WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«Химия и биологическая активность синтетических и природных соединений КИСЛОРОД- И СЕРУСОДЕРЖАЩИЕ ГЕТЕРОЦИКЛЫ Под редакцией докт. хим. наук В.Г. Карцева Том 1 Москва 2003 IBS PRESS УДК ...»

-- [ Страница 2 ] --

Методы непрямого поиска, как правило, основаны на методологии QSAR, причем в последнее десятилетие большие успехи достигнуты при использовании трехмерных подходов, основанных на картировании биомишени путем определе ния формы места связывания лиганда на основе структур лигандов и количествен ных или качественных данных о связывании для известных лигандов. К таким методам в первую очередь относится CoMFA (метод сравнительного анализа мо лекулярного поля), важное значение приобретает метод CoMSIA (метод сравни тельного анализа индексов молекулярного сходства).

Весьма эффективными оказались подходы, сочетающие применение методов 3D QSAR и молекулярного моделирования биомишени: построенные с помощью 3D QSAR карты электростатических и стерических полей могут быть совмещены с моделью биомишени и сопоставлены с ее строением. Такие подходы позволяют сделать более надежные выводы и строении биомишени и характере связывания с ней лигандов, поскольку основаны на сопоставлении результатов, полученных двумя независимыми методами.

Несмотря на широкое применение перечисленных выше методов не потеряли своего значения и топологические подходы к QSAR, в частности основанные на анализе фрагментного состава лигандов. Хорошие результаты дают методы, бази рующиеся на топологическом совмещении структур лигандов с известной био активностью, построении молекулярного суперграфа и анализе связи биоактив ности с локальными (атомными) параметрами (например, метод MFTA).

В докладе обсуждается применение перечисленных методов для дизайна новых кислород- и серусодержащих физиологически активных гетероциклических соеди нений.

Пленарные доклады "Неприродные" природные гетероциклы.

Химия и биологическая активность необычных кислород- и серусодержащих вторичных метаболитов Карцев В.Г.

InterBioScreen 119019, Moсква, а/я e-mail: screen@ibscreen.chg.ru Известно, что природа в течение эволюции за много миллионов лет создала десятки тысяч билогически активных вторичных метаболитов, играющих роль эндогенных биопротекторов и биорегуляторов, многие из которых топологически высоко комплементарны по отношению к целевым рецепторам. Их биологическое действие проявляется, как правило, в малых и сверхмалых дозах. К таким био генным средствам защиты и регуляции биоценоза относятся, например, фито алексины (вещества, синтезирующиеся в растениях в ответ на воздействие патогенных микроорганизмов для борьбы с ними), аллелопатические агенты (минорные метаболиты высших растений, уничтожаюшие другие виды растений в окружающем пространстве), фитонциды, микотоксины, цитокинины, ауксины, репелленты и аттрактанты, детерренты, антифиданты, алломоны, кайромоны, юве нильные гормоны, половые феромоны и феромоны тревоги, хемостериллянты, енсибилизаторы и различные факторы устойчивости. Это позволяет рассматривать природные соединения как основу создания фармакологических препаратов и биорегуляторов нового поколения. Вместе с тем, современная наука расшифровала лишь ничтожный процент того, с какой целью те или иные природные соединения созданы природой, какова их роль в биоценозе и гомеостазе живых систем, а многие тысячи вторичных метаболитов, не игравших ключевых ролей в эволю ционном развитии, исчезли миллионы лет тому назад и, видимо, структуры их так и останутся тайной природы.

Следуя основному принципу – целесообразности – природа, подчас, создавала и создает поразительные с точки зрения уникальности структур соединения, син тез которых часто кажется невозможным обычными методами органической химии.

С другой стороны, многие вторичные метаболиты имеют структуры, которые выглядят как типичные синтетические молекулы, содержащие "неприродные" функциональные группировки, как, например, трихлоралкильные, галоидфеноль ные, нитрогетероциклические, нитрильные и даже гидразиновые, оксимные, нитрильные и др. Среди природных соединений встречаются типичные мутагены, целесообразность которых в природе может быть связана с необходимостью поддержания разнообразия видов и эволюционного совершенствования.

Анализ структур известных к настоящему времени более 100000 структур природных соединений обнаруживает наличие среди них почти всех основных классов гетероциклических систем, в том числе, кислород- и серусодержащих:

оксиранов, тииранов, оксетанов, оксаланов, дитиоланов, ди- и тритианов, оксазо Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

лов, тиазолов, оксазинов, тиазинов, оксепинов, тиепинов и многих других, а также их многочисленных коньюгированных производных. Среди наиболее "изобрета тельных" продуцентов таких необычных "неприродных" природных соединений являются актиномицеты, стрептомицеты и другие микроорганизмы.

Известны природные соединения, содержащие атомы Cl, Br, F, I, B, As, Se, Mo, Fe, Al, V, в том числе входящие в гетероциклические системы.

В докладе подробно обсуждаются химия различных классов необычных кислород- и серусодержащих природных гетероциклов, их биосинтез, биологичес кая активность и механизмы действия на ключевые ферментные системы. Разви вается ранее предложенная автором концепция влияния гетерофункциональных эндо- и экзобиотиков на металло-лигандный гомеостаз живых систем, приводятся наиболее интересные и необычные примеры полного синтеза "неприродных" при родных соединений, анализируются подходы к синтезу перспективных миметиков природных соединений, которые могут быть полезны в изыскании новых лекарст венных препаратов.

Литература 1. Mann J., Davidson R.S., Hobbs J.B., et al., Natural Products: Their Chemistry and Biological Significance, London: Longman, 1993.

2. Samuelson G., Drugs of Natural Origin, Uppsala: Swedish Pharmaceutical Press, 1999.

3. Ikan R., Natural Products, London: Academic Press, 1991.

4. Pettit G.R., Cragg G.M., Herald C.L., Biosynthetic Products for Cancer Chemotherapy, Amsterdam: Elsevier, 1985, vol. 5.

5. Bailey J.A., Mansfield J.M., Phytoalexins, Glasgow: Blackie, 1982.

6. Harborne J.B., Introduction to Biochemical Ecology, New York: Academic Press, 1977.

7. Bullock J.D., The Biosynthesis of Natural Products, London: McGraw-Hill, 1965.

8. Herout V., in Frontiers of Bioorganic Chemistry and Molecular Biology, Oxford, 1980.

9. Muller-Schwarze D., Silverstein R.M., Chemical Signals: Vertebrates and Aquatic Invertebrates, New York, 1980.

10. Лукнер М., Вторичный метаболизм у микроорганизмов, растений и животных, М.: Мир, 1979.

11. Семенов А.А., Очерк химии природных соединений, Новосибирск:

Наука, 2000.

12. Племенков В.В., Введение в химию природных соединений, Казань, 2001.

Пленарные доклады Новые аспекты в химии O-, S-, N-содержащих гетероциклов Лозинский М.О.1, Шелякин В.В.1, Демченко А.М.2, Шиванюк А.Ф. Институт органической химии НАН Украины 02094, Киев, ул. Мурманская, Черниговский педагогический университет им. Т.Г. Шевченко 14038, Украина, Чернигов, ул. Гетьмана Полуботка, Химия O-, S-, N-гетероциклических соединений и их конденсированных систем в течение последних лет интенсивно изучается. Объектом нашего исследования на первом этапе являются реакции циклоконденсации 1,3-дикарбонильных соедине ний гетероциклического ряда и их производных в синтезе функционально замещен ных фуранов, азолов, азинов и их конденсированных аналогов. Не менее важным аспектом в теоретическом и практическом плане наших исследований было поиск, классификация и унификация методов получения замещенных 1,4-бензтиазина и его близких аналогов – важных биологически активных соединений.

В докладе рассмотрена классификация по структурному расположению 1,3-кар бонильной функции следующих типов соединений – симметричные и несиммет ричные циклические вещества с экзоциклическим расположением 1,3-дикарбо нильной функции, симметричные и несимметричные линейные соединения с эндо циклическим расположением 1,3-дикарбонильной функции и функционально за мещенные соединения, полученные на основе 1,3-дикарбонильных соединений.

В плане изучения химии 1,4-бензтиазина в докладе приведены известные методы получения этого гетероцикла и дана краткая характеристика их доступ ности и преимущества, а также возможные пути практического применения. В докладе отмечено, что наиболее часто используется метод конденсации о-амино тиофенола с соединениями различных типов: 1,2-дихлорэтаном, -дикетонами, 4-хлор(бутин)2-кабоновой кислотой, малеиновым ангидридом, 1,6-дифенил-3,4-ди гидрокси-2,4-гексадиен-1,6-дионами, -галогенкислотами и их замещенными, 3-арил-5(4Н)изоксазолона, трифторпировиноградной кислотой.

Близкий к этому методу – метод получения целевых производных 1,4-бенз тиазина исходя из o-нитрозамещенных тиогликолевых кислот, реакцией Герца 2-метилсульфониланилинов при обработке трифенилфосфинбромидом с после дующей обработкой фенилизотиоцианатом и гетероциклизацией под действием гидрида натрия, внутримолекулярной циклизацией 2-бензилсульфонил-1-этил-(фе нил)карбоксамидобензола под действием диизопропиламида лития в растворе ТГФ.

Особого внимания заслуживает метод получения замещенных 1,4-бензтиази нона, предложенный чуть раньше японскими химиками и независимо нами при взаимодействии N,N-диарилацетамидов и ариламидов этилового эфира малоновой кислоты с избытком хлористого тионила. Метод дает возможность получать мно гочисленные его замещенные. Среди других методов получения 1,4-бензтиазина следует упомянуть циклоконденсацию о-аминобисарилдисульфидов с этиловым эфиром ацетиленкарбоновой кислоты, взаимодействие бис(о-нитрофенил)дисуль Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

фидов с дииодидом самария в ТГФ, реакцией с расширением гетероцикла на при мере трифторметилсульфоната-2-ацетил-метилбензотиазолия, 2-хлораллилбензтиа золов с алкоголятами щелочных металлов в растворе ДМФА, а также реакцией бромидов 3-фенацилбензтиазолия с раствором гидроксида натрия в ТГФ.

Несколько ограниченное значение имеют реакции с cужением гетероцикла, реакции внутримолекулярной циклизации на примере о-бензил-тиоизо(тио)циа ната под действием гидрида натрия и реакции замены нитрогруппы в тринитро толуоле (или 2,4,6-тринитробензамиде) бензилмеркаптаном и последующей обработкой амидов диацетоксииодбензолом в метаноле.

Отдельный интерес представляют 1,4-бензтиазин-1,1-диоксиды. Вкратце ме тоды их получения сводятся к окислению исходных 1,4-бензтиазинов перекисью водорода в уксусной кислоте, внутримолекулярным нуклеофильным замещением атома хлора в этиловом эфире 3-ариламино-2-(2,5-дихлорфенилсульфонил)-2-про пеновой кислоты в условиях межфазного катализа, циклоконденсацией оснований Шиффа с сульфеном, генерируемым из метилсульфохлорида электрохимическим восстановлением на ртутном катоде 2-(2-нитрофенилсульфонил)-ацетонитрила в серной кислоте. Производные 1,4-бензтиазина и его конденсированные замещен ные обладают широким спектром биологической активности. Среди них обнару жены препараты, обладающие свойствами блокаторов кальциевых каналов, ин гибиторов образования пероксидов липидов, проявляющих антибактериальную (препарат Руфлоксацин), кардиотоническую, антигипертоническую, диуретичес кую, противогрибковую, противоспалительную (лечение ревматоидных артритов), анальгетическую активность, сравнимую с активностью наркотического анальге тика пентазоцина. Имеются сведения о свойствах конденсированных замещенных 1,4-бензтиазинона как ингибиторов редуктазы альдоз. При этом установлено, что замена карбонильной группы в положении 4-хинолона на сульфонильную или сульфоксидную группу (фторхинолоновые антибактериальные средства) приводит к полной потере антимикробных свойств. Всестороннее изучение медико-биоло гических свойств этого гетероцикла потенциально может привести к лекарствен ным препаратам широкого спектра действия.

Доклад сделан по материалам обзоров: "Синтез и свойства производных 1,4-бензо тиазина" и "Циклоконденсация 1,3-дикарбонильных соединений гетероцикличес кого ряда и их производных в синтезе кислород-, азот- и серусодержащих гете роциклов", полные тексты которых опубликованы: в кн. "Избранные методы синтеза и модификации гетероциклов", под ред. Карцева В.Г., М.: IBS PRESS, 2003, т. 2, с. 305, c. 335.

Литература 1. Brown C., Davidson R.M., Adv. Heterocycl. Chem. 1985 38 135.

Пленарные доклады Антибактериальные гликопептидные антибиотики, построенные на основе азот- и кислородсодержащих макроциклов Преображенская М.Н.

Научно-исследовательский институт по изысканию новых антибиотиков им. Г.Ф. Гаузе РАМН 110021, Москва, Б. Пироговская, Гликопептидные антибиотики принадлежат к важнейшему арсеналу средств для борьбы с бактериальными грам-положительными инфекциями. В настоящее время ванкомицин 1 и тейкопланин 2 применяются при лечении инфекций, устойчивых к действию других антибиотиков (-лактамов, аминогликозидов и др.). Таким образом, гликопептидные антибиотики представляют собой последнюю защиту от полирезистентных бактериальных инфекций человека.

OS'S" Cl O O OH Cl HO O O O O H H H N N N NH HO N N N H H H O O O O 7 NH HO OH S' = гликозил, S" = ванкозамин OH ванкомицин OS' Cl O O 6 4 Cl S"O O O O O H H H N N N NH HO N N N H H H O O O 7 5 3 HO OS"' O OH OH S' = GlcNHC(O)(CH2)6CHMe2;

S" = GlcNAc;

S"' = D-маннозил тейкопланин Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Механизм действия этих антибиотиков основан на взаимодействии связываю щего кармана антибиотика, который образован водородными связями пептидного фрагмента аминокислот 2, 3, 4, 5, 6, с фрагментом D-аланил-D-аланил строящегося пептидогликана бактериальной клетки, что приводит к ее разрушению. Однако широкое и крайне опасное распространение бактериальных инфекций, резистент ных к большинству применяемых в клинике антибиотиков, привело к увеличению применения ванкомицина (особенно в отделениях интенсивной терапии), и в настоя щее время появились штаммы грам-положительных бактерий, резистентные к ванкомицину и тейкопланину (особенно штаммы энтерококков GRE) и штаммы стафилококков, с промежуточной (низкой) чувствительностью к гликопептидам (GISA). Показано, что ванкомицин-устойчивые энтерококки используют для по строения бактериальной стенки не фрагмент D-Ala-D-Ala, а депсипептид D-Ala- D-lactate, который не может взаимодействовать со связывающим карманом глико пептида с участием 5 водородных связей, и такой комплекс является непрочным, что приводит к потере антибактериальной активности. В настоящее время нет средств борьбы с этими патогенами, которые получают все более широкое распро странение.

Одним из путей создания препаратов, активных в отношении гликопептид резистентных грам-положительных микроорганизмов, является модификация природных гликопептидов. Разработаны методы модификации гликопептидных антибиотиков, позволяющие вводить различные заместители на периферию моле кулы гликопептида. Ниже представлены направления модификации антибиотика эремомицина (получен в НИИНА им. Гаузе).

HO HO OH O OH H2N O OH O H2N O Cl O O O 6 4 OH O O O O O H H H N N N NH HO N N N H H H O O O O 7 NH HO OH OH Эремомицин и направление его модификации на переферии молекулы Разработаны методы дегликозилирования (получения агликона), методы изби рательного ацилирования или восстановительного алкилирования аминогруппы Пленарные доклады дисахаридной ветви эремомицина, методы отщепления первой аминокислоты как на антибиотике, так и на его агликоне (реакция Эдмана), методы алкилирования и избирательного ацилирования N-конца антибиотика, методы гидролиза аспараги нового фрагмента с заменой амида на алкил (арилалкил)амид, реакция Манниха, направленная избирательно в резорциновое ядро аминокислоты 7, разнообразные методы амидирования по конечной карбоксильной группе, а также несколько двойных и тройных модификаций. Индивидуальность полученных продуктов (их получено более 400) подтверждена методами ВЭЖХ, структура подтверждена методами ЯМР, а также электрофореза и избирательного гидролиза. Ряд производ ных эремомицина (а также аналогичные производные ванкомицина, тейкопланина, антибиотика DA 40926 и ряда других) активны в отношении гликопептид-устой чивых энтерококков и стафилококков с промежуточной чувствительностью при введении алкил- или арилалкил содержащих заместителей, содержащих С10-С углеродных атомов, в интервале минимальных ингибирующих концентраций 2–8 µг/мл (ванкомицин не подавляет развитие этих бактерий в концентрации >128 µг/мл). Биохимическими методами (с использованием меченых предшествен ников биосинтеза бактериального пептидогликана) и методами ЯМР с использова нием N меченого эремомицина показано, что активность гидрофобных произ водных гликопептидов не связана с взаимодействием связывающего кармана антибиотика (не затронутого в таких полусинтетических превращениях) с D-Ala D-Ala или D-Ala-D-Lactate и последующим ингибированием транспептидазы бактериальной стенки. Эти соединения оказались ингибиторами процесса транс гликозилирования – предыдущего этапа синтеза пептидогликана в бактериальной стенке. Недостатком таких производных, помимо низкой растворимости, является достаточно выраженная токсичность для многих из них и связывание с белками крови, следствием чего является потеря активности при их введении in vivo или крайне большое время выведения таких препаратов из организма (неблаго приятная фармакокинетика). Таким образом, показано, что активность гидрофоб ных производных в отношении гликопептид-чувствительных штаммов определяется взаимодействием связывающего кармана с D-Ala-D-Ala фрагментом строящегося пептидогликана бактерий, а также с подавлением трансгликозилазы, участвующей в построении пептидогликана. В отношении резистентных бактерий, не исполь зующих D-Ala-D-Ala, действует только второй механизм.

Способность связывающего кармана к взаимодействию строго контроли руется – она зависит не только от стереохимии аминокислот его образующих, но также от преобладания ротамеров относительно связей С-О-С и С-фенил в циклах, которое помимо всего контролируется находящимися при аминокислоте 4 угле водными остатками (прежде всего, глюкозным фрагментом). Кроме того, вся проблема усложняется тем, что антибиотики ванкомициновой группы димеризу ются в растворе (по типу голова к голове, голова к хвосту и т.д.) с участием не занятых во взаимодействии с бактериальным фрагментом пептидных фрагментов и моносахарида находящегося при аминокислоте 6. Таким образом, предпола гается, что, например, для эремомицина в растворе образуется тип сэндвича:

-(аланил-аланил)-(эремомицин)-(эремомицин)-(аланил-аланил). Выдвигались пред положения, что димеризация эремо- и ванкомицина резко усиливает их взаимо действие с мембраной бактерий, однако насколько эта ситуация реализуется in vivo остается неясным и в настоящее время подвергается сомнению.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Для того, чтобы понять, какую роль играет конденсированная макроцикли ческая система в антибактериальной активности гидрофобных гликопептидных антибиотиков, ее подвергли разрушению. Были разработаны методы отщепления первой аминокислоты (N-метил-D-лейцина) как от агликона, так и от интактного эремомицина без затрагивания гликозидных связей. Используя метод, разработан ный итальянскими исследователями Malabarba A. и Ciabatti R., из тейкопланина, а также его агликона, методом исчерпывающего восстановильного расщепления пептидной связи NaBH4 были "вынуты" аминокислоты 1 и 3 (см. ниже);

разру шению также подвергалась связь аминокислот 6 и 7. Однако и такие полуразру шенные гликопептидные антибиотики и их агликоны при наличии определенных гидрофобных заместителей проявляют достаточно выраженную активность в отношении GRE. Причем она становится равной активности в отношении чувстви тельных стафилококков.

OH Cl O O GlnAcNO Cl O O H H n-C10H21 N N N N NH2 NH H H OH O O HO O Mannosyl OH OH Cl O O Cl HO O O O H H HO N N NH N N N H H H O O O OH HO O OH OH HO NH O N H Cl Пленарные доклады Поскольку в таких соединениях разрушен связывающий карман, нарушена жест кая конформация макроциклического остова, нарушена способность к димериза ции антибиотиков, возникает вопрос, что же лежит в основе антибактериальной активности этих соединений. Хотя антибактериальная активность гидрофобных производных гликопептидов, а также их агликонов выше у соединений с нераз рушенным пептидным кором, у частично разрушенных соединений она все же остается достаточно выраженной (16–32 µг/мл).

Производные тейкопланина с частично разрушенным пептидным кором (отсутствуют один или два макроцикла) и выраженной антибактериальной актив ностью (МИК 16–32 µг/мл).

Что же определяет возможность взаимодействия производного антибиотика с бактериальным лигандом и последующее ингибирование мембранных трансглико зилирующих ферментов? В последние годы высказывается предположение, что при взаимодействии крупных молекул с рецептором, отвечающим структурным и термодинамическим требованиям, определяющее значение имеет кооперативное связывание лиганда с рецептором. Кооперативность – общий биохимический феномен, когда несколько процессов, независимых в других случаях, оказываются термодинамически взаимозависимыми. В ряду гликопептидов отмечены биоло гические эффекты, которые нельзя свести к конформационным изменениям. При невозможности конформационных изменений динамические связь с лигандом и другие процессы оказываются структурно взаимозависимыми и кооперативными.

Кооперативные взаимодействия с лигандами ослабевают с уменьшением размера молекулы и этим можно объяснить частичное снижение антибактериальной актив ности частично разрушенных антибиотиков по сравнению с производными нераз рушенных гликопептидов.

Литература 1. Nagarajan R., Glycopeptide Antibiotics, New York: Marcel Dekker, 1994.

2. Malabarba A., Nicas T.I., Thompson R.S., Med. Res. Rev. 1997 17 69.

3. Павлов А.Ю., Преображенская М.Н., Russ. J. Bioorg. Chem. 1998 24 570.

4. Printsevskaya S.S., Pavlov A.Y., Olsufyeva E.N., at al., J. Med. Chem. 45 1340.

5. Loll P.J., Axelsen P.H., Ann. Rev. Biophys. Biomol. Struct. 2000 29 265.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

3D-QSAR studies on 5,6-diarylimidazo(2,1-b)thiazole:

Selective COX-2 inhibitors Saxena A.K.

Medicinal Chemistry Division, Central Drug Research Institute, Lucknow, 226 001 India e-mail: anilsak@hotmail.com Introduction The suppression of pain and inflammation still continues to be a challenge despite the availability of a number of nonsteroidal anti-inflammatory drugs (NSAIDs). This is because NSAIDs not only exhibit different spectrum of analgesic, antipyretic and anti inflammatory effects but also cause gastrointestinal (GI) complications ranging from dyspepsia to fatal upper GI tract bleeding and perforation [1]. Various strategies have been employed to prevent these side effects by developing different formulations like enteric-coated tablets, dispersible tablets, etc. Recent approach is selectivity of action of NSAIDs. It is now well established that NSAIDs produce anti-inflammatory effect by inhibiting prostaglandin (PG) formation [2].

Prostaglandin endoperoxide synthase (PGHs) is the key enzyme in the PG synthesis and it has two distinct catalytic activities, viz. cyclooxygenase activity which converts arachidonic acid (AA) to PGG2 and peroxidase activity which converts PGG2 to PGH2 [3].

The PGH2 is further metabolized by specific synthase and isomerase to various prostanoids. Unlike aspirin which irreversibly blocks the COX channel of PGHs, the most of the NSAID-like ibuprofen and indomethacin produce reversible COX inhibition by competing with AA for a common binding site [3].

Epidemiological studies have shown that comparable therapeutic doses of NSAIDs have similar risk of serious GI bleeding [4]. However with the discovery of the two isoforms of PGHs [3], PGHs1 (COX-1) and PGHs2 (COX-2), it has been suggested that inhibition of COX-2 is responsible for the inflammatory action of NSAIDs whereas the toxic effects on the stomach and bleeding complications are due to inhibition of COX- [5]. The COX-1 enzyme is present in almost all cell types and is involved in various physiological functions like co-ordination of circulating hormones, protection of gastric vascular haemostasia [6]. In contrast, COX-2 is induced in pathological situations in a variety of cell types by mitogenic and inflammatory stimuli and is thus associated with inflammation [7]. Both COX isoforms are seen in most mammals, in humans the COX- gene is on chromosome 9 and COX-2 gene is on chromosome 1. Genetic analysis shows that COX-1 and COX-2 genes share significant homology (81–98%) across different species while single species show a significant variation (59%–62%) in genetic constitu tion [8]. Comparative analysis of X-ray crystal structures for COX-1 [9] and COX-2 [10] has demonstrated slight difference in amino acid composition. COX-2 presents an extra side pocket, which may be available for selective COX-2 inhibitors. This is due to the presence of Valine at position 523 in COX-2 while in COX-1 this position is occupied by isoleucine, since valine is smaller by a single methyl group, it produces a larger gap Пленарные доклады in COX-2. Another structural difference is the presence of a small alcove in COX- active site created by different position of the isoleucine at 384 site between COX-1 and COX-2 [11]. These minor structural differences have allowed the development of selec tive agents that inhibit the active sites of COX-2 without altering the activity of COX- enzyme [12].

R H N N R' N Aryl R'' R H H Central R N N N Ring N R S N S R' H R'' Aryl O O H N N O N O N R R Fig. 1. COX-2 inhibitors.

Although COX-2 inhibitors belong to different chemical classes, such as 4,5-diaryl pyrroles [13], 1,2-diarylcyclopentenes [14], Novel terphenyls [15], 5,6-diarylthia zolo[3,2-b][1,2,4]triazoles [16], 5,6-diarylimidazolo[2,1-b]thiazole [17], 1,2-diaryl pyrroles [18], 1,2-diarylimidazole [19], 1,3,4 and 1,2,4-thiadiazole [20], thiazolones and oxazolones 21], alkoxylactones [22], 3-heteroaryloxy-4-phenyl-2(5H)-furanones [23], methanesulfonylphenyl [24], 4-[5-methyl-3-phenylisoxazole-4-yl]benzenesulfoneamide [25], 3,4-diaryl-oxazolones [26], pyrazolo[1,5-a]pyrimidines [27], but one common feature present in most of them is diaryl substitution to a central ring (Fig. 1). The structure– activity studies suggest that sulfonamide or methyl sulfone group on para position of one of the aryl ring is an essential requisite required for good COX-2 activity and selectivity.

Structure-based drug design (direct design) using the x-ray derived 3D-structures of enzyme inhibitor complex have been very helpful in the process of understanding the enzyme inhibition mechanisms and in the design of selective enzyme inhibitors.

However, such approaches have limitations due to non-consideration of dynamic factors such as enzyme flexibility and conformation perturbations at the active site. Hence, the approaches based on pharmacophore identification and 3D-QSAR model development (indirect design) offer a good and statistically more robust alternative to aid in the design and identification of new selective enzyme inhibitors. Several approaches to 3D-QSAR have been developed in the last ten years. The activity prediction expert system APEX-3D Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

is one such approach. It recognizes the pharmacophore in the biologically active mole cules by comparing the different physicochemical and structural properties and their distances with respect to active and inactive analogs, and is used to predict the activity of active and inactive compounds. It finds the common features of the low energy con formations of each compound, which can be ring center, hydrophobic center, atomic charges, -population and hydrogen bond donor and acceptor indexes. In order to identify the necessary structural and physiochemical requirements for selective COX- inhibition in 5,6-diarylthiazolo[3,2-b][1,2,4]triazoles [17a, b] (Table 1), the APEX-3D expert system has been used for the derivation of important biophore (pharmacophore) and 3D-QSAR model [17c].

Materials and methods The compounds chosen for the present study were obtained from the literature [17a]. The structure and biological activity data of the compounds forming the training set for all the molecules with definite IC50 values are shown in Table 1. The test set consisted of three standard compounds: DUP-697, Indomethacin evaluated with the training set molecules, and a very selective COX-2 inhibitor SC-558 whose activity was extrapolated by its reported activity in comparison to Indomethacin. The reported COX-2 inhibitory activity for Indomethacin and SC-558 are 0.96 and 0.0093 µmol, respectively [17b]. The ratio between these two activitites was used to extrapolate the activity value of SC 558.

The reported biological activity values for selective inhibition of COX-2 were converted into –log IC50.

Table 1. In vitro COX-2 inhibitory activity of 5,6-diarylimidazo[2,1-b]thiazole (training set) R R R N R1 2 R S N Comp. R1 R2 R3 R4 R5 COX-2 COX-2 Observed Calcu- Predicted no. activity lated activity (IC50 M) (–log activity IC50 M) 01 H H 4-MeSO2 H H 0.016 1.796 1.8 1.79 1. 02 H H H 4-MeS H 5.0 –0.699 –0.7 –0.47 –0. 03 H H H 4-MeSO2 H 3.21 –0.506 –0.51 0.28 0. 04 H H 4-MeS H H 0.42 0.377 0.38 0.59 0. 05 Me H H 4-MeSO2 H 0.14 0.854 0.85 0.28 0. 06 H H 4-MeSO2 F H 0.014 1.854 1.85 1.79 1. Пленарные доклады Table 1. Continued 07 H H 4-MeSO2 F F 0.012 1.921 1.92 1.79 1. 08 Me H 4-MeSO2 H H 0.012 1.921 1.92 1.79 1. 09 H Me 4-MeSO2 H H 3.0 1.910 –0.48 –0.47 –0. 10 Me Me 4-MeSO2 H H 5.0 –0.699 –0.7 –0.92 –1. 11 H Me H 4-MeSO2 H 1.0 0.000 0 0.28 0. 12 H CH2CO- 4-MeSO2 H H 0.9 0.046 0.05 –0.47 –0. 2Et 13 Cl H 4-MeSO2 Cl H 0.016 1.796 1.8 1.79 1. 14 Cl Cl 4-MeSO2 Cl H 3.6 –0.556 –0.56 –0.47 –0. Table 2. Observed and calculated activities of the test set Molecule Observed activity Calculated activity Residual O 3.6 3.6 S O Br S F SC- 1.585 1.79 –0. Cl O N MeO CO2H Indomethacin Br 2.698 3.3 –0. F3C N N O S NH O DUP- Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Table 3. 3D-QSAR model describing correlation and statistical reliability for COX- inhibition activity Model RMSA RMSP R2 Chance Size Match Variable No. of no. compounds 01 0.37 0.40 0.91 0.00 3 0.59 2 Molecular modeling and 3D QSAR studies were performed on a silicon graphics Indy R 4000 work station employing molecular simulations incorporations (MSI) soft ware (Insight II [28], Discover [29], and Apex-3D [30]). 3D molecular structures of all the compounds were built in the builder module of Insight II software. These 3D struc tures were later optimized for their geometry using CVFF force field [31] and the energy minimization was performed using the steepest descent, conjugate gradient, Newton– Raphsons algorithms in sequence followed by Quasi-Newton–Raphson (va09a) imple mented in the discover module by using 0.001 kcal/mol energy gradient convergence and maximum number of iteration set to 1000. Energy minimized structures were stored in MDL format. In order to check the validity of the above energy minimized techniques vis-a-vis other low energy conformations near global minimum, one of the most active compound (no. 7) was subjected to molecular dynamics (MD) simulations using CVFF force field [31]. In this procedure, the optimized conformations of compound no. 7 were randomized by setting random velocities and carrying out MD simulations at 0.1 ps at T = 1000 K. The obtained average conformations of compound no. 7 by this calculation was used as starting point for another 5 ps of MD simulations at T = 1000 K. The pur pose of high temperature MD was to explore the conformational space extensively. An annealing procedure was subsequently applied to each average conformations obtained in high temperature simulations. The annealing was carried out, as slow cooling down of the structure from 1000 to 300 K. The last step of an annealing procedure was energy minimization. The total energy of these 20 conformations obtained in 75–150 ps simula tion time ranged between 185.42 to 185.72 kcal that was near to the conformational energy (185.4056 kcal) obtained from the standard energy minimization procedure described above. Hence, the same energy minimized conformations were used in the 3D-QSAR model development.

The energy minimized structures were subjected to different computational chemistry programs including MOPAC 6.0 ver. (MNDO Hamiltonian) [32] for the calculations of different physicochemical and quantum-chemical parameters: atomic charge, -popula tion, electron donor (DON_01) and acceptor (ACC_01) index, HOMO, LUMO, hydro phobicity, and molar refractivity based on atomic contributions [33]. These parameters were then used by APEX-3D program for automated identification of pharmacophore and 3D QSAR model building [34]. The 5,6-diarylimidazo[2,1-b]thiazoles with definite COX-2 inhibitory activity (–log IC50) were subdivided into the following classes: (i) very active (> 1.7), (ii) active (< 1.7 and –0.60), (iii) less active/inactive (> –0.60). The 3D QSAR equations were derived by defining COX-2 inhibitory activity (–log IC50) as a dependent variable and biophoric center properties (-population, charge, HOMO, LUMO, ACC_01, Don_01, hydrophobicity, refractivity), global properties (total hydrophobicity and total refractivity), secondary sites [(H-acceptor (presence), H-donor (presence), heteroatom (presence), hydrophobic (hydrophobicity), steric (refractivity) and ring Пленарные доклады (presence)] as independent variables with the occupancy set at 5, site radius at 0.80, sensitivity at 0.80, and randomization value at 100. Quality of each model was estimated from the r (coefficient of correlation), RMSA (calculated root mean square error based on all compounds with degree of freedom of correction), RMSP (root mean square error based on 'leave-one-out' with no degree of freedom correction), chance statistics, and match parameter as described in our earlier paper [35].

Results and discussion In view of several 3D QSAR models generated for the training set, only one model (Fig. 2) containing all the compounds was selected based on the statistical criteria: correlation coefficient (r2 > 0.9), 100% reliability (chance = 0.00), good superimposition (match value > 0.50). This model (Table 3) was found to describe most accurately the distribu tion of the biophores for the COX-2 inhibition activity.

R SS B R R C SS2 N R R S N A Fig. 2. Pictorial representation of pharmacophoric sites and secondary sites (SS) in the model.

There are biophoric sites: first site (A) being sulfur at position one, second site (B) being sulfur or any of the two oxygen atoms present at R3 or R4, and third site (C) being ring center attached at fifth or sixth positions. Two of the three biophoric sites (A and B), in the model are for hydrogen bonding, while an electron rich site (C) is probably involved in electrostatic interactions.

The spatial disposition of the biophoric sites in above model for selective COX- inhibition not only depends on physicochemical properties of biophoric centers cor responding to site A (-population: 0.171 ± 0.0078, DON_01: 7.292 ± 0.452), site B (-population: 0.302 + 0.011, DON_01: 6.265 + 0.050), and site C (cycle size: 6 ± 0.00, -population: 6 ± 0.00) but also on their spatial arrangements, the mean interatomic distances of the three biophoric sites A, B, C, are as follows: A–B (10.005 ± 0.277), A–C (8.160 + 0.372), B–C (6.355 + 0.025).

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

a b c Fig. 3. Mapping of the test set molecules to the biophoric sites (solid spheres) and secondary sites (grey circles): (a) Indomethacin, (b) DUP-697, (c) SC-558 (conformation derived from its x-ray crystal structure with COX-2 [36]).

Tyr Phe Arg C A B His 90 Tyr Arg Fig. 4. Stereo-view of the interactions of SC-558 with the cyclooxygenase-2 active site [36] vis-a-vis biophoric sites A, B, C.

Пленарные доклады In order to explain the variations in COX-2 inhibitory activity data and to under stand the drug-enzyme interactions, the 3D QSAR equation (Eq. 1) was also derived using the biophore as a template for superimposition. COX-2 inhibition was related to two secondary site parameters (variable): presence of mean electron donor reactivity (DON_01) at site SS1 in the vicinity of sulfur or any of the two oxygen atoms present at R3/R4 (10.005 ± 0.277, 8.160 ± 0.372 from the biophoric sites A, B, C respectively and steric bulk in terms of atomic refractivity increments (steric Refractivity) at site SS2 in the vicinity of the nitrogen at the fourth/seventh position of the thiazole ring (3.795 ± 0.009, 8.973 ± 0.294, 2.639 ± 0.0497 from the biophoric sites A, B, C, respecttively). This equation showed a good correlation coefficient values (r = 0.952) of high (> 99.9 %) statistical significance (F1,12 :0.001 = 22.2;

F1,12 = 52.790).

–log IC50 = 1.001 ± 0.236 DON_01 at site SS1 – 0.539 ± 0.055 Refractivity at site SS2 –5.711, n = 14, r = 0.952, F1,12 = 52.790 (1) This 3D QSAR model also has good superimposition (match value = 0.59) with good predictive power as evidenced by low chance value (0.01) with almost similar RMSA and RMSP values. The model well explained the variation in the observed activity in most of the cases (Table 1).

The 3D QSAR equation indicates that electron donor reactivity at site SS1 positi vely contribute to the COX-2 inhibitory activity while the steric bulk at site SS2 is not favorable for the activity. A comparison of the observed versus calculated/predicted values indicate that the most active compounds, no. 1 and no. 13, showed calculated and predicted activity very near to the reported biological activity. The other compounds also showed good agreement between observed and calculated/predicted activity, except for three compounds nos. 3, 5, and 12) where the observed activity was little lower/higher than the calculated activity. In order to further validate this model, the activities of three standard compounds (test set) were predicted by this model (Fig. 3) where a good agreement was observed between the predicted and reported activity (Table 2). In view of the prediction of SC-558 by this model whose X-ray crystal structure with COX-2 is known, the mapping of SC-558 of this conformation to this model led to the comparison of the biophoric sites with the binding site analysis of SC-558 with COX-2 proposed by Kurumbail et al. [37] (Fig. 4). It suggests that biophoric site C of this model corresponds to the hydrophobic site cavity formed by Tyr 385 and other amino acids, such as Phe381, Leu384, Trp387, Phe513 and Ser530, where the bromophenyl ring of SC-558 has been shown to bind. The trifluoromethyl group of SC-558 is involved in a hydrogen-bonding interaction with Arg120, which corresponds to biophoric site B, and has been suggested to be essential for the activation of the COX-2 enzyme.

Finally, the third and the most predominant interactive site influencing the selecti vity of SC-558 has been suggested to result from the phenyl sulphonamide moiety which binds in a pocket that is more restricted in COX-1 and is unoccupied in complexes of COX-2. The phenyl ring is surrounded by hydrophobic residues Leu352, Try 355, Phe518, Val 523, and backbone of Ser353, and sulfonamide group extends into region near the surface of COX-2 that is relatively polar where one of the oxygen atoms forms hydrogen bond to Arg513 while the other oxygen is linked by a hydrogen bond to His Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

and the amide nitrogen forms a hydrogen bond to the carbonyl oxygen of Phe518. This important site corresponds to the biophoric site A in the model (Figure 5).

These studies suggests that, in 5,6-diarylimidazo[2.1-b]thiazoles, the sulfur/oxygen of R3/R4 group, sulfur of the thiazole and phenyl ring at 5/6 position of thiazole of the training set molecules aligns with the fluorine of CF3, sulfonamide group and bromo phenyl of SC-558, respectively. Among the two secondary sites SS1 and SS2, the SS1 at biophoric site B is involved in hydrogen bonding interaction while the other site SS2, in vicinity of N4/N7 of thiazole, disfavours steric bulk probably to maintain interactions in the polar region around bioiphoric site A.

Fig. 5. Superimposition of all the molecules of the training set mapped to the biophoric sites A, B, C represented by some interacting active site residues of COX-2.

Conclusions The 3D QSAR model describing the COX-2 inhibition by 5,6-diarylimidazo[2,1-b]thi azoles has led to the identification of essential structural features (which are consistent with the active site of the enzyme) in terms of the physicochemical properties (-popu lation, DON_01 and 6-electron cloud) and their spatial dispositions., where the hydrogen bonding groups at site A and B and a 6-elctron cloud at site C are essential and crucial for the activity in the present set of compounds.

Пленарные доклады According to the 3D QSAR equation, the COX-2 inhibitory activity is enhanced by the hydrogen bonding interactions influenced by the electron donor reactivity of group R3/R4 and decreased by steric hindrance at N4/N7 of thiazole. As the model also has good predictions for a test set, it may be useful in designing new active and selective COX-2 inhibitors.

References 1. Allison M.C., Howastan A.G., Torrance C.J., Lee F.D., Russell R., N. Engl. J. Med.

1982 327 749.

2. Vane J.R., Nature (New Biol.) 1971 231 232.

3. Smith W.L., Garavito R.M., Dewitt D.L., J. Biol. Chem. 1996 271 33157.

4. (a) Henery D., Lim L.L.-Y., Garcia Rodriguez L.A., et al., Brit. Med. J. 1996 1563;

(b) Langman M.J.S., Well J., Wainwright P., et al., Lancet 1994 343 1075.

5. Vane J.R., Nature (London) 1994 367 215.

6. Smith W.L., Sonnenburg W.K., Allen M.L., Watanabe T., Zhu J., El-Harith E.A., in Renal Eicosanoids, Patrono M.J., Cinotti C., Eds., New York: Plenum Press, 1989.

7. (a) Kujubu D.A., Fletcher B.S., Varnum B.S., Lim R.W., Herchman H.R., J. Biol.

Chem. 1991 266 12866;

(b) Lee S.H., Soyoola E., Chanmugan P., Hart S., et al., J. Biol. Chem. 1992 267 25934;

(c) De Witt D.L., Meade E.A., Arch. Biochem.

Biophys. 1993 306 94;

(d) Ristimaki A., Garfinkel S., Wessendrof J., Maciag T., Hla T., J. Biol. Chem. 1994 269 11769;

(e) Coffey R.J., Hawkey C.J., Damstrup L., et al., Proc. Natl. Acad. Sci. USA 1997 94 657.

8. Jouzeau J.Y., Terlain B., Abid A., Nedelec E., Netter P., Drugs 1997 53 563.

9. Picot D., Loll P.J., Garavito R.M., Adv. Exp. Med. Biol. A 1997 400 107.

10. Luong C., Milleer A., Barnett J., Chow J., Ramesha C., Browner M.F., Nat. Struct. Biol. 1996 3 927.

11. Bayly C.I., Black W.C., Leger S., Ouimet N., Ouellet M., Percival M.D., Bioorg. Med. Chem. Lett. 1999 9 307.

12. Grant W.C. Drugs of Today 1999 35(7) 487.

13. Wilkerson V.W., Copland R.A., Covington M., Trzaskos J.M., J. Med. Chem.

1995 38 3895.

14. (a) Li J.A., Anderson G.D., Burton E.G., et al., J. Med. Chem. 1995 38 4570;

(b) Reitz D.B., Li J.M., Norton M.B., et al., J. Med. Chem. 1994 37 3878.

15. Li J.J., Norton M.B., Reinhard E.J., et al., J. Med. Chem. 1996 39 1846.

16. Roy P., Leblanc Y., Ball R.G., et al., Bioorg. Med. Chem. Lett. 1997 7 57.

17. (a) Therien M., Brideau C., Chan C.C., et al., Bioorg. Med. Chem. Lett. 1997 7 47;

(b) Dannhardt G., Kiefer W., Eur. J. Med. Chem. 2001 36 109;

(c) Sharma R., Prathipati P., Chaturvedi S.C., Saxena A.K., unpublished results.

18. Khanna I.K., Weir R.M., Yu Y., et al., J. Med. Chem. 1997 40 1619.

19. Khanna I.K., Weir R.M., Yu Y., et al., J. Med. Chem. 1997 40 1634.

20. Song Y., Connor D.T., Sercel A.D., et al., J. Med. Chem. 1999 42 116.

21. Song Y., Connor D.T., Doubleday R., et al., J. Med. Chem.1999 42 1151.

22. Leblanc Y., Roy P., Boyce S., et al., Bioorg. Med. Chem. Lett. 1999 9 2207.

23. Lau C.K., Brideu C., Chan C.C., et al., Bioorg. Med. Chem. Lett. 1999 9 3187.

24. Li C.-S., Black W.C., Brideau C., et al., Bioorg. Med. Chem. Lett. 1999 9 3181.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

25. Tally J.J., Brown D.L., Carter J.S., et al., J. Med. Chem. 2000 43 26. Puig C., Crespo M.I., Godessart N., et al., J. Med. Chem. 2000 43 214.

27. Almansa C., de Arriba A.F., Cavalcanti F.L., et al., J. Med. Chem. 2001 44 350.

28. Apex-3D version 1.4 user guide, Biosym MSI, San Diego, Sept. 1993.

29. Insight II version 2.3.0, Biosym MSI, San Diego, Sept. 1993.

30. Discover version 3.1 user guide, Biosym MSI, San Diego, Sept. 1993.

31. Dabur-Osguthorpe P., Roberts V.A., Ostguthorpe D.J., Wolf J., Genset M., Hagler A.T., Proteins Struct. Func. Genet. 1988 4 31.

32. Stewart J.J.P., QCPF Bull. 1990 455.

33. (a) Ghose A.K., Crippen G.M., J. Chem. Inf. Comput. Sci. 1987 27 21;

(b) Viswanadhan V.N., Ghose A.K., Revankar G.R., Robins R.K., J. Chem. Inf.

Comput. Sci. 1989 29 103.

34. (a) Golender V.E., Vorpagel E.R., Computer Assisted Pharmacophore Identification 3D QSAR in Drug Design Theory: Methods and Application, Amsterdam: Edcom Science Publ., p. 149;

(b) Golennder V.E., Rosenbit A.B., Logical and Combinatorial Algorithms for Drug Design, Letchworth (UK), Research Studies Press.

35. Pandya T., Pandey S.K., Tiwari M., Chaturvedi S.C., Saxena A.K., Bioorg. Med.

Chem. 2001 9 291.

36. Protein Data Bank accession number 6 COX.

37. Kurumbail R.G., Stevens A.M., Gierse J.K., et al., Nature 1996 384 644.

Пленарные доклады Взаимодействие 2-трифторметилхромонов с алкилмеркаптоацетатами – новая редокс-реакция с широкими синтетическими возможностями Сосновских В.Я., Усачев Б.И.

Уральский государственный университет 620083, Екатеринбург, пр. Ленина, Известно [1, 2], что взаимодействие этил- 1а и метил- 1b меркаптоацетатов с,-не предельными кетонами протекает как нуклеофильное присоединение НS-группы к активированной двойной связи с последующей циклизацией по карбонилу в соот ветствующие тиофеновые производные. Аналогичные реакции с эфирами 3-мето кси-4,4,4-трифторкротоновой [3], -фторалкилуксусных [4] и фторалкилпропио ловых [5] кислот дают алкил 3-гидрокси-5-фторалкилтиофен-2-карбоксилаты, а с -хлор-,-енонами [6] и -фторалкилкетонами [4] – алкил 5-фторалкилтиофен-2 карбоксилаты. о-Гидроксихалконы [7, 8] также реагируют с эфирами 1, однако в этом случае, благодаря присутствию в ароматическом кольце о-НО-группы, реак ция сопровождается циклизацией в 2-арил-1,2-дигидро-4Н-тиено[2,3-c]хромен-4 оны (2, дигидротиенокумарины).

O Ar OR' OH O O H R S R S R S O O O CF H 2 3 O CF OR' OH S S R R O CF3 O O 5 Когда двойная связь инкорпорирована в цикл, как в циклогекс-2-еноне [9], направление взаимодействия меняется и первоначальный аддукт присоединения по Михаэлю подвергается циклизации в дикетон 3, существующий в енольной форме. В то же время реакция 3,3-диалкил-6-трифторметил-2,3-дигидро-4-пиронов с эфирами 1 протекает с участием обоих электрофильных центров по типу мета бриджинга без раскрытия пиронового кольца, давая производные 2-окса-7-тиаби Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

цикло[3,2,1]октана 4 [10]. В связи с этим, а также с учетом уникальных биологичес ких свойств, проявляемых многими фторсодержащими гетероциклическими соеди нениям [11], мы изучили взаимодействие 2-трифторметилхромонов с эфиром 1a.

Принимая во внимание данные работ [7, 8, 10], можно было ожидать, что эта реакция будет протекать либо без раскрытия пиронового кольца с образованием мостиковой системы 5, либо с его раскрытием, сопровождающимся атакой по ке тогруппе и циклизацией в тиено[2,3-c]кумарины 6. Однако взаимодействие 2-три фторметилхромонов 7a–k с эфиром 1а при молярном соотношении 1 : 3 при 80°C в присутствии Et3N в качестве основания неожиданно привело к дигидротиено кумаринам 8a–k с выходами 66–93% (схема 1). Вторым продуктом был диэтил 3,4-дитиаадипат, что указывает на окислительно-восстановительный характер этой трансформации. Интересно, что ожидаемые соединения 5 и/или 6 не были обна ружены даже в следовых количествах.

Схема CF R O R 3HSCH2CO2Et S R' R' 1a -EtOH, -H2O, R'' O CF3 R" O O -(SCH2CO2Et) R''' R"' 7a-k 8a-k R = R' = R" = R"' = H (a);

R = R" = R"' = H, R' = Me (b);

R = R" = R"' = H, R' = MeO (c);

R = R' = R"' = H, R" = MeO (d);

R = R" = R"' = H, R' = NH2 (e);

R = R" = R"' = H, R' = Cl (f);

R = R" = R"' = H, R' = Br (g);

R = R" = H, R' = R"' = Br (h);

R = R" = Me, R' = R"' = H (i);

R = R' = H, R"+R"' = бензо (j);

R+R' = бензо, R" = R"' = H (k) Природа и положение заместителей в бензольном кольце не оказывают су щественного влияния на ход реакции, однако она оказалась типичной только для 2-трифторметилхромонов и не протекала при замене CF3-группы на CF2H, (CF2)2H, CCl3 и Ме-группы. Строение кумаринов 8 хорошо согласуется с данными эле ментного анализа, ЯМР 1H, 19F, 13C, ИК и масс-спектров, а структура 8b подтвер ждена с помощью РСА [12]. В спектрах ЯМР 1Н помимо сигналов ароматических протонов присутствуют сигналы алифатических протонов CH2 и CH, образующих АВХ-систему (JAВ = 17.7–19.2, JAX = 10.3–12.3, JВХ = 2.6–4.5 Гц) при 3.6–4.4 и 4.3–5.2 м.д., соответственно.

Для прояснения механизма этой необычной реакции было решено расширить ряд исходных хромонов в расчете на то, что серьезные изменения в их структуре (более существенные, чем простой перебор заместителей в бензольном кольце) позволят остановить реакцию на одной из промежуточных стадий. С этой целью мы изучили взаимодействие 7-полифторалкилноркеллинов 9, синтезированных при конденсации келлинона с эфирами полифторалкановых кислот [13], с алкил меркаптоацетатами 1a, b и нашли, что эти соединения, являясь хромонами, реаги Пленарные доклады руют с эфирами 1a, b (Et3N, ~20°С, 2 сут) аналогично 3,3-диалкил-6-трифтор метил-2,3-дигидро-4-пиронам [10] и c выходами 66–85% дают бензофурановые производные 2-окса-7-тиабицикло[3,2,1]октана 10a–f [14] (схема 2). Отметим, что и эта реакция имеет существенные ограничения со стороны заместителя в положении 7, т.к. не идет при RF = C2F5, C3F7 и C4F9, а также при замене RF-группы на Ме и CCl3-группы.

Схема O H OR MeO O OMe O HSCH2CO2R S Et3N O O O R O RF F OMe OMe 9a-c 10a-f HSCH2CO2R, Et3N Ac2O, H2SO O RF OMe OMe OAc OMe S S Ac O O O CF O O OMe OMe 11a, b RF = CF3 (9a, 11a), CF2H (9b, 11b), (CF2)2H (9c);

при R = Et RF = CF3 (10a), CF2H (10b), (CF2)2H (10c);

при R = Me RF = CF3 (10d), CF2H (10e), (CF2)2H (10f) В ИК спектрах соединений 10a–f наблюдаются интенсивные полосы погло щения в области 3420–3500 и 1730–1750 см–1, отвечающие валентным колеба- ниям НО-группы и эфирного карбонила, а в спектрах ЯМР Н – два дублета (JAX = 11.6–12.1 Гц) при 2.45–2.56 и 3.33–3.50 м.д. метиленовой группы и два синглета при 4.25–4.31 и 5.85–5.92 м.д. метинового и гидроксильного протонов, соответственно. Судя по данным спектров ЯМР 1Н, в которых присутствует только один набор сигналов, реакция является высоко стереоселективной и приводит к образованию одного диастереомера с цис-расположением заместителей в тиофа новом цикле и ВМВС между гидроксильным протоном и атомом кислорода МеО-группы, что подтверждено данными рентгеноструктурного исследования [15].

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Изучение возможности получения дигидротиенокумариновой системы из хро монов 9а–с показало, что при нагревании в запаянной ампуле (Et3N, 140–150°C, 1.5 ч) с эфиром 1a реагируют только фурохромоны 9а, b, которые с выходами ~30% приводят к дигидротиенопсораленам 11а, b. Реакция бензофурановых произ водных 10a, b с 1а в аналогичных условиях также дала псоралены 11а, b (выходы 64 и 14%, соответственно), что указывает на интермедиатный характер соедине ний 10 в превращении келлинов 9 в псоралены 11. Жесткие условия, которые требуются для проведения этих реакций, а также умеренные выходы продуктов, свидетельствуют о повышенной устойчивости, полученной на основе фторкел линов 9 мостиковой структуры 10, что может быть связано со стабилизирующим влиянием ВМВС. Ацетилирование 10d (Ас2О, конц. H2SO4, ~20°С, 1 мин) дает диацетильное производное 12.

Поскольку ключевой стадией изучаемой трансформации является образова ние кумариновой системы, происходящее при взаимодействии фенольного гид роксила со сложноэфирной группой, представляло интерес ввести в эту реакцию 8-азахромоны, при раскрытии пиронового кольца которых вместо фенольной НО-группы появляется карбонильный атом кислорода амидной функции с пони женными нуклеофильными свойствами, что позволяло надеяться на выделение продуктов линейного строения. Действительно, 8-аза-5,7-диметил-2-трифторметил хромон 13, полученный при конденсации 3-ацетил-4,6-диметил-2-пиридона с этил трифторацетатом в присутствии LiH [16], реагирует с эфирами 1a, b при 80°С в течение 3 ч в присутствии Et3N (3 капли) с образованием бициклов 14a, b (схема 3).

При увеличении количества Et3N (0.5 мл) и времени реакции (10 ч) из азахромона 13 вместо 14a, b были выделены продукты их восстановления – пиридоновые производные 15a, b, которые в тех же условиях образуются и из 14a, b.

Схема O OR OH S N O CF 14a, b O HSCH2CO2R, HSCH2CO2R Et3N Et3N N O CF O CF S O N O 15a, b OR R = Et (a), Me (b) Пленарные доклады В ИК спектрах соединений 14a, b имеются полосы (ОН) = 3120–3150 см–1 и (СО) = 1730–1735 см–1, а характерной особенностью спектров ЯМР 1Н являются СН2-группа в виде двух дублетов (JAX = 11.8 Гц) при 2.63 м.д. и 3.22 м.д. и два синглета при 4.18 м.д. и 4.45 м.д. СН и ОН протонов соответственно. В ИК спектрах соединений 15a, b наблюдаются интенсивные полосы поглощения при 1725–1730 см–1 и 1660–1670 см–1, отвечающие сложноэфирной и кетонной карбонильным группам, а в спектрах ЯМР 1Н – АВХ-система фрагмента СН2СН (JAВ = 17.8, JAX = 10.2–10.3, JВХ = 3.8–3.9 Гц) и АВ-система СН2S-группы при (JAВ = 14.6 Гц), что связано с наличием в их молекулах хирального центра.

Таким образом, на основании результатов, полученных при изучении взаимо действия фторкеллинов 9 и азахромона 13 с эфирами 1, можно предложить вероят ную схему превращения хромонов 7 в дигидротиенокумарины 8 (схема 4).

Схема O OEt OH O O S 7 R R S OEt O O CF CF A B [H ] CF O SCH2CO2Et HO S CF R SCH2CO2Et R CO2Et OH OH C E [H ] O CF O S R OEt OH D Реакция начинается с присоединения меркаптогруппы по атому С(2), а обра зующийся при этом аддукт А либо обратимо циклизуется в бицикл В, устойчивый в случае келлинов 9, либо раскрывается в тиокеталь С, восстановление которого под действием меркаптоэфира дает диэтил-3,4-дитиаадипат и интермедиат D.

Последний в результате двух внутримолекулярных циклизаций с участием кетон ной и сложноэфирной групп превращается в кумарин 8. Второе возможное направ Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

ление реакции – восстановительное раскрытие бицикла B в интермедиат Е, кото рый либо циклизуется в кумарин 8 (хромоны 7), либо претерпевает ретроальдоль ный распад в эфир D (азахромон 13).

Легкая доступность дигидротиенокумаринов 8 делает их полезными субстра тами для получения важных с медицинской точки зрения продуктов. Селективное окисление этих соединений до сульфоксидов и сульфонов представляется наиболее привлекательным путем увеличения их реакционной способности. Нами показано [17], что соединения 8a, b при обработке NO2 в запаянной ампуле (СHСl3, ~20°С, 4 сут) селективно окисляются до сульфоксидов 16a, b (выходы 85–95%) (схема 5), которые в условиях перегруппировки Пуммерера (Ас2О, 1 капля Н2SO4, кипячение 1–2 мин) гладко превращаются в тиено[2,3-c]кумарины 6a, b (выходы 84–90%).

В спектрах ЯМР 1Н этих соединений отсутствуют сигналы алифатических протонов, а при ~8.0 м.д. появляется квартет с 4JH,F ~1.0 Гц тиофенового протона.

Схема CF3 CF S S R O R NO Ac2O 8a, b H2SO CHCl O O O O 6a, b 16a, b R = H (a), Me (b) Окисление кумаринов 8 в ледяной АсОН, содержащей избыток Н2О2 (30%), приводит к сульфонам 17, которые при кипячении с гидразингидратом в этаноле в течение 2–15 мин с выходами 47–74% трансформируются в 3-гидразино-6-(2-гид роксиарил)пиридазины 18 (схема 6).

Схема CF NHNH O S R" R" N H2O2 N2H N O 8a-f AcOH R' O O R' OH R R 17a-f 18a-f NH O N NHNH O2N O S O O N R = R' = R" = H (a);

R = R' = H, R" = Me (b);

H2N R = R' = H, R" = MeO (c);

R+R' = бензо, R" = H (d);

R = R' = H, R" = NO2 (e);

R = R' = H, R" = NH2 (f) Пленарные доклады Строение соединений 18a–f установлено на основании данных элементного ана 1 лиза, ИК, ЯМР Н и С спектроскопии и окончательно подтверждено рентгено структурным исследованием кристаллов соли пиридазина 18b с HClO4 [18]. Обна руженная реакция представляет несомненный интерес, т.к. делает доступными многие производные 3-гидразинопиридазина, которые обладают различными ви дами биологической активности и составляют целую группу широко применяемых лекарств [19].

Механизм превращения 1718 не очевиден, а для выяснения его некоторых аспектов очень полезной оказалась реакция N2H4 с нитросульфоном 17е, при проведении которой в более мягких условиях (~20°С, 30 мин) удалось выделить индивидуальное вещество состава C12H15N7O6S, разлагающееся при нагревании выше 200°С с выделением SO2. Кипячение этого соединения в спирте в присутствии N2H4 или NH3 приводит к пиридазину 18е, что указывает на его промежуточный характер. Поскольку кристаллы выделенного интермедиата оказались непригод ными для рентгеноструктурного исследования, его бензоциклононеновая струк тура 19 была установлена на основании данных ИК, ЯМР 1Н и 13С спектров [18].

Мы полагаем, что реакция начинается с атаки кетогруппы сульфона 17 моле кулой N2H4, которая через стадии присоединения–отщепления ведет к замене карбонильного атома кислорода, входящего в состав сложноэфирной группы, на гидразогруппу (схема 7).

Схема CF3 CF O O S S N2H O O R R -HF -2H O NNH2 O NNH O NH NH2 NHNH O N O HN NHNH S O O R R S O -SO O NNH O N H2N Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

O NHNH N R NH2 -AcNHNH O NNH На первый взгляд такое превращение выглядит весьма неожиданным, однако ранее было показано [20], что реакция N2H4 с производными кумарина, имеющими в положениях 3 и 4 гетероциклическое кольцо, протекает по карбонилу и ведет к получению соответствующих гидразонов. Последующие гидразинолиз и гидролиз СF3-группы до CONHNH2, присоединение по активированной двойной связи моле кулы N2H4 и раскрытие общей для бицикла связи ведут к интермедиату 19, вы деленному в случае сульфона 17e. Его дальнейшая трансформация протекает с выделением SO2 и образованием гидразинового производного -ароилакриловой кислоты, внутримолекулярная циклизация которого дает пиридазины 18.

Описанная реакция – новый подход к синтезу 3-гидразинопиридазинов с широкими границами применимости, позволяющий получать пиридазины 18 из 2-гидроксиацетофенонов и этилтрифторацетата в 4 стадии с высоким конечным выходом, в то время как метод, описанный в патентной литературе [21], исходит из фенолов и янтарного ангидрида и включает в себя 7 стадий.

Таким образом, взаимодействие 2-трифторметилхромонов с меркаптоацета тами представляет собой окислительно-восстановительный процесс, который в зависимости от структуры хромона может быть остановлен на промежуточных стадиях. Реакция имеет широкие синтетические возможности, а ее продукты пред ставляют интерес в качестве субстратов для получения важных с биологической точки зрения гетероциклических соединений.

Литература 1. Tilak B.D., Gupte S.S., Indian J. Chem. 1969 7 9.

2. Xicluna A., Guinchard C., Robert J.F., Panouse J.J., C. R. Acad. Sci. C 280 287.

3. Karp G.M., Samant D., Mukhopadhyay S., et al., Synthesis 2000 1078.

4. Guan H.-P., Luo B.-H., Hu C.-M., Synthesis 1997 461.

5. Chauvin A., Greiner J., Pastor R., Cambon A., Tetrahedron 1986 42 663.

6. Arnaud R., Bensadat A., Ghobsi A., et al., Bull. Soc. Chim. Fr. 1994 131 844.

7. Xicluna A., Ombetta J.E., Navarro J., et al., Eur. J. Med. Chem. 1979 14 523.

8. Zoubir B., Refouvelet B., Aubin F., et al., J. Heterocycl. Chem. 1999 36 509.

9. Confalone P.N., Baggiolini E., Hennessy B., et al., J. Org. Chem. 1981 46 4923.

10. Sosnovskikh V.Ya., Mel'nikov M.Yu., Mendeleev Commun. 1998 198.

11. Organofluorine Compounds in Medicinal Chemistry and Biomedical Applications, Filler R., Kobayashi Y., Yagupolskii L.M., Eds., Elsevier: Amsterdam, 1993.

Пленарные доклады 12. Sosnovskikh V.Ya., Usachev B.I., Sevenard D.V., et al., Tetrahedron Lett. 42 5117.

13. Sosnovskikh V.Ya., Kutsenko V.A., Mendeleev Commun. 2000 238.

14. Sosnovskikh V.Ya., Usachev B.I., Tetrahedron Lett. 2001 42 5121.

15. Sosnovskikh V.Ya., Usachev B.I., Vorontsov I.I., Tetrahedron 2002, in press.

16. Sosnovskikh V.Ya., Barabanov M.A., J. Fluorine Chem. 2002, in press.

17. Sosnovskikh V.Ya., Usachev B.I., Tetrahedron 2002, in press.

18. Sosnovskikh V.Ya., Usachev B.I., Vorontsov I.I., J. Org. Chem. 2002 67 6738.

19. Pinza M., Pifferi G., Farmaco 1994 49 683.

20. Bakre K.M., Merchant J.R., Indian J. Chem., Sect. B 1981 20 614.

21. Coates W.J., Roe A.M., Slater R.A., Taylor E.M., US Patent 4 053 601, 1977.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Биологически активные высшие фуранотерпеноиды и их производные Толстиков Г.А., Толстикова Т.Г., Шульц Э.Э., Сорокина И.В., Чернов С.В., Харитонов Ю.В.

Новосибирский институт органической химии им. Н.Н. Ворожцова 630090, Новосибирск, пр. акад. Лаврентьева, Высшие терпеноиды с достоверно установленной биологической активностью, особенностью строения которых является наличие фуранового цикла или произ водного от него структурного фрагмента, относятся к различным типам ди-, сестер- и тритерпенов.

В этих природных терпеноидах фурановый цикл чаще всего претерпевает превращение в бутенолидный, реже – в дигидрофурановый фрагмент. Довольно часто встречаются 1,4-дикарбонильные соединения. В ряде работ отмечается, что трансформирование цикла приводит к появлению новой или усилению перво начальной биоактивности нативного терпеноида. Вероятно, в связи с этим мно жатся примеры направленной модификации фуранотерпеноидов.

Рамки настоящего доклада не позволяют сделать исчерпывающий обзор лите ратуры. Главной нашей задачей является на примерах работ последних 10–15 лет обратить внимание на те возможности дизайна биологически активных молекул, которые представляет анализ структур фуранотерпеноидов некоторых типов.

Из рассмотрения мы исключили производные тетрагидрофурана, чаще всего являющиеся продуктами циклизации 1,4-диолов.

Начиная рассмотрение с лабданоидов, отметим их широкую представленность в мире растений.

В этом ряду находятся действующее начало маррубиевой горечи маррубиин 1, выделенной из Marrubium vulgare (шандра) и сладкий гликозид 2, выделенный из шалфея Salvia digitaloides [1].

O O OH OH HO HO O O HO O O O OH OH 1 Пленарные доклады O O O O O O O H O CO2Me AcO 3 O O O O O RO OH O R O OH 6 R = H, Ac 7 8 R = CH2OAc;

9 R = Me Отличающийся простотой структуры кетофуран 3, продуцируемый водяным расте нием Potamogeton plotinatus L., обладает цитостатическим действием [2]. Лабда ноиды 4 и 5, выделенные из растения Potamogeton malaianes, обнаружили противо вирусную, антибактериальную и противоопухолевую активность [3]. Высокоэффек тивными цитостатиками проявили себя какофураны A и B 6, продуцируемые морскими губками рода Cacospongia [4]. Среди нативных лабданоидов с транс формированным фурановым фрагментом заслуживает быть отмеченным как мощ ный иммуностимулятор андрографолид 7, содержащийся в растении Andrographis paniculata [1], а также компоненты коры дерева Neovaria acuminatissima гидроксибу тенолиды 8 и 9, ингибирующие, соответственно, рост клеток рака простаты человека LNCaP и меланомы человека линии Me 12 [5].

В кухне многих народов широко используется имбирь Zingiber officinale, издавна отнесенный в разряд лекарственных растений. Одним из главных про дуцентов имбиря является диальдегид 10, обладающий высокой гипохолестери немической активностью, за счет воздействия на процесс биосинтеза сыворо точного холестерина [6]. Эпоксид и его предшественник 11, выделены в качестве противоопухолевого начала экстракта семян растения Alpinia galanta [7].

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

O O O O H H H H O 10 В ряду лабданоидов описаны целенаправленные трансформации с целью син теза агентов с ценной биологической активностью. Так, осуществлено превраще ние доступного склареола 12 в коронарин 13, обладающий высокой цитостати ческой, анальгетической и противовоспалительной активностью [8] (схема 1).

Из хиспанолона 14, производимого в качестве полупродукта для получения душистых веществ [9], получен прехиспанолон 15 – эффективный ингибитор агре гации тромбоцитов [10].

Схема O HO OH 12 O O OH O O O 14 В схеме синтеза гидроксибутенолида 9 (схема 2) из эпоксида 16 ключевой стадией является фотосенсибилизированное окисление синглетным кислородом синтона 17 [11].

Пленарные доклады Схема O O O HO O H OH O O O O OH OH 16 17 В ряду производных клероданового типа широко представлены соединения с инсектицидной активностью, главным образом, антифидантным действием. Среди них фуранотерпеноиды простого строения, например 18 [3] и 19 [12], и продукты более глубокого превращения скелета: колумбин 20 [13] и корнутин А 21 [14].

O O O R O 18 R = Me, CH2OH O O O O O H H O O O OAc O O OH OAc 20 Растения рода Salvia (шалфей) отличаются способностью проводить аномаль ные трансформации скелета. Так, Salvia reflexa продуцирует антифидант 22 [15].

Производных фураноклеродана, обладающих ценной для медицины биологичес кой активностью, выявлено не очень много. Галлюциногенное действие отвара мексиканского вида шалфея Salvia divinorum, используемого аборигенами в ри туальных обрядах, вызвано наличием дивинорина А 23 [1].

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Плаунол В 24, продуцируемый таиландским лекарственным растением Croton sublyratus, является фактором, определяющим противоязвенный эффект лечебного средства, приготавливаемого из растения [1].

O O H O O O O O O O AcO O O O O O CO2Me 22 Редкие хлорсодержащие метаболиты растения Teucrium africanum африка нины А и В 25 (схема 3) определяют противогрибковую активность экстрактов [16].

В народной медицине стран Азии в качестве диуретиков и жевательных палочек дезинфицирующего и противомалярийного действия широко используются расте ния родов Polyalthia, Premna и Cyanthocalyx. Выделенные из них фуранотерпены 26, 27 были использованы для синтеза гидроксибутенолидов 28, 29, обладающих про тивораковой и противотуберкулезной активностью [17].

Схема O O OAc R H R = H2, O;

R' = O, OAc HO R' Cl OAc O O O HO O Пленарные доклады O O O HO H H O R R R = CH2OAc, CO2H Цембраноиды – обширный класс дитерпенов, продуцируемых растениями и морскими организмами [1]. Особый интерес представляют морские метаболиты.

Так, противоопухолевое действие обнаружили цембраноиды, содержащиеся в кораллах Pseudopterogorgia bipinnata 30 [18] и 31, 32 [19]. Характерна структура метаболита 32, содержащего фрагмент, образовавшийся в результате окислитель ного расщепления фуранового цикла. Среди фураноцембраноидов найдены сильно действующие токсины.

OH OH OH H H H O O O O H O O O O O O 30 31 N N O H O O O H O O O O O O OAc OH O CO2Me 33 Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Например, продуцируемый кораллами Lophogorgia лофотоксин 33 является селек тивно и необратимо действующим ингибитором никотиновых ацетилхолиновых рецепторов, вызывая паралич и удушье [20]. В число действующих веществ ядо витых выделений одного из бразильских видов муравьев входит цембраноид [21]. В последнее время большой интерес вызвали противораковые метаболиты кораллов, имеющие скелет 4,7-оксаэуницеллана [22]. Один из них саркодиктин А выделен из средиземноморского коралла Sarcodictyon roseum [23].

Губки являются продуцентами трициклических фуранодитерпенов 36, 37, ин гибирующих рост вируса герпеса и клеток лейкемии Р 388 [24]. Растительные метаболиты 38 препятствуют развитию вируса парагриппа [25].

O OAc O R' R H R OAc OH OH OAc H 36 R' = O, R = OH OH 38 R = CH2, H 37 R = O, R' = OH К иным структурным типам относятся суберсин 39, метаболит губки Jaspis splendes suberia, ингибирующий 15-липоксигеназу человека [26] и ингибитор свя зывания интерлейкина-8 (IL-8) фрондосин В 40 [27].

Перспективные биоактивные агенты найдены среди сестертерпенов.

Алифатические терпеноиды, включающие как не измененные, так и моди фицированные фурановые циклы, образуют систему химической защиты морских губок. К ним относятся стробилин 41, дигидроирцинин 42 [1] и гипносноигин С [28]. Производное гидроскибутанолида окинонеллин В 44, является цитотоксичес ким, противосудорожным и антибактериальным агентом [29].

HO O O H 39 Пленарные доклады HO O O O O HO O O O NH H N O O O O HO O O O Бициклический сестертерпеноид дизидиолид 45, выделяемый из карибской губки Dysidea etheria, обладает высокой активностью ингибитора протеинфосфа тазы. Терпеноид рассматривается как перспективный противораковый агент. Осу ществлен его полный синтез, завершающей стадией которого является фотоокис ление фуранового предшественника 46 [30] (схема 4). Метаболиты черного коралла спонгианолиды 47, 48, ингибирующие протеинкиназу С, угнетают развитие клеток рака грудной железы МСF-7 [31].

Схема O H H HO HO O HO O O 46 Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

RO HO OH O O OR OH O O 47 O R = Ac, COCH2CH(OH)Me Ac O H O O O H OAc 49 Тетрациклические сестертерпены 49, 50 способны подавлять рост клеток не которых видов рака человека [32].

Среди фуранотерпеноидов особое место занимают лимоноиды и мелиациа нины, отнесенные к группе тетранортритерпенов. Эти соединения, как правило, насыщены кислородсодержащими функциями и могут содержать как не изменен ную, так и глубоко деструктированную циклическую систему.

С позиций медицинской химии наибольший интерес представляют терпе ноиды с сохраненными циклами.

Противораковую активность обнаружил мелиавокин 51, выделенный из коры тропического дерева Melia volkensis [33], тогда как эпоксиазадирадион 52 ингиби рует репродукцию вируса ВИЧ-I [34]. Тусенданин 53 рассматривается как пер спективное противоядие при отравлении ботулизмом [1]. В этом ряду найдены сильные токсины. Например, содержащиеся в плодах субтропического дерева Melia azederach мелиатоксины 54, являются причиной отравлений этими плодами [1].

O O O O Ph O O O OAc AcO OH O 51 Пленарные доклады O O Ac O O O OH AcO O O O O AcO AcO OH O HO O C5H11 O CO2Me O OH O OH O O O AcO OH MeO2C O Описан целый ряд лимоноидов, имеющих глубоко измененный остов. Многие из них имеют мощную инсектицидную активность. Одно из них азадирахтин продуцирует дерево Azadirachta indica, используемое в странах Азии для защиты плантаций от насекомых вредителей.

Масло азадирахты поступило на рынок как инсектицид [1].

Как следует из изложенного, продуцентами биологически активных фурано терпеноидов преимущественно являются тропические и субтропические растения и морские организмы. Большинство метаболитов относится к труднодоступным соединениям, поэтому синтез их или их аналогов актуален. Интерес представляют также синтетические трансформации доступных метаболитов.

Состав Живица (по данным хроматомасс-спектрометрии) кедра летучаячасть:

-пинен, -пинен, 3-карен, -фелландрен;

перегонка нейтральная часть:

-муролен, -бисаболен, с паром -кадинол, -бисаболол, цембрен, изоцемброл;

кислоты: изопимаровая, ламбертиановая, летучая абиетиновая, неоабиетиновая остаток часть (соотношение 1 : 1 : 2 : 0.5) кислоты нейтральная часть Рис. 1. Схема разделения компонентов живицы кедра Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Флора Сибири и Алтая, не отличающаяся богатым выбором фуранотерпе ноидов, тем не менее, представляет возможность использования такого доступного соединения, как ламбертиановая кислота (ЛК) 56.

Разработав технологичные методы выделения ЛК из хвои и живицы сибир ского кедра (рис. 1), мы укрепились во мнении, что этот фуранотерпеноид может в случае необходимости производиться в опытно-промышленном масштабе.

В последнее время мы реализуем программу, включающую химические и фармакологические исследования [35–42] и направленную на поиск путей опти мального использования ЛК. Главное внимание мы уделяем производным, синтез которых предусматривает сохранение углеродного остова.

Ранее нами было показано, что введение азотсодержащих фрагментов в моле кулу ЛК способствует усилению нейротропной активности. В связи с этим мы осуществляли синтез дитерпеновых алкалоидов нескольких структурных типов.

Показано, что циклоприсоединение N-замещенных малеинимидов к фурано вому циклу ЛК приводит к дитерпеноидам, содержащим структурный фрагмент 10-окса-4-азатрицикло[5,2,1,02,6]дец-8-ена. Продуктом реакции является в каждом случае смесь экзо-(57) и эндо-(58) изомеров, которые в большинстве случаев уда лось разделить (схема 5). Гидрирование на Pd/C проходит с параллельным насы щением обеих двойных связей, давая тетрагидроаддукты 59, 60. Характерно, что при гидрировании N-(4-бромфенил)-замещенных трицикланов удается сохранить экзометиленовую двойную связь и получить дигидропроизводное 61.

Восстановление аддуктов действием LiAlH4 приводит к пирролидинодитер пенам типа 62, гидрирование которых дает 63.

Изучение нейротропных свойств новых производных ЛК с применением тес тов принудительного плавания и поведенческих реакций позволяет отнести их к классу антидепрессантов. Некоторые соединения проявляют выраженный седатив ный эффект. Выявлены агенты, способствующие преодолению стрессового состоя ния животных.

Схема O O O NR H O O H H H O NR + O CO2H CO2R' 56 57 R = (CH2)3CO2H, BrC6H4, Bn, 4-OHC6H4(CH2)2, 4-OH-3,5-t-BuC6H2(CH2)2, 4-OH-3,5-t-BuC6H2(CH2)3;

R' = H, Me Пленарные доклады O O O O ( )n N N Br O O OH H a a CO2Me CO2H 61 59, 60 (n = 2, 3) 57, LiAlH O O O O ( )3 ( ) N N a O O OH OH H OH OH 62 a - H2, Pd/C Алкалоиды с трициклическим фрагментом другого типа удается получить путем внутримолекулярной реакции Дильса–Альдера четвертичных аллиламмо ниевых солей типа 64 (схема 6).

Схема O O + N N Br Br 20°C CO2Me CO2Me 67 + Br- + Br N N O O H + H 66 Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Так, при нагревании солей в ацетонитриле или бензоле образуется смесь 5S-(65) и 5R-(66)-диастереоизомеров. Эти соединения можно получить непосред ственно из диметиламинопроизводного ЛК 67 и аллилбромида.

Дитерпеновые алкалоиды, содержащие фрагменты [3,4-b]-фураноазацикло октана и [3,4-b]-фураноазациклононана, получены на основе соединений, образую щихся при окислении метилового эфира ЛК 56а с помощью KMnO4 в присутствии катализатора фазового переноса. Это, ранее не описанное превращение, протекает нетривиально с образованием норкетона 68 (21%), (8R,12S)-оксида 69 (39%) и его (8R,12R)-изомера 70 (11%) (схема 7).

Схема O O OH a OH CO2R CO2Me 56a O O O H OH OH H O OH OH OH OH CO2Me CO2Me CO2Me O O H H O O OH OH CO2R CO2R 69 Пленарные доклады O O c H + N OH O N 75 O O O O O d b c O O H N H N 78 79 а - КMnO4-MgSO4, бензол-вода, ТБАБ, 45-50°С;

b - MeNH2-MeOH, 20°С, 18 ч, затем NaBH4;

c - (СН2О)n, СF3CO2H, бензол, 80°С, 15 мин;

d - PСC, CH2Cl2, 20°С, 2 ч Как видно из приводимой ниже схемы, первичным процессом окисления фуранотерпеноида 56а является гидроксилирование двойной связи, протекающее, с менее экранированной стороны и дающее в качестве интермедиата гликоль 71.

Его расщепление приводит к норкетону 68. Параллельно идет С(12)-окисление с образованием триолов 72, 73, спонтанно циклизующихся в оксиды 69, 70. Вос становительное аминирование норкетона с участием CH3NH2 и NaBH4 идет стереоспецифично. Образующийся при этом аминоэфир 74 гладко реагирует с формальдегидом по схеме внутримолекулярной реакции Манниха с образованием азациклооктана 75. Превращение оксида 69 в алкалоид 76 осуществлено окисле нием в альдегид 77, восстановительным аминированием в амин 78 и последующей циклизацией по Манниху действием CH2O.

Работа выполнена при финансовой поддержке проекта РФФИ (грант № 03-03 33093).

Литература 1. Семенов А.А., Очерк химии природных соединений, Новосибирск: Наука, 2000, c. 664.

2. Warindee P., Wolfender J.-L., Lackavanne J.-B., Chimia 2000 54 (7–8) 443.

3. Kittakoop P., Wanasith S., Watts P., et al., J. Nat. Prod. 2001 64 (3) 385.

4. Tаnaka J., Marriott G., Higa T., Higa T., J. Nat. Prod. 2001 64 (11) 1468.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

5. Kagawa K., Tokura K., Uchida K., et al., Chem. Pharm. Bull. 1993 41 (9) 1604.

6. Tanabe M., Chen Y.-D., Saito K., Kano J., Chem. Pharm. Bull. 1993 41 (4) 710.

7. Патент Японии 63-102 644, 1987;

РЖХ 1989 200 84П.

8. Muller M., Schroder J., Magg C., Tetrahedron Lett. 1998 39 (26) 4655.

9. Cheng W.C., Wong H.N.C., Tetrahedron Lett. 1998 39 (36) 6521.

10. Wang E.S., Luo B.Sh., Mak T.C.W., et al., Tetrahedron Lett. 1994 35 (40) 7401.

11. Zoretic P.A., Fang H., Ribeiro A.A., J. Org. Chem. 1998 63 (4) 1156.

12. Goldsmith D.J., Deshpande R., Synlett 1995 (5) 495.

13. Hungerford N.L., Saunds D., Kitching W., Aust. J. Chem. 1998 51 (12) 1103.

14. Chen T.-B., Galinis D.L., Wiemer D.F., J. Org. Chem. 1992 57 (3) 862.

15. Nieto M., Gallardo O.V., Rossomando, J. Nat. Prod. 1996 59 (9) 880.

16. Дембицкий В.М., Толстиков А.Г., Толстиков Г.А., Химия в интересах устойчивого развития 2002 10 (3) 269.

17. Imamura P.M., Costa M., J. Nat. Prod. 2000 63 (12) 1623.

18. Ata A., Kerr R., Heterocycles 2000 53 (3) 717.

19. Rodriguez A.D., Shi Y.-G., Huang S.D., J. Org. Chem. 1998 63 (13) 4425.

20. Cases M., Gonzalez-Lopez de Turiso, Pattenden G., Synlett 2001 (12) 1869.

21. Leoberg S., J.C. de Bisean, Daloze D., et al., Tetrahedron Lett. 2000 41 (5) 633.

22. Lindel T., Jensen P.R., Fenical W., J. Am. Chem. Soc. 1997 119 (37) 8744.

23. Nicolaou K.C., Winssinger N., Vourloumis D., J. Am. Chem. Soc. 1998 (44) 10814.

24. Zoretic P.A., Wang M., Zhang Y., Shen L., J. Org. Chem. 1996 61 (5) 1806.

25. Yiang R.W., Ma S.-C., But P.P.-H., Mak T.C.W., J. Nat. Prod. 2001 64 (10) 1266.

26. Carroll J., Jonsson E.N., Ebel R., et al., J. Org. Chem. 2001 66 (21) 6847.

27. Inoue M., Frontier A.J., Danishefsky S.J., Angew Chem., Int. Ed. 2000 39 (4) 761.

28. Faulkner D.J., Nat. Prod. Rep. 2002 19 (1) 1.

29. Schmitz W.D., Messerschmidt N.B., Romo D., J. Org. Chem. 1998 63 (7) 2058.

30. Corey E.J., Roberts B.E., J. Am. Chem. Soc. 1997 119 (51) 12425.

31. He H., Kulanthaivel P., Baker B.J., Tetrahedron Lett. 1994 35 (39) 7189.

32. Rueda A., Zubia E., Ortega M.J., J. Org. Chem. 1997 62 (5) 1481.

33. Zeng Lu., Gu Z.M., Fang X.P., et al., Tetrahedron 1995 51 (9) 2477.

34. Fernandez-Mateos A., de la Nava M.E.M., Coca G.P., Gonzalez R.R., J. Org. Chem.

1998 63 (25) 9440.

35. Толстиков Г.А., Шульц Э.Э., Чернов С.В. и др., в кн. Азотистые гетероциклы и алкалоиды, под ред. Карцева В.Г., Толстикова Г.А., М.: Иридиум-Пресс, 2001, c. 139.

36. Толстиков Г.А., Балтина Л.А., Толстикова Т.Г., Шульц Э.Э., Химия и компьютерное моделирование. Бутлеровские сообщения 2002 (7) 9.

37. Чернов С.В., Шульц Э.Э., Шакиров М.М., Толстиков Г.А., ЖОХ 2000 (10) 1493.

38. Харитонов Ю.В., Шульц Э.Э., Шакиров М.М., Толстиков Г.А., Докл. РАН 2001 381 (3) 356.

39. Чернов С.В., Шульц Э.Э., Шакиров М.М., Толстиков Г.А., Докл. РАН 381 (5) 643.

40. Толстикова Т.Г., Долгих М.П., Толстиков Г.А., Докл РАН 2000 374 (2) 268.

41. Толстикова Т.Г., Сорокина И.В., Воевода Т.В. и др., Докл. РАН 2001 376 (2) 271.

42. Толстикова Т.Г., Воевода Т.В., Долгих М.П., Сорокина И.В., Экспер. клинич.

фармакол. 2002 65 (2) 9.

Пленарные доклады Пирролкарбодитиоаты: Синтез и применение в дизайне сложных гетероциклических систем Трофимов Б.А.

Иркутский институт химии им. А.Е. Фаворского СО РАН 664033, Иркутск, ул. Фаворского, Введение C-Функционализация пирролов дитиоатной группировкой дает C-пирролкарбоди тиоаты – пиррольные строительные блоки, имеющие большой синтетический потенциал. Однако до наших систематических исследований в этой области такая функционализация и ее синтетическое применение были мало изучены.

Известно, что присоединение пиррольных анионов к сероуглероду приводит главным образом к N-пирролдитиоатам [1]. Например, в присутствии сверхосно вания (NaH/ДМСО) [4] пирролят калия и его 2,5-диметильное производное [2, 3] или сам пиррол образуют с CS2 в основном N-карбодитиоаты (дитиокарбаматы) с высокими выходами.

Лишь при использовании пиррольных реактивов Гриньяра в реакции с CS2 с выходами до 47% [9] были получены некоторые 2-пирролкарбодитиоатные кис лоты и их сложные эфиры [2, 5–9].

С близким выходом (43%) из пиррольного реактива Гриньяра и диэтил три тиокарбоната был получен этил 2-пирролкарбодитиоат [10]. Кроме этого, в неко торых работах эпизодически описывались синтезы 2- и 3-пирролкарбодитиоатов (например, путем алкилирования пирролов сероуглеродом по Фриделю–Крафтсу [11, 12]), которые однако были неселективными и давали низкие выходы про дуктов.

1. Синтез пирролкарбодитиоатов Недавно мы разработали общий удобный синтез 2-пирролкарбодитиоатов с исполь зованием CS2 в сверхосновной системе KOH–ДМСО [13–16]. Пиррольные анионы, генерируемые в этой системе, атакуют CS2 исключительно или в основном поло жением 2, давая 2-пирролкарбодитиоатные анионы, которые после алкилирования (например, этилирования этилиодидом) образуют соответствующие сложные эфиры 2-пирролкарбодитиоатных кислот 1 с выходом 44–71% (схема 1). Един ственным исключением здесь является незамещенный пиррол, который дает толь ко 1-пирролкарбодитиоат 2.

Заместители в пиррольном кольце значительно влияют на соотношение 1- и 2 пирролкарбодитиоатных изомеров. При введении всего лишь одной метильной группы в -положение пиррола, 2-пирролкарбодитиоат становится единственным продуктом реакции (выход 46%), и N-изомер вообще не удается обнаружить в реакционной смеси.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Схема R" R" R" R' S S a, b N NH + N SEt SEt R' R' R H R R 1 (44-71%) R, R', R" = H a - KOH/ДМСО/CS2, 20-25°C, 3 ч;

b - EtI, 20-25°C, 2 ч Любые другие комбинации алкильных заместителей в пиррольном кольце приводят к селективному образованию 2-пирролкарбодитиоатов с выходом до 71%.

Региоселективность дитиокарбонизации нарушается при введении фениль ного заместителя в -положение пиррола: наряду с основными продуктами – 2-пирролкарбодитиоатами (выход 44–59%), с выходом 24–33% образуются также N-изомеры.

При наличии заместителей в обоих -положениях пиррола наиболее вероят ным казалось образование N-пирролкарбодитиоатов, поскольку, как упомянуто выше, примеров дитиокарбонизации пирролов по -положению до наших работ было известно немного. Были известны лишь единичные примеры. Однако, вопреки ожиданиям, в этой реакции были выделены исключительно этил 3-пирролкарбоди тиоаты 3 с выходами 36–61% [17, 18] (схема 2).

N-Пирролкарбодитиоаты 4 не были обнаружены (ЯМР) среди продуктов реакции.

Схема R' R R R' R' S S a, b N HN N SEt SEt R H a - KOH/ДМСО/CS2, 20-25°C, 3 ч;

не обнаружен (ЯМР) b - EtI, 20-25°C, 2 ч В случае 2-арил(гетарил)-5-метилпирролов, например 5, возможно образова ние обоих изомеров: 3- и 4-пирролкарбодитиоатов. Однако реакция оказалась строго региоспецифичной: в реакционной смеси были обнаружены только 4-изомеры (выходы 44–61%), т.е. изомеры, имеющие дитиоатную функцию рядом с метиль ной группой [17–19] (схема 3). 3-Изомеры 7 вообще не были зафиксированы (ЯМР). Вероятно, причиной такой региоспецифичности является стерическое экра нирование положения 3 пиррольного кольца орто-водородным атомом аромати ческого или гетероароматического заместителя.

Пленарные доклады Схема SEt S S a, b SEt S N S N S N H H H 5 a - KOH/ДМСО/CS2, 20-25°C, 3 ч;

не обнаружен (ЯМР) b - EtI, 20-25°C, 2 ч Регионаправленность присоединения мультидентатных пиррольных анионов к сероуглероду проанализирована теоретически [20–23].

Квантовохимические расчеты (MP2/6-31+G** с учетом поляризационных и диффузных функций) [20–25] показывают, что самый большой отрицательный заряд (~0.4) находится в пиррольных анионах на атоме азота и практически не зависит от замещения метильными группами в кольце [20–22, 25]. Следовательно, если имеет место зарядовый контроль, пиррольный анион во всех случаях должен атаковать CS2 своим атомом азота, давая преимущественно 1(N)-изомеры.

В то же время, заряды на углеродных атомах в пиррольном кольце сущест венно изменяются при введении заместителей. Метильная группа в -положении пиррола значительно увеличивает отрицательный заряд в положении 4, и он стано вится сравнимым с зарядом на атоме азота. Поэтому если реакция контролируется зарядами, атака сероуглерода -положением 2-метилпиррольного аниона является достаточно вероятной.

В 2,3-диметилпиррольном анионе заряды на всех углеродных атомах сущест венно изменяются, и положение 4 становится еще более отрицательным, чем атом азота. Однако в действительности никакой значительной разницы в эксперимен тальном поведении этих двух пирролов не наблюдается (выходы соответствующих 2-пирролкарбодитиоатов – 46 и 51% [15], т.е. в пределах ошибки эксперимента).

Несмотря на высокие отрицательные заряды в -положениях 2-метил- и 2,3-диме тилпиррольных анионах (которые гораздо выше, чем заряды в -положениях), вместо ожидаемых 3-изомеров образуются исключительно соответствующие 2-пир ролкарбодитиоаты.

Следовательно, имеет место либо орбитальный контроль реакции, либо пере группировка первоначально образовавшихся 1- или 3-изомеров в 2-изомеры. Как следует из квантовохимических расчетов [21, 23, 25], энергии ВЗМО и их форма для изученных пиррольных анионов различаются незначительно. Поэтому пере группировка остается наиболее вероятным объяснением наблюдаемой региохи мии.

В анионе 2,5-диметилпиррола отрицательный заряд -положения также не намного отличается от заряда на атоме азота. Это позволяет предположить, что -положение будет участвовать в реакции с CS2, в особенности учитывая то, что атом азота стерически экранирован двумя метильными группами. В этом случае теоретическое предположение действительно согласуется с экспериментом.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Вычисленные значения разностей энергий (в том же базисе) показывают (рис. 1), что незамещенный 2-пирролкарбодитиоатный анион на 5.47 ккал/моль более стабилен, чем соответствующий N-изомер [21, 23, 25]. Это не согласуется с экспериментом, который дает только 1-пирролкарбодитиоат – следовательно, его можно считать кинетическим продуктом.

S S N N S S S 0. HN 1. S S S HN 5. S HN S S N 11. S 11. 5. S S S - - N N N S S S H H H Рис. 1. Разности энергий (ккал/моль) 1-, 2- и 3-пирролкарбодитиоатных анионов (MP2/6-31+G**): эффект метильного замещения [21, 23] Метильная группа в -положении увеличивает стабильность аниона 2-пиррол карбодитиоата по сравнению с соответствующим N-изомером на 11.12 ккал/моль.

Следующий метильный заместитель в -положении лишь незначительно увели чивает эту разницу (до 11.95 ккал/моль).

Большая энергетическая предпочтительность метилзамещенных 2-пирролкар бодитиоатных анионов объясняет их наблюдаемое региоселективное образование, которое, скорее всего, является термодинамическим результатом, в то время как N- или 3-изомеры могут быть кинетическими продуктами.

Очевидно, что в случае незамещенных пирролкарбодитиоатных анионов раз ница в энергиях (5.47 ккал/моль) недостаточно велика для легкой перегруппи ровки.

Незамещенный 3-пирролкарбодитиоатный анион по энергии находится на 5.76 ккал/моль выше, чем его 1-изомер, в то время как 3-карбодитиоат-анионы 2-метил- и 2,3-диметилпирролов различаются по энергиям от своих N-карбо дитиоатных изомеров незначительно: на 0.32 ккал/моль предпочтительней 3-(2-ме тилпиррол)карбодитиоат и на 1.57 ккал/моль – 1-(2,3-диметилпиррол)карбоди тиоат [21, 23, 25] (рис. 1). На основании расчетных данных можно было ожидать, Пленарные доклады что анион 2,5-диметилпиррола будет атаковать CS2 положением 3(4) (на термо динамической стадии реакции), приводя к соответствующему 3(4)-карбодитиоату, который на 6.93 ккал/моль более стабилен, чем N-изомер [21, 23, 25]. Это действи тельно согласуется с экспериментом (см. превращение 56).

2. Реакционная способность 2-пирролкарбодитиоатов 2.1 Анионы 2-пирролкарбодитиоатов как нуклеофилы Благодаря нашим систематическим исследованиям реакции пирролов с сероугле родом впервые стали легко доступными различные замещенные 2- и 3-пирролкар бодитиоаты. Они оказались удобными строительными блоками для сборки новых гетероциклических ансамблей на основе пиррола. Будучи высоко нуклеофиль ными соединениями, анионы 2-пирролкарбодитиоатов 8, генерируемые in situ, мягко присоединяются к электрофильным алкенам, таким как акрилонитрил, акриламид или метилакрилат, давая соответствующие производные пропионовой кислоты 9 с выходом до 62% [26] (схема 4). Внутримолекулярная циклизация этих соединений открывает путь к функционализированным пирролотиаазепинам 10.

Схема R' S H2O/ДМСО + - K + R" 20-25°C, 2 ч N S R H S R' S S R' N N S R H R" R X 9 R = Ph, R' = H;

R+R' = (CH2)4;

R" = CN, CONH2, CO2Me;

X = O, NH Электрофильные ацетилены также являются активными акцепторами анионов 2-пирролкарбодитиоатов. Пример таких реакций – присоединение 2-(4,5,6,7-тетра гидроиндол)карбодитиоата 11 (легко генерируемого из ставшего доступным 4,5,6,7 тетрагидроиндола [27–29]) к фенил 2-фуроилацетилену 12 [30, 31] (схема 5). Ожи даемого (согласно [32, 33]) 1,3-анионного циклоприсоединения в этом случае не наблюдается. Происходит нормальное нуклеофильное присоединение дитиоата ниона к тройной связи со стереоспецифическим образованием Z-аддукта 13, т.е., несмотря на очевидные стерические затруднения, реализуется классическая схема транс-присоединения. Стерически затрудненная двойная связь аддукта 13 оста Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

ется активной и участвует в дальнейшей внутримолекулярной циклизации с обра зованием (в одну стадию) тетрагидроиндолотиазола 14 [30].

Схема S S + K O O NH S O H2O/ДМСО + 20-25°C, 3 ч N S H Ph O Ph 11 12 S Ph S O S N N S O H Ph O O 14 (46%) 1,3-анионное циклоприсоединение 2.2 2-Пирролкарбодитиоаты как электрофилы: синтез функционализированных 2-винилпирролов 2-Пирролкарбодитиоаты являются хорошими электрофилами. Карбанионы 15, гене рируемые из различных CH-кислот, таких как малононитрил, малононитриламид и т.п., в системе KOH–ДМСО присоединяются к тиокарбонильной группе 2-пир ролкарбодитиоатов при 100–110°С (схема 6). Аддукт 16 отщепляет тиол, давая винилтиолят 17, который после алкилирования образует функционализированные 2-винилпирролы 18a–d с выходом 51–90% в зависимости от замещения в пир рольном кольце, функций исходных CH-кислот и структуры алкилирующего агента [34]. Комбинирование этих заместителей и функций открывает широкие возможности для синтеза разнообразных функционализированных 2-винилпир ролов. Последние являются очень реакционноспособными соединениями, склон ными к внутримолекулярной циклизации в пирролизины (пирроло[1,2-a]пирролы) 19 – обычные побочные продукты этого синтеза, часто присутствующие в реак ционных смесях в количестве 1–2%. Однако, в некоторых случаях, например, при Z = CO2Et, R'–R'' = (CH2)4, пирролизины 19 могут стать основными продуктами реакции (выход более 60%) [34].

Схема X CN R' R' X X S KOH/ДМСО 100-110°C SR" + 1.5 ч 20-25°C N CN CN SR" N S R R H H 15 Пленарные доклады SR'" R' R' S- SR'" R"'I R' CN -R''SH N X X N N R R H H R Y NC NC 17 18a-d (50-90%) 19 (1-2%) Y = O, NH;

X = CO2Et;

R+R' = (CH2)4;

R'" = Et (до 61%) 18 R R' R''' X Выход 18, % a n-Pr Et Et CONH2 b n-Bu n-Pr Et CN c (CH2)4 Allyl CN d Ph H Et CONH2 Квантовохимические расчеты (6-31G*) достаточно хорошо воспроизводят экспериментально полученные дипольные моменты для дициановинилпирролов, подтверждая их сильную зависимость от конформации. Для 2-метил-5-(2,2-ди циано-1-метилтио)винилпиррола две наиболее стабильные конформации 20a и 20b имеют цианогруппу в син-положении к пиррольному азоту, указывая таким обра зом на возможность внутримолекулярного H-связывания между группами NH и CN [35, 36] (рис. 2).

NC 35° CN N 57° H S 0.4 ккал/моль 20d 9.03 D 1.0 ккал/моль NC 27° CN N 42° S H S 68° N 17° 20c 8.14 D H 1.4 ккал/моль CN C N 20b 7.52 D S N 46° 18° H CN C N 20a 5.94 D Рис. 2. Конформации, разности энергий и дипольные моменты (6-31G*) 2-метил-5-(2,2-ди циано-1-метилтио)винилпиррола Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Обе эти конформации являются практически планарными по отношению к пиррольному кольцу и двойной связи (угол между этими двумя плоскостями составляет 17–18°), причем метилтиогруппа выведена из плоскости на 46° и направлена в сторону от пиррольного кольца в наиболее стабильной конформации 20а. Вторая по стабильности конформация 20b имеет единственное отличие от первой: метилтиогруппа выведена из плоскости на 68° и направлена к пирроль ному кольцу. Вычисленные значения дипольных моментов (5.94 и 7.52 D) соответ ствуют экспериментальным значениям для близких аналогов (6.2–7.1 D).

В двух других менее стабильных конформациях 20c и 20d нитрильные функ ции повернуты в стороны от NH-группы и в значительной степени выведены из плоскости пиррольного кольца. Углы между пиррольным кольцом и плоскостью двойной связи составляют 27 и 35°, а метилтиогруппы находятся в гош-конфор мации. Дипольные моменты этих конформаций (8.14 и 9.03 D) существенно выше, чем экспериментальные.

Разница в энергиях между наиболее и наименее стабильными конформациями равна 1.4 ккал/моль.

3. Синтез конденсированных и связанных пиррольных систем через функционализированные 2-винилпирролы Как упоминалось выше, в отличие от своих аналогов со сложноэфирной функцией [37–40], дициановинилпирролы достаточно стабильны в системе KOH–ДМСО и не циклизуются в пирролизины даже при температуре 100–110°С. Однако в метаноле со следовыми количествами KOH (0.2%) при 50°C циклизация протекает практи чески мгновенно (за 1–2 мин) [38, 39, 41] (схема 7). Из этого следует, что для успешного внутримолекулярного присоединения NH-функции пиррола к нитриль ной группе необходимо электрофильное содействие спиртового протона.

Схема SR'' OMe R' CN R' CN + CN N N R''S R NH R NH CN 21 a основной минорный NH OH O R' R R' CN R' CN N N R NH R NH минорный R, R' = alkyl, aryl;

R'' = alkyl;

a - KOH (0.2%)/MeOH, 50°C, 1-2 мин Пленарные доклады Пирролизины 21 в этом случае часто содержат примеси метокси- 22 и гидро ксипирролизинов 23 – минорных продуктов нуклеофильного замещения алкилтио группы метоксид- и гидроксид-ионами.

Легкая циклизация функционализированных 2-винилпирролов в соответст вующие пирролизины катализируется также следовыми количествами третичных аминов в метаноле при 50°C. Для производных тетрагидроиндола выходы сос тавляют 61–98% и зависят от строения функциональных групп при двойной связи (нитрильной, амидной, кетонной или сложноэфирной) [40, 41] (схема 8). В стан дартных условиях дициановинилтетрагидроиндол 24 (X = Y = CN) дает соответ ствующий пирролизин 25a за 15 мин, в то время как цианокарбамоильному произ водному 24 (X = CN, Y = CONH2) для этого требуется 5 ч [41].

Схема SEt Et3N (0.1-0.3%)/MeOH SEt 50°C N Y N H X Y X 25a-e (61-98%) 25 Y X Выход, % a CN NH b CONH2 NH c COMe O d CN O e CO2Et O Винилпирролы со сложноэфирной функцией, например 26, циклизуются гораздо легче, чем 2-винилпирролы, содержащие только нитрильную или амидную функции, причем это часто происходит уже на стадии их синтеза, когда такие CH кислоты, как этилцианоацетат, этилацетоацетат или диэтилмалонат конденси руются с 2-пирролкарбодитиоатами в системе KOH–ДМСО (схема 9). Выходы пирролизин-3-онов 27 составляют 61–75%. Уменьшение выходов в данном случае связано с известной нестабильностью сложных эфиров в системе KOH–ДМСО, а также геометрическими ограничениями [40].

Данная реакция является селективной. В случаях, когда у двойной связи вместе с этоксикарбонильной группой находятся другие функции, способные взаимодей ствовать с NH-группой пиррола, такие как нитрильная или ацетильная, в цикли зации принимает участие только этоксикарбонильная функция. Других пирролизи Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

новых структур (типа 28 или 29) с этоксикарбонильными заместителями среди продуктов реакции не обнаружено [40].

Схема SEt SEt a SEt N N N S X H H O X O OEt 26 X = CN (61%);

X = COMe (62%);

X = CN X = COMe X = CO2Et (75%) SEt SEt N N OEt OEt HN OH O O 28 X = CN, COMe, CO2Et;

a - XCH2CO2Et, KOH/ДМСО Синтезированные пирролизины, например 30, обладают интересным химичес ким свойством: при обработке вторичными аминами в метаноле при 40–50°C в течение 10 мин они количественно обменивают свою алкилтиогруппу на аминную функцию [40, 42, 43] (схема 10). Это формально нуклеофильное замещение, скорее всего, на самом деле является процессом присоединения–элиминирования, хотя промежуточных аддуктов 31 пока выделено не было. Вероятно, движущей силой этого обмена является более сильное пуш-пульное сопряжение в аминоцианоэте нильном фрагменте конечных продуктов 32 по сравнению с исходной системой, содержащей атом серы.

Схема R R R NHR N SEt N SEt R MeOH -EtSH N N N 40-50°C 10 мин CN CN CN HN HN HN 30 Этот необычно легкий обмен может быть использован как общий и очень эф фективный путь синтеза различных 1-амино-2-циано-3-иминопирролизинов 32, так как в реакцию вступают самые разнообразные амины, в том числе гетероцик лические.

Пленарные доклады Так как пирролизины могут образовываться in situ из соответствующих функ ционализированных 2-винилпирролов под действием аминов, то аминопирроли зины, в свою очередь, могут быть синтезированы однореакторно непосредственно из 2-винилпирролов.

2-(2-Карбамоил-2-циано-1-алкилтиовинил)пирролы, например 33, легко обме нивают алкилтиогруппу на аминный остаток уже при контакте с водным диме тиламином, давая с хорошими выходами соответствующие диметиламиновинил пирролы, например 34 (схема 11). В этом случае ожидаемого пирролизина 35 с остаточной этилтиогруппой не обнаружено [42]. Последний образуется с выходом 46% из тех же винилпирролов типа 33 при кипячении в метаноле с каталитическим количеством Et3N. Умеренный выход продукта связан с обратной реакцией рас крытия цикла, которая была подтверждена независимо на индивидуальном пирро лизине 35.

Схема NC O Me2NH/H2O Me2NH/H2O NH кипя чение, 30 мин N N 15 мин H NH2 34 (78%) O MeNH2/H2O;

CN Et3N/MeOH (46%) SEt N N SEt O H HN NH H MeNH2 /H2O MeNH2 /H2O N (71%) (82%) N O HN NH В водном диметиламине раскрытие цикла протекает до конца и сопровож дается одновременным замещением этилтиогруппы на диметиламинный остаток с образованием винилпиррола 34.

Реакция того же винилпиррола 33 с водным метиламином протекает сущест венно иначе: сначала происходит замыкание цикла с образованием пирролизина 35, который обменивает свою этилтиогруппу на метиламинную функцию, образуя пирролизин 36.

Эти реакции обмена и рециклизации значительно расширяют потенциал винилпирролов 18 как строительных блоков для синтеза функционализированных пирролизинов.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Пирролиламинопиразолы 37 исключительно гладко и чисто получаются из 1-алкилтио-2-циановинилпирролов 18 и гидразингидрата при кипячении реагентов в метаноле в течение 15 мин (схема 12). Замыкание цикла сопровождается элими нированием алкантиолов. Выходы продуктов в большинстве случаев близки к количественным [44–47]. Реакция, по-видимому, начинается со стадии присое динения-элиминирования, за которой следует внутримолекулярное нуклеофильное присоединение гидразинового фрагмента к нитрильной группе. Далее происходит прототропная перегруппировка иминодигидро-пиразольного интермедиата 38.

Схема N X X R' R' CN NH2NH2·H2O H N MeOH N N NH2 -EtSH SEt SEt R кипя чение, R H H 15 мин X X R' R' NH N [1,3] NH N N N NH R R H H H H2N X X R' NH2 R' NH N NH N N N N R R H H H X = CN, CONH2;

R = n-Pr, n-Bu, Ph;

R' = H, Et, n-Pr;

R+R' = (CH2) Эта новая общая стратегия делает доступными множество функционализиро ванных пирроло-пиразольных систем 37, в которых пиррольный фрагмент полу чается через кетоксимный синтез [27–29] (т.е. может широко варьироваться), а пиразольный цикл, кроме аминогруппы, может содержать также нитрильную, амидную или другие функции, в зависимости от того, какая CH-кислота была изначально использована в синтезе винилпиррола.

Пирролиламинопиразолы позволяют легко конструировать более крупные гетероциклические ансамбли. Например, их конденсация с гетероциклическими альдегидами (такими как N-винилбензимидазолкарбальдегид 39) (схема 13) приво дит к сложным функционализированным системам 40, 41, состоящим из пирроль ных (тетрагидроиндольных), пиразольных и бензимидазольных циклов, содержащих Пленарные доклады реакционноспособные имино- и N-винильную группы, а также нитрильную или амидную функции, с выходом, близким к количественному [48]. Такие системы представляют собой перспективные мультидентные лиганды для хелатирования тяжелых металлов (Co, Cu, Fe, Ni, Pd и др.) и получения биологически и катали тически активных комплексов, подобных витамину B12.

Схема R NH O N 90-95°C, 3 ч + -H2O NH N N N H H N N R N NH N N H 40, 41 (85-95%) R = CN (40), CONH2 (41) Пирролилпиразоло-дитионо-пиримидины типа 42 (представительный пример) (схема 14) – новое семейство аналогов пуринов – легко получаются с хорошим выходом из пирролил-амино-цианопиразолов (например, 43) и сероуглерода при кипячении реагентов в пиридине [47].

Промежуточная дитиокарбаминовая кислота 44 замыкается в тиазин 45, который далее рециклизуется по Димроту в дитионо-пиримидин 42. Последний, вероятно, существует в равновесии с ароматическим дитиольным таутомером 46, способным к дальнейшей внутримолекулярной циклизации с отщеплением серо водорода и образованием высококонденсированной пирроло-пиразоло-пиримиди новой системы 47. Близкие результаты получены при использовании ксантогената калия вместо сероуглерода.

Подобные плоские поликонденсированные гетероциклы с пиррольными или индольными фрагментами, способными к переносу заряда, образованию водород Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

ных связей и межплоскостной самосборке за счет,-взаимодействия колец привле кают в настоящее время большой интерес как потенциальные ДНК-интерактивные препараты (см., например, [49]).

Схема S HS NC NC NH2 NH CS Py NH NH N N N N кипя чение H H 43 S EtO SK H S S N S S HN NH NH по Димроту NH NH NaOH N N N N H H 42 (85%) SH N HS N N SH N NH -H2S N N N H N NH 46 Когда вторая функция в пиразольном кольце является амидной, а не нитриль ной, как в случае соединения 48 (схема 15), промежуточная дитиокарбаминовая кислота 49 может реагировать двумя альтернативными путями: либо элиминиро вать аммиак с образованием тиазинового цикла 50 (если тиольная функция ведет себя как нуклеофил по отношению к амиду), либо элиминировать сероводород, давая пиримидиновый цикл 51 (если взаимодействующие функции меняются Пленарные доклады ролями). В действительности реализуется второй вариант и хемоселективно обра зуются пирролил- (в данном примере тетрагидроиндолил)-пиразолопиримидино вые системы 51 с выходом 79% [47].

Схема NH2 NH O O H NH2 CS2 N S SH Py NH NH N N N N H H -H2S -NH H S S S N S O NH NH NH NH N N N N H H 50 51 (79%) Заключение Систематически разработана новая общая методология конструирования различ ных функционализированных гетероциклических систем с пиррольными или ин дольными фрагментами через 2-пирролкарбодитиоаты (легко получаемые основно катализируемой реакцией пирролов или тетрагидроиндола с сероуглеродом).

Данная методология может быть полезной в синтезе поликонденсированных гетероциклов, способных встраиваться в двойную спираль ДНК (благодаря возмож ности,-интерциклической самосборки, переноса заряда, образования водород ных связей и электростатических взаимодействий) и, таким образом, играть роль антипролиферационных агентов.

Литература 1. Katritzky A.R., Marson C.M., Faid-Allah H., Heterocycles 1987 26 (6) 1657.

2. Oddo B., Alberti C., Gazz. Chim. Ital. 1938 68 204;

Chem. Abstr. 1938 32 7450.

3. Bereman R.D., Nalewajek D., Inorg. Chem. 1977 16 2687.

4. El A'mma A.G., Grago R.S., Inorg. Chem. 1977 16 2975.

5. McCay C.M., Schmidt C.L.A., J. Am. Chem. Soc. 1926 48 1933.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

6. Oddo B., Mingoia Q., Gazz. Chim. Ital. 1926 56 782.

7. Jensen K.A., Pedersen C., Acta Chem. Scand. 1961 15 1087.

8. Treibs A., Liebigs Ann. Chem. 1969 723 129.

9. Tominaga Y., Matsuoka Y., Oniyama Y., et al., J. Heterocycl. Chem. 1990 27 647.

10. Loader C.E., Anderson H.J., Can. J. Chem. 1971 49 45.

11. Treibs A., Friess R., Liebigs Ann. Chem. 1970 737 173.

12. Treibs A., Friess R., Liebigs Ann. Chem. 1970 737 179.

13. Трофимов Б.А., Собенина Л.Н., Михалева А.И., ХГС 1991 (7) 996.

14. Trofimov B.A., Sobenina L.N., Mikhaleva A.I., et al., Sulfur Lett. 1992 15 (5) 219.

15. Трофимов Б.А., Собенина Л.Н., Михалева А.И., ХГС 1992 (9) 1176.

16. Собенина Л.Н., Протасова Л.Е., Сергеева М.П. и др., ХГС 1995 (1) 47.

17. Trofimov B.A., Sobenina L.N., Mikhaleva A.I., et al., Tetrahedron 2000 56 7325.

18. Собенина Л.Н., Трофимов Б.А., Деменев А.П. и др., Тез. всеросс. конф. памяти А.Н. Коста по химии гетероциклов, Суздаль, 2000, с. 355.

19. Деменев А.П., Синтез и реакционная способность функциональнозамещенных C-винилпирролов, Дисс. канд. хим. наук, Иркутск: ИрИХ СО РАН, 2001.

20. Trofimov B.A., 1st Florida Heterocyclic Course & Conference, University of Gainesville (Florida, USA), 2000, p. F-1-18.

21. Trofimov B.A., Vitkovskaya N.M., Kobychev V.B., et al., Sulfur Lett. 2001 (4) 181.

22. Кобычев В.Б., Витковская Н.М., Зайцева И.Л. и др., Тез. междунар. конф.

"Механизмы реакций и органические интермедиаты", Санкт-Петербург, 2001, с. 133.

23. Кобычев В.Б., Витковская Н.М., Зайцева И.Л. и др., Журн. структ. хим. 42 (4) 645.

24. Кобычев В.Б., Витковская Н.М., Зайцева И.Л. и др., Тез. II междун. симп.

"Компьютерное содействие в химических исследованиях", Москва, 2001, с. 74.

25. Kobychev V.B., Vitkovskaya N.M., Zaitseva I.L., et al., Int. J. Quant. Chem. 88 542.

26. Собенина Л.Н., Михалева А.И., Петрова О.В., ЖОрХ 1999 35 (19) 1534.

27. Трофимов Б.А., Михалева А.И., N-Винилпирролы, Новосибирск: Наука, 1984.

28. Trofimov B.A., in Adv. Heterocycl. Chem., Katritzky A.R., Ed., San Diego:

Academic Press, 1990, vol. 51, p. 177.

29. Пожарский А.Ф., Анисимова В.А., Цупак В., в сб. Практические работы по химии гетероциклов, Ростовский университет, 1988, с. 9.

30. Собенина Л.Н., Деменев А.П., Михалева А.И., ЖОрХ 2001 37 (4) 582.

31. Собенина Л.Н., Михалева А.И., Деменев А.П. и др., Тез. XX всеросс. конф.

по химии и технологии орг. соед. серы, Казань, 1999, с. 91.

32. Кузьмина Н.Я., Петров М.Л., Петров А.А., ЖОрХ 1984 20 (12) 2511.

33. Дрозд В.Н., Попова О.А., Вязгин А.С. и др., ЖОрХ 1983 19 (4) 847.

34. Sobenina L.N., Mikhaleva A.I., Trofimov B.A., et al., Tetrahedron 1995 51 4223.

35. Мурзина Н.М., Деменев А.П., Тез. молодежной школы по орг. химии, Екатеринбург, 2000, с. 224.

36. Мурзина Н.М., Влияние внутримолекулярной и бифуркационной водородной связи на спектры и строение 2-циановинилпирролов в растворе, Дисс. канд.

хим. наук, Иркутск: ИрИХ СО РАН, 2001.

37. Трофимов Б.А., Собенина Л.Н., Михалева А.И. и др., ХГС 1992 (7) 998.

Пленарные доклады 38. Trofimov B.A., Phosphorus, Sulfur Silicon Relat. Elem. (Proc. of XVI Int. Symp. on Org. Chem. of Sulfur, Merseburg, Germany) 1994 95 (1–4) 159.

39. Trofimov B.A., Sobenina L.N., Mikhaleva A.I., Abstr. 207th ACS National Meeting, San Diego (USA), 1994, p. N89.

40. Собенина Л.Н., Михалева А.И., Сергеева М.П. и др., ХГС 1996 (7) 919.

41. Собенина Л.Н., Михалева А.И., Трофимов Б.А., ХГС 1995 (3) 418.

42. Sobenina L.N., Mikhaleva A.I., Toryashinova D.S.-D., et al., Sulfur Lett. 20 (5) 205.

43. Sobenina L.N., Mikhaleva A.I., Toryashinova D.S.-D., et al., Sulfur Lett. 20 (1) 9.

44. Собенина Л.Н., Михалева А.И., Петрова О.В. и др., Тез. междунар. конф.

по орг. химии памяти И. Постовского, Екатеринбург, 1998, с. 134.

45. Sobenina L.N., Mikhaleva A.I., Demenev A.P., et al., Abstr. 17th Int. Congr.

Heterocycl. Chem., Vienna (Austria), 1999, p. PO-111.

46. Собенина Л.Н., Михалева А.И., Петрова О.В. и др., ЖОрХ 1999 35 (9) 1241.

47. Sobenina L.N., Demenev A.P., Mikhaleva A.I., et al., Sulfur Lett. 2000 24 (1) 1.

48. Байкалова Л.В., Собенина Л.Н., Михалева А.И. и др., ЖОрХ 2001 37 (9) 1817.

49. Lauria A., Diana P., Barraja P., et al., Tetrahedron 2002 58 9723.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Novel oxazoline-mediated syntheses of heterocycles Florio S., Capriati V., Degennaro L., Luisi R., Perna F.

Dipartimento Farmaco-Chimico, Universit di Bari, Via E. Orabona 4, Bari, I–70125 Italy tel.: +39 (080) 544-2749, fax: +39 (080) 544-2231, e-mail: florio@farmchim.uniba.it Introduction Our current interest in metalated oxazolines [1–2] and their applications in synthetic organic chemistry has recently led us to prove that certain lithiated -haloalkyl-2-oxa zolines [3] and oxazolinyl oxiranes [4–5] are quite stable, at least at low temperature, and can be trapped with a variety of electrophiles furnishing more functionalized oxazo lines and epoxides. In this paper, we will report on the lithiation of alkyl and -chloro alkyl-2-oxazolines and reaction with nitrones to produce stereoselectively novel alkenyl oxazolines, [1,2]-oxazetidines, and isoxazolidin-5-ones. The oxiranyl anion-based meth odology [6], combined with the chemistry of the oxazoline system as a route to bio logically active molecular targets will also be described. The synthesis of oxazolinyl allylic alcohols, useful masked Baylis–Hillman adducts, and of oxazolinylaryl alkanones will be highlighted as well.

1. Stereoselective synthesis of,-unsaturated oxazolines,-Unsaturated oxazolines are quite interesting compounds either as such or as useful intermediates for preparation of other substances by the elaboration of both the hetero cyclic moiety and the C–C double bond functionality [7]. Usually synthesized as E iso mers by an aldol-type condensation reaction of lithiated 2-alkyl-2-oxazolines [8], via a Horner–Wadsworth–Emmons reaction from 2-alkyl-2-oxazolines and diethylchloro phosphate [9], or by other methodologies [10–11], a useful and convenient stereoselec tive synthesis of cis- and trans-,-unsaturated oxazolines based on the addition of lithiated 2-methyl- and 2-chloromethyl-2-oxazolines to a number of nitrones, respec tively, has been recently developed by our research group [12–13].

R' H N R' O- R = Cl O H + N Li N (38-70%) Bu-t H O R R' N R = H O H (52-95%) Пленарные доклады A mechanistic explanation for the observed cis and trans stereoselectivity is also proposed and discussed. These compounds appear to be potentially useful as Michael acceptors and activated dienophiles. In fact, lithiated 2-(1-chloroethyl)-4,4-dimethyl-2 oxazoline 2, readily available from 1, adds to symmetric electron-deficient alkenyl het erocycles to afford substituted cyclopropanes 3–6 in very good yields [14].

Cl Het N Cl N N Het LDA Li O Het HA THF, -98°C O O HX Het 1 2 3- 3 Het = 2-pyridyl (95%) 4 Het = 4-pyridyl (93%) 5 Het = 2-(4,4,6-trimethyl)-5,6-dihydro-4H-[1,3]-oxazinyl (62%) 6 Het = 2-(4,4-dimethyl)oxazolinyl (95%) The addition proceeds stereospecifically: only the stereoisomer setting the two hetero aryl rings trans on the cyclopropane ring forms. The addition reaction of 2 to asymmetric electron-lean alkenes is instead stereospecific with reference to the geometry of the starting alkene but there is no stereoselection as far as the newly created stereogenic center. A route to chiral non-racemic heterosubstituted cyclopropanes, starting from optically active 2-chloromethyl-2-oxazolines, has also been studied [14].

S S R R N N N N S KN(SiMe3)2 KN(SiMe3)2 R N N O O O O H H THF, -98°C, THF, -98°C, O O 5 min 5 min H H H H (56%) (56%) Cl Cl N O N O S R 2. Stereoselective synthesis of [1,2]-oxazetidines and isoxazolidin-5-ones A promising synthesis of [1,2]-oxazetidines and isoxazolidin-5-ones has been developed [13]. Treatment of the 2-(1-chloro-1-lithioethyl)-4,4-dimethyl-2-oxazoline 2 at low tem perature (–98°C) with nitrones furnishes diastereomeric spirocyclic compounds 7a, 7b in relative amounts that depended on the reaction time. Upon quenching the reaction (warm-up to room temperature), [1,2]-oxazetidines 8 were isolated highly stereoselec tively through a stereoelectronically allowed ring-contraction process.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Li Cl Cl N N N LDA, THF Li -98°C O O O Cl 1 Cl - R R R O N N Cl + N O O H Bu -t O O N Li N Li + 7a 8b fast slow Bu-t Bu-t N O N O N R R O H H N O On the other hand, 2-(1-lithioisopropyl)-4,4-dimethyl-2-oxazoline 11 (promptly avail able from 10) undergoes addition to nitrone 12 furnishing highly diastereoselectively spiro[4,4]-1,6-dioxa-2,9-diazanonanes 13. The latter could be also hydrolyzed very easily into corresponding isoxazolidin-5-one 14 with oxalic acid [13]. The work on selection of appropriate experimental conditions for preparation of the above [1,2]-oxa zetidines and isoxazolidin-5-ones is underway.

Li N N N s-BuLi/TMEDA Li -78°C, THF, 1h O O O 10 O Ph O H + 1. N Bu-t N O (CO2H) H Bu -t N O NH + -98°C to r.t. THF/H2O N O + Ph 24h Ph Bu-t 2. H OH 12 Пленарные доклады 3. Stereospecific synthesis of,-epoxy--butyrolactones Our continuing involvement in the chemistry of heterocyclic systems and as of oxiranyl anions [4, 5] led us to considering the possibility that the chemistry of the oxazoline system combined with the oxiranyl anion-based methodology might be exploited for the preparation of,-epoxy--butyrolactones which are versatile intermediates in synthetic organic chemistry as they intervene in synthetic routes to precursors of natural produts such as epolactaene [15], which has a potent neurite outgrowth activity in a human neuroblastoma cell line SH-SYS5, and (+)-cerulenine [16], a potent fungal inactivator of fatty acid synthetase. This kind of compounds could be synthesized via a preliminary stereospecific -lithiation of -aryl-substituted oxazolinyloxiranes 14 [17]. The trapping reaction of such reactive intermediates 15, stable at low temperature for hours, with carbonyl compounds gave highly diastereoselectively the corresponding spirocyclic oxazolidines 17 as a result of a nucleophilic attack of the intermediate alkoxides 16 on the re face of the oxazoline moiety;

the latter could quantitatively be converted into, epoxy--butyrolactones 18 upon treatment with 2% w/w oxalic acid.

a b N N N OLi R O O O H Li R' Ar Ar Ar O O O 14 15 Li H N N O O c d O R R R O R' R' R' O O Ar Ar Ar O O O 17 + a: s-BuLi/TMEDA, Et2O, -98 °C;

b: RR'CO;

c: H ;

d: 2 % w/w aq. (CO2H) The present oxazolinyloxiranyl anion-based methodology to epoxylactones was also successfully extended to the preparation of optically pure,-epoxy--butyrolactones starting from the chiral non-racemic 2-chloromethyl-2-oxazoline 19.

1. LDA, Ti(PrO)4, S S S -98°C, THF a N N N 2. PhCHO O O O O O H H Cl S R S R H Ph Li Ph Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

O S O R O R MeI a, b c O N N R' R' O O H H Ph Ph O O S R Ph (75%) 20 (>95%) a: s-BuLi/TMEDA, THF, -98 °C;

b: RR'CO;

c: 2 % w/w aq. (CO2H) 4. Synthesis of allylic alcohols from oxazolinyloxiranes Base-promoted rearrangement of oxiranes often provides a convenient method for pre paration of allylic alcohols [17–18] which are useful intermediates in synthetic organic chemistry. A quite simple route to functionalized oxazolinyl allylic alcohols 22 (which can be considered masked Baylis-Hillman adducts) based on the base-promoted [(LDA) or s-BuLi/TMEDA in Et2O at –98°C] isomerization reaction of tri- and tetrasubstituted oxazolinyl alkyloxiranes 21 has been recently studied [19]. An E2-E1cb-like syn -elimi nation involving the -methyl group and the oxygen of the oxirane ring has been pro posed to explain the above mentioned isomerization. The coordinative assistance of the nitrogen of the oxazolinyl ring is also expected to facilitate the -elimination process.

i-Pr Pr -i R' N R H Li H HO H LDA, Et2O O N N N O -98°C to r.t.

O O R O R' R R' 22 (70-86%) 4. Synthesis of oxazolinylaryl alkanones Aryl-substituted oxazolinyloxiranes 23 have been found to undergo, in very good yields (85–95%), smooth isomerization into oxazolinyl-substituted aryl alkanones 24 upon treat ment with LDA in Et2O at –98°C, warming to room temperature and quenching with sat. aq. NH4Cl [20]. A concerted, synchronous mechanism involving an oxazoline-as sisted o-lithiation of the aryl group (cis to the oxazoline system) of oxiranes 23 might be taking place.

Пленарные доклады Li Li N N N O O O O O Ph Ph Ph O N N O O Ph Ph LiO O A substituent effect was observed: the oxiranes bearing electron-withdrawing groups in the aryl group isomerized faster than those with electron-donating groups.

References 1. Crandall J.K., Apparu M., Org. React. 1983 29 345.

2. Smith J.G., Synthesis 1984 624.

3. Capriati V., Degennaro L., Florio S., Luisi R., Tralli C., Troisi L., Synthesis 15 2299.

4. Florio S., Capriati V., Di Martino S., Abbotto A., Eur. J. Org. Chem. 1999 409.

5. Abbotto A., Capriati V., Degennaro L., Florio S., Luisi R., Pierrot M., Salomone A., J. Org. Chem. 2001 66 3049.

6. Hodgson D.M., Gras E., Synthesis 2002 12 1625 and refs. therein.

7. James B., Meyers A.I., Tetrahedron Lett. 1987 28 6183.

8. Meyers A.I., Acc. Chem. Res. 1978 11 375.

9. Meyers A.I., Shipman M., J. Org. Chem. 1991 56 7098.

10. Meyers A.I., Novachek K.A., Tetrahedron Lett. 1996 37 1747.

11. Clinet J.C., Balavoine G., Tetrahedron Lett. 1987 28 5509.

12. Capriati V., Degennaro L., Florio S., Luisi R., Tetrahedron Lett. 2001 42 9183.

13. Capriati V., Degennaro L., Florio S., Luisi R., Eur. J. Org. Chem. 2002 2961.

14. Rocchetti M.T., Fino V., Capriati V., Florio S., Luisi R., J. Org. Chem. 2002 0000.

15. Kuramochi K., Itaya H., Nagata S., Takao K., Kobayashi S., Tetrahedron Lett. 40 7367.

16. Mani N.S., Townsend C.A., J. Org. Chem. 1997 62 636.

17. Sdergren M.J., Andersson P.G., J. Am. Chem. Soc. 1998 120 10760.

18. Nilsson Lill S.O., Arvidsson P.I., Ahlberg P., Tetrahedron: Asymmetry 10 265.

19. Perna F.M., Capriati V., Florio S., Luisi R., J. Org. Chem. 2002 67 8351.

20. Perna F.M., Capriati V., Florio S., Luisi R., Tetrahedron Lett. 2002 43 7739.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Функционально-модифицированные флавоноиды, изофлавоноиды, кумарины и гетероциклические системы на их основе Хиля В.П., Ищенко В.В.

Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко 01033, Украина, Киев, ул. Владимирская, Природные биорегуляторы флавоноидной природы вот уже многие годы привле кают внимание исследователей, поскольку они обладают широким спектром физиологического действия и являются благодатными объектами для химической модификации.

Модифицирование флавоноидов путем замены арильного заместителя в клас сической структуре флавона или изофлавона на гетероциклический приводит к принципиально новому типу органических соединений: 2-гетарил- 1, 3-гетарил хромонам 2 и их структурным аналогам – 3-гетарилкумаринам 3.

O Het O O O Het Het O O 1 В синтетическом плане модифицированные флавоноиды и изофлавоноиды обладают неисчерпаемыми возможностями. Они могут служить источником но вых гетероциклических систем – многочисленных и своеобразных по структуре гетероаналогов флавоноидов с различной степенью окисления, а также являются удобными промежуточными соединениями для направленного синтеза моноцик лических, бициклических и конденсированных гетероциклических систем, синтез которых другим путем затруднен или вовсе невозможен.

В настоящее время известны фурановые, бензофурановые, бензодиоксоловые, бензодиоксановые, бензодиоксепановые, тиофеновые, селенофеновые, пирроль ные, индольные, имидазольные, бензимидазольные, пиразольные, изоксазольные, тиадиазольные, триазольные, тетразольные, тиазольные, бензтиазольные, пириди новые, хинолиновые, аналоги флавонов, изофлавонов и некоторых 3-гетарилку маринов.

С целью обобщения результатов исследования в области синтеза и изучения свойств флавоноидов, изофлавоноидов и их гетероциклических аналогов приве дены сведения об оптимизации методов получения 3-гетарилхромонов и некото рых гетероциклических аналогов и производных флавона и кумарина;

о влиянии природы гетероцикла на легкость образования и свойства хромонового цикла;

о методах синтеза гликозидов в ряду гетероциклических аналогов изофлавонов;

о стереохимических особенностях модифицированных флавоноидов и изофлаво Пленарные доклады ноидов;

о синтезе конденсированных азотсодержащих гетероциклических систем на основе 3-гетарилхромонов путем аннелирования гетероциклического фрагмента по связи С(2)-С(3) пиронового и по связям С(5)-С(6), С(6)-С(7), С(7)-С(8) хромо нового циклов;

о реакциях рециклизации модифицированных флавоноидов и о способах распознавания строения продуктов, образующихся в их результате;

о систематическом исследовании химических и биологических свойств модифици рованных флавоноидов и выявлении среди них новых высокоэффективных лекар ственных препаратов широкого спектра биологического действия. А также рас смотрены аспекты функционализации флавоноидов такими фармакоформными группами, как аминокислоты, олигопептиды, карбоновые кислоты, амины, угле воды, ядра пяти- и шестичленных гетероциклов и аренов.

R CO2H O OH O O O NH N O O HO O O O Het O O NH Het Het Het O O MeO O O HO O O HO N Het Het NH2 R Ph O N N OH HO O O O O O Het N OH Het HO OH O O OH OMe Доклад сделан по материалам обзоров: "Синтез флавонов и 2-гетарилхромонов", "Синтез 3-арил- и 3-гетарилхромонов" и "Гетарилкумарины: методы синтеза", полные тексты которых опубликованы в кн. "Избранные методы синтеза и моди фикации гетероциклов", под ред. Карцева В.Г., М.: IBS PRESS, 2003, т. 2, с. 193, c. 503, c. 518.

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Синтез и трансформации фторсодержащих хромонов Чупахин О.Н., Салоутин В.И., Бургарт Я.В.

Институт органического синтеза УрО РАН 620219, Екатеринбург, ул. С. Ковалевской, Хромоны занимают достойное место в химии гетероциклических соединений. Среди производных хромонов найдены вещества, обладающие биологической активно стью и успешно применяемые в медицинской практике. Однако фторсодержащие представители соединений этого класса практически не изучены. В то же время известно, что введение атома фтора в молекулу кардинально изменяет свойства соединений.

Нами разработаны способы получения 2-алкоксикарбонил(карбокси)-5,6,7,8 тетрафторхромонов и изучены пути их трансформаций.

2-Алкоксикарбонил-5,6,7,8-тетрафторхромоны 3a, b образуются в результате циклизации пентафторбензоилпируватов 1a, b при нагревании свыше 25°С или их медных хелатов при нагревании в ДМСО и ДМФА [1–3] (схема 1). Циклизация происходит за счет внутримолекулярного замещения орто-атома фтора пента фторфенильного заместителя. 5,6,7,8-Тетрафторхромон-2-карбоновую кислоту 3с получают обработкой пентафторбензоилпировиноградной кислоты 1c безводным аммиаком в диоксане [4, 5].

Схема O O F5C OR F O O O O X OR 1a-c;

2a, b 3a-c (35-100%) X = H (1a-c), Cu (2a, b);

R = Et (a), Me (b), H (c) Образование хромон-2-карбоновой кислоты 3с и ее эфиров 3a, b из пента фторбензоилпируватов является особенностью этих соединений и обусловлено их способностью к внутримолекулярной циклизации с образованием шестичленного цикла [1, 2]. Тогда как пентафторбензоилуксусный эфир 4 в аналогичных условиях претерпевает автоконденсацию, сопровождающуюся конденсацией Дикмана и внутримолекулярной циклизацией промежуточного продукта, что приводит к 1-оксо-3-пентафторфенил-1Н-пирано[4,3-b]6,7,8,9-тетрафторхромону 5 [6] (схема 2).

Кислотным гидролизом соединения 5 получен 2-пентафторбензоилметил-5,6,7,8 тетрафторхромон 6.

Пленарные доклады Схема O O OEt F 2 F OEt -EtOH HO O O OH F O O O H2O, H+ O O F F -HF -CO O O -EtOH F F 5 (37%) 6 (43%) Следует добавить, что этиловый эфир 2-этоксиметиленпентафторбензоилуксус ной кислоты 7 аналогично эфиру 1а циклизуется в 5,6,7,8-тетрафтор-3-этоксикарбо нилхромон 8а [1, 2] (схема 3).

Схема O O CH(OEt) OEt F F F O O O O EtO O OEt OEt 4 8a (62%) 7 (81%) Хромоны 3а и 8а легко гидролизуются до соответствующих кислот 3с и 8b (схема 4). Последние при нагревании декарбоксилируются с образованием 5,6,7,8 тетрафторхромона 9 [1, 2].

Генеральный спонсор и организатор – InterBioScreen Ltd.

Схема O O H2O, H+ F F O O CO2H O O 3a 3b (80%) OR F -CO O O O O 9 (72-79%) CO2H H2O, H+ OEt F F O O 8a 8b (69%) Для обсуждения реакционной способности фторхромонов в работе [7] выпол нен квантово-химический расчет зарядов и индексов Фукуи по программе MNDO- [8] в приближении АМ-1 [9] для 2-метоксикарбонилтетрафторхромона 3b, 2-кар бокситетрафторхромона 3c и его аниона, а также для их нефторированных ана логов (таблица 1).

Таблица 1. Величины зарядов и индексы Фукуи на электрофильных центрах заме щенных хромонов X O X O X O 8 X OR R X Заряды (Индексы Фукуи) C(2) C(4) C(5) C(6) C(7) C(8) C(9) +0.0564 +0.3041 +0.1618 +0.0060 +0.1015 +0.0429 +0. Me F (0.197) (0.186) (0.312) (0.365) (0.207) (0.0406) 1.5810– +0.0543 +0.0072 +0.1019 +0.0440 +0. H F +0.3033 +0. (0.224) (0.192) (0.300) 2.610–4 (0.333) (0.197) (0.0521) +0.0754 +0.3184 +0.1539 +0.0306 +0.0748 +0.0297 +0. –* F (0.0246) (0.0676) (0.338) (0.0165) (0.564) (0.370) – +0.0567 +0.3039 –0.0451 –0.1630 –0.0748 –0.1536 +0. Me H (0.476) (0.237) (0.124) (0.0065) (0.0959) (0.0743) (0.153) +0.3036 –0.0449 –0.1622 –0.0742 –0.1531 +0. H H +0. (0.226) (0.114) (0.0837) (0.0672) (0.171) (0.480) 7.110– +0.0836 +0.3162 –0.0553 –0.1973 –0.0977 –0.1669 +0. –* H (0.0567) (0.153) (0.333) (0.0154) (0.542) (0.285) – *отрицательный заряд Пленарные доклады Расчетные данные позволяют проследить следующие закономерности: введе ние атомов фтора в ароматическое кольцо хромона фактически не влияет на распределение зарядов в пироновом цикле;

максимальный положительный заряд локализован на атоме углерода С(9);

следующий по величине заряд расположен на атоме С(4) пиронового цикла;

максимальный положительный заряд во фтораро матическом цикле локализован на атоме С(5) [7]. В пироновом цикле эфира и кислоты максимальное значение индекса Фукуи для НСМО имеет центр С(2), а следующее в порядке убывания значение – на центре C(4). В анионе напротив, максимальное значение на центре C(4). Во фторароматическом кольце макси мальное значение индекса Фукуи соответствует центру С(7) эфира и кислоты, а далее в порядке убывания – С(5) и С(8). В анионе максимальное значение соответ ствует центру С(7), а затем – С(8) и С(5) [7]. Таким образом, в условиях кинети ческого контроля реакции хромонов с нуклеофильными реагентами при прочих равных условиях в соответствии с зарядовым контролем должны проходить преиму щественно по центру С(9) сложноэфирной, карбоксильной групп и аниона кислоты.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.