WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 18 |

«НАЦИОНАЛЬНАЯ МЕДИЦИНСКАЯ БИБЛИОТЕКА ом Издательский дом «Питер» создан в 1991 году. Сегодня он входит в десятку крупнейших издательств России и СНГ и является самым круп ным в Санкт-Петербурге. ...»

-- [ Страница 15 ] --

Катарсис. Свободно излагая жалобы такому внимательному и професси ональному слушателю, как врач, больной уже испытывает некоторое облегче ние просто от того, что его внимательно, доброжелательно, не прерывая, выслу шали. В фазе ориентации врач, предоставляя пациенту возможность свободно 716 • Часть 3. Клиническая психология высказываться, может в определенной степени обеспечить реализацию такого терапевтического механизма, как катарсис. Понятие катарсиса ввел еще Арис тотель, который утверждал, что через сочувствие и страх трагедия добивается очищения (катарсиса) духа. Как синоним в русском языке употребляется термин «отреагирование». За как правило, следует уменьшение эмо ционального напряжения и чувство облегчения. Катарсис в психоанализе, рас сматриваемый в качестве одного из центральных терапевтических механизмов, определяется как освобождение от негативного эмоционального опыта (нега тивных эмоциональных переживаний) путем отреагирования этого опыта (этих переживаний). Частичное отреагирование в беседе с врачом отрицательных эмоциональных переживаний, связанных с болью, страданием, физическим дискомфортом, снижает у пациента уровень напряжения и тревоги. Активное слушание жалоб больного в фазе ориентации — элемент психотерапевтичес кого воздействия, знакомый каждому врачу.

Коррективный эмоциональный опыт. Второй психотерапевтический элемент, содержащийся в фазе ориентации — это приобретаемый больным коррективный эмоциональный опыт. Для каждого человека привычно реа гировать на тревогу собеседника собственной тревогой, на печаль своей собственной печалью, на агрессию — агрессией и т. д. Реагируя таким обра зом, мы неосознанно фиксируем негативное состояние партнера по общению, его страх, печаль, усиливаем и подкрепляем его. В то же время, не реагируя соответствующими состоянию собеседника эмоциями, не подкрепляя, не фик сируя это состояние, мы наблюдаем, что оно само себе начинает изменять ся. Встречая доброжелательную, принимающую позицию врача, который не осуждает, не оценивает, но и не подкрепляет, не усиливает эмоциональных реакций больного, пациент приобретает новый эмоциональный опыт, позволя ющий ему изменить эмоционально-негативное состояние, снизить уровень на пряжения, почувствовать себя психологически более комфортно. Корректив ный опыт связан с тем, что больной, не встречая осуждения или оценки со стороны врача, перестает бояться собственных эмоций, связанных с теми или иными болезненными ощущениями, и начинает свободнее их выражать.

то нивелирование, выравнивание интенсивных эмоциональных реакций при водит к уменьшению интенсивности субъективного восприятия боли. Паци ент становится точнее в описаниях своих симптомов, что помогает врачу по лучить более полное представление о течении его болезни.

Сколько времени врач должен слушать свободный монолог больного? Не которые пациенты, если их не прерывать, могут говорить очень долго, все боль ше и больше погружаясь в детали своего страдания. Исследования, проведен ные американскими психологами, показали, что врач общей практики, задав вопрос «На что Вы жалуетесь?», слушает ответ на него около 16 с, затем он прерывает больного и задает ему проверяя возникшее у него пред Глава 18. Психологическое сопровождение • положение. К такому врачу, как показывает практика, больные возвраща ются редко, даже если с соматической стороны все необходимое было сдела но. Пациенты, переживая свое болезненное состояние как нечто уникальное, ожидают от врача большего внимания, которое измеряется, в частности, и тем временем, которое им было уделено. Если они психологически не удовлет ворены из-за того, что врач их не выслушал, то приходят к выводу, что он не может поставить правильный диагноз и назначить эффективную терапию.

Опыт показывает, что 2-3 мин бывает достаточно, чтобы, с одной стороны, получить за это время представление о больном и, с другой стороны, про явить внимание к его переживаниям и проблемам и готовность к его лече нию. Таким образом, вторая фаза установления профессиональных отноше ний «врач-больной» также достаточно короткая — 2-3 мин. Но уже на этом этапе общения, когда врач слушает, а пациент свободно излагает свои жало бы, могут формироваться и оказывать своё воздействие на больного специ фические психологические феномены, оказывающие и психотерапевтический эффект. Помимо механизмов катарсиса и коррективного эмоционального опыта, к ним относятся проекции и контрпроекции.

Проекции и контрпроекции в отношениях «врач-больной». Как общий механизм восприятия и интерпретации поведения и намерений других лю дей, проекция означает приписывание им своих собственных психологичес ких черт, перенос вовне, на окружающих, своих проблем. Например, тре вожный человек большую часть жизненных ситуаций, даже нейтральных по своему смысловому содержанию, воспринимает как угрожающие, и не пото му, что эта угроза реально существует, а из-за тревоги, в соответствии с ко торой он интерпретирует все происходящее. Многие события в жизни нейт ральны или многозначны, но мы приписываем им то значение, которое они приобретают в нашем субъективном мире, отражая индивидуальную психо логическую проблематику. Как сказал по этому поводу «мы все живем в доме, где стенами являются зеркала, и думаем, что смотрим наружу».

Во взаимоотношениях «врач-больной» пациент склонен приписывать врачу те черты, которые должны помочь справиться с болезнью. Рассматривая личность врача как значимую фигуру, обладающую определенными маги ческими способностями, пациент может его идеализировать, ожидая быстро го и эффективного излечения от всех недугов, надеясь подчас не только на избавление от соматической болезни, но и, часто бессознательно, на разре шение своих психологических проблем. Практически всегда больной неосоз нанно ждет от врача чего-то большего, чем соматическое выздоровление. Это ожидание помощи, не только в избавлении от болезни, но и в удовлетворе нии потребностей и надежд, неудовлетворенных ранее (потребностей в не жности, сочувствии, принятии), приводит к формированию переноса (транс фера). Больной переносит на врача свой прошлый опыт отношений со зна 718 • Часть 3. Клиническая психология чимыми людьми, ожидания и надежды, которые существовали в этих отно шениях. Так, больной может относиться к своему лечащему врачу-женщине так же, как в детстве он относился к матери, у которой искал помощи и под держки в неожиданных и трудных ситуациях, он может испытывать те же чувства доверия, преданности, восхищения и любви.

В том случае, когда пациент переносит на врача положительные чув ства, связанные с позитивным опытом взаимоотношений в прошлом, гово рят о положительном переносе. Если же больной иереносит на врача не гативные чувства, связанные с прошлым отрицательным опытом построения отношений, — чувства раздражения, недоверия, враждебности, то говорят об отрицательном переносе. Например, это может быть связано с воспи танием в неблагополучной семье, в семье лиц, злоупотребляющих алкого лем или употребляющих наркотики, когда родители мало внимания уде ляют ребенку. В такой семье с первых лет жизни ребенок чувствует себя беззащитным и заброшенным, а окружающий мир представляется враждеб ным и пугающим. Защищаясь, ребенок может вступить в агрессивную кон фронтацию не только с окружающими его людьми, но и с собственными родителями, которые также несут в себе потенциальную угрозу. Если, не находя защиты у родителей, ребенок продолжает искать у них сочувствия и помощи, то в подобной ситуации могут складываться амбивалентные от ношения с матерью и отцом: ребенок будет испытывать к ним одновремен но нежность и страх, ненависть и любовь. Впоследствии, уже во взрослой жизни, эта амбивалентность может проявиться в структуре значимых отно шений с другими Во взаимоотношениях с врачом пациент может спроецировать на него ам бивалентный эмоциональный опыт, переживая по отношению к нему чув ства настороженности и нежности, доверия и враждебности. Переносные ре акции больного — позитивные, негативные, амбивалентные — усложняют коммуникацию с ним, влияют на эффективность взаимодействия.

Контрпроекции. Не только больной ассоциирует с образом врача прошлый опыт эмоциональных отношений с другими людьми, но и врач бессознательно переносит на больного свои ожидания, установки, связанные с прошлым об щением. Невольно опираясь на этот опыт, врач строит отношения с больным соответствующим образом, ожидает от пациента определенного поведения, эмо циональных реакций. Феномен переноса врачом на больного опыта прошлых эмоциональных отношений с соответствующими ожиданиями, установками в отношении поведения больного, называется (антитрансфе ром). Как и перенос, контрперенос может быть положительным или отри цательным, в зависимости от того, какие эмоции, негативные или позитив ные, какие установки и ожидания врач переносит на своего пациента. Отно шения, складывающиеся между врачом и больным, это обычно смесь реаль Глава 18. Психологическое сопровождение • ных впечатлений и реакций на друга, с одной стороны, и, с другой — разнообразных взаимных реакций переноса, воспоминаний, ассоциаций.

Условно можно ожидать различных сочетаний переносных и контрпере носных реакций. Например, положительный перенос больным на врача чувств, своих установок и ожиданий может сочетаться с контрпереносом врача на больного положительного эмоционального опыта. В этом случае врач и боль ной с самого начала расположены друг к другу, испытывают взаимную сим патию и доверие. Такая ситуация обеспечивает хороший психологический контакт, взаимопонимание, эффективное сотрудничество, и в то же время воз никает вероятность формирования более близких, эмоциональных, неформаль ных взаимоотношений: отношений дружбы, зависимости, любви, что может приводить к нарушениям профессиональной этики со стороны врача. Возмож но сочетание отрицательных переноса и контрпереноса. В отношениях «врач больной» устанавливается взаимная антипатия, непонимание, враждебность, следствием чего явится невозможность построить доверительные взаимоотно шения на основе сотрудничества. Феномен, который в межличностных взаи моотношениях обозначается термином «психологическая несовместимость», имеет в своей основе чаще всего взаимные отрицательные переносы и контр переносы. В каждой ситуации знакомства с новым человекам, при обнару жении в отношении него определенных чувств и ожиданий полезно подумать, откуда эти чувства и ожидания возникли, с какой ситуацией из прошлого они связаны. Понимание и устранение переносных реакций позволяет строить от ношения с реальным человеком, а не с собственным травматичным (или, на против, благополучным) опытом прошлого. По окончании фазы ориентации врач получает первичное представление о больном, после чего общение «врач больной» переходит в третью фазу — фазу аргументации.

Фаза аргументации. Основное содержание фазы — получение дополни тельной информации, которое может быть вербальным (расспрос больного, раз нообразные уточняющие вопросы, которые появляются по ходу беседы, по мере изложения пациентом своих жалоб) и невербальным (осмотр больного). Впе чатление, полученное при первом контакте, остается у врача в процессе после дующего общения, в определенном смысле определяя тот угол зрения, под ко торым он оценивает выявляемые признаки заболевания. Фаза аргументации — наиболее активная фаза общения. Длительность ее может быть различной, в зависимости от состояния больного, от его индивидуально-психологических ха рактеристик, нозологической принадлежности болезни.

Сбор информации обычно начинается с вербального общения, с расспро са пациента. В процессе вербальной коммуникации врач постепенно сокра щает физическую дистанцию: в какой-то момент беседы он наклоняется ближе к больному или касается его руки, избегая резких движений и грубых при косновений. Давая пациенту возможность привыкнуть к сокращению меж 720 • Часть 3. Клиническая психология личностного расстояния, врач таким образом готовит его к физическому кон такту (пальпация, перкуссия, аускультация). Необходимо помнить, что в боль шинстве случаев больные эмоционально реагируют на первый физический контакт с врачом. Известно, что когда врач первый раз измеряет артериаль ное давление своему пациенту, то оно всегда выше, чем при последующих встречах. Повышение артериального давления отражает психологическую реакцию больного на прикосновение, на первый физический контакт.

Осмотр больного, связанный с физическим контактом, осуществляется легче, если он естественно включен в процесс вербальной коммуникации.

После осмотра врач задает в заключение еще несколько вопросов, демонст рируя таким образом больному, что он не только исследует соматические функции, но также придает большое значение и психологической, субъек тивной стороне патологического процесса, учитывая личностные особеннос ти своего пациента. Такой подход придает профессиональному общению «врач-больной» индивидуальные черты, формируя доверительность во вза имоотношениях между ними. В процессе расспроса и осмотра пациента врач, мысленно перебирая все возможные гипотезы, которые были сформулиро ваны в фазе ориентации, отбрасывает ложные, останавливаясь на двух-трех наиболее вероятных в свете новой полученной информации гипотезах. Та ким образом возникает предварительный диагноз. Получение информации о больном предполагает умение врача формулировать вопросы. Вопросы де лят на закрытые и открытые. Закрытые вопросы используют для получе ния конкретной информации и обычно предполагают ответ в двух словах, подтверждение или отрицание. Например: «Сколько Вам лет?», «Можете ли Вы прийти в это же время в понедельник?» и т. д. Открытые вопросы дают возможность углубленного, развернутого ответа, могут включать только описание, но и оценку симптома, его субъективное значение для пациента, дополнительные подробности и детали: «Расскажите подробнее о боли», «в чем проявляются затруднения Вашего дыхания?» Для того, чтобы предварительный диагноз, полученный при расспросе и осмотре пациента в фазе аргументации, стал окончательным, обычно необходимо проведение до полнительных лабораторных исследований. Задача врача не только вы писать соответствующие направления, но и мотивировать больного к про хождению всех необходимых диагностических процедур. Для этого, во-пер вых, необходимо убедить больного в том, что результаты исследований не обходимы для правильной постановки диагноза, назначения соответствую щей терапии, быстрого улучшения самочувствия, эффективного излечения.

Во-вторых, если диагностическая процедура неприятна и болезненна (фиб рогастроскопия, бронхоскопия), следует в общих чертах рассказать больно му, в чем заключается исследование, предупредить о возможных Глава 18. Психологическое сопровождение • ных ощущениях, с которыми тем не менее возможно и необходимо спра виться.

Фаза корректировки. Встреча с больным должна иметь завершение не только в профессиональном плане, но и в психологическом. Важно, какими словами врач заканчивает беседу. Известный в психологии «эффект края» говорит о том, что лучше всего запоминаются начало и конец встречи. В памяти больного должны сохраниться самые первые и последние слова врача, вну шающие надежду. Последняя фаза общения «врач-больной», завершающая встречу, несет в себе лишь психологическую нагрузку. Задача этой фазы — оказать больному эмоциональную поддержку, внушить надежду на быстрый и благополучный исход событий. В фазе корректировки, как и в контакт ной фазе, невербальное поведение врача — его поза, жесты, взгляд, мими ческие реакции, интонации голоса — имеют большое значение. Важно со держание заключительной фразы, например, «Сделаем все возможное, чтобы Вам помочь», или «Теперь нас с Вами трое: Вы, я и Ваша болезнь. Если Вы будете на моей стороне, то мы ее победим». У каждого врача со временем вы рабатывается своя собственная заключительная фраза, привычно завершаю щая встречи с больным. Она является частью профессионального «имиджа», произносится спокойным и уверенным голосом, сопровождается доброжела тельным взглядом, жестом, провожающим и одновременно приглашающим па циента на следующую встречу.

Сообщение диагноза и прогноза больному. Чего же ждет больной от врача? Больной не знает, что с ним случилось, и поэтому хочет услышать название болезни, диагноз: ничто так не питает страх, как неопределенность.

Пациент также хочет знать, что ему самому надо сделать, чтобы выздоро веть;

какими должны быть диета и режим, какие лекарства и процедуры принимать, сколько времени продлится лечение, есть ли перспективы на выздоровления и полнее восстановление трудоспособности. Ему необходимы ободрение и эмоциональная поддержка: он хочет услышать, что болезнь его не так уж страшна, как кажется, и что ему можно помочь. Сообщая диаг ноз, лучше говорить понятным и простым языком, не употребляя терминов, которые имеют устрашающий оттенок. Известный английский хирург Кэл нан писал: «Любой ценой избегайте устрашающих диагнозов. Да, конечно, больной может заявить, что он хочет знать всю правду, но правду милосердием — вот достойная практика. Когда дело идет о том, чтобы сооб щить больному его диагноз, такт и человечность должны стоять на первом месте. Лучше сказать о сердечном приступе, чем о тромбозе коронарных артерий;

новообразование лучше, чем рак;

повышенное давление лучше, чем гипертония, и головные боли на нервной почве лучше, чем невроз тревоги.

Эти слова не только более щадящие, но и понятны». Проблема сообщения диагноза особенно остро встает при тяжелых, неизлечимых заболеваниях (рак, 722 • Часть 3. Клиническая психология СПИД). Одна категория больных, догадываясь о тяжести своего состояния, предпочитает делать вид, что ничего страшного не происходит, продолжает принимать лекарства, выполнять назначения врача, вести с ним беседы о воз можных сроках выписки. Создается впечатление, что такие пациенты сами начинают в это верить. Часть больных пытаются убедить врача, что им не обходимо знать правду, пусть самую страшную и безнадежную, они сумеют пережить это известие, чтобы достойно, в отведенные для них сроки, закон чить начатые дела, попрощаться с друзьями и родными, психологически под готовить себя к финалу, подведя итоги прожитой жизни. Такая позиция пси хологически кажется вполне понятной и даже убедительной. Однако в каж дом конкретном случае врач задает себе вопрос: «А действительно ли этот пациент хочет знать правду? Может быть, за подобным желанием скрывает ся тайная надежда, что врач пощадит его чувства, успокоит и обнадежит?» Возможно, на самом деле больной таким образом требует: мне, что я не умру». В отношении тяжелых, умирающих больных, как правило, врач занимает щадящую позицию и, даже сообщая о неизлечимой болезни, делает это так, чтобы сохранить у пациента надежду, рассказывая о возможности длительной ремиссии или о недавно предложенном новом лекарственном сред стве, оказывающем терапевтическое действие, способное замедлить течение болезни и даже привести к полному излечению. Поступая таким образом, врач не обманывает своего пациента, так как действительно с полной уверенностью не может прогнозировать течение и исход заболевания В то же время, вера больного и его желание выжить действительно могут активизировать защит ные силы организма, отдалить исход, или, по крайней мере, придать смысл последним дням жизни. Общение с умирающим больным, практически лишенное смысла с профессиональной точки зрения, не должно прерываться, выполняя функцию психологической поддержки больного. Иногда медицин ские работники, зная, что пациент обречен, начинают избегать его, перестают расспрашивать о его состоянии, следить за тем, чтобы он принимал лекарства, выполнял гигиенические человек оказывается в оди ночестве. Общаясь с умирающим больным, важно, не нарушая привычного ритуала, продолжать выполнение назначений, спрашивать больного о само чувствии, отмечая каждые, пусть самые незначительные, признаки ния состояния, выслушивать жалобы пациента, стараться облегчить его «уход», не оставляя один на один со смертью.

Психология терапевтического процесса Болезнь как самостоятельная психотравма. Заболевание, особенно тяжелое, связанное с угрозой инвалидизации, становится самостоятельной психичес кой травмой. Под психической травмой понимают жизненное событие, затра Глава 18. Психологическое сопровождение • гивающее значимые стороны существования человека и приводящее к глубо ким психологическим переживаниям. Болезнь может стать препятствием для реализации жизненных планов, ограничивая сферу деятельности, круг инте ресов, изменяя характер и содержание общения, влияя на направленность и ценностные ориентации личности. На начальных стадиях заболевший чело век, как правило, находится в растерянности, не понимая, что с ним происхо дит, насколько происходящее серьезно и к каким последствиям может при вести. Он напуган, не может планировать события своей жизни, теряет чув ство контроля над ситуацией. По мере установления диагноза и лечения пер воначальный страх пациента сменяется беспокойным ожиданием изменений.

Если быстрого улучшения состояния не происходит, он начинает сомневаться в правильности диагноза и адекватности терапии. Может пошатнуться его доверие к врачу, от которого больной требует объяснений и точного прогноза на будущее. Чаще такого прогноза врач дать не может, и пациент продол жает находиться в состоянии неопределенности и ожидания, испытывая бес покойство и тревогу. Последняя усиливается, если больной улавливает лю бые, самые незначительные негативные изменения в своем самочувствии;

из менения, связанные с побочным действием лекарств, со сменой погоды (при наличии метеочувствительности), с естественными физиологическими процес сами в организме (например, менструальные циклы у ж:енщин).

Колебания самочувствия, особенно в самом начале терапии, часто приво дят к сомнениям больного, неуверенности в возможности излечения, в ком петентности лечащего врача. Пациент оказывается в ситуации, которая счи тается одной из самых трудных — в ситуации неопределенности и ожида ния с дефицитом информации и непрогнозируемым исходом. Естественной, наиболее частой эмоциональной реакцией является тревога. В такие перио ды для больного особенно важна твердая позиция врача, простые, логичес ки ясные объяснения, его уверенность и оптимизм. Пациент ищет во враче «психологическую опору» и успокаивается, если видит с его стороны неиз менную заинтересованность, внимательность, эмпатическую позицию. В слу чае, когда болезнь приобретает хроническое течение, периоды неувереннос ти и беспокойства появляются все чаще, накладывая своеобразный психоло гический отпечаток на эмоциональные реакции и поведение больного. Хро ническое соматическое заболевание может рассматриваться в качестве само стоятельной психической травмы, приводящей к эмоциональным нарушениям и формированию наслаивающихся на основное заболевание невротических Психологическое воздействие госпитализации. Влияние госпитализации, когда пациент попадает в принципиально новую для него социальную ситу ацию, может быть различным. Наступает резкая перемена образа жизни:

больной изолирован от работы, от семьи, лишен привычного круга общения, 724 • Часть 3. Клиническая психология друзей, развлечений, привычной обстановки;

у него нет уверенности в отно шении характера, прогноза и исхода заболевания, его последствий для даль нейшей жизни, трудоспособности, супружеских и семейных взаимоотношений.

В условиях стационара наблюдается самый широкий диапазон адаптивных психологических реакций пациентов в зависимости от пола, возраста, особен ностей темперамента, свойств личности, социального положения, профессии, нозологической принадлежности, тяжести состояния, проводимой терапии.

Можно выделить несколько основных этапов психологической адаптации больных.

В первые дни пациенты обычно чувствуют себя неуверенно;

они могут быть смущены и растеряны, проявлять реакции беспокойства и тревоги. Конечный и Боухал называют этот период «активной адаптацией»: больные начинают осваивать режим и распорядок дня в отделении, активно ищут дополнитель ной информации, указаний, инструкций, обращаются к персоналу, прояв ляя поведение зависимости и потребность в эмоциональной поддержке. По данным чешских авторов, около 75% всех госпитализированных адаптиру ются в течение 5 дней. Быстрее адаптируются больные, госпитализирован ные повторно. Они привыкают к новым условиям уже в течение первого дня, проведенного в отделении. Первичная ориентация в ситуации сменяется по степенным «вхождением» в роль больного: пациент привыкает соблюдать режим, проходить обследования, консультации специалистов, подвергаться осмотру, разнообразным манипуляциям. Меняется ритм и содержание его повседневной жизни: больной терпеливо ждет своей очереди возле кабине тов в ожидании диагностических или терапевтических процедур;

легко вклю чается в разговоры других пациентов, обсуждающих темы, касающиеся бо лезней;

привыкает к тому, что в определенное время ему измеряют темпера туру, артериальное давление, дают лекарства. Темы бесед с посетителями со средотачиваются вокруг обследований, результатов анализов, перспектив лечения. Меняется круг общения. Больные знакомятся с другом, рас сказывают не только о своем самочувствии и общем течении болезни, но и о своих жизненных трудностях, психологических проблемах. Формируются микросоциальные группы пациентов, объединенных возрастом, социальным статусом, профессией, пребыванием в одной палате. Чаще всего сближаются больные с близкими интересами, взглядами, привычками, со сходными бо лезнями и приблизительно одного возраста.

Появляются индивидуальные внутригрупповые нормы, связанные с отно шением к больничному режиму, к персоналу, друг к другу. Больные, напри мер, привыкают в определенное время смотреть вместе телевизор, отдыхать.

Новый пациент, попадая в такую сложившуюся микрогруппу, перенимает ее образ жизни, привычки, ритуалы. Вследствие длительной госпитализации под воздействием доминирующей роли «больного» могут нивелироваться инди Глава 18. Психологическое сопровождение • видуальные различия;

пациенты приобретают неуловимые черты сходства в походке, позах, интонациях голоса. В то же время в поведении больных про являются их индивидуальные особенности. Наиболее активные пациенты чаще вступают в контакт с персоналом, помогают ему следить за выполнением режима, врачебных назначений. Больные так называемого «материнского типа» проявляют заботу о беспомощных и растерянных пациентах, которые или действительно нуждаются в большей помощи и участии, или добиваются ее, намеренно создавая впечатление слабости, например, для чтобы выз вать сочувствие холодно относящихся к ним родственников. Пассивные, флег матичные лица привыкают дольше к новым условиям жизни, держатся обо собленно, по собственной инициативе в контакт вступают редко, методично выполняя назначения и подчиняясь терапевтическим процедурам. Прочно войдя в роль «больного», пациент испытывает большие или меньшие психо логические трудности на этапе завершения лечения. Часть больных, опасаясь после выписки из стационара остаться без привычной медицинской помощи, стремятся отсрочить день выписки, продлить состояние психологической за щищенности, которое они обрели в больнице, ссылаясь на необходимость по вторных анализов и не вполне «нормальное» самочувствие. Такие пациенты иногда становятся проблемой для врача, который испытывает по отношению к ним амбивалентные чувства: привыкнув к пациенту, врачу бывает трудно лишить его своей опеки, но в то же время он понимает, что больной просто испытывает страх перед самостоятельной жизнью вне стационара.

Больной и лекарства. Современная медицина располагает большим ар сеналом разнообразных лекарственных средств, который увеличивается с каждым годом. Это позитивное явление имеет свою негативную сторону:

среди врачей появляется тенденция назначать больному различные лекар ства, в то время как можно было бы обойтись двумя-тремя средствами.

Большое количество лекарств, назначенных врачом, может испугать боль ного. Часто он не принимает лекарства совсем или принимает избиратель но по собственному выбору, те, которые считает нужными. Такое поведе ние объясняется страхом пациентов, полагающих, что слишком большое количество медикаментов вредно для организма, либо они думают, что стра дают тяжелой неизлечимой болезнью. Проведенные исследования показы вают, что около 20% всех медикаментов остаются неиспользованными, так как пациент не принимает назначенное лекарство или применяет его непра вильно (изменяет дозы, частоту приема). Некоторые больные, не доверяя фармакотерапии, принимают лекарства только в самом крайнем случае.

В среднем 20-30% пациентов не выполняют краткосрочные медицинские ре комендации и до 50% не делают этого при долгосрочном лечении. Больные забывают около 50% информации, полученной от врача общего профиля, в 60 % случаев неправильно воспринимают врачебные рекомендации. По 726 • Часть 3. Клиническая психология добные проблемы возникают обычно в том случае, если в процессе профес сионального общения «врач-больной» не был достигнут так называемый «комплайенс». Термин «комплайенс», заимствованный из англоязычной ли тературы, означает «согласие», то есть взаимопонимание и согласие с ме дицинским режимом и с назначенным лечением, сформированные в процессе взаимодействия врача и пациента. Важнейшим фактором, повышающим согласие пациента с врачом, является информирование больного о целях про водимой терапии, о правилах приёма лекарств, возможных побочных дей ствиях медикаментов. Лечебные предписания должны быть максимально простыми, особенно в том случае, если они делаются пожилым пациентам.

Многим больным полезно давать лечебные рекомендации в письменном виде, чтобы они могли спокойно изучить их в домашней обстановке. Чем разно образнее методы лечения и лекарства, рекомендуемые врачом, тем ниже уровень согласия с лечением. Харди называет «таблетоцентризмом» подход, при котором лекарства назначаются механически, на основе жестких алго ритмов и схем, отражающих зависимость между отдельными заболевания ми и лекарственными средствами, которые при этих болезнях обычно сле дует назначать. При этом не учитывается важнейший фактор — характер взаимоотношений между пациентом и лечащим врачом. Лекарство, выпи санное одним врачом, может не оказывать воздействия, в то время как тот же самый препарат, выписанный другим, с которым у пациента сложились доверительные профессиональные отношения, основанные на сотрудничестве, оказывается эффективным.

Формирование зависимости. Другой важный психологический аспект ме дикаментозной терапии — это проблема зависимости от лекарственного пре парата. Всемирная Организация Здравоохранения установила ряд критери ев, позволяющих отличить токсикоманию (F13, F15, F16, F18) от привыка ния к лекарству. Для токсикомании характерны следующие критерии, от сутствующие при наличии зависимости: мучительная потребность в средстве, которое больной стремится добыть любым путем;

необходимость постепенного повышения дозы;

физическая и психическая зависимость от средства;

вред ные воздействия, оказываемые токсикоманией на личность и на ее взаимоот ношения с социальной средой и др. Привыкание к лекарству отличается сле дующими особенностями: необходимость постоянного приема лекарства для улучшения самочувствия;

повышение дозы при этом возможно, но не обяза тельно;

психическая зависимость формируется, в то время как физической зависимости нет;

вредные воздействия на личность и характер ее взаимоот ношений с окружающими возможны, но касаются преимущественно самого индивида и менее выражены. О физической зависимости можно говорить, когда без таблеток больные вообще не могут существовать: при отсутствии соответствующих лекарств у них появляются разнообразные соматовегетатив Глава 18. Психологическое сопровождение • ные и психические симптомы, которые устраняются лишь путем приема дан ных препаратов. Часто встречается психологическая зависимость от психо тропных средств, прежде всего от транквилизаторов и снотворных. Наблю даются случаи психологической зависимости от анальгетиков, особенно при хронических болевых синдромах. В самом широком смысле явления зависи мости от лекарств встречаются при лечении многих заболеваний (особенно тех, которые отличаются хроническим и прогрессирующим течением), а также практически во всех случаях заместительной терапии. Характерной чертой такого рода зависимости является обострение или ухудшение течения забо левания при отмене лекарственных средств, используемых для его лечения, например, обострение коллагеноза (М30-М36) при отмене кортикостерои дов и противовоспалительных средств, учащение приступов эпилепсии (G40) и развитие эпилептического статуса (G41) при отмене противоэпилептичес ких средств. В такого рода случаях зависимость больного от лекарств опре деляется прежде всего эффективностью препаратов при лечении различных форм патологии и не является следствием немедицинского использования в целях специфического воздействия на психику.

Эффект плацебо. Феномен плацебо, связанный с медикаментозным ле чением, известен давно. В 30-е годы прошлого столетия для контроля дей ствия лекарств больным стали давать фармакологически нейтральные, ин дифферентные «лекарственные формы» (таблетки, драже, капли, инъекци онные препарата), имитирующие лекарства. Они получили название «пла цебо» — от латинского выражения «буду нравиться». результате приема плацебо у больных часто наблюдали изменения состояния, которые стали обозначаться как плацебо-эффект. Шапиро определяет плацебо следующим образом: «Плацебо — это в первую очередь психологическое, физиологичес кое или психофизиологическое действие медикаментов или лечения, которое не состоит ни в какой или только в минимальной связи с фармакологичес ким действием лекарств или лечебных мероприятий». На практике резуль тат действия плацебо может проявиться в том, что одно и то же лекарство, назначенное разными врачами, может давать различный эффект, что лекар ство может благоприятно действовать и на такие болезни, которые не явля ются прямым показанием для назначения. Действие одного и же ле карства может проявляться по-разному на различных этапах терапии. Опыт показывает, что инъекции бывают более эффективными, чем перорально при меняемые препараты;

лекарства в яркой упаковке, цветные действуют луч ше, чем бесцветные;

препараты с выраженным вкусом — лучше, чем безвкус ные. Конечный и Боухал приводят данные о том, что эффект плацебо отме чается у 35 % больных. По мнению авторов, препараты мож но заменить применением плацебо у 30-50 % пациентов, при головных бо лях — у 60 %, при астме (F54) — у 40 % можно облегчить течение 728 • Часть 3. Клиническая психология приступа. Урванцев приводит цифры, характеризующие средний процент по ложительных реакций на плацебо при некоторых заболеваниях: неврозах (F40-F48) - 34 %, алкоголизме (F10) 22 %, стенокардии - дисменорее (N94.6) — 24 %, гипертонии (НО) -- 17 %, рассеянном склерозе (G35) 24 %.

то есть неприятные побочные действия плацебо, чаще всего наблюдаются психиатрами у больных неврозами. Подробно эф фекты «токсического плацебо» впервые были описаны Вольфом: рвота, по нос, аллергические реакции. Другие авторы указывают на такие симптомы, как сухость слизистых оболочек, сердцебиения, отеки, крапивницы, разви вающиеся после приема плацебо. Эти реакции, которые часто не вполне кор ректно называются «фармакофобией», до известной степени связаны с отно шением к лекарствам. Фобия означает навязчивый страх, с которым боль ной безуспешно борется, отдавая себе отчет в том, что этот страх является бессмысленным и напрасным. Фармакофобия — это патологическое опасе ние, страх, в основе которого лежит представление о том, что лекарство яд, который отравляет человека.

Психологическое воздействие выписки. По мере улучшения состояния больного его готовят к выписке: сокращается количество лекарственных средств, завершаются курсы физиотерапии, лечебной физкультуры или мас сажа, режим пребывания в стационаре становится более свободным, боль ному разрешаются домашние отпуска. Проводится завершающее диагнос тическое обследование и, получив результаты исследований, врач назнача ет дату выписки. Оказавшись перед необходимостью изменения образа жизни, больной испытывает сложные, неоднозначные чувства. С одной сто роны, он рад вернуться домой, в привычную домашнюю обстановку, за няться работой. С другой — пребывание в больнице, где он чувствовал себя в полной безопасности, защищенным;

где он был объектом внимания и за боты, делает его менее уверенным в себе и самостоятельным, приучив под чиняться установленному режиму, ориентироваться на мнение врачей. Пред стоящая смена ролей (из роли «больного» в роль «отца семейства», «мужа», «руководителя») вызывает определенное беспокойство. В ряде случаев больные всеми силами стараются отодвинуть выписку под различ ными предлогами, ссылаясь на сохранившуюся астению, колебания кровя ного давления, демонстрируя поведение аггравации (сознательное преуве личение симптомов заболевания). Поведение аггравации наиболее часто встречается среди одиноких пожилых людей, которые боятся оказаться без помощи и поддержки, и всеми силами стремятся удержать на себе внима ние медицинского персонала, ссылаясь на различные дискомфортные ощу щения и не вполне положительные, по их мнению, результаты анализов.

Глава 18. Психологическое сопровождение • В связи с наличием подобных психологических реакций у пациентов перед предстоящей выпиской из стационара наблюдается синдром Синдром госпитализма определяется как совокупность психических и со матических расстройств, обусловленных длительным пребыванием индивида в больничном стационаре в отрыве от близких людей и дома. Этот феномен впервые был описан у младенцев и детей, долго находившихся в больнице, у которых он был обусловлен преимущественно разлукой с матерью. Наибо лее часто влияния, ведущие к госпитализму, под названием пси хической депривации. и Матейчек дают следующее определение:

это «состояние, развивающееся вследствие такой жизненной ситуации, когда субъекту не предоставлены условия для удовлетворения его витальных пси хических потребностей в достаточной мере и в течение достаточно длительно го времени». Психическая депривация может проявляться в сенсорной обла сти — бедностью впечатлений из-за недостатка разнообразных ощущений;

в эмоциональной области — при недостаточности тепла, любви, заботы, эмоци ональной поддержки, а также в интеллектуальной сфере — в связи с умень шением стимулов, способствующих упражнению и развитию умственных спо собностей.

К симптомам госпитализма у детей относятся: замедление психического и физического развития, отставание в овладении собственным телом и речью, пониженный уровень адаптации к окружению, ослабленная сопротивляемость к инфекциям. Последствия госпитализма у младенцев и детей являются дол говременными и зачастую могут быть необратимыми, приводя к смерти в тяжелых случаях. Госпитализм взрослых людей характеризуется социальной дезадаптацией, утратой интереса к труду и трудовых навыков, уменьшени ем и ухудшением контактов с окружающими, тенденцией к затяжному тече нию заболевания. Если пожилой или хронически больной человек в течение длительного времени находится в больнице, его жизнь там и само заболева ние становятся «стилем жизни», он отвыкает от жизни дома и прикладывает значительные усилия, чтобы вновь вернуться в больницу. Среди более мо лодых пациентов выраженную тенденцию к госпитализму обнаруживают больные неврозами, лица с психопатией, в особенности, больные психозами, которых больница защищает от жизненных потрясений и проблем.

Психологическая адаптация больного к заболеванию. Если заболева ние приобретает хроническое течение, то образ жизни пациента, связанный с исполнением им роли «больного», во многом сохраняется: ограничения в диете, в физических и эмоциональных нагрузках, в режиме труда и отдыха, под держивающей терапии. Насколько строго и пунктуально пациент будет при держиваться рекомендаций врача, во многом зависит от субъективной оцен ки им своего состояния, от того, что он сам думает о своей болезни, как оце нивает перспективы выздоровления и свою роль в этом процессе. Субъективная 730 • Часть 3. Клиническая психология сторона заболевания разными авторами обозначается различным образом:

Годьдшейдер использует термин «аутопластическая картина заболевания», и Скворцов «отношение к болезни», Краснушкин и Рохлин — «сознание болезни», Либих применяет понятие «концепция болезни», Лако сина и Ушаков — «реакция на заболевание». Наиболее распространенным и общепринятым термином, обозначающим субъективную сторону отражения в сознании больного патологического процесса, является термин «внутрен няя картина болезни», предложенный Лурия в монографии «Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания».

Внутренняя картина болезни. Внутренней картиной болезни Лурия на зывает «весь тот огромный внутренний мир больного, который состоит из весьма сложных сочетаний восприятий и ощущений, эмоций, аффектов, кон фликтов, психических переживаний и травм». В современной литературе чаще используют более простое определение: внутренняя картина болезни — это вся сумма ощущений, переживаний, представлений, связанных с заболева нием. В структуре внутренней картины болезни Лурия выделяет 4 компо нента: сенситивный, отражающий локальные боли и расстройства;

эмоцио нальный;

рациональный и или волевой, связанный с созна тельными целенаправленными действиями по преодолению болезни.

Петровский и Ярошевский определяют внутреннюю картину болезни как «возникающий у больного целостный образ своего заболевания». С психо логической точки зрения формирование этого целостного образа осуществля ется в несколько этапов. При возникновении дисгармонии, нарушении согла сованной деятельности различных органов и систем, появлении признаков морфофункциональных расстройств развиваются субъективные состояния с ощущениями необычного, неопределенного характера. Эти ощущения, буду чи предвестниками соматической болезни, обусловливают состояние, обозна чаемое как дискомфорт. Нарушения психофизиологического тонуса, измене ния настроения в ряде случаев могут быть ранним симптомом отдельных форм соматических заболеваний. Наряду с диффузными (неопределенными) субъек тивными ощущениями дискомфорта, возможен локальный дискомфорт (в области сердца, желудка, кишечника). Дальнейшее развитие заболевания может сопровождаться перерастанием дискомфорта в болевые ощущения.

По современным представлениям, боль — это своеобразное психофизио логическое состояние человека, которое возникает в результате воздействия сверхсильных раздражителей, вызывающих органические или функциональ ные изменения в организме. В качестве сигнала неблагополучия боль вызы вает разнообразные индивидуальные реакции. Реакция на боль, ее субъек тивная оценка изменяются в зависимости от внешних условий, индивидуаль ных особенностей личности, отношения к болевым ощущениям. Ожидание и опасение боли, усталость и бессонница повышают чувствительность к ней.

Глава 18. Психологическое сопровождение • В качестве элементарного переживания боль представляется наиболее близ кой к эмоции страха. Болевые ощущения оцениваются больным не только как признак, симптом заболевания, но и как сигнал угрозы для жизни и воз можных последствий в виде инвалидизации, изменения профессионального, со циального статуса, материального положения. Эмоция страха, возникающая в ответ на болевое воздействие, запускает целый комплекс эмоциональных реак ций, связанных с болезнью: чувство надежды, переживание печали, отчаяния, безнадежности, скорби, тоски и т. д. Многочисленные эмоциональные фено мены, проявляющиеся на разных этапах формирования болезни, в ходе ее те чения, составляют эмоциональный компонент внутренней картины болезни.

Эмоциональные переживания стимулируют познавательную деятельность, которая направлена на поиск информации и конструирование логической схемы, концепции, объясняющей пациенту, что с ним происходит. На этапе построения концепции важную информацию больной получает от врача.

Помимо медицинских работников, пациент начинает советоваться с родствен никами и знакомыми, которые переживали что-либо подобное;

он читает научно-популярные журналы по медицине;

смотрит и слушает научно-попу лярные передачи. В результате сконструированная больным концепция за болевания (рациональный компонент внутренней картины болезни) может оказаться субъективной и далекой от реальности. Свое представление о бо лезни пациент воплощает в конкретных действиях, направленных на преодо ление болезненного состояния: он идет на прием к врачу, к представителю альтернативной медицины или занимается самолечением (мотивационный, или волевой компонент внутренней картины болезни). Ташлыков рассматривает внутреннюю картину болезни как систему психической адаптации больного к своему заболеванию, имеющую в своей основе механизмы психологичес кой защиты и совладания. По мнению автора, внутренняя картина болезни создается в защитных целях, для ослабления интенсивности негативных пе реживаний, связанных с болезнью, компенсации чувства вины, стыда, агрес сии. В структуре внутренней картины болезни Ташлыков выделяет познава тельный, эмоциональный и мотивационно-поведенческий аспекты.

Механизм психологической защиты. Представление о механизмах пси хологической защиты сформировалось в рамках психоаналитического направ ления в психологии. Согласно последователям этого направления, психоло гическую защиту составляет ряд специфических приемов переработки пере живаний, нейтрализующих патогенное влияние, которое эти переживания могут оказывать. Представление о защите введено Фрейдом и разрабатывалось его дочерью А. Фрейд. И психологической литературе представлено различное понимание этого термина. Зачепицкий определяет психологическую защиту как «пассивно-оборонительные формы реагирования в патогенной жизненной ситуации», Бассин — как «психичес 732 • Часть 3. Клиническая психология кую деятельность, направленную на спонтанное изживание последствий пси хической травмы». Наиболее часто приводится определение Ташлыкова: за щитные механизмы это «адаптивные механизмы, направленные на редук цию патогенного эмоционального напряжения, предохраняя от болезненных чувств и воспоминаний и дальнейшего развития психологических и физио логических нарушений». Все защитные механизмы обладают двумя общими характеристиками. Во-первых, они, как правило, бессознательны, то есть действуют преимущественно на неосознаваемом уровне. Во-вторых, они ис кажают, отрицают или фальсифицируют реальность. Механизмы психоло гической защиты различаются по степени зрелости. Так, наиболее инфантиль ными, незрелыми механизмами считают вытеснение и отрицание — они ха рактерны для маленьких детей, а также для самого социально незрелого типа личности — Вытеснение является одной из центральных от личительных особенностей личности больного истерическим неврозом (F44), истероидной формой психопатии (F60.4). Подростковому возрасту более свой ственны механизмы, занимающие промежуточное положение по степени зре лости: идентификация и изоляция. К наиболее зрелым защитным механиз мам относятся сублимация, рационализация, интеллектуализация. Чаще опи сывают следующие механизмы психологической защиты.

1. Вытеснение. Механизм вытеснения был описан еще Фрейдом, кото рый считал его центральным в формировании невротических расстройств (F40-F48). Вытеснение — это механизм психологической защиты, посред ством которого неприемлемые для личности импульсы (желания, мысли, чув ства), вызывающие тревогу, становятся бессознательными. Вытесненные (по давленные) импульсы, не находя разрешения в поведении, тем не менее, сохраняют свои эмоциональные и психовегетативные компоненты. При вы теснении содержательная сторона психотравмирующей ситуации не осозна ется, а вызванное ею эмоциональное напряжение воспринимается как немо тивированная тревога.

2. Отрицание механизм психологической защиты, который заключа ется в отрицании, неосознавании (отсутствии восприятия) какого-либо пси хотравмирующего обстоятельства. Как процесс, направленный вовне, «отри цание» часто противопоставляется «вытеснению» как психологической защите против внутренних, инстинктивных требований и побуждений. В качестве механизма психологической защиты отрицание реализуется при любых вне шних конфликтах и характеризуется выраженным искажением восприятия действительности, когда индивид не воспринимает информацию, противоре чащую основным установкам, представлению о мире и самом себе.

3. Реактивные образования. Этот вид психологической защиты нередко отождествляется с гиперкомпенсацией. К реактивным образованиям относится замена «Эго» — неприемлемых тенденций на прямо противоположные. На Глава 18. Психологическое сопровождение •' пример, преувеличенная любовь ребенка к одному из родителей может быть преобразованием социально недопустимого чувства ненависти к нему. Жа лость или заботливость могут рассматриваться как реактивные образования по отношению к бессознательной черствости, жестокости или эмоционального безразличия.

4. Регрессия — возврат на более раннюю стадию развития или к более примитивным формам поведения, мышления. Например, истерические реак ции типа рвоты, сосания пальцев, детского лепета, излишняя сентименталь ность, предпочтение «романтической любви» и игнорирование сексуальных отношений у взрослого человека идут в ход, когда «Эго» не в состоянии при нять реальность такой, какая она есть. Регрессия, как и реактивные образо вания, характеризует инфантильную и невротическую личность (F60.9).

5. Изоляция — отделение аффекта от интеллектуальных функций. Не приятные эмоции блокируются таким образом, что связь между определен ным событием и его эмоциональным переживанием в сознании не выступает.

По своей феноменологии этот механизм психологической защиты напомина ет синдром отчуждения в психиатрии, для которого характерно пережива ние утраты эмоциональной связи с другими людьми.

6. Идентификация — защита от угрожающего объекта путем отожде ствления себя с ним. Так, маленький мальчик бессознательно старается по ходить на отца, которого боится, и тем самым заслужить его любовь и ува жение. Благодаря механизму идентификации достигается также символическое обладание недостижимым, но желаемым объектом. Идентификация может происходить практически с любым объектом — другим человеком, живот ным, неодушевленным предметом, идеей и пр.

7. Проекция. В основе механизма проекции лежит процесс, посредством которого неосознаваемые и неприемлемые для личности чувства и мысли ло кализуются вовне, приписываются другим людям. Агрессивный человек скло нен, оценивая самого себя как личность сенситивную, ранимую и чувстви тельную, приписывать окружающим агрессивные черты, проецируя на них ответственность за социально неодобряемые агрессивные тенденции. Хорошо известны примеры ханжества, когда индивид постоянно приписывает дру гим собственные аморальные стремления.

8. (смещение). Действие этого защитного механизма проявля ется в своеобразной «разрядке» подавленных эмоций, обычно враждебности и гнева, направленных на более слабых, беззащитных (животных, детей, под чиненных). При этом субъектом могут совершаться неожиданные, в ряде слу чаев бессмысленные действия, которые разрешают внутреннее напряжение.

9. Рационализация — псевдоразумное объяснение человеком своих же ланий, поступков, в действительности вызванных причинами, признание которых грозило бы потерей самоуважения. Наиболее яркие проявления 734 • Часть 3. Клиническая психология механизма рационализации получили название «кислый виноград» и «слад кий лимон». Защита по типу «кислого винограда» заключается в обесце нивании недостижимого, снижении ценности того, что субъект получить не может. Защита по тину «сладкого лимона» имеет своей целью не столько дискредитацию недосягаемого объекта, сколько преувеличение ценности того, чем человек реально обладает. Механизмы рационализации наиболее часто используются в ситуациях потери, защищая от депрессивных переживаний.

10. Сублимация — психологическая защита посредством десексуализа ции первоначальных импульсов и преобразования их в социально приемле мые формы активности. Агрессивность может сублимироваться в спорте, эротизм — в дружбе, эксгибиционизм (F65.2) — в привычке носить яркую броскую одежду.

Совпадающее поведение В последние десятилетия в зарубежной психологии широко обсуждается проблема преодоления кон фликта в формах его компенсации или совпадающего поведения (копинг поведения). Понятие «копинг», или преодоление стресса, рассматривается как деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими требованиям. Копинг поведение реализуется посредством применения на основе личностных и средовых Оно является результатом взаимо действия блока копинг-стратегий и блока копинг-ресурсов. Копинг-страте гии — это актуальные ответы личности на воспринимаемую угрозу, как способ управления стрессом. Относительно стабильные личностные и социальные характеристики людей, обеспечивающие психологический фон для преодо ления стресса и способствующие развитию копинг-стратегий, рассматриваются в качестве Одним из самых важных средовых копинг-ресурсов является социальная поддержка в виде информации, приводящей субъекта к утверждению, что его любят, ценят, заботятся о нем, и что он является членом социальной сети и имеет с ней взаимные обязательства. Как показывают исследования, лица, получающие разные виды поддержки от семьи, друзей, значимых для них людей, отличаются более крепким здоровьем, легче переносят повседневные жизненные трудности и заболевания. Социальная поддержка, смягчая вли яние стрессоров на организм, тем самым сохраняет здоровье и благополучие индивида, облегчает адаптацию и способствует развитию человека. К лич ностным копинг-ресурсам относят Я-концепцию, локус контроля, восприя тие социальной поддержки, низкий нейротизм, эмпатию, аффилиацию и другие психологические характеристики. С когнитивной сферой связаны такие стратегии, как отвлечение и проблемный анализ, с эмоциональной — эмо циональная разрядка, оптимизм, пассивное сотрудничество, сохранение са мообладания, с поведенческой — отвлечение, альтруизм, избегание, поиск поддержки, конструктивная активность.

Глава Психологическое сопровождение • наряду с механизмами психологической защиты, рас сматривается в качестве важнейших форм адаптационных процессов и реа гирования индивидов на стрессовые ситуации. Отличие защитных механиз мов и механизмов совладания проводится по параметрам «активность-кон структивность» и «пассивность-неконструктивность». Психологическая за щита пассивна и неконструктивна, в то время как копинг-механизмы актив ны и конструктивны. Карвасарский отмечает, что если процессы совладания направлены на активное изменение ситуации и удовлетворение значимых потребностей, то процессы компенсации и, в особенности, психологической защиты направлены на смягчение психического дискомфорта. Наиболее про дуктивными копинг-стратегиями больных считаются: сотрудничество (паци ента с врачом в лечебно-диагностическом процессе);

активный поиск поддер жки (в социальной или терапевтической среде);

разумная степень игнори рования болезни;

проблемный анализ. Использование копинг-стратегий, как и механизмов психологической защиты, различается в зависимости от нозо логической принадлежности пациентов. Так, для больных неврастенией (F48.0) на начальных стадиях заболевания характерно использование таких копинг-механизмов, как уход в деятельность, переключение, активное пре одоление болезни (активный образ жизни). Для пациентов с расстройствами (F40) более типичными копинг-стратегиями являются: про блемный анализ, поиск информации или пассивное сотрудничество. Боль ные истерическим неврозом (F44) или истероидной формой психопатии (F60.4) используют преимущественно механизмы психологической защиты, в частности, вытеснение и отрицание.

Психологические (поведенческие) реакции больных на заболевание.

В зависимости от способа адаптации пациента к заболеванию, от сформиро ванной им внутренней картины болезни, от используемых механизмов психо логической защиты, копинг-стратегий в практике врача встречаются самые различные психологические реакции на заболевание, которые реализуются в соответствующих формах поведения.

Одна из возможных форм психологического реагирова ния в ситуации болезни. Отдавая себе отчет в том, что он болен, пациент сознательно скрывает симптомы болезни и прикладывает значительные уси лия, чтобы скрыть их: продолжает выполнять в прежнем объеме свои профес сиональные, семейные, социальные обязанности. Несмотря на то, что по мере развития заболевания скрывать симптомы становится все труднее, пациент упорно продолжает держаться выбранной им линии поведения. Во врачеб ной практике поведение диссимуляции часто встречается в тех случаях, ког да болезнь угрожает потерей трудоспособности, профессионального, социаль ного, материального статуса: например, открытая форма туберкулеза 15) у лектора или преподавателя;

хроническая почечная недостаточность (N18) 736 • Часть 3. Клиническая психология у моряка загранплавания. Часто в таких случаях больные начинают исполь зовать копинг-стратегию отвлечения или ухода в деятельность. Реакция дис симуляции встречается также у лиц, страдающих «социально непрестижны ми» болезнями, испытывающих стыд, страх и чувство вины перед окружаю щими. Диссимуляция характерна для больных венерическими заболевания ми (А50-А64) и особенно СПИДом, К лицам, страдающим СПИДом (В20 В24), окружающие действительно относятся негативно, часто жестоко, обвиняя их в аморальности, распущенности, асоциальном образе жизни. По наблюде ниям Александровой, известны случаи, когда соседи таких больных переста вали общаться с ними и даже самовольно предпринимали попытки их высе ления, поджигая двери, разбивая окна. В таких ситуациях больные реагиро вали либо усилением чувства вины и стыда, либо обнаруживали агрессивное поведение, что приводило к конфликтным ситуациям. Поведение диссиму ляции может наблюдаться при психических заболеваниях, что связано не только со страхом перед осуждением со стороны окружающих, но и с соци альными последствиями болезни, накладывающими ограничения на опреде ленные профессии. Реакция диссимуляции встречается у онкологических боль ных, которые предпочитают переносить боль и дискомфорт, связанный с бо лезнью, чем подвергаться хирургическому лечению, проходить курсы химио терапии.

Аггравация — преувеличение симптомов, тяжести состояния, демонстриру емое больным. При аггравации пациенты стараются представить реально су ществующее заболевание или болезненное состояние более тяжелым и опасным, чем это есть на самом деле. Аггравация может наблюдаться у лиц с истероид ными чертами характера. Болезнь используется такими пациентами с демон стративно-шантажными целями: для того, чтобы привлечь к себе внимание, вызвать сочувствие, добиться каких-либо выгод, манипулируя чувствами ок ружающих людей. Поведение аггравации характерно для пожилых пациен тов, которые, испытывая страх одиночества, боясь в любой момент оказаться в беспомощном состоянии, стремятся привлечь к себе внимание врачей, меди цинского персонала, продлить срок пребывания в стационаре. Аггравация не является полностью бессознательной психологической реакцией: цель и при чины такого поведения могут быть осознаны больными.

Анозогнозия — неосознавание болезни, ее симптомов. Больной «скрыва ет» свое заболевание не только от окружающих людей, но и от самого себя.

Как бы ни были очевидны признаки болезни для других людей, он утверж дает, что здоров, не нуждается в медицинской помощи и отказывается обра щаться к врачам.

Чаще всего анозогнозия встречается при алкоголизме Страдающий алкоголизмом убежден в том, что он здоров, полностью контролирует прием спиртного и в любой момент может бросить пить, если посчитает нужным.

Глава 18. Психологическое сопровождение • В основе реакции анозогнозии при алкоголизме лежит постепенное сниже ние критики к своему состоянию, наблюдающееся при этом заболевании по мере его развития. Лечение больных алкоголизмом становится возможным только с преодолением анозогнозических установок, когда пациент с помо щью врача или психолога начинает осознавать симптомы своего заболевания.

Реакция анозогнозии может наблюдаться также у врачей при наличии у них тяжелого соматического заболевания. Так, показано, что в США врачи, за болевшие раком, обращаются за специализированной медицинской помощью в среднем на год позже, чем другие больные, так как долгое время не при знают наличие заболевания, отказываются видеть очевидные для окружаю щих симптомы болезни.

Реакция «ухода в заключается в том, что пациент, фиксируясь на своем болезненном состоянии, ставит его в центр собственных интересов, отношений, игнорируя все, что не связано с заболеванием. Такая погружен ность в болезненные переживания, захваченность всей личности происходя щими в организме изменениями обычно сопровождается неудачами в жизни, конфликтными субъективно неразрешимыми проблемами. Болезнь избавля ет от необходимости разрешать сложные жизненные ситуации, служит оправ данием профессиональной или личной несостоятельности, приобретая таким образом значение «условной приятности», «условной желательности». Реак ция «ухода в болезнь» может формироваться у лиц с истероидными чертами, завышенный уровень притязаний которых при недостаточных способностях и отсутствии длительного волевого усилия не позволяет им добиваться по ставленных целей, признания и восхищения со стороны окружающих. Нали чие заболевания дает таким пациентам возможность получать внимание, со чувствие и заботу, удовлетворяя в определенной степени эгоцентрические ин тересы истероидной личности (F60.4). Психологическая реакция «ухода в болезнь» может наблюдаться также у лиц астено-невротического типа с их высокой чувствительностью, непереносимостью чрезмерных нагрузок (физи ческих, эмоциональных, интеллектуальных) и склонностью к ипохондрии. При астено-невротической акцентуации (F60.7) характерны высокая чувствитель ность и низкие нейрофизиологические пороги, вследствие чего любой, самый незначительный раздражитель, малейший дискомфорт в организме приобретает значение сверхсильного сигнала. Такие лица легко реагируют на изменение самочувствия эмоцией тревоги и посвящают свое время и силы и сохранению здоровья. Любые другие жизненные ценности и цели играют второстепенную роль.

«Социальная престижность» болезни. В формировании психологичес кой реакции пациента на заболевание принимает участие такой важный фактор, как его «социальная престижность», то есть отношение к нему и к болезням в данной социальной группе. В разных странах и культурах к 738 • 3. Клиническая психология болезням относились по-своему. В Древней Спарте, где господствовал культ красивого здорового тела, как указывается в отдельных исторических источ никах, стариков и больных сбрасывали в море с высокой отвесной скалы.

Психически больных в Средневековой Европе сжигали на кострах, изгоняя из них «бесов», «ересь» и «нечистую силу». В настоящее время в европей ской культуре отношение к болезни более чем терпимое: разговоры о здоро вье, о различных заболеваниях, как собственных, так и других людей, яв ляются темой светских бесед. Негласно болезни делятся на «престижные», о них можно говорить в обществе, и «непрестижные», которые обычно стара ются скрыть. К «престижным» болезням относится, например, ишемическая болезнь сердца стенокардия и, в особенности, инфаркт ми окарда Они повышают социальный статус человека, свидетельствуя о таких его социально-одобряемых психологических качествах, как ответствен ность, обязательность, трудолюбие, чувство долга. Пациенты с заболевания ми сердечно-сосудистой системы вызывают уважение, внимание со стороны окружающих людей, сочувствие, готовность помочь. Для этой категории боль ных заболевание также может приобретать значение «условной желательнос ти». В то же время такие болезни, как геморрой язвенный колит (F54), являются их обычно скрывают от окружающих. Для фор мирования психологической реакции пациента на заболевание имеет значение и то, как к нему относятся родственники, друзья, значимые лица из окруже ния заболевшего. Пациент, лишенный внимания и заботы со стороны близких, стремится скорее вернуться к профессиональной деятельности, чтобы возвра тить себе утраченное вследствие болезни расположение членов семьи.

Симуляция. Поведение симуляции не является реакцией на заболевание, так как оно отсутствует. Симуляция определяется как сознательное предъяв ление симптомов болезни, которым данное лицо не страдает. Симуляция наблюдается в тех случаях, когда болезнь приносит человеку какую-либо выгоду: избавляет его от необходимости нести военную службу, позволяет получить группу инвалидности и т. п. Поведение симуляции наблюдается преимущественно у двух категорий лиц: либо у людей с низким уровнем образования, не информированных в области медицины, наивных и соци ально незрелых, либо, напротив, у лиц опытных, искушенных, имеющих медицинское образование или работающих в здравоохранении (психологов, педагогов, социальных работников), которые хорошо изучили изображаемый ими вид патологии.

«Трудные» больные. Каждый больной по-своему труден для врача. Па циенты имеют разный профессиональный, материальный, социальный ста тус, отличаются семейным положением, жизненным опытом, своими психо логическими трудностями, возможно, комплексами, страданиями, скрыты ми проблемами. Каждый по-своему реагирует на болезнь, боль, на прием Глава 18. Психологическое сопровождение • лекарств, визиты врача. Пациенты с высоким социальным статусом и при вычкой к чрезмерному контролю поведения, стремясь «сохранить не сообщают врачу до конца свои переживания, сомнения и страхи, опасаясь выглядеть «слабыми» или даже Образованные лица с вы соким интеллектуальным потенциалом в контексте взаимоотношений с леча щим врачом часто подчеркивают свою значимость, пускаются в длительные рассуждения «по любому поводу», что может мешать врачу представить точ ную картину болезни. К «трудным» относятся интровертированные больные, замкнутые на своем внутреннем психологическом мире, с трудностями вступ ления в контакт, отвечающие односложно и лаконично, опуская важные для врача подробности и детали, которые обнаруживаются лишь при длитель ном и тщательном целенаправленном расспросе. Пожилые люди с наруше ниями психической деятельности на фоне прогрессирующего атеросклероза со снижением памяти, нарушением концентрации внимания, с интел лектуальным снижением или с неадекватными эмоциями, не соответствую щими физическому состоянию (например, пациенты в состоянии эйфории при наличии тяжелого соматического заболевания), — все эти больные также бывают трудными на определенных этапах лечебно-диагностического процесса.

Наиболее сложными больными, общение с которыми требует больше всего времени и терпения, являются депрессивные пациенты (F32) с высоким рис ком суицидального поведения, врачи по профессии и лица с тревожно-мни тельной акцентуацией характера.

Тревожно-мнительные больные. Эти пациенты постоянно заняты обду мыванием трудностей, проблем, которые могут встретиться в будущем. Они озабочены возможными рецидивами, осложнениями болезни, побочными действиями лекарств. Постоянно во всем сомневаются и буквально пресле дуют своими сомнениями и колебаниями лечащего врача, по малейшему по воду обращаются за дополнительными разъяснениями к медицинскому пер соналу. Прежде чем принять назначенное врачом лекарство, тревожно-мни тельные больные тщательно изучают все показания, противопоказания, по бочные действия препарата, обсуждают необходимость принятия именно этого, а не какого-либо другого средства со сходным механизмом действия. Но даже после многократного обдумывания и проговаривания всех деталей терапии (препараты, время, дозы и длительность приема) с медицинским персона лом у пациентов остаются сомнения, которыми они делятся с окружающи ми. Назначение каждой новой диагностической или терапевтической проце дуры заставляет их насторожиться: у больных вновь и вновь возникают со мнения в правильности диагностики и адекватности проводимого лечения.

Если быстрого эффекта, ожидаемого от приема лекарств, не наступает, то пациенты вновь обращаются к врачу со своими страхами, сомнениями и ко лебаниями. Таких больных весь медицинский персонал знает по имени-от 740 • Часть 3. Клиническая психология честву, им стараются отпускать процедуры и дают принимать лекарства в одно и то же фиксированное время, чтобы избежать ненужных объяснений.

Однако они постоянно и во всем сомневаются, обращаются все с новыми про блемами. Часто и после выписки без достаточных оснований продолжают по сещать врача, требуя к себе внимания. Поскольку они не верят в правиль ность лечения и возможность выздоровления, тревожно-мнительная акцентуа ция характера у таких больных ухудшает прогноз любого заболевания.

Депрессивные Депрессия в психологии описывается как утра та жизненной перспективы. Планы и программы, надежды и мечты о буду щем придают смысл настоящему. Сегодняшний день важен и осмыслен по тому, что он является шагом на пути достижения поставленной цели. Когда человек теряет перспективу, цели и задачи будущей жизни, то и настоящее начинает казаться ему лишенным смысла. «Депрессивная блокада» может приводить к мыслям о суициде. Не случайно поэтому врач-психиатр, решая вопрос о выписке депрессивного пациента, задает ему вопрос: «Каковы Ваши планы на будущее?» Если больной на этот вопрос ответить не может, то это часто означает, что депрессивное состояние еще сохраняется.

Тяжелое соматическое заболевание, если оно неизлечимо, в большинстве случаев сопровождается формированием депрессивных переживаний: буду щее кажется безнадежным и бесперспективным. У больного, потерявшего на дежду на выздоровление, возможны суицидальные тенденции. Высокий уро вень депрессии отмечается у больных хронической почечной недостаточностью (N18), проходящих лечение гемодиализом, у пациентов, перенесших инфаркт миокарда у онкологических больных. Случается, что, закончив какую либо важную работу, достигнув значимой цели, к которой пришлось идти мно гие годы, отказывая себе в удовольствиях и отдыхе, добившись, наконец, ус пеха, человек вдруг обнаруживает у себя растерянность и пустоту, отсутствие каких-либо целей и дальнейших перспектив. Вместо чувства гордости и тор жества он переживает опустошенность и безразличие ко всему. Вместе с разо чарованием может прийти болезнь. В этом смысле инфаркт миокарда называ ют иногда «болезнью достижения». Однако депрессивное состояние с суици дальной настроенностью может развиться и при иных ситуациях, например, когда заболевание препятствует достижению значимых целей (овладению профессией), делая жизнь бессмысленной и лишенной перспектив. В подоб ных случаях перед врачом встает вопрос о возможности прогнозировать су ицидальное поведение депрессивных больных. Шведские авторы описыва ют так называемый «пресуицидальный синдром», то есть ряд признаков в поведении, настроении, самочувствии пациентов, позволяющих с определенной степенью достоверности прогнозировать у них суицидальные действия.

Пресуицидальный Первые признаки депрессивного состояния у больного — снижение активности, инициативы в контактах с персоналом Глава 18. Психологическое сопровождение • и другими больными, утрата ранее значимых социальных интересов. Боль ные перестают смотреть телевизор, читать газеты, интересоваться новостями.

Они пассивно подчиняются медицинскому персоналу, на вопросы отвечают кратко и лаконично. Депрессивный пациент может часами лежать в постели в «позе эмбриона», отвернувшись лицом к стене. Постепенно снижаются ви тальные потребности: больные перестают ходить в столовую, принимать пищу;

у них появляются нарушения сна в виде ранних утренних пробуждений с тревогой и невозможностью уснуть. Возникают диспепсические расстройства, запоры, у женщин — нарушения менструального цикла. Для выраженного депрессивного состояния (F32) характерна так называемая «триада Прото попова»: тахикардия, запоры, расширение зрачков. В этот период у больных могут возникать суицидальные мысли и суицидальные действия. Осуществ ляя задуманное, пациенты становятся более активными, расспрашивая персо нал, врачей о действии лекарств, о возможности отравления при приеме того или иного средства. Наблюдая за медицинским персоналом, депрессивные па циенты выбирают время, когда надзор за ними ослаблен, и место, где можно беспрепятственно совершить суицид. При демонстративно-шантажных суи цидах, в отличие от истинных, напротив, время и место выбираются таким образом, чтобы вероятность помощи была наибольшей. Оживление активнос ти больного с депрессивными чертами, которое полностью связано с выбором способа совершения суицида, является для медицинского персонала сигналом о опасности, когда необходимо принять срочные меры по предотвращению суицидальных действий (усиление надзора, консультация психиатра, психо терапевта).

Врач как больной. Медицинские знания могут быть защитой от непра вильного отношения к болезни, неверного способа приема лекарств и могут помогать при индивидуальной профилактике заболеваний. В то же время ин формированность о возможности разнообразных осложнений, неблагоприят ном течении болезней беспокоят врача и часто гораздо сильнее, чем неспеци алиста, не имеющего медицинского образования. Теоретически состояние здоровья врачей и медицинских работников должно было бы быть лучше, чем у остального населения. Но практически, по данным различных иссле дователей, ситуация складывается противоположным образом. Обычно вра чи недооценивают у себя начальные признаки заболеваний. Врачи, заболев шие раком, проводят первое обследование гораздо позже, чем другие боль ные. Они склонны переносить на ногах простудные заболевания (грипп, ангину), выходят на работу, не закончив лечения, предпочитают лечиться симптоматически. Достоверно чаще, чем у других пациентов, у них наблю даются осложнения и рецидивы болезни. Психологическая реакция врача на свое заболевание представлена двумя этапами. Первый — — обусловлен нежеланием осознавать наличие и тяжесть симптомов. Неосозна 742 • Часть 3. Клиническая психология болезни может длиться достаточно долго — до нескольких недель.

Второй этап — панических реакций - связан с переоценкой серьезности признаков болезни, ожиданием осложнений, с пессимистическим взглядом в отношении диагноза и прогноза. На этом этапе врач становится «трудным» больным: он постоянно добивается повторных обследований, консультаций специалистов, занимается самолечением, не доверяет в полной мере своему лечащему врачу, подозревая, что тот обманывает его, скрывая тяжесть и без надежность Подобное поведение можно объяснить тем, что, в отличие от «наивного» пациента, который думает, что существует лекарство от всех болезней (достаточно правильно определить заболевание, как сразу станет ясно, чем его лечить), врач лишен этих счастливых иллюзий. Забо левший врач, понимая ограниченные возможности медицины, которая не все гда и не все болезни может быстро распознать и эффективно вылечить, не редко подозревает, что он болен еще не известным или плохо изученным за болеванием, от которого нет эффективного лекарства, при котором возможны тяжелые осложнения, часто приводящие к летальному исходу. Он не дове ряет своему лечащему врачу, потому что работая врачом сам, всей правды о состоянии своих пациентов им не говорил, сообщая лишь то, что считал нуж ным. Теперь, оказавшись в роли больного, врач начинает думать, что и от него скрывают тяжесть состояния и неблагоприятный прогноз. Под влиянием этих мыслей он становится подозрительным, недоверчивым, тревожным. При об щении с таким пациентом, желательно, относясь с уважением к его професси ональному статусу, создать ему по возможности лучшие условия в стациона ре: разрешить пользоваться телефоном, поместить в отдельную палату или в палату с меньшим числом больных, предоставить более свободный режим и доступ посетителей.

Основные модели построения взаимоотношений «врач-больной». Вза имоотношения врача и больного в каждом конкретном случае складываются индивидуально, в зависимости от особенностей состояния и личности паци ента, от его нозологической принадлежности и от индивидуально-психоло гических особенностей врача. На формирование взаимоотношений влияют половые и возрастные различия, уровень образования, социальный статус.

Тем не менее, обобщая многообразие видов описанного в литературе ролево го поведения врача и пациента, можно выделить три модели их взаимоотно шений: руководство, партнерство и контрактную модель.

Руководство. Основной, базовой моделью отношений «врач-больной» в медицине остается руководство — властная, авторитарная модель с жесткой структурой при ведущей роли врача. Врач доминирует в этих взаимоотно шениях, занимает активную лидерскую позицию, определяет стратегию и так тику лечения;

все решения по ключевым вопросам лечебно-диагностическо го процесса принимает он сам и берет на себя всю полноту Глава 18. Психологическое сопровождение • ти: как юридическую, так и моральную и психологическую. В случае мо дели руководства больной остается подчиненным, сравнительно малоактив ным, зависимым, пассивным объектом терапии. Сокращение психологичес кой дистанции с пациентом при этом недопустимо: приятельские, дружес кие и, тем более, любовные и сексуальные отношения между врачом и боль ным рассматриваются как нарушения профессиональной этики со стороны врача. Модель руководства — ведущая в клинике внутренних болезней, в акушерстве и гинекологии, стоматологии, хирургии, травматологии.

Партнерство. Партнерская модель взаимоотношений «врач-больной» более демократична. Как модель неавторитарного сотрудничества, терапев тического союза она предполагает активное участие пациента в лечебном процессе. При этом предполагается определенная степень ответственности и самостоятельности больного, его участие в принятии решений, определе нии стратегии и тактики лечения. В основе взаимоотношений лежит эмпа тический подход к пациенту. Сопереживание определяет большую степень психологической близости, чем при модели руководства. Однако и здесь личные отношения остаются нежелательными. Партнерская модель исполь зуется в медицине в ряде особых ситуаций: при решении вопроса об опе рации, в особенности, при вероятности летального исхода;

в случае, когда в роли пациента оказывается врач или лицо с высоким социальным ста тусом. Подобная модель взаимоотношений широко используется в психо терапии.

Контрактная модель. В условиях платной медицины сложилась кон трактная (договорная) модель взаимоотношений «врач-больной». Она по зволяет структурировать и контролировать лечебный процесс обоим его уча стникам. В рамках контрактной модели врач и пациент приступают к ле чению на основе соглашения (контракта) относительно общего понимании болезни, ее причин, особенностей течения и прогноза, стратегии лечения. Это соглашение может быть определено уже при первой встрече. Врач, с учетом потребностей и возможностей больного, а также задач терапии, прогнозиру ет с определенной долей вероятности выраженность эмпатической коммуни кации, определяет оптимальный уровень власти в отношении пациента, меру его ответственности за ход и результаты лечения. Юридическую ответствен ность за результаты лечения в любом случае несет врач, но психологичес кая ответственность в определенной степени лежит на больном. Оплачивая медицинские услуги, пациент получает право выбирать врача. Он полагает, что, заключая контракт, располагает гарантиями на квалифицированную по мощь и ее доступность (установленное совместно расписание посещений), пра во на прерывание курса лечения и смену врача. Больной ожидает, что врач будет согласовывать с ним важнейшие этапы лечения. Врач же предъявля ет к пациенту требования сотрудничества в процессе терапии, выполнения 744 • Часть 3. Клиническая психология соответствующих врачебных рекомендаций и правил, в частности, требова ния следовать здоровому образу жизни.

Психологические требования к личности врача. Профессия врача предъявляет к личности требования, связанные с эмоциональными перегруз ками, частыми стрессовыми ситуациями, с дефицитом времени, необходимос тью принимать решения при ограниченном объеме информации, с высокой частотой и интенсивностью межличностного взаимодействия. По роду про фессиональной деятельности врач сталкивается со страданием, болью, уми ранием, смертью. Работа врача — особый вид деятельности, характеризую щийся состоянием постоянной психологической готовности, эмоциональной вовлеченности в проблемы окружающих, связанные с состоянием их здоро вья, практически в любых ситуациях, предполагающих межличностное вза имодействие. С психологической точки зрения болезнь может рассматриваться как ситуация неопределенности и ожидания с дефицитом информации и непрогнозируемым исходом — одна из наиболее трудных психологических ситуаций в жизни, частой эмоциональной реакцией на которую является страх.

Эту ситуацию переживает больной, в нее «входит» врач, который может уменьшить степень информационной неопределенности путем тщательной ди агностики, но контролировать в полной мере «человеческий фактор» он не может. Существование в подобных условиях требует от специалиста меди цинского учреждения высокой эмоциональной устойчивости, стабильности, психологической надежности, умения противостоять стрессу, информацион ным и эмоциональным перегрузкам, а также сформированных коммуника тивных навыков, развитых механизмов психологической адаптации и ком пенсации, в частности, конструктивных копинг-стратегий.

Среди коммуникативных значимых для формирования профессиональной деятельности врача, выделяют прежде всего аф филиацию, сенситивность к отвержению, адекватное взаимодействие кото рых позволяет личности эффективнее осуществлять разрешение проблемных и стрессовых ситуаций. При очень высоком уровне эмпатии врачу часто свой ственно болезненно развитое сопереживание, тонкое реагирование на настро ение собеседника, чувство вины из-за опасения причинить другим людям беспокойство, повышенная психологическая уязвимость и ранимость ка чества, препятствующие выполнению профессионального ролевого поведения, с недостаточной выраженностью таких свойств, как решительность, настой чивость, целеустремленность, ориентация на перспективу. Избыточное эмпатическое вовлечение в переживания больного приводит к эмоциональ ным перегрузкам, эмоциональному и физическому истощению. С тесно связана аффилиация. Аффилиация -- стремление человека быть в обществе других людей, инструмент ориентации в межличностных контак тах. Способность к сотрудничеству, к построению партнерских отношений Глава 18. Психологическое сопровождение в обеспечивает необходимый для успешной профессиональной деятельности пси хологический климат в коллективе, лежит в основе формирования так назы ваемого «терапевтического поля».

Контроль личности над средой определяет копинг-процесс и относится к базовым копинг-ресурсам врача. Личности с развитым интернальным конт ролем, по сравнению с экстернальными, внимательнее, имеют больше потен циальных возможностей избегать неблагоприятных результатов, чувствитель нее к опасности. Они имеют более высокий уровень потребности в достиже ниях, позитивную высокий социального интереса и высокие показатели самоактуализации. Интервальному контролю сопут ствует большая продуктивность, меньшая по сравнению с индивидами, имеющими экстернальный локус контроля. Во щих ситуациях экстернальные пациенты, по сравнению с интернальными, пе реживают большую тревогу, враждебность и агрессию. Они менее эффективны в совладании с жизненными стрессами из-за беспокойства и повышенной деп рессивности, менее способны к достижениям, хуже используют возможности информационного контроля над средой. Степень развития субъективного контроля над текущей жизненней ситуацией оказывает определенное влия ние на процесс преодоления той или иной болезни. Локус контроля отража ется на межличностных взаимодействиях в диаде «врач-больной», является одним из важных факторов, способствующих поддержанию здоровья и фор мированию здорового образа жизни. Включение интернального локуса кон троля в процесс преодоления стресса снижает риск формирования самораз рушающего поведения. С точки зрения больного, наиболее значимыми в об разе врача являются такие черты, как уверенность поведения и способность к Уверенный стиль поведения, демонстрируемый в самых неожидан ных, безнадежных, шокирующих ситуациях, помогает сформировать у боль ного «терапевтическую иллюзию» абсолютной компетентности врача, в част ности, определяющей способность контролировать текущие события с постро ением реалистичного прогноза, что способствует появлению веры и надежды на благополучный исход событий. Помимо исполнения своих непосредствен ных профессиональных обязанностей, врач должен уметь оказывать необхо димую эмоциональную поддержку как больным, так и коллегам по работе.

Главным в предоставлении психологической помощи другому при этом дол жно являться повышение способности самостоятельно разрешать свои пробле мы, в том числе, за счет активизации внутренних психологических ресурсов.

Важная роль психотерапевтического потенциала врача является бесспорной.

Хекхаузен предложил модель психотерапевтической помощи, которая вклю чает в себя 4 основных аспекта: готовность к эмоциональному сопережи ванию внутреннему состоянию другого;

2) способность учитывать последствия своих действий для окружающих;

3) развитые морально-этические нормы, за 746 • Часть 3. Клиническая психология дающие эталоны оценки субъектом своего альтруистического поступка;

4) тен денция приписывать ответственность за совершение или не совершение альт руистического действия себе, а не другим людям и внешним обстоятельствам.

Имеет значение сформированность приемов и методов психической само регуляции врача, которые помогают в сохранении собственной эмоциональ ной стабильности, психологической надежности профессионального «имид жа», устойчивого перед лицом угрозы таких разрушительных факторов, как непопулярность, отвержение со стороны коллег, периодические сомнения в правильности выбранного решения, которые в определенной степени обус ловлены ограниченными возможностями современной медицины и невозмож ностью учесть и предусмотреть воздействие на организм пациента всех фак торов — внешних и внутренних, органической и психологической природы.

В целом, успешная врачебная деятельность определяется такими психо логическими особенностями, как высокий уровень коммуникативной компе тентности, реализуемой в отношении пациентов, их родственников, а также медицинского персонала;

важную роль играют независимость и автономность врача, его уверенность в собственных силах и устойчивость в ситуациях не популярности и отвержения, в сочетании с гибкостью и пластичностью пове дения в изменяющихся нестандартных профессиональных ситуациях, высо кая степень устойчивости к стрессу, к информационным и эмоциональным перегрузкам, наличие развитых механизмов адаптации и компенсации с высокой значимостью экзистенциально-гуманистических ценностей, форми рующих дальнюю жизненную перспективу.

Глава 18. Психологическое сопровождение • трольные вопросы Коммуникативная компетентность врача повышается с развитием такого качества, как:

О ригидность;

© агрессивность;

© способность к эмпатии;

О тревожность.

2. Аффилиация — это:

О способность к сочувствию, сопереживанию;

© стремление человека быть в обществе других людей;

© потребность в достижениях;

О склонность испытывать эмоцию тревоги.

3. Эмпатия — это:

© способность к сочувствию, сопереживанию, состраданию;

© склонность к повышенному настроению;

© склонность испытывать чувство вины;

О потребность в эмоциональной поддержке со стороны окружающих лю дей.

4. Коммуникативная компетентность врача снижается под воздействием сле дующих свойств:

О эмпатия;

© повышенная тревожность;

© уверенность поведения;

О сенситивность.

5. Коммуникативный барьер во взаимоотношениях может быть связан с высо ким уровнем:

О сенситивности к отвержению;

© восприятия социальной поддержки;

© агрессивности;

О депрессивности.

6. Тревога — это эмоция:

О связанная с переживанием текущих неприятностей и неудач;

© направленная в будущее, связанная с предвосхищением возможных не удач;

748 • Часть 3. Клиническая психология © связанная с переживанием прошлых обид и потерь;

О сопровождающая переживание любого негативного события.

7. Синдром эмоционального сгорания — следствие:

О неуверенности в себе и повышенной ответственности;

© чрезмерной впечатлительности;

© профессиональной некомпетентности;

О критики со стороны 8. Профессиональная адаптация заключается в:

О отработке практических навыков;

© повышении уровня знаний;

© установлении эмоциональной дистанции с больными;

О совершенствовании профессионализма, установлении адекватной эмоци ональной дистанции с больными, формировании индивидуального вра чебного «имиджа».

9. Сокращение психологической дистанции с больным допустимо:

О при длительном общении с пациентом;

© во взаимоотношениях с агрессивным пациентом;

© в ситуациях, когда возникает угроза жизни больного;

О при наличии взаимной симпатии между врачом и больным.

10. Первое впечатление больного о враче:

О складывается в первые 18 секунд знакомства;

© формируется в течение первой встречи врача и больного;

© складывается постепенно, по мере того, как они лучше узнают друг друга;

О неустойчиво и быстро корригируется под влиянием других впечатлений.

Ощущение психологического контакта дает элемент невербального общения:

О взгляд в глаза;

© жест приветствия;

© поворот корпуса тела и головы в сторону больного;

О В профессиональном общении врача с больными предпочтительны позы:

О симметричные;

естественные симметричные;

© естественные асимметричные закрытые;

О естественные асимметричные открытые.

13. Активная жестикуляция больного чаще всего связана с:

О астенизацией больного;

© высоким уровнем тревоги;

© ипохондрическими переживаниями;

О поведением симуляции.

Глава 18. Психологическое сопровождение 14. Для депрессивного больного характерно:

О бледное маскообразное лицо;

© богатая выразительная мимика лица;

© асимметрия в мимических реакциях;

О мимика скорби.

15. Ускоренная речь чаще характеризует:

© депрессивного пациента;

© больного с ипохондрическими переживаниями;

© тревожного пациента;

О лиц, демонстрирующих поведение симуляции.

16. Громкая речь чаще отмечается у:

О лиц астено-невротического типа;

© больных с элементами навязчивостей;

© больных с ипохондрическими переживаниями;

О пациентов в гипоманиакальном состоянии.

17. В течение фазы ориентации врач:

О наблюдает невербальное поведение больного;

решает, какие лабораторные обследования следует назначить больному;

© формулирует ряд гипотез (определяет зону поиска);

© ставит диагноз.

18. В процессе фазы аргументации врач имеет основания для:

О постановки диагноза;

постановки предварительного диагноза;

© определения прогноза;

О сообщения диагноза и прогноза больному.

19. Проекция — это:

О приписывание больным врачу собственных негативных черт;

© проецирование в ситуацию взаимоотношений с врачом наиболее значи мых психических травм детского возраста;

© перенос больным на врача прошлого опыта взаимоотношений со значи мыми людьми;

О перенос больным на врача детских фантазий и мечтаний.

20. В результате сочетания положительного переноса и положительного кон трпереноса во взаимоотношениях О повышается вероятность возникновения неформальных взаимоотноше ний между ними;

© повышается точность диагностики и эффективность терапии;

© повышается вероятность быстрого выздоровления пациента;

О повышается вероятность осложнений и рецидивов.

750 • 3. Клиническая психология 21. Основная задача врача в фазе корректировки:

О установление эмоционального контакта с больным;

© оказание эмоциональной поддержки больному;

© сообщение точного диагноза больному;

© сообщение прогноза заболевания.

22. Адаптация пациента к условиям стационара длится приблизительно:

О около 5 дней;

© около 2 недель;

© первые два дня госпитализации;

О 15 дней.

23. Лекарства, назначенные врачом, остаются неиспользованными:

О как минимум в 20 % случаев;

© в половине случаев;

© в 60 % случаев;

© крайне редко.

24. Эффект — это:

О эффективность фармакологически нейтральных «лекарственных © отсутствие ожидаемого действия лекарственного препарата;

© появление противоположного ожидаемому действия лекарственного пре парата;

усиление ожидаемого действия лекарственного препарата.

25. Поведение аггравации характеризуется:

О сознательным изображением симптомов отсутствующего заболевания;

© преуменьшением симптомов болезни;

преувеличением симптомов болезни;

неосознаванием симптомов болезни.

26. В структуре внутренней картины болезни выделяют следующие основные компоненты:

О сенситивный и эмоциональный;

© эмоциональный и рациональный;

© эмоциональный, и мотивационный;

О сенситивный, эмоциональный, рациональный и 27. Адаптивные механизмы, направленные на редукцию патогенного эмоцио нального напряжения, предохраняя от болезненных чувств и воспоминаний, а также от дальнейшего развития психологических и физиологических наруше ний, называют:

© копинг-механизмами;

механизмами психологической защиты;

© компенсаторными психологическими механизмами;

0 адаптивными психологическими Глава 18. Психологическое сопровождение • 28. Возврат на более раннюю стадию развития или к более примитивным фор мам поведения, мышления называют:

О изоляцией;

в проекцией;

© замещением;

О регрессией.

29. Защита от угрожающего объекта путем отождествления с ним называют:

О проекцией;

© вытеснением;

© идентификацией;

О рационализацией.

30. Наиболее продуктивными больных считаются:

О сотрудничество и активный поиск поддержки;

© эмоциональную разрядку и отвлечение;

© отвлечение и альтруизм;

О альтруизм и оптимизм.

31. Диссимуляция — это:

О сознательное изображение симптомов несуществующего заболевания;

сознательное сокрытие симптомов болезни;

© сознательное преувеличение симптомов болезни;

О сознательное преуменьшение симптомов заболевания.

32. Анозогнозия — это:

О сознательное сокрытие симптомов болезни;

© бессознательная реакция: неосознавание болезни;

© сознательное преуменьшение симптомов заболевания;

О «уход в болезнь».

33. Ипохондрия — это:

О болезненно преувеличенное беспокойство за свое здоровье;

© страх перед социальными последствиями болезни;

© нежелание выздоравливать;

О извлечение выгоды из заболевания.

34. Симуляция — это:

О сознательное изображение симптомов несуществующего заболевания;

© сознательное сокрытие симптомов болезни;

© прагматическое отношение к заболеванию со стремлением извлечь из него какую-либо выгоду;

О страх перед болезнью.

35. К «трудным» относятся пациенты, имеющие:

О черты;

752 • Часть 3. Клиническая психология © депрессивные черты с суицидальной настроенностью;

© гипертимные черты;

О черты.

36. Врач как больной это:

О благодарный пациент, облегчающий труд лечащего врача;

© такой же, как и все остальные пациенты;

© самый «трудный» и «нетипичный» больной;

О самый «типичный» больной.

37. Властная, авторитарная модель отношений больной с фиксирован ной структурой и жестким распределением ролей — это модель:

О руководства;

© партнерства;

© руководства-партнерства;

О модель контракта.

38. Партнерская модель взаимоотношений врач широко использу ется в:

О клинике внутренних болезней;

© акушерстве и гинекологии;

© психиатрии и неврологии;

О психотерапии.

Глава В ЭКСПЕРТНОЙ ПРАКТИКЕ Среди задач, решаемых клиническим психологом в здравоохранении, одной из основных является участие его в проведении различных видов экспертиз.

В этой работе клинический психолог является одним из субъектов совмест ной деятельности со специалистами других профилей. Особенно ярко выс тупает комплексность деятельности в виде взаимодействия и взаимодополня емости клинического, психологического, педагогического, инструментально го и лабораторного подходов.

Основным содержанием экспертного психологического заключения явля ется не сама по себе оценка степени снижения тех или иных психических фун кций, а качественный структурный анализ изменений психической деятель ности испытуемого, результаты которого и должны соотноситься с особенно стями психологической структуры деятельности, по отношению к которой проводится экспертиза (Поляков). Важно выявить не только актуальное состояние личности и различных психических процессов и психических со стояний, но и прогнозировать возможность взрослого, юноши, ребенка на будущее с учетом компенсаторных или декомпенсирующих аспектов.

Особую важность приобретает соотнесение дефицитарных проявлений пси хической деятельности и сохранных ее сторон с требованиями врачебно-тру довой, военно-врачебной, медико-педагогической сфер деятельности, а не только констатация их наличия (Корсакова).

Учитывая значение клинического психолога в экспертной практике, в свое время Станишевская не без оснований предлагала выделить в качестве само стоятельного раздела психологии экспертную клиническую психологию.

Участие клинического психолога во экспертизе. Зна чение психологического аспекта врачебно-трудовой экспертизы (или психо логической трудовой экспертизы, по Платонову) постоянно возрастает. Во первых, в связи с увеличением числа лиц, проходящих этот вид экспертизы, из-за продолжающегося ухудшения социально-экономического положения и экологической обстановки в стране и, во-вторых, в связи с пониманием этого вида экспертизы как одного из основных звеньев и этапов социально-трудо 754 • Клиническая психология вой реабилитации. В современных лечебно-реабилитационных программах определение профессиональных возможностей и рациональное обучение (пе реобучение) и трудоустройство больного приобретают существенную роль в его судьбе. Не случайно поэтому ряд авторов включают в психологическую трудовую экспертизу профориентацию, профотбор, профподбор и трудоустройство инвалидов. Поэтому, как теоретически, так и практически, психологическая трудовая экспертиза выходит за рамки кли нической психологии, являясь разделом самостоятельной отрасли психоло гии — психологии труда. Но и это имеет свои обоснования: исторически пси хологическая трудовая экспертиза во всех своих формах проводится в един стве с врачебно-трудовой и врачебной экспертизой. Существует и другая — сузить понятие врачебно-трудовой экспертизы. Так, ме дицинскую профконсультацию не считают частью врачебно-трудовой экспер тизы, хотя и признают ее большое значение и связь с психологией труда. Пси хические особенности в пределах так называемой нормы при врачебно-тру довой экспертизе не принимают во внимание;

склонность к той или иной про фессии, призвание к определенному виду труда, интеллектуальные способ ности, волевой и эмоциональный профиль человека — всему этому не придают или почти не придают роли при установлении трудоспособности. Едва ли с этим можно учитывая роль трудоспособности в системе жизнен ных отношений личности и ее становлении. На значение личностных особен ностей свидетельствуемого, направленности установки индивида, его психи ческих качеств при проведении врачебно-трудовой экспертизы в свое время указывал еще При врачебно-трудовой экспертизе наиболее важным аспектом деятель ности психолога является получение объективных данных для функционального диагноза, составляющего основу экспертного заключения.

Значение последнего трудно переоценить. От него зависит не только характер трудовой деятельности, но во многом и будущий жизненный путь больно го, поскольку правильное определение профессиональных возможностей и рациональное трудоустройство (как и адекватно ориентированное профес сиональное обучение) являются существенными факторами клинического и социального восстановления. Как и в других случаях функциональной диагностики, психолог в своем заключении обращает внимание не только на пораженные, но и на сохранные функции с точки зрения возможностей компенсации дефекта в той или иной трудовой деятельности. Психофизи ологическая оценка характера предстоящей деятельности здесь также име ет большое значение. Важную роль играет оценка выносливости в труде, быстроты и характера утомляемости, лабильности волевого усилия. Особое место занимает изучение социально-трудовых установок больного, индивидуальных склонностей. Необходим, с одной стороны, учет отноше Глава 19. Клиническая психология в экспертной практике • ния больного к своему заболеванию, субъективная оценка им степени сво их трудовых возможностей, с другой — отношения больного к известным ему профессиям, его личной социально-трудовой направленности и возмож ностей ее коррекции.

Взаимопроникновение различных отраслей знания и необходимость ком плексного решения почти любого вопроса как медицинской, так и психо логической трудовой экспертизы хорошо иллюстрируется на примере ме дико-психологической профориентации и подростков.

Они тесно связаны с педиатрией и школьной гигиеной. Для школьных врачей важнейшим является учет состояния здоровья школьников и изу чение их способностей к труду. Для школьного психолога главной явля ется система комплексной работы с подростками.

Конечно, вопросы профконсультации не могут решаться без совместной работы с врачами и педагогами. Поскольку основными принципами вра чебно-трудовой экспертизы, полностью относящимися и к медико-психоло гической экспертизе, являются профилактическая направленность и уста новка на социально-трудовую реабилитацию больных, деятельность кли нического психолога, участвующего в проведении врачебно-трудовой экс пертизы, обоснованно приобретают психогигиеническую и психопрофилак тическую направленность.

Войтенко и Филомафитский, указывая, что ситуация врачебно-трудовой экспертизы в психологическом плане значительно отличается от обычной ле чебно-диагностической ситуации «врач обращают внимание на следующие ее особенности: 1) установку индивида, проходящего эксперти зу;

2) установку самого эксперта;

3) особенности контакта в процессе экс пертизы при вынесении экспертного заключения и даче трудовых рекомен даций. Поскольку экспертиза трудоспособности, помимо медицинской, все гда имеет и психосоциальную направленность, то отношение к ней и уста новки не только свидетельствуемого, но и эксперта имеют также выражен ный социальный характер. Установки свидетельствуемого могут быть направлены не только на улучшение своего физического состояния, но и на повышение социально-психологического статуса (признание инвалидом войны или установление связи инвалидности с трудовым увечьем). Поэто му при выборе мер психотерапевтического воздействия врач-эксперт дол жен особенно подчеркнуть социально-психологические последствия установ ления группы инвалидности. Это может иметь важно значение на дальней ших этапах социально-трудовой реабилитации. Особую роль, как подчер кивают авторы, играет психотерапевтический подход и психологический контакт с свидетельствуемым при вынесении экспертного заключения и трудовых рекомендаций. Признание (или непризнание) свидетельствуемого инвалидом влечет за собой комплекс психологических стрессовых факто 756 • Часть 3. Клиническая психология ров, которые могут приводить к состоянию фрустрации, потере перспекти вы, изменению самооценки и уровня притязаний личности.

Понимание экспертом возникающей перед свидетельствуемым совокупно сти социально-психологических проблем требует от врача тщательного ана лиза особенностей личности обследуемого, его мотивов, ценностей и идеалов, анализа всей совокупности медико-биологических (диагноз, форма, тин те чения, прогноз заболевания) и социальных (образование, профессия, специ альность, вид и условия труда) факторов. Только в этом случае объявление экспертного заключения носит действительно психотерапевтический харак тер и становится важной формой реабилитационного воздействия.

Лишь тщательный анализ ценностных отношений, мотивов поведения, личностных особенностей человека, проходящего экспертизу, позволяет вскрыть неосознаваемое, недостаточно осознаваемое (например, при «бегстве в болезнь» пациента с неврозом или вполне осознавае мое установочное поведение (аггравация, симуляция, диссимуляция). Пси холог должен помочь так провести экспертизу, чтобы, с одной стороны, со блюдались права, гарантированные больным и инвалидам со снижением трудоспособности Законодательством, но, вместе с тем, чтобы удовлетворе ние интересов больного не осуществлялось за счет общества.

Заключение психолога, участвующего в экспертизе трудоспособности, дол жно содержать данные о нарушенных и сохранных функциях, с точки зре ния возможностей компенсации дефекта в той или иной степени в условиях выполнения прежней работы (с определенными профрекомендациями или при переобучении).

Как отмечают Платонов и Тепеницына, при расстройстве психических фун кций (например, памяти, внимания, в целом при снижении работоспособнос ти) наиболее значимой на уровне профессиональной деятельности нередко оказывается сохранность личностно-мотивационной сферы испытуемого, об легчающая возможность известной компенсации.

В настоящее время возрастает роль психолога при проведении экспер тизы трудоспособности лиц, направляемых для работы в условиях эмоци ональной напряженности и в экстремальных условиях (космос, глубины океана, Арктика и Антарктика и др.). Наряду с обычно учитывающими ся в этих случаях психофизиологическими характеристиками, оценками выносливости в труде, быстроты и характера утомляемости, лабильности волевого усилия, современная экспериментальная психология располага ет возможностями дополнить эти данные представлениями о стрессовой и фрустрационной толерантности обследуемого, используя специальные тесты и ситуацию естественного или моделируемого эксперимента. Конечно, важную роль играет учет отношения и установок испытуемого примени тельно к деятельности в указанных условиях.

Глава 19. Клиническая психология в экспертной практике • В качестве иллюстрации роли выводов клинического психолога, получен ных по экспериментально-психологическим данным, для вынесения оконча тельного заключения при прохождении врачебно-трудовой экспертизы при водим следующий пример. (Исследование Самойловой).

Больная Б. 39 лет, поступила в больницу для прохождения трудовой эк спертизы. Охотно вступает в беседу. Добросовестно выполняет все задания, живо интересуется оценкой своей работы. Огорчается при указании на ошибки.

Инструкции усваивает. Однако, если увеличить латентный период между предъявлением инструкции и началом работы (например, до 5 мин и более), то больная забывает инструкцию. При просьбе воспроизвести инструкцию повторяет ее с искажением. Если же выполнение задания следует сразу же вслед за предъявлением инструкции, больная удерживает заданный способ работы.

Обнаруживаются резкие колебания умственной работоспособности. Пос ле небольшой по объему интеллектуальной нагрузки выявляются признаки выраженной истощаемости.

Выявляется снижение памяти. Кривая — 5, б, 8, 8, 8 слов из 10, а через час — всего 2 слова.

Наблюдаются также псевдореминисценции и конфабуляции.

Объем внимания сужен, наблюдаются колебания внимания.

Таким образом, ослабление памяти и внимания сочетается с выраженной утомляемостью больной, значительными колебаниями умственной работоспо собности.

Как отмечает Зейгарник, заключение патопсихолога в аспекте интерпре тации экспериментальных данных — задача достаточно слолсная. При тру довой, как и других видах экспертиз, у больных может проявиться так на зываемое установочное поведение. В связи с этим при интерпретации резуль татов особое внимание уделяется не столько продуктивности или непродук тивности больного при выполнении проб, сколько соотношению правильно и ошибочно выполненных заданий. Следует подчеркнуть неравномерность продуктивности в заданиях одного типа и одного уровня сложности, проана лизировать случаи, когда заведомо более легкие задания решались менее успешно. С особой тщательностью необходимо обобщить все данные, касаю щиеся мотивации испытуемых, смыслообразования, оценок и самооценок.

Учитывая значимость результатов патопсихологического исследования для решения дальнейшей судьбы больного, патопсихолог должен быть чрезвы чайно осторожен и объективен, подкрепляя все свои выводы надежными эк спериментальными фактами.

Военно-врачебная экспертиза. Роль военно-врачебной экспертизы в це лом и участия в ее проведении клинического психолога в современных 758 • Клиническая психология виях значительно возрастает. Многосторонний кризис веры, изменение об щественного сознания значительной части населения, перемена отношения к армии в связи с распространением «неуставных» отношений привели к резкому увеличению числа лиц, пытающихся уклониться от военной служ бы. Ухудшение здоровья населения является причиной существенного умень шения числа потенциальных призывников, которые, пройдя военно-врачеб ную комиссию, могут быть направлены для несения военной службы (без опа сения возврата по состоянию здоровья). Поэтому необходимо качественное проведение экспертизы, что практически невозможно без участия клинического психолога.

Круг задач, решаемых клиническим психологом при военно-врачебной эк спертизе, в основном соответствует тому обычной психиатрической диагнос тике. Результаты психологического исследования используются для установ ления или, напротив, исключения прежде всего психических заболеваний, наличие которых несовместимо с военной службой. Часто это дифференци альная диагностика между нераспознанными до экспертизы олигофренией (F70-F79) и внешне сходными состояниями, обусловленными неблагоприят ными прижизненными влияниями: низким культурным уровнем семьи, в ко торой воспитывался освидетельствуемый, педагогической запущенностью и др.

Трудными в экспертном плане могут быть случаи несвоевременной диагнос тики психопатий и патологических личности (F60-F69), современ ных неврозо- и форм шизофрении (F21) и ларвирован ных форм других нервно-психических заболеваний.

Военно-врачебная экспертиза, как правило, производится в условиях пси хиатрического учреждения, и работа клинического психолога существенно не отличается в этих случаях от той, которая выполняется им обычно в процес се психиатрической диагностики. Два обстоятельства придают своеобразие пси хологическому исследованию при проведении этого вида экспертизы. Одно из них связано с нередкой заинтересованностью испытуемого в содержании экспертного решения и возможностью установочного поведения с тенденци ей к аггравации или При этом оказывается необходимым выявление структуры, характера и степени действительных нарушений, мас кируемых притворным поведением. С другой стороны, сама экспертная си туация, как и предшествовавшие ей события жизни, неизбежно вызывают особое эмоциональное состояние, требующее учета при проведении исследо вания и интерпретации его результатов. Последнее обстоятельство вызывает необходимость соотнесения обнаруживаемых особенностей психики с харак тером содеянного (если оно относится к периоду прохождения военной службы), с особенностями психологической структуры той деятельности (действия), в отношении которой проводится экспертиза. Здесь требуется эксперименталь но-психологический анализ различных сторон психической деятельности, Глава 19. Клиническая психология в экспертной практике • которые могут не играть диагностической роли и не иметь никакого значе ния для терапевтических решений, а метод может быть недостаточно адекватным инструментом исследования.

Значение психологического заключения для вынесения объективного ре шения в случае прохождения военно-врачебной экспертизы иллюстрирует сле дующий пример. (Исследование Больной П. 26 лет, военнослужащий, поступил в психиатрическую боль ницу для прохождения военной экспертизы. Предполагаемый диагноз: ши зофрения (F20-F29) или органическое поражение ЦНС травматического генеза (F06).

Больной во время исследования приветлив, спокоен. Поведение адекват но ситуации. Правильно понимает цель экспериментальной работы. Охотно делится своими переживаниями. С должным интересом и серьезностью от носится к оценке результатов. Имеется адекватная эмоциональная реакция на успех и неудачи в работе. Всегда активно стремится исправить ошибки, добиться правильного решения. Жалуется на повышенную утомляемость даже после непродолжительных нагрузок.

Задания выполняет быстро и легко. Мыслительные операции (анализ, син тез, обобщение, абстрагирование) сохранны. Уровень доступных обобщений достаточно высок. Суждения последовательны.

Вместе с тем, обращает на себя внимание некоторая обстоятельность суж дений, склонность к излишней детализации рисунков и ассоциаций в пик тограмме. Склонен употреблять слова с уменьшительными суффиксами.

Отмечаются элементы утомляемости, которые выражаются в появлении оши бок внимания.

Таким образом, во время исследования выявляется интеллектуальная, эмо циональная сохранность больного, критическое отношение как к своему со стоянию, так и к процессу исследования в целом. Следует отметить некото рую обстоятельность суждений и элементы утомляемости (особенно при про должительной интеллектуальной нагрузке). Каких-либо нарушений (по шизофреническому типу) выявить не удается.

Данное заключение помогло клиницистам исключить диагноз «шизоф рения» и обратить внимание на необходимость уточнения неврологического статуса обследуемого.

Медико-педагогическая экспертиза. Участие клинического психолога в проведении медико-педагогической экспертизы тесно связано с кругом воп росов, решаемых им в детских и подростковых учреждениях психиатричес кого профиля. Как и при проведении других видов экспертизы, большое значение имеет дифференциальная диагностика. Однако наиболее существен ной задачей является определение психического развития и его аномалий, 760 • Часть 3. Клиническая психология степени и структуры различных видов (Ковалев, Лебединс кий, Лебединская). Важность этой работы клинического психолога опреде ляется тем, что в зависимости от его заключения определенным образом стро ится прогноз обучаемости ребенка, а следовательно, выбор путей общеобра зовательного и трудового обучения.

Клинический психолог при проведении медико-педагогической эксперти зы рассматривает следующие вопросы: причины неуспеваемости ребенка (от ставание психического развития (F84.9) олигофрения астени зация вследствие перенесенных соматических заболеваний, своевременно не распознанные процессуальные психические заболевания, педагогическая запу щенность и т. д.). Важнейшим является вопрос о степени и структуре психи ческого снижения при выявлении дизонтогенеза, ответ на который позволяет указать на потенциальные возможности ребенка, соответствие этих возможно стей требованиям массовой школы или целесообразности направления его в са наторную, вспомогательную школу, специализированное училище.

В проведении медико-педагогической экспертизы клинический психолог руководствуется рядом критериев, ведущими из которых являются: 1) спо собность к научению, осмыслению и усвоению новых знаний и навыков, ре шению задач и формированию понятий;

2) условия развития ребенка, мик росоциальная среда, в которой он воспитывался и особенности его поведения в различных социальных ситуациях;

3) уровень знаний и навыков соответ ственно возрастному уровню развития, который должен оцениваться и интер претироваться под углом зрения двух первых -- качественного и социаль но-биографического Большое значение приобретает «обучающий эксперимент», основанный на учении Выготского о зонах ближайшего развития.

Для диагностики интеллектуальной недостаточности у детей могут при меняться нестандартизированные и стандартизированные методики, в том числе набор интеллектуальных приемов Векслера для детей.

Клиническому психологу принадлежит большая роль в обследовании так называемых трудных детей. Психолог участвует в решении комплекса задач.

Прежде всего — это определение причин эмоционально-поведенческих на рушений у детей и подростков (педагогическая запущенность (F84.9), ак центуации характера, психопатии (F60-F69), нервно-органические и психи ческие заболевания, несвоевременно распознанные). Диагностика типов пси хопатии и акцентуаций характера может осуществляться с помощью «Пато характерологического диагностического опросника для подростков» (Личко).

При проведении медико-педагогической экспертизы психологическое зак лючение содействует патогенетической и дифференциальной диагностике за держек умственного развития (F84.9) и эмоционально-поведенческих рас стройств (F92), а также определению направленности Глава 19. Клиническая психология в экспертной практике • онных мероприятий, их соотношения с собственно педагогическими мерами.

Общей задачей при этом является не только восстановление или улучшение отдельных психических функций, но и коррекция нарушенного развития ребенка или подростка в целом.

Роль клинического психолога при проведении кой экспертизы. Задачами экспериментально-психологического исследова ния при проведении судебно-психиатрической экспертизы являются диф ференциальная диагностика, установление степени (глубины) снижения пси хики с учетом возможного установочного поведения испытуемого. В после днем случае может возникнуть задача дифференциации симуляции и аггра вации от псевдодеменции (F68.1) и истинного слабоумия (F70-F79), истинной некритичности от симулятивного и диссимулятивного поведения (Ко жуховская). Для диагностики установочного поведения предлагались раз личные приемы и условия проведения экспериментально-психологического исследования. Целесообразно применять комплекс методик, позволяющих об наружить «неравномерность уровня достижений» с использованием парал лельных по направленности методик. указывает, что желательно пользоваться большим числом методик, располагаемых не по степени нарас тания трудности заданий, и рекомендует проводить исследования повторно с интервалом в несколько дней.

Особое значение имеет деятельность психолога при проведении судебно психологической экспертизы, в которой он выступает в самостоятельной роли эксперта (комплексная психолого-психиатрическая экспертиза). Сама возмож ность такой роли психолога в экспертизе предполагается содержанием так называемой формулы невменяемости, одного из важнейших положений, ле жащих в основе судебной психиатрии. Формула невменяемости включает два критерия — медицинский (биологический) и юридический (психологичес кий). Содержание психологического критерия формулируется как способ ность испытуемого «понимать значение своих действий и ими руководить».

Фелинская замечает, что в судебно-психиатрической экспертизе, особенно в случаях наиболее трудных пограничных состояний, правомерно и необходимо сочетание психопатологического и психологического анализа (неправильно трактуется как ненужная и даже вредная «психологизация»), учитывающе го проявления психологической нормы. Для дифференциального диагноза следует найти границу между нормой, управляемой психологическими за конами, и патологией, движимой психопатологическими закономерностями.

Это требует знания всей истории формирования личности испытуемого, сис темы его жизненных отношений, ценностей, а также преимущественного спо соба реагирования в ситуациях нервно-психического напряжения.

Особенностью комплексной психолого-психиатрической экспертизы явля ется и то, что психолог-эксперт нередко должен отнести результаты проводи 762 • Часть 3. Клиническая психология мого исследования к прошлому периоду, достаточно отдаленному от времени исследования. В таких случаях психолог предоставляет данные о том, как пси хологические особенности испытуемого могли влиять на мотивы, понимание своих действий при совершении правонарушения, на поведение в той конк ретной ситуации.

В комплексной психолого-психиатрической экспертизе психолог тесно со трудничает с психиатром и каждый из них решает в соответствии со своей компетенцией вопросы, ставящиеся судом и следствием. Подобная комплек сная экспертиза проводится при освидетельствовании несовершеннолетних, установлении возрастного ценза подростков в случае отставания психического развития от физического (значение этих вопросов возросло в связи с акселе рацией);

отграничении психологических реакций от психогенных психоти ческих, физиологического от патологического;

в геронтологической практике, например, при составлении завещания, когда возникает вопрос о психическом состоянии инвалида и его дееспособности. В случаях комплек сной экспертизы психолог, разумеется, имеет равные права и несет те же обязанности, что и другие эксперты.

экспертиза обвиняе мых. Резкий рост подростковой преступности отмечают многие исследовате ли. Растет число общественно опасных деяний, совершенных детьми, не до стигшими возраста уголовной ответственности;

доля несовершеннолетних среди преступников увеличилась с обычных 8-12 % до 16-18 %, а по дан ным органов прокуратуры около 50 % из них страдают психическими ано малиями разного рода. В связи с этим структуры, кроме усиления проку рорского надзора предлагают создать психодиагностические центры для не совершеннолетних ( Каневский).

Психологическая экспертиза имеет для подростков особое значение, так как только 4,4 % несовершеннолетних, прошедших экспертизу, обнаруживают психотические расстройства, 44 % имеют непси хотические расстройства психики, 51,6 % страдают олигофренией (F70-F79) разной глубины, а поведение (F91) остальных протекает в рам ках психического здоровья (Мохонько и др.).

В последнее время ряд авторов отмечают, что для части подростков с асо циальным и антисоциальным поведением характерны психические аномалии, не достигающие степени выраженной психопатологии. Такими отклонения ми занимаются клинические психологи.

Основные проблемы, решаемые в экспертизе не совершеннолетних (Васильева, Горьковая):

1) уровень интеллектуального развития (соответствует ли развитие по процессов абсолютной норме, пограничной умственной отста лости (F84.9) или олигофрении);

Глава 19. Клиническая психология в экспертной практике • 2) уровень развития эмоционально-волевой сферы (чаще всего рассматри вается проблема психического инфантилизма с психологической точки зрения и возраста достижения уголовной ответственности в юридическом плане);

3) индивидуально-типологические особенности личности, где имеются в виду юридически значимые характерологические свойства (склонность к фан тазированию, повышенная внушаемость, лидерские тенденции, агрессивность) и чисто социальные качества личности (общесоциальная ориентация, знание социальных норм, границ допустимого и недопустимого, способность при менения этих знаний в реальном поведении, устойчивость функционирова ния этих норм у данного индивида и их проявление в ситуации общественно опасного деяния);

4) экспертиза лиц с сенсорными дефектами — с нарушениями речи, слабовидящих, слабослышащих.

По содержанию этих проблем понятно, что при анализе психической де ятельности несовершеннолетних желательно проводить комплексную судеб но-психологическую экспертизу, в которой представлены специалисты раз ного профиля: судебно-медицинский эксперт, психолог и педагог (это мо жет быть педагогический психолог, детский психолог или подростковый пси холог в зависимости от конкретной задачи). Возможно участие судебно медицинского эксперта-психолога и лога соответствующего профиля.

При выявлении в анамнезе подростка психотических эпизодов, тяжелых че репно-мозговых травм, многократных госпитализаций в психиатрическую больницу следует назначать комплексную психолого-психиатрическую эк спертизу.

В последнее время стремительно растет количество как комплексных пси холого-психиатрических, так и чисто психологических судебных экспертиз.

Если ранее подобный вид экспертизы не являлся стандартным, к нему эпи зодически привлекались специалисты научных учреждений и организационно методические вопросы не являлись актуальными, то в настоящее время экс пертиза эмоциональных состояний, например, стала проводиться часто.

Введение с 1 января 1997 г. нового Уголовного Кодекса РФ предусмат ривает расширение проведения экспертиз несовер шеннолетних (практически во всех случаях). Введено понятие «ограничен ной вменяемости», для квалификации которого требуется участие эксперта психолога. Резко увеличено количество статей, учитывающих психологичес кие параметры участников судебного процесса (беспомощное состояние, пси хологическая зависимость, моральное принуждение, мотивы, особенности Основываясь на опыте практической работы и проведения экспертиз раз ного типа, Васильева и Горьковая предлагают ориентировочные нормативы для работы эксперта-психолога в разных экспертных учреждениях. Компе 764 • Часть 3. Клиническая психология тенцию специалиста следует оценивать по характеру базового образования.

Для эксперта-психолога это должен быть диплом высшего учебного заведе ния по специальности «психолог» или «практический психолог», стаж прак тической работы в психиатрическом стационаре не менее 5 лет, повышение квалификации в соответствующих учреждениях.

По форме проведения очная экспертиза может быть стационарной и ам На амбулаторной экспертизе возможности проведения полного психологического обследования крайне ограничены, реально проводится и неполное патопсихологическое обследование. При хо рошо подготовленном для экспертизы уголовном деле с четко очерченным клинически психологическим портретом испытуемого и небольшим объемом дела возможно получение достоверного заключения, которое будет подтвер ждаться даже в случае дополнительной экспертизы в стационаре. При ста ционарной экспертизе нет выраженных временных ограничений. При амбу латорной экспертизе есть возможность полного психологического обследова ния экспертного, привлечения дополнительных специалистов (психиатр, невропатолог, электрофизиолог, дефектолог, сексопатолог, педагог, терапевт при решении вопроса о влиянии соматических заболеваний на психическое состояние).

Виды комплексных экспертиз зависят от профиля привлекаемых специ алистов в соответствии с конкретными задачами. В настоящее время наибо лее распространена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Могут быть комплексные психолого-дефектологические, психолого-педаго гические, психолого-сексологические экспертизы, а также комплексные пси хологические экспертизы с привлечением психологов разного профиля.

Для судебно-медицинского эксперта-психолога необходимы знания в сле дующих областях наук: общая психология, клиническая психология, все виды возрастной психологии, где особенно важными являются детская и под ростковая, социальная психология с акцентом на психологии малых групп, психиатрия (общая и частная психопатология), основы юриспруденции.

Таким образом, эксперт-психолог должен обладать навыком работы в пси хиатрическом отделении общего профиля, в подростковом отделении, же лательно наличие детской психиатрической практики.

Этапы судебно-психологической экспертизы после получения постанов ления:

1. Первичная клинико-психологическая беседа с подэкспертным.

2. Изучение материалов уголовного дела.

3. Проведение базового патопсихологического обследования 4. Прицельное тестирование в зависимости от результа тов патопсихологического Глава Клиническая психология в экспертной практике • — при наличии органической нейродинамики и указаниях на очаговую неврологическую симптоматику может потребоваться полное нейропсихоло гическое обследование;

— при наличии признаков дефектного интеллекта проводят полное пси хометрическое интеллектуальное исследование;

— при отсутствии значительного снижения интеллекта используют стан дартизованные личностные методики, а в отдельных случаях и проективные;

— при выявлении специфических нарушений мышления могут быть до полнительно применены личностные методики и в дальнейшем подэксперт ный подвергается психиатрической экспертизе.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.