидности.

Стойкие нарушения трудоспособности могут возникнуть при монооссаль ном поражении таких костей, как бедренная или большеберцовая, если патологический перелом или оперативное вмешательство осложнились ложным суставом и возникает необходимость в очень длительном лече нии, либо в существенных изменениях трудовой деятельности. Однако наблюдается это очень редко.

При поражениях челюстей, несмотря на значительные косметиче ские нарушения, трудоспособность ограничивается исключительно редко, лишь при резких нарушениях функции жевания с невозможно стью коррекции, когда возникают существенные изменения пищеваре ния с большим снижением веса тела и другими проявлениями вторич ной астении.

Фиброзная остеодисплазия мозгового черепа, даже с обширной деформацией, как правило, не препятствует трудовой деятельности в широком кругу профессий преимущественно интеллектуального и лег кого физического труда. Такие изменения являются основанием для настойчивой рекомендации подростку приобрести подходящую для него профессию. Уже упоминалось о том, что лица, страдающие этой разно видностью аномалии, полноценно трудятся во многих профессиях. Тру доспособность может оказаться ограниченной только в том случае, если у человека, в течение многих лет выполнявшего тяжелый физический или напряженный интеллектуальный труд, возникают в связи со сниже нием компенсации упорные головные боли или неврологические нару шения и создается необходимость в существенных изменениях профес сиональной деятельности со снижением квалификации или значитель ным уменьшением объема работы.

Таким образом, при всех разновидностях фиброзной остеодиспла зии инвалидность, как правило, возникает в результате различных вто ричных изменений, иногда в связи со снижением или срывом компен сации, что обычно происходит уже в период трудовой деятельности.

Поэтому причиной инвалидности обычно является «общее заболевание».

Фиброзная остеодисплазия подобно другим нарушениям развития иногда сочетается с какими-либо иными локальными аномалиями ко стно-суставного аппарата, чаще позвоночника.

У некоторых больных описано сочетание фиброзной остеодиспла зии и эпифизарной дисплазии (Putt, 1953;

цит. по Л. А. Одесской-Мель никово'й, 1956), известна комбинация этой аномалии с дисхондро дисплазией (Sante, Bauer, Brien, по М. В. Волкову, 1962;

М. А. Бергле зов и Н. Г. Шуляковская, 1963). Все же такие сочетания наблюдаются редко-. К комбинированным поражениям, по-видимому, недостаточно обоснованно иногда причисляют фиброзную остеодисплазию, характе ризующуюся наличием в какой-либо одной кости крупного изолирован ного включения хрящевой ткани. Хрящевая ткань проделывает обыч ное, но не завершенное развитие. Поэтому такой узел постепенно уве личивается и в нем появляются мелкие очаги обызвествления, иногда многочисленные, в качестве патологически измененной, фрагментиро ванной зоны препараторного обызвествления. Эти обызвествления по могают распознать рентгенологически включение хрящевой ткани в фиброзную ткань. Такие включения, даже крупные, как правило, не проявляются клинически, не вносят каких-либо существенных измене ний в основную характеристику поражения. Более того, их появление закономерно для фиброзной остеодисплазии, и необычными являются лишь большие размеры такого узла. Вряд ли на этом основании мо жно такие наблюдения причислять к смешанным фиброзно-хрящевым дисплазиям.

Изредка фиброзная остеодисплазия сопровождается опухолевид ными узлами в мягких тканях типа фибромиксомы (Uehlinger, 1940, и др.) или нейрофиброматозом кожи (Braunwarth, по А. М. Вахурки ной, 1962). Однако закономерных связей в таких сочетаниях не обна ружено.

При экспертизе трудоспособности необходимо учитывать возмож ность сочетания фиброзной остеодисплазии с врожденными пороками сердца, почек и других органов. Такие наблюдения описаны Jaffe (1958), И. Г. Лагуновой (1962), Lick, Vichweger (1962) и другими.

Изредка трудоспособность нарушается в большей мере пороком сердца, чем аномалией костно-суставного аппарата.

Принципиальное значение и для клиники и для врачебно-трудовой экспертизы имеет трансформация фиброзной остеодисплазии в злока чественную опухоль. Возникновение на этой почве сарком описано це лым рядом авторов. Такое трагическое преобразование чаще претер певает один из узлов полиоссального поражения (Coley, Stewart, 1945;

С. А. Покровский, 1954;

Jaffe, 1958;

Т. П. Виноградова, 1958;

И. Г. Лагунова, 1962, и др.)- Реже саркома возникает из монооссальной аномалии (Jaffe, 1958;

Sethi, Climie, Tuttle, 1962, и др.). В некоторых из опубликованных случаев периоду озлокачествления предшествовало длительное, многолетнее наблюдение над больным, в течение которого обнаруживалась обычная клинико-рентгенологическая картина фиброз ной остеодисплазии, а затем появлялись боли, прогрессирующие быст рое увеличение переродившегося очага и метастазирование опухоли (больной, описанный Л. А. Одесской-Мельниковой в 1956 г. и спустя два года А. М. Вахуркиной;

больной, прослеженный Leeds, Seaman, 1962, и др.). Преобразование в злокачественную опухоль, как правило, наступает через много лет после окончания роста организма, уже у взрослого, даже у пожилого человека. Все же это тяжелейшее ослож нение наблюдается редко.

Особое место в проблеме фиброзной остеодисплазии занимает во прос о монолокальных поражениях, т. е. об изменениях изолированного участка одной кости. Этот раздел наименее разработан;

материалы, представленные в литературе, противоречивы и недостаточно диффе ренцированы. Необходимо дальнейшее накопление наблюдений и тща тельный их анализ для внесения ясности в самое существо трактовки характера этих поражений. По-видимому, в настоящее время термином «монолокальная», даже «монооссальная», фиброзная остеодисплазия обозначают несколько различных заболеваний.

Существование монооссальной фиброзной дисплазии в настоящее время не вызывает сомнений. Она характеризуется, как уже упомина лось, поражением всей кости или значительной части ее, с типичной для данной аномалии клинико-рентгенологической, патологоанатомиче ской и гистологической картиной. В подавляющем большинстве слу чаев поражается нижняя челюсть, одно ребро, изредка диафиз бедрен ной кости или одной из костей голени. Развитие монооссальной фиб розной остеодисплазии прослежено путем длительных клинико-рентге нологических наблюдений (Pisani, Capotti, 1963, и др.) и оказалось та ким же, как и при более распространенных поражениях.

Однако начиная с 40-х годов в качестве фиброзной остеодисплазии некоторые авторы начали рассматривать и другие поражения, харак теризующиеся наличием изолированного патологического участка в ко сти, строение которой на всем протяжении остается нормальным. Такие изменения нередко обозначают термином «монооссальная» фиброзная остеодисплазия, когда дело идет о монолокальной патологии. Это еще более затрудняет анализ данных, представленных в литературе, тем более, что нередко одновременно описываются полиоссальные, моно оссальные и монолокальные изменения.

В 1941 г. Sontag, Pyle, изучая рентгенологически развитие костно суставного аппарата, у ряда здоровых детей обнаружили незначитель ный участок, лишенный костной структуры, в кортикальном слое ди стального метафиза бедренной кости. Этот «кортикальный дефект» они трактовали как вариант нормального развития и считали, что в соот ветствующем участке кости имеется островок хрящевой ткани, мигри ровавшей из эпифиза в метафиз. Оказалось, что такие очаги клиниче ски бессимптомны, устанавливаются только рентгенологически и затем исчезают, являясь выражением какой-то местной задержки развития неясного происхождения. В дальнейшем у нескольких детей такой очаг был удален в связи с некоторыми довольно неопределенными жало бами. Гистологическое исследование удаленного участка обнаружило скопление фиброзной ткани, врастающей в кортикальный слой со сто роны надкостницы (Hatcher, 1945;

Caffey, 1946;

Jaffe, 1958). Отсюда возникла трактовка «кортикального дефекта» как монолокальной фиб розной остеодисплазии и появился новый термин «фиброзный корти кальный дефект». Считается, что он может возникнуть не только в ди стальном метафизе бедренной кости, но и в других длинных трубчатых костях.

Однако эта трактовка нуждается в дополнительных доказатель ствах и уточнении. Даже один из основных ее авторов Jaffe (1958) не достаточно последователен, когда говорит о возможности «трансфор мации» так называемого фиброзного кортикального дефекта в неосси фицирующуюся внутрикостную фиброму. В таких случаях, по его мне нию, фиброзная ткань начинает разрастаться, пронизывает всю толщу кортикального слоя, проникает в костномозговое пространство и вызы вает умеренные локальные боли. Однако автор не представил мате риалов, позволяющих отвергнуть мысль о том, что у таких детей с самого начала развивалась внутрикостная фиброма, без предвари тельной фазы остеодисплазии. Некоторые авторы рассматривают «фиб розный кортикальный дефект» как очаг приобретенной патологической перестройки кости (С. А. Рейнберг, 1961;

В. И. Квашнина, 1963).

В 1946 г. Schlumberger опубликовал работу, основанную на ана лизе 46 случаев (собственных и преимущественно заимствованных из литературы) монооссальной фиброзной дисплазии с различной лока лизацией. Некоторые из собранных им наблюдений несомненно отно сились к числу монооссальных фиброзных остеодисплазии и имели типичные локализации (ребро, нижняя челюсть, верхняя челюсть), другие характеризовались более ограниченным, монолокальным пора жением. Автор подчеркнул трудности расшифровки такой клинико рентгенологической картины, так как ни у одного из этих больных пра вильный диагноз не был поставлен до оперативного вмешательства и гистологического исследования.

В дальнейшем было опубликовано несколько работ, в которых, на ряду с полиоссальной и монооссальной фиброзной остеодисплазией, рассматривались и ограниченные монолокальные поражения (М. О. Бер глезов, 1960;

Stewart, Dilmer, 1963;

К. Н. Моисеева, 1964;

Gordon, 1964, и др.). К. Н. Моисеева в цитируемой работе попыталась выделить три разновидности таких поражений. Она различает: изолированные вну трикостные очаги, кистоподобные образования и ячеистые или много очаговые поражения. Некоторые из этих изменений, в особенности многоочаговые, близки к клинико-рентгенологической характеристике фиброзной остеодисплазии. Другие же большинством авторов на осно вании клинических, рентгенологических и гистологических данных бо лее обоснованно рассматриваются как неоссифицирующаяся костная фиброма (Geschickter, Copeland, 1949;

Jaffe, 1958;

А. И. Айзенштат, 1961;

И. Г. Лагунова, 1962, и др.) или относительно близкие к ней доброкачественные опухоли.

В настоящее время многие авторы считают, что монолокальной фиброзной остеодисплазии вообще не существует, а в основе соответ ствующей клинико-рентгенологической картины лежит истинная опу холь типа внутрикостной фибромы (Geschickter, Copeland, 1949;

И. Г. Лагунова, 1962, и др.). Некоторые авторы не отвергают возмож ности существования монолокальной фиброзной остеодисплазии, но от теняют необходимость и сложность тщательной дифференциальной диагностики с различными доброкачественными опухолями (Russel, Chandler, 1950;

Gordon, 1964, и др.) и с солитарной костной кистой (И. М. Старосельский, 1964). При этом подчеркивается невозможность у многих больных точного дифференциального диагноза по клиниче ским и рентгенологическим данным и в то же время сложность трак товки микроскопических находок.

Таким образом, необходимо прежде всего четко отграничить моно оссальные поражения, несомненно, относящиеся к разновидностям фиб розной остеодисплазии, и монолокальные изменения. Последние пред ставляют сборную группу, подлежащую дальнейшему тщательному изучению.

Монолокальные очаги поражения у большинства больных подле жат удалению и в связи с этим вызывают временную утрату трудоспо собности на период лечения. Ограничение трудоспособности может возникнуть, если такое поражение выявилось у лица, профессиональ ная деятельность которого требует значительного напряжения неполно ценного отдела костно-суставного аппарата, а оперативное вмешатель ство почему-либо противопоказано, либо оказалось неэффективным.

Такие лица оказываются ограниченно трудоспособными на период при обретения новой, подходящей для них профессии и рационального тру дового устройства.

МЕЛ0РЕ0СТ Этим условным термином обозначается своеобразная форма ло кального несовершенного остеогенеза, характеризующаяся избыточным эндостальным и периостальным развитием костной ткани в области более или менее массивной зоны, располагающейся по длиннику кост но-суставного аппарата конечности.

Это поражение впервые выявил французский рентгенолог Leri и доложил о нем в 1922 г. на заседании медицинского общества париж ских больниц (Leri, Joanny, 1922;

Leri, Lievre, 1928). В нашей стране первое наблюдение с подробным его анализом представил Д. Г. Рохлин в 1931 г. В дальнейшем мелореостоз был описан рядом авторов (К. И. Охотин, 1939;

Г. М. Портнов, 1939;

А. А. Кузьмин, 1954;

В. А. Мариенберг, 1954;

А. В. Волчков, 1956, и др.). С конца пятидеся тых годов публикация отдельных случаев прекратилась, поскольку они перестали вносить принципиально новые дополнения к ранее сложив шимся представлениям. Клиническая и рентгенологическая картина этого поражения описана в различных руководствах по рентгенодиаг ностике.

Эта аномалия наблюдается и в практике врачебно-трудовой эк спертизы (Г. М. Портнов, 1939;

В. Н. Ульянов, 1963;

наши данные).

Для мелореостоза характерно поражение целой конечности, как правило, всех сегментов ее. При этом, в отличие от фиброзной остео дисплазии и многих других аномалий и пороков развития, в зону пато логического формирования вовлекаются все отделы трубчатой кости — ее эпифизы, метафизы и диафиз (рис. 83), а нередко и соответствующие плоские и губчатые кости. Более того, нередко нарушается развитие и мягких тканей суставов, преимущественно суставных сумок, в которых возникают включения костной ткани (рис. 83, коленный сустав). Сле довательно, при этой аномалии может происходить не только изолиро ванное поражение скелета конечности, но и всего ее костно-суставного аппарата.

При данной форме локального несовершенного остеогенеза нару шаются интерстициальный и периостальный компоненты остеобластиче ского процесса, что приводит к возникновению избыточного количества равномерно уплотненной, функционально не дифференцированной кост 19 Н. С. Косинская Рис. 83. Мелореостоз левой нижней конечности у женщины И., 38 лет, обнаруженный в связи с умеренной деформацией голени, незначитель ными болями в этой области и не большим ограничением движений в коленном суставе, выявившимся 6 лет назад после травмы.

Патологически сформированная зона прохо дит вдоль всей конечности, захватывая скелет и мягкие ткани коленного сустава. В головке и шейке бедренной кости и в дистальных двух третях ее диафиза находится продоль ный тяж склероза, переходящий на дисталь ный метафиз и эпифиз. Этот тяж прерывает ся в подвертельной области. В дистальном отделе кости эта зона сливается с кортикаль ным слоем задней поверхности диафиза (см.бо ковую рентгенограмму). Интенсивный склероз всего наружного отдела диафиза большебер цовой кости, вызывающий значительное суже ние костномозгового пространства. Крупные очаги склероза в проксимальном и дисталь ном эпифизах этой кости. Массивные бугри стые костные напластования на наружной (см. заднюю рентгенограмму) и на передней (см. боковой снимок) поверхностях диафиза большеберцовой кости. Отдельные костные включения в капсуле коленного сустава. Над коленник, кости предплюсны и левой половины таза имеют нормальную форму и структуру.

Остальные отделы костно-суставного аппара та не поражены. Исследованная по профессии продавщица галантерейного магазина. Она трудоспособна в данной профессии и во всех других профессиях, в которых труд не требу ет резкой постоянной нагрузки нижних ко нечностей.

ной ткани. Зона поражения распространяется вдоль всей конечности и вдоль каждой отдельной кости вне связи с иннервацией и кровоснаб жением. В кости образуются продольные тяжи склероза, располагаю. щиеся эксцентрически. Они примыкают к той или иной ее поверхности, изредка они захватывают всю толщу кости. Костномозговое простран ство, в этой области сужено, иногда незначительно, иногда резко (рис. 83, болыиеберцовая кость), изредка оно совсем исчезает. Зона склероза проходит вдоль всей кости или местами прерывается. Длин ные тяжи уплотнения костной ткани образуются преимущественно в диафизах. Они продолжаются и на эпифизы. Иногда в метафизах, эпи физах и в губчатых костях возникают преимущественно небольшие очаги склероза, в известной мере напоминающие изменения скелета при остеопойкилии и эностозах.

Склерозированный участок диафиза, обычно целый полуцилиндр его, в большинстве случаев утолщен вследствие избыточной функции надкостницы (рис 83, болыиеберцовая кость). При небольшой массивт ности зоны склероза утолщение наружной поверхности кортикального слоя может быть незначительным, иногда оно едва уловимо (рис. 83, задняя поверхность дистального отдела бедренной кости), изредка тол щина кости остается нормальной. Участки скелета, формирующиеся без существенного участия надкостницы, т. е. эпифизы и губчатые кости, несмотря на уплотнение их структуры, сохраняют обычную величину и форму.

Гистологическое исследование пораженных отделов костей при мелореостозе было выполнено небольшим числом авторов, поскольку при этой аномалии редко возникают показания, к оперативному вмеша тельству (Leri, Lievre, 1928;

Putti;

цитировано по А. В. Русакову, 1959;

В. А. Мариенберг, 1956;

А. В. Русаков, 1959;

Т. П. Виноградова, 1962, и др.).,По данным этих исследователей, мелореостоз характери зуется избыточным количеством правильно сформированного костного вещества. Суть аномалии, по мнению А. В. Русакова (1959), заклю чается в «задержке резорбтивного моделирования» формы и структуры кости, что приводит к появлению излишнего количества чрезмерно плотной кости. Костные включения в суставных сумках также состоят из правильно сформированной, уплотненной ткани (А. В. Русаков, 1959).

Трактовка характера этого поражения дискутировалась в течение ряда лет. Автор первого сообщения — Led считал мелореотоз парази тарным заболеванием. Однако полное отсутствие проявлений воспали тельного процесса позволило исключить эту мысль. По современным общепринятым представлениям мелореостоз является самостоятельной нозологической единицей, относящейся к группе аномалий костно-су ставного аппарата. По данным А. В. Русакова (1959) в основе этой дисплазии лежит извращение развития мезенхимы, за счет которой формируется конечность. Это извращение начинается на ранних этапах эмбрионального периода и продолжается в течение всего постнаталь ного развития. Более того, по-видимому, остеобластическая функция надкостницы в зоне поражения продолжается и после окончания роста организма, вызывая постепенное увеличение толщины, склероза и де формации костей даже у взрослого человека. Поэтому эта аномалия нередко обнаруживается уже после окончания формирования костно суставного аппарата.

Длинные, а иногда и короткие, трубчатые кости аномальной конеч ности, как уже было упомянуто, неравномерно утолщены вследствие наличия плоских бугристых напластований на какой-либо поверхности.

19* Внешний вид такой кости напоминает свечу, покрытую с одной стороны оплывшим воском (рис. 83, большеберцовая кость). Отсюда и чисто формальное название, предложенное Leri (1922), — мелореостоз, т. е.

«стекаю вдоль конечности» (melos — член, конечность, rheo — теку).

Употребляются и другие наименования, в частности «ризомономело реостоз». Этот еще более громоздкий и сложный термин в то же время не точен, так как аномалия изредка выходит за пределы одной конеч ности. Поэтому это название не привилось, как и некоторые другие.

В настоящее время общепринятым является термин «мелореостоз», не смотря на его условность и формальность.

При поражении нижней конечности зона склероза и гиперостоза обычно захватывает внутренний или наружный полуцилиндр бедренной кости, переходит на соответствующую кость голени — большеберцовую или малоберцовую, и распространяется на продолжающие ее кости предплюсны и элементы данного луча стопы. Зона поражения нередко распространяется и на соответствующую часть таза, изредка она обры вается только в середине крестца (Г. М. Портнов, 1939;

А. Е. Руба шева, 1961;

С. А. Рейнберг, 1964, и др.). Описано одновременное пора жение и соответствующих половин нескольких поясничных позвонков (Stutz, 1944).

При мелореостозе верхней конечности поражаются внутренний или наружный полуцилиндр плечевой кости, продолжающая его кость пред плечья, соответствующая часть костей запястья и короткие трубчатые кости данного луча кисти. В зону патологического развития попадает и наружный отдел лопатки, иногда и соответствующая часть ключицы.

Обнаружен также склероз соответствующей половины черепа (Leeds, Seaman, 1962).

Анализ особенностей локализации аномалии у больных, описанных в мировой литературе (Stutz, 1944), показал большое разнообразие в распределении зоны поражения. В частности, локализация мелорео стоза часто не совпадает со схемами, которые предложил Gegenbaur (1899), и вместе с тем соответствует определенной внутренней законо мерности. Так, например, иногда аномалия захватывает смежные по верхности костей голени или предплечья и центральные лучи стопы или кисти, либо поражаются целиком вся плечевая или бедренная кость и одновременно центральные лучи кисти или стопы, а средний сегмент конечности остается не затронутым или задевается только слегка. При незначительном поражении проксимальных сегментов ко нечности может возникнуть резкая аномалия дистального сегмента с извращением формирования большинства или даже всех лучей стопы или кисти. В других случаях, наоборот, щадится дистальный отдел ко нечности (рис. 83). Выраженность изменений отдельных костей аномальной конечности обычно неодинакова, при незначительном по ражении одной кости может быть обширное поражение другой (рис. 83).

Длина неправильно формирующейся кости остается нормальной, либо изменяется незначительно — удлиняется или укорачивается. Кро ме того, может возникнуть функциональное укорочение конечности в результате контрактуры какого-либо крупного сустава в порочном положении.

Очень редко мелореостоз формируется по типу гемипоражения.

При этом у отдельных лиц аналогичные, но очень незначительные из менения были обнаружены еще в области одной (Г. X. Саркисов и С. А. Юзбашев, 1939) или даже обеих конечностей противоположной стороны тела.

Мелореостоз не обнаруживается клинически у новорожденных и маленьких детей, и в этом возрасте может быть выявлен только рент генологически при исследовании, произведенном по какому-либо иному поводу. Обычно эта аномалия начинает вызывать клинические симпто мы у подростков или в молодости, иногда только в среднем, даже в по жилом возрасте. Изредка даже в старших возрастных периодах клини ческие проявления мелореостаза отсутствуют, и аномалия обнаружи вается при рентгенологическом исследовании, предпринятом по другому поводу. Так, например, Д. Г. Рохлин (1931) обнаружил мелореостоз верхней конечности у взрослой женщины при рентгеноскопии органов грудной клетки.

Мелореостоз иногда вызывает ощущение тяжести в аномальной конечности или незначительные локальные боли. Они возникают, если утолщенная кость сдавливает смежные мягкие ткани, какой-либо пери ферический нерв или сосуд. Боли могут быть также связаны с непо средственным раздражением надкостницы. Появление этих изменений больные иногда связывают с перенесенной травмой. При наличии таких жалоб обычно обнаруживается небольшая деформация конечности и некоторое увеличение объема ее, иногда, наоборот, развивается неболь шая мышечная атрофия. Изредка в клинической картине на первый план выходит контрактура какого-либо сустава данной конечности (В. А. Маринберг, 1954;

М. Б. Балабан и Л. И. Якунина, 1963, и др.), возникшая в связи с увеличением костных включений в капсуле.

Состояние всех остальных функциональных систем остается нор мальным, обменные процессы не нарушены, показатели лабораторных, в частности биохимических, исследований не изменены. Интеллект пол ностью сохранен.

Мелореостоз, как правило, возникает в качестве изолированного явления в наследственно не отягощенной семье. Описаны лишь отдель ные, казуистические наблюдения, свидетельствующие о том, что эта форма несовершенного остеогенеза может возникнуть и как семейная патологическая конституция, так, например, эта аномалия была обна ружена у матери и дочери (Bertelsen, 1940).

Клинические проявления мелореостоза лишь у отдельных боль ных вызывают необходимость в специальном лечении. Очень редко воз никают показания для хирургического вмешательства с целью устра нения деформации конечности или порочного положения сустава (М. Б. Балабан и Л. Н. Якунина, 1963). В таких случаях больные вре менно утрачивают трудоспособность.

Мелореостоз не нарушает трудоспособности в широком круге про фессий и поэтому, как правило, не вызывает инвалидности. Стойкое ограничение трудоспособности может возникнуть, если мелореостоз проявился у взрослого человека, занимающегося тяжелым физическим трудом, требующим напряжения неполноценной конечности, либо у че ловека без специальности, выполняющего неквалифицированный под собный труд. Период инвалидности, как правило, непродолжителен, и трудоспособность восстанавливается, когда организовано рациональ ное трудовое устройство. Инвалидность может затянуться, если огра ничения трудоспособности, вызванные мелореостозом, возникли уже после 45—50 лет. Причиной инвалидности является «общее заболева ние», так как она, как правило, возникает спустя значительный срок после начала трудовой деятельности. Мелореостоз, выявленный у под ростка или в юности, указывает на необходимость обучения профессии, в которой труд не требует напряжения неполноценной конечности.

ГЛАВА V В Т О Р И Ч Н Ы Е НАРУШЕНИЯ РАЗВИТИЯ КОСТНО-СУСТАВНОГО АППАРАТА торичные нарушения развития костно-суставного аппарата на ступают вследствие многих причин. Их вызывают различные не В благоприятные эндогенные и экзогенные факторы, оказывающие влия ние на весь организм, включая и костно-суставной аппарат в целом, а также всевозможные, преимущественно экзогенные, воздействия на какую-либо отдельную область этого аппарата, иногда на очень огра ниченный его участок. Соответственно этому вторичные нарушения формирования костно-суставного аппарата, подобно врожденным ано малиям и порокам развития, также разделяются на системные и ло кальные...

При поражениях этой группы, особенно системных, нарушения развития костно-суставного аппарата представляют одно из более или менее многочисленных патологических явлений, возникающих в орга низме. При ряде соответствующих заболеваний вторичные дисплазии костно-суставного аппарата имеют очень большое, при других —уме ренное значение. Некоторые из вторичных нарушений развития, в частности возникающие при различных общих инфекционных заболе ваниях, в дальнейшем быстро преодолеваются и не оставляют, по следствий.

Другие могут наложить определенный стойкий отпечаток на со стояние опорно-двигательной системы, который сохраняется в течение всей жизни. То же относится и к локальным поражениям.

Для подробной характеристики этих нарушений развития необхо дим детальный анализ сложных изменений, происходящих в целом ряде систем, в особенности в процессах обмена веществ. Это выходит далеко за пределы настоящей книги, посвященной дисплазиям костно-сустав ного аппарата. Поэтому вторичным изменениям его формирования мы уделяем значительно меньше внимания, чем врожденным аномалиям и порокам развития. Этот вопрос представлен здесь лишь в качестве дополнительной главы, не „,претендующей на исчерпывающее изложение, так как в ней отражены данные, относящиеся только к наиболее важным формам поражений, оставляющим стойкие послед ствия. ' ВТОРИЧНЫЕ СИСТЕМНЫЕ НАРУШЕНИЯ РАЗВИТИЯ КОСТНО-СУСТАВНОГО АППАРАТА Вторичные системные нарушения развития костно-суставного ап парата наступают преимущественно в результате различных извраще ний обменных процессов, главным образом при авитаминозах, изредка при экзогенных интоксикациях, а также вследствие патологических изменений эндокринной системы. Другие причины имеют относительно небольшое значение.

Из группы вторичных системных нарушений развития костно-су ставного аппарата практическое значение приобретает главным обра зом рахит — болезнь, которая старше, чем само человечество, ибо она наблюдалась не только у древних людей (Б. Г, Михайловский, 1930;

Д. Г. Рохлин, 1934, 1965), но и у доисторических животных, в частно сти у пещерного медведя (Д. Г. Рохлин, 1941).

Современные представления о рахите сложились на основании патологоанатомических, биохимических и клинических работ, прове денных преимущественно уже в текущем столетии (Marfan, 1927;

Schmidt, 1929;

А. Ф. Тур, 1945;

А. В. Русаков, 1959;

Т. П. Виноградова, 1962;

de Seze, 1962, и др.). Большое значение имели также рентгено логические данные, представленные рядом исследователей (Hotz, 1928;

Looser, 1928;

Д. Г. Рохлин, 1940;

Д. С. Кузьмин, 1948;

Caffey, 1955;

С. А. Рейнберг, 1964, и др.).

Термином рахит, как известно, обозначается общее заболевание организма, развивающееся при недостатке витамина D или при отсут ствии условий, обеспечивающих преобразование соответствующих про витаминов. Рахит обычно возникает в раннем детстве. В настоящее время он, как правило, своевременно диагностируется и довольно бы стро излечивается. Все же изредка рахит при затяжном течении остав ляет стойкие последствия и может оказать определенное влияние на всю дальнейшую жизнь, в частности и на выбор профессии. Трудоспо собность очень небольшого числа подростков и юношей может ока заться нарушенной в результате возникновения так называемого позднего рахита.

По современным представлениям недостаточность, а тем более отсутствие витамина D вызывает глубокие нарушения обмена веществ и изменения химизма организма, характеризующиеся ацидозом. Изме нение минерального обмена при рахите является только одним из ком понентов комплекса обменных нарушений. Уровень кальция в крови нарушается незначительно, но понижается содержание неорганического фосфора. Однако именно минеральный обмен при рахите заслуживает особого внимания из-за связанных с ним существенных изменений в развитии костно-суставного аппарата.

Авитаминоз D вызывает нарушения анатомического строения и функций целого ряда систем — нервной, эндокринной, пищеваритель ной, опорно-двигательной, что проявляется в характерной клинической картине заболевания, достаточно подробно описанной в соответствую щих руководствах и монографиях. Рахит сопровождается нарушениями развития всего организма, включая и костно-суставной аппарат в це лом, т. е. и энхондрально преформированные и покровные кости. Рахи тическое поражение скелета выражается в неправильном формирова нии костной ткани и в утрате костной и хрящевой тканью способности связывать фосфорнокислые соли кальция. В результате возникают сложные и глубокие изменения костно-суставного аппарата.

Все фазы костеобразовательного процесса становятся заторможен ными и несовершенными. Возникает ткань, бедная костными элемен тами и функционально неполноценная. Извращается сложный фермен тативный процесс, обеспечивающий усвоение костным веществом известковых солей и протекающий при участии гликогена и фосфатазы.

При рахите возникает гипофосфатазия и нарушается ферментативный механизм, определяющий взаимоотношения между органическим и неорганическим субстратами кости.

Вследствие этого и ростковая хрящевая ткань и надкостница про дуцируют не нормальную кость, а остеоидное вещество, т. е. органиче ский субстрат костной ткани, лишенный обызвествленных структур.

При этом остеоидное вещество характеризуется недостаточным количе ством клеточных элементов (остеобластов и остеоцитов) и неравномер ным их распределением с беспорядочным расположением остеоидных структур. Одновременно нарушается и интерстициальный компонент остеобластического процесса. Это выражается в извращении сложной перестройки растущего скелета. Костная ткань, возникшая до начала рахита, подвергается резорбции, а на ее месте образуется недостаточ ное количество костных структур, и их способность удерживать соли извести оказывается значительно сниженной. По-видимому, это в из вестной мере связано с вторичной гиперфункцией паращитовидных же лез. Таким образом, и вновь образующаяся и ранее возникшая костная ткань оказывается представленной преимущественно остеоидным веще ством.

В результате всех этих явлений при рахите постепенно возникает системный остеопороз, все кости становятся необычайно податливыми, мягкими, и в то же время происходят глубокие изменения в области всех участков развития костной ткани, более всего в эпиметафизарных зонах роста.

Развитие ростковой хрящевой ткани при рахите тормозится, но не прекращается. Слой дегенерировавших клеток все более увеличивается, так как они не преобразуются в костную ткань. Расположение разви вающихся хрящевых клеток становится хаотичным. В результате утраты хрящевыми клетками способности связывать соли извести, зона предварительного обызвествления постепенно суживается, затем фраг ментируется и наконец исчезает. Через эту зону в ростковую хрящевую ткань прорываются кровеносные сосуды, и в этой области возникает остеоидное вещество. Постепенно вместо зоны предварительного обызвествления возникает так называемая рахитическая зона. Она состоит из массы хрящевых клеток, необызвествленного хрящевого межуточного вещества, остеоидного вещества и многочисленных сосудов.

Накапливающиеся в избытке необызвествленные хрящевые массы вызывают столь характерное для клиники рахита утолщение наиболее активных зон роста, в частности «четки» в области передних концов ребер. Под давлением этой массы метафиз постепенно уплощается, расширяется, а в дальнейшем и углубляется и в то же время, из-за рассасывания зоны предварительного обызвествления, он оказывается лишенным замыкающей пластинки. Такой патологической перестройке подвергаются все зоны роста, но наиболее значительно изменяются самые активные из них в момент возникновения рахита. Поэтому у ма леньких детей более всего изменяются зоны роста ребер, а у более старших — преимущественно смежные зоны роста бедренной кости и обеих костей голени, проксимальная зона роста плечевой кости и ди стальные зоны роста костей предплечья. При этом зона роста малобер цовой кости поражается больше, чем соответствующая зона больше берцовой кости, зона роста локтевой кости перестраивается значи тельнее, чем этот же участок лучевой кости.

В области надкостницы также формируется остеоидное вещество, напластовывающееся вокруг диафиза. В то же время кортикальный слой диафиза постепенно разволокняется, расслаивается и истончается.

Надкостница разрыхляется, ее сосуды расширяются, а прочность ее соединения с кортикальным веществом уменьшается. Поэтому при ра хите прикосновение к конечностям может вызывать боли, и даже незна чительные повреждения сопровождаются поднадкостничными кровоиз лияниями.

Аналогичный процесс происходит и в области покровных костей, преимущественно в своде черепа. Последний наиболее энергично растет в раннем детстве. Поэтому в этом возрасте первые, наиболее яркие проявления рахита обнаруживаются не только в передних отделах ребер, но и в костях свода черепа. На их наружной поверхности напла стовывается остеоидное вещество. Вследствие этого начинают чрезмер но выпячиваться лобные бугры, затылочная область, а иногда и темен ные бугры. В то же время роднички длительно не закрываются, а че репные швы оказываются расширенными. Кроме того, в результате остеопороза развиваются различные вторичные деформации черепа, в частности выстояние центрального участка основания черепа. В ре зультате всех этих явлений нарушается равновесие между процессами формирования головного мозга и черепа, что иногда приводит к гидро цефалии.

При авитаминозе D уже обычная физиологическая нагрузка опор но-двигательной системы вызывает деформацию поротичных костей.

Для рахита наиболее типична варусная деформация нижних конечно стей, иногда сочетающаяся с саблевидным искривлением голеней;

валь гусная деформация в раннем детстве возникает реже. В результате продолжающейся нагрузки неполноценных костей на высоте их искрив ления на выпуклой стороне может возникнуть локальное дегенератив но-дистрофическое поражение. Появление такой зоны перестройки, как и во всех других случаях, свидетельствует о срыве компенсации. На блюдающееся при рахите искривление позвоночника объясняется ато нией мышц. Обычно развивается равномерный округлый кифоз, иногда он сочетается со сколиозом.

Под влиянием соответствующего своевременного лечения функции всех пораженных систем постепенно нормализуются, включая и опор но-двигательную. Восстанавливается способность костной и хрящевой ткани удерживать фосфорнокислые соли извести, и начинается нор мальное созидание костной ткани в области всех источников ее разви тия. Массы хрящевой и остеоидной ткани, накопившиеся в «рахитиче ской зоне», постепенно обызвествляются и затем трансформируются в нормальную костную ткань. Патологически расширенный слой деге нерировавших хрящевых клеток обызвествляется и, таким образом, преобразуется в зону предварительного обызвествления. Это сопровож дается сужением зоны роста. В течение некоторого времени зона пред варительного обызвествления оказывается чрезмерно широкой. Затем она постепенно суживается. Однако иногда в соответствующих участ ках скелета длительно, даже в течение всей жизни, сохраняется попе речный тяж уплотненного костного вещества.

После повторных тяжелых рецидивов рахита в костной структуре иногда обнаруживается соответствующее число поперечных зон уплот нения. Они выявляются рентгенологически не только в трубчатых ко стях, но и в теле подвздошной кости, где располагаются параллельно ее суставной поверхности, в краниальном и каудальном участках тела каждого позвонка, во всех отделах скелета, формирующихся путем преобразования ростковой хрящевой ткани. Особенно длительно такие поперечные тяжи сохраняются в структуре костей конечно стей, функция которых снижена в силу той или иной причины.

Строение таких костей напоминает годичные кольца в древесном стволе.

В процессе излечения рахита остеоидное вещество, возникшее на поверхности костей, частично рассасывается, частично оссифицируется и сливается с кортикальным слоем. Поэтому после рахита остается утолщение костей, особенно диафизов длинных трубчатых костей и черепного свода. Одновременно происходит и перестройка структуры всего скелета. При этом нормализовавшийся интерстициальный компо нент остеобластического процесса обеспечивает рассасывание остеоид ного вещества и замещение его нормальной костной тканью. Вследствие этого остеопороз постепенно исчезает. Рентгенологические исследования показывают, что структура кости быстрее восстанавливается в ее пе риферических, более «молодых» слоях. Поэтому в центре эпифизов длинных трубчатых костей, например в головке бедренной кости, в те чение длительного времени прослеживается резко разреженный дедиф ференцированный участок, в то время как периферический слой уже приобрел нормальную структуру. В дальнейшем строение этих участ ков скелета восстанавливается.

После тяжелого рахита кости оказываются укороченными, однако их толщина не только не уменьшена, но часто избыточна. Деформации костей постепенно сглаживаются, изредка остается лишь умеренное варусное искривление нижних конечностей и выстояние того или иного участка черепного свода («олимпийский» лоб и т. п.). Взрослые, пере несшие в детстве тяжелый длительно протекавший рахит, обычно имеют недостаточный рост, однако исключительно редко они становятся кар ликами. Последнее возникает при сочетании недостаточной длины костей и резкой вторичной их деформации. Такие тяжелые последствия рахита в нашей стране в настоящее время практически не встречаются и мы можем с ними познакомиться лишь по материалам и фотогра фиям, представленным преимущественно в старых работах (Schinz и соавт., 1952, и др.).

В течении рахита выделяют три стадии: 1) стадию начальных про явлений заболевания, 2) стадию выраженного, или цветущего (флорид ного), рахита и 3) стадию восстановления (Marfan, 1923). Кроме того, необходимо учитывать остаточные явления после перенесенного рахита в виде стойких деформаций (в частности таза). Каждая из этих ста дий характеризуется соответствующими, ранее описанными измене ниями, которые хорошо выявляются рентгенологически и вызывают типичные клинические признаки.

В практике врачебно-трудовой экспертизы очень редко приходится сталкиваться с последствиями рахита. Рахитические деформации кост но-суставного аппарата сами по себе не ограничивают трудоспособно сти в очень широком кругу профессий и поэтому не становятся причи ной инвалидности. Оперативные вмешательства по поводу искривлений костей этого происхождения, как правило, вызывают временную утрату трудоспособности, тем более, что хирургические переломы костей у та ких людей срастаются хорошо. Однако при экспертизе трудоспособно сти перенесших тяжелый рахит необходимо производить тщательное неврологическое исследование, особенно если имеется деформация че репа. При наличии клинических признаков внутренней водянки, что в настоящее время наблюдается крайне редко, состояние трудоспособ ности определяется их характером и степенью выраженности.

Под названием поздний рахит выделяют авитаминоз D, развив шийся после того, как ребенок начал ходить, т. е. практически в воз расте 3—5 лет. Иногда в дальнейшем такой рахит многократно реци дивирует и может проявиться даже в возрасте 16—18 лет. Значитель но реже рахит впервые отчетливо выявляется уже у подростка. Авита миноз D в период окончания процесса развития костно-суставного аппарата имеет особое клиническое значение, ввиду скудности его сим птомов, и особое социальное значение, так как такие больные иногда направляются для экспертизы трудоспособности еще во флоридной стадии заболевания.

Поздний рахит у подростков вызывает обычно умеренные клиниче ские проявления. Иногда внимание больного и врача привлекает глав ным образом медленно развивающаяся деформация коленных суста вов, чаще — вальгусная. Однако при детальном клиническом, лабора торном и рентгенологическом исследовании обнаруживаются общие проявления рахита. Иногда преобладают нарушения интерстициаль ного компонента костеобразовательного процесса. Тогда рентгенологи чески устанавливается резкий остеопороз, на фоне которого обычно выступают многочисленные «годичные кольца», свидетельствующие о целом ряде повторных рецидивов авитаминоза. У других больных остеопороз оказывается незначительным, и отчетливо преобладают патологические изменения зон роста (рис. 84а). При этом костеобра зовательный процесс нарушается только в активных в этот период жиз ни эпиметафизарных зонах и почти не изменяется в тех участках ске лета, где раньше наступают синостозы и где в данном возрасте форми рование кости практически уже закончилось. Так, например, при рез ком поражении дистальной зоны роста локтевой кости и несколько меньших изменениях такой же зоны лучевой кости, эпиметафизарные зоны пястных костей и фаланг остаются нормальными (рис. 84а).

Вследствие этого при подозрении на поздний рахит необходимо иссле довать лучезапястные и коленные суставы, так как именно в этих от делах находятся наиболее активно растущие в этом возрасте и поэтому наиболее поражаемые участки скелета.

При позднем рахите пораженные метафизы расширяются незначи тельно и поэтому при пальпации их утолщение может не выявиться.

Однако при рентгенологическом исследовании обнаруживаются: типич ное расширение -активных эпиметафизарных зон роста, отсутствие зоны препараторного обызвествления, а в наиболее измененных отделах, кроме того, расширение и углубление метафизов (рис. 84,а). Одновре менно иногда устанавливаются и периостальные наслоения.

Под влиянием соответствующего лечения в течение нескольких месяцев остеопороз исчезает, оссифицируется «рахитичная зона» (рис. 84,6), позднее появляется зона предварительного обызвествления (рис. 84,в). Однако довольно долго еще прослеживается полоса остео пороза в области бывшей «рахитической зоны», под новообразованной зоной предварительного обызвествления, и выступает чрезмерно обыз вествленный тяж на границе этого участка и ранее развившегося от дела диафиза (рис. 84,е).

Больных, страдающих поздним рахитом, иногда удается лечить, не прерывая их трудовой деятельности. Более тяжелый авитаминоз вызывает временную утрату трудоспособности на период лечения. Этот период может затянуться, если возникает необходимость в хирургиче ской коррекции деформированных коленных суставов. В таких случаях Рис. 84. Динамика позднего рахита у юноши В. 17 лет.

а — стадия флоршшого рахита. Зоны роста костей предплечья расширены. Зоны препараторного обызвествления отсутствуют. Мета физ локтевой кости расширен и углублен. Периостальные наслоения на внутренней поверхности лучевой кости. Эпиметафизарные зоны коротких трубчатых костей нормальны. Умеренный остеопороз. б — через 4 месяца. Стадия восстановления. «Рахитические зоны" и периостальные наслоения оссифицировались. в — еще через 2 месяца. Рахит преодолен. Появились зоны препараторного обызвествления. Зоны роста нормальной ширины. Полосы остеопороза в области бывших.рахитических зон". (Произошел синостоз в первой пястной кости).

для обеспечения продолжительного лечения целесообразно устанавли вать инвалидность II группы с медицинским контролем через 6 меся цев. Трудоспособность, как правило, полностью восстанавливается спустя 1 — l'/г года.

Избыточное введение витамина D вызывает чрезмерное отложение солей кальция в зонах предварительного обызвествления и замедление преобразования их в костную ткань. Рентгенологически обнаружи вается расширение и усиление интенсивности изображения этих зон при обычной форме метафизов и нормальной ширине эпиметафизарных зон роста. Длительное и повторное перенасыщение растущего организ ма этим витамином может вызвать задержку роста костей в длину с западением центральных участков метафизов и с образованием соот ветствующих выступов на эпифизах (Rubin, 1964). В таких случаях передозировка витамина D оставляет незначительные, но стойкие изме нения скелета. Эти алиментарные нарушения могут сопровождаться обызвествлением параартикулярных и параоссальных мягких тканей (А. В. Русаков, 1959). Очень большие дозы витамина D повреждают почечный эпителий и приводят к противоположному явлению — выве дению солей кальция и фосфора из организма с возникновением си стемного остеопороза. В таких случаях возникает картина, близкая к гиперпаратиреоидной фиброзной остеодистрофии (А. В. Русаков, 1959).

Развитие костно-суставного аппарата значительно нарушается при авитаминозе С, т. е. при детской цинге, называемой также болезнью Меллер-Барлова. В мирное время в нашей стране это заболевание практически вовсе не наблюдается. В его острой фазе в длинных труб чатых костях обнаруживаются поднадкостничные кровоизлияния, от слаивающие периост. Последствия геморрагического диатеза этого происхождения мало изучены, по-видимому, они незначительны и не оказывают большого влияния на дальнейшую жизнь человека, перенес шего цингу в детском возрасте.

Тяжелые хронические заболевания почек у детей изредка сопро вождаются вторичными нарушениями минерального обмена, характе ризующимися системным остеопорозом, — так называемый почечный рахит. В этих условиях происходит задержка роста скелета вследствие подавления энхондрального компонента остеобластического процесса, возникают вторичные деформации костно-суставного аппарата, в част ности вальгусное искривление коленных суставов, но избыточного на копления неоссифицировавшихся хрящевых масс в метафизах не про исходит (А. В. Русаков, 1959, и др.).

Нарушения формирования костно-суставного аппарата, вызывае мые экзогенной интоксикацией свинцом, фосфором, висмутом и другими веществами, влияющими на ростковую хрящевую ткань, в СССР прак тически не встречаются. По данным, представленным преимущественно в зарубежной, почти исключительно в американской, литературе хро ническая свинцовая интоксикация вызывает довольно глубокие нару шения развития скелета, сопровождающиеся утолщением концов длин ных трубчатых костей и уплотнением структуры метафизов, а также явлениями неравномерного, «толчкообразного» роста (Vogt, 1930;

Caf fey, 1937;

Rubin, 1964, и др.). Эти изменения наступают довольно позд но', и поэтому в течение длительного времени свинцовая интоксикация не устанавливается рентгенологически, несмотря на клинические симп томы хронического отравления (Sartain и соавт., 1964). При интокси кации фосфором во всем скелете обнаруживаются зоны резкого уплот нения костной ткани, располагающиеся соответственно закономерно стям формирования каждой кости (Rubin, 1964).

Состояние скелета взрослых, перенесших в детстве хроническую интоксикацию свинцом, фосфором и сходными химическими вещества ми, не изучено. Соответствующие материалы, полученные при экспери ментальных исследованиях на животных, дают возможность составить лишь весьма ориентировочное представление. Весь этот вопрос в нашей стране не имеет практического значения, благодаря рационально орга низованной системе охраны здоровья детей.

Несравнимо более важны системные нарушения формирования костно-суставного аппарата, возникающие вследствие эндокринных рас стройств.

В нормальном организме гормональная система принимает боль шое участие в регулировании роста, созревания и старения. Поэтому различные эндокринные нарушения, возникающие в период формиро вания организма, вызывают существенные изменения самого процесса развития костно-суставного аппарата.

Эти изменения давно привлекли внимание представителей различ ных медицинских специальностей, преимущественно эндокринологов и патологоанатомов. Для понимания характера таких изменений очень важны результаты рентгенологических исследований и динамических клинико-рентгенологических наблюдений. Соответствующие данные представлены в специальных монографиях (Д. Г. Рохлин, 1931;

Ispas, Roxin, 1963;

М. И. Сантоцкий и А. И. Бухман, 1965, и др.), в многочислен ных журнальных статьях, опубликованных главным образом начиная с 20-х годов (К- Барышников, 1925;

Д. Г. Рохлин, 1929;

Silinkova-Mal kova, 1963, и др.) в руководствах по рентгенодиагностике, в эндокрино логических руководствах и монографиях (В. И. Молчанов, 1926;

Zondek, 1938;

М. Я. Брейтман, 1949;

В. Г. Баранов, 1955;

Н. А. Шере шевский, 1957, и др.), в книгах, посвященных различным смежным вопросам. Несмотря на многочисленные клинические и эксперименталь ные исследования, некоторые из соответствующих вопросов до настоя щего времени остаются еще недостаточно изученными.

Функция эндокринных желез и значение каждой из них в общем инкреторном влиянии на организм в значительной мере изменяются в зависимости от возраста. В определенных периодах жизни преобла дает влияние той или иной железы и соответственно возрасту проис ходит закономерная перестройка соотношений между ними, возникает характерная для данного возраста «эндокринная формула».

Известно, что в первые годы жизни в эндокринной формуле осо бенно велико значение щитовидной железы, начиная с 7—8 лет все более отчетливо выступает влияние гормонов передней доли гипофиза, в предпубертатном возрасте оно становится доминирующим, а в пубер татном периоде приобретают большое значение инкреты половых же лез и надпочечников. Выпадение функции каждой из этих желез обна руживается особенно ярко с того периода, когда в норме их влияние становится особенно значительным, но, несомненно, сказывается уже и. ранее. Преждевременное включение той или иной железы и тем бо лее ее гиперфункция вызывают глубокую, не соответствующую возрасту и состоянию других систем, перестройку эндокринной формулы и по этому оказывает значительное патологическое влияние на организм.

Многие из эндокринных заболеваний периода развития начинаются с недостаточности или выпадения функции какой-либо одной инкретор ной железы. Однако в дальнейшем это влечет за собой ослабление или извращение функций, активизирующихся позднее эндокринных желез, оказывает неблагоприятное влияние на функцию ранее включившихся и на многие другие системы, особенно нервную. Поэтому при выражен ной картине заболевания, особенно уже у взрослого человека, всегда имеются плюригландулярные расстройства, сопровождающиеся прояв лениями сложных изменений многих функциональных систем. В этот период название заболевания, подчеркивающее недостаточность функ ции какой-либо определенной железы, понимается условно, как обо значение пускового механизма, вызвавшего данный клинический син дром. Этот пусковой механизм, несомненно, определяет течение забо левания и его характерные особенности, но не исчерпывает всех слож ных явлений, лежащих в основе клинического симптомокомплекса.

Кроме того, некоторые эндокринные заболевания, наблюдающиеся в детстве, уже с самого начала развиваются как плюригландулярные расстройства.

Схематически можно считать, что эпиметафизарные зоны роста и периостальный костеобразовательный процесс находятся под влиянием преимущественно соматотропного гормона передней доли гипофиза.

Этот гормон стимулирует и интерстициальный компонент костеобразо вательного процесса. Развитие губчатых костей, эпифизов и апофизов, т. е. время появления соответствующих точек окостенения, количество их, сроки слияния, весь процесс их формирования, определяются глав ным образом инкретом щитовидной железы. Заключительная фаза раз вития костно-суставного аппарата и синостозирование в значительной мере зависят от гормонов половых желез и надпочечников. Паращито видные железы, в значительной мере определяя минеральный обмен, влияют на возникновение обызвествленных костных структур. В ран нем детстве этот процесс связан, возможно, и с функцией зобной же лезы.

При нарушениях эндокринной системы происходят различные из менения процесса формирования костно-суставного "аппарата. Д. Г. Рох лин (1931) показал, что в этих условиях изменяется темп развития костно-суставного аппарата — задерживается или ускоряется, в каче стве компенсаторного явления возникают источники окостенения, не наблюдающиеся в норме, иногда извращается строго закономерный порядок появления точек окостенения, может возникнуть значительная ассиметрия этого процесса.

Практическое значение имеют преимущественно нарушения разви тия организма, возникающие при недостаточности или выпадении функ ции щитовидной железы, при аналогичном состоянии передней доли гипофиза, а также при плюригландулярных расстройствах с выражен ной недостаточностью половых желез. При всех этих эндокринных за болеваниях, возникающих в детстве, происходят значительные изме нения в развитии всего организма. Нарушения формирования костно суставного аппарата являются лишь одним из компонентов всего ком плекса патологических явлений. Однако нередко они становятся веду щими в клинической картине заболевания и уже у взрослого человека в значительной мере определяют состояние организма и возможность участия в общественно полезном труде.

Особенно важны эндокринные расстройства, сопровождающиеся торможением роста костей, так как с позиций врачебно-трудовой экс пертизы проблема эндокринных нарушений развития скелета — прежде всего проблема нанизма, т. е. карликового роста (от греческого nanos — карлик).

При исследовании людей карликового роста приходится сталки ваться с несколькими различными формами нанизма (рис. 85).

Карликовый рост может возникнуть как конституциональная, ино гда наследственная особенность человека с полноценной функцией всех систем организма, включая и эндокринную. Это так называемый при мордиальный карликовый рост (рис. 85,а). Как известно, сравнительно с нормальными вариантами роста, характерными для народов Средней Европы, конституциональные типы некоторых других народов отли чаются более высоким или более низким, даже карликовым ростом.

Последнее относится преимущественно к некоторым племенам, живу щим в Африке. Однако среди всех народов изредка появляются люди, отличающиеся конституциональным чрезмерным (гигантским) ростом, или, наоборот, конституциональным малым ростом. Чаще наблюдается недостаточный, но иногда и карликовый рост. Люди этой конституции сложены в общем довольно пропорционально. Их эндокринная фор мула нормальна, вторичные половые признаки отчетливо выражены (рис. 85,а). Женщины этой конституции могут забеременеть от муж чины нормального роста, но при родоразрешении нередко приходится прибегать к кесареву сечению.

Развитие всего организма у лиц с примордиальным карликовым ростом происходит в нормальные сроки. В частности, все точки окосте нения появляются у них в том же возрасте, что и у людей обычной конституции, синостозирование совершается в нормальные сроки, и после него полностью рассасываются физиологические костные мозоли (рис. 85,а). Поэтому костно-суставной аппарат таких людей отличается лишь малой величиной, находящейся за пределами вариантов, типич ных для данного народа. Иногда это заметно уже у новорожденного (Д. Г. Рохлин, 1931). Форма и структура костей нормальны, функция суставов полноценна, мышечно-связочный аппарат не изменен. То же относится к остальным функциональным системам и к организму в це лом;

интеллект сохранен. Все же у людей этой конституции относи тельно часто наблюдаются и некоторые эндокринные сдвиги, в частно сти гипофункция половых желез (Д. Г. Рохлин, 1931).

Примордиальный карликовый рост rfe ограничивает трудоспособ ности в широком круге квалифицированных профессий. Людям этой конституции не доступны профессии, требующие существенного физи ческого напряжениями все виды неквалифицированного тяжелого тру да. Поэтому такие люди не становятся инвалидами, если с самого на чала они были правильно ориентированы лечащим врачом при выборе характера трудовой деятельности. Необходимость установления инва лидности III группы может возникнуть, если своевременно не была приобретена профессия, доступная для такого человека, а обучение новой специальности затруднено из-за недостатка общего образования и возникают значительные препятствия для рационального трудового устройства.

При недостаточности функции половых желез наблюдаются прямо противоположные нарушения развития костно-суставного аппарата, приводящие либо к чрезмерному, либо, наоборот, недостаточному росту.

При позднем включении половых желез и неполноценности их функции период активности ростковой хрящевой ткани эпиметафизарных зон роста удлиняется и синостозы наступают поздно. Это влечет за собой увеличение роста, изредка чрезмерное, с евнухоидными соотношения ми в строении тела. Последние характеризуются преобладанием длины конечностей над длиной туловища. Одновременно нарушаются пропор ции и в строении конечностей, так как более всего удлиняются бедрен ные кости и кости предплечья (А. В. Русаков, 1959). Таким образом, в этих случаях возникает чрезмерный и дисгармоничный рост скелета.

При этой патологической конституции толщина удлиненных костей остается нормальной, поэтому они производят впечатление грациаль ных. Иногда одновременно обнаруживается незначительный систем ный остеопороз. Описанное состояние организма не препятствует тру довой деятельности.

Иные изменения возникают, если недостаточность функции поло вых желез входит в общий комплекс плюригландулярных расстройств.

Тогда создается синдром общего инфантилизма, характеризующийся торможением развития. При этом синдроме синостозы наступают зна чительно позднее нормальных сроков, изредка они вовсе не происходят.

Однако рост скелета оказывается заторможенным из-за функциональ ной неполноценности ростковой хрящевой ткани, вызванной недостат ком ее стимуляторов. При наступлении синостозов часто на всю жизнь сохраняются поперечные зоны уплотнения костной ткани в области физиологических костных мозолей. Иногда они в дальнейшем рассасы ваются.

Д. Г. Рохлин (1931) показал, что сохранение у взрослого челове ка физиологических костных мозолей является признаком неполноцен ности гормональной функции половых желез и наблюдается при всех эндокринных сдвигах, характеризующихся недостаточностью именно этого инкрета, в том числе и при евнухоидном высоком росте и при общем инфантилизме. Наиболее длительно физиологическая костная мозоль сохраняется в I цястной кости, т. е. в том участке скелета, с ко торого начинаются процессы синостозирования (рис. 85,6).

Лица с общим инфантилизмом имеют недостаточный рост, но кар ликами становятся редко (рис. 85,6). В строении их тела обычно обнаруживается незначительное преобладание длины конечностей (рис. 85,6). Вторичные половые признаки у них отсутствуют (рис. 85,6).

Функции остальных систем также несколько ослаблены, интеллект со хранен.

Общий инфантилизм является патологической конституцией с пре обладанием недостаточности инкреторной функции половых желез. Этот синдром не ограничивает трудоспособности в широком кругу профес сий. Такие люди становятся инвалидами при тех же обстоятельствах, что и люди с примордиальным карликовым ростом. Кроме того, общий инфантилизм иногда сопровождается преждевременными старческими изменениями организма. При выраженных признаках раннего одрях ления трудоспособность больного оказывается ограниченной или даже утрачивается. Примордиальный карликовый рост и общий инфантализм вызывают инвалидность «от общего заболевания», так как нарушения трудоспособности выявляются уже после начала трудовой деятель ности.

Преждевременное включение и некоторая гиперфункция половых желез сопровождаются ранним синостозированием. Такие люди отли чаются низким ростом с небольшими изменениями телосложения в виде преобладания длины туловища над длиной конечностей. В осталь ном развитие костно-суставного аппарата происходит нормально, фи зиологические мозоли полностью рассасываются. Общее состояние ор ганизма таких людей не изменено, их трудоспособность не ограничена.

Раннее синостозирование происходит также при адреногениталь ном синдроме, если гиперфункция надпочечников возникает в период формирования организма. Избыточная продукция адреногенов вызы вает путем сложного механизма интенсивный рост скелета с усилением всех источников костеобразовательного процесса. Однако в результате преждевременного включения половых желез рано наступают сино 20 Н. С. Косинская егозы, и развитие скелета прекращается. После этого дети, по своему росту ранее опережавшие сверстников, начинают значительно отста вать от них и становятся людьми недостаточного или даже карлико вого роста.. При рентгенологическом исследовании обнаруживаются короткие, массивные и плотные кости с широким слоем кортикального вещества. Эти изменения костно-суставного аппарата редко имеют са мостоятельное значение, так как обычно являются лишь одним из про явлений заболевания, вызванного поражением надпочечника, в част ности опухолью его.

Резкие нарушения развития костно-суставного аппарата наблю даются при выпадении или снижении функции щитовидной железы, т. е. при атиреозе и гипотиреозе. Такие эндокринные расстройства у де тей наблюдаются при пороке развития щитовидной железы — аплазии и гипоплазии ее. Именно это лежит в основе врожденной микседемы.

Аналогичные эндокринные расстройства возникают и при постнаталь ных приобретенных заболеваниях раннего детского возраста с пораже нием щитовидной железы, в частности с образованием зоба. Последнее характерно для кретинизма — спорадического и эндемического.

Отсутствие или снижение функции щитовидной железы в течение первых месяцев после рождения не выявляется, так как эндокринные нарушения в известной мере компенсируются за счет инкретов, полу ченных от матери. Однако начиная с 6—8-го месяцев жизни постепен но развивается и нарастает типичная клиническая картина микседемы.

Данный синдром характеризуется значительным снижением всех обменных процессов и функций всех систем организма, падением то нуса вегетативной нервной системы, торможением развития организма в целом с резкими нарушениями психики вплоть до идиотизма. Утол щается кожа, разрастаются соединительнотканные элементы, подкож ная жировая клетчатка пропитывается муциноподобным веществом, потовые и сальные железы атрофируются. Возникают нарушения тро фики кожи с чрезмерной ее сухостью, нарушения трофики зубов, во лос, кровеносных сосудов. Особенно значительные отложения жира и муцина происходят в подкожной клетчатке живота (рис. 85,в). Одним из компонентов этого синдрома является резкое торможение развития костно-суставного аппарата.

Поскольку инкреты щитовидной железы оказывают значительное влияние на ростковую хрящевую ткань и почти не действуют на перио стальный костеобразовательный процесс и на формирование покров ных костей, для микседемы типично резкое замедление как роста ко стей в длину, так и появлений точек окостенения для костей запястья и предплюсны, для всех эпифизов, а затем и апофизов. В то же время происходит нормальный рост костей в толщину и обычное развитие участков скелета соединительнотканного происхождения, в частности свода черепа (Д. Г. Рохлин, 1931;

А. В. Русаков, 1959).

Дифференцирование костно-суставного аппарата задерживается на том этапе, когда впервые выявилось отсутствие инкретов щитовидной железы. Поэтому состояние окостенения у больного 8—9 лет при выра женной микседеме соответствует фазе его у здорового ребенка 5—6—12 месяцев. В дальнейшем под влиянием соответствующих пре паратов все точки окостенения появляются в необыкновенно быстром темпе, в неправильном порядке и асимметрично (Д. Г. Рохлин, 1931).

При отсутствии лечения они также появляются, но позднее и мед леннее.

Развитие костно-суставного аппарата при микседеме не только резко заторможено, но и происходит с максимальной мобилизацией.те всех резервных возможностей. Поэтому многие губчатые кости и эпи физы, -обычно развивающиеся из одной точки окостенения, форми руются из двух-трех и даже нескольких точек окостенения, а в корот ких трубчатых костях появляются псевдоэпифизы, также иногда со стоящие из нескольких отдельных образований. Эти необычные источ ники окостенения сливаются медленно и не обеспечивают компенсации нарушений развития. Состояние костно-суставного аппарата при миксе деме в период роста анатомически, а следовательно, и в рентгеновском изображении напоминает изменения, наблюдающиеся при спондило эпифизарной дисплазии.

Особенно длительно задерживается слияние множественных точек окостенения в эпифизах, подвергающихся наиболее значительной на грузке, в частности в головках бедренных костей. В рентгеновском изо бражении в таких случаях иногда создается картина, подобная асепти ческому остеонекрозу — так называемая кретиноидная остеохондропа тия. Однако при микседеме значительно чаще, чем у здоровых детей, наблюдаются и истинные остеохондропатии (т. е. асептический остео некроз с восстановительным процессом), иногда даже с множествен ными локализациями. По данным А. В. Русакова (1959) это объяс няется задержкой интерстициального компонента остеобластического процесса с медленной перестройкой развивающейся костной ткани, что приводит к старению коллоидов и вызывает функциональную неполно ценность кости, которая оказывается не в состоянии выдерживать даже физиологическую нагрузку и поэтому подвергается асептическому не крозу.

При микседеме страдают функции всех остальных эндокринных желез, включающихся вслед за щитовидной. В частности, оказываются неполноценными и половые железы. Поэтому синостозы наступают очень поздно — в 25—30 лет, а в области бывших зон роста сохра няются на всю жизнь физиологические костные мозоли. Иногда они обнаруживаются даже в области псевдоэпифизов (рис. 85,в, прокси мальный метафиз второй пястной кости). В некоторых отделах скелета полного синостизирования не происходит и участки одной кости, фор мировавшиеся из различных источников окостенения, оказываются соединенными частично фиброзной, частично костной тканью (рис. 85,в, дистальный метафиз лучевой кости), изредка только фиброзной тканью.

Ростковая хрящевая ткань, несмотря на длительность ее сущест вования и появление дополнительных источников костеобразователь ного процесса, не обеспечивает при микседеме нормального роста ске лета. Поэтому все кости у взрослого человека с таким поражением ока зываются недостаточной длины при нормальной их толщине, эпифизы нередко уплощены, особенно головки бедренных костей, основание че репа укорочено при обычной величине его свода. Одновременно в ске лете иногда обнаруживаются проявления и некоторых нарушений тро фики. Чаще это выражается в частичном остеолизе ногтевой бугристо сти той или иной из концевых фаланг кисти (рис. 85,8, ногтевая бугри стость III пальца). Обычно эти изменения незначительны и не склонны прогрессировать.

Резкая неполноценность щитовидной железы вызывает карликовый рост с нарушением пропорций тела — относительно короткие конечно сти и сравнительно большая голова (рис. 85,в).

Вторичные половые признаки выражены, но недостаточно;

живот со значительными жировыми отложениями, лицо без осмысленного вы ражения с широким втянутым носом (рис. 85,в). Последнее объяс 20* няется недостаточной длиной основания черепа. При гипотиреозе на блюдаются те же явления, но менее резко выраженные, чем при ати реозе. В частности, рост оказывается не карликовым, а недостаточным.

Этому соответствует состояние функции всех прочих систем и интел лектуальной сферы. j Микседема исключает возможность трудовой деятельности. Поэто му такие больные всегда являются инвалидами с детства. При атирео зе, характеризующемся карликовым ростом (рис. 85,в), функции всего организма и особенно интеллект настолько снижены, что больные не могут себя обслуживать и нуждаются в постоянной посторонней по мощи. Продолжительность их жизни может быть значительной. Таким больным устанавливают инвалидность I группы.

При гипотиреозе нарушения функций организма, в том числе и психики, не столь значительны. Такие люди не нуждаются в постоян ной посторонней помощи и могут выполнять какой-либо неквалифициро ванный труд в особо созданных условиях. Это инвалиды II группы.

При еще менее выраженном синдроме больные могут трудиться в обыч ных производственных условиях. Однако они не в состоянии приобре сти квалифицированную профессию и могут выполнять лишь легкую подсобную работу, объем которой не достигает общепринятых норм.

Трудоспособность таких больных ограничена во всех видах профессио нальной деятельности, они нуждаются в установлении инвалидности III группы. Незначительный гипотиреоз не нарушает трудоспособности.

Тиреотоксикоз (базедова болезнь) у детей наблюдается редко и сопровождается усилением роста скелета и некоторым ускорением его дифференцирования. Это в той или иной мере компенсируется ран ним синостозированием, связанным с несколько преждевременным включением половых желез (Д. Г. Рохлин, 1931;

Н. А. Шерешевский, 1957). Эти изменения не оставляют последствий, обнаруживающихся у взрослых.

Резкие нарушения развития костно-суставного аппарата наступают в результате недостаточности или выпадения функции передней доли гипофиза. В основе заболевания обычно лежит врожденное недоразви тие или даже отсутствие этой части гипофиза. В этом случае размеры турецкого седла оказываются меньше низших границ нормальных ва риантов (Fisher, Chiro, 1964, и др.). Иногда аналогичный синдром вызывает хромфобная аденома гипофиза. У таких больных величина турецкого седла нормальна или даже увеличена. Такие же эндокрин ные расстройства могут возникнуть при краниофарингиоме (Д. Г. Рох лин, 1931;

А. В. Русаков, 1936;

Э. А. Санамян, 1956, и др.). При таком патогенезе эндокринных нарушений турецкое седло увеличено, а в нем и над ним обнаруживаются множественные обызвествления, иногда крупные. Изредка гипофиз разрушается в раннем детстве в результате какого-либо иного патологического процесса (Н. А. Шерешевский, 1957, и др.).

При выпадении функции передней доли гипофиза формирование ребенка в первые годы жизни происходит нормально, однако при дис плазии гипофиза дети иногда уже рождаются миниатюрными.

В 7—8 лет развитие организма прекращается;

состояние всех функцио нальных систем в течение дальнейшей жизни остается на уровне этого возраста и изменяется преимущественно лишь в результате преждевре менно появляющихся и быстро нарастающих генерализованных дегене ративно-дистрофических процессов, вызывающих раннее одряхление.

Развитие костно-суставного аппарата в первые годы жизни проис ходит нормально. Точки окостенения для костей запястья и предплюс ны, а также для эпифизов и наиболее рано формирующихся апофизов появляются в обычные сроки. Однако точки окостенения, возникающие в предпубертатном периоде, т. е. точки окостенения для сесамовидных костей и многих апофизов, либо вовсе не формируются, либо останав ливаются в своем развитии сразу после появления, и в течение всей дальнейшей жизни сохраняют небольшую величину;

часто они асим метричны. Соответственно этому на рентгенограммах кистей взрослых больных обнаруживаются мельчайшие, едва уловимые точки окостене ния для сесамовидных костей I пальца (рис. 35, 85,г, 87).

Функции гипофиза, особенно его передней доли, очень сложны, Известно, что помимо соматотропного гормона или гормона роста, влияющего на интенсивность развития ростковой хрящевой ткани эпи метафизарных зон, на периостальный костеобразовательный процесс и на интерстициальное развитие кости, в передней доле этой железы вырабатывается еще целый ряд инкретов. Из них очень важны гор моны, стимулирующие развитие и функцию других эндокринных желез, в том числе и половых. Поэтому при отсутствии инкретов передней доли гипофиза не развиваются половые железы. При данном синдроме микроструктура яичек и яичников взрослых людей соответствует строе нию половых желез у детей, но отличается явлениями дегенеративно дистрофического процесса (А. В. Русаков, 1959). Поэтому вторичные половые признаки не развиваются. По этой же причине не наступают синостозы.

Зоны роста остаются открытыми в течение всей жизни больного (рис. 35, 85,г, 87). Не происходит слияния даже нижних ветвей лонной и седалищной кости (рис. 87), сохраняется клиновидно-«затылочный синхондроз, остается сегментарное строение грудины и крестца, не за растают черепные швы, остаются самостоятельными точки окостенения для апофизов, а также точки окостенения, из которых формируются периферические участки суставной впадины плечевого сустава, верт лужная впадина и т. п.

Несмотря на отсутствие синостозов, ростковая хрящевая ткань становится недеятельной, развитие ее прекращается, и в ней возникают дегенеративно-дистрофические процессы. Последнее, выражается, в ча стности, в появлении известковых включений во многих зонах роста, что хорошо прослеживается рентгенологически. В некоторых зонах роста этот дегенеративно-дистрофический процесс иногда заканчи вается фиброзным преобразованием ростковой хрящевой ткани с по следующей метаплазией соединительной ткани в кость. Так, уже у взрослого, иногда даже у пожилого человека, может произойти слия ние эпифиза с метафизом. Однако наблюдается это почти исключитель но в концевых фалангах (рис. 87) и лишь изредка в средних фа лангах.

При недостаточности функции гипофиза развитие ростковой хря щевой ткани эпиметафизарных зон не только заторможено, но и из вращено. Образуется неполноценная костная ткань, содержащая вклю чения хряща. Это установил А. В. Русаков (1936) при исследовании передних отделов ребер. По нашим данным, это явление отчетливо об наруживается рентгенологически в области многих метафизов, так как в них находятся обызвествленные скопления хрящевой ткани в виде неправильной формы продольных тяжей, располагающихся перпенди кулярно к зонам роста (рис. 35, дистальный отдел правой лучевой кости;

рис. 87, дистальные участки локтевых костей). Иногда включе ния обызвествленной хрящевой ткани малы, иногда они достигают зна чительного размера и переходят в область диафиза.

Рис. 85. Различные формы карлико вого роста.

В верхнем ряду — внешний облик больных;

в нижнем ряду— рентгенограммы левой кисти тех же женщин, а — примордиальный карли ковый рост (женщина 35 лет);

б — общий инфантилизм (56 лет);

в — микседема (54 года;

) г — гипофизарный нанизм (33 года);

д — хон дродисплазия (28 лет). Состояние костно суставного аппарата соответствует особенно стям эндокринной системы.

Результатом описанных глубоких нарушений развития хрящевой ткани является карликовый рост (рис. 85,г, 86). Одновременно тормо зятся периостальный и эндостальный компоненты костеобразователь iioro процесса. Поэтому при гипофизарном нанизме все кости грациаль ны и поротичны (85,г, 87). Ногтевые бугристости всегда недоразвиты, концевые фаланги имеют конусообразную форму (рис. 35, 85,г, 87), пальцы тонкие и заостренные. В структуре костей часто прослежи ваются поперечные плотные тяжи, возникающие в результате недоста точной резорбции зон препараторного обызвествления.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.