WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

THESIS, 1994, вып. 5 Кеннет Эрроу ВОСПРИЯТИЕ РИСКА В ПСИХОЛОГИИ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКЕ Kenneth J. Arrow. Risk Perception in Psychology and Economics // Economic Inquiry, January 1982, v.20, no.1,

p.1–9.

© Western Economic Association, 1982 Перевод Е.А.Сафировой Понятие рациональности с давних пор является фундаментальным для большинства разделов экономического анализа. Его содержание с успехом разрабатывалось и уточнялось не одним поколением исследо вателей. В статичных условиях определенности гипотеза рационально сти оказалась слабой, с трудом поддающейся эмпирическому опровер жению и, следовательно, не очень полезной в качестве объяснения, хо тя и не являющейся тавтологией в буквальном смысле слова. Однако в последние десятилетия были разработаны ее более сильные версии, приложимые к миру, в котором учитываются время и неопределен ность. К числу важнейших примеров можно отнести формулирование критериев совместимости (consistency) при распределении ресурсов во времени, использование гипотезы ожидаемой полезности при анализе поведения в условиях неопределенности и то, что может быть названо байесовой гипотезой обучения, т.е. последовательное использование условных вероятностей для описания измененения убеждений инди видов вследствие поступления новой информации. Эти гипотезы ши роко использовались для объяснения эмпирически наблюдаемого пове дения, хотя, как это нередко бывает в экономической науке, развитие теории ушло много дальше ее практических приложений. Кроме того, они находили все большее применение в нормативных исследованиях в рамках анализа выгод и издержек (benefit-cost analysis), которые, ес тественно, часто выливаются в анализ выгод и риска. Например, вы годы от снижения смертности от различных заболеваний исследова лись, исходя из предположения, что род занятий выбирается inter alia [в том числе (лат.).– Прим. пер.] в зависимости от соотношения разли чий в заработной плате и различий в уровне смертности для каждой профессии (Thaler and Rosen, 1976;

Viscusi, 1979).

Гипотезы рациональности с самого момента их появления в эконо мической науке начали подвергаться нападкам за их эмпирическую несостоятельность. Уже у Торстейна Веблена встречается целый ряд саркастических пассажей о необыкновенных вычислительных спо собностях, которые ученые-экономисты приписывают среднестати стическому индивиду в его повседневной деятельности. Не столь дав но Герберт Саймон и его коллеги более наглядно показали, с какими сложностями сталкиваются люди, стремящиеся сделать рациональный выбор даже в сравнительно простых ситуациях (обзор этих работ см. в Simon, 1979).

THESIS, 1994, вып. Рациональность или иррациональность выбора стали основным предметом особого раздела психологической науки – "когнитивной психологии". Эта наука изучает способность человека к восприятию и суждению. Центр тяжести психологических исследований, ранее тяго тевших либо к акцентированию роли эмоций, либо к построению ме ханистических моделей обучения за последние 20 лет переместился именно сюда. Важным отправным пунктом исследований в области когнитивной психологии в значительной мере стала модель ожидаемой полезности: она представляла собой опровержимую гипотезу, следст вия которой было достаточно просто проверить. Работы экономиста Джейкоба Маршака (Marschak, 1974;

1950) явились главным связую щим звеном между формальными разработками Джона фон Неймана и Оскара Моргенштерна, оказавшими огромное воздействие на эко номическую теорию (Нейман и Моргенштерн, 1970, особ. Приложение, с.616–630), и экспериментальными работами психологов (см. статьи, перепечатанные в Marschak, 1974, v.1). По-видимому, самый первый эксперимент по проверке гипотезы ожидаемой полезности был прове ден Мостеллером и Ноджи (Mosteller and Nogee, 1951;

пример особенно утонченных исследований – работа Davidson et al., 1957). Большое зна чение имела также аналогия между обработкой информации компью тером и людьми, использованная Гербертом Саймоном.

Недавние дискуссии по поводу ядерной энергии и последствий ее применения обострили интерес к тому, каким образом индивиды фор мируют суждения о риске и действуют в соответствии с ними. В част ности, изменения общественного мнения в соответствии с новыми ожиданиями оказалось очень трудно согласовать с байесовскими моде лями обучения в какой бы то ни было форме. Были проведены новые проверки теории ожидаемой полезности: ошеломляющим оказался ре зультат, полученный Лихтенштейн и Словичем (Lichtenstein and Slovic, 1971) в ходе серии поразительных экспериментов с так называемым явлением "обращения предпочтений". Испытуемому был предложен выбор между двумя играми, причем его также просили назвать для каждой из них достоверный эквивалент, т.е. ту сумму денег, при кото рой индивиду было бы все равно, играть или не играть. Во многих слу чаях оказывалось, что более предпочтительная игра имела меньший достоверный эквивалент. Этот факт в явном виде вступает в противо речие с аксиомой транзитивности предпочтений. Позже Гретер и Плотт повторили эти эксперименты и признались в своей неспособно сти дать им какое-либо объяснение, совместимое с традиционными по стулатами рациональности (Grether and Plott, 1979).

Удивительный пример из реальной жизни также дал основания для сомнений в справедливости гипотезы ожидаемой полезности. С 1969 г.

правительство США предлагало страховку от наводнений по ценам значительно ниже ее действительной ценности, определенной на осно ве данных страховой статистики. Идя на этот шаг, власти рассчитыва ли частично распределить во времени расходы на оказание помощи пострадавшим. Согласно традиционной гипотезе неприятия риска, любой индивид обязательно должен принимать эту выгодную для него игру, тем более что альтернативой является возможное разорение. Од нако пока правительство не увеличило давление, введя дополнитель THESIS, 1994, вып. ные стимулы, лишь очень немногие покупали эти страховые полисы.

Тщательное исследование Кунройтера (Kunreuther, 1978) не выявило ни одной причины, совместимой с обычными определениями эконо мической рациональности. Характерно, что те, кто покупал страховку от наводнений, были близко знакомы с другими людьми, которые тоже купили эту страховку. Этот факт мог бы быть принят в качестве объ яснения в терминах издержек получения информации, но ведь эту информацию и без того было очень легко получить;

ставки же в случае отказа от страхования были столь велики, что такое объяснение едва ли можно считать приемлемым.

Эксперименты и специальные виды страхования можно было бы рассматривать как исключения применительно к гипотезе, которая оправдала себя в отношении более важных явлений экономической жизни. Превосходными примерами могли бы послужить фондовые и фьючерсные рынки. Поскольку меня давно интересует проблема рас пространения теории общего равновесия на межвременные сделки в условиях неопределенности, я следил за работами, которые велись в этом направлении. Здесь были получены многочисленные теоретиче ские результаты и проведены не менее весомые эмпирические иссле дования – эти два вида работ не следовали прямо друг за другом, но, несомненно, оказывали друг на друга заметное влияние. Многие их аспекты строго связаны с рациональным поведением и рациональным распределением ресурсов на этих рынках. К этой категории относят ся, например, исследования того, в какой степени рыночная цена от ражает всю информацию, имеющуюся на данном рынке. Однако сей час мне хотелось бы сосредоточиться на рациональности поведения участников этих рынков.

Одно из стандартных значений рациональности, которое регулярно используется в нынешней эмпирической и теоретической литературе, состоит в том, что текущая цена ценной бумаги или фьючерсного кон тракта в любой момент является несмещенным индикатором их буду щей цены – с поправкой на дисконтирование и, возможно, на неопре деленность. Иначе говоря, это означает, что изменение цены от на стоящего к будущему не коррелирует с текущими изменениями цен.

Утверждается, что это является условием рациональности, которая ос нована на обучении в ходе практической деятельности. Ведь если бы это было не так, то индивид, установивший корреляцию будущих цен с текущими колебниями, мог бы воспользоваться своим знанием для предсказания изменения цены, получив тем самым возможность раз богатеть.

Этот аргумент предполагает, что полное использование доступной информации (в данном случае – наблюдаемой корреляции, полученной предположительно на основании прошлого опыта) является аспектом рациональности. Тем самым предполагается, что рациональный инди вид обнаружит любую корреляцию, которую можно вывести из имею щихся данных.

Результаты проведенного Стюартом эмпирического исследования фьючерсных рынков показали скорее обратное (Stewart, 1949). Стю арт разделил участников рынка на три категории: крупные хеджеры (главным образом, производители), профессиональные спекулянты и THESIS, 1994, вып. непрофессиональные спекулянты, обычно мелкие. Первая группа, как и ожидалось, проигрывала;

по сути дела, эти люди просто покупали страховку, и их поведение вполне согласуется с рациональным непри ятием риска. Вторая группа делала деньги на игре;

этого следовало ожидать, поскольку в противном случае она не смогла бы выжить. Но третья группа проигрывала, что особенно удивительно, поскольку они могли бы разделить с профессионалами те деньги, которые составля ют чистые потери хеджеров. Фактически третья группа могла бы дос тичь лучшего результата, если бы, входя на рынок и планируя произ вести определенные закупки, ее представители всякий раз бросали бы монетку, чтобы определить, заключать ли им контракт на покупку или на продажу.

Это наблюдение явно подтверждает неспособность людей подме тить достаточно простую эмпирическую закономерность – спекулянты аутсайдеры обычно проигрывают. Ради чего они вообще появляются на рынке?

Отметим, что результаты Стюарта были получены на основе прямо го изучения личных счетов агентов, а не из косвенных оценок, выве денных на основе рыночных цен. Насколько я знаю, его исследование не было и, видимо, уже не может быть повторено ввиду нынешних ог раничений, не допускающих разглашения конфиденциальной ин формации.

На рынках ценных бумаг и фьючерсов обычно существует возмож ность арбитража. Это значит, что на множестве связанных между со бой рынков всегда можно найти альтернативу любой покупке или про даже. Благодаря этому фьючерсный контракт можно сопоставить с те кущим: долгосрочная облигация является альтернативой запланиро ванной последовательности инвестиций в краткосрочные векселя, а краткосрочный вексель служит альтернативой покупке долгосрочной облигации с заранее запланированной продажей ее в будущем;

альтер нативой покупке и продаже акций могут быть сделки с облигациями и краткосрочными векселями, а также те дивиденды, которые будут вы плачены корпорациями. Поскольку предполагается, что держателя ин тересует исключительно денежный доход (определенный или неопреде ленный), а не ценная бумага, на которую он получен, предпосылка ра циональности устанавливает строгие ограничения на цены, по кото рым могут продаваться эти ценные бумаги. Например, в случае с обли гациями, если заранее известны будущие краткосрочные процентные ставки, долгосрочная процентная ставка обязательно должна оказать ся средней из краткосрочных. В более общем виде, возможности ар битража между долго- и краткосрочными ценными бумагами накла дывают строгие требования на временную структуру процентных ста вок в целом. Однако такие выводы не всегда согласуются с действи тельностью. Много лет назад Маколей (Macaulay, 1938, p.29–32) изучал одновременное предложение Детройтских муниципальных облигаций и облигаций Нью-Йоркской железной дороги с разными сроками по гашения, рассчитав на их основании предполагаемые ставки процента в течение одного года. И фактический, и расчетный ряд были нерегу лярными и резко отличались друг от друга как по частоте колебаний, так и по их амплитуде. Маколей пришел к выводу, что действительно THESIS, 1994, вып. трудно было поверить, что выплаченные по этим облигациям проценты были определены на основе сознательных прогнозов.

Не так давно сложилось множество новых фьючерсных рынков, главным образом финансовых – рынки казначейских векселей, валют и закладных. Ожидалось, что они смогут повысить эффективность распределения ресурсов, в частности благодаря тому, что рациональ ное поведение участников рынков будет способствовать аккумуляции имеющейся информации и сделает цену фьючерсов лучшим баромет ром будущих цен при том объеме информации, которой располагает рынок. Тем больше было разочарование. Кейган (Cagan, 1981, с.170– 172), разобрав множество исследований, пришел к выводу, что цена фьючерсов ничуть не лучше предсказывает будущую цену, чем про стая экстраполяция нынешней текущей цены. Это само по себе может означать только то, что на самом деле на рынке нет никакой частной информации – вся информация, доступная в каждый момент времени, в действительности является общественным благом и уже отражена в текущей цене. Но тогда, в силу ограниченности наших знаний о буду щем, и ежедневные изменения этой информации также будут не очень значительными,– однако цены на фьючерсных финансовых рынках колеблются сильно. По крайней мере, так, видимо, считают многие ис следователи этих рынков и те, кто на них работает.

Сформулируем то же самое несколько иначе: если участники рынка ведут себя рационально, цены должны изменяться только тогда, когда на рынке появляется новая информация. Изменения цены некоторого будущего блага (скажем, того, которое будет в наличии через год или два) будут тогда суммой множества таких ежедневных изменений, ка ждое из которых отражает новую информацию этого дня. Отсюда сле дует рациональный вывод, что однодневные изменения цен должны быть невелики, раз сегодняшние сведения – всего лишь маленькая ка пля в общем море информации. Следовательно, представляется интуи тивно ясным, что ежедневные колебания цен на рынках фьючерсов и ценных бумаг являются более сильными, чем ежедневные изменения информации.

В самом деле, теория вероятностей устанавливает необходимые со отношения между дисперсиями цен в различные моменты времени или на различных рынках, связанных друг с другом возможностью ар битража. Рассмотрим простой пример ценной бумаги или фьючерсного контракта, которые оцениваются сегодня исключительно с целью про дать их завтра. Если рынок является эффективным, то текущая цена, как отмечалось выше, является математическим ожиданием будущей цены, причем как настоящая, так и будущая цена являются случай ными переменными. Тогда легко видеть, что дисперсия текущих цен должна быть меньше дисперсии будущих, поскольку из принятия ги потезы несмещенности оценок вытекает, что будущая цена является суммой текущей цены и ценовой разницы, причем последняя пред ставляет собой случайную переменную со средней, равной нулю, кото рая не коррелирует с текущей ценой.

Было проведено несколько исследований, которые показали, что при проверке таких общих утверждений на ситуациях с арбитражем эти неравенства нарушаются. Особенно следует отметить исследова THESIS, 1994, вып. ния рынков акций и облигаций, проведенные Шиллером (Shiller, 1979;

1981). Например, на рынке облигаций вариация долгосрочных про центных ставок оказалась слишком велика, чтобы ее можно было объ яснить изменениями рациональных предположений о будущих кратко срочных ставках.

Я полагаю, что эти примеры несостоятельности гипотезы рацио нальности на самом деле вполне совместимы с наблюдениями специа листов, работающих в области когнитивной психологии, прежде всего, Тверски и Канемана (Tversky and Kahneman, 1974;

1981). Эти и другие исследователи определили некоторые эвристические приемы, с помо щью которых индивиды формируют свои оценки, и отметили, что, хо тя каждый из них обладает полезными свойствами, все они могут при водить также и к ошибочным суждениям.

Один из таких приемов – правило репрезентативности. Индивид оценивает правдоподобность будущего события по степени его сход ства с тем, которое он наблюдает в настоящий момент. Однако люди склонны игнорировать как предшествующую информацию (то, что назвали бы вероятностью сторонники байесовских методов), так и ка чество эмпирических наблюдений – например, размер использован ной выборки. В качестве примера приведем следующий эксперимент.

Испытуемым предложили несколько абзацев, каждый из которых описывал поведение учителя-практиканта в ходе пробного урока. Од ну часть испытуемых попросили оценить качество урока. Другую часть – предсказать качество работы учителя-практиканта через пять лет после этого пробного урока. В обоих случаях оценки оказались идентичными.

Этот пример наглядно иллюстрирует типично преувеличенное вни мание к текущей информации, которое представляется весьма харак терным для фондовых и фьючерсных рынков. Гипотеза, что индивиды неспособны осознать, сколь много неожиданностей их ждет в будущем, представляется вполне правдоподобной. Короче говоря, независимо от имеющихся наблюдений, всегда существует тенденция к недооценке неопределенности. На примере с учителями-практикантами неопреде ленность, очевидно, возникает в силу многих причин, которые не по зволяют экстраполировать качество одного урока на пятилетний про гноз профессиональных достижений учителя. Даже в настоящем вре мени качество работы учителя-практиканта очень сильно отличается от урока к уроку, так что один урок может быть недостаточно показа тельным для оценки действительного уровня преподавания. И уж во всяком случае, это качество будет непредсказуемо меняться в ходе по следующей пятилетней работы практиканта, роста его профессиональ ного опыта и квалификации. Самый хороший точечный прогноз мо жет служить лишь средней оценкой качества работы всех учителей, вероятно, лишь очень слабо смещенной в сторону качества конкретно го урока. Точно так же знание сегодняшней погоды бесполезно для статистической корректировки ее 10-дневного прогноза.

Повышенное внимание делового мира к составлению годовой от четности отражает убежденность менеджеров в том, что поведение владельцев акций основано на правиле репрезентативности. Менедже рам часто приходится выбирать, в какой форме и особенно когда объ THESIS, 1994, вып. являть о прибылях и убытках корпорации. Любое принятое решение не влияет на действительную стоимость фирмы и, следовательно, не должно сказываться на цене ее акций, однако все возможные альтер нативы серьезно анализируются с точки зрения того, как публикация отчетности повлияет на эти цены. Недавняя либерализация норм амортизационных отчислений [в США] поставила некоторые фирмы перед дилеммой: для получения налоговых льгот было необходимо по казать высокие нормы амортизации и, следовательно, сократить объ явленную прибыль или, в некоторых случаях, даже вывести убытки. И хотя по всем формальным показателям это принесло бы фирмам яв ную чистую выгоду, некоторые из них были отнюдь не рады такому повороту событий.

Упомянутые эксперименты также являются прямым свидетельством нечувствительности оценок к размеру выборки, что остается верным как для профессионалов, так и для дилетантов. В частности, эту склонность отражает использование всеми статистиками (включая эконометриков) постоянного уровня значимости вне зависимости от размера выборки, несмотря на то что еще со времен работ Ньюмена и Пирсона около 45 лет назад стало ясно, что оптимальные статистиче ские проверки гипотез должны основываться на балансировании оши бок первого и второго рода.

Очевидная неспособность людей осознать важность размеров вы борки также вступает в противоречие с тем упомянутым выше элемен том гипотезы эффективности рынков и теории рациональных ожида ний, что экономические агенты всегда в состоянии сами обнаружить любые прибыльные перспективы. В ненадежности прогнозов, состав ленных на основе небольших выборок, каждый может убедиться на собственном опыте, но мы, очевидно, не можем правильно сгруппиро вать эти случаи и сделать на их основе общий вывод.

Таким образом, логические выводы, определяющие поведение людей, зависят от заранее сложившихся представлений, которые могут быть истинными или ложными. Психологи-когнитивисты в этой связи обращают внимание на форму (framing) вопроса, т.е. его формулировки, на ответ. Фундаментальным элементом рационально сти (настолько базисным, что мы едва замечаем его) является, гово ря языком логиков, устойчивость объема понятия (extensionality).

Выбор данного элемента зависит от множества возможных альтер натив, вне зависимости от того, как это множество описано. В каче стве привычного примера рассмотрим множество потребительского выбора (т.е. всех возможных наборов потребительских благ в рамках бюджетного ограничения, которое, естественно, определяется цена ми и доходом). Предположим, что и доход, и цены всех товаров уд воились – очевидно, что множество доступных наборов товаров ос талось при этом неизменным. Экономисты уверенно используют этот факт для обоснования утверждения, что и выбираемый набор благ остался тем же, т.е. что функции потребительского спроса являются однородными нулевой степени по цене и доходу. Но описание бюд жетного множества в терминах цен и дохода изменилось. Поэтому экономисты фактически постулируют неизменность выбора потре бителя при изменении описания альтернатив.

THESIS, 1994, вып. Психологи-когнитивисты отрицают, что процедуры выбора можно описать однозначно, ибо на ответ влияет формулировка вопроса. При ведем одну яркую иллюстрацию из неопубликованной работы, анали зирующей выбор метода лечения (McNeil et al., 1981). Макнейл и не сколько ее коллег разработали программу учета мнений пациента при принятии медицинских решений, способную привести в восторг любо го экономиста. В своей работе авторы провели сравнение двух методов лечения некоторых форм рака – хирургию и облучение. С каждым ме тодом связано множество вероятностей выживания через различные промежутки времени по окончании курса. В общем случае хирургиче ское вмешательство характеризуется значительным риском летального исхода в ходе операции, но большими шансами выжить в дальнейшем.

Различным группам людей, в том числе группам врачей, были сообще ны вероятности выжить в результате лечения в течение первого года и в течение пяти лет после завершения курса для обоих методов. На ос нове этих данных, 84% врачей выбрали хирургическое вмешательство и 16% – облучение. Те же данные были предложены еще одной группе врачей, но в другой формулировке: вместо вероятности выживания на каждой стадии была дана вероятность смертельного исхода. Разумеет ся, вероятность смерти на каждой стадии равна единице минус веро ятность выживания, так что эти две формулировки не просто логиче ски эквивалентны, но и могут быть преобразованы друг в друга по средством тривиальных вычислений. Однако доля врачей, которые предпочли хирургическое вмешательство облучению, упала с 84% до 50%.

Этот эксперимент показывает, что значение информации на рынке может меняться в зависимости от формулировок, которые могут быть различными в силу многих внешних и посторонних причин. В эпоху научно-технического прогресса "прорыв в неизвестное", осуществляе мый какой-либо фирмой, может повысить оценки ее перспектив даже у самых взыскательных инвесторов, так что ожидания будут зашкали вать за пределы любого объективно возможного уровня прибыли. Не вообразимые цены акций новых фирм, собирающихся использовать технологию рекомбинации ДНК, несомненно связаны с формулиров кой перспектив в терминах технологических возможностей, а не в терминах ожидаемой прибыли.

Любой аргумент, доказывающий существование нерационального экономического поведения, всегда наталкивается на стандартный кон траргумент: если большинство людей иррационально, тогда рацио нальный индивид может оказаться в выигрыше;

рациональные инди виды, по сути, завладеют всем богатством и, следовательно, рацио нальное поведение станет попросту действующей нормой. На этот контраргумент есть два возражения. (1) Возможности арбитража огра ничены. Например, прибыли корпораций после всех необходимых вы четов, включая налоги, даже при некотором их снижении, в реальном выражении остаются явно положительными. Однако средний инве стор, по всей видимости, не имеет возможности получить положитель ный реальный доход от инвестиций в ценные бумаги корпораций. (2) Более существенно то, что, если все остальные "иррациональны", из этого никоим образом не следует, что можно "делать деньги", просто THESIS, 1994, вып. будучи рациональным,– по крайней мере в краткосрочном периоде:

ведь с учетом дисконтирования даже конечный успех может оказаться несущественным. Рассмотрим для примера фирму, которая начинает научные исследования и разработки, снижающие текущие прибыли в отчетности. Иррациональные инвесторы используют только эту по следнюю информацию, и, следовательно, если исследования и разра ботки окажутся прибыльными, текущая цена акций будет занижена, т.е. не будет отражать ожидаемого уровня будущих дивидендов. На совершенном рынке с рациональными участниками цены таких акций должны бы расти по мере того, как приближается дата реализации проекта, но на реальном рынке цены, по-видимому, останутся неиз менными. И хотя рациональный инвестор правильно оценит будущую стоимость акций, в течение периода их созревания он не сможет даже частично воспользоваться плодами своего преимущества. Рациональ ный инвестор может фактически получить вознаграждение лишь при условии достаточно продолжительного держания акций, но это значит, что в течение всего этого периода, который может быть долгим, он те ряет в ликвидности. Следовательно, даже со стороны рациональных покупателей спрос на эти акции будет пониженным. Как уже давно утверждал Кейнс, ценность ценной бумаги в значительной степени за висит от мнения других людей.

Я надеюсь, что мне удалось обосновать ту точку зрения, что сущест венная часть межвременных рынков демонстрирует систематические отклонения от индивидуально рационального поведения и что эти от клонения соответствуют тем эмпирическим данным, которые получе ны психологами из совершенно иных источников.

ЛИТЕРАТУРА Нейман Дж., фон и Моргенштерн О. Теория игр и экономическое поведение.

М.: Наука, 1970.

Cagan P. Financial Futures Markets: Is More Regulation Needed? // Journal of Fu tures Markets, 1981, v.1, p.169–190.

Davidson D., Suppes P., Siegel S. Decision Making: an Experimental Approach.

Stanford: Stanford University Press, 1957.

Grether D. and Plott C. Economic Theory of Choice and the Preference Reversal Phenomenon // American Economic Review, 1979, v.69, p.623–638.

Kunreuther H. et al. Disaster Insurance Protection: Public Policy Lessons. New York: Wiley, 1978.

Lichtenstein S. and Slovic P. Reversal of Preferences between Bids and Choices in Gambling Decisions // Journal of Experimental Psychology, 1971, v.89, p. 46– 55.

Macaulay F.R. Some Theoretical Problems Suggested by the Movements of Interest Rates, Bond Yields and Stock Prices in the United States Since 1856. National Bureau of Economic Research, 1938.

Marschak J. Rational Behavior, Uncertain Prospects and Measurable Utility // Econometrica, April 1950, v.18, no.2, p. 111–141.

Marschak J. Economic Information, Decision and Prediction. Dordrecht: Reidel, McNeil B., Pauker S.J., Sox H.S., Tversky A. Patient Preferences for Alternative Therapies. Unpublished manuscript, 1981.

THESIS, 1994, вып. Mosteller F. and Nogee P. An Experimental Measurement of Utility // Journal of Political Economy, 1951, v.59, p.371–404.

Shiller R.J. The Volatility of Long-Term Interest Rates and Expectations Models of the Term Structure // Journal of Political Economy, 1979, v.87, p. 1190–1219.

Shiller R.J. Do Stock Prices Move Too Much to be Justified by Subsequent Changes in Dividends? // American Economic Review, 1981, v.71, p.421–436.

Simon H.A. Rational Decision Making in Business Organizations // American Eco nomic Review, 1979, v.69, p.493–513.

Stewart B. An Analysis of Speculative Trading in Grain Futures. US Department of Agriculture, Technical Bulletin no.1001.

Thaler R. and Rosen S. The Value of Saving a Life: Evidence from the Labor Mar ket. In: N.Terleckyj (ed.). Household Production and Consumption. National Bu reau of Economic Research, 1976.

Tversky A. and Kahneman D. Judgement Under Uncertainty: Heuristics and Bi ases // Science, 1974, v.185, p. 1124–1131.

Tversky A. and Kahneman D. The Framing of Decisions and the Psychology of Choice // Science, 1981, v.211, p. 453–458.

Viscusi W.K. Employment Hazards: An Investigation of Market Performance.

Cambridge (MA): Harvard University Press, 1979.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.