WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Е.М. КОЛОМЕЙЦЕВА М.Н. МАКЕЕВА ЛЕКСИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ Министерство образования и науки Российской Федерации Тамбовский государственный

технический университет Е.М. Коломейцева, М.Н. Макеева ЛЕКСИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ Учебное пособие Тамбов Издательство ТГТУ 2004 ББК Ш13(Ан)-77 К612 Р е ц е н з е н т ы:

Кандидат филологических наук, доцент ТГУ им. Г.Р. Державина Г.В. Расторгуева Доктор филологических наук, профессор ТГТУ И.М. Попова Коломейцева Е.М., Макеева М.Н.

К61 Лексические проблемы перевода с английского 2 языка на русский: Учеб. пособие. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. 92 с.

Пособие преследует цель обобщения и системати зации проблем лексико-фразеологического характера английского языка и способов оформления перево дческих решений.

Пособие может быть полезно для самостоятельной подготовки студентов, ибо оно поможет им коррек тировать и совершенствовать свои знания и умения.

Данный материал может быть применен и для ра боты в аудитории для разрешения возникающих при переводе трудностей.

ББК Ш13(Ан)- ISBN 5-8265-0284-3 Коломейцева Е.М., Макеева М.Н., © Тамбовский государственный © технический университет (ТГТУ), Учебное издание КОЛОМЕЙЦЕВА Евгения Михайловна МАКЕЕВА Марина Николаевна ЛЕКСИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ Учебное пособие Редактор Т. М. Федченко Инженер по компьютерному макетированию М. Н. Рыжкова Подписано к печати 26.04. Формат 60 84 / 16. Бумага офсетная. Печать офсетная Гарнитура Тimes New Roman. Объем: 5,35 усл. печ. л.;

5,42 уч.-изд. л.

Тираж 150 экз. С. Издательско-полиграфический центр Тамбовского государственного технического университета 392000, Тамбов, Советская, 106, к. Авторы данного пособия преследовали цель обобщить и систематизировать проблемы лексико-фразеологического характера английского языка и способы их решения при переводе на рус ский язык.

Материал представлен в трех разделах. В первом освещаются вопросы контекста, его разновидно сти, компоненты экстралингвистической ситуации, которые необходимы для понимания и перевода тек стов. Кроме того, дается анализ способов перевода многозначных слов, эквивалентных и вариантных соответствий.

Вторая часть посвящена описанию возможных лексических трансформаций, их различных класси фикаций и их использованию при переводе.

В третьей части рассматривается специфика перевода отдельных разрядов лексики таких, как реа лии, термины, интернациональная и псевдо-интернациональная лексика.

Материалы пособия обобщают современные научные данные по перечисленным проблемам и со держат практические рекомендации для использования при переводе.

Пособие может быть полезно для самостоятельной подготовки студентов, ибо оно поможет им кор ректировать и совершенствовать свои знания и умения.

Данный материал может быть применен и для работы в аудитории для разрешения возникающих при переводе трудностей.

РОЛЬ КОНТЕКСТА ПРИ ПЕРЕВОДЕ При переводе текстов с английского языка на русский возникают многочисленные проблемы с выбо ром слов из-за полисемии английского языка. Контекст играет важную роль при выборе нужного значения.

Контекстуальные значения возникают в процессе употребления слов в речи, в зависимости от ок ружения, и реализуются под действием узкого, широкого и экстралингвистического контекста.

Под контекстом принято понимать языковое окружение, в котором употребляется та или иная лин гвистическая единица. Так, контекстом слова являются совокупность слов, грамматических форм и кон струкций, в окружении которых встречается данное слово.

В пределах общего понятия контекста различаются узкий контекст (или микроконтекст) и широкий контекст (или макроконтекст).

Узкий контекст – это контекст предложения, т.е. лингвистические единицы, составляющие окру жение данной единицы в пределах предложения.

Широкий контекст – языковое окружение данной единицы, выходящее за рамки предложения;

это текстовый контекст, т.е. совокупность языковых единиц, окружающих данную единицу в пределах, ле жащих вне данного предложения, в смежных с ним предложениях. Точные рамки широкого контекста указать нельзя – это может быть контекст группы предложений, абзаца, главы или даже всего произве дения в целом.

Узкий контекст можно разделить на:

- синтаксический;

- лексический.

1. Синтаксический контекст – это та синтаксическая конструкция, в которой употребляется данное слово, словосочетание или придаточное предложение.

2. Лексический контекст – это совокупность конкретных лексических единиц, слов и устойчивых словосочетаний, в окружении которых встречается данная единица.

Важнейшая функция контекста заключается в разрешении многозначности лингвистических еди ниц. Контекст как бы "снимает" у той или иной многозначной единицы все ее значения, кроме одного.

Тем самым контекст придает той или иной единице языка однозначность и делает возможным выбор одного из нескольких потенциально существующих эквивалентов данной единицы в языке перевода (ПЯ).

В процессе перевода для разрешения многозначности и определения выбора эквивалента иногда достаточно учета синтаксического контекста слова.

Например, burn – гореть, жечь.

Выбор определяется синтаксическим контекстом:

в непереходной конструкции (без прямого дополнения) = гореть;

в переходной, при наличии прямого дополнения или в форме страдательного залога = жечь.

The candle burns – свеча горит.

He burned the – он сжег бумаги.

papers to sink – тонуть (непереходный глагол), – топить (переходный глагол), to drive – ехать (непереходный глагол), – гнать, вести (переходный глагол).

Чаще выбор эквивалента определяется лишь с учетом лексического контекста данной единицы, од нозначность которой устанавливается в пределах определенного лексического окружения. Слово "look" с прилагательным "angry" означает "взгляд", а с прилагательным "European" – "вид": The town has a European look. – Город имеет европейский вид.

Рассмотрим еще несколько примеров.

Way to the town = дорога в город.

Way of doing it = способ, метод выполнения.

He has a friendly attitude. – Он ко всем относится по-дружески.

There is no sign of any change in the attitudes of the two sides. – В позициях, занимаемых обеими сто ронами, не видно никаких перемен.

He stood there in а threatening attitude. – Он стоял в угрожающей позе.

He is known for his anti-Soviet attitudes. – Он известен своими антисоветскими взглядами.

Широкий контекст помогает установить значение слова, когда узкого контекста бывает недостаточ но.

e.g. Then I got this book I was reading and sat down in my chair.

Chair – стул, кресло.

В данном предложении, однако не содержится никаких указаний, которыми мог бы руководство ваться переводчик при выборе русского эквивалента. Поэтому здесь необходимо обращение к широко му контексту. Спустя два предложения, в том же абзаце мы читаем: "The arms were in sad shape, because everybody was always sitting on them, but they were pretty comfortable chairs".

Указание на "arms" дает нам ключ к переводу.

Потом я взял книгу, которую читал, и сел в кресло.

Как уже говорилось, контекстуальные значения возникают в процессе употребления слов в речи, в за висимости от окружения и реализуются под действием узкого, широкого и экстралингвистического контек ста.

По степени частотности можно различать узуальные (повторяющиеся) и окказиональные (случай ные, индивидуальные) контекстуальные значения.

С течением времени узуальные контекстуальные значения переходят в разряд вариантных соответ ствий. Окказиональные значения являются проявлением субъективного употребления слов тем или иным автором и чаще всего встречаются в художественной литературе.

Именно окказиональное, необычное употребление слова и причины, побуждающие к этому, долж ны обязательно учитываться переводчиком. Лишь некоторые словари дают узуальные контекстуальные значения.

БАРС (Большой англо-русский словарь под ред. Гальперина) Academic year – учебный год.

Academic failure – неуспеваемость.

Academic – чисто теоретическое доказательство.

argument Словарь под ред. Мюллера дает только вариантные соответствия – академический, университет ский, академичный.

Ни в одном англо-русском словаре еще не зафиксированы типичные для общественно политической литературы значения следующих прилагательных:

Ruthless - бессовестный, - беззастенчивый, ни перед чем не останавливающийся.

Cynical - скептический, - коварный.

Wanton - зверское убийство.

murder The ruthless War Secretary Stanton. – не брезгующий никакими средствами военный министр Стен тон.

Cold-blooded plans – коварные планы.

Cynical appreciation – скептическая оценка экономиче of economic set-up ской конъюнктуры.

Wanton murder of – зверское убийство негров.

Negroes Наряду с этим имеют место случаи, когда даже максимально широкий контекст не содержит в себе никаких указаний относительно того, в каком значении употребляется в данном случае та или иная еди ница. В этих случаях для получения требуемой информации необходим выход за пределы языкового контекста и обращение к экстралингвистической ситуации (Я.И. Рецкер использует термины "экстралин гвистический контекст", составными частями которого являются предметная обстановка и речевая ситуа ция). Под "ситуацией" понимается, во-первых, ситуация общения, т.е. та обстановка, в которой соверша ется коммуникативный акт;

во-вторых, предмет сообщения, т.е. обстановка (совокупность фактов), опи сываемая в тексте;

в-третьих, участники коммуникации, т.е. пишущий, говорящий, слушающий, читаю щий.

Далеко не всегда из содержания отдельных частей текста или даже всего переводимого целого мо жет быть ясна идейная направленность произведения, идейная позиция автора. В подобных случаях идейную направленность текста приходится устанавливать при помощи экстралингвистического кон текста (по терминологии Я.И. Рецкера), или экстралингвистической ситуации (по терминологии Л.С.

Бархударова).

Ситуация общения, или предметная обстановка – это страна, к которой относится высказывание.

В книге Ф.Л. Аллена "Только вчера" о вытеснении автомобилем других средств транспорта гово рится: "The interurban trolley perished, or survived only as a pathetic anachronism" / F.Z. Allen "Only yesterday"/.

В Англии trolley означало бы троллейбус, но в США троллейбусов не было и нет, и trolley означает трамвай.

Нельзя раскрыть значение слова abolitionist без знания страны и эпохи, к которым оно относится, т.е. без учета ситуации и предмета сообщения.

В словаре Мюллера это слово вообще отсутствует, дается abolitionism аболиционизм – движение в пользу освобождения негров в США.

БАРС не переводит abolitionist, а интерпретирует: сторонник отмены, упразднения (закона и т.п.).

Как же перевести the abolitionist Al. Smith, если имеется в виду кандидат от республиканской партии на президентских выборах 1928 года? Конечно, в Америке 1920-х годов речь могла идти только об отме не "сухого закона".

Сторонник отмены сухого закона.

А вот в английской прессе 1950–60-х годов нередко упоминалось имя Сиднея Сильвермена.

The oldest abolitionist in the House of Commons. – Старейший поборник отмены смертной казни в Англии, автор соответствующего законопроекта.

Без знания обстановки перевод был бы невозможен.

Еще один пример необходимости знания экстралингвистических фактов.

Только учет особенностей газового освещения, предшествовавшего появлению электричества (а об этом в тексте ничего не говорится), поможет переводчику раскрыть смысл следующей фразы из книги Фернеса "The Americans. A Social History of the United States".

Если попытаться представить себе шипящие газовые рожки и дуговые лампы, станет вполне понят но, что "the very simplicity and silence of electricity made it inconspicuous" – Простота в обращении и бес шумность электричества помогли ему незаметно войти в быт.

При переводе прямой речи с английского специфической трудностью является передача личного местоимения "you". В свое время переводчики-формалисты считали, что в переводе с английского во обще нельзя пользоваться обращением на "ты". Здесь трудно установить твердые правила. Выбор меж ду "ты" и "вы" зависит от внеязыковых факторов: важно учитывать и эпоху, так как в прошлые века, особенно в Англии, было принято более церемонное обращение.

В отличие от русского и французского языка по-английски принято говорить в обществе о присут ствующем he или she. Даже в пьесах О. Уайльда персонажи из великосветского общества говорят о присутствующих уважаемых людях, на зывая их "он" или "она". Так, поступает, например, секретарь лорда Иллингворта в пьесе "Женщина, не стоящая внимания", говоря о своем патроне. Конечно, в русском переводе личное местоимение замене но словами "Лорд Иллингворт". Такая замена необходима и закономерна.

Нередко можно видеть, что журналисты в американских газетах называют президента Картера Джимми. Это совершенно недопустимо в переводе. Может, по-американски, это воспринимается как любезность, по-русски это амикошонство (чрезмерная фамильярность). Пожалуй в переводе поправка необходима не только для правильного обращения к тому, о ком говорится в высказывании, но и для адекватной передачи воздействия информации на читательскую аудиторию.

Особенно часто переводчику приходится учитывать экстралингвистические факторы при передаче прозвищ и бранных слов. Так, в романе Харпер Ли "Убить пересмешника" девчонку прозвали Scout (по английски boy-scout, но "разведчица" совершенно не соответствовало бы ее внешнему облику и харак теру, и переводчицы очень удачно окрестили "глазастиком". Там же Boo-Reedley превращен не менее удачно в "Страшилу Пэдли".

Чрезвычайно распространено и довольно широко по диапазону бранных оттенков bastard перево дится то как "гад", то как "обормот".

Весьма существенным обстоятельством, требующим большого такта от переводчика, является его обращение с грубыми, подчас нецензурными словами и выражениями, бытующими в современной анг лийской, американской и другой беллетристике и даже в периодической печати. В нашей литературе и прессе элементы "заборного" лексикона не допускаются, и эта здоровая тенденция несомненно уходит корнями в традиции русской классической литературы, которой всегда была чужда грубость языка.

Итак, как уже было сказано, одной из основных проблем перевода является выбор слова. Задача пе реводчика состоит в том, чтобы найти нужное слово, которое было бы адекватно английскому слову, т.е. имело бы то же значение, ту же стилистическую окраску и вызвало бы у читателя те же ассоциации.

В поисках нужного слова переводчик обычно обращается к синонимическому ряду в русском язы ке. Наличие синонимии дает переводчику возможность достичь адекватности при переводе.

She was very brave about it.

Слово brave переводится в словаре В.К. Мюллера как храбрый, смелый, превосходный, прекрасный.

Первые два значения этого слова явно не подходят в данном случае. Переводчик должен сам продлить синонимический ряд возможными синонимами – отважный, мужественный. Последний синоним вернее всего передает значение brave в данном случае.

Она очень мужественно перенесла это.

При выборе слова из синонимического ряда следует учитывать не только оттенки значения, но так же и степень интенсивности значения.

News that another ten Scottish pits are to be closed down brought last night a vehement demand for na tional action. /D.W., 1959 /.

Известие о том, что предстоит закрытие еще десяти шахт в Шотландии, вызвало вчера вечером ре шительное требование объединенных действий.

Словарь В.К. Мюллера дает следующие значения прилагательного vehement: сильный, неистовый.

Однако эти прилагательные не сочетаются со словом "требование", поэтому для перевода необходимо подыскать прилагательное, которое не уступало бы прилагательному vehement по интенсивности значе ний и в тоже время не нарушало бы привычной сочетаемости в русском языке.

Наличие в языке лексической синонимии ставит перед переводчиком особые задачи. Абсолютных синонимов в русском языке очень мало. Кроме того, синонимы не всегда взаимозаменяемы. Они могут быть пригодными в одном контексте и оказаться непригодными в другом.

Синонимы различаются:

- оттенками значения;

- степенью интенсивности выражения понятия;

- эмоциональной окрашенностью;

- принадлежностью к различным пластам словаря, т.е. своей стилистической окраской;

- своей сочетаемостью с другими словами.

В силу особенностей своего исторического развития английский язык богат синонимами. Это сино нимическое богатство английского языка широко используется во всех стилях письменной речи.

Синонимы употребляются для:

- усиления высказывания;

- уточнения понятия;

- избежания повторения и т.п.

Синонимы употребляются столь широко, что в английском языке образовались традиционные си нонимические парные сочетания. Такие парные сочетания встречаются во всех стилях речи.

Например, описывая Босини, каким он представляется молодому Джолиону, Голсуорси использует два синонима, отличающихся оттенками значения и степенью интенсивности.

"The man was unusual, not eccentric, but unusual."

Прилагательное unusual имеет значение "необычный", "странный". В данном контексте его следо вало бы передать русским словом "необычный", но из соображения благозвучности (неудачно близкое созвучие слов – необычный, эксцентричный) приходится прибегать к описательному синониму – "не такой, как все".

Этот человек был не такой, как все, в нем не было ничего эксцентричного, но именно не такой, как все.

Другой пример: the conscious, deliberate, calculated policy.

Эта цепочка синонимов носит явно эмфатический характер. Переводчик должен сохранить в пере воде нарастание интенсивности значения, которое очевидно ощущается в английском предложении:

Это сознательная, преднамеренная, заранее рассчитанная политика.

Ошибочно было бы думать, что в каждом отдельном случае синоним выполняет только одну функ цию. Часто синонимы употребляются одновременно для уточнения и усиления понятия. Характеризуя забывчивость миссис Никклби, Диккенс в юмористических целях использует три синонима.

Миссис Никклби рассказывала … "of a miraculous escape from some prison, but what one she couldn’t remember, effected by an officer whose name she had forgotten, confined for some crime which she didn’t clearly recollect".

… о чудесном побеге из тюрьмы, но из какой именно она не могла припомнить, о побеге офицера, но фамилию она позабыла, который был заключен за преступление, но за какое именно – ускользнуло из ее памяти.

Традиционные синонимические пары часто не сохраняются в переводе, иногда из-за отсутствия со ответствующего синонима в русском языке, иногда же потому, что такая пара может быть воспринята в русском языке только как плеоназм.

Н а п р и м е р: The purposes of western nations in pouring arms into the Middle East have been open and unconcealed.

Западные державы никогда не скрывали своих целей, поставляя оружие на Ближний Восток.

Наречие "никогда" частично передает эмфазу, создаваемую в английском языке синонимической парой, которая не может быть сохранена в переводе.

При переводе слова из синонимического ряда необходимо учитывать не только референциальное, но и прагматическое значение слова, определяющего его употребление.

Рассмотрим два ряда слов по значениям.

Референциальное Прагматическое 1. Враг I – человек, враж- нейтральное 2. Противник дебно относящийся к чему либо или к кому либо II – участник спор тивного состязания III 3. Неприятель I значение Термин военного II дела III – войска проти воположной сторо ны 4. Недруг I значение Поэтизм, возвы шенный регистр Enemy I и II значение Нейтр. воен. тер мин Adversary I, II и III значение книжное Opponent I значение книжное III значение Foe I и II значение поэтическое Итак, хотя в принципе любое из приведенных русских слов может быть переведено любым из анг лийских и наоборот, для правильного выбора соответствий необходимо учитывать и реферециальное и прагматическое значение.

Контекстуальное значение слов в процессе перевода раскрывается по определенным логико семантическим законам. Логическая основа переводческого процесса ясна уже из того, что в двух со поставляемых языках тождественность значения слов или высказывания зависит от тождественности передаваемого ими понятия. Анализируя контекст, в котором употребляется данное слово, мы устанав ливаем различные смысловые связи и отношения между термином, значение которого требуется опре делить, и другими словами, значение которых нам хорошо известно.

ЛЕКСИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ Приемы логического мышления, с помощью которых мы раскрываем значение иноязычного слова в контексте и находим ему русское соответствие, принято называть лексическими трансформациями.

Сущность трансформации заключается в замене переводимой лексической единицы словом или словосочетанием, которое реализует сему данной единицы исходного языка (ИЯ).

Рецкер Я.И. выделяет семь разновидностей лексических трансформаций, хотя не всегда можно чет ко классифицировать каждый пример перевода из-за переплетения категорий.

1. Дифференциация значений.

2. Конкретизация значений.

3. Генерализация значений.

4. Смысловое развитие.

5. Антонимический перевод.

6. Целостное преобразование.

7. Компенсация потерь в процессе перевода.

Нередко приемы трансформаций совмещаются, например, первые два. Все лексические трансфор мации основываются на формально-логических отношениях между понятиями.

Приемы логических трансформаций базируются на таких формально-логических категориях:

- подчинения;

- контрадикторности;

- перекрещивания;

- внеположенности.

Бархударов Л.С. рассматривает следующие случаи лексических замен:

- конкретизация;

- генерализация;

- замена следствия причиной и наоборот;

- антонимический перевод;

- компенсация.

Хотя на первый взгляд классификации лексических трансформаций Я.И. Рецкера и Л.С. Бархударо ва отличаются, суть одна и та же, ибо, как уже указывалось, многие приемы совмещаются.

Прием дифференциации и конкретизации Распространенность приемов дифференциации и конкретизации при переводе с английского языка на русский язык объясняется обилием в английском языке слов с широкой семантикой, которым нет прямого соответствия в русском языке.

Горский Д.П. в "Логике" пишет: "…отношение подчинения между понятиями имеет место … когда объем одного понятия составляет лишь часть объема другого понятия." Эта формально-логическая катего рия является основой трех взаимосвязанных приемов лексических трансформаций: дифференциации, кон кретизации в переводе посредством сужения и генерализации значений посредством расширения понятий.

Речь идет о том, что одному слову в русском языке, выражающему более широкое, недифференци рованое понятие, т.е. обозначающему более широкий класс денотатов, в другом языке, в английском язы ке, могут соответствовать два или несколько слов, каждое из которых выражает более узкое, дифферен цированное, сравнительно с русским языком, понятие т.е. относится к более ограниченному классу дено татов.

Рука – Arm, hand Нога – Leg, foot Часы – watch, clock Одеяло – blanket, quilt Заря – dawn, evening glow, sunset Столовая – dining-room место общественного пи тания mess-room армейская canteen на заводе, учреждении refectory при университетах, шко лах Каша – porridge рассыпчатая gruel жидкая Удобный – comfortable одежда, обувь, мебель convenient время, место Воздерживать- abstain от еды, питья ся – refrain от действий, поступков И, наоборот, семантически недифференцированными оказываются английские слова.

Stove – печка плитка Bud – почка бутон Cold – насморк простуда Cherry – вишня черешня Strawberry – земляника клубника Story – рассказ повесть Poem – стихотворение поэма Blue – голубой синий Stale – несвежий черствый спертый Crisp – рассыпчатое (о пе ченье) хрустящий (о снеге) свежий (об овощах) To marry – жениться, выходить за муж To wash – мыть, стирать To draw the раздвинуть, curtain – задернуть Из сказанного не следует делать вывод, что тот или иной язык не в состоянии обозначить то или иное понятие и в этом отношении менее развит, чем тот, в котором есть особый знак для данного поня тия. Любой язык в состоянии обозначить принципиально любое понятие – речь идет лишь о разных способах такого обозначения.

Из того, что русское слово "рука" по значению менее дифференцированно, чем английское arm и hand, не следует заключать, что средствами русского языка невозможно обозначить разницу между ки стью руки и остальной ее частью, равно как и из того факта, что английское cherry является семантиче ски недифференцированным по сравнению с русским "вишня" и "черешня", нельзя сделать вывод, что англичане не видят разницы между этими ягодами. Речь идет о другом, а именно о том, что один язык дает возможность не выражать разницы между определенными понятиями, в то время как другой вы нуждает пользующихся им обязательно выразить эту разницу.

Так, в русском языке в случае необходимости особо уточнить указания на ту или иную часть чело веческой руки прибегают к помощи специальных слов, таких, как плечо, предплечье, кисть;

но наличие в русском языке недифференцированного семантически слова "рука" дает возможность не уточнять в каждом отдельном случае разницы между arm и hand, в то время как английский язык как бы вынужда ет говорящего всякий раз уточнять эту разницу. Точно также средствами английского языка, в тех слу чаях, где это необходимо, можно уточнить разницу между вишней – sour cherry и черешней – sweet cherry, между синим цветом – dark blue и голубым – light blue.

Для перевода данное явление, как и многозначность, представляет трудность в том отношении, что при передаче слов, семантически недифференцированного в ИЯ;

необходимо произвести выбор между возможными соответствиями в ПЯ. Так, при передаче на английский язык русского "рука", каждый раз необходимо делать выбор между hand и arm, при передаче русского "часы" – между clock и watch.

В большинстве случаев возможность сделать правильный выбор обеспечивается показаниями кон текста – узкого или широкого.

Он держал в руке книгу. He was holding a book in the hand.

Она держала ребенка на руках. She was holding her baby in the arms.

Однако следует иметь в виду, что может встретиться контекст, не содержащий требуемого уточне ния и поэтому не дающий возможности произвести однозначный выбор эквивалента.

Он был ранен в руку. He was wounded in the arm.

He was wounded in the hand.

Правильный выбор возможен здесь при условии выхода за пределы языкового контекста и знания самой реальной обстановки. Так, для правильного перевода того места в романе А.С. Пушкина "Евге ний Онегин", где речь идет о "женских ножках", необходимо знание вкусов, нравов и моральных уста новок этой эпохи. Речь могла идти только о feet, но никак не о legs, что было бы, по тем временам, крайне неприличным. Нужно также знать, что в черновиках Пушкина на полях против соответствующе го места в тексте нарисованы именно feet, а не legs.

Итак, уже говорилось, что распространенность приемов дифференциации и конкретизации при переводе с английского языка на русский язык объясняется обилием в английском языке слов с ши рокой семантикой, которым нет прямого соответствия в русском языке.

Н а п р и м е р: Affection is the best substitute of love.

Ни одно из словарных соответствий (БАРС – привязанность, расположение, любовь) не подойдет, так как если бы автор имел в виду привязанность, он бы избрал attachment. Довольно расплывчатое зна чение слова affection, пожалуй, также неопределенно может быть передано "душевной склонностью, душевным расположением". Это пример дифференциации, возможный без конкретизации.

Конкретизация невозможна без дифференциации. Конкретизацией называется замена слов или словосочетания ИЯ с более широким референциальным значением словом или словосочетанием ПЯ с более узким значением. Конкретизация может быть языковой и контекстуальной.

При языковой конкретизации замена слова с широким значением словом с более узким значени ем обуславливается:

- расхождениями в строе двух языков;

- отсутствием в ПЯ лексической единицы, имеющей столь же широкое значение, что и передавае мая единица ИЯ;

- расхождение в стилистической характеристике;

- требованиями грамматического порядка (например, замена именного сказуемого глагольным).

Итак, английское существительное thing имеет очень абстрактное значение. The Shorter Oxford Dictionary определяет его как:

1) an entity of any kind;

2) that which is or may be an object of perception, knowledge or thought и переводится на русский язык как: вещь, предмет, дело, факт, случай, обстоятельство, произведе ние, существо.

Конкретизируются при переводе на русский язык глаголы движения come, go. Эти глаголы в отличие от русских глаголов движения не включают в свою семантику компонента, указывающего на способ пе редвижения, поэтому come при переводе конкретизируется как "приходить, прибывать, приезжать, под ходить, подбегать, приплывать, прилетать";

go – идти, ходить, ехать, отправляться, сходить, проходить, плыть, летать.

Обычной является конкретизация глаголов речи say и tell, которые могут переводиться как "го ворить, сказать, рассказать, (про)молвить, повторить, заметить, отметить, утверждать, сообщать, вы сказываться, спросить, возразить, приказать, велеть".

"So what" – I said" "Ну так что же?" – спрашиваю я.

"Hello", – I said when somebody answered the goddamn phone.

"Алло!" – крикнул я, когда кто-то подошел к этому треклятому телефону.

He told me to come right over, if I felt like it.

Велел хоть сейчас приходить, если надо.

"Thanks for telling me" – I said.

"Спасибо, что предупредила!" – говорю.

Прием конкретизации используется также и в передаче других слов с широким значением.

Dinny waited in a corridor which smelt of disinfectant.

Динни ожидала ее в сторонке в коридоре, пропахшем кароболкой.

Английскому disinfectant соответствует русское "дезинфицирующее средство", однако это выра жение стилистически приемлемо лишь в официально-научном жанре;

отсюда необходимость конкре тизации при переводе художественного текста.

Рассмотрим конкретизацию глагола be.

He is in Hollywood.

Он живет в Голливуде (в другом контексте могло бы быть "он работает в Голливуде").

I was in the office for about two hours, I guess.

Я просидел у него в кабинете часа два.

That was her first summer in Maine.

Она только первое лето проводила в Майне.

Then her blouse and stuff were on the seat. Her shoes and socks were on the floor, right underneath the chair, right next to each other.

Блузка и все прочее лежало на сиденье, а туфли со свернутыми носками внутри, стояли рядышком под стулом.

Name something you’d like to be.

Назови, кем бы тебе хотелось стать.

Вообще для перехода с английского языка на русский характерна замена слов общего значения типа the man, the woman, the person, the creature на конкретные имена собственные или существительные типа "старик, солдат, прохожий, хозяйка, собака, кошка". Это особенно важно при переводе художественной литературы, в которой неуместно слишком частое употребление слов абстрактного, обобщенного значе ния.

Контекстуальная конкретизация обусловливается факторами данного конкретного контекста, чаще всего стилистическими соображениями, например:

- необходимость завершения фазы;

- стремление избежать повторений;

- стремление достичь большей образности, наглядности.

You could hear him putting away his toilet articles.

Слышно было, как он убирает свои мыльницы и щетки.

Mr. Raymond sat up against the tree-trunk.

Мистер Раймонд сел и прислонился к дубу.

ПРИЕМ ГЕНЕРАЛИЗАЦИИ Генерализацией называется явление, обратное конкретизации – замена единицы ИЯ, имеющей более узкое значение, единицей ПЯ с более широким значением.

He comes over and visits me practically every weekend.

Он часто ко мне ездит, почти каждую неделю.

Then this girl gets killed, because she’s always speeding.

А потом девушка гибнет, потому что она вечно нарушает правила.

Jane used to drive to market with her mother in this la Salle convertible they had.

Джейн ездила со своей матерью на рынок на их машине.

ПРИЕМ СМЫСЛОВОГО РАЗВИТИЯ Прием смыслового развития заключается в замене словарного соответствия при переводе контексту альным, логически связанным с ним. Этот прием смыслового развития основан на формально-логической категории перекрещивания.

Горский Д.П. в "Логике" пишет: "…отношения перекрещивания имеют место, когда лишь часть од ного понятия входит в объем другого понятия".

Если учесть, что все знаменательные части речи делятся на три категории: предметы, процессы и признаки, то в ходе перевода наблюдается поразительное разнообразие замен как внутри каждой кате гории, так и между различными категориями. Для передачи одного и того же содержания средствами другого языка часто безразлично, какой формой слова будет выражено это содержание. Предмет может быть заменен его признаком, процесс предметом, признак предметом или процессом. Под процессом имеется в виду действие или состояние.

Так, слово или словосочетание ИЯ может заменяться при переводе словом или словосочетанием ПЯ, которое по логическим связям обозначает причину действия или состояния, обозначенного перево димой единицей ИЯ.

I don’t blame them.

Я их понимаю. (Я их не виню, потому что понимаю.) He always made you say everything twice.

Он всегда переспрашивал. (Все вынуждены были повторять сказанное, потому что он всегда пере спрашивал.) A lot of schools were home for vacation already.

Во многих пансионах и колледжах уже начались каникулы (начались каникулы, поэтому школь ники были уже дома).

Когда прием смыслового развития применяется при переводе глагольных сочетаний, важно наме тить четкие закономерности замен и установить взаимосвязи между процессом (действием или состоя нием), его причиной или следствием. Тогда сочетания двух элементов из трех возможных: причина, процесс, следствие, могут иметь шесть следующих вариантов.

1. Замена процесса его причиной.

2. Замена процесса его следствием.

I don’t think she’s living here at the moment. Her bed wasn’t slept in.

Я думаю, что она не живет здесь в настоящее время. Ее постель не смята.

Говорящая утром зашла в комнату и увидела, что постель, которую обычно она сама убирала, не смята. Вместо прямого перевода: "она не спала в своей постели" естественно отмечен результат. Про цесс заменен его следствием.

3. Замена причины процессом.

At last he found his voice. Он обрел дар речи наконец-то.

По-русски нельзя сказать: "он обрел голос" и даже "к нему вернулся голос", что означало бы вре менную потерю голоса у певца. Очевидно, причину следует заменить процессом.

4. Замена причины следствием.

"Have a seat there, boy", old Spenser said. He meant the bed. "Садись вон туда, мальчик", – сказал ста рый Спенсер. Он показывал на кровать (показывал, потому что имел в виду).

He was the kind of guy that hates to answer you right away.

Такие, как он, сразу не отвечают (Не отвечают, потому что не любят делать этого).

5. Замена следствия причиной.

6. Замена следствия процессом.

Эти типы встречаются реже и представляют меньший интерес.

АНТОНИМИЧЕСКИЙ ПЕРЕВОД Под этим названием в переводческой литературе известна широко распространенная комплексная лексико-грамматическая замена, сущность которой заключается в трансформации утвердительной кон струкции в отрицательную или, наоборот, отрицательной в утвердительную, сопровождаемая заменой одного из слов переводимого предложения ИЯ на его антоним в ПЯ (термин "антоним" обычно упот ребляют применительно к словам одного и того же языка;

здесь мы применяем его для обозначения от ношения между словами двух разных языков – ИЯ и ПЯ, имеющими прямо противоположные значе ния).

Антонимический перевод полностью основывается на формально-логической категории контрадик торности.

"Отношения контрадикторности (или отрицания понятия) имеют место между понятиями, которые получаются друг из друга путем операции отрицания. При антонимическом переводе категория контра дикторности включает не только отрицание, но и противопоставление" (Горский Д.П.).

Stradlater didn’t say anything.

Стрэдлейтор промолчал.

Здесь английская отрицательная конструкция передается русской утвердительной, а глагол "ска зать" say заменяется его русским антонимом "промолчать". Такая двойная замена дает в итоге то же са мое значение предложения в целом.

I am not kidding Я вам серьезно говорю.

I meant it, too.

И я не претворялся.

В целом при переводе на русский язык антонимический перевод имеет место при замене отрицатель ной конструкции на утвердительную.

She wasn’t looking too happy.

Вид у нее был довольно несчастный.

I don’t hate too many guys.

Я очень мало кого ненавижу.

I don’t believe this is a smoker.

По-моему этот вагон для некурящих.

I couldn’t think of anybody to call up.

Я подумал, что звонить мне некому.

Типично применение антонимического перевода при передаче на русский язык английской конст рукции not … until;

при этом until заменяется на: "лишь тогда", "только когда" (тогда), "когда".

He did not begin to calm down until he had cut the tops off every camellia bush Mrs. Dubose owned. Он немного опомнился лишь тогда, когда посбивал верхушки со всех камелий мисс Дюбоз.

They gave me the wrong book and I didn’t notice it till I got back to my room. Я только дома заметил, что мне дали не эту книгу.

Нужно иметь ввиду, что отрицание в английском языке выражается не только при помощи отрица тельной частицы "not", но и другими средствами, например, при помощи предлога "without".

He never met him afterwards without asking.

После этого он всякий раз при встрече спрашивал его.

Интересный случай анатомической замены наблюдается в следующем примере.

The Radley house had no screen doors.

Двери у них были сплошные.

Screen doors – "стеклянные двери" заменяется здесь антонимом "сплошная дверь".

Антонимы существуют и среди таких служебных частей речи, как предлоги и частицы.

Keep the child out of the sun.

Не держите ребенка на солнце.

Keep children out of mischief.

Не позволяйте детям шалить.

Особой разновидностью антонимического перевода является замена прилагательного или наречия в сравнительной или превосходной степени прилагательным (наречием) в положительной степени или на оборот.

She paid Riri’s parents the proper visit of condolence, but she neither ate less heartily nor slept less soundly.

Она, как водится, посетила родителей Рири, принесла им свои соболезнования. Но кушала по прежнему с аппетитом и спала так же крепко, как всегда.

I’m the most terrific liar you ever saw in your life.

Я ужасный лгун – такого вы никогда еще в жизни не видели.

It wasn’t as cold as the day before.

Стало теплее, чем вчера.

ПРИЕМ ЦЕЛОСТНОГО ПРЕОБРАЗОВАНИЯ И КОМПЕНСАЦИИ Прием целостного преобразования и компенсации основан на формально-логической категории внеположенности. В курсе логики говорится, что "отношения внеположенности имеют место, когда объемы двух понятий полностью исключают друг друга и при этом не исчерпывают области предметов, о которой ведется рассуждение".

(Горский Д.П.). Объемы же понятий исключают друг друга в тех случаях, когда множества, соответст вующие понятиям, не имеют общих элементов.

Отношения внеположенности иллюстрируются там же следующим образом: "Допустим мы рассуж даем о рыбах. Понятия "окунь" и "карп" в этом случае являются внеположенными, поскольку нет такой рыбы, которая одновременно была бы окунем и карпом, и в то же время окуни и карпы не исчерпывают всех рыб."

Эта формально-логическая категория является основой двух приемов лексической трансформации – целостного преобразования и компенсации.

Отношения внеположенности лежат в основе процесса смещения, т.е. использования названия смежного понятия в пределах одного родового понятия для наименования данного понятия. Так, на пример, в переводе на французский язык названия фильма "Летят журавли" произведена замена на ос нове отношения внеположенности. Поскольку французское слово "журавль" (grue) гораздо чаще упот ребляется в значении "проститутка", советский фильм известен во французском прокате под названием "Когда летят аисты". Эта замена продиктована особенностями французской лексики.

Прием целостного преобразования является определенной разновидностью смыслового развития.

Преобразуется внутренняя форма любого отрезка речевой цепи – от отдельного слова, большей частью сложного, до синтагмы, а порой и целого предложения. Причем преобразуется не по элементам, а цело стно, так, что связь между внутренней формой единиц ИЯ и ПЯ уже не прослеживается.

Логико-семантической основой этого приема служит отнесенность исходной и преобразованной единицы перевода к одному и тому же отрезку действительности. Если не всегда можно проследить до конца весь ход замещения сем в процессе целостного преобразования, то эквивалентность плана содер жания и адекватность текстов выражения каждый раз должны свидетельствовать о закономерности применения этого приема трансформации.

Традиция языковых контактов использовала ряд целостных преобразований частотных лексических единиц и закрепила их результаты как словарные соответствия – постоянные и вариантные.

Специфика живой разговорной речи чаще всего требует целостного преобразования при переводе.

What do you do? Здравствуйте Welcome! – добро пожаловать Never mind – ничего, не беспокойтесь Don’t mention it – не обращайте внимания Forget it – не стоит благодарности, не стоит говорить об этом Here you are – вот, пожалуйста Here’s to you – ваше здоровье Well done – браво, молодец Have done – хватит, довольно That’ll do – достаточно, хватит, можете идти, вы свободны Now then – ну-ка, скорей Well now – ну, что же Help yourself – кушай же, пожалуйста Отсутствие общих компонентов между английским словосочетанием и его русским соответствием дает право считать, что он произведен путем целостного преобразования.

Целостное преобразование служит универсальным средством перевода фразеологических единиц не только в разговорной речи, беллетристике, но и публицистике.

Пример из лекций Р. Палма Датта по новейшей истории.

Even the most perfunctory account of the plain facts would blow the myths sky-high. Даже беглое рас смотрение фактов не оставит камня на камне от созданного историками мифа.

ПРИЕМ ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ КОМПЕНСАЦИИ Федоров А.В. в книге " Основы общей теории перевода " описал сущность компенсации так: "В практике перевода встречается ряд случаев, когда не воспроизводится совсем или заменяется формаль но далеким тот или иной элемент подлинника, пропускается то или иное слово, словосочетание. Но не возможность передать отдельный элемент, отдельную особенность оригинала тоже не противоречит принципу переводимости, поскольку принцип переводимости относится ко всему произведению как к целому.

Конечно, целое существует не как какое-то абстрактное понятие, – оно состоит из конкретных эле ментов, которые, однако, существенны не каждый в отдельности и не в механической своей совокупно сти, а в системе, образуемой их сочетанием и составляющей единство с содержанием произведения. От сюда – возможность замен и компенсаций в системе целого, открывающей для этого разнообразные пу ти. Таким образом, утрата отдельного элемента, не играющего организующей роли, может не ощущать ся на фоне единого целого, он как бы растворяется в этом целом или заменяется другими элементами, иногда и не заданными оригиналом.

Отправным моментом для определения роли отдельного элемента в подлиннике, необходимости точной его передачи, а так же возможности или закономерности его пропуска или замены является со отношение содержания и формы в их единстве".

Итак, компенсация – это замена непередаваемого элемента подлинника элементом иного порядка в соответствии с общим идейно- художественным характером подлинника и там, где это представляется удобным по условиям русского языка.

Рецкер Я.И. различает два вида компенсации:

- семантическая;

- сплошная.

Семантическая компенсация часто применяется для восполнения пробелов, вызванных так назы ваемой "безэквивалентной лексикой", т.е. реалиями.

В пьесе Голсуорси "Побег" неоднократно упоминается реалия Burbury – непромокаемый плащ, вы пускавшийся фирмой Бербери.

В переводе эта реалия, очень характерная для Англии 1920-х годов, всюду заменена макинтошем. Ис ключительно удачная замена, так как и эта реалия английская.

Переводчик передает ту же самую информацию каким-либо другим средством, причем необяза тельно в том же самом месте текста, что и в подлиннике.

Широко пользуется приемом компенсации Р. Райт-Ковалева в своем переводе повести Сэлинджера "Над пропастью во ржи". Так, на первой же странице мы читаем:

My parents would have about two haemorrhages apiece if I told anything pretty personal about them.

У моих предков, наверно, случилось бы по два инфаркта на брата, если бы я стал болтать про их личные дела.

На первый взгляд может сложиться впечатление, что перевод этот не вполне эквивалентный, ибо английские слова parents и tell имеют нейтральную стилистическую и регистровую характеристику, в то время как русские "предки" (в значении "родители") и "болтать" относятся к фамильярному и неприну жденному регистру.

He made a speech that lasted about ten hours. Он отгрохал речь часов на десять.

Между тем, данный перевод, как и все подобные случаи, следует считать вполне эквивалентным.

Дело в том, что употребление маркированных по стилю и регистру слов "предки, болтать, отгрохать" и другие является здесь ничем иным, как компенсацией, которая восполняет потерю соответствующей стилистической и регистровой характеристики в других местах переводимого текста.

If there is one thing I hate,it’s the movies. Если я что ненавижу, так это кино.

Английское слово "movies" относится к непринужденному регистру, однако в русском языке нет слов, которые совпадали бы с ними как по референциальному, так и по грамматическому значению. По этому переводчица была вынуждена передать его при помощи нейтрального "кино".

Такого рода потеря информации (замена стилистически маркированных слов нейтральными) про исходит неоднократно на протяжении всего текста перевода и требует компенсации, к которой перево дчица и прибегает с целью эквивалентной передачи стилистической и регистровой характеристики все го текста в целом.

You could tell he was very ashamed of his parents and all, because they said "he don’t" and "she don’t" and stuff like that.

Сразу было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они говорят "хочут" и "хочете", и все в таком роде.

Как видно из примеров, компенсация используется особенно часто там, где необходимо передать чисто внутрилингвистические значения, характеризующие те или иные языковые особенности подлин ника – диалектальную окраску, неправильности или индивидуальные особенности речи, каламбуры, иг ру слов, а так же при передаче прагматических значений, когда не всегда можно найти прямое соответ ствие единице ИЯ в системе ПЯ.

Прием компенсации четко иллюстрирует положение: эквивалентность перевода обеспечивается не на уровне элементов текста, а всего переводимого текста в целом. Существуют непереводимые частно сти, но нет непереводимых текстов.

ПЕРЕВОД БЕЗЭКВИВАЛЕНТНОЙ ЛЕКСИКИ Под безэквивалентной лексикой имеются в виду лексические единицы (слова и устойчивые слово сочетания) одного из языков, которые не имеют ни полных, ни частичных эквивалентов среди лексиче ских единиц другого языка.

Термин "безэквивалентная лексика" употребляется только в смысле отсутствия соответствия той или иной лексической единицы в словарном составе другого языка. Но неправильно было бы понимать этот термин в смысле "невозможности перевода" данной лексики.

Любой язык в принципе может выразить любое понятие: отсутствие в словарном составе языка специального обозначения для кого-либо понятия в виде слова или устойчивого словосочетания не оз начает невозможности выразить это понятие средствами данного языка. Хотя в системе языка данный знак отсутствует, его содержание всегда может быть передано в речи в конкретном тексте при помощи целого ряда средств.

Безусловно, перевод лексики, не имеющей соответствия в ПЯ, представляет собой определенную трудность, но трудность эта вполне преодолима.

Из практики перевода известны следующие способы передачи безэквивалентной лексики.

1. Переводческая транслитерация и транскрипция Транслитерация – это передача средствами ПЯ графического (буквенного) состава слова ИЯ, а транскрипция – это передача звуковой формы буквами ПЯ. Эти способы применяются при передаче иноязычных имен собственных, географических наименований и названий разного рода компаний, фирм, пароходов, гостиниц, газет, журналов.

В русских газетах встречаются следующие транскрипции и транслитерации американских торговых и промышленных компаний:

"Дженерал моторс" "Бэнк оф Америка" "Дженерал электрик компани".

Этот способ широко применяется при передаче реалий;

он особенно распространен в общественно политической литературе и публицистике как переводной, так и оригинальной, но описывающей жизнь и события за рубежом. На страницах нашей прессы в последнее время стали встречаться следующие транскрипции английских слов и словосочетаний, не имеющих эквивалентов в русской лексике:

Drive-in – драйв-ин Teach-in – тич-ин Drugstore – драг-стор Public school – паблик скул Know-how – ноу хау Impeachment – импичмент В английской общественно-политической литературе можно встретить такие транслитерации рус ских реалий, как:

Agitprop, sovkhoz, technicum.

В практике перевода в свое время наблюдалась тенденция к широкому применению транслитерации и транскрипции при передаче иноязычных реалий, которая часто переходила в злоупотребление этим приемом. Критикуя такого рода злоупотребления переводческой транскрипцией в переводах произве дений Диккенса, выходивших в свет в тридцатых годах, известный переводчик и литературовед И.А.

Кашкин иронически писал: "Здоровая тенденция разумного приближения к фонетической точности на писания здесь переходит в свою противоположность…".

К общепринятым напиткам: джину, грогу, пуншу, элю навязываются еще: холендс, клерет, порт, тоди, хок, стаут, нигес, джулит, флип и т.д.

Точно так же к издавна известным кэбам, фаэтонам, кабриолетам, шарабанам пристраиваются: гиги, шезы, полюдоры, брумы, беруши, хепсомы и прочие.

В настоящее время прием транслитерации и транскрипции при переводе художественной литерату ры используется гораздо реже, чем прежде. Это вполне обосновано – передача звукового или буквенно го облика иноязычной лексической единицы не раскрывает ее значения, и такого рода слова читателю, не знающему ИЯ, остаются непонятными без соответствующих пояснений. Поэтому указанным прие мом при передаче иноязычных реалий следует пользоваться весьма разумно.

2. Калькирование Этот прием заключается в передаче безэквивалентной лексики ИЯ при помощи замены ее со ставных частей – морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний) их прямыми лексическими соответствиями в ПЯ.

Grand – большое жюри jury Backben – заднескамеечник cher Brain – утечка мозгов drain Как транскрипция и транслитерация, так и калькирование не всегда раскрывают читателю, не знакомому с ИЯ, значение переводимого слова или устойчивого словосочетания. Причины этого в том, что сложные составные слова и устойчивые словосочетания, при переводе которых калькирова ние используется чаще всего, нередко имеют значение, неравное сумме значений их компонентов, а поскольку при калькировании используются эквиваленты именно этих компонентов, значение всего лексического образования в целом может остаться нераскрытым. Так, неподготовленному читателю слово "заднескамеечник" вряд ли скажет что-нибудь без развернутых пояснений.

3. Описательный (разъяснительный) перевод Этот способ передачи безэквивалентной лексики заключается в раскрытии значения лексической единицы ИЯ, при помощи развернутых словосочетаний, раскрывающих существенные признаки обо значаемого данной лексической единицей явления, т.е. по сути дела, при помощи ее дефиниции (оп ределения) на ПЯ.

Вот несколько примеров описательного перевода английской безэквивалентной лексики на рус ский язык:

landslide – победа на выборах с большим перевесом голосов whistle stop speech – агитационное выступление кандидата во время остановки поезда bull – спекулянт, играющий на повышении биржевых ценностей bear –спекулянт, играющий на понижении биржевых ценностей coroner – следователь, производящий дознание в случае насильственной или скоропостижной смерти floorer – сильный удар, сшибающий с ног, (в переносном смысле) озадачивающий вопрос, труд ная задача.

В художественной литературе в переводе романа "Над пропастью во ржи" – The Catcher in the Rye. – переводчик выбирает следующий вариант: I used to caddy once in a while. Я ей носил палки для гольфа.

Приведем несколько случаев описательного перевода при передаче на английский язык русской безэквивалентной лексики:

щи – cabbage soup борщ – beetroot and cabbage soup, borschch пожарище – site of a recent fire, charred ruins погорелец – a person who has lost all his possessions in a fire агитпункт – voter education center дружинники – public order volunteers Нетрудно заметить, что описательный перевод, хотя он и раскрывает значение исходной безэк вивалентной лексики имеет тот серьезный недостаток, что он обычно оказывается весьма громозд ким и неэкономным. Поэтому, хотя он является обычным средством передачи значений безэквива лентной лексики в двуязычных словарях, при переводе текстов, особенно художественных, его при менение не всегда возможно, как применение транскрипции и калькирования. Часто переводчики прибегают к сочетанию двух приемов – транскрипции или калькирования и описательного перевода, давая его в сносках и в комментарии. Это дает возможность сочетать краткость и экономность средств выражения, свойственных транскрипции и калькированию, с раскрытием семантики данной единицы, достигаемой через описательный перевод: разъяснив однажды значение данной единицы, переводчик в дальнейшем может использовать транскрипцию или кальку, смысл которой уже будет понятен читателю.

Так, в статье Ю. Харламова "Рай для банкиров" дается транскрипция английского термина holding company как "холдинг-компания", вслед за чем в скобках приводится объяснительный пере вод: "Фирмы, которые непосредственно не управляют производством, а только держат в своих руках "портфельный капитал" – контрольные пакеты акций тех монополий, интересы которых они пред ставляют", в дальнейшем тексте статьи транскрипция "холдинг" употребляется без пояснений.

В данном случае возможен также приближенный перевод "компания-учредитель".

4. Приближенный перевод (перевод при помощи "аналога") заключается в подыскании при ближенного по значению соответствия в ПЯ для лексической единицы ИЯ, не имеющей в ПЯ точных соответствий Душегрей – vest Конечно, английское vest, означающее жилет или нательную фуфайку, лишь приблизительно пе редает значение русского "душегрейка", которая обозначает "женскую теплую кофту без рукавов";

тем не менее для целей перевода это неполное, приблизительное соответствие оказывается вполне достаточным. Такого рода приблизительные эквиваленты лексических единиц можно называть "ана логами".

"Аналоги" нередко используются в английской общественно-политической литературе для обо значения явлений, характерных для российской действительности (т.е. для передачи так называемых "руссизмов").

горсовет – municipal council председатель горсовета – mayor техникум – junior college (наряду с приведенной выше транскрипцией technicum) путевка в санаторий – vouch Хотя эти эквиваленты лишь приблизительно передают содержание соответствующих русских слов, все же за отсутствием в английском языке точных эквивалентов, их применение вполне оправдано, по скольку они дают некоторое представление о характере обозначаемого предмета или явления. Приме нение аналогов встречается и при передаче английской безэквивалентной лексики на русский язык, на пример:

drugstore – аптека know-how – секреты производства (технология, умение, знание дела) muffin – сдоба.

Применяя в процессе перевода "аналоги", следует иметь в виду, что они лишь приблизительно пе редают значение исходного слова и в некоторых случаях могут создать не вполне правильное представ ление о характере обозначаемого ими предмета или явления.

Так, обычная передача американизма drugstore как "аптека" не дает полного представления о функ циях этого заведения – в русских аптеках продаются только лекарства и (иногда) косметические средст ва, в то время как в американских "драгсторах" продаются также предметы первой необходимости: газе ты, журналы, кофе, мороженое и пр.;

кроме того, они функционируют как закусочные. Поэтому, когда реп лика героини одного из американских фильмов, демонстрировавшихся в свое время на наших экранах Food’s awful in drugstores – переводилась в субтитрах как "В аптеках плохо кормят", это вызывало непони мание у зрителей. В данном случае был бы уместен другой русский аналог – закусочная.

Учитывая это, опытные переводчики при использовании "аналогов" дают требуемые пояснения в комментариях к переводу. Так, русское "князь" принято переводить английским prince, однако это сло во по значению скорее совпадает с русским "принц". Поэтому английский читатель, встретив в переводе романа Ф.М. Достоевского "Идиот" князя Мышкина, может принять его за принца, что вызовет у него полное непонимание действительного положения вещей: правильно поэтому поступил переводчик Ю.М. Катцер, который дал в комментарии к роману пояснение того, кем были князья в дореволюцион ной России.

5. Трансформационный перевод В ряде случаев при передаче безэквивалентной лексики приходится прибегать к перестройке син таксической структуры предложения, к лексическим заменам с полным изменением значения исходного слова или же к тому и другому одновременно, т.е. к тому, что носит название лексико-грамматических трансформаций, поэтому в данном случае можно говорить о трансформационном переводе.

Так, английское glimpse, не имеющее эквивалентов среди русских существительных, часто упот ребляется в выражениях to have, или to catch a glimpse of something or somebody, что дает возможность применить в переводе глагол и тем самым прибегнуть к синтаксической перестройке предложения.

I could catch glimpses of him in the windows of the sitting-room.

Я видел, как его фигура мелькнула в окнах гостиной.

При передаче на русский язык английского exposure, не имеющего прямого соответствия, в ряде случаев можно прибегнуть к лексической замене.

He died of exposure.

Он умер от простуды (воспаления легких).

Он погиб от солнечного удара.

Он замерз в снегах.

Для правильного выбора одного из этих вариантов требуется обращение к широкому контексту или знанию экстралингвистической ситуации.

Итак, к безэквивалентной лексике относятся следующие группы слов 1. Имена собственные, географические наименования, названия учреждений, организаций, газет, пароходов и пр., не имеющие постоянных соответствий в лексике другого языка.

Однако есть и такие слова из этой группы, которые имеют постоянные соответствия.

John London Moscow George New-York The Crimea Shakespeare The Thames Pushkin Вообще говоря, не всегда можно провести четкую разграничительную черту между безэквивалент ными именами собственными и теми, которые имеют в словаре другого языка постоянные соответствия – то или иное имя собственное или географическое наименование, вначале не имевшее эквивалента в другом языке, может затем, неоднократно встречаясь на страницах периодической печати или художе ственной литературы, получить такое соответствие, т.е. окказиональный эквивалент переходит в узу альный, т.е. устойчивый.

Однако в целом можно сказать, что к числу безэквивалентной лексики относятся имена собствен ные и названия, малоизвестные для носителей другого языка.

2. Реалии, т.е. слова, обозначающие предметы, понятия и ситуации, не существующие в практиче ском опыте людей, говорящих на другом языке. Сюда относятся слова, обозначающие разного рода предметы материальной и духовной культуры, свойственные только данному народу, например, назва ния:

а) блюд национальной кухни щи muffin (сдоба) борщ toffee (ириска) рассольник butter-scotch (сахар, вареный в масле) б) видов народной одежды и обуви, танцев сарафан душегрейка кокошник лапти трепак гопак pop-goes-the weasel (англ. танец) в) виды устного народного творчества частушки limericks.

Сюда входят слова и устойчивые словосочетания, обозначающие характерные только для данной страны, политические учреждения и общественные явления.

Агитпункт primaries (первичные выборы) Красный уголок caucus (собрание комитета политической партии для выработки планов и решений) ударник дружинник 3. Случайные лакуны – это те единицы словаря одного из языков, которым по каким-то причинам нет соответствий в лексическом словаре другого языка.

Например, в английском языке нет слова, соответствующего русскому "сутки".

Я приеду через сутки. I shall come back in 24 hours.

Если подчеркивать непрерывность, круглосуточность действия, то используется сочетание day and night Они работали четверо суток. They worked four days and nights.

Подобным образом в английском языке отсутствуют словарные соответствия русских существи тельных: кипяток, именинник, погорелец, пожарище.

С другой стороны в русском языке отсутствуют лексические соответствия английским словам:

glimpse, floorer, exposure (в значении подверженность воздействию сил природы: дождя, солнца, ветра, холода).

В целом можно констатировать, что выбор той или иной возможности передачи собственных имен, сохранивших определенную семантику, – т.е. выбор транслитерации, транскрипции или перевода обу славливается традицией, с которой не могут не считаться переводчики даже в тех случаях, когда они встречаются с именами вымышленными или прозвищами, хотя здесь колебания значительно чаще.

Unter den Linden – Унтер ден Линден. Под липами.

Прозвища исторических лиц переводятся:

Карл Великий Филипп Красивый Названия современных газет транслитерируются, несмотря на наличие в них отчетливой семантики "Юманите", "Морнинг стар", "Дейли Телеграф".

Что касается собственных имен, не имеющих своей семантики в современном языке, то по отноше нию к ним, вопрос о переводе не встает. Лишь в степени подчеркивания их иноязычной формы (напри мер: в переводах с французского на русский язык при передаче женских имен типа Лиз, Лизет, Луиз, Аннет) или известного приспособления к морфологической норме русского языка (путем присоедине ния окончания женского рода, например, Лизетта, Луиза, Анна) сказываются отчасти те же тенденции к подчеркиванию или ослаблению иноязычной характеристики.

Когда дело касается широко распространенных названий (больших городов, рек, известных истори ческих личностей) или употребительных имен, переводчик руководствуется традицией – независимо от возможности ближе подойти к подлинному звучанию. Мы напишем Гамбург, а не Хамбург, Париж, а не Пари, Рим, а не Рома.

Иногда традиционное русское написание бывает достаточно близким к точной фонетической форме иноязычного имени: Шиллер, Байрон, Данте, Мекленбург, Бранденбург.

В некоторых случаях традиция потребует для разных текстов разной передачи одного и того же имени: так, английское George, как правило, транскрибируется в форме Джордж, но когда это имя коро ля, оно транслитерируется в форме Георг. Ломка же установившейся традиции всегда затруднительна, так как легко может привести к непониманию того, что речь идет о названии городов, рек, лиц, давно известных в другом написании:

Рейн – Райн Сена – Сэн Париж – Пари.

Предпосылкой для верной передачи слов, выражающих реалии материального быта, является пра вильное представление о самих вещах, стоящих за этими словами. Если же сама вещь не названа прямо, а описана перефрастически, или изображена метафорически, то задача еще осложняется. Чем более чу жда и далека сама действительность с ее отдельными деталями, тем легче возникают ошибки, неточно сти понимания, приблизительность перевода как в плоскости вещественного содержания, выражаемого им, так и в стилистическом разрезе.

Возможности передачи слов, обозначающих специфические реалии сводятся к трем типовым слу чаям.

1. Транслитерация – непосредственное использование данного слова, обозначающего реалию или его корня в написании буквами своего языка или в сочетании с суффиксами своего языка.

2. Создание слова или сложного слова или словосочетания соответствующего предмета на основе элементов морфологических написаний, уже реально существующих в языке.

3. Использование слова, обозначающего нечто близкое (хотя и не тождественное) по функции к иноязычной реалии – приблизительный перевод, уточняемый в условиях контекста, а иногда гранича щий с описанием.

Нет такого слова, которое не могло бы быть переведено на другой язык, хотя бы описательно, т.е.

распространенным сочетанием слов данного языка.

Транслитерация и транскрипция используется именно тогда, когда важно соблюсти лексическую краткость обозначения, соответствующую его привычности в языке подлинника, и вместе с тем под черкнуть специфичность называемой вещи или понятия, если нет точного соответствия в языке перево да.

Пэр, мэр, лендлорд, эсквайр, мисс, сэр.

Оценивая целесообразность применения транслитерации, необходимо точно учитывать, насколько важна передача этой специфичности. Если же этого не требуется, то использование транслитерации превращается в злоупотребление иностранными заимствованиями, приводит к затемнению смысла и к засорению родного языка.

Второй способ передачи слов, обозначающих специфические реалии, а именно создание нового слова или словосочетания встречается в русских переводах реже, чем первый:

skyscraper– небоскреб.

Третий способ состоит в использовании слов родного языка, обозначающих нечто близкое или по хожее по функции, хотя бы и не абсолютно тождественное.

Швейцар, привратник, привратница – консьерж.

ПЕРЕВОД ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ЛЕКСИКИ По степени распространенности в английском и русском языках интернациональная лексика зани мает видное место, и перевод ее имеет свои особенности.

К интернациональной лексике обычно относятся слова, имеющие в результате взаимовлияний или случайных совпадений внешне сходную форму и некоторые одинаковые значения в разных языках. Из вестно, что интернациональные слова попадают в тот или иной язык благодаря заимствованию из дру гого языка, либо вследствие того, что два данных языка заимствовали соответствующее слово из како го-нибудь третьего языка (латинского, греческого). Например:

Accumulator Alphabet Bulldog Barbarism Cafeteria Economic Catastrophe Element Electric Film Energy Philosopher Legal Трудности перевода интернациональной лексики состоят в том, что переводчик, особенно начи нающий, нередко забывает о таком понятии, как "употребляемость слова", и, находясь под впечатлени ем знакомой графической формы слова, допускает в переводе буквализмы и нарушает нормы родного языка, особенно в области сочетаемости слов. Между тем "слова, ассоциируемые и отождествляемые благодаря сходству в плане выражения в двух языках, в плане содержания или по употреблению не полностью соответствуют или даже полностью не соответствуют друг другу, называются псевдоинтер национальными, именно поэтому слова такого типа получили название "ложных друзей переводчика".

Английские Перевод на основе кон Буквальный пере словосоче- текста и других дополни вод тания тельных факторов Substantive Субъективное Конкретное предложение, proposal предложение предложение по сущест ву, существенное предложе ние Dynamic Динамичная Гибкая программа, program программа действенная программа Double Двойной стандарт Двойственный подход, standard двойная мерка Progress Доклад о про- Доклад о ходе работы, report грессе доклад о выполненной работе Community Собственность Общее имущество супру property коммуны гов Однако не следует думать, что перевод такой лексики вообще не допускает использования приема дословного перевода. Это возможно, если буквальное значение представляет собой адекватную переда чу мысли оригинала.

Code point – кодовая точка.

Colour correction – цветокорректура.

Cumulate reference – кумулировать библиографию.

В тоже время допустимость буквального перевода терминов и терминологических сочетаний может послужить и источником ошибок в переводе.

Исследователь научно-технического перевода А.Л. Пумпянский к основным причинам, приводя щим к ошибкам, относит:

- убежденность в однозначности слов и грамматических форм;

- смешение графического облика слова;

- ошибочное использование аналогии;

- перевод слов более конкретными значениями, чем они фактически имеют;

- неумение подыскать русское значение для перевода английских слов и лексических и граммати ческих сочетаний;

- незнание закономерностей изложения английского научно-технического материала и способа его передачи на русский язык.

В литературе отмечаются следующие возможности расхождения значений интернациональных и соответствующих русских слов.

1. Русское слово совпадает с английским, но не во всех значениях, а лишь в одном-двух. В эту группу интернациональной лексики входит сравнительно большое количество слов, перевод которых представляет существенные трудности:

В русском языке слово сателлит = государство – сателлит означает марионеточное государство.

В английском языке satellite означает:

1) сателлит, спутник;

2) искусственный спутник;

3) член свиты, участник торжественного кортежа, сопровождающее лицо;

4) приспешник, приверженец;

5) государство-сателлит;

6) город-спутник;

7) спутник хромосомы.

И наоборот русские слова "аудитория", "аудитория читателей" шире по значению, потому что "ау дитория" в английском это auditorium, а "аудитория читателей" – это the readership, the reading audience, the readers’market.

Например: У этой книги большая аудитория читателей. The book has a good market.

2. Некоторые сходные по форме слова нередко имеют различные основные значения. Слова этой категории требуют особого внимания со стороны переводчика, поскольку они легко могут ввести в за блуждение и послужить причиной грубых ошибок:

activities = деятельность активность;

communal – общественный, а не коммунальный;

aspirant – претендент на что-либо, но никогда не аспирант;

sympathetic – сочувствующий, а не симпатичный;

sympathetic strike – забастовка солидарности;

typography – книгопечатанье, а не типография.

Благодаря сходству по своей внешней форме со словами русского языка интернациональная лекси ка обычно усваивается изучающими иностранный язык в виде жесткой однозначной связи, что на прак тике приводит к нарушению стилистических форм словоупотребления.

Так, слово faculty прочно зарезервировано в нашем сознании в значении "факультет" из-за созвучия, но не в смысле "преподавательский состав", хотя именно такое значение имеет это слово. Institution – это, разумеется, институт, в лучшем случае "учреждение", хотя это может быть "детское учреждение", "сиротский приют".

Типичные примеры неправильного перевода Неточный перевод (влия- Терминологи Слово или ние слов, имеющих сход- ческий адек словосочета ную графическую форму ватный пере ние с русскими словами) вод Фальшивые False documents Forged документы documents, papers Финальная Final game for the cup Cup final игра на кубок Секретная Secret information Classified информация information Фальшивый False bill Fabricated ac счет count Проблемы от- Father and son problem Generation gap цов и детей Выступить To speak officially To go on record официально Средства мас- Means of mass information Mass media совой инфор мации Не для прессы Not for the press Off the record, (указание for background журналистам) Комплексная Complex program Package plan, программа для tour путешествен ников Итак есть две причины неадекватного перевода:

1. Однозначная смысловая связь одного слова с другим, что нарушает стилистические нормы речи.

2. Несовершенство в плане полноты раскрытия значений русско-английских словарей.

СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА Адекватный перевод невозможен без учета стилистической стороны подлинника. Определение В.В.

Виноградова – "Стиль – общественно осознанная и функционально обусловленная, внутренне объеди ненная совокупность приемов употребления, отбора и сочетания средств речевого общения в сфере того или иного общенародного, общенационального языка, соотносимая с другими такими же способами выражения, которые служат для иных целей, выполняют иные функции в речевой общественной прак тике данного народа", – с исчерпывающей полнотой раскрывает лингвистическую сущность стиля.

Не следует думать, что проблема стиля возникает лишь при переводе художественного текста. Лю бая газетная статья, даже газетная информация имеет более или менее ясно выраженную стилистиче скую характеристику. Более того, если главное для переводчика художественной прозы в стилистиче ском плане – воссоздать индивидуальный "почерк" автора, передать его голос средствами другого язы ка, то перед переводчиком публицистики, газетно-информационного материала может стоять и более простая, и более сложная задача. Ведь публицистический стиль изучен гораздо хуже, чем стиль художе ственной литературы, а газетно-информационной – и того менее.

Поэтому при переводе возникает вопрос: нужно ли передавать стилистическое своеобразие текста и если да, то какими средствами.

В основном это вопрос о том, следует ли равняться на стиль нашей прессы или на стиль оригинала. Или вообще пренебречь трудно передаваемыми стилистическими характеристиками текста.

Однозначного ответа на этот вопрос не существует. Прежде всего, важно учитывать назначение пе ревода. Далеко не всегда стилистическая изощренность материала, призванного, в первую очередь, ин формировать и убеждать, способствуют его усвоению в другой стране на языке перевода. Конечно, если это памфлет, фельетон, ораторская речь, материал такого рода будет выхолощен в переводе не сохра нившем его стиль. Другое дело, когда переводится текст информационного или пропагандистского ха рактера и за стилистическими деревьями читатель может не увидеть леса. Ведь те специфические прие мы украшательства, которыми пользуются иностранные газеты и журналы, подчас носят столь узкона циональный или даже местный характер, что могут быть переданы в переводе лишь в сопровождении подробных примечаний.

В большинстве случаев такие примечания лишь загромождают текст и ничего не дают ни уму, ни серд цу нашего читателя.

Любые стилистические средства экспрессивны, так как имеют эмоциональное или оценочное дей ствие. Нередко даже нейтральные в стилистическом отношении языковые средства могут приобретать экспрессивное значение. Переводчик должен учитывать и стилистическую и экспрессивную сторону подлинника. Анализируя стилистическую и экспрессивную характеристику отдельных звеньев языко вой ткани и соотнеся их с общим идейно-художественным замыслом автора, он устанавливает экспрес сивно-стилистическую тональность подлинника.

Конечно, даже квалифицированный переводчик не всегда может знать стилистическую характери стику слова, определяемую его принадлежностью к функционально-стилистическому слою лексики.

Это затруднение преодолевается с помощью толковых или параллельных словарей. Как известно, слова нейтрального в стилистическом отношении слоя (около 90 % лексики) обычно не имеют никаких поме ток. Слова, находящиеся "выше" или "ниже" этого слоя (так называемая периферийная лексика), снабжа ются стилистическими пометками. К сожалению, различные словари нередко по-разному квалифицируют одни и те же слова. Чаще всего это относится к лексике литературно-разговорных слов с пометками: раз говорное, фамильярное, просторечное, сленг, жаргон;

реже наблюдается разнобой в лексике с пометами:

книжное, официальное, канцелярское, поэтическое, архаичное, устарелое.

Но определить стилистическую принадлежность слова – это лишь полдела. Важно найти в русском языке слово, соответствующее не только по смыслу, но и стилю. Очень часто в русском языке не оказы вается полного стилистического соответствия, периферийному английскому слову. Даже когда парал лельный словарь дает русское соответствие, принадлежащее к той или иной стилистической категории, что и иноязычное слово, нередко это соответствие не может быть использовано из-за неадекватности экспрессивного значения.

Так для слова "grub" БАРС дает только одно соответствие "жратва" с пометкой груб. Однако рус ское слово гораздо грубее английского и к тому же относится к просторечию, тогда как английское сло во считается коллоквиализмом и из сленга перешло в разговорную категорию. Оно произносится даже в официальной ситуации. В последнем романе Кронина врач, приехавший на работу в швейцарскую кли нику, спрашивает местного врача: "What about the grub?" – "А как здесь жратва?". Но тут мы как раз сталкиваемся с распространенным явлением:

в русском языке нет слова, стилистически адекватному английскому. "Еда, пища" – слова нейтрального стиля, а дальше только грубые синонимы – "жратва, шамовка". Таким образом, экспрессивная адекват ность является решающим компонентом при выборе слова в переводе.

Разумеется, лексический материал важная, но не всегда важнейшая характеристика стиля. Характер стиля определяется всей совокупностью средств с их отношением к выражаемому содержанию, к идей но-художественному замыслу автора. Насколько сложная эта проблема, можно видеть из диаметрально противоположных оценок стиля писателей, даже классиков английской литературы.

Один из столпов английской стилистики профессор Джеймс Мерри высоко ставит литературный стиль Дефо, тогда как другие специалисты считают, что если Дефо читают, то вопреки его плохому стилю.

Причины лексических и грамматических трансформаций при переводе с английского языка на рус ский коренятся в национальных особенностях обоих языков. Их стилистические системы тоже имеют свой национальный характер. Стилистические приемы разных языков в основном одни и те же, однако их функционирование в речи различно. Одни и те же приемы имеют разную степень употребительно сти, выполняют разные функции и имеют разный удельный вес в стилистической системе каждого язы ка, чем и объясняется необходимость трансформаций. Стилистические замены так же возможны и не обходимы, как замены грамматические и лексические.

При осуществлении лексических и грамматических трансформаций переводчик руководствуется принципом передачи лексического или грамматического значения слова или формы. При передаче сти листического значения переводчик должен руководствоваться тем же принципом – воссоздавать в пере воде тот же эффект, т.е. вызвать у читателя аналогичную реакцию, хотя часто ему приходится достигать этого, прибегая совершенно к другим средствам.

A vault of a schoolroom – класс, похожий на склеп.

Образное описание класса передано разными стилистическими приемами, но их функция передана адекватна. Переводчик не должен стремиться сохранить самый прием, но должен обязательно воспро извести его функцию в данном контексте.

Не следует так же забывать и о том, что почти все стилистические приемы многофункциональны. И так же как в многозначном слове английского и русского языков могут не совпадать отдельные лекси ческо-семантические варианты, так же могут различаться отдельные функции одного и того же стили стического приема. Таким образом, и при сравнении стилистических приемов выявляются полные сов падения, частичные совпадения и несовпадения функций.

В качестве иллюстрации можно сравнить функции аллитерации в английском и русском языках.

Эвфоническая функция аллитерации совпадает в обоих языках – в этой функции аллитерация является одним из основных приемов поэтической речи. Однако использование аллитерации для благозвучия в прозе более характерно для английского языка. Вторая функция аллитерации – логическая. Аллитера ция как бы поддерживает тесную связь между компонентами высказывания. Особенно ярко аллитера ция показывает спаянность эпитета с определяемым словом. Это наблюдается в равной степени и в анг лийской, и в русской поэзии:

"silent sea" (Coleridge);

"dusty death" (Shakespeare);

"ночное небо над Невой" (Пушкин).

Несомненно во всех этих примерах сочетаются обе функции аллитерации – наряду с благозвучием при ее помощи создается тесная связь между эпитетом и определяемым словом. В английском языке аллитерация в логической функции используется во всех видах экспрессивной прозы.

Nothing befalls him (the author) that he cannot transmute into a stanza, a song or a story. (Maugham).

Все, что происходит с писателем, может найти свое воплощение в песне, поэме или повести.

Третья функция аллитерации в английском языке – привлечь внимание читателя – имеет очень ши рокое распространение, особенно в названиях литературных произведений, газетных заголовках и часто в самих статьях.

Love’s Labours Lost. (Shakespeare);

Sense and Sensibility. (Austin);

Nicholas Nickleby. (Dickens);

Pen, Pencil and Poison. (Wilde).

Сохранение аллитерации при переводе почти всегда невозможно и совершенно необязательно.

Еще чаще употребляется аллитерация в этой функции в газетных заголовках для придания им бро скости и привлечения внимания. И в этом случае ее передача в переводе обычно невозможна и не нуж на, ибо в русской газете этот прием не употребляется.

"Rolls on the Rocks" – "Банкротство компании Роллс Ройс".

Сохранение аллитерации при переводе заголовка "Bacon Blow" лингвистически возможно (Бэконом по башке), но это настолько шло бы вразрез с нормами русского газетного стиля, что такой заголовок был бы совершенно абсурдным и стилистически неприемлемым.

Изучение функциональных стилей и стилистических приемов имеет большое значение для перево да. Переводчику следует отдавать себе ясный отчет не только в лингвистических и стилистических осо бенностях, характерных для каждого стиля английского языка, но и в специфических особенностях со ответствующих стилей русского языка. Это исключит возможность привнесения стилистически чуждых элементов в перевод, что важно и для перевода специальных текстов и художественной литературы.

Чрезвычайно важно различать в переводимом тексте оригинальное и тривиальное для того, чтобы избежать, с одной стороны, нивелировки, а сдругой – изменения акцентирования, и сохранить стили стическую равноценность – этот необходимый компонент адекватного перевода. Всегда существует опасность сгладить и обесцветить оригинал или сделать перевод более ярким и стилистически окра шенным.

Сопоставление переводов с любого из западно-европейских языков на русский показывает, что сплошь да рядом вместо стилистически нейтральных слов в подлиннике в переводе появляются экс прессивно окрашенные слова. Закономерность этого явления подтверждается анализом переводов с русского на другие языки. Наряду с более ярко выраженной экспрессивностью русская лексика отлича ется и большей конкретностью, что уже отмечалось в разделе о лексической конкретизации.

Так выбор выразительного слова объясняется нередко выразительностью соседнего слова или более широкого контекста. В русском языке экспрессивно-стилистическое согласование – один из законов словоупотребления. Например, 15 значений слова "go" в БАРСе – податься, сломаться, рухнуть, раско лоться и т.д. – все эти глаголы отличаются высокой экспрессивностью.

Английские глаголы действия часто требуют более конкретного и точного их значения в переводе, причем, русский глагол будет гораздо эмоциональнее и выразительнее, чем английский. В ряде случаев, наряду с экспрессивностью русский глагол передает и динамику действия, подразумеваемую, но прямо не выраженную английским предложением. Этот комплекс оттенков, привносимых приемом экспрес сивной конкретизации можно наблюдать и при переводе весьма распространенных глаголов, таких как:

take, give, open, close, offer, put, begin, finish, lend.

Часто прием экспрессивной конкретизации используется для выделения и подчеркивания иронии.

Mrs. Forrester was not the kind of woman to whom you can offer condolences.

(W.S. Maugham. The Creative Impulse) К такой женщине, как миссис Форрестер, не сунешься с утешеньями.

I have written few pages that I feel I could not improve and far too many that I have left with dissatisfac tion because, try as I would, I could do no better.

(W.S. Maugham. The Summing Up) Я знаю, что среди написанных мною страниц, мало таких, которые я не мог бы улучшить, и слиш ком много таких, на которые я махнул рукой, потому что не смог добиться лучшего, как ни старался.

Экспрессивно-прагматическая конкретизация сочетает в себе эмоциональную окраску с логической основой. Русский язык не терпит вакуума, неполноты, незаконченности мысли, в особенности тогда, когда внезапный обрыв фразы может привести к недоразумению или абсурду. Это ни в коей мере не оз начает, что в переводе следует избегать эллипсиса или аллюзий. Эти стилистические приемы имеют права гражданства в русском и других языках и переводчик обязан их воспроизводить. Прагматическая основа конкретизации при переводе на русский язык требует законченности мысли, выраженной в под линнике образными средствами.

He had cast a stone and now watched the ripples. (I. Murdoch. An Unofficial Rose).

Важно учесть, что Феликс Мичем, о котором идет речь, в данный момент вовсе не сидел у воды, и ка мень был воображаемый. Перед этим сказано:

"Феликс пребывал в каком-то странном состоянии. Он был сильно влюблен… успокаивала его от срочка, во время которой внешние факторы работали на него. Он бросил в воду камень, и теперь смотрел, как расходятся круги."

Если бы в русской фразе было сказано "он бросил камень" без добавления "в воду", это могло бы вызвать недоумение у читателя.

Повтор является более распространенным стилистическим приемом в английском языке, чем в рус ском. Даже в художественной прозе в прямой речи персонажей повтор приходится часто компенсиро вать. Например, в рассказе Т. Гарди "Рассеянные музыканты" встречается пятикратный повтор слова "stop":

"Stop! Stop! Stop! Stop! Stop!" В русском языке едва ли возможно его сохранение, гораздо естественнее передать заложенную в таком повторе эмфазу какими-то лексическими усилителями.

"Перестаньте, сию минуту перестаньте! Да перестаньте же!" В некоторых случаях повтор как стилистический прием обязательно должен быть сохранен в пере воде, но из-за различной сочетаемости и различной семантической структуры многозначного слова или слова в широком значении в английском языке и русском языке приходится прибегать к замене и ком пенсации.

…its very smell, a bouquet left by hundred years of rich food, rich wine, rich cigars, and rich women.

… ее атмосфера, аромат, источаемый на протяжении целого века роскошными обедами, дорогими винами, дорогими сигаретами и роскошными дамами.

При переводе приходится прибегать к синонимическому повтору прилагательных "роскошный" и "дорогой". Обрамляющий повтор является некоторой компенсацией неизбежной потери.

Еще пример повтора.

The bedroom doors we passed were open revealing litters of tissue paper and unmade beds, servants strug gling with suitcases and guests struggling into their coats. Everybody seemed in a struggling hurry all of a sud den.

Двери спален, мимо которых мы пробегали, были распахнуты: всюду валялась папиросная бумага, постели были не убраны, слуги поспешно затягивали ремни тяжелых чемоданов, гости поспешно, не попадая сразу в рукава, надевали пальто, все происходило в какой-то судорожной спешке.

Здесь "struggling" употреблено 2 раза в свободном сочетании и один раз в лексически связанном значении (to struggle into a coat). Ключом к переводу служило слово "hurry", взятое в разных вариантах – "поспешно, спешка". Смысловой компонент слов "поспешно", "спешка" является лексической единицей повтора, цель которого передать суету и спешку утреннего разъезда гостей. Повтор этих слов выполня ет ту же функцию, что и повтор слова "struggling" в оригинале.

Метафора употребляется во всех эмоционально-окрашенных стилях речи. Однако в стиле художе ственной литературы метафора всегда носит оригинальный характер. Сохранение оригинальной мета форы в переводе художественной литературы обязательно. Если это невозможно по каким-либо языко вым причинам (разная сочетаемость, разная семантическая структура) переводчику следует прибегнуть к компенсации или замене.

Вот пример из рассказа О. Харн в переводе Ю.И. Жукова сохраняет весь образный рисунок ориги нала, но полностью "перетасовывает" все его компоненты.

They passed so, that resemblance of a thrush and a hawk in terrific immobility in mid-air, this an apparition like suddenness: a soft clatter of hooves in the sore needle and were gone, the man stooping,the woman leaning forward like a tableau of flight and pursuit on a lightning bolt.

Они появились неожиданно как духи, и также неожиданно исчезли в мягком cтуке копыт по сухим сосновым иглам;

женщина устремилась вперед, мужчина ее преследует – две птицы, застывшие в быст ром полете, коршун и его добыча.

Иногда трудность передачи метафоры в переводе заключается в том, что в ее основе лежит фразео логическое сочетание, которое не имеет своего образного эквивалента в русском языке.

Never before had Lucy met that negative English silence in its full perfection, in its full cruelty. Her own edges began to curl up in sympathy.

В этом случае происходит перераспределение сем, оживление основного, второго денотативного зна чения слова "edge" – "край, кромка" – "edges curled up". Однако одновременно присутствует значение обоих фразеологизмов "раздражать".

Никогда еще Люси не сталкивалась с таким абсолютным молчанием, столь характерным для англи чан и столь беспощадным: и в ней самой начало закипать негодование.

В переводе оказалось невозможным сохранить столь сложную по своей внутренней структуре ме тафору. Ее лишь в какой-то степени компенсирует трафаретная метафора – "кипеть негодованием", ко торая лежит в основе фразеологизма.

В различных стилях языка все больше употребляется метонимия. Передача метонимии тоже пред ставляет собой переводческую проблему, ибо в употреблении метонимии наблюдается значительное расхождение в английском и русском языках. В силу этого при переводе нередко приходится возвра щаться к основному значению слова, т.е. к тому значению, которое породило метонимический перенос.

Такие метонимии как "Белый дом" и "Пентагон", просто вошли в употребление, тогда как другие мето нимии совершенно такого же порядка, как "Елисейский дворец" вместо "президента Франции", пока еще не привились в русском зыке.

It is the Elysee which exercises control over the interministrial committee for Europe. (The Times) Контроль над межминистерском комитетом по делам Европы осуществляется президентом.

Очень распространенный случай метонимии – замена конкретного абстрактным, перенос, который не всегда можно сохранить.

The flood has hurt us a great deal", the Pakistan Prime Minister told the correspondents last week as he toured the destruction in the flooded provinces. (Newsweek) Наводнение нанесло нам огромный ущерб – сказал корреспондентам премьер-министр Пакистана на прошлой неделе во время поездки по пострадавшим от наводнения районам.

В художественном тексте не всегда можно сохранить стилистическую метонимию.

So the pink muslin and champagne voile ran downstairs in a hurry.

Речь идет о двух девицах в бальных платьях. Эту метонимию едва ли можно сохранить в переводе:

"Розовый муслин в цветочках и палевая кисея сбежали по лестнице".

Эффект стилистического приема в значительной степени зависит от элемента неожиданности. Од нако эта неожиданность ограничивается языковыми и стилистическими нормами каждого языка. Что возможно в одном, невозможно в другом.

Вот предложение из книги Мортона по истории Британии. Речь идет о похоронах короля Георга V.

As the two miles of pompous grief passed through the streets of London, every citizen stood at his door way holding a lighted taper.

В то время, как тихая похоронная процессия, растянувшаяся на две мили, проходила по улицам Лондона, в дверях каждого дома стоял его хозяин с зажженной свечой в руках.

Оставить метонимию (две мили пышной скорби) невозможно из–за совершенно различных стили стических норм английского и русского языков. Поскольку лингвистическое употребление метонимии в английском языке носит специфический национальный характер, это дает основание для своеобразного и частого употребления ее как стилистического приема.

Вопрос о переводе эпитета по существу связан с переводом метафоры, если речь идет о метафори ческом эпитете, а также с переводом слов эмоционального значения и с сочетаемостью.

Ashenden was ingratiating, ingenious, humble, grateful, flattering, simple and timid.

Эшеден был вкрадчив, искренен, скромен, признателен, льстив, простодушен и робок (поведение героя со всех сторон).

В английском языке очень распространено употребление перенесенного эпитета, основанного на иной логической и синтаксической сочетаемости, чем в русском языке.

Например:

His last conscious vision was that of Carl waving a despairing handkerchief.

Последнее, что осталось в его сознании, был Карл, с отчаянием махавший носовым платком.

His speech struck the astonished ears of working class delegates at Margate.

Речь его поразила изумленных рабочих-делегатов в Маргейте.

Определение "astonished", логически относящиеся к "working class delegates" определяет существи тельное "ears", которое в свою очередь является метонимией.

В приведенных примерах при переводе пришлось отказаться от сохранения перенесенного эпитета в силу более жестких норм сочетаемости в русском языке, ведь нельзя сказать ни "изумленные уши", ни "отчаянный платок". Следует отметить, что оба примера принадлежат к разным стилям языка – один из газеты, другой из художественного произведения. Но в обоих случаях нормы русского языка определи ли характер перевода.

Особенность перенесенного эпитета в его отнесенности, а не в структуре. Его отличительной чер той является несовпадение логической и синтаксической отнесенности. Синтаксически он оторван от определяемого слова и присоединен к слову, с которым он семантически не связан, что является нару шением существующих норм сочетания определяемого и определения. Норма требует совпадения обо их этих элементов – семантического и синтаксического.

А такое несовпадение создает эффект неожиданности, который и лежит в основе всякого стилисти ческого приема и обуславливает его неожиданность.

Сочетание "white weakness" в романе Маргарет Митчел безусловно является эпитетом, выразитель ным благодаря своей неожиданной отнесенности.

Melanie needed a doctor. She was not recovering as she should and Scarlett was frightened by her white weakness. (M. Mitchell. Gone With the Wind.) Мелани был нужен врач. Она никак не поправлялась, и Скарлет пугала ее смертельная бледность и слабость.

В этом случае перенесенный эпитет не может быть сохранен в переводе, но его функция как бы компенсируется традиционным сочетанием "смертельная бледность".

Интересно сравнить два нижеследующих примера, в которых перенесенные эпитеты различаются и по своей структуре, и по своей отнесенности, хотя в обоих говорится о цвете глаз.

Polly’s blue look was upon me.

Теперь взгляд синих глаз Полли остановился на мне.

My father was watching with mild blue-eyed interest.

Мой отец с интересом смотрел на него ласковым взглядом своих голубых глаз.

Но и такого рода эпитеты бывают весьма неожиданными.

Madam Lefevre sat, reclining in thin elegance on a hard Empire sofa and smoking a yellow cigarette in a green holder.

Мадам Лефевр, худая и элегантная, сидела, грациозно откинувшись на твердом ампирном диванчи ке, куря желтую сигарету в зеленом мундштуке.

В этом случае перенесенный эпитет передан определениями в постпозиции, которые благодаря сво ей предикативности более выразительны, чем определения в препозиции. Это тоже является некоторым возмещением утраты выразительности.

Что касается передачи в переводе сравнения как стилистического приема, то трудности возникают только в том случае, если слова в английском и русском языках различны по своей семантической структуре. Вот сравнение, в основе которого лежит игра слов.

Instant history, like instant coffee, can sometimes be remarkably palatable. At least it is in this memoir by a former White House aide who sees L.B.J. as "an extraordinary gifted President who was the wrong man from the wrong place at the wrong time under the wrong circumstances. (Time) Современная история, как и такой современный продукт, как растворимый кофе, иногда может быть необыкновенно приятна. По крайней мере, такой ее преподносит в своих мемуарах бывший помощник пре зидента Джонсона, считающий его исключительно одаренным президентом, который был неподходящим человеком, из неподходящего места (штат Техас), в неподходящее время, при неподходящих обстоя тельствах.

Для того, чтобы сохранить это шутливое сравнение, переводчики были вынуждены ввести допол нительные слова.

Есть определенные трудности и в переводе зевгмы. Зевгма заключается в том, что два или более одно родных члена выступают в качестве дополнения при одном глаголе, с которым они одновременно не могут сочетаться парадигматически. Такое сочетание возможно только в речи. С одним из таких дополнений гла гол образует свободное сочетание и употребляется в своем основном прямом значении, с другим дополне нием такой глагол употребляется либо в переносном, либо в лексически связанном значении, являясь ча стью устойчивого или фразеологического сочетания.

He took three weeks off and a ticket to Mentona.

Он взял три недели отпуска и билет в Ментону.

Эффект стилистического приема заключается в столкновении двух значений глагола – прямого и пе реносного, свободного и лексически несвязанного. В результате такого столкновения оба значения вы ступают особенно ярко и тем резче ощущается их лексическая несовместимость.

Поддаются переводу весьма известные зевгмы из знаменитой поэмы А. Попа "Похищение локона".

Or stain her honour or her new brocade Or lose her heart or her necklace at the ball.

Запятнает свою честь или свое новое парчовое платье.

Потеряет на балу свое сердце или ожерелье.

The morning found her out of wool and patience. (G.K. Chesterton) Наутро у нее кончилась шерсть для вязания и кончилось терпенье.

Однако зевгма не всегда легко переводима. Это объясняется целым рядом причин:

1) различными нормами сочетаемости;

2) несовпадением прямых и переносных значений глаголов в двух языках;

3) различием лексических элементов фразеологизмов.

В следующем примере сохранение зевгмы невозможно в переводе, так как в русском языке во фра зеологизме употреблен один глагол, а в свободном сочетании – другой.

The Dean collected his wits and his hat. (G.K. Chesterton) Настоятель собрался с мыслями и поднял (подобрал) свою шляпу.

Следует отметить, что английские писатели любят зевгму. Она встречается у Попа, Джейн Остин, Диккенса, Голсуорси, Честертона, Пристли и др. Причем она употребляется не только для создания юмористического эффекта.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СЛОВАРЕЙ ПРИ ПЕРЕВОДЕ В процессе письменного перевода главный помощник – словарь. Когда на пути переводчика возни кают трудности, в связи с раскрытием значения слова или словосочетания, переводчик прежде всего обращается к словарю. Нередко бывает так, что хотя словарь и не дает контекстуального значения, но отталкиваясь от нормативного значения указанного в словаре, можно найти искомое значение. Но чаще всего, особенно когда приходится иметь дело с окказиональным употреблением слова, его кон текстуальное значение может быть выведено из смысловой структуры слова в целом, а не из опреде ленного частичного значения.

Под смысловой структурой слова следует понимать не только совокупность его нормативных зна чений, но и ближайшие синонимы этого слова. Ведь в большинстве случаев как английские толковые, так и параллельные словари для раскрытия значений слов пользуются синонимами.

Многозначность, детально разработанная в больших толковых и переводных словарях, реже за трудняет квалифицированного переводчика, чем слова широкой семантики, недифференцированного значения, которых так много в английском языке.

Смысловая структура слов с широкой семантикой трудно поддается исчерпывающему раскрытию через посредство другого языка. Поэтому двуязычные словари нередко дают весьма приблизительную картину совокупности значений слова с помощью перевода. Часто переводные словари создают обман чивое впечатление о многозначности слова, которое отличается семантической емкостью.

Так, существительное "record" в словаре Мюллера представлено 18 русскими соответствиями и около 40 в БАРСе. Всю совокупность значений "record" можно передать формулой: "oral or written tes timony of past events".

Процесс перевода, как правило, начинается с анализа текста, в ходе которого переводчик стремится достигнуть глубокого понимания смыслового содержания текста, а затем уже приступает к собственно переводу.

Понимание и перевод представляют собой психологические и лингвистические процессы, которые часто не дифференцируются переводящим. Исследователь А. Фанг (Achilles Fang. "Some Reflections on the Difficulty of Translation") справедливо указывает на то, что "во всех исследованиях проблем перевода считается само собой разумеющимся то, что переводчик понял язык и мысль текста. Однако понимание – это нелегкий вопрос, о чем мы знаем на своем горьком опыте".

Глубокое понимание текста не всегда достигается даже при чтении на русском языке, не говоря уже об иностранном. Подобный ход рассуждений не вызывает сомнений ни в методическом, ни в теорети ческом плане: подлинный (профессиональный) перевод осуществляется с целью передачи смыслового содержания сообщения (текста), а смысловую, эмоционально-волевую и другую информацию текста, а также его стилистические особенности невозможно передать, предварительно не уяснив авторской мысли. Взять, скажем, работу синхронного переводчика: не поняв мысли оратора синхронный перево дчик не в состоянии будет перевести его высказывание. То же самое происходит и при переводе текста.

Письменному переводчику, так же как и устному, нередко приходится надеяться только на себя, свои силы, ибо ни один словарь не в состоянии помочь во всех случаях.

Федоров А.В. пишет: "В практике переводческой работы встречается много случаев, когда исполь зуются слова, непосредственно не предусмотренные словарем, ибо он не в силах предвидеть все кон кретные сочетания, в которые попадает слово".

В современный век "информационного взрыва", век научно-техни-ческой революции работу пере водчика немыслимо представить себе без использования ресурсов словаря.

Каждая область значений имеет свой "язык". Подсчитано, например, что современный самолет со своим оборудованием насчитывает 200 тыс. деталей, а химических терминов уже сейчас около 2 млн.

Таким образом, получается, что номенклатура оборудования различных отраслей промышленности бу дет составлять количество терминов порядка нескольких миллионов. Можно ли запомнить все слова?

Разумеется, нет. Да и нужно ли? Разрыв между огромным количеством общей лексики в той или иной области и реально используемым в речи минимумом (порядка 2–3 тыс. слов) можно объяснить с точки зрения теории коммуникации.

Наша речь в конкретных условиях как раз и вытекает из коммуникативной природы речи. Поэтому, когда мы переводим какой-либо специальный текст или научно-технический документ, насыщенность этого текста новой терминологией будет невелика.

Исследования показывают, что фактически переводчик имеет дело с различными микроязыковыми микрословарями.

Наблюдения над психологическими особенностями процесса коммуникации показывают, что при по нимании иноязычного текста многое зависит от процесса толкования, от глубины понимания, от знания тематики, знания особенностей языка источника и других факторов.

Исследователь переводов В.И. Комиссаров правильно отмечает, что понимание, ориентированное на перевод, отличается двумя особенностями: законченностью и обусловленностью структуры языка перевода. Законченность выражается в том, что переводчик непременно должен сделать вывод о смы словом содержании переводимого отрезка, но не может довольствоваться общим, смутным понятием.

Обусловленность состоит в том, что поиски структуры для языка перевода зависят от особенностей структуры оригинала.

Неоценимую помощь в понимании текста оказывает словарь. Следует отметить, что навык обраще ния со словарем очень важен для будущей работы переводчика-референта. Этот навык проявляется прежде всего в умении читать словарную статью, в способности быстро оценивать сферу применения данного словаря и его рекомендации. Поэтому отдельные положения общей лексикографии должны быть составной частью переводоведения и методики обучения переводу. С другой стороны, и сама практика перевода выдвигает некоторые общие требования к словарям.

В ходе работы переводчик использует самые различные типы словарей. Некоторые из них являются общими, другие – специализированными, т.е. посвящены какой-то одной тематике.

Из общих, изданных в нашей стране, англо-русских словарей наиболее известный БАРС (Большой англо-русский словарь под редакцией И. Гальперина) – 150 тыс. слов, Словарь Мюллера – 70 тыс. слов;

а также А. Александрова, А.С. Займовского "Англо-русский словарь" интересен с чисто филологической точки зрения, а именно широким отражением в нем некоторых реалий, относящихся к дореволюционной России.

Однако словари объемом 50 – 70 тыс. и даже 150 тыс. слов уже не удовлетворяют все возрастающих переводческих потребностей, особенно в сфере науки и техники.

В США и Англии издаются словари объемом 500 – 600 тыс. словарных статей, ясно, сколь скром ными являются наши словари.

Объем двуязычного словаря необходимо довести хотя бы до 200 – 300 тыс. слов и выражений.

Сейчас же положение таково, что значение многих новых английских слов, а также новые значения старых слов переводчик может найти только в толковых английских или американских словарях.

Не выдерживая конкуренции с толковыми словарями в вопросе полноты раскрытия значений слов, двуязычные словари тем не менее дают много удачных переводов-эквивалентов и вариантных соответ ствий, что крайне важно для переводчика, особенно если он работает со специальными текстами.

Словарная статья включает:

1) заглавное слово;

2) транскрипцию;

3) стилистические пометы: "книжн.", "канц.", "поэт.", "разг.", "смеш." И пометы экспрессивного ха рактера "груб.", "шутл.", "ирон.";

4) перечисление основных присущих данному слову значений (обычно с точки зрения частоты из реализации в речи);

5) переводы (по значениям), начиная со "стержневого" значения слова;

6) толкование и пояснение (к заглавному слову, его значениям, фразеологии и примерам, а также к приводимым переводам);

7) переводы самих примеров-иллюстраций;

8) фразеологическое гнездо, включающее самые разнообразные фразеологические единицы;

9) ссылки на другие статьи словаря в тех случаях, когда это необходимо (перекрестные ссылки).

Наиболее надежными и известными лексикографическими источниками являются словари серии Webster, знаменитые Oxford Dictionaries:

The Concise Oxford Dictionary. Ed. By H.H. Fowler, F.G. Fowler, 1967.

Webster’s Seventh New Collegiate Dictionary, The American Heritage Dictionary of the English Language. Ed. By W. Morris, 1969.

Принцип построения всех словарей примерно одинаков. Словарь отрывается введением (introduction), затем после перечисления титулов и имен составителей идет раздел "Как пользоваться словарем" (guide то the dictionary), далее дается "ключ к произношению" (pronunciation key), затем список сокращений (abbreviations), затем собственно словарь, и, наконец, всякого рода дополнитель ный материал. Некоторые составители считают своим долгом оговорить в предисловии, каким обра зом в словаре толкуются вопросы происхождения слов, вопросы словоупотребления, а также как рас сматриваются составителями проблемы диалектов, грамматические вопросы, вопросы орфографии и чисто лексикографические проблемы.

Следовательно, изучение вводной части словаря дает возможность читателю ознакомиться с те ми рабочими принципами, которые были положены в его основу.

Однако, ни один словарь, каким бы полным и капитальным он ни был, не в состоянии раскрыть все те семантические и стилистические особенности слова, которые могут быть указаны в других словарях.

В приложениях обычно содержатся списки слов, не попавших в собственно словарь (географиче ские названия, фамилии) выдающихся людей, иностранные слова, выражения и т.д.).

В некоторых случаях в приложения включаются схемы, например, схема развития индоевропей ских языков. Такие сведения имеют побочный характер и, как правило, могут быть почерпнуты из других источников.

Толковые словари, словари энциклопедического типа, следует всячески рекомендовать перево дчику-профессионалу. Во-первых, толковые словари нередко дают более подробную классификацию значений слова, чем параллельные (переводные) словари. Это объясняется отчасти их большим объ емом (600 тыс. значений словарных статей), а отчасти – другими способами раскрытия значений.

Во-вторых, преимущество использования в переводе толкового словаря состоит в том, что благода ря такому словарю переводчик в существенной мере может уточнять значение той или иной лексиче ской единицы.

В-третьих, приводимые в двуязычных словарях переводные варианты могут не соответствовать контексту. Они могут быть, например, чересчур стандартны, литературны и, таким образом, обесцвече ны, что особенно заметно при переводе сленговой лексики. В таком случае можно попытаться вывести искомое значение, отталкиваясь от приведенных в англо-русском словаре. Так, для политического тер мина "trimmer" БАРС дает очень удачные переводные варианты: "приспособленец", "оппортунист". Пе реводчику, отталкиваясь от этих вариантов, нетрудно дать другой, искомый "конъюнктурщик".

Однако, если такая попытка будет все же неудачной, то единственный выход – обращение к анг лийскому толковому словарю. Такой словарь должен сыграть "уточняющую" роль для переводчика, т.е.

дать переводчику вместо смутно ощущаемого значения более точное, веское и полноценное. Или, быть может, переводчик догадывается о значении того или иного слова или оборота, но хотел бы проверить себя, убедиться в верности своей догадки. В этом случае без толкового словаря не обойтись.

The University of California was one of the great watersheds of experience for Earl Warren.

Калифорнийский университет был одним из величайших … для Эрла Уоррена.

Смутно улавливая значения слова "watersheds", мы однако, не можем сразу найти нужный эквива лент. Открываем БАРС. Слово "watershed" раскрывается так:

геол. 1. водораздел;

2. а) водосборная площадь;

б) бассейн реки.

Ясно, что ни одно из значений не подходит.

Открываем "The American Heritage". В этом словаре, помимо указанных выше значений, есть сле дующие – крайне важный или разъединяющий фактор, время, события.

Теперь уже можно догадаться, что "watershed" – "решающий период", "решающий фактор".

Для Эрла Уоррена Калифорнийский университет был одним из решающих периодов в накоплении опыта.

Это значение еще контрастнее проявляется в следующих примерах.

Watershed election – решающие в истории выборы.

He was the watershed – он олицетворял собой новый курс.

Вместе с тем следует отметить, что в переводных статьях иногда можно встретить термины "водо раздел политики" и другие варианты. Это – буквализм.

В-четвертых, переводной словарь не всегда дает исчерпывающее представление о подлинной смы словой структуре английского слова, оттенках его значений или, как образно говорил Л.В. Щерба, пере водной словарь может не показывать "подлинной физиономии" иностранных слов. А переводчику как раз и нужна "подлинная физиономия" иностранного языка или выражения. Знание природы слова, круга его реализуемых значений может дать переводчику нужный толчок для его памяти. В пользу толкового словаря можно привести и то соображение, что он раскрывает в слове подлинные семантические характе ристики, не прошедшие еще через фильтры ученого-лексикографа, склонного давать стилистически ней тральные обобщающие переводческие решения.

Так, термин "split ticket" в сознании американца в какой-то степени еще сохраняет свою образность – буквально "расколотый бюллетень". По-русски же мы передаем значение этого термина описатель ным путем "бюллетень, с помощью которого избиратель голосует за представителей двух (или несколь ких) партий". То же самое можно сказать в отношении термина "straight ticket" "бюллетень, с помощью которого избиратель голосует за всех кандидатов одной партии".

Из русских переводов не следует яркого смыслового противопоставления двух терминов, в то время как по-английски термины "split ticket voter" и "straight ticket voter" как бы являются противопоставле ниями и как бы характеризуют с определенной политической стороны и самого избирателя. В некото рых случаях, когда в языке перевода можно подобрать аналогию, перевод получается гораздо точнее.

Так, для термина "split personality" можно предположить в качестве перевода весьма емкий русский ва риант "раздвоенная личность".

Пятым преимуществом использования толковых словарей по сравнению с двуязычными является возможность уяснить с помощью толкового словаря этимологию слова. Знание этимологии слова может вооружить переводчика новыми идеями. Шестой немаловажный довод в пользу одноязычных словарей – их энциклопедичность, информативность, достоверность. Отмеченные выше типы словарей являются наиболее известными, но, разумеется, не исчерпывают весь список. Большой популярностью среди пе реводчиков пользуются, например, словари типы "тезаурус" "thesaurus". Этот термин буквально означа ет "хранилище" и обозначает словарь особого типа. К ним относится, например, известный словарь П.

Роже. (P. Rodget.Thesaurus of English Words and Phrases Classified and Arranged as to Facilitate the Expres sion of Ideas in Literary Composition). Это тематический словарь широких рядов синонимов и антонимов.

Он имеет исключительно важное значение для переводчика: перебирая цепочку близких по смыслу слов, переводчик – особенно в наиболее трудных случаях – может найти именно тот словарный эквива лент, который больше всего подходит по контексту, но который он сам не мог вспомнить.

Таким образом, словарь типа "тезаурус" крайне необходим при переводе как на русский, так и на английский языки. В основе структуры словаря Роже – принцип категорий. В соответствии с этим кате гориями словарь делится на шесть основных разделов: абстрактные понятия, пространство, материя, интеллект, воля, чувства. Каждый из разделов, в свою очередь, разбит на ряд тем и подтем, обшее число которых равняется одной тысяче. В итоге читатель получает уникальные, емкие, подробные списки си нонимов и антонимов. Например, раздел "The thought" – "Мысль" выглядит так:

Thought Thinking Reflection Cogitation Consideration Contemplation Rumination Meditation Study Speculation Theorization Далее приводится группа фразеологических синонимов: "train of thought, second thought", а затем даются глаголы в значении "думать" Think Reflect Cogitate Deliberate Contemplate Meditate Ponder Cerebrate Set one’s wits to work Puzzle over Muse Speculate Brood over Mull over Sweat over Pore over Rack, ransack, beat or cudgel one’s brains.

Словари словосочетаний Крайне необходимы при переводе на английский язык словари словосочетаний. Они могут быть полезны и при переводе на родной язык. Самый известный из словарей такого типа – это "Указатель слов" Родейла (The Word Finder. By J.I. Rodale. Emmons. Pennsylvania, 1947). В нем можно найти слово сочетания некоторых типов: 1) прилагательное + существительное;

2) глагол + наречие и 3) наречие + прилагательное.

Допустим, что нам надо найти ряд определений для слова "speech" – речь. Каким же выбором мы располагаем? На странице 1104 словаря приводятся следующие сочетания thoughtless speech – бездумная речь voluble – гладкая речь angry speech – сердитая речь goodly speech – подходящая, приятная copious speech – обширная речь long speech – длинная речь stirring speech – волнующая речь maiden speech – первая речь нового члена парламента gracious speech – любезная heartless speech – бездушная речь chanting speech – монотонная, всего 145 определений.

То же и в отношении группы глагол + наречие:

to notify officially sympathetically appropriately customarily.

В процессе перевода иногда бывает трудно выбрать нужное слово из синонимического ряда. Одна ко в том случае, когда трудность возникает на стадии понимания значения слова и даже толковый сло варь не помогает раскрыть искомое значение слова, следует обратиться к английским словарям синони мов и антонимов.

Антонимические словари можно условно разделить на две категории: объяснительные и серийные.

К объяснительным относятся словари фирмы Меррием Вебстер, Роже. Примером серийного синоними ческого словаря является "Словарь синонимов" Ричарда Соула – "The Dictionary of English Synonyms and Synonymous Expressions Designed as a Guide to Apt and Varied Diction. N.Y. 1959".

Словарь Эрика Партриджа – "The Dictionary of Slang and Unconventional English" – является одним из самых лучших словарей сленга. Весьма интересным является издание того же автора "Slang Today and Yesterday".

Словари пословиц также полезны для переводчика, поскольку дают простые и ясные разъяснения смысла идиом и примеры их употребления.

Интересным с переводческой точки зрения является словарь Брюэра "The Dictionary of Phrase and Fable". Этот словарь впервые вышел в 1870 г. В каждом новом издании он пополняется новой фразеоло гией, учитывая требования современного века массовой информации. В этом словаре переводчик най дет множество имен исторических, мифологических и литературных героев, ссылки на которые встре чаются в художественной литературе.

При переводе художественных произведений очень важно просмотреть всю цитату, если в тексте оригинала приводится лишь ее часть. Большую помощь в этом случае может оказать оксфордский сло варь цитат "The Oxford Dictionary of Quotations", а также справочник Стивенсона "A Home Book of Proverbs, Maxims and Familiar Phrases".

Из наиболее капитальных этимологических словарей следует отметить двенадцатитомник – "The Oxford English Dictionary 1933".

Данный словарь – уникальный памятник английской лексикографии. В нем раскрывается происхо ждение многих тысяч слов английского языка, дается хронология развития значения слов, приводятся цитаты из художественных произведений и других источников, иллюстрируется словоупотребление в разные исторические периоды. Ввиду необычайно большого объема словаря (16 570 с.), он долгое время не переиздавался.

Крайне полезным для начинающего переводчика является словарь Хорнби. Впервые словарь вышел в свет в 1942 г., он сразу же завоевал популярность. Его главное достоинство – простота толкования значения слов, множество необыкновенно ясных примеров, конкретно показывающих, как надо упот реблять то или иное слово или словосочетание в речи. Словарь содержит определенные модели речи, по которым можно судить о характерных для английского языка построениях. Словарь содержит 20 тыс.

слов, но это именно те слова, которые наиболее часто встречаются в речи, в современной английской литературе и публицистике.

Существует множество словарей по нормам словоупотребления. Однако не все они дают ту инфор мацию, которая интересна для переводчика. Переводчику важно знать не только значение того или ино го оборота, но и иметь краткую справку о происхождении слова и оттенках его значения. Интересным справочником такого рода является книга Теодора М. Бернштейна "Внимательный писатель" – "Careful Writer. A Modern Guide to English". В этой книге не только затрагиваются проблемы словоупотребления в современном языке (особенно в США), но и рассматриваются многие лингвистические вопросы, представляющие интерес для переводчика-профессионала.

Это статьи о "казуализмах", т.е. словах и выражениях, характерных для разговорной речи, о словах клише, о модной лексике "fad words":

spell out – подробно объяснить phase out – постепенное вытеснение know-how – технология.

Техника работы со словарями не ограничивается указанными методами. Самым эффективным явля ется комбинированный метод, который состоит в том, что переводчик использует сразу несколько сло варей.

Например:

БАРС "trimmer" – приспособленец, оппортунист;

Русско-английский словарь – "time-server";

Словарь синонимов – "time-server";

Словарь Соула – "trimmer, temporizer, time-pleaser, opportunist".

В словаре Роже таких слов еще больше.

Выпишем все русские переводные эквиваленты слов синонимического ряда:

БАРС "trimmer" – приспособленец, оппортунист;

"temporizer" – ловкач, приспособленец, конъюнктурщик;

"time-pleaser" – БАРС не дает;

но "please" – угождать, доставлять удовольствие. Отсюда существительные – угодник, подхалим;

"opportunist"– оппортунист.

Таким образом, синонимический ряд значительно расширяется. Но еще можно заглянуть в словарь синонимов русского языка.

Комбинированный метод позволяет не только точно находить контекстуальные соответствия, но и углубляет лексические значения, развивает чувство языка, облегчает его ориентацию в коммуникации в целом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Бахударов Л.С., Жукова Ю.И., Квасюк И.В., Швейцер А.Д. Пособие по переводу технической литературы (английский язык). М., 1967.

2. Комиссаров В.Н., Рецкер Я.И., Тархов В.И. Пособие по переводу с английского языка на рус ский. Ч. 1. М.: Изд-во лит-ры на иностр. яз., 1960;

Ч. 2. М.: Высшая школа, 1965.

3. Комиссаров В.Н. Слово о переводе. М.: Международное отношение, 1973.

4. Левицкая Т.Р., Фимерман А.М. Пособие по переводу с английского языка на русский. М.: Выс шая школа, 1973.

5. Ревзин И.И., Резенцверг В.Ю. Основы общего и машинного перевода. М.: Высшая школа, 1964.

6. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика. М.: Международные отношения, 1974.

7. Тетради переводчика / Под ред. Л.С. Бархударова. М.: Международные отношения, №№ 1–11, 1963–1974.

8. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М.: Высшая школа, 1968.

9. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. М.: Воениздат, 1973.

10. Catford J.C. A Linguistic Theory of Transformation. Ldn.? 1965.

11. Kade O. Zufall und Gesetzmssigkeit in der bersetzung. Leipzig, 1968 (Beihefte zun Zeitshrift "Fremdsprachen").

12. Mounin G. Let problem theoriques de la traduction. P. 1963.

13. Nida E. Toward a Scince of Translating. Leiden, 1964.

14. Nida E., Taber Ch. The Theory and Practice of Translation. Leaden, 1969.

ТЕКСТЫ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕМАТИКЕ ДЛЯ ПРИ ПЕРЕВОДЕ С АНГЛИЙСКОГО 1. The accounting equation and the balance sheet Accounting is often said to be the language of business. It is used in the business world to describe the transactions entered into by all kinds of organizations. Accounting terms and ideas are therefore used by people associated with business, whether they are managers, owners, investors, bankers, lawyers, or accountants. As it is the language of business there are words and terms that mean one thing in accounting, but whose meaning is completely different in ordinary language usage. Fluency comes, as with other languages, after a certain amount of practice. When fluency has been achieved, that person will be able to survey the transactions of businesses, and will gain a greater insight into the way that business is transacted and the methods by which business deci sions are taken.

The actual record-making phase of accounting is usually called book-keeping. However, accounting ex tends far beyond the actual making of records. Accounting is concerned with the use to which these records are put, their analysis and interpretation. An accountant should be concerned with more than the record making phase. In particular he should be interested in the relationship between the financial results and the events which have created them. He should be studying the various alternatives open to the business, and be using his accounting experience in order to aid the management to select the best plan of action for the busi ness. The owners and managers of a business will need some accounting knowledge in order that they may understand what the accountant is telling them. Investors and others will need accounting knowledge in or der that they may read and understand the financial statements issued by the business, and adjust their rela tionships with the business accordingly.

Probably there are two main questions that the managers or owners of a business want to know: first, whether or not the business is operating at a profit;

second, they will want to know whether or not the business will be able to meet its commitments as they fall due, and so not have to close down owing to lack of funds.

Both of these questions should be answered by the use of the accounting data of the firm.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.