WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«Алексей Александрович КЛИШИН ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СОБСТВЕННОСТИ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ Москва: РИЦ ИСПИ РАН, 2000 г. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Фактическое признание судебной практики в качестве источника права в странах романо германской правовой традиции, одновременно происходящий процесс изменения роли прецедентов, ослабления принципа обязательности прецедента в странах общего права приводят к взаимному сближению двух ведущих западных правовых систем в вопросе, который всегда был главным критерием их разграничения. Английский юрист Гудхарт писал, что доктрина прецедента является «основным отличием между английским и континентальным правовым методом... отличительной принадлежностью системы общего права»1. Сегодня это различие существенно уменьшилось.

Радикальным образом изменилось отношение государства к другому источнику гражданского права - обычаю. От полного отрицания обычая (ст. 7 ФГК) к признанию его в качестве субсидиарного, а в настоящее время основного источника права, равного закону, — такова эволюция взглядов в западном правоведении на роль и место обычая.

В Англии и США обычные нормы могут устанавливать правила, отличные от диапозитивных положений законов и прецедентов. Что касается Франции и Германии, то здесь допускается существование и применение обычаев, противоречащих императивным предписаниям законодательства2.

В современном гражданском праве западных стран прослеживается тенденция придать типовым договорам или договорам присоединения нормативное значение. В Германии, например, судебная практика считает, что «конкретные сделки заключаются на условиях типового договора и в том случае, когда на них отсутствует ссылка и, более того, контрагенту в момент заключения договора не было известно не только о содержании, но и о существовании типового договора. На незнание условий типового договора нельзя сослаться, если только они где-либо были опубликованы и обычно применяются. Условия типовых договоров не применяются только в том случае, если в конкретном договоре действие их положительно выраженным образом исключено»3. Таким образом, типовые договоры, навязываемые крупными компаниями своим контрагентам в силу повсеместного их распространения, становятся обычаями.

Как уже отмечалось, одной из основных тенденций развития гражданского и особенно торгового права на Западе является его интернационализация, понимаемая в самом широком смысле, т.е. как усиление влияния внешнего фактора на развитие национальной правовой системы.

Непосредственными же причинами названной метаморфозы гражданско-правового регулирования являются углубление международного разделения труда, развитие внешнеэкономических, научных, культурных связей, а также финансовая интеграция различных стран.

Источники правового регулирования отношений собственности юридических лиц Интернационализация частного права проявляется в следующем: во-первых, в расширении и усилении воздействия международного публичного права на гражданское и торговое право той или иной страны;

во-вторых, в интенсивном развитии национального правового регули рования отношений с иностранным элементом;

в-третьих, в унификации гражданского и торгового права;

в-четвертых, в сближении не только нормативного содержания частного права различных стран, но и систем источников права, используемого понятийного аппарата и т.п.

Особое место среди источников права, в том числе и права собственности, в современных правовых системах занимает конституция, так как «гражданское законодательство Goodhart. Precedent in English and Continental Law // L.Q.R., 1934, №50. P.42,64.

Зыкин И.С. Обычаи и обыкновения в международной торговле // «Юридические аспекты осуществления внешнеэкономических связей». М., 1979. С.60.

Зайцева В.В. Общая характеристика источников гражданского и торгового права капиталистических государств. М., 1973. С.20-21.

составляет предмет исключительной федеральной компетенции» (п. «о» ст. 71 Конституции РФ). Причина этого состоит в том, что с переходом от относительно простых форм организации общества к более сложным, какими являются современные правовые системы, фундаментальная природа права собственности остается неизменной. По мере возрастания уровня сложности социальной организации усложняется лишь правовой механизм, опосредствующий отношения собственности.

В целом можно говорить о том, что конституции и законы многих государств в XX веке существенно обновили общую концепцию права собственности. К традиционным полномочиям владения, пользования и распоряжения объектами этого права (с отдельными, в виде исключения, ограничениями по закону) добавлены многочисленные социальные, экономические, здравоохранительные и т.п. ограничения и обязанности. Это выражается прежде всего термином «социальная функция собственности» или современным широким толкованием понятия «всеобщее благосостояние», включенного в Конституцию США года в качестве одной из высших целей государства.

Ч. 2 ст. 8 Конституции РФ1 провозглашает признание и защиту различных форм собственности, приводя их не исчерпывающий, а примерный перечень. Речь идет о частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. Он повторен в ч. 2 ст. применительно к собственности на землю и другие природные ресурсы.

В строго юридическом смысле Конституция РФ говорит о двух типах собственности:

частной (индивидуальной и коллективной, о чем прямо сказано в ч. 2 ст. 35, и публичной, т.е. государственной, федеральной, принадлежащей субъектам РФ) и муниципальной.

Официально признается равенство всех вышеперечисленных форм собственности, но на практике его просто не может быть. Государство как публичный собственник может иметь в собственности вещи, изъятые (частично или полностью) из оборота. Государство может защищать свои права на собственность не так как гражданин или юридическое лицо2.

Все это создает фактическое неравенство собственников. Такая точка зрения разделяется цивилистами кафедры гражданского права Московского государственного Университета им.

М.В.Ломоносова.

Для права собственности государства российский законодатель не устанавливает особых правомочий или особых условий защиты, как это было ранее. Не исключены также признание и защита иных форм собственности, не указанных в законе. Так, в настоящее время явно растет церковная собственность. Коллективная собственность может быть кооперативной, принадлежать профсоюзам, общественным организациям и т.д.

Особенностью ст. 8, а также ст. 9, 35, 36 является отсутствие в них, как и во всей Конституции России 1993 года, какого-либо общего определения понятия собственности.

Отсутствие в Конституции РФ общей характеристики права собственности (всех ее форм) не означает отказа от этой идеи. Ее наличие в российской Конституции, хотя и в не столь явной форме, проявляется во всех тех ограничениях права собственности и свободы экономической деятельности, о которых говорится, например, в ч. 3 ст. 17 и в ч. 2 ст. 34: осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц;

не Конституция РФ. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // «Российская газета».

1993, 25 декабря (№237).

Постановление Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 года №3020-1 «О разграничении государственной собственности РФ на федеральную собственность, государственную собственность, собственность республик в составе РФ, краев, областей, автономной области, автономных округов, г.г. Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» // «Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР». 1992, №3. Ст.89;

Постановление верховного Совета РФ от 27 декабря 1993 года №3020-1 «О внесении изменений и дополнений в постановление Верховного Совета РФ от 27 декабря года №3020-1 «О разграничении государственной собственности РФ на федеральную собственность, государственную собственность, собственность республик в составе РФ, краев, областей, автономной области, автономных округов, г.г. Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность и порядке распоряжения объектами федеральной собственности на территории Российской Федерации» // «Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993, №32. Ст.1261.

допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию. Регламентация права собственности стала прерогативой Гражданского кодекса РФ, ст. 212 выделяет формы собственности, но не права собственности и прямо указывает на то, что речь идет о субъектах права собственности.

Само право собственности теперь едино и не делится на формы, которым присуще особое содержание. Одинаковое для всех субъектов содержание права собственности - это принципиальное положение, определяющее новую систему права собственности. По тому же принципу построена и ч. 2 ст. 9 Конституции РФ. Об охране права именно частной собственности говорит только ст. 35 Конституции РФ, но она делает акцент на праве именно частных лиц, подчеркивая, что их право охраняется на тех же началах, что и право всех других субъектов.

Следующим по степени значимости источником регулирования права собственности являются кодексы для континентальной семьи права и принципы общего права для англо американской семьи права.

В современных правовых системах право собственности в значительной степени кодифицировано. Это заключение справедливо как в отношении гражданско-правовой традиции, так и дм традиции общего права. В качестве примера достаточно привести градостроительный кодекс, земельное и природоохранительное законодательство и т.д.

На современном этапе невозможно провести различие между общим правом и правом гражданским в том, что касается объема законодательных и подзаконных актов. В самом деле, можно считать право собственности кодифицированным даже в Англии (Закон о собственности 1925 года), где традиция общего права формировалась под влиянием судебной практики. В гражданско-правовой традиции, однако, право собственности формировалось в системе кодексов. Эта система содержит в себе не только нормы, но и концептуальную структуру, необходимую юристу для того, чтобы принять обоснованное решение при урегулировании отношений собственности. Кодексы в системе гражданского права собственности могут рассматриваться в качестве основы процесса принятия решения по поводу распределения собственности. В значительной степени кодексы играют роль, аналогичную той, которая принадлежит общим принципам в англо-американской семье общего права.

Несмотря на то, что содержание норм права собственности различается от кодекса к кодексу в зависимости от конкретной правовой системы и зачастую испытывает воздействие норм специального законодательства, назначение кодекса - и это стоит особо отметить - состоит в том, чтобы организовать правовую мысль и проследить основополагающие принципы права собственности. В самом деле, кодекс, как и фундаментальную структуру общего права, можно рассматривать как способ установления беспристрастного и нейтрального механизма принятия решения по имущественным вопросам. При этом, по мнению У.Маттеи1, каждое судебное решение по вопросу отношений собственности можно рассматривать и как еще одно, повторное закрепление имущественных прав, поскольку обычно возникновение спора обусловлено отсутствием четких границ между различными правами.

Фундаментальной характеристикой, общей для всех систем кодифицированного права собственности, является их стремление к организации такого механизма принятия решений по поводу отношений собственности на ограниченные ресурсы, который был бы как можно более изолирован от политического воздействия.

В российском законодательстве следующим по степени значимости после Конституции России источником является Гражданский кодекс РФ2. Содержание права собственности меняется в зависимости от того, осуществляется ли оно на властной или на рыночной основе, а именно от того, какие отношения имеют доминирующее значение в обществе - властные Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С.61.

Следует согласиться с мнением М.И. Брагинского о том, что ГК по отношению к любым другим федеральным законам занимает положение «первого среди равных» (Комментарий ч. первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. С.32.) или рыночные. Наиболее сложной является ситуация, когда в основе права собственности лежит публичное начало, но осуществляется это право собственности с использованием рыночного механизма. Именно в этой ситуации оказалась Россия, когда появились и получили объективную основу конструкция расщепленной собственности, конструкция оперативного управления и др. Так, например, учреждение, чья «половинчатая» позиция в отношении собственности на переданное ему имущество до сих пор рождает споры в современной цивилистике.

Гражданский кодекс исходит из того, что понятие «форма собственности» - экономическая, а не юридическая категория. Наличие разных форм собственности неизбежно влечет появление разных прав собственности, как это имело место ранее, когда нахождение имущества в государственной или иной форме «социалистической» собственности предоставляло ее субъекту неизмеримо большие возможности, чем форма «личной собственности». Как уже указывалось выше, обеспечить равенство всех форм собственности в юридическом смысле просто невозможно. Поэтому речь идет о принадлежности имущества на нраве собственности различным субъектам - гражданам, юридическим лицам, публично-правовым образованиям, причем с совершенно одинаковым объемом правомочий, а не о появлении разных «форм собственности» и соответствующих им разных «прав собственности». Право собственности является не только широким, но и наиболее устойчивым вещным правом в отечественном законодательстве, составляя основную юридическую предпосылку и результат нормального имущественного оборота. Поэтому закон специально регулирует не только основания приобретения права собственности (правопорождающие юридические факты - титулы этого права), но и основания его прекращения (правопрекращающие юридические факты). Последние подлежат тщательной регламентации, чтобы сохранить и поддержать «прочность» права собственности в соответствии с провозглашенным в п. 1 ст. 1 ГК РФ принципом неприкосновенности собственности. Законодателем четко установлено, что прекращение права собственности происходит лишь в случаях, прямо предусмотренных законом (ст. 235-243 ГК РФ).

Общей характеристике права собственности посвящены статьи 209—212 Гражданского кодекса РФ. В них изложена традиционная концепция права собственности, состоящего из трех свободно осуществляемых правомочий (владение, пользование, распоряжение) с многочисленными оговорками («если иное не предусмотрено законом» и т.п.). Эти оговорки охватывают весь объем ограничений и обязанностей, входящих в современную концепцию права собственности. Но при этом надо различать право собственности и его осуществление.

Существуют условия, когда и при рыночной экономике элементы властных отношений сохраняются. Гражданский кодекс РФ разделе II ч. 1 определяет основания приобретения и прекращения права собственности, понятие и основания возникновения общей собственности и других вещных прав (права хозяйственного ведения и права оперативного управления и др.), а также регламентирует защиту права собственности и других вещных прав.

Отдельные вопросы, связанные с переходом права собственности от одного лица к другому содержатся в части второй Гражданского кодекса РФ1. Собственник вправе передавать другим лицам свои права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом, оставаясь его собственником (п. 2 ст. 209 ГК РФ), например, при сдаче этого имущества в аренду. На этом основана и предусмотренная п. 4 ст. 209 ГК РФ возможность передать свое имущество в доверительное управление другому лицу. Это, как подчеркивает закон, не влечет перехода к последнему (доверительному управляющему) права собст венности на переданное ему имущество2. Эта точка зрения не разделяется некоторыми отечественными цивилистами. Например В.А.Дозорцев пишет, что «провозглашение объектом права собственности обязательственных прав и обязанностей или даже СЗ РФ. №5. Ст.410.

Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ. М., 1995.

распространение на них... правового режима объекта права собственности безусловно ошибочно и способно вызвать лишь недоразумения на практике»1. Он не разделяет попытки провозгласить объектом права собственности «имущество» вообще, как об этом говорит ст.

128 ГК РФ. С его точки зрения совершенно неправильно переносить на наше право подходы, вытекающие из английской системы права, в соответствии с которыми к «собственности» относят всякое имущество, в том числе и обязательственные права. При этом нужно иметь в виду, что английскому праву известны две категории: «property» и «ownership». Первый термин имеет широкое значение. Он используется не только для обозначения собственности, по и имущественных отношений вообще. В английском праве выделяется «неосязаемая собственность» (intangible propertу), включающая обязательственные требования и собствен ность на материальные вещи, (tangible propertу). Таким образом, по его мнению, только последняя приемлема для отечественного понятия права собственности.

Кроме того, поскольку третья часть Гражданского кодекса РФ до настоящего времени находится в стадии разработки и не принята Государственной Думой Федерального Собрания РФ, то ряд вопросов, связанных с правом собственности в авторском, патентном и наследственном праве, регулируется разделами 4—8 Гражданского кодекса РСФСР года2, а также Основами Гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года3.

В силу многообразия объектов права собственности особенности регулирования права собственности на некоторые из них регламентируются, помимо Гражданского кодекса РФ, иными кодифицированными законами. Так, например, содержание права собственности на лесной фонд и на леса, не входящие в лесной фонд, регулируются также Лесным кодексом РФ4 и земельным законодательством РФ5.

Более того, глава 17 Гражданского кодекса РФ, посвященная праву собственности и другим вещным правам на землю, в соответствии со статьей 13 Федерального закона № 52-ФЗ от ноября 1994 года «О введении в действие части первой Гражданского кодекса РФ6 вводится в действие со дня введения в действие Земельного кодекса РФ7.

В целом, фундаментальным экономическим принципом, которым руководствуется право собственности, является нейтрализация воздействия извне, сопутствующего всякой частнособственнической деятельности. Кодексы направлены на защиту индивидуального выбора, согласующегося с уже произведенным компетентным органом распределением вещных прав. Иными словами, свобода собственности поощряется любым законодателем, который привержен рыночной экономике. Однако эта свобода должна согласовываться с ответственностью, которую несет в себе любой выбор, затрагивающий интересы третьей стороны. Естественно, что для достижения подобного результата право собственности вступает во взаимодействие со всей системой частного права, преимущественно с договорным правом и правом деликатным.

Таким образом, кодексы являются источником, содержащим основополагающие принципы и основные характеристики права собственности. Кодексы имеют силу закона. Формально они и есть законы, но на практике кодексы могут быть слабее законов, поскольку следуют поли тическому механизму принятия решений. Однако внутри правовой системы они обладают более высоким статусом.

В области права собственности, регулирующего основу перераспределения материальных Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика (сборник памяти С.А.Хохлова). М., 1998.

«Ведомости Верховного Совета РСФСР». 1964, №24. Ст.406;

1966, №32. Ст.771;

1973, №51. Ст.1114;

1974, №51. Ст.1346;

1986, №23. Ст.638;

1987, №9. Ст.250;

1988, №1. Ст.1;

1991, №15. Ст.494;

1992, №15.

Ст.768;

1992, №29. Ст.1689;

1992, №34. Ст. 1966.

«Ведомости ВС СССР». 1991. №26. Ст.733.

Лесной кодекс РФ №22-ФЗ // СЗ РФ.1997, №5. Ст.610, 18.

Земельный кодекс РСФСР // «Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР». 1991, №22. Ст.768.

СЗ РФ. 1994, № 32. Ст.3302.

До настоящего времени не принят Государственный Думой Федерального Собрания РФ.

ценностей, как ни в какой другой области сильно ощущается воздействие политики. При этом такое воздействие принимает форму специальных законов, которые являются продуктом лоббирования и поэтому направлены на формирование нейтрального механизма принятия решений по поводу ограниченных ресурсов.

Однако специальное законодательство, несмотря на присущую ему большую политическую силу, гораздо сложнее в применении в том случае, если решения, касающиеся урегулирования вещных прав, выходят за его рамки. Поскольку за принятием специального законодательства обычно стоит продвижение интересов определенных политических групп, вполне логично считать, что действие этого законодательства ограничено той фактической ситуацией, которую в действительности пытались предвосхитить участники политического процесса.

Поскольку некоммерческие организации создаются в различных, обладающих особой спецификой формах (причем каждая из них, в свою очередь, может существовать в разнообразных видах), то и правовое регулирование соответствующих некоммерческих организаций весьма специфично. Наибольший удельный вес в нем имеют нормы законов, оп ределяющих правовое положение и особенности тех или иных разновидностей некоммерческих организаций. Особое место в системе правовых актов о некоммерческих организациях занимает Федеральный закон от 12 января 1996 года «О некоммерческих организациях», который определяет правовое положение, порядок создания, деятельности, реорганизации и ликвидации некоммерческих организаций как юридических лиц, формирования и использования имущества некоммерческих организаций. Закон является специальным актом гражданского законодательства, регулирующим отношения, которые являются общими для любых видов некоммерческих организаций, кроме религиозных объединений и потребительских кооперативов. Он развивает и конкретизирует нормы Гражданского кодекса РФ, регулирующие правовое положение юридических лиц, применительно к некоммерческим организациям.

Право собственности некоммерческих организаций, включая потребительские кооперативы и религиозные объединения, ничем не отличается от права собственности прочих юридических лиц. Однако в силу многолетней монополии государственной собственности над всеми остальными видами законы о некоммерческих организациях специально подчеркивают право каждой некоммерческой организации иметь в собственности имущество. Так, ст. 25 Закона «О некоммерческих организациях» предусматривает, что «некоммерческая организация может иметь в собственности или в оперативном управлении здания, сооружения, жилищный фонд, оборудование, инвентарь, денежные средства в рублях и иностранной валюте, ценные бумаги и иное имущество», а также «земельные участки». Аналогичный перечень объектов собственности содержат и другие специальные законы о некоммерческих организациях: ст. 30 Закона «Об общественных объединениях»1;

ст. 21 Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», ст. 39 Закона «Об образовании»;

ст. 24 Закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»;

ст. 40 Закона «О товариществах собственников жилья» и т.д.

В качестве объектов права собственности могут выступать только вещи - предметы материального мира, обязательно имеющие форму товара. Следовательно, объекты права собственности - категория гораздо более узкая, чем объекты гражданских прав (гл. б—8 ГК РФ). Основания возникновения (приобретения) права собственности, в том числе у некоммерческих юридических лиц содержится в ст. 8 ГК РФ. Прекращение права собственности вообще и для некоммерческих юридических лиц, в частности, осуществляется по общему правилу, определенному ГК РФ2.

Для общественных объединений, являющихся юридическими лицами (прим. автора).

Комментарий к части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. М., 1995.

Объем прав собственника вмещает «триаду» правомочий для всех видов некоммерческих организаций за исключением учреждений1.

Зачастую нормы права собственности содержатся не в кодексах и не в специальных законах, а в имеющих более низкий статус нормативных актах органов управления, таких как распоряжения мэра, постановления городского совета и др. В современных правовых системах нормативные акты более низкого порядка составляют значительный массив и могут в той же степени вторгаться в область субъективного права собственности и даже нарушать вещные права личности, как и любое другое решение, принимаемое на более высоком иерархическом уровне. Правительственные постановления, содержащие нормы гражданского права собственности, должны не только соответствовать ГК, другим федеральным законам, но и могут теперь приниматься «на основании и во исполнение» перечисленных актов более высокой силы (п. 4 ст. 3 ГК РФ). В части вопросов собственности некоммерческих организаций интерес будут представлять Постановления Пленумов/Президиумов Высшего Арбитражного Суда РФ2, Информационные письма Высшего Арбитражного Суда РФ3 и некоторые другие акты обязательного толкования гражданско-правовых норм.

В результате можно сделать вывод о том, что процесс расширения понятия права собственности юридических лиц в отечественном праве на современном этапе находит почти адекватное отражение и поддержку в системе источников, в частности, в усилении роли Гражданского кодекса и его основополагающих положений по защите этого права. В то же время в зарубежном праве наблюдается обратный процесс: ограничение права собственности юридических лиц (и 1-раждан), истощение возможностей старых конституций и кодексов адекватно реагировать на изменившиеся условия и потеря последними прежнего авторитета и значимости как у себя в стране, так и в масштабе глобального развития гражданско правовой науки. С этой точки зрения, развитие российского нормотворчества является более перспективным.

В ст. 216 ГК закрепляются более развернутое чем в ранее действовавшем Законе о собственности понятие и виды ограниченных вещных прав, что дает возможность учреждению иметь право на имущество, не являясь его собственником. В этом качестве всех вещных прав выступает их абсолютный характер.

Ограниченные вещные права защищают вещно-правовыми способами, присущими защите права собственности (прим. автора).

Например, Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 1998 года №3637/97 (Фонд как разновидность некоммерческой организации, вправе заниматься предпринимательской деятельностью, необходимой для достижения общественно полезных целей, ради которых он создан и соответствующей этим целям).

Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 июня 1992 года №С-13/ОП-171 «О разрешении споров, связанных с применением законодательства о собственности»;

Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 февраля 1996 года №С5-7/ОЗ-92 «О некоторых положениях Федерального закона «О некоммерческих организациях» и др.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.