WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

Т. В.Корнилова ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ТЕОРИЯ И МЕТОДЫ Москва 2003 УДК 373.167.1:159.9 ББК 88.3 К 67 Ре це нз е нт ы:

доктор психологических наук, проф. В. А. Иванников доктор психологических наук, проф. С. Д. Смирнов Корнилова Т. В.

К 67 Экпериментальная психология: Теория и методы: Учеб ник для вузов /Т. В. Корнилова. — М.: Аспект Пресс, 2003.— 381 с.

ISBN 5-7567-0160-5.

Учебник представляет основы экспериментального метода в рамках курса экспериментальной психологии. В нем рассмотрены психологичес кие методы наблюдения и эксперимента, корреляционный и квазиэкспе риментальный подходы (предполагается, что методы психологического измерения и психодиагностики требуют изложения в специальных посо биях). Психологический эксперимент рассматривается как предметная деятельность исследователя и как система нормативов для проверки пси хологических гипотез, задающая критерии классификации других эмпи рических методов в психологии.

Для студентов, обучающихся на факультетах психологии универси тетов и педагогических институтов.

УДК 373.167.1:159. ББК 88. На переплете фрагмент картины В. В. Кандинского.

ISBN 5—7567—0160—5 © «Аспект Пресс», 2002,2003.

Все учебники издательства «Аспект Пресс» на сайте www.aspectpress.ru Введение Цели теоретического курса, вводящего в проблемы психологического экспериментирования Время предъявляет новые требования к профессиональной подго товке психологов. Теоретический курс «Экспериментальный метод психологии» предполагает, что студент получит необходимые ориен тиры в современных способах организации экспериментального ис следования и системах методов, тяготеющих к экспериментальным.

Практика организации таких исследований не может быть целью тео ретического курса, но обычно он сочетается с последующими общи ми и специальными практикумами. Именно практикумы нацелены на ознакомление с конкретными приемами реализации тех или иных схем психологического исследования. В рамках теоретического курса сту дент приобретает те знания, которые в последующем позволят ему профессионально оценивать проведенные или планируемые исследо вания как удовлетворяющие нормативам тех или иных методов. Таким образом создается возможность профессионального чтения литерату ры по психологии и активного владения способами оценки и плани рования экспериментальных исследований.

Владение нормативами научного мышления предполагает знание наиболее устоявшихся способов рассуждений психолога при провер ке гипотез, изменений в критериях научного мышления и современных подходах к организации эмпирического исследования. Вариативность пособий по экспериментальной психологии возможна, но предпола гает сочетание ориентировки на несомненно общие нормативы ис пользования знаний о психологических методах и индивидуальные предпочтения преподавателя в выборе способов представления этих ориентиров в лекциях.

Преподавание базовых курсов по психологии на психологических факультетах университетов должно учитывать изменения, происходя щие со временем в рамках любой научной дисциплины. Одно из на правлений таких изменений в психологии — поворот к личности и широко понятой психологической практике. Вторым направлением может быть назван пересмотр приоритетов в системах профессиональ ных знаний. На примере изменения преподавания экспериментальной психологии следует рассмотреть ряд вопросов, обсуждение которых, возможно, поможет структурировать представление этой второй пос ле общей психологии базовой дисциплины.

Введение Экспериментальный метод как идеальная точка отсчета в классификациях психологических исследований В современной психологии существуют разные оценочные пози ции относительно роли, которую играют экспериментальные иссле дования. Неоспоримо, что именно экспериментальный метод дает «идеальные» точки опоры, позволяющие разобраться в многообразии научных методических подходов в психологии. В обучении психологи ческому экспериментированию произошла существенная перестрой ка самих учебников, отразившая изменение соотношения этой базо вой дисциплины с другими теоретическими курсами.

Развитие представлений о предмете. В начале XX в. широкое пред ставление об экспериментировании позволяло включать в этот раздел первые психодиагностические разработки;

исследования, сочетавшие интроспекцию с предъявлением того или иного стимульного матери ала (метод экспериментальной интроспекции, по В. Вундту);

метод ассоциаций, или ассоциативные методики, применение которых в рамках эмпирической психологии сознания предшествовало разработке схем экспериментальных воздействий. Освоение схем планирования эксперимента в бихевиоризме обусловило неоправданное представле ние о поведенческом эксперименте как замещающем понятии психоло гического эксперимента. Отголоски этого замещения звучат и сейчас, когда для критики экспериментального метода объектом выбирается именно поведенческий эксперимент. В чем же заключается изменение представлений о психологическом экспериментировании, которые связаны с историей вопроса?

Во-первых, исторический кризис в психологии, который выра зился в обособлении ряда психологических школ, имел в качестве од ного из важнейших аспектов закрепление разноплановых исследова ний в качестве образцов экспериментирования как сбора опытных дан ных. В результате экспериментальными стали называть самые разные методы: от исследований мышления с помощью методики «рассужде ния вслух» (опыты К. Дункера) до демонстрационных опытов в школе К. Левина. Помимо выполненных в рамках этой школы действительно экспериментальных работ (Б. Зейгарник, В. Малер и др.) учениками Левина реализованы метод наблюдения Т. Цембо в ее исследовании динамики гнева и другие приемы. В отечественной литературе это свя зано в том числе с переводом немецкого существительного der Versuch опыт, попытка (как эксперимент) Введение Исторической правдой является действительная связь исследо вательских методов как нормативных принципов получения опыт ных данных с пониманием предмета психологии.

Во-вторых, сведение понятия экспериментирования к такому зна чению термина, как организация воздействий и фиксация «откли ков» или следствий этих воздействий, породило необоснованное пред ставление о психологическом экспериментировании как обязательно связанном с принятием естественно-научной парадигмы в отношении к познаваемому объекту. В результате те исследования, которые пред полагали, кроме управления ситуационными или иными факторами, активность субъекта, обеспечивающего использование задаваемых (экс периментально) стимулов-средств, перестали опознаваться как экс периментальные. Удивительно, но даже психологи, усвоившие в сво ем базовом образовании основы культурно-исторической школы, стали настаивать на том, что исследования, выполненные в рамках исполь зования методик двойной стимуляции, являются неэксперименталь ными. Казусом именно в этом контексте воспринимается противопо ставление школ А. Н. Леонтьева и Л. С. Выготского. Действительно, бихевиоральная методология «черного ящика» и методология «само управления» (использование стимулов-средств для управления соб ственным поведением и психическими функциями) выглядят столь непохожими, что приписывание свойства экспериментального под хода первому направлению как бы не позволяет говорить об экспери ментировании в рамках второго.

В данном случае свою роль играет смешение (неразличение) по нимания предмета изучения с используемыми методическими сред ствами и схемами интерпретации опытных данных. Так сложилось, что именно преподавание курсов по методологии психологии предположи тельно должно было решать задачи представления связей теоретичес ких подходов, понимания предмета изучения и используемых мето дов. Однако два аспекта построения учебных планов мешают адекват но представить студентам указанную проблематику. С одной стороны, это отстояние курсов экспериментальной психологии и методологии психологии во времени их преподавания (курс методологии читается позже, с разрывом подчас в два года). С другой стороны, неразличе ние предметов «Экспериментальная психология» и «Эмпирические ме тоды в психологии» позволяло «складывать в одну корзину», якобы экспериментирования все способы методического освоения психоло гами предмета изучения.

Представление знаний о методах и психологических методиках.

Дополнительные трудности в обучении психологическому экспери ментированию возникали также вследствие не всегда четкого разделе Введение ния понятий «метод» и «методика» как способов организации исследо вания, с одной стороны, и как способов фиксации показателей, реп резентирующих ту или иную психологическую реальность, — с другой.

Способы получения опытных данных в одном контексте могли зани мать статус метода, в другом — методики. Например, методики на блюдения как «техники» фиксации зависимых переменных, будучи включенными в экспериментальные схемы сравнений, могут ставить под вопрос статус исследования. Опознание этого важно для того, чтобы не ошибаться в допустимых способах обобщений, существенно отличающихся при использовании методов наблюдения и эксперимента.

Следует учесть, что термином «методология» сейчас в зарубежных академических изданиях по психологическим методам (например, в Геттингсне издается «Энциклопедия психологии», серия томов кото рой посвящена современной систематике психологических методов) и в учебниках обозначают иную дисциплину, чем методология психо логии в отечественных курсах.

Для представления проблем экспериментального метода важно следующее. В 30-е годы XX в. К. Поппером (сначала психологом, а потом методологом научного знания) была обобщена система рас суждений, используемых при реализации экспериментального метода, после чего уже не возникало путаницы, где, например, кончается спровоцированное наблюдение и начинается экспериментирование.

Обоснование им метафоры «суда присяжных» для характеристики логики установления экспериментального факта, т.е. рассмотрение любых утверждений об экспериментальных фактах как результатах принятия решения на основе опытных данных, позволило развести бихевиоральное и психологическое понимание экспериментирования.

Вынесение суждений о ненаблюдаемых (базисных) процессах высту пило действительно общим направлением в использовании опытных данных как в естественных науках, так и в психологии.

До 1980-х годов не было работ К. Поппера на русском языке, и произошло любопытное смещение акцентов. В 1928 г. он защитил ма гистерскую диссертацию у К. Бюлера по творческому мышлению, а позже стал рассматриваться как автор естественно-научного подхода, якобы привносимого в психологию вместе с экспериментальным ме тодом. Можно было бы утверждать обратное: этот психолог на основе исследования схем (нормативов) научного мышления как в естествен ных науках, так и в гуманитарном знании (истории, юриспруденции) дал миру понятие экспериментальной парадигмы. Последняя сложи лась в том числе в естественно-научном знании, но не привносилась оттуда в психологию, а отразила общие способы мышления человека, реализующего гипотетико-дедуктивный метод рассуждения по отноше нию к опытным данным.

Введение Из других проблем, изменивших представление о способах препо давания экспериментальной психологии, в первую очередь следует назвать следующие. Во-первых, это проблема множественности подхо дов или многообразия психологических теорий, имеющих ограничен ную сферу применения, т.е. служащих цели интерпретации опреде ленных, а не всех вообще устанавливаемых закономерностей.

Во-вторых, при достаточном количестве разработок хороших об разцов экспериментальных исследований в отечественной психоло гии не всегда уделялось достаточное внимание логике обобщений, обоснованию прорывов в обобщениях (как их переноса, распростра нения за пределами эксперимента) и другим специальным вопросам контроля за выводом. Преподавать этот раздел в настоящее время наи более сложно, так как по публикациям иногда легче приводить при меры артефактных, чем достоверных выводов.

Экспериментирование как умение что-то делать заслонило пред ставление о нормативах экспериментального рассуждения как умения «додумывать мысли» (по терминологии М. К. Мамардашвили). Это преж де всего неумение обсуждать конкурирующие гипотезы, что, к сожа лению, особенно явно прослеживается в защищаемых студентами ра ботах (дипломных, курсовых), когда «прописка» под знаменами того или иного авторитета заведомо исключает обсуждение иных интер претаций как возможных и разумных, но других объяснений установ ленной зависимости. Кроме того, следствием замалчивания проблемы множественности психологических объяснений стало забвение прин ципа открытости гипотезы для дальнейшей проверки. Соответственно терялось представление о науке как пути последовательного опробо вания теории опытными данными, что является азами для методоло гии экспериментирования. Сам термин «метод» в переводе с гречес кого означает «путь».

Понимание того, что надо догонять, что нельзя ограничиваться переводами американских учебников для фельдшеров при формиро вании курса введения в психологическое экспериментирование (име ется в виду сыгравший революционную роль в массовом представле нии об экспериментировании учебник Р. Готтсданкера [15]) или реко мендовать студентам серьезную методологическую литературу, к освоению которой они не подготовлены (например, книгу Дж. Кэмп белла [32]), было одной из причин появления первых отечественных учебников и учебных пособий по экспериментированию в психологии.

Современное представление проблем экспериментального метода в психологии. Публикации по экспериментальному методу эксплици ровали ряд проблем изложения дисциплины для студентов. Так, стало очевидным несоответствие дисциплин «Экспериментальная психоло Введение гия» и «Экспериментальный метод в системе эмпирических методов в психологии». Классические (старые) переводные учебники Р. Вудвортса, С. Стивенса, П. Фресса и Ж. Пиаже сформировали представление об экспериментальной психологии как общем месте сбора всех эмпиричес ки установленных закономерностей. В результате введение в психоло гический эксперимент дисциплины, позволяющей рассматривать нор мативы экспериментального метода в рамках многих областей психо логии, еще недавно приходилось серьезно отстаивать. Сегодня обоснование специфики преподавания экспериментального метода как отправной точки отсчета в систематизации методов психологического исследования закреплено программами и первыми отечественными учебниками.

Сеть факультетов, на которых учебными планами предусмотрено знакомство с экспериментальной психологией, продолжает расши ряться. Уже можно говорить о модификациях курса для чтения разным аудиториям. Цель данного учебника — сделать более доступным ака демическое изложение проблем и схем использования эксперимен тального метода в психологии для лиц, получающих психологическое образование.

Разобраться в современной систематике психологических методов самостоятельно, руководствуясь только здравым смыслом, уже нельзя.

Студенты должны овладеть специальными понятиями дисциплины «Экспериментальная психология», а не только образцами тех или иных исследований.

Основы теории экспериментального метода в психологии можно представить различным образом. Один из вариантов — рассмотрение психологического эксперимента в системе других эмпирических ме тодов психологического исследования. При этом существенным ста новится основание сравнения — то общее, что роднит эти методы, или те различия, которые обусловливают разницу целей, средств их применения и возможных выводов на основе полученных результатов.

Если в качестве основания сравнений разных методов использовать понимание предмета психологии или развитие методов на разных эта пах становления психологических знаний, то систематизация проблем экспериментирования в психологии будет иметь тот вид, который представлен, например, в многотомной «Экспериментальной психо логии» под редакцией П. Фресса и Ж. Пиаже. Спецификацию проблем экспериментирования в сфере конкретной области, например в обла сти целевой и мотивационной регуляции деятельности, даст вариант учебниках. Хекхаузена «Мотивация и деятельность» [68]. Ориентиро ванность на демонстрацию возможностей планирования как выбора экспериментальных схем, когда гипотеза уже сформулирована, а сами Введение схемы известны и остается выбрать более адекватную, приведет к ва рианту учебника Р. Готтсданкера «Основы психологического экспери мента».

Следует подчеркнуть, что все возможные варианты представле ния знаний о психологическом экспериментировании подразумевают определенные виды связей с другими курсами, в первую очередь с общей психологией и практикумами по психологии. Нами в 1997 г.

был предложен учебник «Введение в психологический эксперимент», который учитывал, что ознакомление с экспериментами в конкрет ных психологических областях на факультете психологии выполняет организация общего практикума, причем по методическому, а не толь ко предметному принципу. Темы «Психологическое наблюдение» и «Психологическое измерение» предшествуют разделу «Психологичес кий эксперимент»;

при этом тема «Психологическое тестирование» идет параллельно разделу «Психологический эксперимент» или после него. Другому учебному плану соответствовало бы иное построение учебника.

Однако ни один учебник не может предугадать казусы в наполне нии конкретикой учебного плана. Если в практикуме в соответствую щий раздел «Эксперимент» не включено ни одного образца такого типа исследования, то студенты будут усваивать только формально те нормативы психологического экспериментирования, с которыми их знакомит теоретический курс.

Предлагаемый учебник включает множество экскурсов как при меров для обсуждения конкретных проблем психологического экспе римента, чтобы минимально апеллировать к другим курсам, а сдача соответствующей теоретической дисциплины подготавливала студен тов к работе в смежных дисциплинах.

Реальные трудности преподавания экспериментального метода При вариативности способов построения теоретических курсов по экспериментальной психологии, или по введению в основы психоло гического эксперимента, главная задача — дать представление о со временном состоянии этой области профессиональных знаний.

В характеристике экспериментального метода, кроме предметного и методологического аспектов, можно выделить то существенное, что отличает его от других способов познания психологической реально сти. Это нормативы построения психологического исследования, ко торые включают осознанные или принимаемые «по умолчанию» фор Введение мы его организации. Изменяясь вместе с развитием психологического знания, эти формы являются точками отсчета для оценки степени подкрепленности психологических концепций наиболее строгими спо собами соотнесения научных гипотез и эмпирических данных. Экспе римент, понимаемый как способ рассуждения исследователя и как вид чувственно-предметной деятельности, неразрывен с точки зре ния этих нормативов. Строгость экспериментального метода связана с большей степенью экспликации исследователем тех форм контроля, которые он применяет на этапах организации исследования как сбора эмпирических данных и выводов как обобщений за пределами экспе риментальной ситуации.

Важно правильно подать эти нормативы. Что в данном случае пра вильно и конкретно? В чем трудности преподавания именно основ психологического экспериментирования? Трудным оказывается не разъяснение подходов к формальному планированию, а изменение способа представлений об учебном предмете и необходимость опре деленного противостояния устоявшимся дидактическим правилам, в частности, принципу перехода от простого к сложному.

Рассматриваемый предмет требует иного отношения к системе усваиваемых понятий. Их нельзя определить по признакам, как знаме нитое понятие перпендикуляра. Понятия каузальной гипотезы, видов переменных и их смешений, экспериментального контроля, валидности, репрезентативности, контроля за выводами и т.д. задаются в целостной системе. По существу, не очень важно, с чего начинать;

важно, чтобы студенты поняли взаимозависимость значений этих понятий. Без этого недостижима самая ближняя цель рассматриваемого теоретического курса — научить читать специабльную литературу, различать типы пси хологических исследований и продумывать вслед за автором (а часто и вместо него) возможные выводы.

Основная проблема преподавания курса — объяснить студентам, что в психологии экспериментирования раскрытию и усвоению под лежат схемы нашего мышления. Для них «мышление» предметно зада но: они под этим термином предполагают конкретные психологичес кие концепции (вюрцбургская школа, гештальтконцепция и т.д.), а не реализацию мышления посредством гипотетико-дедуктивного рас суждения, да еще представленного в формах предметной деятельнос ти исследователя. Приходится преодолевать еще одну установку — представление о том, что дискурсивное мышление якобы не заслужи вает того, чтобы его специально культивировать.

Акцентируем в заключение вопрос о главном — насколько глубо ко учебный материал должен погружать в систему научных представ лений и споров по конкретному вопросу. Например, Г. Гигиренцер — один из руководителей Института Макса Планка и автор исследова Введение ний по мышлению, принятию решений, статистическим выводам — написал вполне популярную и одновременно сущностную статью о разнице парадигм фишеровского и нейман-пирсоновского подходов к вероятностной оценке гипотез [80]. Она стала событием как для пси хологов, так и для статистиков.

Использованная автором метафора взаимоотношений между Ид, Эго и Суперэго выступила приемлемым публицистическим при емом как для профессионалов, так и для студентов (одним из под текстов был именно такой: насколько нужно студентам вникать в перипетии исторических, личных и научных контекстов рассмат риваемого спора). Так весело написанный учебник несомненно до ставил бы удовольствие всему психологическому сообществу. Но статья и учебник налагают на авторов разные обязательства. В какой степени авторское понимание проблемы должно уступить место общим взглядам на предмет? Где взять легкость стиля? Остается позавидовать немецким студентам и надеяться, что нашим студен там не так долго ждать реализации усилий их преподавателей на пути осмысления способов введения в метод и проблемы психоло гического эксперимента.

Представленные размышления, с одной стороны, являются лич ными и репрезентативными для многолетнего опыта преподавания курса «Экспериментальный метод в психологии» конкретным препо давателем. С другой стороны, в них представлены проблемы, подни маемые как при обязательной учебно-методической проработке про грамм курса экспериментальной психологии, так и при неформаль ном содержательном обсуждении проблемы улучшения учебного процесса в целом.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ МЕТОД В ПСИХОЛОГИИ И НОРМАТИВЫ НАУЧНОГО МЫШЛЕНИЯ 1.1. Нормативы научного мышления 1.1.1. Нормативы в научной деятельности и структуре экспери ме н тал ьно го метода Эксперименты в психологии проводятся в научных и практических целях. Они, отличаясь по возможностям последующих обобщений, пла нируются и строятся по сходным нормативам в той своей части, где задаются характерные для экспериментального метода требования к сбору эмпирических данных и возможностям объяснения выявляемых закономерностей. Существует две традиции, в разной степени под черкивающие статус экспериментального метода: с одной стороны, отнесение его к эмпирическим методам, а с другой — понимание экс периментального метода как определенной логики рассуждении иссле дователя. Соответственно можно выделить нормативы в регуляции чув ственно-предметной деятельности исследователя-экспериментатора и нормативы в структуре реализованного метода. Эти нормативы не явля ются только формально-логическими, но означают необходимость учета исследователем определенных правил содержательного вывода при организации экспериментального рассуждения о предмете изучения и отражают то, что принято называть культурой исследования.

Как и всякий научный эксперимент, психологический эксперимент должен удовлетворять некоторым критериям научности с точки зрения примененных нормативов исследования. Однако сначала следует указать контекст использования термина «нормативы». Наука, как и культура, нормативна, поскольку предполагает использование сложившихся спо собов, понятий и надындивидуальных схем мышления, не сводимых к операциональному и понятийному составу размышлений человека, не отягощенного системой знаний в соответствующей области. Нормативы профессионального мышления ученого отличаются от схем обычного мышления своей «искусственностью». Эта «искусственность» означает Экспериментальный метод в психологии и нормативы научного...

использование исследователем надындивидуальных способов размышле ний, усваиваемых в ходе профессионального обучения, и выполняет конструктивную функцию систематизации и опосредствования инди видуального мышления. Нормативы научного мышления включают всю отрефлексированную или используемую на данном этапе развития науки систему исследовательских методов как способов структурирования так или иначе понимаемого предмета изучения. По мнению М. Ярошевско го, они являются категориальнымирегулятивами научного познания [71].

Однако они лишь задают возможности познания, реализация которых осуществляется в актуалгенезе познавательной деятельности, обеспе чивающей разработку исследования с целью проверки научной гипотезы.

В методологии науки после выхода в свет в 1962 г. книги историка науки Т. Куна утвердилось понятие парадигмы, тесно связанное с по нятием «нормальная наука» [31]. В рамках такой науки научное сооб щество предстает в качестве идеального субъекта познавательной де ятельности, придерживающегося некоторой традиционной модели организации исследования, включая способы построения теории, ее практического применения и даже необходимого оборудования. Эта сложившаяся практика научных исследований описывается понятием парадигмы. История развития науки, по Т. Куну, демонстрирует раз витие научного знания как смену парадигм. По мнению К. Поппера, написавшего в 1930-е годы классическую обобщающую работу по раз витию экспериментального метода в естествознании, «нормальный» ученый, размышляющий и действующий только в рамках принятой парадигмы, необходимо оказывается догматиком. Реально ученый обычно сохраняет критичность по отношению к рамкам парадигмы, в которой он работает, и при желании всегда может выйти за эти рамки.

Таким образом, организация реальных форм познавательной дея тельности при проверке научных гипотез включает и ориентировку ис следователя на сложившиеся парадигмы, и возможность выхода в дру гие, более просторные рамки, если прежние схемы не позволяют срав нивать конкурирующие объяснения изучаемой реальности. Как и формы логических умозаключений, исследовательские парадигмы могут в раз ной степени быть претворены в реальной деятельности ученого. Пара дигмальный аспект не может выступать в качестве более важного, чем содержательные аспекты в обсуждении структуры экспериментально го исследования.

В организации отдельного психологического исследования реализу ется не парадигма, а конкретный методический способ проверки науч ной гипотезы. Психологические методы отличаются разным познаватель ным отношением к изучаемой субъективной реальности, способами сбора данных и нормативами их соотнесения с проверяемыми гипотезами.

Глава Правила экспериментальной проверки психологических гипотез относительно самостоятельны, т.е. могут рассматриваться в условном «вынесении за скобки» содержательных объяснений, но в реальном исследовании эти правила задают «идеальные» точки отсчета в логике его построения и обоснованности принятия содержательных реше ний. Поэтому далее говорится о нормативах экспериментальной провер ки гипотез, а не об экспериментальной психологии.

Эти нормативы сложились с учетом достижений эксперименталь ного метода в других науках и специфики его становления примени тельно к психологическому знанию, отличающемуся многообразием теоретических реконструкций психологической реальности. Они по зволяют подвергать критической проверке причинные объяснения в психологии. Их смена от рамок одной психологической школы к дру гой имеет часто не временной или парадигмальный характер, а за ключается в отказе от прежних позиций в понимании возможностей экспериментирования в области психологии.

В отечественной психологии понимание научного мышления связа но с представлениями о его социальной сущности, культурогеннос ти, структурных особенностях и об источниках развития. Научные по нятия согласно критериям описания их особенностей Л. С. Выготским [12] отличаются от житейских понятий тем, что они не вытекают из житейского опыта, а усваиваются при овладении опытом надындиви дуальным, даны в некоторой системе и предполагают взаимные связи для их доопределения. Овладение их структурами задает «зону бли жайшего развития» для так называемых житейских понятий, которые могут быть более освоенными в индивидуальном опыте человека, но уступают первоначально более формально представленным в его мыш лении научным понятиям именно в плане их системной организации, или структурированности, и степени общности.

Овладение любыми нормативами предполагает определенные усилия человека в направлении организации познавательной дея тельности таким образом, чтобы в ней было возможно как исполь зование уже сложившихся нормативов, так и создание новых. По мнению М. К. Мамардашвили, познание (имеется в виду професси ональное мышление ученого) всегда есть экспериментирование с формами (а не сами эти формы). В этом контексте определение на уки с точки зрения ее «культурогенности» означает следующее: «...это нечто, к чему человек относится как к более цельному, чем он сам, и что вырывает его из хаоса, распада и рассеяния обыденной, повседневной жизни, из стихийных отношений к миру и к себе подобным» [40, с. 301.

Экспериментальный метод в психологии и нормативы научного...

1.1.2. Выдвижение и проверка гипотез как нормативы экспериментирования Этапы выдвижения и проверки гипотез — необходимый элемент экспериментирования, но также и других эмпирических методов.

Гипотеза — это утверждение, истинность или ложность которого неизве стны, но могут быть проверены опытным путем. Отличия эксперимен тального метода обусловлены видом проверяемых гипотез и использу емыми способами контроля причинного вывода. Эксперимент рас сматривается в качестве гипотетико-дедуктивного метода, который предполагает, что от общих высказываний о теоретических зависимо стях исследователь переходит к выдвижению гипотез о следствиях дей ствия предполагаемых законов. Проверка гипотез осуществляется на основе сбора эмпирических данных в экспериментально контролиру емых условиях.

Экспериментальный метод используется для проверки не любых психологических гипотез, а только каузальных (причинно-следст венных). Экспериментальные нормативы рассуждений применимы не ко всем психологическим исследованиям, но они позволяют вы делить те узловые моменты, которые отличают другие пути сбора опытных данных.

Исследовательские методы в психологии развивались как особен ные в силу специфичного характера изучаемого предмета и общих нормативов научного мышления. Так называемые пассивно-наблюда ющие или формирующие методы также служат проверке психологи ческих гипотез, но строятся по иным нормативам доказательства со ответствия эмпирических данных теории. Научная, т.е. сциентистская, установка сама по себе не определяет однозначность используемых методических средств.

Традиционные учебники по экспериментальной психологии час то построены по принципу предметного разделения областей психо логического знания: эксперимент в психологии восприятия, психо логии памяти, психологии мышления, исследованиях мотивации и т.д.

Другой принцип построения — выделение общих нормативов подхода в рамках той или иной психологической школы: эксперимент в геш тальтпсихологии, эмпирической психологии сознания, вюрцбургской школе мышления, поведенческой психологии и т.д.

В академических изданиях, например в «Энциклопедии психоло гии» [73], а также в многочисленных зарубежных учебниках психоло гическое экспериментирование раскрывается с точки зрения тех спо собов рассуждений, которые оказываются общими при использовании Глава I экспериментального метода в разных областях психологических зна ний. Однако каков бы ни был способ структурирования знаний об экспериментальном методе, в любом случае речь идет о некоторых инвариантах организации психологического исследования.

1.2. Проблема соотнесения эмпирических зависимостей и теоретических интерпретаций 1.2.1. Теории разной степени общности Одним из значимых для экспериментальной психологии направ лений в методологии научного мышления стало представление о клас сификации систем знаний, теорий разной степени общности и науч ных гипотез с точки зрения выделения уровней, свидетельствующих о близости или дальности пути к их эмпирической проверке. Гипотезы как высказывания, истинность или ложность которых первоначально неизвестна, но может быть установлена на основании эмпирической проверки, являются связующим звеном между «миром теорий» и «ми ром эмпирий».

В методологии научного познания сложилось представление о тео риях верхнего, среднего и нижнего уровней. Теории нижнего у р о в н я предполагают использование объяснительных схем, в ко торых понятия максимально нагружены эмпирически. Так, в социаль ной психологии анализ динамики малых групп предполагает отличие исследубмой реальности на основе эмпирических, а не только подра зумеваемых их отличиях от других общностей. То же можно сказать о понятии «коммуникативная компетентность», относящемся к опре деленному кругу навыков общения, социальной перцепции, само контролю. При всем разнообразии подходов и споров (например, от носить ли диады к малым группам) разница гипотетических конст руктов в описании эмпирических зависимостей не вызывает сомнений в более или менее однозначной их эмпирической отнесенности.

Теории с ре д не г о уровня не прямо соотносят общие, или универсальные, высказывания о предполагаемых психологических за конах с уровнем эмпирии (эмпирических данных). Они позволяют вы двигать гипотетически мыслимые следствия, доступные эмпирической проверке и предстающие в виде экспериментальных гипотез.

Экспериментальный метод в психологии и нормативы научного...

(Экскурс Вспомним исследования из области когнитивной психологии и мо тивационной регуляции действий. Разведение понятий «объем вос приятия» и «объем воспроизведения» состоялось в связи с разработ кой Г. Стерлингом новой методики — реализации не полного, а частичного отчета испытуемого об увиденных и запомненных сти мулах при тахистоскопическом их предъявлении в короткие проме жутки времени. На основе применения новой инструкции испытуе мому (давать отчет только о том ряде стимулов, который помечен в каждой отдельной пробе в общем стимульном поле, причем после его предъявления) было показано, что человек воспринимает боль ше стимулов, чем то количество, о котором он сообщает при инст рукции вспомнить и воспроизвести все стимулы. Изменение гипоте тических конструктов, привлекаемых для схем микроструктурного анализа в модели когнитивных процессов, сопутствовало измене нию той области эмпирии, объяснению которой служила модель.

Теория К. Левина также может быть рассмотрена как пример экс пликации эмпирически наблюдаемых следствий из модели среднего уровня.

Экскурс 1.

К. Левин на своих лекциях демонстрировал фильм, в котором де вочка Ханна пыталась сесть на камень [87]. Этот объект был для нее так привлекателен, что она, садясь и теряя его из виду, тут же вскакивала, чтобы вновь его рассмотреть. Две квазипотребности на правляли поведение девочки: желание сесть на камень и желание не потерять его из виду. В результате она волчком вертелась вокруг камня, что для слушателей лекции было наглядным представлени ем борьбы мотивов в ситуации «буриданова осла». Конструкты «ква зипотребностей» и «систем напряжений» в психологическом поле служили объяснению многообразия эмпирических закономернос тей, в том числе и не наглядного характера (эффект лучшего запо минания прерванных действий, или эффект Зейгарник) [19]. Одна ко обобщения теоретического плана и здесь предполагали четкий переход к эмпирической организации исследования: создания ус ловий для проявления закономерностей регуляции психических про цессов и поведения человека со стороны предполагаемых квази потребностей, образуемых в психологическом поле. Термин «психо логическое поле», в свою очередь, служил представлению гипотетического конструкта, конкретизирующего общую левинов скую формулу о том, что поведение есть функция личности и среды.

2- Глава I Теории в е рх не г о у ровня отличаются с точки зрения отно шения к их эмпирическому подкреплению. Из них, если воспользо ваться терминологией К. Хольцкампа |82], нельзя непосредственно вывести «эмпирически нагруженные» (эмпирически загруженные) гипотезы, которые подлежат эмпирической проверке. Иными слова ми, теории самой высокой степени общности не могут служить осно вой утверждений об эмпирических зависимостях как выводимых на основе следствий. Эти теории обычно являются методологическим базисом развития тех или иных психологических школ, в то время как сами по себе познавательные установки и методологические основа ния этих теорий не подлежат экспериментальной проверке. Использу емые в них понятия имеют статус категорий, т.е. имеют максималь ную степень общности. Однако психологические категории не стоит путать с философскими категориями, поскольку в философских ра ботах они функционируют в иной системе понятий и нормативов рас суждений и, рассматриваясъ в контекстах иных вопросов, приобрета ют иные значения. Путь эмпирического опробования истинности по ложений таких теорий гораздо более долог. Это путь опосредованной проверки — через разработку других общетеоретических положений как теорий среднего уровня, из которых могут быть выведены «эмпи рически нагруженные» экспериментальные гипотезы.

Итак, теории верхнего уровня предполагают разработку других тео рий, отнесенность которых к своему эмпирическому базису задана в психологических понятиях, подлежащих последующей операционали зации для их эмпирического опробования, или эмпирической проверке утверждений о тех или иных закономерностях. В психологии к теориям верхнего уровня можно отнести теорию деятельности А. Н. Леонтьева [37J.

Введенное в ней соотношение понятий действия и деятельности, цели и мотива специфично, т.е. структурные связи между понятиями в этой теории дают другое их наполнение, чем, например, в другой теории деятельности С. Л. Рубинштейна [58], базирующейся на той же мето дологии.

Психологические категории задают общие контексты построения других теорий, которые включают подразумеваемые в этих концепци ях теоретические принципы понимания психологической реальности, но уже предполагают некие эмпирические эмпликации — соотнесе ние эмпирически полученных доводов при проверке гипотез и их объяс нения в рамках системы психологических понятий, представленных как гипотетические конструкты. Эти понятия-конструкты, выполня ющие функции объяснения тех или иных эмпирически установлен ных закономерностей, реализуют свою конструктивную роль благода ря включенности в теории (теоретические модели) среднего уровня.

Экспериментальный метод в психологии и нормативы научного...

Теории среднего уровня не только конкретизируют, о каких видах деятельности или мотивов будет идти речь в эмпирическом исследо вании, но и включают содержательные объяснения причинного ха рактера, для постулирования которых необходим аналитический под ход (в частности, разработка способов выделения психологических переменных). В связи с этим не исключением, а, скорее, правилом можно считать такое положение вещей, когда исследователи, сто ящие на разных теоретических позициях, занимаются на эмпиричес ком уровне практически схожими проблемами.

Экскурс 1. Отечественные исследования в психологии мышления базируются на разных теоретических основаниях и вводят отличающиеся пси хологические конструкты (анализ через синтез, целеобразование, операциональные смыслы и т.д.) для описаний регуляции мысли тельной деятельности [8, 64, 65]. Однако эмпирические данные, экспериментальный материал (фактор задач) в них вполне сопос тавимы, как и методический прием реконструкции структуры мыш ления, на основе тщательного анализа «протоколов рассуждений вслух». При этом вопросы о факторах детерминации мышления сфор мулированы по-разному в гипотезах, нацеленных на раскрытие проблем субъектной и личностно-мотивационной регуляции мыш ления. Следует учесть, что используемая в качестве методологиче кой основы категория деятельности лишь указывает направление поисков, но не определяет содержательный характер «эмпиричес кой загруженности» проверяемых гипотез.

1.2.2. Эмпирические зависимости и экспериментальные эффекты Необходимо различать понятия «экспериментальный эффект», или «экспериментальный факт», и «эмпирически установленная зависи мость». В обоих случаях речь идет об эмпирически полученных данных.

Но понятие эмпирической зависимости является более широким. Во первых, оно не ограничивает в выборе метода психологического ис следования. Эмпирические данные психолог получает, используя мно жество методов: наблюдение, корреляционный подход, психодиагно стика, анализ индивидуального случая и т.д. Экспериментальные эффекты могут обсуждаться только в рамках применения метода, для которого характерны управление переменными, ряд других форм экспе Глава I риментального контроля и способы обсуждения полученных резуль татов, отличающие гипотетико-дедуктивную логику экспериментиро вания. Если речь идет об экспериментальном эффекте, то это означа ет, что было реализовано исследование, в котором с выполнением всех правил экспериментального метода установлен тот или иной факт или наблюдается та или иная психологическая закономерность (как зависимость между переменными). Слово «установлен» означает, что исследователь принимал решение, был ли получен экспериментальный эффект и в чем он заключается.

Во-вторых, опытным путем, т.е. эмпирически, могут устанавли ваться зависимости различных типов, не только каузальные, но и струк турно-функциональные, генетические и т.д. Частичное использова ние нормативов гипотетико-дедуктивного метода еще не делает ис следование экспериментальным, но позволяет осуществлять более достоверные выводы о сути психологической закономерности.

Приведем пример неэкспериментального эмпирического исследо вания, которое было выполнено в Японии [86| для проверки гипо тезы о роли личностного Я в принятии решений детьми, подрост ками и юношами. Сравнивались выборки испытуемых от первого класса школы до выпускного, а также студентов. Изучали, как дети разного возраста и соответственно образования понимают недо статки принятия решения большинством голосов. Заданные вер бальные ситуации не выступали для испытуемых в качестве психо логических воздействий. Исследование выполняли методом срезов:

разный возраст связывался с уровнем личностного развития.

Испытуемых просили осуществлять выбор — принимать решение предложенных вербальных задач (всего 11 ситуаций) и спрашива ли, почему, по их мнению, для тех или иных проблем процедура большинства голосов применима или неприменима.

Младшим школьникам процедура принятия решения большинством голосов казалась универсальной. Старшие школьники и студенты считали очевидной неприменимость этой процедуры, если решае мая проблема имела нравственно-этический оттенок. Таким обра зом, в случаях, когда предполагалось личностное решение, япон ский школьник отдавал предпочтение самостоятельному выбору, а не мнению большинства. Пятиклассник не всегда мог обосновать свое мнение, но при решении ряда проблем отказывался следовать принципу ориентации на мнение большинства.

Полученные эмпирические данные позволяют выдвинуть основа ния для обсуждения особенностей личностного развития японцев, Экспериментальный метод в психологии и нормативы научного...

их культуры в контексте того, что психологи называют сейчас соци альной компетентностью. Зависимость в приведенном примере имела еще один аспект: оценка процедуры принятия решения большин ством голосов рассматривалась с точки зрения выявления той возраст ной границы, которая делит школьников на две группы: тех, кто не видит противоречия между содержанием проблемы и предложенной процедурой принятия решения, и тех, кто готов отстаивать непри менимость этой процедуры при решении задач, требующих лично стного самоопределения. Эта граница прошла по группе пятикласс ников. Диагностический контекст этой работы — обследование лиц разного возраста — очевиден, но рабочая гипотеза все же носила исследовательский характер: установить вид эмпирической зави симости.

Психолог подбирал группы испытуемых (классы), конструировал вербальные задачи, проводил дискуссии, беседовал со школьниками и сравнивал эти группы по полученным эмпирическим основаниям.

Установленная эмпирическая зависимость в данном случае не может претендовать на статус экспериментального эффекта, поскольку в исследовании не были реализованы приемы проверки причинно-след ственных гипотез. Кроме того, сама гипотеза о влиянии переменной возраста является не экспериментальной: возраст не может в ней рас сматриваться в качестве причинно-действующего фактора. На самом деле речь идет об изменениях личностных и интеллектуальных струк тур ребенка не просто в течение времени, а в ходе его развития. Одна ко гипотезы о развитии составляют особую область изучения — пси хологии развития — и часто требуют особого метода — лонгитюдно го [43]. В данном примере был реализован метод срезов: каждая возрастная группа представляла выборку из популяции школьников и студентов, ответы которых сравнивали между собой. Однако сравне ние само по себе еще не есть экспериментальный метод.

При установлении экспериментального эффекта у исследователя есть обоснованная претензия на каузальную интерпретацию эмпири ческой закономерности. Экспериментальный эффект включен в сис тему нормативных рассуждений о каузальной зависимости как эмпи рическое ее обоснование (см. главу 5).

Иногда говорят об эмпирических закономерностях как «наблюдае мых». В этом случае имеют в виду применение не только метода психо логического наблюдения, но и других. Подразумевается, что в резуль тате специальным образом организованного сбора данных изучаемая психологическая реальность конкретизируется в показателях, объек тивируемых — и в этом смысле наблюдаемых — исследователем. Ме тодики фиксации психологических показателей разнообразны.

Глава Показателем может быть время реакции, вербализованные рас суждения, отчет внешнего наблюдателя или самого субъекта об из менениях его эмоционального состояния и т.д. Любой показатель может рассматриваться как свидетельствующий о проявлениях субъектив ной реальности, если дано адекватное, приемлемое, не вызывающее очевидных возражений обоснование его репрезентативности.

Психологическая реальность не может быть полностью представле на — репрезентирована — в фиксируемых методиками показателях.

Кроме того, всегда остается открытым поле гипотез о связях показа теля с множеством психологических процессов или состояний (редко с одним). Главное — психолог может реконструировать, т.е. мысленно воссоздавать, по наблюдаемым и фиксируемым показателям те пси хологические процессы (или базисные переменные), которые сами по себе недоступны наблюдению.

Можно сказать, что психологический эксперимент -- основной метод реконструкции ненаблюдаемых зависимостей. В эксперименталь ном факте дана именно ненаблюдаемая (не очевидная без использо вания этого метода) психологическая закономерность.

Дополним понимание «наблюдаемости» психологических пока зателей. В главе 3 освещен вопрос о различиях в показателях, получа емых при использовании метода наблюдения: «единиц» и «катего рий», возможностей квалификации и квантификации данных. Одна ко результаты фиксации данных психологического наблюдения выступают в качестве наблюдаемых показателей в более узком значе нии: как данные, при получении которых использованы те или иные методики, или «техники», наблюдения. В более широком значении наблюдаемыми считаются все эмпирически полученные показатели, т.е. независимо от метода организации исследования и способа отно шения исследователя к изучаемой психологической реальности.

1.2.3. Психологическая реальность и эмпирические закономерности Раскрытие понятия «экспериментальный метод» с точки зрения реализуемых способов познавательной деятельности предполагает выделение как общности его с другими нормативами научного мыш ления, так и его специфики по отношения к иным возможным фор мам организации психологического исследования. С точки зрения струк туры (организации) исследования, экспериментальный метод также может характеризоваться особыми формами реализации познаватель ного отношения к изучаемой реальности и со* гствуюшими сис Экспериментальный метод в психологии и нормативы научного...

темами доказательств при проверке психологических гипотез. Далее приводятся те характеристики общих нормативов научной деятельно сти, которые являются предпосылками понимания общих принципов методологии экспериментирования в психологии.

Один из основных нормативов — предположение о возможности установления в психологическом эксперименте закономерностей, ко торые могут рассматриваться в контекстах причинного объяснения изу чаемой психологической реальности. Первый признак причин ного объяснения отличает такой подход к анализу эмпирически уста навливаемых зависимостей, который позволяет обосновать необходимый характер отношений между переменными как причинами и следствия ми. Установление причинной связи обеспечивается выполнением ряда условий причинного вывода, основное из которых — осуществление некоторых управляющих воздействий на изучаемые процессы, или функ циональный контроль независимых переменных. В т о р о й п р и з н а к причинного объяснения — это включение эмпирически устанавливае мых закономерностей в систему дедуктивного вывода. При этом могут иметься в виду и предложенная Декартом позиция в понимании причи ны как логической координации, «спроецированной» на реальность, и рассматриваемые в контекстах конкретных психологических школ заяв ки на выявление специфики психологической причинности при разной понятийной интерпретации субъективной реальности.

Таким образом, установление закономерности — это еще не фор мулирование психологических законов. Закон формулирует констата цию обобщенного характера, т.е. указывает диапазон, в рамках кото рого действует выявленная фактическая закономерность [67]. Психо логическое объяснение предполагает распространение дедуктивных умозаключений на психологическую реальность или репрезентирую щую ее модель. Экспериментальный метод можно рассматривать как способ наиболее строгого сопоставления дедуктивных проекций (ис ходящих из психологических теорий) на плоскость эмпирически ус танавливаемых зависимостей.

Важно различать проблемы понимания законообразности приме нительно к эмпирической зависимости в следующих аспектах: разни ца возможных причинных психологических объяснений, осознание широты (или рамок) используемых обобщений и необходимость вы делять основания для детерминистских формулировок эксперимен тальных гипотез. Термин «гипотетические конструкты» охватывает те психологические понятия, которые входят в экспериментальную ги потезу и опосредуют взаимопереходы от описания эмпирии к пред ставлению ее в системе научных понятий, функционирующих в рам ках теоретического знания и не полностью покрываемых изучаемой эмпирией [68].

Глава I 1.2.4. Эксперимент и реконструкции психологической реальности Важным нормативом в рамках любого психологического метода является определение исследователем своей позиции в понимании предмета изучения. Это понимание включает предположения об адек ватности сформулированных психологических понятий субъективной реальности. Психика выступает в качестве субъективной реальности, поэтому трудно говорить о психологической реальности как независи мой от исследовательской позиции. Ж. Пиаже, один из авторов учебника «Экспериментальная психология», исходит из посылки онтологичес кой реальности психического (онтологический статус психического), но указывает возможности проецирования разных редукционистских объяснений на эту реальность. Отсюда можно эксплицировать позна вательную установку на независимый от теоретических реконструк ций «предмет» исследования, относимый к реальному субъекту (если психика рассматривается как свойство или атрибут субъекта). Взаимо связь способов получения эмпирических данных и теоретических ре конструкций в психологическом эксперименте означает реализацию отношения к психологической реальности как к воссоздаваемой и мо делируемой реальности (т.е. тем или иным образом представленной в экспериментальной или теоретической модели). Далее под психологи ческой реальностью следует понимать представленный в тех или иных психологических понятиях предмет изучения. При обсуждении психо логических проблем спор между исследователями может касаться имен но особенностей интерпретации сходных эмпирических закономер ностей. Для других проблем спор может и не состояться, поскольку психологическая реальность, реконструируемая в рамках одного пси хологического подхода, может не анализироваться как реальность в рамках другого понимания психического.

Классической является ссылка на понятия «вытеснение» и «суб лимация», которые психологами, не разделяющими позиции тео рии личности, 3. Фрейда, не рассматриваются как имеющие отно шение к эмпирии или субъективной реальности, а выступают в качестве интерпретационных конструктов [72].

В данном учебнике рассмотрена структура психологического экс перимента, проводимого в целях познания и понимания (а не только получения определенного эффекта ради него самого). Выводы из та кого исследования будут зависеть как от реализованных планов и спо собов сбора данных (формы контроля переменных, способы их зада Экспериментальный метод в психологии и нормативы научного...

ния, формулировки гипотез и т.д.), так и от примененных для интер претации гипотетических конструктов.

1.3. Экспериментирование как специальный метод эмпирического исследования в психологии 1.3.1. Понимание экспериментального метода в широком и узком смысле Нормативы экспериментального мышления как способа рассуж дений в рамках экспериментального подхода к проверке гипотез не являются застывшими формами. Владение ими позволяет психологу осуществлять свою профессиональную исследовательскую деятельность на основе экспериментального метода как упорядоченную и одновре менно творческую.

Экспериментирование в широком смысле — это изменение каких либо условий при изучении закономерностей в той или иной области эмпирической реальности. В узком смысле термин «экспериментирова ние» означает проверку научных гипотез каузального характера на основе применения нормативов экспериментального метода.

С точки зрения норматива рассуждений исследователя, экспери ментальный метод выступает в качестве образца гипотетико-дедук тивного рассуждения. «Единственный процесс, посредством которого может утверждаться научная теория, — это процесс "ограничения правдоподобных конкурентных гипотез"» [32, с. 197].

Два аспекта специфичны для понимания основ психологического экспериментирования:

О признание онтологического статуса психологической реально сти;

О сциентистская установка как принятие возможности научного познания психологической реальности.

Подходы, не предполагающие выделения психологической реаль ности как познаваемой на основе использования эмпирических мето дов, не представлены в учебнике, поскольку они занимают внешнюю позицию по отношению к проблемам психологического эксперимен тирования.

Законы и гипотетические конструкты как объяснительные ком поненты гипотез вводят в эмпирически устанавливаемую, т.е. «наблюда Глава емую», зависимость интерпретацию этой зависимости. Эти психоло гические объяснения эмпирически установленной связи могут рас крывать необходимый характер отношений между постулируемыми причинами и следствиями на разных теоретических основаниях.

С точки зрения организации исследования, экспериментирование в узком смысле предполагает более строгие требования к формам кон троля сбора эмпирических данных и, значит, последующей интер претации устанавливаемых на их основе закономерностей. В качестве отправных точек для характеристики психологического эксперимента как метода важно указывать отличия его от метода наблюдения и кор реляционного подхода, которые вместе могут относиться к одному классу так называемых пассивно наблюдающих исследований.

Планирование эксперимента обеспечивает условия для реализации достоверного (валидного) вывода об экспериментально установленной зависимости. Однако даже при хорошо спланированном эксперименте психолог может допустить ошибки в умозаключениях, сделать невер ные обобщения и тем самым прийти к артефактным выводам.

Психологический эксперимент отличается от других методов осо бым вниманием к формам организации исследования потому, что связывает условия сбора эмпирических данных, а именно: экспери ментальный контроль с формами контроля за выводом, т.е. с обсужде нием возможностей интерпретации в пределах установленной зависи мости и психологических обобщений как ее (зависимости) распрост ранения за пределами ситуации исследования. Нет общего правила реконструкции психологических переменных, соответственно нет и рецептов их экспериментального контроля. Важным, однако, являет ся обсуждение критерия, который позволил бы отличать так называ емые поведенческие эксперименты от психологических.

Психологические эксперименты характеризуются попыткой обо снования психологических объяснений. Для многих поведенческих экспериментов направленность выводов не является психологической вследствие направленности гипотез не на психологические факторы, процессы и объяснительные схемы Например, анализ форм экономического поведения людей, яв ляющийся предметом изучения экономики, внешне часто выглядит как психологический эксперименте практическими целями, посколь ку в реальных формах экономического поведения экономический эффект действительно опосредуется психологическими механизма ми его регуляции. Изучение психологических механизмов, например мотивационных факторов «иррациональности» человека в ситуации траты денег, не может, тельные схемы из другой области знаний — экономических теорий.

Экспериментальный метод в психологии и нормативы научного...

Другой пример. В сфере психолого-педагогических эксперимен тов, как и в других «социальных экспериментах», например, эконо мических, правовых и других, психологические механизмы регу ляции далеко не всегда вычленяются на уровне оперирования переменными, «очищенными» от других, непсихологических, со ставляющих. Однако цель и выводы, полученные на основе иссле дования, позволяют четко указать, какой из эффектов — собствен но педагогический или психологический — подлежал интерпрета ции.

1.3.2. Наблюдение PI измерение неременных как условие реализации экспериментального метода Психологическое наблюдение и психологическое измерение как осо бые типы организации исследования имеют в психологии свою исто рию становления и проверяют иного типа психологические гипотезы.

Важно различать их представленность как самостоятельных методов, характеризующихся определенными структурами организации иссле дования и направленных на решение конкретных задач и разработку техники (или методик) наблюдения и измерения, позволяющих пси хологу фиксировать «качественные» или «количественные» перемен ные. Выделение переменных — задача использования методик наблю дения и измерения в психологическом эксперименте.

Экспериментальная проверка психологических гипотез предпола гает аналитическое сравнение эмпирических показателей (как выбо рочных значений зависимой переменной), полученных при разных уровнях воздействующего экспериментального фактора. Каузальная гипотеза включает утверждение о взаимосвязи или отношении между переменными, а именно: направление изменений зависимых пере менных вследствие изменений других, выступающих в качестве экс периментальных воздействий. Однако все эти переменные являются эмпирически заданными, т.е. фиксируемыми посредством тех или иных методических усилий экспериментатора. В этом смысле переменные являются неблюдаемыми, но это не значит, что они выделены с по мощью методик наблюдения.

В главе 3 рассматриваются проблемы применения метода психоло гического наблюдения, поскольку именно этому методу обычно про тивопоставляется структура экспериментального исследования. Кро ме того, качественное представление данных при использовании ме тодик наблюдения является такой же важной предпосылкой перехода к оценке достигнутого экспериментального эффекта, как и нормати вы гипотетико-дедуктивных размышлений.

Глава I 1.3.3. Психологический эксперимент и естественно научный эксперимент Отдельной методологической проблемой является обсуждение воп роса, в какой степени психологическое экспериментирование спе цифично по отношению к схемам экспериментов, сложившимся в естествознании? На этот вопрос имеются упрощенные ответы: 1) пси хологический эксперимент невозможен, 2) психологический экспе римент повторяет парадигму естественно-научного эксперимента. Но возможен и иной подход: конкретизация ответов при последователь ном обсуждении и освещении конкретных составляющих и этапов экспериментального рассуждения, включая анализ специфики пси хологических гипотез и психологических объяснений. Рассматривае мое в следующем разделе понятие «категориальные регулятивы» фик сирует этот аспект специфики нормативных рассуждений в структурах психологических знаний. Формы экспериментирования, сложившие ся в естественных науках, оказываются возможными точками отсчета при введении в схемы сбора эмпирических данных, если за основу введения в психологический эксперимент берутся не столько норма тивы организации исследования, сколько внешние признаки и кли ше (организация воздействий на изучаемый процесс, гипотетико-де дуктивная логическая координация теории и эмпирии и т.д.).

Если не утрировать понятия исследовательской парадигмы, то нельзя не видеть взаимосвязи содержательных (связанных с теорети ческими реконструкциями) решений и нормативных способов оцен ки их подкрепленности в эксперименте. При воплощении внешне сходных элементов формального планирования психологических экс периментов специально оговариваются принятые допущения о типе экспериментального воздействия, возможности анализа переменных как унивариативных факторов и т.д. с соответствующей рефлексией необходимых поправок в выводе о психологической закономерности.

Использование средств формального планирования в психологии не обходимо видоизменяется как в результате иного построения теоре тического знания, так и специфики психологических переменных.

Содержательное планирование исследования тем более не может сво диться к нормативам, связываемым с проверкой естественно-науч ных гипотез, если только это не сознательно принятая позиция, как, например, модель психики как «черного ящика» в бихевиоризме.

Эксперимент в поведенческой психологии в начале века действи тельно был нацелен на приближение к нормативам проверки гипо тез в естествознании, но уже в самом бихевиоризме разработка схем Экспериментальный метод в психологии и нормативы научного...

промежуточных переменных ввела проблему психологических рекон струкций.

Различные типы психологических реконструкций в разных пси хологических школах не позволяют говорить об одном и тем более предпочитаемом типе психологического эксперимента. Эти типы су щественно отличаются в рамках одной и той же школы при проверке содержательно разных гипотез и по мере развития защищаемых пред ставлений о психологической реальности. Общим при реализации экс периментального метода остается то, что психолог использовал при нятые нормативы проверки каузальных гипотез, а при обосновании причинного объяснения воспринял все те аспекты отношения к субъективной реальности как к предмету изучения, которые М. По лани называет личностным знанием [49].

Контрольные вопросы С 1. Что понимают под нормативами научного мышления? Что та кое нормативы экспериментирования?

(2. Как в методологии научного познания представлено значение парадигмы?

3. Как определяются понятия психологической гипотезы и гипо тетико-дедуктивного метода?

4. Каковы критерии различения теорий разного уровня? Какие теории предполагают экспликацию экспериментальных гипо тез?

5. Чем в психологии различаются понятия эмпирической законо мерности и экспериментально установленного факта?

I 6. Для чего необходимо планирование эксперимента?

( 7. Какое место в формулировке экспериментальной гипотезы и при гипотетико-дедуктивном рассуждении отводится понятию гипотетических конструктов?

! 8. Как предварительно определить различие между психологичес кой закономерностью и законом?

( 9. Как следует понимать высказывание о том, что психологичес кое экспериментирование позволяет реконструировать нена блюдаемые базисные процессы?

' 10. Чем различаются представления об эксперименте в широком и узком значении термина?

(11. Как соотносятся представления о психологическом и поведен ческом экспериментах, о естественно-научной схеме экспери ментирования и психологическом экспериментировании?

ПРЕДПОСЫЛКИ СТАНОВЛЕНИЯ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО МЕТОДА В ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАН И Я X Иеторико-психологичсекий экскурс 2.1.1. Преемственность и различие первых источников экспериментальных исследований в психологии Уже в XVIII в. обсуждались разные пути становления психологи ческого знания и складывались представления о рациональной и эмпи рической психологии. В XIX в. появились психологические лаборатории и были проведены первые эмпирические исследования, названные экс периментальными, которые, по сути, часто таковыми не являлись.

Так, в первой лаборатории экспериментальной психологии В. Вундта использовался метод экспериментальной интроспекции. В то же время Л. Фехнером были разработаны основы построения психофизического эксперимента, они рассматривались как способы сбора данных об ощущениях испытуемого при изменении физических характеристик предъявляемых ему стимулов.

Собственно экспериментальными схемами все указанные приемы обычно не называются, поскольку сложилось различение таких ис следовательских целей, как измерение или построение субъективных шкал и проверка причинно-следственных гипотез. Следует вспомнить исследования закономерностей запоминания и забывания Г. Эббинга уза, в которых также прослеживаются приемы, ставшие нормативами экспериментирования. Ряд специальных приемов получения психоло гических данных, в частности так называемый метод ассоциаций, или ассоциативные методики, в эмпирической психологии сознания пред шествовали разработке схем экспериментальных воздействий.

Немецкий психолог Г. Эббингауз первым отказался от интрос пекции и реализовал удачный подход к построению объективного метода в эмпирическом психологическом исследовании (фех неровская психофизика решала несколько иные задачи). Он же Предпосылки становления экспериментального метода...

открыл путь экспериментальному изучению навыков, продолжен ному на иных основах понимания объективности исследования в бихевиоризме.

Бихевиористские исследования, уделившие первостепенное вни мание проблеме управления стимульными факторами, но опустив шие в «черный ящик» любые психологизации как обсуждения неэкс плицируемых и недоступных внешнему наблюдению базисных про цессов, выработали требования к построению поведенческого эксперимента.

При неразличении понятий психологической причинности и причин ности физической (предполагает действие материальной причины), причинно действующих факторов (предполагает психологические за коны как опосредствующие эмпирически устанавливаемые связи) и стимульных факторов тип бихевиористского эксперимента неоправдан но отождествлялся с психологическим экспериментом вообще. Это по родило множество споров о возможностях экспериментирования в пси хологии и даже противопоставления экспериментальной психологии (как базирующейся на естественнонаучной и тем самым якобы непсихоло гической парадигме) и психологии неэкспериментальной, к которой относили все иные эмпирически установленные психологические зако номерности, основным критерием отличия которых было получение их вне рамок экспериментальных схем. Позитивными следствиями из этого могут служить, во-первых, вывод о связи типов экспериментирования с изменением критериев научности в психологии и, во-вторых, вывод о необходимости рефлексии содержательных оснований использования того или иного метода в целостной системе доводов — и рационального и эмпирического характера, — используемых при мысленной рекон струкции исследователем психологической реальности.

Лейпциг занимает особое место в истории становления экспери ментального метода. Здесь работал Л. Фехнер, врач и физик, фило соф и первый психофизик, сформулировавший психофизическую теорию об отношениях между душой и телом. Он дал психологии три классические методики измерения ощущения, т.е. операционализи ровал способы их квантификации. Ему принадлежат формулировка основного психофизического закона — логарифмического роста силы ощущения в зависимости от изменения силы стимула и авторство одной из первых парадигм экспериментального исследования — пси хофизического эксперимента. В результате использования фехнеров ских методик, названных потом классическими методиками порого вых измерений, стало возможным построение субъективных шкал ощущений. Соответствующие индивидуальные опыты включали эле менты формального планирования эксперимента, в частности стра тегию «рандомизации», или случайного порядка, при предъявлении стимулов разной величины в их общей последовательности.

Глава Первым мэтром экспериментальной психологии справедливо на зывают В. Вундта, основавшего в Лейпциге в 1879 г. Институт психо логии [67]. Экспериментирование полагалось им в качестве метода изучения низших процессов;

для познания высших процессов им была предложена другая дисциплина — «психология народов» (Die Volker Два критерия экспериментального метода были исполь зованы в лаборатории в качестве дополняющих интроспекцию: 1) стан дартизация условий, позволяющая сравнивать результаты разных ис следователей;

2) аналитическое сравнение показателей, что помогает перейти от целостного описания субъективной реальности к выделе нию переменных. Итак, аналитическое сравнение процессов в конт ролируемых условиях и воспроизводимость результатов выступили критериями перехода к объяснительной психологии, связавшей свой метод с представлениями о научном объяснении.

Представления о критериях научности в психологии существенно изменялись на этапах ее дальнейшего развития и в разных школах.

Однако как ни разнились представления о предмете исследования, например, в вюрцбургской школе или гештальтпсихологии, в рам ках функционализма или бихевиоризма, эти направления имели теперь общую точку отсчета в представлениях об экспериментирова нии. Они реализовали совершенно разные схемы психологического мышления, но общность их видится более существенной, чем она предстает в историко-психологических работах. Это общность в по нимании пути, который проходит психолог в реализации экспери ментального исследования от теоретической гипотезы к эмпиричес ки нагруженной, от общих представлений об изучаемом базисном процессе — к средствам операционализации экспериментального кон троля, от полученных в управляемых условиях результатов — к обоб щениям, интерпретирующим причинно-следственные отношения.

Пути психологических объяснений оказывались разными, но оцен ки соответствия метода поставленной задаче и приближенности пси хологического исследования к экспериментальному в профессиональ ной среде психологов приобрели сходные основания. Тем самым раз витие разных способов экспериментирования выполнило в психологии интегрирующую роль, на которую безуспешно претендовали отдель ные теории.

Итак, методология как учение о методах, а именно: о разработке и обосновании путей психологического исследования, может претен довать на статус относительно независимой дисциплины в психоло гической науке. Сегодня представления об экспериментальном методе в психологии не связаны прямо с принятием исследователем той или иной теоретической позиции. Однако понимание предмета исследо Предпосылки становления экспериментального метода...

вания, а значит, формулировка психологических гипотез и интерпре тация экспериментально полученных результатов не могут быть сво бодными от теории. Этим положением фокусируется проблема, не охватываемая рамками данного учебника, а именно: как планирова ние эксперимента связано с теоретическими построениями в рамках психологического знания.

Множественность форм психологического объяснения — также са мостоятельная психологическая проблема. Наиболее краткое ее пред ставление отличает «Экспериментальную психологию» П. Фресса и Ж. Пиаже. В то же время возможны совсем иные ее решения, если полагаться на другие методологические позиции, разрабатываемые в отечественной психологической науке [20, 21].

Основателем американской экспериментальной психологии на зывают С. Холла, который в течение 3 лет учился в Лейпциге в лабо ратории В. Вундта. Затем он стал первым президентом Американской психологической ассоциации. При изучении проблемы стадиальнос ти развития животных и человека С. Холл вышел за рамки только лабораторных экспериментов. Основной его труд выполнен в рамках возрастной психологии и посвящен юношескому возрасту.

Из других исследователей следует назвать Джеймса Кеттэлла, ко торый также получил докторскую степень у В. Вундта (в 1886 г.), а затем создал лаборатории психологии в двух американских универси тетах. Его экспериментальные исследования (в области изучения ассо циаций, времени реакции, чтения, психофизики) акцентировали проблему индивидуальных различий. Он первым ввел понятие интел лектуального теста (mental tests). Его преемниками стали Э. Л. Торндайк и Р. С. Вудвортс. Первый — знаменитый автор метода проб и ошибок, примененного в исследованиях научения, а второй известен отечествен ному читателю как автор уже старого учебника экспериментальной психологии [11]. Р. С. Вудвортс стал одним из лидеров функциональной психологии в США, поставившей целью изучить, как индивид посред ством психологических функций приспосабливается к изменчивой сре де, а также найти пути улучшения этого приспособления.

Итак, не география, а методологическая преемственность позво ляет выявлять общие основы метода экспериментирования в первых реализациях экспериментальных работ.

Во Франции основания научной психологии сформулировал Т. Ри бо, который не занимался экспериментальной психологией в духе В. Вундта, а считал достаточным метод патологического исследова ния. Однако именно он сформулировал представление о предмете эк спериментальной психологии, которая должна заниматься не мета физикой или обсуждением сущности души, а выявлением законов и 3- Глава ближайших причин психических явлений. Болезнь он рассматривал в качестве эксперимента, поставленного природой, и таким образом, изучал болезни внимания, памяти, воли, личности. В дальнейшем Ж. Пиаже и А. Бине (в ряду других представителей нового поколения психологов) развивали идеи целостного подхода к изучению челове ка, которому, как писал Т. Рибо, не могли соответствовать ни немец кий атомизм, ни английский ассоцианизм.

Пионерами в области экспериментирования можно назвать так же П. Жане и А. Бине, которые, как и 3. Фрейд, испытали на себе влияние Ж. Шарко, у которого они были учениками в клинике Сальпетриер. Таким образом, ведущие основатели эксперименталь ной психологии отнюдь не были лабораторными затворниками, каж дый из них существенное значение придавал и другим методам в психологии. В частности, методы наблюдения, генетический пато психологический методы дополняли способы построения ими пси хологического исследования в контекстах решения тех проблем, ко торые оставались за рамками узко понятого экспериментирования.

Взаимовлияние психологических школ Старого и Нового Света продолжилось и в середине XX в. После прихода к власти нацистов из Германии в США эмигрировал Курт Левин. Его экспериментальные исследования мотивации и целевой регуляции поведения сменились в американский период этапом экспериментирования в социальной психологии. Формула Левина о том, что поведение есть функция лич ности и среды, осталась ведущим принципом исследований целевой регуляции поведения, полное представление которых в зарубежной психологии дает X. Хекхаузен |68]. Ученица К. Левина, а позже одна из основателей отечественной патопсихологии профессор факультета психологии МГУ Блюма Вульфовна Зейгарник продолжила развитие системы методов индивидуального экспериментирования в отечествен ной психологии. Ее оценка специфики построения исследований в левиновской школе стала тем «знанием из первых рук», обращение к которому незаменимо на пути профессионализации современных сту дентов Упоминание краткого списка имен является не столько данью исторической справедливости, сколько указанием на связь изуче ния системы методов исследований с методологией психологии, которая не рассматривается в данном учебнике в полном объеме, но должна быть обозначена. Речь идет о различиях построения пси хологического эксперимента в рамках отличающихся по своим со держательным позициям психологических школ. Своя специфика отличает различные эксперименты: бихевиористские, в школе К. Ле вина, психофизические, социально-психологические и т.д. Задача Предпосылки становления экспериментального метода...

курса — представить то общее, что объединяет профессионалов, работающих в разных областях психологии, когда они претендуют на проведение экспериментального исследования, т.е. реализацию в эмпирическом исследовании экспериментального метода.

В отечественной психологии одним из первых примеров методоло гической работы на пути осмысления нормативов экспериментирова ния является концепция естественного эксперимента А. Ф. Лазурско го, которую он предложил в 1910 г. на 1-м Всероссийском съезде по экспериментальной педагогике. Им же обсуждался прием, когда ис пытуемые не знают о том, что подвергаются психологическому изу чению, получивший позже название слепого опыта. Понятие есте ственного эксперимента в концепции Лазурского предполагало раз личение таких структур организации исследования, как наблюдение и эксперимент. Однако оно мыслилось преодолимым, т.е. предполага лась не разработка форм контроля направленных воздействий (как следствие принятия условий причинного вывода при эксперименти ровании), а скорее организация ситуаций инициации тех или иных наблюдаемых закономерностей. Естественный эксперимент мыслился А. Ф. Лазурским как средняя позиция между строгим экспериментом и менее строгим наблюдением. В его характеристике предполагались воз можность «диффузных» экспериментальных воздействий, а также при ближение к естественным условиям жизни и деятельности субъекта.

Если рассматривать современные критерии оценивания внешней валидности эксперимента, включающие решение проблем соответствия экспериментальных факторов реальным условиям, то можно отме тить, что А. Ф. Лазурский предвосхитил критерий классификации экс периментов, который связан с ориентировкой на типы переменных:

эксперименты, «дублирующие реальный мир»;

эксперименты «искус ственные» (или «моделирующие») и эксперименты лабораторные [16].

Понимание возможности такого исследования, как «естествен ный эксперимент», в качестве промежуточного типа исследования не нашло поддержки. С одной стороны, психология развивала свои подходы к организации так называемых полевых исследований, или исследований в естественных условиях. С другой стороны, за поня тием «эксперимент» закрепилась целая система его нормативных признаков (общих при разнице психологических школ и специ фичных в рамках тех или иных нормативов психологических объяс нений), связанных с организацией разнообразных форм контроля при получении эмпирических данных и обосновании выводов с целью проверки определенного класса гипотез — каузальных. В за рубежной психологии экспериментальный метод развивался в рамках основных научных направлений и при заведомой специфике форм з* Глава контроля в разных сферах психологической реальности. В психоло гии памяти и психологии эмоций освоены разные варианты эмпи рических исследований. Если это экспериментальные исследования, тоони включают общие структурные компоненты реализации экс периментального подхода (обоснование причинного характера ис следуемых зависимостей, выделение переменных и т.д.).

В отечественной психологии возникли новые подходы, различные по формам контроля, характеру осуществляемых воздействий и соот несению теории и интерпретационных гипотез. Их следует выделять в специальные типы исследований, во многом условно относимые к экспериментальным. Это, например, схемы методик «двойной стиму ляции» в работах Л. С. Выготского и его учеников и метод «поэтапного формирования умственных действий и понятий» П. Я. Гальперина и его школы. Оба этих типа организации исследований существенно от личаются по структурам психологических гипотез и интерпретацион ных доводов от той линии развития экспериментирования, которая сложилась для проверки каузальных гипотез. Они предполагают ори ентировку исследователя на структурно-функциональные гипотезы, включают компоненты диагностики (внутренних структур базисных процессов) и больший диапазон для проявления саморегуляции (или ее почти полного отсечения) в «экспериментальной деятельности» испытуемых по сравнению с обычными экспериментальными про цедурами [13, 43].

2.1.2. Становление нормативов экспериментального исследования В конкретных областях психологического знания эксперименталь ные нормативы развивались в направлении большей строгости экс периментального контроля по сравнению с другими формами эмпи рических исследований и по мере осмысления их преимуществ использовались в других областях, применительно к другим видам психологической реальности. Так, в социальной психологии сложи лись схемы использования экспериментальной и контрольной групп, в педагогической психологии эти схемы дополнялись специальными приемами контроля эффектов применения новых методов обучения, в возрастной психологии была поставлена проблема сопоставления методов срезов и лонгитюдного метода, в разной степени претендую щих на экспликацию эффектов развития.

В общей психологии изменились подходы к построению психофи зического эксперимента. Управление стимульными характеристиками в Предпосылки становления экспериментального метода...

надпороговых зонах стало основой психологического шкалирования.

Разрабатывались приемы функционального контроля переменных, не сводимых к стимульным характеристикам, в том числе таких, кото рые могут быть подвержены только косвенным формам управления (речь идет о методах управления творчеством или интеллектуальными стратегиями, об измерении уровня интеллекта и личностных характе ристик и т.д.). Зарубежными и отечественными психологическими школами были выработаны разные типы экспериментов, как редук ционистские (по способу объяснения психологической реальности), так и предполагающие возможность учета специфики психологичес ких законов, не сводимых к типам законов, характеризующих есте ственно-научную картину мира.

К специальным типам организации психологических экспери ментов относят такие разные схемы, как демонстрационные опыты и экспериментальные эффекты действия «динамических законов» в школе Левина, моделирование законов становления высших психи ческих функций в школе Выготского и современные эксперимен тально-генетические исследования, использование тренажеров (на пример, для изучения факторов, влияющих на посадку самолета) или психологического тренинга (в частности, для помощи личности в изменении уровня коммуникативной компетентности).

Общим для столь разных способов исследовательского отношения к психологической реальности или установлению психологических законов остается контроль за способом рассуждения, учитывающий реализованные формы контроля при организации эмпирического ис следования. По мере дальнейшего развития психологического экспе риментирования происходило дифференцирование представлений об изучаемой эмпирии и нормативов научного метода. Во-первых, это изменение касалось сути экспериментирования в связи с изменением той эмпирической реальности, реконструкция которой была тесно связана с пониманием предмета психологии (например, психология сознания или психология поведения). Во-вторых, дальнейшее разви тие психологических школ с видоизменениями методических процедур и представлений о психологических законах привело к необходимос ти систематизации методов психологического исследования. Оказа лось, что нормативы экспериментального метода могут быть исполь зованы для проверки разных по своим объяснительным принципам психологических гипотез, но исходящим из общих принципов пони мания логики причинного вывода.

В результате экспериментом стали называть не любой путь сбора эмпирических данных и не бихевиористские экспериментальные схе мы, максимально приближенные к образцам естественнонаучных эк Глава спериментов, а все те виды организации исследования, которые удов летворяют определенным критериям гипотетико-дедуктивнои проверки обобщенных психологических гипотез с точки зрения возможности эмпирического подкрепления или отвержения утверждаемых причин но-следственных зависимостей. Установление экспериментальных фак тов стало означать сбор эмпирических данных в контролируемых усло виях и возможность сравнения их по схемам варьирования уровней эк спериментальных факторов. В правила любой игры входит возможность «выиграть» или «проиграть», и в правила экспериментирования вош ло требование такой организации условий, чтобы могли быть получе ны данные как «за», так и «против» проверяемой гипотезы. Однако получение данных «против» при правильной организации всех прове ряемых в эксперименте гипотез также означало теперь его результа тивность. Таким образом, психология проделала путь от демонстраци онных опытов к экспериментальным схемам и экспериментальным фак там.

Относительность устанавливаемых экспериментальных закономер ностей, роль экспериментатора как субъекта и творца при реализации научного метода — эти и другие особенности экспериментирования оказались привлекательными и для других областей гуманитарного зна ния. Они стали входить в культуру размышлений разных исследователей:

историка, экономиста, социолога. В каждой из этих областей происхо дило переосмысление критериев научности используемых методов.

В отечественной психологии настойчивость в отождествлении экс периментального метода с естественнонаучной парадигмой породила спор о необходимости противопоставления экспериментальному ме тоду (как определенному нормативу организации научного исследо вания) так называемой гуманитарной парадигмы. В обосновании от каза от экспериментального метода в психологии на основании апел ляции к специфике гуманитарного знания можно было бы видеть тенденцию сведения всего многообразия путей изучения психологи ческой реальности (и способов исследовательского отношения к ней) к одному из возможных способов построения психологического «об раза мира». Можно было бы также усмотреть и неоправданное навя зывание гуманитарному мышлению такой характеристики, как не нормативность. В исследованиях лучших представителей гуманитар ного, но при этом логически компетентного и методологического мышления, таких, как Д. Лихачев и М. Мамардашвили, в равной степени культурогенными предстают и наука, и культура. Аде кватность понимания процессов, происходящих в мире идей и в мире людей, не связывается ими с необходимостью следовать только одному типу размышления, тем более не в противопоставлении научного и гуманитарного мышления.

Предпосылки становления экспериментального метода...

Иные представления о современных соотнесениях проблем герме невтики, творческого мышления и обучения нормативам научного подхода (в эмпирическом психологическом исследовании) вычленя ются при конкретизациях психологических механизмов процессов понимания, регуляции мышления и деятельностного подхода к уче нию [22, 60].

2.2. Понятия метода и методики Любые варианты классификаций психологических методов пред полагают разведение структуры исследования как метода и способов фиксации эмпирических данных как психологических методик. Ме тод, задающий способ познавательного отношения исследователя к изучаемому предмету, может быть реализован при разных средствах операционализации психологических показателей и фиксации данных.

Метод как способ рассуждения включает, как отмечалось, определен ные нормативы соотнесения эмпирических фактов и теоретических объяснений. Он относительно свободен от процедурных аспектов сбо ра эмпирического материала в том смысле, что не ограничен опреде ленной предметной областью психологии.

Один и тот же метод может быть применен для изучения совер шенно различных базисных процессов и при разном понимании пси хологической реальности.

Так, метод «экспериментальной интроспекции» использовался как сторонниками В. Вундта, принявшими атомистический взгляд на структуру сознания (как состоящего из элементов), так и сто ронниками Э. Титченера, стоявшими на позициях функциональ ной психологии (с акцентированием процессуальных компонентов или потока сознания). Метод «психофизического эксперимента» при меняется для построения субъективных шкал как при изучении области сенсорно-перцептивных процессов, так и применительно к изучению структур памяти и эмоций (например, если речь идет о шкалировании эмоциональных предпочтений).

При разных подходах к выделению методов психологических иссле дований критерием остается тот аспект его организации, который по зволяет определиться в способах исследовательского отношения к изу чаемой реальности. Тогда методики рассматриваются как процедуры или «техники» сбора данных, которые могут быть включены в разные структуры исследований.

Иногда различают структуру общей методики и описание специ альной методики, считая важным подчеркнуть их связь [95]. Общая Глава структура психологического исследования подразумевает использова ние не любых, а достаточно определенных специальных методик от ражений и фиксации эмпирических данных. Так, планирование ис следования по изучению личностной регуляции принятия решений в ситуации неопределенности подразумевает возможность фиксации некоторых личностных свойств, т.е. применение некоторых психоди агностических методик. Будет ли оценка личностных свойств прово диться внешним наблюдателем-экспертом или на основе применения стандартизованных тестов, в любом случае будет решаться задача пос ледующего сопоставления индивидов, отличающихся по диагности рованном свойствам, в рамках определенной экспериментальной схемы.

Если эта оценка сама по себе процедурно сложна (например, если речь идет о применении проективных методик исследования лично сти), то это повлечет за собой изменение структуры исследования, в первую очередь с точки зрения его временной организации.

Допустим, исследователем продолжается проверка гипотезы о влиянии диспозиционной переменной (мотивации) на особеннос ти принятия решений в ситуаииии вербальной задачи или компь ютерной игры. Чтобы подобрать группы людей, отличающиеся по показателям тематического апперцептивного теста (ТАТ) даже толь ко с точки зрения одной шкалы (из совокупности тех, что служат описанию мотивационно-потребностной сферы субъекта: напри мер, по преобладанию «мотивации достижения» или «мотивации избегания неудачи»), требуется не менее часа работы с испытуе мым [61]. Если планируется межгрупповая схема сравнения дан ных, полученных в индивидуальных опытах, то понятно, что экс периментальная ситуация, в которой испытуемые будут принимать решения (например, в компьютерной игре), будет отодвинута для каждого из них на разные промежутки времени от момента тести рования с помощью ТАТ. Проведение эксперимента не сможет со стояться ранее, чем будут получены данные тестирования для под бора предполагаемых групп. Индивидуальный характер выполне ния экспериментальной деятельности обусловливает необходимость соединения ряда индивидуальных показателей решений в играх в так называемые блоки, между которыми может быть различие имен но в связи с неодновременностью реализации индивидуальных опытов и возникновением соответствующих смешений.

Процедурно иначе выглядит аналогичное исследование, в кото ром те же мотивационные характеристики людей предполагается вы явить при групповом проведении стандартизованной вербальной мето дики. Так, аналогичный ТАТ перечень личностных диспозиций может диагностироваться с помощью опросника А. Эдвардса [28], что не только займет меньше времени, но и позволит более обоснованно Предпосылки становления экспериментального метода...

распределить испытуемых в разные группы по количественным ин дексам мотивов (например, с большей или меньшей выраженностью мотива по отношению к медианному показателю). В последнем случае предварительное тестирование и ситуацию игровой деятельности для выявления показателей принятия решений можно провести за один сеанс работы с испытуемым или с целой группой. Общая структура сравнения психологических показателей в обоих исследованиях с точ ки зрения плана исследования будет одинаковой, однако оценка по лученных эффектов должна включать существенные поправки на про цедурные различия в сборе данных. Это же касается и различий в толковании тех показателей, в соответствии с которыми диагности ровалась диспозициональная переменная «мотивация».

Необходимость различения понятий метода и методики обнару живается в разных требованиях, предъявляемых к возможности использования тех или иных методик. Так, для применения экспери ментального метода необходимым условием является выделение и фик сация переменных, которые должны быть измерены хотя бы в класси фикационной шкале. Метод наблюдения не выдвигает требования ана литичного представления переменных, он может быть реализован при фиксации результатов средствами (в репертуаре) естественного язы ка при достаточно целостном описании наблюдаемой эмпирии.

Для выделения переменных при реализации экспериментального метода характерно использование разных методик (в том числе и пси ходиагностических). Наблюдение и измерение переменных выступают как условия реализации экспериментального метода, если имеются в виду методики как способы получения психологических показателей.

Тот же статус методик для выделения переменных имеют психодиа гностические средства при реализации экспериментального метода.

Однако психодиагностика как метод построения психологического исследования с иными целями (чем проверка каузальных гипотез) основана на иных нормативах, чем эксперимент. То же относится к наблюдению и измерению как методам, т.е. способам реализации по знавательного отношения к изучаемому предмету. Психологическое наблюдение, психологическое измерение и психодиагностика как особые типы организации исследования имеют в психологии свою историю становления и проверяют иного типа психологические гипо тезы (не каузальные).

Глава 2.3. Типы эмпирических данных 2.3.1. Фиксация данных как «первичных показателей» в рамках психологических методов Психологические данные могут рассматриваться как результаты реализации определенных эмпирических методов (наблюдения, экс перимент, психологическое шкалирование, психодиагностика), так и в качестве фиксируемых при помощи тех или иных методик показа телей. Операционализируемые посредством каких-либо методик пер вичные показатели могут использоваться как для конкретизации пси хологических понятий, или конструктов, так и для проверки гипотез об исследуемых свойствах психологической реальности.

Эмпирические данные как результаты применения психологичес ких методов зависят, с одной стороны, от структуры метода, а с дру гой — от типа методики как средства, или «техники», экспликации ги потетически рассматриваемых базисных процессов, имеющих предмет но-специфический характер. В первом случае говорят о данных наблюдения, корреляционных или экспериментальных данных, подра зумевая структурную организацию исследования с позиций «пассивно наблюдающего», корреляционного или собственно экспериментально го подходов. Способ отношения к изучаемому предмету при разных типах (или разных путях) исследования предполагает и различные структуры эмпирических данных. Во втором случае говорят о данных, получаемых в результате исследования познавательной сферы челове ка (методики изучения внимания, памяти, воображения, мышления), его эмоционально-мотивационной сферы (методики диагностики мо тивов, волевой регуляции поведения, идентификации эмоций и т.д.), самосознания (методики самооценки) или ценностных ориентации (методика ранжирования ценностей).

При любом из выбранных способов исследовательского отноше ния необходимо различать понятия «метод» и «методика» как разно уровневые единицы анализа психологической реальности. Взаимосвязь этих единиц важна в той степени, в какой реализация эксперимен тального метода зависит от того, возможна ли методическая опера ционализация переменных (как фиксации показателей процессов внима ния, целеобразования, решения задачи или др.). Экспериментальная схе ма может включать методики наблюдения, или методики оценки эффективности воспроизведения при непроизвольном или стандартизованные тесты, или какие-то другие средства фиксации пси хологических переменных как первичных показателей, которые при об работке структурируются в тех или иных схемах сравнений. Собственно Предпосылки становления экспериментального метода...

экспериментальные данные имеют вид вторичных показателей в том смысле, что в них эмпирические факты являются результатом специ альных процедур сопоставления и обработки первичных данных.

2.3.2. Тип данных с точки зрения исследовательской цели Принятое разведение целей психологического исследования и це лей психологического обследования помогает представить относитель ность одних и тех же методических процедур с точки зрения разных контекстов, в которые они могут быть включены.

В случае цели обследования исследовательские приемы могут на зываться иногда «экспериментальными пробами». В качестве методик фиксации первичных показателей они позволяют психологу реализо вать постановку психологического диагноза как заключения об особен ностях психической регуляции, психических процессов или личност ных характеристик человека. Не рассматривая проблем отношений самого человека с позиции испытуемого или «клиента» к процедуре использования психологических методик и плана взаимодействий пси холога с обследуемым субъектом, отметим, что сам контекст возник новения ситуации обследования выдвигает перечень вопросов, на которые должен дать ответ психолог.

Данные, полученные в структурах реализации экспериментально го метода или психологического измерения, также могут служить ре шению диагностических задач. Поэтому, например, говорят об экспе риментально-клиническом методе, подразумевая не нозологическую принадлежность испытуемых к какой-то группе (не «нормы»), а ис пользование результатов эксперимента для обоснования психологи ческого заключения о конкретном человеке.

В случае исследовательских целей получение эмпирических дан ных направлено на познание психологических закономерностей. Тог да даже при «анализе индивидуального случая» познавательное отно шение отодвигает в качестве фона цели обследования. Результаты обследования должны при этом найти объяснение в рамках гипотети ческих или эмпирически установленных закономерностей.

2.3.3. Проблема неспецифичности типов показателей по отношению к изучаемым проблемам Фиксация психологических данных как первичных показателей предполагает знание содержательных характеристик связанных с ними психических процессов, явлений или состояний. Понятно, что эти Глава содержательные характеристики будут включены в выбранные иссле дователем интерпретационные схемы и базироваться на принятой в рамках того или иного направления системе психологических поня тий. Однако одни и те же показатели могут выступать в качестве пер вичных при достаточно разных предметах изучения и различных мето дах исследования (как единицах реализации определенного исследо вательского, или познавательного, отношения к психологической реальности).

Разделение методик на общие и специальные подразумевает, что какие-то показатели более тесно или более однозначно связаны с конкретными проявлениями психологической реальности или с так называемыми базисными процессами, реконструируемыми на их осно ве. В этом смысле соответствующие им методики являются специальны ми. Так, тест Бурдона [7] — это специальная методика изучения осо бенностей внимания. В то же время методика «пиктограмма» применя ется в очень широком спектре гипотез: о характеристиках произвольного запоминания, особенностях образных компонентов в мышлении, проявлении личностных свойств и т.д. Таким образом, данная методика является менее специальной с точки зрения привяз ки ее к конкретному процессу или психологическому свойству чело века, реконструируемому на ее основе (заметим, что она будет выгля деть более специальной по сравнению с тестом Бурдона, если учиты вать проявление в интерпретациях показателей самим исследователем тех специальных знаний, которые раскрывают результаты с точки зре ния предполагаемых психологических закономерностей).

Специальные методики могут входить в разные исследовательские схемы. Такой показатель, как кожно-гальваническая реакция (К.ГР), использовался в психологии в существенно отличающихся друг от друга исследовательских схемах и в разных предметных областях. Будучи «про писанным» в области психофизиологии эмоций, он использовался как один из показателей при идентификации разных видов напря женности — операциональной и эмоциональной, при изучении эта пов невербализуемых, в том числе эмоциональных, предвосхищений в ходе решения человеком мыслительных задач [64], в экспериментах с изменением поощрений и наказаний при попытках управления элек трокожной активностью со стороны ЦНС и ряде других.

Исследователи, соглашаясь с общими характеристиками КГР как проявления работы автономной нервной системы и неспеци фической реакции активации, до сих пор не смогли предложить «последовательно доказанной схемы эмоционально-специфической психофизиологической реакции» [9, с. 57], т.е. не решена задача сравнения качественно различных эмоциональных состояний по та Предпосылки становления экспериментального метода...

кому психофизиологическому корреляту, как КГР. Однако фикса ция этого показателя позволяет психологам конкретизировать ги потезы о составляющих и этапах других процессов. Будучи специ альной с точки зрения необходимости овладения определенными знаниями из области психофизиологии, эта методика, однако, не ограничивает исследователя в характере содержательных гипотез, в рамках проверки которых может подразумеваться фиксация КГР.

Неспецифичность методики может пониматься и иным образом — как относительная свобода исследователя в выборе тех гипотетичес ких конструктов или интерпретационных схем, сквозь призму кото рых осуществляется качественное описание эмпирических данных. Здесь следует выделить два аспекта. Первый связан с указанием на то, что любая регистрация показателей человеком включает элементы наблю дения или самонаблюдения и означает принятие психологом какого то критерия при переводе данных из плана субъективной реальности исследователя (наблюдателя, протоколиста) в статус протоколиро ванных данных. Эта проблема представлена также в следующей главе, посвященной методу психологического наблюдения, в частности при обсуждении невозможности понимания наблюдения только как пере кодирования данных в системах невербальной и вербальной их пред ставленности наблюдателю. Второй аспект проблемы заключается в том, что психологами часто наивно или осознанно отождествляются методические средства проведения исследования и та психологичес кая интерпретация, с которой изначально было связано структуриро вание методики. Любые методики — от фиксационных, показателей времени реакции, до проективных тестов — могут изменяться с точки зрения понимания процессов, реконструируемых по результатам при менения.

2.3.4. Тип эмпирических данных с точки зрения возможностей их актуального получения Классификации методов и методик по типу получаемых эмпири ческих данных имеют в психологии свою историю. Из приводимых в учебниках по психологии рассмотрим две с целью показать, что про блемы классификации методов и методик не полностью пересекают ся. Разные типы эмпирически фиксируемых показателей в неодинако вой степени имеют привязку к определенным структурам организа ции исследований. Кроме того, не все способы эмпирической фиксации психологической реальности могут быть использованы в эксперимен тальных схемах или при реконструкции психологических переменных.

Глава Экскурс 2. Одним из наиболее известных примеров классификации психоло гических методов с точки зрения критерия типа эмпирических дан ных, т.е. связи психологических данных со способом их получения является классификация Р. Кеттэлла. Он предло жил отличать следующие типы данных: Т и (от английских названий: L — life record, T — test и Q — questionnaire). L-данные являются жизненными документами (например, анамнез), они по лучены в более ранних исследованиях или их поставляет сам испы туемый (либо другие люди, описывающие события его жизни) в ходе актуально проводимого исследования. Не важно, каким конк ретно методическим приемом получены эти данные: в результате беседы, внешнего наблюдения, анализа самоотчетов, опроса, сви детельств других людей и т.д. Общим их радикалом является то, что это свидетельства прошлого, фиксация в той или иной форме про дуктов прошлой психической деятельности (испытуемого, пациен та или «клиента»). Таким образом, они могут быть оценены только как исторические документы, хотя в принципе могут быть получе ны неоднократно. Соответственно при их интерпретации психолог должен реализовать какие-то нормативы анализа документов.

При интерпретации результатов, полученных на основе L-данных, психолог может воспользоваться одним из сложившихся в историо графии приемов: например, задать вопрос, почему то или иное собы тие не отражено в документе. В качестве ответа он должен предпола гать и тот случай, что этого события не было (поэтому оно не отражено в биографической справке), и другой случай, а именно: предполагае мое событие имело место, но сознательно опускается испытуемым (или неосознанно «забывается»). Сам факт умолчания может свиде тельствовать об особой значимости этого события в жизни человека или об условиях получения данных, при которых упоминание о нем становится по какой-то причине для субъекта невозможным. Ответ на вопрос, почему имело место соответствующее умолчание, приведет к иным гипотезам, чем в случае принятия на веру отсутствия его в ре альности (из-за отсутствия в документе).

Т- и Q-данные в классификации Кеттэлла имеют общее свой ство — то, что они получены в актуально проводимом исследовании, т.е. психолог может осуществлять какие-то формы контроля при их и фиксации. Эти данные могут быть им перепроверены актуально — путем продолжения сбора эмпирического материала. Та ким образом, в отличие от L-данных, Т- и Q-данные допускают их анализ по тем схемам, которые не могли быть реализованы по отно Предпосылки становления экспериментального метода...

шению к «историческим» документам. Хотя и здесь следует учитывать разницу в моментах фиксации события и его места во времени — до или в период проведения исследования.

Экскурс Психолог, обратившийся в отдел кадров с целью получить сведе ния о частоте совершения водителями автопарка дорожно-транс портных происшествий, может построить многоуровневую перемен ную (как часто водители попадают в ситуацию дорожно-транспорт ного происшествия) после того, как эти события имели место.

Допустим, он нацелен на сопоставление этой переменной с пока зателями другой психологической переменной, например с пока зателями стиля разрешения проблемных ситуаций.

Иной характер имела бы фиксация первой из названных перемен ных, если бы психолог фиксировал частоту интересующих его со бытий актуально: с момента своего появления в автопарке отсле живал частоту происшествий и мог бы задавать интересующие его вопросы. В этом случае он бы получил множество дополнительной информации об условиях происшествий, личностных реакциях во дителей на свершившееся, причинах происшедшего с точки зре ния самого водителя и т.д. Понятно, что полученный в последнем варианте эмпирический материал существенно отличался бы от материала из отдела кадров, имеющего характер статистических данных. Фиксируемые количественные данные были бы теми же, что и в первом варианте, но возможности проверки психологичес ких гипотез о характере связей — частоты совершения дорожно транспортных происшествий со стилевой регуляцией поведения человека в аварийных ситуациях -- были бы существенно расширены.

Отличие Т-данных, по Кеттэллу, заключается в том, что они яв ляются результатами тестов, в которых фиксируются некоторые показатели достижения. «Достиженческие» показатели операционали зируются разными методическими процедурами, но в целом предпо лагают учет поведенческих, психофизиологических или иных инди каторов, рамки вариабельности которых могут быть лишь незначи тельно изменены сознательной рефлексией испытуемого. Эти данные иногда понимают как формы «реактивного» поведения испытуемого.

Однако исследования последних десятилетий демонстрируют нали чие процессов, свидетельствующих об активности испытуемого уже на уровне сенсорно-перцептивных процессов [14, 59]. Тем больше воз ражений вызывает метафора «реактивности» испытуемого, когда речь идет о произвольном уровне регуляции психической деятельности или Глава деятельности предметной. Поэтому, видимо. Т-данные более адек ватно было бы соотносить только с формой фиксации результатов деятельности человека (например, в классических опытах Ф. Хоппе с набрасыванием колец на стержень об уровне притязаний испытуемых судят не только по выполнению ими двигательной задачи, а также по переживанию ими успеха или неуспеха в своих попытках) [ 19]. Мно гообразие исследований с использованием методик, или «техник», достижения представлено в книге X. Хекхаузена |68]. Понятно, что речь идет не о вербальных тестах как таковых, хотя и они могут быть включены в орбиту «достиженческих» показателей.

Другая особенность Т-данных — их дифференциально-психологичес кий характер. Тестовые данные, по Кеттэллу, предполагают сопостав ление достижений испытуемого (будь то решение мыслительной зада чи или задачи двигательной) с показателями достижений других лю дей в тех же ситуациях и предположительно с той же мотивацией участия в психологических опытах. Однако это уже переход к анализу нормативов рассуждений психологов при решении психодиагности ческих задач. Основания же разработки и использования методов пси ходиагностики в данном учебнике не рассматриваются, как и пробле ма сопоставления методов анкетирования [10], применяемого в соци ологии и социальной психологии, и методов опроса лежащих в основе психологических методик, в том числе опросников, рассмат риваемых как вербальные тесты.

2.4. Критерии объективности в психологическом исследовании 2.4.1. Тип данных и критерий воспроизводимости Проблема объективности психологических данных имеет в лите ратуре разное звучание. Во многом критерии объективности повторя ют те, что были сформулированы не специально для психологичес кой области знаний. Обсуждается проблема воспроизводимости дан ных, т.е. возможность повторных исследований с получением тех же феноменов и закономерностей. Воспроизводимость рассматривается, таким образом, как возможность сравнения опытных данных, полу ченных для разных испытуемых или разных популяций.

Речь также может идти о воспроизводимости данных примени тельно к индивидуальному опыту или субъективной реальности одно го и того же человека. Различают стабильность данных, когда они Предпосылки становления экспериментального метода...

однозначно связаны с демонстрацией определенной закономерности (например, иллюзии кажущегося движения) или выражают лишь не которые сдвиги в фиксируемых показателях, но эти сдвиги всегда имеют одну и ту же направленность.

Например, в социальной и педагогической психологии обсуж дается такая закономерность, как лучшее согласование субъектив ных оценок учителей, когда предметом оценивания являются свой ства учеников, и худшее, когда учителя оценивают своих коллег.

В одном из примеров демонстрации особенностей корреляционного исследования будут рассмотрены и другие установленные зависимо сти — улучшения прогноза в оценивании свойств преподавателей высшей школы как самими преподавателями, так и студентами.

Для сходных случаев построения исследования важно указать, что психологическая закономерность выявляется при сравнении рядов выборочных показателей, т.е. зависимости имеют характер вероятно стно, или статистически, оцениваемых.

В контексте статистического оценивания достоверности эмпири ческих результатов вводится понятие надежности данных. Надежными считаются данные, которые при повторном их получении в тех же про цедурных условиях дают незначимые отклонения от первоначальных величин. В этом случае надежность связывается не просто со стабиль ностью тех или иных эффектов, а также с требованием их вероятност ной оценки на основе статистических решений. Ненадежность данных психологического исследования может быть следствием множества причин: колебания самих измеряемых переменных, ошибки измере ния, влияния побочных факторов, обеспечивающих несистематичес кие сдвиги в фиксируемых показателях, и т.д.

С проблемой воспроизводимости данных связана и проблема их интерсубъективности, т.е. возможности быть полученными разными исследователями. То, что субъективная реальность не может быть до ступна взору другого человека, не означает требования отказа от кри терия интерсубъективного характера знания. В психологии методичес кие средства в разной степени зависят от толкований исследователем данных субъективного опыта другого человека — испытуемого.

Одной из классификаций, предложенной в учебнике «Методо логия и методики в психологии» [95], является, в частности, под разделение всего арсенала психологических методик на методики достижения, методики суждения и методики толкования. К послед ним отнесены все те случаи методик, когда продуцирование испы туемым тех или иных идей подвергается последующему качествен ному анализу психологом, в результате чего получаются данные, относимые к классу толкований (пример — проективные методи 4- Глава ки). Если методики достижений и суждений позволяют говорить об интерсубъективности получаемых с их помощью данных, посколь ку они воспроизводимы другими исследователями как бы без вме шательства в их качество, то для методик толкования это условие невыполнимо. При их использовании вполне ожидаемо несогласие экспертов по поводу анализа индивидуального случая вследствие ненадежности данных и разных схем качественной интерпретации этих данных. Типичным примером методик толкования называют проективные методики, для которых несогласие психологов отно сительно анализа индивидуальных показателей может иметь прин ципиальный характер, если мнения экспертов опосредованы раз ными теоретическими подходами к интерпретации рассказов ис пытуемых [61].

Отметим, что надежность данных есть условие оценки валидности исследования, или, буквально, его «полноценности». Итак, ненадеж ность данных может определяться нестабильностью самой психологи ческой реальности (примером могут служить эффекты утомления или научения), опосредованностью их субъективным миром другого че ловека (если речь идет об элементах непосредственного наблюдения), ненадежностью методической процедуры измерений или присутстви ем эффектов, которые не могут быть подвергнуты экспериментально му контролю. Предполагается, что культура построения метода иссле дования и использования психологической методики включает реше ние всех тех проблем, которые связаны с тщательностью сбора данных, снижением возможности их искажения при фиксации или интерпре тации, с учетом возможных смешений с другими процессами (кроме изучаемого).

Требования к тщательности сбора данных не полностью пере крываются с понятием их воспроизводимости. Устанавливаемые в психологии зависимости отнюдь не всегда повторяемы или вос производимы. Так, можно создать условия для творческого реше ния задачи, но нельзя гарантировать это творческое решение, по скольку оно связано с активностью самого испытуемого и эффект часто непредсказуем для него самого.

Возникновение паники в одном случае не обусловливает на блюдения сходного эффекта в другом случае. Управление дискусси ей может привести к ожидаемому эффекту (например, к сдвигу в личностных предпочтениях), а может не привести. Уникальность психологических феноменов часто связана именно с незаданно стью их какими-либо управляющими процедурами (со стороны исследователя), что не означает, однако, невозможности их изуче ния в рамках тех или иных исследовательских методов.

Предпосылки становления экспериментального метода...

2.4.2. Репрезентативность данных и объективность метода Не следует смешивать понятия объективности применительно к результатам реализации определенного психологического метода и к использованию конкретных методик. В истории психологии известны попытки связать критерий объективности с использованием объекти вированных показателей: поведенческих, психофизиологических. Дру гими словами, апелляция к субъективному опыту, переживаниям, размышлениям человека могла пониматься иногда как отказ от объек тивного характера данных в психологическом исследовании. Необхо димость различать тип данных и объективность как критерий целост ной организации и результатов исследования обосновал в своей рабо те «Об объективном методе в психологии» Б. М. Теплов. Эта работа была написана в тяжелый для отечественной психологии период, когда психологию пытались повернуть в сторону использования одной ис следовательской парадигмы, разрабатываемой на базе учения И. П. Пав лова, с которой и связывалось представление о возможностях объек тивных методов в психологии.

Б. М. Теплов подчеркнул опасность изъятия из исследователь ского словаря психологов таких понятий, как «понял», «вспом нил», и их замены наукообразными терминами типа «замкнулась связь» и др. В науке естествен путь раскрытия определенного эм пирического содержания и последующего поиска адекватного тер мина. Поэтому не следует искать психологическое содержание для имеющихся наукообразных терминов, а нужно стремиться рас крывать в психологических терминах многообразие психологичес кой реальности. Это значит также не бояться нововведений, т.е. раз вития собственно психологических конструктов, отталкиваясь от эмпирических данных. «Недопустимо считать, что объективны только те психологические методы, в которых происходит объективная ре гистрация, без участия показаний испытуемых» [63, с. 314].

Итак, Б. М. Тепловым был выделен иной критерий объективно сти, принимаемый в качестве важнейшей «фигуры умолчания» в со временных психологических исследованиях — критерий соответствия выбираемых показателей (методик) гипотезе и цели исследования. Это и оценка репрезентативности данных с точки зрения представленно сти в методических процедурах фиксации именно тех психологичес ких показателей, которые наилучшим образом свидетельствуют об изучаемых процессах или явлениях. Это также и обоснование показа телей в качестве психологических независимо от уровня их объекти 4" Глава вации. В качестве психологических могут выступать не только пере менные, репрезентирующие внутренний мир человека, но также внеш ние факторы, если они закономерным образом влияют на психологи чески реконструируемые базисные процессы.

Например, заработная плата, получаемая человеком, становится для него важным критерием самооценки, усиливая неудовлетво ренность собой или своим местом в профессиональном мире. В та ком случае она может рассматриваться в качестве психологической переменной. Сами по себе факторы рекламы и зарплаты являются экономическими, но они могут присутствовать и в формулировках психологических гипотез.

2.5. Классификации психологических методов и типов эмпирических данных Исторически сложившаяся систематика Исторически наиболее старой классификацией является выделе ние следующих трех методов как основных структур организации пси хологического исследования: I) интроспекции;

2) экстероспекции;

3) по нимания.

Первый метод — интроспекция — изучается в курсах общей пси хологии и истории психологии. Отметим только ту его особенность, которая не всегда акцентируется. — многообразие линий рассмотре ния внутреннего опыта, умозрительно постигаемого субъектом. По ток сознания, становление мысли, тонкости переживаний, «внутрен ние смыслы» — эти разные предметы внутреннего наблюдения, или саморефлексии, обусловливают содержательные различия в результа тах интроспекции, предполагающей научение, или знание, что фик сировать и как интерпретировать свой внутренний опыт. Таким образом, интроспективный метод, с одной стороны, предполагает отягощен ность субъекта психологическими знаниями, а с другой — неспеци фичен по своему предмету. Поэтому, в частности, в вундтовской ла боратории родился «кентавр» экспериментальной интроспекции, где от экспериментирования было использовано изменение стимуляции (цве та, звуки, запахи), а от интроспекции — способ экспликации эмпи рических данных (о внутреннем опыте субъекта).

В современных прагматических попытках использовать внутреннее наблюдение (это уже не собственно интроспективный метод) остались две важные составляющие: 1) анализ самоотчетов испытуемых, рас Предпосылки становления экспериментального метода...

сматриваемых в качестве данных самонаблюдения, и 2) оценка вкла да субъективной составляющей (со стороны ограничений и возмож ностей самого наблюдателя) в процесс любого внешнего наблюдения (при реализации методов наблюдения или специальных методик суж дения, сравнения и т.д.).

Метод экстероспекции — это наблюдение за другим человеком и группой людей, или внешнее наблюдение. Здесь позиции «испытуе мого» (как наблюдаемого субъекта) и наблюдателя, т.е. психолога исследователя, разделены. Суженное понятие экстероспекции — это наблюдение за поведением. Однако внешнее наблюдение возможно и при экспликации характеристик процессов и состояний, не подводи мых обычно под категорию форм поведения. Проницательность пси холога, знание им контекста ситуации можно назвать в ряде других составляющих, обеспечивающих репрезентативность данных наблю дения (подробнее см. в главе 3). Что может и чего не может увидеть внешний наблюдатель? Ограничение диапазона наблюдаемой реаль ности зависит во многом от теоретического обоснования использу емых психологических реконструкций.

Так, при использовании методики «рассуждение вслух», когда вербальное поведение есть не более чем источник внешних показа телей для интерпретации этапов и механизмов мышления, авторы исследований обосновывают достаточно разные психологические гипотезы. Это также касается восприятия наблюдателем мимики при идентификации эмоций и ряда других приложений метода на блюдения.

Существенная роль метода наблюдения в психологии, значение разведения понятий метода и методик наблюдения, рассмотрение наблюдения в качестве отправной точки для характеристики психо логического экспериментирования — эти и другие причины побудили выделить для характеристики метода наблюдения главу 3.

Метод понимания — это общее название для ряда форм позна ния, предполагающих «непосредственное восприятие чужой души».

Следует выделить три аспекта такого общего определения. Во-первых, оно тесно связано с конкретизацией предмета психологии как позна ния души. Отсюда становится очевидной претензия стоящих на такой позиции психологов, что только они приближаются к пониманию как постижению духовно сущего, в то время как другие методы пси хологии не служат цели понимания. Вряд ли с такой архаичной уста новкой следует спорить, поскольку при всех драмах психологии, свя занных с изменениями критериев научности психологического познания, общая цель понимания исследуемой, наблюдаемой или по стигаемой реальности лежит в основе развития психологических школ.

Глава Во-вторых, такое определение метода понимания подразумевает возможность использования разных механизмов для достижения цели психологического понимания. Если раньше этот метод предполагал обязательное обращение к понятию интуиции, то теперь чаще ис пользуется понятие эмпатии.

Теории эмпатии и резонанса апеллируют к возможности пере крытия, наложения состояний наблюдаемого и наблюдателя благодаря наличию у последнего аналогичного субъективного опыта. Обсужда ется проблема критичности психолога по отношению к слиянию своей позиции и позиции того человека, с кем он взаимодействует и к непосредственному эмоциональному принятию которого стремится в условиях эмпатийного восприятия. Если в глубинной психологии, в дискуссии об описательной и объяснительной психологии (связан ной первоначально с именами Эббингауза и Дильтея). методики по нимания (метод герменевтики) представали в качестве самостоятель ных средств психологического познания, то в современных подходах понимание рассматривается в качестве одного из компонентов мышле ния или одного из средств и профессиональных умений психолога консультанта (эксперта, психотерапевта).

В-третьих, понимание как метод, подразумевающий интерпрета цию психологом аспектов психологической реальности, которые не могут быть переведены на уровень отрефлексированных доводов, оз начает Определенное отношение к уровню его профессионализма.

Мастерство практикующих клинических психологов несомненно вклю чает интуитивную селекцию гипотез в ситуации психологического обследования и обоснования диагностически значимых признаков.

Однако в одних случаях предпочитают объяснять это недостаточной идентифицированностью механизмов обучения, а в других — ссылаться на специальные способности. Соответственно в одних психологичес ких учреждениях работа направлена на совершенствование обучения, а в других — на поиск воспитанников, которые сами постепенно бу дут проникать в те сферы мастерства, которые непередаваемы путем обучения вследствие превалирования в этих способностях механизмов понимания как проникновения в особые сферы постижения психо логической реальности.

В этих позициях можно выделить два оценочных аспекта проблемы.

Первый связан с расстановкой акцентов на рациональные и осозна ваемые ехемы мышления профессионала или на схемы интуитивной регуляции мышления. В последнем случае апелляция к интуиции не решает, а только ставит вопрос о психологических механизмах, опо средствующих достижение понимания. Сдвиг в современных представ лениях о психологической рациональности намечен в современных Предпосылки становления экспериментального метода...

исследованиях как раз в сторону подчеркивания умения человека по лагаться на нерефлексируемые ориентиры, принимать решения в си туации неопределенности, выходить за рамки объективно заданных ограничений мысли и действий. Второй оценочный аспект связан с утрированием позиции «мое понимание таково, что я его в принципе не могу разделить с другими людьми». Тогда остается открытым воп рос, действительно ли занимающим такую позицию психологом дос тигнуты недоступные другим вершины понимания или имеет место (сознательная или бессознательная) профанация и профессионализм здесь просто ни при чем. В любом случае продвижение в методиках понимания связано с попытками рефлексии как результатов психо логических интерпретаций, так и способов их получения.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.