WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«D E W E L O P M E N T A L D I S O R D E R S O F T H E O S T E O A R T I C U L A R A P P A R A T U S PUBLICHED BY,,MEDITSINA" LENINGRAD 1966 N.S.KOSIN5KAIA Н А Р У ШЕ Н И Я Р А З В И Т И Я К ОС Т Н ...»

-- [ Страница 5 ] --

В качестве изолированного явления сравнительно нередко наблю дается конкресценция отдельных костей запястья — полулунной и ладьевидной (рис. 35, правая кисть), головчатой и крючковатой (рис. 71, левая кисть) и т. д. Это явление обнаружено у различных народов (Cockshott, 1963). В изолированном виде оно не нарушает функций конечности. Эти незначительные аномалии часто сочетаются с более резкими извращениями формирования и тогда входят в сложный синдром множественных нарушений развития организма (рис. 35, 71).

Конкресценция проксимальных отделов костей предплечья сопро вождается ликвидацией проксимального лучелоктевого сустава и по этому исключает возможность ротационных движений предплечья.

Рентгенологически, помимо конкресценции, обнаруживается уплоще ние суставных поверхностей локтевого сустава, однако движения в нем свободны. Эта аномалия не ограничивает трудоспособности в широком кругу профессий, но оказывает влияние на выбор специальности, осо бенно при фиксации предплечья в положении пронации.

Ассимиляция костей конечностей наблюдается реже конкресцен ции. В качестве изолированного явления эта аномалия возникает почти исключительно в пальцах кисти и стопы. Иногда конкресценция меж фаланговых суставов одной кисти сочетается с ассимиляцией фаланг другой кости (рис. 52,а). При ассимиляции какая-либо фаланга, чаще одноименные фаланги нескольких пальцев, как бы поглощаются смеж ной фалангой. Обычно средняя фаланга поглощается концевой (рис. 52,а, левая кисть). Это может сопровождаться синдактилией, а также недоразвитием других суставов, например суставов первого пальца (рис. 52,а, левая кисть). В комплексе все эти явления могут вызвать существенные нарушения функций кисти. Трудоспособность оказывается ограниченной, если в области обеих кистей становится невозможной функция схвата.

Сравнительно нередко наблюдается ассимиляция костей предплюс ны. Однако это явление обычно сочетается с каким-либо другим поро ком и представляет лишь один из компонентов целого комплекса на рушений развития. Например, отсутствие малоберцовой кости, как пра вило, сопровождается ассимиляцией костей предплюсны (рис. 36, 696, 71), значительно реже конкресценцией. При нарушениях развития только дистального сегмента конечности ассимиляция костей пред плюсны обычно сочетается с дефектом одного или нескольких лучей стопы (рис. 52,6).

Обычно нарушается развитие дистальных отделов всех конечно стей, но в одних возникает ассимиляция костей (чаще в нижних), в других — конкресценция. В комплексе возникают существенные на рушения и опорной и двигательных функций, т. е. создается порок развития, вызывающий стойкие ограничения трудоспособности.

Ассимиляции и конкресценции костей проксимальных отделов ко нечностей не описаны. Изредка возникает конкресценция лонного со единения. Эта аномалия имеет практическое значение только в аку шерской практике. В качестве чрезвычайно редкого глубокого порока развития известно отсутствие дифференцирования нижних конечностей с возникновением единого нефункционирующего образования — так называемая сиреномелия. Этот порок развития, заключающийся в асси миляции и конкресценции всех или многих костей нижних конечностей, наблюдается почти исключительно у нежизнеспособных плодов. Сире номелия явилась источником многих легенд и суеверий, которые нашли известное отражение и в медицинских книгах XVI—XVII вв., в том числе и в знаменитом эльзевире Parei Ambros (1682).

Рис. 52. Сложный порок развития дистальных от делов конечностей у жен щины С, 35 лет.

а — ее кисти. Конкресценция концевых и средних фаланг II, III и IV пальцев правой кисти при брахифалангии средних фаланг. Брахифалангия сред ней фаланги V пальца. Асси миляция средних и концевых фаланг II—V пальцев левой кисти. Оба первых пальца не доразвиты. Кожная синдакти лия с обеих сторон, более рез кая слева, б — ее стопы. Асси миляция костей предплюсны.

Дефект I—II, а частично и III лучей обеих стоп.

ЗАДЕРЖКА РАЗВИТИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ КОСТНО-СУСТАВНОГО АППАРАТА ИЛИ КОМПЛЕКСА ИХ Некоторые из локальных аномалий и пороков развития, входящих в ранее разобранные группы, в.той или иной мере связаны с торможе нием процесса дифференцирования костно-суставного аппарата (пре имущественно количественные изменения, такие, как брахиспондилия, брахифалангия и т. д., а также нарушения соотношений между костя ми). Однако задержка развития, как основное явление, определяющее качественные особенности аномалии или порока, более всего характер на для локальных поражений, объединенных в настоящей группе. Сре ди этих дисплазий особое значение имеют аномалии развития позво ночника.

Позвоночный столб, как и все отделы костно-суставного аппарата энхондрального происхождения, имеет в своем развитии три основные стадии: мембранозную (или перепончатую), хрящевую и костную. Од нако онтогенез позвоночника существенно отличается от развития кост но-суставного аппарата конечностей в силу сложности его анатомиче ского строения, особенностей функции и своеобразия филогенеза. Тор можения его развития, лежащие в основе целого ряда аномалий, воз никают на различных этапах эмбриогенеза.

Развитие позвоночного столба к настоящему времени раскрыто достаточно детально. В изучение этого сложного процесса вложили большой труд многие эмбриологи, анатомы и рентгенологи (Rokitan sky, 1844;

П. Ф. Лесгафт, 1892;

Alexander, 1906;

Н. Д. Бушмакин, 1912, 1913;

В. П. Воробьев, 1932;

В. Г. Штефко, 1933;

А. И. Струков, 1936;

В. С. Майкова-Строганова, 1936, 1952;

Д. Г. Рохлин, 1939;

Д. И. Зер нов, 1939;

В. А. Дьяченко, 1949;

Т. П. Виноградова, 1963;

И. А. Мов шович, 1964, и др.). Работы последнего времени основаны преимущест венно на результатах комплексных эмбриологических и рентгенологи ческих либо анатомических и рентгенологических исследований.

Установлено, что на самых ранних этапах эмбрионального периода позвоночник первоначально представляет спинная струна (chorda dor salis) и находящаяся у ее боковых поверхностей мезенхима. Спинная струна в виде эластичного тяжа располагается между аортой и нерв ной трубкой. Мезенхима в своем развитии постепенно распространяется кпереди и кзади, охватывая спинную струну и нервную трубку. Эта осевая мезенхима разделена на первичные сегменты (склеротомы) ар териями и венами (межсегментарными сосудами), проходящими пер пендикулярно хорде. Склеротомы, т. е. первичные мембранозные по звонки, точно соответствуют миотомам и спинальным ганглиям.

С пятой недели внутриутробного периода из этих первичных мем бранозных закладок начинают формироваться хрящевые позвонки В каждой половине первичного позвонка появляется по три симметрич ных хрящевых центра — для тела, для дуги и для ребра. При этом происходит пересегментировка позвоночника;

каждый хрящевой (а на его основе в дальнейшем и костный) позвонок формируется из примы кающих к межсегментарным сосудам половин двух смежных мембра нозных позвонков. Диск возникает из середины склеротома, т. е. из участка его, наиболее отдаленного от межсегментарных сосудов.

Таким образом, тело каждого хрящевого, а затем и костного по звонка развивается из двух смежных половин различных мембраноз ных позвонков. Следы пересегментировки видны в течение всей жизни в виде сосудистых каналов, которые пронизывают горизонтально в ме дианной плоскости тело каждого позвонка на месте бывшей локализа JS ции межсегментарных сосудов. Эти каналы отчетливо обнаруживаются рентгенологически у всех детей, а нередко и у взрослых. После пере сегментировки позвоночника каждый миотом соответствует двум сосед ним позвонкам. Этим обеспечивается последующее нормальное при крепление мышц и необходимая подвижность позвоночника.

Симметричные хрящевые центры, возникшие в каждой из половин этого нового позвонка, вначале разделены в медианной плоскости пери хондральной перепонкой. В дальнейшем хрящевые центры в процессе своего развития прорастают эту перепонку и обе половины хрящевого позвонка соединяются. Каждый из симметричных хрящевых центров для боковых отделов дуги, возможно, вначале также формируется из двух отдельных участков, разделенных слоем мезенхимы в зоне, нахо дящейся между верхним и нижним суставными отростками (Putti, 1909—1910).

На четвертом месяце эмбриональной жизни каждый позвонок уже целиком построен из хрящевой ткани. Еще раньше, в конце второго месяца, начинается процесс оссификации хрящевого позвонка. Таким образом, в течение некоторого времени позвонок состоит одновременно из мембранозной, хрящевой и костной ткани.

По поводу преобразования хрящевого позвонка в костный до на стоящего времени существуют некоторые разногласия.

Доказано, что перед появлением каждой отдельной точки окосте нения в соответствующий участок хрящевого позвонка со стороны над хрящницы внедряются кровеносные сосуды. Они как бы прокладывают дорогу оссификации аналогично тому, что происходит в диафизах труб чатых костей. Каждая точка окостенения позвонка имеет свои «сосу дистые ворота» (И. А. Мовшович, 1964). Тело позвонка несомненно формируется преимущественно из одной центральной точки окостене ния, а каждая половина дуги имеет самостоятельную точку окостене ния, возникающую в ее боковом отделе. За счет этой боковой точки окостенения формируется вся данная половина дуги, соответствующий корень дуги и смежный с ним задне-боковой отдел тела позвонка.

К моменту рождения вся периферия позвонка состоит еще из хряще вой ткани. Она образует также широкие прослойки — зоны роста, на ходящиеся между задне-боковыми отделами тела позвонка и его цен тральной частью. Из хрящевой ткани состоит в это время задний от дел дуги, остистый отросток и значительная часть других отростков.

Однако еще в 1864 г. Rambaud и Renault обнаружили, что в теле хрящевого позвонка, помимо главной точки окостенения, возникающей в его переднем отделе, имеется еще одна меньшая точка окостенения, располагающаяся в заднем отделе. Alexander (1906) показал эти точ ки окостенения в рентгеновском изображении. На основании послед них данных Т. П. Виноградовой (1963), можно предположить, что меньшая точка окостенения возникает позади канала хорды. В. С. Май кова-Строганова (1935, 1936) на основании анализа особенностей не которых аномалий развития считала, что тело позвонка формируется из трех точек окостенения — двух передне-боковых и одной задней.

Многие другие авторы также полагают, что в теле позвонка могут по явиться две-три и даже большее число точек окостенения, которые, однако, в дальнейшем довольно быстро сливаются (В. Г. Штефко, 1933;

В. А. Дьяченко, 1949, и др.) и поэтому при исследованиях, как правило, обнаруживается только одна точка окостенения.

По некоторым данным, и в боковом отделе дуги, соответственно особенностям формирования хрящевых центров, вначале иногда воз никают две точки окостенения, вскоре соединяющиеся (Rambaud, Renault, 1864;

Keibel, Mall, 1910;

Willis, 1929;

В. А. Дьяченко, 1949).

Нередко появляется непостоянная дополнительная точка окостенения для каудального участка нижнего суставного отростка некоторых пояс ничных позвонков и менее часто — для верхушки их верхнего сустав ного отростка. За счет этих точек окостенения изредка образуются сверхкомплектные кости, о которых упоминалось в третьем разделе настоящей главы.

После рождения продолжается энергичный рост трех точек око стенения, имеющихся в это время в каждом позвонке (одна для тела позвонка и по одной для каждой половины его дуги и смежных задне боковых отделов тела). В этот же период начинается костеобразова тельный процесс со стороны надкостницы, возникшей из надхрящницы (А. И. Струков, 1936).

Слияние основной массы тела позвонка с его задне-боковыми от делами, а следовательно, и с корнями дуги, происходит к трем годам жизни (В. А. Бец, 1887;

П. Ф. Лесгафт, 1896;

А. И. Струков, 1936, и др.), т. е. когда ребенок уже освоился с вертикальным положением тела и начал много ходить (Д. И. Фортушнов, 1955). И. А. Мовшович (1964) считает, что слияние тела позвонка с его дугой заканчивается значительно позднее: в поясничном отделе — на четвертом году жизни, а в грудном — только на двенадцатом. Несомненно, что к препубер.татному возрасту тело позвонка всегда сливается с обеими половинами его дуги. В раннем детстве зоны роста, находящиеся между основной частью тела позвонка и его задне-боковыми отделами, хорошо просле живаются рентгенологически на боковых снимках. После синостози рования этих отделов позвонка структура тела его постепенно пере страивается и с течением времени все более приближается к функцио нальной дифференцировке, характерной для взрослого (А. И. Струков, 1936;

Н. А. Панов, 1936;

Д. И. Фортушнов, 1955).

Слияние обеих половин дуги, т. е. замыкание задней стенки по звоночного канала на всем его протяжении до четвертого поясничного позвонка включительно, наступает, по данным всех анатомов и рент генологов, к трем годам жизни. В области пятого поясничного позвон ка и крестца это происходит значительно позднее — только к 10—12 го дам (Д. Г. Рохлин, 1939, и др.), а у многих людей костная ткань в этом участке задней стенки позвоночного канала вовсе не образуется ( А. Д. Сперанский, 1925, и др.) Рост тела позвонка в высоту происходит за счет гиалиновых пла стинок межпозвонковых дисков. Эти пластинки в течение всего перио да формирования организма, подобно суставным хрящам, состоят из весьма активной ростковой ткани. Здесь обнаружено «палисадообраз ное» расположение хрящевых клеток (Schmorl, 1932), аналогичное ко лонкам их в зонах роста всех остальных отделов костно-суставного аппарата, с типичной сменой фаз их состояния вплоть до дегенератив но-дистрофического процесса (Т. П. Виноградова, 1951), столь харак терного для естественного преобразования ростковой хрящевой ткани в костную, где бы она ни располагалась.

Нормальное развитие позвоночника происходит только при нор мальной функции его, в частности при наличии естественной нагрузки по оси. Длительная иммобилизация в период роста, нарушающая нор мальное влияние естественной нагрузки па формирование организма, сопровождается максимальным выявлением потенциальных возможно стей зон роста позвонков, что приводит к их чрезмерному удлинению.

В силу этого у лиц, которые в детстве были длительно прикованы к по стели, тела позвонков в течение всей жизни остаются удлиненными и по форме напоминают позвонки четвероногих, т. е. позвонки, естествен но развивающиеся без существенного влияния осевой нагрузки.

Костный краевой кант (лимбус) тела позвонка не принимает уча стия в росте его в длину. Подобно всем апофизам, лимбус формируется за счет множественных самостоятельных точек окостенений, появляю щихся в предпубертатном возрасте и сливающихся с телом позвонка к 22—25 годам, у мужчин иногда даже несколько позже (Schmorl, 1932;

Д. Г. Рохлин, 1939;

Nagy, 1961, и др.). То же наблюдается в бо ковых массах крестца, в области апофизов остистых и поперечных от ростков, а также сосцевидных отростков поясничных позвонков.

Одновременно с позвонками развиваются и формируются межпо звонковые диски. Основным звеном зтого процесса является естествен ное преобразование спинной струны. В мембранозной стадии развития позвоночника она имеет равномерную толщину на всем протяжении.

В хрящевой стадии в области тел позвонков хорда постепенно подвер гается редукции, а в области дисков, наоборот, утолщается и преобра зуется в желатинозное ядро (Schmorl, Junghanns, 1932, 1957). Т. П. Ви ноградова в своих исследованиях (1963) показала, что в постнаталь ном периоде клетки хорды постепенно заменяются совершенно новыми структурами, развивающимися независимо от спинной струны и обра зующими желатинозное ядро со всеми особенностями его, типичными для взрослого. Таким образом, в процессе развития все остатки хорды постепенно вытесняются и заменяются филогенетически более новыми структурами. В постнатальном периоде в желатииозном ядре посте пенно уменьшается содержание жидких составных частей и увеличи вается количество соединительной ткани, которая к 25 годам жизни по своей характеристике постепенно приближается к фиброзной ткани (А. И. Струков, 1936).

Сложный процесс развития позвоночного столба может оказаться нарушенным, главным образом заторможенным, на различных его эта пах, в различных участках и в различной степени.

Так, например, конкресценция позвонков, о которой уже упоми налось в четвертом разделе данной главы, образуется в разультате торможения развития органов и тканей, разделяющих хрящевые, а за тем и костные позвонки. По-видимому, это явление иногда возникает в период пересегментировки и выражается в торможении дифференци рования как межпозвонкового диска, так и межпозвонковых суставов к соответствующих связок (желтой и межостистой). В таком случае возникает конкресценция и тел и дуг соответствующих позвонков. Эта же аномалия может развиться несколько позднее в связи с тем, что спинная струна подвергается редукции не только в области тел по звонков, но и в зоне межпозвонкового диска. Тогда дуги позвонков дифференцируются нормально, а между телами позвонков возникает рудиментарный диск, лишенный желатинозного ядра. Это приводит к изолированной конкресценции только тел позвонков, между которы ми в течение всего периода роста организма находятся гиалиновые пластинки. Их следы прослеживаются и в дальнейшем в течение мно гих лет, иногда на протяжении всей жизни. Тела таких позвонков, как правило, удлинены в результате выпадения влияния на зоны роста естественного давления со стороны желатинозного ядра.

Аномалии развития позвоночника, входящие в анализируемую группу, возникают в результате торможения формирования его на раз личных этапах и в различных участках. В основе некоторых из этих аномалий лежит нарушение процесса пересегментировки в пределах одного или нескольких сегментов, относящееся ко всему сегменту в целом или к одной его половине. Другие аномалии образуются в ре зультате торможения редукции перихондральной перепонки между симметричными половинами хрящевого позвонка, вследствие тормо жения редукции спинной хорды в области тела позвонка, из-за тормо жения развития или задержки слияния разных хрящевых центров либо различных точек окостенения. Торможение нормального развития по звоночника в тот или иной момент эмбриогенеза является тем поворот ным пунктом, с которого начинается патологическое формирование его, ибо эволюционный процесс не просто задерживается, но с этого момен та и извращается (Э. Ю. Остен-Сакен, 1928).

Взаимосвязь аномалий с процессом нормального развития хорошо показали Putti (1909—1910), Н. Д. Бушмакин (1913), Junghanns (1937, 1957). Для уточнения суждений о различных формах аномалий развития позвоночника Putti предложил рабочую схему, в основу кото рой положено представление об «элементарном позвонке». При его по строении учтены участки позвонка, имеющие в различных фазах разви тия более или менее длительный период самостоятельности. «Элементар ный позвонок» Putti разделен тремя вертикальными плоскостями (меди анной и двумя симметричными диагональными) на шесть частей. Меди анная плоскость разделяет тело и дугу на две симметричные половины.

Правая диагональная плоскость проходит через правую задне-наруж ную зону роста тела позвонка и через левый межсуставной участок дуги. Ей симметрична левая диагональ. Развитие каждого из выделен ных таким образом шести участков позвонка может оказаться затор моженным, вплоть до полной редукции на том или ином этапе эмбрио генеза. Кроме того, иногда тормозится процесс слияния каждого та кого участка со смежными отделами, в силу чего в костном позвонке появляются более или менее широкие щели. Исходя из этой схемы, Putti выделил 9 типов аномалий: 1) отсутствие сращения обеих поло вин дуги позвонка;

2) дефект одной половины дуги;

3) дефект всего заднего отдела дуги;

4) сагиттальная щель в середине тела позвонка;

5) дефект половины тела позвонка;

6) дефект всего тела позвонка;

7) дефект половины дуги позвонка вместе с ее корнем и смежным от делом тела;

8) дефект половины всего позвонка;

9) дефект двух тре тей позвонка (сохранена одна половина дуги вместе с корнем и смеж ным отделом тела позвонка).

Эта схема заслуживает большого внимания, в ней учтено подавля ющее большинство аномалий позвоночника, наблюдающихся в жизни и имеющих практическое значение, и все же она не исчерпывает мно гообразия нарушений развития позвоночника. Их разновидности более детально показаны в схеме, которую предложил в 1937 г. Junghanns.

Однако эта схема ограничивается нарушениями развития тел позвон ков и оставляет в стороне аномалии развития их дуг. Помимо упомя нутых схем, известны и другие попытки классифицировать врожденные аномалии и пороки развития позвоночника. Эти классификации начали приближаться к действительности только после широкого внедрения рентгенодиагностики во врачебную практику, что позволило накопить достаточный фактический материал. Детальную классификацию пред ложил в 1949 г. В. А. Дьяченко.

Вопросу об основных формах аномалий позвоночника, об их разно видностях и клиническом значении посвящена обширная литература.

Интерес к этому разделу патологии связан с тем, что некоторые из аномалий позвоночника сочетаются с нарушениями развития нервной трубки (непосредственно спинного мозга, его корешков или только оболочек). Значительно чаще спинной мозг и особенно его корешки поражаются уже у взрослого в результате срыва компенсации нару шений функций позвоночника, когда на почве аномалии возникает вто ричный дегенеративно-дистрофический процесс.

Уже давно выявилась зависимость срыва компенсации от стано вой нагрузки, чрезмерной для человека с недостаточно полноценным позвоночным столбом. Такая нагрузка, как правило, связана с профес сиональной деятельностью. Поэтому аномалии позвоночника преврати лись в своеобразную «медико-юридическую проблему» (Moreton, Win ston, Bibby, 1958), которая далеко не везде решается только с позиций профилактики заболеваемости и инвалидности. Так, например, было внесено предложение о поголовном рентгенологическом исследовании позвоночника (преимущественно поясничного отдела) у всех поступаю щих на фабрики и заводы в качестве рабочих для отсеивания лиц с «неустойчивым позвоночником» (Simril, 1958). Речь, несомненно, дол жна идти не об «отсеивании», а о рациональной организации трудовой деятельности.

В начале разработки всего этого сложного вопроса понятие об аномалиях позвоночника было очень широким и расплывчатым, так как к ним присоединяли многочисленные индивидуальные особенности в строении позвоночника, которые до конца XIX столетия не выявля лись прижизненно, но после введения в медицину рентгенологического метода исследования стали повседневно обнаруживаться у многих лю дей, обращающихся за врачебной помощью по самым различным при чинам. По этому вопросу были опубликованы самые различные вы сказывания, нередко противоречивые и даже взаимоисключающие.

С отголосками этих старых недоразумений и даже явных заблужде ний иногда можно встретиться и в наши дни, несмотря на то, что кол лективным трудом многих исследователей в этот вопрос к настоящему времени внесена достаточная ясность.

Современные представления основаны на результатах многочис ленных исследований, проведенных в различных направлениях. Боль шое значение имели массовые рентгенологические исследования рабо чих, трудовая деятельность которых связана с постоянной значитель ной становой нагрузкой (И. Л. Клионер, 1934;

Moreton и соавт., 1958), спортсменов наиболее высокой квалификации, занимающихся самыми трудными видами спорта, требующими постоянного значительного на пряжения позвоночного столба (А. Е. Халявин, 1935), а также рабочих различных профессий, страдающих многими заболеваниями, которые в течение определенного времени было принято связывать с аномалия ми позвоночника (Г. С. Бом, 1926;

Ф. Р. Богданов и В. А. Тартаков ская, 1931;

А. Н. Роговер, 1936). Большой вклад в разработку этого вопроса внесли тщательные анатомические исследования (А. Д. Спе ранский, 1925) и результаты сопоставления данных клинико-рентгено логического изучения больших групп здоровых людей и лиц, страдаю щих различными заболеваниями (Д. Г. Рохлин, 1939—1952;

В. С. Май кова-Строганова, 1952, и др.). Обширные материалы, накопившиеся в литературе, так же как и большой личный опыт, позволяют в настоя щее время довольно четко отграничить нормальные варианты строения позвоночника, не оказывающие влияния на трудовые возможности че ловека, от аномалий развития его, многие из которых являются проти вопоказанием для трудовой деятельности, связанной с постоянной зна чительной становой нагрузкой.

Из всех аномалий развития позвоночника самое большое практи ческое значение имеют торможение слияния различных участков его, формирующихся из отдельных источников окостенения, и торможение развития того или иного участка тела позвонка, вплоть до пол ной редукции, в результате чего возникают полупозвонки различ ного типа.

Первые из этих аномалий известны под названием spina bifida.

Этот термин предложил в XVII в. Tulpius, впервые описавший (1641) задние и передние расщелины в позвонках (цит. по В. И. Ростоцкой, 1963). Это старое название неудачно, так как оно подчеркивает нали чие раздвоения, расщепления надвое позвонка. В действительности речь идет об отсутствии соединения различных частей позвонка, а не о разъ единении до того единого образования. Однако этот термин настолько вошел в жизнь, что все попытки заменить его более удачным остались безрезультатными.

В подавляющем большинстве случаев отсутствует костное соеди нение правой и левой половин дуги позвонка, из-за чего в его заднем отделе остается более или менее широкая щель — spina bifida poste rior. Значительно реже образуется spina bifida anterior, т. е. сохране ние самостоятельности правой и левой половин тела позвонка, что в норме наблюдается только в начале хрящевой стадии развития по звоночника. Очень редко эти аномалии сочетаются, т. е. сохраняют самостоятельность обе половины позвонка и в области тела, и в обла сти его дуги.

Практически наиболее важна spina bifida posterior, которая неред ко относится к числу нормальных индивидуальных особенностей орга низма, но может быть и аномалией развития и пороком его. Эти каче ственно различные состояния отличаются уровнем расположения по отношению ко всему позвоночному столбу, локализацией дефекта в задней стенке позвоночного канала, его размерами и наличием или отсутствием сочетания с нарушениями развития нервной трубки.

Наиболее часто spina bifida posterior наблюдается в переходном пояснично-крестцовом отделе позвоночника и в области крестца. В со ответствующем месте задняя стенка позвоночного канала образована фиброзной тканью (С. Н. Лисовская, 1934). Часто имеется лишь узкая щель, пересекающая остистый отросток или смежный с ним участок дуги Ls или S\. Иногда остистый отросток Si отсутствует и на его ме сте обнаруживается более или менее значительный дефект в задней части дуги. Остистый отросток вышележащего пятого поясничного по звонка нередко удлинен вследствие присоединения к нему точки око стенения для апофиза отсутствующего остистого отростка Si, либо эта точка окостенения превращается в самостоятельное костное образова ние, вправленное в соединительную ткань, заполняющую дефект в задней стенке позвоночного канала. Иногда задняя стенка крестцового канала отсутствует на всем протяжении (spina bifida posterior sacralis totalis). При этом в заменяющей кость фиброзной стенке крестцового канала часто обнаруживаются одно или несколько самостоятельных, либо слившихся друг с другом костных включений, возникших из хря щевой ткани апофизов редуцированных остистых отростков.

Пока не был накоплен достаточный опыт, в конце прошлого века патологоанатомы (Virchow, 1880;

Recklinghausen, 1886), а в начале XX в. и некоторые клиницисты были склонны придавать этим индиви дуальным особенностям в строении пояснично-крестцового отдела по звоночника патогенетическое значение в происхождении самых различ ных неврологических синдромов, особенно ночного недержания мочи.

Их оценивали как показатель миелодисплазии (Я. А. Ратнер, 1935), как противопоказание для работы в профессиях, требующих значитель ной становой нагрузки (А. Н. Роговер, 1936, и др.), как явление, пред располагающее к «профессиональной инвалидности» (Г. В. Первушин, 1929, и др.) и т. д.

Однако А. Д. Сперанский (1925) в классическом анатомическом исследовании доказал, что все эти особенности в строении крестца являются результатом естественной редукции органа, утратившего свое былое функциональное значение. Они не сопровождаются изменениями дурального мешка и его содержимого, не связаны с особенностями развития нервной трубки и не могут иметь клинического значения.

Отсутствие части или всей задней стенки крестцового канала является характерной особенностью homo sapiens, не наблюдается у животных и, по-видимому, связано с перестройкой позвоночного столба, вызван ной переходом в вертикальное положение и исчезновением хвоста.

По данным А. Д. Сперанского, spina bifida posterior occulta раз личного типа в области крестца имеется у 67% всех людей и поэтому в качестве аномалии скорее следует рассматривать отсутствие этого признака. При рентгенологических исследованиях живых людей, по видимому, улавливаются не все щелевидные дефекты в задней стенке крестцового канала. Поэтому частота такого строения крестца по рент генологическим материалам не столь велика, но все же значительна —• 36% (А. Е. Халявин, 1935), 31 %! (Ф. Р. Богданов и В. А. Тартаковская, 1931), 25% (Д. Г. Рохлин, 1927) и т. д. Накопившийся коллективный опыт клинико-рентгенологических исследований показывает, что изоли рованный щелевидный дефект в области остистого отростка L$ или в соседнем участке его дуги встречается реже, чем в крестце, но также относится к числу вариантов нормы.

Таким образом, изолированные щелевидные дефекты в задней стенке позвоночного канала на уровне L$ и все варианты spina bifida posterior occulta в области крестца, вплоть до отсутствия всей задней стенки крестцового канала, относятся к числу нормальных особенно стей строения организма человека, не являются почвой для вторичных патологических процессов, не имеют клинического значения и не влияют на трудоспособность (Э. Ю. Остен-Сакен, 1924;

1935;

Д. Г.Рох лин, 1927, 1936;

Г. И. Турнер, 1929;

Schmorl, Junghanns, 1932, 1957;

Н. А. Белахиан, 1933;

И. Л. Клионер, 1934;

А. Е. Халявин, 1935;

И. Л. Тагер, 1949;

В. С. Майкова-Строганова, 1952;

Simril, 1958;

Brocher, 1962, и др.).

Эти индивидуальные особенности до периода широкого использо вания в медицине рентгенологического метода исследования обнаружи вались только патологоанатомически, что и явилось поводом для их старинного названия — spina bifida posterior occulta, т. е. скрытые, клинически не проявляющиеся, при жизни не обнаруживающиеся раз двоения позвоночника. В настоящее время эти особенности легко вы являются рентгенологически. И все же старый термин целесообразно сохранить, так как он хорошо подчеркивает отсутствие клинического значения spina bifida posterior данной локализации. Эта индивидуаль ная особенность может случайно совпасть с любым заболеванием, в том числе и с каким-либо неврологическим синдромом, но отнюдь не объясняет и не обусловливает его возникновения. Также несостоя тельны попытки связать ночное недержание мочи у детей с отсутствием окостеневшего остистого отростка Ы и Si, хотя бы потому, что до 10—12 лет такое состояние позвоночника является его нормальной воз растной особенностью.

Подобно пояснично-крестцовому отделу позвоночника его проти воположный, наиболее краниальный отдел также отличается частотой индивидуальных особенностей — вариантов нормального строения и аномалий, что объясняется продолжающейся до настоящего времени перестройкой этой области у homo sapiens.

Зта область позвоночника наименее изучена. При рентгенологиче ских исследованиях шейного отдела анализу первого позвонка обычно не уделяют должного внимания. Поэтому детали его строения еще недостаточно известны. Отсюда сложилось представление об исключи тельной редкости spina bifida posterior C\ (И. И. Аркусский, 1931;

Н. Н. Пятницкий, 1937, и др.). О ней упоминается преимущественно в работах, посвященных ассимиляции атланта, с которой spina bifida posterior Ci часто сочетается (М. А. Фиикельштейн и В. А. Мышков ская, 1963). В то же время анатомы при изучении мацерированных препаратов позвонков относительно нередко обнаруживают изолиро ванные дефекты в задней дуге атланта (И. С. Рыжов, 1931, и др.).

Для уточнения вопроса о частоте и клиническом значении spina bifida posterior Ci наш сотрудник Ю. Н. Задворнов провел в 1964 г.

специальное изучение шейного отдела позвоночника и шейно-затылоч ной области у 300 практически и клинически здоровых людей в воз расте от 17 до 55 лет с равномерным распределением по возрастным группам и полу. Все эти лица подверглись тщательному клиническому, в частности, детальному неврологическому, исследованию. Каждому из исследованных были произведены: затылочный снимок черепа, на кото ром изображение задней дуги атланта проецируется на область боль шого затылочного отверстия, боковой снимок шейно-затылочной обла сти в положении исследуемого лежа и три боковые рентгенограммы шейного отдела позвоночника в положении исследуемого сидя — в сред нем положении, при максимальном наклоне головы вперед и при мак симальном запрокидывании ее назад. Это позволило изучить и анато мическое строение и функцию шейного отдела позвоночника.

У 12 из 300 исследованных, т. е. у 4%', Ю. Н. Задворнов установил промежуток в середине задней дуги атланта от узкой щели до дефекта шириной в 15 мм. Смежные несросшиеся участки дуги были одинако выми или несколько различались по форме, их структура была нор мальной. Оказалось, что spina bifida posterior C'i наиболее отчетливо обнаруживается при анализе затылочных снимков черепа;

на боковых рентгенограммах она выявляется по отсутствию заднего бугорка атлан та. Строение затылочной кости и остальных шейных позвонков оказа лось обычным;

функция шейного отдела позвоночника, а также верх него и нижнего суставов головы была нормальной. Эти особенности обнаружены с одинаковой частотой у мужчин и женщин и не препят ствовали их многолетней трудовой деятельности даже в профессиях тяжелого физического труда.

Представленные данные позволяют считать, что изолированный дефект в задней стенке позвоночного канала на уровне С\, не только щелевидный, но и более широкий, должен быть отнесен к числу вари антов нормального строения организма.

По мнению многих исследователей, spina bifida posterior в виде изолированной узкой щели в заднем отделе дуги любого позвонка от С2 до L4 включительно должна рассматриваться как аномалия разви тия (С. А. Рейнберг, 1964, и др.). Такая оценка объясняется наблю дающимся иногда сочетанием щелевидной spina bifida posterior этих позвонков с различными, как правило, весьма умеренными неврологи ческими нарушениями, по-видимому, связанными с неполноценным развитием нервной трубки.

Чаще такое строение задней стенки позвоночного канала наблю дается в области седьмого шейного позвонка. В нем возникает узкая 13 Н. С. Косинская.щель, рассекающая в медианной плоскости остистый отросток по всей его длине и хорошо обнаруживающаяся на задних рентгенограммах.

На таких снимках остистый отросток С7 вместо обычного овала, харак терного для нормального строения, имеет вид двух смежных овалов, из которых каждый является изображением одной из половин остистого отростка, располагавшихся в момент рентгенографии тангенциально по отношению к пучку центральных лучей (В. С. Майкова-Строганова, 1952, и Др.)- Spina bifida posterior C7 почти никогда не сопровождается неврологическими нарушениями. Поэтому вопрос о безоговорочном отнесении данной особенности к аномалиям развития нуждается в дальнейшем уточнении и пересмотре, тем более, что переходный шейно грудной отдел позвоночника отличается большим числом вариантов строения и в этом отношении очень близок к пояснично-крестцовому и шейно-затылочному отделам.

Рис. 53. Spina bifida posterior XII груд ного позвонка, обнаруженная при рент генологическом исследовании у муж чины П., 48 лет, практически здорового.

Остистый отросток отсутствует, на этом месте в задней стенке позвоночного канала имеется щелевидный дефект, стенки которого покрыты четкой замыкающей пластинкой. Вышележащий позвонок также лишен остистого отростка, но задняя стенка позвоночного канала на этом - уровне замкнута.

Такие же особенности строения задней стенки позвоночного ка нала на уровне всех других позвонков наблюдаются значительно реже, но чаще сопровождаются неврологическими нарушениями. Они, несо мненно, относятся к группе аномалий. В этих участках щелевидная spina bifida posterior иногда сочетается с отсутствием остистого отро стка или половины его. При дефекте остистого отростка смежные уча стки обеих половин заднего отдела дуги разделены узким щелевидным пространством и покрыты тонкой замыкающей пластинкой (рис. 53).

Как правило, это — аномалия развития одного позвонка. Она.не нарушает функций позвоночника, поэтому клинически не обнаружи вается и может в течение многих лет, даже всю жизнь, оставаться скрытой либо выявляется случайно при рентгенологическом исследо вании по какому-либо другому поводу (рис. 53). Эта форма spina bi fida posterior обнаруживается при объективном клиническом исследо вании лишь при полном отсутствии остистого отростка у худых субъ ектов, когда рельеф заднего отдела позвоночника доступен для осмотра и пальпации.

• Развитие нервной трубки при этой аномалии либо происходит нормально, либо нарушается незначительно. Изменение функций нерв ной системы, как правило, полноценно компенсируется в течение мно гих лет. Неврологические нарушения, чаще очень незначительные, если и появляются, то довольно поздно, в среднем или даже в пожилом возрасте (Р. А. Голонзко, 1928, и др.), по-видимому, в связи с посте пенно наступающим снижением компенсации. Учитывая эту возмож ность всех людей, у которых рентгенологически обнаружена щелевид ная spina bifida posterior любого позвонка от С2 до L4 включительно, следует подвергать тщательному неврологическому исследованию.

Сама по себе эта аномалия, не отягощенная неврологическими нару шениями, не является показанием к какому-либо лечению и не нару шает трудоспособности.

В принципиально ином подходе нуждаются люди, у которых такое же щелевидное расщепление задней стенки позвоночного канала обна ружено не в области остистого отростка, а в обеих межсуставных уча стках дуги позвонка. Эта аномалия не сопровождается отчетливыми нарушениями развития нервной трубки. Ее большое практическое значение заключается в том, что, локализуясь, как правило, в нижних поясничных позвонках, эта форма spina bifida posterior вызывает функ циональную неполноценность физиологически наиболее нагруженного отдела позвоночника и в результате срыва компенсации может при вести к тяжелой катастрофе в опорно-двигательной системе, с полным разделением аномального позвонка на две части и со смещением его переднего отдела в полость таза.

Значительные смещения пятого, реже четвертого, поясничного по звонка известны с XVIII столетия и обозначаются термином «спондило листез» (spondylos — позвонок, olistaino — соскальзываю), который предложил в 1854 г. КШап (цит. по Г. И. Турнеру, 1929). В конце прошлого века в изучение этого своеобразного явления внесли большой вклад варшавские врачи Д. Ф. Лямбль и его ученик акушер Ф. Л. Ней гебауер. Они провели ряд клинических наблюдений, относившихся пре имущественно к акушерской практике, и, кроме того, изучили большое количество мацерированных позвонков с такой аномалией, обнаружен ных ими в анатомических музеях Петербурга, Москвы и многих горо дов Западной Европы. Д. Ф. Лямбль посвятил данному вопросу специ альную монографию (1895), а Ф. Л. Нейгебауер — целый ряд работ, из которых основные опубликованы в 1885 и 1892 гг.

К настоящему времени по этому вопросу накопилась обширная литература. Многие исследования содержат ценные материалы (Г. И. Турнер и Н. И. Чиркин, 1925;

Г. И. Турнер, 1926, 1929;

Schmorl, Junghanns, 1932, 1957;

В. И. Бик, 1934;

Э. Ю. Остен-Сакен, 1935;

3. Г. Мовсесян, 1940;

Д. Г. Рохлин, 1941;

В. И. Маркеева, 1941;

В. А. Дьяченко, 1949;

И. Л. Тагер, 1949;

В. С. Майкова-Строганова, 1952;

Brocher, 1958, 1962;

Epstein, 1962, и др.). Установлено, что в основе соскальзывания позвонка лежит спондилолиз (термин пред ложил Д. Ф. Лямбль, 1895), т. е. наличие щелевидных дефектов в обоих межсуставных участках дуги позвонка.

Накопившиеся материалы позволяют считать, что спондилолиз в большинстве случаев возникает в результате торможения слияния точек окостенения для передне-верхнего и задне-нижнего участков каждой из половин дуги позвонка, самостоятельность которых в нор ме кратковременна. Возможно, основа этого явления возникает зна чительно раньше, при трансформации мембранозного позвонка в хря щевой и заключается в торможении соединения хрящевых центров для этих отделов дуги. В зоне спондилолиза смежные участки дуги у взрос лого человека соединены хрящевой тканью (синхондроз), возникшей в результате сохранения части ростковой хрящевой ткани (Schmorl, Junghanns, 1932), либо фиброзной тканью (синдесмоз).

Врожденность спондилолиза доказывают не только ранее упоми навшиеся эмбриологические данные и результаты гистологических исследований (наличие хрящевой ткани в зоне спондилолиза), но и многочисленные клинико-рентгенологические наблюдения, свидетельст вующие о том, что спондилолиз обнаруживается и у взрослых и у детей (В. Д. Чаклин, 1957;

Brocher, 1962;

А. 3. Гингольд, 1965), иногда воз никает как наследуемая патологическая конституциональная особен 13* ность (P'riberg, 1939;

Brocher, 1958) и может сочетаться с другими аномалиями (В. А. Дьяченко, 1949). Эта форма spina bifida posterior, как правило, возникает в одном из нижних поясничных позвонков, чаще в Lb, значительно реже в верхних поясничных позвонках и лишь в от дельных случаях в грудных позвонках (И. А. Рыжов, 1931) ив шейных (Г. И. Турнер, 1929;

Pearlman, Hawes, 1951;

Brocher, 1962;

Penning, 1964). Спондилолиз обычно образуется в одном позвонке и лишь в от дельных случаях в нескольких смежных поясничных и даже грудных позвонках (Ф. Л. Нейгебауер, 1892;

Schmorl, Junghanns, 1932;

Д. Г. Рохлин, 1941;

В. А. Дьяченко, 1949).

В то же время несомненно, что в области нижних поясничных позвонков спондилолиз изредка возникает уже у взрослого человека под влиянием хронической перегрузки. Эту точку зрения выдвинул в 1935 г. Meyer-Burgdoff, его поддержали Д. Г. Рохлин (1941) и целый ряд других авторов. С. А. Рейнберг (1964) показал такое происхожде ние спондилолиза на основании наблюдения над балериной, у которой в результате хронической перегрузки возник срыв адаптации и раз вился спондилолиз, исчезнувший после длительного покоя. В таких случаях спондилолиз является приобретенным заболеванием — это локальное дегенеративно-дистрофическое поражение внесуставного, наиболее перегруженного участка кости. В данном месте возникает зона перестройки с некрозом отдельных костных пластинок, с их пато логическими переломами, с кровоизлияниями в костную ткань, с обра зованием на этой основе соединительной ткани и с последующей репа рацией под влиянием длительного выключения функции. Появление зоны перестройки в межсуставных участках дуги наиболее нагружен ных нижних поясничных позвонков объясняется своеобразием их функ ционального напряжения. Под влиянием значительной становой на грузки эти участки сдавливаются, а при наклонах туловища вперед подвергаются значительному растяжению. Эти же особенности функ ционального напряжения объясняют и тот факт, что спондилолистез на почве спондилолиза, как аномалии развития, возникает почти исклю чительно в нижних поясничных позвонках и лишь в области Ls дости гает максимальной выраженности. Во всей мировой литературе описано лишь несколько больных со спиндилолистезом в шейном отделе. Пора жение локализовалось в наиболее нагруженных нижних шейных поз вонках и сопровождалось очень незначительным смещением (Pearlman, Hames, 1951;

Penning, 1964).

Острая травма позвоночника с переломом дуги позвонка в ее меж суставных участках может создать картину, формально напоминаю щую спондилолиз. Однако сущность возникающих при этом патологи ческих изменений и их динамика принципиально отличаются от истин ного спондилолиза.

Аномалия развития в форме спондилолиза до срыва компенсации не вызывает субъективных ощущений и не обнаруживается при объек тивном клиническом исследовании, т. е. это spina bifida posterior occulta.

При рентгенологическом исследовании на задних и косых снимках пояснично-крестцовой области выявляются узкие щели, пересекающие межсуставные участки дуги (рис. 54). Щель обычно проходит косо сверху вниз и в то же время от внутреннего края межсуставного уча стка к наружному. Она отделяет верхний суставной отросток, корень дуги и поперечный отросток от заднего отдела дуги. Иногда щель про ходит почти горизонтально. Очень часто полной симметрии в состоянии обеих половин дуги нет (рис. 54). Изредка наблюдается односторонний спондилолиз. До тех пор пока в области аномального синхондроза не разовьется дегенеративно-дистрофическое поражение, его щель очень узка. Иногда она с трудом улавливается на задних снимках, почти не видна на боковых рентгенограммах, но хорошо выявляется на ко сых снимках, на которых получается изолированное изображение прилежащего к пленке межсуставного участка дуги на фоне тела поз вонка (рис. 56,6). На таких рентгенограммах хорошо видно, что меж позвонковые суставы смежных нормальных позвонков разделены широ ким цельным межсуставным участком. При спондилолизе этот участок прерван и щель в нем как бы соединяет выше- и нижерасположенные межпозвонковые суставы (рис. 56,6). Общее изображение этих двух суставов и щели спондилолиза напоминает излом молнии (симптом молнии, по Д. Г. Рохлину, 1941).

Изучая структуру позвонков, Д. И. Фортушнов (1955) при наличии спондилолиза обнаружил отсутствие радиальных костных пластинок, входящих, по его данным, в состав внутренней архитектуры нормаль Рис. 54. Спондилолиз IV поясничного позвонка, обнаруженный у муж чины П., 43 лет при рентгенологическом ис г следовании по поводу подозрения- на мочека менную болезнь. Узкие щели в обоих межсустав ных участках дуги этого позвонка.

ного позвонка. Это показывает, что наличие мягкотканного соедине ния заднего и переднего отделов дуги нарушает обычные функцио нальные соотношения и возможности, в частности снижает действие на тело позвонка нормального тонуса мышечно-связочного аппарата.

В дальнейшем, под влиянием повышенной нагрузки, чаще всего связанной с профессиональной деятельностью, а иногда и с таким фи зиологическим процессом, как беременность, в области спондилолиза начинается дегенеративно-дистрофическое поражение типа остеохон дроза. Поэтому прочность соединения нарушается, и в этих участках появляется патологическая подвижность. Это может вызвать локальные боли. При рентгенологическом исследовании у таких больных иногда обнаруживаются костные разрастания по краю щели, смежные участки кости могут оказаться склерозированными.

Появление патологической подвижности в межсуставных участках дуги снижает общую функциональную полноценность и устойчивость всего данного сегмента позвоночника. Соответствующий межпозвонко вый диск оказывается в условиях постоянно повышенного функцио нального напряжения, в результате чего в нем также развивается остеохондроз. Это закономерно приводит к уменьшению прочности со единения тел смежных позвонков. Рентгенологически в этот момент обнаруживается снижение высоты диска и патологическая подвижность в нем, выявляющаяся при функциональных исследованиях (Л. Б. Фиал ков, 1962). Таким образом, возникает разболтанность в обоих межсу ставных участках дуги и в нижерасположенном диске.

В этих условиях под влиянием продолжающейся нагрузки начи нается спондилолистез, т. е. смещение тела пораженного позвонка вместе с корнями дуги, с верхними суставными отростками и с попе речными отростками кпереди по отношению к нижерасположенному позвонку (рис. 56, а). Задний участок дуги вместе с нижними сустав ными отростками и с остистым отростком остается соединенным с ни жерасположенным позвонком (рис. 56,а).

Таким образом, спондилолистез возникает только в том случае, если сочетаются три фактора: спондилолиз, дегенеративно-дистрофиче ское поражение мягких тканей, соединяющих неслившиеся участки дуги позвонка, и остеохондроз нижележащего диска.

По мере нарастания смещения тела позвонка расширяются проме жутки в межсуставных участках его дуги, что обнаруживается при повторных рентгенологических исследованиях (С. С. Ткаченко, 1958).

Судя по рентгенологическим данным и результатам изучения мацери рованных позвонков, в зоне спондилолиза, после разрушения соответ ствующих мягких тканей, постепенно отрабатывается неоартроз в ре зультате постоянного трения друг о друга смежных участков дуги.

Затем они полностью разобщаются и постепенно отдаляются вследствие растяжения дуги позвонка в сагиттальной плоскости.

Однако процесс патологической перестройки дуги позвонка может быть значительно более сложным. Еще Ф. Л. Нейгебауер (1892), изу чая мацерированные позвонки, установил, что межсуставной участок дуги позвонка при спондилолистезе иногда не только оказывается рас члененным, но и удлинен в сагиттальном направлении. Эти данные и некоторые рентгенологические наблюдения позволяют предположить, что в отдельных случаях, несмотря на значительное смещение позвон ка, полного разобщения его> в межсуставных участках не происходит в течение длительного времени. По-видимому, у таких больных в меж суставном участке дуги сохраняется фиброзная перемычка, постепенно растягивающаяся. Весь этот отдел дуги попадает в условия постоян ного значительного напряжения и становится ареной длительной не прерывной перестройки. В нем происходит сложный процесс, заклю чающийся в сочетании дегенеративно-дистрофического поражения и мягких тканей и кости с одновременно идущими явлениями репарации.

При этом возникает некроз, рассасывание и частичное восстановление различных участков кости, появляются и исчезают обызвествления в фиброзной ткани, местами она подвергается метаплазии в кость, ме стами разрушается. В целом межсуставной участок удлиняется, пере рыв в нем не отграничен четкой замыкающей пластинкой и содержит элементы распадающейся костной и фиброзной ткани (рис. 58, а).

Столь сложный процесс, возможно, скорее развивается у больных с приобретенным спондилолизом и является выражением обширного дегенеративно-дистрофического поражения, начавшегося с узкой зоны перестройки и постепенно прогрессирующего под влиянием продол жающейся нагрузки позвоночника. Весь этот вопрос нуждается в даль нейшем изучении и уточнении.

Выраженность смещения позвонка при спондилолистезе может быть различной. Д. Ф. Лямбль (1895) выделил три степени спондило листеза. При первой тело L% скользит по краниальной поверхности крестпа, но еще сохраняет обычное горизонтальное расположение;

при второй — тело Ьь, значительно переместившееся кпереди, запрокиды вается над передневерхним участком крестца, как бы нависает над ним;

при третьей степени спондилолистеза тело Ь$ располагается в по лости таза на передней поверхности крестца — это полный спондилоли стез (рис. 58). Mayerding (no Groskopff, Tischendorf, 1962) различает четыре степени спондилолистеза, при которых площадь соприкасания тела аномального позвонка с телом нижележащего последовательно уменьшается на четверть его сагиттального поперечника.

Практически важно отличать полный спондилолистез (рис. 57, 58) от предшествующих состояний (рис. 55, 56), когда еще сохраняются возможности для хирургической фиксации пораженного сегмента (В. Д. Чаклин, 1958) и даже для некоторой стабилизации патологиче ского процесса посредством разгрузки поясничного отдела позвоноч ника с помощью корсета. Реконструктивные вмешательства при полном спондилолистезе чрезвычайно сложны, часто невозможны. Степень не полного спондилолистеза обычно оценивают соответственно размерам задней части тела нижележащего позвонка, утратившей соприкасание с аномальным позвонком и выступающей в позвоночный канал: сме щение на треть позвонка (рис. 56,а), на половину и т. д.

В процессе развития спондилолистеза значительно деформируются позвоночный канал и межпозвонковые отверстия на уровне поражения.

Сагиттальный поперечник канала расширяется. Это хорошо прослежи вается на боковых рентгенограммах (рис. 56, а). Судя по некоторым пневмомиелографическим данным (Mtiller, Lehmann, 1963), при этом может произойти расширение каудального отдела дурального мешка и натяжение спинномозговых корешков. Последние еще более значи тельно страдают в результате нарастающей деформации межпозвонко вых отверстий. Их вертикальный размер постепенно уменьшается, а горизонтальный — увеличивается;

они как бы перемещаются в гори зонтальную плоскость (рис. 56,а). При возникновении полного спонди лолистеза тело Ls запрокидывается книзу;

корни его дуги принимают почти вертикальное положение (рис. 58,б), а межпозвонковые отвер стия становятся щелевидными (рис. 58,а), практически они разру шаются. Поэтому в клинической картине спондилолистеза иногда на первый план выступает упорный вторичный пояснично-крестцовый радикулит. В основе неврологических нарушений чаще лежат циркуля торные расстройства, но может возникнуть и непосредственное сдав ление корешка. Это было обнаружено при миелографии (Brocher, 1962).

В начале заболевания, с появлением разболтанности аномального сегмента позвоночника, возникают нарушения нормальных статико динамических соотношений в опорно-двигательной системе. Эти изме нения увеличиваются по мере перемещения тела пораженного позвон ка и сопровождаются целой системой компенсаторных явлений, после довательно включающихся по мере ослабления и слома ранее моби лизованных механизмов. Этот сложный комплекс явлений вызывает характерную клиническую картину и обнаруживается рентгенологиче ски. Весь синдром был ярко обрисован Г. И. Турнером в серии статей, опубликованных в двадцатых годах, и дополнен авторами, работав шими позднее.

Скольжение пораженного позвонка вперед вызывает перемещение центра тяжести тела. Сохранение вертикального положения в этих условиях обеспечивается компенсаторным напряжением продольных мышц спины и целым рядом других механизмов. По мере нарастания смещения позвонка происходит медленное компенсаторное выпрямле ние крестца. Постепенно он принимает вертикальное положение (рис. 55), а в заключительной фазе заболевания краниальный отдел крестца и располагающийся над ним остистый отросток пораженного позвонка резко выстоят назад (рис. 57). Полное перемещение тела Ls в полость таза происходит только при вертикальной установке крестца Рис. 55. Глубокая вертикальная борозда в поясничной области над остистым отростком у мужчины 3., 43 лет, страдаю щего спондилолистезом этого позвонка.

Крестец расположен вертикально.

Неврологически — хронический двух сторонний пояснично-крестцовый ра дикулит.

Рис. 56. Рентгенограммы пояснично-крестцового отдела позвоночника того же больного а — в боковой, б — в левой косой проекции (в правой косой проекции — картина такая же).

Перерыв межсуставного участка дуги L, (указан стрелками). Остеохондроз диска Lt _ „ и области аномального синхондроза. Тело Lt вместе с корнями дуги и верхними суставными отростками сместилось вперед по отношению к t5 на треть сагиттального поперечника тела позвонка. Вышележащие позвонки следуют за L,. Задний отдел дуги L, вместе с остистым и нижними суставными отростками остался соединенным с Л5. Выпрямленное положение крестца и L5. Межпозвонковые отверстия Z4 5 сужены и деформированы. По звоночный канал на этом уровне расширен.

(рис. 58). (Представление Д. Ф. Лямбля о приближении крестца к горизонтальной плоскости оказалось ошибочным).

Соединение пораженного и вышележащего позвонка остается нор мальным, так как ни соответствующий диск, ни межпозвонковые суставы существенно не изменяются. Поэтому по мере смещения ано мального позвонка вышележащие позвонки следуют за ним и проис ходит перестройка статики всего поясничного и грудного отделов позво ночника. Непосредственно над остистым отростком позвонка, тело которого соскользнуло вперед, вдоль средней линии спины образуется углубление, так называемый горако-люмбальный желоб. Длина этого желоба увеличивается по мере нарастания спондилолистеза. При пол ном спондилолистезе и, следовательно, значительном отклонении выше лежащих позвонков кпереди желоб достигает верхнего участка спины и выступает особенно резко в межлопаточной области (рис. 57).

Напряжение продольных мышц еще больше подчеркивает это сре динное углубление. Оно четко обнаруживается при осмотре больного (рис. 57) и не исчезает при наклоне его вперед (рис. 55). В рентгенов ском изображении это явление отчетливо обнаруживается, если на боковом снимке мысленно соединить непрерывной линией изображения задних участков остистых отростков. Над остистым отростком пора женного позвонка эта линия образует прямоугольный уступ (рис. 56, а).

В области торако-люмбального желоба весь соответствующий от дел позвоночника оказывается в положении лордоза, который распро страняется на грудной отдел и постепенно уменьшается в краниальном направлении. В то же время поясничный лордоз искажается, он при нимает форму открытого кзади угла с горизонтальной нижней сторо ной. Последняя совпадает с остистым отростком пораженного позвонка, который вместе с крестцом выдается кзади.

В результате усиления лордоза остистые отростки поясничных позвонков запрокидываются вверх («как воробьиные хвосты», по Г. И. Турнеру, 1929) и сближаются вплоть до полного соприкосновения (рис. 58). Сдавленные межостистые связки постепенно атрофируются и между смежными поверхностями остистых отростков отрабатываются неоартрозы. Это может сопровождаться местными болями. Боли появ ляются также при надавливании на остистые отростки XII грудного и I поясничного позвонков (Г. И. Турнер и Н. И. Чиркин, 1925).

По мере нарастания спондилолистеза на передней поверхности крестца в его краниальном отделе часто образуются костные разраста ния, как бы консоль, поддерживающая тело L-, и препятствующая сме щению его в таз. Это своеобразное компенсаторное явление возникает вследствие оссификаиии передней продольной связки, которая на этом уровне отслаивается и подвергается хроническому функциональному раздражению. Костный карниз обнаруживается на мацерированных препаратах и на боковых рентгенограммах пояснично-крестцовой обла сти. Эти костные разрастания в известной мере скрадывают выражен ность смещения тела L5 при анализе состояния передней поверхности позвоночника. Поэтому более точное представление о степени спонди лолистеза создается при изучении соотношений задних поверхностей тел позвонков. При спондилолистезе L4 таких разрастаний на теле Ls, как правило, не образуется (рис. 56,в).

При полном срыве компенсации, когда тело L5 соскальзывает на переднюю поверхность крестца, эта консоль как бы сдавливается (рис. 58,6). Однако в дальнейшем образуются новые костные напла стования, в какой-то мере спаивающие переднюю поверхность тела Ls с крестцом на уровне его второго или третьего позвонка (рис. 58,а).

Полный спондилолистез вызывает вторичное укорочение туло вища. При этом на уровне крыльев подвздошных костей появляется опоясывающая кожная складка. Это наблюдается преимущественно у субъектов со значительным слоем подкожной жировой клетчатки, преимущественно у женщин, а также при значительном снижении тур гора мягких тканей. У мускулистых мужчин данный признак отсут ствует (рис. 57). Одновременно с укорочением туловища суживается сагиттальный размер таза. Это обнаруживается при измерениях, при нятых в акушерской практике, и хорошо видно на боковых рентгено граммах по значительному уменьшению расстояния между передней поверхностью тела L$ и фронтальной плоскостью, в которой распола гаются тазобедренные суставы (рис. 58, а). У худых субъектов позво нок, опустившийся в полость таза, прощупывается при глубокой паль пации брюшной полости;

у женщин он определяется при вагинальном исследовании. Этот позвонок может быть обнаружен также per rectum.

Иногда в процессе развития спондилолистеза появляются допол нительный сколиоз и ротация позвоночника, связанные со значитель ной асимметрией в состоянии межсуставных участков дуги (3. Г. Мов Рис. 57. Резкое выстояние крестца и остистого отросткаL& у больного Т., 34 лет, страдаю щего полным спондилолисте зом. Глубокий торако-люмбаль ный желоб.

сесян, 1940). В таких случаях весь синдром еще более усложняется, и могут возникнуть боли в результате дегенеративно-дистрофического поражения межпозвонковых суставов и дисков на высоте искривления позвоночника как в области основной, так и компенсаторной дуги.

В связи с выпрямлением крестца передний отдел тазового кольца при спондилолистезе запрокидывается вверх, лонное соединение подни мается (т. е. возникает деформация, противоположная наблюдающейся при подвздошном вывихе в обоих тазобедренных суставах;

рис. 44).

В результате изменения установки крестца и безымянных костей крест цово-подвздошные сочленения перемещаются в сагиттальную плоскость.

Поэтому при рентгенографии таза в задней проекции эти сочленения располагаются тангенциально центральному пучку лучей. На таком снимке изображения переднего и заднего участков каждого из этих сочленений оказываются резко сближенными, они почти совпадают (рис. 58, б), что в норме достигается только с помощью специальной косой укладки.

Вследствие описанных изменений таза крылья подвздошных костей отклоняются кнаружи и 1. biiliaca становится длиннее, чем il. bitrochan terica, в то время как при вывихе в обоих тазобедренных суставах, особенно супраацетабулярном, 1. bitrochanterica превышает размеры 1. ЫШаса более резко, чем при нормальных соотношениях. Этот при знак описал еще Ф. Л. Нейгебауер (1892), наблюдавший больных Рис. 58. Рентгенологическая картина пояснично-крестцовой области того же больного.

а — боковой снимок, б — задняя рент генограмма, в — томограмма через сре динную плоскость. Полный спондило листез. Тело „ запрокинулось вниз и примыкает к передней поверхности крестца. Корни дуги L5 располагаются почти вертикально (в), его межсустав ные участки удлинены и находятся в состоянии перестройки (а). Верти кальная установка крестца. Оссифи цировавшаяся передняя продольная связка частично соединяет в боковых отделах тело 5 с крестцом (а). Ости стые отростки соприкасаются, между ними разработались неоартрозы. На заднем снимке (б) виден „симптом каски".

только женского пола. У мужчин этот симптом не столь резко выражен (рис. 57).

Нарушения статики таза вызывают компенсаторное напряжение ягодичных мышц. Это в свою очередь влияет на установку бедренных костей и вызывает постоянное функциональное напряжение больших вертелов. Г. И. Турнер (1929) показал, что у лиц, страдающих спон дилолистезом, развившимся в период роста, большой вертел необычно велик, а его верхушка отклонена к головке бедренной кости в резуль тате формирования в патологических условиях.

Представленные данные показывают, что при спондилолистезе боли в пояснично-крестцовой области могут быть вызваны различными причинами: остеохондрозом зон спондилолиза, остеохондрозом ниже расположенного диска, межостистыми неоартрозами. Иногда в связи с дополнительными деформациями и вторичным дегенеративно-дистро фическим поражением других дисков и суставов наблюдаются боли и в вышерасположенных отделах позвоночника. В основе неврологи ческих нарушений вначале также лежит остеохондроз диска, в даль нейшем они объясняются почти исключительно деформацией позвоноч ного канала, главным образом межпозвонковых отверстий. Именно болевой синдром чаще является первым поводом для обращения за врачебной помощью. Значительно реже спондилолистез впервые обна руживается в связи с другими причинами, например в акушерской практике.

Полный спондилолистез вызывает яркую клиническую картину, складывающуюся из всех перечисленных выше явлений. Неполный спондилолистез иногда не столь демонстративен, но все же клиниче ские симптомы его достаточны для постановки диагноза. Рентгеноло гическое исследование раскрывает патологоанатомические данные и в значительной мере дополняет результаты клинического наблюдения.

После того, как началось соскальзывание аномального позвонка, щели в его межсуставных участках расширяются и отчетливо обнару живаются не только на косых, но и на боковых снимках (рис. 56, а).

Именно в этой проекции особенно хорошо выявляется разобщение верхних и нижних суставных отростков, а также состояние позвоноч ного канала и межпозвонковых отверстий. Иногда определяется нару шение соотношений в нижних межпозвонковых суставах пораженного сегмента (В. А. Дьяченко, 1949). Функциональное рентгенологическое исследование в боковой проекции показывает, что при неполном спон дилолистезе в результате разболтанности пораженного сегмента сме щение усиливается при откидывании туловища назад (С. А. Рейнберг, 1964).

В то же время значительное снижение межпозвонкового диска и запрокидывание тела позвонка создают неблагоприятные условия для анатомического анализа изображения пораженного сегмента на задних снимках. В частности, изображение межсуставных участков на таких рентгенограммах проекнионно укорачивается и щели в них пере стают выявляться, несмотря на увеличение их ширины. Все же на задних снимках обнаруживаются вертикальная установка крестца и сагиттальное расположение крестцово-подвздошных сочленений, откло нение вверх остистых отростков и их сближение. Изображение тела L проецируется на крестец. Запрокинувшаяся вниз передняя поверхность тела этого позвонка и его поперечные отростки образуют четкий крае образующий контур, дугообразно выпячивающийся в середине и отсту пающий вверх в боковых участках (рис. 58,6). Этот контур впервые описал в 1926 г. Г. И. Турнер, сравнив его с перевернутой вниз каской.

Данный признак иногда необоснованно связывают с именем Brailsford, который описал его на три года позднее.

Приведенные материалы показывают, что в результате снижения компенсации нарушений функций позвоночника спондилолиз нередко становится «пусковым механизмом» очень сложного, длительно теку щего патологического процесса, который в условиях продолжающейся нагрузки может привести к полному срыву компенсации и вызвать тяжелую катастрофу в опорно-двигательной системе. С целью профи лактики спондилолистеза и связанной с ним инвалидности лицам, стра дающим спондилолизом, необходимо настойчиво рекомендовать про фессиональную деятельность, не связанную со становой нагрузкой.

Многие из них плодотворно трудятся в широком кругу соответствую щих профессий в течение всей жизни, и срыва компенсации может не наступить. Такие рекомендации даются ВКК без вмешательства ВТЭК.

Спондилолистез исключает возможность физической работы (Г. С. Бом, 1926;

Д. А. Шамбуров, 1954;

Simril, 1958;

наши наблюде ния) и ограничивает трудоспособность во многих профессиях даже интеллектуального труда, если они требуют длительного стояния, ходьбы и т. д. Такие больные нуждаются во врачебно-трудовой экспертизе. Они оказываются ограниченно трудоспособными или пол ностью утрачивают трудоспособность в обычных производственных условиях в зависимости от профессии, возраста, выраженности и стой кости неврологических нарушений и болевого синдрома, быстроты на растания патологического процесса, эффективности лечения, в част ности в зависимости от возможности и результатов хирургической фик сации пораженного сегмента позвоночника. Полный спондилолистез, как правило, вызывает инвалидность II группы. Такие больные могут выполнять лишь легкий физический или интеллектуальный труд не большого объема с длительными перерывами в работе для лежания, что, как правило, удается организовать лишь в домашних условиях.

Очень редко щели в позвонке, характерные для спондилолиза, обнаруживаются не в межсуставных участках дуги, а в области ее корней (В. И. Бик, 1934;

Ollson, 1961;

Groskopff, Tischendorf, 1962, и др.). Лица, страдающие спондилолизом этой локализации, нуждаются в таком же подходе, как и при типичной картине.

Односторонний сиондилолиз не приводит к спондилолистезу, а сле довательно, и к инвалидности. Однако в его зоне может развиться локальное дегенеративно-дистрофическое поражение, обычно сопро вождающееся деформирующим артрозом соответствующего межпозвон кового сустава и более или менее выраженным болевым синдромом.

Это свидетельствует о некоторой неполноценности данного сегмента позвоночника даже при односторонней аномалии.

Все приведенные материалы свидетельствуют о том, что из группы щелевидных дефектов в дуге позвонка большое практическое значение имеет спондилолиз. Щелевидные дефекты в заднем отделе дуги, как правило, в течение всей жизни не проявляются клинически, а на уровне L&, C\, а по-видимому, и Сг они представляют варианты нормального строения позвоночника.

Более значительные дефекты в задней стенке позвоночного канала на всех его уровнях, включая и L$ (но не крестец!), несомненно отно сятся к числу аномалий, так как они обычно сочетаются с более или менее серьезными нарушениями развития нервной трубки.

При наименее выраженных дисплазиях этого типа имеется дефект части задней стенки позвоночного канала (симметричный или асимметричный), изредка половины дуги на уровне одного, реже двух смежных позвонков. Чаще это наблюдается в области L$ и L^ но может быть обнаружено и в других отделах. Даже такая форма аномалии иногда не проявляется клинически в течение многих лет. Все же у большинства больных рано или поздно, в связи со снижением компенсации, появляются клинические симптомы миелодисплазии.

Иногда эти признаки возникают в детстве, изредка они очевидны уже у новорожденного.

В последнем случае наблюдаются более или менее существенные проявления нарушений развития мягких тканей, находящихся над ано мальным участком позвоночника, как правило, в нижнем отделе пояс ничной области. В этом месте обнаруживается гипертрихоз, родимое пятно, либо локальное расширение сосудов. В таких случаях, опять используя старый термин, можно говорить уже о spina bifida aperta, т. е. об «открытом», явном, клинически обнаруживающемся расщеп лении заднего отдела позвоночника. Кожа над дефектом в задней стенке позвоночного канала может быть втянута или, наоборот, выпя чивается. Последнее возникает, если дефект в стенке позвоночного канала заполнен довольно крупным опухолевидным скоплением фиб розной и преимущественно жировой клетчатки. Это мягкотканное обра зование, выступая назад, выпячивает кожу. Одновременно жировая клетчатка вдается внутрь позвоночного канала и может срастись с ко решками или сдавить их (В. Д. Чаклин, 1957;

В. И. Ростоцкая, 1963, и др.). Это так называемая spina bifida complicata, т. е. осложненная.

Сочетание выпячивания мягких тканей на уровне Ьъ с гипертрихозом в виде пучка довольно длинных волос на этом же месте может создать отдаленное подобие хвоста (фотографии единичных больных с такими изменениями представлены в литературе.) Одновременно изредка об наруживаются проявления миелодисплазии в виде нарушений чувстви тельности или контрактуры коротких мышц стопы, что вызывает кар тину врожденной косолапости.

Сочетание spina bifida posterior с местным гипертрихозом, косола постью и неврологическими нарушениями в научной литературе впер вые описал Virchow (1880). Поражающий воображение внешний облик такого человека с «хвостом» и «копытами» (косолапость с омозолелыми натоптышами) издавна запечатлен в сказках и легендах многих наро дов и явился прообразом черта. При сочетании такой внешности со снижением, а тем более с отсутствием болевой чувствительности в зоне соответствующего корешка возникает еще больше материала для из мышлений о связи с «нечистой силой». В средние века это приводило к трагической развязке, погибал и носитель аномалии и его близкие, как правило, мать. В еще более отдаленные времена к такой развязке у многих народов приводили все обращающие на себя внимание пороки развития. Так, по законам древнего Рима каждая женщина, родившая урода, приговаривалась к смертной казни за связь с «темными силами».

Сочетанные нарушения развития нервной трубки и позвоночника иногда достигают выраженности порока. В таких случаях на уровне нескольких, даже многих, позвонков имеется дефект всей задней стенки позвоночного канала, через который выпячивается спинномозговая грыжа. Порок развития очевиден уже у новорожденного. Чаще он воз никает в каудальном отделе и захватывает все поясничные позвонки или большинство их (рис. 59), а иногда и нижние грудные позвонки.

Этот порок развития подробно изучен и патологоанатомами и клиници стами (Reckilinghausen, 1886;

Р. И. Матросович, 1926;

В. А. Дьяченко, 1949;

Д. С. Шамбуров, 1954;

Levin, 1955;

В. И. Ростоцкая, 1963, и др.).

В сложном комплексе соответствующих явлений основным и веду щим, по мнению большинства авторов, является первичный порок раз вития нервной трубки. Очень рано возникающее и постепенно увели чивающееся выпячивание ее кзади препятствует формированию задних отделов позвонков, начиная с мембранозной стадии. Этот порок раз вития обозначают термином spina bifida posterior cystica, подчеркивая закономерную связь отсутствия задней стенки позвоночного канала с выпячиванием спинного мозга или его оболочек.

Известно несколько разновидностей спинномозговых грыж или кист (может быть, точнее — грыж позвоночного канала по аналогии с грыжами брюшной стенки). Грыжевой мешок или стенка кисты обычно состоит из оболочек спинного мозга и заполнена спинномозго вой жидкостью (meningocele). Такая киста, как правило, более или менее широко сообщается с субарахноидальным пространством, очень редко отделяется от него вследствие облитерации перешейка. Нередко в кисту выпячиваются спинномозговые корешки (meningoradiculocele), они могут срастись с ее стенками. Иногда киста содержит неправильно сформированный каудальный отдел спинного мозга и его корешки (meningomyelocele). Изредка развитие нервной трубки нарушается еще более резко;

расширяется центральный канал спинного мозга, его задний отдел выпячивается и, распластываясь по поверхности стенки кисты, превращается в ее внутрен ний слой (myelocystocele или syrin gomyelocele). В таких случаях цен тральный канал спинного мозга не посредственно продолжается в по лость кисты. Полного срастания вну тренней и наружной оболочек такой кисты может не произойти, тогда жидкость скапливается между ними и в полости внутренней камеры (myelomeningocystocele). Изредка возникает дефект не только задней стенки позвоночного канала, но и оболочек Спинного мозга. Тогда субарахноидальное пространство от крывается непосредственно под ко жу и через дефект в позвоночном канале выпячивается вся толща спинного мозга (myelocele). Описа ны отдельные наблюдения, в кото рых при наличии meningocele спинной мозг оказался разделен ным продольно на две половины (diastematomyelia), между которы Рис. 59. Spina bifida posterior II—V ми находилась костная пластинка поясничных позвонков и всего (Э. К- Татеосова, 1951;

Epstein, крестца в виде полного отсутствия 1962).

задней стенки позвоночного канала у девочки К., 14 лет.

При крупных кистах позвоноч Клинически — спинномозговая грыжа, глубо кий парапарез и расстройства функции тазо ный канал не только лишен задней вых органов.

стенки, но и расширен во фронталь ной плоскости. Это диагностируется рентгенологически по заднему снимку позвоночника на основании сме щения корней дуг кнаружи и уменьшения их фронтального попереч ника (рис. 59). Последнее свидетельствует об атрофии корней дуг. Опуб ликованы единичные наблюдения, в которых diastematomyelia была диагностирована рентгенологически по наличию изображения костной пластинки в позвоночном канале (Epstein, 1962).

Описанный порок развития, как правило, сопровождается значи тельными неврологическими нарушениями в виде пареза или паралича нижних конечностей с расстройством функции тазовых органов. Иногда одновременно возникают вывихи в тазобедренных суставах. При резких неврологических нарушениях дети оказываются нежизнеспособными.

При умеренном неврологическом синдроме возможна длительная жизнь.

Такие больные являются инвалидами с детства. Тяжесть инвалид ности определяется выраженностью неврологических нарушений. Ин теллект больных, как правило, сохранен, так же как и функции верх них конечностей. Поэтому они могут выполнять тот или иной профес сиональный труд в обычных (инвалидность III группы) или в специ ально созданных (инвалидность II группы) условиях в зависимости от характера неврологического синдрома. При более высоком пора жении спинного мозга, глубоком парезе нижних конечностей и значи тельных нарушениях функции тазовых органов больные становятся инвалидами I группы, но наблюдается это очень редко.

В отдельных случаях дефект задней части позвоночника сопровож дается дефектом оболочек спинного мозга и мягких тканей соответ ствующего отдела спины или поясницы;

позвоночный канал зияет и спинной мозг обнажен, т. е возникает spina bifida posterior aperta в полном смысле слова или рахишиз (rachischisis). Такой тяжелый порок развития несовместим с жизнью и поэтому не имеет клиниче ского значения.

Значительно реже торможений развития различных участков дуги позвонка, приводящих к появлению spina bifida posterior, наблюдается аналогичная аномалия тела позвонка, т. е. spina bifida anterior.

Эту аномалию описал впервые Rokitansky (1844). В дальнейшем подробное изучение этого явления провели Sereghy (1927), В. С. Май кова-Строганова (1935, 1936, 1937, 1952), Schmorl, Junghanns (1932, 1957), В. А. Дьяченко (1946, 1949), И. А. Мовшович (1964). Суще ственные детали представили и другие авторы (Assen, 1930;

Э. Ю. Ос тен-Сакен, 1935;

Л. Фунштейн и Б. Шлепаков, 1938;

Brocher, 1962, и др.).

В основе spina bifida anterior, по данным В. Г. Штефко (1933), лежит торможение естественной редукции перихондральной перего родки между симметричными половинами тела хрящевого позвонка.

Это может обусловить раздельное развитие сосудов в каждой поло вине хрящевого позвонка с последующим торможением слияния соот ветствующих точек окостенения и превращением их в самостоятельные полупозвонкр!. Изолированное торможение редукции только перихон дральной перегородки, по-видимому, должно привести к щелевидному промежутку в середине тела позвонка без каких-либо дополнительных явлений. Однако spina bifida anterior такого типа (с медианной или несколько смещенной в бок расщелиной) наблюдается очень редко и описана лишь единичными исследователями, в частности С А. Рейн бергом (1964). Значительно чаще медианная щель сочетается с от четливым отставанием в развитии всего центрального участка тела позвонка. Это показывает, что возникновение spina bifida anterior свя зано с торможением редукции и перихондральной перегородки и уча стка спинной струны, находящегося в области тела мембранозного позвонка (Assen, 1930;

Schmorl, Junghanns, 1932, 1957, и др.). Иногда торможение редукции хорды преобладает или даже выступает как изолированное явление, чем и объясняются разновидности этой ано малии.

Чаще всего задерживается редукция и перихондральной перего родки и спинной струны;

каждая из половин тела позвонка превра щается в самостоятельное костное образование клиновидной формы, в котором роль основания играет боковая поверхность данной поло вины позвонка, а его вершина направлена кнутри (рис. 60, 61;

spina bifida anterior completa, no В. С. Майковой-Строгановой, 1952). В ме дианной плоскости эти суженные участки обоих полупозвонков близко подходят друг к другу. Иногда они сливаются (spina bifida anterior incompleta). Тогда полного разделения тела позвонка не происходит, но на передней поверхности его остается борозда, либо в середине со храняется глубокое вдавление или даже канал, пересекающий тело позвонка по вертикали. Последняя разновидность аномалии возникает, когда персистирует только хорда, точнее ее канал.

При наличии полного или почти полного разделения тела позвон ка изображение его на фронтальных распилах и на задних рентгено граммах отдаленно напоминает раскрытые крылья бабочки (рис. 60, 61). Это явилось поводом для широко распространенного обозначения этой аномалии термином «бабочковидный позвонок» (предложил Sereghy, 1927). При такой деформации тела позвонков, соседних с ано мальными, формируются в патологических условиях и включаются в процессы компенсации. Поэтому на их поверхностях, смежных с ано мальным позвонком, возникают выступы, направленные в область вдавлений на недоразвитом позвонке и соответствующие им как ключ замку (рис. 60, 61). На боковых рентгенограммах изображение тела бабочковидного позвонка оказывается многоконтурным, так как один полупозвонок вписывается в другой;

иногда прослеживается централь но расположенный вертикальный канал.

Иногда весь бабочковидный позвонок несколько снижен в резуль тате общего торможения его развития (рис, 60). В других случаях нормальная высота позвонка сохраняется (рис. 61). Смежные межпоз вонковые диски иногда полноценны, иногда они более или менее недо развиты, вплоть до появления конкресценции. На недостаточную полно ценность дисков указывает некоторое удлинение тел смежных позвон ков, что объясняется их формированием в условиях отсутствия обыч ного физиологического давления со стороны желатинозного ядра (рис. 60).

Бабочковидный позвонок с более или менее симметричным строе нием (рис. 61) не вызывает нарушений осанки и других патологических симптомов и поэтому не обнаруживается клинически. В таких случаях эта аномалия не нарушает трудоспособности. Иногда она случайно выявляется рентгенологически у пожилых людей, занимавшихся всю жизнь самыми различными видами профессиональной деятельности, в частности и тяжелым физическим трудом, например у грузчика (В. С. Майкова-Строганова, 1952).

Все же лица, у которых обнаружен бабочковидный позвонок, нуж даются в тщательном неврологическом исследовании, так как эта ано малия сочетается с некоторыми нарушениями формирования позвоноч ного канала. Об этом свидетельствует расширение его фронтального поперечника, обнаруживаемое на задних рентгенограммах и фронталь ных томограммах. На таких снимках хорошо видно, что обе половины аномального позвонка вместе с корнями дуги смещены в стороны (рис. 60, 61, 61а, б, в). Позвонок как бы растянут во фронтальной пло скости. Эти особенности строения позвоночного канала в меньшей сте пени, но все же имеются и на уровне смежных сегментов. Ширина позвоночного канала лишь постепенно приближается к норме как в краниальном, так и в каудальном направлении. Эти данные показы вают, что в аномалию развития может оказаться вовлеченным и ду ральный мешок и его содержимое. При патологоанатомических иссле дованиях иногда обнаруживаются фиброзные тяжи, переходящие из расщелины в позвонке к дуральному мешку и фиксирующие его. Тем не менее неврологические нарушения, как правило, отсутствуют или весьма незначительны;

лишь у отдельных больных они достигают вы раженности парапареза (И. А. Мовшович, 1964). В таком случае трудо способность может оказаться нарушенной соответственно степени нев рологических изменений.

14 Н. С. Косинская Более существенное практическое значение имеет асимметричная spina bifida anterior. Соответствующие полупозвонки часто оказы ваются различного размера (рис. 60). При отчетливой асимметрии возникает сколиоз. И. А. Мовшович (1964) установил, что у некоторых лиц темп роста обоих полупозвонков одинаков, поэтому сколиоз суще ственно не увеличивается. Однако ростковая хрящевая ткань меньшего полупозвонка иногда недостаточно полноценна, и в процессе роста он все более отстает от другого полупозвонка, формирующегося с обыч ной энергией (неактивный и активный полупозвонки, по И. А. Мовшо вичу). В таких случаях сколиоз постепенно нарастает и сопровождается всеми соответствующими вторичными процессами в межпозвонковых дисках и суставах, в ребернопозвонковых суставах и в нервной си стеме. При значительной выраженности этих вторичных изменений трудоспособность оказывается ограниченной во всех профессиях, тре бующих существенного физического напряжения, особенно становой нагрузки.

Рис. 60. Spina bifida anterior VI грудного позвонка у девочки С, И лет, случайно обнаруженная при рентгенологическом исследовании по поводу бронхоаденита.

Бабочковидная форма тела аномального позвонка;

его левый полупозвонок меньше правого. Форма смежных отделов тел выше- и нижележащего позвонков соответствует форме аномального по звонка. Фронтальный поперечник позвоночного канала расширен. Бабочковидный позвонок и оба смежных позвонка лишены остистых отростков, на этом месте в дуге Th имеется щелевидный u дефект.

При изолированном торможении редукции спинной струны в цен тре позвонка, как уже упоминалось, образуется вертикальный канал с воронкообразными концами. На задних рентгенограммах позвоноч ника и на фронтальных томограммах через средние отделы тел позвон ков при этой аномалии хорошо прослеживаются центральные углубле ния обеих замыкающих пластинок и переход их в стенки вертикального канала, пересекающего тело позвонка (рис. 61, 61в, тело L ). Канал расположен строго в центре позвонка или несколько асимметрично.

Он выявляется и на боковом снимке. Ввиду малого числа таких на блюдений клиническое значение персистирующей спинной хорды не установлено. По-видимому, это бессимптомное явление. Такой верти кальный канал мы обнаружили у гражданки Г., 45 лет, в теле позвон ка, расположенного рядом с бабочковидным позвонком (рис. 61, 61в).

Это сочетание еще раз подчеркивает общность генеза обеих аномалий.

Spina bifida anterior иногда сочетается и с другими аномалиями.

Мы наблюдали отсутствие остистого отростка и щелевидную spina bifida posterior в области бабочковидного позвонка, что сочеталось с отсутствием остистых отростков и у смежных позвонков, но без рас щепления их дуги (рис. 60). Могут быть и другие сочетания. Так, на пример, аномалия поясничного отдела позвоночника у больной Г., рентгенограмма которой представлена на рис. 61, впервые была выяв лена в 45-летнем возрасте при исследовании по поводу параверте бральной дермоидной кисты, выявившейся клинически в связи с на чавшимся воспалительным процессом.

Очень редко spina bifida anterior сочетается с дефектом всей задней стенки позвоночного канала, т. е. происходит полное расщепле Рис. 61. Сложная аномалия развития нижних поясничных позвонков у боль ной Г., 45 лет, исследованной по по воду воспалившейся паравертебраль ной дермоидной кисты.

4 — симметричный бабочковидный позвонок.

Смежные поверхности тел соседних позвонков как бы вписываются в форму бабочковидного позвонка. Вертикальный канал в теле Хз, в который переходят его воронкообразно углубленные замыкающие пластинки, фрон тальный поперечник позвоночного канала рас ширен на уровне L3 — i, в меньшей степени и на уровне Li- Неврологических нарушений нет. (При гинекологическом исследовании установлена двурогая матка).

Рис. 61а, б, в. Фронтальные томограммы поясничного отдела позвоночника той же больной.

а — через задние отделы дуг позвонков, б — через передние отделы тел позвонков, в — через их центральные отделы. Тело 4 состоит из двух самостоятельных половин — бабочковидный позвонок.

В центре тела L имеется вертикальный канал (в), его передний отдел не разделен (б). Позвоноч s ный канал расширен и в заднем (а) и в переднем (в) отделе.

иие позвоночного столба в сагиттальной плоскости на уровне целого ряда сегментов. Этот тяжелый порок развития условно обозначают термином «рахишиз», хотя он не всегда сопровождается дефектом мягких тканей и зиянием позвоночного канала. Полностью отделив шиеся половины нескольких, иногда многих смежных позвонков сме щаются в стороны. Иногда они расходятся на довольно значительное расстояние (рис. 62). Тогда между правой и левой половинами позво 14* ночного столба на соответствующем уровне возникает пространство, не имеющее костных стенок. В этом промежутке может быть обнару жен рудимент отдельного позвонка. Переход пораженного отдела по звоночника в нормальную его часть совершается путем последователь ного сближения полупозвонков до состояния, соответствующего бабоч ковидному позвонку, после которого располагаются нормальные или менее измененные позвонки (рис. 62). Полупозвонки каждого ряда соединены рудиментарным диском. Иногда позвонки, смежные с обла стью рахишиза, находятся в состоянии конкресценции (рис. 62, Thn-u).

Рахишиз обычно сочетается с тяжелым пороком развития дураль ного мешка и его содержимого и был описан главным образом у мерт ворожденных. Однако в течение последних лет начали накапливаться наблюдения, свидетельствующие о том, что рахишиз иногда сопровож Рис. 62. Рахишиз поясничного отдела позвоночника у жен щины А., 49 лет, впервые обратившейся к врачу 4 года назад с жалобами на умерен ные боли в поясничном отделе позвоночника и в обеих нижних конечностях.

Клинически — незначительные невро логические нарушения.

дается полноценной компенсацией нарушенных функций спинного моз га, не препятствует жизнеспособности и может длительно не вызывать значительных клинических проявлений. В отдельных наблюдениях рахишиз впервые был установлен уже у больших детей (Л. П. Галкин, 1961;

И. А. Мовшович, 1964). Исключительного внимания заслуживает наблюдение Л. Я. Кевеша (1958), который обнаружил рахишиз у жен щины 45 лет, исследованной по поводу пояснично-крестцового радику лита. Ранее она считала себя здоровой и в течение всей жизни зани малась тяжелым физическим трудом. Эта женщина в дальнейшем попала под наше наблюдение (рис. 62). Умеренные боли в пояснице и очень незначительные симптомы миелодисплазии появились у нее после 40 лет в связи со снижением компенсации. Несмотря на резкие нарушения анатомического строения позвоночника, у жизнеспособных лиц, страдающих рахишизом, осанка оказывается почти нормальной.

Обращает внимание лишь выстояние кзади рудиментарного позвонка, находящегося между разошедшимися полупозвонками. Состояние ду рального мешка и его содержимого у жизнеспособных лиц не изучено.

Рахишиз, даже при незначительных клинических симптомах, сле дует рассматривать как аномалию развития, ограничивающую трудо способность во всех видах деятельности, требующих не только значи тельной, но даже умеренной становой нагрузки, а также при отсут ствии квалифицированной профессии. Это необходимо учитывать для создания условий, обеспечивающих профилактику дальнейшего нара стания неврологических нарушений, так как при этой аномалии вклю чаются сложные, еще не изученные механизмы компенсации, требую щие максимального щажения.

В отдельных наблюдениях, почти исключительно при патологоана томических исследованиях (Schmorl, Junghanns, 1932, 1957), было об наружено отсутствие слияния переднего и заднего отделов тела по звонка. В таких случаях через тело позвонка во фронтальной плоскости проходит более или менее широкая зона, состоящая из хрящевой и фиброзной ткани. Она разделяет тело позвонка на две неравные части;

задняя — всегда меньшей величины, что соответствует особенностям формирования позвонка. Эта аномалия несомненно может быть обна ружена прижизненно при анатомическом анализе боковых рентгено грамм позвоночника. Однако соответствующие наблюдения единичны.

Клиническое значение этой аномалии не уточнено;

по-видимому, она относится к числу бессимптомных нарушений формирования организма.

Особую локализацию spina bifida anterior представляют дефекты в передней дуге атланта. Щелевидное пространство в ней обнаружил В. А. Дьяченко (1949) на переднем полуаксиальном снимке черепа, произведенном в связи с заболеванием придаточных пазух носа. Пол ное отсутствие передней дуги атланта установил на мацерированном препарате le Double (1912), оно отчетливо выявляется рентгенологи чески на боковых снимках шейно-затылочной области (Brocher, Masset, 1965, и др.)- По-видимому, эта аномалия не имеет большого клиниче ского значения, так как передняя стенка позвоночного канала остается замкнутой. Все же при дефекте всей передней дуги атланта в шейно затылочной области появляется патологическая подвижность, которую следует иметь в виду при уточнении патогенеза неврологических нару шений. Последние возникают лишь при срыве компенсации.

К анализируемой группе нарушений развития, характеризующихся отсутствием слияния частей позвонка, формирующихся из различных точек окостенения, относится редкая, но практически очень важная аномалия второго шейного позвонка, известная под названием os odon toideum. Эта аномалия заключается в отсутствии слияния зубовидного отростка С2 с телом его, в результате чего в дальнейшем возникает целая система вторичных изменений, аналогичная процессу спондило систеза.

Принято считать, что зубовидный отросток эпистрофея является телом атланта, отделившимся от него в филогенезе и слившимся с те лом второго позвонка (Schinz, 1923, 1952;

В. С. Майкова-Строганова, 1952;

Brocher, 1962, и др.). Следуя этому взгляду, хрящевую прослой ку, соединяющую у всех здоровых детей зубовидный отросток и тело С2, рассматривают как рудимент исчезнувшего диска. Другие авторы полагают, что два верхних шейных позвонка с самых первых этапов эмбрионального периода имеют самостоятельную закладку, соответ ствующую особенностям их строения у взрослого, и оценивают про слойку хрящевой ткани у основания зубовидного отростка не как руди мент диска, а как зону роста (Ludwig, 1957;

Degenhardt, no Lehmann, 1963, и др.). Так или иначе, но на 5-м месяце эмбрионального периода в хрящевом зубовидном отростке возникают две симметричные точки окостенения, быстро сливающиеся в одну. У новорожденного зубовид ный отросток полностью соединен с телом С2 горизонтальной прослой кой ростковой хрящевой ткани. Слияние их в единое костное образова ние в норме происходит не ранее четвертого года жизни, но и не позд нее семи лет. До этого на боковых рентгенограммах верхних шейных позвонков у основания зубовидного отростка отчетливо прослеживается горизонтальная зона мягких тканей. Верхушка зубовидного отростка оссифицируется за счет самостоятельной точки окостенения, которая возникает на втором году жизни и довольно быстро сливается (В. С. Майкова-Строганова, 1952;

Brocher, 1962, и др.).

Самостоятельность зубовидного отростка у взрослого человека впервые обнаружил на анатомическом препарате в 1863 г. Bevan (цит.

по Lehmann, 1963). Рентгенологически os odontoideum устанавливается при жизни. Однако, в силу относительной сложности анатомической трактовки рентгеновского изображения патологически измененных верхних шейных позвонков, эта аномалия, по-видимому, не всегда рас познается. Точных сведений о частоте ее в литературе не представлено.

Рентгенологические данные показывают, что os odontoideum не полностью соответствует зубовидному отростку;

эта кость меньше его.

В то же время высота тела С2 при этой аномалии превышает отдел его, располагающийся в норме каудальнее зубовидного отростка (рис. 63, 64). Иначе говоря, зона, отделяющая os odontoideum от тела С2, не соответствует локализации нормальной зоны роста этой области.

Это обстоятельство, на которое обратила внимание В. С. Майкова Строганова (1952), свидетельствует о сложности процесса возникнове ния и развития этой аномалии. Os odontoideum имеет округлую форму, располагается кзади, а иногда и несколько кверху от передней дуги атланта (рис. 63, 64). Обычно эта кость находится в состоянии остео пороза и поэтому наиболее отчетливо обнаруживается рентгенологиче ски на медианных томограммах (рис. 63, 64). Иногда это образование в течение многих лет сохраняет обычные для зубовидного отростка со отношения с передней, дугой атланта и другими смежными анатомиче скими образованиями;

иногда os odontoideum соединяется аномальным суставом с передним краем большого затылочного отверстия;

иногда эта кость фиксирована к телу затылочной кости фиброзными сраще ниями и при движениях перемещается вместе с основанием черепа (Lehmann, 1963).

Согласно всем литературным данным и нашим наблюдениям от сутствие костного соединения зубовидного отростка Сг с телом его, как правило, в течение многих лет не проявляется клинически. Однако в дальнейшем, уже на четвертом или на пятом десятилетии жизни, иногда еще позднее, появляются разнообразные неврологические симп томы, вызывающие подозрение на наличие циркуляторных расстройств или даже опухолевого процесса в области задней черепной ямы. Рент генологически обнаруживается сужение позвоночного канала на уровне продолговатого мозга в результате смещения атланта вместе с os odon toideum и черепом кпереди по отношению к телу С2. Это явление опи сано в литературе (Brocher, 1962;

Groskopff, Tischendorf, 1963), но причины его не были уточнены.

Наши наблюдения показывают, что при наличии os odontoideum, в результате необычных статико-динамических соотношений в шейно затылочной области, начинается и неуклонно прогрессирует дегенера тивно-дистрофическое поражение аномального синхондроза и смежных с ним суставов между атлантом и эпистрофеем (т. е. нижнего сустава головы). По мере разрушения синхондроза в этой области появляется патологическая подвижность, иногда на месте синхондроза отрабаты вается и затем тоже разрушается неоартроз (последовательная смена механизмов компенсации). В этих условиях первый шейный позвонок вместе с os odontoideum и черепом начинает очень медленно переме щаться кпереди по отношению к телу С2 и ко всему нижерасположен ному отделу позвоночника.

Заслуживает внимания, что в нижнем суставе головы происходит не обычный вывих, а развивается миграция сустава. Суставные по верхности перемещаются и одновременно увеличиваются за счет кост ных разрастаний, развивающихся по их окружности. Поэтому, несмотря на наличие смещения, суставные поверхности продолжают соприка саться на всем протяжении, и по мере нарастания смещения площадь их соприкасания увеличивается. Однако при этом друг другу соответ ствуют не те участки суставных поверхностей, которые сочленяются в норме, и степень нарушений соотношений все время нарастает. Су ставные поверхности, резко увеличенные костными краевыми разрас таниями, обнаруживаются на боковых рентгенограммах шейно-заты лочной области (рис. 63, а, 64, о), на задних снимках, произведенных через открытый рот, особенно рельефно на сагиттальных томограммах через каждый из этих суставов (рис. 64, в) и на фронтальных томо граммах этой области.

Процесс миграции сустава, как уже упоминалось, неотъемлемо связан с его дегенеративно-дистрофическим поражением и с одновре менно текущими явлениями компенсации в виде мощных костных краевых разрастаний. В процессе миграции происходит полная пере стройка сустава, он превращается в новый сустав, лишь отдаленно напоминающий тот нормальный сустав, на основе которого он раз вился. (Это явление нами было впервые описано на основании наблю дения над миграцией межберцового сустава).

По-видимому, в результате некоторой асимметрии в анатомиче ском строении аномального сегмента позвоночника, степень дегенера тивно-дистрофического поражения оказывается неодинаковой в обоих суставах, составляющих функционально единый нижний сустав головы.

Наиболее отчетливо это обнаруживается на задних снимках шейно затылочной области, произведенных через рот, на соответствующих фронтальных томограммах, а также при сопоставлении сагиттальных томограмм, на которых каждый из этих суставов выделен изолирован но. В силу этой асимметрии, одновременно с перемещением атланта вперед, происходит и небольшая ротация его вокруг вертикальной оси.

Центром вращения становится менее пораженный и поэтому менее разболтанный сустав. В другом суставе, наоборот, происходят значи тельные перемещения.

О ротации свидетельствует небольшой поворот головы вбок, обна руживаемый у таких больных при очень тщательном клиническом исследовании. Ротация атланта по отношению к эпистрофею опреде ляется на боковых рентгенограммах и сагиттальных томограммах шей но-затылочной области. В частности, на таких снимках в результате ротации атланта отсутствует изображение его переднего бугорка, имеющее форму вертикально расположенного полукруга. Вместо бу горка появляется изображение всей передней дуги атланта, которая в этих условиях, при выполнении боковой рентгенограммы, распола гается тангенциально к пучку центральных лучей. Изображение перед ней дуги имеет вид круга диаметром в 10—11 мм, который, по мере нарастания смещения, становится все более правильным (рис. 63, 64).

Таким образом, на боковом снимке и сагиттальной томограмме шейно затылочной области появляется рентгенологический признак, типичный для данной аномалии: два округлых образования приблизительно оди наковой величины, находящихся в самом передне-верхнем участке по звоночника и располагающихся один позади другого, — симптом двух кругов (63, 64).

Атлант, скользящий в сагиттальной плоскости вперед и в то же время медленно поворачивающийся, одновременно несколько накло няется, т. е. голова немного опускается. Это находит свое отражение в характере перестройки нижнего сустава головы — передний полюс оси каждого из этих суставов опускается и поэтому передний отдел мигрирующего сустава располагается ниже его заднего участка (рис. 63,а, 64,а, в).

Рис. 63. Аномалия развития II шей ного позвонка в виде сохранения самостоятельности его зубовидного отростка — os odontoideum у боль ного П., 46 лет.

а — боковая рентгенограмма, б — медианная томограмма. I шейный позвонок, вместе с os odontoideum и черепом сместился кпереди по отношению к телу С2 (шейно-затылочный спондилолистез)..Симптом двух кругов". Де формирующий артроз нижнего сустава головы с умеренной миграцией его. Позвоночный канал сужен, в его передний отдел выступает задне-верхний участок тела С2. Незначитель ные неврологические нарушения.

В результате всех этих сложных перемещений верхний отдел по звоночного канала суживается в сагиттальной плоскости и резко де формируется, так как в него уступообразно вдается задне-верхний от дел тела эпистрофея. Анатомические особенности позвоночного канала наиболее отчетливо обнаруживаются на медианных томограммах (рис. 63,6;

рис. 64,6). Боковые снимки менее демонстративны из-за сложного взаимонаслоения изображений многих деталей, что связано с ротацией и запрокидыванием атланта. Все же и по этим рентгено граммам можно составить отчетливое представление о степени суже ния позвоночного канала по величине перемещения кпереди задней дуги атланта по отношению к дуге эпистрофея (рис. 63,а, рис. 64,а).

Нарастающие изменения анатомического строения верхнего отдела позвоночного канала оказывают неблагоприятное влияние на продол говатый мозг, варолиев мост, смежные отделы субарахноидального пространства и базальные цистерны, на циркуляцию спинномозговой жидкости и кровообращение головного мозга. По мере сужения позво ночного канала появляется и нарастает атрофия продолговатого мозга, Щ Натяжение продолговатого мозга над выступающей в позвоночный канал частью тела С2 еще более усложняет ситуацию и вовлекает в нее варолиев мост. Однако очень медленное прогрессирование всех этих явлений допускает включение разнообразных механизмов компенсации нарушений функ ций нервной системы и нару шений циркуляции. По мере снижения компенсации испод воль появляются и медленно нарастают неврологические симптомы. Чаще они обнару живаются уже после 40 лет, как это наблюдалось, в част ности, и у больного, рентгено граммы которого представле ны на рис. 63. Более того, неврологические нарушения иногда отсутствуют даже в по жилом возрасте. Так, напри мер, существенные изменения позвоночного канала, а следо вательно, и продолговатого мозга, были обнаружены рент генологически совершенно не ожиданно для клиницистов у гражданина С, 63 лет (рис.64), весь костно-суставной аппарат которого был исследован в связи с нарушениями обмен ных процессов. Иногда невро логические симптомы появля ются раньше. Судя по резуль татам проведенного Lehmann (1963) пневмомиелографиче ского исследования, сочетав шегося с функциональным, в основе соответствующей кли Рис. 64. „Шейно-затылочный снонди лолистез" у больного С, 63 лет.

а — боковая рентгенограмма, б — медианная томограмма, в — томограмма через левый су став между верхними шейными позвонками.

„Симптом двух кругов". Миграция нижнего сустава головы, преимущественно его левой половины, где суставные поверхности резко увеличены. Позвоночный канал сужен и де формирован выстоящим в него телом С2. Нев рологических нарушений не обнаружено.

нической картины в таких случаях лежат расстройства циркуляции спинномозговой жидкости.

Лица, страдающие этой аномалией, нуждаются в постоянном вра чебном наблюдении. Предложение проводить хирургическую фиксацию пораженного сегмента (Lehmann, 1963) пока не нашло практического воплощения. Уменьшение нагрузки посредством воротника Шанца, по видимому, не может обеспечить достаточного эффекта. При начавшемся смещении атланта из трудовой, деятельности больных необходимо ис ключить физические напряжения и возможность даже незначительных травм, так как любое дополнительное требование к организму может вызвать срыв компенсации нарушений функций нервной системы и при вести к катастрофе. Поэтому трудоспособность таких больных, как правило, ограничена.

Представленные данные показывают, что отсутствие костного со единения зубовидного отростка С2 с телом его в известной степени близко к спондилолизу. И в том и в другом случае аномалия развития является пусковым механизмом сложного, длительно текущего пато логического процесса, сопровождающегося перемещением различных участков позвоночника и постепенно нарастающей деформацией позво ночного канала. Смещение атланта вместе с зубовидным отростком эпистрофея является по сути тоже спондилолистезом, происходящим, однако, не в переходном пояснично-крестцовом отделе, а в переходной шейно-затылочной области.

Из всех приведенных выше материалов следует, что торможения формирования позвоночника на различных этапах его эмбрионального развития, главным образом в мембранозной и хрящевой стадиях, часто приводят к отсутствию костного соединения различных участков по звонка, т. е. к явлению, обозначаемому общим термином spina bifida.

Разновидности этой аномалии имеют неодинаковое значение в зависи мости от локализации и обширности дефекта, числа дефектов и, более всего, в зависимости от сочетания с нарушениями развития нервной трубки. Соответственно этому трудоспособность носителей этих анома лий либо полностью сохраняется, либо оказывается нарушенной в раз личной степени, вплоть до инвалидности I группы.

К этой же группе нарушений развития позвоночника относятся аномалии, характеризующиеся дефектом половины позвонка (правой или левой), либо переднего отдела тела позвонка, в результате чего возникает полупозвонок — боковой или задний. Тело такого позвонка вначале имеет кубовидную форму, однако под влиянием нагрузки и боковой и задний полупозвонок постепенно принимает клиновидную форму. Поэтому их часто обозначают также названием «боковой клино видный позвонок» и «задний клиновидный позвонок».

Аномалию развития, характеризующуюся наличием бокового полу лозвонка, детально изучил и подробно описал Н. Д. Бушмакин (1912).

Ценные данные об этой аномалии представлены в работах ряда мор фологов, клиницистов и рентгенологов (Putti, 1910;

Л. В. Лепилина Брусиловская, 1926;

А. А. Приходько, 1927;

А. А. Козловский, 1927;

Г. И. Турнер, 1929;

Assen, 1930;

Mffller, 1932;

Schmorl, Junghanns, 1932, 1957;

С. Одишария и Н. Белахиан, 1937;

В. А. Дьяченко, 1949;

В. С. Майкова-Строганова, 1952;

Epstein, 1962;

И. А. Мовшович, 1964, и др.).

Боковой полупозвонок состоит из половины тела позвонка и соот ветствующей половины дуги;

другая половина позвонка полностью от сутствует. В грудном отделе такой полупозвонок имеет ребро, и поэто му количество ребер на данной стороне превышает число их на другой стороне. Боковой полупозвонок вклинен между двумя обычными по звонками. На этом уровне имеются два полудиска, соединяющих полу поаворкжг1 е соседними позвонками, и один полудиск, противолежащий аном-ал*»@му позвонку и находящийся между нормальными позвон ками (рис. 65). Иногда эти диски недоразвиты, и тогда боковой полу позвонок находится в состоянии костной или фиброзной конкресценции с одним из соседних позвонков, очень редко с обоими.

• Чаще наблюдается один боковой полупозвонок, реже — два. В по следнем случае полупозвонки либо располагаются на одной стороне позвоночника, либо находятся на разных его сторонах — альтернирую щие полупозвонки (MtiUer, 1932). Альтернирующие полупозвонки по мещаются вблизи друг от друга, реже на значительном расстоянии.

Это как бы две половины одного позвонка, но сдвинутые в различных направлениях и попавшие не на свои места. Лишь очень редко возни кает большее число боковых полупозвонков, главным образом при мно жественных сложных пороках развития позвоночного столба. Боковые полупозвонки наблюдаются преимущественно в грудном и поясничном отделах позвоночника, крайне редко в нижнешейном. Развитие сосед них позвонков также может оказаться нарушенным, возникает конкрес ценция двух или даже большего числа позвонков (рис. 65), иногда spina bifida posterior.

В основе этой аномалии лежат сложные нарушения формирова ния, возникающие несомненно на самых ранних этапах эмбриогенеза.

Предполагается, что боковой полупозвонок образуется при отсутствии закладки одного из парных склеротомов или при слиянии ее с сосед ней закладкой (Lehmann-Facius, 1925). Однако при таком механизме скорее должно возникнуть недостаточное развитие смежных отделов одноименных половин двух соседних позвонков, чем дефект половины одного позвонка. Более вероятно, что в момент пересегментировки про исходит редукция смежных участков двух склеротомов, т. е. одной по ловины будущего позвонка. В пользу такого предположения свидетель ствуют отсутствие при данной аномалии не только половины позвонка, но и соответствующего ребра, а также частота сопутствующей конкрес ценции, т. е. явлений, несомненно возникающих в период пересегмен тировки. Эту мысль подтверждают и альтернирующие позвонки, про исхождение которых невозможно представить без непосредственной связи с нарушениями сегментации. На эту же мысль наталкивают и так называемые спиральные полупозвонки. При этой разновидности аномалии задний участок дуги бокового полупозвонка оказывается в состоянии конкресценции с противоположной половиной заднего отдела дуги смежного позвонка. В отдельных случаях одновременно наблю дается spina bifida posterior одного или даже нескольких соседних по звонков с конкресценцией их дуг по тому же типу, т. е. правая поло вина одного из соседних позвонков соединена с левой половиной дру гого и т. д. Спиральная аномалия, несомненно, может возникнуть только в момент пересегментировки в результате торможения этого процесса в задних участках нескольких смежных склеротом.

Общее количество сегментов во всем позвоночном столбе, включая и полупозвонок, может оказаться равным каноническому числу, однако иногда полупозвоиок оказывается сверхкомплектным (В. А. Дьяченко, 1949). По-видимому, в первом случае происходит редукция половины закладки для одного из канонических позвонков, а в другом — сверх комплектной закладки. По данным А. В. Дьяченко (1949), в шесть раз чаще наблюдаются левосторонние боковые полупозвонки;

причина этого явления не раскрыта.

У новорожденного и в раннем детстве боковые полупозвонки, как правило, не проявляются клинически, так как в это время тело ано мального позвонка еще сохраняет кубовидную форму и поэтому позвоночник не деформирован. Однако с появлением вертикальной на грузки начинается искривление позвоночника в силу того, что «все мор фологические изменения, подрывающие статику в нарушении паралле лизма основных опорных площадей и соответственно влияющие на рав. новесие, вызывают прогрессирующие деформации» (Г. И. Турнер, 1929). На стороне дефекта нормальные позвонки постепенно сбли жаются, а внутренний участок тела полупозвонка, оказывающийся в условиях повышенной нагрузки, в процессе роста уплощается. Поэто му тело позвонка постепенно становится клиновидным и в то же время незначительно смещается, как бы отдавливается кнаружи (рис. 65).

В процессе этой трансформации развивается сколиоз со всеми присущими ему вторичными явлениями (И. А. Мовшович, 1964;

С. А. Артустамян, 1963, и др.). Однако резкий сколиоз на почве боко вого полупозвонка описан лишь у отдельных больных (В. А. Дьяченко, 1949). Значительная деформация возникает преимущественно при на личии двух-трех односторонних боковых полупозвонков, особенно если их рост не заторможен («активные» полупозвонки, И. А. Мовшович, 1964). Согласно данным большинства авторов, сколиоз такого проис хождения не склонен к значительному нарастанию (П. П. Кондратьев, 1937;

В. А. Дьяченко, 1949;

И. А. Мовшович, 1964). Самые умеренные деформации наблюдаются при альтернирующих позвонках, которые как бы уравновешивают друг друга (Г. И. Турнер, 1929). Неврологиче ские изменения, как правило, отсутствуют. Они могут появиться толь ко при очень резкой клиновидной деформации тела полупозвонка и, по-видимому, связаны с нарушениями развития нервной трубки (К. Д. Логачев, 1955;

И. А. Мовшович, 1964).

Большое практическое значение бокового полупозвонка состоит в том, что он становится тем отправным пунктом, с которого начи нается сложная система вторичных изменений, типичных для сколиоза.

Однако, даже при отсутствии резкой общей деформации позвоночника, боковой полупозвонок, как правило, осложняется вторичным дегенера тивно-дистрофическим поражением аномального сегмента. Полудиск, противостоящий полупозвонку и располагающийся на стороне вогнуто сти искривленного отдела позвоночника, оказывается в условиях по стоянной перегрузки даже при очень умеренном сколиозе. Поэтому в этой части сегмента развивается остеохондроз (рис. 65). Вторичный патологический процесс возникает особенно рано и быстро прогресси рует, если смежные позвонки находятся в состоянии конкресценции, в связи с чем нагрузка полудиска особенно повышается (рис. 65).

Остеохондроз вызывает местные боли и неврологические нарушения, чаще по корешковому типу.

Вследствие всего сказанного лицам, страдающим этой аномалией развития, не показана трудовая деятельность в профессиях, требующих значительных физических напряжений (Simril, 1958;

наши наблюде ния). Они нуждаются в соответствующей организации обучения и быта с момента установления аномалии, т. е. с детства, и могут трудиться в широком кругу профессий легкого физического и интеллектуального труда. Все же срыв компенсации может наступить даже в результате такой физиологической нагрузки, как беременность. Это произошло, в частности, с больной, рентгенограмма и томограмма поясничного от дела позвоночника которой представлены на рис. 65. Срыв компенса ции, выражающейся в появлении остеохондроза, приводит к ограниче нию трудоспособности во всех профессиях физического труда. При на личии стойких вторичных неврологических нарушений инвалидами могут стать и представители профессий преимущественно интеллекту ального труда.

Аномалия, аналогичная боковому полупозвонку, изредка наблю дается в шейно-затылочной области и выражается в отсутствии одной из боковых масс атланта. При клиническом исследовании рбнаружи вается несколько необычная посадка головы с боковым наклоном ее, т. е. своеобразная кривошея. Диагноз устанавливается на основании анализа рентгенограмм, произведенных через открытый рот, и соответ ствующих фронтальных томограмм (Epstein, 1962). Ввиду незначитель ного числа наблюдений клиническое значение этой аномалии еще не уточнено.

Аномалию развития, известную под названием «задний клиновид ный позвонок» (или «задний полупозвонок»), впервые обнаружил на Рис. 65. Аномалия развития поясничного отдела позвоночника у жен щины В., 24 лет.

а — рентгенограмма, б — томограмма. Боковой полупозвонок, располагающийся слева между I крестцовым и последним поясничным позвонками. Сколиоз выпуклостью влево на этом уровне и компенсаторная, противоположно направленная дуга в вышележащем участке.

Конкресценция тел и дуг всех поясничных позвонков. Остеохондроз правого полудиска, на ходящегося на уровне аномального позвонка и резко перегруженного. Фиксация поражен ного полудиска за счет оссификации правой половины передней продольной связки как до полнительно включившийся механизм компенсации.

мацерированном препарате и описал Rokitansky (1844). В дальнейшем эту аномалию наблюдали многие авторы и патологоанатомически и при клинико-рентгенологических исследованиях (Harrenstein, 1930;

Miiller, 1932;

Schmorl, Junghanns, 1932, 1957;

Junghanns, 1937;

В. С. Майкова-Строганова, 1937;

И. М. Тагер, 1949;

В. А. Дьяченко, 1949;

А. И. Борисевич, 1955;

Brocher, 1962, и др.). Накопившиеся в ли тературе материалы и наши наблюдения позволяют представить до вольно полную характеристику этой аномалии.

Задний полупозвонок или задний клиновидный позвонок возникает в результате отсутствия оссификации переднего отдела тела позвонка.

Между двумя нормальными позвонками находится позвонок, тело ко торого в переднем отделе состоит из хрящевой и соединительной ткани.

Этот неокостеневший участок сливается с передними отделами двух смежных дисков.

Тело такого позвонка формируется за счет задней точки окостене ния и его задне-боковых отделов, развивающихся вместе с корнями дуги. Окостеневший задний отдел тела позвонка вначале имеет кубо видную форму. Под влиянием нагрузки передний мягкотканный отдел недоразвитого сегмента позвоночника постепенно сплющивается. Одно временно снижается и деформируется передний участок окостеневшего отдела тела аномального позвонка. Поэтому задний полупозвонок постепенно принимает форму клина, обращенного острием кпереди (рис. 66). Одновременно вследствие того же механизма весь полупо звонок незначительно смещается, как бы отдавливается кзади (рис. 66) подобно тому, что наблюдается при формировании бокового клиновид ного полупозвонка. Высота тела позвонка в заднем отделе остается нормальной, как и фронтальный поперечник его. В то же время его сагиттальный поперечник укорочен почти вдвое (рис. 66,в, г). Очень редко сагиттальный поперечник в середине тела позвонка имеет почти нормальную величину (рис. 66,6). По-видимому, в таких случаях передняя точка окостенения появляется, но оказывается неполноценной.

Межпозвоиковые диски, смежные с аномальным позвонком, либо сохраняют нормальное строение, либо оказываются недоразвитыми.

В последнем случае в период роста рентгенологически обнаруживается недостаточная высота этого диска (рис. 66,а). Значительное снижение такого диска у взрослых свидетельствует о наличии фиброзного блока полупозвонка с соседним позвонком (рис. 66,в). Иногда между ними возникает костная конкресценция. Тела смежных позвонков, формиру ющиеся в патологических условиях, приспосабливаются к форме ано мального позвонка, как бы описывают его (рис. 66). Иногда одновре менно наблюдается какая-либо дополнительная аномалия соседних по звонков, чаще конкресценция.

Эта аномалия развития характерна для переходного грудо-пояс ничного отдела, в других участках она почти не наблюдается. Как пра вило, поражается один позвонок, очень редко — два.

В раннем детстве задний полупозвонок обычно не обнаруживается клинически. В дальнейшем постепенно развивается безболезненная ки фотическая деформация грудо-поясничного отдела. Иногда родители впервые обращают на нее внимание в связи с каким-либо дополни тельным обстоятельством, например после травмы. Иногда, ввиду от сутствия болей, ни ребенок, ни его окружающие не придают значения этой деформации, и характер ее остается нераскрытым в, течение мно гих лет.

Задний клиновидный позвонок имеет двоякое практическое значе ние— как повод для тщательного дифференциального диагноза и как почва для вторичного патологического процесса, возникающего при срыве компенсации нарушений опорной функции позвоночного столба.

Вследствие недостаточного знакомства с аномалиями развития в практической врачебной деятельности задний клиновидный позвонок часто оценивают неправильно как результат компрессионного перелома или туберкулезного спондилита. На это уже обращено внимание в ли тературе (Assen, 1930;

О. Я. Суслова, 1953;

В. П. Грацианский, 1962;

Р. Г. Перц, 1964). Нам однажды пришлось в практике врачебно-тру довой экспертизы исследовать гражданина среднего возраста, который, сознательно исказив анамнез, пытался представить эту аномалию как деформацию после компрессионного перелома тела позвонка. Диффе ренциальный диагноз основывается на комплексе клинико-рентгеноло гических данных.

Клинически при этой аномалии развития обнаруживается умерен ный безболезненный кифоз грудо-поясничного отдела без каких-либо других патологических симптомов, в частности без неврологических на рушений. Рентгенологически устанавливается целая группа изменений, позволяющих отличить эту аномалию от любой приобретенной дефор мации. Тело заднего клиновидного позвонка имеет более короткий са гиттальный поперечник, чем смежные нормальные позвонки, и отли чается правильной клиновидной формой. Поэтому перпендикуляр, мыс ленно опущенный из его вершины на основание, роль которого играет задняя поверхность тела позвонка, разделяет его на две симметричные Рис. 66. Постепенное нараста ние деформации (верхний ряд) и возникновение срыва ком пенсации (нижний ряд) при не полноценности позвоночника, вызванной задним полупо звонком.

Рентгенограммы: а — мальчика С, 10 лет;

б —мужчины Д., 43 лет, административно-хозяйственного ра ботника;

в — мужчины Т., 63 лет, бух галтера;

г — мужчины С., 25 лет, не квалифицированного -строительного рабочего;

а и б — полноценная ком пенсация, в — умеренный остеохондроз переднего отдела аномального сег мента;

г — резкий остеохондроз, как выражение срыва компенсации.

половины. Весь этот позвонок незначительно и равномерно сдвинут назад по отношению к обоим соседним позвонкам. Смежные с ано мальным позвонком поверхности обоих соседних позвонков соответ ствуют его форме (рис. 66). В отличие от этого сагиттальный попереч ник тела позвонка, деформированного в результате компрессионного перелома, равен поперечнику смежных позвонков или длиннее. Тело такого позвонка всегда асимметрично, так как травматической ком прессии подвергается одна его половина, как правило, краниальная.

Тело позвонка либо вообще не смещено, либо назад выступает только его задневерхний отдел. Тела смежных позвонков сохраняют нормаль ную форму, без каких бы то ни было явлений приспособления их по верхностей к форме патологического позвонка.

Дифференциальный диагноз с последствиями туберкулезного спон дилита основывается на том, что при туберкулезном поражении кост ное клиновидное образование, напоминающее задний полупозвонок, как правило, образуется в результате слияния остатков тел двух или боль шего числа позвонков, и поэтому к нему относится не менее двух дуг.

В отличие от этого задний клиновидный позвонок всегда имеет одну дугу. Лишь в очень редких случаях у отдельных больных туберкулез ный процесс разрушает тело только одного позвонка. Однако его со хранившийся участок, имеющий клиновидную форму, и в заднем от деле оказывается ниже соседних позвонков. Кроме того, у заболевших после окончания роста тела соседних позвонков сохраняют нормаль ную форму. У заболевших в детстве дифференциальный диагноз может оказаться более трудным, так как тела смежных позвонков, развиваю щихся в патологических условиях, приобретают ряд особенностей, сближающих их с аномалией развития: в частности, они удлинены, а их поверхности приспосабливаются к форме пораженного позвонка (Р. Г. Перц, 1964).

Практическое значение заднего клиновидного позвонка заклю чается более всего в том, что вызванное им кифотическое искривление позвоночника приводит к патологической перегрузке переднего отдела неполноценного сегмента. Поэтому в слившихся передних отделах двух межпозвонковых дисков, располагающихся впереди от заднего полупо звонка, часто развивается остеохондроз. Это вызывает соответствую щий болевой синдром, а иногда и неврологические нарушения. У лиц, занимающихся тяжелым физическим трудом, с постоянной становой нагрузкой, тяжелое дегенеративно-дистрофическое поражение может возникнуть уже в очень молодом возрасте. Так, например, у одного строительного рабочего, выполнявшего тяжелый неквалифицированный труд, уже в 25-летнем возрасте мы обнаружили тяжелый остеохондроз переднего отдела аномального сегмента (рис. 66,г). В то же время у другого больного, по профессии бухгалтера, к 63-летнему возрасту развились гораздо менее значительные проявления этого патологиче ского процесса (рис. 66, в).

Таким образом, задний клиновидный позвонок непосредственно не нарушает трудоспособности в очень широком кругу профессий.

Однако с целью профилактики инвалидности носителям этой аномалии следует рекомендовать профессии, труд в которых не связан со значи тельной становой нагрузкой. В случае необходимости соответствующие ограничения в трудовую деятельность должны вноситься по указаниям ВКК. Поводом для экспертизы трудоспособности может явиться только вторичный остеохондроз, возникновение которого свидетельствует о срыве компенсации.

Schmorl и Junghanns (1932, 1957) на одном патологоанатомиче ском препарате, взятом из трупа взрослого человека, установили де фект заднего участка тела позвонка, возникший в результате отсут ствия задней точки окостенения. Насколько нам известно, других на блюдений этой аномалии описано не было.

Очень редко, лишь у единичных лиц, было установлено отсутствие всего тела позвонка, за исключением его задне-наружных участков, формирующихся вместе с корнями дуги. В клинической картине на первый план выступает безболезненный кифоз;

диагноз может быть уточнен только рентгенологически (В. А. Дьяченко, 1949). Чаще эта аномалия входит в комплекс явлений, составляющих картину сложной аномалии развития позвоночника.

Помимо описанных дисплазий позвоночника, ограниченное тормо жение его дифференцирования может вызвать отсутствие того или иного отростка, чаще остистого (рис. 53) или поперечного, реже су ставного (И. Л. Тагер, 1949;

Brocher, 1962;

Г. Н. Есиновская, 1965, и др.) без возникновения spina bifida posterior. Эти аномалии, как правило, не имеют клинического значения. Лишь недоразвитие одного из поперечных отростков Si (т. е. краниального участка одной из бо ковых масс крестца), вызывая деформацию и сужение таза, может ока заться существенным в акушерской практике.

Некоторое торможение дифференцирования одного из межпозвон ковых суставов приводит к так называемой аномалии тропизма, харак теризующейся различным расположением суставных поверхностей межпозвонковых суставов, входящих в один и тот же сегмент, т. е.

асимметрией половин функционально единого сустава. Это наблю дается чаще в пояснично-крестцовом отделе (Brocher, 1958, 1962;

С. А. Рейнберг, 1964;

Г. Н. Есиновская, 1965) и, нарушая синхронность движений, приводит к спондилоартрозу (В. Д. Чаклин, 1957), т. е. срыв компенсации выражается в появлении деформирующего артроза меж позвонковых суставов. Это вызывает локальные боли, а нередко и вто ричные неврологические нарушения по корешковому типу. Последнее может вызвать стойкие нарушения трудоспособности.

Представленные материалы показывают, что аномалии развития позвоночника, в основе которых лежит торможение дифференцирова ния тех или иных участков его, весьма разнообразны. Многие из них имеют большое практическое значение. Аналогичные аномалии других отделов костно-суставного аппарата наблюдаются значительно реже.

При этом торможение дифференцирования ребер и лопатки также обычно тесно связано с нарушениями формирования позвоночника и входит в общий комплекс множественной сложной аномалии. В костно суставном аппарате конечностей и в черепе такие аномалии чаще на блюдаются в качестве изолированного явления.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.