WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«РАБОЧИЕ ВСЕГО МИРА, СОЕДИНЯЙТЕСЬ! ...»

-- [ Страница 5 ] --

При создании декораций художники должны добиваться гармо ничного сочетания показа жизни и раскрытия характера, не абсолю тизируя их, но и не пренебрегая ни тем, ни другим. Лишь одновре менно отвечая требованиям, проистекающим из самой жизни и черт характера, декорации станут выразительным средством, способст вующим типизации среды и характера.

Чтобы ясно выразить особенности времени и характера, надо умело вводить в нужных местах главные декорационные компоненты, способствующие созданию характеристик, и избавляться от второстепенных элементов. Если мы видим кадры, страдающие сложностью и разбросанностью, это следствие беспорядочного использования тех или иных предметов, неоправданного усложнения декораций.

Художники кино должны строить обстановку пластически. В фильме и самая обыкновенная обстановка может приобрести необ ходимую значительность, если она отображена с пластической наглядностью. Даже в том случае, когда квартира персонажа и предметы быта оформлены в соответствии с характером времени, они не будут иметь натурной свежести, если страдают пластической бедностью.

Для достижения пластичности обстановки необходимо обратить особое внимание на выразительность декораций, мебели и других декоративных элементов. При этом художник, сосредоточившись на форме, цветовой и тональной гамме декораций, должен добиться пластического решения этих элементов в соответствии с требованиями жизни.

Когда люди строят дом или изготовляют мебель, они делают это, учитывая как утилитарное, так и декоративное их назначение.

Поэтому все декорации в кино должны быть продуманы как с практической, так и с эстетической стороны.

Художник должен добиваться гармоничности не только отдель ных элементов обстановки, но и всего декоративного изображения.

Если художник подчеркивает одно и жертвует другим, это означает, что он еще не достиг мастерства. И хотя отдельные компоненты декораций, например, обладают пластичностью, но если они страда ют отсутствием единства и цельности ансамбля, то трудно обеспе чить пластичность всего произведения. Выразительность отдельных частей приобретает особое значение лишь в пластической целостно сти всего изображения.

Даже замечательно исполненное декоративное оформление не обеспечивает художественного эффекта, если предметы обихода и украшения не составляют единый ансамбль. Особая мебель или впечатляющие предметы, не вписывающиеся в декорации, утрачива ют гармонию с обстановкой и нарушают правдивость сцены.

Чтобы усилить пластичность изображения, необходимо еще обеспечить стереоскопичность декораций, показывая их в нужных ракурсах и пропорционально располагая их в кадре. Стереоскопич ность декораций при отсутствии пропорциональности в их расста новке не позволяет добиться согласованности всех частей изображе ния. Эта согласованность должна проявляться не только в выборе мест для декораций и мебели, но и в формах, в цветовой и тональной гамме, узорах и украшениях всех элементов, нужных для создания обстановки.

Правильное решение технических требований кинематографа при оформлении и установке декораций – одно из главных условий, гарантирующих правдивую характеристику внешней среды. В деко рационном искусстве должно быть обеспечено комплексное выпол нение таких сложных творческих требований, как использование режиссером пространства, перемещение аппаратуры, свободные действия актеров. Допустим, мы нашли прекрасное изобразительное решение декораций. Но если они мешают актерам действовать, а операторам – свободно передвигаться, то актеры и операторы не смогут полноценно осуществить свой творческий замысел.

Аппарат столь отчетливо фиксирует объект, что зритель может почувствовать даже качество предмета, не говоря уже о его внешнем виде. Поэтому, если декорации и мебель утратят свою натурную свежесть, все изображения получатся недостоверными.

Напротив, когда все декорации соответствуют времени и харак теру, а также специфике кинематографа, окружающая среда воспри нимается зрителями такой, как она бывает в жизни, и рождаются в ней живые человеческие образы.

СЦЕНЫ И МУЗЫКА «Фильмы без музыки и песен – это не кино. Фильм без песни порождает чувство скуки и ничем не отличается от спектакля, поставленного в форме диалога. Для того, чтобы кино стало поистине замечательным, трогающим струны людских сердец, в фильмах должны непременно звучать хорошие песни».

КИМ ИР СЕН КИНО БЕЗ МУЗЫКИ – ЭТО НЕ КИНО Чтобы зрители одобрили фильм, он наряду с глубоким и содержательным сюжетом должен иметь хорошую музыку и песни.

Кино без музыки и песни – это не кино.

Музыкальное и вокальное сопровождение фильма – вполне закономерное явление как с точки зрения зрительского восприятия, так и относительно особенностей кинематографии.

Музыка возникла в ходе коллективного труда по преобразованию природы и общества и развивалась в глубинах народной жизни. Это – искусство, наиболее близкое сердцу людей. Все виды искусства вышли из жизни. И особенно это относится к музыке. Она родилась вместе с танцем и продолжала звучать в процессе труда. Поэтому музыка наиболее тесно связана с жизнью по сравнению с другими видами искусства.

Там, где есть жизнь, ей обязательно сопутствуют музыка и песня.

Это присуще нашему социалистическому обществу, где народ стал хозяином страны, где труд является источником радости и вдохновенного творчества, а жизнь – прекрасной песней. Во всех уголках нашей страны, где живут и трудятся люди, могуче звучат боевые, революционные песни. Испокон веков корейцы по-особому любили песни и танцы. В этой любви находит свое выражение национальный дух нашего народа, сложившийся на протяжении многовековой истории, проявляются его благородные художествен ные устремления.

Создавая фильмы, отвечающие национальным чувствам и вкусам нашего народа, надо заботиться о том, чтобы в них звучало больше прекрасных песен, которые потом станут достоянием широких народных масс. Фильмы без музыкального и вокального сопро вождения показывают жизнь сухо и невыразительно, зрители теряют к ним интерес и, стало быть, такая лепта не встретит одобрения.

Хорошая песня и музыка – средство значительного повышения идейно-художественного уровня кинопроизведения.

Музыка – благородное искусство, помогающее глубже раскрыть внутренний мир и переживания киногероя, придать человеческим чувствам горячую страстность, богатство оттенков, непосредствен- ную свежесть. Музыка в кино служит усилению эмоциона льно-выразительного показа жизни и тем самым вносит большой вклад в повышение идейно-художественного уровня произведения.

Разумеется, глядя на экран, зрители смогут воспринять смысло вую нагрузку фильма и без мелодичного музыкального сопровожде ния, но оно придает содержанию эмоциональную насыщенность и умножает художественное восприятие и тем самым порождает в зрителях высокий и благородный отклик на идею и суть фильма. Вот почему кино без музыки и песни становится похожим на драматиче ское произведение.

Когда события, отраженные в фильме, сопровождаются хорошей музыкой, действие наполняется горячей страстностью и эмо циональностью, в нем более ярко выражается и идейное содержание.

Удачное сочетание действия на экране с хорошей песней и музыкой также позволяет утонченно раскрыть чувства персонажей и этапы становления их характеров.

Возьмем, к примеру, эпизод из художественного фильма «Море крови» – сцену возвращения матери домой из тюрьмы, где она перенесла страшные пытки. Тут нет никакого диалога. Действие внешне лишено какой-либо динамики. Но зритель, вслушиваясь в напеваемую за кадром песню «Беззаветная верность», всем сердцем воспринимает глубокую преданность героини делу революции.

Музыка в кино играет большую роль, помогая раскрыть харак терные черты времени, социального строя и национальных особен ностей. Подробную и наглядную характеристику социально-исто рической обстановки в фильме выражают художники, но музыка обладает еще большей силой. Она эмоционально и лаконично раскрывает суть времени и общественного строя, касаясь сердечных струн зрителя.

Богатые возможности для впечатляющего раскрытия черт вре мени, общественного строя и жизни персонажей придает кинофиль му использование в нем широко известных песен. В эпизодах, рассказывающих о жизни в годы антияпонской вооруженной борьбы или Отечественной освободительной войны, органически вплетаются песни тех времен. Они будят в памяти живое представление о том времени и наводят зрителей на глубокие размышления.

Вживление в ткань фильма хорошей песни способствует и широкому ее распространению среди народных масс. С экрана прозвучало и пришло в народ много замечательных новых песен, заслуживших самую широкую популярность. Люди, напевая их, ощущают потребность жить, работать и бороться так, как делали это герои фильмов.

В наших фильмах должно быть как можно больше музыкальных и песенных произведений. Но это не значит, что можно неразборчиво использовать в кино несовершенную музыку и песни, не гармони- рующие с содержанием фильма и изображаемыми в нем действиями.

Слабая, не имеющая ясного содержания и цели музыка не отвечает событиям, происходящим на экране, и потому не будет содействовать повышению идейно-художественного уровня фильма.

Нашему кинематографу нужна боевая, революционная, народная музыка, прекрасная и благородная, созвучная требованиям эпохи и устремлениям народа, пробуждающая в людях любовь к подлинной правде жизни, мощно вдохновляющая их на созидательный труд.

Лишь тогда можно сказать, что в фильме звучит настоящая музыка, когда слова и мелодия песни глубоко и щедро передают прекрасные устремления и чувства народа, когда ее легко воспринимает и готов подхватить каждый из нас.

Нельзя сочинять для кино такие песни, которые рождают спокойно-мирный настрой, не характерный для революционной жизни, бурлящей борьбы и стремления вперед. Чаще всего фильм нуждается в музыке, которая поднимает боевой дух, сметающий с лица земли старое, реакционное, несет в себе революционный призыв защищать все новое, благородное.

Нельзя, разумеется, отказаться от лирической музыки и всегда отдавать предпочтение только боевым мелодиям. Но лиризм должен исходить из внутреннего мира нашего народа, которому характерны горячий революционный энтузиазм и высокая эмоциональность. И даже боевая музыка не имеет права звучать бессодержательным криком, она должна быть проникновенной, насыщенной благород- ными идеями и чувствами, прекрасными эмоциями. Только так музыка кино станет могучим искусством, зовущим людей к борьбе во имя созидания.

Чтобы музыка экрана стала средством повышения идейности и художественности произведения, энергично вдохновляющим народ- ные массы на трудовые подвиги, композиторы должны шагать впереди своего времени, выступать пламенными революционерами.

Нужно, чтобы правдивые и динамичные музыкальные образы исхо дили из глубин убежденности, пламенных устремлений, богатого мира эмоций. Композитор, который осмысливает характер и жизнь героя поверхностно, не пытается оживить его образ собственной горячей любовью к эпохе, к человечеству и жизни, способен отразить в своем сочинении только общее представление о нем. Лишь тот деятель искусства, который глубоко, со всей страстью и силой сопереживания познает человека, способен подарить миру содержа тельные и мелодичные песни, затрагивающие сердца миллионов людей и пользующиеся их горячей любовью.

Только такая песня, как правило, находит широкий отклик в народе, сближая кино с народными массами. Благодаря замечатель ным песням фильм надолго остается в памяти людей.

ЧЕМ БОЛЬШЕ СЛУШАЕШЬ ХОРОШУЮ МУЗЫКУ, ТЕМ СИЛЬНЕЕ ОЩУЩАЕШЬ НАСЛАЖДЕНИЕ И ВООДУШЕВЛЕНИЕ Замечательный фильм, как правило, сопровождается хорошей песней, которая делает картину более впечатляющей. Лучшие песни не только помогают повышению идейно-художественного уровня фильма, но и, получая повсеместное распространение, начинают самостоятельно играть большую воспитательную роль.

Кто из нас не знает песен «Беззаветная верность» из фильма «Море крови» и «Расцвели революции цветы» из фильма «Цветоч ница». Широкую популярность они завоевали сразу же после своего рождения. Чем больше слушаешь и поешь подобные песни, тем сильнее желание снова слушать и петь их. Именно такими и должны быть мелодии и песни кино.

Чем больше слушаешь хорошую музыку, тем сильнее ощущаешь наслаждение и воодушевление.

Замечательной музыке и песне присущ сплав высокой идейности и горячей страсти.

Такова, например, «Революционная песня», родившаяся в гор ниле суровой антияпонской революционной борьбы. Это замеча тельное творение и по сей день широко исполняется, энергично поднимая наш народ на революцию и строительство. «Револю ционная песня» придает силы и энтузиазма – это верный признак высокой идеи и эмоциональной энергии, заключенных в произве дении.

Музыка и песни должны отличаться идейной глубиной и накалом страстей. Тогда они будут в состоянии захватывать сердца, вливая в них неистощимую силу и энергию. Какой бы мелодичной ни оказалась песня, но если она не несет в себе большой идеи и захватывающих эмоций, способных проникать в глубины человече ских душ, широкого распространения ей не получить.

Ценность музыкальных образов состоит в их идее. Однако в музыке и значимая идея должна воплощаться в горячую страсть, вызывающую у слушателей поэтическое вдохновение. Тогда можно тронуть их сердца. Именно в слиянии благородной идеи с горячей страстью заключен секрет особой привлекательности и вечной жизненности лучших музыкальных произведений.

Песни должны рождаться страстными, волнующими. Пережи вания, оттеняющие идейное содержание песни и придающие ей динамику и живость, исходят из горячего сердца композитора. Но далеко не каждый композитор обладает способностью к творческому вдохновению. Оно недоступно тем, кто лишен дара пытливым взглядом изучать окружающую действительность и всем сердцем ощущать биение жизни. Лишь у тех композиторов, которые всей душой любят и горячо защищают жизнь, рождается творческое стремление всей душой воспевать ее вдохновенными мелодиями, захватывающими сердца людей.

Песне необходима нежная, красивая мелодия. Тогда она близка сердцу и разуму людей, приятна на слух, легко поется.

Иные композиторы считают, будто сложность исполнения повышает художественность песни. Но как и все другие виды искусства, музыка призвана служить народным массам. А потому право называться шедевром принадлежит такому произведению, которое пользуется любовью народа.

Песня должна стать достоянием народа. Если она непонятна и трудна в исполнении, то не будет пользоваться популярностью, не выдержит испытания временем. Иногда, в попытках создать «высокохудожественное» произведение, иные композиторы услож няют песню недоступными для масс трудными мелодическими оборотами, резко изменяют высоту звуков, вводят высокие ноты, доходящие чуть ли не до визга. В итоге получается песня ради песни, которая не встретит одобрения среди широкого слушателя.

Издавна наш народ любил песни, отличающиеся задушевным лиризмом, плавной напевной мелодией. Он очищал свой песенный репертуар от надрывных, усложненных мелодий салонного толка, от слов, отмеченных слащавостью и приукрашенностью.

Специфическая художественная традиция нашего народа, со хранившаяся на протяжении веков, находит свое яркое воплощение в фольклорных песенных мелодиях. В основе наших лучших народных песен всегда лежит небольшое стихотворение, которому присущи простота изложения, доходчивость и внутренняя музыкальность.

Такие песни свободны от ненужного украшательства, внешних эффектов, двусмысленности, капризности. Когда слушаешь подлин но народную песню, появляется желание спеть ее еще и еще раз.

Напевая эту песню, люди все больше увлекаются ею и находят в ней все новый смысл – такова особенность и сила подлинной художест венности народных песенных мелодий.

Многие революционные песни, созданные в годину антияпон ского революционного сопротивления, и по сей день не утратили своего значения как песни борьбы. Они энергично вдохновляют наш народ на революцию и строительство. Композиторы призваны пристально изучать характерные особенности революционных песен, рожденных коммунистами в гуще революционной борьбы. И, следуя их примеру, они призваны отдавать всю свою энергию и талант рождению подлинно революционных, доступных каждому песен.

Чтобы музыка кинофильма могла по-настоящему растрогать слушателей, композиторам было бы полезно искать опору для творчества в превосходной народной форме куплетных песен.

С точки зрения развития музыкального искусства современная эпоха характеризуется расцветом куплетных песен. В эпоху рево люции, в эпоху строительства социализма и коммунизма нужно развивать массовую, боевую куплетную песню, горячо любимую народом.

Куплетная песня – наиболее совершенный жанр народного вокального творчества, который донес до нас из глубины веков в простой и испытанной временем форме чувства и заветные чаяния народа. Понятно, что лишь следуя ее традициям, музыка кино сможет завоевать любовь народа. Самой высокой оценки заслуживает такая музыка, в которой прекрасные и благородные идеи и чувства гармонически сочетаются с народной формой изложения.

Кроме того, музыке должны быть присущи единство содержания и формы, тесная связь идейности и художественности.

Хорошая песня отличается гармоническим сочетанием содер жания и формы, текста и мелодии. Когда читаешь текст, сама собой нарождается мелодия, а когда напеваешь ее, невольно приходят на память поэтические строки песни.

Богатство содержания, глубина мысли, простота и выразитель ность поэтической речи – вот истоки рождения замечательной песни.

Если слова не подчинены законам стихосложения и построены словно диалог, то и песня станет похожей на речитатив. Лишь глубоко изучая и хорошо зная жизнь, вдохновившись поэтическим образом, который навеян текстом, композитор в состоянии создать замечательный музыкальный образ.

Стихи для песен должны быть красивыми, выразительными. Если в их строках много объяснительных и напыщенных слов, они оказываются перегруженными множеством слогов, а это сдерживает рождение напевной мелодии. Песня, написанная на такие стихи, не может получиться эмоциональной. Каждое слово и каждая строфа стихов должны нести в себе глубокий смысл и великую идею, волнующую человека. Только на такие стихи легко пишутся напе вные, ясные и выразительные мелодии.

Текст и мелодия должны органически, в художественном единстве сливаться в песню. Таково одно из основных требований, предъявляемых к созданию куплетных песен, важное условие, позволяющее сочинить зовущую за собой и по-настоящему красивую мелодию.

Единство стихов и мелодии образуется лишь тогда, когда идея текста и музыки гармонически сочетается с их эмоциональной окраской, ритм мелодии – с ритмом стихов, ее интонация – с интонацией текста.

Песня и музыка кинофильма должны быть привлекательны и вне экрана. Музыка в кино подчиняется цели раскрытия образа, но в то же время должна быть совершенной и как самостоятельное произведение. Особенно существенно это требование для песенного искусства. Песня в кинофильме всегда связана с сюжетом произ- ведения и исходит из содержания картины. Однако лучшие из них обретают в дальнейшем самостоятельную жизнь. Поэтому хорошую песню из кинофильма можно петь в любой обстановке. Чем выше идейно-художественные достоинства, тем значительнее ее самостоя- тельный характер. Подлинно замечательным произведением стано- вится именно та песня, которую, продолжая жизнь фильма и его героев, широко поют массы и в будни.

Замечательная музыка, полная прекрасных и благородных идей и чувств, может родиться лишь в горячем сердце композитора, живущего среди трудящихся в условиях реальной действительности.

Энтузиазм, вдохновляющий сердце композитора, не приходит сам по себе, когда сочинитель сидит за столом или музыкальным инструментом.

Энтузиазм композитора рождается лишь в процессе творчества, когда он надежно вооружен чучхейским мировоззрением, живо общается с народными массами и, черпая от рабочего класса революционный дух и несгибаемую волю, учится у них любить жизнь, проникается стремлением по-революционному трудиться и бороться. Мелодии, преисполненные горячих страстей и значимых идей, выросшие из революционного восприятия действительности и горячего чувства любви к народу, – вот основа замечательной музыки.

Композитор, следующий традициям народных песен, должен проникнуться творческим гением народа и настойчиво учиться у него, не жалея ни времени, ни усилий.

Народная музыка – венец народного таланта в музыкальном искусстве. Народное музыкальное творчество во всей широте рас крывает глубокий и сложный внутренний мир человека, заставляет слушателя смеяться или плакать. Ему характерны веселость, опти мизм, плавность, изящество, тонкость, богатство эмоций, а также могучая выразительность и жизнерадостность. Вот почему люди черпают в них силу и энергию.

Творчески используя в своей работе лучшие черты народной музыки, композиторы смогут создавать революционную музыку нового времени, соответствующую вкусу и эмоциям корейцев.

Лучшая музыка – плод таланта и труда. Она не возникает случайно.

И даже над сочинением простой песни композитор должен трудиться с максимальной отдачей. Она дается автору отнюдь нелегко. Песня – основная форма музыкального творчества, жемчу жина музыкального размышления.

И для того, чтобы найти простую, но значимую и красивую мелодию, композитор обязан быть близок к жизни и неустанно изучать ее. Поиск живого музыкального языка требует не только знания потребностей и запросов сегодняшнего дня, но и овладения всем музыкальным наследием человечества. Только тогда компози тор сможет обрести свой, еще никем не найденный новый язык музыки, зазвучит самобытная мелодия, которая так нужна новому времени.

Композитор должен обладать неугасимой творческой энергией, чтобы не оставлять уже сделанного, усовершенствовать хотя бы одну из ста сочиненных им песен. Найти единственно верную ноту и такт ценой напряженного поиска и создать совершенную музыку – в этом процессе кропотливой работы проявляется подлинное дарование и рождается новая впечатляющая мелодия.

Без напряжения в труде, без неустанной шлифовки своего мастерства композитор никогда не создаст замечательную музыку.

МЕЛОДИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ОРИГИНАЛЬНОЙ Очарование настоящей музыки – в красивой и здоровой мелодике.

Композитор может создать хорошую музыку, созвучную кино фильму и помогающую в деле идейно-эмоционального воспитания людей, лишь упорно работая над мелодией. Это главный в творче ской деятельности композитора этап, в ходе которого в музыкальном образе воплощается его замысел, основанный на зерне фильма и требованиях сцены, обеспечивается идейность и художественность произведения.

Мелодика, будучи основным средством выражения идей- но-эмоционального содержания музыки, служит главным фактором, определяющим идейно-художественный уровень музыкального об раза. Достоинство музыки зависит от того, насколько красив, здоров и оригинален напев.

Мелодика – кристалл мыслей и чувств человека. В жизни люди зачастую испытывают такой высокий душевный подъем, что они не могут не петь о своих мыслях и чувствах. Даже человек, лишенный музыкальных способностей, мурлычет что-то про себя, когда делает нечто приятное, а в печальном настроении напевает грустную мелодию, сам того не замечая. Так мелодика выступает выразителем чувств, которыми как бы произвольно сопровождается работа мысли и эмоциональное напряжение. Поэтому композитор, стремящийся живо отобразить в киномузыке глубокий внутренний мир персонажей и их разнообразную жизнь, должен прежде всего стремиться к созданию образной оригинальной мелодии.

Идейно-эмоциональное содержание музыки передается мелодией.

В отрыве от нее невозможно добиться высокого идейно-эмоцио- нального напряжения. Музыка наполняется идеями и эмоциями лишь тогда, когда глубокая по мысли и впечатляющая мелодия течет естественно и плавно.

Разумеется, идейное содержание заключено непосредственно в тексте песни, но без мелодии оно не будет выражено полноценно.

Мелодия служит основным средством, воплощающим идейный смысл текста. Когда оркестр исполняет произведение, в основе которого лежит песня, то оно производит не меньшее впечатление, чем сама песня. Это происходит потому, что мелодия доступно передает идейно-эмоциональное содержание. Словом, душа музы кального образа кроется в мелодии. Значит главным в музыкальном творчестве является то, какое мелодическое решение находит композитор.

Композитор призван быть творцом красивой, благородной и здоровой мелодики, которую полюбят и охотно примут массы.

Высокоидейная, обладающая высокими художественными до стоинствами музыка характеризуется красивой и благородной, не жной и свежей мелодией. В красоте и наполненности мелодии звучат красивые и полнокровные мысли настоящего человека. Чтобы вызвать к жизни прекрасный и богатый музыкальный образ, компо зитор должен глубоко вникнуть в жизнь и с неподдельным пылом сопереживать высокий духовный порыв человека, чтобы в реальной жизни отыскать зародыш мелодии. Сочиняя музыку для кино, композитор должен глубоко изучить не только действительность, но и мысли, чувства и быт действующих лиц, данных сценарием будущего фильма. В частности, важно хорошо распознать характер и жизнь главного героя. Только глубоко прочувствовав благородные идеи, эмоции и стремления главного героя и горячо прочувствовав его жизнь, композитор обретает зародыш мелодии, созвучной содержанию фильма.

Мелодическое представление, почерпнутое из жизни, может быть разнообразным, но композитор обязан, исходя из содержания фильма, среди многих вариантов верно отобрать зародыш мелодии, наиболее ярко передающий идеи и чувства, о которых так и хочется петь.

Зародыш такой мелодии не всегда приходит сразу, в законченном виде. Но по мере проникновения в жизнь ценой глубоких раз- мышлений этот зародыш в сознании композитора шлифуется, перерастая в совершенный мелодический образ, обладающий четкой идейно-эмоциональной окраской, формой и направлением развития.

Правдивой, красивой и оригинальной станет только такая мелодия, источник которой – в сердце композитора, горячо любящего жизнь, глубоко взволнованного ею.

Самобытной может стать лишь та мелодия, которая отличается тонким эмоциональным оттенком и оригинальностью. Нюансы музыки и песен различны по видам и образности, но даже будучи сходными, по колориту они могут приобрести оригинальность в зависимости от подхода композитора к жизни и его художественного вкуса. Так, например, сочиняя марш, один композитор воплощает его в мелодии, насыщенной боевым духом, второй – яркой жизнера достностью и оптимизмом, третий – торжественностью.

Сохраняя творческую индивидуальность, композитор должен в любом случае правильно определять ту эмоциональную окраску мелодии, которая полностью согласуется с действием, происхо дящим на экране. Только при тщательном соблюдении этого условия удастся доходчиво передать зрителям идейное содержание фильма.

Допустим, разведчик, выполняющий задание во вражеском тылу, чтобы обеспечить успех наступления Народной Армии, получает приказ в самый решающий момент проникнуть в логово противника.

При этом он вынужден расстаться с подпольщиком, вместе с которым выполнял революционное задание, деля жизнь и смерть, горе и радость в трудной обстановке вражеского тыла, сроднился в совместной борьбе, обрел в нем близкого товарища по революции.

Но жизнь такова, что друзьям приходится расстаться и в дальнейшем выполнять разные задания. Возникает вопрос: как найти верную для такого эпизода музыкальную окраску?

Если композитор станет подчеркивать лишь грусть разлуки, отбросив главные мысли, переживания и стремления героев, то музыка у него получится невыразительной. В душе каждого бойца горит благородное стремление отдать всего себя священной борьбе во имя победы над противником, приблизить его окончательный разгром. Вот почему ни в коем случае не могут быть печальными чувства разведчика, идущего на выполнение боевого задания во вражеское логово, готового пожертвовать собой, и подпольщика, без лишних слов провожающего его в опасный путь. Подпольщик наверняка преисполнен глубокого понимания к героическим устре млениям товарища по оружию, уходящего в стан противника, он считает делом чести самоотверженно бороться за революцию, а потому с пламенным чувством товарищества подпольщик от всей души желает ему успеха. Композитор должен найти и колоритно передать в мелодии благородный революционный порыв и высокие чувства именно этих героев. Только так он сможет правдиво раскрыть в мелодии их идеи и думы, придать музыкальному образу эмоциональный оттенок, созвучный этим событиям.

Киномузыка становится оригинальной, приобретая отчетливую окраску лишь тогда, когда она эмоционально характеризует и рельефно передает идейное содержание произведения, помогая вы разительно донести до зрителя мысли и чувства действующих лиц.

Если бы киномузыка, воспевающая рабочий класс, делала акцент исключительно на боевой мелодии, то она утратила бы оригиналь ность, и, следовательно, фильм в какой-то мере потерял бы новое и самобытное эмоциональное звучание. Отвечая характерам дей ствующих лиц и логике развития сюжета, музыка в фильме должна быть то боевой, то лирической, то торжественной, то веселой. Только при этом условии может быть достигнуто единство содержания фильма и эмоционального строя мелодии. А такая гармония несом ненно поднимет живой интерес зрителей к фильму и произведет на них глубокое впечатление.

Сочиняя музыку, важно включать в ткань музыкального сопро вождения новые и разнообразные изобразительные средства и приемы, чтобы в мелодии звучала свежесть.

Личные переживания композитора, впечатления, которые нако пил он на жизненном пути, рождают самобытный творческий замысел. Но замысел воплощается в мелодический образ только в результате искусного применения тех или иных изобразительных средств или приемов. И если найден оригинальный замысел музыки, то важно воплотить его с помощью новых средств и приемов. Иначе новизна в мелодии недостижима.

Нельзя скрыть и изначальный колорит мелодии. Как бы искусно ни старался композитор перелицевать мотив, заимствованный из другого произведения, ясно: без неустанного поиска на свет может появиться лишь подделка, а никак не новинка. Вот почему человеку, услышавшему музыку, лишенную оригинальности, кажется, будто он уже где-то ее слышал. Задача композитора – непрерывно изыскивать неизбитые изобразительные средства и приемы, сочинять оригинальную музыку, каждый раз создавая новый музыкальный образ.

Однако нельзя под предлогом стремления к оригинальности рабски следовать принципу «техника превыше всего».

Музыка ради музыки, в которой форма поставлена выше содержания, не найдет любви народа. Подобно этому, и в кино непригодна не отвечающая содержанию произведения музыка ради музыки. Мастерство композитора, пишущего для кино, выражается в создании красивой и здоровой мелодии, созвучной содержанию фильма и одновременно безупречной как музыкальное произведение.

Музыка в фильме, в каком бы эпизоде она ни звучала, должна отличаться красивой, мягкой и жизнерадостной мелодией. Сочиняя музыкальные произведения, композитор обязан дорожить нацио нальными особенностями нашего народа. Не в меру громкая или протяжная песня настолько теряет нежность и мягкость, что ее очень трудно петь, да и к тому же она прямо режет слух. Такую песню не любит наш народ.

Мелодия песни должна течь красиво, мягко, нежно и гладко. И тогда ее всегда приятно слушать и легко петь. Долг композиторов – творить мелодию в нашем национальном стиле, если они стремятся сочинять песни, которые полюбит и охотно будет распевать наш народ. Такая песня, как правило, отвечает жизненным чувствам нашего народа, и массы охотно подхватят ее. Именно такое произве дение можно считать песней нашего стиля.

Композитор сможет написать песню, соответствующую нашему стилю, лишь тогда, когда, положив в основу национальную мелодию, он создает новое произведение, отвечающее эстетическим вкусам современников. В национальной мелодии, как известно, воплощаются благородные идеи, яркие и горячие чувства нашего народа. Долг композитора – глубоко изучать особенности национальной мелодии, которую в течение многих веков творили и шлифовали народные массы, и на ее почве создавать новые впечатляющие произведения, отвечающие требованиям сегодняшнего дня.

Новая и оригинальная мелодия рождается на основе индиви дуального жизненного опыта композитора. Не сумеет проявить свою творческую индивидуальность и создать самобытный и впе чатляющий мелодический образ лишь тот композитор, который не способен увидеть и воспринять по-своему нашу жизнь, наблюдая ее с вершин духа времени.

Хорошая музыка, как правило, гарантирует оригинальность фильма. Композитор призван, глубоко проникая в истоки жизни и правильно воспринимая ее, прилагать все усилия к созданию ориги нальных мелодий, отвечающих жизненным чувствам нашего народа и созвучных духу времени.

ХОРОШИЙ ТЕКСТ – ЗАЛОГ ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЙ МУЗЫКИ Песня – самая малая из музыкальных форм, но она с огромной силой воздействует на сердца людей, и в этом с ней не может сравниться ни один музыкальный жанр. Симфоническую музыку каждый воспринимает по-своему и даже интерпретирует ее неодина ково. Но песня легко проникает в человеческие души и оказывает на них огромное воздействие благодаря тому, что в напевах и словах прямо и конкретно выражены мысли и непосредственные эмоции.

Песня как близкий спутник в жизни поется и передается всегда и везде, она безмерно волнует сердца людей, активно вдохновляет их на борьбу за созидание новой жизни. Столь велико идейно-эмоцио- нальное воздействие песни на людей. Поэтому важно, чтобы в фильмах звучали замечательные песни.

А для этого надо прежде всего сочинить хороший текст.

Слова песни – идейно-художественная основа мелодий. Хороший текст – залог замечательной музыки. Только самые точные, самые волнующие слова могут лечь в основу песенного шедевра.

Текст должен быть поэтическим и в то же время идейно насыщенным. Воплотить богатое идейное содержание в красивой и изысканной поэтической форме – главное требование, предъявляемое к сочинению текста, сочетающего высокую художественность и идейность.

Душа текста – в раскрытии значимого идейного содержания через изящный поэтический образ. Если идейная суть песни выражается яркими поэтическими образами, то и достоинства текста, и идейно-художественный уровень музыки будут высокими и завоюют популярность.

Текст песен для кино должен быть богат революционным содержанием, отвечающим идейно-эмоциональному настрою на ших современников – строителей социализма и коммунизма, а также характеру нашего киноискусства. Безусловно, в зависимости от содержания кадра песня может восславлять полнокровную, счастливую жизнь народа или природу.

Однако воспевая с экрана счастливую жизнь народа, не следует обращаться лишь к веселью и счастью, ибо беззаботность может пробудить у людей склонность к эпикурейству. Лучше, если слова песни о сегодняшней счастливой жизни нашего народа будут вызы вать в памяти людей воспоминания о горьком прошлом, зажигать их сердца горячим стремлением двигаться вперед к лучезарному будущему.

И в песнях о природе должна звучать мысль о преимуществах социалистического строя, через образы природы следует раскрыть полнокровную жизнь трудящихся, подчеркивая революционный дух нашего народа. Удачно найденные слова о красоте природы тоже могут поднять настроение людей, но более ценен текст о плодотвор ной жизни и борьбе народа, глубоко передающий красоту и высоту его духовного мира.

В каком бы эпизоде ни звучала песня, в основе ее текста должны быть новые, красивые, революционные чувства, отражающие жизнь людей. Песенный текст, глубоко раскрывающий суть жизни и благородный внутренний мир человека, производит на слушателей неизгладимые впечатления своими богатыми идеями и эмоциями.

Стремясь передать в тексте новые, значимые, самой жизнью выдвигаемые проблемы, не следует сосредоточивать внимание толь ко на требованиях момента. Если автор текста будет откликаться только на злободневные вопросы, то лишит себя возможности сделать широкие обобщения об эпохе и жизни. Песня-однодневка не может представлять серьезной ценности как произведение искусства.

А песня, которую народ поет сегодня и будет петь завтра, песня, которую люди станут передавать из поколения в поколение сквозь годину исторических испытаний, – о такой песне можно сказать, что в ней заключены все достоинства истинного искусства. Создание такого значительного явления в песенном творчестве требует не только хорошей музыки. В ее словах должны зазвучать наиболее важные проблемы человеческой жизни, выраженные в запоминаю щемся поэтическом образе.

Текст должен отличаться не только глубоким идейным содер жанием, но и высокой художественностью. Ценное идейное содержание само по себе не сможет глубоко взволновать людей, если оно не будет сочетаться с подлинной художественной ценностью.

Текст песни это прежде всего превосходное стихотворение.

Стихи – душа песни. Слова, не отлитые в стихи, не вызовут к жизни красивую мелодию. Издавна замечательные стихи, полюбившиеся народу, как бы произвольно ложились на музыку и превращались в песню.

Любая песня рождается из поэтического источника, и это означает, что в них отражена широкая гамма чувств. Стихотворная мысль должна выражаться через чувства. Сила поэтического образа в том и состоит, что он будит в людях переживания.

Под поэтизацией текста подразумевается обильное насыщение его изысканными поэтическими образами, жизненной страстностью и эмоциональностью. Искусно рифмуя строки и слагая строфы согласно поэтическим законам, нельзя наполнить стихотворный текст темпераментностью и эмоциональностью, как и одними идейными призывами невозможно умножить эмоциональное воз действие поэзии.

Однако при поэтизации текста не следует опасаться оборотов слов общественно-политического лексикона. Само стремление обо гащать поэтические образы отказом от политических выражений исходит из незнания сути поэзии. Политические выражения в сочетании с пылом поэта и художественностью образа затрагивают струны людских сердец мощной эмоциональной призывностью и силой убеждения. В текстах некоторых песен, наоборот, обнажается сухая политическая направленность. Причина этой сухости – в том, что идейное содержание недостаточно прочувствовано в эмоцио нальном плане.

Чем лаконичнее и понятнее текст, тем лучше песня. Он должен отличаться четкостью идей и эмоций, лаконичностью и глубиной смысла.

Песня – это музыкальное произведение ограниченной формы и концентрированного выражения идейно-эмоционального настроя людей в естественном потоке мелодий. Стало быть, лишь текст, предельно сжатый и лаконичный, может легко лечь на ноты и стать доступным. Слова, не образующие куплетов, в силу особенностей музыкальной композиции не могут обогащать поэтические образы и, следовательно, не будут содействовать углублению идейно-эмоцио- нального содержания песни.

В интересах краткости и ясности текста следует четко определить ядро мысли и его направленность. Туманность и разбросанность ядра мысли ведут к нарушению всего идейного строя и тем самым лишают текст основы содержания. Призвание поэта – отражать лишь самые существенные из пережитых им жизненных ощущений и лаконично выражать свои переживания сжатым языком поэзии.

Случается и так, что неумелый поэт скатывается к описанию сути идейно-эмоционального строя, практически – к прозаическому изложению фактов, и тогда песенные образы не обретают краткости и ясности. Объяснения, данные в тексте, никоим образом не подчеркивают мысль, они скорее губят поэтические образы. Выра жать суть идей вокруг да около, без эмоционально яркого раскрытия смысла – также одна из причин снижения изобразительности текста.

Чтобы текст песни был лаконичным, надо неустанно совер шенствовать поэтический язык. В жизни одну и ту же мысль или чувство можно передать в словах по-разному. Но в тексте песни это недопустимо. Нагромождение слов, в которых отсутствует четкий смысл и ясная эмоциональная окраска, не может считаться поэтиче ским текстом. Точность, тонкость и острота выражения любой мысли и любого чувства придают тексту песни яркую цветовую гамму.

В работе над языком стиха наряду с подбором выразительных поэтических средств важно ввести в текст экспрессивные фразы, созвучные музыкальной динамике. Даже поэтические слова, если они не стоят на своем месте, не способны полностью раскрыть свой собственный смысл. Сама конструкция фраз должна рельефно выявлять ядро идейно-эмоционального строя и быть легко понятной, четкой, нежной и ритмичной. Понятно, что в текст песни нельзя включить повествовательные фразы. Для них не должно быть места в поэтическом изображении.

Красочный и богатый наш язык – неисчерпаемый источник подлинно поэтической речи. Корейский язык, как известно, очень выразителен. По своему характеру он способен тонко передать любую гамму сложных мыслей и чувств. Поэт-песенник обязан в совершенстве знать корейский язык и неустанно овладевать все новыми, отточенными народом, красивыми, культурными словами. В языке народа – все богатство стихотворной речи. Преданность поэта народным поэтическим источникам открывает перед ним самый верный путь к филигранной, богатой и изысканной отделке текста.

Для написания текста песни нужно не только точно выверить свой поэтический лексикон, но и правильно сложить ритмическую основу произведения. Стихи без ритма лишены и лирики. Если лирические стихотворения предназначены для декламации, то песен ным стихам, можно сказать, предназначено быть напевными. Поэ тому ритм стиха должен быть гладким, доступным, легко согласую щимся со звучными напевами. В звучании текста не должно быть чрезмерной резкости или растянутости, а тем более отрывистого дыхания. Пусть, скажем, поэт подобрал близкие каждому слова, но если в них не чувствуется ритма, то теряется и стройность звучания фраз.

Непомерно ускоренная ритмика стиха не оставляет времени для раздумья, лишает мягкости тон, и тогда песня получается легкомы сленной. И наоборот, слишком замедленная ритмика препятствует созданию рельефности в выражении чувств и песня получается вялой.

Сочиняя текст песни, надо остерегаться мудреной, вычурной, неблагозвучной и тому подобных инородных и архаичных ритмиче ских манер, не отвечающих требованиям современности. Вообще наш народ не приемлет чрезмерно порывистый или томительно растянутый ритм. Поэт призван непрестанно искать новые энергич ные, благородные, жизнеутверждающие ритмы, созвучные эпохе революции.

Слова должны быть легко понятными, легко исполняемыми под музыку. Только из таких слов и слагаются любимые народом, по-настоящему популярные песни.

Песня, богатая идейным содержанием, но непонятная народу и трудная для исполнения, не сможет играть воспитательной роли.

Создание песни, близкой народу, предполагает, конечно, сочинение удачной музыки. Но в первую очередь следует писать доходчивые и доступные для исполнения слова. Мудреный текст неизбежно приводит и к недоступности музыки.

Непременным для популярности текста условием является простота тех слов, с помощью которых передается глубокое идейное содержание. Все революционные песни, созданные в годы антияпонской революционной борьбы, несут в себе серьезные общественно-политические идеи, и смысл их понятен любому слушателю.

Для создания текста песни надо уметь искусно подбирать такие слова, которые верно передают смысл и широко распространены в народе. Только тогда песня будет понятна всем и доступна для исполнения.

Наряду с выбором для текста доходчивых слов важна естествен ная связь между куплетами. Стихотворная речь революционных песен – это не только народные слова, хорошо знакомые людям, их куплеты доступно сплетены привычными выражениями, употре бляемыми в повседневном разговоре. Такие куплеты, близкие к разговорной речи, естественным образом передают присущие поэзии ритмы. Поэтому в них всегда ощущается тот особый привкус, характерный для живой речи, и людям хочется повторять и повторять их.

В кино слова песни должны сочетаться с событиями и эпизодами, отраженными в фильме. Песня должна во всяком случае подчиняться яркому развитию идейного содержания фильма. Стало быть, согласованность слов с содержанием эпизодов соподчиняет им и музыку. Впрочем, если текст песни ограничивается простым повто рением и прямым пояснением содержания того, что происходит на экране, он не сможет дать широкие и глубокие обобщения происхо дящему и, следовательно, такая песня не способна обогатить идейное содержание фильма.

В тексте песни не следует стремиться впрямую пересказывать идейное содержание кадра, необходимо, чтобы песня углубляла смысл. Образный текст во многом обогащает содержание картины, а с ней углубляется и тематика, и смысл кинопроизведения, и в итоге сама песня обретает широкую популярность и любовь масс.

Текст должен отражать значительную мысль, способствуя образному решению кадра и эпизода. Один эпизод может выразить сложную гамму мыслей, но не следует перегружать текст песни всеми содержащимися в нем нюансами. Переполняя текст избытком мыслей, автор невольно встанет на путь объяснения эпизода. Если же песенный текст просто повторяет содержание диалогов и коммен тирует их действия, то песня не добавит ничего нового в раскрытие основных мыслей сцены. Только песенный текст, глубоко и широко вобравший в себя главный смысл эпизода, служит повышению идейности произведения.

Превосходные слова песни улучшают музыку, а замечательная песня совершенствует и образы кино.

МУЗЫКА ДОЛЖНА БЫТЬ СОЗВУЧНОЙ КИНОЭПИЗОДАМ Музыка, написанная к кинофильму, должна соответствовать содержанию и обстановке эпизодов. Любую хорошую музыку, не согласующуюся с событиями, развивающимися на экране, нельзя признать творческой удачей. Если же мелодия гармонично сопрово ждает действие фильма, тогда мы говорим: это замечательная киномузыка.

Подбор музыки, соответствующей происходящему на экране, – одна из важных предпосылок создания прекрасного кинофильма, объединяющего в себе высокую идейность и художественность.

Музыкальное сопровождение в кино не может быть сладкозвуч ным во всех случаях и эпизодах. Там, где изображается труд, нужна созвучная ему песня, где кипит бой с врагом, – уместен боевой мотив.

Поэтому издревле существуют и трудовые и военные песни. Музыка, отвечающая духу времени и конкретным жизненным ситуациям, живо трогает струны людских сердец.

В любом фильме идейное содержание эпизодов и отражение жизненных обстоятельств бывают различны. Поэтому не может быть такой музыки, которая бы подходила к любому кадру. Даже хорошая музыка не содействует повышению идейно-художественного уровня киноленты, если она оторвана от содержания фильма и конкретной жизненной ситуации, изображаемой на экране.

Музыка, выражающая идейно-эмоциональный настрой персо нажа и естественно изливающаяся будто из самой жизни, делает картину более содержательной и производит на зрителя сильное впечатление. Гармонично сочетаясь с кадром, мелодия активно влияет на идейность и художественность киноленты, а потому и песни обретают огромную силу художественного воздействия и становятся массовыми.

Музыка в кино должна прежде всего соответствовать содержа нию ленты.

В разных по содержанию эпизодах фильма звучат самые различ ные напевы. Несходны характеры героев кинопроизведения, непохо жи по содержанию и события жизненные ситуации, происходящие на экране. Поэтому и музыка фильма, естественно, приобретает широкое разнообразие.

Чтобы сочинить музыку, созвучную содержанию кинокартины, надо в первую очередь написать удачную тематическую песню. Такая песня и станет стержнем киномузыки. Отсюда вывод: мелодия и слова такой песни явятся ключевым фактором для определения тона киномузыки в целом и ее эмоциональной окраски.

Для сочинения тематической песни, созвучной содержанию фильма, требуется глубоко проникнуть в тему и замысел произведе ния, в духовный мир главного героя. Каждое произведение богато колоритной гаммой идей и чувств, но основной его смысл надо искать в развитии жизненной линии главного героя. Стало быть, музыкальная тема, звучащая в унисон с колоритом идейно-эмо ционального настроя главного героя, способна активно содейство вать раскрытию содержания и замысла произведения.

Однако нельзя постоянно подчеркивать индивидуальные черты лишь главного героя, отражать только его идеи и чувства. Тематиче ская музыка должна отражать суть эпохи и общественного строя, в котором живет и действует главный герой, широко обобщать жизненные переживания и стремления представителей того класса, к которому принадлежит герой киноленты. Только таким образом музыка углубит тему и идею произведения.

Композитор обязан неотступно следовать за развитием мыслей и чувств действующих лиц, концентрируя свое внимание на раскрытии социального фактора, под влиянием которого эти мысли и чувства зародились. Если он ухватится лишь за личностный идейно-эмоцио- нальный мир героя, то не сможет во всем многообразии раскрыть существенные черты его характера, верно донести до зрителя представления об эпохе и народе. Музыка, которая отчетливо передает тему и замысел фильма, глубоко выражает идеи и эмоции главного героя, приобретает замечательное тематическое звучание, гармонирующее с содержанием произведения.

Чтобы усилить воздействие фильма на зрителя посредством тематической музыки, она должна быть не только удачной, но и обретать особую глубину мысли в значимых кадрах.

В драме следует вводить тематическую музыку в тот момент, когда достигли кульминации переживания в динамике жизни гла вного героя, который играет ведущую роль в раскрытии темы и смысла произведения. Музыка должна естественно войти в цен тральную коллизию, раскрывающую самую суть произведения, однако ее звучание должно быть согласовано с эмоциональными началами определенного мотива в идейно-моральном развитии главного героя. Поэтому для успешного вживления тематической музыки режиссер и композитор должны четко определить момент, когда ей пора зазвучать. При этом важно тщательно разработать в драматической композиции комбинацию чувств, которые должны стать предпосылкой к звучанию тематической музыки.

Неоднократное возвращение в киноленте к хорошей музыкальной теме в разнообразных вариациях также следует считать своего рода действенным средством повышения роли музыкального искусства в кино. Повторение тематической музыки – прием, позволяющий сделать глубоко выразительный акцент в раскрытии темы и идеи произведения. Повторы помогают достичь огромного эффекта, способствующего полному раскрытию идейно-эмоционального мира главного героя.

По мере драматического развития в произведении, как правило, не раз возникают острые моменты в духовно-эмоциональных пере живаниях главного героя. Если кинематографисты точно выделят такие эмоциональные моменты и удачно введут тематическую музыку, то они смогут создать тонкий и впечатляющий образ.

В художественном фильме «Море крови» оригинально повто ряется тематическая «Песня о море крови». Она последовательно подчеркивает тему и смысл произведения по мере развития драмы, заметно обогащает идейно-эмоциональное содержание фильма и тем самым производит глубокое впечатление на зрителей.

В произведениях кино должны быть созвучны сюжетам фильма не только тематическая, но и другие песни и напевы.

Музыка, тесно увязанная с сюжетной линией фильма, всегда будет отвечать его содержанию и требованиям эпизодов. Такая увязка предполагает, что музыка, возникая и развиваясь согласно сюжетной линии, призвана постоянно взаимодействовать с нею, как бы «подтягивая и подталкивая» события. Бывает однако и так, что характер героя развивается, но музыка не звучит или становится совсем неприметной за мелькающими эпизодами. Тогда наступает диссонанс между действием и музыкой.

Допустим, развитие драмы движется к взрывной точке и назре вает серьезное событие, а в музыкальном сопровождении темп вслед за происходящим на экране не наращивается, и тогда в самый острый момент конфликта взрыв раздается внезапно. В таком случае зрители просто не смогут воспринять происходящее. Если же, наоборот, чрезмерно растянуть или преждевременно прервать мелодию, отделив ее от сюжетной линии, то эмоциональный настрой людей резко упадет и впечатление от кинофильма будет испорчено. Разлад между музыкой и сюжетом в кинематографии наносит ущерб и образам.

Стремясь подчинить музыку интересам того или иного эпизода, не следует стараться неестественно, механически подгонять звучание мелодии к содержанию действия. В раскрытии эпизода музыке отводится отдельная роль. Прямое объяснение и механическое повторение содержания эпизодов средствами музыкального сопро вождения, способного своим оригинальным языком помогать раз витию эпизода, не имеют ничего общего с изобразительными принципами кино как синтетического вида искусства. Музыка при звана всегда быть идейно и эмоционально созвучной содержанию киноэпизодов, углублять и обострять их драматизм.

Когда главный герой подвергается испытанию, оказавшись в трудном положении, нет настоятельной необходимости придавать музыке мрачный и патетический тон, чтобы добиться согласованно сти кадров фильма и музыки. Пусть герой в тяжелом положении, но он в силах преодолеть все испытания, выстоять невзирая на любые трудности. Тогда музыка, естественно, может и должна звучать и патетически, и одновременно с боевым, энергичным пафосом.

Эпизод и музыка всегда должны быть согласованы по содержанию.

Киномузыка должна сочетаться с развитием сюжетной линии.

Течения эпизодов и музыки должны возникать и сливаться на единой жизненной почве, образуя гармоничный поток кинокадров в целом.

Звучание «самостоятельной» музыки наперекор фабульному ходу разрушает единство содержания произведения, не говоря уже о нарушении гармонии образов.

Музыка должна развиваться по своему собственному руслу и вместе с тем всегда соответствовать сюжету и действенно способст вовать созданию его тончайших изгибов.

Душевный подъем, заставляющий затаить дыхание драматизм и веселье, от которого хочется пуститься в пляс, в кинопроизведении могут вылиться в полнокровные художественные эмоции под влия нием музыкального сопровождения. Зрители, как правило, более естественно поддаются этим эмоциям, слыша музыку экрана.

Мысли и чувства персонажей, их жизнь и быт разнообразны.

Поэтому не могут быть однообразными эпизоды в фильме. Так и музыкальное сопровождение в кино должно опираться на использо вание различных форм и методов. Только тогда музыка может быть созвучна произведению.

Композитору надо всегда задумываться о том, в какой форме и каким способом лучше использовать музыку. В творческой практике известно немало случаев, когда удачно сочиненная музыка не приносит ожидаемого успеха, потому что был неправильно сделан выбор формы и способа исполнения.

Вопрос о формах и методах исполнения музыки тоже надо решать с учетом реальных требований и, если сделать упор лишь на саму музыку, прибегая к несообразным с эпизодами формам, то неудача постигнет и саму музыку, и, конечно, пострадает фильм. Музыка в гармонии с фильмом лишь тогда эмоционально и ярко запечатлеет его образы, когда удастся точно определить и эффективно использовать ее форму в соответствии с эпизодами фильма.

Композитор должен определить форму музыкального сопрово ждения – соло, хор или оркестр – в соответствии с идейным содержанием и жизненной ситуацией, изображаемой на экране, с развитием гаммы чувств и эмоциональной обстановкой. Подбор музыкальной формы, созвучной сюжетной линии и эпизоду, повы шение выразительности мелодии являются творчеством, требующим скрупулезного и тонкого мастерства.

Как и режиссер, ведущий монтаж кадров, композитор также должен умело вводить музыку в кадр посредством монтажа. Под музыкальным монтажом подразумевается работа композитора над включением соответствующей песни и музыки по ходу сюжетной линии и эпизодов, определение приемов соединения с ними и отображения в разнообразной музыке и песнях в едином русле.

Благодаря такой работе композитора музыка и песня должны образовать надлежащую гармонию, обретающую разнообразные формы согласно сцене. Лишь тогда музыка будет содействовать яркому раскрытию идейно-эмоционального содержания кинофильма.

В кино музыка не должна вытеснять игру актера, мешая ему свободно передавать характер и жизнь персонажа. Кинематография – это искусство действия, в центре изображения находится жизнь народа. Недопустимо, чтобы без учета этой специфической черты кино, под видом разнообразия музыкального сопровождения актера заставляли неоправданно и без особого смысла исполнять песню или необдуманно вводили такие крупные музыкальные формы, как хор и оркестровое сопровождение, сковывающие действия персонажей.

В отечественном кино целесообразно шире применять панчхан, чем принуждать актера непосредственно петь или имитировать действие профессионального певца, поющего за кадром. Эффекти вное использование панчхан созвучно ситуациям, возникающим по мере развития действий персонажей, позволяет тонко отразить их психологический настрой, дать больший импульс развитию их чувств, согласно жизненной логике.

В кино, исходя из обстоятельств, допустимо вводить и непо средственное исполнение песни артистом. Песня героя, звучащая в крайне необходимый для данной жизненной ситуации момент, производит на зрителей неизгладимое впечатление. Однако неразумно предлагать актеру петь песню, когда это обременяет его в ходе исполнения роли. Естественное отображение движений мысли, чувств и психологии персонажа с помощью панчхан, имеющее целью дальнейшее обогащение идейно-художественного содержания кино, – вот что значит наш стиль.

Музыка к кинофильму должна звучать гармонично и уместно.

Если в литературном или режиссерском сценарии не предусмотрена музыка в том эпизоде, где она нужна, или мелодия оказалась неудовлетворительной, композитор обязан высказать свое мнение и предложить хорошую музыку, чтобы повысить художественный эффект. Впрочем, недопустимо искусственно вставлять эпизод для внедрения музыки. Если нет музыки в том или ином эпизоде, надо, конечно, обратить на это внимание. Однако не следует настаивать на переделке композиции произведения ради того, чтобы выдвинуть музыку на первый план. Неоправданное введение музыки, несозвуч ной течению драмы, губит и драму, и музыку.

Замечательный музыкальный образ в кино может быть создан только коллективными усилиями композитора, дирижера, певцов, музыкантов. Особенно необходима для этого слаженная совместная работа над образом композитора и дирижера. В ней – ключ к созданию превосходных, отвечающих требованиям кино, музыкаль ных образов.

Хорошая музыка – гарантия успеха кино, а замечательное кино настолько же повышает и ценность музыки. Гармония экрана и музыки – итог творческой работы композитора и его гордость.

АРАНЖИРОВКА – ЭТО ТВОРЧЕСТВО В кинематографии немало случаев, когда одна и та же музыка повторяется в различных эпизодах фильма. Бывает, что и тема тическая песня звучит то в сольном исполнении, то в хоровом, то в оркестровом варианте. Когда одна и та же музыка или песня проходит через весь фильм, многократно возвращаясь в разных формах и в различных приемах, тогда восприятие мелодии зависит от аранжировки.

Пренебрежение аранжировкой предопределяет снижение уровня музыкального сопровождения в кино. Отдельные композиторы не способны в полной мере раскрыть возможности удачно сочиненной музыки, что связано во многом с халтурным переложением.

Аранжировка также является творчеством. Она имеет огромное значение, способствуя повышению идейности и художественности музыкального произведения, обогащению и филигранной отделке песенного и инструментального образа. Выразительность звучания одной и той же музыки зависит от качества транскрипции. Виртуоз- ная парафраза способна усилить вкус и колорит исходной музыки, посредственная аранжировка лишь снижает ее идейно-художествен- ную ценность.

Лишь мастерское переложение ярко подчеркивает идейно-эмо циональный строй мелодии, придает колориту музыкального образа многообразие и самобытность. Вот почему говорят, что музыкальная, песенная образность зависит от аранжировки.

Виртуозная транскрипция требует прежде всего глубокого и точного понимания особенностей исходной музыки. Это относится не только к обработке чужих музыкальных произведений. Аранжи руя свое творение, также надо всегда искать подходы к музыкальной новизне, тщательно анализировать мелодические черты и эмоцио нальный колорит сочинения, чтобы затем приступить к работе над образом. Не сможет успешно переложить то или иное музыкальное произведение даже сам мастер, если он не постиг всей глубины его идейно-художественных особенностей.

При аранжировке в основном надо следовать мелодическому образу исходной песни, расширяя и обогащая ее изобразительное содержание. Только исходя из мелодического образа первоисточника, можно глубже раскрыть ее идейно-эмоциональную окраску и еще глубже развить музыкальный образ в целом. Если аранжировщик не будет четко следовать первоначальному мелодическому образу произведения, то не сумеет ярко донести до слушателей его мысли и чувства и внести при транскрипции новый нюанс. В итоге неизбежно сходство и подражательство.

Композитор должен правильно осмыслить мелодический образ музыкального произведения и вложить силы и мастерство в его тонкое отображение. Действуя таким образом, автор сможет ярко выразить суть исходной мелодии и создать самобытный музыкаль ный образ. Только ценой глубоких творческих размышлений возмо жно достичь оригинальности парафразы. Иные композиторы за одну ночь аранжируют два-три музыкальных произведения. Однако поспешность не позволяет им творить новый, оригинальный музы кальный мир.

Аранжировка – это сложный и тяжелый труд. В частности, в киномузыке часто приходится аранжировать мелодию, сообразуясь как с общими требованиями транскрипции, так и с идейно-художе- ственными особенностями кино и конкретными задачами эпизодов и кадров, в которых будет звучать музыка. Следовательно, при переложении следует правильно сложить общий замысел, пред шествовавший созданию музыкального образа, и неуклонно подчи нять эту работу воспроизведению основных мелодий и задаче повышения идейно-художественного уровня киноленты. Чем шире и глубже удастся воплотить композиторский замысел, в котором предусмотрено полное и одновременное решение сложных проблем музыкального и кинематографического изображения, тем лучше получится аранжировка.

Принцип аранжировки – обеспечить полноценное отражение основных мелодий. От того, как удастся переложить основные мелодии исходной музыки, будет зависеть изображение транскрип ции в целом.

Вычурная замысловатость, без нужды повышенный или пони женный регистр, витиеватость мелодий – это парафраза, не имеющая ничего общего с нашим стилем. Бессмысленная транспонировка и усложнение – негодные тенденции, которые нарушают гармонию звучания мелодии и из-за которых теряет отчетливость ее идейно-эмоциональный колорит.

При аранжировке течение мелодий должно быть лаконичным и доступным для восприятия. Надо доходчиво, кратко и ясно выводить основные напевы исходной музыки. Тогда слушатель, обращаясь к ней, будет естественно вовлекаться в музыкальный мир.

При переложении нужно не растерять особенности исходной музыки и вместе с тем придать ей новые нюансы. Аранжировка должна быть свежей по звучанию, подобно тому, как должны выделяться новизной любые музыкальные образы. Лишь тогда переложение обретет ценность как музыкальный образ. Поскольку музыка к кинофильму подчинена глубокому раскрытию темати- ко-идейного содержания произведения, то следует аранжировать ис ходную музыку, развивая ее и придавая ей новые оттенки.

Чтобы создать оригинальную транскрипцию, композитор должен искать новое звучание на основе собственных взглядов. Без творческих усилий, одним лишь осложнением мелодии или перера боткой нескольких ее элементов невозможно создать новый образ.

При этом выбор новых изобразительных средств и приемов, их самобытное использование также является своеобразным средством переложения, вносящим в музыку новые нюансы. Как известно, путем простого заимствования известных стереотипных средств и приемов невозможно создать ничего нового. Новое по содержанию произведение, в котором использованы устаревшие приемы, не будет блистать оригинальностью. Поэтому композитор-аранжи ровщик должен стремиться создать новую, сообразную с содержа нием форму, одновременно сохраняя основные напевы. Обеспечить созвучность характеру и образности музыки и вместе с тем выпу клость и привлекательность – вот в чем секрет высокого мастерства аранжировки.

При разработке музыкального сопровождения к фильму важно искусно переложить аккомпанемент. В одну киноленту включается несколько песен, поэтому виртуозная аранжировка песенного ак компанемента служит важным залогом повышения изобразитель ности киномузыки.

При аранжировке аккомпанирующей музыки надо умело сохранить в ней основные мелодии и в то же время придать песне мягкую тональность. Значение музыкального сопровождения возрастает в том случае, если оно ярко отражает ведущие мотивы и со действует точной передаче текста, обогащая песню в целом. Если аккомпанемент не подчеркивает идейно-эмоциональное содержание песни, естественно выводя и последовательно сопровождая ее, то ничего заметно не прибавляет к песенному образу, и даже, наоборот, обедняет его.

Аранжировка аккомпанирующей музыки должна обеспечивать дальнейшее художественное обогащение и совершенствование обра зов в целом, привносить новый нюанс в ведущие мотивы.

При парафразе надо уделить серьезное внимание выявлению эффекта игры на музыкальных инструментах. Изобразительность этой игры зависит во многом от аранжировки.

Какой избрать инструмент и какую роль поручить ему при переложении – это не простая проблема профессионального харак тера. Каждый музыкальный инструмент, являясь основным средст вом воплощения музыкального образа, отличается своим оригина льным звучанием. Учитывая, что в инструментах многогранно отра жены национальные особенности, они оказывают немалое влияние и на сохранение национального характера музыкального образа.

Звуки наших народных струнных и деревянных духовых инстру ментов отличаются оригинальным тембром, который позволяет выразить огромное богатство национальных эмоций. Они отвечают вкусам и чувствам нашего народа. Стало быть, в аранжировке следует ориентироваться на подбор инструментов по мелодическим особенностям, стараясь главным образом использовать националь ные струнные и деревянные духовые инструменты. Особенно важно поднять роль деревянных духовых инструментов, со всей полнотой выражающих национальные эмоции в звучании музыкального образа.

В оркестре, состоящем из европейских инструментов, проблема их подбора должна решаться на тех же принципах, что и при формировании национального оркестра. Но европейская музыка имеет собственную специфику. Сохраняя ее, надо добиться звукового единения, взяв за основу характерные черты корейской мелодики. А для этого и при аранжировке оркестрового произведения для европейских инструментов было бы правильнее положить в основу струнные инструменты нежного тона и по мере возможности не включать в оркестр металлические духовые инструменты с прису щим им звуком, а также и деревянные духовые инструменты, име ющие резкое или гулкое звучание.

Парафраза, в которой звучат преимущественно фортепьянные мелодии, – это не наш стиль. В частности, надо избавляться от такого догматического взгляда, будто соло непременно исполняется под аккомпанемент рояля. Кроме того, следует воздержаться от неумеренного увлечения электромузыкальным комплексом и нау читься эффективно использовать эти инструменты без ущерба зада чам сохранения национальных черт нашей музыки.

При определении состава оркестра важно обеспечить гармонич ное сочетание народных и европейских инструментов. Некоторые профессионалы утверждают, что в исполнении такой инструмен тальной амальгамы разрушается оригинальный колорит нацио нальной музыки. Но это однобокое рассуждение. Разумеется, синтез самых разножанровых инструментов, при котором сохранился бы яркий национальный колорит, дело не из легких.

Вместе с тем мы приобрели хороший опыт: в музыкальном сопровождении танцев «Снег идет» и «Азалия Родины» устранен прежний шаблон игры на одних только европейских музыкальных инструментах;

здесь сочетались хэгым и скрипка, к которым присое динился наш деревянный духовой инструмент. Благодаря этому удалось более выразительно передать национальный колорит музыки и создать оригинальное созвучие, отвечающее вкусам и эмоциям нашего народа. Это показывает, что синтез национальных и евро пейских инструментов не приводит к смешению несочетающихся звуков. Дело лишь в том, на каком принципе и каким способом сочетаются эти инструменты.

Мы имеем в виду такой синтез национальных и европейских музыкальных инструментов, при котором в звучании доминируют национальные инструменты, а европейские подчинены им и подчеркивается яркое звучание оригинального тембра националь- ных, сохраняются и полнее раскрываются особенности наших деревянных духовых инструментов в целесообразном сочетании с разножанровыми инструментами. Отступление от этих принципов чучхе и уравнительная контаминация тех или иных инструментов в оркестре влечет за собой окрошку из всевозможных звуков, в которой невозможно сохранить оригинальный национальный колорит отечественной музыки. Для правильной комбинации национальных и европейских инструментов в оркестре нужна разумная пропорция, которая обеспечивает яркое выражение корейского тембра и отвечает особенностям музыки, а также функциям и звучанию инструментов.

При инструментовке для музыкального переложения следует обязательно учитывать качество звука и образность песни. Принцип отбора инструментального состава при аранжировке аккомпаниру ющей музыки прежде всего заключается в том, что песня должна звучать ярко. Поэтому при выборе состава аккомпанирующих инструментов для киномузыки вообще целесообразно отдать предпочтение инструментальному оркестру или малому ансамблю, которые позволят полнее раскрыть выразительные возможности песни.

Композитор, аранжирующий киномузыку, обязан всегда иметь представление о конкретных кадрах и сценах кино, в которых будет звучать музыка. С учетом особенностей этих кадров и сцен он может по-разному развернуть музыкальный образ. Но этот образ четко выполнит свою изобразительную роль лишь в том случае, если будут выдержаны требования исходной музыки и найдено гармоничное ее сочетание с кинокадрами. Бессмысленна транскрип- ция киномузыки, которая очевидно перекликается с исходной песней, но не гармонирует с кадрами. При аранжировке композитор должен умело подбирать тембровую окраску в соответствии с идейно-эмоциональным настроением и формой кадров, определять инструментальный состав оркестра и выбирать музыкальное сопровождение и приемы его внедрения на основе всестороннего и серьезного расчета.

Парафраза – это такой вид творчества, который по-новому развивает музыку и песню и наполняет тонкими настроениями и ритмами изображаемую в кадрах человеческую жизнь. Композитора, который пренебрегает аранжировкой, отдавая предпочтение только исходным мелодиям, не приходится считать специалистом, сведущим в музыкальной культуре. Секрет успеха музыкального изображения – в аранжировке. Поистине композитором может считаться лишь тот, кто способен сочинять хорошую музыку и одновременно мастерски аранжировать ее.

ИСКУССТВО И ТВОРЧЕСТВО «Ваш долг – основательно революционизировать себя и беззаветно бороться за дело партии и революции, за торжество социализма и коммунизма.

Действуя так, вы сможете оправдать заботу и доверие партии».

КИМ ИР СЕН ТВОРЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС ДОЛЖЕН СТАТЬ ПРОЦЕССОМ РЕВОЛЮЦИОНИЗИРОВАНИЯ И ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ПО ОБРАЗЦУ РАБОЧЕГО КЛАССА От того, насколько писатели и деятели искусства сумеют революционизировать и преобразовать себя по образцу рабочего класса, зависит их способность продолжать революцию и дойти до коммунистического общества. Вот почему это один из коренных вопросов, от решения которого зависит судьба создания социали стической, коммунистической литературы и искусства.

Революционизировать писателей и деятелей искусства и пре образовать их по образцу рабочего класса – это значит воспитать их революционерами-коммунистами, прочно вооруженными миро воззрением чучхе, революционными писателями и деятелями искусства нового типа.

Эта задача чрезвычайно важна в связи с возрастающей ролью писателей и деятелей искусства в революции и строительстве, а также в связи с особенностями литературно-художественного творчества.

Писатели и деятели искусства – солдаты революции, отвечаю щие за один из участков идеологического фронта партии, непос редственные созидатели социалистической национальной литера- туры и искусства. Обладая профессиональными знаниями и художественным талантом, они непосредственно участвуют в соз- дании социалистической национальной литературы и искусства и вносят свой вклад в воспитание всех членов общества революцио- нерами-коммунистами нового типа, твердо вооруженными идеями чучхе.

По мере продвижения вперед строительства социализма роль писателей и деятелей искусства неуклонно возрастает. После утвер ждения социалистического строя перед деятелями литературы и искусства во весь рост встает задача – создавать больше револю ционных произведений, активно содействующих вооружению масс коммунистическим мировоззрением. С победой социалистического строя ликвидируется экономическая основа, порождающая отжив шие свой век старые идеи. Однако в сознании людей еще долго сохраняются пережитки старой идеологии, доставшейся в наследство от эксплуататорского общества. И это понятно: развитие сознания человека отстает от изменения материальных условий жизни общества. Поэтому писатели и деятели искусства должны больше создавать революционных произведений, призванных оказать боль шое воздействие на процесс вооружения людей коммунистическими идеями.

Чтобы создать произведения, способствующие революционному воспитанию людей, сами авторы – деятели литературы и искусства, должны прежде всего революционизировать и преобразовать себя по образцу рабочего класса, должны стать коммунистами. Революци- онные произведения способны создать только писатели и деятели искусства, обладающие твердым революционным мировоззрением.

Мировоззрение творческих работников прямо отражается в их литературно-художественных произведениях. Писатели и деятели искусства анализируют, оценивают и отражают в своих произведениях реальную действительность, исходя из своих классовых позиций и идейных устремлений. Мировоззрение писателя оказывает сильное воздействие на весь процесс его творчества, начиная с отбора зерна из жизни и до его образного воплощения. Вот почему идейный настрой определяет и характер произведений: пролетарский и народный или буржуазный и антинародный. Стало быть, главное условие, решающая гарантия развития социалистической литературы и искусства – партийной, пролетарской, народной – в том, чтобы писатели и деятели искусства революционизировали и преобразовывали себя по образцу рабочего класса.

Пройденный ими жизненный путь и особенности художествен ного творчества также делают этот процесс жизненно важным требованием. Писатели и деятели искусства старшего поколения в прошлом больше, чем кто-либо другой, испытали влияние старой идеологии, а у молодой художественной интеллигенции меньше, чем у остальных трудящихся, возможностей получить революционную закалку в борьбе, поскольку она в большинстве случаев занята умственным трудом и оторвана от производственного опыта. С другой стороны – существуют объективные предпосылки попасть под влияние капиталистической культуры. Если, не учитывая эти факторы, мы не будем вести непрерывную борьбу за революциони зирование писателей и деятелей искусства, то окажется невозмо жным выкорчевать из их сознания индивидуализм, эгоизм, либера лизм и другие пережитки капиталистической идеологии, а также догматизм, ревизионизм и всякого рода устаревшие идеи, и мы окажемся неспособными энергично продвигать вперед процесс рево люционизирования всего общества и преобразования его по образцу рабочего класса.

Революционизирование писателей и деятелей искусства, пре образование их по образцу рабочего класса – это не только насущная задача нашей революции, но и назревшее требование развития литературы и искусства.

Социалистическая литература и искусство будут развиваться по правильному руслу лишь благодаря внедрению новой, революцион ной системы и методов творчества, отвечающих природе социали стического строя. А пока в области литературы и искусства все еще сохраняются, и в немалом количестве, остатки старой системы и методов, оставшиеся в наследство от классового общества, много требований и к изменению формы. Вот почему для развития нашей литературы и искусства в соответствии с требованиями эпохи чучхе и сущностью социалистического общества необходимо революциони зировать собственно литературу и искусство. А для этого необходимо революционизировать писателей и деятелей искусства.

Каким же образом надо революционизировать и преобразовать их по образцу рабочего класса?

Понимая всю важность революционизирования интеллигенции, как ключевого звена в борьбе за революционизирование всего общества и преобразование его по образцу рабочего класса, а также особенности творческой практики писателей и деятелей искусства, партия уже давно наметила курс на превращение самого творческого процесса в процесс революционизирования и преобразования деяте лей литературы и искусства по образцу рабочего класса.

Таково одно из действенных средств революционизирования литераторов и работников искусства.

Процессы их творческой практики и революционизирования находятся в неразрывно тесных отношениях. Эти процессы содержат оба аспекта борьбы за достижение единой цели.

Проводя работу по революционизированию писателей и деятелей искусства, партия преследует основную цель – вооружить их чучхейским мировоззрением и побудить к созданию замечательных революционных произведений, призванных содействовать воспита нию людей в коммунистическом духе, и в итоге довести их до коммунистического общества. Руководя в едином порядке творче ской практикой писателей и деятелей искусства и борьбой за их революционизирование, мы сможем энергично ускорить этот про цесс и одновременно направлять развитие литературы и искусства по верному руслу. Разделение этих двух звеньев лишь нанесет вред как делу революционизирования писателей и деятелей искусства, так и развитию литературы и искусства. Отрыв творческой практики от революционизирования порождает и правый уклон, который отри цает необходимость идейной закалки писателей и деятелей искусства и признает первостепенность творчества, и левый, который прене брегает творчеством и односторонне подчеркивает идейную завалку.

Подобные перегибы не только мешают ускорению процесса революционизирования и преобразования писателей и деятелей искусства по образцу рабочего класса, но и делают невозможным успешное создание новой, коммунистической литературы и искус ства.

Курс партии на превращение творческого процесса в процесс революционизирования научно обоснован и реален. Он отвечает не только коренным задачам революционизирования, но и природе революционного литературно-художественного творчества.

Революционной практике принадлежит очень важная роль в перестройке идейного сознания людей, в ускорении процесса рево люционизирования и преобразования масс по образцу рабочего класса.

Товарищ Ким Ир Сен подчеркивал, что революционная прак тика – могучее средство перестройки сознания человека.

Человек, как показывает жизнь, непрерывно закаляется и стано вится революционером в ходе трудной и сложной практической деятельности по преобразованию природы и общества. Подобно этому, писатели и деятели искусства могут успешно продвигать вперед дело своего революционизирования в ходе выполнения своих основных задач, то есть творческой работы над созданием произведений литературы и искусства и художественных пред ставлений.

Отнюдь не легко творить революционные литературно-художе- ственные произведения. Творческая практика – весьма трудное и сложное революционное дело, требующее высокого душевного напряжения, энтузиазма, стойкой воли, настойчивости, терпения, железной организационной дисциплины и благородного духа кол лективизма.

Революционная творческая практика создает все условия и возможности для того, чтобы революционизировать писателей и деятелей искусства, преобразовать их по образцу рабочего класса.

Исходя из этого, партия наметила курс на превращение процесса творчества в процесс революционизирования и преобразования писателей и деятелей искусства по образцу рабочего класса. Долг творческой интеллигенции – ясно понять революционную сущность курса партии и последовательно претворять его в жизнь.

Последовательно отстаивать партийность, пролетарскую клас совость, дух служения народу, воспитывать чувство беспредельной преданности партии и революции – вот каким прежде всего должен быть творческий процесс писателя и деятеля искусства, революцио низирующего себя в ходе работы.

Создание и представление перед народом революционных литературно-художественных произведений – первейший револю ционный долг, славная боевая задача писателей и деятелей искусства, возложенная на них партией. Только успешно решив эту задачу, они смогут ответить преданностью на высокое политическое доверие и надежды партии. Творческий процесс должен превратиться в процесс привития каждому литератору и деятелю искусства чувства преданности партии и непрерывной закалки партийности. Лишь тогда он действительно станет процессом их революционизирования.

Чтобы превратить свое творчество в такой процесс, писатели и деятели искусства должны всю свою творческую жизнь посвятить труду и борьбе, следуя примеру героев революционных произве дений.

Герои произведений нашей литературы и искусства – типичные образы революционеров, которые, крепко вооружившись великими идеями чучхе, самоотверженно борются за последовательное пре творение в жизнь линии и политики партии. Яркие образы рево люционных героев, конечно, создаются писателями и деятелями искусства. Но не все они достигают высот духовного настроя своих героев. Порой слышится оценка масс, что образ героя того или иного литературно-художественного произведения слабее, чем реальный прототип. Это говорит о том, что по глубине духовного мира писатели и деятели искусства уступают своим героям.

Чем крепче литераторы и работники искусства вооружены мировоззрением чучхе, чем выше их идейная готовность жить, трудиться и бороться, подобно революционным героям, тем богаче духовный мир героя и глубже идейность произведения. Писательский долг – прежде всего усердно учиться у своих героев и неустанно продолжать работу по идейному самовоспитанию. Тот, кто бывает революционером только в период создания произведения или сценического выступления, а в повседневной жизни становится самим собой и живет как вздумается, тот ни в коем случае не способен создать подлинно яркий образ революционера, не сможет революцио- низировать и преобразовать себя по образцу рабочего класса.

Творчество – это не профессия, а почетное революционное дело.

Любому деятелю искусства, если он хранит в душе глубокие чувства достоинства и гордости за служение партии и народу своим творчеством, следует постоянно подстегивать себя вопросами: «Мне поручено создать образ революционера, но подготовлен ли я в идейно-политическом и профессионально-деловом отношении к художественному воплощению этого персонажа? Присущи ли мне высокие качества революционера – готовность последовательно и до конца претворять в жизнь задание, идя в огонь и в воду, как этот герой, если того требует партия и революция? Достиг ли я высот его нравственности?» Чтобы ответить на эти вопросы положительно, каждый писатель и деятель искусства должен всегда и везде вести настойчивую целенаправленную борьбу, сделав своим девизом призыв: «Жить, работать и бороться, как революционные герои!» Лишь став на этот путь, они превратятся в революционизированных писателей и деятелей искусства, которые дышат, мыслят и действуют, как революционеры – герои их произведений. Лишь тогда они смогут на деле превратить свое творчество в процесс революционного и идейного самовоспитания.

Чтобы творческая деятельность переросла в процесс револю ционизирования и преобразования самих себя по образцу рабочего класса, им следует также активизировать свое участие в револю ционной жизни организаций, в ходе творческого труда преобразовы вать свою личную жизнь на революционных началах.

Идейное сознание писателей и деятелей искусства неотделимо от их жизни. Революционизированный человек занимается творчеством сознательно и активно, живет культурно и скромно. Идейные взгляды и образ жизни художника находят наиболее концентрированное выражение в его произведениях. Тот, кто не может наладить повседневную жизнь, не способен и на творчество.

Писатели и деятели искусства должны относиться к своему творчеству как к процессу идейного самовоспитания и революцион ной закалки, принимать активное участие в жизни своей организации.

Только тогда они смогут стать настоящими революционерами. Все без исключения они должны добросовестно выполнять творческие задания, полученные от организации, сознательно соблюдать этику творчества, по-революционному жить и трудиться под руководством и контролем парторганизации. Это должно стать нормой, войти в привычку.

При этом особенно важно организовать и планировать творче скую работу и соблюдать дисциплину. Партия уже покончила с отжившей свой век консервативной системой творчества и установи ла новый, революционный порядок, даже ввела распорядок дня. В любых условиях, в любых обстоятельствах писатели и деятели искусства должны соблюдать принцип: жить и работать по установ ленной партией системе творчества и норме жизни, вести острую идеологическую борьбу с нарушениями установленного порядка и дисциплины, с проявлениями своеволия в творчестве и жизни.

В нашем обществе революционное литературно-художественное творчество живет и движется не умом и талантом нескольких человек, а общими усилиями, коллективным разумом и сознательной дисциплиной писателей и деятелей искусства, глубоко осознавших свою миссию. Высокая политическая сознательность, железная дисциплина, коллективистский дух, внедренные в практику рево люционного литературно-художественного творчества, – главный залог появления удачных произведений.

В частности, в создании таких комплексных видов искусства, как кино, опера и пьеса, единство идейной воли и дисциплина коллектива имеют жизненно важное значение. Здесь все творческие работники должны мыслить и действовать, объединенные единой идеей и волей.

Их долг – единодушно стремиться совершенствовать произведение, помогать друг другу, действуя под лозунгом: «Один за всех, все за одного!» Для повышения качества произведений и достижения единства идей и воли коллектива необходимо превратить весь творческий процесс в борьбу за усиление активности работников искусства в работе своих организаций и формирование коммунистической твор ческой этики. Лишь тогда творческая практика станет именно горнилом идейной закалки и лучшей школой революционного воспитания.

В борьбе за превращение творческого процесса в процесс революционизирования и преобразования людей по образцу рабочего класса важное значение имеет активизация критики.

Революционная практика творчества – это процесс борьбы и новаторства, когда смело выкорчевывают с поля литературы и искусства всякие старые идейки и устаревшие трафареты, доставшиеся нам в наследство от эксплуататорского общества, преобразуют их согласно требованиям чучхе, и создают новую, ком мунистическую литературу и искусство, отвечающие природе ра бочего класса. В ходе преобразования литературы и искусства со гласно требованиям чучхе, как правило, поднимают голову носители идеек всех мастей. Надо неотлагательно вступать в борьбу со всякими нездоровыми элементами и недостатками, появляющимися в процессе творчества, направив против них непримиримый огонь критики.

Критика всегда должна быть искренней, принципиальной и товарищеской. Каждый обязан относиться к критике принципиально – честно выступать с самокритикой, откровенно признавать и испра- влять свои недостатки, постоянно видеть себя в зеркале масс. Наряду с этим нужно помогать и своим товарищам исправлять ошибки и недостатки, выступая с критикой в их адрес. Когда в коллективе царит революционная атмосфера критики, ладится творческая работа и быстрее идет творческий рост самих деятелей искусства.

Руководство партии – вот предпосылка и решающая гарантия превращения творческого процесса в процесс революционизирова ния и преобразования деятелей литературы и искусства по образцу рабочего класса.

Революционное обновление творческой деятельности и повсе дневной жизни писателей и деятелей искусства может быть успеш ным только благодаря верному руководству партии. Писатели и деятели искусства, если они полны стремления служить револю ционному делу рабочего класса, призваны под руководством партии активно стремиться стать стойкими революционерами.

Приняв руководство партии, они должны целиком вверить ей свою судьбу и глубоко доверять ей. Вверит ли писатель всего себя партии или нет – этот вопрос прямо связан с проблемой откровен ности перед партией. Кто целиком вверяет себя партии и следует за ней, тот всегда мыслит и действует так, как учит партия, и сможет быстрее революционизировать себя.

Чем сложнее обстановка, тем решительней должен звучать голос писателей и деятелей искусства в поддержку партии. Если ими допущены ошибки, они обязаны открыть душу перед партией. Когда, откуда и какой бы ветер ни подул, они должны без малейших колебаний твердо верить партии и следовать за ней. Таковы позиция и подход людей, преданных партии. Такие люди всегда добиваются успехов в любом деле, а в случае ошибки могут быстро исправить ее и продолжать движение вперед.

Революционизирование писателей и деятелей искусства и пре образование их по образцу рабочего класса в практике творчества осуществляется отнюдь не легко, в процессе создания одного-двух произведений. Человек должен революционизировать себя непре станно, всю жизнь. Даже боец, закаленный в тяжелой революционной борьбе, может отстать от времени, если не будет непрерывно заниматься революционным самовоспитанием и закалкой в практи ческой борьбе.

Если для лечения и укрепления здоровья назначено сто доз лекарства, то для достижения эффективности нужно принять все эти сто доз, потому что даже без одной, сотой дозы лечение может потерять смысл. Так же обстоит дело и с революционизированием писателей и деятелей искусства. Им не следует вести борьбу за свое революционизирование наскоками, путем штурмовщины. Человек становится революционером не за один-два дня, не революционизи рует его прочтение нескольких книг или совершение одного-двух новаторских деяний. Борьбу за революционизирование непременно нужно вести упорно и до конца, с большой терпеливостью.

Стать революционным деятелем искусства – важнейший долг творческих работников, создающих социалистическую, а затем и коммунистическую литературу и искусство. Задача наших писателей и деятелей искусства – поддерживая курс партии по превращению творческого процесса в процесс революционизирования и преобра зования себя по образцу рабочего класса, активно стремиться стать подлинными художниками нового, коммунистического типа.

ЧЕЛОВЕК ВИДИТ, СЛЫШИТ, ЧУВСТВУЕТ И ВОСПРИНИМАЕТ НАСТОЛЬКО, НАСКОЛЬКО ЗНАЕТ Познаниям человека нет предела. В мире не существуют непо знаваемые вещи и явления. Непознаваемое становится познанным по мере развития общества и прогресса науки. Широта и глубина познания и восприятия предметов и явлений проявляются у людей по-разному. Так происходит потому, что у них имеются различия в идейном сознании и неодинаковые познавательные способности.

Сознание человека – это отражение действительности, но действительность не отражается в сознании сама по себе. Познание человеком действительности – это процесс активного мышления, и потому оно не может выйти за пределы уровня подготовленности человека. Чем больше у человека знаний, тем шире и глубже он воспринимает реальный мир. А у того, кто мало видел и слышал и не глубок личный опыт, соответственно узкий кругозор и ограничен ность в восприятии действительности.

Широта и глубина познания, в конечном счете, зависят от зрелости мировоззрения и познавательных способностей. Человек видит, слышит, чувствует и воспринимает настолько, насколько знает.

Поэтому каждый должен усердно учиться и учиться, сажень за саженью воздвигая высокий монумент знании.

Но не всякое знание становится силой в познании и практике.

Непригодное в практике знание – это всего лишь знание ради знания, и как бы много его ни было, пользы от него нет.

Подлинное значение знания определяется тем, насколько точно оно отражает истинную суть природы и общества, насколько боль шую силу оно проявляет на практике. Лишь то знание, которое появилось по требованию практики и проверено на практике, может стать силой, используемой в преобразовании природы и общества.

Мы говорим: насколько знаешь и подготовлен, настолько видишь, слышишь, чувствуешь и воспринимаешь. Это значит, что только с богатым багажом живых знаний можно точно видеть, чувствовать и воспринимать все вещи и явления, чтобы затем на этой основе безошибочно разворачивать практическую деятельность.

Чтобы знания стали силой, их нужно сочетать с революционным мировоззрением. Мировоззрение как совокупность взглядов на природу и общество определяет отношение человека к действитель ности, обусловливает его познавательную и практическую деятель ность. Поэтому только истинное мировоззрение позволяет людям точно видеть и воспринимать действительность и вести правильную практическую деятельность.

Подобные отношения между объективным миром и познанием, между познанием и практикой так же отражаются и при создании литературно-художественных произведений.

Цель настоящей литературы и искусства – вооружить людей революционным мировоззрением – оружием для верного познания мира и работы по преобразованию природы и общества. Эта цель осуществима лишь в том случае, если литературно-художественные произведения поднимают животрепещущую человеческую проблему, широко и глубоко воссоздают процесс формирования револю ционного мировоззрения в сознании людей, ярко и многогранно отражают социальную жизнь. Понятно, что художник может до биться творческих успехов, будучи основательно вооруженным революционным мировоззрением рабочего класса.

И художник видит, слышит, чувствует, воспринимает и выражает настолько, насколько знает. Насколько широки и глубоки его знания о природе и обществе, о человеке и жизни – прямо отразится в его творчестве. Только богатство знаний и жизненный опыт позволяют художнику показать в литературном произведении человека и жизнь так многогранно, доходчиво и живо, как это бывает в реальной действительности.

В каждом произведении ярко отражается политический кругозор и художественное мастерство автора. Реальность – источник творчества, почва для изображения. Но не вся действительность служит предметом искусства, да и она изображается в произведении не так, как есть на самом деле.

Все, что отражено в произведении, проанализировано и оценено идейно-художественным взглядом художника на жизнь, сама форма произведения избирается в соответствии с требованиями содержания.

В произведении нет ничего такого, что бы не отвечало личным суждениям художника. Один и тот же предмет, одна и та же жизнь неодинаково отражаются в литературе. И это связано с идейно-худо- жественным уровнем автора. Поэтому художник призван овладеть высоким политическим кругозором, художественным мастерством и многогранными знаниями, которые позволяют ему точно видеть и правдиво описывать предметы и явления.

Художник должен прежде всего обладать широким политиче ским кругозором. Под этим подразумевается глубоко партийная точка зрения, умение с революционных позиций четко видеть и проницательно судить различные предметы и явления.

Широкий политический кругозор позволяет ему точно найти и глубоко проанализировать суть проблемы во всей сложной гамме разнообразной действительности и разрешить ее на высоте требова ний партии и интересов революции. Без верных революционных взглядов, необходимых для изучения реальной жизни и создания произведений, художник окажется не готовым к тому, чтобы рас крыть сущность и значение происходящих событий, будет неизбежно искажать их.

Политический кругозор художника – это фактор, определяющий идейно-политический уровень произведения, и одновременно – важное условие, гарантирующее его высокую художественность.

Только художник с широким политическим кругозором может четко придерживаться принципа правдивого отображения жизни, может постоянно добиваться творческих успехов, своевременно оценивая правильность создания образа.

Наряду с широким политическим кругозором художник должен владеть высоким художественным мастерством. Поскольку своим художественным творчеством он служит партии и революции, то достижение вершин мастерства является закономерным требованием.

Человек, имеющий низкий уровень технических знаний, не может быть отличным инженером, а писатель, обладающий низким художе- ственным мастерством, – настоящим творческим работником.

Высокое художественное мастерство наряду с широким политическим кругозором относится к основным признакам, характеризующим революционного деятеля искусства.

Мастерство художника служит предпосылкой для сочетания в его творчестве высокой идейности и художественности. Только талант дает ему возможность точно реализовать свой творческий замысел.

Даже отобрав в жизни социально значимое зерно и горя творческим пылом, писатель не сможет впечатляюще раскрыть свой замысел, если у него нет или не хватает изобразительных возможностей. В зерне заключено не только идейное ядро, но и почва для корней изобразительных элементов, из которых вырастут цветы. Стало быть, творческий работник способен сотворить красивые цветы лишь тогда, когда он в полной мере обладает широким политическим кругозором и высоким художественным мастерством.

Мастерство художника может стать подлинной творческой силой лишь в сочетании с широким политическим кругозором. Тот, кто знает только искусство и не сведущ в линии и политике партии, никогда не станет революционным деятелем искусства. Обладая только талантом, писатель не в силах создать ценных высокоидейных и высокохудоже- ственных произведений. Прекрасное искусство рождается усилием творческого работника, который гармонично сочетает в себе правильный взгляд на все сферы революции и строительства, богатые знания о природе и обществе и высокий художественный талант.

Художник должен быть творческим мастером, имеющим раз ностороннюю подготовку. Искусство отражает действительность комплексно и целостно. Поэтому художник должен широко и глубоко знать жизнь, обладать всесторонними знаниями об окружающем мире.

По глубине знаний о всех сферах природы и общества художник не должен уступать специалисту данной области. Лишь тогда он сумеет без затруднений создать любой художественный образ. Особенно это касается кинематографистов – творцов синтетического вида искусства, которые должны знать в совершенстве все об искусстве и технике.

Долг художника – быть неутомимым энтузиастом, непрерывно учиться и учиться, используя все средства и методы, все условия и возможности.

Книга – кладезь знаний, дающий художнику жизненно необхо димую ему духовную пищу. Из нее можно почерпнуть богатые и многогранные сведения о природе и обществе: по политике, эконо мике, науке, культуре, военному делу и морали. Из всех людей художник более всего не может жить, не может заниматься творче ской деятельностью без книги. Книга – спутник в жизни, замеча тельный учитель. Ее нельзя выпускать из рук всю жизнь.

Художнику следует без устали учиться в практике жизни. Его творческая деятельность – самая значительная, важная общественная практика. В практике творчества художник обязан усвоить глубокие специальные знания и непрерывно шлифовать свой разум и талант.

Практика является исходным пунктом и основой познания. Поэтому наиболее рациональным путем в творчестве деятелей искусства является накопление специальных знаний и профессионального мастерства в ходе практической деятельности.

Кинематографист должен знать теорию кино. Однако одного глубокого знания этой теории явно недостаточно для создания хорошего фильма. Теория кино, безусловно, очень нужна для кинематографиста. Однако, владея только этим багажом знаний, он не сможет успешно решить все проблемы, возникающие в творче ской практике. Знаниями и мастерством в области кинотворчества можно в полной мере овладеть лишь в процессе самого творчества.

Практика помогает художнику совершенствовать и обогащать методы обобщения и различные изобразительные приемы при переносе жизни на художественное полотно, лучше конкретизировать и закреплять то, что было усвоено на теоретических занятиях, про- верять правоту своих убеждений, накапливать новые знания и опыт.

Художник должен уметь учиться и на опыте других творческих работников. Прежде всего ему следует пользоваться опытом и уроками собственного творчества и вместе с тем скромно и искренне пере- нимать опыт других творческих работников. Только так он сможет накопить необходимые ему всесторонние и богатые знания и опыт.

Художник призван всю жизнь неустанно учиться, чтобы не раскаиваться потом в напрасном времяпрепровождении. Учиться и учиться – вот широкий путь для больших творческих успехов.

ОТВЕЧАТЬ ПРЕДАННОСТЬЮ НА ДОВЕРИЕ ПАРТИИ Писатели и деятели искусства должны оправдывать высокое политическое доверие партии своим творческим профессионализмом и преданностью. Это новое требование партии выдвигает задачу революционизировать литераторов и работников искусства и поднять идейно-художественный уровень литературы и искусства на новую высоту в соответствии с требованиями социалистического, ком- мунистического строительства.

Оправдать высокое политическое доверие партии своим творче ским трудом и преданностью – важнейшая проблема политической жизни писателей и деятелей искусства. Она тесно переплетается с их судьбой как художников.

Политическое доверие партии – наивысшее проявление чести и счастья для писателей и деятелей искусства, вверяющих ей свою судьбу и отдающих себя целиком делу партии и революции. Только благодаря такому высокому политическому доверию они обретут и смогут прославлять политическую жизнь. Их политическая жизнь немыслима в отрыве от доверия партии.

Литераторы и работники искусства должны снискать для себя не только политическое, но и доверие партии к их таланту и способностям. Под этим доверием подразумевается: партия верит, что они способны создать замечательные литературно-художест венные произведения, сочетающие в себе высокую идейность и художественность, и что они могут справиться с любым сложным творческим заданием, порученным им партией. Такого доверия партии заслуживают лишь те писатели и деятели искусства, которые обладают широким политическим кругозором, всесторонними зна ниями и большим художественным талантом.

Наша партия, настойчиво требуя от них повысить идейно-полити- ческий уровень и художественное мастерство, создает все необходимые условия для роста политического и профессионального уровня. Цель этого заключается в том, чтобы последовательно революционизировать всех писателей и деятелей искусства и довести их до коммунистического общества без единого отстающего. Поэто му они должны всегда помнить, что требование партии о совер шенствовании своей политической и профессиональной подготовки вызвано ее огромным доверием и любовью, и отвечать на это доверие и любовь преданностью.

Верность писателей и деятелей искусства делу партии должна находить свое конкретное выражение не на словах, а на деле, в их произведениях. Они могут оправдать глубокое доверие партии, создавая высокоидейные и высокохудожественные революционные произведения, отвечающие велению времени и стремлениям народа.

Идейно и художественно полноценные произведения могут создавать только такие писатели и деятели искусства, которые надежно подготовлены в идейно-политическом и художественном отношении. Долг писателя и деятеля искусства – утверждать единую идейную систему партии, неустанно повышать свое художественное мастерство и быть всесторонне подготовленными к тому, чтобы с точки зрения идейности и художественности успешно выполнить любое творческое задание партии.

Учеба и практика – основной путь повышения их политического и профессионального уровня. Кто не прилагает никаких усилий, тот не сможет обладать высокими политическими и деловыми качествами. Широкий политический кругозор и высокое художест венное мастерство приходят лишь в процессе неустанной учебы и практики.

Работа, направленная на повышение политического уровня и творческого мастерства писателей и деятелей искусства, должна строиться по принципу усиленной теоретической учебы, а также активного репетирования.

В теоретических занятиях важно рационально сочетать изучение теории в области политики и искусства. Покорение идейно-художе- ственных вершин творчества обязательно требует, чтобы писатели и деятели искусства в совершенстве владели теорией в области политики и по своей специальности. Люди, не сведущие в политической теории и знающие лишь теорию искусства, не смогут создать для общества и народа ценные художественные произведе ния. Само собой разумеется, что художник, не чувствующий пульс времени и революции, не способен представить себе искусство, воплотившее высокий дух времени и глубокие революционные идеи.

К тому же не подготовленный всесторонне творческий работник не сумеет правдиво отразить в своих произведениях сложную и разно образную человеческую жизнь.

Приоритет политучебы и ее активизация – первейший принцип организации учебы и практических занятий.

Основой политучебы является глубокое изучение и усвоение великих идей чучхе. Твердое вооружение писателей и деятелей искусства идеями чучхе имеет решающее значение для утверждения в их сознании и творчестве революционного мировоззрения, овладе ния теорией и специальными знаниями, необходимыми для их творческой деятельности.

Писатели и деятели искусства должны также прочно вооружиться чучхейскими идеями и теорией нашей партии по вопросам литературы и искусства. Они всесторонне и глубоко освещают основные принципы и пути развития социалистической, коммунисти- ческой литературы и искусства, все проблемы творческой практики.

Поэтому для того, кто прочно овладел идеями чучхе в области литературы и искусства, нет тупиков в творчестве, нет неразрешимых проблем, нет опасности заблудиться, впав в левую или правую крайность.

При изучении теории искусства можно познакомиться с другими справочными материалами, чтобы глубже и шире понять сущность и правоту чучхейской мысли о литературе и искусстве и уяснить для себя, в чем сущность и вредность противоречащих этой мысли «теорий». Однако нужно помнить, что, не усвоив идей чучхе в области литературы и искусства, воспринимая увиденное без анализа, невозможно отличить истину от фальши, более того, легко ошибиться, видя все в мутном свете.

Изучение теории искусств должно иметь своей целью подготовку всесторонне развитых и способных деятелей искусства коммуни стического типа. Социалистическое и коммунистическое общество требует, чтобы каждый человек стал способным работником, соче тающим в себе духовное богатство, моральную чистоту и физическое совершенство. В соответствии с требованиями нового общества деятели искусства призваны овладеть глубокими знаниями и прак тическими навыками не только по своей, но и по другим специально стям, обладать широким политическим кругозором, высокими мо ральными качествами и крепким здоровьем.

Занятия по искусству должны способствовать успешному осу ществлению очередных творческих заданий и вестись систематиче ски с учетом конкретных перспективных планов. Так, актеру, кото рому завтра предстоит сыграть роль тракториста, ведущего пахоту, сегодня не следует учиться игре на музыкальном инструменте под предлогом повышения квалификации. Занятия по искусству только тогда принесут хорошие плоды, когда будут тесно сочетаться с творческой практикой.

Но увязывая учебу с очередной творческой работой, нужно исходить из принципа, что конечная цель учебы – подготовка всесторонне и гармонично развитого артиста. Нельзя говорить о систематическом и равномерном повышении художественного ма стерства, если день за днем проходит следующим образом: сегодня артист занят только репетициями по созданию образа, а завтра торо пится с подготовкой к концерту. Непродуманные планы занятий и распорядок дня лишь заткнут очередные дыры в работе, но не спасут артиста, за месяцы и годы полностью израсходовавшего себя. В учебном плане должны определяться конкретные задания на каждый этап занятий, и эти задания надо обязательно выполнять одно за другим. И тогда учеба вызовет интерес и принесет ожидаемый успех.

Учеба должна непременно давать живые, пригодные для прак тики знания. Чтобы достигнуть успеха, теоретическая подготовка должна обязательно сочетаться с репетициями, направленными на повышение творческого мастерства. А практические занятия, репе тиции должны проводиться научно, на основе теоретической подго товки. Ведь теория искусства – это научная основа, содействующая развитию практических навыков. Репетиции, практические занятия служат делу повышения мастерства и представляют из себя процесс превращения теории в живые, прочные знания. Художественное мастерство лишь тогда обретет творческую силу, когда теория будет гармонично сочетаться с практикой, жизнью. Тот, кто на словах разливается соловьем, а на деле оказывается неспособным осущест вить задуманное, не вправе называться артистом.

Долг писателей и деятелей искусства – настойчиво работать над повышением своего профессионального мастерства. Однако в большинстве случаев писатель, режиссер, оператор и художник меньше уделяют внимания своему творческому росту, чем артисты и музыканты. Здесь дают о себе знать еще бытующие ошибочные взгляды на учебу, связанную с повышением мастерства. Иные думают, будто учеба необходима лишь для начинающих, для тех, кому не хватает профессиональных навыков, или для тех, кто делает первые шаги в искусстве. И литераторы и деятели искусства, если они по-настоящему стремятся служить делу партии и народа, должны всю жизнь неустанно работать над повышением своего художественного мастерства.

И с точки зрения совершенствования профессиональных навыков совершенно очевидно, что писателю, режиссеру, оператору и ком- позитору нужны специальные художественные навыки. Киносце нарист должен обладать знаниями о режиссуре, актерском искусстве, киносъемке, изобразительном искусстве, музыке, в общем, доско- нально знать обо всем, что связано с кинематографией. Режиссер, призванный руководить актерским коллективом, обязан быть большим знатоком теории и практики по сравнению с актером.

Оператор, полагающий, что ему ничего не надо знать, кроме съемочной техники, не сможет ярко запечатлеть на ленте замысел сценариста. Не сможет создать хорошую киномузыку тот композитор, который не знаком с литературой и плохо играет на музыкальном инструменте.

Одним из действенных методов повышения навыков, художест венного мастерства могут стать показательные выступления масте ров искусств перед массовой аудиторией. Это эффективная форма, которая охватывает все аспекты творческого роста. Участие в таких выступлениях способствует тому, что люди искусства смотрят па своих коллег и учатся друг у друга. Кроме того, подобные выступле ния можно организовывать регулярно.

Чтобы выступления мастеров искусств были успешными, надо удачно подобрать репертуар, имеющий богатое идейно-политическое содержание и способствующий многогранному повышению художе- ственного мастерства. При этом в программу желательно включить разнообразные номера: удачные фрагменты из кинофильмов, одноактные пьесы, рассказы и стихи, скетчи, юморески, песни, инструментальную музыку и т. п.

По форме и содержанию такие показательные выступления должны отвечать требованиям учебно-воспитательного характера.

Тогда их участники смогут повысить свое мастерство, а зрители увидят много для себя поучительного. Они не должны носить чисто соревновательный характер, например, между выдающимися де ятелями искусств или между начинающими артистами. В первом случае не смогут проявить себя артисты низкой квалификации, а во втором – выступления не окажут большого воздействия на тех, кто уже стал зрелым мастером сцены. Это отрицательно повлияет и на самих исполнителей, что не будет способствовать росту квалифи- кации всего художественного коллектива, а в дальнейшем скажется и на повышении творческой активности его членов.

Второй важной формой работы над повышением художествен ного мастерства могут стать концерты небольших коллективов.

Такие творческие встречи обеспечивают практику, способствующую повышению мастерства артистов, приближают искусство к жизни, связывают деятелей театра и кино с массами.

Практика по повышению мастерства может быть коллективной, организованной в виде выступлений и концертов, или инди видуальной.

Собрать для коллективной практики всех артистов – дело не легкое. Но практиковаться в мастерстве нужно постоянно и нельзя ограничиваться только выступлениями и концертами. Коллективная практика может принести успех, когда базируется на индиви дуальной подготовке артиста.

В индивидуальной практике следует ставить перед собой ясные цели и задачи. Репетировать нужно неустанно, руководствуясь научной системой упражнений, под руководством своей организации и с помощью всего коллектива.

Учебу и практику артисты должны умело сочетать с творческой работой. Для этого важно разработать строгий распорядок дня и плодотворно трудиться. Один день в жизни человека – это всего лишь мгновение, но мгновение важное и наполненное смыслом. Его не перепрыгнешь, открывая путь в далекое будущее. Мастера искусств должны крепко запомнить эту истину и плодотворно работать каждый день.

Распорядок дня – это ежедневный творческий план. Он необхо дим в процессе последовательного установления революционной атмосферы жизни, боевой организации труда и борьбы. Следова тельно, этот план не станет реальностью, если не будут устранены устаревшие жизненные привычки. Там, где бытуют старые взгляды на жизнь и устаревшие жизненные привычки, весьма трудно устано вить новую, революционную атмосферу жизни. Деятели искусства призваны развернуть настойчивую борьбу за полную ликвидацию всего устаревшего, беспечного, расхлябанного и беспорядочного, которое встречается в жизни, жить и действовать целеустремленно и энергично, с высоким политическим энтузиазмом.

Чтобы жить и творить по-революционному, писатели и деятели искусства должны выполнять распорядок дня организованно, сделать его своей нормой и привычкой. Это очень важно для ускорения их революционизирования и преобразования по образцу рабочего класса, для активизации их творческой деятельности.

Планирование и организация жизни позволяют жить и творить целеустремленно и делать полезные дела, даже имея в распоряжении только один день жизни. И наоборот, существование без жизненного плана не дает возможности эффективно использовать время, день за днем лишает смысла. В беспорядочной жизни без ясной цели много пробелов и изъянов. Это открывает дорогу всяким нездоровым элементам, затуманивающим сознание человека, заражает его ум.

Сделать распорядок дня нормой и привычкой – это значит: всегда планомерно организовывать учебу и творчество, политическую и культурную жизнь, превратить их в жизненно необходимую потребность, в естественный процесс жизни. Строгая планомерность в делах, высокая организованность в работе – таковы характерные черты, присущие коммунисту. Они должны находить свое яркое воплощение в нашей жизни.

Главным в распорядке дня деятелей искусства является творче ский труд. Учеба и культурная жизнь, жизнь в политических органи зациях и общественная деятельность, все это должно способствовать успешному выполнению творческих замыслов, как основной задачи.

В организации и соблюдении распорядка дня непременно должен быть сделан главный упор на творчество. При этом надо активизи ровать жизнь в политических организациях, превратить занятия по искусству, необходимые для повышения мастерства, в жизненную потребность и параллельно с этим вести общественную и культурную работу. Если считать главным лишь творчество и игнорировать жизнь в политических организациях и учебу, то такое отношение станет помехой творчеству и повлечет за собой серьезные последст вия в политическом развитии деятелей искусства. Чем больше занят делами революционер, тем планомернее он должен трудиться, умело и целеустремленно используя рабочее время.

Жизнь деятелей искусства должна стать процессом напряженной, активной борьбы, когда они живут, работают и творят как революционеры. Рабочий день должен, как правило, начинаться с учебы и заканчиваться подведением итогов проделанного и опреде лением плана на завтра. Надо, чтобы день сегодняшний отличался от вчерашнего, а завтрашний – от сегодняшнего. Каждый день должен стать непрерывной серией нового продвижения вперед. Только о тех, кто своей творческой жизнью во имя партии и революции озаряет каждый день и каждый час, можно сказать: эти деятели искусства живут достойно и плодотворно, ибо обладая высокой политической сознательностью и профессионализмом, они отвечают преданностью на огромное политическое доверие и заботу партии.

«СКОРОСТНОЙ БОЙ» – ОСНОВНОЙ ПРИНЦИП РЕВОЛЮЦИОННОГОЛИТЕРАТУРНО- ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА «Скоростной бой»5, энергично развернувшийся в последние годы в области литературы и искусства, привел к небывалому творческому подъему и созданию множества произведений, отличающихся высокой идейностью и художественностью. Жизненная сила «скоростного боя» ярко проявилась в ходе экранизации бессмертного классического шедевра «Судьба охранника», а затем в процессе создания фильмов на современные темы и революционных опер по типу «Море крови». Опыт свидетельствует, что именно «скоростной бой» стал тем революционным принципом творчества, который ускоряет развитие литературы и искусства в соответствии с требова ниями реальной действительности и способствует значительному подъему идейно-художественного уровня произведений.

«Скоростной бой» в литературно-художественном творчестве – подлинно революционный принцип работы и основная форма творческой вахты. Максимально мобилизуя политическую созна- тельность и творческий энтузиазм деятелей искусства, «скоростной бой» позволяет за кратчайший срок успешно создать великолепное в идеологическом и художественном отношении произведение и тем самым своевременно и точно выполнить требование партии по идеологической работе.

Энергичное ведение «скоростного боя» в творчестве является надежным гарантом того, что литература и искусство дадут своевре менный и правильный ответ на вопрос, выдвинутый динамично развивающейся действительностью, и решительным образом повы сят свою боевую роль.

Литература и искусство призваны всегда опережать действи тельность и играть мобилизующую роль в каждый период, на каждом этапе революционной борьбы. Чтобы литература и искусство смогли правильно выполнить такую роль, необходимо обладать высокой оперативностью, своевременно отражать политику партии на каждом этапе развития.

Преисполненный решимости ускорить окончательную победу социализма в северной части Республики и великое дело объедине ния Родины, наш народ сегодня трудится с высоким революционным подъемом, ежедневно, ежечасно творит чудеса и добивается новых побед. Это великое поступательное движение рождает много численных энтузиастов нового, коммунистического типа. И наша действительность, в которой новое вчера сегодня становится старым, выдвигает перед литературой и искусством все новые и новые вопросы.

Чтобы своевременно разрешить актуальные проблемы, выдви гаемые перед литературой и искусством, революционной действительностью, следует положить конец отживающим взглядам и устаревшему подходу к делу по «настроению» и «вдохновению».

«Скоростной бой» отражает не только насущные требования развития социалистической литературы и искусства, но и природу революционного литературно-художественного творчества.

И вообще удача в творчестве отнюдь не зависит от затраченного на него времени. Секрет творческого успеха – не в сроках, а в высокой идейности и энтузиазме творческого работника. Тот, кто подкован идеологически и горит творческим огнем, готов уверенно и смело взяться за выполнение любого трудного задания и создать в сжатые сроки значительное произведение.

Искусство – продукт идеи и энтузиазма. Глубокие раздумья и пламенный энтузиазм, напряженный и упорный творческий труд – вот решающие факторы, которые рождают необычайно высокие темпы создания произведения и небывалый подъем его идейно-худо- жественного уровня. Даже за короткий срок художник обязательно добьется хорошего результата, если будет творить с высокой политической сознательностью, большим волнением и энтузиазмом, смело продвигаясь вперед. И наоборот, тот, у кого нет высокой политической сознательности и творческого энтузиазма, никогда не сможет создать замечательное произведение, даже затратив на это довольно длительное время.

У нас уже есть хороший опыт: деятели искусства, не имевшие ранее заметного успеха в творчестве, начав работать с удесятеренной энергией, создали замечательные произведения. Трудовой подъем у них наступил после того, как мы дали им идейную «пищу», пробудили у них революционный энтузиазм и предъявили высокие требования «скоростного боя». «Скоростной бой» не только отвечает сущности революционного литературно-художественного твор- чества, но и является решающим залогом одновременного роста политических и деловых качеств писателей и деятелей искусства и повышения идейно-художественного уровня созданных ими произведений.

Утверждение о том, что «скоростной бой» в творчестве снижает уровень произведения, – пустая болтовня софистов капиталистиче ского, ревизионистского толка, ратующих за «либерализацию» творчества.

Социалистическое общество располагает огромными возмож ностями для ускоренного развития литературы и искусства на высоком уровне. Социалистическое общество может создать и использовать все условия и возможности, необходимые для развития литературы и искусства под единым руководством партии, может организовать и спланировать творческую работу и, благодаря всему этому, способствовать ускорению развития литературы и искусства.

Кроме того, в социалистическом обществе государство создает писателям и деятелям искусства все необходимые материальные условия для жизни и творчества, что позволяет им полностью отдаваться творчеству, обеспечивая высокий уровень произведения и быстрые темпы его создания.

В условиях социалистического общества мудрое руководство и глубокая забота партии служат решающим фактором ускоренного развития литературы и искусства по верному пути. В каждый период, на каждом этапе развития революции партия указывает писателям и деятелям искусства правильное направление для их творчества, дает научно обоснованные ответы на все теоретические и практические вопросы, возникающие в ходе работы над произведением. Она усиливает идейное воспитание и учебу литераторов и работников искусства, направленную на повышение их политического и делового уровня, конкретно направляет их творческую деятельность, что позволяет им ускорить развитие литературы и искусства на новом качественном уровне.

В социалистическом обществе возможность развивать литера туру и искусство всегда на высоком уровне и быстрыми темпами возрастает по мере того, как усиливается руководящая роль партии в области литературы и искусства, повышается политический и профессиональный уровень деятелей искусства, улучшаются мате риально-технические условия творческой работы. Насколько активно ведется «скоростной бой» с учетом сложившихся благоприятных условий, зависит от умения хозяев творчества – писателей и деятелей искусства и их руководителей глубоко осознать революционную суть «скоростного боя» и претворить его требования в жизнь.

Существенное требование «скоростного боя» заключается и в том, чтобы, мобилизовав все силы, максимально быстрыми темпами продвигать вперед творческую работу и обеспечить высокие идейно-художественные качества произведения. Иначе говоря, «ско ростной бой» требует, чтобы за кратчайшие сроки были достигнуты наибольшие успехи по количеству и качеству.

Темпы художественного творчества предполагают и качество.

Темпы в отрыве от качества бессмысленны как темпы ради скорости.

Негоже снижать темпы творческого труда под предлогом повы шения качества. Снижение темпов – свидетельство недостатка творческого пыла и уверенности в себе. Недостаточное знание жизни и неглубокая уверенность в результатах художественного отображе ния действительности, естественно, замедляют темпы творчества, что, в свою очередь, ведет и к снижению качества произведения.

И наоборот, под предлогом повышения темпов работы недопу стимо снижение качества произведения. Если под этим предлогом снять фильм за месяц, а исправлять и дорабатывать в течение трех, то качество от этого не выиграет. Более того, будет затрачено впустую большое количество материалов и средств, времени и труда и тем самым нанесен большой ущерб. Темпы литературно-художественного творчества должны работать на повышение идейно-художественного уровня произведения. Темпы ради темпов нам не нужны. Требования, формулирующие цели «скоростного боя» в творчестве, будут правильно претворяться в жизнь лишь в том случае, если и темпу, и качеству работы придается одинаковое значение, иначе говоря, если правильно сочетаются эти два аспекта.

Чтобы развернуть «скоростной бой» в творчестве, непременно следует точно выбрать зерно и осмыслить идею и содержание произведения. Точный подбор зерна в творчестве – предпосылка успеха в «скоростном бою». Это позволит правильно решить вопросы идейно-художественного творчества и досконально предвидеть ожидаемые результаты. Уверенность в успехе произведения и кон центрация всех сил на творческом процессе рождают высокие темпы и высокий идейно-художественный уровень произведения.

Для синтетических видов искусства, таких, как кино и опера, требуется завершенный литературный сценарий или либретто с точно взятым зерном. Это поможет успешно выиграть «скоростной бой».

Творческий процесс по созданию кинофильма или оперы по-настоя- щему начинается, когда имеется литературный сценарий или либретто.

Поэтому не следует разворачивать «скоростной бой» на основе незавершенных произведений. Ведь в работе с незаконченным сценарием возможны многочисленные корректировки, что неизбежно снизит и скорость, и качество.

Для того, чтобы в ходе создания произведений синтетических видов искусства «скоростной бой» разворачивался содержательно, необходимо предварительно иметь основу – зрелое литературное произведение и полное понимание его всем творческим составом.

Все принимающие участие в создании кинофильма или оперы призваны всесторонне и глубоко изучить идейно-художественные особенности произведения и иметь единые взгляды на все проблемы творчества. Неизбежен хаос, если творческий коллектив приступит к работе, не достигнув глубокого понимания сути произведения, не имея единства взглядов. Следует взять за правило – начинать работу с основательного изучения и осмысления литературного сценария или либретто, а затем как следует организовать обсуждение своего творческого замысла, добиваясь, чтобы все члены творческой группы полностью поняли смысл произведения.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.