WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Национальный фонд подготовки кадров Подготовлено при финансовом содействии Национального фонда подготовки финансовых и управленческих кадров в рамках его Программы поддержки академических инициатив в ...»

-- [ Страница 4 ] --

Затратные методы – учет исторических затрат Методы стоимостной оценки, основанные на исторических за тратах приобретения, возможно, уменьшенных на амортизацию или устаревание, заслуживают лишь самого краткого коммента рия. Как уже отмечалось выше, главный их недостаток состоит в том, что они не делают поправки на будущие выгоды от патента.

Затратные методы могут быть необходимы для отчетности, но бес полезны для принятия рациональных решений.

Рыночные методы – учет конъюнктуры рынка Рыночные методы подробно изложены в главе 2, поэтому нет необходимости возвращаться к подробному описанию их сути, достоинств и недостатков. Следует, тем не менее, отметить, что здесь речь идет о приведенной стоимости патента, получаемой рыночными методами, тогда как в главе 2 речь шла в основном об определении обоснованной ставки роялти. Между тем, патен ты продаются относительно редко. Поиск сопоставимых продаж патентов – еще более неблагодарное занятие, чем поиск сопос тавимых лицензионных соглашений. Поэтому необходимо рас сматривать возможность перехода от ставок роялти к приведен ной стоимости. Это может быть сделано, как уже говорилось в главе 3, либо путем прямой капитализации, либо путем дискон тирования денежных потоков, получаемых в виде роялти (после всех вычетов).

Обоснованная ставка роялти может быть рассчитана на основе методов, изложенных в главе 2. В том числе могут использоваться средние отраслевые ставки роялти, метод Рейтинга/ранжирова ния и правила Бегунка. Все эти методы подробно обсуждались.

Поэтому следует обратить внимание только на некоторые доста точно специфические проблемы, связанные с оценкой именно патента, а не чего-то большего, как это часто бывает. Например, есть риск, что ставки роялти, установленные с использованием отдачи от продаж для компании или отрасли, будут оценкой эф фективности затрат на R&D или других факторов, а не стоимости патентов как таковых.

Возможность смешения факторов стоимости есть, например, при использовании идеи «компании чистой игры», т.е. одно-про дуктовой компании, использующей некоторое запатентованное изобретение. Стоимость НМА определяется путем вычитания из рыночной стоимости компании стоимостей всех других известных активов. Можно также учесть фактор действующего предприятия, т.е. умножить вычитаемую сумму на некоторый известный для данной отрасли коэффициент. Остающаяся после вычитания ве личина может быть интерпретирована как стоимость НМА компа нии. Если при этом все НМА компании – это единственный па тент, то получается, что мы нашли стоимость патента. Однако то ропиться с таким выводом не следует. Вполне возможно, что пре кращение действия патента не изменит рыночную стоимость ком пании, так как не изменятся ни объем продаж, ни получаемая прибыль. В этом случае можно сказать, что патент как таковой во обще ничего не стоит и продлевать его бессмысленно. Более слож ная ситуация возникает, когда утрата патента влечет снижение до ходности компании, но не на такую величину, которая соответст вовала бы вычисленной описанным выше способом разности.

Этот вопрос более подробно рассматривается в следующей главе в связи с понятием «интеллектуальный капитал».

Еще одна, возможно даже более фундаментальная, проблема состоит в том, что в качестве основы для оценки стоимости ИС используется стоимостная оценка компании фондовым рынком.

Тем самым предполагается, что рынок совершенно информиро ван относительно прав ИС компании и может вычислять их стои мость. Разумеется, это совсем не так, но тогда нет причины осно вывать свои стоимостные оценки на том, что является не больше, чем усредненными предположениями других, гораздо менее ин формированных людей. Такой вывод особенно очевиден в случае стоимостной оценки для собственных нужд, когда внутренние оценщики обычно имеют более подробную и точную информа цию, чем внешний рынок. Иначе говоря, рыночные методы, как и затратные, не дают объективной стоимостной оценки патента, ко торая нужна для принятия управленческих решений.

Доходные методы – учет будущей стоимости Все доходные методы стоимостной оценки включают, по край ней мере, некоторый прогноз будущего дохода от патента и таким образом некоторую оценку стоимости патента в противополож ность только его рыночной цене или его оцененным затратам. Это неизбежно предполагает также некоторый элемент прогноза буду щих денежных потоков. Однако методы стоимостной оценки, имеющие некоторые нормальные теоретические основы, начина ют получаться только с добавлением попытки учесть элементы времени и неопределенности в будущих денежных потоках, как это бывает с обычными методами дисконтированного денежного потока (DCF).

Ключевой вопрос в этих методах – прогноз денежного потока.

Иногда находится возможность идентифицировать и (или) пред сказать специфические денежные потоки, которые связаны с кон кретными правами ИС через лицензирование или через прямую эксплуатацию. Альтернативой может быть возможность исполь зовать идеи вычисления вклада данного патента в бизнес. Это мо жет предполагать изучение затрат на непатентованные товары, от дачи на капитал для непатентованных товаров, отдачи на активы для непатентованных товаров или цены непатентованных товаров с фактическими финансовыми данными для бизнеса, связанного с правами ИС. Такие методы являются в некотором смысле ры ночными методами, так как они полагаются на рыночно обосно ванные средние величины. Следующий, причем очень популяр ный метод, основанный на средних отраслевых ставках роялти, предполагает, что получаемый благодаря патенту доход и есть ро ялти, которые был бы должен выплатить лицензиат. Само собой разумеется, применяются те же самые предостережения, что и при установке ставок роялти, непосредственно основанных на таких средних курсах, как описано выше. Здесь необходимо сделать од но замечание, а именно: как уже говорилось в главе 2, в результа те продажи лицензии возникает дополнительная прибыль, кото рую лицензиар и лицензиат делят между собой. Если же речь идет о собственном изобретении и собственном патенте на это изобре тение, то в обеих ипостасях (лицензиата и лицензиара) выступает одно лицо. Оно получает всю дополнительную прибыль. Соответ ственно, стоимость оцениваемого актива в использовании для этого лица не равна рыночной стоимости того же актива.

Методы на основе анализа DCF – учет Времени и Неопределенности Методы стоимостной оценки, основанные на анализе дискон тированного денежного потока (DCF) достаточно подробно об суждались в главе 3. В том числе много внимания было уделено двум ключевым факторам – стоимости денег во времени и учету рисков. Тем не менее, стоит напомнить, что существует две стан дартных возможности учесть эти факторы. Первая возможность – учесть оба фактора сразу, скорректировав ставку дисконта в соот ветствии с ожидаемым риском. Вторая возможность – учесть рис ки, корректируя соответствующим образом ожидаемые денежные потоки. Причем вторая возможность позволяет учитывать изме нение рисков во времени. В этом случае денежные потоки можно дисконтировать по так называемой безрисковой ставке. При та ком подходе проблемы риска и времени разделены. Это позволяет избегать проблем, связанных с изменением риска во времени, что для патентов достаточно характерно. Однако цель обсуждения DCF методов в данном разделе состоит не в пересказе ранее прой денного, а в указании некоторых ловушек, связанных с оценкой патентов методами на основе анализа DCF.

Одно из преимуществ оценки DCF методами именно патентов состоит в том, что благодаря ограниченному сроку службы патен тов не возникает проблем с оценкой за пределами горизонта про гноза. Во всяком случае, не возникает необходимости в оценке на бесконечном интервале времени. Вместе с тем для любого реаль ного проекта возможны различные сценарии развития с различ ными же денежными потоками, а часто используемое предполо жение о том, что вероятности реализации этих сценариев извест ны, обычно ни на чем не основано. Это предположение использу ется, чтобы упростить ситуацию, свести ее к одному денежному потоку в каждый момент времени, а потом дисконтировать эти потоки по одной ставке дисконта.

Такой упрощенный подход игнорирует несколько факторов.

Во-первых, используемая ставка дисконта должна всегда быть та кой, которая отражает риск соответствующего денежного потока.

Например, если данный проект выделяется среди других проектов компании, то ставка дисконта для него должна отличаться от став ки дисконта для компании в целом. На практике подходящие ставки дисконта можно получить, используя модели ценообразо вания и находя проекты или компании с денежными потоками эк вивалентной рискованности. Во-вторых, если денежный поток от патента или патентной заявки многостадиен, вместе со сроком службы патента меняется риск, связанный с денежным потоком.

Например, если патент выдан недавно и оспаривается в суде, то риск значительно больше, чем в случае, когда патент уже отслу жил 15 лет и устоял при всех предшествующих попытках оспорить правомерность его выдачи. Использование единственной посто янной ставки дисконта фактически означает противоположное по смыслу предположение.

Более изощренный и более правильный подход к учету рисков состоит в том, чтобы рассматривать риски на различных стадиях проекта как различные. Практически это должно означать разби ение стоимостной оценки патента на несколько стадий. Напри мер, могут быть выделены стадии от заявки до получения резуль татов поиска, от решения продолжить процедуру получения па тента до начала независимой патентной экспертизы, от принятия решения о выдаче патента до конца первого года после его выда чи. Также могут быть выделены стадии в коммерциализации па тента, например, от выдачи до первого года коммерциализации и так далее, пока продукт не становится стабильным, и, в конечном счете, пока не истечет патент.

Среди методов на основе анализа DCF с углубленным подходом к неопределенности следует упомянуть имитационные методы, прежде всего анализ чувствительности и методы Монте-Карло. Са мый простой из таких методов предполагает анализ чувствительно сти, когда все переменные корректируются по очереди, чтобы ви деть их влияние на конечные стоимости DCF. В методах Монте Карло используется вероятностный подход. Так как вся информа ция, вовлеченная в принятие решения относительно ИС, высоко сомнительна, самое лучшее, что может быть сделано, это рассмат ривать вероятностные затраты и доходы, получая конечный ре зультат в виде гистограммы значений NPV. В известных примерах «Монте-Карло» имитаций сразу все переменные в модели откор ректированы согласно индивидуальным распределениям вероят ностей, что делается с целью воспроизвести полное распределение возможных стоимостных оценок. Однако такие методы связаны с большими затратами времени и дорогостоящими вычислениями.

Кроме того, возникают проблемы в установлении необходимых распределений вероятности. Следующая проблема заключается в интерпретации NPV гистограммы. Все эти проблемы в совокупно сти сдерживают применение методов Монте-Карло.

Метод, основанный на DTA, – учет гибкости Помимо проблем выбора ставок дисконта, соответствующих риску, связанному с различными стадиями в жизни патента и кор ректировки возможных денежных потоков, имеется третья про блема с применением простых DCF методов. Она состоит в том, что применение этих методов игнорирует возможности вмеша тельства в процесс реализации проекта, всегда имеющиеся у его менеджеров. Например, на различных стадиях жизни патента или заявки процесс может быть остановлен, патенту можно позволить истечь, а заявку оставить. Кроме того, после подачи первой заяв ки имеется опцион на развертывание целого семейства патентов путем подачи иностранных заявок.

Там, где число таких возможностей ограничено, а возможнос ти для выбора управления возникают только в определенные вре мена, они могут быть учтены при помощи некоторой формы ана лиза дерева решений. Такой анализ принято обозначать аббреви атурой DTA – по первым буквам от Decision Tree Analyses. Обыч но он основан на предварительном DCF анализе каждого перехо да, начиная с заключительных стадий и работая назад во времени, чтобы определить текущую стоимость.

Большое преимущество метода DTA над простым DCF анали зом в том, что он встраивает в определение стоимости гибкость, с которой сталкиваются менеджеры при реализации проекта или управлении патентом. Такой подход позволяет, по крайней мере, принять во внимание возможность отказаться от патента, хотя он не решает проблему ставки дисконта. Используемые ставки долж ны соответствовать риску, возникающему на каждой стадии и по сле каждого типа решения, на практике пока обычно использует ся постоянная ставка.

Методы оценки на основе опционов (OPT) – учет изменяющегося риска Как уже говорилось выше, теория цен на опционы была разра ботана прежде всего для использования при расчете цен на фи нансовые опционы. Чтобы использовать выводы этой теории в контексте стоимостной оценки патентов, необходимо понимать, как они действуют в случае финансовых опционов, но не только.

Помимо этого надо отдавать себе отчет в том, до какой степени здесь возможны аналогии и где они заканчиваются.

Как и DTA метод, опционы предполагают возможность раз личных результатов с различными денежными потоками и раз личными рисками, возникающими в каждом случае через какое то время. Однако каждая стадия в методе DTA должна использо вать ставку дисконта, соответствующую риску для этой стадии.

Риск и ставка дисконта могут заметно меняться через какое-то время из-за отличающегося характера вознаграждений и потому решений в каждой стадии. Кроме того, альтернативы, возникаю щие в каждой стадии, не могут быть точно определенны в первой.

В такой ситуации, чтобы решить проблему математически, необ ходим некоторый метод, который учитывает непрерывное разви тие стоимостей базисных активов и характер предполагаемых ре шений. Другими словами, требуются такие средства учета непре рывно меняющегося риска. В сущности, изменение риска воз можно везде, где имеется возможность для принятия решений.

Если возможности решения продолжают изменяться, также про должит изменяться связанный с ними риск.

Другой путь рассмотрения изменяющегося риска, вовлеченно го в опцион, состоит в том, что с уменьшением времени до истече ния срока (пока речь только о финансовых опционах) уменьшает ся риск превысить цену исполнения (для «колл») или оказаться меньше рыночной цены актива (для «пут»). Таким образом, уменьшается риск окончания опциона «без денег» и отказа от реа лизации. Ключевой момент в учете этого риска – изменения бу дущих денежных потоков. Поэтому надо найти некоторые средст ва объективной стоимостной оценки риска. Один из возможных подходов упоминался раньше в контексте DCF. Однако существу ет гораздо более мощный метод, связанный с использованием ус ловного анализа притязаний. Его основная идея применяется в анализе моделей стоимостной оценки опциона, как в дискретном, так и в непрерывном времени.

Дискретное время – методы на основе биноминальной модели (B-M) Условный анализ притязаний (CCA89) позволяет решить про блему изменения ставок дисконта, которую с помощью обычных DCF/DTA методов легко решить нельзя. В нем используется базо вое предположение, что отдачи «колл» опциона на акции эквива лентны отдачам портфеля, или «синтетического опциона», состо ящего из займов и покупки базисных активов (как правило, ак ций). Если предполагаете, что отсутствуют возможности арбитра жа, цена опциона на базисные активы будет задана ценой этого синтетического опциона. Это позволяет так строить вероятности, эквивалентные нейтральному к риску дереву решений, что ожида емые выплаты можно дисконтировать по безрисковой ставке. Это избавляет от нужды устанавливать ставку, откорректированную соответственно риску для каждой ветви дерева.

Непрерывное время – Модель Блэка-Шольца (B-S) для оценки опционов Методы DTA могут стать необычно сложными, приводя к то му, что иногда называют «Анализом кустарника решений»90. Еще одна проблема с методами анализа DTA состоит в том, что нали чие возможности выбора между образами действия с несколькими дискретными результатами в большинстве случаев приводит к ди апазону возможных значений.

В отличие от DTA методов на основе анализа DCF с использо ванием скорректированной на риск единственной ставки дискон та, адаптированные к непрерывному времени OPT91 методы, такие как метод, использующий формулу Блэка-Шольца, обеспечивают решение этих проблем.

Как и в случае для дискретного времени CCA92, описанном вы ше, их уравнение было основано на условии, что отдачи опциона «колл» на акции эквивалентны отдачам портфеля, или «синтети Contingent Claim Analysis.

Trigeorgis 1996.

Option Pricing Theory.

contingent claim analysis.

ческого опциона», состоящего из заимствования некоторых денег и закупки некоторых из основных акций. Уравнение Блэка и Шольца фактически может быть получено из CCA анализа на ос нове дискретного времени, если длина периода для каждой стадии в дереве решений стремится к нулю.

5.2.3. Патенты как реальные опционы, проблемы и решения С тех пор, как Блэк и Шольц указали возможность оценки раз личных финансовых активов с использованием методов, основан ных на опционе, а другие авторы идентифицировали широкий ас сортимент реальных опционов, появилось много вопросов отно сительно применимости методов стоимостной оценки финансо вых опционов к нефинансовым активам. Такие вопросы, естест венно, возникают и при рассмотрении применимости методов стоимостной оценки опционов к патентам.

Отличия от финансовых опционов В литературе93 принято выделять три основных пункта, по кото рым реальные опционы могут отличаться от обычного финансово го опциона на покупку акций. Рассмотрим их последовательно.

Во-первых, отличие реальных опционов от опционов на по купку акций отличают условия конкуренции. Формально это ка сается только публичных опционов, а патенты по определению частные, так как обладатель патента или исключительной лицен зии обладает исключительными правами. Однако следует учиты вать возможные последствия конкуренции со стороны замещаю щих продуктов (без нарушения исключительных прав обладателя патента).

Во-вторых, потенциальная проблема заключается в том, что со ответствующий реальный актив может быть не тем продуктом или иным имуществом, которым реально торгуют или хотя бы в прин ципе торгуется. Теперь уже известно, что, даже если активом ре ально не торгуют, этот факт не является препятствием к использо ванию методов, основанных на оценке опционов. Однако уравне ние Блэка и Шольца зависит при его построении от равновесия без арбитража с синтетическим опционом, включающим некоторый Trigeorgis 1996 и Kester 1993.

заем и торгующееся обеспечение. В общем случае CCA предпола гает наличие торгуемого актива или портфеля активов, чье стохас тическое изменение в стоимости точно соответствует изменению стоимости базисного актива. Обычно такое возможно для боль шинства активов. Однако «Все же возможны случаи, когда это предположение не будет верным;

примером может быть проект раз вития нового продукта, не связанного ни с одним из существующих, или R&D предприятие, результаты которого трудно предсказать»94.

Независимо от предположений о том, как основанные на CCA методы использованы в OPT и используют процесс диффузии ти па броуновского движения, ключевым при рассмотрении патен тов должен быть вопрос о модели цены соответствующего актива.

Следует также делать различие между риском и неопределенно стью, так как в случае неопределенности экономическое рассужде ние обычно почти не имеет смысла. Фундаментальное различие между риском и неопределенностью состоит в том, что для перво го из них, обладая достаточной информацией, в принципе можно получить распределения вероятности результатов, а для последне го – нельзя. Поэтому уместен вопрос: если процессы, определяю щие успех инноваций, от которых фактически зависит стоимость прав ИС, являются не просто сопряженными с понятным риском, а полностью неопределенными, возможно ли тогда получить хоть какую-нибудь предсказуемую стоимость для прав ИС вообще? Ис ходя из сказанного выше, вопрос можно считать риторическим, так как отрицательный ответ очевиден. Однако это не совсем пра вильно. Можно утверждать, что стоимость всех прав ИС выражена в денежно-кредитных терминах, и мы имеем данные, показываю щие, что отдачи от изобретений формируют характерные распре деления, представляя лежащие в основе конкретные стохастичес кие процессы, которые мы можем моделировать. Мы не в состоя нии предсказать, будет ли конкретное изобретение иметь успех или нет, но обычно мы в состоянии показать то, чем является распре деление отдач от изобретений и прав ИС в общем случае, выводя из этого информацию относительно их текущих стоимостей.

До сих пор остается предметом обсуждения, какие модели должны использоваться. Отдача от патентов высоко асимметрич Dixit & Pindyck 1994.

на даже при рассмотрении только патентов, продлеваемых до ис течения их полного срока. Также из практики известно, что рас пределение отдач от запатентованных изобретений обычно высо ко асимметрично в конце их жизни с несколькими высоко ценны ми патентами и многими, ничего не стоящими и (или) истекши ми. Отсюда следует, что при оценке патентов необходимо тща тельно рассмотреть, какой процесс распространения и какое рас пределение лучше всего подходят для модели отдачи от патентов.

Является ли таковым процесс броуновского типа или больше под ходит некоторый разрывный процесс распространения, представ ляющий смесь процесса броуновского типа с разрывами Пуассо на? Распределение отдач должно быть оформлено в виде паретов ского или логарифмически нормального распределения? – Эта область на данный момент далеко не исследована и, вероятно, еще долго останется предметом исследований.

Третий пункт, в котором реальные опционы могут отличаться от обычного финансового опциона на покупку акций, состоит в том, что реальные опционы могут состоять из многих или состав лять цепочки опционов с многочисленными взаимозависимостя ми. Стоимости опционов не обязательно аддитивны из-за этих взаимозависимостей, и потому в общем случае составные опцио ны будут требовать более сложного анализа.

Таким образом, применение методов назначения цен на опци оны к реальным опционам, предполагающим инновацию и кос венно также патент, ни в коем случае не является задачей с оче видным решением. Существует также задача убеждения менедж мента в том, что исследование методов OPT – предмет, заслужи вающий их внимания. Тем не менее сложность применения пока остается в обозримых пределах. Поэтому сохраняется надежда на преодоление всех фундаментальных препятствий для применения OPT методов к стоимостной оценке реальных опционов на патен ты. Самое главное здесь – это идентификация применительно к патентам тех переменных, которые необходимы для его стоимост ной оценки как опциона.

Несмотря на перечисленные выше потенциальные различия между финансовым опционом и реальным опционом в форме па тента, есть несколько областей, где имеется определенное сходст во. В частности, две такие области – это исследование ограничен ной ответственности и установление оптимальных стратегий осу ществления.

Ограниченная ответственность или, скорее, способность ухо дить от финансовых обязательств путем банкротства и/или отказа от выплаты процентных платежей является риском или выгодой, в зависимости от точки зрения и от некоторых финансовых согла шений. При оценке проекта с использованием DCF метода такие финансовые вливания могут быть учтены двояко: или путем кор ректировки NPV основного случая в отсутствие финансовых вли ваний (то есть все финансы – собственный капитала), или регули рованием ставки дисконта. Однако в случае подхода на основе оп ционов финансовые вливания могут рассматриваться как опцион на невыполнение выплат долгов, который, конечно, имеет неко торую стоимость вдобавок к опциону всего лишь на отказ от про екта. Фактически, объединенная стоимость отказа от выплат и оп циона на отказ может быть значительно больше, чем одна стои мость опциона на отказ от проекта. В случае патента, очевидно, имеются опционы на отказ, чтобы позволить патенту истечь, и, следовательно, различные опционы, связанные с финансирова нием приобретения патента отдельно от других опционов, вовле ченных в инвестиционные возможности, связанные с патентом.

Очевидно, отказ от патента подобен отказу от проекта, за исклю чением того, что, будучи чистым реальным опционом без обяза тельств, приложенных к отказу, без какой-либо нижней границы к прекращению, предотвращает потери начальных инвестицион ных затрат и, возможно, верхней границы в способности осущест вить то, что составляет опцион «пут» на отказ от проекта. Можно было говорить, что опцион на отказ от проекта, где отказ не влечет никаких затрат или штрафов, предполагает форму ограниченной ответственности.

Так же как с анализом ряда опционов, связанных с инвестици онным проектом, обычно имеется оптимальная стратегия осуще ствления для опционов, связанных с патентом. Например, когда позволять патенту истечь, когда продолжить заявку, когда лицен зировать или отказаться от лицензий и во многих других ситуаци ях. Многие концентрируются на инвестиционных возможностях, связанных с патентом, в противоположность опционам, свойст венным патенту как таковому, тем более появились связанные оп ционы, такие же, как любой другой инвестиционный опцион, и стали важны спусковые механизмы более обычных инвестицион ных опционов. Однако подобные спусковые механизмы могли бы также быть изобретены для решений относительно опционов, связанных с патентом как таковым.

Эконометрические методы стоимостной оценки патентов В связи с перспективой использования теории цен на опционы в стоимостной оценке патентов имеет смысл дать также краткий обзор эконометрических методов, применяемых для тех же целей.

Во всяком случае, это полезно для понимания возникающих здесь трудностей, тем более, что за пределами академической науки эти методы практически не известны, как и соответствующие работы по стоимостной оценке патентов.

В основном эти методы предназначены для оценки больших со вокупностей патентов – патентных портфелей, а не для оценки от дельных патентов. Тем не менее краткий обзор этой области полез но сделать не только ради законченности, но также ради интерес ных возможностей понимания стоимости патентов в целом.

Методы, основанные на данных фондового рынка Существует целая серия работ, в которых исследована зависи мость между количеством имеющихся у компании патентов и ры ночной капитализацией или рыночной стоимостью компании. В частности, эта зависимость исследуется в классической работе Грилихеса95 по использованию патентной статистики в экономи ческих измерениях. При этом используется понятие «неосязае мый капитал» – натуральный ненаблюдаемый показатель, повы шающий рыночную стоимость фирмы и зависящий от количества имеющихся у нее патентов, объема вложений в R&D, других ана логичных факторов. С наличием у фирмы неосязаемого капитала связано превышение ее рыночной стоимости над восстановитель ной стоимостью осязаемых активов с учетом фактора действую щего предприятия. Последняя оговорка существенна. В профес сиональной оценке бизнеса фактор действующего предприятия принято учитывать и связывать с одноименным активом. Этот ак Griliches Z. 1990.

тив относится к числу неосязаемых неидентифицируемых96 акти вов. Его стоимость определяется как надбавка к восстановитель ной стоимости осязаемых активов, рассчитываемая для каждого вида бизнеса по стандартной ставке. В цитируемой работе речь идет о превышении рыночной стоимости фирмы над восстанови тельной стоимостью ее осязаемых активов с учетом этой надбав ки, т.е. один из неосязаемых активов (действующее предприятие) не включается в состав неосязаемого капитала.

Интерес для исследования, как и для бизнеса, представляет за висимость получаемой расчетной величины от наблюдаемых по казателей, в том числе от вложений в R&D и от числа получаемых патентов. Эконометрические исследования97 показали, что для крупных публичных корпораций существует практически линей ная (с учетом соответствующего временного лага) зависимость между вложениями в R&D, количеством получаемых патентов и увеличением стоимости неосязаемого капитала. Следует отме тить, что при этом стоимость неосязаемого капитала получалась как разность между рыночной капитализацией98 и восстанови тельной стоимостью осязаемых активов с учетом фактора действу ющего предприятия, т.е. в качестве рыночной стоимости фирмы принималась ее рыночная капитализация (произведение цены ак ции на количество акций). Такая замена практически неизбежна, так как крупные публичные корпорации практически никогда не продаются целиком. Соответственно, для них не имеет смысла стандартное определение рыночной стоимости как наиболее ве роятной цены. Вместе с тем рыночную капитализацию публичной корпорации легко рассчитать на основе данных из открытых ис точников, что очень удобно для исследования. Однако именно для публичных корпораций наличие такой зависимости представляет скорее теоретический, чем практический интерес.

Практический интерес установленные зависимости могли бы представлять как раз в тех случаях, когда при покупке или прода же фирмы возникают затруднения с определением ее рыночной К неидентифицируемым активам помимо действующего предприятия (going concern) относится goodwill.

Griliches Z. Грилихес использует термин stock market value, а не market capitalization.

стоимости стандартными методами, основанными на анализе со поставимых продаж или дисконтировании денежных потоков. В таком случае возможность оценить стоимость неосязаемого капи тала на основании патентной статистики могла бы обеспечить вполне приемлемый выход из положения. Рыночную стоимость фирмы можно было бы рассчитать как сумму восстановительной стоимости осязаемых активов, стоимости действующего предпри ятия (определяемой по таблице) и стоимости неосязаемого капи тала. Однако реально такая возможность отсутствует.

Существование линейной зависимости между объемом вложе ний в R&D и количеством получаемых патентов удалось устано вить только для крупных фирм, имеющих тысячи и десятки тысяч патентов. Для мелких и средних фирм столь простой зависимости не существует. Более того, к настоящему моменту такой зависимо сти, вероятно, не существует и для крупных фирм, так как сущест венно увеличилась доля R&D, результаты которых не патентуют ся. Например, как правило, не патентуются результаты вложений в разработку программного обеспечения. По той же причине к на стоящему моменту, скорее всего, не существует линейной зависи мости между количеством полученных патентов и стоимостью не осязаемого капитала, в том числе для крупных публичных корпо раций. Тем не менее количество имеющихся патентов, как пока зывают новейшие исследования, все еще остается одним из клю чевых показателей, выделяемых среди факторов стоимости.

Методы, основанные на данных о продлении Другой поток эконометрических работ составляют публика ции, основанные на использовании данных о продлении патен тов, как основной источник сведений о том, что соответствующие патенты не утратили свою ценность и, как минимум, оправдыва ют вложение средств на их продление. Фактически этот подход от ражает оценку стоимости патентов их обладателями. Преимуще ство такого подхода в данном контексте состоит в том, что он ори ентирован на стоимость одного патента, а не патентного портфе ля компании в целом. Именно это обстоятельство позволяет наде яться на получение полезного выхода от исследований в данном направлении. Недостатки данного подхода также достаточно оче видны. Во-первых, этот подход дает оценку патентов ретроспек тивно, когда их обладатели уже приняли все решения, основыва ясь на каких-то известных им соображениях, и, следовательно, уже совершили все возможные ошибки. Во-вторых, как уже гово рилось выше, менеджеры западных компаний имеют склонность скорее продлить ненужный патент, чем заняться изысканиями о его реальной полезности для компании. Это должно приводить к завышению оценок, полученных указанным способом. В-третьих, для действительно ценных патентов оценка на базе данных о про длении всегда будет оценкой снизу. Таким образом, одновремен но действуют две тенденции совершенно разной природы, но од на из них способствует завышению ценности пустышек, а вторая – занижению стоимости особо ценных патентов. Тем не менее эти две тенденции в какой-то мере взаимно компенсируют одна дру гую. К тому же можно осуществить корректировку всех получае мых показателей, опираясь на оценку патентного портфеля в це лом, полученную на основе данных фондового рынка.

Патенты, ценообразование на опционы и эконометрика Ценность эконометрических исследований, упоминавшихся выше, для практической оценки прав ИС в основном связана с тем обстоятельством, что они позволяют объяснить некоторые особенности оценки опционов на основе патентов и патентных заявок. В самом деле, уплата пошлины за продление выданного патента – это не только покупка монопольной прибыли наступа ющих лет, но также и покупка (во все годы, кроме заключительно го года) опциона на продление патента в конце года, цена испол нения для которого является платой за продление, подлежащей оплате на тот момент. Такой взгляд позволяет увидеть и объяснить некоторые особенности опционов данного типа.

Сходство с обычными финансовыми опционами проявляется в том, что по мере увеличения текущих отдач стоимость патентов увеличивается. С возрастом патентов их стоимость уменьшается, так как уменьшается срок до истечения. Соответственно умень шается цена опционов, связанных с возможностью продления или отказа от него.

Однако есть некоторые особенности, отличающие такой оп цион от большинства нормальных финансовых опционов. Одна из особенностей состоит в том, что с возрастом патента для каж дого опциона цена исполнения увеличивается год от года как вы платы за продление, которые являются ценой получения выгод следующего годового увеличения отдач. Следующая особенность – то, что по мере старения патентов распределение потенциаль ных отдач искажается в сторону нескольких высокоценных па тентов относительно множества ничего не стоящих. Стоимости опционов увеличиваются с увеличенной дисперсией потенци альных отдач, так же, как уменьшение в изменчивости ведет к уменьшению в стоимости последующих опционов на протяже нии жизни патента. Детерминированная (где никакие стоимости опциона не включены) и стохастическая (где они есть) модели отличаются больше всего в начале срока действия патента, иллю стрируя, что эффект опционов имеет место преимущественно на ранней стадии жизни патента. Интуитивно это достаточно по нятно. Также фактические данные показывают падение темпа замедленно к концу срока действия патента. Одно из возможных объяснений этого явления состоит в том, что именно так должно быть, если стоимость опциона патента опускается до нуля к кон цу жизни патента.

Ценообразование на опционы и стоимостные оценки патентов К настоящему времени с достаточной степенью уверенности можно сделать два вывода относительно применимости теории цен на опционы в стоимостной оценке ИС и НМА. Во-первых, при стоимостной оценке активов в условиях наличия выбора ва риантов с различными потенциальными исходами надо учитывать стоимость опционов, явно или неявно включенных в контекст.

Если этого не делать, то стоимость актива может быть существен но приуменьшена. Во-вторых, патентоспособные результаты ин теллектуальной деятельности и патентные заявки можно рассмат ривать как активы, причем именно такие активы, при оценке ко торых необходимо учитывать возможность выбора вариантов с разными исходами.

Существуют различные подходы к идентификации опционов в процессе патентования результатов интеллектуальной деятельно сти и их последующей коммерциализации. Например, можно рас сматривать то, что имеет место после получения патента, как се рию опционов на получение последующих выгод. Можно рассма тривать R&D проекты как опционы на покупку опционов на про екты по коммерциализации результатов R&D. Альтернативная возможность состоит в том, чтобы рассматривать R&D проект как ряд опционов на отказ. Также возможно рассматривать денежные потоки в виде роялти как бессрочный американский опцион (1982) и т.д.

Перечисленные выше возможности в основном концентриру ются вокруг двух фундаментальных идей. С одной стороны, это опцион на покупку возможности коммерциализации базисного изобретения. С другой стороны – опцион на отказ от патента, R&D проекта или изобретения различными способами. Как уже говорилось выше, необходимо, во-первых, отличать патент от ба зисного изобретения, во-вторых, видеть связь между разными возможностями рассматривать патент как опцион (пут или колл).

Одна из основных эквивалентностей, используемых в стоимост ной оценке опциона, – равенство:

Колл + (Приведенная стоимость цены исполнения) = Пут + + Базисный Актив.

Это равенство выполняется, по крайней мере, для европейских опционов и позволяет рассматривать R&D проекты в терминах опционов «колл» и «пут». Точно так же в терминах «пут» может быть описан патент.

Таким образом, патентная заявка может быть оценена как при веденная стоимость ожидаемой в будущем монопольной прибыли от патента за вычетом приведенной стоимости связанных с заяв кой затрат плюс стоимость опциона «пут» на отказ от заявки (ко торый имеет цену исполнения в виде пока еще не истраченных бу дущих затрат на заявку). Аналогичным образом уже полученный патент может быть оценен как текущая стоимость ожидаемой бу дущей монопольной прибыли от данного патента за вычетом при веденной стоимости будущих выплат за продление плюс стои мость опциона «пут» на то, чтобы допустить истечение патента.

Этот опцион имеет цену исполнения в виде пока еще не истрачен ных сумм на плату за продление.

С другой стороны, заявку можно рассматривать так, чтобы имела смысл стоимость опциона «колл» на продолжение патент ной заявки, цена исполнения которого – затраты на прохождение заявки в следующую стадию. Чтобы оценить такой опцион «колл», нужно знать стоимость базисного актива, который является опци оном на прохождение заявки в следующую стадию, и так далее.

Конечное звено в цепочке является активом со стоимостью, рав ной приведенной стоимости ожидаемой в будущем монополисти ческой прибыли от патента. Однако этот конечный актив, в свою очередь, может быть представлен в тех же терминах, что и цепоч ка опционов на покупку в последующих годах выгоды, осуществи мых каждый раз оплатой за продление патента.

Таким образом, можно делить различные стадии жизни патен та или патентной заявки на ряд опционов, которые обычно можно оценить с использованием некоторых из описанных ранее кон цепций. Само собой разумеется, это, может быть, легче сказать, чем сделать, так как многие проблемы до настоящего времени не разрешены.

5.3. Проблемы и перспективы практического применения методов, основанных на оценке опциона 5.3.1. Проблемы Дисперсия Одна из уже упоминавшихся проблем состоит в том, что в каж дой стадии процесса прохождения заявки и в каждой стадии и в нашей жизни ипатента дисперсия будущих стал различной, так как сам факт выживания патента к настоящему времени делает все более вероятным, что он будет успешным и принесет выгоду. Не доучет этого обстоятельства так же приводит к искажению оце нок, как использование постоянной ставки дисконта, о чем уже говорилось выше. Поэтому необходимо делать соответствующие корректировки.

Множественность стадий Формула Блэка и Шольца не может использоваться при оцен ке опциона на опцион, так как дисперсия отдачи на опцион изме няется, а формула предполагает, что дисперсия постоянна. На эту проблему обращают внимание многие исследователи. Стоимости опционов при взаимодействии между ними не обязательно скла дываются. Однако их взаимодействие может существенно затра гивать стоимость, которая зависит от ряда факторов типа пере крытие дат окончания срока действия опционов, стоимости ба зисного актива относительно цены исполнения (находятся ли оп ционы в деньгах или вне денег). Это – сложная область, где могут быть необходимы числовой анализ или методы моделирования Монте-Карло.

Промежуточные Платежи Следующее предположение о формуле Блэка и Шольца состоит в том, что не подлежат выплате никакие предварительные диви денды. При стоимостной оценке патента денежные потоки вполне могут происходить в течение периода, связанного с завершением опциона. Однако в общем случае, если схема анализа предполагает ряд дискретных шагов, денежные потоки возникают, вообще гово ря, в иные периоды, чем закрытие опциона для данного шага.

Денежные потоки Несмотря на то что многие из трудностей, выделенных выше, вполне можно преодолеть, в практических условиях оценка па тентов с использованием опционов все еще остается сложной про блемой. В частности, для расчетов необходим полный прогноз де нежного потока, получаемого благодаря патенту, начиная от даты подачи заявки и до истечения патента, а также всех затрат, связан ных с его получением и поддержанием в силе, включая возможные судебные издержки в случае нарушения и судебного разбиратель ства. Как уже было сказано, это должен быть денежный поток, по лучаемый только благодаря патенту как таковому. Для такого про гноза требуется детальное знание эффекта, оказываемого наличи ем патента на денежный поток, генерируемый благодаря исполь зованию изобретения. Также должно быть учтено влияние конку ренции со стороны производителей замещающей продукции (без нарушения патента). Помимо проблем с денежными потоками, необходимо также решить, как обращаться с затратами на перво начальную заявку. Это вовлечет принятие решений в отношении того, как распределять обычные заявочные затраты между различ ными национальными патентами.

5.3.2. Практические шаги Общие соображения Ввиду трудности получения данных, требуемых для выполне ния полного анализа стоимости патента на основе опциона, тем более важно спросить: какие уроки могут быть извлечены из про деланного анализа и каких выводов можно ожидать от более пол ного исследования. Впрочем, следует заметить, что методы стои мостной оценки патента, основанные на опционе, уже использо вались практически. В частности, такой анализ проводился при проектном консультировании в нефтегазовой отрасли США. Воз можно, ключом к решению проблемы является не наращивание математической техники, а попытка сузить проблему. Вероятно, усилия аналитиков в ближайшее время сосредоточатся на двух первоочередных направлениях. Во-первых, нужно и к тому же на иболее просто создавать общие руководящие принципы, опираю щиеся на понимание стоимостной оценки патента, основанной на опционе. Во-вторых, можно заняться детальным исследованием самих методов стоимостной оценки патентов на основе опционов.

Опционы на различных стадиях жизни патента Как показали эконометрические исследования, продление или непродление действия патента в более поздние годы, скорее, оп ределяется таким фактором, как техническое устаревание, чем оп ционами на будущие монополистические прибыли. Поэтому на поздних стадиях жизни патента наиболее оправданно применение методов стоимостной оценки, не основанных на использовании опционов.

Наоборот, на ранней стадии жизни патента или заявки компо нент опциона составляет главную часть стоимости и отнюдь не яв ляется незначительным. Кроме того, выплаты за продление на ранней стадии жизни патента имеют тенденцию быть меньшими, чем такие же выплаты позже, а начальные регистрационные сборы не так уж велики. Все эти факты подсказывают некоторые выводы.

Во-первых, имеются основания считать, что всегда следует пода вать заявки на патентоспособные в принципе изобретения. Этот вывод в основном согласуется с опытом патентных поверенных и нежеланием отказываться от регистрации. Во-вторых, на ранней стадии жизни патента главная часть стоимости патента обычно со держится в связанных с ним опционах, и они, вероятно, будут зна чительно более ценны, чем любые начальные платы за продление.

Поэтому представление о стоимости патентов в ранней стадии жизни, основанное на опционах, подталкивает к получению и про длению патентов даже в условиях, когда нет ясных перспектив по лучения отдачи. Присутствие ценных опционов оправдывает изве стный тезис: «Если сомневаетесь, подавайте заявку!» Критические годы для решений о продлении Рассмотрим теперь стоимость прекращения патента или ни жний предел для текущих отдач от патента, который должен быть превышен, чтобы продление патента было оправданно. Теорети чески стоимость опциона на будущие отдачи может позволять этой стоимости быть отрицательной, как и в случае заявки. Прак тически любой патент на продукт, уже находящийся в производст ве, вероятно, будет давать значительную отдачу по сравнению с платой за продление. Однако, если в поздних стадиях жизни па тента продажи продукта снижаются до нуля, где-то наступает мо мент, когда стоимость опциона тоже почти «обнуляется». Тогда надо дать патенту истечь. Критическое решение или барьер для решения о продлении могут быть найдены с помощью опционов.

Решения по иностранной регистрации Другое критическое решение должно быть принято, когда ис текает срок подачи заявок на патентование изобретения за рубе жом. Весьма вероятно, что на этот момент не будет какой-либо информации относительно перспектив получения дохода от ино странных патентов, за исключением общих сведений о потенци альных объемах рынков и т.п. Единственной дополнительной ин формацией может быть предварительный результат патентного поиска, дающий некоторое знание относительно патентоспособ ности. Поэтому в общем случае решение будет определяться сооб ражениями об относительной незначительности затрат на приоб ретение опционов. Если продукт развивается далее с целью про никновения на иностранные рынки, заявки должны быть поданы, поскольку затраты на опционы не будут значительными в сравне нии с затратами на разработку в целом. Если затраты сопоставимы со стоимостью разработки, тогда больше внимания должно быть уделено вероятной стоимости соответствующих опционов. Следу ет помнить, что именно в ранней стадии стоимость опциона, свя занного с заявкой, высока и связана с потенциальным будущим, причем не только с потоком, но и с размером рынка. Это особен но важно при рассмотрении развивающихся рынков.

Решения о продаже и лицензировании Основанные на опционе методы стоимостной оценки могут обеспечивать корректировки многих решений, принимаемых отно сительно патентов, с учетом того, что могло бы случиться в будущем и как патент или заявка могли бы управляться. Использование ос нованных на опционе методов стоимостной оценки для вычисле ния точных стоимостей, как оказалось, довольно сложно. Тем не менее, хотя все еще необходима большая работа, чтобы показать, как вообще эти методы могут применяться на регулярной основе, уже понятно, что в идеале все стоимостные оценки, включая оцен ку с целью продажи и лицензирования патентов, должны выпол няться с помощью описанных выше методов на основе опционов.

5.3.3. Оценка товарных знаков с использованием опционов Товарный знак как американский опцион Товарный знак в отрыве от бизнеса может ничего не стоить.

Вместе с тем если этот товарный знак ассоциируется с успехом или еще чем-то положительным, но при этом не связан жестко с определенным товаром или фирмой, то он может быть инструмен том для входа на рынок самых различных товаров. Данное обстоя тельство позволяет рассматривать товарный знак как американ ский опцион на покупку. Цена исполнения такого опциона – сум ма затрат на начало инвестиционного проекта. При этом цена ис полнения, с большой вероятностью, будет меньше, чем затраты вхождения на рынок без товарного знака.

Пример оценки товарных знаков ЕвроНова В случае с продажей товарных знаков ЕВРОНОВА и EURONOVA возникает целый набор возможных инвестицион ных проектов, часть которых выглядят более перспективными, часть менее перспективными. Каждый такой проект можно рас сматривать как американский опцион на покупку инвестицион ного проекта. Если рассчитать стоимость каждого такого опциона, то сумма стоимостей может оказаться очень внушительной. При этом надо учитывать, что стоимость комплекта опционов не все гда совпадает с суммой стоимостей. Она может оказаться меньше.

Тем не менее, с большой вероятностью, совокупность опционов будет стоить существенно больше, чем стоимость того же ком плекта товарных знаков для существующего использования. С не которой долей условности эту сумму можно считать инвестицион ной стоимостью комплекта товарных знаков ЗАО «Евро-Нова».

Условность состоит в том, что расчет проводится для идеального, а не конкретного инвестора.

Стоимость комплекта товарных знаков для существующего ис пользования и расчетную инвестиционную стоимость того же комплекта можно рассматривать как нижнюю и верхнюю грани цы интервала, в котором должна лежать цена продажи. Середину этого интервала можно взять в качестве стартовой цены.

Литература 1. Брейли С., Майерс С. Принципы корпоративных финансов / Пер. с англ. – М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 1997. – 1088 с.

2. Razgaitis R.C. Early-Stage Technologies: Valuation and Pricing Intellectual Property – general, Law, Accounting & Finance, Management, Licensing, special Topics, 1999. – 320 p.

3. Pitkethly R. The valuation of patents: A review of patent valuation meth ods with consideration of option based methods and the potential for further research. Background paper for discussion at first meeting of High Level Task Force on Valuation and Capitalization of Intellectual Assets. United Nations.

Economic Commission for Europe. – Geneva, 18-19 November 2000.

4. Smith G.V., Parr R.L. Valuation of Intellectual Property and Intangible Assets, 3rd Edition, John Willey & Sons, Inc. 2000 – 638 p.

ГЛАВА 6. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ И ЕГО ИЗМЕРЕНИЕ Цель этой главы – дать учащимся достаточно полное представ ление о новой парадигме оценки НМА, породивших ее причинах и связанных с ней институциональных изменениях. Эта парадиг ма связана с относительно новым понятием «интеллектуальный капитал». Надо заметить, что в ранее изданных книгах по оценке ИС и НМА, например в книге Г. Смита и Р. Парра, этим вопросам уделено неоправданно мало внимания.

6.1. Понятие интеллектуального капитала и его структура Понятие «интеллектуальный капитал» (далее – ИК) использу ется в основном менеджерами при управлении персоналом и ак тивами, маркетологами при создании благоприятного образа фир мы с целью привлечения инвестиций, а также профессиональны ми оценщиками при оценке бизнеса, основанного на знаниях, с целью его купли или продажи. Оно шире, чем более привычные понятия ИС и НМА. Вместе с тем оно интуитивно понятнее, как часто бывает с новыми понятиями, если их вводят не юристы или бухгалтеры, а маркетологи и консультанты по бизнесу. Следует также напомнить, что близкое по смыслу понятие «неосязаемый капитал», используется в работах по эконометрике и экономичес кой теории, как минимум, с конца семидесятых годов 20-го века.

На сегодняшний день понятие ИК не используется в явном виде ни в одной международной конвенции, законодательном акте или нормативном правовом документе более низкого уровня. Но оно позволяет взглянуть на предмет изучения с разных, иногда неожи данных, сторон и увидеть его как цельный образ, а не как формаль ную правовую конструкцию, отягощенную (подобно ИС или НМА) огромным количеством исторически сложившихся несообразнос тей. Вместе с тем существуют достаточно хорошо разработанные ме тоды измерения ИК и его компонентов. На основе концепции ИК построен бизнес нескольких очень успешных консультационных фирм в северной Европе. В наборе услуг, оказываемых этими фирма ми, есть услуги под названием «аудит интеллектуального капитала».

О методах учета ИК можно судить по опубликованным рекоменда циям Совета по развитию промышленности и торговли Дании. Сле дует также отметить, что в Методическом руководстве 8, «Оценка не материальных активов», к Европейским стандартам оценки видны изменения, позволяющие говорить о его соответствии новой парадигме оценки НМА, основанной на понятии ИК.

6.1.1. Отчеты об интеллектуальном капитале (опыт северной Европы) Говорить об ИК как о ключевом ресурсе современных фирм и корпораций стало модно относительно недавно, после публикации в 1993 и 1994 годах отчетов фирмы «Скандия» о факторах, опреде ляющих истинную стоимость компаний. В этих отчетах, а также опубликованной книге99 на их основе, сразу ставшей бестселлером, авторы не только излагают новые методы социально-экономичес ких измерений, но и сравнивают ИК с корнями компании, скрыты ми условиями развития, таящимися за внешним фасадом. Стои мость ИК они определяют как разность между акционерной стои мостью компании и стоимостью ее чистых активов, что очень близ ко по смыслу к определению стоимости неосязаемого капитала в эконометрических работах, хотя полного совпадения здесь нет.

Следует напомнить, что практически ту же разность часто отожде ствляют со стоимостью деловой репутации (гудвиллом). Особых противоречий здесь нет, так как отнесение данной разности на сто имость деловой репутации означает некоторую фигуру умолчания.

Это все равно, что просто уйти от ответа на вопрос о происхожде нии такой разности. Авторы концепций ИК идут гораздо дальше исчисления этой разности. Исследователи и практики выделяют различные составляющие ИК, разрабатывают методы их измере ния, предлагают формулы для получения интегрального показателя – стоимости ИК. Наконец, они ищут образные сравнения, помога ющие понять значение ИК для жизни компаний, что тоже важно.

Достаточно полный обзор практики составления и публика ции отчетов об ИК представлен на сайте Совета по экономичес кому развитию и торговли Дании100. Из этого обзора видно, что Эддвинссон и Мэллоун.

The Danish Trade and Industrial Development Council.

пока не сложилось общего для всех представления о структуре ИК. Тем не менее некоторые общие принципы уже наработаны.

Так, во всех отчетах в качестве отдельной позиции выделяется че ловеческий капитал. Оставшаяся часть также подразделяется на ряд позиций, причем обычно в ней выделяется составляющая, называемая рыночным (отношенческим, клиентским или брэн довым) капиталом. Эта часть связана с положением фирмы на рынке, ее связями с клиентами и партнерами. Оставшаяся часть, которая достаточно разнородна по составу, далее называется структурным капиталом.

Права ИС составляют только часть идентифицируемых НМА.

Это наиболее значительная часть таких активов, но далеко не все.

При этом значительная часть прав ИС, принадлежащих фирме, на ее балансе не отражается, так как их возникновение не было свя зано с какими-либо бухгалтерскими операциями. Чаще всего на балансе не отражаются авторские права, так как они возникают в силу создания произведения, а соответствующие затраты могут быть признаны расходами.

Таким образом, в состав НМА могут входить активы, которые вообще не относятся к ИК (например, улучшения арендованной недвижимости), а многие компоненты ИК не входят в состав НМА, если понимать НМА в бухгалтерском смысле. Принципи ально не могут входить в состав НМА такие компоненты ИК, ко торые не принадлежат фирме, в том числе человеческий капитал и часть рыночного капитала. Кроме того, в составе НМА фирмы обычно не учитываются принадлежащие ей авторские и смежные права (copyright and neighboring rights), хотя в принципе они могут учитываться. Практика показывает, что многие фирмы не стре мятся отразить такие активы в своем балансе, хотя стремятся про демонстрировать их потенциальным инвесторам. В результате возникает огромный разрыв между балансовой стоимостью фир мы и ее рыночной капитализацией. В случае с Microsoft этот раз рыв доходил в 1999 до двух порядков (100 раз). Примерно то же на блюдается во многих Internet фирмах. С этой точки зрения попу лярная в последнее время идея более точного отражения НМА в балансе представляется очень спорной.

Из сказанного нельзя сделать вывод, что бухгалтерию надо ради кально менять. Здесь мы имеем дело с фундаментальными противо речиями между принципами бухгалтерского учета и свойствами экономики знаний (или алгебраическими свойствами самих зна ний). Бухгалтерия основана на принципах обычной арифметики:

если где-то прибыло, столько же должно убыть в другом месте. Зна ния подчиняются совсем другим алгебраическим правилам (non rivalrousness), у них отсутствует свойство редкости101. На это обстоя тельство обращали внимание, как минимум, еще 3 нобелевских ла уреата (Л. Канторович, В. Леонтьев, K.Arrow). Однако в литературе по ИК оно осталось незамеченным. Между тем для оценки НМА и управления активами оно может иметь огромное значение. Это можно показать на примере (пример с технологиями выращивания шпинели в разделе 6.2.5.) и с помощью формальной модели.

Указанные противоречия можно сгладить, но нельзя преодолеть.

Более того, есть основания считать, что возможности по сглажива нию противоречий почти исчерпаны, т.е. международные стандар ты финансового учета в этом отношении близки к совершенству.

При этом бухгалтерская информация остается одним из важнейших источников информации, используемых приоценке бизнеса и при нятии решений об инвестировании капитала в ту или иную фирму.

Но она должна быть дополнена другими формами учета.

Отчеты об ИК (Intellectual Capital Accounts), подготавливаемые и публикуемые некоторыми фирмами, представляют собой до полнение к традиционным бухгалтерским отчетам. Отчет об ИК рассматривается как инструмент для его измерения, управления им и демонстрации привлекательности компании для инвести ций. Существует два вида таких отчетов. Более подробный отчет готовится для внутренних нужд, прежде всего для менеджмента и для демонстрации персоналу компании с целью консолидации усилий коллектива. Сокращенный отчет, в котором отсутствует не подлежащая свободному распространению информация, может быть подготовлен для публикации с целью привлечения инвести ций или для раздачи потенциальным инвесторам.

Для исследования доступны в основном публикуемые отчеты.

Они основаны на различных моделях представления информации и имеют разные названия, например, «The Holistic Accounts» (RambOl), «The quality Accounts / The Ethical Accounts» (Consultus), Stigliz J.E. 1999.

Navigator (Scandia), «Human resource accounts» (SCAA, ABB, Telia).

Тем не менее все эти отчеты можно рассматривать как отчеты об ИК: все они должны показывать инвестору, как компания дви жется от своего текущего состояния к тому, какой она может и должна быть.

Раздел «Что есть» содержит, как правило, визуализированную информацию об имеющихся ресурсах компании. Значительная часть этой информации имеет нефинансовый характер. Сведения о человеческих ресурсах, клиентах, технологии представлены в виде графиков, диаграмм и т.д.

Раздел «Что делается» содержит в основном нефинансовую ин формацию об усилиях менеджмента по развитию ИК компании.

Специальное внимание уделяется развитию человеческого капита ла, работе с клиентами, обеспечению доступа к технологиям.

Наконец, третий раздел – «Что получается» – демонстрирует движение к намеченной цели. В этом разделе существенно ис пользуются финансовые показатели, чтобы показать, как ИК компании позволяет получить доход через появление новых това ров или услуг, необходимых клиентам.

Отчеты об ИК нельзя рассматривать изолированно, они имеют смысл только в контексте. Контекст – это видение системы управ ления и формы конкуренции. В этот контекст отчеты об ИК вно сят новую реальность. Они дают более адекватное представление о новой реальности, чем традиционные НМА. Отчеты об ИС позво ляют объяснить ошеломляющий (в десятки и даже сотни раз) раз рыв между балансовой стоимостью и рыночной капитализацией фирм. Кроме того, достаточно глубокий смысл заключен в разгра ничении компонентов ИК, т.е. в вычленении человеческого капи тала, рыночного капитала и т.д. Согласно концепции ИК, если фирма теряет один из этих компонентов, то обесцениваются весь ее ИК и, следовательно, сама фирма. Здесь имеет место явное на рушение принципа, известного в теории корпоративных финансов как закон сохранения стоимостей. Согласно этому принципу, сто имость целостной единицы равна сумме стоимостей ее частей102. В случае с компонентами ИК этот принцип можно использовать только для того, чтобы приписать каждой из частей ИК некоторую Брэйли, Маерс.

стоимость. Однако для принятия практических решений он не только ничего не дает, но и запутывает. Данное обстоятельство очень важно. Чтобы обратить на него внимание, Эдвинссон заяв ляет даже, что стоимость компонентов ИК надо не складывать, а умножать! Тогда очевидно, что обращение стоимости одного из них в ноль приводит к обращению в ноль стоимости всего ИК. От чет об ИК как раз и показывает относительно слабые места, усилия менеджмента по выравниванию положения и дает надежды на то, что в результате стоимость всего бизнеса резко пойдет вверх.

Практика показывает, что потенциальные инвесторы охотно знакомятся с отчетами об ИК. Для них не так уж важно, чтобы оценка ИК имела денежное выражение, но очень существенна на глядность представления данных.

Следует отметить, что реакция инвесторов на отчеты об ИС нуждается в более глубоком исследовании. В период 1995 – 2000 гг.

решения об инвестициях в бизнес, основанный на знаниях, слиш ком часто принимались без должной проработки, в том числе без какого-либо бизнес-плана. Это дает основания говорить о завы шенных ожиданиях инвесторов. Но именно на этот период прихо дится основная волна энтузиазма в отношении отчетов об ИС.

6.1.2. Человеческий капитал Термин «человеческий капитал» введен в научный оборот, как минимум, с 1962 г.103, причем именно в связи с экономикой зна ний. В истории движения ИК104 отчет ведется от публикации на японском языке монографии (Itami H. 1980). Что свидетельствует о замкнутости движения ИК внутри сообщества специалистов по менеджменту.

Человеческий капитал – это не только собранная вместе и обученная рабочая сила, но и хороший менеджмент, контракты с выдающимися специалистами в той сфере, к которой относится бизнес. Например, менеджеры Lucent Technology, стараясь пока зать достоинства компании, первым делом обращают внимание Machlup F. 1962. Русский перевод - Махлуп Ф. Производство и распростра нение знаний в США. М.: Прогресс. 1966.

Специалисты по управлению ИК образуют сообщество, которое сами назы вают движением. История движения изложена в Sullivan P.H., 2000, pp.238- на количество нобелевских лауреатов, работающих в Bell Laboratory. Именно Bell Laboratory с ее уникальным научным по тенциалом составляет главную ценность фирмы, хотя этот по тенциал нельзя считать активами в обычном смысле. К человече скому капиталу также относятся ноу-хау, неотделимые от кон кретного физического лица. Использование таких ноу-хау обыч но требует не только знания, как делать, но и умения выполнить соответствующие операции. Ярче всего это свойство проявляет ся в цирковых фокусах. Нечто подобное имеет место в хирургии, где мало знать, как выполняется операция, надо уметь ее сделать на должном уровне, а также во многих других областях человече ской деятельности. Сюда же относятся так называемые «молча ливые», или подразумеваемые, знания (tacit knowledge). Чтобы успешно управлять человеческим капиталом, менеджмент дол жен отслеживать примерно следующий набор параметров: обра зование;

квалификация;

связанные с работой знания;

професси ональные наклонности;

психометрические характеристики;

свя занные с работой умения.

Человеческий капитал не отражается в составе активов фирмы, так как он фирме не принадлежит. Существует юридическая тех ника, позволяющая привязать к фирме наиболее ценных специа листов с помощью вознаграждений и обязательств (golden hand cuffs) и отразить контракты с ними в составе НМА. Однако такая техника не может быть применена ко всем сотрудникам. Более простой способ привязать персонал к фирме – это включение ра ботников в число акционеров или совладельцев фирмы. Эта фор ма также не универсальна. К тому же возникает проблема с права ми собственности уволившихся работников и т.п.

Существенные проблемы возникают с учетом инвестиций в че ловеческий капитал и измерением получаемых результатов. Затра ты на обучение персонала и повышение его квалификации по пра вилам финансового учета следует относить к расходам, а не к ин вестициям, хотя с точки зрения управленческого учета их лучше относить именно к инвестициям. Чтобы оценить результаты таких инвестиций, многие фирмы разрабатывают довольно сложные си стемы учета, состоящие в основном из качественных показателей.

Переход от качественных показателей к количественным, выра жаемым в деньгах, достаточно проблематичен. В лучшем случае можно ожидать наличия зависимостей, выполняющихся для больших фирм с тысячами сотрудников.

6.1.3. Структурный капитал, включая интеллектуальную собственность Структурный капитал – наиболее разнородная часть ИК. Сюда относятся права ИС, информационные ресурсы, инструкции и методики работы, система организации фирмы и т.д. При всей своей разнородности именно структурный капитал в наибольшей степени соответствует тому, что называется НМА. К структурному капиталу относятся систематизированные знания, в том числе ноу-хау, в принципе отделимые от физических лиц (работников) и от фирмы. Таким образом, ноу-хау оказываются частью как чело веческого, так и структурного капитала. Это очень важно для по нимания феномена обесценения ИК при нелояльном (оппорту нистическом) поведении сотрудников или при их увольнении.

6.1.4. Рыночный (клиентский) капитал К рыночному капиталу принято относить: брэнды (товарные знаки и знаки обслуживания);

фирменные наименования;

дело вую репутацию;

наличие своих людей (insiders) в организациях партнерах или клиентах;

наличие постоянных покупателей;

по вторные контракты с клиентами и т.д. (Brooking A. 1996). Только часть из перечисленного можно назвать активами в точном смыс ле слова. Например, нельзя считать активами людей, работающих в других организациях и обеспечивающих интересы данной орга низации. Хотя с точки зрения обеспечения успеха бизнеса это очень важные активы. Понятие «клиентский капитал» ввел в г. Herbert St. Onge, когда работал с Canadian International Bank of Commerce. Надо признать, что выделение этой составляющей из общей массы ИС – выдающееся достижение.

Измерение рыночного капитала в каких-либо количественных показателях, в том числе его стоимостная оценка отдельно от дру гих составляющих ИК, скорее всего, не имеет смысла, хотя воз можно количественное измерение отдельных частей рыночного капитала. Многие фирмы показывают количество постоянных потребителей своей продукции, например, количество зарегист рированных пользователей программного продукта, подписчиков журнала и т.п. В денежном выражении уже давно принято оцени вать товарные знаки и знаки обслуживания, а в последнее время – брэнды. В частности, фирма Interbrand регулярно публикует ре зультаты расчетов стоимости ведущих брэндов. Однако на данный момент среди специалистов не существует единого мнения о том, каково соотношение между понятиями «товарный знак» (trade mark) «брэнд» (brand), репутация (reputation). Более того, многие из них считают термин «брэнд» жаргонным. Соответственно, нет единого мнения о том, что именно оценивает фирма Interbrand.

С некоторыми оговорками можно предполагать, что под оцен кой брэнда по методике Interbrand понимается оценка рыночного капитала в целом. В своих публикациях Interbrand приводит ры ночную капитализацию тех фирм, чьи брэнды оцениваются, вы членяет часть стоимости, относимую на НМА (т.е. на ИК). В этой части метод расчета очень напоминает оценку неосязаемого капи тала, о которой говорилось выше, или оценку НМА методом «большого котла»105. Далее из нее получается стоимость брэнда, причем для разных фирм она составляет различный процент, но не понятно, как он определяется. Чтобы обсуждать результаты расчетов Interbrand предметно, необходимо больше открытости в ключевом вопросе, в той формуле, по которой стоимость брэнда вычленяется из стоимости ИК в целом.

6.1.5. Примеры Первый из рассматриваемых ниже примеров106 показывает, что знание как таковое или даже работающая технология не обеспечи вают высоких доходов. Для получения дохода в объемах, соответ ствующих западным нормам, помимо технологии необходимо то, что на языке современного бизнеса называется рыночным (кли ентским или «брэндовым») капиталом. При этом рыночный капи тал вместе с человеческим капиталом и технологиями (как частью Desmond G.M., Kelley R.E. Пример заимствован из выступления вице-президента Лиги содействия оборонным предприятиям В.А. Рубанова на конгрессе «За безопасность пред принимательства» 19 июня 1997 г. в Москве.

структурного капитала) в совокупности составляют интеллекту альный капитал (ИК). Для достижения коммерческого успеха фирме необходимо либо иметь сбалансированный по всем основ ным компонентам состав ИК, либо вступать для создания бизнеса в альянсы, обеспечивающие такой баланс.

Альянс бизнесов Одна из российских ракетостроительных фирм на основе но вейших технологий двойного назначения наладила производство титановых клюшек для гольфа чрезвычайно высокого качества при относительно низкой цене производства (около $20 на одну клюшку). Продажная цена российских клюшек после определен ных усилий по маркетингу установилась на уровне $40 за штуку, тогда как клюшки сравнимого качества, производимые известны ми западными фирмами, продавались по цене $400 за штуку.

Руководители российской фирмы стремились увеличить объем прибыли за счет снижения издержек, но консультант предложил им купить лицензию на использование товарного знака фирмы, торгующей клюшками по $400 и установить цену на свои изделия на том же уровне. Если при этом роялти будут порядка $100 за штуку, что составляет чуть больше классических 25% от прибыли лицензиата, то прибыль увеличится на порядок, а не на проценты, как в случае снижения издержек.

В результате переговоров было реализовано несколько иное ре шение. Было заключено соглашение о создании совместного бизне са, в рамках которого продукция российской фирмы реализовыва лась через сбытовые каналы западной фирмы и под ее маркировкой.

Иными словами, произошло объединение клиентского капитала за падной фирмы с интеллектуальным капиталом российской фирмы.

В результате существенно выиграли обе стороны. Разумеется, при рост прибыли российской фирмы оказался существенно меньше, чем $260=$400-$100-$40. Тем не менее он оказался на порядок боль ше, чем в принципе могло дать дальнейшее улучшение технологии.

Отсутствие рыночного капитала – причина неудачи Второй пример можно считать в некотором смысле противопо ложным первому, как по образу действий обладателей технологии, так и по результату. Как и в первом случае, происхождение техно логии связано с одним из оборонных предприятий. На базе этой технологии группа молодых и достаточно энергичных людей, уво лившихся с предприятия, организовала небольшое производство инструментов по металлу, причем качество инструментов оказа лось столь высоким, что на них обратила внимание известная гол ландская фирма. Представители фирмы встретились с российски ми разработчиками и предложили продать технологию за несколь ко десятков тысяч долларов, но с условием передачи им всех прав ИС. Российская сторона отказалась от предложения. Однако сами разработчики так и не смогли наладить выпуск и продажу своей продукции в сколько-нибудь значительном объеме. Здесь отсутст вие клиентского капитала сыграло определяющую роль.

Брэнд не по росту Третий пример также связан с клиентским капиталом, но, в от личие от первых двух примеров, здесь при наличии клиентского капитала или какой-то части клиентского капитала в виде хорошо узнаваемого товарного знака и репутации отсутствуют другие со ставляющие в достаточном объеме.

Речь идет о рассматривавшемся выше товарном знаке ЕвроНо ва. Как будет показано в разделе 7.4., этот знак не соответствует бизнесу, с которым связан на момент продажи знака. Иначе гово ря, для такого знака имеет смысл достроить другие компоненты ИК, тогда стоимость его будет существенно больше. Это именно тот случай, когда у российской фирмы оказываются в избытке ка кие-то компоненты клиентского капитала. Тем он и интересен.

Следующие два примера касаются только результатов интел лектуальной деятельности и показывают ту самую иную алгебру, о которой говорилось в разделе 6.1.1.

Пример, показывающий алгебраические свойства знаний Настоящий пример в значительной мере условен. В нем нет точных цифр. Тем не менее этот пример имеет под собой основа ние из реальных событий и проблем, касаясь технологий выращи вания кристаллов, разработанных в институтах Академии Наук СССР к началу 90-х годов прошлого века. События, на основе ко торых построен пример, имели место в начале 90-х годов прошло го века. К тому времени было разработано довольно много таких технологий, причем появились они не только в СССР, но также в Швейцарии, в США и целом ряде других стран. Эти технологии различались по эффективности, в том числе по скорости роста кристаллов, энергоемкости, наличию вредных испарений и т.д.

Иначе говоря, их можно сравнивать по многим параметрам. Тем не менее в целом множество технологий выращивания кристаллов каждого минерала можно считать частично упорядоченным. Для простоты можно предположить нечто большее, а именно, что су ществует лучшая по всем показателям технология. Рассмотрим си туацию, когда в одном институте разработаны две или более техно логии выращивания кристаллов некоторого минерала, например благородной шпинели, и речь идет об их коммерциализации.

С начала 90-х годов у институтов РАН действительно появи лась возможность коммерциализировать некоторые свои разра ботки. Коммерциализация коснулась в том числе и выращивания кристаллов. Для этих целей стали создаваться совместные пред приятия и т.д. В этой связи встал вопрос о стоимости технологии выращивания кристаллов шпинели, а также о стоимости всей со вокупности таких технологий, разработанных в одном институте.

Интуитивно кажется, что набор из двух или более технологий более ценен, чем одна из этих технологий. Однако если среди это го набора технологий есть одна наилучшая по всем параметрам, то в создаваемом предприятии будет использована именно она. При этом не имеет значения существование всех остальных технологий, не выдержавших конкуренции. Разумеется, при определении до лей сторон в совместном предприятии та сторона, которая предо ставляет деньги или какие-то иные ценности (помимо техноло гии), будет принимать во внимание только ту технологию, которую предполагается использовать. Наличие остальных технологий в лучшем случае будет расцениваться как нейтральный факт. Более того, если набор технологий упорядочен не полностью, т.е. не су ществует лучшей во всех отношениях технологии, то для производ ства в совместном предприятии все равно будет выбрана одна из них. Существование других будет оцениваться инвестором в луч шем случае как нейтральный факт, в худшем – как негативный.

Учитывая, что разные технологии разрабатывались разными авторами (или коллективами авторов), имеющими собственные амбиции, можно легко прогнозировать дальнейшее развитие со бытий. Те авторы, чья технология не была выбрана для совместно го предприятия, уходят из института и создают конкурирующую фирму107. В результате происходит обесценение продукции обеих фирм и, следовательно, обесценение технологий. Самое важное здесь то, что отдельные технологии не только обесцениваются, но и уменьшается их суммарная стоимость108, т.е. две технологии, принадлежащие одному лицу, стоят не больше, чем одна лучшая из них, а две технологии, принадлежащие разным лицам, стоят меньше, чем если бы они принадлежали одному лицу (юридичес кому или физическому). Более того, чем совершеннее технологии и чем их больше, тем меньше они стоят все в совокупности. Этот результат кажется парадоксальным на первый взгляд, но он полу чен путем очень простых и даже почти очевидных рассуждений.

Он показывает, что арифметика пасует при стоимостной оценке исключительных прав на результаты интеллектуальной деятель ности. Здесь нет аддитивности. Более подходящей в конкретном случае представляется алгебра, в которой, вместо операции сло жения, используется операция взятия максимума.

Обесценение знаний по мере их накопления Последний пример из рассматриваемой серии, так же, как и первый, привязан к реальной практике и также касается космиче ских технологий, но более непосредственно. Речь идет о различных проектах воздушного старта, т.е. запуска коммерческих спутников с использованием летающей стартовой площадки. Преимущества такого проекта перед реализованным и вполне успешным проек том «Морской старт» заключаются в том, что запуск осуществляет ся не только с экватора, но и с высоты примерно в 10 000 метров и с приданием запускаемому аппарату изначальной скорости само лета. В целом это дает существенное удешевление запуска.

В отличие от ситуации с драгоценными камнями, где всегда есть элемент демонстративного потребления или моды, рынок за пусков подчинен сугубо прагматичным целям. Поэтому выгод ность или невыгодность проекта достаточно легко оценить. Более Нечто подобное произошло в действительности.

Словосочетания «стоимость технологии» и «технология стоит» следует понимать так, как это понимается в [3].

того, можно относительно точно оценить его чистую приведен ную стоимость NPV (Net Present Value). Принципиальный инте рес представляет та часть, которая должна достаться обладателям портфеля прав на технологии, используемые в реализации проек та. Здесь возникает задача, которая относительно легко может быть формализована и решена с помощью теории игр. Например, может быть использовано решение по Шепли.

Предположим сначала, что у нас имеется один инвестор, обла дающий нужной суммой денег для реализации проекта, и один об ладатель технологий с соответствующим портфелем исключитель ных прав. Если построить игру в форме характеристической функ ции для этих двух игроков, обозначая одного из них (обладателя денег) номером 1, а второго – номером 2, то получим:

F({1})=0;

F({2})=0;

F({1,2})=NPV.

Это значит, что первый игрок в одиночку получает ноль, вто рой тоже ноль, но вместе они получают NPV. Решением по Шеп ли здесь будет дележ, когда каждому из участников достается ров но половина, т.е. NPV/2.

Пусть теперь появляется еще один участник со своими техно логиями и своим портфелем исключительных прав. Обозначим его номером 3 и будем предполагать для простоты, что проект столь же эффективен, т.е. дает тот же NPV, хотя в нем используют ся иные технологии. Тогда игра будет иметь вид:

F({1})=0;

F({2})=0;

F({3})=0;

F({1,2})=NPV;

F({1,3})=NPV;

F({2,3})=NPV;

F({1,2,3})=NPV.

Решение такой игры по Шепли дает следующий результат. Игрок с номером 1 получает 2/3NPV, а игроки с номерами 2 и 3 по 1/6NPV.

Иначе говоря, два обладателя портфелей с исключительными права ми получают вместе 1/3NPV или каждый из них получает 1/3NPV с вероятностью 1/2. С точки зрения рынка эта ситуация вполне нор мальна. Появление конкурирующих продавцов одного товара дела ет положение покупателя более выгодным. Но с точки зрения про изводителя знаний ситуация крайне неприятна. Чтобы почувство вать разницу, например с нефтяным рынком, надо заметить, что на нефтяном рынке увеличение предложения хоть и приводит к пони жению цены в долгосрочной перспективе, но локально дает некото рый выигрыш той стороне, которая продала больше нефти. Здесь же снижение стоимости прав на технологии происходит сразу и без уве личения объема потребления. Сам факт наличия конкурирующего проекта дает обладателю денег определенные преимущества и вле чет снижение совокупной стоимости портфелей прав.

Рассмотренный почти условный пример имеет достаточно пря мое отношение к реальной действительности. На данный момент Россия предлагает целый набор конкурирующих проектов воздуш ного старта. Один из них предполагает запуск на орбиту космическо го челнока типа «Буран» со спутником на борту и его возвращение.

Еще один проект предполагает, что с самолета ракета не стартует, а сбрасывается на парашюте и в момент начала спуска стартует непо средственно в воздухе. Всего есть не менее 10 таких или подобных проектов. Разумеется, они не могут быть эквивалентны по своим экономическим характеристикам, но эффект обесценения, показан ный выше на условном примере, заведомо проявляется. Иначе гово ря, обесценению научно-технического потенциала России на миро вом рынке объективно способствует поведение российских фирм.

Следует также заметить, что этот вывод никоим образом не связан с оценкой нематериальных активов как некой акцией или видом про фессиональной деятельности. Оценщики здесь вообще ни при чем.

Точно так же этот эффект не связан с постановкой нематериальных активов на баланс. Иначе говоря, пропажу ищут не там, где потеряли.

6.2.Основные подходы к оценке интеллектуального капитала Рассмотрим теперь существующие подходы к стоимостной оценке ИК, начиная с уже упоминавшегося выше (в связи с оцен кой патентов) эконометрического подхода.

6.2.1. Эконометрическая оценка неосязаемого капитала Как уже говорилось выше, в классической работе Грилихеса по использованию патентной статистики в экономических изме Griliches Z. 1990.

рениях неосязаемый капитал – натуральный ненаблюдаемый по казатель, повышающий рыночную стоимость фирмы и зависящий от количества имеющихся у нее патентов, объема вложений в R&D, других аналогичных факторов. С наличием у фирмы неося заемого капитала, как уже было сказано, связано превышение ее рыночной стоимости над восстановительной стоимостью осязае мых активов с учетом фактора действующего предприятия.

Первое, на что здесь следует обратить внимание: речь идет о разности между величинами, которые далеко не всегда легко вы числяются. Поэтому на практике вместо рыночной стоимости компании используют рыночную капитализацию (цена акции, умноженная на количество акций). Таким образом, измерения становятся возможны только для публичных корпораций (акции которых котируются на бирже). Вместо восстановительной стои мости осязаемых активов также используют показатели, которые легко получить из публикуемых годовых отчетов публичных кор пораций. Следующий момент – это оговорка по поводу фактора действующего предприятия. Как известно, в профессиональной оценке бизнеса фактор действующего предприятия принято учи тывать и связывать с одноименным активом. Этот актив относит ся к числу неосязаемых неидентифицируемых110 активов. Его сто имость определяется как надбавка к восстановительной стоимос ти осязаемых активов, рассчитываемая для каждого вида бизнеса по стандартной ставке. В цитируемой работе речь идет о превыше нии рыночной стоимости фирмы над восстановительной стоимо стью ее осязаемых активов с учетом этой надбавки, т.е. один из не осязаемых активов (действующее предприятие) не включается в состав неосязаемого капитала. Разумеется, это правильно само по себе. Но если вместо восстановительной стоимости осязаемых ак тивов используется иной показатель, то и поправка должна выби раться соответственно этому показателю. Впрочем, чтобы почув ствовать значимость неосязаемого капитала, нет необходимости тщательно выбирать показатели и уточняющие поправки. Доста точно посмотреть годовые отчеты некоторых фирм. Наиболее впечатляющий пример в этом ряду представляет фирма Microsoft.

К неидентифицируемым активам помимо действующего предприятия (going concern) относится goodwill.

Согласно финансовому отчету, ее рыночная капитализации на августа 2001 года составила 380 млрд долларов. Собственный ка питал компании на эту дату составил 47,289 млрд долларов, т.е.

примерно в 8 раз меньше. Все долгосрочные активы, включая пра ва на программное обеспечение, составляли всего 5,275 млрд дол ларов. При этом количество патентов у Microsoft заведомо мень ше, чем у таких фирм, как Xerox, IBM, а рыночная капитализация выше.

Самое главное, однако, заключается в том, что интерес для ис следования, как и для бизнеса, представляет зависимость получа емой расчетной величины от наблюдаемых показателей, в том числе от вложений в R&D и от числа получаемых патентов. Хотя исследования, проведенные в конце 80-х годов прошлого века111, показали наличие почти линейной зависимости между вложения ми в R&D, количеством получаемых патентов и увеличением сто имости неосязаемого капитала (для крупных публичных корпора ций), этот факт представляет, скорее, научный, чем практический интерес.

Практический интерес установленные зависимости могли бы представлять как раз в тех случаях, когда при покупке или прода же фирмы возникают затруднения с определением ее рыночной стоимости стандартными методами, основанными на анализе со поставимых продаж или дисконтировании денежных потоков. В таком случае возможность оценить стоимость неосязаемого капи тала на основании патентной статистики могла бы обеспечить вполне приемлемый выход из положения. Рыночную стоимость фирмы можно было бы рассчитать как сумму восстановительной стоимости осязаемых активов, стоимости действующего предпри ятия (определяемой по таблице) и стоимости неосязаемого капи тала. Однако реально такая возможность отсутствует.

Более того, существование линейной зависимости между объе мом вложений в R&D и количеством получаемых патентов уда лось установить только для крупных фирм, имеющих тысячи и де сятки тысяч патентов, причем в конкретный исторический пери од. Такой простой зависимости заведомо не существует для мел ких и средних фирм. Тем более такой зависимости не существует Griliches Z. для фирм, продукция и технологии которых не патентуются в принципе, а охраняются как-то иначе. В том числе это относится к крупным фирмам, например в области шоу бизнеса, производ ства программного обеспечения и т.д. По той же причине к насто ящему моменту, скорее всего, не существует линейной зависимо сти между количеством полученных патентов и стоимостью нео сязаемого капитала, в том числе для крупных публичных корпора ций. Вместе с тем отсутствие связи между вложениями в R&D и количеством патентов вовсе не означает, что нет какого-то друго го показателя (вместо количества патентов), получаемого из пуб ликуемых данных и достаточно точно отражающего объем неося заемого (интеллектуального) капитала.

Вопрос о поиске подходящих наблюдаемых показателей нель зя считать безнадежным. Более того, некоторые крупные консал тинговые фирмы публикуют информацию о наличии у них моде лей формирования стоимости компании, использующих только наблюдаемые показатели. Например, компания Cap Yemeni Ernst & Young представила на своем сайте публичный отчет о модели индекса стоимости. Соответствующий индекс строится на основе 11 показателей, которые с некоторой долей условности можно на звать наблюдаемыми. Проблема, однако, в том, что эта фирма, как и любая коммерческая организация, публикует лишь часть ин формации о модели – на основе такой информации нельзя прове рить работоспособность модели.

6.2.2. Прямые методы оценки интеллектуального капитала Методы прямого измерения ИК позволяют измерять (не будем пока говорить, с какой точностью) человеческий, структурный и рыночный капитал по отдельности. Более того, внутри каждой из перечисленных категорий обычно выделяются показатели, изме ряемые по отдельности на основе специальных методик, имею щих, вообще говоря, мало общего с оценочной деятельностью в традиционном понимании. В данном случае мы ограничимся кратким обзором методов, используемых для измерения стоимос ти патентов на основе показателей, вырабатываемых самой па тентной системой. На Западе это – новое направление в области патентов, связанное с получением «быстрой» оценки. Следует за метить, что для российских, точнее советских, патентных работ ников этот подход не является абсолютно новым. Какие-то его формы существовали очень давно.

Оценка изобретений в СССР Большинство советских методик оценки изобретений берут на чала от технократических работ В.Г. Гмошинского. Основной иде ей, на которой строится методика, является построение генераль ных определительных таблиц (ГОТ). Первоначально она была вы сказана в журнальной статье 112, затем развита в монографиях и 1978114 гг., а также в работах многих других авторов. Достаточно полный обзор этих методик приведен в диссертационной работе Д.М. Макарова115. Характерной чертой всех этих работ является ис пользование перехода от качественных характеристик типа новиз ны, изобретательского уровня, сложности и т.д. к количественным показателям, получению разного рода коэффициентов. Наиболее часто встречаются коэффициент новизны, коэффициент сложнос ти решаемой задачи, коэффициент достигнутого результата. Для перехода от качественных характеристик к такого рода коэффици ентам используются специальные шкалы. В оригинальных работах самого Гмошинского для построения таблиц используются пяти балльные шкалы. Так, коэффициент технической значимости при нимает значения от 0,2 до 1,0 с шагом 0,2. Далее, с использованием полученных коэффициентов и каких-то стоимостных характерис тик, получается денежная оценка изобретения или иного объекта исключительных прав. Разумеется, в этом есть значительный эле мент произвола. Тем не менее, когда нет ничего лучшего, могут применяться и такие подходы. Следует также иметь в виду, что со ветские методики не имели своей целью определить рыночную стоимость ИС. Определялась значимость самого изобретения.

Гмошинский В.Г. Оценка инженерно-технической значимости и рентабель ности изобретений // Вопросы изобретательства, 1966. №7. С.18-21.

Гмошинский В.Г. Инженерное прогнозирование. – М.: Энергоиздат, 1972. 208 с.

Гмошинский В.Г., Флиорент Г.И. Теоретические основы инженерного про гнозирования. – М.: Наука, 1978. - 303 с.

Макаров Д.М. Оценка инвестиционной стоимости объектов интеллектуаль ной собственности в условиях переходного периода / Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. – М.: РИИС, 1999. - 204 с.

В условиях современной России те же идеи можно проследить в методиках оценки, разрабатываемых бывшими и действующими работниками Роспатента. Например, в относительно новой мето дике, разработанной сотрудниками Роспатента, использование коэффициентов новизны, сложности и т.п. причудливо сочетает ся с элементами доходного метода116. Главные достоинства такого подхода – простота и скорость получения результата.

Оценка патентов на основе патентной информации В современных западных работах по стоимостной оценке па тентов на основе патентной информации, обзор117 которых можно найти на сайте Экономической комиссии ООН118, используются показатели, в чем-то похожие на упоминавшиеся выше коэффи циенты. Точнее, эти показатели восходят к тем же характеристи кам новизны, изобретательского уровня и т.д. Ниже они перечис лены с краткими пояснениями.

Регрессивные ссылки В большинстве патентных систем мира обязательными требо ваниями для патентования изобретений являются новизна и изо бретательский уровень. На практике патентные эксперты выно сят решение о выполнении этих требований на основе изучения современного положения дел, как это отражено в существующих публикациях, в том числе в предшествующих патентных доку ментах. Относящиеся к делу документы, отражающие современ ный уровень развития техники, цитируются патентными экспер тами и публикуются вместе с подлежащей экспертизе заявкой на патент. Такие документы называются регрессивными ссылками.

Регрессивные ссылки рассматриваются в качестве характерис тик ценности патента, начиная примерно с 1980 года119.

Орлова Н.С., Бромберг Г.В., Соловьева Г.М. Порядок учета и рекомендации по стоимостной оценке объектов интеллектуальной собственности: Методичес кое пособие. – М.: ИНИЦ Роспатента, 1999. – 92 с.

Reitzig M. Valuing Patents and Patent Portfolios from a Corporate Perspective. – Theoretical Considerations, Applied Needs, and Future Challenges. Background paper for discussion at first meeting of High level task force on Valuation and Capitalization of Intellectual assets. Geneva, 18 and 19 November 2002.

Полный текст на английском и русском языках размещен по адресу:

http://www.unece.org/operact/enterp/taskf.htm Там же.

Прогрессивные ссылки Понятие «прогрессивные ссылки» обозначает, сколько раз ка кой-либо уже выданный патент цитируется в качестве документа, отражающего современное развитие техники в какой-либо облас ти, в ходе экспертизы последующих рассматриваемых патентов.

Прогрессивные ссылки начали принимать в расчет, как минимум, с 1987 года120.

Размер семейства Под размером семейства понимается некая величина, отража ющая число государств, в которых какой-либо патент является юридически действительным. Показатель размера семейства от носительно нов, его начали исследовать лишь с 1996 года.

Охват Переменная охвата призвана отразить объем патента. Эта пере менная рассматривается в специальных исследованиях с 1994 года.

Статус патентообладателя Эта переменная указывает, кому принадлежит патент. С нача ла 2000 года появилось много исследований, в которых данная пе ременная использовалась для того, чтобы провести различие меж ду патентами физических и юридических лиц.

Количество притязаний в патентной формуле Количество притязаний призвано отразить объем патента. Ли бо в качестве абсолютной величины, либо в качестве фактора удельного веса оно было рассмотрено в серии исследований, на чиная с 1992 года.

Стратегия патентования (способ подачи документов) Документы на патент могут подаваться различными способа ми. На международном уровне альтернативным механизмом от дельной подачи документов в разных странах является представ ление заявки путем использования так называемого договора о Там же.

патентной кооперации121. Разные способы подачи документов на патент обусловлены стремлением достижения разных стратегиче ских целей. Переменная, характеризующая способ подачи доку ментов/стратегии патентования, была рассмотрена в одном из ис следований122.

Количество заявителей Заявка на патент может подаваться несколькими заявителями.

Данная переменная была рассмотрена в том же исследовании123.

Количество трансграничных научных сообществ Заявители могут иметь разную государственную принадлеж ность. На основе этой информации может быть вычислена пере менная, которая указывает, является ли данная заявка на патент продуктом трансграничного научного сотрудничества. Эта пере менная была рассмотрена в том же исследовании124.

Ведущие изобретатели Еще в середине 20-х годов прошлого века было замечено, что непропорционально большая доля научно-исследовательской продукции какой-либо корпорации является результатом работы немногочисленной «элиты» (ведущих) изобретателей. В третьем тысячелетии эта идея вновь привлекла внимание западных иссле дователей.

Правовые споры (оспаривание патентов) Европейские патенты можно юридически оспорить с исполь зованием процедуры опротестования до истечения девяти меся цев с момента выдачи патента.

Сравнение подходов Общим в советском и западном подходе можно считать: стрем ление к получению быстрой оценки;

использование информации, Patent Cooperation Treatment (PCT).

Guellec D. And B. van Pottelsberfhe de la Potterie. Analysing Patent Grants. – Brussels, Free University, 2000.

Там же.

Там же.

производимой самой патентной системой;

оценку изобретения и прав на него вне конкретного экономического контекста.

Основное отличие между подходами состоит в том, что запад ные исследователи используют преимущественно статистические данные и эконометрические методы. Тем самым минимизируется влияние субъективного фактора. Советские исследователи и их последователи в современной России используют статистику и эконометрику существенно реже, но компенсируют этот недоста ток экспертными оценками. В том числе экспертные оценки при меняются при переходе от качественных характеристик изобрете ния к коэффициентам (новизны, сложности решаемой задачи и т.д.). Это различие весьма принципиально.

Тем не менее общий вывод заключается в том, что между но вейшими западными подходами и советским подходом к оценке изобретений гораздо больше общего, чем можно было ожидать лет 5-7 назад.

6.2.3. Оценка бизнеса, основанного на знаниях Теоретически рыночная стоимость бизнеса, основанного на знаниях, не должна отличаться от рыночной стоимости любого другого бизнеса, обеспечивающего те же финансовые результаты.

В соответствии с принципом, известным как «теорема-ММ125», стоимость фирмы зависит лишь от величины приносимого ее дея тельностью денежного потока и не зависит от структуры активов.

Однако практика дает основания усомниться в справедливости данного утверждения.

Рыночная стоимость (в отличие от цены) фирмы – расчетная величина. Реальная цена может отличаться от нее в ту или другую сторону, в зависимости от конкретных обстоятельств совершения сделки, причем значительно. И все же эти отличия не должны приводить к полной бессмысленности оценки бизнеса професси ональными оценщиками.

Оценка НМА – наиболее деликатная часть оценки бизнеса. Су щественно при этом, что оценка бизнеса обычно предшествует Теорема Модильяни Миллера (лауреатов Нобелевской премии по эконо мике 1990 года).

оценке НМА. Сначала на основе доходного подхода и/или на осно ве анализа сопоставимых продаж определяется рыночная стои мость бизнеса в целом. Потом осуществляется оценка рыночной стоимости осязаемых активов. Оценка НМА в целом получается как разность между рыночной стоимостью фирмы (бизнеса) и сто имостью ее осязаемых чистых активов (активов за вычетом обяза тельств). Только после этого оцениваются НМА по отдельности, ес ли это вообще делается. Такой подход к оценке НМА или ИК обыч но называется return on assets concept (ROA). Далее идет уточнение стоимости НМА и стоимости бизнеса с учетом этих уточнений. Об ратная последовательность действий (от активов, включая НМА, к оценке фирмы в целом) практически невозможна, поскольку для оценки НМА по отдельности, как правило, просто нет достаточно го количества данных126.

Кроме того, такой порядок оценки (ROA) согласуется с прин ципами бухгалтерского учета и с тем обстоятельством, что обычно далеко не все НМА на момент продажи фирмы отражены у нее на балансе. До тех пор, пока НМА составляли относительно неболь шую часть стоимости компаний, это не вызывало проблем. Раз ность между ценой купли-продажи фирмы и стоимостью ее чис тых активов отражалась в балансе как goodwill. В ней автоматиче ски учитывалась стоимость всех НМА, не учтенных на балансе.

Однако с ростом экономики, основанной на знаниях, такая прак тика перестала быть адекватной действительности. Согласно опубликованным в 1994 году данным комиссии по бухгалтерским стандартам UK, суммы, выплачиваемые за goodwill, возросли с 1% в 1976 году до 44% в 1986 году. В 1996 году, т.е. еще 10 лет спустя, стало понятно, что относить указанную разность на goodwill не имеет смысла, так как она составляет до 90% от суммы сделок. Со ответственно изменилась практика учета. Все большая часть полу чаемой суммы относится на идентифицируемые активы, прежде всего на ИС. Существенные изменения в стандартах учета НМА произошли в 1999.

Современные концепции ИК, представленные в основном ав торами из Северной Европы, Австралии и США, идут гораздо Эта точка зрения оспаривается сторонниками Direct Intellectual Capital method (DIC).

дальше, требуя еще более радикальных изменений в принципах оценки и учета НМА и приводя многочисленные примеры рази тельного несовпадения между расчетными показателями рыноч ной стоимости и реальной ценой сделок в сфере бизнеса, основан ного на знаниях. Наиболее яркие и убедительные из этих приме ров – поглощение фирмы Lotus фирмой IBM за 3,5 млрд долларов при балансовой стоимости 226 млн долларов и падающей доход ности127, а также многократная переоценка «Очень полезной ком пании» с троекратными ошибками (Stewart T. 1997) при каждой переоценке. Наиболее существенно в этих требованиях то, что при оценке бизнеса, основанного на знаниях, обязательно должен учитываться человеческий капитал, входящий в состав ИК. Впол не очевидно, что при поглощении Lotus покупателями были учте ны выдающиеся качества менеджмента и программистов данной компании. Однако отсюда не следует, что их надо учитывать в со ставе НМА и отражать на балансе. Это противоречит не только конкретным нормам, но и фундаментальным принципам бухгал терского учета.

Аналогичные проблемы возникают в связи с оценкой ИК для привлечения инвестиций, причем речь может идти как о прямых, так и о портфельных инвестициях или о покупке акций публич ных корпораций мелкими акционерами. Так, акции Microsoft, ес ли оценивать их по приносимым дивидендам, должны стоить в не сколько раз меньше, чем по факту (по реальным котировкам на бирже). Разумеется, покупая акции Microsoft, потенциальные ак ционеры должны учитывать не только поток дивидендов, но и ка питаловложения, т.е. будущий рост стоимости компании. Однако и это не дает полного объяснения происходящего. С полной уве ренностью можно утверждать лишь то, что в котировках акций от ражаются ожидания мелких инвесторов. Эти ожидания весьма оп тимистичны, несмотря на серию судебных процессов, существен но снизивших котировки.

Если в случае с Microsoft ожидания инвесторов (прежде всего мелких) можно объяснить исключительной известностью Microsoft и верой в ее непотопляемость, то в отношении мелких фирм такое объяснение не проходит. Однако очень высокие (да Edvinsson L., Malone M.S. 1997.

же завышенные) ожидания наблюдаются практически во всем секторе бизнеса, связанного с производством программного обеспечения и услугами в Internet. Более того, нечто подобное имеет место во всем наукоемком бизнесе, особенно в США. Воз никает вопрос: чем все эти компании привлекают инвесторов?

Ответ, видимо, состоит в том, что им удается удачно продемонст рировать свой ИК и доказать, что в них надо срочно вкладывать деньги, несмотря на отсутствие прибыли в настоящем и обозри мом будущем.

Демонстрация ИК – это не всегда публикация отчета об ИК.

Главное здесь – создание образа фирмы, которую неизбежно ожи дает удача. Как показывает практика, это достаточно часто удает ся, причем большинство из таких удачливых бизнесменов поня тия не имеет о практике публикации отчетов об ИК. Тем не менее практика учета ИК и публикации отчетов об ИК существует. На основе этой практики можно судить о структуре ИК.

6.3. Институты Связанное с понятием ИК изменение парадигмы оценки НМА и бизнеса, основанного на знаниях, представляет собой лишь часть институциональных изменений в мягкой инфраструктуре рынка. Аналогичные изменения, обусловленные общими причи нами, происходят в законодательстве, бухгалтерском учете и обы чаях делового оборота.

6.3.1. Законодательство Поскольку законодательство не является предметом настояще го учебника, ограничимся лишь кратким упоминанием измене ний, происходящих в этой области. В том числе коснемся измене ний в законодательстве об ИС, информационном законодательст ве и законодательстве о конкуренции. Это может быть полезно еще и потому, что в России относительно малую регулирующую роль играют обычаи делового оборота. Соответственно, гипертро фированна роль нормативного регулирования, основу которого составляет именно законодательство.

Законодательство об интеллектуальной собственности Законодательство об ИС, в том числе авторское и патентное право, как уже говорилось, находится в постоянном изменении.

Это особенно хорошо видно на примере американского законода тельства, которое развивается особенно быстро. Направленность происходящих изменений достаточно четко диктуется изменения ми в технологиях, прежде всего в информационных технологиях.

Так, по мере совершенствования технологий копирования и пере дачи информации возникает потребность во все более эффектив ных мерах по защите от несанкционированного копирования. В том числе это касается норм права. В соответствии с этими требо ваниями в США разработаны и приняты поправки к закону об ав торском праве, совокупность которых принято называть Законом об авторском праве цифрового тысячелетия. Характерными осо бенностями данного закона являются: резкое сокращение случаев, когда копирование произведения не требует разрешения обладате ля исключительных прав;

распространение правовой охраны на технические средства защиты от копирования;

запрещение неко торых технических средств, предназначенных для копирования информации, в том числе некоторых конструкций магнитофонов.

Такие меры всего 10 лет назад вызвали бы только недоумение, так как они выходят далеко за пределы того, что традиционно понима лось под авторским правом. Аналогичных изменений следует ожи дать в российском законодательстве об авторском праве и смежных правах. Соответствующий законопроект уже разработан.

Не менее значительные перемены произошли за последние го ды в патентном праве США. Основные тенденции – расширение сферы патентной охраны и расширение прав изобретателя. Рас ширение сферы патентной охраны происходит за счет распростра нения на новые области, прежде всего в науках о жизни (биоло гии, генетике, медицине), в области информационных технологий и в электронике. Повышенное внимание к правам изобретателя – прямое следствие повышения роли человеческого капитала в эко номике, т.е. данное изменение самым тесным образом связано с понятием ИК, точнее, появление понятия ИК и перемены в па тентном законодательстве имеют общую причину. В патентном законодательстве России такие перемены пока не произошли, но вероятность их весьма значительна.

Информационное законодательство Информационное законодательство – довольно новая отрасль права, которая до сих пор не получила официального признания, хотя уже вышли первые учебники по информационному праву на русском языке. Здесь необходимо заметить, что в России эта от расль права развивается не вслед за развитием законодательств ве дущих европейских стран, как это имеет место в области патент ного и авторского права, а вполне автономно. Так, именно в Рос сии отношения в информационной области регулируются, в том числе нормами вещного права. Основанием для этого служит фе деральный закон «Об информации, информатизации и защите информации».

Вместе с тем в России менее чем в развитых странах Запада раз работано законодательство о коммерческой тайне. Данное обсто ятельство тем более существенно с учетом того обстоятельства, что нормативное регулирование в России играет слишком замет ную роль, тогда как обычаи делового оборота и судебные преце денты вообще не являются источником права.

Законодательство о конкуренции и договорное право В большинстве стран договорное право и законодательство о конкуренции дополняют законодательство об ИС в той части, ко торая касается оборота и защиты ноу-хау. Такое положение сло жилось исторически и, строго говоря, не является вполне нор мальным. По своему содержанию ноу-хау очень часто составляют патентоспособные решения, которые изобретатель или фирма предпочитают не патентовать, а сохранять в секрете. В таких слу чаях разница между ноу-хау и изобретением, которое собираются патентовать, минимальна. В целом ряде международных соглаше ний ноу-хау упоминается наряду с изобретениями и произведени ями авторского права, т.е. упоминается как ОИС. В то же время отношения, связанные с оборотом ноу-хау, исторически регули руются договорным правом и законодательством о конкуренции.

Здесь есть противоречие, которое на Западе сглажено устоявши мися обычаями делового оборота и судебной практикой. В России ничего подобного нет. Поэтому противоречия выступают пре дельно отчетливо.

В связи с повышением роли знаний, в том числе ноу-хау как фактора, повышающего стоимость предприятий, возрастает необ ходимость законодательно урегулировать вопросы оборота и за щиты ноу-хау.

6.3.2. Учет нематериальных активов Бухгалтерский учет обоснованно считается одним из основных элементов «мягкой» инфраструктуры рынка. Соответственно, учет НМА – это один из важнейших институтов, обеспечивающих превращение неосязаемых ценностей в капитал. Вопрос в том, на сколько правила учета НМА соответствуют потребностям меняю щейся практики?

Учет нематериальных активов согласно международному стандарту Международный стандарт финансовой отчетности – МСФО «Нематериальные активы», устанавливающий порядок учета и от ражения НМА в отчетности, был разработан Комитетом по меж дународным стандартам финансовой отчетности (КМСФО) од ним из последних – в июле 1998 года. Кроме названного стандар та учет НМА затрагивают положения МСФО 22 «Объединение компаний» (редакция 1998 года), МСФО 36 «Обесценение акти вов» (утвержден Правлением КМСФО в апреле 1998 года) и неко торых других. При этом МСФО 38 непосредственно касается только идентифицируемых НМА, причем только тех, которые не рассматриваются специально в других стандартах. Так, МСФО не применяется к финансовым активам, правам на разведку или разработку и добычу минералов, нефти, природного газа и анало гичных не возобновляемых ресурсов. В первую очередь стандарт МСФО 38 касается ИС. Учет активов типа гудвилл регулируется стандартом МСФО 22, что представляется вполне логичным, так как бухгалтерский гудвилл возникает в результате именно таких операций.

МСФО 38 требует, чтобы компания признавала НМА (по фак тической себестоимости), если и только если:

– ожидается, что будущие экономические выгоды, относящие ся к данному активу, поступят в компанию;

и – стоимость актива можно надежно оценить.

Оба требования применяются как к приобретенным извне, так и к созданным внутри компании НМА (параграф 19). При этом МСФО 38 содержит дополнительные критерии признания.Так, не признаются активами внутренне созданный гудвилл, оригиналь ные названия товаров (марок), названия публикаций, слоганы, списки клиентов и другие аналогичные по сути статьи.

Отсюда достаточно ясно видно, что практически все затраты, связанные с созданием НМА в широком смысле, учитываются как расходы (например, затраты на исследования, обучение, рекламу, и пр.), а создаваемые при этом НМА не учитываются на балансе.

В русскоязычном варианте МСФО 38 оперирует не обычными для нормативных правовых документов терминами НИР и ОКР, а понятиями «исследования» и «разработки», определяя их следую щим образом.

Исследования – это оригинальные и плановые научные изыс кания, предпринимаемые с перспективой получения новых науч ных или технических знаний.

Разработки – это применение результатов исследований или других знаний при планировании или проектировании производ ства новых или существенно улучшенных материалов, устройств, товаров, процессов, систем или услуг до начала их коммерческого производства или использования.

В соответствии с параграфами 42 и 43 затраты на исследования признаются расходом, когда они произведены, что предопределе но невозможностью продемонстрировать на этой стадии связи со здаваемого НМА с вероятными будущими экономическими выго дами.

По всей видимости, эта норма представляет собой наиболее принципиальное отличие подхода МСФ к учету затрат на исследо вания от российского подхода к тому же вопросу. Российские пра вила бухгалтерского учета не запрещают капитализировать затра ты на НИР и ОКР. Это обстоятельство ошибочно воспринимается многими специалистами как дополнительная степень свободы.

На самом деле данная норма МСФО избавляет бухгалтера от необ ходимости самому принимать каждый раз одно и то же правиль ное решение. Это своего рода «перила», отсекающие пешехода от проезжей части или зрителя на высотной смотровой площадке от ее опасного края.

Фаза создания НМА, именуемая разработкой, гораздо лучше поддается анализу и относительно безопасна в смысле возможно сти появления отрицательного результата. Вместе с тем она более капиталоемка. Поэтому, согласно параграфу 45, МСФО 38, затра ты на разработку признаются в качестве НМА, если компания го това продемонстрировать:

техническую осуществимость доведения НМА до стадии его готовности к использованию или продаже;

намерение завершить НМА и использовать или продать его;

способность использовать или продать НМА;

то, как НМА будет создавать вероятные будущие экономичес кие выгоды;

наличие соответствующих технических, финансовых и других ресурсов для завершении разработки, использования или прода жи;

возможность надежно оценить затраты, относящиеся к НМА в ходе его разработки.

В случае, если «компания не может отличить фазу исследова ний от фазы разработок внутреннего проекта по созданию немате риального актива, то она рассматривает затраты по этому проекту так, как если бы они были понесены только в фазе исследований» (параграф 41, МСФО 38).

Иначе говоря, если риск получения отрицательного результата снижается, а затраты увеличиваются и, следовательно, могут вы звать нарушение пропорциональности при отнесении их к расхо дам одного года, то ограничение смягчается. При переводе на об разный язык это означает, что «перила» перестают быть сплошны ми. В них появляются специально оборудованные «проходы и опознавательные знаки».

Внешне все это мало связано с алгебраическими свойствами информации, знаний, изобретений и т.п. Однако отсутствие связи обманчиво. Эту связь можно увидеть, если обратиться к мотива ции вложений в исследования и разработки. С одной стороны, эти вложения могут вообще не привести к положительному результа ту. С другой стороны, если результат будет положительным, то он может быть использован многократно. Именно благодаря воз можности многократного использования отдельных положитель ных результатов, получаемых на фоне почти хронических неудач, вложения в исследования и разработки окупаются на статистиче ском уровне. В той или иной степени этот вывод можно отнести к другим НМА, затраты на создание которых, согласно МСФО учитываются как расходы.

Расходы на рекламу, на разработку удачных слоганов и вообще на создание образа компании, казалось бы, имеют мало общего с рас ходами на исследования, однако нечто общее здесь есть. Это общее ярче всего проявляется в зависимости эффекта от размеров компа нии, от ее оборота. Если благодаря удачно выбранному слогану или товарному знаку на 1% возрастает объем продаж или цена товара, то эффект пропорционален размеру компании, тогда как затраты на разработку слогана или товарного знака от размеров компании не зависят. Примерно то же происходит с результатами исследований.

Если благодаря им удается повысить производительность труда или повысить качество выпускаемых продуктов, то эффект в денежном выражении будет прямо пропорционален размеру компании или, точнее, объему применения полученного результата.

Аспекты учета гудвилла (goodwill) рассматриваются в МСФО 22 «Объединение компаний» при рассмотрении раздела покупки одной компанией другой. Определение понятия, сформулирован ное в параграфе 42 МСФО 22, не оставляет сомнений в том, что речь идет о чисто бухгалтерском понимании гудвилла: «Гудвилл, возникающий при приобретении, представляет собой платеж, производимый покупателем в предвидении будущих экономичес ких выгод. Будущие экономические выгоды могут проистекать из эффекта синергии между идентифицируемыми приобретенными активами или из активов, которые в отдельности не отвечают тре бованиям признания в финансовой отчетности, но за которые по купатель готов заплатить при приобретении»128.

«Превышение стоимости покупки над приобретенным интере сом в справедливой стоимости идентифицируемых приобретен ных активов и обязательств по состоянию на дату совершения операции обмена, должно называться гудвиллом и признаваться в качестве актива» (параграф 41). В противоположной ситуации «гудвилл» (т.е. «превышение...) признается отрицательной.

Цитируется по: Международные стандарты финансовой отчетности 1999:

издание на русском языке. - М.: Аскери-АССА, 1999.

«Гудвилл» амортизируется на систематической основе на про тяжении своего срока полезного использования. Существует оп ровержимое допущение, что срок полезной службы «гудвилла» не превышает 20 лет. Обычно используется метод равномерного на числения амортизации, если иной метод не является более целе сообразным. Если допущение о сроке в 20 лет опровергается, то «гудвилл» ежегодно проверяется в отношении снижения стоимос ти, и при этом раскрываются причины для опровержения этого допущения, в том числе убытки от ослабления (обесценения) ак тивов (МСФО 36).

Таким образом, в международных стандартах присутствует тех ника, позволяющая минимизировать отрицательные последствия фундаментального противоречия, о котором говорилось выше.

Положение о бухгалтерском учете (ПБУ-14/2000) В Российской Федерации роль стандартов финансовой отчет ности играют так называемые ПБУ (Положения о бухгалтерском учете). Существует Программа реформирования бухгалтерского учета в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности. В соответствии с этой программой приказом Минист ра финансов РФ от 16 октября 2000 г. № 9/н утверждено специаль ное положение по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных ак тивов», известное как ПБУ 14/2000. Этот документ устанавливает достаточно стройную и логически последовательную систему пра вил по учету нематериальных активов коммерческих организаций (за исключением кредитных), но эти правила, как и лежащая в их основе концепция, не во всем соответствуют Международным стандартам финансовой отчетности (МСФО 38), действующим с июля 2000. В частности, в ПБУ 14/2000 более узко, чем в МСФО 38, трактуется понятие «нематериальные активы», не предусматрива ется альтернативный подход к переоценке нематериальных акти вов, предусмотренный параграфом 64 МСФО 38, отсутствуют мно гие важные подробности, тщательно прописанные в МСФО 38.

Вместе с тем ПБУ 14/2000 содержит спорные новации, например, нетрадиционное решение проблемы «отрицательной деловой ре путации» при покупке предприятия. Кроме того в ПБУ 14/2000 до пущен ряд концептуальных ошибок, связанных с неправильной интерпретацией правовых понятий. Эти ошибки, как правило, не играют существенной роли при учете реальных операций и, следо вательно, не будут отражаться на финансовых результатах деятель ности коммерческих организаций. Однако их присутствие в офи циальном нормативном документе ничем не оправданно. Кроме того, за такими ошибками легко угадывается неправильное пони мание сути отношений, которые должно регулировать ПБУ-14. А это неизбежно будет приводить к противоречиям и конфликтам между предпринимателями, с одной стороны, и налоговыми или контролирующими органами, с другой стороны.

Самая главная концептуальная ошибка – подход к нематери альным активам как к вещам, применение по отношению к ним понятия «собственность». Право собственности, а также производ ные от него право хозяйственного ведения и право оперативного управления – это вещные права (Раздел II части первой ГК РФ).

Нематериальные активы – это прежде всего исключительные пра ва (ИС), которые не могут быть объектами вещных прав и сами по себе не относятся к вещным правам. Поэтому нематериальные ак тивы не могут находиться у коммерческих организаций «на праве собственности, хозяйственного ведения и оперативного управле ния», как об этом сказано в п.1 раздела «1. Общие положения» ПБУ 14/2000. Далее это неправильное понимание проявляется в отдель ных, но достаточно важных деталях. Например, в п.13 раздела III говорится о дате «приобретения организацией объекта по праву собственности, хозяйственного ведения, оперативного управле ния». Таких дат (в силу сказанного выше) просто не бывает.

В определении нематериальных активов сказано, что «немате риальные активы – часть имущества организации», однако к не материальным активам относится, например, деловая репутация, которая заведомо не может быть имуществом. Более того, не оче видно, что можно считать имуществом исключительные права (ИС) на РИД и средства индивидуализации. В ст.128 ГК РФ эти понятия разделены. Как правило, в гражданском законодательст ве термин «имущество» означает вещи и вещные права, а также обязательственные права относительно вещей. Поэтому опреде ление понятия «нематериальные активы» в ПБУ 14/2000 ошибоч но не только по формальным признакам, но и по существу. За этим определением скрывается ошибка концептуального характе ра, о которой говорилось выше. Гораздо лучше было определить нематериальные активы через более общее понятие, а именно че рез понятие «долгосрочные активы» и указание характерных свойств нематериальных активов.

Еще одна ошибка из того же ряда – это весь раздел «VI. Учет операций, связанных с предоставлением права на использование нематериальных активов». Фактически здесь вводится новая, не предусмотренная законодательством об ИС конструкция – право на использование исключительного права на результат интеллек туальной деятельности или средство индивидуализации. Чтобы увидеть эту достаточно нелепую конструкцию, нужно вместо слов «нематериальных активов» в заголовке раздела поставить слова, раскрывающие содержание термина – «нематериальные активы».

Например, для учета операций, связанных с приобретением, экс плуатацией, обновлением и выбытием бухгалтерских программ, теперь надо заводить специальный забалансовый счет, на кото ром будут учитываться «переданные в пользование» права на про граммы.

Далее, в п.26 ПБУ-14 сказано, что «Нематериальные активы, предоставленные организацией – правообладателем в пользова ние другой организации – пользователю при сохранении первой организацией исключительных прав на РИД, не списываются и подлежат обособленному отражению в бухгалтерском учете у ор ганизации – правообладателя...». Применительно к программам это означает, например, что фирма 1С должна учитывать у себя на балансе (!) права на каждый проданный экземпляр программы! За этим утверждением легко просматривается все та же концептуаль ная ошибка, а именно взгляд на нематериальный актив как на вещь, которую можно отдать в пользование. Здесь явно использу ется аналогия с договорами аренды, хотя для этого нет оснований.

Более того, попытки провести такую аналогию выглядят достаточ но наивно и даже (с учетом важности документа) безответственно.

Они не только ломают сложившиеся правила учета, но объектив но удаляют нас от международных стандартов. Правильное реше ние, реализованное в прежних правилах бухгалтерского учета и в МСФО 38, состоит в том, что права, приобретаемые по лицензи онным и другим аналогичным договорам, учитываются в составе нематериальных активов.

К числу формально правильных, но по существу спорных ре шений, реализованных в ПБУ 14/2000, следует отнести: (а) начис ление амортизационных отчислений «ежемесячно независимо от применяемого способа начисления в размере 1/12 годовой сум мы» (п.16, абзац 4);

и (б) нестандартное решение проблемы отри цательной деловой репутации (п.29).

Амортизационные отчисления в размере 1/12 годовой суммы соответствуют линейному способу амортизации и совсем не соот ветствуют способу списания стоимости пропорционально объему продукции (работ). Год – слишком крупная единица измерения времени. Поэтому сам принцип пропорционального списания стоимости искажается до неузнаваемости, а предприятия вынуж дены приспосабливать производственные планы к правилам бух галтерского учета. Правильно было бы как раз обратное – приспо собление правил бухгалтерского учета к логике производства.

Отрицательная деловая репутация, образующаяся при покупке предприятия по цене ниже балансовой стоимости, трактуется в ПБУ 14/2000 как скидка с цены. В соответствии с этой довольно спорной трактовкой «Отрицательная репутация организации равномерно от носится на финансовые результаты организации как операционный доход» (п.29 раздела VII). Иначе говоря, в ПБУ 14/2000 поставлен «барьер» для тех, кто скупает за бесценок предприятия, имеющие на балансе дорогостоящие активы. Такие лица должны будут платить налог на прибыль со всей разницы, хотя и частями. Одновременно возникает проблема для тех, кто покупает предприятия по реальной цене, а не по завышенной балансовой стоимости. Эти лица должны будут платить налог на прибыль, которую они не получали. На са мом деле такие предприятия просто не будут покупать. Это значит, что «барьер» поставлен не там, где надо.

Стандартная мировая практика решения той же проблемы – это равномерное уменьшение балансовой стоимости всех активов, приобретаемых в составе предприятия. Вполне очевидно, что для бизнеса этот вариант существенно лучше.

Следует заметить, что сомнительна не только интерпретация от рицательной деловой репутации как скидки с цены. Также достаточ но сомнительна интерпретация приобретенной (положительной) деловой репутации как надбавки к цене в ожидании будущих выгод.

За всем этим стоит глубинное недоверие к рынку и рыночной стои мости. Балансовая стоимость интуитивно понимается как единст венно верная, а отклонения от нее – как надбавки или скидки. На самом деле именно балансовая стоимость российских предприятий, как правило, имеет лишь косвенное отношение к действительности.

В этом смысле можно говорить еще об одной концептуальной ошибке, но уже не правового, а экономического характера Помимо отмеченных выше достаточно принципиальных оши бок и спорных решений, в ПБУ 14/2000 содержится множество мелких неточностей и противоречий. В определении термина «не материальные активы» (подпункт «ж») говорится о документах, подтверждающих «существование самого актива и исключитель ного права у организации на результат интеллектуальной деятель ности...». Однако исключительное право на результат интеллекту альной деятельности, например, на изобретение – это и есть сам актив, о чем сказано уже в следующем пункте (п.4) ПБУ 14/2000.

Без необходимости введено понятие «инвентарный объект» (п.5), когда речь идет о нематериальном активе (в единственном числе). В пункте 6 появляется словосочетание «объект нематери альных активов», хотя можно было написать «нематериальный ак тив». В целом все это делает гармонизацию стандартов финансо вой отчетности очень длительным и болезненным процессом. Тем не менее процесс гармонизации как-то движется.

По мере приближения национальных ПБУ к международным стандартам финансовой отчетности будут расширяться возможно сти для управления стоимостью компаний за счет оптимизации структуры НМА. В условиях правильно выстроенных правил нало гообложения и ПБУ не следует ожидать возможности абсолютного снижения налогов за счет изменения структуры НМА. Однако воз можно смещение платежей во времени и получение выигрыша за счет изменения стоимости денег во времени. Кроме того, иногда возможен обмен не амортизируемых активов на амортизируемые активы. Совокупность достаточно простых приемов и приближен ных методов оптимизации позволяет оказывать влияние на вели чину денежных потоков и, следовательно, на стоимость компании.

Перспектива большей прозрачности Неудовлетворенность инвесторов существующими правилами финансовой отчетности обнаружилась особенно ярко после краха компании Энрон и серии скандалов с отчетностью в США. Реак цией на это стала идеология отчетности, основанной на стоимос ти, а не на прибыли. Подробно эта идеология, получившая назва ние ValueReporting, изложена в книге группы сотрудников фирмы PriceWaterhauseCoopers под названием «Революция в корпоратив ной отчетности». Суть «революции» состоит в том, чтобы допол нить финансовые показатели отчетности набором нефинансовых показателей, которые служат индикаторами повышения стоимос ти корпораций, причем с опережением, в отличие от прибыли, ко торая возникает в конце как результат. Эта идеология очень со звучна идеологии ИС, что авторы книги и не скрывают.

6.3.3. Институт профессиональной оценки Оценка нематериальных активов по международным стандартам Международные стандарты оценки (МСО-2001), принятые в 2001 году, состоят из собственно стандартов и руководств по их применению. В частности, оценке НМА посвящено руководство № 4. Следует отметить, что до 2001 года МКСО не удавалось при нять ни одного официального документа по оценке НМА (были только проекты). Данное обстоятельство говорит в первую оче редь о сложности стандартизации оценки НМА и об ответствен ном подходе МКСО к этой проблеме.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.