WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Игорь Бузовский Социальная напряженность и тревожность … ИГОРЬ БУЗОВСКИЙ, “ ”, Социальная напряженность и тревожность в контексте диагностики общественных конфликтов Abstract The article explores

theoretical aspects of the social anxiety. Special attention is paid to social, psychological and sociopsychological factors conducive to the occurrence and development of this phenomenon, as well as its place and role in social processes.

Трансформация социальных стереотипов в государствах с переходной экономикой, относящихся к бывшему социалистическому лагерю, стано вится фактором изменения системы ценностей, переоценки традиционных социокультурных ориентаций и моделей поведения, будучи, в свою оче редь, следствием состояния неопределенности и социальной дезинтеграции в обществе, поэтому в ходе решения политических, экономических и соци альных задач переходного периода актуализируются такие понятия, как со циальная тревожность, социальная напряженность, социальный конфликт.

Потребность общества в предупреждении неконтролируемых и необра тимых процессов, способных приводить к социальным потрясениям, за ставляет переосмыслить данные феномены, с тем чтобы выявить их изна чальные формы, взаимосвязи и последовательность проявления.

Ни один социальный конфликт не возникает мгновенно. Эмоциональ ное напряжение, раздражение и злость обычно накапливаются в течение не которого времени. Предконфликтная стадия — это период, в который кон фликтующие стороны оценивают свои ресурсы, прежде чем решиться на аг рессивные действия или отступать. Предконфликтная стадия характер на также формированием каждой из конфликтующих сторон стратегии или даже нескольких стратегий.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, 3 Игорь Бузовский Управление социальными конфликтами, снижение их деструктивного потенциала предполагает поиск адекватных методик для диагностики и прогнозирования столкновений в обществе. Сложилось мнение, что в ка честве основания для диаг ностики при анализе общественных процессов можно использовать феномен социальной напряженности. В свою очередь, обоснование процедурных форм такой диагностики требует тщательного методологического анализа взаимосвязи данного явления с явлениями кон фликтов, а также специфики проявления этих феноменов в современных условиях.

Прежде всего следует отметить условия образования социальной на пряженности. Она возникает, как правило, вследствие вынужденного взаи модействия социальных субъектов в неблагоприятных формах вплоть до конфликтных и в этом смысле может быть отнесена к конфликтным и по стконфликтным феноменам, которые на уровне индивидов проявляются в негативных эмоциях. Напряженность может быть также следствием вос приятия представителями социума новаций, когда отношение их к тради ционным ценностным представлениям остается неопределенным. В этом слу чае на уровне индивида такая напряженность выражается скорее на ней тральном эмоциональном фоне в таких формах, как неприятие.

Исторически содержание понятия социальной напряженности рас сматривалось в связи с такими явлениями, как социальная дезинтеграция, кризис солидарности, девиация (в стабильном обществе), аномия (в неста бильном обществе), утрата социальной идентичности, депривация и фрус трация, классовая борьба, межнациональные столкновения и, наконец, со циальный кризис и сопряженная с ним опасность социальной катастро фы — полной утраты управляемости общественных процессов и институ тов, распада прежних общественных связей и отношений.

В неявном виде о социальной напряженности писал уже Э.Дюркгейм при анализе процесса дезинтегра ции как разры ва социальных связей, утра ты ценностных ориен тиров, нарастания социальной аномии (подробнее об этом см.: [1]).

Т.Парсонс, говоря о социальном действии в терминах нормы, подчерки вает, что когда нормативный элемент встречает сопротивление при реали зации социального действия, это становится источником социальной на пряженности и потенциального конфликта [2]. Данное положение имеет важное методологическое значение, поскольку речь идет не только о нераз рывной связи явлений социальной напряженности и конфликта, но и о том, что социальная напряженность, предшествуя конфликту, при соответству ющих условиях может перерасти в него.

Социальное напряжение, по Т.Парсонсу, характеризует тенденцию “к нарушению равновесия в балансе обмена между двумя или более компонен тами системы” [2, c. 480]. Т.Парсонс связывает дезинтеграцию обществен ной системы с неясностью и неопределенностью статусов и соответствую щих им ролевых предписаний, следствием чего и есть нечеткость оценок де ятельности различных социальных субъектов, политических деятелей, го сударственных лиц, руководителей, чиновников и т. п. Источники возник новения и усиления социального напряжения в системе он усматривает и в определенных внутренних состояниях их реальных участников, которые “распределяются вдоль основных осей надежды и страха, оптимизма и воз 170 Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, Социальная напряженность и тревожность … буждения... в таких ситуациях будут возникать фантазии и утопические идеалы будущего состояния общества, идеализация прошлых состояний...

Эти мотивационные компоненты оказываются общими симптомами возму щения в институционализации социальных структур” [2, c. 480].

Наблюдая за ростом общественного недовольства, можно отслеживать стадии социальной напряженности и делать прогноз уровней ее развития.

Социально экономические и политические условия для возникновения со циальной напряженности, такие как снижение уровня жизни населения, тенденция роста и сохранения бедности;

отсутствие для ощутимой части на селения возможностей к улучшению условий жизни и т.п. Это сигнализиру ет о кризисном состоянии социальной системы, о нарушении баланса ее структур и функций, однако это не просто сигнал о кризисе дисбаланса. Не менее важно то, что в напряженности выражается определенное состояние духа индивидов и социальных групп, их неудовлетворенность существую щим положением, негативное отношение к происходящему и к определен ным субъектам социальных процессов [см.: 3;

4].

Под социальной напряженностью принято понимать скрытую форму недовольства социальных групп общественной ситуацией в стране, регионе, районе. О социальной напряженности говорят, когда в широких кругах на селения распространяются настроения недовольства существующим поло жением дел в жизненно важных сферах общественной жизни;

под влиянием таких настроений утрачивается доверие к политике властей и распростра няются пессимистические оценки будущего, всевозможные слухи в общес тве в целом и в отдельных его сегментах и возникает атмосфера агрессивно го возбуждения. Социальная напряженность проявляется не только в об щественных настроениях, но и в массовых действиях: в ажиотажном спросе, в вынужденной или добровольной миграции людей в другие регионы, в ак тивизации деятельности общественно политических движений, различ ных, порой экстремистских организаций в борьбе за власть и влияние в мас сах, в стихийных и организованных митингах, демонстрациях, забастовках и иных формах гражданского неповиновения [5].

Посколь ку полностью удовлетворить, насытить человеческие потреб нос ти невозможно, то сущес твует определенная “фоновая” неудовлетво ренность — напряженность. П.Горновой полагает, что должен сущес твовать порог социальной напряженнос ти, выше которого она приобретает взрыво опасный характер, становится своеобразной “гремучей смесью”, способной взорваться при наличии соотве тствующих социальных “детонаторов”. По этому нарастание социальной напряженности надо обнаруживать как мож но раньше, еще в ла тентной стадии, и средства обна ружения и измере ния должны быть достаточно надежными [6].

Так называемая нормальная напряженность в любой сфере обществен ных отношений имеет свою меру (минимальный и максимальный уровни), в пределах которой каждые устоявшиеся формы социальных взаимосвязей гарантированы от нежелательных трансформаций. Выход социальной на пряженности за такие пределы создает риск образования не желательных процессов. Однако это не является доста точным условием для возникнове ния социальных конфликтов. Последние реализуются в том случае, когда интенсивность изменения социальной напряженности на любом из уровней Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, 3 Игорь Бузовский риска превышает некую величину, обусловленную мерой адаптивных и за щитных реакций социального организма.

Нетрадиционный для той или иной сферы общественных отношений уровень социальной напряженности воспринимается социальными субъек тами как новаторство, как фактор, снижающий вероятность прогнозирова ния дальнейшего хода развития событий. Но все новое, не имеющее одно значной оценки, предполагает определенную меру приспособления к нему и защиты от него социальных субъектов, обусловленную интенсивностью возрастания или снижения действия этого нового фактора.

Таким образом, социальная напряженность как основание прогноза возможных нежелательных конфликтных проявлений в обществе имеет значительные ограничения. Действительно, сама констатация того, что со циальная напряженность в какой либо сфере находится выше или ниже традиционно сложившейся нормы, позволяет говорить лишь об определен ной вероятности возникновения неблагоприятных форм взаимодействия.

Кроме того, достаточно длительное превышение традиционных уровней со циальной напряженности, если интенсивность ее колебания не вызывает за щитных реакций, приводит к смещению оптимальной меры социальной на пряженности в данной сфере общественных отношений на новый уровень, и то, что являлось девиантностью, становится нормой. Чтобы прогнозировать оптимальные пределы отклонения от нормы социальной напряженности и эффективно ре гулировать социальные конфликты, необходимо прогнози рование интенсивности изменения самой социальной напряженности, что требует поиска адекватных индикаторов.

В основе процесса аккумулирования потенциала социальной напря женности лежит неудовлетворенность, возникающая как результат несоот ветствия, рассогласования ценностей, интересов, потребностей различных социальных субъектов, что составляет первый шаг на пути осознания ими реального противоречия [7]. Это проявляется как страх, тревога в ожидании негативных событий, оцениваемых обществом как вероятные для нынешне го поколения или же для потомков.

Тревога перед неизвестным и необъяс ненным глубоко внедрена в чело веческое сознание. Некоторые мыслители полагали, что это один из наибо лее важных аспектов человеческого существования. Как писал Альбер Ка мю: “Человек сознателен ровно настолько, насколько не скрывает от себя своего страха” [8, c. 64]. Социальная тревожность может рассматриваться как отправная точка осознания обществом социальных противоречий. Пре вращение социальной тревожности в социальную напряженность связано с идентификацией лиц, групп, организационных структур в движении к на меченным целям. Взаимная идентификация участников событий способст вует превращению объективно существующей конфликтной ситуации в ее субъективное отображение в форме переживания конфликта.

Можно утверждать, что социальная тревожность возникает в обществе в целом или в определенной территориальной общности, если смутное ощу щение перерастает по мере развития событий в осознание того, что удовлет ворение экономических, политических, социальных, национальных, куль турных или каких либо иных жизненно важных потребностей, интересов и прав людей находится под угрозой или даже становится невозможным.

172 Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, Социальная напряженность и тревожность … Заметим, что состояния неудовлетворенности и беспокойства, сохраня ющиеся в течение достаточно длительного времени, как правило, служат питательной почвой для возникновения и развития разного рода общес твенных движений. Анализируя лозунги, методы и программные заявления таких движений, можно установить, какие причины, в том числе подлинное или мнимое ущемление прав, вызвали эти силы к жизни. Тем самым можно сделать выводы и о факторах, влияющих на уровень и направленность дина ми ки социальной тревожности как своеобразного индикатора “температу ры” общественно го организма. Такая тревожность — своего рода эмоцио нальная энергия, которая ищет выход.

В обществе всегда существует некая подсознательная массовая тревога, указывающая на источник возможной опасности (технологической катас трофы, крупномасштабного теракта, ядерной войны и т. п.). Социальная тревога проявляется по поводу ожидания различных международных кри зисов, гражданских и межэтнических конфликтов, последствий глобализа ции мира и утраты национальной идентичности, геноцида, оккупации стра ны иностранной державой, захвата власти некоторой агрессив ной группой, готовой предать национальные интересы, став проводником чужеродных влияний. Люди испытывают также тревогу перед угрозой диктатуры и мас совых репрессий, они опасаются экономических кризисов, неурожая, сти хийных бедствий, таких как наводнения, ураганы, засуха, вспышек эпиде мий и т. п. Не исключена также тревожность в предвосхищении катастроф глобального характера, грозящих гибелью человечества в целом.

Социальная тревожность — феномен, в котором переплетены эмоцио нальный и когнитивный компоненты. Как специфический духовный фено мен, она превращает массовые общности в субъекты социального действия.

Снижение или рост социальной тревожности могут быть результатом и спонтанного, ситуативного изменения обстоятельств, и сознательного на гнетания обстановки. Социальная тревожность может существовать в ла тен тной форме, проявляясь в переживании разроз ненными индивидами по лити ческого, экономического, экологического и иного дискомфор та. По мере осознания источников, размеров и причин грозящей индивиду опас ности и понимания того, что индивидуальные интересы можно защитить только коллективным действием, начинают формироваться социальные общности, объединенные на основе единства рациональных и эмоциональ ных оснований. Решающую роль при этом играют средства массовой ин формации, политические лидеры и организации, ставящие своей целью продуцирование определенных настроений и их использование в собствен ных целях.

Состояния тревожного ряда возникают и формируются на основе двух главных источников: 1) “из первых рук”, то есть исходя из собственного опыта и опыта ближайшего окружения;

2) “из вторых рук”, то есть под влия нием других людей, с которыми человек вступает в коммуникацию, а также культурных и социальных институтов, средств массовой информации и т.п.

В древности источником первичной информации был актуальный опыт ин дивида и его рода, обычно нескольких десятков человек, которые находи лись в кровнородственных отно шениях и знали друг друга непосредствен но. Вторичная информация была связана с культурной памятью сообщест ва, выраженной в мифе. Поскольку в современных обществах отношения Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, 3 Игорь Бузовский родства, в частности семья, в сравнении с древностью претерпели разитель ные перемены не только по форме, но и по степени общности разделяемых ценностей и идей, то даже обычный конфликт поколений, проявляющийся в несовпадении и полярности убеждений, распространяется и на феномен тревожности. У разных поколений могут возникать совершенно не сходные тревоги. Кроме того, вторичную информацию современный индивид черпа ет из таких культурных и социальных институтов общества, как средства массовой информации, образовательные институты, искусство и литерату ра, а также в процессе личной коммуникации, в особенности с так называе мыми лидерами общественного мнения. Рост значимости вторичной ин формации, приобретающей всеохватывающий, планетарный характер, осо бенно там, где внедряются и входят в обыкновение компьютерные сети и многоканальное телевиде ние, изощренность современных средств массо вой информации в их возможностях влияния на ее потребителя становит ся фактором первостепенной важности в контексте из учения социальной тре вожности в современных обществах.

Информация как “из первых рук”, так и “из вторых” имеет сильное воз действие на уровень тревожности в человеческом мышлении. Таким обра зом, и прошлое и настоящее задают “фокус” видения проблем, так как люди имеют тенденцию экстраполировать свой прошлый и текущий опыт на бу дущее.

Индивидуальная тревожность может быть разделена на личностную тревожность, когда индивид опасается чего то или кого то, чего или кого обычно другие люди не опасаются, и тревожность, разделяемую многими, — группой, обществом, человечеством в целом. В социальной тревожности на ходит выражение индивидуальная тревожность. Формируясь в процессе социальной и культурной коммуникации, социальная тревожность стерео типизируется и во многих случаях, особенно если это затрагивает индиви дуальные интересы, подталкивает к активным действиям.

Культурные антропологи, изучавшие проблему явлений тревожного ряда, пришли к выводу о том, что культура, ее нормы и ценности являются определяющими в оценке опасностей [9]. Таким образом культура влияет на развитие тревожности, в частности как элемент массовой культуры.

Исключительно большое влияние на социально психологическое состо яние членов современного общества, на формирование общественного созна ния и жизнь общества в целом оказывает деятельность СМИ. Это обусловле но тем, что информация, поступающая по каналам СМИ и многократно по вторяемая, соответствующим образом стереотипизирована и несет в себе по литические ориентации и ценностные установки, которые закрепляются в сознании людей. Средства массовой информации являются одним из самых серьезных механизмов влияния на общественные процессы тревожного ряда.

Они становятся важным фактором воспитания, формирования мировоззре ния больших масс людей, побуждения их к социальной активности. Поэтому, как считают исследователи, важной составляющей информационной поли тики должна стать психокоррекционная функция СМИ с учетом особеннос тей менталитета и социальных особенностей населения [см.: 10–13].

Сегодня СМИ используют определенные методы подготовки и реализа ции программ воздействия на общественное мнение, влияя на которое можно воздействовать на процессы формирования и изменения социальных норм, 174 Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, Социальная напряженность и тревожность … традиций и тем самым на развитие социальной тревожности. Неразрывную взаимосвязь этих общественных явлений подчеркивает М.Горшков в работе “Российское общество в условиях трансформации”. Как показывает соци ально историческая практика, социальные нормы формируются в процессе функционирования общественного мнения, обусловливаются его требова ниями, поддерживаются за счет его переориентации и обновляются [подр.

см.: 14].

Результаты воздействия СМИ на личность могут быть самыми различ ными. Они влияют на человека, воздействуя на информационные интересы, потребности, мотивацию, и, таким образом, оказывая существенное давле ние на мировоззрение, могут обусловливать проявления тревожности.

Говоря о роли средств массовой информации в процессе формирования социальной тревожности, необходимо иметь в виду, что, хотя распространя емая с их помощью информация адресована массам, воспринимается (при нимается или отвергается) она конкретной личностью. Целостность лич ности в ее соотнесенности с целостностью и направленностью функциони рующей в обществе культуры во многом определяет достижение целевых установок, на которые ориентирована деятельность средств массовой ин формации в обществе. В сообщениях, транслируемых с помощью СМИ, раскрывается символический мир, посредством которого культивируются определенные образцы, эталоны поведения, нормы морали, ориентирую щие личность в том, что важно и существенно, что хорошо и плохо, что пра вильно и неправильно, что благородно и низменно. Поскольку социаль но психологическая жизнь общества представля ет собой сложно структу рированную и многогранную систему, то эффективно влиять на процессы тревожного ряда и непосредственно на социальную тревожность можно только при системной организации деятельности всех средств информаци онного воздействия.

Вместе с тем можно констатировать, что в СМИ сегодня растет объем в разной степени достоверной информации о катастрофах — от вполне об основанной до самой абсурдной. Тревога часто продуцируется и единичны ми ситуациями, когда динамика тревожности приобретает характер психи ческого заражения, эпидемии стресса.

Психолог Д.Халперн и другие ученые, исследующие, каким образом люди определяют степень рискованности различных ситуаций, утвержда ют, что люди очень часто становятся жертвами распространенных пред убеждений [15], переоце нивая вероятность повторения событий, широко освещаемых СМИ. Происшествия, постоянно обсуждающиеся в газетах, популярных журналах, на радио и телевидении, заслоняют события, кото рые вытесняются на второй план, но могут быть объективно более опасны ми по своим последствиям. Кроме того, что люди склонны переоцени вать частоту одних событий, происходящих на самом деле довольно редко, и не дооценивать вероятность других — таких же по своему масштабу и происхо дящих даже более часто, но представляемых не столь пугающе.

Систематическое изучение социальной тревожности, в том числе эмпи рическое, — крайне важная задача для социальных наук. Особенно актуаль но и полезно обеспечить наряду с измерением на регулярной основе показа телей индивидуальных тревог, вызванных индивидуальными угрозами, вы числе ния “индек са социальной тревожности”. Оценка степени “общей тре Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, 3 Игорь Бузовский вожности” в обществе наподобие измерения индексов “свободы”, “корруп ции” и других, чья цель состоит в прояснении общей картины состояния об щества, позволит получить “карту” распространенности социальной тре вожности, включающую ее содержательные параметры. Без этого невоз можно принятие адекватных управленческих решений на фоне объективно неизбежных на современном этапе общественного развития процессов воз растания социальной напряженности, чреватых возникновением социаль ных конфликтов.

Литература 1. Карельская Л.П. Дарендорф // Политическая социология. — Ростов на Дону, 1997.

2. Parsons T. The Structure of Social Action. — N.Y., 1937.

3. Социальная политика : Энциклопедия. — М., 2006.

4. Рукавишников В.О. Социальная напряженность // Диалог. — 1990. — № 8. — С. 12–21.

5. Социологические исследования. — 1992. — № — С. 93–95.

7.

6. Социальная политика : Энциклопедия — М., 2006.

7. Куконков П.И. Социальная напряженность как этап в процессе развития конфлик та // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. — М., 1995. — Вып. 9. — С. 9–10.

8. Камю А. Бунтующий человек. — М., 1990.

9. Douglas M., Wildavsky A. Risk and Culture. An Essay on the Selection of Technical and Environmental Dangers. – Berkeley, 1982.

10. Попов В.Д. Информациология и информационная политика. — М., 2001.

11. Блумер Г. Коллективное поведение // Американская социологическая мысль :

Тексты. — М., 1994.

12. Средства массовой информации: состояние и тенденции развития / Под ред.

Т.П.Сухомлиновой. — М., 2001.

13. Попов В.Д. Глубинная психология народа и психокоррекционная функция ин формационной политики. — Иркутск, 2003.

14. Горшков М.К. Российское общество в условиях трансформации (социологичес кий анализ). — М., 2000.

15. Халперн Д. Психология критического мышления. — СПб., 2000.

176 Социология: теория, методы, маркетинг, 2008,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.