WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |

«Содержание ОБЩАЯ ЧАСТЬ СОЕДИНИТЕЛЬНАЯ ТКАНЬ (СТРОЕНИЕ. ФУНКЦИИ. МЕТАБОЛИЗМ) НОМЕНКЛАТУРА И КЛАССИФИКАЦИЯ РЕВМАТИЧЕСКИХ БОЛЕЗНЕЙ ЭПИДЕМИОЛОГИЯ РЕВМАТИЧЕСКИХ БОЛЕЗНЕЙ ЭТИОЛОГИЯ И ПАТОГЕНЕЗ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Наиболее тяжелые осложнения, потребовавшие отмены препарата, наблюдаются при использовании циклофосфамида: геморрагический цистит, опоясывающий лишай с диссе минирован ным поражением кожи и вовлечением слизистых оболочек, агра нулоцитоз. Ин тересно отметить, что больные, благополучно перенесшие лечение циклофосфамидом в пер вые 4—5 нед, в дальнейшем переносили длительное лечение этим препаратом, ока чявтим хороший терапевтический эффект.

У больных, леченных азатиоприном и хлорамбуцилом, не было тяжелых осложнений.

Такие осложнения, как лейкопения до 1,2- Ю^/л, увеличение времени кровотечения, алопе ция, гингивит, острые респираторные заболевания, быстро проходили после снижения дозы или кратковременной (на 2—Здня) отмены препарата.

Только при серьезных побочных реакциях приходится отменять цитостатики (аграну лоцитоз, геморрагический цистит). Ппи нетяжелых осложнениях лейко-эритро тромбоцитарная пневмония, цистит) можно временно снизить дозу цитостатика, назначить антибиотики, уросептики, обильное питье (при приеме циклофосфамида —до 2—3 л/сут).

В литературе описываются и другие достаточно тяжелые побочные реакции при ле чении цитостатиками: аплазия костного мозга, гепатит с желтухой, злокачественные опухоли типа рети кулосарком, лимфом, лейкозы и др. Все это свидетельствует, что цитостатики сле дует назначать по очень строгим показаниям при условии тщательного контроля.

Интенсивная терапия СКВ. В последние годы наметилась безусловная тенденция к более активной подавляющей противовоспалительной и иммуносупрессивной терапии при СКВ, особенно в случаях выраженной иммунокомплексной патологии, как, например, при нефротическом синдроме, тяжелом церебро васкулите, цитопениях, системном васкулите и др. Применяют пульс-терапию ударными дозами 6-метилпреднизолона, 6-ме тилпреднизо лона в комбинации с циклофосфаном, ряд эк стракорпоральных методов — плазмаферез и карбогемоперфу зия.

Пульс-терапия метилпреднизолоном. При неэффективности пероральной (даже мас сивной) терапии ГКС, особенно при нефротическом синдроме, в последние 10 лет стали ча ще применять ударные экстравысокие дозы метилпреднизолона [Соловьев С. К., Иванова М.

М., 1980;

Иванова М. М. и др., 1983;

Cathcart G. et. al., 1976]. В этих случаях внутривенно на значают 1000 мг метилпреднизолона 3 дня подряд или 3 раза через день. В этой дозе препа рат вводят капельно одномоментно в 100 мг изотонического раствора хлорида натрия или по 500 мг в 2 приема. В капельницу добавляют 5000 ЕД гепарина, при необходимости супра стин. Больные, как правило, хорошо переносят процедуру, лишь изредка повышается арте риальное давление, могут появиться судорожные подергивания, резкая гиперемия кожи, зуд.

Во время пульс-терапии и после нее больные продолжают принимать ту же пероральную до зу ГКС, как и до процедуры.

Под влиянием пульс-терапии быстро исчезают эритематоз ные высыпания на лице, капилляриты, полиартрит (не исчезавшие до пульс-терапии), полисерозит, улучшается субъ ективное состояние больных при поражении ЦНС (исчезает головная боль, головокружение, онемение, парестезии), отеки, снижается суточная протеинурия, повышается клубоч ковая фильтрация, а также содержание сывороточного комплемента.

Таким образом, пульс-терапия метилпреднизолоном показана при быстром развитии почечной патологии, особенно нефроти ческого синдрома, прогрессировании болезни, высо кой поддерживающей дозе ГКС, т. е. в случаях, когда обычная терапия уже неэффективна. Б ю же время нсоохйдимы ийльшай осторожность и в определении показаний к пульс-терапии и тщательное контролирование при проведении процедуры. Описаны внезапная остановка сердца, нарушения ритма, анафилаксия на метилпред низолон и др.

Комбинированная п у л ье-терапия м е т и л -преднизолоном и циклофосфаном по сути направлена на дальнейшее усиление противовоспалительной и иммуносупрессивной терапевтической активности у больных с тяжелой иммунокомплексной патологией и выра женными иммунологиче скими нарушениями. Первый опыт, представленный С. К. Соло вьевым и соавт. (1985), показал безусловную эффективность комбинированной пульс терапии.

При комбинированной пульс-терапии в 1-й день внутривенно капельно в течение 30—40 мин вводят 1000 мг метилпреднизолона и 1000 мг циклофосфана, а в последующие дня больные получают капельно по 1000 мг метилпреднизолона. В капельницу добавляют 100 мл изотонического раствора хлорида натрия, 5000—10 000 ЕД гепарина. Больным с вы соким артериальным давлением вводят гипотензивные и мочегонные препараты. Начиная с 4-го дня больные принимают преднизолон в той дозе, как до пульс-терапии, но не ниже мг/сут в сочетании со средними дозами цитостатиков.

Доказана высокая эффективность терапии [Соловьев С. К. и др., 1985]. Уже в первые дни лечения исчезает суставной синдром, значительно уменьшаются клинические признаки поражения кожи и слизистых оболочек, полисерозита, симптоматика реф рактерного к предшествующей терапии цереброваскулита и легочного васкулита, синдрома Рейно. Осо бенно показательно, что у больных с нефротическим синдромом снижается или полностью нормализуется повышенное артериальное давление, повышается диурез и уменьшаются оте ки.

Среди побочных реакции отмечают тошноту (у половины больных), неприятные ощущения в области сердца, тахикардию, слабость, редко лейкопению, выпадение волос.

В заключение следует отметить, что комбинация ударных доз метилпреднизолона и циклофосфана может быть терапией выбора при СКВ с тяжелым, торпидным нефротическим синдромом и генерализованным васкулитом.

Плазмаферез — метод экстракорпоральной терапии, направленной на освобождение организма от продуктов метаболизма, ципкулирующик иммунных комплексов путем удале ния из цельной крови ее компонентов (плазмы). Механизм действия плазмафереза остается неясным и представляется более далеким, чем ранее казалось, от концепции физического очищения циркулирующей крови. В то же время необходимо отметить, что в настоящее вре мя плазмаферез применяется преимущественно у наиболее тяжелых больных СКВ, одновре менно получающих разнообразную активную терапию, поэтому объективная оценка этого метода еще не сформулирована. И все же плазмофорез можно относить к процедурам выбора у тех больных, у которых обычная терапия ГКС, включая и применение массивных доз ме тилпреднизолона, неэффективна.

Гемосорбция — экстракорпоральный метод очищения крови в процессе проведения ее через колонку с гранулами активированного угля — введена в практику лечения больных СКВ в последние годы [Насонова В. А. и др., 1981 ]. Теоретическим обоснованием примене ния гемосорбции при СКВ, по данным А. А. Дмитриева (1984), является модулирующий эф фект процедуры, повышение чувствительности клеток крови и тканей к действию лекарст венных препаратов, в частности ГКС. Он обосновал воздействие гемокарбоперфузии на структурно-функциональную и обменно-транспортную систему организма «кровь — соеди нительная ткань — микроциркуляция» при заболеваниях с иммунными нарушениями, в том числе при СКВ.

Как показали исследования А. А. Дмитриева (1984), М. М. Ивановой (1985), показа ниями для применения карбо гемоперфузии у больных СКВ являются сохраняющаяся актив ность СКВ, несмотря на высокие дозы ГКС и цитостатиков, активный люпус-нефрит, упор ный суставной синдром, васкулиты кожи с изъязвлениями, невозможность увеличения дозы ГКС или цитостатиков из-за развившихся осложнений.

Под влиянием процедур гемосорбции (3—5 на курс лечения), проводимых ежене дельно с применением отечественных активированных углей ИГИ, АДБ, ГСУ, отмечен бы стрый клинический эффект: исчезновение полиартикулярного и кожного синдромов, лекар ственной аллергии, рефрактерности к предшествующей терапии, заживление трофических язв. Менее выражено влияние на люпус-нефрит, однако после процедур появлялась возмож ность переходить на более активную подавляющую противовоспалительную и иммуносу прессивную терапию. Хорошая переносимость, достаточно высокая эффективность метода позволили М. М. Ивановой (1985) рекомендовать гемосорбцию на ранней стадии болезни для более активного воздействия на иммунопатологическую реактивность. Как плазмаферез, так и гемосорбция проводятся на фоне приема ГКС и цитостатиков.

Однако неправильно считать, что во всех случаях СКВ необходима сложная ком плексная терапия. При подостром течении (в ранней стадии) и хроническом, преимущест венно при наличии артрита, в качестве препаратом выбора могут быть НПВП, в частности ацетилсалициловая кислота, волтарен, метиндол, на просин, бруфен в общепринятых дозах.

В этих случаях препараты применяют длительно, до исчезновения воспаления в суставах и нормализации температуры тела.

Однако при назначении НГ1ВП при СКВ необходимо учитывать нередкое развитие побочных эффектов. При лечении сали цилатами возможно развитие фотосенсибилизации, «аспириновой асгмы», повышение содержание сывороточных ферментов. При назначении больным СКВ индометацина могут быть головные боли. По данным J. L. Decker (1983), бру фен нередко приводит к развитию асептического менингита у больных СКВ, а все НПВП существенно снижают клубочковую фильтрацию с повышением сывороточного креатинина, поэтому при гломерулонефрите, даже протекающем субклинически, их назначать следует осторожно.

Аминохинолиновые препараты (делагил, плак венил) назначают прежде всего боль ным с поражением кожи (делагил по 0,25 г.— 0,5 г/сут и плаквенил по 0,2 г — 0,4 г/сут). В качестве препарата выбора при люпус-нефрите можно назначать плаквенил по 0,2 г — 4— раз в день (всего 0,8 — 1 г) в течение длительного времени — до 1 года и более.

Аминохинолиновые препараты рекомендуется назначать также в комбинации с ГКС.

В заключение следует отметить, что ГКС при СКВ купируют острый вариант болез ни, а также острые эпизоды при подостром и хроническом течении, способствуют снижению активности процесса, удлинению продолжительности жизни больных, восстановлению тру доспособности. Ввиду быстроты и эффективности действия кортикостероидная терапия жизненно показана при церебральном и гематологическом кризах, гломерулонефрите, пнев монит"е и экссудативном полисерозите, когда применение ГКС позволяет выводить больных из критического состояния. Успех в этих случаях определяется наиболее ранним началом лечения, достаточно высокими подавляющими дозами и продолжительностью их примене ния.

При многолетнем лечении поддерживающими дозами ГКС эффект зависит от регу лярности проведения терапии, своевременной коррекции доз, динамического диспансерного наблюдения за больными. Кроме того, опыт последнего десятилетия показал, что сущест венное значение для повышения эффективности поддерживающей терапии имеет добавле ние к ГКС аминохиноли новых препаратов. При таком лечении чаще удавалось стабили зировать процесс, в том числе в почках, снизить поддерживающую дозу ГКС, а иногда и от менить препарат, уменьшить число осложнений.

Характер осложнений при терапии ГКС изменился: стали редкими септические ос ложнения с летальным исходом, но участились случаи развития асептических некрозов кос тей и стероид пых спопдилопатий. Выраженное нарушение трофики тканей. особенно кожи, повышенную ее ранимость и сниженную сопротивляемость к инфекциям следует учитывать при организации лечения и режима больных СКВ. Предупреждение, своевременное выявле ние осложнений терапии ГКС и их лечение составляют основную задачу диспансеризации больных СКВ.

Профилактика. Профилактика направлена на предотвращение обострении заболева ния и возникновения болезни. Профилактика обострении заболевания осуществляется с по мощью своевременной, адекватной, рациональной комплексной терапии. Прежде всего больного необходимо убедить в целесообразности длительного непрерывного лечения и со блюдения следующих инструкций: 1) своевременно обращаться к врачу при изменении са мочувствия, регулярно проходить диспансерное обследование;

2) принимать гормональные препараты в строго назначенной дозе;

3) соблюдать рас порядок дня, включающий 1—2-часовой сон днем и диету с ограничением поваренной соли и углеводов, богатую белками и витаминами;

4) не загорать, не переохлаждаться;

5) избегать различных оперативных вмешательств, прививок, вакцин и введения сывороток (кроме жиз ненно необходимых);

6) соблюдая охранительный режим, не забывать об осторожном зака ливании (утренняя гимнастика, обтирания теплой водой, длительные прогулки на свежем воздухе, неутомительные занятия спортом);

7) при обострении очаговой или интеркуррент ной инфекции соблюдать постельный режим, принимать антибиотики, десенсибилизирую щие средства;

лечение очаговой инфекции должно быть настойчивым, преимущественно консервативным, лишь при крайней необходимости возможно хирургическое вмешательство под прикрытием повышенных доз ГКС и антибиотиков;

8) при поражении кожи для защиты от солнечных лучей применять фотозащитные мази, при покраснении лица смазывать кожу ГКС-мазями.

Целесообразно рекомендовать больным вести дневник самочувствия и принимаемых доз лекарственных препаратов. Врач в свою очередь должен на каждого больного ежегодно писать этапный эпикриз с подробной характеристикой состояния больного в течение года (наличие обострении, перенесенные интеркур рентные инфекции и стрессовые ситуации, трудоспособность, изменения в лечении, данные клинико-лабораторных исследований). В период гормонального лечения и приема цитостатиков все больные должны находиться под постоянным наблюдением ревматолога.

Для первичной профилактики заболевания следует выделить группу «угрожаемых» больных. Необходимо прежде всего обследовать родственников больных. При выявлении даже одного из симптомов (стойкая лейкопения, увеличение СОЭ, гипергамма глобулине мия, антитела к ДНК и др.) необходимо рекомендовать такой же охранительный режим, как и больным СКВ. Необходимо избегать чрезмерной инсоляции, переохлаждения, прививок, грязелечения и т. д.

Осооое внимание следует уделять Сольным с изолированным кожным поражением (дискоидная волчанка). Для предотвращения генерализации процесса такие больные не должны получать ультрафиолетовое облучение, лечение препаратами золота, курортное ле чение и т. д.

Прогноз. Прогноз при СКВ в последние годы значительно улучшился. При раннем распознавании и адекватном систематическом лечении удается добиться ремиссии у 90 % больных и удлинить продолжительность жизни на многие годы. Однако у 10 % больных, особенно с ранним люпус-нефритом, прогноз неблагоприятный.

СИСТЕМНАЯ СКЛЕРОДЕРМИЯ (СИСТЕМНЫЙ СКЛЕРОЗ) Системная склеродермия (ССД) — это системное заболевание соединительной ткани и мелких сосудов, характеризующееся распространенными фиброзно-склеротическими из менениями ко жи, стромы внутренних органов и симптоматикой облитерирую щего эндарте риита в форме распространенного синдрома Рейно и др. В известном смысле ССД — типич ная коллагеновая болезнь, связанная с избыточным коллагенообразованием в связи с нару шением функционирования фибробластов.

Эпидемиология. Эпидемиология ССД практически не изучена. Имеются только дан ные о динамике первичной заболеваемости в США, которая составила 12 случаев на 1 млн населения в год. Женщины в 3—7 раз болеют чаще, чем мужчины [Гусева Н. Г., 1975]. Воз растной пик начала болезни обычно приходится на 3—6-е десятилетие.

Определенную роль в развитии ССД играет работа, связанная с длительным охлажде нием, вибрацией. Склеродермоподобный синдром наблюдают у рабочих, занятых в процес сах полимеризации винилхлорида — мономера, широко распространенного пластика поли винилхлорида.

Патоморфология. В основе морфогенеза ССД лежат, по-видимому, два механизма:

нарушение функции фибробластов, что влияет на биосинтез и созревание коллагена, и по вреждение микроциркуляторного русла, обусловленное нарушением взаимо Рис. 17. Гистологические изменения кожи в развернутой стадии ССД. Атрофия эпидермиса, сглаженность дермы, сужение просвета сосудов. Окраска гематоксил и н-эозином. Х80.

отношения эндотелий — свертывающая система крови. Наибольшее развитие эти ис следования получили при изучении кожи, показавшие, что склеротические процессы носят как бы первичный характер. Следует отметить, что уже на ранней стадии ССД в коже обна руживаются те же морфологические изменения, что и в развернутой стадии болезни [Гриц ман Н. Н. и др., 1981]:

атрофия эпидермиса с признаками вакуольной дистрофии и отложения в нем зерен пигмента, сглаженность сосочков, утолщение дермы с признаками мукоидного и фибрино идного набухания, участки склероза и гиалиноза, уменьшение количества соедини тельнот канных клеток дермы с признаками карионекроза и деформации ядер (рис. 17). Умеренные экссудативно-пролифера тивные реакции наблюдаются у больных с признаками клинико ла бораторной активности. Микроциркуляторное русло уже на ранних стадиях также вовлека ется в патологический процесс. В этот период наряду с продуктивными васкулитами наблю даются спазматическое сокращение артериол субэпидермального слоя, мукоидное набухание внутренней оболочки сосудов дермы с сужением, а иногда и полным закрытием просвета. На более поздних стадиях — редукция сосудистого русла со склерозом и облитерацией просве та сосуда. При электронно-микроскопическом исследовании обнаруживаются усиленный неофибриллоге нез в участках поражения кожи с признаками аномалии новообразованных структур и неправильность упаковки фибрилл в волокна [Яковлева Г. И. и др., 1978].

Суставной синдром при ССД является одним из наиболее частых и ранних признаков заболевания. Макроскопически наблюдается уменьшение количества синовиальной жидко сти. Синовиальная оболочка плотная с бледной блестящей поверхностью. На ранних стадиях отмечается множественный тромбоз поверхностной капиллярной сети, являющийся морфо логическим выражением внутрисосудистой коагуляции [Русакова М. С. и др., 1981 ]. Наибо лее диагностически информативными признаками являются полоса фибриноида по поверх ности и набухание внутренней оболочки сосудов с концентрическим сужением просвета.

Поражение сердца — основной признак висцеральной патологии при ССД [Грицмак il. II., 1972J. Макроскопически имеет ту или иную степень гипертрофии сердца, масса кото рого достигает 300—500 г, расширение полостей (в некоторых случаях с деформированием аневризмы), утолщение и белесоватость при стеночного эндокарда, краевой склероз клапа нов, преимущественно митрального, иногда формирование недостаточности, в миокарде — кардиосклероз разнообразного характера: мелкооча говый, в виде крупных белесоватых тя жей, субэндокардиальных рубчикоь. В полости перикарда отмечается скопление прозрачной, желтоватого цвета жидкости в количестве от 15 до 500 мл, в отдельных случаях на эпикарде видны белесоватые очажки уплотнения, напоминающие глазурь.

При микроскопическом исследовании обнаруживается мукоидное и фибриноидное набухание преимущественно в эндокарде, слабая выраженность клеточных реакций. В осно ве ряда клинических признаков лежат изменения мышечных волокон миокарда (атрофия, дистрофия, мелкие очаги некробиоза и некроза), а также выраженные склеротические про цессы, особенно в миокарде (периваскулярный склероз, диффузный интерстициальный мио фиброз, очаговый кардиосклероз), имеющие различный мор фогенез.

Основным проявлением легочной патологии при ССД является пневмосклероз, зани мающий обычно базальные отделы обоих легких и сопровождающийся развитием бронхоэк тазов и участков эмфиземы. Макроскопически легкие плотны на ощупь, тяжелы, с хорошо заметным тяжистым рисунком, особенно в области нижних долей. Различают преимущест венно два вида пневмо склероза [Getzowa S., 1945]: кистевидный, сопровождающийся обра зованием субплеврально расположенных полостей, что придает легким на разрезе вид пче линых сот, и компактный с образованием обширных полей склероза и гиалиноза. В зависи мости от остроты течения и длительности заболевания при микроскопическом исследовании обнаруживается различная степень септоальвеолярного склероза и поражение микроцирку ляторного русла [Кодолова И. М., Преображенская Т. М., 1980]. При остром течении ССД в утолщенных альвеолярных перегородках и соединительнотканных прослойках наблюдаются инфильтрация лимфоидными, плазматическими клетками, лаброцитами, находящимися час то в состоянии деградации, пропитывание плазменными белками;

в просвете альвеол — аль веолярные макрофаги, в артериолах — мукоидное набухание стенки, продуктивные васкули ты.

При подостром течении нарастает структурная перестройка легочной ткани с форми рованием полостей, с гиперэлас тозом в стенках альвеол, большим количеством сидерофагов в просвете, склерозом стенок сосудов, периваскулярным склерозом. В области участков компактного склероза альвеолы, сдавленные соединительной^ тканью, приобретают щеле видный характер, выстланы кубическим эпителием. Поскольку процесс в легочной ткани у больных ССД развивается довольно длительно, не носит диффузного характера, он сопрово ждается развитием компенсаторной реакции в виде гиперплазии капилляров с образованием участков ангиоматоза, гипертрофией замыкательных пластинок в области альвеолярных хо дов с гиперплазией гладко-мышечных и эластических волокон [Насонова В. А., Гриц ман Н.

Н., 1964;

Nassonova V. A. et al., 1972].

При малосимптомной клинической картине нефропатии морфологически определяют набухание, гомогенизацию, оголение междольковых сосудов, иногда в сочетании с перива скулярным склерозом, утолщение интерстиция, очаговую лимфоидную инфильтрацию.

При тяжелом варианте склеродермической нефропатии, которым является истинная склеродермическая почка, морфологически в корковом веществе отмечаются изменения ат рофи ческого и некробиотического характера вплоть до образования массивных участков некроза, в междольковых артериях — муко идный отек внутренней оболочки с разволокне нием стенки, пролиферация и слущивание клеток в просвет эндотелия, иногда образование внутрисосудистых сгустков. Приводящие артериолы, как правило, находятся в состоянии фибриноидного некроза (рис. 18). В клубочках видны гомогенизация и набухание отдельных петель, фибриноидные изменения, частичный гиалиноз и склероз.

В качестве малоизвестных ранее признаков следует отметить оголение капиллярных петель, их коллабирование или, наоборот, аневризматические расширения, уменьшение ко личества клеточных элементов клубочка. При обоих вариантах поражения почек отмечают атрофические и дистрофические изменения ка нальцев, утолщение и склероз стромы мозго вого слоя. При имму ногистохимическом исследовании удается обнаружить фиксированные иммуноглобулины и иммунные комплексы в стенке сосудов, капиллярах клубочка, базаль ных мембранах канальцев [Гусева Н. Г., Грицман Н. Н. и др., 1981].

Морфологические изменения аналогичного характера обнаруживаются в желудочно кишечном тракте, в печени.

Неврологическая симптоматика связана с изменениями как в центральной, так и в пе риферической нервной системе, в основе которых, как и в большинстве внутренних органов, лежат склеродермическая ангио патия, процессы фиброзирования и дистрофические изменения.

Этиология и патогенез. Этиология ССД неизвестна. К провоцирующим факторам относят вибрацию, контакт с химическими воздействиями, длительное охлаждение, психи ческое напряжение и др. В то же время все больше внимания уделяется роли семей но генетического предрасположения и исследованию конкретных иммуногенетических марке ров. Так, описаны семьи, в которых, кроме пробанда, были родственники с синдромом Рей но, ССД, другими РБ. Описана тажке склеродермия у обоих монозиготных близнецов.

В последние годы при ССД, как и при других ДБСТ, обсуждается значение системы HLA в этиологии и патогенезе болезни. Так, описано накопление А9, В8 и В27, В40, но осо бенно интересны данные по исследованию частоты локуса DR, поскольку диффузная ССД (подострое течение) оказалась связанной с DR5, а CREST-синдром (хроническое течение) — с DR3. Однако эти иммуногенетические исследования нуждаются в подтверждении.

В патогенезе ССД важное значение придается изменениям метаболизма коллагена и других компонентов соединительной ткани. Центральным звеном фиброзирующего процесса являются фибробласт и другие коллагенобразующие клетки (гладкомы шечные клетки сосу дистой стенки), для которых характерно повышение их функциональной активности в отно шении продукции коллагена I и III типа, фибронектина, а также таких биополимеров соеди нительной ткани, как протеогликаны и глико протеины. Эти изменения в функционировании фибробластов, по-видимому, обусловлены нарушениями мембранных рецепторов с развити ем неадекватных реакции фибробластов на гормональный контроль, в частности на катехо ламины, эстрадиол и др.

Не менее важным фактором патогенеза ССД является нарушение микроциркуляции, обусловленное поражением сосудистой стенки и изменением внутрисосудистых, плазмен ных и клеточных свойств крови. Эти изменения связаны, по-видимому, с повышенной ак тивностью миофибробластов сосудистой стенки и, возможно, их местных предшественни ков. В результате отмечается избыточный синтез растворимых форм коллагена, поврежло ние эндотелиальных клеток и замещение их гладкомышечными коллагенсинтезирующими клетками, повышение способности к спазму и гиперплазия внутренней оболочки. Поврежде ние эндотелия в свою очередь ведет к адгезии и агрегации клеточных элементов крови — лейкоцитов, эритроцитов и тромбоцитов, стазу, внутрисосудистой коагуляции, микротром бозу. Все это реализуется в клинической картине ССД генерализованным синдромом РРЙНО Таким образом, в патогенезе системной склеродермии ключевая роль принадлежит функциональным нарушениям фибробластов и других коллагенообразующих клеток (глад комышечных, а возможно, и их предшественников). Эти нарушения носят устойчивый фено типический характер, обусловливая характерное неуклонное прогрессирование патологиче ского процесса. В развитии последнего безусловна роль аутоиммунных реакций к коллагену в связи с постоянно повышенным уровнем антигенной «коллагеновой» стимуляции. В свою очередь сыворотка больных системной склеродермией обладает цитотоксической активно стью в отношении фибробластов;

генез и характер этой цитотоксич ности требуют уточне ния. Не исключено влияние воспалительных реакций. Воспалительные процессы наблюда ются и при ССД, особенно в ранней стадии болезни. Предполагается тесная взаимосвязь ме жду иммунокомплексными клетками и фиброблас тами, которая осуществляется посредст вом регуляции функции фибробластов лимфокинами и монокинами (фибронектин, ин тер лейкин-1). В конечном итоге развиваются генерализованный фиброз и ангиопатия.

Следовательно, вопросы этиологии ССД, как и для большинства заболеваний из группы ДБСТ, еще не решены, а в патогенезе основное значение имеют безудержное колла генообразование и сосудистые процессы в сочетании со своеобразным, почти бесклеточным, воспалением.

Различные взаимосвязи патогенетических процессов, как бы преобладание какого либо одного создают характерный для болезни клинический полиморфизм.

Классификация ССД. В нашей стране наибольшее распространение получила рабо чая классификация Н. Г. Гусевой (1975), в соответствии с которой выделяют три основных варианта течения: острое, подострое и хроническое, отличающиеся друг от друга быстротой прогрессирования процесса, степенью выраженности и характером «периферических» и вис церальных проявлений болезни.

Для хронического течения (наиболее частого при ССД) характерны прогрессирующие вазомоторные нарушения по типу синдрома Рейно и обусловленные ими выраженные тро фические расстройства, которые нередко являются единственным проявлением заболевания на протяжении ряда лет. В дальнейшем они превалируют в картине болезни наряду с посте пенно развивающимся уплотнением кожи и периартикулярных тканей, образо ванием кон трактур, остеолизом и медленно прогрессирующими склеротическими изменениями внут ренних органов — пищевода, легких, сердца и др.

Подострое течение характеризуется наличием плотного отека кожи с последующей индурацией, рецидивирующего полиартрита (иногда по типу ревматоидного), реже миозита с миастени ческим синдромом, полисерозита, висцеральной патологии (ин терстиниальные пневмонии с развитием пневмогклерочя, миокар доз с развитием первичного кардиосклеро за, склеродермический эзофагит, дуоденит, почечная патология по типу хронического гло мерулонефрита на фоне нерезко выраженных вазомоторных трофичеких нарушений).

Острое (или, правильнее, быстро прогрессирующее) течение характеризуется тяже лыми фиброзными периферическими и висцеральными поражениями уже в первый год бо лезни и нередким поражением почек по типу истинной склеродермической почки — наибо лее частой причины смерти больных при этом варианте течения.

Следующим разделом классификации является выделение стадий развития болезни.

Учитывая прогрессирующий характер ССД, для оценки эволюции и степени нарастания процесса выделяют три стадии: I — стадия начальных проявлений (преимущественно сус тавных при подостром течении и вазоспастических при хроническом) (в этой стадии лечение наиболее эффективно);

II — стадия генерализации процесса, характеризующаяся поли синдромностью и по лисистемностью поражения многих органов и систем (эффект от лечения менее выражен);

III —стадия далеко зашедших изменений (терминальная) с преобладанием тяжелых склероти ческих, дистрофических или сосудисто-некротических процессов, нередко с нарушением функции одного или более органов (в этой стадии прогноз неблагоприятен).

Выделяются также три степени активности процесса: I степень — минимальная, на блюдающаяся в основном при хроническом и подостром течении болезни в случае достиже ния эффекта от лечения;

II степень — умеренная, наблюдающаяся чаще при подостром и обострении хронического течения;

III степень — высокая или максимальная, свойственная острому и подострому варианту течения ССД. Они различаются по характеру, остроте и вы раженности клинических и лабораторных тестов.

Широкое распространение получила классификация ССД, предложенная G. Rodnan и соавт. (1979), в которой ССД— один из вариантов течения склеродермии.

I. Прогрессивный системный склероз (ПСС).

А. ПСС с диффузной склеродермией, т. е. симметричным распространенным пораже нием кожи туловища, лица, проксимальных и дистальных отделов конечностей со сравни тельно ранним вовлечением в патологический процесс пищевода, кишечника, сердца, легких и почек. Б. Crest-синдром (аббревиатура от латинских слов: кальциноз, Рейно, пищевод, склеродактилия, телеангиэктазия), характеризующийся относительно ограниченным пора жением кожи, преимущественно пальцев и лица, кальцино зом, синдромом Рейно, наруше нием моторики пищевода, склеродактилией и телеангиэктазией с медленным развитиемт висцеральных нарушений (включая тяжелую легочную гипсртензию и билиарный цирроз).

В. Перекрестный синдром (overlap-синдром), включая склеродерматомиозит и смешанное соединительнотканное заболевание.

II. Эозинофильный фасцит.

III. Врожденная дистрофия фасций.

IV. Очаговая склеродермия.

V. Химически индуцированный склеродермоподобный синдром. Винилхлоридная бо лезнь. Пептозоцининдуцированный фиброз. Блеомицининдуцированный фиброз. Трихлорэ тилениндуцированный фиброз (возможно) Склеродермоподобное заболевание после приема L-5-гидрокситриптофана и карбидона.

VI. Дигитальный склероз и контрактура суставов при ювенильном начале сахарного диабета.

VII. Псевдосклеродерма.

Классификация G. P. Rodnan и соавт. сыграла большую роль в развитии учения о ССД и сходных с ней синдромах, так как она отражает диапазон склеродермических состояний с субвариантами ССД, определяющими в известной мере прогноз и динамику болезни.

Необходимо подчеркнуть сходство классификаций Н. Г. Гусевой и G. P. Rodnan, по скольку в классификации Н. Г. Гусевой нашли отражение все три группы, выделенные G. Р.

Rodnan, однако с попыткой выделения количественных показателей выраженности процесса.

Можно спорить в отношении обоснованности термина «острое» течение ССД, поскольку этот вариант течения определяет скорость прогрессирования болезни, а не остроту ее начала.

Целесообразно выделять быстро прогрессирующее (злокачественное) течение ССД, что в большой степени отражает сущность этого варианта болезни и тяжелый прогноз.

Клиника. Клиническая картина ССД, как и других системных заболеваний, характе ризуется полисиндромностью, причудливым сочетанием признаков фиброза и генерализо ванного эндартерио лита.

Одним из наиболее ранних и практически постоянных признаков ССД является син дром Рейно, характеризующийся трехфазной вазоспастической реакцией после охлаждения, волнений, переутомления (побеление, цианоз и гиперемия). В начале болезни синдром Рейно носит эпизодический характер с вовлечением дистальных отделов нескольких пальцев кисти, а затем и всех, всей кисти, стоп, реже лица (нос, губы, уши).

При осмотре отмечают меняющуюся окраску кожных покровов, похолодание конеч ностей, появление рубчиков, длительно не заживающих язвочек.

Характерно склеродермическое поражение кожи, часто сочетающееся с синдромом Рейно, которое проходит стадии плотного отека (ранний признак), индурации и атрофии (поздняя стадия) с преимущественной локализацией на кистях, лице. По мере про грессирования ССД более стойкими становятся трофические расстройства в виде облысения, деформации ногтей, изъязвлений. В стадии индурации меняется окраска кожи (чередование гиперпигментации и депигментации), становится отчетливым сосудистый рисунок, появля ются телеангиэктазии преимущественно на лице и груди. В стадии атрофии наблюдают ха рактерное натяжение кожи, ее блеск, заострение носа, кисетообразные складки вокруг рта с затруднением его полного открывания. По мере уплотнения кожи на пальцах и кистях рук развиваются сгибательные контрактуры, а в дальнейшем склеродактилия и акросклероз, а также укорочение пальцев за счет остеолиза отдельных фаланг и отложения глыбок кальция в коже, главным образом периартикулярно.

К числу ранних признаков можно отнести поражение пищевода практически у всех больных, но у половины из них бессим птомное.

Поражение пищевода сопровождается у ряда больных нарушением прохождения пи щи по пищеводу и болью, необходимостью запивать водой сухую еду. При рентгенологиче ском исследовании отмечают нарушение моторики пищевода в дис тальном отделе и недос таточность кардии, регургитацию пищи в пищевод, особенно в положении больного лежа, рефлюкс-эзо фагит. Особенно опасно развитие хронического эзофагита, который может при вести к сужению нижнего отдела пищевода и выраженной дисфагии. Рентгенологические изменения пищевода обнаруживаются также у тех больных, у которых клинически не отме чается каких-либо клинических признаков поражения пищевода.

Аналогичные изменения, также связанные с развитием глад комышечной атрофии и/или подслизистого фиброза, отмечаются и в других отделах желудочно-кишечног0| тракта.

Поражение желудка сопровождается нарушением его опорожнения, частой рвотой и ощуще нием полноты, тонкой кишки — вздутием, распиранием, болями, а по мере прогрессирова ния болезни развитием синдрома нарушения всасывания, поносами и снижением массы тела.

Вовлечение в болезненный процесс толстой кишки приводит к стойким запорам с соответст вующей симптоматикой.

Реже развивается фиброз поджелудочной железы с недостаточностью секреторной функции.

Поражение сердечно-сосудистой системы является одним из основных висцеральных проявлений, при этом в процесс вовлекаются оболочки сердца и сосуды всех калибров, часто отмечается сочетанное поражение. Кроме того, патология сердца может возникнуть вследст вие гипертензии в малом круге кровообращения, обусловленной пневмофиброзом и почеч ной гипертензией (склеродермическая почка).

Поражение миокарда — (склеродермический кардиосклероз) наблюдается у 2/3 боль ных в виде наиболее часто встречающегося крупноочагового множественного склероза или более редкого «миокардоза», обусловленного отеком и разрастанием рыхлой соединитель ной ткани.

Субъективно жалобы обычно отсутствуют. Одышка определяется при физическом напряжении, главным образом при «мио кардозе» я далеко зашедшем кардиосклерозе, что, по-видимому, Объясняется медленным прогрессированием процесса с развитием компенса торных механизмов и ограниченным двигательным режимом из-за поражения опорно двигательного аппарата.

При объективном обследовании больного отмечается расширение границ сердца, преимущественно влево, нарушение ритма в виде групповых и единичных экстрасистол, по являющихся уже на ранних стадиях болезни.

На ЭКГ изменение конечностей части желудочкового комплекса, удлинение интерва ла Р—R, нарушения ритма в виде предсердных, атриовентрикулярных, желудочковых, груп повых и единичных экстрасистол. Нарушение внутрижелудочковой проводимости отмечено более чем у /з больных, нередко с частичной или полной блокадой правой ножки предсерд но-желудочкового пучка, атриовентрикулярной блокадой. При выслушивании и на ЭКГ от мечается приглушение тонов сердца, особенно I тона, систолический шум мышечного типа.

При рентгенологическом исследовании отмечается увеличение размеров сердца, сглаженность дуг, вплоть до шаровидной конфигурации и «бычьего сердца». Особенно ин формативно сцинтиграфическое исследование, определяющее зоны крупноочагового кар диосклероза. Несмотря на тяжелое распространенное поражение миокарда, сердечная недос таточность развивается крайне редко (у 19% больных, по данным Н. Г. Гусевой), но при крайне плохой переносимости сердечных гликозидов прогноз тяжелый.

Поражение эндокарда, особенно пристеночного, наблюдается практически у всех больных;

может развиваться фибропласти ческий эндокардит. Реже развивается клапанный фиброз с формированием фиброзно-склеротического порока сердца, митраль ного и трехстворчатого клапанов, реже аортального. Обычно наблюдается недостаточность мит рального клапана, реже — митральный стеноз и недостаточность аортального клапана.

Поражение перикарда (фиброз) и эпикарда (чаще) выявляется только при патолого анатомическом исследовании. Реже развивается перикардит. Однако возможен массивный выпот, при котором необходим перикардиоцентез.

Поражение легких развивается на ранней и поздней стадиях болезни и характеризует ся клинико-рентгенологической симптоматикой базального, а затем и диффузного пневмо фибро за (компактного или кистозного), при этом в патологический процесс вовлекаются все структуры легкого — сосуды, паренхима, плевра.

Клинические проявления пневмофиброза обычно скудные: небольшая одышка при физическом напряжении, периодический кашель (сухой или с небольшим количеством мок роты), сухие хрипы в нижних отделах легких. Особенностью пневмофиброза при ССД явля ется раннее поражение сосудов с развитием симптоматики легочной гипертензии и нагрузки на правые отделы сердца. Однако легочная гипертензия может быть связана также с про грессирующим интерстициальным процессом.

При рентгенографическом исследовании выявляется интер стициальный пневмофиб роз преимущественно в нижних отделах легких.

Нарушения функции внешнего дыхания выявляются еще до клинико рентгенологических проявлений базального пневмофиброза. Вначале обнаруживается не большое снижение жизненной емкости легких и диффузионной способности, а в поздней стадии — симптоматика рестриктивных нарушений со значительным снижением жизненной емкости легких и общей легочной емкости.

Синдром злокачественной гипертонии («истинная склеродер мическая почка») харак теризуется быстрым повышением и стойкостью высокого артериального давления, ретино- и энцефало патией, быстрым развитием азотемии и почечной недостаточности. Одновременно с гипертензией определяются изменения в моче (белок, клеточный осадок и др.). В основе этого процесса лежат тяжелые сосудистые изменения в почке с множественными кортикаль ными некрозами.

У /з больных отмечается поражение почек преимущественно в виде мочевого син дрома, реже — диффузного гломеруло нефрита. Однако эта патология не определяет прогно за жизни больных.

Поражение суставов и мышц по типу ревматоидоподобного артрита и склерозирую щего миозита — не только частый клинический синдром, но и одна из основных причин ранней инвалидности больных. Наиболее характерным признаком ССД является остеолиз ногтевых фаланг, а также кальциноз мягких тканей, развивающийся преимущественно и пе риартикулярно в области суставов пальцев. Сочетание кальциноза, синдрома Рейно, скле ро дактилии, расширения пищевода и телеангиэктазии выделяют как CREST-синдром, свиде тельствующий о сравнительно доброкачественном течении болезни.

Лабораторные данные имеют относительное диагностическое значение, однако они важны для установления степени активности процесса. С этой целью определяют СОЭ и белки острой фазы (СРБ, (хг-глобулины и др.). Нередко выявляют гипер гаммаглобулине мию и гиперпротеинемию, РФ в средних титрах (у половины больных обычно при сочетании ССД с синдромом Шегрена), АНФ при высокоактивном течении болезни.

Установлено также значительное накопление AHA при под-острой (диффузной, бы стро прогрессирующей) ССД. Диагностическое значение имеет обнаружение антител к анти гену, названному склеродерма-70, у 10—20 % больных. Значительно чаще выявляются анти ядерные антитела к нуклеолярному антигену (у 40—50 % больных) в титре до 1:1000 в зави симости от клинической выраженности болезни. Эти антитела крайне редко обнаруживаются при других ДБСТ. Для CREST-синдрома типичны антитела к центромере хромосомы, кото рые выявляются у 80 — 90 % больных. Кроме того, преимущественно в острой стадии бо лезни, а также при сочетании ССД с синдромам Шегрена выявляют такие антиядерные анти тела, как РНП, La(SS-B) и Ro(SS-A).

Для выявления нарушений метаболизма коллагена определяют содержание оксипро лина в плазме крови и в моче, а также гли козаминогликанов в моче.

Диагноз ССД нетруден при развитии характерной скле родактилии, остеолиза ногте вых фаланг и множественных каль цинозов, дилатации пищевода и других отделов желудоч но кишечного тракта. Однако при обнаружении кардиальной и легочной патологии необхо димо прежде всего исключить другие болезни.

В ранних стадиях ССД, т. е. при сочетании синдрома Рейно с плотным отеком и об щей симптоматикой вегетативно-сосудистой дистонии, диагноз установить сложнее.

При наличии изолированного синдрома Рейно необходимо исключить болезнь Рейно, а также другие ревматические (РА, СКВ) и неревматические (артериосклероз) заболевания, профессиональную патологию, например вибрационную болезнь. Однако многолетний опыт показывает, что одним из первых признаков ССД является синдром Рейно. Быстрее распоз навать болезнь помогает обнаружение плотного отека в сочетании с нарушением моторики пищевода, изменений на ЭКГ и спи рографических показателей.

Значительные трудности в диагностике ССД наблюдаются при отсутствии характер ного кожного синдрома у больных с выраженной полисиндромной висцеральной симптома тикой (так называемая ССД без склеродермии). В этих случаях помогает рентгенологическое исследование желудочно-кишечного тракта, выявляющее нарушение моторики пищевода и его расширение, дилатацию двенадцатиперстной кишки, тонкой и толстой кишок.

Дифференциально-диагностическое значение имеют скле-родермоподобные кожные синдромы. В первую очередь это склеродерма Бушке — индурация кожи, преимущественно туловища и проксимальных отделов конечностей. В отли чие от ССД при этом в патологиче ский процесс не вовлекаются кисти, предплечья, стопы, не наблюдают синдрома Рейно и вис-церопатии.

Диффузный (эозинофильный) фасциит— воспалительный процесс, обнаруживаемый преимущественно в фасциях, сопровождающийся эозинофилией и гиперглобулинемией. Эо зинофильный фасциит отличается от ССД отсутствием синдрома Рейно и висцеральных фиброзирующих процессов, а также характерными гистологическими изменениями кожи и фасций выявляемыми в биоптатах.

Необходимо помнить, что склеродермоподобный кожный синдром развивается при кожных, эндокринных, опухолевых и других заболеваниях, например, при порфирии, про герии взрослых, первичном амилоидозе, хроническом атрофиче ском акродерматите, акро мегалии, карциноме, синдроме «плечо — кисть» и др.

Лечение ССД. Сложный патогенез ССД обусловливает необходимость дифференци рованной комплексной этапной терапии, адекватной вариантом течения болезни. В настоя щее время для лечения больных ССД применяют разнообразные фармакологические препа раты, которые можно объединить в три группы:

антифиброзные, сосудистые и противовоспалительные.

Среди препаратов, обладающих латирогенным действием и оказывающих влияние на избыточное коллагенообразование, важное место занимает D-пеницилламин.

При ССД препарат ингибирует внутримолекулярные и межмолекулярные связи кол лагена, повышает содержание в коже растворимых форм D-пенцицилламина, подавляет син тез и созревание коллагена и в конечном итоге предотвращает фиброзо образование. D пеницилламин, по-видимому, обладает также им мунодепрессивным и противовоспалитель ным действием.

Мы рекомендуем начинать лечение с небольших доз препарата — от 150 до 300 мг в день в течение 2 нед, а затем повышать дозу каждые 2 нед на 300 мг до максимальных ( мг) [Nasso nova В. A., Ivanova М. М., 1979]. Эту дозу назначают в течение 2 мес, а затем мед ленно уменьшают до поддерживающей — 300—600 мг/сут. При хорошей переносимости препарат в этой дозе назначают длительно — месяцами и даже годами (2,5— 3 года и более, по нашим данным). Следует иметь в виду, что эффект D-пеницилламина начинается не ранее чем через 2 мес от начала лечения.

Препарат особенно эффективен при поражении кожи: уменьшаются сгибательные контрактуры, плотность кожи и улучшается подвижность суставов. Что касается висцераль ного фиброза, то влияние D-пеницилламина менее выражено. Безусловным показанием к на значению D-пеницилламина является быстро прогрессирующее подострое течение болезни (диффузная склеродермия).

Побочное действие препарата при лечении ССД наблюдается нередко. Наиболее ран ними лекарственными реакциями являются аллергические кожные высыпания, которые обычно появляются на 2—3-й неделе лечения, поэтому рекомендуется начальную терапию D-пеницилламииом сочетать со средними и малыми дозами ГКС (преднизолон 10— мг/сут). Однако могут быть поражения кожи вплоть до пемфигоидноподобных высыпаний.

везикул с геморрагическим выпотом. К ранним осложнениям относят диспепсические рас стройства, которые наблюдаются у /з больных и обычно уменьшаются или исчезают при снижении дозы препарата.

Наиболее серьезным осложнением терапии D-пеницилламином является нефропатия, обычно обнаруживаемая на 6—12-м месяце лечения, поэтому необходим тщательный кон троль за анализами мочи. При появлении протеинурии дозу препарата снижают, а при ее на растании (более 1—2 г/сут) D-пеницилламин отменяют. При развитии нефротического син дрома или синдрома Гуд пасчера следует немедленно отменить препарат и назначить боль шие дозы ГКС. Из других тяжелых осложнений крайне редко наблюдаются Myasthenia gravis, волчаночноподобный синдром, тяжелая анемия, лейко- и тромбоцитопения.

Для контроля за побочными реакциями необходимо рекомендовать больным ведение дневника, в котором они должны отмечать ежедневные дозы препарата, реакции на лечение, результаты анализов крови и мочи.

Противопоказаниями для применения D-пеницилламина являются поражение почек и печени (нарушения их функции), лейко и тромбоцитопения, аллергия.

Другим препаратом, оказывающим нормализующий эффект на коллагенообразование, является колхицин [Alarcon-Segovia D. et al., 1974], при лечении которым улучшается эла стичность кожи. Заметно повышается подвижность суставов, улучшаются трофика, глота ние, уменьшаются клинические признаки синдрома Рейно.

Лечение начинают с небольшой дозы — 0,5 мг/сут и повышают постепенно до той дозы, при которой не наблюдается желудоч но-кишечных расстройств. Колхицин можно принимать месяцами. Результаты лечения обычно лучше при применении препарата в ран ней стадии болезни. Однако следует помнить, что диспепсические расстройства разной сте пени выраженности наблюдались у больных независимо от длительности приема колхицина.

Определенным патогенетическим эффектом при ССД обладает димексид (диметил сульфоксид, ДМСО), оказывающий аналгети ческое и противовоспалительное действие, он способен поникать через биологические мембраны, в том числе через кожу, тормозить про лиферацию фибробластов и др.

ДМСО рекомендуется назначать в виде местных аппликаций 50 % раствора на пора женную кожу (от 15 до 56 процедур) ежедневно в течение 15—30 мин [Балабанова Р. М., 19771 У ряда больных отмечено уменьшение плотности отекаи индурации кожи, увеличение подвижности межфаланговых суставов кистей Для повышения эффективности местного ле чения ДМСО его используют в качестве проводника, в частности вазоактивных препаратов [Балабанова Р. М. и др., 1982]. Для этого аппликации накладывают на кисти в виде 50 % рас твора ДМСО в сочетании с никотиновой кислотой (1 % раствор 0,8 мг на сеанс) или ангио трофином. При применении никотиновой кислоты больные отмечают потепление конечно стей, уменьшение зябкости ак роцианоза, отека кожи, улучшение кожной микроциркуляции.

При сочетанном применении ДМСО и продектина отмечается улучшение внутрисосудистых факторов циркуляции. Следовательно, ДМСО в сочетании с сосудорасширяющими препара тами и дезагрегантами оказывают выраженное лечебное действие как на обмен коллагена, так и на микроциркуляторные и реологические механизмы.

Принципиально важно уже в начале заболевания воздействовать на систему микро циркуляции и синдром Рейно.

Из большого арсенала известных лекарственных средств важно выделить: 1) вазоди лататоры и среди них сравнительно новую группу антагонистов кальция или кальций блокаторов, особенно фенигидин (нифедипин, коринфар), применение которого показано при синдроме Рейно, даже при наличии серьезных трофических изменений и начальной ган грены пальцев (в ряде случаев мы наблюдали поразительный эффект);

2) дезагреганты при меняемые при увеличении агрегационной активности клеточ ных элементов крови, развитии сладж-синдрома;

3) антикоагулянты, которые назначают при склонности к гиперкоагуляции и особенно развитии ДВС-синдрома (гепарин и др.);

4) антигипер тензивные средства (кап топрил) при подозрении на развитие злокачественного гипертонического криза.

Например, под влиянием нифедипина уже через 2 нед лечения отмечаются уменьше ние интенсивности синдрома Рейно уменьшение кожного и мышечного кровотока, реакции на дози рованную физическую нагрузку. Положительный эффект лечения отмечен у больных с торпидностью язвенно-некротических изменений к сосудистой терапии [Гусева Н. Г Щер баков А Б 1985]. " " В нашей стране широкое распространение получили препараты типа пролонгирован ных сосудорасширяющих средств _ депо-падутин, продектин, андекалин, никотиновая ки слота, лечение которыми проводят 20—30-дневными курсами 2_3 раза в год, преимущест венно в осенне-весенние периоды, входящие в состав комплексной терапии.

Поражение почек — одна из причин смерти больных ССД, особенно «истинная скле родермическая почка» или синдром злокачественной гипертензии, которые быстро приводят к почечной недостаточности.

В последние годы установлено, что в патогенезе злокачественной гипертензии основ ную роль играет повышение активности ренина и ангиотензина II (Chetlin et al., 1977], по этому шире стали применять препараты, обладающие способностью снижать активность ан гиотензина II, среди которых наиболее широкое распространение получил каптоприл.

Каптоприл в дозе по 400 мг.в день длительно (до года и более) надежно снижает со держание ренина, нормализует артериальное давление при реноваскулярном или другом ти пе гипер тензии [Gravras I. et al., 1977].

Результаты исследований показали, что при развитии синдрома злокачественной ги пертензии (склеродермического почечного криза) быстрое введение каптоприла приводит к снижению уровня артериального давления уже в течение 1 ч, а признаки эн цефалопатии ис чезают в течение 20—30 мин. Небезынтересно, что при лечении каптоприлом уменьшались проявления синдрома Рейно и кожные трофические язвенные процессы. Как правило, имеет ся связь между эффективностью клинического ответа и уровнем ренина в плазме. По мне нию Р. Whitman и соавт. (1980), каптоприл — эффективное гипотензивное средство и, воз можно, кожный вазодилататор. Однако при развитии признаков почечной недостаточности каптоприл не может предотвратить смертельный исход. Аналогичные результаты получены Р. J. Clements и соавт. (1980), которые показали, что каптоприл не только эффективно снижа ет артериальное давление, чего авторам не удалось достичь при назначении таких сильных гипотензивных препаратов, как натрия нитропруссид, апрессолин (апрессин), а-метилдофа и другие, но и стабилизирует функцию почек, удлиняет продолжительность жизни больных и относительно малотоксичен.

Применение противовоспалительных средств оправдано в связи с развитием при ССД, особенно на ранних стадиях, своеобразного воспаления, а также в связи с выраженно стью последнего при перекрестных синдромах.

ГКС показаны при высокой и умеренной активности, процесса в суставах, проявляю щейся выраженной скованностью, припуханием суставов, умеренной лихорадкой, миозитом, интер стициальной пневмонией, гломерулонефритом и признаками воспаления по данным лабораторных тестов. Чаще всего такая симптоматика наблюдается при подостро,м течении или обострении хронического процесса. Показанием для терапии ГКС являются также при знаки выраженной иммунологической активности — повышение титров РФ, АНФ, циркули рующих иммунных комплексов и др. Специальным показанием к назначению ГКС является развитие перекрестного синдрома с другими ДБСТ, аллергических реакций (дерматитов), связанных с основным заболеванием или лекарственной непереносимостью.

Назначают обычно средние дозы преднизолона — 20—30 мг до достижения терапев тического эффекта, а затем постепенно медленно снижают до поддерживающей дозы — 5— 10 мг/сут. Нередко поддерживающую терапию ГКС проводят в течение нескольких месяцев и даже лет.

При развитии признаков полимиозита начальная доза ГКС должна быть выше — 40— 60 мг. В этой дозе препарат назначают до снижения признаков (клинических и лаборатор ных) мышечной патологии.

Цитостатические иммунодепрессанты при ССД назначают по строгим показаниям преимущественно при остром и подостром течении болезни со значительными иммунными нарушениями и высокой активностью процесса, не поддающегося терапии ГКС, в частности при полимиозите, гломерулонефрите. Препаратом выбора является азатиоприн в дозе 1— мг/кг (150—200 мг/сут) в течение 2—3 мес, обычно его назначают в сочетании с ГКС.

Аминохинолиновые препараты (хлорохин, плаквенил), как слабые иммунодепрессан ты и антифлогистики, показаны при любом течении ССД в сочетании с другими («базисны ми») средствами. Рекомендуется назначать их длительно — месяцами и годами под контро лем анализов крови и состояния глаз. Аминохинолиновые производные с эффектом приме няют при выраженном суставном синдроме.

Разнообразные НПВП являются обязательным составным компонентом комплексного лечения больных и применяются главным образом при болях различной локализации, а так же в тех случаях, когда ГКС не показаны или противопоказаны.

В последние годы НПВП стали применяться шире благодаря введению в клиниче скую практику лучше переносимых лекарственных средств (вольтарен, напросин, бруфен и др.). Однако при лечении НПВП всегда следует помнить о характерном для ССД поражении желудочно-кишечного тракта с признаками реф люкс-эзофагита, создающими определенные трудности при длительном приеме лекарств.

Ферментотерапия ССД — традиционное направление. Чаще всего применяют лидазу и гиалуронидазу с целью понижения проницаемости капилляров, уменьшения тканевого отека и др. Ферментные препараты назначают повторными курсами в виде подкожных инъ екций по 64—128 IE или электрофореза (особенно гиалуронидазу) на пораженную кожу и суставы. Курс лечения составляет 12—14 инъекций, интервалы между курсами 2—3 мес.

Основным показанием для назначения лидазы является хроническое медленное прогресси рующее течение, главным образом с признаками синдрома Рейно, плотного отека и др.

В клинике ССД нередко основным симптомом является поражение желудочно кишечного тракта. Как известно, пищевод и желудок вовлекаются в патологический процесс не только вследствие склеродермического поражения, но вторично в результате приема больными различных препаратов в течение многих лет. Поэтому при выраженном рефлюкс эзофагите, по данным Л. С. Гребеневой (1977), показаны антациды, вяжущие и обво лакивающие средства.

По данным Н. Н. Напалковой (1982), при ССД показаны средства, применяющиеся в гастроэнтерологии для нормализации моторики, секреции и всасывания в желудочно кишечном тракте. К препаратам подобного действия относится метоклопрамид, ока зывающий влияние на интрамуральные холинергические окончания и центральные ганглии.

Н. Н. Напалкова (1982) применяла этот препарат у больных ССД, у которых наблюдались нарушения перистальтики пищеварительного тракта. У всех больных отмечено субъективное улучшение — исчезали или уменьшались клинические признаки дуоденостаза (боли и тя жесть в эпигастрии, тошнота, рвота, метеоризм), а у ряда больных при контрольном рентге нологическом исследовании моторика 12-перстной кишки полностью улучшилась.

Таким образом, при ССД применяются разнообразные препараты, главным образом сосудистые противовоспалительные и иммунодрпрессивные, нормализующие обмен колла гена, а также специальные, воздействующие на вазоспазм, систему ренин — ангиотензин и избыточную моторику желудочно-кишечного тракта. Однако необходимо помнить, что ССД — заболевание хроническое, как правило, поздно диагностируемое, и эффект лечения в зна чительной мере определяется не только своевременным назначением лекарственных препа ратов, но и главным образом длительностью, практически непрерывностью лечения. Основу такой тактики составляет поэтапное, преемственное лечение. При этом в стационаре необхо димо подобрать подавляющую дозу, определить комплекс лечебных мероприятий и пере носимость лекарств, а в поликлинике — проводить систематическое поддерживающее лече ние и активное диспансерное наблюдение, при котором решаются вопросы не только пре дотвращения обострения заболевания, но и профилактики рецидивов во время беременности и родов, осуществляются правильная профо риентация и трудоустройство, проводятся реа билитационные мероприятия. Важным этапом в лечении хронической ССД является сана торно-курортное лечение. В санатории проводится восстановительное лечение при условии продолжения начатой общей терапии в поликлинике. Выбор курорта зависит от клинико-ла бораторных данных. При преобладании поражения опорно-двигательного аппарата целесо образнее рекомендовать лечение в Евпатории, при выраженной сосудистой и висцеральной патологии — в Пятигорске.

Наибольшая эффективность трехэтапного метода лечения отмечалась в тех случаях, когда заболевание было своевременно диагностировано и лечение начато рано.

Таким образом, в лечении ССД за последние годы достигнут определенный прогресс, обусловленный глубоким изучением механизмов развития болезни и внедрением в клиниче скую практику средств патогенетического воздействия.

Первичная профилактика практически не разработана, поскольку еще не уточнены конкретные факторы риска при обычной (идиопатической) ССД. Однако необходимо прове дение мер предупреждения ССД на предприятиях, где вырабатываются такие химические вещества, как поливинилхлорид, антибиотики (блеомицин). Это улучшение условий труда и систематический контроль за состоянием больных и отстранение от работы тех, у кого появ ляются первые признаки болезни.

К методам вторичной профилактики относится систематическое поэтапное лечение для предупреждения обострения.

Важным этапом профилактики прогрессирования ССД является правильное трудо устройство больных, которые при остром и подостром течении заболевания нетрудоспособ ны и должны переводиться на инвалидность, а при хроническом течении ограниченно трудо способны и должны быть освобождены от тяжелой физической работы, воздействия вибра ции, охлаждения и изменений температуры окружающего воздуха, соприкосновения с хими ческими агентами и т. д. Правильное, своевременное лечение и трудоустройство больных улучшают прогноз заболевания в целом и позволяют сохранить трудоспособность многим больным ССД.

ДИФФУЗНЫЙ (ЭОЗИНОФИЛЬНЫЙ) ФАСЦИИТ Диффузный (эозинофильный) фасциитД(Э)Ф—системное заболевание соединитель ной ткани с преимущественным поражением глубокой фасции (воспаление с исходом в фиб роз), подкожной клетчатки и подлежащих мышц и дермы, сопровождающееся эозинофилией и гипергаммаглобулинемией. ЭФ был выделен в 1975 г. L. Е. Shulman из системной склеро дермии как склеродер моподобный синдром.

Эпидемиология. Д(Э)Ф не изучен из-за относительной редкости заболевания. Оче видно широкое распространение заболевания, поскольку по данным литературы известно более 100 наблюдений за больными из различных стран мира. В нашей стране первое описа ние ЭФ относится к 1978 г. [Насонова В. А. и др.], всего описано 15 случаев [Гусева Н. Г. и др., 1986]. Среди заболевших ЭФ преобладают мужчины среднего возраста, но болеют дети и пожилые люди.

Патоморфология изучена достаточно хорошо благодаря исследованию биоптата ко жи, подлежащих тканей и мышц. Эпидермис и верхние слои дермы обычно нормальные, иногда утолщены, отечны. В глубоких слоях дермы и в подкожной клетчатке по соедини тельнотканным прослойкам обнаруживаются периваскулярные гистиоцитарные инфильтра ты с включением отдельных эозинофилов и развитием фиброза. Особенно значительные из менения обнаруживаются в фасции — она утолщена во много раз по сравнению с нормой, инфильтрирована большим количеством лимфоцитов и гистиоцитов с примесью плазмати ческих клеток и эозинофилов. В фасции определяются фибрино идные изменения коллаге новых волокон вплоть до фибриноид ного некроза. В последующем в фасции развивается фиброз. Соединительнотканные прослойки с выраженными признаками воспалительной ин фильтрации;

иногда наблюдаются признаки повреждения мышечных волокон. В поздних стадиях болезни, при преобладании процессов склероза в пораженных тканях, дифференци альная диагностика с ССД затруднена.

Этиология и патогенез. Этиология и патогенез заболевания изучены недостаточно. В качестве провоцирующих факторов фигурируют чрезмерное охлаждение, физическое пере напряжение, например, ношение тяжестей, спортивные перетренировки, травмы. Реже Д(Э)Ф развивается после острой инфекции или аллергической реакции. Возможно, играет роль генетическое предрасположение. Например, М. Thibierge (1983) отмечает в семьях больных случаи очаговой склеродермии, РА, сахарного диабета.

Среди механизмов развития Д(Э)Ф значительное внимание уделяется иммунным на рушениям, что проявляется гипергамма глобулинемией и повышением содержания имму ноглобулинов, особенно IgG, циркулирующих иммунных комплексов и развитием иммунно го по своей сути воспаления в глубокой фасции и близлежащих тканях. S. J. Wasserman и со авт. (1982) предложили оригинальную гипотезу патогенеза ЭФ, в соответствии с которой на чальным звеном является антигенная альтерация наиболее пораженных при болезни тканей, включая мышцы, в результате чрезмерной физической нагрузки или другой причины с по ступлением в очаг поражения эозинофилов, возможно, обусловленным лимфокинной и им мунокомплексной или специфической эозинофильной активностью. Привлеченные в пора женные ткани фагоциты стимулируют развитие воспаления и фиброза, представляющих ос новные клинические проявления болезни. Интересна также концепция G. Solomon и соавт.

(1982), в основу которой положено преимущественное нарушение клеточного иммунитета, вовлечение субпопуляции Т-лимфоцитов, обладающих Н2-рецепторами. Авторы получили удовлетворительный эффект от применения циметидина, являющегося антагонистом Н2 рецепторов. Следовательно, вопросы этиологии патогенеза ЭФ еще не решены, однако осо бенностью болезни является избыточная эозинофилотаксическая активность, определяю щаяся у большинства больных, а также нарушение функции Т-супрес соров. Различные взаимоотношения основных патогенетических процессов определяют клинические особен ности течения Д(Э)Ф.

Клиника. Клиническая картина характериуется уплотнением мягких тканей верхних и нижних конечностей с нарушением их двигательной активности, вплоть до развития сгиба тельных контрактур в различных суставах, преимущественно пальцев рук.

Один из наиболее ранних признаков болезни — появление чувства стягивания кожи в области верхних и (или) нижних конечностей, ощущение набухания и плотности, реже зуда.

Почти одновременно отмечается ограничение движений в руках, слабость в ногах при подъ еме по лестнице. Характерно развитие уплотнения мягких тканей предплечий и (или) голе ней, распространяющегося на плечи и бедра, появляющегося на протяжении нескольких ме сяцев или даже дней. Крайне редко умеренное уплотнение обнаруживается на шее, лице, жи воте или на туловище. Уплотнения, как правило, неболезненны, хотя изредка больные жа луются на умеренные спонтанные боли в этих участках.

Структура кожи обычно не меняегся, ни в местах уплотнений становится натянутой, блестящей, изредка гиперпигментирован ной с признаками гиперкератоза. Характерен сим птом «апельсиновой корки» в виде мягких втяжений при максимальном натяжении, т. е.

максимальном разгибании конечности (на внутренней поверхности плеч, бедер). У всех больных наблюдается ограничение активных движений в суставах конечностей из-за их уп лотнений, вплоть до развития стойких контрактур преимущественно в пальцах рук, реже в локтевых и коленных суставах.

Суставы не изменены, артриты не выявляются, но у ряда больных могут наблюдаться полиартралгии как проявление общей активности болезни. Значительно чаще больные жа луются на полимиалгию и мышечную слабость, хотя клинически признаки миозита не обна руживаются.

Поражений внутренних органов, сосудистых расстройств, включая синдром Рейно, каких-либо нарушений трофики не отмечается, что и отличает ЭФ от ССД. Может быть не постоянный субфебрилитет.

Среди лабораторных показателей диагностическое значение имеет эозинофилия до 10—44 %, сопровождающаяся гипергам маглобулинемией. У 50 % больных увеличена СОЭ до 20— 30 мм/ч, реже до 50 мм/ч, отмечается повышение СРБ. В острой стадии болезни по вышается содержание серомукоида, фибриногена, церулоплазмина у /з больных, но незначи тельно.

Изменения гуморального иммунитета нехарактерны. Чаще повышается количество IgG, реже выявляются ЦИК и крайне редко АНФ.

Диагноз. Диагноз Д(Э)Ф труден при обнаружении характерных уплотнений на верх них и нижних конечностях, симптома «апельсиновой корки», ограничения движений вплоть до развития сгибательных контрактур. Диагностическое значение имеют гиперэозинофилия и гипергаммаглобулинемия.

Диагностическое значение имеет биопсия всего комплекса пораженных при Д(Э)Ф тканей: кожи, подкожной клетчатки, фасции, мышцы. При этом характерны патоморфологи ческие изменения в фасции — значительное утолщение с признаками воспаления и фиброза.

Однако в связи с недостаточной квалификацией врачи нередко ошибочно ставят не правильный диагноз (ССД, дермато миозит или фибромиозит, тендовагинит, РА и др.). По данным Н. Г. Гусевой и соавт. (1986), только 2 из 10 больных были направлены в клинику с правильным диагнозом Д(Э)Ф. Таким образом, в первую очередь Д(Э)Ф следует дифферен цировать с ССД и склеродермоподобными синдромами.

ССД отличается от Д(Э)Ф наличием синдрома Рейно, плотным отеком пальцев рук и кистей, дилатацией пищевода, поражением легких по типу базального пневмофиброза и раз витием других висцеритов. В то же время нужно иметь в виду возможность сочетания ССД и Д(Э)Ф [Гусева Н. Г. и др., 1986;

Jablonska S. J. et al„ 1984].

Склеродерма Бушке отличается от Д(Э)Ф развитием плотного отека верхней части туловища и проксимальных отделов конечностей, отсутствием характерных для ЭФ морфо логических изменений фасции в области поражения.

Отсутствие миозита, дерматита и артрита позволяет отличить Д(Э)Ф от дерматомио зита и РА. Для тендовагинита характерно локальное несимметричное поражение того или иного сухожилия, в то время как при ЭФ процесс всегда симметричный с присущими ему внешними изменениями тканей и эозинофи лией.

Наличие плотного симметричного отека и характерного био птата позволяет отличить ЭФ от гиперэозинофилии различного происхождения.

Лечение. Лекарственные средства эффективны в раннем периоде болезни, однако не редко постепенное развитие процесса приводит к несвоевременному распознаванию и запо здалому лечению. Как и при других заболеваниях из группы ДБСТ, при ЭФ необходимо дли тельное, нередко многолетнее, комплексное лечение.

Поскольку на первое место в клинической картине болезни выступают признаки вос палительной активности, наиболее показаны ГКС, главным образом преднизолон по 20— мг/сут, реже больше (60—70 мг/сут). В подавляющих дозах преднизолон назначают до сни жения активности процесса, уменьшения субъективных и объективных признаков болезни. В дальнейшем дозу преднизолона постепенно снижают до поддерживающей, которую нередко приходится назначать в течение многих месяцев и даже лет (до 8 лет, по данным Н. Г. Гусе вой и соавт., 1986).

Терапия НПВП обычно неэффективна.

При неэффективности лечения ГКС дополнительно назначают цитостатики, преиму щественно азатиоприн по 150 мг/сут в течение нескольких месяцев, а при развитии фиброза — D-пени цилламин до 450—600 мг/сут. Длительность приема препаратов определяется на личием воспалительных, иммунных или фиброзных изменений.

В качестве местной противовоспалительной и антифиброзирующей терапии в ком плексе лечения включаются курсы аппликаций ДМСО (50 %), фонофореза трилона Б на по раженные области. При снижении активности процесса проводятся ЛФК, курсы массажа.

При торпидном течении болезни и неэффективности терапии, по данным Н. Г. Гусе вой и соавт. (1986), рекомендуется гемо сорбция. Возможно, что экстракорпоральная терапия показана и в более ранние сроки болезни в связи с повышением активности эозинофилотак сического фактора.

По данным S. Herson и соавт. (1984), на ранних стадиях болезни следует назначать преднизолон по 0,35—0,6 мг/кг в сочетании с циметидином в дозе до 1000 мг/сут в качестве бло катора Н2-рецепторов.

Таким образом, эффективность лечения зависит от сроков его начала. При раннем распознавании и систематическом лечении почти у Уз больных к концу 1-го года развивает ся значительное улучшение состояния или клиническая ремиссия. Однако при позднем рас познавании и развитии фиброза результаты лечения намного хуже.

Профилактика. Первичная профилактика не разработана. Вторичная профилактика обострении связана с систематичностью проводимой комплексной терапии.

ДЕРМАТОМИОЗИТ (ПОЛИМИОЗИТ) Дерматомиозит — системное воспалительное заболевание скелетной и гладкой мус кулатуры и кожи. Приблизительно у 25 % больных патология ограничивается мышечной системой (полимиозит).

Дерматомиозит (полимиозит) — заболевание редкое. По данным Т. A. Medsger и^соавт. (1970), болеют 5 человек на 1 млн населения в год (штат Теннеси, США). Болезни подвержены люди всех возрастных групп — от детей до стариков, но обычно болеют дети в возрасте до 15 лет и лица зрелого возраста 50— 60 лет. Женщины заболевают в 2 раза чаще, чем мужчины [Bohan A. et а1„ 1977].

Этиология и патогенез болезни изучены недостаточно. Предполагается персисти рующая вирусная инфекция (Коксаки В пи корна-вирус и др.). В ряде случаев миозит разви вался в результате перенесенных опоясывающего лишая, гриппа, краснухи, вирусной инфек ции и др. Т. Т. Tang и соавт. (1975) выделили вирус Коксаки А9 из пораженной мышечной ткани у умершей девочки 9 лет. У матери и сестры девочки были обнаружены антитела к этому же типу вируса. Отмечается также повышение титров антител к токсоплазме, однако выделить этот микроб никому не удалось.

Более очевидна связь дерматомиозита (полимиозита) со злокачественными опухолями различных локализаций. Опухолевый (паранеопластический) Дерматомиозит составляет 14—30 % от числа всех случаев болезни [Соловьева А. П., 1980]. Предполагается, что опухо левый дерматомиозит развивается либо как им мунопатологическая реакция вследствие общности антигенов опухоли и мышечной ткани, либо как аутоиммунная реакция на опухо левые или поверхностные мышечные антигены, структура которых изменилась под влияни ем продуктов опухолевого распада. В то же время не исключается прямое токсическое дей ствие на мышцы опухолевых субстанций, как и потребление растущей опухолью каких-либо компонентов, необходимых для нормального функционирования и структурной целостности мышечной ткани [Pearson С. М., 1966;

Friou G. L., 1974], также предрасположенность к обо им заболеваниям одновременно.

Роль предрасположения в развитии дерматомиозита подтверждается семейной агре гацией аутоиммунных заболеваний, включая дерматомиозит у нескольких членов семьи, в том числе близнецов [Lewkonia К., Buxton P., 1973, и др.]. Еще в 1977 г. A. Pachman и соавт.

показали, что у детей, больных дермато миозитом, обнаруживается накопление NLA B8, a D.

Hirsch и соавт. (1974) выявили повышение содержания HLA B8 и Drw 3, между которыми имеется неустойчивое равновесие. Как известно, с HLA B8 связываются разнообразные па тологические состояния, при которых обнаруживаются иммунные нарушения, что сближает дерматомиозит с другими аутоиммунными болезнями.

Среди патогенетических концепций воспалительной миопатии основной является иммунопатологическая теория. У больных дерматомиозитом выявлена сенсибилизация лим фоцитов к антигенам мышечной ткани, в биоптатах мышц — лимфоплазмати ческие ин фильтраты, как и при классических аутоиммунных болезнях. В последнее время показана роль иммунокомплексных процессов в развитии васкулитов в скелетных мышцах (особенно у детей). Показано, что иммунные комплексы при этом состоят из IgM и C3d.

С. В. Агабабов (1981) обнаружил почти у половины больных дерматомиозитом РФ в небольших и средних титрах, а у /з— антитела к растворимому ядерному антигену. У серо позитивных по РФ больных дерматомиозитом отмечалось более высокое содержание креа тинфосфокиназы, а у больных с антителами к растворимому ядерному антигену значительно чаще выявлялся синдром Рейно. В целом те или иные аутоантитела обнаруживались у ^з больных дерматомиозитом, что указывает на значительное участие факторов гуморального иммунитета. Наряду с этим у больных дерматомиозитом отмечено значительное снижение количества Т-лимфоцитов, коррелировавшее с наличием циркулирующих аутоантител. У половины больных обнаружены циркулирующие иммунные комплексы.

Патоморфология. Воспалительные изменения в мышцах носят очаговый характер, поэтому Т. Spies и соавт. (1975) предлагают с помощью ^Тс выбирать зону наибольшего по глощения изотопа. Диагностическое значение имеет обнаружение воспалительных инфильт ратов, состоящих преимущественно из лимфоцитов и гистиоцитов, плазматических клеток, эозинофилов. Эти инфильтраты локализуются в межмышечной соединительной ткани, вок руг мелких сосудов, в том числе перивенулярно в мышцах. Характерны также некроз мы шечных волокон, регенерация и избыточный фагоцитоз. Во многих мышечных волокнах от мечается вакуольная дистрофия. При хронизации болезни различного диаметра мышечные волокна, многоядерность в них, увеличение фиброза эндомизия и перимизия. Мышечные во локна атрофируются.

Клиника. Изучение клинических проявлений, течения и прогноза дерматомиозита позволило выделить варианты течения, знание которых полезно для проведения целенаправ ленной дифференциальной диагностики и своевременного распознавания болезни.

Наибольшее распространение получила рабочая классификация, предложенная С. М.

Barson (1966), A. Bohan и J. В. Peter (1975). В соответствии с этой классификацией выделя ются 5 групп болезни: 1) первичный идиопатический полимиозит;

2) первичный идиопати ческий дерматомиозит;

3) дерматомиозит (полимиозит), сочетающийся с опухолями;

4) дер матомиозит (полимиозит), сочетающийся с васкулитом;

5) сочетание полимиозита (дермато миозита) с диффузными болезнями соединительной ткани.

Типичный полимиозит обычно развивается у женщин 30— 50 лет, характеризуясь по степенным развитием и частым сочетанием с атипичными кожными высыпаниями, синдро мом Рейно, легкими артралгиями и различными системными проявлениями.

Дерматомиозит также поражает женщин этого же возраста, но начинается остро или подостро в виде кожно-мышечного синдрома.

В отличие от предыдущих паранеопластический дерматомиозит (полимиозит) почти с одинаковой частотой встречается у мужчин и женщин, в виде клинической симптоматики поражения кожи и мышц или только мышц (полимиозит).

Особенностью детского дерматомиозита является связь с вас кулитами. У детей про цесс протекает либо как острое рециди-вирующее заболевание, либо (чаще) как первично хроническая болезнь с кальцинозами в мышцах, коже и подкожной клетчатке.

Наконец, дерматомиозит (полимиозит) может сочетаться с другими близкими заболе ваниями. Выделяют острое, подострое и хроническое течение болезни, что определяет адек ватную терапию.

Одним из наиболее ранних проявлений миозита являются миалгии при движении, в покое, при надавливании на мышцы и нарастающая слабость преимущественно в мышцах плечевого и тазового пояса. Пораженные мышцы уплотняются, увеличиваются в объеме, ак тивные движения нарушаются, больные не могут самостоятельно сесть, поднять конечности, оторвать голову от подушки и удержать ее;

вскоре они становятся полностью обездвижен ными, а в тяжелых случаях находятся в состоянии полнейшей прострации. Миастенический синдром не уменьшается после приема прозерина и его аналогов. Процесс распространяется на мимические мышцы, способствуя маскообразности лица;

в результате поражения мышц мягкого неба, глотки и гортани появляются дисфония, дисфагия и дизартрия (редко). Поражение интеркостальных мышц и диафрагмы ведет к сни жению жизненной емкости легких, гиповентиляции, нарушению дыхания и развитию пнев моний. В. патологический процесс может вовлекаться глазодвигательная мускулатура с раз витием диплопии, страбизма, двустороннего птоза век и т. п.

Если на ранних этапах мышцы болезненны и нередко отечны, то в последующем под вергшиеся дистрофии и миолизу мышечные волокна замещаются миофиброзом, атрофией, контрактурами, реже кальцинозом {преимущественно у детей и молодых лиц). Кальциноз в мышцах и подкожной клетчатке легко обнаруживается при рентгенологическом исследова нии. При электромио графии обнаруживаются разнообразные изменения в виде повышения активности инсерции мышц, фибрилляции и др.

Поражения кожи разнообразные, они наблюдаются у 35—40 % больных, обычно в виде эритемы, развивающейся преимущественно на открытых частях тела — лице, шее, ко нечностях, передней поверхности грудной клетки (по типу декольте). Также встречаются па пулезные, буллезные (пемфигоидные) высыпания, пурпура, телеангиэктазии, гиперкератоз, гипер- и депигментация и т. п. В ряде случаев кожные высыпания сопровождаются зудом.

Патогномонично наличие периорбитального отека с пурпурно-лиловой (гелиотроповой) эри темой — так называемые дерматомиозитные очки, а также стойкая шелушащаяся эритема над суставами, особенно пястно-фаланговыми и проксимальными межфаланговыми (син дром Готтрона). При дерматомиозите может быть гиперемия у основания ногтевого ложа, кожа подушечек пальцев становится атрофичной, блестящей, красной с постоянными тре щинами и шелушением (как при капилляритах). Из других кожных проявлений необходимо отметить нарушения пигментации (пойкилодермия), алопецию.

Многие авторы обращают внимание на значительную частоту выявления синдрома Рейно при дерматомиозите — до 30 % (Pear-son С. М., Bohan A., 1977). По материалам на шей клиники (Ага бабов С. В., 1981), синдром Рейно наблюдался у 9% больных, а по данным А. П. Соловьевой (1980), только у 1 из 130 больных. Столь значительные различия в выявле нии синдрома Рейно при дерматомиозите объясняются его нерезкой выраженностью, от сутствием тяжелых сосудистых осложнений. Однако сохраняется характерная для синдрома Рейно чувствительность к охлаждению и волнениям. Можно думать, что обнаружение син дрома Рейно связано с настороженностью врача на его выявление при шп.чмическом наблю дении больных.

Полиартралгии (частый признак полимиозита) возникают при движениях и ограничи вают подвижность суставов, которая иногда может полностью отсутствовать и из-за пораже ния мышц («анкилозы мышечного генеза»).

Поражение сердечно-сосудистой системы развивается примерно у 20—30 % больных.

Наблюдается преимущественное поражение миокарда воспалительного или дистрофи ческого характера, проявляющееся тахикардией и лабильностью пульса, артериальной гипо тонией, расширением границы сердца влево, приглушением тонов, систолическим шумом над верхушкой сердца, а также изменениями на электрокардиограмме (снижения вольтажа, нарушение возбудимости и проводимости, депрессия сегмента ST, инверсии зубца Т).

Нарушение кровообращения при дерматомиозите наблюдается крайне редко (у 9 из 130 больных, по данным А. П. Соловьевой, 1980) и, как правило, связано с сердечно легочной недостаточностью.

Поражение легких редко обусловлено основным заболеванием, обычно оно связано с банальной инфекцией, к которой больные предрасположены вследствие гиповентиляции легких и аспирации пищи из-за дисфагии.

Органы пищеварения вовлекаются в патологический процесс почти у половины боль ных: наблюдаются частая анорек сия, боли в животе, явления гастроэнтероколита, гипотония верхней трети пищевода. Эти симптомы обусловлены поражением мышц, слизистой оболоч ки полости рта, желудка и кишечника с образованием некрозов, отеком и геморрагиями. В литературе описаны желудочно-кишечные кровотечения, перфорации желудка и кишки, иногда симптомы, симулирующие кишечную непроходимость, не связанную с приемом ГКС, хотя роль последних полностью исключить невозможно.

Лабораторные данные при дерматомиозите неспецифичны. Обычно наблюдается умеренный лейкоцитоз с выраженной (у половины больных) эозинофилией (до 25—70 %), изредка гипо хромная анемия. Отмечают стойкое, хотя и умеренное, увеличение СОЭ, ги пергаммаглобулинемию.

Характерным для этой болезни является нарастание активности ферментов — тран саминаз, альдолазы и креатинфосфоки назы, обусловленное высвобождением их при дест рукции мышечных волокон или при повышении проницаемости мышечных мембран. Обра щает на себя внимание связь активности ферментов, особенно креатинфосфокиназы, с ост ротой миозита, поэтому динамическое исследование последней оказывает неоценимую по мощь в оценке адекватности лечения. Несомненное диагностическое значение имеет и креа тинурия.

Для оценки воспалительной активности процесса исследуют острофазовые показате ли. Как показал С. В. Агабабов (1981), показатели СОЭ, СРВ, фибриногена и серомукоида тесно коррелировали с выраженностью клинической активности и в значительной мере мо гут быть использованы для подбора оптимальной дозы ГКС.

Несомненное значение имеет биопсия мышцы, особенно при хроническом и подост ром течении полимиозита, при котором клиническая симптоматика, особенно в первые ме сяцы болезни, не такая яркая, как при остром течении. Обнаруживается утолщение мышеч ных волокон с потерей поперечной исчерченности, фрагментацией, вакуольной дистрофией вплоть до их некроза с фагоцитозом продуктов деструкции. Безусловное значение имеет из менение размеров отдельных мышечных волокон на поперечном срезе биоптата. Необходи мо обратить внимание на поражение межмышечной соединительной ткани, где наблюдается значительная клеточная реакция — скопление лимфоцитов, плазматических клеток и т. д.

При оценке диагностического значения биопсии нужно помнить об очаговом характере по ражения мышц и необходимости исследования серии срезов биоптата.

Классификация дерматомиозита (полимиозита) еще не разработана, однако на прак тике полезно пользоваться предложенными выше клиническими формами, отличающимися остротой начала процесса и выраженностью активности болезни. Выделение различных ва риантов течения помогает определить лечебную тактику и прогноз.

При остром течении болезни через 3—6 мес от начала болезни наблюдается катаст рофически нарастающее генерализо ванное поражение поперечнополосатой мускулатуры вплоть до полной обездвиженности, развитие дисфагии и дизартрии. Отмечается общее тя желое лихорадочно-токсическое состояние с разнообразными кожными высыпаниями. При чиной смертельного исхода обычно являются аспирационные пневмонии или легочно сер дечная недостаточность, обусловленная поражением легких или сердца. При лечении боль шими дозами ГКС прогноз болезни лучше.

Подострое течение процесса отличается цикличностью, но все же неуклонно нарас тают адинамия, поражения кожи и внутренних органов. До терапии ГКС болезнь также за канчивалась смертью, однако в настоящее время возможно выздоровление больных с разви тием выраженных амиотрофий, контрактур, каль цинозов, значительно ухудшающих их под вижность.

Хроническое течение — наиболее благоприятное, поражаются лишь отдельные груп пы мышц. Поэтому, несмотря на значительное число обострении, общее состояние больных остается удовлетворительным, они длительно сохраняют работоспособность. Исключение составляют молодые люди, у которых развиваются обширные кальцинозы в коже, подкож ной клетчатке, мышцах с развитием стойких контрактур и почти полной неподвижности.

Своеобразно течение опухолевого (паранеопластического) дерматомиозита. Как от мечает А. П. Соловьева (1980), опухолевый дерматомиозит может протекать остро и подост ро с поражением кожи, мышц, а также с разнообразными «ревматологическими» признаками (полиартралгии, полиартрит и др.), т.е. практически не отличается от идиопатических вари антов, поэтому врач обязан придерживаться правила — исключать злокачественную опухоль у любого больного с клинической симптоматикой дерматомиозита или полимиозита. Опухо ли могут быть различными, включая злокачественные лимфомы. Паранеопласти ческий дер матомиозит может предшествовать опухолевому росту, развиваться на его фоне или возни кать одновременно. Необходимо помнить, что усугубление течения полимиозита может быть проявлением метастазирования после радикального удаления опухоли, реакцией на рентге нотерапию. Крайне редко при выраженной опухолевой интоксикации, напротив, ослабляют ся признаки полимиозита, что, по мнению А. П. Соловьевой (1980), связано со значительным угнетением иммунологической реактивности.

Детский (ювенильный) дерматомиозит прежде всего характеризуется двумя особен ностями — высокой частотой развития васкулитов в начальном периоде болезни и кальцино за на поздних ее этапах, а также четкой ассоциацией с NLA B8 и DR 3, подчеркивающей роль предрасполагающих факторов к развитию болезни в детском возрасте.

Дерматомиозит, развивающийся в детском возрасте, подробно описан в монографии Л. А. Исаевой и М. А. Жвания (1978), основанной на наблюдении за 118 больными. Отмече но, что у /з больных детей появляются отеки на лице и конечностях, развиваются лихорадка, быстро нарастающая мышечная слабость, а также наблюдаются кожные высыпания.

В основе отека и уплотнения кожи и подкожной клетчатки, лица, конечностей, кож ных язв в местах надавливания (плечевые, локтевые, голеностопные суставы), язвенного стоматита, ретинита, капилляритов, включая стойкие телеангиэктазии в области ногтевого ложа, лежит развитие васкулита. Перечисленные признаки васкулита практически наиболее ярко заметны в остром периоде дерматомиозита (примерно у /з больных).

При первично-хроническом дерматомиозите, по данным Л. А. Исаевой и М. А. Жва ния (1978), у 12,7% больных наблюдались мышечная слабость, боли в мышцах при физиче ской нагрузке, постепенно нарастающая гипотрофия мышц, нарастающая лиловая окраска кожи лица и синдром Готтрона. У 50 % больных развивался тяжелый распространенный кальциноз, приведший к полной инвалидности.

При сочетании дерматомиозита (или чаще полимиозита) с каким-либо заболеванием из группы диффузных болезней соединительной ткани основные признаки мышечной пато логии, по данным С. В. Агабабова (1981), были характерными для идиопати ческой болезни, но болезнь протекала менее тяжело, а ГКС были эффективны в меньших дозах. Характерно, что мышечная слабость была у всех больных, боли в мышцах—только у 50 %, а уплотнение их—у /з больных. Реже вовлекалась в патологический процесс мускулатура глотки и горта ни. Кальциноз развивался часто, но был более ограниченным по распространенности.

Достоверно было различие в частоте отдельных признаков кожного синдрома. Пара орбитальный отек наблюдался лишь у /з, еще реже эритемы над суставами (у 16 % больных) и другой локализации. Но особое различие было в частоте выявления «ревматических» про явлений, включая характерные признаки СКВ, ССД, синдрома Шегрена и др. Соответствен но при меньшей выраженности^ процесса были ниже показатели креатин фосфатазы и суще ственно чаще выявлялись LE-клетки, высокие титры РФ и AHA, антител к нативной ДНК, нуклеопротеиду. В целом те или иные аутоантитела были обнаружены у 92 % больных, у ко торых полимиозит (дерматомиозит) сочетался с каким-либо заболеванием из группы диф фузных болезней соединительной ткани и у 68 % с идиопатическим дерматомиозитом (по лимиозитом).

При распознавании дерматомиозита (полимиозита) можно использовать все более распространяющиеся критерии диагностики, включающие прогрессирующую симметрич ную слабость в проксималькых мышцах, классический кожкый синдром, повыше ние актив ности сывороточных мышечных ферментов, типичную патологию мышц по данным биопта та и электромиографические признаки воспалительной миопатии.

Лечение. Среди препаратов первого ряда, используемых для лечения дерматомиозита (полимиозита), эффективны ГКС, обладающие высокой противовоспалительной активно стью. Опыт клиницистов многих стран показывает, что эффективность терапии и, следова тельно, прогноз тесно связаны со сроками начала лечения и адекватными дозами [Исаева Л.

А., Жвания М. А., 1978;

Соловьева А. П., 1980;

Bradley J. E., 1981 ]. Для подбора наиболее адекватной дозы С.

В. Агабабов (1981) предлагает исследовать показатели серомукоида, фибриногена и СРБ.

Чем выше эти показатели при поступлении больного в стационар, тем большие дозы необхо димы для подавления активности полимиозита. Сохраняет свое значение оценка остроты на чала и течения дерматомиозита (полимиозита).

При остром дерматомиозите (полимиозите) суточная доза преднизолона достигает 80—100 мг и более. Препарат назначают в 4—6 приемов через равные промежутки времени в течение нескольких недель до стабилизации клинических признаков процесса и снижения лабораторных показателей воспалительной и мышечной активности. Так, большие дозы преднизолона назначают при поражении мускулатуры плечевого и тазового пояса, глотки, гортани, диафрагмы, межреберной мускулатуры. В качестве ориентира можно использовать такие показатели улучшения, как нормализация тембра голоса (исчезновение гнусавости), исчезновение поперхивания при глотании, попадания пищи в нос, уменьшение выраженно сти дерматита, отеков, болей в мышцах, слабости. Среди лабораторных признаков можно ориентироваться на динамику активности сывороточных ферментов, степень креатинурии, острофазовые показатели воспаления.

В последующем начинают медленно снижать дозы ГКС.

При лечении дерматомиозита предпочтение следует отдавать преднизолону как пре парату, лучше переносимому и дающему меньше побочных реакций. При дерматомиозите противопоказан триамцинолон, который сам по себе может вызывать миопатию.

Поскольку лечебные дозы преднизолона при этой болезни порой бывают высокими, то побочные фармакологические эффекты терапии ГКС весьма значительны. Среди наиболее частых:

ульцерогенный эффект, инфекционные осложнения, кардиомио патия, реже преходя щая глюкозурия, остеопении, смертельный панкреонекроз. Кроме того, необходимо контро лировать гипер тензию, психозы, наиболее часто наблюдаемые у женщин кли мактеричекого возраста (основного контингента больных дерматомиозитом). По данным W. G. Bradley (1981), кортикостероид ная миопатия развивается у больных, получающих очень высокие дозы преднизолона. При этом может возникнуть трудная дифференциально-диагностическая проблема: повышать дозы, чтобы подавить активность миозита, или снижать, чтобы умень шить их • побочное действие? Автор предлагает руководствоваться уровнем креатинфосфо киназы и динамикой данных электромиографи ческого исследования, биоптата мышцы (от сутствие воспалительной инфильтрации).

Вопрос о целесообразности назначения цитостатиков еще не решен однозначно. Мно гие авторы являются сторонниками включения в комплексную терапию иммунодепрессан тов. В качестве препаратов выбора чаще всего используют азатиоприн в дозе 2—3 мг/(кг сут). Обычно азатиоприн добавляют к преднизолону, если в течение 2—3 мес больному не становится лучше [Bradley W. G., 1981]. По обобщенным данным А. П. Соловьевой (1980), применение цитостатиков при дерматомиозите у ^з больных вызывало улучшение. В то же время практически еще не решен вопрос о целесообразности раннего назначения этих пре паратов. В сущности сформулировано единственное показание — стероидорезистентность, которая может быть как истинной нечувствительностью к препарату вообще, так и результа том проведения неадекватной кортикостероидной терапии. Так, А. П. Соловьева (1980) ука зывает, что при лечении 100 больных дерматомиозитом ни в одном случае не было отмечено рефрактер ности к кортикостероидным препаратам. Исключение составили больные опухо левым (вторичным) дерматомиозитом. Поэтому, с точки зрения автора, стероидорезистент ность — это прежде всего проблема диагностическая (!), а затем уже лечебная.

В то же время появившиеся в последнее время контролируемые исследования с по следующим длительным наблюдением за больными [Burch Т. W. 1981 ], показывающие пре имущество сочетанной терапии преднизолоном и азатиоприном (более быстрое улучшение функциональной способности мышц и в последующем возможность назначить более низкую поддерживающую дозу ГКС), обосновывают целесообразность раннего применения азатио прина при дерматомиозите (полимиозите).

Аминохинолиновые препараты применяются в качестве «амортизаторов» развития обострении при снижении доз преднизолона. Рекомендуется их длительный прием — не ме нее 2 лет.

Наиболее сложная проблема — лечение кальциноза. Обычно применяются комплек соны, которые, образуя комплексные соединения с ионами кальция", способствуют их выве дению с мочой, в частности двунатриевая соль этилендиаминтетрауксусной кислоты (Na ЭДТА). Разовую дозу препарата 250 мг разводят в 400 мл изотонического раствора хлорида натрия или 5 % глюкозы внутривенно. Вводят указанный раствор ежедневно в течение дней с 5-дневным перерывом (всего на курс лечения 15 вливаний) под контролем содержа ния кальция в крови, поскольку возможно развитие тетании вследствие его быстрого сниже ния. Такие курсы повторяют 3 раза в год.

Na2 ЭДТА не оказывает влияния на активность процесса при дерматомиозите, поэто му необходимо одновременно назначать адекватную терапию преднизолоном.

Осложнения: лихорадка, ознобы (возможно, связанные не столько с применением Na ЭДТА, сколько с воздействием изотонического раствора хлорида натрия или глюкозы, при готовленных на неапирогенной воде), жжение в месте введения (предотвращается медлен ным введением), тромбофлебиты, про теинурия и гематурия, по-видимому, обусловленные увеличением содержания кальция в 2—4 раза [Исаева Л. А., Жва ния М. А., 1978]. Из других препаратов для лечения кальциноза рекомендуются колхицин и пробенецид.

Прогноз при дерматомиозите (полимиозите) пока остается серьезным из-за высокой летальности, особенно при паранео пластическом процессе. Однако и при идиопатическом прогноз достаточно серьезный у взрослых больных и лучше у детей. Отмечается четкая связь прогноза с возрастом больных и ранним началом лечения.

Прогноз при опухолевом дерматомиозите определяется эффективностью лечения опухоли.

СМЕШАННОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ Смешанное заболевание соединительной ткани (СЗСТ) — своеобразный клинико иммунологический синдром системного поражения соединительной ткани воспалительного характера, проявляющийся сочетанием отдельных признаков ССД, полимиозита (дермато миозита), СКВ, антител к растворимому ядерному ри бонуклеопротеиду (РНП) в высоких титрах;

прогноз более благоприятен, чем тех болезней, из признаков которых складывается синдром.

СЗСТ впервые описано G. G. Sharp и соавт. (1972) как своеобразный «синдром раз личных ревматических болезней». Несмотря на то что в последующие годы было сообщено о многих наблюдениях в различных странах, сущность СЗСТ все еще не раскрыта, как и не по лучено однозначного ответа — самостоятельная ли это нозологическая форма или своеоб разный вариант одной из диффузных болезней соединительной ткани — СКВ в первую оче редь.

Распространение СЗСТ не изучено. Преимущественно болеют женщины среднего возраста. Так, средний возраст больных, наблюдавшихся в клинике Института ревматологии АМН СССР, был 37,7 лет. а продолжительность болезни 9,5 лет [Иванова С. М., 1984].

Этиология и патогенез. В развитии болезни играют роль своеобразные нарушения иммунитета, проявляющиеся длительным стойким повышением антител к РНП, гипергам маглобули немией, гипокомплементемией и наличием циркулирующих иммунных комплек сов. В стенках кровеносных сосудов мышц, клубочков почки и дермоэпидермальном стыке дермы обнаруживаются депозиты TgG, IgM и комплемента, а в пораженных тканях лимфо идные и плазмоклеточные инфильтраты. Установлены изменения иммунорегуляторных функций Т-лимфоци тов. Особенностью патогенеза СЗСТ является развитие про лифератив ных процессов во внутренней и средней оболочках крупных сосудов с клиникой легочной гипертензии и других сосудистых проявлений.

Клиника. Как указано в определении СЗСТ, клиника болезни определяется такими признаками ССД, как синдром Рейно, отечность кистей и гипокинезия пищевода, а также симптомами полимиозита и СКВ в виде полиартралгии или рецидивирующего полиартрита, кожных высыпаний, однако с присущими им некоторыми особенностями.

Синдром Рейно — один из наиболее частых признаков. В частности, по нашим мате риалам, сийдром Рейно отмечен у всех больных с распознанным СЗСТ. Синдром Рейно не только частый, но нередко и ранний признак болезни, однако в отличие от ССД он протекает мягче, нередко по типу двухфазного, а развитие ишемических некрозов или язв — крайне редкое явление.

Синдром Рейно при СЗСТ, как правило, сопровождается отечностью кистей вплоть до развития «сосискообразной» формы пальцев, но эта стадия мягкого отека практически не за вершается индурацией и атрофией кожи со стойкими сгибательными контрактурами (скле родактилией), как при ССД.

Весьма своеобразна мышечная симптоматика — в клинической картине болезни пре обладают боли и мышечная слабость в проксимальных мышцах конечностей с быстрым улучшением под влиянием средних доз терапии ГКС. Содержание мышечных ферментов (креатинфосфокиназа, альдолаза) повышается уме ренно и быстро нормализуется под влия нием гормонотерапии. Крайне редко наблюдаются характерное для дерматомиозита пораже ние кожи над суставами пальцев, гелиотропная окраска век, телеангиэктазии по краю ногте вого ложа.

Своеобразна суставная симптоматика. Вовлечение в патологический процесс суставов наблюдается практически у всех больных, главным образом в виде мигрирующих полиарт ралгий, а у 2/» больных полиартрита (неэрозивного и, как правило, недеформирующего), хо тя у ряда больных развиваются ульнар ная девиация и подвывихи в суставах отдельных пальцев кистей. Характерно вовлечение в процесс крупных суставов наряду с поражением мелких суставов кистей, как при СКВ. Изредка описываются неотличимые от РА эрозивно деструктивные изменения в суставах кистей. Аналогичные изменения наблюдались у боль ных и в нашем институте.

Гипокинезия пищевода распознается у /з—Уз больных и связана со тщательностью не только рентгенологических исследований, но и манометрических, однако нарушение под вижности пищевода крайне редко достигает такой степени, как при ССД.

Поражение серозных оболочек наблюдается не так часто, как при СКВ, однако при СЗСТ описаны двусторонний выпотной плеврит и перикардит. Значительно чаще отмечается вовлечение в патологический процесс легких (вентиляционные нарушения, снижение жиз ненной емкости, а при рентгенологическом исследовании —усиление и деформация легоч ного рисунка). В то же время легочная симптоматика у отдельных больных может играть ос новную роль, проявляясь нарастающей одышкой и/или симптоматикой легочной гипертен зии.

Особенностью СЗСТ является редкость поражения почек (по данным литературы, у 10—15% больных), но у тех больных, у которых обнаруживают умеренную протеинурию, гематурию или морфологические изменения в биоптате почек, обычно отмечают доброкаче ственное течение. Исключительно редко наблюдается развитие нефротического синдрома.

Например, по данным клиники, поражение почек отмечено у 2 из 21 больного с СЗСТ.

Так же редко диагностируется цереброваскулит, однако нерезко выраженная поли нейропатия — нередкий признак в клинике СЗСТ.

Среди общих клинических проявлений болезни отмечают разной степени выраженно сти лихорадочную реакцию и лимфадено патию (у 14 из 21 больного) [Иванова С. М., 1984] и реже спленомегалию и гепатомегалию.

Нередко при СЗСТ развивается синдром Шегрена, преимущественно доброкачествен ного течения, как и при СКВ.

•Лабораторные данные. Общеклинические лабораторные данные при СЗСТ неспе цифичны. Примерно у половины больных в активной фазе болезни отмечают умеренную ги похромную анемию и тенденцию к лейкопении, у всех — ускорение СОЭ. Однако серологи ческие исследования выявляют достаточно характерное для больных повышение антинукле арного фактора (АНФ) при крапчатом типе иммунофлюоресценции.

У больных СЗСТ обнаруживаются в высоком титре антитела к ядерному рибонуклео протеиду (РНП) — одному из растворимых ядерных антигенов, чувствительных к воздейст вию рибо нуклеазы и трипсина. Как оказалось, именно антитела к РНП и к другим раствори мым ядерным антигенам обусловливают ядерный тип иммунофлюоресценции. По существу эти серологические особенности наряду с отмеченными выше клиническими отличиями от классических нозологических форм и послужили основанием для выделения синдрома СЗСТ.

Кроме того, часто отмечается гипсргаммаглобулипсмия, нередко чрезмерная, а также появление РФ. При этом для СЗСТ особенно характерна стойкость и выраженность этих на рушений независимо от колебания активности патологического процесса. В то же время в активной фазе болезни не так редко обнаруживаются циркулирующие иммунные комплексы и легкая гипо комплементемия.

Лечение. Характерна высокая эффективность ГКС даже в средних и малых дозах в отличие от ССД.

Поскольку в последние годы отмечена тенденция к развитию нефропатии и легочной гипертензии, больные с этими клиническими признаками нуждаются порой в применении больших доз ГКС и цитостатических препаратов.

Прогноз болезни в целом удовлетворительный, однако описаны случаи смерти, воз никающие преимущественно при почечной недостаточности или легочной гипертензии.

БОЛЕЗНЬ (СИНДРОМ) ШЕГРЕНА Сочетание сухого кератоконъюнктивита, ксеростомии и хронического полиартрита было настолько детально описано шведским офтальмологом Шегреном [Sjogren Н., 1933], что вскоре привлекло внимание клиницистов различных стран к этому весьма своеобразному клиническому феномену, хотя единичные наблюдения подобной триады или отдельных про явлений секреторной железистой недостаточности описывались и ранее. За прошедшие пол века сложилось четкое представление, что синдром Шегрена часто сочетается не только с полиартритом (ревматоид ным), но и с различными диффузными болезнями соединительной ткани, лимфопролиферативными, аутоиммунными (гепатит, фиб розирующий альвеолит, ти реоидит Хашимото и др.). В то же время у больных нередко наблюдаются только сухой ке ратоко нъюнктивит и ксеростомия без признаков какой-либо другой патологии. Такое соче тание обозначено как первичный «сухой синдром», или болезнь Шегрена. Согласно совре менным представлениям, болезнь Шегрена — системное заболевание секретирующих эпите лиальных желез с преимущественным поражением слюнных и слезных, а также желудка, верхних дыхательных путей и влагалища.

Для распознавания синдрома Шегрена используют триаду признаков: 1) сухой кера токонъюнктивит;

2) ксеростомия и/или паренхиматозный паротит;

3) какое-либо заболева ние, патогенез которого обусловлен аутоиммунным процессом. Наличие только двух первых признаков позволяет поставить диагноз «сухого синдрома», первичного синдрома (болезни) Шегрена, а всех трех—синдрома Шегрена (вторичного синдрома Шегрена).

Болезнь и синдром Шегрена обычно встречаются у женщин (около 90%) в возрасте 40—60 лет. По материалам нашей клиники [Симонова М. В., 1982], среди больных болезнью Шегрена женщин было 96,4 % (средний возраст 42,6 года).

Истинная распространенность болезни (синдрома) Шегрена достаточно точно неиз вестна. Однако имеющиеся выборочные данные, преимущественно клинические, показыва ют, что эта патология не так редка, как принято считать. Так, еще Н. Sjogren в 1933 г. отме чал, что распространенность этой патологии среди больных с глазными заболеваниями — больной на 2000 обследованных. Но уже в 1949 г. М. Holm сообщил о 2,6 % больных из обследованных в глазной клинике (в возрасте 60—94 года) и о 14,2 % среди 500 обследован ных окулистом больных. По обобщенным данным Р. Henkind и D. Н. Gold (1973), синдром Шегрена распознается у 9—34 % больных PA, преимущественно с системными проявления ми.

Этиология и патогенез болезни Шегрена изучены недостаточно. Наиболее распро странено мнение об аутоиммун ном генезе как болезни, так и синдрома Шегрена в связи с обширной лимфоидной (преимущественно В-лимфоцитарной) инфильтрацией пораженных слюнных и слезных желез, обнаружением циркулирующих аутоантител к клеткам эпителия протоков слюнных желез, IgM ревматоидных факторов, продуцируемых в лимфоидных ин фильтратах слюнных и других желез. У многих больных выявляют гиперпротеинемию и ги пергаммаглобулине мию с повышением количества иммуноглобулинов всех классов. Как было установлено в последние годы, при болезни Шегрена нередко обнаруживают IgG— IgM, криоглобулины, промежуточные ЦИК, состоящие из IgG—РФ—анти-IgG, синдром по вышенной вязкости.

При болезни Шегрена могут быть и другие иммунологические феномены-ЬЕ-клетки (у каждого 5-го больного), антинуклеарные факторы гомогенного тина свечения (почти у Уз больных), связанные с антителами ДНК — гистон и крапчатого типа, обусловленного анти телами к так называемому антигену SS — B/La (одному из антигенов, полученных из экс тракта культуры человеческих лимфоцитов). Эти антитела характерны для болезни и син дрома Шегрена.

Для синдрома Шегрена в свою очередь характерен широкий спектр органоспецифи ческих аутоантител, таких как антитела к тироглобулину, к эпителию париетальных клеток желудка;

отмечается положительный тест Кумбса. Кроме того, при синдроме Шегрена наблю даются разнообразные нарушения клеточного иммунитета, характерные для той или иной болезни, с которой синдром сочетается. И при болезни, и при синдроме Шегрена отмечено снижение естественной киллерной (ЕК) активности, особенно резко выраженное при син дроме Шегрена [Александрова Е. Н. и др., 1984].

Развитие разнообразных иммунных нарушений в настоящее время связывают с имму ногенетическими особенностями. При болезни Шегрена у 69 % больных обнаруживается HLA Dw3 [Chused I. М. et al., 1977] и вторично HLA B8 (59 % ассоциация), так как эти гены находятся в состоянии неравновесного сцепления. ПОСКОЛЬКУ гены иммунного ответа лока лизованы в D-локусе HLA, то, по-видимому, они играют роль в патогенезе синдрома Шегре на, как и других органоспецифических болезней. Значение генетического предрасположения подтверждается обнаружением повторных заболеваний в семьях. Так, например, описан симптомокомплекс Шегрена [Lisch К., 1937] в трех генерациях одной из семей (всего 12 че ловек). Но чаще наблюдаются заболевания у матери и дочери [Coverdale Н., 1948;

Koivukangas Т. et a!., 1973, и др.]. Небезынтересна в этой связи аналогия с новозе ландскими мышами черными (NZB) и их гибридами с белыми NZB/W, у которых развивает ся спонтанное генетически детерминированное аутоиммунное заболевание, подобное СКВ человека, с выраженной лимфоцитарной инфильтрацией слезных и слюнных желез, очень похожей на таковую при синдроме Шегрена.

Патоморфология. Как уже отмечалось, для болезни (синдрома) Шегрена характерно системное поражение экзокринных желез с их лимфоидной инфильтрацией и деструктивны ми изменениями ацинусов и секреторной недостаточностью. По данным D. М. Chisholm и соавт. (1970), изменения в малых слюнных железах коррелируют с изменениями в больших, поэтому исследование биоптатов губ приобрело большое диагностическое значение.

Основной гистоморфологической находкой является лимфо плазмоклеточная ин фильтрация ткани слюнной железы. Эти клеточные инфильтраты окружают протоки и ткань ацинусов. Эпителиальные клетки, выстилающие протоки, подвергаются дегенерации, стенки протока — деструкции, а сами протоки — дилатации;

одновременно формируются так назы ваемые мио эпителиальные клеточные островки.

Иммунофлюоресцентные методы исследования инфильтрата показывают накопление РФ как в плазматических клетках, так и вокруг них. В результате хронического воспалитель ного процесса происходит атрофия секреторной ткани с постепенным замещением ее жиро выми инфильтратами.

Морфометрическая оценка степени деструкции выводных протоков малых слюнных желез с перидуктальной лимфоплазмо клеточной инфильтрацией показывает, что эти про цессы наиболее выражены при болезни Шегрена, сочетающейся с РА, и в меньшей степени — при синдроме Шегрена в сочетании с ССД. Синдром Шегрена при СКВ занимает как бы проме жуточное место. При последних двух заболеваниях деструктивные процессы преобладают над лимфоплазмоклеточной инфильтрацией [Насонова В. А. и др., 1980].

Системный характер поражения экзокринных желез подтверждается изучением био птатов желудка. Как показала С. В. Насонова (1983), у больных болезнью Шегрена морфоло гически обнаружен хронический атрофический гастрит с гистологическими изменениями, присущими гистологический картине биоптатов слюнных желез. Так, в собственном слое Рис. 19. Син дром Шегрена. Дву стороннее увеличе ние околоушных желез (наблюдение В. И. Василье ва).

слизистой оболочки желудка обнаружены массивная лимфоплазмоклеточная и макрофагаль ная инфильтрация, мелко- и крупноочаговые скопления лимфоидных элементов с атрофией и гибелью желез. При электронно-микроскопическом исследовании также отмечены призна ки атрофии железистых клеток, а в инфильтратах — преобладание В-лимфоцитов различной степени зрелости.

Клиника. Одним из наиболее частых признаков болезни (синдрома) Шегрена являет ся сухость слизистой оболочки полости рта (ксеростомия), усиливающаяся при волнении, длительном разговоре. Сухость полости рта вначале интермит тирующая, однако постепенно она становится постоянной, появляется ощущение жжения и болезненности, затруднения при глотании пищи с необходимостью постоянного смачивания рта, охриплость голоса, не возможность проглатывания сухой пищи. Одна из весьма частых жалоб — быстро нарас тающий кариес зубов, приводящий в короткое время к их полной потере.

При осмотре обнаруживают сухую, гиперемированную слизистую оболочку полости рта, множественный кариес, уменьшение накопления слюны вокруг уздечки языка, трещины в углах рта (хейлит), в тяжелых случаях резкую гиперемию слизистой оболочки полости рта (поверхность языка гладкая, ярко-красная—как бы «пылающий» рот), гингивит, стоматит, атрофию сосочков языка, отсутствие зубов, сухость губ с участками шелушения. Тяжелая степень ксеростомии наиболее часто развивается при болезни Шегрена и реже при синдроме Шегрена в сочетании с РА и СКВ.

Увеличение околоушных или подчелюстных слюнных желез также обнаруживается часто. Увеличение околоушных желез может быть односторонним (пальпаторно определяет ся уплотнение) или значительным, вызывающим асимметрию лица и даже его деформацию («мордочка хомячка»). Очень часто наблюдается значительное увеличение околоушных слюнных желез (рис. 19).

Одним из наиболее частых проявлений болезни (синдрома) Шегрена являются реци дивирующие паротиты, сопровождающиеся увеличением, припухлостью желез, затруднени ем при открывании рта, появлением гнойного отделяемого из слюнных протоков, повыше нием температуры тела до 39—40°С. Обычно наблюдается двусторонний паротит с частыми обострениями и абсцедированием. Реже увеличение околоушных слюнных желез развивает ся бессимптомно по типу опухолевидного образования в этой области.

При сиалографическом исследовании в начальных стадиях отмечается повышенная проницаемость протоков с нечеткостью их контуров и образованием различной величины полостей в железе;

в последующем развиваются склеротические изменения с атрофией па ренхимы железы.

Ксерофтальмия обнаруживается практически у всех больных, но она наиболее выра жена при болезни Шегрена и синдроме Шегрена, сочетающемся с РА. Если в норме при про бе Шир мера смачивается 15 мм фильтровальной бумаги в течение 5 мин, то в тяжелых слу чаях — не более 5 мм, а при тяжелой степени ксерофтальмии у больных не удается вообще вызвать слезотечения при стимуляции нашатырным спиртом.

При развитии сухого кератоконъюнктивита больные жалуются на рези в глазах, ощу щение присутствия песка и инородного тела, покраснение и зуд век, скопление белого отде ляемого в углах глаз, утомляемость и боли в глазных яблоках при напряжении, в тяжелых случаях — фотофобию и снижение остроты зрения. Необходимо отметить, что поражение роговицы обнаруживается часто и наиболее выражено при болезни Шегре на, при которой почти у 25 % больных развивается тяжелый кератит.

Для диагностики кератита применяют метод окраски эпителия бенгальским розовым, выявляющим поверхностные повреждения конъюнктивального эпителия, биомикроскопию, позволяющую обнаружить нитчатый кератит.

Наряду с признаками «сухого синдрома» в клинической картине болезни Шегрена обнаруживаются различные системные проявления. Обычно отмечаются рецнднвирующне apтpaлгии Однако нередко возникает полиартрит межфаланговых суставов кистей, реже — периартикулярный отек голеностопных суставов при развитии гиперглобулинемической пурпуры. Назначение противовоспалительной терапии купирует признаки артрита на 2—3-й день. Наблюдения показали, что даже при часто рециди вирующем артрите мелких суставов не развивалось эрозивно деструктивного процесса, что позволяло исключить у этих больных РА.

Наиболее часто при болезни Шегрена отмечается значительная сухость кожи верхних и нижних конечностей с шелушением и гиперкератозом, снижение потоотделения вследст вие поражения потовых желез кожи из-за их лимфоидной инфильтрации.

Гипергаммаглобулинемическая пурпура наблюдается у 15—17 % больных в виде типичных петехиальных геморрагических высыпаний в области нижней трети голеней, реже бедер и живота или гиперпигментации кожи гемосидеринового типа. Именно у этих больных особенно значительно увеличивается СОЭ, отмечаются гиперпротеинемия и гипергаммагло булине мия поликлонального типа.

Синдром Рейно наблюдается у половины больных. Они жалуются на повышенную зябкость и чувствительность к холоду и преходящее онемение кистей и стоп;

реже выявляет ся классический двухфазный синдром Рейно.

Как правило, обнаруживается лимфаденопатия с преимущественным увеличением ре гиональных подчелюстных, шейных и надключичных лимфатических узлов. В ряде случаев увеличение лимфатических узлов может быть значительным (псевдолимфо мы). При псев долимфомах, как показали S. S. Kassan и соавт. (1978), лимфоидные инфильтраты состоят из лимфоцитов, синтезирующих большое количество поликлонального иммуно глобулина. Од нако у ряда больных развиваются злокачественные лимфомы с продукцией моноклонального IgM. По данным S. S. Kassan и соавт. (1978), лимфомы при болезни Шегрена развиваются в 44 раза чаще, чем в общей популяции больных.

При болезни Шегрена могут наблюдаться симптомы полимиозита, бронхита и пора жения легких по типу хронической пневмонии с лимфоидными инфильтратами, канальцевый ацидоз и редко диффузный гломерулонефрит.

Особенностью болезни (синдрома) Шегрена является частое развитие лекарственной аллергии к пенициллину, различным нестероидным противовоспалительным препаратам, «базисной» терапии и др. По данным В. И. Васильева (1980), лекарственная аллергия разви вается у 60 % больных болезнью (синдромом) Шегрена.

При лабораторном обследовании у 50 % больных обнаруживают умеренную нормо хромную анемию и лейкопению. Возможно развитие иммунной нейтропении.

Диспротеннемчя является "анболее частым и характерным признаком болезни Шег рена, сопровождается значительным повышением СОЭ, обнаружением ревматоидных и ан тинуклеар ных факторов, включая антитела SS-B/La, повышением иммуно глобулинов всех трех классов.

Лечение болезни (синдрома) Шегрена еще не разработано, хотя менее тяжелое тече ние основных проявлений синдрома Шегрена позволяет обсуждать значение систематиче ской противовоспалительной и иммунодепрессивной терапии основных заболеваний. По этому, когда речь идет о лечении синдрома Шегрена, то общее системное его лечение опре деляется в первую очередь терапией основного заболевания (ревматоидный артрит, систем ная склеродермия, системная красная волчанка или хронический активный гепатит). Это по ложение касается ГКС, а в значительной мере цитостатических иммунодепрессантов, вклю чая аминохинолиновые производные. В то же время распознавание синдрома Шегрена при перечисленных заболеваниях ограничивает применение препаратов золота и D пеницилламина из-за частого развития побочных реакций.

По нашему опыту, препаратами выбора при синдроме Шегрена в сочетании с РА и другими системными заболеваниями должны быть цитостатические иммунодепрессанты в сочетании с ГКС в дозах, соответствующих активности и особенностям течения основного процесса.

Системное лечение болезни Шегрена пока не разработано из-за отсутствия четких по казаний к нему. В то же время в клинической практике, как правило, возникают ситуации, когда необходимо применить общие меры лечения, включая медикаментозное. Наличие у большинства больных различных клинических проявлений системности, таких как повыше ние температуры тела, стойкие, нередко мучительные полиартралгии, полиартрит и серозит, создает предпосылки для назначения активной терапии. Лечение всегда должно начинаться с нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) — бруфена по 1200— мг/сут, вольтарена по 100—150 мг/сут, напросина по 750—1000 мг/сут. Несмотря на высо кую эффективность индоль ных производных, эти препараты едва ли должны быть препара тами первого выбора из-за частого развития у больных болезнью Шегрена нарушении функ ции желудочно-кишечного тракта. Длительность приема определяется эффективнотью и пе реносимостью того или иного препарата, но чаще всего рекомендуется длительное лечение.

В то же время необходимо учитывать, что, как и при любом хроническом заболевании, при болезни Шегрена нередки спонтанные ремиссии или ремиссии, индуцированные НПВП.

При полисерозите, лихорадке, стойком полиартрите, частом рецидивировании паро тита показаны ГКС. Создается впечатление, что терапия ГКС, оказывая влияние на общие системные проявления болезни Шегрена, способствует более благоприятному течению паро тита н «сухого синдрома». Клинические наблюдения показывают, что при назначении ГКС уже в первые сутки нормализуется температура, в течение недели уменьшаются размеры околоушных желез, больные отмечают уменьшение сухости во рту и глазах. Преднизолон обычно назначают в дозе 10—40 мг/сут в зависимости от выраженности процесса. Однако системная терапия ГКС еще нуждается в объективизации показании, разработке критериев эффективности и принципов ее проведения.

Цитостатическая иммунодепрессивная терапия также не разработана, однако клини ческий опыт показывает, что цитостатики в сочетании с ГКС показаны при высокой иммун ной активности (высокие титры РФ, циркулирующих иммунных комплексов и др.), сопро вождающей стойкий хронический паротит, развитии генерализованной лимфаденопатии по типу доброкачественной лимфомы, признаков васкулита.

В качестве терапии выбора могут быть рекомендованы азатиоприн в дозах 100— мг/сут, лейкеран по 8—10 мг/сут в сочетании с небольшими дозами (5—10 мг) преднизоло на. Лечение цитостатиками должно проводиться осторожно, с учетом частого развития ле карственных реакций при болезни Шегрена.

Из других методов общего лечения болезни (синдрома) Шегрена обсуждается эффек тивность применения бромгексана (бисольвона). Бромгексан назначают по 8—16 мг 3 раза в день. Было отмечено улучшение состояния секреторной активности слезных желез уже по сле 7—10 дней лечения [Larsen A. et al., 1980]. Наряду с общим противовоспалительным и иммуно депрессивным лечением при болезни (синдроме) Шегрена большое значение имеет местная терапия ксерофтальмии и ксеростомии.

При ксерофтальмии важна ранняя диагностика процесса. Применение местной замес тительной терапии имеет огромное значение для профилактики кератоконъюнктивита и осо бенно его осложнения — перфорации роговицы и развития слепоты. Наибольшее распро странение получило использование искусственных слез—5—10% раствор ацетилцистеина, 5% раствор метилцеллюлозы и других, которые необходимо закапывать каждые 1—2 ч.

Ксеростомия трудно поддается лечению и часто становится причиной смены профес сии из-за затруднений при разговоре (лекторы, педагоги), поэтому одна из мер замещения недостатка слюны — постоянное смачивание полости рта жидкостью, за пивание водой ко мочков прожеванной пищи.

Можно также рекомендовать местное применение 5—10 % метилурациловой и солко сериловой мазей. Однако эффект недлительный и непостоянный.

Для лечения паротита (сиалоаденита) с большим эффектом применяется диметил сульфоксид (ДМСО) в виде местных аппликаций 30 % раствора или в сочетания с 5 % рас твором аскорбиновой кислоты, гепарином (25000 ЕД на 150 мл 30% раствора ДМСО) и гид рокортизоном (125 мг на 150 мг 30% раствора ДМСО). Аппликации проводятся путем нало жения досуха отжатых салфеток на область околоушных желез. Процедуры длительностью от 20 до 30 мин выполняются ежедневно;

на курс лечения 10—15 процедур. В среднем каж дому больному назначают 3—4 курса лечения: первый в стационаре, последующие в амбу латорных условиях [Алябьева А. П. и др., 1981].

Из других методов лечения рецидивирующего паротита показаны местные новокаи новые блокады, внутрипротоковое введение антибиотика (при хорошей переносимости 000 ед. пенициллина на 0,5 % растворе новокаина), при наличии стафилококков в секрете слюнных желез используют внутрипротоковое введение стафилококкового бактериофага или стафилококкового анатоксина;

в случаях гнойного паротита — курсы антибиотиков паренте рально.

При сухости во рту рекомендуются ватные турунды, смоченные в изотоническом рас творе хлорида натрия. Необходимо соблюдать осторожность при применении масляных ка пель из-за возможности развития аспирационных пневмоний. При сухости слизистой обо лочки влагалища целесообразно использовать калиево-йодистое желе или другие вещества, обладающие свойствами люмбриканта.

РЕВМАТИЧЕСКАЯ ПОЛИМИАЛГИЯ Ревматическая полимиалгия (РП) — системное воспалительное заболевание людей пожилого возраста, характеризующееся болями и скованностью в мышцах плечевого и тазо вого пояса в сочетании с лихорадкой, снижением массы тела, депрессией, высокими показа телями активности процесса при лабораторных исследованиях и нередко с признаками тем порального артериита.

Эпидемиология. Эпидемиология РП изучена лишь в последние 10—15 лет в США [Huston К. et al., 1978] и Швеции [Malm vall В. Е., Bengtsson В. А., 1981 ]. Установлено, что распространение РП колеблется от 133 до 28,6 на 100000 населения старше 50 лет. Многие исследователи полагают, что РП встречается не реже, чем болезнь Бехтерева, подагра, СКВ.

Заболевают люди старше 50 лет с возрастным пиком в возрасте 65—75 лет. Женщины болеют несколько чаще мужчин.

Патоморфология. Патоморфология РП практически не изучена, поскольку при био псии болезненных мышц, как правило, не обнаруживается каких-либо существенных изме нений. При биопсии синовиальной оболочки и периартикулярных тканей нередко выявляют ся признаки неспецифического синовита и периартрита.

Частое сочетание РП с темпоральным артериитом явилось основанием предполагать, что симптоматика полимиалгии обусловлена сосудисгым поражением — оосиалшельным процессом в стенке аорты и отходящих от нее ветвей, особенно артерий верхней половины туловища, шеи, головы. Действительно, признаки РП удается обнаружить примерно у поло вины больных с темпоральным артериитом, подтвержденным биопсией височной артерии, а у одной трети этих больных симптоматика РП предшествует появлению признаков темпо рального артериита.

Этиология и патогенез. Возможна роль вирусной инфекции, а также стрессовых си туаций, переохлаждения, перенесенных острых респираторных инфекций.

Клиника. У большинства больных РП начинается остро, с выраженных болей и ско ванности, главным образом в мышцах шеи и плечевого пояса, реже (у одной трети больных) в мышцах тазового пояса, бедер. Н. В. Бунчук и С. С. Никитин (1986) отметили характерные боли при РП, имеющие определенное диагностическое значение. Локализация болей — об ласть шеи, плечевые суставы и плечи, ягодицы, бедра. Боли обычно режущего, тянущего, дергающего характера, интенсивность которых связана с активностью болезни. Миалгии и скованность усиливаются утром, при любом движении, по ночам в тех группах мышц, кото рые подвергаются нагрузке, включая и тяжесть тела. Характерно, что боли не беспокоят больного в полном покое, при принятии удобного положения. Миалгии и скованность обыч но имеют симметричный характер, сопровождаются ограничением движений в плечевых и тазобедренных суставах, шейном отделе позвоночника. Обращает на себя внимание несоот ветствие между выраженностью субъективных ощущений и отсутствием болезненности или малой болезненностью при пальпации этих областей. Так, в большинстве случаев не удается обнаружить существенных изменений в плечевых и тазобедренных суставах, периартику лярных тканях, за исключением небольшой болезненности при пальпации мышц и сухо жильно-связочного аппарата, в частности в области большого бугорка головки плечевой кос ти, грудиноключичных и ключично-акро миальных сочленений. Нет ни атрофии, ни ин фильтраций в мышцах плечевого или тазового пояса.

Активные движения в шейном отделе позвоночника, в плечевых и тазобедренных суставах резко ограничены, поэтому больным трудно одеваться, причесываться, умываться, присесть на корточки, встать с низкого стула, подниматься и спускаться по лестнице. Изме няется походка, шаг становится мелким, семенящим. Чрезвычайно важно, что пассивные движения ограничены в меньшей мере, чем активные. Нестероидные противо воспалительные препараты или анальгетики уменьшают миалгии лишь на короткое время, в то время как преднизолон даже в небольших дозах (10—15 мг/сут) оказывает быстрый кли нический эффект.

Из других проявлений РП необходимо отметить артрит, на который было обращено внимание лишь в последние годы после обследования больных методом сцинтиграфии. L. A.

Healey (1984) чаще всего находил признаки артрита в области плечевого, грудиноключич ных, лучезапястных и коленных суставов. Артрит обычно нестойкий и легко купируется внутрисуставным введением гидрокортизона или приемом ГК.С внутрь.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.