WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«Л. Н. Юрьева, Т. Ю. Больбот Компьютерная зависимость: ...»

-- [ Страница 2 ] --

Большая часть обследованных отмечала влияние компью­ терной деятельности на домашние дела, обучение, 'производственную деятельность. Проводя много времени за компьютером, у аддиктов не остается времени на что-то другое.

Пренебрежения домашних дел часто отмечают 53,8% респон­ дентов 3-й группы, 22,1% и 4,8% во второй и первой группах (р<0,001). При корреляционном анализе между снижением успехов в обучении и расходованием денег на ПК, невозмож­ ностью самостоятельно остановить деятельность за ПК найдена связь (г=0,37, г=0,39 соответственно).

1-я группа 2-я 3-я группа группа Рис. 4.8. Распределение респондентов выделенных групп по резуль­ татам в зависимости от ответа на вопрос: «Как часто вы пренебрегаете домашними делами в связи с деятельностью за компьютером ?» Глава Исследование связи между успехами в обучении и компью­ терной зависимостью показало, что у лиц 1-й и 2-й групп их компьютерная деятельность мешала обучению. Это влияло на результат только в 4,7% и 9,5% случаях, а в 3-й группе этот пока­ затель составил 41,5% (р<0,001). Пренебрежения труда часто выявляют 49,2 % обследованных третьей группы, 16,3% — вто­ рой группы и лишь 3,7% первой группы соответственно (р<0,001).

Развитие аддиктивного поведения постепенно приводит к нарушению режимов сон-бодрствование и отдых-нагрузка. В результате, это отражается на физическом здоровье. Специфи­ ческая нагрузка на глаза, позвоночник, мышцы рук, особенно на правой верхней конечности, пренебрежение регулярностью питания, ночным отдыхом, адекватными физическими упраж­ нениями — все это негативно отражается на физическом состоянии. В результате нарушения психофизиологических нормативов и эргономичных требований к деятельности за компьютером появляется риск возникновения головной боли потипу мигрени, боли в позвоночнике, сухость в глазах, онеме­ ние и боль в пальцах кисти (синдром карпального канала).

Человек пренебрегает личной гигиеной, употреблением еды, сном, а со временем даже нормальный сон изменяется (часто просыпается ночью, не может долго заснуть, видит кошмары).

Результаты исследования указывают на то, что 50,8% в груп­ пе риска (8,9% — в первой группе и 27,3% — во второй) пренебрегают употреблением пищи, когда пользуются ком­ пьютером. Лишь 7,9% и 8,6% респондентов в первой и второй группах соответственно отмечают влияние работы ПК на сон, что намного отличается от результатов в группе риска — 64,6% учеников пренебрегают сном в связи с работой за ПК.

Все большую распространенность в обществе, по данным мно­ гих авторов, приобретают компьютерные игры среди всех возрастных групп. Среди обследованных 23,9% лицеистов полнос­ тью «погружаются» в компьютерные игры, значительная часть из них приходится на группу риска — 55,4% (рис. 4.9.). Обследуемые не находились на учете у психиатра и/или невропатолога. Форми­ рование личностной неполноценности потенцирует ее аддиктивное развитие. Аддикция может стать временной точкой кристаллизации, вокруг которой человек пытается собрать себя, как бы консолидируя «Я» (self) вокруг этой точки.

Восприятие и мироощущение аддиктивной личности вклю­ чает себя, других, систему ценностей, преимуществ, одобряемые решения, мышление, эмоции, мечты (в том числе addictive dream — «предчувствие»).

Факторы риска развития компьютерной зависимости у подростков 1-я 2-я 3-я группа группа группа Рис. 4.9. Распределение респондентов выделенных групп по результатам ответа на вопрос «Как часто вы погру­ жаетесь в компьютерные игры ?» В отличие от поиска острых ощущений, риск при Интер нет-аддикции не биологический. Аутодеструктивный драйв, будучи замаскированным, оказывается уходом от биологичес­ кой стороны жизни. Зависимые пренебрегают сном, личной гигиеной, питанием, а также домашними делами и рабо­ той/обучением. Драйв самосохранения оказывается подавленным, возникают депрессивные эпизоды разного ре­ гистра, суицидальные мысли.

По нашим данным, не выявлено достоверной корреляции между группой риска и признанием суицидальных мыслей, как это видно на табл. 4.4. Возможно, такая тенденция больше ха­ рактерна для полностью сформированных аддиктов, что подтверждает предположение об активации у Интернет-зави­ симых аутодеструктивного драйва, вплоть до суицидальных тенденций.

Таблица 4.4. Распределение респондентов выделенных групп по результатам ответа на вопрос «Бывают ли у вас суицидальные мысли ?» Группа, % Ответ Ответ 1-я 2-я 3-я 71,77 64, Никогда 81, Редко 16,93 25,36 27, Часто 2,87 6, 1, 100 Всего Глава Во время развития у человека компьютерной зависимости существует еще одна опасность, о которой необходимо пом­ нить: когда первично формируется аддиктивная личность, уже не так важно, с чего все началось — с Интернета, азартных игр, шопинга или какой-либо химической аддикции. На опреде­ ленном этапе возникает ситуация, когда человек пытается лишиться одной аддиктивной реализации, но попадает в дру­ гую. Отмечали в своей жизни периоды злоупотребления алкоголем, наркотиками или другими психоактивными ве­ ществами, 6,2% опрошенных из группы риска (1-я группа — 2,7%, 2-я группа — 2,4%). Это подтверждает предположение о наличии полиаддиктивных проявлений (вданном вопросе идет речь о химических аддиктивных реализациях) у компьютероза висимых (р<0,001) (табл. 4.5.). Выявлено сочетание компьютерной аддикции с другими формами аддиктивного по­ ведения: компьютерным гемблингом, сексуальной аддикцией, работоголизмом.

Таблица 4.5. Распределение респондентов выделенных групп по результатам ответа на вопрос: «Как часто вы зло употребляли алкоголем, наркотиками или любыми другими веществами, что изменяют состояние сознания, в прошлом ?» Группа,% Ответ Ответ 1-я 2-я 3-я Никогда 87,23 81,25 Редко 10,11 16,35 32, Часто 2,66 2,4 6, Всего 100 100 Анализ полученных сравнительных данных позволяет выде­ лить ряд факторов риска формирования компьютерной зависимости:

• мужской пол (р<0,001);

• длительность работы за компьютером (20-40 часов в неделю и/или больше) (р<0,001);

• эмоциональная депривация (неполные семьи, воспита­ ние по типу гипоопеки, родительская депривация) (р<0,01);

• склонность к аддиктивному поведению (р<0,001).

Факторы риска развития компьютерной зависимости у подростков 4.2. Психологические особенности учащихся на этапе риска формирования компьютерной зависимости Данные, полученные в результате экспериментально-пси­ хологического исследования, позволили выявить ряд психологических особенностей учащихся на этапе риска фор­ мирования компьютерной зависимости. Посредством психодиагностического инструментария было обследовано лицеиста (основная группа), которые вошли в группу риска (два ученика из группы риска не принимали участие в психоло­ гическом исследовании в связи с переходом в другое учебное заведение). Их психологические показатели сравнивались с аналогичными характеристиками учеников контрольной груп­ пы (63 лица). По основным демографическим характеристикам группы были идентичными. В связи с тем, что все лицеисты бы­ ли в подростковом возрасте, который обычно характеризуется как переломный, переходный, критический, вданном исследо­ вании были учтены психологические особенности этого периода [28, 29].

Известно, что подростковый возраст насыщен стрессами и конфликтами, в нем доминируют нестабильность, энтузиазм, потребность в понимании, при отсутствии которого наблюда­ ется контрастность в поведении. Избыточная активность может привести к истощению, безумная веселость сменяется печалью, уверенность в себе переходит в стыдливость и недо­ верчивость, эгоизм соединяется с альтруизмом, страсть к общению сменяется замкнутостью, тонкая чувствительность переходит в апатию, а живая любознательность — в однообраз­ ную деятельность [38, 195].

Классик отечественной психологии Л. С. Выготский (1988) детально рассматривал проблему интересов в переходном воз­ расте и называл ее «ключом ко всей проблеме психологического развития подростка». Он писал, что все пси­ хологические функции человека на каждой степени развития, в том числе и в подростковом возрасте, действуют не стихийно, не автоматически, не случайно, а в определенной системе и на­ правляются конкретными стремлениями, влечениями и интересами, что сформировались в личности. В подростковом возрасте, подчеркивал Л. С. Выготский, имеет место период разрушения и отмирания старых интересов, а также и период дозревания новой биологической основы, на которой в даль­ нейшем развиваются новые интересы. Он писал: «Если в начале фаза развития интересов стоит под знаком романтичес­ ких стремлений, то конец фазы знаменуется реалистичным и Глава практическим выбором одного самого стойкого интереса, пре­ имущественно непосредственно связанного с основной жизненной линией, которая выбирается подростком» [267].

Л. С. Выготский, как и Ж. Пиаже, особое внимание обра­ щал на развитие мышления в подростковом возрасте [267].

Главное в развитии мышления - овладение подростком процес­ сов образования понятий, которое ведет к высшей форме интеллектуальной деятельности, новым способам поведения.

По словам Л. С. Выготского, функция образования понятий лежит в основе всех интеллектуальных изменений в этом воз­ расте. «Понимание действительности, понимание других и понимание себя — вот что приносит с собой мышление в поня­ тиях», — писал он.

В результате учебной деятельности происходит «поворот» от направленности на мир к направленности на самого себя. Ре­ шение вопроса: «Что я такое?» может быть найдено только путем столкновения с действительностью. Особенности разви­ тия подростка в этом возрасте определяются в следующих симптомах: возникают трудности в отношениях со взрослыми (негативизм, упрямство и т.п.);

поиски друга или того, кто мо­ жет его заменить;

поиск свободного пристанища, где никто и ничто его не утруждает, а вообразимый самому себе подросток свободно и независимо выражает и реализует свои пережива­ ния. Все перечисленное свидетельствует об обращении к самому себе и поиске ответа на вопрос: «Кто Я?» и «Какой Я?».

В данном исследовании при анализе ответов на эти вопросы и изучении свойств темперамента подростков установлено, что в контрольной группе и в группе риска показатели экстравер­ сии (общительности) и нейротизма (нервозности, эмоциональной нестабильности) находятся в пределах статис­ тической нормы, соответствующей подростковому возрасту.

Если средняя экстраверсия в контрольной группе равняется 16 баллам (макс. 24 балла), то в группе риска — 15,7 балла. При этом уровень нейротизма равняется соответственно 10 и 12 бал­ лам (макс. 24 балла). Высокий уровень экстраверсии (более баллов) зафиксирован в 69,8 % обследованных лицеистов кон­ трольной группы и в 65,1% подростков — группы риска.

Повышенная интраверсия (замкнутость, сдержанность, осторожность) отмечена у 11,1% лицеистов контрольной груп­ пы и у 9,5% школьников группы риска. При изучении нейротизма повышенный его уровень (более 15 баллов) выяв­ лен у 19% лицеистов контрольной группы и у 38,1% подростков группы риска. Этот показатель имеет достоверное отличие от аналогичного в контрольной группе (р<0,05). Кроме того, сле Факторы риска развития компьютерной зависимости у подростков дует также отметить достоверное отличие этой характеристики и по диапазону средних оценок (9-14 баллов). В контрольной группе выявлено 42,2% обследованных с такими показателями, тогда как в группе риска — 28,6% (р<0,05). При корреляцион­ ном анализе уровня экстраверсии и общением в CHAT выявлена связь (коэффициент корреляции Чупрова, г=0,32).

Изучение личностных акцентуаций подростков по тесту Шмишека в обеих группах показало, что наиболее яркое прояв­ ление среди них имеют следующие (рис. 4.10, табл. 4.6):

В Гипертимный 3 Экзальтированный (Я Возбудимый В Циклотимный В Эмотивный Рис. 4.10. Распределение лицеистов по типам личностных акцентуаций (тест Шмишека) Таблица 4.6. Распределение акцентуаций по количеству баллов по группам Группа, баллы Акцентуация Акцентуация контрольная риска Гипертимный тип (ак­ 16,5 16, тивность, самостоя­ тельность) Эмотивный тип (эмо­ 13,8 16, циональная чувстви­ тельность, чуткость, впечатлительность) Возбудимый тип (им­ 14,2 15, пульсивность, гнев­ ливость) Глава Окончание таблицы 4.6.

Группа, баллы Акцентуация Акцентуация контрольная риска Циклотимный тип 14,2 15, (частые изменения настроения) Экзальтированный 15 17, тип (увлеченность, потребность в пози­ тивных эмоциях) Таким образом, лицеисты группы риска (начало развития компьютерной зависимости) имеют более выраженные по эмо­ циональной расцветке указанные типы личностных акцентуаций.

Если учитывать степень проявления каждой акцентуации в обеих группах, исходя из того, что 1-я степень отвечает 13- баллам, 2-я — 16-18 баллам, 3-я — 19-21 баллу, а 4-я — 22- баллам, то заметна разница по каждому типу акцентуации.

Особенно значимыми оказались характеристики по эмотив ному типу личностной акцентуации в обеих группах. Так, 1-я степень этой акцентуации зафиксирована у каждого второго ли­ цеиста контрольной группы (50,8%), тогда как в группе риска аналогичная характеристика установлена у каждого четвертого подростка (25,4%) (р<0,05). При этом в группе риска 4-я степень эмотивности отмечена у 6,3% обследованных, а в контрольной группе наивысшая степень проявления этой характеристики не наблюдается ни у одного человека (р<0,05). Кроме того, 3-я сте­ пень возбудимости выявлена у 14,3% школьников группы риска и у 3,2% лицеистов контрольной группы (р<0,05).

При корреляционном анализе демонстративной акцентуа­ ции и заинтересованности компьютером найдена связь (коэффициент корреляции Чупрова, г=0,33).

Анализ интеллектуальных показателей подростков показал, что уровень общего развития школьников в обеих группах хо­ роший и составляет в среднем 94,8 балла в контрольной и 89, балла в группе риска.

Если оценивать интеллектуальные характеристики лицеис­ тов по шкальным оценкам, где 70-79 баллов отвечают среднему уровню, 80-99 баллов — хорошему, а 100 и более баллов — высо­ кому, то в этом случае имеются достоверные отличия в уровнях интеллектуального развития подростков обеих групп.

Факторы риска развития компьютерной зависимости у подростков Хороший (более 90) результат интеллекта выявлен у каждого третьего ученика (35%) контрольной группы и каждого второго (54%) из группы риска (р<0,05). Но удельный вес исследуемых с высоким интеллектом составляет 48% у подростков контроль­ ной группы и 25,4% у учеников из группы риска (р<0,05).

Аналогичная картина наблюдается и по такому показателю как концентрация внимания. 38% исследуемых группы риска имеют хороший уровень развития концентрации внимания.

Этот показатель достовернее отличается от результата кон­ трольной группы, где такой же уровень развития концентрации внимания показали 14% учеников (р<0,05). Что касается высо­ кого уровня развития этой характеристики, то ее имеют 41,3% лицеистов контрольной группы и 22,2% исследуемых из группы риска (р<0,05). При корреляционном анализе концентрации внимания и общением в сети найдена связь (коэффициент кор­ реляции Чупрова, г=0,38).

При изучении социально-психологических характеристик подростков и, в частности, такой как тип межличностных отно­ шений, авторитарный стиль отношений ярче проявляется у подростков контрольной группы.

Высокая степень властности, стремление отдавать приказы другим (по самооценкам респондентов) присущи 16% исследу­ емых из группы риска и около 5% из контрольной группы (р<0,05).

В межличностных отношениях ученики группы риска чаще пытаются быть независимыми, чем ученики контрольной (20,7% и 12,7% соответственно). У них в 2 раза чаще проявляет­ ся агрессивность и стремление обвинять других в своих проблемах и неудачах (14,3% и 7,9% соответственно). Кроме то­ го, у них ярче проявляется тенденция к подозрительности, вражде, обману (17,5%), чем у учеников контрольной группы (6,3%). Вместе с тем эти ученики более податливы (11,1%;

в контрольной группе — 4,8%);

более старательны (11,1% — в группе риска и 6,3% в контрольной группе);

и более велико­ душны (25,4% в группе риска и 12,7% — в контрольной группе).

При корреляционном анализе подозрительности в отношениях и ощущением счастья за ПК найдена связь (коэффициент кор­ реляции Чупрова, г=0,31).

И в своих характеристиках «идеального» человека ученики группы риска в большей степени ориентированы на образ чело­ века очень послушного (10,3% в группе риска и 0% в контрольной), дружелюбного (18,0% и 5,1% соответственно) и великодушного (17,4% и 7,7% соответственно). Самооценка респондентов в большинстве случаев адекватна по всем шкалам Глава (счастье, здоровье, удовлетворенность собой, удовлетворен­ ность отношениями с людьми).

В группе риска респонденты (72%) имеют еще телесно-ма­ нуальные (занятие спортом, управление авто), интеллек­ туально-эстетические (занятие музыкой, написание стихотво­ рений) и азартные (игровые автоматы) увлечения.

Таким образом, лицеисты группы риска развития компью­ терной зависимости имеют хороший уровень результата по интеллекту и высокий уровень нейротизма. Около 2/3 учеников имеют высокий уровень экстраверсии. У учеников группы рис­ ка преобладают гипертимный, возбудимый, циклотимный, экзальтированный и эмотивный типы акцентуации;

особенно нужно отметить большую эмотивность исследуемых (р<0,05).

Отмечается также хороший уровень концентрации внимания.

В межличностных отношениях для них характерна высокая степень собственности, стремление доминировать над другими (по самооценкам респондентов) (р<0,05). В межличностных отношениях ученики группы риска чаще пытаются быть неза­ висимыми, и у них в 2 раза чаще проявляется агрессивность и стремление обвинять других в своих проблемах и неудачах.

Определяется тенденция к подозрительности, враждебности, обману. Вместе с этим, эти ученики более послушны, доброже­ лательны, исполнительны и великодушны по сравнению с контрольной группой. Самооценка в группе риска в боль­ шинстве случаев адекватна, имеет место сочетание заинтересованности компьютерными технологиями с другими увлечениями.

Клинико-психопатологическими признаками в начале фор­ мирования зависимости от компьютера (группа риска) выступают эмоционально-волевые нарушения: потеря ощуще­ ния времени, фиксация на аддиктивном агенте, которая сопровождается эмоциональным подъемом (эйфория, психи­ ческая релаксация, ощущение «взлета», беззаботности, свободы, усиления воображения), предчувствия, фантазии и мечты о пребывании за компьютером, получение позитивных ощущений, эмоций и удовольствия от деятельности за ПК и ис­ пытание психоэмоционального напряжения (скука, подавленность, раздраженность) вне работы за ПК;

расходова­ ние денег на компьютерное оборудование.

На первичном этапе адциктивного процесса наблюдаются первые признаки дезактуализации базовых потребностей — сна, отдыха, употребления пищи, личной гигиены. «Увлечение» компьютерными технологиями приводит к изменению образа жизни, нарушению режимов сон-бодрствование и от Факторы риска развития компьютерной зависимости у подростков дых-нагрузка, постепенно время работы становится как дневным, так и ночным (р<0,001). Определяется снижение мо­ тивации относительно целеустремленного использования компьютера по назначению. В процессе формирования ком­ пьютерной аддикции происходит централизация работы за компьютером за счет другой деятельности, в том числе обуче­ ния, домашней работы, социальных взаимоотношений, но это не приводит к социальной дезадаптации. Отмечаются первые признаки ухудшения успеваемости при обучении (р<0,001), на­ рушается обычный стереотип взаимоотношений с ребятами такого же возраста. Следует считать, что деятельность за ком­ пьютером позволяет реализовать неосознанные потребности в принятии роли и уходе от реальности (механизмы формирова­ ния компьютерной зависимости). На данном этапе отсутствуют физические симптомы (головная боль по типу мигрени, боль в позвоночнике, сухость в глазах, онемение и боль в пальцах кис­ ти (синдром карпального канала), общение в сети еще не полностью вытесняет личные взаимоотношения в реальном мире(р<0,001).

Приведенные данные свидетельствуют о необходимости разработки программ первичной профилактики, направленной на улучшение психической адаптации учеников, межличнос­ тных отношений, ознакомление с особенностями развития компьютерной зависимости и возможными ее последствиями.

«Принцип медицинской диагностики со­ стоит в том, что все проявления болезни должны получить свое описание в рамках одного диагноза».

К. Ясперс, Крупномасштабные эпидемиологические исследования, позволяющие судить о распространенности и заболеваемости компьютерной аддикцией в Украине не проводились. Нами был проведен анализ первичного поступления в Клиническое Учреждение «Днепропетровская областная клиническая пси­ хиатрическая больница» пациентов с компьютерной зависимостью в течение 5 лет (1999-2004). Был проанализиро­ ван также удельный вес пациентов с этим расстройством в общей структуре больных, поступивших в КУ «ДОКПБ» (табл. 5.1.) Таблица 5. /. Удельный вес пациентов с компьютерной зависи мостью среди поступивших в КУ «ДОКПБ» в 1999-2004 гг.

Общее число Число % от всех больных, Год пациентов поступивших в поступивших в с КЗ текущем году текущем году 1999 16 724 1 0, 2000 16 039 5 0, 2001 16 177 16 0, 2002 16 309 6 0, 2003 16 738 2 0, 2004 14 492 8 0, Всего 96479 38 0, Глава Анализ динамики первичного поступления пациентов в КУ «ДОКПБ» с компьютерной зависимостью показывает, что их количество изменяется каждый год. Так, за последние пять лет (1999-2004) количество пациентов, которые поступили в пси­ хиатрическую больницу с компьютерной зависимостью, увеличилось в восемь раз. В 1999 году в больницу поступил только один больной (2,6%) от всех поступивших за 6 лет паци­ ентов с компьютерной зависимостью, в 2004 году — 8 лиц (21%). Нужно отметить, что максимум поступления пациентов сданным видом аддикции приходился на 2001 год, когда их ко­ личество составило 16 лиц (42%).

5.1. Общая характеристика больных с синдромом компьютерной зависимости Учитывая тот факт, что возрастному фактору принадлежит важная роль в патогенезе психических расстройств у детей и подростков, мы исследовали возраст, в котором впервые поя­ вился «повышенный» интерес к компьютеру. Как видно на рис.

5.1, 52% составляют обследованные в возрасте П-14 лет. По 16% представлены другие возрастные группы.

Старше 18 лет 8-10 лет 16% 16* 11-14 лет 52% Рис. 5.1. Распределение больных в зависимости от возраста, в котором впервые возник «повышенный» интерес к компьютеру Поданным историй болезней, наибольшую часть составля­ ют подростки в возрасте от 12 до 14 лет — 39%, то есть аддиктивное поведение формировалось в течение третьего воз­ растного криза. Промежуток от 8 до 12 лет совпадал с межкризисным периодом.

В 55% (21 человек) случаев симптомы компьютерной зави­ симости сформировались через год после начала работы за компьютером. Двое обследуемых стали аддиктами через 2 года, 11 пациентов — через 6 месяцев, а 4 человека — через полтора года (табл. 5.2).

Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью Таблица 5.2. Зависимость развития компьютерной аддикции от длительности работы за компьютером Количество больных Длительность Длительность абс. % 6 месяцев 11 1 год 21 1,5 года 4 2 года 2 Всего 38 По нашим данным, в 34,2% (13 человек) случаев психотрав мирующие ситуации предшествовали началу увлечения компьютером: развод родителей (46%), переход в новую школу (15%), переезд в новый город (15%), конфликты с учителями, в семье, с одноклассниками (24%). Вместо решения проблем у обследованных возникало желание «с головой» погрузиться в компьютерный мир (р<0,001).

Компьютерная игра, особенно ролевая, оказывается одним из средств так называемой «аддиктивной реализации», то есть ухода от реальности. 32 (84%) пациента отдавали преимущество компьютерным играм (рис. 5.12). Игры подразделяются на ро­ левые и неролевые. К первой группе относятся «квести» (quest), «руководящие», «игры из глаз» компьютерного героя. Ко вто­ рой группе принадлежат игры, где нужно достичь цели, «пройти» игру и набрать очки, поэтому игрок не принимает на себя роль компьютерного персонажа. Учащиеся в возрасте 9- лет интересовались ролевыми играми. Длительность работы за компьютером составляла сначала 3-4 часа в сутки, потом увели­ чивалась до 10-14 часов в сутки. Подростков с легкой степенью умственной отсталости (F 70) привлекали только игры. Там, в другой среде, они «сильные, решительные, смелые, имеют власть и успех, руководят и побеждают» (со слов больных) (рис. 5.2).

Среди пациентов старшего возраста (16 лет и старше) игра­ ми интересовались 26% лиц. В большей степени их внимание привлекает также возможность общаться с «людьми из любого уголка планеты», «тусовки» в «Chat Rooms», беседы в ICQ, изучение и модернизация возможностей компьютера, работа в Интернете, творческая деятельность с целью создания личных программ или открытия сайта. В целом, уже через месяц ежед­ невной работы с компьютером это увлечение занимает лидирующее место в жизни молодых людей.

Глава Рис. 5.2. Распределение обследуемых в зависимости от преобла­ дающего вида деятельности за компьютером Пациент Сергей, 20 лет, искал информацию о событиях в мире по сайтам, отсылал письма незнакомым людям из других стран, предлагая свои идеи и программы, а также постоянно был главным объектом внимания в Chat Room. Хотелось сде­ лать все больше и больше нового, попробовать все возможности компьютера. Заинтересованность и эмоциональ­ ное оживление во время беседы возникает лишь при обсуждении компьютерной темы. В это мгновение пациент ме­ няется: дыхание становится чаще, появляется блеск в глазах, гиперемия лица. Диалог превращается в монолого преимущес­ твах той или другой системы, о возможностях, которые раскрываются при работе с компьютером. Это доходило до ги поманиакального состояния. Длительность «общения с компьютером» росла с каждым днем, до 10-12 часов в сутки.

Один из обследуемых сказал: «За месяц я так привык посе­ щать компьютерный клуб, что и дня не мог прожить без него».

Молодые люди создают «свою» виртуальную личность, наделяя ее именем — «nickname». В нашей группе встречаются такие, как Хакер, Монстр, Магнат, Red Rider, или личные име­ на и их производные: Бодя, Андрик, Андрюха. Полностью погружаясь в игру и достигая в ней определенных успехов, каж­ дый реализует таким образом большую часть существующих потребностей и игнорируют другие.

22 (58%) человека посещали компьютерный клуб. Из них у 12 (31,5%) подростков время работы за компьютером было дневным. Учитывая то, что в компьютерном клубе в ночное время можно играть за меньшую плату, то другие 10 (26,3%) па­ циентов играли не только днем, а еще и ночью. 16 человек (42%) имели свой личный компьютер и играли дома, из них 13 (34%) — сидели за компьютером как днем, так и ночью.

Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью Один из пациентов рассказывал: «Сначала я засиживался не долго, но потом время шло так незаметно, что день быстро сме­ нялся ночью, и идти домой уже было поздно, поэтому и оставался в клубе дальше. Потом не мог перебороть свое влече­ ние к компьютеру, прервать волевым усилием. Мог целую неделю не спать ночью, «сидеть» в Интернете, мог не есть».

Все свободное время и карманные деньги расходуются на компьютер и сопутствующие товары. Подростки часто остают­ ся голодными, откладывают деньги, которые дают родители на обед и покупки. 13 (34%) лиц выносили без разрешения ценные вещи из дома (золото, серебро, теле-, радио-, аудиоаппаратуру).

Вещи продавали по низким ценам, а на полученные деньги по­ сещали компьютерный клуб или покупали оборудование для компьютера. В 6 (16%) случаях родители давали ограниченное количество денег, на 2-3 часа работы. Два пациента зарабатыва­ ли деньги самостоятельно. Один мальчик выполнял домашнюю работу, помогал матери по хозяйству, но с одной целью — полу­ чить плату и пойти в компьютерный клуб. Второй — мыл машины на улицах, один пациент просил деньги (900-1600 грн.) по Интернету у своих друзей за границей, а затем расходовал их на азартные компьютерные игры.

Таким образом, с болезненно усиленным увлечением связа­ ны такие девиации, как кражи и бродяжничество, потому что после них многие боялись возвращаться домой.

Попытки родителей ограничить общение детей с компьюте­ ром вызывают бурную реакцию протеста. Общее количество игрового времени увеличивалось все больше как на протяже­ нии суток, так и в течение недели.

Трое больных имели возможность играть на компьютере у друзей и соседей, поэтому деньги использовали только на до­ полнительные вещи к компьютеру (диски, детали). «Одни курят, вторые — нюхают, третьи — пьют — с ними не интерес­ но, а в школе нудно», — такое объяснение своему поведению дают обследуемые. Круг знакомых сужается. Ровесники, кото­ рые не имеют доступа к компьютеру, становятся неинтересными, общение с ними ограничивается. Друзьями выступают такие же энтузиасты компьютерного мира, так на­ зываемые «компьютероманы». Имеют место нарушения подвижности и целенаправленности мышления (резонерство, детализация). Общение в сети постепенно полностью вытесня­ ет личные взаимоотношения в реальном мире.

Молодые люди характеризуют свое состояние за компьюте­ ром, как наплыв позитивных эмоций, повышение уверенности, решительности, могущества, «можно быть самим собой или со Глава здавать новые образы», «превращаться и опять возвращаться», «делать что угодно». Эмоциональный подъем (заинтересован­ ность, удовольствие, восторг, хорошее настроение, ощущение свободы, силы и власти, «получение адреналина»), постоянные мысли и фантазии о компьютерной деятельности отмечали (92%) пациентов. 3 (8%) человека получали внутреннее равно­ весие и успокоение, общаясь в сети и путешествуя по сайтам.

Вынужденный перерыв или уменьшение времени работы за компьютером воспринимались негативно. У 19 (50%) пациен­ тов появлялись признаки психомоторного возбуждения (раздражительность, немотивированное внешними причинами возбуждение, агрессия, грубость). Стали эмоционально ла­ бильными 6 (16%) человек, агрессивными к близким родственникам — 5 (13%) пациентов. Навязчивые мысли об Интернете, компьютере и движения, подобные движениям во время работы с компьютером, голосовые тики появились у (8%) пациентов;

склонность ко лжи, нарушение поведения, бродяжничество — 3 (8%) пациентов. Снижение настроения, пессимистические мысли, рассеянное внимание, нарушения сна отмечались у 2 (5%) лиц. Данные представлены в табл. 5.3.

Таблица 5.3. Признаки синдрома актуализации компульсивного влечения при компьютерной зависимости (в порядке частоты их встречаемости) Частота Количество Признаки встречае­ больных мости, (%) Психомоторное возбуждение 19 Эмоциональная лабильность 6 Агрессивность 5 Навязчивые мысли и голосо­ 3 вые тики Нарушения поведения 3 Снижение настроения, песси­ 2 мистические мысли Всего 38 Пациенты отмечали, что после работы за компьютером, не­ посредственно перед ночным сном, тяжело засыпать, чувствуется некоторое возбуждение. Это наблюдалось у 16 (42%) обследуемых. У одного пациента появились страх, тревога, нару Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью шились сон и аппетит, навязчивые мысли о компьютерах не «выходили из головы», он похудел на 4 килограмма. Следует за­ метить, что у подростков с органическим поражением головного мозга возникала головная боль во время перерыва работы на компьютере.

Если рассматривать всю группу обследуемых в целом, то стано­ вится очевидным, что снижение успеваемости в обучении присуще каждому пациенту (100%). Пропуски занятий, нарушения поведения, бродяжничество, конфликты сродственниками, учителями, сниж ние успеваемости обучения, работоспособности, изменения психического и физического состояния являются последствиями за симости от компьютера. Другие интересы и увлечения исчезали, что свидетельствовало о ранних признаках развития нарушения адаптации пациентов.

В процессе обследования больных, которые поступили на лечение, мы изучали анамнез жизни (в том числе внутрисемей­ ную патологию, патогенные факторы в течение беременности матери, протекание родов, раннее развитие обследуемого и пе­ ренесенные соматические и инфекционные заболевания, черепно-мозговые травмы).

Известную этиопатогенетическую роль может играть гене­ тическая предрасположенность к аддиктивному поведению.

По нашим данным, наследственность, отягощенная азартными играми, психическими и поведенческими расстройствами в ре­ зультате злоупотребления алкоголем, наркотиками, табаком, психическими заболеваниями (пограничные расстройства, шизофрения, расстройства личности, аффективные рас­ стройства) наблюдалась в 60% (у 23 лиц) случаев (рис. 5.3).

Психические заболевания Зависимость от психоактивных веществ Азартные игры 0% 5% 104 15% 20% 25% 30% 35% 40% Рис. 5.3. Частота встречаемости внутрисемейной патологии у пациентов с компьютерной зависимостью Глава Внутрисемейная патология может быть этиологической в ряду клинических проявлений характерологических особен­ ностей у лиц молодого возраста и создавать определенную почву в формировании аддиктивных форм поведения, а под воздействием негативной микросоциальной среды происходит формирование патохарактерологических особенностей лич­ ности, что имеют ту или другую акцентуацию характера.

Перинатальное поражение мозга — актуальная проблема со­ временной медицины, потому что они в 60-80% случаев могут быть причиной разных неврологических, психосоматических отклонений, социальной дезадаптации.

Остается недостаточно изученным вопрос о вредном влия­ нии эмоциональных расстройств беременной женщины на формирование плода. Известно, что спазм сосудов, который в этих случаях всегда считается присущим только сосудам голов­ ного мозга, может распространяться и на резко увеличенные сосуды матки, и тогда ишемические расстройства влияют на формирование плода и его нервной системы. В психотравмиру ющих условиях беременность протекала у десяти (26%) матерей.

К факторам, что осложняют нормальное внутриутробное развитие нервной системы плода, принадлежат токсикозы I и II половины беременности. На фоне токсикоза и с угрозой срыва беременность имела место у 18 (47%) матерей.

Анализируя антенатальные и интранатальные повреждаю­ щие факторы, было выявлено, что патологические роды (стремительные роды, кесарево сечение, стимуляция родов) наблюдались у 15 (40%) матерей.

Характерно, что действие повреждающих экзогенно-орга нических факторов приходится на ранние детские периоды (перинатальный, ранний детский возраст), что обусловливает последующее, диспропорциональное развитие.

Черепно-мозговые травмы в анамнезе имели только (18,4%) обследуемых. Судорожный синдром в анамнезе отме­ чался в 3 (8%) случаях. 1 пациент перенес 3 операции в детстве под общей анестезией.

Изучая вопрос о влиянии микросоциальных факторов на становление клинических вариантов компьютерозависимых форм поведения, обращено внимание на целостность семьи:

большая часть (79%) пациентов были из полных семей, но в 7 — отец был зависимым от алкоголя;

8 (21%) пациентов воспиты­ вались в неполных семьях.

Учитывая тот факт, что семья может выступать источником психогений у подростков, неблагоприятная этиологическая роль отклонений характера у них выступает в тесной взаимосвязи с Клинические особенности пациентов с копмьютерной зависимостью взаимоотношениями в семье. При этом наблюдается не просто «добавление» неблагоприятного влияния двух факторов. В под­ ростковом возрасте семья выступает как один из важных факторов декомпенсации характерологического нарушения.

Взаимоотношения в семье были охарактеризованы пациентами:

хорошие отношения между ребенком и семьей — в 14 (37%) слу­ чаях, нейтральные — в 16 (42%), напряженные отношения — в (21%). Следует отметить, что для полных семей характерны хо­ рошие и нейтральные взаимоотношения, в то время как в неполных семьях, особенно с отцом и опекунами, отношения были более конфликтными и напряженными. Данные исследо­ вания были использованы при построении системы коррекции с пациентами на этапе семейной психотерапии.

Неправильное воспитание при акцентуациях характера приводит к развитию патохарактерологических реакций и фор­ мированию психопатического развития. Кроме того, оно может играть роль провоцирующего фактора для развития эндоген­ ных психических заболеваний. За основу бралась классифи­ кация А. Е. Личко (1985) [88].

Воспитание по типу гипоопеки имели 23 (61%) подростка, гармонический тип — 13 (33%) пациентов, и по 1 (3%) ребенку воспитывалось в условиях гиперопеки и жестоких взаимоотно­ шений (табл. 5.4).

Таблица 5.4. Частота встречаемости различных типов воспи тания у пациентов с компьютерной зависимостью Количество Частота Тип воспитания больных встречаемости, (%) Гипоопека 23 Гармоничный 13 Гиперопека 1 Жестокий 1 Всего 38 Из данных анамнеза известно, что на учете у психиатра со­ стояло 3 (8%) исследуемых, у невропатолога — 3 (8%), в детской комнате милиции (ДКМ) — 2 (5%) пациента, что было связано с асоциальным поведением.

Нами был изучен тип реагирования детей на просьбу или на­ казание. Следует отметить, что лишь 15,8% пациентов позитивно реагировали на советы других, 84,2% больных игно­ рировали их или давали реакцию протеста (рис. 5.4).

Глава Рис. 5.4. Распределение лиц с компьютерной зависимостью по типу реакции на наказание Суицидальное поведение у подростков встречается как при расстройствах личности, так и при личностных акцентуациях.

Частота завершенных суицидов в подростковом возрасте не­ большая: на один завершенный суицид приходится до суицидальных попыток [254-257]. Суицидальное поведение по демонстративно-шантажному типу встречалось в 4 (10,5%) слу­ чаях.

Большинство аддикций раскрывается на фоне девиаций по­ ведения, которые, в свою очередь, рассматриваются рядом авторов как разнообразные аддиктивные расстройства [22, 178].

Около 10% детей начинают курить с 10 лет, но наибольшее количество курильщиков приходится на возраст 12-14 лет — 17 чел. (45%) из 30 (80%) пациентов. Курить они начинают ча­ ще «за компанию», чтобы не отставать от своих друзей (рис. 5.5).

В 6 (16%) случаях курение совмещалось с употреблением ал­ когольных напитков. Алкоголизация носила эпизодический характер. Психоактивные вещества употребляли 5 человек: 4 — курили марихуану, 1 — употреблял амфетамины.

Таким образом, проведенный анализ позволил установить связь социально-демографических факторов с формированием компьютерной аддикции.

5.2. Клиническая характеристика пациентов с компьютерной зависимостью Согласно критериям МКБ-10 психическое состояние ис­ следуемых нами пациентов с компьютерной зависимостью было квалифицировано следующим образом [26, 283]:

Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью возраст О Табак • АЛКОГОЛЬ • Психоактвные мщасгва Рис. 5.5. Распределение пациентов с компьютерной аддикцией по типам зависимости от психоактивных веществ и по возрасту 1. Социализированные и несоциализированные расстро­ йства поведения (F 91.1 — 91.2) —21 чел. (55%);

2. Органическое тревожное расстройство и органическое расстройство личности (F 06.4 — 07) — 6 чел. (16%);

3. Легкая умственная отсталость (F 70) — 4 чел. (11 %);

4. Другие — 7 чел.(18%) (острое полиморфное психотичес­ кое расстройство, психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением амфетаминов, аффективные рас­ стройства, адаптационное расстройство).

На основании проведенного клинико-психопатологическо го обследования пациентов с компьютерной зависимостью было выявлено преобладание социализированных и ^социа­ лизированных расстройств. 74% пациентов были впервые госпитализированы в психиатрический стационар.

Ведущим синдромом в клинической картине всех больных выступал синдром сверхценных интересов и увлечений, в кото­ ром первое место принадлежит аффективно заряженному стремлению к компьютерной деятельности, что опирается на болезненно усиленное влечение. Верхняя возрастная граница встречаемости синдрома однонаправленных сверхценных ин­ тересов и увлечений, по данным Л. Б. Дубницкого, составляет 25 лет [258J.

В стационар пациенты поступали по инициативе родителей или родственников, которые основными причинами обраще­ ния к психиатру называли «повышенную заинтересованность» компьютером, нарушение поведения, расходование денег, спо­ собность к вымыслу, нежелание учиться, работать, готовить домашние задания, а также изменения настроения, рас Глава стройства сна, отсутствие аппетита, головную боль, навязчивые движения. В школьных характеристиках отмечался утрачен­ ный интерес к обучению, уходы из школы и из дома, бродяжничество, раздражительность, кражи, приводящие к со­ циальной дезадаптации или социализированному расстройству у детей и подростков. Больные имели формальную критику к собственному психическому состоянию и жалоб не высказыва­ ли. Обращает на себя внимание односторонне направленное влечение с подавляющими вербальными проявлениями агрес­ сивной деятельности в 74% лиц, в случаях лишения их доступа к компьютеру. Участие выраженного аффективного компонента, охваченность сверхценной деятельностью, почти вполне зани­ мающей подростка, убедительно свидетельствуют о важной роли болезненно усиленных влечений в возникновении сверх­ ценных интересов и увлечений.

Этому синдрому почти в половине случаев (45%) сопутство­ вали психопатоподобные расстройства, в 32% — уходы и бродяжничества (рис. 5.6). Также имели место аффективные синдромы (депрессивный и гипоманиакальный) (8%), и по 5% были представлены неврозоподобные, полиаддиктивные рас­ стройства и бредово-галлюцинаторные синдромы.

0,00% 5,00% 10,00 15,00 20,00 25,00 30,00 35,00 40,00 45,00 50, % % % % % % % % % Рис 5.6. Частота встречаемости некоторых психопатологи­ ческих синдромов у больных с компьютерозависимым поведением У детей и подростков (45%) с психопатоподобным синдро­ мом стойкие изменения поведения послужили причиной обращения к психиатру. Первое место занимало аффективно заряженное увлечение компьютерами. Аффективная возбуди­ мость часто мешала в учебном процессе и отношениях с родственниками, психическая неустойчивость, импульсив­ ность, раздражительность, асоциальные поступки были Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью ведущими симптомами. При этом отсутствовали как понима­ ние своей вины, так и критика к своим действиям. Чаще эти дети и подростки были стеничными, выявляли свою агрессию во вне, настроение менялось в сторону дистимий.

Аффективные вспышки заканчивались вегетативными реакци­ ями (изменения ЧСС, АД, бледность или покраснение кожи).

В связи с эмоционально-волевой незрелостью они не контро­ лировали своих эмоций и поведения, недостаточно осмысливали ситуацию и свою реакцию на нее. Интересы были примитивными, поверхностными.

Синдром уходов и бродяжничества составляет 32% случаев и проявляется в компульсивно возникающих уходах из дома или со школы в компьютерный клуб, к работе за ПК у друзей. Такое поведение сопровождается кражами, нежеланием учиться, бо­ лезненно повышенным увлечением компьютерами, отсутствием полноценного сна, навязчивыми мыслями о ком­ пьютере, непослушанием, склонностью к вымыслу. Дети и подростки в связи с болезненно повышенным увлечением ком­ пьютерами не ночуют дома до 2-5 суток, проводят время в компьютерном клубе или у друзей. Сначала они расходуют все деньги, что имеют, потом начинают выносить вещи из дома, во­ руют деньги у родителей. Такое поведение тесно связано с «сенсорной жаждой», то есть с особенной потребностью в но­ вых впечатлениях, что постоянно меняются, а также с усиленным стремлением к удовольствию и развлечениям. В ди­ намике синдрома появляется своеобразный патологический стереотип поведения в виде уходов, которые постепенно под­ крепляются тревогой и ужасами быть наказанными родителями за это поведение. Синдром уходов на данном этапе обусловлен патологически повышенным увлечением. Указан­ ное поведение приводит к социальной дезадаптации.

Аффективный синдром был ведущим у трех лиц (8%). Два па­ циента имели признаки депрессивного синдрома, ситуационно обусловленного. Они отмечали снижение настроения, пессимис­ тические мысли, «потерю ощущений», «потерю ощущения реальности», плохой сон, шум в ушах, напряжение глаз. Нужно от­ метить, что в одном случае депрессивная симптоматика предшествовала увлечению компьютером (пациент не сдал экза­ мен в университете), а в другом случае — выступала следствием сверхценного увлечения в виде компьютерной деятельности (траты большого количества денег на компьютерные игры). Клиническая картина гипоманиакального синдрома была у одного больного, ко­ торый имел повышенную активность, эйфоричное настроение, постоянные разговоры на компьютерную тематику, снижение Глава массы тела, как следствие игры за компьютером в течение пяти ме­ сяцев. Но сам пациент жалоб на здоровье не высказывал.

Неврозоподобный синдром выявлен у 2 (5%) больных. Как известно, в возникновении невроза навязчивостей у лиц молодо­ го возраста главная роль принадлежит длительно существующим психотравмирующим ситуациям, связанным с конфликтом между желанием и чувством долга, эмоциональным напряжени­ ем, обусловленным сознательной ответственностью, повышенными требованиями. Общими особенностями клини­ ческой картины неврозоподобного синдрома были голосовые и двигательные навязчивые движения головой, плечевым поясом, носом, монотонность и относительная стереотипность клини­ ческих проявлений, переживание конфликта, тики, заикание, навязчивости в поведении, нарушение сна после деятельности за компьютером в течение долгого времени. У одного пациента по­ сле длительной (в течение недели) игры на компьютере появилось навязчивое желание выкрикивать слово «Лея», не­ цензурные слова, возникло вздрагивание рук и ног, что сопровождалось негативными аффективными переживаниями.

В другом случае имеют место навязчивые мысли «остаться одно­ му», «о ненадобности родственникам». Расставание с девушкой, долги выступили как следствие патологического увлечения ком­ пьютером на протяжении полугода. Стабильный характер симптоматики содействовал госпитализации больных.

Галлюцинаторно-бредовый синдром отмечался в 2 (5%) слу­ чаях. В первом варианте сверхценное увлечение компьютером было обусловлено усложненной ситуацией в семье, наблюда­ лось аутичное поведение, «отход в мир своих переживаний, в виртуальный мир». Постепенно после работы за компьютером появились идеи отношения в адрес родственников, окружаю­ щих, что сопровождалось снижением успеваемости в школе, агрессивным поведением вне компьютера, тревогой, труднос­ тями к концентрации, нарушением сна, ощущением «неприятных взглядов, подозрительного внимания». Отмечен­ ная симптоматика способствовала обращению к врачу. Во втором случае, у пациента за шесть месяцев изменилось поведе­ ние, стал замкнутым, невеселым, потерял предыдущие интересы, увлекся компьютерными играми. Долго сидел за ПК, ходил в компьютерный клуб, не общался с друзьями. Через шесть месяцев появились слуховые псевдогаллюцинации, ко­ торые приказывали «убить, предать, сказать гадость», идеи отношения к родителям, соседям. Внешний вид «зомби», речь замедленная. Описанные выше изменения сопровождаются тратой денег, эмоциональной тусклостью.

Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью Синдром зависимости был диагностирован у 2 (5%) пациен­ тов и выступал признаком первичной компьютерной адикции:

проведение по 12-14 часов в сутки за компьютером, нежелание учиться, расстройства сна, нарушение аппетита, головные бо­ ли, раздражительность, агрессия вне компьютера. Во втором случае имеет место полиаддиктивное расстройство: употребле­ ние амфетаминов и алкоголя в прошлом. Появились раздражительность, замкнутость, кражи денег. Нужно отме­ тить, что один вид аддикции сменялся другим у уже сформированной аддиктивной личности. Оба пациента имели органическое поражение головного мозга в анамнезе. Все боль­ ные были соматически здоровы.

Независимо от ведущего клинического симптомо-комплек са у многих пациентов во время работы за компьютером отмечались различные вегетативные нарушения в виде сердце­ биения, нерезких колебаний частоты пульса, артериального давления, чувство холода в нижних конечностях, затрудненно­ го вдоха. Сосудистая лабильность проявлялась в окраске кожных покровов лица (бледность, покраснение). Полученные данные свидетельствуют о выраженной активированности и эмоциональном возбуждении пациентов в период работы за компьютером.

Таким образом, увлечение компьютером у пациентов при­ обретает патологический характер. Кроме того, синдром сверхценных интересов и увлечений нередко сопровождается рудиментарными продуктивными симптомами (аффективные расстройства, навязчивые мысли о компьютерной деятельнос­ ти, которые часто связаны с резонерством, детализацией, неологизмами, ужасами;

явления деперсонализации, гипнога гические галлюцинации), а также негативные проявления в виде эмоциональной притупленности, агрессии, грубости и жестокости по отношению к родственникам, учителям;

сниже­ ние успеваемости и продуктивности других видов социальной деятельности.

5.3. Этапы развития компьютерной зависимости Результаты проведенного нами исследования позволили вы­ делить следующие этапы развития компьютерной зависимости:

1-й этап — этап риска развития компьютерной зависимос­ ти;

2-й этап — этап сформированной компьютерной зависи­ мости (эмоционально-волевые нарушения, психическая зависимость);

Глава 3-й этап — этап тотальной компьютерной зависимости (психическая и физическая зависимость, синдром актуализа­ ции компульсивного влечения).

Основными характеристиками эта/fa риска развития ком­ пьютерной зависимости являются увеличение времени, проводимого для достижения поставленной цели и работы за компьютером, потеря ощущения времени, получение эмоцио­ нального удовольствия за компьютером, расходование большего количества денег на компьютерную деятельность, первые признаки социальной дезадаптации.

Этап сформированной компьютерной зависимости характе­ ризуется существованием в иерархии новой потребности — деятельности за компьютером, которая имеет систематический характер, аффективный заряд в основе. При этом преобладают эмоционально-волевые нарушения, отмечается рост толе­ рантности к компьютеру: необходимость во все большем количестве времени работы за компьютером для достижения удовольствия;

значительное снижение эффекта от пребывания за ПК в течение того же промежутка времени, что и раньше, на­ вязчивые мысли о компьютере и фантазирование, что сопровождается эмоциональным подъемом (эйфория, психи­ ческая релаксация, ощущение «взлета», беззаботности, свободы, усиления воображения) во время деятельности за компьютером, и испытанием психо-эмоционального напряже­ ния (раздражительность, подавленность, скука, снижение настроения, ситуационная тревога) вне работы за ПК. Наблю­ дается дезактуализация базовых потребностей — сна, отдыха, употребления пищи, личной гигиены. Нарушаются режимы сон-бодрствование и отдых-нагрузка, время работы за компью­ тером — дневное и ночное. На данном этапе деятельность за ПК происходит за счет обучения, труда, домашней работы, со­ циальных и личных взаимоотношений. С одной стороны, пациенты полностью ориентированы в компьютерных техно­ логиях, с другой стороны, имеет место своеобразная форма инфантилизма, практически полная беспомощность в мире со­ циальных норм и отношений.

На третьем этапе — тотальной компьютерной зависимос­ ти — наблюдаются признаки как психической, так и физической зависимости. Отмечается постоянное «злоупот­ ребление» компьютерными играми, беседами в CHAT, ICQ и другими видами деятельности за компьютером, несмотря на существующие проблемы социального и личного характера, остаются безуспешными попытки контролировать работу за ПК. В структуре синдрома актуализации компульсивного Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью влечения имеют место агрессивность, злобность, психомо­ торное возбуждение, рассеянное внимание, непроизвольные «печатающие движения» пальцев рук, встречается депрес­ сивный синдром. На данном этапе присутствуют физические симптомы: головная боль по типу мигрени, боль в позвоноч­ нике, сухость в глазах, онемение и боль в пальцах кисти (синдром карпального канала). Появляются признаки деза­ даптации, социальные и психологические проблемы, связанные с обучением, отношением с родителями, друзья­ ми. Периоды легкой дезориентации и зрительные эффекты после компьютерных игр свидетельствуют о существенном влиянии избыточной работы за компьютером. Возможно присутствие вегетативной симптоматики (изменения ЧСС, АД, бледность или покраснение кожи). Однонаправленное увлечение приводит к возникновению выраженной социаль­ ной дезадаптации.

На основе результатов исследования нужно отметить, что у данной группы пациентов увлечение компьютерными техноло­ гиями носит сверхценный характер, часто имеет признаки гиперкомпенсаторных образований, что, в свою очередь, при­ водит к выраженной социальной дезадаптации и в результате является непродуктивным увлечением.

Отграничение этапов риска развития компьютерной зави­ симости от уже сформировавшейся компьютерной зависи­ мости является наименее разработанной проблемой клиничес­ кой психиатрии и аддиктологии. Основываясь на проведенных исследованиях, нами были разработаны критерии дифферен­ циальной диагностики риска развития компьютерной зависимости и уже существующей компьютерной зависимости, представленные в табл. 5.5.

Таблица 5.5. Дифференциально-диагностические критерии отграничения этапов риска развития и сформиро вавшейся компьютерной зависимости Риск развития Сформированная Признак компьютерной компьютерная зависимости зависимость Характер увле­ Психологически по­ Носит сверхценовой чения нятен, не носит характер, является сверхценового ха­ гиперкомпенса­ рактера торным образова­ нием Глава Продолжение таблицы 5.5.

Риск развития Сформированная Признак компьютерной компьютерная зависимости зависимость Результат увле­ Продуктивность ком­ Непродуктивность чения пьютерной дея­ компьютерной тельности деятельности Время работы Тенденция к увели­ Больше 40 часов в за компьюте­ чению времени, неделю ром проводимого для достижения по­ ставленной цели, и работы за ком­ пьютером Социальная Социально адапти­ Выраженная соци­ адаптация рованы, появля­ альная дезадапта­ лиц ются первые ция вследствие признаки семей­ компьютерной ной дезадапта­ деятельности ции Семейная адап­ Семейная дезадап­ Появляются первые тация признаки семей­ тация вследствие ной дезадаптации в компьютерной связи с деятельнос­ деятельности тью за компьюте­ ром Школьная Школьная дезадап­ Нарушения успева­ адаптация тация, пропуски емости, наруше­ занятий вслед­ ния обычного ствие компьютер­ стереотипа взаи­ ной деятельности моотношений с одноклассника­ ми вследствие компьютерной деятельности Физические Почти отсутствуют, Головная боль по симптомы могут быть боли в типу мигрени, глазах и спине боль в спине, су­ хость в глазах, онемение и боль в пальцах кисти (синдром кар пального канала) Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью Продолжение таблицы 5.5.

Риск развития Сформированная Признак компьютерной компьютерная зависимости зависимость Навязчивые Отсутствуют Имеют место навяз­ мысли о ра­ чивые мысли о боте за ком­ компьютерной де­ пьютером ятельности Бродяжничес­ Отсутствует Уходы из дома в тво связи со сверх­ ценным увлече­ нием компьюте­ рами Делинквент- Отсутствует Склонность к де ность линквентным формам поведе­ ния, обычно свя­ занная с добыва­ нием денег для компьютерных Иф Круг интересов Круг интересов Имеет место только суживается увлечение ком­ пьютерами, обща­ ются только с по­ добными «ком пьютероманами» Вегетативные Адекватны психо­ Выражены, сила их реакции эмоциональной проявления пря нагрузке мопропорцио нальна компью­ терной деятель­ ности Настроение Колебания настрое­ Изменения настрое­ ния психологи­ ния четко корре­ чески мотивиро­ лируют с компью­ ваны, адекватны терной деятель­ ситуации ностью, иногда неадекватны ситу­ ации или обуслов­ лены невозмож­ ностью ее реали­ зации Глава Продолжение таблицы 5.5.

Риск развития Сформированная Признак компьютерной компьютерная зависимости зависимость В большинстве слу­ Неадекватна Реакция на за­ чаев адекватна мечания, со­ веты Критика Критичен к ситуа­ Некритичен ции Коррекция Не поддается вер­ Возможна коррек­ бальной коррек­ ция интеллектом, ции поддается вер­ бальной коррек­ ции Психологические характеристики Интеллект Соответствует воз­ В большинстве слу­ расту и получен­ чаев соответствует ному образова­ возрасту и полу­ нию ченному образо­ ванию, редко имеют место слу­ чаи легкой умственной отста­ лости Личностная Преобладают гипер Имеют место все акцентуация тимный, возбуди­ типы акцентуаций, мый или гипер но преобладают тимно-возбуди­ возбудимый, цик мый типы;

совсем лотимный, экзаль­ не встречаются тированный, ги педантичный, пертимный и эмо тревожный тивный типы ак­ центуаций Эмоционально- Эмоционально- Эмоционально-воле­ волевая волевая неустой­ вая незрелость, ла­ сфера чивость не меша­ бильность, эмоци­ ет учебной дея­ ональная неустой­ тельности чивость, эгоистич­ ность, оторван­ ность от реальнос­ ти Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью Окончание таблицы 5.5.

Риск развития Сформированная Признак компьютерной компьютерная зависимости зависимость Самооценка Адекватная Неадекватная: завы­ шена или заниже­ на Личностная Стабильность уров­ Нестабильность сфера ня притязаний и уровня притяза­ самооценки,рав­ ний и самооцен­ нозначность игро­ ки, недостаточная вых и учебных мо­ подвижность пси­ тивов хических процес­ сов, с доминиро­ ванием игровых мотивов над дру­ гими С целью изучения внутренней организации исследуемых параметров как единой системы нами был проведен факторный анализ.

Организовывалась факторная структура показателей ком­ пьютерной зависимости, что объяснялось большим количе­ ством значимых корреляционных связей между изучаемыми параметрами. Характеристика компьютерного аддикта была организована 4 факторами.

Первый фактор, который имел наибольшую информацион­ ную нагрузку (3,46 — 50%), представлен показателями удовлетворения от присутствия за компьютером, предчувствия и мыслей о деятельности за ПК и показателями пустоты, раз­ драженности вне компьютера, потребности вернуться к любимому занятию для достижения внутреннего комфорта, в связи с чем был интерпретирован, как фактор психологичес­ кого состояния.

Второй факторе информационной нагрузкой 1,24 — 18% — был организован показателями пола, невозможностью само­ стоятельно прекратить работу за П К, появлением физических симптомов усталости организма в связи с работой за компьюте­ ром, поэтому был интерпретирован как фактор физического состояния и волевого решения.

К третьему фактору, информационная нагрузка которого составила 1,22 — 17,5%, был отнесен показатель времени, про Глава водимого за ПК, трата денег для компьютерной деятельности, показатель пренебрежения социальных и семейных обязаннос­ тей, нарушение взаимоотношений с родственниками, друзьями, что предоставило возможность интерпретировать его как социальный фактор.

Четвертый фактор с информационной нагрузкой 1,02 — 14,5% был представлен показателем возраста и, вероятно, опре­ деляет собой фактор возраста компьютерного аддикта (табл.

5.6).

Таблица 5.6. Факторная структура показателей компьютерной аддикции (7 интераций) Факторы Показатели Показатели 1 2 3 Собственные значения, абс. 3,4624 1,2449 1,2209 1, 50 18 17,5 14, % возраст 0,0139 0,0434 -0,0009 0, пол -0,1063 0,6493 0,2866 0, Чувство удовлетворения 0,7374 0,0566 -0,0382 -0, за ПК Предвкушение пребыва­ 0,7957 -0,0171 -0,1160 -0, ния за ПК Проведение времени за 0,3134 -0,0122 -0,4217 0, П К и трата денег Остановка работы за П К 0,2093 -0,5047 -0,1449 0, Плохие ощущения вне 0,5232 -0,0751 -0,3548 0, ПК Потребность использова­ 0,7178 -0,1336 -0,2072 0, ния ПК для изменения психического состояния Пренебрежение социаль­ 0,1007 -0,1598 -0,7172 0, ными обязанностями Скрывание количества про- 0,2120 -0,1480 -0,6037 -0, веденого времени за ПК Влияние ПК на жизнеде­ 0,1947 -0,0713 -0,7568 -0, ятельность Возникновение физичес­ 0,2050 0,6709 -0,3365 0, кой симптоматики Нарушения сна 0,0169 0,2325 -0,5636 0, Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью Анализируя вышеприведенные данные, следует отметить, что наибольший удельный вес в формировании компьютерной зависимости несут на себе факторы, характеризующие психи­ ческий, физический и социальный аспекты пациента. Вместе с тем, прослеживается четкая взаимосвязь с возрастным факто­ ром. Степень риска развития компьютерозависимого пове­ дения в отдельных возрастных группах различна.

Таким образом, компьютерная зависимость формируется у склонной к аддиктивному поведению личности. Оно формиру­ ется соответственно динамике, характерной для классического аддиктивного процесса, или является новой аддиктивной реа­ лизацией у уже сформированного аддикта.

5.4. Психологические характеристики пациентов с компьютерной зависимостью Учитывая тот факт, что аддиктивное поведение представля­ ет собой сложный феномен, в происхождении которого играют роль не только клинические и социальные факторы, нами были изучены психологические особенности данной категории па­ циентов.

Как показали исследования интеллектуальной деятельнос­ ти лиц с компьютерной зависимостью, их уровень обобщений и исключений достаточный. Выполняя задание «исключения предметов», 28 (74%) пациентов объединяли в группы предме­ ты по родовому понятию, исключая один, который не принадлежит к данному родовому понятию. Предъявленные задания были выполнены верно. При классификации предме­ тов для пациентов было характерным использование анализа и синтеза для распределения существенных признаков на общие для нескольких объектов и на такие, которые их отличают. При определении понятий называли признаки и выделяли тот, в ко­ тором были родовое и видовое отличия, что свидетельствовало о достаточном уровне обобщения в пределах возрастной нор­ мы. Усвоив инструкцию к методике «простые аналогии», пациенты без затруднений справились с заданием, легко выде­ ляли пары слов по аналогии. 28 (74%) обследуемых верно объясняли переносный смысл предложенных им метафор и по­ словиц. У обследованных было хорошо развито абстрактно логическое мышление.

Пациенты быстро находили числа по таблицам Шульте, ка­ чество работы улучшалось до конца выполнения заданий, что свидетельствует о хорошей концентрации внимания. Проявля­ ли заинтересованность заданиями игрового плана.

Глава Во время исследования наблюдалась изменчивость парамет­ ров психической деятельности в зависимости от направленности интересов и уровня мотиваций. При представ­ лении материала учебного характера отмечался низкий уровень притязаний и низкая самооценка, а также быстрое насыщение.

При нейтральном содержании заданий, особенно представлен­ ных в игровой форме, наоборот, отмечались завышенный уровень притязаний и завышенная самооценка пациентов. По­ лученные результаты свидетельствуют об алогичности, противоречивости выбора линии поведения подростком в сложной ситуации.

Нужно отметить психологические особенности 6 (16%) па­ циентов с органическим поражением головного мозга. При классификации предметов они самостоятельно выделяли один признак, при переходе на другой принцип работы была выявлена выраженная психическая инертность, они опять на­ чинали раскладывать материал по одному признаку, несмотря на оказанную помощь. При изменении принципа работы на аналогичное задание 4(11%) больных нуждались в посторон­ ней помощи, словесные формулировки были затруднены. При выполнении задания «простые аналогии» пациенты чувство­ вали затруднение при выделении признаков подобия, в выделении главного и второстепенного. Респонденты верно объясняли смысл предложенных им метафор и пословиц.

Объясняя переносный смысл пословиц и поговорок, эти па­ циенты посредством вспомогательных вопросов могли воспроизвести ситуацию, аналогичную той, которая содер­ жится в пословице, и не могли дать объяснения пословицам в обобщенном виде. Ближе к концу обследования для них было характерным снижение производительной интеллектуальной деятельности. У 1 ребенка появлялась головная боль, внима­ ние рассеивалось. Определялся инфантильный характер интересов, стремление лишиться трудоёмких заданий. Дея­ тельность и поведение во время исследования отличаются непродуманностью, слабой осознанностью отдельных действий и поступков. В процессе обследования у лиц с череп­ но-мозговыми травмами в анамнезе определялось быстрое истощение психической деятельности. Внимание концентри­ руемое, переключаемое, но способное к пресыщению.

Испытуемые легко теряют цель, интерес, отвлекаются. При выполнении заданий по таблицам Шульте результаты в конце ухудшаются, хоть объективно задание выполнять становится легче, что свидетельствует о повышенной истощаемости, отмечаются колебания внимания.

Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью Психологические особенности имели и 4 (11 %) пациента со сниженным интеллектуальным показателем (IQ) в пределах легкой умственной отсталости (IQ= 60-69).

Уровень обобщений и исключений предметов у них недос­ таточен. При выполнении задания «исключения предметов» дети и подростки данной группы не могли справиться с пред­ оставленными вариантами заданий.

Классификация предметов, задание «простые аналогии» вызывали затруднение. Пациенты данной группы не могли объяснить переносный смысл пословиц и поговорок в связи со снижением абстрактного мышления, а также не использовали процессы анализа и синтеза при выполнении заданий.

Таким образом, в результате когнитивного дефицита на пер­ вом месте находятся навыки конкретного характера, особенно связанные с интересами пациента.

Темп сенсомоторных реакций замедлен, пациенты тратят более минуты на каждую таблицу Шульте. Внимание концен­ трируемое, отвлекаемое у всех лиц этой группы, имеет игровую направленность.

При исследовании личностных акцентуаций с помощью теста Шмишека было выявлено доминирование гипертимно возбудимого типа в 32% (12 лиц). Гипертимный вариант имели 10 (26%) пациентов. Также были выделены следующие типы личностных акцентуаций: возбудимый — 5 (13%) чел., застре­ вающий — 3 (8%) чел., эмотивный — 1 (3%) человек, циклотимный — 3 (8%) человека. У 4(10%) пациентов был вы­ явлен неопределенный тип акцентуации. Эти данные отображены на рис. 5.7.

• Гипертимно-воэбудимый • Возбудимый П Застревающий О Неопределенный IB Гипертимный СЗ Эмотивный В Циклотимный Рис. 5.7. Распределение пациентов по типу личностной акцентуации (тест Шмишека) Глава К делинквентности склонны 15 (40%) респондентов. Выра­ женная реакция эмансипации была в 11 (29%) случаях, среднюю конформность имели 6(16%) человек.

При изучении психологических особенностей пациентов с компьютерной зависимостью мы обращали внимание на разви­ тие мышления. Логическое, последовательное мышление было выявлено в большинстве случаев (25 лиц — 66%). Тугоподвиж ное, инертное мышление отмечалось у 6 (16%) лиц;

логическое, с элементами конкретизации и резонерства — у 5 (13%) боль­ ных. Пациент с острым полиморфным расстройством имел амбивалентное, парадоксальное мышление, и 1 респондент с депрессивным синдромом — медленное, конкретно-образное.

Следует отметить, что все подростки были более активны в игровой деятельности и пассивны во время выполнения учеб­ ных заданий. Отмечалась слабость эмоционального реагиро­ вания на негативную оценку, недовольство собой и своим соци­ альным положением.

В межличностных отношениях (тест Л ири) у пациентов про­ является склонность к независимости, агрессивности и стремлению обвинять других в своих проблемах и неудачах, так как и в группе риска (17,3% и 17,9% соответственно) (р>0,05).

Кроме того, в своих характеристиках «идеального» человека па­ циенты с компьютерной зависимостью отмечают такие черты как самостоятельность (12,5% в группе аддиктов и 3,2% в груп­ пе риска), значимость (18,4% и 8,9% соответственно), дружелюбие (18,4% и 18,0% соответственно).

При анализе самооценки аддиктов было выявлено, что адек­ ватная самооценка была лишь у 6 (15%) больных. В других случаях, пациенты имели завышенную или заниженную оцен­ ку своих возможностей — 12 (32%) и 16 (42%) соответственно.

Необъективную характеристику продемонстрировали 4 (11%) человека.

В данном исследовании был проведен анализ увлечений па­ циентов. Нужно отметить, что азартные увлечения, которые связаны с посещениями компьютерных клубов, являются веду­ щими у всех исследуемых. Интеллектуально-эстетичные увлечения (посещение кино, театров, дискотек, просмотр лю­ бимых телепрограмм, изобретательство и рационализаторство) и накопительные увлечения (например, коллекционирование вкладышей от жевательных резинок и календариков) были вы­ явлены в единичных случаях. Наши пациенты не демонстрировали также увлечения спортом с целью укрепить силу или выносливость. Информативно-коммуникативное хобби сохранялись только в рамках компьютерной темы.

Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью Таким образом, почти все пациенты (34 лиц — 89%) имели достаточный уровень обобщений, исключений, хорошо разви­ тое абстрактно-логическое мышление. Преобладали гипертимный и возбудимый типы личностных акцентуаций.

Отсутствуют педантичный и тревожный типы личностных акцентуаций (р<0,05). Характерна эмоциональная неустойчи­ вость, концентрируемое внимание. Следует подчеркнуть, что в личностной сфере преобладает нестабильность уровня требо­ ваний и самооценки, недостаточная подвижность психических процессов, с доминированием игровых мотивов над другими.

Самооценка аддиктов в большинстве случаев неадекватная (завышенная или заниженная) по шкалам «счастье», «здо­ ровье», «удовлетворенность собой». В межличностных отношениях имеет место склонность к независимости, агрес­ сивности и стремлению обвинять других в своих проблемах и неудачах, так же как и в группе риска (р>0,05). К делинквентно му поведению склонны 15 (40%) пациентов, в 29% (11 лиц) случаев с выраженной реакцией эмансипации. Большая часть аддикций разворачивается на фоне девиаций поведения, кото­ рые, в свою очередь, рассматриваются рядом авторов как разновидность аддиктивных расстройств. Все пациенты имели только азартные увлечения, связанные с посещением компью­ терных клубов и игрой на компьютере (р<0,05).

Приводим несколько клинических примеров историй болезни пациентов с компьютерной зависимостью 1. Клинический пример истории болезни пациента с симптома­ тической компьютерной зависимостью на фоне органического поражения центральной нервной системы Андрей, 1982 года рождения, работает за компьютером с 14 лет (с 9-го класса).

Анамнез жизни Ребенок от первой беременности, которая проходила на фо­ не токсикоза первой половины. Роды ускорены, после стимулирования.

Родился доношенным, в срок, массой 3450 г, 54 см, с желту­ хой новорожденных. Грудное кормление с 5-х суток. Развитие:

в 6 мес. — сидит, в 1 год — ходит, в 1,5 года — фразовая речь.

Энурез до 8 лет. В детстве был расторможенным, актив­ ным. С 2 лет посещал детский сад, в школу пошел в 7 лет, где учился хорошо. Конфликтов с одноклассниками и преподава Глава телями не наблюдалось. Школу закончил с золотой медалью, после чего успешно поступил в вуз. Воспитанием преимущес­ твенно занимается мать.

Со слов матери, в 1989 г. сын был консультирован в Харь­ ковском НИИ неврологии и психиатрии им. Протопопова, где был поставлен диагноз: Неустойчивая психопатия. Другие не­ психотические расстройства в результате эпилепсии (301. с 310.83) и назначена седативная и общеукрепляющая тера­ пия. Рекомендованы общеукрепляющие и тонизирующие занятия, режим дня, избегать просмотра телевидения. После проведенного курса лечения в динамике отмечалось улучше­ ние состояния: мальчик стал спокойнее, более уравновешенным, послушным.

Наследственность отягощена: отец и дед по линии отца бы­ ли зависимыми от алкоголя, дядя отца имел зависимость от алкоголя и совершил два суицида, второй завершенный;

дед по линии матери страдал психопатией с агрессией, бытовым пьянством, двоюродный брат матери имел завершенный суи­ цид.

Из перенесенных операций:

в 2 года — паховая грыжа под общим наркозом;

в 8 лет — аппендэктомия под общим наркозом;

в 17 лет — коррекция искривления перегородки носа под об­ щим наркозом.

Анамнез заболевания С 9 лет Андрей играл на приставке. В 9-м классе родители купили сыну компьютер. Последние 2,5 года (с сентября года, с 3-го курса университета) Андрей стал увлекаться ком­ пьютерными играми.

Сначала сидел за компьютером по 3-6 часов в сутки, играл в компьютерные игры, «почувствовал вкус». Затем время пребы­ вания за компьютером увеличилось до 8 часов в сутки.

Родители стали беспокоиться за состояние сына, но думали, что смогут справиться сами. Андрей слушал советы мамы и папы, но как только садился играть — обо всем забывал. В школе про­ бовал курить гашиш, пить алкоголь. После алкоголизации появлялась головная боль и головокружение, а курение «не приносило удовольствия». Через полгода время, посвящаемое компьютерным играм, достигло 13-15 часов в сутки. Родители обратились в психиатрическую клинику, где Андрею назначи­ ли амитриптилин (по 25 мг в сутки), финлепсин (по 200 мг 3 раза в сутки), леварин в течение 3 месяцев. Пациент также по­ сещал занятие с психологом. Летом наступило временное Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью улучшение состояния: время, проводимое за компьютером, со­ ставляло 4-6 часов в сутки, нормализовалось поведение.

В сентябре 2002 года перешел на 4-й курс университета, по­ сещал занятия, учился отлично. Потом «опять стало скучно учиться», «ничего любопытного вокруг» и симптоматика возоб­ новилась. «Когда я сажусь играть, то обо всем забываю. Это другой мир, другие ощущения. Это затягивает, как алкоголь, наркотики», — говорит Андрей. На вопрос «Что чувствуешь?» отвечает так: «Чувствую, что побеждаю, силу, уверенность, собственную мощность. Лучше бороться с компьютерными ге­ роями, чем с живыми». Предпочитает играть в U-Rally-2, Stronghold, Corkyl2, Quake-2, Counter Strike.

Co слов матери, «когда сын за компьютером — он весь све­ тится, горит», «появляется блеск в глазах, учащается дыхание».

Постепенно время игры за компьютером увеличивалось — просыпался в 13-14 часов дня, садился играть, сидел до 24-2 ча­ сов ночи. Перестал убирать за собой, пищу мать приносила прямо к компьютеру, иначе Андрей не ел совсем. Перестал за­ ниматься физическими упражнениями, следить за собой, с девочками и друзьями встречаться желания не было. А объяс­ нялось это так: «Нужно что-то делать, рассказывать им, напрягаться, расходовать деньги, а так сел и играешь...» Появи­ лись боли в спине, тики левого глаза. Андрей ясно видел все изменения в его жизни под воздействием компьютера, одна­ ко — «я могу бросить играть на компьютере, а не хочу. Стоит ли это делать, и зачем, я все равно к нему вернусь». Говорит, что не пожелает другим такого увлечения, знает, что компьютерные игры плохо влияют на зрение, меняют отношения с людьми, мировоззрение.

Попытки родителей ограничить общения сына с компьюте­ ром (забирали мышку, клавиатуру, другие части компьютера, кричали, воспитывали) вызывали бурную реакцию протеста («за компьютер стоял насмерть»). Андрей спал или «барабанил» по кнопкам пульта от телевизора, переключая каналы. Его раз­ дражительность, гнев, агрессивность (со слов мамы «как зверюга») серьезно тревожили родителей. Ночью смотрел теле­ визор, днем спал, употреблял в пищу только сладкое и фрукты, настроение было сниженным. Со слов Андрея, при вынужден­ ном перерыве возникало «ощущение опустошения, скуки», «вроде бы что-то внутри обрывается». Вышеизложенная сим­ птоматика возобновилась через три дня.

В октябре 2002 года родители обратились за помощью на ка­ федру психиатрии факультета последипломного образования Днепропетровской медицинской академии, где были проведе Глава ны анкетирование, психопатологическое, психологическое и нейрофизиологическое (компьютерная энцефалография) об­ следования.

Скрининговый способ диагностики компьютерной зависи­ мости показал наличие у пациента компьютерной зависимости (39 баллов). В результате анкетирования было выявлено, что Андрей чувствует за компьютером увлечение, любопытство, ве­ личие и могущество. Считает, что возможна реализация своих фантазий и желаний, создание новых образов, новых представ­ лений в виртуальном мире, что невозможно в реальном мире (быть не собой);

«можно почувствовать что-то новенькое, по­ высить настроение». Оказалось, что для него «войти» в игру психологически намного легче, чем «выйти» из нее. А. написал, что чувствует себя счастливым, находясь за компьютером, и по­ лучает больше удовольствия от общения в сети, чем в реальном мире. При этом сознался, что иногда чувствовал легкую дезори­ ентацию и зрительные эффекты после компьютерных игр.

Пациент посещал сеансы психотерапии и принимал амит риптилин (50 мг в сутки), феварин (100 мг в сутки).

Во время сеансов он соглашался с тем, что компьютерные игры действительно влияют на психику, на физическое здо­ ровье и забирают много времени. Компьютерная игра является высоко эмоциональной формой общения. «Предло­ жите мне что-либо еще, что заинтересовало бы меня, и тогда я подумаю!».

Но он не представлял себе свою жизнь по-другому, не видел, чем можно заниматься еще, хотя в беседе звучало желание пой­ ти работать, посещать спортзал. Но последующего развития эти идеи не получали. Появились проблемы с обучением, пропуски занятий, задолженности по предметам. Через время он отказал­ ся пить лекарства, объясняя это сонливостью и невозможностью играть. Появился негативизм к родителям и врачам.

Ситуация обострилась, когда в январе 2003 года сломался компьютер. В первые сутки у пациента отмечалось психомо­ торное возбуждение. Андрей бросал в сервант вазы, выбрасывал книги, грубил, исцарапал холодильник. На вторые сутки появилась аффективная симптоматика: снизилось на­ строение, исчез аппетит, непосредственно перед ночным сном отмечались трудности засыпания;

тревога и напряжение росли.

Некоторое время сидел перед телевизором, «щелкал каналы по 12 часов в сутки». По вечерам стал принимать горячие ванны, объясняя это желанием расслабиться и укрепить организм, по­ сле чего чувствовал облегчение. Пациента ничто не радовало, Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью все мысли были только о компьютере. На 3-й — 4-е сутки на­ блюдалась суицидальная тенденция. Андрей сообщил матери, что не «хочет больше жить» и просил дать яд, чтоб не «чувство­ вать больше этой скуки». Голос был монотонным, взгляд тусклым, периоды сниженного настроения сочетались с агрес­ сией и злобностью, тревогой. На 5-е сутки был назначен рисполепт в дозе 1 мг в сутки и амитриптилин в дозе 50 мг в сут­ ки. Первую неделю пациент не отмечал улучшения. Через неделю уменьшились тревога и напряжение, улучшились на­ строение, сон и аппетит, нормализовалось поведение.

В динамике через 3 месяца наблюдалось значительное улучше­ ние состояния пациента: исчезла потребность во все большем времени работы за компьютером, появился контроль поведе­ ния и времени, нормализовался ритм «сон-бодрствование».

Андрей пошел в университет, сдал долги по предметам, и впереди было написание курсовой работы. До апреля 2003 года состояние стабилизировалось, время работы за компьютером составляло 4-5 часов вдень, позже 23.00 уже не играл.

В дальнейшем проводились телефонные консультирования, пациент приезжал на консультации на кафедру. До июня года эмоциональные реакции во время компьютерных игр уменьшились, исчезли тики левого глаза, возобновился режим дня.

Психологическое обследование Тест Штур на определение интеллекта показал IQ=109. По типу темперамента — сангвиник (тест Айзенка). Уравновеше­ ны интра- и экстравсртированные тенденции.

По методике определения акцентуации личности (тест Шмишека) определяется тенденция к формированию гипер тимной, демонстративной и циклотимной личностной акцентуации. Отмечается эгоцентризм, потребность в призна­ нии и одобрении, свойственны частые изменения настроения, а также зависимость от внешних событий, склонен к депрес­ сии. Самооценка далека от объективности, склонен к повышенной раздражительности.

По методике диагностики межличностных отношений (тест Лири) на первый план в определении «Я-реального» выходит агрессивный тип (9 баллов). В 11-м классе для пациента была характерна пониженная самооценка, направленность на актив­ ную наглядную деятельность, негативно окрашенные эмоции, неуверенность, пассивность. Стандарт и конформность мыс­ лей и установок, обоснованность и обдуманность в принятии решений. Агрессивность по отношению к вышестоящим. Лег Глава кость в возникновении ощущения страха, опасности, недоверие. Повышенный уровень тревожности. Сенсибилизо ванный опросник для определения рукости показал выраженную праворукость (+20 баллов).

Нейрофизиологическое обследование (энцефалограмма) Достаточно давно у пациента на ЕЕГ отмечались признаки эпилептического механизма мозгового функционирования в виде очаговой пароксизмальной активности слева в височ но-теменной части, умеренных общемозговых изменений ирритативного характера.

Проведено компьютерное электроэнцефалографическое исследование с использованием аппаратурно-технического комплекса ДХ-2000 до и после предложенной пациенту его лю­ бимой компьютерной игры, в которую он играл в течение 15 минут. Определялся превалирующий патологический меха­ низм мозгового функционирования и его динамика в процессе обследования. Рассматривался индекс пароксизмальности, а также особенности средних компонент зрительных вызванных потенциалов.

Методика проведения исследования Проводилась регистрация суммарной биоэлектрической ак­ тивности головного мозга по 16 отведениям в течение следующих временных интервалов длительностью в 30 секунд:

фоновая запись ЭЭГ с открытыми глазами, 3-минутная гипер­ вентиляционная нагрузка, фотостимуляция 2 и 20 Гц. Была проведена также регистрация зрительных вызванных потенци­ алов после рандомизированной фотостимуляции с частотой 2 Гц, оценивались амплитудные показатели негативных и пози­ тивных волн N100 и Р300 в каждом из 16 электро­ энцефалографических отведений и их динамика в процессе об­ следования.

Были получены следующие результаты. На фоновой ЭЭГ при гипервентиляционной нагрузке до компьютерной игры у пациента была найдена патологическая активность в виде острых волн, с амплитудой до 120-150 мкв, и полифазных ком­ плексов острых волн с амплитудным превалированием в височно-теменной области справа;

суммарный индекс парок­ сизмальности в этой зоне мозга на фоновой записи составил 5%, а при гипервентиляции — 18%. После компьютерной игры индекс пароксизмальности в правой височно-теменной облас­ ти на фоновой записи составил 4%, а при гипервенти­ ляционной нагрузке — 12%.

Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью После проведения записи зрительных вызванных потенциа­ лов были получены следующие результаты, представленные в табл. 5.7.

Таблица 5.7. Амплитудные характеристики (мкв) волн ВП N и РЗООдо и после компьютерной игры пациента Отведение ЕЕГ До компьютерной После (система 10-20%) игры компьютерной игры N100 Р300 N100 Р Fpl 3 4 3 Fp2 3 5 2 F3 2 3 2 F4 3 6 2 СЗ 4 4 3 С4 3 4 3 Cz 4 5 3 Т1 6 6 3 Т2 8 8 9 ТЗ 5 7 3 Т4 7 11 9 Т5 4 3 4 Т6 7 12 9 РЗ 5 5 4 Р4 4 7 4 Ol 6 8 7 Данные свидетельствуют о значительном снижении ампли­ туды позитивной волны Р300 в правой височно-теменной области после компьютерной игры пациента по сравнению с фоновыми величинами, а также о некотором повышении ам­ плитуды негативной волны N100 в отведениях правой височно-теменной области. Полученные результаты исследо­ вания свидетельствуют о снижении степени выраженности патологического механизма мозгового функционирования у пациента после компьютерной игры (уменьшение показателей индекса пароксизмальности в височно-теменной области спра­ ва при гипервентиляционной нагрузке на 6%). Результаты, полученные посредством методики ЗВП, отображают значи Глава тельное снижение амплитуды волны Р300 в височно-теменных отделах мозга, особенно справа и в некотором смысле, умерен­ но выраженное повышение амплитуды негативной волны N в тех же зонах головного мозга. Это свидетельствует об умень­ шении разрядных возбудимых процессов в височно-теменной области, что может быть связано с усилением процессов десин хронизации биоэлектрической активности головного мозга и уменьшением явлений синхронизации после компьютер­ ной игры. Некоторое повышение амплитуды негативной волны может свидетельствовать об умеренном повышении ак­ тивности тормозных процессов в височно-теменных отделах мозга с подавляющей правосторонней латерализацией после компьютерной игры.

Таким образом, подводя итоги результатов исследования, можно прийти к выводу, что у обследованного пациента ком­ пьютерная игра приводила к повышению уравновешенности возбудимых и тормозных процессов в головном мозге, что про­ являлось, с одной стороны, в снижении степени выраженности пароксизмальной активности, уменьшении количества и дли­ тельности ее разрядов, а с другой стороны, в улучшении общего баланса между неспецифическими активирующими и тормоз­ ными системами головного мозга.

Обсуждение У пациента формирование игровой компьютерной зави­ симости проходило поэтапно. Сначала игра за компьютером носила ситуационный характер и позволяла рсализовывать неосознаваемые потребности в принятии роли (механизм формирования зависимости). Это был период легкого увле­ чения и он продолжался полгода. В дальнейшем наступил этап сформированной компьютерной зависимости (2-й этап), который характеризовался появлением в иерархии потребностей новой потребности —игры за компьютером, принимающей систематический характер. На этом этапе преобладали эмоционально-волевые расстройства, отмечал­ ся рост толерантности к компьютеру: потребность во все большем количестве времени работы за компьютером для достижения удовольствия;

значительное снижение эффекта от пребывания за компьютером в течение того же промежут­ ка времени, что и раньше.

На 3-м этапе зависимости наблюдаются признаки как пси­ хической, так и физической зависимостей. Постоянное «злоупотребление» компьютерными играми, безуспешные по­ пытки контролировать работу за компьютером. В структуре Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью синдрома актуализации компульсивного влечения преобла­ дают агрессивность, злобность, психомоторное возбуждение, непроизвольные «печатающие движения» пальцев рук, имеет место депрессивный синдром. Появились признаки дезадапта­ ции, социальные и психологические проблемы, связанные с обучением, отношением с родителями, друзьями. Периоды легкой дезориентации и зрительные эффекты после компью­ терных игр свидетельствуют о существенном влиянии избыточной работы за компьютером. В дальнейшем клиничес­ кая картина характеризовалась снижением толерантности к компьютеру при сохранении постоянства работы за ним, а так­ же наличием психопатологической симптоматики неврозоподобного и аффективного регистров. В процессе лече­ ния пациента рисполептом и амитриптилином нам удалось достичь ремиссии, которая согласно катамнестическим иссле­ дованиям продолжается уже в течение полутора лет.

Анализируя приведенные данные, следует выделить ряд санкционирующих компьютерозависимое поведение факто­ ров: генетическую отягощенность (алкоголизм и суициды у родственников), органический фон (перенесенные операции под общим наркозом), диагноз в детстве (неустойчивая психо­ патия, другие непсихотические расстройства в результате эпилепсии), характерологические особенности (эмоциональ­ ная неустойчивость, изменения настроения).

Следует отметить интересный момент, выявленный при нейрофизиологическом (электроэнцефалографическом) ис­ следовании нашего пациента. Сначала в состоянии абстиненции на ЭЭГ были отмечены более выраженная па роксизмальная активность, преимущество возбудимых процессов над тормозными (по вызванным потенциалам), а также повышенная активность медиобазальных структур ви­ сочных областей мозга. Мы купировали абстиненцию пациента, предоставив возможность играть в компьютерную игру, время игры составляло 30 минут, после чего наблюдали следующие изменения на ЭЭГ: уменьшились проявления па роксизмальной активности, увеличились явления десинхронизации за счет повышения активности неспецифи­ ческих активирующих систем мозга, были уравновешены тормозные и возбудимые процессы, несколько снизилась об­ щая активность медиобазальных структур головного мозга.

С целью коррекции поведения, когнитивных функций и стабилизации настроения мы применяли сочетание медика­ ментозной (рисполепт и амитриптилин) терапии и системы поэтапной коррекции компьютерной аддикции.

Глава 2. Клинический пример истории болезни пациента с первичной компьютерной зависимостью Максим, 1991 года рождения. Работает за компьютером с 10 лет (с 4-го класса).

Анамнез жизни Родился в семье рабочих единственным ребенком. Беремен­ ность протекала на фоне сильного токсикоза. Роды своевременные, стремительные. Вес при рождении — 3250 г, рост — 52 см. До года находился на грудном вскармливании.

Психомоторное развитие соответственно возрастным нормам.

В 6 мес. — сидит, в 1 год 2 мес. — ходит. Первые слова — до года, фразовая речь — в два года.

С детства был общительным, имел несколько близких дру­ зей. Воспитывался дома, детский садик не посещал. Родного отца мальчик не помнит, потому что отец ушел из семьи, когда сыну был I год. Через год мать вышла замуж второй раз. Отно­ шения с отчимом были хорошими. Мальчик считал его своим отцом, очень его полюбил.

В школу пошел в 6 лет на Кубани. Учился хорошо, старатель­ но, был любимым учеником в классе. Одно время пробовал заняться боксом — не понравилось. Родители ничего мальчику не запрещали. До 8 лет был страх темноты, поэтому спал со включенным светом. Когда Максиму исполнилось Юлет, роди­ тели решили расстаться. В разводе он обвиняет обоих родителей, но позже смирился с этим.

В 1997 году Максим с матерью переехали к бабушке в г. Днепропетровск, где он и пошел в новую школу. Не имел за­ интересованности к обучению, «тосковал» за старой школой, учился удовлетворительно. В компании одноклассников на­ учился курить, алкоголем не интересовался. Со слов матери, сын по характеру спокойный, добрый, общительный, немного застенчивый. Наследственность психическими заболевания­ ми, алкоголизмом не отягощена. До трех лет болел ОРЗ, перенес ларингит, тонзиллит;

в 1993 году — ветряную оспу.

Анамнез заболевания С начала 2000 года Максим начал пропускать занятия в шко­ ле, «было неинтересно», стал посещать компьютерный клуб.

«Компьютер я полюбил сразу, как только попал в клуб», — говорит Максим. Сначала деньги просил у матери — 2,50 грн.

за час. С каждым днем все больше хотелось проводить време­ ни за компьютером, играл в разные игры, искал информацию, изучал управление компьютером, возможности Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью Интернета. Начал ходить в клуб по ночам, а днем отдыхал, сле­ довательно, учебные занятия не посещал. Общался с такими же «компьютерщиками». Несмотря на беседы с бабушкой и ма­ мой, он убегал с уроков, не ночевал дома, хоть и обещал приходить вовремя. Мог взять деньги без разрешения, а затем начал выносить вещи. На вырученные деньги от продажи посе­ щал компьютерный клуб. Стал эмоционально лабильным, кричал по ночам. Мать обратилась к психиатру. В марте 2000 го­ да в городском ПНД амбулаторно было проведено лечение (седативная терапия, психотерапия), после чего мальчик стал спокойнее, более уравновешенным.

С начала 2001 года Максим опять начал выносить деньги без разрешения, выносил вещи из дома, на вырученные деньги по­ сещал компьютерный клуб. Мальчик хоть и считает себя общительным человеком в реальном мире, но говорит, что «в Интернете намного интереснее: можно общаться с людьми из разных уголков планеты, быть не собой, никто не видит, какой я в действительности;

познаешь много любопытного, нового».

Максим имел свое имя в клубе — «хакер», что ему очень нрави­ лось («звучит сильно»).

«Сначала я сидел за компьютером недолго, но время пробе­ гало так быстро, что ночь сменяла день, а ехать домой было уже поздно, поэтому и оставался в клубе». Позже, Максим уже не мог остановить свое влечение, прервать волевым усилием. Бе­ гал в клуб. Мог не спать целыми ночами, «сидеть» за компьютером по 12-14 часов в сутки. Не было времени даже ку­ шать, иногда друзья угощали чем-то. Когда не было еды, курил по 4-5 сигарет, но если пропускал компьютерный клуб, то ку­ рил по 15-20.

Мать всячески пыталась ограничить эти посещения: то иг­ норировала молчанием, то кричала. Однажды зафиксировала мальчика к батарее наручниками и оставила его дома. Каким-то образом ему удалось вытянуть руку, натянув рукав свитера, и пойти в Интернет- клуб. Тогда мать решила сделать по-другому, она попросила охранника клуба под любым предлогом не пус­ кать ее сына. Каково же было удивление охранника, когда ночью на улице он увидел сидящего Максима на цементной по­ верхности под дверью клуба. Увиденное настолько его поразило, что он пустил мальчика к «предмету увлечения».

Было время, когда компьютерный клуб не работал два дня.

Парень переживал неприятные ощущения, стал плаксивым, эмоционально лабильним, по ночам кричал, настроение было сниженным. Было только одно желание — скорее сесть за ком­ пьютер. Когда Максим вернулся к компьютеру, то Глава раздражительность, обида исчезли, настроение нормализова­ лось.

III и IV четверти 7-го класса в школу не ходил совсем. Мать привела сына в конце года сдавать зачеты и экзамены по всем предметам. С целью решения вопроса о последующем обуче­ нии в школе и диагностике состояния Максим был направлен в КУ «МКПНЦ». При госпитализации были жалобы (со слов ма­ тери) на пропуски школы, уходы из дома, раздражительность, кражи денег дома, нарушения сна.

В первые дни пребывания в детском отделении у пациента отмечались эмоциональная лабильность, волнение, раздражи­ тельность. Было тяжело заснуть, просыпался ночью, «думал о компьютере». Отмечал, что «желает действовать самостоятель­ но и свободно, чтобы иметь возможность отдаваться своим увлечениям, делать все, что сам считает правильным, заслужи­ вающим внимания». Настроение было сниженным, общался избирательно. На занятиях заинтересованности к обучению не проявлял. Скрининговый способ диагностики компьютерной зависимости показал наличие у пациента компьютерной ад дикции (38 баллов). Было проведено психологическое и нейрофизиологическое обследования.

Психический статус: выглядит соответственно возрасту.

Опрятен, одет чисто. Внешне несколько ослаблен, напряжен.

Во время беседы с интересом оглядывается вокруг, глазной контакт поддерживает. Взгляд бегающий. Блеск в глазах прояв­ ляется при упоминании о компьютере. Мимика живая, соответствует содержанию вопроса. Ориентация при контакте прямая, дистанцию изменить не пытался. Движения быстрые, адекватные теме беседы за интенсивностью и содержанием. За­ шел в кабинет, сел на предложенный стул. Осанка непринужденна, поступь свободна, ритмична. Занял всю по­ верхность сидения стула. Положил ногу на ногу, периодически качает ногой;

руки на бедрах. Во время обсуждения «неприят­ ных» тем меняет позу, склоняет голову книзу. Иногда движения становятся более живыми, жестикулирует (направленность жестов вверх), когда речь заходит о виртуальном мире. Досту­ пен речевому контакту. Охотно вступает в беседу, на вопрос отвечает по существу. В подробностях описывает свое увлече­ ние компьютером, свои ощущения, интересы в сети. Говорит, что «получает большое удовольствие от компьютера», «чувству­ ет себя могущественным, сильным». Не отказывается от пропусков занятий. Если не возможен контакте компьютером, «появляется ощущение пустоты». Темп речи — средний, голос умеренной громкости, модулируемый. К обследованию отно Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью сится напряженно. Понимает, что госпитализация вызвана тем, что он не ходит в школу, нарушал дисциплину, заинтересован компьютерами. Самостоятельно контролировать свое поведе­ ние не может. Настроение снижено, эмоционально лабилен.

Обманов восприятия не отмечается. Мышление логичное, по­ следовательное. Продуктивных расстройств мышления нет.

Окружающее воспринимает адекватно и четко. Верно ориенти­ рован в месте, времени и в личности. Уровень школьных знаний низок, не отвечает нужному уровню образования. В то же время хорошо ориентируется в социальных ситуациях, в компьютерах. Память не нарушена. Внимание отвлекаемое.

Критика к своему состоянию частична. Соглашается с тем, что его называют больным, но «серьезных признаков болезни не видит». Пассивно согласен на лечение.

Соматический статус: среднего роста, нормостенического телосложения. Кожные покровы чистые, слизистые блед­ но-розового цвета. Лимфатические узлы не пальпируются.

Дыхание свободное, через нос, ЧД 18 в минуту. В легких дыха­ ние везикулярное, хрипов нет. Тоны сердца чистые, ритмичные. АД=110 и 60 мм рт.ст. Пульс симметричный на лу­ чевых артериях, одинаковый, полный, 80 за 1 минуту. Живот мягкий, безболезненный. Печень и селезенка не пальпируют­ ся. Симптом Пастернацкого отрицательный с обеих сторон.

Физиологические отправления в норме.

Неврологический статус: лицо симметричное. Зрачки оди­ накового размера, фотореакция живая. Сухожильные рефлексы равнозначные, живые, патологические рефлексы не вызываются. Менингиальных знаков нет. Все виды чувстви­ тельности сохранены. В позе Ромберга устойчив, координаторные пробы выполняет уверенно.

Психологическое обследование. При психологическом обсле­ довании наблюдается изменчивость параметров психической деятельности в зависимости от направленности интересов и уровня мотивации. Во время выполнения заданий учебного ха­ рактера — низкие притязания и самооценка, быстрая пресыщаемость. При нейтральном содержании заданий, осо­ бенно в игровой форме, завышенные притязания и самооценка.

Аналитико-синтетическая деятельность на уровне восприя­ тия имеет достаточное развитие (X ст.), моторно-зрительная координация не нарушена (XII ст). Невербальное мышление характеризуется достаточным развитием кратковременной и оперативной памяти (VI ст). При запоминании 10 слов отмеча­ ются колебания внимания. Уровень абстрагирования и Глава объединения в норме. На наглядном уровне устанавливает при­ чинно-следственные связи и выделяет главную идею рассказа в картинках. Нет трудностей в запоминании литературных тек­ стов со скрытым содержанием.

Интеллектуальный показатель(1Q) составляет85. Вличное тной сфере наблюдаются элементы незрелости (нестабильность уровня притязаний и самооценки). Уровень знаний по школьной программе низкий в связи с пропусками занятий. При изучении личностной акцентуации посредством теста Шмишекабыл выставлен гипертимный тип, средняя кон­ формность и умеренная эмансипация.

При нейрофизиологическом исследовании (ЭЭГ) были вы­ явлены выраженные изменения с диффузным усилением медленно-волнового спектра, преобладание медленно-волно­ вого спектра слева, снижение уровня функциональной активности мозга.

Обсуждение В процессе клинического исследования, анализа анамнести­ ческих данных и результатов психологического исследования, были выделены следующие признаки психического рас­ стройства: стойкое, стереотипное поведение;

пропуски школьных занятий, уходы из дома, кражи вещей и денег, кото­ рые повторяются;

постоянная и фа за компьютером, которая имеет систематический характер. На этом этапе преобладали эмоционально-волевые расстройства, отмечался рост толеран­ тности к компьютеру: потребность во все большем количестве времени работы за компьютером для достижения удовольствия;

значительное снижение эффекта от пребывания за компьюте­ ром в течение того же промежутка времени, что и ранее.

Наблюдаются признаки психической зависимости. Посто­ янное «злоупотребление» компьютерными играми, безуспешные попытки контролировать работу за компьютером.

В структуре синдрома актуализации компульсивного влечения при компьютерной зависимости преобладают раздражитель­ ность, нарушение сна, непослушание, изменения настроения.

Появились признаки дезадаптации, социальные и психологи­ ческие проблемы, связанные с обучением, отношениями с родственниками, друзьями.

Таким образом, на основе критериев МКБ-10, можно поста­ вить диагноз: Социализированное расстройство поведения, зависимость от компьютера (F 91.2).

Основным методом лечения было проведение поэтапной коррекционной работы. Использовали когнитивно-бихевио Клинические особенности пациентов с компьютерной зависимостью ральную психотерапию в виде систематической десенси­ билизации и рациональных влияний, аутогенную тренировку в модификациях, направленных на развитие и усиление процес­ сов саморегуляции, самоконтроля и самообладания. При проведении психокоррекционной работы значительное внима­ ние уделялось ликвидации и дезактуализации психо травмирующих факторов и ситуаций.

Дополнительно были назначены ридазин, пирацетам, вита­ мины. На фоне проведенной терапии пациент стал спокойнее, улучшилось настроение. Появились реальные планы на про­ должение обучения в школе. С матерью решили поехать весной к отцу в Россию, что очень обрадовало Максима. Нормализо­ вался сон, быстро засыпал и ночью не просыпался. В процессе лечения пациента нам удалось достичь ремиссии, которая со­ гласно катамнестическим данным продолжается уже на протяжении трех лет.

Анализируя приведенные данные, следует выделить ряд санкционирующих компьютерозависимое поведение факто­ ров: психотравмирующие факторы (развод родителей, переезд в новое место, смена школы, окружения), характерологические особенности (эмоциональная неустойчивость, изменения на­ строения, нестабильность уровня притязаний и самооценки, незрелость л и ч ности).

«Тяжелую болезнь вначале легко выле­ чить, но трудно распознать, когда же она усилилась, ее легко распознать, но уже трудно вылечить».

И. Макиавелли Формирование правильного диагноза относительно ком­ пьютерной зависимости часто осложняется отсутствием официальных критериев для определения степени привязан­ ности к Интернету или компьютерным развлечениям.

Так Kimberly Young приводит четыре симптома (предсказа­ теля, опасных сигнала) компьютерной зависимости [66,78]:

• навязчивое желание проверять электронную почту;

• постоянное ожидание следующего выхода в Интернет;

• жалобы окружающих на то, что человек проводит слиш­ ком много времени за компьютером;

• жалобы окружающих на то, что человек расходует слиш­ ком много денег на деятельность за компьютером.

Kimberly Young разработала опросник из восьми вопросов, который является модификацией критериев диагностики пато­ логического влечения к азартным играм.

6.1. Способ диагностики Интернет-заивисимости (Kimberly Young, 1996) Краткий тест, с помощью которого можно определить сте­ пень зависимости от Интернета.

1. Чувствуете ли Вы себя озабоченным Интернетом (думаете ли Вы о предыдущих он-лайн сеансах и предвкушаете ли после­ дующие)?

2. Ощущаете ли Вы потребность в увеличении времени, про­ веденного в Сети?

Глава 3. Были ли у Вас безуспешные попытки контролировать, ограничить или прекратить использование Интернета?

4. Чувствуете ли Вы себя усталым, угнетенным или раздра­ женным при попытках ограничить или прекратить пользование Интернетом?

5. Находитесь ли Вы он-лайн больше, чем предполагали?

6. Были ли у Вас случаи, когда Вы рисковали получить про­ блемы на работе, учебе или в личной жизни из-за Интернета?

7. Случалось ли Вам лгать членам семьи, врачам или другим людям, чтобы скрыть время пребывания в Сети?

8. Используете ли Вы Интернет для того, чтобы уйти от про­ блем или от дурного настроения (например, от чувства беспомощности, виновности, раздраженности или депрессии)?

Пациент считается Интернет-зависимым в случае пяти или более положительных ответов на эти вопросы.

Кимберли Янг также создала опросник из двадцати вопро­ сов, который называется «Тест на Интернет аддикцию» и базируется на критериях диагностики компульсивного гэмблинга и алкоголизма. Доктор В. Лоскутова сделала перевод теста и адаптировала его для русскоязычного населения.

6.2. Способ диагностики Интернет-зависимости В. Лоскутовой (русскоязычная адаптация опросника Kimberly Young) Тест на Интернет-зависимость.

1. Часто ли Вы замечаете, что проводите он-лайн больше времени, чем намеревались?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 2. Часто ли Вы пренебрегаете домашними делами, чтобы провести больше времени в Сети?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 3. Часто ли Вы предпочитаете пребывание вести интимному общению с партнером?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 4. Часто ли Вы заводите новые знакомства с пользователями Интернет, находясь он-лайн?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 5. Часто ли окружающие интересуются количеством време­ ни, проводимым Вами в сети?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 6. Часто ли страдают Ваши успехи в учебе или работе, так как Вы слишком много времени проводите в сети?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда Диагностика компьютерной зависимости 7. Часто ли Вы проверяете электронную почту, раньше чем сделать что-то другое, более необходимое?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 8. Часто ли страдает Ваша производительность труда из-за увлечения Интернетом?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 9. Часто ли Вы занимаете оборонительную позицию и скрыт­ ничаете, когда Вас спрашивают, чем Вы занимаетесь в сети?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 10. Часто ли Вы блокируете беспокоящие мысли о Вашей ре­ альной жизни, утешительными мыслями об Интернете?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 11. Часто ли Вы обнаруживаете себя предвкушающим, как вновь окажетесь в Интернете?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 12. Часто ли Вы ощущаете, что жизнь без Интернета скучна, пуста и безрадостна?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 13. Часто ли Вы ругаетесь, кричите или иным образом выра­ жаете свою досаду, когда кто-то пытается отвлечь Вас от пребывания в сети?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 14. Часто ли Вы пренебрегаете сном, засиживаясь в Интер­ нете допоздна?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 15. Часто ли Вы предвкушаете, чем займетесь в Интернете, находясь офф-лайн, или фантазируете о пребывании он-лайн?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 16. Часто ли Вы говорите себе «еще минутку», находясь он-лайн?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 17. Часто ли терпите поражение в попытках сократить вре­ мя, проводимое в сети?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 18. Часто ли Вы пытаетесь скрыть количество времени, про­ водимое Вами в сети?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда 19. Часто ли Вы выбираете провести время в Интернете, вместо того, чтобы выбраться куда-либо с друзьями?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда Глава 20. Часто ли Вы испытываете депрессию, подавленность или нервозность, будучи вне сети и отмечаете, что это состояние проходит, как только Вы оказываетесь он-лайн?

Никогда или крайне редко Иногда Регулярно Часто Всегда Положительные ответы на 7 и более вопросов свидетельству­ ют о том, что необходимо обратиться к специалисту.

Более развернутую систему критериев диагностики ком­ пьютерной зависимости привёл Ivan Goldberg в 1996 году [19].

Эти критерии в большей степени отвечают медицинской моде­ ли диагностики аддиктивного поведения и оперируют такими категориями, как «толерантность», «абстиненция», симптомы психической и физической зависимости.

6.3. Критерии диагностики компьютерной зависимости (Ivan Goldberg, 1996) I. Толерантность:

А. Потребность во все большем количестве времени работы в сети для достижения удовольствия;

Б. Значительное снижение эффекта от пребывания в сети в течение того же промежутка времени, что и ранее.

II. Абстиненция:

A. Наличие 2 или более симптомов, что возникают в период от нескольких дней до I месяца после прекращения или умень­ шения длительности работы в сети:

1) психомоторное возбуждение;

2) тревога;

3) навязчивые мысли об Интернете;

4) фантазии или мечты о сети;

5) произвольные или непроизвольные «печатающие» дви­ жения пальцев рук.

Б. Наличие симптомов раздела (А) является причиной нару­ шений в служебной, семейной и/или других сферах социального функционирования;

B. Возобновление работы в Интернете или подобных on-line службах способствует уменьшению или исчезновению симпто­ мов абстиненции.

III. Периоды работы в сети оказываются более частыми и/или более длительными, чем планировалось.

IV. Наличие непреодолимого желания и/или безуспешные попытки прекратить или контролировать работу в сети.

V. Большое количество времени, посвящаемое имеющей от­ ношение к Интернету деятельности (покупка соответствующей Диагностика компьютерной зависимости литературы, поиски новых www броузеров, формирование фай­ лов и т.д.).

VI. Актуальные ранее виды социальной деятельности (се­ мейные, служебные, развлекательные и т.д.) прекращаются или сокращаются в связи с увлечением Интернетом.

VII. Использование сети продолжается, несмотря на оче­ видные и осознаваемые социальные и психологические проблемы, связанные с работой в Интернете (депривация сна, супружеские проблемы, опоздание на работу и утренние встре­ чи, пренебрежение служебными обязанностями и т.п.).

Расстройство имеет место, если присутствуют три или больше признаков, выявленных в течение последних 12 месяцев.

Причины, которые препятствуют достижению ожидаемого точного результата, мотивируются, по большей части, характе­ ром заложенных ответов, что адаптированы лишь к социально-общественной сфере США, дискретным форматом заложенных ответов по типу «никогда» или «очень часто», что граничит с получением неточных представлений относительно симптоматики компьютерной зависимости и невозможностью детальной интерпретации состояния личности.

Учитывая неоднородность и отсутствие официальных кри­ териев диагностики данного вида аддикции, нами был предложен скрининговый способ диагностики компьютерной зависимости.

6.4. Критерии диагностики компьютерной зависимости (Maressa Hecht Orzack, PhD, 1999) Наличие как минимум пяти из ниже перечисленных симптомов свидетельствуют о наличии компьютерной зависи­ мости:

• получение удовольствия, волнения или облегчения за компьютером. Увеличение времени, проводимого за ком­ пьютером, и возростание денежных расходов на компью­ терную деятельность;

• покупка нового программного и аппаратного обеспече­ ния для компьютера;

• изменения настроения вне компьютера / Интернета;

• появление тревоги, злости и депрессии вне компьютера/ Интернета;

• ощущение потери контроля и подавленности вне ком­ пьютера/ Интернета;

• постоянные мысли о компьютере или Интернете вне ком­ пьютера/ Интернета;

Глава • неудачные попытки контролировать время, проводимое за компьютером;

• использование компьютера с целью ухода оттекущих про­ блем;

• игнорирование своих обязанностей вследствие использо­ вания копьютера;

• потеря весомых взаимоотношений вследствие использо­ вания компьютера;

• ложь о количестве времени, проводимом за компьюте­ ром/в Интернете;

• ложь о деятельности, проводимой за компьютером/в Интернете;

• возникновение финансовых трудностей, возникших в результате злоупотребления компьютером / Интернетом;

• проблемы на работе или в учебе вследствие компьютер­ ной деятельности;

• проблемы со здоровьем вследствие компьютерной дея­ тельности.

6.5. Способ скрииииговой диагностики компьютерной зависимости (Л. Н. Юрьева, Т. Ю. Бояьбот) (патент на изобретение (11) 72366 А (51) 7 G09B3/00, G09B3/08, G09B3/00, А61В10/00 15.02.2005. Бюп. №2) 1. Как часто Вы ощущаете оживление, удовольствие, удов­ летворение или облегчение, находясь за компьютером (в сети)?

(1)- никогда (2)- редко (3)- часто (4)- очень часто 2. Как часто Вы предвкушаете пребывание за компьютером (в сети), думая и размышляя о том, как окажетесь за компьюте­ ром, откроете определенный сайт, найдете определённую информацию, заведете новые знакомства?

(1)- никогда (2)- редко (3)- часто (4)- очень часто 3. Как часто Вам необходимо всё больше времени проводить за компьютером (в сети) или тратить все больше денег для того, чтобы получить те же ощущения?

(1)- никогда (2)- редко (3)- часто (4)- очень часто 4. Как часто Вам удаётся самостоятельно прекратить работу за компьютером (в сети)?

(4)- никогда (3)- редко (2)- часто (1)- очень часто 5. Как часто Вы чувствуете нервозность, снижение настрое­ ния, раздражительность или пустоту вне компьютера (вне сети)?

(1)- никогда (2)- редко (3)- часто (4)- очень часто Диагностика компьютерной зависимости 6. Как часто Вы ощущаете потребность вернуться за ком­ пьютер (в сеть) для улучшения настроения или ухода от жизненных проблем?

(1)- никогда (2)- редко (3)- часто (4)- очень часто 7. Как часто Вы пренебрегаете семейными, общественными обязанностями и учебой из-за частой работы за компьютером (пребывания в сети)?

(1)- никогда (2)- редко (3)- часто (4)- очень часто 8. Как часто Вам приходится лгать, скрывать от родителей или преподавателей количество времени, проводимого за ком­ пьютером (в сети)?

(1)- никогда (2)- редко (3)- часто (4)- очень часто 9. Как часто существует актуализация или угроза потери дру­ жеских и/или семейных отношений, изменений финансовой стабильности, успехов в учёбе в связи с частой работой за ком­ пьютером (пребыванием в сети)?

(1)- никогда (2)- редко (3)- часто (4)- очень часто 10. Как часто Вы отмечаете физические симптомы, такие как: онемение и боли в кисти руки, боли в спине, сухость в гла­ зах, головные боли;

пренебрежение личной гигиеной, употребление пищи около компьютера?

(1)- никогда (2)- редко (3)- часто (4)- очень часто 11. Как часто Вы отмечаете нарушения сна или изменения режима сна в связи с частой работой за компьютером (в сети)?

(1)- никогда (2)- редко (3)- часто (4)- очень часто Оценка результатов:

До 15 баллов — 0 % риска развития компьютерной зависимос­ ти;

16-22 балла — стадия увлеченности;

23-37баллов — риск развития компьютерной зависимости (не­ обходимость проведения профилактических программ в последующем);

более 38 баллов — наличие компьютерной зависимости!

В основу изобретения была поставлена задача создать такой способ скрининговой диагностики компьютерной зависимос­ ти, который путем адаптации вариантов ответов к национальной социально-общественной сфере деятельности повышает объективность конечного результата при использо­ вании.

Глава Способ содержит 11 вопросов относительно проявлений эмоционального состояния личности за компьютером или в Интернете, рассуждений относительно реализации замыслов и предчувствия удовольствия, количества времени пребывания за компьютером и материальных расходов, связанных с этим, волевых свойств, ощущений, получаемых во время провожде­ ния компьютерного досуга, ассоциативного характера восприятия получаемого удовольствия, влияния увлечения компьютером на социально-бытовые обязанности, роли соци­ альных обязательств в повседневном быте, влияния компьютера на психофизическое состояние, режим сна и бодрствования. При этом возможным ответам «никогда», «ред­ ко», «часто» или «очень часто» присваивают баллы 1, 2, 3 и 4, соответственно. При оценке результатов оценивают стадию сформированной компьютерной зависимости, если сумма со­ ставляет 38 и больше баллов;

— стадию риска компьютерной зависимости, если сумма достигает 23-37 баллов;

— стадию увлеченности, если сумма равняется 16-22 баллам;

— отсутствие риска развития компьютерной зависимости, если 15 баллов и меньше.

Отличительными признаками предложенного способа явля­ ется использование промежуточных вариантов ответов, а именно — «редко» и «часто», как дополнительных оценочных критериев, присвоение баллов, например от 1 до 4, как показате­ лей симптоматических проявлений компьютерной зависимости.

Это выводит ожидаемые ответы к более достоверной области, содействует гибкой интерпретации состояния личности, поэто­ му позволяет дать объективный конечный результат.

Косвенным образом результаты тестирования позволяют выделить «группу риска» с признаками компьютерной зависи­ мости с целью применения эффективных профилактических программ, которые направлены на предупреждение развития психических и поведенческих расстройств.

Использование способа в психиатрии доказало, что оценка эмоционального состояния, волевых качеств, потребительских аспектов, способностей контролировать поведение, физичес­ кого и психологического влияний на пользователя, которые отражены в вопросах при помощи расширенного ряда «адапти­ рованных» показателей симптоматики компьютерной зависимости, позволяет дифференцировать исходные данные между стадиями «зависимости», «увлечения» и «риска возник­ новения», что информирует о повышении объективности результатов диагностики.

Диагностика компьютерной зависимости Таким образом, внедрение данного способа поможет прово­ дить эффективную скрининг-диагностику компьютерной зависимости как среди отдельных личностей, так и в группе пользователей компьютерными технологиями, а также одно­ временно оценить эмоциональное состояние личности, ее волевые свойства, способности к самоконтролю поведения, физическое и психологическое состояние. Высокая объектив­ ность конечного результата, которая обусловлена адаптацией вариантов ответов к национальной социально-общественной сфере деятельности посредством весьма простых средств, ин­ формирует о соответствии предложенного решения задачи диагностики.

i I t «Если мы вас лечим, мы помогаем вам сейчас. Если мы вас учим — мы помога­ ем вам всю жизнь».

Правило ВОЗ Вопросы профилактики Интернет-зависимости в настоя­ щее время практически не разработаны. Ряд зарубежных исследований авторы предлагают использовать для профилак­ тики и коррекции Интернет-аддикции (зависимости) online-психотерапию, другие исследователи считают недопус­ тимым использование компьютерных технологий и применение компьютера в процессе коррекции и лечения ком­ пьютерных аддиктов.

В большинстве случаев людей, которые больны «компью­ терной» болезнью, лечат точно так же, как наркоманов, в таких же клиниках и подобными методиками. Существуют и другие подходы к проблеме, но они не всегда являются достаточно эф­ фективными.

Недостаточная эффективность профилактических и кор рекционных программ обусловлена тем, что родственники пользователей и сами пользователи компьютеров не расцени­ вают признаки, характеризующие риск развития компьютер­ ной зависимости, как предболезненное состояние и обращают­ ся к специалистам только на этапе уже сформированной компьютерной зависимости.

Кроме того, пользователи компьютеров, их родители и учи­ теля не достаточно осведомлены как о первых признаках формирующейся зависимости, так и о профилактических ме­ рах, направленных на ее предотвращение.

Специалисты рекомендуют родителям использовать следу­ ющие стратегии для профилактики развития компьютерной зависимости:

1. Показывать личный положительный пример. Важно, что­ бы слова не расходились с делом. И если отец разрешает сыну Глава играть за компьютером не более часа в день, то и сам он не дол­ жен играть по три-четыре часа.

2. Ограничить время работы с компьютером, объяснив, что компьютер — не право, а привилегия, поэтому общение с ним подлежит контролю со стороны родителей. Резко запрещать ра­ ботать на компьютере нельзя. Если ребенок склонен к компьютерной зависимости, он может проводить за компьюте­ ром два часа в будний день и три — в выходной. Обязательно с перерывами.

3. Предложить другие возможности времяпровождения.

Можно составить список дел, которыми можно заняться в сво­ бодное время. Желательно, чтобы в списке были совместные занятия (походы в кино, на природу, и фа в шахматы и т. д.).

4. Использовать компьютер как элемент эффективного вос­ питания, в качестве поощрения (например, за правильно и вовремя сделанное домашнее задание, уборку квартиры и т. д.).

5. Обращать внимание на игры, в которые играют дети, так как некоторые из них могут стать причиной бессонницы, раз­ дражительности, агрессивности, специфических страхов.

6. Обсуждать игры вместе с ребенком. Отдавать предпочте­ ние развивающим играм. Крайне важно научить ребенка критически относиться к компьютерным играм, показывать, что это очень малая часть доступных развлечений, что жизнь гораздо разнообразней, что игра не заменит общения.

7. В случаях, если родители самостоятельно не могут спра­ виться с проблемой, обращаться к психологам, в специализированные центры.

Профилактика аддиктивного поведения приобретает осо­ бенную значимость в подростковом возрасте. Но особенно нужно уделять внимание тем, у кого уход от реальности еще не нашел своего яркого выражения, кто только начинает усваи­ вать аддиктивные патерны поведения в тяжелых спорах с потребностями среды, кто потенциально может быть вовлечен в разные виды аддиктивной реализации.

В соответствии с терминологией ВОЗ, выделяют первич­ ную, вторичную и третичную профилактику. Предупреждение развития патологического использования компьютеров отно­ сится к заданиям первичной профилактики. Она осуществляется по четырем основным направлениям и пред­ ставляет, во-первых, широкую воспитательную работу среди молодежи, во-вторых, санитарно-гигиеническое воспитание населения, в-третьих — общественные мероприятия по работе с компьютерными технологиями, в-четвертых, администра­ тивно-законодательные мероприятия.

Профилактика компьютерной зависимости Первичная профилактика направлена на улучшение психи­ ческой адаптации учеников, их межличностных отношений, на ознакомление с признаками развития компьютерной зависи­ мости и возможными ее последствиями.

Так, с учетом полученных данных о факторах риска развития данного расстройства и характеристики респондентов в начале формирования компьютерной зависимости нами были выделе­ ны следующие технологии первичной профилактической работы (табл. 7.1).

Таблица 7.1. Технологии первичной профилактики компьютерной зависимости Технологии Характеристи ка Информационные — публикации;

— телефон доверия;

— психологическая служба;

— социальная поддержка;

Образовательные — просветительские программы;

— программы обучения родителей;

— программы обучения педагогов, психологов, социальных работни­ ков;

— программы обучения работников компьютерных клубов;

— обучающие программы для уча­ щихся школ, лицеев и колледжей;

Занятости — клубная работа;

— дополнительное обучение;

— временное трудоустройство;

Коррекции семейных — формирование взаимоотноше­ отношений ний, способствующих полноцен­ ному воспитанию ребенка;

— общие интересы всех членов семьи, эмоциональная поддер­ жка, психологическая защита;

Религиозные — культура религиозных чувств, осознание высшей духовной и мо­ ральной силы Глава Целью информационных мероприятий является заполне­ ние информационного вакуума, что включает в себя необходимые регулярные публикации по профилактике ком­ пьютерной зависимости, телефон доверия, работа со специалистами, профессиональными психологами, создание «психологической службы» в сети. Информационный этап представляет собой также повышение компетенции под­ ростков в таких сферах, как культура межличностных отношений, технология общения, способы преодоления стрес­ совых ситуаций, конфликтология и проблемы аддиктивного поведения с рассмотрением основных аддиктивных механиз­ мов, видов аддиктивной реализации, динамики развития аддиктивного процесса и последствий. Рекомендованы тре­ нинги личностного роста с элементами коррекции отдельных личностных особенностей и форм поведения, которые включа­ ют формирование и развитие навыков работы над собой.

В структуре образовательных технологий есть обучающие программы по проблеме чрезмерного использования Интерне­ та или компьютера вообще для всего населения;

программы обучения родителей учеников общеобразовательных школ, колледжей и лицеев. Главная цель последней — научить роди­ телей строить свои взаимоотношения с детьми, избегая аддиктивных стереотипов, с акцентом на эмоциональной под­ держке. Образовательное направление включает в себя программы обучения педагогов, психологов и социальных ра­ ботников, работающих в учебных заведениях, обучение работников компьютерных клубов, установления норм и пра­ вил (суточная нагрузка, возрастные нормы) работы с компьютером. Следует сделать акцент на первых признаках за­ висимого поведения от компьютера (К. S. Young, 1998) [66,78]:

1. Навязчивое желание деятельности за компьютером.

2. Постоянное ожидание следующей работы за компьюте­ ром.

3. Жалобы окружающих на то, что человек проводит слиш­ ком много времени за компьютером.

4. Жалобы окружающих на то, что человек расходует слиш­ ком много денег на Интернет, на работу компьютера.

Учебные программы для учеников школ, лицеев, технику­ мов, студентов вузов должны повысить уровень знаний учеников относительно использования персональных компью­ теров. В связи с тем, что проблема аддиктивного поведения становится все актуальнее, целесообразно регулировать учеб­ ную нагрузку и активнее внедрять личностно ориентированный подход к образованию.

Профилактика компьютерной зависимости Нужно отметить значимость технологий занятости. Для подросткового возраста характерен поиск себя в мире. Клубная работа — спортивные секции, художественные кружки, допол­ нительное образование, факультативы;

кружки уменьшают запас свободного времени и увеличивают количество заданий, которые требуют, не только времени, но и занимают внимание подростка. Временное или частичное трудоустройство молодо­ го человека поможет найти свое предназначение в жизни.

Большое значение имеют семейные технологии. Формиро­ вание гармоничных взаимоотношений в семье, доверительные отношения между родителями и детьми, общие интересы всех членов семьи — неотъемлемая часть полноценного развития ребенка. Подросток нуждается в умеренном контроле над его действиями и умеренной опеке с тенденцией к развитию самос­ тоятельности и умения принимать ответственность за свою личную жизнь.

Неоценимый вклад в профилактику аддикции может внести культура религиозных чувств, если она ориентирована не на от­ ход от реальности существующего мира, а, напротив, наделяет человека высшей духовной и этической силой для противосто­ яния трудностям и аддиктивным влечениям. Духовное развитие также имеет значение для формирования почтенного отношения к своей личности и окружающим, что выступает крепким фундаментом для построения межличностных отно­ шений.

Вторичная профилактика основана на познании личности компьютерных аддиктов с учетом генеза и механизмов их пове­ дения и направлена на предупреждение развития компьютерной зависимости и возобновление личностного и социального статусов пациента.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.