WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 14 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ Кавказские языки Издательство Academia Москва 1998 ББК 81.2 Издание осуществлено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда ...»

-- [ Страница 8 ] --

2.6.0. Контакты Б.я. значительно отразились на его лексике, в которой отмечено боль шое число аварских (почти во всех пластах словаря: века ‘пастух’, гучаб ‘сильный’, йец цийовал ‘хвалить’, грузинских (в основном бытовая и хозяйственная лексика: уруми ‘ар ба’, шу3лди ‘кизил’, кIобзи ‘ложка’) и русских заимствований. Заимствования из арабского, тюркских и иранских языков проникли в основном через аварский.

2.7.0. На х о ша р х о т и н с к о м д-те говорит ок. 500 чел. В нем сохранено искон ное р (в собственно бежтинском > й), гI и хI (в собственно бежтинском > ъ, гь), почти во всех позициях исчезла назализация, сохранился пятый согласовательный класс (ед. и мн. ч. р-), сохранилось окончание наст. времени -ц (в собственно бежтинском > -с);

по явление классного показателя м- вместо ожидаемого б- в некоторых глаголах, где отсут ствует назализация;

посессивная локализация выражается суфф. -ка (в собственно беж тинском и тлядальском – хъа).

На т л я д а л ь с к о м д-те говорит ок. 2000 чел. Для него характерен более выра женный сингармонизм (в пределах словоформы не могут одновременно встречаться ум лаутированные и неумлаутированные гласные, шипящие и свистящие, сохранились ис конные фонемы гI и хI, в некоторых позициях утрачивается назализация, сохранился пя И.А. Исаков. Ахвахский язык тый согласовательный класс (ед. и мн. ч. р-), сохранилось окончание наст. времени -ц.

Лексические различия между д-тами невелики (порядка 10% словаря).

Л И Т Е Р А Т У Р А Алексеев М. Е. Бежтинский язык // Красная книга Халилов М. Ш. Глагольное словообразование в языков народов России. М., 1994. бежтинском языке // Глагол в языках Дагестана.

Бокарев Е. А. Цезские (дидойские) языки Даге- Махачкала, 1980.

стана. М. 1959. Халилов М. Ш. О лексико-грамматических клас Бокарев Е. А., Мадиева Г. И. Бежитинский язык // сах в бежтинском языке // Морфологическая струк Языки народов СССР. Т. IV. М. 1967. тура дагестанских языков. Махачкала, 1981.

Богуславская О. Ю. Определительные конструк- Халилов М. Ш. Фонетическая адаптация заимст ции в бежтинском языке // Актуальные вопросы вований в бежтинском языке // Фонетическая сис структурной и прикладной лингвистики. М. 1980. тема дагестанских языков. Махачкала, 1981.

Климов Г. А., Халилов М. Ш. К арабизмам в беж- Халилов М. Ш. Об ограниченном множественном тинском языке // Восточная филология. Тбилиси, числе в именах существительных бежтинского язы 1983. Т. 5. ка // Категория числа в дагестанских языках. Ма Ломтадзе Э. А. Анализ капучинско-гунзибского хачкала, 1985.

языка // Иберийско-кавказское языкознание. VIII. Халилов М. Ш. Суффиксальное словообразова Тбилиси, 1956. ние в субстантивах бежтинского языка // Вопросы Мадиева Г. И. Грамматический очерк бежтин- словообразования в дагестанских языках. Махачка ского языка. Махачкала, 1965. ла, 1986.

Халилов М. Ш. Бежтинско-русский словарь // Махачкала, 1995.

И.А. Исаков ГУНЗИБСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Определение “гунзибский” и его варианты “гунзебский”, “хунзальский”, “энзеб ский” образованы от названия с. Гунзиб;

в литературе встречается также “нахадинский” (по названию с. Нахада), а также “капучинско-гунзибский”.

1.1.2. Г. я. относится к цезской подгруппе аваро-андо-цезской группы нахско дагестанских языков.

1.1.3. На Г. я. говорят жители с. Гунзиб, Нахада, Гарбутль Цунтинского района Рес публики Дагестан. Переселенцы из Гунзиба проживают в с. Стальск Кизилюртовского района Дагестана и Сарусо Кварельского района Грузии. Общее число говорящих на Г. я. – около 800 человек.

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Диалектной дифференциации Г. я. не имеет (есть незначительные отличия в про изношении отдельных слов у жителей сс. Гунзиб и Нахада).

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Г. я. функционирует как бытовой язык. Гинухцы четырехъязычны: владеют аварским, бежтинским и русским.

1.3.2. Г. я. нелитературный.

54 Нахско-дагестанские языки 1.3.3. Не преподается.

1.4.0. Г. я. – бесписьменный;

в статье использована транскрипция на основе аварского алфавита.

1.5.0. История Г. я. не изучена.

1.6.0. Наибольшее влияние на Г. я. оказал аварский, что отразилось в основном на лексике и фразеологии, частично на морфологии и словообразовании.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. Кроме гласных а, о, у, е, и, представлены их назализованные, а также долгие корреляты и гласные среднего ряда ы, Ќ, заднего ряда ац (см. табл.).

Г л а с н ые Оральные Назализован ные Ряд Передн. Средн. Задн. Передн.

Средн. Задн.

Недолг. Долг. Недолг. Долг. Недолг. Долг.

Лаб. Нелаб. Лаб. Нелаб.

Лаб. Нелаб.

Подъем Верхн. и И ы /Ў/ у У ин ын ун Средн. е н Д Ќ /Ќ#/ о ац О а ен Ќн Ц о ацн Нижн. а А ан Примеры: але ‘ветка’, анх ‘живот’, ацбу ‘отец’, ацншу ‘короткий’, эмед ‘весна’, энху ‘река’, огь ‘ячмень’, онс ‘бык’, Ќг ‘этот’, Ќнцу ‘дверь’, унхе ‘повернись’, ыс ‘брат’, ‘сест ра’, ынцIу ‘новый’, артIодОс ‘спереди’, зЌгъ° ‘окажется’, гУр ‘шел’, Ў употребляется в атрибутивных словах с корневым ы, когда говорящий хочет подчеркнуть высокую сте пень данного качества (экспрессия): бЎкъу бегала ‘больша-а-я змея’.

Со г л а с н ые Способ Сонорные Шумные образования Полугласн. Плавн. Нос. Смычн. Аффрикаты Спиранты Звонк. Глух. Абрупт. Неабр. Аб рупт. Звонк. Глух.

Место образования Билабиальные в м б п пI Переднеязычн. Дентальные н д т тI ц цI з с Альвеолярные р ч чI ж ш Среднеязычный й Заднеязычные г к кI хь И.А. Исаков. Ахвахский язык Увулярные хъ къ гъ х Латеральные л лI кь лъ Фарингальные гI хI Ларингальные ъ гь Примеры: беш ‘кожа’, вЌ ‘собака’, мару ‘гора’, пыр ‘молния’, пIапIи ‘летучая мышь’, дЌ ‘я’, таду ‘глина’, тIалъа ‘доить’, нуцу ‘мед’, цумо ‘моча’, цIыцI ‘бровь’, зЌкьЌ ‘па лец’, сукIу ‘человек’, рацкIу ‘сердце’, чикIе ‘козленок’, чIехъ ‘птица’, жогъ ‘окно’, шикIу ‘рот’, лахи ‘много’, лъын ‘вода’, лIиле ‘ягненок’, ацкьу ‘дно’, гацйс ‘нет’, олъуг ‘у него’, кебу ‘песок’, кIакIа ‘капля’, бахь ‘медь’, хацгъу ‘лук’, хъархъачIу ‘гортань’, къацм ‘голова’, гъанцу ‘смородина’, гIил ‘шест’, хIанхIанлIа ‘хохотать’, реъ ‘теряет’, угьа ‘умереть’.

2.1.2. Ударение динамическое, слабовыраженное, падает обычно на первый или вто рой слог, смыслоразличительной функции не выполняет. Существенную морфолого семантическую нагрузку несет на себе долгота гласного.

2.1.3. В изменении согласных фонем заметную роль играют ассимилятивные процес сы: утIчос > уччос ‘спящий’, бЌдсЌ > бЌтсЌ > бЌцЌ ‘этот-то’, небси > непси ‘иголка’, вецзи > вецси > вецци ‘хвалить’, хорла > холла ‘бараны’, ратIдон > раддон ‘хотел бы’, меседлис > меселлис ‘золотой’. В целом в Г. я. не наблюдается большого числа чередо ваний.

2.1.4. Налицо следующие типы слогов: V: ац-бу ‘отец’, би-э-ру ‘маленький’;

VC: ах-да ‘копать’;

CV (наиболее характерный: гье-гьа ‘бить’;

CVC (второй по численности):

хъухъ-д°с ‘левый’;

CVCС: кIантI ‘точка’, лъейс ‘не смейся’. Наименее распространен ные слоги VSC, CVSC. В стечении согласных в слоге первым обычно выступает сонор ный. Для начала слова стечения согласных нехарактерно.

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Морфемы не всегда совпадают со слогом. Корень имеет следующую структуру:

VC: алI ‘село’;

VSC: анкь ‘неделя’;

VCV анда ‘мозг’;

CV: кан ‘лучина’;

CVC: бохъ ‘солн це’;

CVSС: кIантI ‘точка’ и др. Суффикс: V: тIотI-а ‘мухи’ (мн. ч.), VC цан-ис ‘козы (род. п.);

VCV: шикI-ела ‘рты’;

CV: тIиг-ба ‘козлы’;

CVC: гьацра-гъур ‘к коровам’;

C:

цIЌ-с ‘огня’. Префикс: С: б-ыкъу ‘большой’. Инфикс: CV: зЌ-в°-гъЌр ‘нашлись’, мн. ч.

тIи-й°-тIа ‘бросать’.

2.2.2. Фонологическое противопоставление морфологических единиц и категорий для Г. я. нехарактерно.

2.2.3. Имеет место аблаутное чередование гласных фонем: а/ы: малу ‘ноготь’ – мылал (эрг.);

ац/ы: мацкъу ‘слеза’ – род. п. мыкъас;

ац/и: мацче ‘место’ – дат. п. мичА;

о/ы:

молIу ‘сон’ – мылIА ‘во сне’;

а/е: лъацна ‘три’ – косв. п. лъел;

Ќ/и/у/е: гЌлЌр (1 кл.) – IV кл. гулур – II, III кл. гилер ‘положил’;

о/ан: коро ‘рука’ – канкьо ‘на руке’;

ан/ин: канй ‘ягода’ – эрг. п. кинйал и др. Перед назализованным гласным классные экспоненты б>м, р>н, а гласный при этом деназализуется: вЌ б-Ќгъ ‘собака лает’, но вЌ м-акъе ‘собака идет’ (ср. оже анкъе ‘мальчик идет’), вЌдЌ р-укьур ‘дождь перестал’, но вЌдЌ н-екьер ‘дождь прошел’ (ср. оже энкьер ‘мальчик ушел’).

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

56 Нахско-дагестанские языки Наряду с доминирующей агглютинацией в морфологии Г. я. налицо аналитизм и эле менты флексии.

2.3.1. Разграничены грамматические разряды знаменательных слов, но слабо диффе ренцированы разряды служебных и модальных слов и частиц. Разряды некоторых атри бутивных и адвербиальных слов выделяются синтаксически: чIиху гьацн ‘дальний лес’ (чIиху – прил.), чIиху Ќгьда ‘далеко работать’ (чIиху – нареч.), тIырЌкь кьодо ‘на мос ту’ (кьодо – послелог), кьодо анкъер ‘поднялся наверх’ (кьодо – нареч.). Здесь морфоло гический разряд слов чIиху и кьодо зависит от того, с какой частью речи они сочетаются, и от позиции.

2.3.2. Имена существительные распределяются в ед. ч. по четырем, во мн. ч. по двум именным классам. Все названия человека мужского пола, а также мифические понятия, олицетворяющие мужской пол, относятся к I кл., все женщины и мифические названия, олицетворяющие женский пол – ко II кл. Слово къЌра ‘ребенок’, все названия неразум ных одушевленных существ, а также мифические шейтIан ‘черт’, илбис ‘дьявол’, гIаж дагьа ‘дракон’ и т. п. относятся к III кл. Названия неодушевленных предметов, абстракт ных понятий распределены по трем (II, III, IV) кл. Принцип этого распределения неясен.

Так, слово канй ‘ягода’ относится ко II, энш ‘яблоко’ – к III, огь ‘ячмень’ – к IV кл. Во мн. ч. существительные делятся на два класса – разумные и неразумные. Классы сущест вительных отражаются в глаголах и прилагательных в виде следующих префиксальных экспонентов: ед. ч.: I кл. 0, II кл. й, III кл. б (м), IV кл. р (н);

мн. ч.: I, II кл. б (м), III, IV кл. р (н).

2.3.3. Множественность существительных выражается при помощи суффиксов:

-ла, р, -ва, -а, -ба, -ар, -ур, -бур, -на, -ра, -да, -у. Наиболее продуктивным (31%) является суфф. -ла, присоединяющийся к основе на согласный: кьакI-ла ‘цветы’, коч-ла ‘кусты’, бил-ла ‘губы’ и т. д. Наблюдается параллелизм в образовании формы мн. ч.: кIишу ‘игра’ – кIишу-ва//кIиш-ла ‘игры’, лIибу ‘лист’ – лIибу-р//лIиб-ела ‘листья’, хотIоху ‘лягушка’ – хотIох-ар//хотIоху-ва ‘лягушки’, быцу ‘рука – быцу-ва//быц-ела//быц-ла ‘руки’, ху мух ‘корень’ – хумух-а//хумух-ба ‘корни’. У некоторых существительных различается ограниченная и неограниченная множественность: нижи ‘чеснок’ – нижи-йа ‘несколько головок чеснока’, гьелIе ‘орех’ – гьелIе-йа ‘несколько орехов’. У исконных прилагатель ных форма мн. ч. образуется путем присоединения к основе суфф. -ар: рочI-ар ‘пустые’, чихар-ар ‘соленые’, у заимствованных – суфф. -ла: берцинаб-ла ‘красивые’. У классных прилагательных в образовании мн. ч. участвует и префиксальный классный экспонент:

иэру оже ‘маленький мальчик’ – б-иэр-ар (мн. ч.). В указательных местоимениях форма мн. ч. образуется суффиксально: Ќг, огу ‘тот’, ‘та’, ‘то’, Ќг-ра ‘те’. В глаголе множест венность имени отражается в виде: 1) префикса (в классных глаголах): вЌ м-акъер ‘соба ка пришла’ – воба н-акъер ‘собаки пришли’;

2) суффикса: оже кIишар ‘мальчик играл’ – ожда кIиша-бА-р ‘мальчики играли’;

3) префикса и инфикса: занкье б-учIер ‘палец порезался’ – закьла р-у-в°-чIер ‘пальцы порезались’;

4) инфикса: сЌрйо зЌгъЌр ‘лошадь нашлась’ – сЌрйар зЌ-в°-гъЌр ‘лошади нашлись’.

Простые числительные: гьенс ‘один’, къану ‘два’, лъацнац ‘три’, окъен ‘четыре’, лъи но ‘пять’, илъно ‘шесть’, ацлIно ‘семь’, белIно ‘восемь’, учIин ‘девять’, аццIЌн ‘десять’.

Названия десятков образуются путем прибавления к простым числительным суфф. -риг.

Числа 20 и 100 имеют особые названия – хъоно и гьЌнс-чIитI букв. ‘один нож’. Назва ния остальных сотен образуются присоединением к простым названиям чисел слова чIитI ‘сто’ (также и ‘нож’): къанучIитI ‘200’, лъацнац-чIитI ‘300’ и т. д. Порядковые И.А. Исаков. Ахвахский язык числительные образуются от количественных с помощью суфф. -ос, -сЌ: гьЌнсен ‘пер вый’, къанос ‘второй’, белIнос ‘восьмой’.

2.3.4. Им. п. не маркирован, оформляет субъект при непереходных и объект при пере ходных глаголах: оже маракь энкьер ‘сын в горы пошел’, баццIЌ мухъур ырмЌтIу ‘волк съел осла’. Эрг. п. (форман -л(о)) оформляет субъект при переходных глаголах: ге ди-л минА анкъу ‘кошка котенку мышку унесла’. Род. п. выражает посессивность, оформляет определение к существительному в номинативе: гедис мина букв. ‘кошки де теныш’, колхозлис машина ‘колхоза машина’, дат. п. (долгий гласный) – объект-адресат действия, при глаголах чувственного восприятия – субъект: ацбул ождИ окро нылIЌр ‘отец сыну деньги дал’;

ождИ лЌдис гьокI ныдЌр ‘мальчику оленя звук посышался’.

Твор. п. (-д(о)) совмещает функцию инструменталиса и родительного в качестве опреде ления при определяемом в косвенном падеже: устарлил кIучид магI гьегъер ‘мастер мо лотком гвоздь забил’;

кIучид букьикь Ќж ло ‘на рукоятке молотка метка есть’.

Местные падежи имеют 7 серий по 3 падежа в серии. Локатив и аллатив совмещены, формант совпадает с показателем серии;

аблатив (-с, -ос, -сЌ) является самостоятель ным. Представлен также самостоятельный падеж директив (-од, -до), но употребляется он не во всех сериях. Серия на -кь – на поверхность, с поверхности, по направлению на поверхность (-и) предмета. Ее показатель оформляет также объект при глаголе гьинчIа ‘бояться’: кьокъолакь ‘на папахе (-у)’, хъи вЌйкь гьинчIер ‘заяц испугался собаки’. Се рия на -лI – под предмет (-ом): гамачIалI ‘под камнем (камень)’. Оформляет объект при глаголах ныса ‘продать’, хинжа ‘обменять’, боха ‘купить’: онс сЌрйолI хинжо ‘быка на коня меняй’, дЌ хор бохор окролI ‘я барана за деньги купил’. Серия на долгий гласный ( А, -°, -Д, -И, -О, -У) – вовнутрь (внутри) предмета: гьилД ‘в блюдо (-е)’, къечIУ лъын ги чIкIер ‘в корыто воду налил’, гьацн° мекIори мацIер ‘в лесу медвежонка увидел’. Серия на лъ – на вертикальную (-ой) поверхность (-и): бачилъ гьакI ли ‘на вертикальной по верхности скалы есть цветок’;

совместность: релъилъ магаш ‘с маслом творог’;

оформ ляет объект при глаголах унха ‘превратиться’, энхела ‘повесить’, ‘висеть’, тЌша ‘тро гать’: оже гамачIалъ унхер ‘мальчик в камень превратился’. Серия на -г – у кого(чего) то, к кому(чему)-то: онг устарлиг ли ‘топор у мастера есть’, онг устарлигос режер ‘то пор у мастера взяли’. Адресат при глаголе ныса ‘сказать’, нысЌла ‘спросить’: къЌраг ныса ‘детям сказать’. Оформляет объект при глаголах анцIа ‘видеть’, гьагьукIа ‘смот реть’: ождиг баццIЌ мацIЌр ‘мальчик волка увидел’. Серия на -гъур – около кого (че го)-то, приближение к кому (чему)-то: алIагъур ‘около села’;

совместность: ацбугъур нЌр оже ‘с отцом пришел сын’. Серия на дЌр – к кому(чему)-то: ийу йенкьер гьац рацдЌр ‘мать пошла к коровам’.

Значение локативности выражается локативными падежами и их сочетаниями с по слелогами: истоликьо ‘на столе’, къацмкьо ‘на голове’, шедилI ‘на вертикальной по верхности скалы’;

алIагъур инчо кIотIу гьацн ли ‘около села хороший лес есть’;

тIырЌкь кьодо сукIу ло ‘на мосту человек есть’ (инчо ‘около’, кьодо ‘на’ – послелоги).

Категория принадлежности оформляется род. п.: гедис мина ‘котенок’, илус хъохъо ‘наш дом’, чIехъис поде ‘птичье перо’.

2.3.5. Основными глагольными формами в Г. я. являются: инфинитив, презенс I, пер фект и императив, от которых с помощью единых формантов образуются производные формы.

Долженствовательная форма по семантике близка к инфинитиву, от которого она об разуется с помощью суфф. -дийа: мекьадийа ‘чтобы идти’, ритIкIадийа ‘чтобы испра вить’.

58 Нахско-дагестанские языки Причастие наст. вр. имеет две формы: полную, образующуюся от презенса с помощью форманта -чос: энкьечос ‘идущий’, анцIЌчос ‘видимый’, и краткую с усеченным форман том -ч: энкьеч, нацIЌч;

причастие прош. вр. – одну форму на -у, образуемую от перфекта:

энкьеру ‘ушедший’, нацIЌру ‘видевший’.

Деепричастие наст. вр. образуется от краткого причастия с помощью суфф. -дийа: эн кьечдийа ‘идя’, эшчодийа ‘кушая’;

деепричастие прош. вр. – от перфекта путем замены ауслаутного -р суффиксом -н: ратIЌр ‘захотел’ – ратIЌн, кошер ‘косил’ – кошен.

Различаются временные формы: 1) Простые. Презенс 1 (форманты: 0, -е, -у, -о, -А, Ќ): хулI ‘пьет’, руво ‘делает’, гьелА ‘варится’, ручIе ‘бежит’, угьу ‘умирает’, пылIЌ ‘свер кает’. Футурум (-А): хулIА ‘будет пить’. Констатив (-°р): хулI°р ‘пьет’. Перфект (-ер, -ур, -ор, -Ар, -Ќр): чанхер ‘написал’, хулIур ‘выпил’, бувор ‘сделал’, гьелАр ‘сварился’, ныхъЌр ‘нашел’. 2) Сложные. Презенс II (прич. наст. вр. + связка ли (ло) ‘есть’, гацчI ‘нет’): хулIчос ло ‘пьет’, чанхчос ло ‘пишет’, ручIчоч гацчI ‘не бегут’. Перфект заглаз ный (деепр. прош. вр. + связка ло (ли) ‘есть’, гацчI ‘нет’): хулIун ло ‘выпил, оказывается’, чанхен гацчI ‘не написал, оказывается’;

АхIмад рагълИ экьен ло, Ќг тIокIаб акъен гацчI ‘Ахмед на войну ушел, оказывается, он больше не вернулся, оказывается’. Имперфект (прич. наст. вр. + связка зукъур ‘был’): хулIчо зукъур ‘пил’, чанхчо зукъур ‘писал’.

Залог и аспект морфологически не выражены.

Каузативные глаголы маркируются суфф. -кI, повторением суфф. -кI оформляется каузирование через посредство другого лица: ричIа ‘бежать’ – ричIкIа ‘заставить бе жать’ – ричIкIеIкIа ‘заставить (через посредство кого-либо) бежать’.

Заглазность (см. перф. заглазн.) выражается также модальными словами зЌгъ°р ‘най дется’, ‘окажется’, ‘наверное’, ‘возможно’, ныд ‘слышно’, ‘говорят’: кид инйАнчос зЌгъ°р ‘девочка плачет, наверное’, оже утIун ныд ‘мальчик уснул, говорят’.

Отражение лица в глаголе для Г. я. нехарактерно.

Императив образуется присоединением к основе почти тех же (за исключением -у) суффиксов, которые используются в качестве формантов презенса, вследствие чего фор мы презенса и императива у многих глаголов совпадают. Наиболее употребительным суффиксом императива является -о: нылIо ‘дай’, битIкIо ‘исправь’, мысо ‘продай’, утI ‘ляг’, нЌ ‘приди’, эче ‘сиди’, ‘стой’. Условное наклонение образуется от презенса при соединением суфф. -до к согласному и -д к гласному: бацхъдо ‘если случится’, рувод ‘если сделает’. Присоединение суфф. -(о)н придает ему уступительное значение: бацхъ дон ‘хотя случилось’, бикьедон ‘хоть убьет’. Условность выражается также при помощи модальной частицы -къЌдЌ: зукъур-къЌдЌ ‘был бы’, бувИс-къЌдЌ ‘не делал бы’. Опта тив (основа глагола + суфф. -об): балагь рикIад рувоб! ‘да отдалится беда!’, анкъоб ‘да придет!’ Вопросительная форма образуется от любой глагольной формы с помощью суфф. -и (присоединяется к согласному) или -й (к гласному): рувор ‘делал’ – рувори?

тIЌтIЌру ‘бросивший’ – тIЌтIЌруй? энкьа ‘идти’ – экьай? жежакIо ‘жарь’ – жежа кIой? Имеются также деепричастные формы: одновременности и причины (формант лъ): утIолъ ‘когда (поскольку) спит’, анкъолъ ‘когда (поскольку) приходит’;

непосредст венного предшествования (форм. -°шун): утI°шун ‘как только уснул(-ет)’, анкъ°шун ‘как только пришел (-дет)’;

предела действия (-чор): утIчор ‘пока уснет’, анкъечор ‘пока при дет’. По категории способа действия отметим наличие глаголов однократного или много кратного (или длительного) действия: канха ‘(по)мазать’, ‘белить’ – канхда ‘заниматься побелкой, штукатуркой’, илIа ‘звать’ – илIела ‘звать (учащат.)’, чанха ‘писать’ – чанхда ‘заниматься письмом, писаниной’.

И.А. Исаков. Ахвахский язык 2.3.6. Местоимения делятся на личные: 1-ое л. дЌ ‘я’, иле ‘мы’, 2-ое л.: мЌ ‘ты’, миже ‘вы’. В значении личных местоимений 3-его л. используются указательные:

Рядом В некотором отдалении Вдали Ед.ч. Мн.ч. Ед.ч. Мн.ч. Ед.ч. Мн.ч.

1,3,4 кл. 2 кл. 1,3,4 кл. 2 кл. 1,3,4 кл. 2 кл.

бЌд боду бЌдра бЌл боду бЌлла Ќг огу Ќгра Вопросительные: шийо ‘что’, сукIу ‘кто’, гьинА ‘какой’. Определительные: жини жини ‘всякие’, шинаб ‘каждый’, эгАс ‘такой’. Неопределенные: сукIуди ‘кто-то’, шийо ди ‘что-то’, гьинАди ‘какой-то’, шийоно ‘что-либо’, сукIуно ‘кто-либо’. Возвратные: жу, жини ‘сам’. Отрицательные: шибниги ‘ничего’, шийон ‘ничто’, ‘ничего’. Чистое указа ние выражается: 1) указательными местоимениями, 2) местоименными наречиями: бЌи ‘здесь’, бЌис ‘отсюда’, ЌгА ‘так’, ЌгИ ‘там’, Ќгидо ‘туда’, Дгис ‘оттуда’ и др.

Для выражения отрицания используются суффиксы:

-атI – в глаголе и причастии в презенсе: нысатI ‘не говорит’, нысчатIос ‘не говорящий’;

в футуруме: нысчатI ‘не скажет’;

-ойс в констативе: анкъойс ‘не приходит’;

-Ис – в перфекте и причастии прош.

вр.: анкъИс ‘не пришел’, анкъИсу ‘непришедший’, -ИтI – в деепричастии прош. вр.:

анкъИтI ‘не придя’;

-°къо – у императива: анкъ°къо ‘не приходи’. От связки ло (ли) ‘есть’ отрицание образуется супплетивно: гацчI ‘нет’. Фразовые примеры: рикъИсу жо рув°къо ‘чего не знаешь, не делай’;

эшитI утI°къо ‘не поев, не ложись’;

иле булIис хо эшойс ‘мы свинину не едим’.

2.3.7. Выделяются части речи: знаменательные – существительное, прилагательное, числительное, местоимение, глагол, наречие;

служебные – союзы, частицы, послелоги;

модальные и идеофонические слова, междометия.

К сочинительным союзам относятся ва ‘и’, йа... йа ‘или... или’, амма ‘но’. Подчини тельная связь в предложении выражается с помощью частиц-формантов -чор, -°шун, -дийа, -къЌдо, -река, -лъ, -лъа и др., союзного слова олъужба ‘поэтому’. Представлены частицы: цитатная -лIе, вопросительные -и(й), условная (модальная) -къЌдЌ, присоеди нительная -н(о), уступительная -дЌн, неопределенная -ди, модальные -ха, эггу, унгу, уси лительная -ж, сравнительные -лIЌру, -гацл, -дЌл и др.

2.4.0. Образцы склонения существительных и личных местоимений: ыс ‘брат’, ‘сест ра’, мару ‘гора’, гьаре ‘глаз’, дЌ ‘я’, иле ‘мы’, мЌ ‘ты’, миже ‘вы’.

Ед.ч. Мн.ч. Ед.ч. Мн.ч. Ед.ч. Мн.ч.

Им. ыс ысна мару марува гьаре гьарур Эрг. ысдил ыснало марал марувало гьал гьарурлал Род. ысдис ысналас марас марувалас гьас гьарурлас Дат. ысдИ ысналА марА марувалА гьай гьарурлА Тв. ысдид ысналад марад марувалад гьад гьарурлад Им. дЌ иле мЌ миже Эрг. дЌ иле мЌ миже Род. дие илус дыбЌ мижус 60 Нахско-дагестанские языки Дат. дии илУ диби мижУ Тв. дидо илдо дудо миждо Образцы глагольных форм:

‘пить’ ‘бежать’ ‘идти’ ‘падать’ Инфинитив хулIа ричIа энкьа бека Долженствоват. хулIадийа ричIадийа энкьадийа бекадийа форма Настоящее вр. хулI ричIе энкье бек Прич. наст. вр.

полное хулIчос ричIчос энкьечос бекчос краткое хулIчо ричIчо энкьеч бекчо Дееприч. наст.вр. хулIчодийа ричIчодийа энкьечдийа бекчодийа Имперфект хулIчос ричIчос энкьеч бекчо зукъур зукъур зукъур зукъур Настоящее II хулIчос ли ричIчос ли энкьечос ли бекчос ли Перфект хулIур ричIер энкьер бекер Масдар хулIурлъи ричIерлъи энкьерлъи бекерлъи хулIи ричIи Перфект заглазн. хулIун ли ричIен ли энкьен ли бекен ли Прич. прош.вр. хулIуру ричIеру энкьеру бекеру Дееприч. хулIун ричIен энкьен бекен прош.вр.

Плюсквамперф. хулIун ричIен энкьен бекен зукъур зукъур зукъур зукъур Общее время хулIА ричIА энкьА бекА (констатив) Будущее хулI°р ричI°р энкь°р бек°р Императив хулIо ричIо энкье бек Оптатив хулIоб ричIоб энкьоб бекоб 2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. Различаются морфемы: корень, префикс, инфикс и суффикс. Во многих слово формах между корнем и формантом встречаются вставочные элементы. Можно выде лить следующие типы слов и словоформ: R: къацм ‘голова’, онг ‘топор’, кIотI ‘хорошо’;

x + R: б-Ќгъ ‘лает’, р-ек ‘падает’, й-утI ‘спит’;

x+ R + y: р-ыкъ-у ‘большой’, м-акъ-ер ‘пришел’;

R + y: гичI-а ‘литься’, затI-у ‘голый’, гуд-ба ‘куры’;

R + y + y1...: мару-ва-ла-с ‘гор (род. п.);

x + R + y + y1...: б-ыкъ-а-ла ‘увеличиваться’;

R + y + R + y1: зЌ-в°-гъ-Ќр ‘остались’;

x + R + y + R + y1: б-и-йа-лI-а ‘звать (мн. ч.)’, б-ы-а-х-а-л-ер-и? ‘согрелись ли?’ и др. (R – корень, x – префикс, y – суффикс).

К морфологически аномальным словам, кроме междометий (см. п. 2.3.7), можно отне сти идеофоны, подзывания, и др.: тенш – звукоподражание шуму реки, чар-чар – жуча нью ручья, кьарапI-кьарапI – топоту, кьар-кьар – рокоту мотора, мийав – мяуканью, чIив-чIив – чириканью, къош-къош – подзыв для осла, цицу-цицу – для кошки, ный – для крупного рогатого скота и т. п.

И.А. Исаков. Ахвахский язык 2.5.2. Основные способы словообразования: 1) Суффиксация. Существительные обра зуются при помощи суффиксов:

-хъ, -хъан, -гу, -ху, -ку, -кIу, -сЌ и др.: гудба-хъ ‘ястреб курятник’, Ќгьда-гу ‘трудяга’, Ќгъа-ху ‘драчун’, кIукIутIу ‘кукушка’, цIодоракIу ‘ум ник’, былъЌ-хъан ‘охотник’, жогъилъ-ку ‘занавеска’, шацглалъ-сЌ ‘треножник’;

глагол образуется посредством суфф.:

-лI, -л, -кI, -д-, -к: цу-лI-а ‘дуть’, цума-л-а ‘мочиться’, цIунду-кI-а ‘красить’, гьЌкI-д-а ‘икать’, гишо-к-а ‘выйти’;

прилагательные (и наречия) – при помощи суфф. -у: рокъ-у ‘тяжелый’, ‘тяжело’, быкъ-у ‘большой’. 2) Словосложение:

цIикъи-анкъу ‘белка’ (букв. ‘блоха-мышь’), коро-чанха ‘подписаться’ (букв. ‘рука писать’). 3) Большое число глаголов образуется аналитически – путем прибавления к за имствованным словам связки (б-, р-, й-)ува ‘делать’, (б-, р-, й-)ацхъа ‘случиться’, ‘ста новиться’: гIарза бува ‘жаловаться’, хасар йува ‘освободить’, тарзи ацхъа ‘шататься’.

4) Конверсия: йатIару ‘любимая’, ‘любовница’ (прич. > сущ.), цулIару (прич. от гл.

цулIа ‘дуть’> сущ. ‘кузнечный мех’), хурару ‘пьяный’ (прич. > сущ.).

2.5.3. Г. я. относится к эргативному типу языков. Конструкции простого предложения – номинативная, эргативная, дативая и аффективная – связаны с семантикой глагола предиката (см. п. 2.2.4). Порядок слов в предложении свободный, но предпочтителен по рядок: субъект – объект – предикат. Определение предшествует определяемому и согла суется с ним в классе и числе, если определение классное: ыкъу оже ‘старший сын’, быкъу ожда ‘старшие сыновья’. Связь согласования наблюдается также между класс ным предикатом и его актантами: предикат, выраженный переходным глаголом, согласу ется с объектом, а предикат, выраженный непереходным глаголом, – с субъектом в но минативе. По наличию главных членов различаются простые предложения: односостав ные: ништокер ‘стемнело’, хишакьокер ‘рассвело’;

двусоставные: бохъ мехен ли ‘солн це взошло’, оже утIур ‘мальчик уснул’. Трехсоставные: ождил тIехь хъувор ‘мальчик книгу прочитал’, дии ийу йатI ‘я люблю мать’ (букв. ‘мне мать любится’) 2.5.4. Наличествуют сложносочиненные и сложноподчиненные предложения. Связь между простыми предложениями в них реализуется при помощи союзов и союзных час тиц (см. 2.3.7.), а также интонации. Придаточное предложение может находиться в пост позиции и в препозиции к главному, а также внутри главного. Представлены также рас пространенные причастные и деепричастные обороты, функционально близкие к прида точным предложениям: Энху йацгъун энкьечдийац, Ќг экен ло ‘Переходя реку, он упал’.

Сыд авлахълИ анкъолъ, болъу мацIар къану тIехIу, сыд лъацнркьо рЌгъчо ‘Придя на одну поляну, он увидел двух стервятников, дерущихся над одной костью’.

2.6.0. В лексике, кроме собственно гунзибского, различаются пласты: гунзибско бежтинский, общецезский, общеаваро-андо-цезский и общедагестанский. В заимство ванной лексике заметное место занимают аваризмы. Через аварский в Г. я. проникли арабизмы, тюркизмы, иранизмы. Русизмы входят в гунзибский словарь и через аварское посредство, и без него. Грузинская лексика в Г. я. – результат вековых контактов двух народов.

2.7.0. См. п. 1.2.1.

Л И Т Е Р А Т У Р А Бокарев Е. А. Гунзибский язык // Языки народов Бокарев Е. А. Материалы к словарю гунзибского СССР. М. 1967, т. IV. языка // Вопросы изучения иберийско-кавказских языков. М. 1961.

62 Нахско-дагестанские языки Бокарев Е. А. Цезские (дидойские) языки Даге- система склонения в кавказских языках. Махачкала.

стана. М. 1959. 1987.

Гамзатов М. Р.-Э. Структура слога и слогоде- Ломтадзе Э. А. Анализ капучинско-гунзибского ление в гунзибском языке // Слово и словосочета- языка // Иберийско-кавказское языкознание. Тби ние в языках разных типов. М. 1973. лиси. 1966, т. VIII.

Исаков И. А. О глагольном словообразовании в Ломтадзе Э. А. Образование множественного гунзибском языке // Вопросы словообразования да- числа в глаголе капучинско-гунзибского языка // гестанских языков. Махачкала. 1986. Иберийско-кавказское языкознание. Тбилиси, 1953, Исаков И. А. Системное и асистемное в склоне- т. V (на груз. яз.).

нии имен в гунзибском языке // Падежный состав и Berg van den, H. A grammar of Gunzib. Leiden, 1996.

М. Ш. Халилов ЦЕЗСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Варианты названия: дидойский язык, цунтинский язык. Самоназвание цези, по аварски цIунтIал.

1.1.2. Ц. я. относится к цезской подгруппе аваро-андо-цезской группы нахско дагестанских языков (обнаруживает наибольшую близость к гинухскому и хваршинско му языкам).

1.1.3. На Ц. я. говорят жители 47 селений Цунтинского района Дагестана, объединен ных в 8 сельсоветов: Кидеринский, Кимятлинский, Терутлинский, Тляцудинский, Хиби ятлинский, Шаитлинский, Шапихский, Шауринский. Цезы проживают также в с. Муца лаул Хасавюртовского района, с. Комсомольское Кизилюртовского района и с. Выше Таловка Кизлярского района Дагестана. Число говорящих – более 12 000 человек (пере пись 1989 г.).

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Ц. я. имеет 5 диалектов: асахский, кидеринский, шаитлинский, шапихский (И. В. Мегрелидзе);

некоторые исследователи выделяют два больших диалекта: собст венно цезский (дидойский) и сагадинский (Д. С. Имнайшвили). Сильно отличается от других диалектов сагадинский;

однако различия между диалектами не препятствуют взаимопониманию.

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Функционирует как бытовой язык. Цезы трехъязычны: они владеют также авар ским и русским. В качестве литературного языка используется аварский, а в меньшей степени – русский.

1.3.2. Ц. я. нелитературный, наддиалектных форм нет.

1.3.3. Не преподается.

1.4.0. Ц. я. – бесписьменный;

в статье использована транскрипция на основе аварского алфавита.

1.5.0. История Ц. я. не изучена.

1.6.0. На Ц. я. определенное влияние оказал аварский, что отразилось в основном в лексике и частично в морфологии.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

М. Ш. Халилов. Ахвахский язык 2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. Система гласных характеризуется наличием простых, фарингализованных (по мнению И. В. Мегрелидзе и Д. С. Имнайшвили фарингализованными являются только согласные), умлаутированных и долгих, и они противопоставлены по признакам ряда, подъема, лабиализации. Приведем таблицу гласных:

Оральные: Фарингализованные: Умлаутированные:

Ряд: Передние: Задние: Передние: Задние: Передние:

Крат. Долг. Крат. Долг. Крат. Долг.

Подъем: Лаб. Нелаб. Нелаб. Лаб. Нелаб.

Верх- и у иI уI ний:

Сред- е е о еI оI ний:

Нижний: а а аI аь аь Примеры на гласные фонемы: иго ‘рядом’, жили ‘плетень’, лIехелI ‘под потолком’, эли ‘мы’, нуци ‘мед’, кIицу ‘зуб’, оночу ‘курица’, оцIино ‘десять’, хъохъ ‘журавль’, мaIли ‘нос’, гъвaIгъвaIлIaI ‘урчать’, къиIм ‘голова’, хъиIлIо ‘неправильно’, беIгъеI ‘маленький’, эIженакIу ‘победитель’, кьуIру ‘сметана’, хъуI ‘лемех’, кьоIкъо ‘лоб’, лIигъоIно ‘хромой’, аьлIиру ‘сказанный’, лъинааь ‘чем’, аану ‘не, нет’ и т.д.

Долгими выступают а, е, аь (в сагадинском диалекте долгими являются также о и у).

В системе консонантизма Ц. я. имеются следующие согласные: 1) смычные (губные, дентальные, велярные, ларингальные), 2) спиранты (губные, зубные, альвеолярные, сред неязычный, увулярные, фарингальные, ларингальные), 3) аффрикаты (дентальные, альве олярные, латеральные, велярные), 4) сонорные (м, н, р, л). В Ц. я. отсутствуют ге минированные согласные, заднеязычный щелевой хь;

широко употребляются ларингаль ный ъ, аффриката лI и абруптив пI.

Со г л а с н ые Способ образования: Сонорные: Шумные:

Смычные: Аффрика- Спиранты:

ты:

Виб- Плав Носо Звон Глухие: Звон Глу рант: ные: вые: кие: кие: хие:

Место образования: Неаб Аб- Неаб Аб руп- руп- руп- руп тив- тив- тив- тив ные: ные: ные: ные:

Билабиальные м б п пI в Передне- Ден- р н д т тI ц цI з с тальные язычные Альвео- ч чI ж щ лярные Среднеязычный й Заднеязычные г к кI 64 Нахско-дагестанские языки Увулярные хъ къ гъ х Латеральные л лI кь лъ Фарингальные гI хI Ларингальные ъ гь Примеры на согласные фонемы: хIаплIа ‘лаять’, пIапIару ‘лысый’, бaIли ‘тополь’, тIахIу ‘пядь’, гъудеси ‘завтрашний’, гедо ‘обувь’, зози ‘мох’, жежу ‘шнурок’, серус ‘от крыл’, лIуза ‘кость’, релI ‘мясо’, лела ‘перо’, кIенечI ‘яйцо’, гегру ‘корь’, хотIо ‘нога’, ‘ступня’, ца ‘звезда’, цIацIа ‘искра’, роч ‘веревка’, чIураьси ‘соленый’, хIухI ‘щека’, нугI ‘свидетель’, хIахIа ‘грызть’, гьеъе ‘да’, ъаьъаьни ‘каприз’, ав ‘мышь’, башихъой ‘кольцо’ и др.

2.1.2. Ударение в Ц. я. динамическое, слабое. Место ударения в слове свободное: в одних словах оно падает на последний слог, в других – на первый. Место ударения зави сит от формы слова: 1) В им. падеже в именах ударение в большей части падает на пер вый слог основы, а в формах косвенных падежей – на последний слог основы: къутIи ‘договор’ – къутIаь, месла ‘плесень’ – месла. 2) В инфинитиве глагола подударным яв ляется суфф. -а, а во временах глагола – гласные корня: къикъа ‘разлагаться’ – къикъих (наст. вр.). В заимствованных словах оно в основном сохраняется на том же слоге, что в языке-источнике. Вопрос о просодических характеристиках Ц. я. изучен слабо.

2.1.3. На стыках морфем наблюдаются разные фонематические переходы: а) а + а > а (Муса имя собств. – эрг Муса), у + а > а (гулу ‘лошадь’ – эрг гула), о + а > а (бесуро ‘ры ба’ – эрг бесура) и + а или е + а > а (Идрис имя собств. – Идрисе + а > Идриса);

б) рн > нн (эхурно > эхунно ‘убил, оказывается’), рм > мм (тупмо > туммо, косв. осн. ‘ружье’), гъх > хх (огъхо > оххо ‘снимает’, хъх > хъхъ (техъхо > техъхъо ‘слышит’).

2.1.4. Наиболее типичные слоговые структуры CV гьу-ни ‘дорога’, CVC цIин-тIай ‘чу лок’, CVCC (мало продуктивен): гьо-бо-жайд ‘до сих пор’. В комплексах согласных обычно первым выступает сонорный.

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Морфемы Ц. я. в общем случае не совпадают со слогом: корень VCV ужи ‘сын’, суффикс VC тIутI-ес ‘муха (ген. 1), префикс С б-огъа ‘отнять’. Словоизменительные морфемы имеют следующие модели: V, C, CV, VC, VCV, CVS (где S – сонорный).

2.2.2. Фонологическое противопоставление морфологических единиц и категорий для Ц. я. отсутствует. В служебных морфологических элементах используется тот же фонем ный инвентарь.

2.2.3. Функционируют аблаутные чередования гласных фонем: у е бухъ ‘солнце’ – бехъес (ген. 1), буци ‘луна’ – бецес;

о е мочи ‘место’ мечес (ген. 1). Происходят измене ния комплекса гласных: V + а щ [гулу ‘лошадь’ – гулу + а гуло (эрг.)];

о + а а[бесуро ‘рыба’ бесуро + эрг. а бесура]. Редукция: ацIра ‘есть’ ацIерхо;

цахра ‘писать’ – наст. вр.

цахерхо. Усечение: ‘идти’ – наст. вр. икIихо > икIих, прош. вр. 1икIисо > икIис.

2.3.0. Для морфологии Ц. я. характерна агглютинация;

элементы флективности прояв ляются в основообразовании, аналитизм – в построении некоторых глагольных форм.

2.3.1. На основе синтаксических признаков выделяются следующие категории: суб стантив, прилагательное, глагол, наречие, послелог, союз, частица, междометие. При морфологической классификации выделяются существительные, изменяющиеся и неиз меняющиеся по классам прилагательные, местоимения, изменяющиеся и неизменяющие ся по классам глаголы, склоняющиеся послелоги, неизменяемые слова. Грамматические разряды знаменательных слов в Ц. я. четко разграничены, однако некоторые разряды М. Ш. Халилов. Ахвахский язык служебных слов слабо дифференцированы: гванде телъ ‘в яме’ (телъ ‘в’ – послелог), телъ эрси ‘внутри положили’ (телъ ‘внутри’ – наречие). Список частей речи с учетом семантических признаков см. 2.3.7.

2.3.2. Субстантивы распределены в единственном числе по четырем, во множествен ном по двум классам. К I кл. относятся названия людей мужского пола и мифологиче ских существ, ко II кл. – названия женщин, мифологических существ и некоторых не одушевленных предметов, к III кл. – названия животных и отдельных мифологических существ, к IV кл. – многие обозначения неодушевленных предметов и понятий. Распре деление имен по первым двум классам (I и II кл.) происходит по семантическому при знаку. Во множественном числе принцип деления слов на два класса (разумные и нера зумные) нарушен. 1 кл. характеризуется классным показателем б-, а остальные (II, III, IV кл.) – р-. Классы отражаются в глаголах и прилагательных в виде префиксов: ед. ч. 1 кл.

-, II кл. й-, III кл. б-, IV кл. р-;

мн. ч. I кл. б-, II, III, IV кл. р-.

Число\Класс I II III IV Единствен- - й- б- р- ное Множест- б- р- венное Указательные местоимения в единственном числе имеют три формы: йеда (I кл.), йеду (II, III, IV кл.) ‘этот’, гьовда (I кл.) – гьовду (II, III, IV кл.) ‘тот’, а во множественном чис ле представлена единая форма. Значительная часть глаголов, прилагательных и место имений не имеет классных показателей.

2.3.3. Ч и с л о в субстантивах выражается морфологически. Наиболее продуктивным является суф. мн. ч. -би. Он в большинстве случаев прибавляется к основе им. падежа ед.

числа: гIац ‘дверь’ – гIацби, гулу ‘лошадь’ – гулуби, кIетIу ‘кошка’ – кIетIуби. У некото рых существительных выпадает ауслаутный гласный при образовании мн. числа: бикори ‘змея’ – бикорби, агъи ‘птица’ – агъби. Иногда у существительных меняется конечный гласный: моIлъу ‘ноготь’ – молъаби, шору ‘обувь’ – шораби.

В ряде случаев во множественном числе перед суффиксом -би появляются целый слог или даже сочетание слогов: гед ‘рубашка’ – гед-ма-би, пу ‘бок’ – пу-р-би, хIо ‘печь’ – хIо ра-би;

къиIм ‘голова’ – къиIм-ре-би, кид ‘девочка’ – кид-ба-би, хъун ‘хутор’ – хъун-йа-би, эсйу ‘брат, сестра’ – эс-на-би, цIа ‘звезда’ – цIа-дара-би. Встречаются субстантивы, в ко торых параллельно используются ти наращения: бизоби //бизомби //бизорби ‘кирки’, гIокьби //гIокьреби //гIокьмаби ‘рукоятки’.

В редких случаях мн. число образуется при помощи суфф. -а, осложняемого иногда согласным: гIо ‘топор’ – гIона, тIутI ‘муха’ – тIутIа.

Мн. число в прилагательных образуется с помощью суф. -тIа: жука-тIа ‘плохие’, бе цав-тIа ‘слепые’, а у классных прилагательных в образовании мн. ч. участвуют и класс ные показатели: бечийу им ‘толстый столб’ – речийутIа имйаби ‘толстые столбы’, бечий утIа жекIуби ‘толстые люди’.

В указательных местоимениях форма множественном числе образуется морфологиче ски: гьемеси ‘тот’ – гьеми-зири ‘те’, гьовжо ‘он’ – гьовжеди ‘они’.

Неклассные глаголы имеют одну и ту же форму в ед. и мн. числах: жо тIетIерхо ‘он читает’ – жеди тIетIерхо ‘они читают’. В классных глаголах мн. число маркируется 66 Нахско-дагестанские языки префиксом б- (I кл.) и р- (II-IV кл.): ужи ихIанах ‘сын дерется’ – ужиби бихIанах, кид йи хIанах ‘девочка дерется’ – кидбаби рихIанах.

Простые ч и с л и т е л ь н ы е Ц. я.: сис ‘один’, къaIно ‘два’, лъоIно ‘три’, уйно ‘четы ре’, лъено ‘пять’, илъно ‘шесть’, гIолIно ‘семь’, билIно ‘восемь’, очIино ‘девять’, оцIино ‘десять’. Система счисления вигезимальная: хъуно оцIино ‘тридцать’, къaIнохъу ‘сорок’.

Сложные числительные от 11 до 19 образуются двояко: уйоцIи (4 + 10) и оцIино уйно ( + 4) ‘четырнадцать’;

первое более частотно. Названия сотен и тысяч образуются присое динением к простым названиям чисел слов бишон ‘сто’, гIазар ‘тысяча’: илънобишон ‘шестьсот’, билIногIазар ‘восемь тысяч’. При образовании составных числительных к обозначениям десятков и сотен присоединяется суфф. -но: хъуно сис ‘двадцать один’.

Порядковые числительные образуются от количественных с помощью суффиксов рас, -аьлIиру: сисаьлIиру ‘первый’, билIирас ‘восьмой’. К числу других разрядов отно сятся разделительные (образуются простым повторением числительного: къaIно-къaIно ‘по два’, очIино-очIино ‘по девять’), кратные (-рах: билIирах ‘восемь раз’, оцIирах ‘десять раз’), собирательные (-н: гIолIнон ‘всемером’, илънон ‘вшестером’), распределительные (-тIа: систIа ‘по одному’, къaIнотIа ‘по два’), неопределенные (уйно-лъено ‘пять шесть’), дробные числительные.

2.3.4. Субъектно-объектные отношения выражаются с помощью грамматических п а д е ж е й : немаркированного абсолютива и противостоящих ему падежных форм, обра зующихся от косвенной основы (см. 2.4.0.).

Абсолютив не маркирован и обозначает субъект при непереходных и объект при пе реходных глаголах: рилIу лъийс ‘Пахота кончилась’. Эргатив (-ма, -йа и др.) оформляет субъект при переходных глаголах: бабийа жекIси ужи ‘Отец избил сына’. У личных ме стоимений 1 и 2 лица эргатив совпадает с абсолютивом.

Различаются две генитивные формы. Генитив I (-с) выражает определение к субстан тиву в абсолютиве, а генитив II (-з) – определение к субстантиву в косвенных падежах:

Абакарес кид ‘дочь Абакара’, бабийу-з эсйу-с ‘отца брата’. Датив (-р) передает объект – адресат действия при глаголах verba sentiendi: телI гулузар бих ‘дай лошадям сено’. Тво рительный падеж (-д) выполняет функцию инструменталиса: ди бихъирси рекьид шетро ‘Я поймал рукой ящерицу’.

П р о с т р а н с т в е н н ы е падежи (эссив, латив, аблатив, транслатив) делятся на семь серий по четыре падежа в серии. Каждый падеж является самостоятельным. Серия -кьо/ кь (нахождение на поверхности чего-л.): цези бичих хIонкьо ‘Цезы живут в горах’.

Оформляет объект при глаголах ича ‘сесть’, зеува ‘быть’ и др. Серия -аь/-а (вместили ще): кIемотIийа йолъ гегму ‘В сундуке есть мука’. Серия -лъ (в однородной массе):

хъихъолIер цийо чалIо! ‘В похлебку соль сыпь!’. В сериях -аь/-а и -лъ оформляет объект при глаголах йолъ ‘есть’, иса ‘взять’ и др. Серия -хо/-х (вблизи чего-л.): лъаделI йолъ кик ‘Под скалой есть источник’. Серия -хъ (на вертикальной поверхности чего-л.;

в сопри косновении с чем-л.): кидбехъ мицхер йолъ ‘У девочки деньги есть’. Серия -де (вблизи чего-л., совместно): ди икIих эсивдаьр ‘Я иду к брату’, кид энийуда икIис эчури рода ‘Дочь с матерью пошла полоть’.

Значение локативности, кроме пространственных падежей, выражает также сочетание этих падежей с п о с л е л о г а м и : валъ ‘внизу’, ‘под’, валъай ‘снизу’ (с субэссивом);

иго ‘возле, вблизи’, игай ‘от’, игор ‘от’ (с апудэссивом);

адай//азаз ‘впереди’, адер ‘вперед’ (с адэссивом), кьири ‘вверху’, ‘на’, ‘над’, кьирай ‘сверху’, ‘с’ (с суперэссивом) и др., на пример: бикори гъулкьа кьири бичих ‘Змея лежит на камне’, лъаделI валъ кик йолъ ‘Под скалой источник есть’ и т.д.

М. Ш. Халилов. Ахвахский язык Значение п р и н а д л е ж н о с т и выражается генитивом.

2.3.5. В Ц. я. основными ф о р м а м и г л а г о л а являются: инфинитив I, презенс I, перфект I, констатив, императив, с помощью которых образуются производные формы.

От инфинитива I образуются инфинитив II (акилъа ‘уставать’ акилъа-нир), футурум I (акилъа-н), футурум II (акилъа-с), причастие прош. вр. I (акилъа-си). Констатив служит производящей основой для образования 1) причастия прош. вр. II (акаьлъ-ру), от которо го в свою очередь образуется масдар (акаьлъ-ру=лъи), 2) ветатива (акаьлъ-но). Основы презенса I и перфекта I без флексии образуют 1) дееприч. наст. вр. (акилъ-зей);

2) услов ное наклонение (акилъ-наьй), 3) перфекта II (акилъ-но), который совпадает с дееприч.

прош. вр.;

4) причастия наст. вр. (акихо-си). Суф. -но, присоединяясь к основе условного наклонения, образует уступительную форму (акилънаьй-но). Оптатив образуется от им ператива посредством суфф. -лI//-олI (акилъ-олI). Вопросительная форма характеризуется конечным долгим гласным а и аь: кецхо ‘спит’ – кецха ‘спит ли’, бехван ‘зарезал’ – бех вана ‘зарезал ли?’.

В Ц. я. представлены д е е п р и ч а с т н ы е формы: одновременности и причины ( закь): шекьу-закь ‘когда (поскольку) надел’, ра-закь ‘когда (поскольку) сделал’;

предела действия (-це): икIаце ‘до ухода’, бацIираце ‘до растаяния’. Различаются следующие временные формы: 1) Простые. Презенс I (-хо//-х): аих ‘идет’. Футурум I [-(а)н], футурум II (-ас): икIан, икIас ‘пойдет’. Перфект I (-ус), перфект II (-ун): эхус, эхун ‘умер’. Конста тив (Ш-, -и, -у) р-ацI ‘едят’. 2) Сложные. Презенс II (през. I + йолъ ‘есть’, ану ‘нет’), эхух йолъ ‘умирает’. Перфект очевидный (перф. I + зовн ‘быть’): эхун зовн ‘умер, оказывается’ и т.д. Залог и аспект морфологически не выражены.

Категория п е р е х о д н о с т и играет большую роль в образовании номинативной и эргативной конструкции предложения. Переходные и непереходные глаголы образуются соответственно с помощью суффиксов -кI, -лъ: реIже ‘большой’ – реIже-кI-а ‘увеличи вать’ – реIже-лъ-а ‘увеличиваться’, эчIу-кI-а ‘разрушить’ – эчIу-лъ-а ‘разрушиться’, рухъи-кI-а ‘спрятать’ – рухъи-лъ-а ‘спрятаться’. К словообразовательным глагольным ка тегориям относится и каузатив, который в цезском языке имеет два вида: каузатив I и каузатив II (эс-а ‘говорить’ – эси-р-а понуд. I, эси-ре-р-а понуд. II ‘заставить говорить’;

агъи-кI-а ‘продырявить’, агъи-кI-ра понуд. I – агъи-кI-ре-р-а понуд. II ‘заставить проды рявить’). Выделяется категория антипассива со значением ‘заниматься чем-либо’ (суфф. -на): кIеша-да ‘поиграть’ – кIеша-на-д-а ‘часто играть’, кIолIа ‘прыгать’ – кIолIа на-д-а ‘часто прыгать’. Отмечены также глаголы каузативно-учащательного характера: кIеша-на кучира ‘заставлять кого-н. заниматься игрой’.

2.3.6. Личные местоимения 1 л. ди (род. п. I дей, косв. осн. даь-) ‘я’, эли, косв.

осн. элу- ‘мы’, 2 л. ми, род. п. I деби, косв. осн. дебе- ‘ты’, межи, косв. осн. межу- ‘вы’, л. жо (I кл.), косв. осн. неси-, жо (II, III, IV кл.), косв. осн. нелъо- ‘он, она, оно’, жеди, косв. осн. жеду- ‘они’. В глаголе категория лица не представлена.

У к а з а т е л ь н ы е местоимения различают три степени удаленности предмета от го ворящего: йеда (йеду), энда, эхIед ‘этот (близко к говорящему)’, гьовда (гьовду), гьобод ‘этот (близко к слушающему), гьовжо, инжо, йиси, гьемеси ‘тот (невидимый)’. Разли чать оттенки в их значениях не всегда удается. В о п р о с и т е л ь н ы е местоимения: шов (косв. осн. лъу-) ‘кто?’, шеби (косв. осн. лъина-) ‘что?’, дидийу ‘какой?’, шомо ‘сколько?

(о числе), дице ‘сколько? (о степени)’, неца ‘сколько?’. В о з в р а т н о е местоимение ( тев//-тов): жотев ‘она сама’, ‘он сам’, несистов ‘его самого’. О п р е д е л и т е л ь н ы е местоимения: насин ‘все’, цIикIив (цIикIий) ‘весь’, ‘всякий’. О п р е д е л и т е л ь н о указательное местоимение: нерийу ‘такой’. Н е о п р е д е л е н н ы е местоимения:

68 Нахско-дагестанские языки охълъин ‘кто-нибудь’, рохълъин ‘что-нибудь’, шебин ‘что-нибудь’. Обобщительные местоимения (-н//-но, -тев): нантев ‘везде’, насинтев ‘всякий’, назарно ‘всем’. О т р и цательные местоимения: шебин ‘никто, ничто’, сисно//сискин ‘ни один’, расги ‘ни чуть’. В з а и м н о е местоимение: сидаь-сис (сида-сис) ‘друг друга’.

Для выражения у к а з а н и я используются также местоименные наречия: интIо ‘здесь’, энтIоза ‘отсюда’, ило ‘там’, илар ‘туда’, илазай ‘оттуда’.

В глаголе представлена грамматическая категория о т р и ц а н и я. Она образуется двояко. Первый способ – прибавление к утвердительной форме отрицания ану: биквах ану ‘не вижу’, бих ану ‘не знаю’. Другой способ – с помощью суфф. -(н)чI. Он наиболее распространен и широко употребителен. Рассмотрим отрицательные формы в глаголе кеца ‘лежать, спать’: кецхо (наст. вр.) – кецхану, кецси (прош. I) – кеценчIус, кецно (прош.

II) – кецнану, кецан (буд. I) – кецачIин, кецас (буд. II) – кецанчIус, каьц (общ. вр.) – каьцинчIи, кецхоси (прич. наст. вр.) – кецхануси, каьцру (прич. прош. вр.) – кецаьнчIиру, кецзей (деепр. наст. вр.) – кецчIей, кецнай (деепр. прош. вр.) – кецинчIинай, кец (повел.

накл.) – каьцно. Отрицательная форма глагола-связки ану ‘нет’, используется и как сло во-предложение.

2.3.7. В Ц. я. выделяются части речи: а) знаменательные (существительное, прилага тельное, числительное, местоимение, глагол, наречие);

б) служебные (союзы, частицы, послелоги);

в) модальные и идеофонические слова;

г) междометия. К сочинительным союзам относятся: ва ‘и’, йа... йа ‘или... или’, амма ‘но’. Подчинительная связь в пред ложении осуществляют частицы-форманты:

-най//-ней, -лъи//-лъирин, -лъин, -кин и др.

Имеются частицы: сравнительная -це, вопросительная -йа//-йе, утвердительная -да, отри цательная -чIе, цитатная -лIин, усилительная -ва, -лI, уступительная -но, соединительная н//-но и др.

2.4.0. В струкутре именной парадигмы противопоставлены п р я м а я основа с к о с венной и основы единственного и множественного числа. В ед. числе косвенная основа существительного образуется от прямой с помощью суффиксов -мо, ме, -ре//-ро, -е, -а, -йе, -а//-о//-и//-е, -йо, -до, -ра, -да, -на, -не, а также путем внутренней флексии (бухъ – бехъе- ‘солнце’, мочи – мече- ‘земля’, буце – беце- ‘луна’), во мн. числе – -за. Образование прямой основы мн. числа от прямой основы ед. числа см. 2.3.3. Абсо лютив совпадает с прямой основой;

основные и локативные окончания присоединяются к косвенной основе:

Ед. ч. Мн. ч.

Абсолютив им ‘столб’ гулу ‘лошадь’ имйаби гулуби эргатив име гуло имйаза гулуза Генитив I имес гулус имйазас гулузас Генитив II имез гулуз имйазаз гулузаз Датив имер гулур имйазар гулузар Инструменталис имед гулуд имйазад гулузад Локативные формы:

супер- суб- ад- ин- интер- конт- апуд- -эссив име-кь име-лI име-х им-а име-лъ име-хъ име-де -латив име-кьар име-лIер име-хор има-р име-лъер име-хъор име-дер -аблатив име-кьай име-лIей име-хай има-й име-лъай име-хъай име-дей М. Ш. Халилов. Ахвахский язык - име-кьаза име-лIаза име-хаза има-за име-лъаза име-хъаза име трансла- даьзаь тив М е с т о и м е н и я склоняются по образцу существительного. В некоторых местоиме ниях прямая основа отличается от косвенной, т.е. имеет супплетивную форму, см. 2.3.6.

Личные местоимения в инструменталисе не употребляются. Парадигмы склонения ме стоимений по грамматическим падежам:

‘я’ ‘ты’ ‘он’ ‘мы’ ‘вы’ ‘кто’ ‘что’ Абсолютив ди ми жо эли межи шов шеби эргатив ди ми неса эла межа лъу лъина Генитив I дей деби несис элус межус лъус лъинас Генитив II даьз дебез несиз элуз мезуз лъуз лъиназ Датив даьр дебер несир элур межур лъур лъинар Инструменталь – – – – – – лъинад П р и л а г а т е л ь н ы е и п р и ч а с т и я в адъективной функции по падежам не изме няются. Производные прилагательные и причастия на -си, являясь определением к суще ствительному, в косвенных падежах имеют суффикс -за. Субстантивированные прилага тельные и причастия обладают полной падежной парадигмой.

Абсолютив бигу ‘хороший’ бигу (бигуси) гулу ‘хорошая лошадь’ Эргатив бигза бигу (бигза) гула Генитив I бигзас бигу (бигза) гулус Генитив II бигзаз бигу (бигза) гулуз Датив бигзар бигу (бигза) гулур Инструменталь бигзад бигу (бигза) гулуд Г л а г о л ь н а я о с н о в а оканчивается на -и, -у, -а и согласный звук. Внутри них раз граничиваются подгруппы (подтипы) в зависимости от некоторых особеннностей в обра зовании глагольных форм.

Образцы глагольных форм ‘ударить’ ‘пахать’ Инфинитив I цалIа рилIа Инфинитив II цалIанир рилIанир Футурум I цалIан рилIан Футурум II цалIас рилIис Форма предела действия цалIаце ???

Прич. прош. вр. I цалIаси рилIаси Форма одновременности и цалIзакь ???

причины Констатив цалIи раьлIи Презенс I цалIих рилIих Причастие наст. вр. цалIихоси рилIихоси Перфект I цалIис рилIис Перфект II цалIин рилIин Дееприч. прош. вр. цалIин рилIин Условное наклонение цалIинай рилIинай Уступительная форма цалIинайно рилIинаьйно 70 Нахско-дагестанские языки Причастие прош. вр. II цалIиру раьлIиру Масдар цалIирулъи раьлIирулIи Деепр. наст. вр. цалIизей рилIизей Ветатив цалIино раьлIину Императив цалIо рилIо Оптатив цалIолI рилIолI Презенс II цалIих зовн рилIих зовн Имперфект цалIих йолъ рилIих йолъ Перфект очевидный цалIин зовн рилIин зовн Перфект заглазный цалIин йолъ рилIин йолъ 2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. Налицо морфемы: корень, основа, префикс, инфикс, суффикс. Структура слово формы имени существительного: корень + число + косв. осн. + локализация + падеж. Для глагола характерна структура класс/число + корень + словообразоват. суффикс + время/ наклонение /отрицание. В словоформах существительных между корнем и формантом встречаются вставочные элементы: гер-ма-би ‘железо’. Типы слов и словоформ (R – ко рень, x – префикс, y – суффикс): R: лIаб ‘год’, им ‘столб’;

x+R: р-ацI ‘ест’, б-ахъ ‘растет’;

x+R+y: р-очIи-в ‘холодный’, б-оди-х ‘делает’;

R+y: кец-а ‘спать’, цIуд-ив ‘красноватый’;

R+ y1+y2: гьил-мо-с ‘горох’ (ген. I), кас-и-ру ‘косивший’;

x+R+y1+y2: б-ад-и-зей ‘делая’ и т. д. К морфологически аномальным словам, кроме междометий (см. п. 2.3.7), можно от нести идеофоны, подзывания и др.: лIап-лIап – звукоподражание топоту, наьв-наьв – мяуканью, чIив-чIив – чириканью, коч-коч – подзыванию осла.

2.5.2. В Ц. я. довольно развито словообразование. Представлены следующие способы словообразования: суффиксация, словосложение, описательный способ, конверсия и усечение.

Суффиксация. Имена существительные образуются с помощью суффиксов -лъи, -кIу, лIи, -му, -ки, -охъу// -ахъу// -ехъу, -си, -хъу, -хъан и т.д.: эсинокIу ‘нищий’, хIишинокIу ‘за пор’, жуклъи ‘зло’, ихийулъи ‘величина’, расаму ‘измеритель’, цахни ‘писание’, лъочехъу ‘танцор’, кечIохъу ‘певец’, гIалIарохъу ‘бездельник’, кьакьахъу ‘вор’, хъидокьоси ‘ка менщик’, лъибохъу ‘борец’;

имена прилагательные – посредством суффиксов -кIу, -с, -си, -ху, -шав, -ни и др.: гьукьакIу ‘трусливый’, хъацис ‘деревянный’, жекIус ‘чужой’, экьиси ‘прошлогодний’, сасахъоси ‘утренний’, хъемахъу ‘дождливый’, цийошав ‘соленый’, би гуни ‘тот, который хорош’;

числительные – с помощью суффиксов -аьлIиру, -рас, -х, тIа: къaIнааьлIиру ‘второй’, илъноаьлIиру ‘шестой’, гIолIирас ‘седьмой’, оцIирас ‘деся тый’, лъерах ‘пятью’, очIирах ‘девятью’, систIа ‘по одному’;

глаголы – посредством суффиксов -лъ, -кI, -лI, -р//-ер: цIуда ‘красный’ – цIудилъа ‘краснеть’, цIудикIа ‘делать красным’, реIже ‘большой’ – реIжелъа ‘увеличиваться’ – реIжекIа ‘увеличивать’, хъохъолIа ‘смеяться’, гурулIа ‘плакать’, ихъа ‘попасть’ – ихъира ‘поймать’ – ихъирера ‘заставить поймать’, наречия – посредством суффиксом -лъе, -д, -кь, -р: сигир ‘криво’, атIонокь ‘летом’, хъaIшод ‘в обед’, боцIирилъе ‘по-волчьи’ и т.д.

Словосложение. Имена существительные: эни-бабив ‘родители’, гед-гъелIу ‘одежда’, гъогъу-тIоху ‘щепки’;

имена прилагательные: нига-цIуда ‘сине-красный’, беIгъе-беIже ‘маленький-большой’;

числительные: лъонобишон ‘триста’, къaIйоцIи ‘двенадцать’, уй нохъу ‘восемьдесят’;

глаголы: роди-риса ‘трудиться’, цах-раха ‘исписать’;

наречия:

жaIхъулъ-гъуде ‘на днях’, тахъо-нахъо ‘туда-сюда’, риг-риг ‘помногу’, ‘очень хорошо’ и т. п.

М. Ш. Халилов. Ахвахский язык Описательный способ. Посредством этого способа в Ц. я. образуются имена сущест вительные: гулучи эсйу ‘брат’ (букв. ‘самец-брат’), ахъив эсйу или ахъугани эсйу ‘сестра’ (букв. ‘самка-сестра’), кIук бодихоси ‘шапочник’ и др.

Конверсия. Образование имен существительных от прилагательных и причастий – продуктивный способ словообразования Ц. я., напр.: ролIноху ‘больной’ (прил. и сущ.), этихоси ‘любящий’(прич.) – ‘любимый’ (прил., сущ.).

Усечение. В Ц. я. усечение представлено как способ словообразования: жука ‘плохой’ – жук ‘плохо’, хъиIлов ‘неправильный’ – хъиIло ‘неправильно’, ригу ‘хороший’ – риг ‘хо рошо’.

2.5.3. Ц. я. является языком эргативного строя. В зависимости от глагола-предиката простые предложения имеют конструкции: н о м и н а т и в н у ю, э р г а т и в н у ю, д а тивную, локативную, посессивную (см. п. 2.3.4.). В эквативных предло жениях выступает глагол-связка йолъ ‘есть’. Порядок слов в предложении свободный, но более распространен порядок SOV. О п р е д е л е н и е предшествует о п р е д еляемо м у и согласуется с ним в классе и числе, если определение классное: игу ужи ‘хороший мальчик’ – бигу ужиби ‘хорошие мальчики’ (см. 2.3.2., 2.3.3.). Аналогичная связь между классным глаголом и субъектом: сказуемое, выраженное переходным глаголом, согласу ется с объектом, а сказуемое, выраженное непереходным глаголом – с субъектом в абсо лютиве. В зависимости от наличия главных членов различаются простые предложения:

односоставные (хъaIшис ‘рассветает’);

д в у с о с т а в н ы е (хъема регирхо ‘дождь идет’);

трехсоставные (зейа зийа бехурно ‘медведь убил корову’). О б щ е в о п р о с и т е л ь н о е предложение образуется, как правило, с помощью форм интеррогатива (см. 2.3.5.). К о с в е н н а я р е ч ь выражается с помощью частицы -лIин: жо игу жекIу йолъ-лIин, элIис неса ‘Он хороший человек, мол, сказал он’.

В Ц. я. предложения делятся на простые и сложные. Сложные предложения, соответ ствующие русским сложносочиненным и сложноподчиненным, встречаются редко. Как правило, они образуются с помощью исконных и заимствованных союзов: даьз бабийус гъутку реIже, амма жа эчру йолъ ‘Дом моего отца большой, но он старый есть’, ди азу косан, ми готIи бицо ‘Я ниву буду косить, ты снопы вяжи’. Сюзы, союзные слова и ин тонация осуществляют связь между простыми предложениями. С о ч и н и тельная связь вообще выражается с помощью энклитики -н//-но, оформляющей каждый из сочи ненных членов: энийу-н бабийу-н ‘мать и отец’. Сложноподчиненным построени ям соответствуют простые предложения, усложненные разными причастными, дееприча стными, инфинитивными и масдарными оборотами. Связь между ними осуществляется морфологически и лексически. Морфологическими средствами являются склоняемые и спрягаемые глагольные формы, а лексическими – союзы и союзные слова: хIалтIи бо динчIинай, дебер шебин раьхъинчIи ‘Если ты не будешь работать, тебе ничего не доста нется’, рилIу рилIизей,бирус рецус ‘Когда пашню пахал, соху поломал’.

2.6.0. В словарном фонде Ц. я. можно выделить пласты о б ще д а г е с т а нс к о й, общеавароандоцезской, общецезской, цезско-гинухской и собст венно ц е з с к о й лексики. Исконный фонд лексики составляет составляет основу сло варного состава: бабийу ‘отец’, энийу ‘мать’, ис ‘вол’, бесуро ‘рыба’, эсйу ‘брат’, ‘сестра’, къури ‘табуретка’, гьуни ‘тропа’, кид ‘девочка’, гIалI ‘селение’ и др.

В Ц. я. немало з аимствований, проникших в него в различные периоды его ис торического развития. Представлены заимствования из аварского, арабского, грузинско го, иранских, тюркских и русского языков. Аваризмы составляют значительную часть словарного состава: ралъад ‘море’, гьалмагъ ‘товарищ’, гъалбацI ‘лев’, ахибакI ‘сад’, гIо 72 Нахско-дагестанские языки гIолохъан ‘юноша’, бакIарзи рода ‘собирать’ и т. д. Преимущественно через аварский язык вошли арабские (къалам ‘карандаш’, гIумру ‘жизнь’, тарбийа ‘воспитание’, тарих ‘история, дата’, заман ‘время’), персидские (дару ‘лекарство’, кумак ‘помощь’, устар ‘мастер’, пигьа ‘легко’), тюркские (гъуруш ‘рубль’, хъазан ‘котел’, иш ‘дело’, байрахъ ‘флаг’, каву ‘ворота’) слова. Большое число слов проникло из русского языка: ведра, га зет, печ, чайник, пабрика, айрапалан, машина. Довольно многочисленны грузинизмы, хотя их несколько меньше, чем в бежтинском и гунзибском: мокIортIи ‘ножницы’, чIаде ‘хлеб’, бурти ‘мяч’, хирих ‘пила’, багъи ‘сад’, тунги ‘кувшин’. В настоящее время цез ская лексика обогащается за счет заимствований из русского и отчасти аварского языков.

2.7.0. В Ц. я. выделяются пять диалектов (кидеринский, асахский, шаитлинский, ша пихский, сагадинский) со многочисленными говорами и подговорами. Они различаются по фонетическим, морфологическим и лексическим признакам. Наиболее сильно отлича ется от других диалектов сагадинский (см. 1.2.1.).

На сагадинском диалекте говорят жители сел Сагада, Митлуда, Тляцуда Цунтинского района Республики Дагестан. Число говорящих – около 800 чел.

Сагадинский диалект Ц. я. отличается следующими фонетическими, морфологиче скими и лексическими особенностями.

Фонетические отличия: 1) наличие лабиализованных согласных в асахском и сагадин ском диалектах, в отличие от кидеринского: эхора – эхвара ‘длинный’, гъуди – гъвиди ‘день’;

2) фонетические различия в грамматических формах, например, при образовании эргатива: кид., асах., шап. гула – шаитл. гуло – сагад. гулу ‘лошадь’;

3) наличие в сага динском долгих гласных о, у (рох < ройх < родих ‘делает’);

4) соответствия некоторых гласных в слове [и – о : кид. ис – сагад. ос ‘бык’;

о – а ажа – ажо ‘куст’;

э – о: эло – оло ‘там’;

и – у : бурти – бурку ‘мяч’ и др.];

5) кидеринскому -йу в шапихском и сагадинском соответствует -ив//-ав: эIчийу – эIчив ‘толстый’, нишийу//нишав ‘тонкий’, обийу – обив ‘отец’ и др.

Морфологические отличия: 1) более широкое употребление в сагадинском диалекте форм серии на -гъ: эсугъ ригрун лIирбаби йолъ ‘У сестры много гостей есть’;

2) отличие в спряжении и в образовании вопросительной формы глагола в диалектах: буд. I вр. (кид.

ацIан – сагад. ацIал ‘ест’), буд. II вр. (ацIас – ацIа), общее время (йутIи – йутIи ‘возвра щается’) и др.;

3) различие между диалектами проявляется в использовании слоговых показателей настоящего, прошедшего I и II времен.

Лексические различия: кид. э – сагад. ийо ‘кровь’, чургъай – мок. пардаги – ша итл.мечIохъу ‘косынка’, гьекIу – шаитл. картуш ‘картофель’, ошкIори – асах., шап., са гад. магалу ‘буханка’, инно – шаитл. эшшо – сагад. инкьогъор ‘там, туда’, къуIл – кIацI ахи ‘кора’ и т.д. В целом лексические различия между диалектами невелики (порядка 10% словаря).

Л И Т Е Р А Т У Р А Абдуллаев А. К. О фономорфологических явлени- Алексеев М. Е. Цезский язык // Красная книга ях в словообразовании цезского языка // Фонетиче- языков народов России. М. 1994.

ская система дагестанских языков. Махачкала. Алексеев М.Е., Раджабов Р. Предпосылки созда 1981. ния цезской письменности// Caucasian Perspectives/ Абдуллаев А. К. Словообразование в цезском G.Hewitt (ed.). Unterschleissheim;

Muзnchen, 1992.

языке: Автореф. дисс. канд. филол. наук. Махачка- Бокарев Е. А. Цезские (дидойские) языки Даге ла. 1981. стана. М. 1959.

М. Ш. Халилов, И. А. Исаков. Ахвахский язык Звиадаури Н. А. Каузатив и каузативное причас- Мегрелидзе И. В. Склонение в дидойском языке // тие в дидойском языке // Иберийско-кавказское Язык и мышление. М.-Л. 1940. Т. X.

языкознание. Тбилиси. 1990. Т. XXIX (на груз. яз.) Раджабов Р. Н. Глагольное словоизменение в Имнайшвили Д. С. Дидойский язык в сравнении с цезском языке: Автореф. дисс. канд. филол. наук.

гинухским и хваршинским языками. Тбилиси. 1963. М. 1992.

Мегрелидзе И. В. Звуковой состав цезского (ди- Раджабов Р. Н. Фарингализация в цезском языке дойского) языка // Язык и мышление. М.-Л. 1936. Т. // Вопросы кавказского языкознания. Махачкала, VI-VII. 1997.

Мегрелидзе И. В. Из дидойской диалектологии // Халилов М. Ш. Цезский язык // Языки народов Труды Сталинирского госпединститута. Сталинир. Дагестана. М. 1995.

1955. Т. II и др.

М. Ш. Халилов, И. А. Исаков ГИНУХСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Вариантов названия нет.

1.1.2. Г.я. относится к цезской подгруппе аваро-андо-цезской группы нахско дагестанских языков. В прошлом иногда рассматривался как д-т цезского языка.

1.1.3. Г.я. одноаульный. На нем говорят жители с. Гинух Цунтинского района;

незна чительное число гинухцев живет в г. Махачкале и в Кизлярском районе (с. Монастыр ское) Республики Дагестан. Общее число говорящих на Г.я. – более 400 чел.

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Диалектного членения Г.я. не имеет.

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Функционирует как бытовой язык. Гинухцы четырехъязычны: владеют цезским, аварским, русским, многие и бежтинским.

1.3.2. Ц. я. нелитературный, наддиалектных форм нет.

1.3.3. Не преподается.

1.4.0. Г.я. – бесписьменный;

в статье использована транскрипция на основе аварского алфавита.

1.5.0. История Г.я. не изучена.

1.6.0. На Г.я. определенное влияние оказал аварский, а также цезский, что отразилось в основном в лексике, в словообразовании и частично в морфологии.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. Кроме гласных а, о, у, е, и, налицо лабиализованный 6, представлены и их дол гие корреляты. Фарингализованные аI, еI, встречающиеся в отдельных словах, нефоне матичны. Гласный 6 встречается только в речи старшего поколения, а в речи молодежи он заменяется обычным (нелабиализованным) и: лъ6кь6 – лъикьи ‘палец’, б6коре – би коре ‘змея’.

Г л а с н ые.

Краткие Долгие 74 Нахско-дагестанские языки Ряд передний задний передний задний Подъем нелаб. лаб. нелаб. лаб. нелаб. лаб. нелаб. лаб.

верхний и 6 у И (6#) У средний оД О нижний а А Примеры на гласные фонемы: аже ‘дерево’, кабаду ‘черный’, несА ‘ночью’, гА ‘пить’, гьес ‘один’, акъе ‘приходит’, рДтИ ‘любит’, аки ‘окно’, чехИ ‘в лесу’, 6с ‘бык’, б6хиш ‘случилось’, ужи ‘мальчик’, буце ‘месяц, луна’, рУс ‘делал’, ог ‘топор’, роже ‘слово’, Осу ‘высокий’, тIотIО ‘если доить’, беIжи ‘большой’, чаIхъи ‘плохой’ и др.

Консонантизм Г.я. характеризуется сложной системой согласных, в которых выделя ются смычные, спиранты, аффрикаты и сонанты. В нем наличествуют смычногортанные (абруптивные) увулярные, латеральные, фарингальные, ларингальные;

представлены и лабиализованные согласные, которых нет в бежтинском и гунзибском, ср. рокIве ‘серд це’ – рокIе ‘корень’, акъве ‘мышь’ – акъе ‘придет’, бехва ‘зарежь’ – беха ‘вешать’. Как и в других цезских языках, отсутствуют геминированные согласные, от которых следует отличать напряженные смычные, долгие спиранты и сонанты. Спирант хь в Г.я., так же как в гунзибском, бежтинском и цезском языках, встречается лишь в словах, заимство ванных из аварского языка.

Со г л а с н ые.

Способ образования Сонор- Шумные ные Место Полу- Плав- Виб- Носо- Смыч- Аффри- Спиранты образования гласные ный рант вые ные каты Звонкие Глухие Звон- Глу- Абруп- Неабруп Абруп кие хие тивы тивы тивы Билабиальные в м б п пI Перед- Денталь- н д т тI ц цI з с неязычныеные Альвео- р ч чI ж ш лярные Средне- й язычный Задне- г к кI язычные Увулярные хъ къ гъ х М. Ш. Халилов, И. А. Исаков. Ахвахский язык Латеральные лI кь лъ Фарингальные гI хI Ларингальные ъ гь Примеры на согласные фонемы: хупи ‘задняя часть шеи’, апIа ‘лапа’, лIопIолоко ‘на воз’, бува ‘делать’, обу ‘отец’, девхъо ‘у меня’, тус ‘волос’, гъемер ‘мельница’, им ‘столб’, асмус ‘туман’, кедес ‘девочки’, зокIа ‘бить’, дебез ‘тебе’, мец ‘язык’, мецхер ‘деньги’, боцIе ‘волк’, кIонцIу ‘нога’, нуце ‘мед’, чIичIину ‘подбородок’, тор ‘сеть’, эт ха ‘любить’, бутIа ‘собирать’, отIно ‘спал’, кед ‘девочка’, лъейд ‘водой’, шегве ‘кобы ла’, кекиш ‘мука’, межи ‘вы’, жо ‘вещь’, чечей ‘масло’, мочи ‘место’, рочIу ‘холодный’, реги ‘хороший’, рекIве ‘человек’, голъ ‘имеется’, гьайлъу ‘этот’, илъно ‘шесть’, лIочи ‘лягушка’, истолилI ‘под столом’, бекь ‘стадо’, икьа ‘идти’, алдийу ‘белый’, йолIу ‘зо ла’, бойу ‘бычок’, акно ‘точильный камень’, кIобой ‘рубашка’, ху ‘мясо’, хеца ‘оста вить’, дабагъ ‘кожа’, бухъ ‘солнце’, тIохъруй ‘нож’, къими ‘голова’, акъа ‘приходить’, мухIкан ‘тщательный’, гIарада ‘пушка’, гIац ‘дверь’, гIам ‘уголь’ и т. д.

2.1.2. Ударение в Г.я. характеризуется как слабое динамическое подвижное. Обычно оно падает на первый или второй слог. В некоторых словоформах оно может падать на последний слог: обуб ‘отец’, кIетIуб ‘кошка’, башаб ‘брать, купить’. Смыслоразличи тельную функцию выполняет редко: убгье ‘умри’ – угьеб ‘умру’. В заимствованных сло вах, особенно в аварских, ударение в основном сохраняется, как в языке-источнике, од нако некоторые из них адаптируются путем переноса ударения: гIубрав (авар.) – гIурабв (гин.) ‘много’.

Долгота гласного часто возникает как результат чередований и позиционных измене ний морфем: рува ‘делать’, рУгьо < рув-гьо ‘сделает’, рУс < рув-с ‘сделал’. Долгие и не долгие гласные иногда употребляются параллельно: сД//се ‘что’, дД//де ‘вместе’.

Долгота часто выполняет морфологическую функцию: 1) функцию аффикса местного падежа: чехъИ ‘в лесу’;

2) функцию вопросительной частицы: цахмД ‘пишет ли?’;

3) фунцию аффикса условного наклонения: икьийО ‘если уйдет’ и т. д.

2.1.3. В пре- и постпозиции к гласным и, 6 свистящие переходят в шипящие: чакъи-ш ‘чернилам’ (ср. огру-з ‘топору’), ужи-ж ‘сыну’ (ср. кедбе-з ‘девочке’);

ише ‘снег’ (ср.

цез иси ‘снег’). В целом же фонемный состав в своей позиционной реализации остается относительно стабильным.

2.1.4. Слово в Г.я. может иметь следующие структурные типы: а) односложные: V (А ‘плачет’), VС (огъ ‘ляжка’), СV (зе ‘медведь’), СVС (шог ‘кастрюля’), СVСС (конд ‘лож ка’);

б) двухсложные: VСV (ийо ‘мать’), VСVС (азиж ‘сеять’), VССV (инху ‘пещера’), VССVС (асмус ‘туман’), СVСV (булIе ‘дом’), СVСVС (чечей ‘масло’), СVССV (хъанда ‘куцый’), СVССVС (мецхер ‘деньги’);

в) трехсложные: VСVСV (ахъили ‘женщина’), VССVСV (алдогъо ‘впереди’), VСVССV (егункIа ‘хороший’), VСVСVС (акичIал ‘сказ ка’), СVСVСV (кабаду ‘черный’), г) четырехсложные: VСVССVСV, VСVСVССVС, СVСVСVСV и т. д.

Наиболее частотными являются двухсложные слова типа СVСV, следующие по час тотности – односложные СVС, СV и трехсложные с типом СVСVСV и VСVСVС.

Представлены следующие типы слогов: V: у-жи ‘мальчик’, о-бу ‘отец’;

VC: ас ‘небо’, ‘туча’, эс-ни ‘братья’;

CV: бу-лIе ‘дом’, хе ‘бурка’;

CVC: тIутI ‘муха’, тIохъ-рус ‘но жа’;

CVCC: лъейш ‘воды’, а-жейд ‘деревом’;

VCC: ирс ‘наследство’.

2.2.0. Морфонологические сведения.

76 Нахско-дагестанские языки 2.2.1. В Г.я. морфемы не всегда совпадают со слогом. Корень: VC: ах ‘живот’;

VSC:

анкь ‘неделя’;

VCV аки ‘окно’;

CV: це ‘имя’;

CVC: цIецI ‘бровь’;

CVCV: гъверо ‘коро ва’;

CVCVCV: рутIукIа ‘ковер’. Суффикс: V: бехъ-и ‘солнце (эрг.);

VC кед-ес ‘девочки (ген. 1);

VCV: чехъ-идо ‘в лес’;

CV: эхо-бе ‘пастухи’;

CVC: къвен-хъор ‘два (латив);

C:

гъве-й ‘собака (эрг.). Префикс: С: р-очIу ‘холодный’ и т. д.

2.2.2. Для Г.я. нехарактерно фонологическое противопоставление морфологических единиц и категорий.

2.2.3. При образовании формы презенса при помощи суффикса -гьо наблюдаются ас симилятивные процессы: а) прогрессивная ассимиляция: буха ‘брать’ – бух-гьо > буххо ‘берет’, тохъа ‘слышать’ – тохъ-гьо > тоххо ‘слышит’;

б) взаимная ассимиляция (кIгь > кк, тIгь > тт, цIгь > цц): отIа ‘спать’ – отI-гьо > отто ‘спит’ и др. Налицо отдель ные факты внутренней флексии: бухъ ‘солнце’ – бехъес (ген. 1), буце ‘луна’ – бецес (ген.

1). Наблюдается усечение ауслаутного гласного при формообразовании: зеру ‘лиса’ – зербе (мн. ч.), б6коре ‘змея’ – б6кор-бе (мн. ч.). Имеет место субституция конечных гласных: тама ‘рог’ – тами-бе ‘рога’, зеру ‘лиса’ – зерий (эрг.). Редукция гласного е в инфинитивной форме каузативного глагола обнаруживается при образовании формы презенса: тIотIра ‘читать’ – тIотIер-гьо ‘читает’, бацIра ‘съесть’ – бацIер-гьо ‘ест’.

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

Наряду с доминирующей агглютинацией в морфологии Г.я. имеет место аналитизм и элементы флексии.

2.3.1. Грамматические разряды знаменательных слов выделяются четко, но слабо диф ференцированы некоторые разряды служебных слов (наречия и послелоги, союзы и час тицы): истоликьо кьере ‘на столе’ (кьере ‘на’ – послелог), кьере горо ‘сверху положи’ (кьере ‘сверху’ – наречие).

2.3.2. Грамматические классы имен определяются по показателям согласующихся с именами классных прилагательных и глаголов. При этом существует два подхода. При первом подходе при определении именных классов во внимание принимаются КП лишь ед. числа. При этом выделяется четыре класса. Если исходить из принципа учета показа телей одновременно ед. и мн. числа, то выделяется пять именных классов Число\Класс I II III IV V Единствен- О й- б- й- р- ное Множест- б- б- р- р- р- венное К I кл. относятся названия людей мужского пола и некоторые обозначения мифологи ческих существ, олицетворяющих мужской пол, ко II кл. – имена людей женского пола и некоторые названия существ, олицетворяющих женский пол, к III классу – названия жи вотных и мифологических существ, олицетворяющих животных, а также неодушевлен ных предметов и отвлеченных понятий и к V кл. – ряд неодушевленных предметов и от влеченных понятий.

Распределение имен по первым двум классам происходит по семантическому призна ку. Принцип распределения имен по трем последним классам неясен. Во множественном числе принцип деления имен на разумные и неразумные не нарушен.

В указательных местоимениях именные классы отражаются следующим образом: гьа до ‘этот’ I кл., гьаду II, III кл., гьад IV кл., во мн. ч. гьадбе ‘эти’.

М. Ш. Халилов, И. А. Исаков. Ахвахский язык 2.3.3. Мн. ч. в субстантивах выражается посредством суфф. -бе//-би (наиболее продук тивный), -и, -ме, -ни, -е, -ш: гулу ‘лошадь’ – гулу-бе, цан ‘коза’ – цан-и, кед ‘девочка’ – кед-би, им ‘столб’ – им-ме, эссу ‘брат’ – эс-ни, иш ‘бык’ – иш-е, гъверо ‘корова’ – гъве ри-ш // гъори-ш. Некоторые субстантивы факультативно используют разные суффиксы мн. числа: эсни // эснибе ‘братья’, ‘сестры’, гъвериш // гъверобе ‘коровы’, цани // цанбе ‘козы’ и т. д. Формы мн. числа прилагательных образуются с помощью суфф. -гьо: осу булIе ‘высокий дом’ – осугьо булIебе мн. ч. В классных глаголах и прилагательных мн. число выражается в классном префиксе (см. 2.3.2.), у неклассных формы ед. и мн. числа не дифференцированы.

Простые числительные Г.я.: гьес ‘один’, къоно ‘два’, лъоно ‘три’, укъино ‘четыре’, лъено ‘пять’, илъно ‘шесть’, олIно ‘семь’, белIно ‘восемь’, гIачIино ‘девять’, оцIено ‘де сять’. Система счисления вигезимальная: къонохъу ‘сорок’, къонохъуно оцIено ‘пятьде сят’. Сложные числительные от 11 до 19 образуются по формуле ‘десять + простое чис лительное’: оцIено гьес ‘одиннадцать’, оцIено лъено ‘пятнадцать’. Названия сотен и ты сяч образуются присоединением к простым названиям чисел слов бишон ‘сто’, гIазар ‘тысяча’: лъонбишон ‘триста’, белIногIазар ‘восемь тысяч’. Порядковые числительные образуются от количественных присоединением глагола элIа ‘сказать’: укъиноэлIа ‘чет вертый’.

2.3.4. Система склонения Г.я. характеризуется наличием основных (грамматических) и местных (локативных) падежей. К основным падежам относятся: именительный (абсо лютив), эргативный, родительный I, родительный II, дательный, творительный (инстру ментальный). Им. падеж не маркирован и обозначает субъект при непереходных и объ ект при переходных глаголах: их бакъес ‘весна пришла’, де лъе рикъес ‘я воду принес’.

Эргатив (-й) оформляет субъект при переходных глаголах: обуй мочи белIо ‘отец землю пашет’. Генитив I (-с) выражает определение к субстантиву в им. падеже, а генитив II ( зо) – определение к субстантиву в косвенных падежах: эсу-с кед ‘брата дочь’, эсу-зо ке дес булIе (букв.: ‘брата дочери дом’) ‘дом дочери брата’. Датив (-з) передает объект – адресат действия при глаголах verba sentiendi: кеде-з ийо йетийо ‘дай лошадям сено’.

Твор. падеж (-д) оформляет инструментальное дополнение: тIохъру-д роцIо ‘ножом режь’.

Пространственные падежи (эссив, латив, аблатив, директив и транслатив) делятся на семь серий по пять падежей в каждой. Серия -кьо (нахождение на горизонтальной по верхности чего-л.): истIолийо-кьо ‘на столе, гьуне-кьо ‘на дороге’. Серия -А/-И (вмести лище): чехъ-И ‘в лесу’, ахибакI-мА ‘в саду’. Серия -лъ (в сплошной среде): лъей-лъ ‘в воде’, иху-лъ ‘в реке’. Серия на -лI (под чем-либо): ажей-лI-ес ‘из-под дерева’, хъица-лI ер ‘под подушку’. Серия на -хъо (на вертикальной поверхности чего-л.;

в соприкоснове нии с чем-л.;

принадлежность): хъешу-хъо-с ‘со стены’, эсу-хъо ‘у брата’. Серия на -гьо (вблизи чего-либо или кого-либо): хъвеназа-гьо ‘вблизи хуторов’, къеме-гьо-до ‘по на правлению к окрестности мельницы’. Серия -де (вблизи чего-л., совместность): гьал магъли-де ‘около товарища’, ‘с товарищем’. Локативные значения выражаются также сочетаниями с послелогами.

2.3.5. Гинухскому глаголу свойственны категории времени, наклонения, переходно сти, каузативности, дюративности и заглазности;

часть глаголов также изменяется по ка тегориям класса и числа. Большая часть категориальных форм выражается синтетически, меньшая – аналитически. Основными формами глагола являются: инфинитив, презенс, перфект I, констатив, императив, деепричастие, от которых образуются остальные фор мы. Инфинитив образуется от чистой основы с помощью суфф. -а: иш-а ‘кушать’, угь-а 78 Нахско-дагестанские языки ‘умереть’. Долженствовательная форма – от инфинитива с помощью суфф. -йаз: иша йаз ‘чтобы есть’, угьа-йаз ‘чтобы умереть’;

императив оформляется суфф. -о (домини рующий), -и, -е, -а, -0: кур-о ‘брось’, иш ‘ешь’;

констатив большей частью представляет собой чистую основу: бацI ‘ест’, рекъи ‘знает’;

презенс образуется от констатива по средством суфф. -гьо (-йо, -о): икьи-йо ‘идет’, реша-гьо ‘жарит’;

перфект I образуется от констатива суффиксом -с // -ш: акъе-с ‘пришел’, рУ-с ‘сделал’: перфект II – аналитиче ская форма (деепричастие прош. времени + связка голъ ‘есть’): акъен голъ ‘пришел’;

аналитически образуется и имперфект (презенс + связка зокъвес ‘был’): икьийо зокъвес ‘шел’, тIотIергьо зокъвес ‘читал’;

плюсквамперфект (деепричастие прош. времени + связка зокъвес ‘был’): белIе-н зокъвес ‘вспахал’, рух-но зокъвес ‘взял’. Футурум I (соче тается только с 1 лицом) образуется от инфинитива с помощью суфф. -н: роцIа-н ‘поем’, эза-н ‘посмотрим’, а футурум II (общий для всех лиц) – с помощью суфф. -(й)о: отI-о ‘если уснет’, рети-йо ‘если захочет’, оптатив – посредством модальной частицы -къеде:

тIотIергьо-къеде ‘прочел бы’, икьийо-къеде ‘дошел бы’. От формы условного наклоне ния присоединением суфф. -ру образуется причастие прош. времени: элIийо-ру ‘сказан ный’, акъейо-ру ‘пришедший’. В значении причастия прош. времени используется гла гольная форма прош. основного времени. Форма причастия наст. времени совпадает с формой презенса или образуется от формы общего времени при помощи суфф. -кьос:

йотIкьос ‘спящая’, белIекьос ‘пашущий’. Масдар образуется от причастия прош. времени с помощью суфф. -лъи: цахищ-лъи ‘написание’, белIес-лъи ‘пахота’. Дее причастие наст. времени выражается аналитически (презенс + частица ичинтов): раццо ичинтов ‘кушая’, а деепричастие прош. времени – присоединением к констативу суфф. н // -но: рухI-но ‘купив’, ижи-н ‘отвозив’. Заглазность перфекта I оформляется суфф. -н // -но: белIе-н ‘вспахал, оказывается’, толI-но ‘дал, оказывается’, заглазность остальных временных форм – прибавлением к ним глагола-связки зокъвен ‘был’: икьийо зокъвен ‘шел, оказывается’. По функции к деепричастиям близки формы со значениями:

1) предела действия (образуется от инфинитива с помощью суфф. -че: цаха-че ‘пока на пишет’, акелъа-че ‘пока устанет’);

2) одновременности и причины действия (суфф. -кьо:

решай-кьо ‘когда (поскольку) жарил’, цахо-кьо ‘когда (поскольку) писал);

3) непосредственного предшествования действия во времени (суфф. -кьор: цаха-кьор ‘написав’, рутира-кьор ‘собрав’).

Залог и аспект морфологически не выражены, а лицо (только 1-ое) отражается в футу руме I. Каузативность маркируется суфф. -р: кIолIа ‘прыгать’ – кIолIера ‘заставить пры гать’, лигьо ‘одевается’ – лиргьо ‘одевает’. От некоторых заимствованных из аварского языка глаголов каузативные глаголы образуются с помощью вспомогательного глагола бува ‘делать’: хIалтIизи бува ‘заставить работать’. Дюративность обозначается суфф. ли, -до: белIе-с ‘вспахал’ – белIе-ли-ш ‘пахал (неоднократно)’, тIотIер-гьо ‘читает’ – тIотIер-до-гьо ‘занимается чтением’. Для выраженя вопроса глагольные формы с со гласным исходом маркируются суфф. -е: цах-е ‘напишет?’, нелIамин-е ‘идет?’, а формы с гласным исходом – его долготой: акъогьО ‘идет?’, элIИ ‘скажешь?’, рекъИ ‘знает ли?’.

2.3.6. Личные местоимения 1 л. де ‘я’, эли ‘мы’, 2 л. ме ‘ты’, межи ‘вы’. Вместо лич ных местоимений 3 лица используются указательные: гьадо ‘этот’ I кл., гьаду – II, III, гьад – IV кл., мн. число – гьадбе;

гьаго ‘этот’ I кл., гьав – II, III, гьаг – IV кл., мн. число – гьагбе;

гьибаго ‘тот’ I, гьибав II, III кл., гьибаг IV кл., мн. число – гьибагбе. Эргатив и абсолютив личных местоимений не дифференцированы. В значении притяжательных ме стоимений употребляется форма род. падежа личных местоимений: ди ‘мой’, дебе ‘твой’, эли ‘наш’, межи ‘ваш’. Вопросительные: лъу ‘кто’, се ‘что’, сото ‘сколько’, десу, М. Ш. Халилов, И. А. Исаков. Ахвахский язык нишлIа ‘какой’. Возвратные: зо, тов ‘сам’, ‘самый’. Определительными местоимениями являются: нишлIабен ‘всё’, чIекIкIу ‘весь’, взаимным – седИ-гьес ‘друг друга’, отрица тельным и неопределенным – гьесхъен ‘никто’, ‘ничто’, ‘кто-то’.

Отрицательные формы глагола образуются: настоящего и прошедшего II – при помо щи суфф. отрицания -гом: бекъийогом ‘не знает’, рашингом ‘не нашел’;

прошедшего I – при помощи суфф. -ме: русме ‘не сделал’, повелительного наклонения – суфф. -йом:

бикьийом ‘не идите’;

буд. времени – суфф. -мин: рекъирамин ‘не узнает’, условного и долженствовательного наклонения – суфф. -ме: рацIо ‘если есть’ – рацIоме, рацIайаз ‘чтобы есть’ – рацIамез. Ветатив оформляется суфф. -йом: ру-йом ‘не делай’, га-йом ‘не пей’.

2.3.7. Представлены части речи – знаменательные: существительное, прилагательное, числительное, местоимение, глагол, наречие;

служебные: союзы, частицы, послелоги;

модальные и идеофонические слова, междометия. Функционируют следующие частицы:

соединительная -н // -но, вопросительные -е, -ем, цитатная -лIен ‘мол’, усилительные лIа ‘же’, -но, -хъен ‘даже’, сравнительные -че // -чей // -чилъи.

2.4.0. Образцы склонения субстантивов и личных местоимений: эхо ‘пастух’, ог ‘то пор’, де ‘я’, ме ‘ты’, эли ‘мы’, межи ‘вы’. В струкутре именной парадигмы противопос тавлены прямая основа с косвенной и основа единственного и множественного. При склонении имен между основой и падежным аффиксом часто появляются вставочные элементы (детерминанты) – -мо-, -ра-, -ро-, -ру-, -за-, -жо-, -до-, -ли-, с помощью кото рых образуется основа косвенных падежей. Закономерности присоединения того или иного детерминанта к той или иной основе не прослеживаются.

Ед. ч. Мн. ч.

Абсолютив эхо эхобе ог огбе Эргатив эхой эхозай огуруй огрузай Генитив I эхос эхозас огрус огрузас Генитив II эхозо эхозазо огрузо огрузазо Датив эхоз эхозаз огруз огрузаз Инструменталис огруд огрузад Абсолютив де ме эли межи Эргатив де ме эли межи Генитив I ди дебе эли межи Генитив II дижо дебзо элузо межузо Датив диж дебез элуз межуз Локативные формы:

(ажейлъ ‘на дереве’, чехъИ ‘в лесу’, истIоликьо ‘на столе’, хъицалI ‘под подушкой’, хъешухъо ‘на стене’, гьунегьо ‘около дороги’, къаймоде ) Эссив ажейлъ чехъИ истIоликьо хъицалI Латив ажейлъер чехъир истIоликьор хъицалIер Директив ажейлъндО чехъидО истIоликьдО хъицалIедО Аблатив ажейлъсо чехъис истIоликьос хъицалIес 80 Нахско-дагестанские языки Транслатив ажейлъбито чехъИбито истIоликьобито хъицалIбито Эссив хъешухъо гьунегьо къаймоде Латив хъешухъор гьунегьор къаймодер Директив хъешухъодО гьунегьодО къаймодедО Аблатив хъешухъос гьунегьос къаймодес Транслатив хъешухъобито Образцы глагольных форм (цаха ‘писать’, рутира ‘собирать’) Инфинитив цаха рутира Долженствоват. форма цахайаз рутирайаз Констатив цах рути Презенс цаххо рутийо // рутиргьо Футурум I цахан рутиран Футурум II цахас рутирас Форма предела действия цахаче рутираче Перфект I цахиш рутириш Масдар цахишлъи рутиришлъи Прич. прош. вр. цахору рутирору Прош. II вр. цахно рутирно Императив цахо рутиро Дееприч. прош. вр. цахно рутирно Условное наклонение цаххо рутиро Оптатив цахикъеде рутирикъеде Деепр. наст. вр. цаххо ичинтов рутиргьо ичинтов Будущее сложное цаха голъ рутира голъ Прошедшее сложное цахиш зокъвен рутириш зокъвен Имперфект цаххо зокъвес рутиргьо зокъвес Наст. конкретное цаххо голъ рутиргьо голъ Плюсквамперфект цахно зокъвес рутирно зокъвес Прош. результативное цахно голъ рутирно голъ Вопросит. форма цахе рутире 2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. Налицо морфемы: корень, префикс, суффикс. В словоформах существительных между корнем и формантом встречаются вставочные элементы: горат-бе ‘города’ – го рат-мо-зай (эрг.) Типы слов и словоформ (R – корень, x – префикс, y – суффикс): R: чIе ‘огонь’, хъот ‘лапа’;

x+R: р-оцI ‘режет’, б-отI ‘лежит’;

x+R+y: р-ацIа-с ‘поест’;

R+x:

акъ-а ‘приходить’, эсу-й ‘брат (эрг.)’;

R+y1+y2: квезе-ра-д ‘рукой’, ихъ-о-ру ‘ставший’;

x+R+y1+y2: й-ацI-о-ру ‘евшая’ и т. д. К морфологически аномальным словам, кроме меж дометий, можно отнести идеофоны, подзывания, понукания и др.: къвакъ-къвакъ – звукоподражание хрусту, нав-нав – мяуканью, къва-къва – кудахтанью, гьо-гьо – подзы вание собаки, цIипI-цIипI – кур.

М. Ш. Халилов, И. А. Исаков. Ахвахский язык 2.5.2. Существительные образуются посредством суфф. -лъи, -зе, -хъан, -хъу, -ес и др.: регилъи ‘доброта’, иххокъозе ‘инхокваринец’, кичIихъан ‘боец’, гъемезахъу ‘мель ник’, хунзахъ-ес ‘хунзахец’;

прилагательное – с помощью суфф. -йу, -ну, -си, -ху, -хъу, с//-ш: нуцо-ху ‘сладкий’, эжену ‘тот, который больше’, гьадиш ‘здешний’, экьиши ‘прошлогодний’, чагъайу ‘соленый’, хъемахъу ‘дождливый’, кьерес ‘верхний’. Глаголы образуются с помощью суфф. -доз, -кI. -лъ, -р: рочIу ‘холодный’ – рочIи-кI-а ‘остудить’ – рочIи-лъ-а ‘остывать’, эсира ‘спросить’, тIотIердоз ‘учиться’ и др. Используется и словосложение: ийо-обу ‘родители’ (букв. ‘мать-отец’), ахъа-некваз ‘испытывать голод и жажду’. Используется и конверсия (ролIноху ‘больной’(прил. и сущ.)), а также усече ние (ригу ‘хороший’ – риг ‘хорошо’). Из сочетаний заимствованного аварского слова с гинухским вспомогательными глаголами р-ува ‘делать’ и р-ихъа ‘становиться’ образу ются аналитические сложные глаголы: бацIад рува ‘чистить’, цIалдези йихъа ‘учиться’.

2.5.3. Г. я. является языком эргативного строя. Простые предложения в зависимости от глагола-предиката имеют конструкции: абсолютную, эргативную, дативную, локатив ную, посессивную (см. п. 2.3.4). Порядок слов в предложении свободный, но более рас пространен порядок SOV. Послелог всегда стоит после существительного, которым он управляет. Обстоятельства, в том числе и наречия, могут быть как в препозиции, так и в постпозиции к глаголу-сказуемому. Определение предшествует определяемому и согла суется с ним в классе (если определение классное) и в числе: охору рекIве ‘высокий мужчина’ – б-охору(гьо) рекIвебе ‘высокие мужчины’. Аналогичная связь между класс ным глаголом и субъектом: сказуемое, выраженное переходным глаголом, согласуется с объектом, а сказуемое, выраженное непереходным глаголом – с субъектом в абсолютиве (см. 2.3.4.). В зависимости от наличия главных членов различаются простые предложе ния: односоставные (саселъо ‘вечереет’);

двусоставные (иша йакъо ‘снег идет’);

трехсо ставные (де тIек йухиш ‘я купил книгу’). Общевопросительное предложение образуется, как правило, с помощью форм интеррогатива (см. 2.3.5). Косвенная речь выражается с помощью частицы -лIин: жо игу жекIу йолъ-лIин, элIис неса ‘Он хороший человек, мол, сказал он’.

2.5.4. В Г.я. сложносочиненные предложения представляют собой два простых пред ложения, соединенные союзами или интонацией. Сочинительными союзами являются ва, -н / -но ‘и’, йаги... йаги ‘или... или’, амма ‘но’: эссуй диж тIек йикъиш, де гьаго тIо тIериш ‘сестра принесла мне книгу, я ее прочитал’, учител каласмА акъиш ва хехби б6хиш ‘учитель вошел в класс, и дети встали’. В роли сложноподчиненных предложений широко используются простые предложения, осложненные причастными, деепричаст ными, масдарными, инфинитивными оборотами: гьудулий чакиш кагъатбе де тIотI ергьо голъ ‘письма, написанные другом, я читаю’, обу иди голъишлъи диж еди ‘я знаю, что отец дома находится’ (масдарная конструкция).

2.6.0. В лексике Г.я. представлены заимствования из цезского, аварского, арабского, тюркских, иранских, русского языка;

четыре последних проникли через аварское посред ство или без него. Грузинизмов сравнительно мало.

2.7.0. См. 1.2.1.

Л И Т Е Р А Т У Р А Ахмедов А. А., Микаилов К. Ш. О некоторых годник иберийско-кавказского языкознания. Т. X.

разрядах местоимений в гинухском языке // Еже- Тбилиси, 1983.

82 Нахско-дагестанские языки Бокарев Е. А. Цезские (дидойские) языки Даге- Имнайшвили Д. С. Дидойский язык в сравнении стана. М. 1959. с гинухским и хваршийским языками. Тбилиси, Бокарев Е. А. Гинухский язык // Языки народов 1963.

СССР, т. IV. М., 1967.Исаков И. А. Гинухский язык Ломтадзе Э. А. Гинухский диалект дидойского // Языки Дагестана. М., 1995. языка. Тбилиси, 1963.

Я. Г. Тестелец ХВАРШИНСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Иногда используется название х в а р ш и й с к и й язык.

1.1.2. Х.я. относится к цезской подгруппе аваро-андо-цезской группы нахско дагестанских языков. Внутри этой подгруппы он обнаруживает близость к цезскому и гинухскому языкам, образуя с ними более тесное генеалогическое единство (западноцез ские языки).

1.1.3. На Х.я. говорят в нескольких селах Цумадинского р-на Республики Дагестан – Хварши, Инхоквари, Квантляда, Сантляда, Хвайны. Численность говорящих – немногим более 1 тыс. чел. (оценка).

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Х.я. распадается на два сильно различающихся диалекта – (собственно) хвар шинский (с. Хварши) и инхокваринский (инхокаринский) – с. Инхоквари и остальные;

по имеющемся данным, квалификация обоих идиомов как отдельных языков вполне допус тима. В ареале инхокваринского д-та наблюдаются различия на уровне говоров (собств.

инхокваринский, квантлядинский, сантлядинский, хвайнинский).

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Х.я. используется в бытовом общении. В качестве литературного языка хвар шинцы используют аварский и отчасти русский.

1.3.2. Х.я. нелитературный, наддиалектных форм нет.

1.3.3. Не преподается.

1.4.0. Х.я. – бесписьменный, в настоящей статье используется транскрипция на основе аварской графики.

1.5.0. Вопрос не изучен.

1.6.0. Со структурным влиянием андийских языков, возможно, связана частичная рес таврация в Х.я. утраченного во всех цезских языков противопоставление шумных по признаку силы, особенно широко представленная в инхокваринском д-те: оссу ‘высо кий’, кикку ‘мука’, бичче ‘рубит’ (в некоторых случаях – из сочетаний вида Сй или Сгь).

Против этого предположения говорит тот факт, что тиндинские сильные согласные, за имствуясь в инхокваринский, дают абруптивы, напр. тинд. ццикква ‘тонкая кишка’ – ин хокв. цIикIва, хотя иногда сохраняется и признак силы: тинд. раччи ‘веревка’ – инхокв.

рачIчIи. О влиянии андийских языков на систему числительных см. 2.3.3. В целом во прос об андийско-хваршинских контактах изучен слабо, см. 2.6. 2.0.0. Лингвистическая характеристика (на материале инхокваринского д-та, говор с.

Инхоквари).

2.1.0. Фонологические сведения.

Я. Г. Тестелец. Ахвахский язык Консонантизм Х.я. может быть представлен (без учета лабиализованных и сильных) в виде табл. (см.).

Примеры на согласные фонемы: пор ‘пчела’, пIапIалу (хваршинский д-т) ‘плешь’, балI ‘восемь’, мамача ‘барсук’, батаху ‘хлеб’, тIыка ‘козел’, дурда ‘бегать’, нуцу ‘мед’, рокIо ‘корень’, ласа ‘брать’, зор ‘лиса’, цЗйо ‘соль’, цIикIва ‘кишка’, шикьа ‘надевать’, жебла ‘бок’, беча ‘бык’, чIечIен ‘подбородок’, Ялъе ‘тур’, лIозол ‘кость’, кьала ‘колос’, лылI’мясо’, йокъу ‘бульон’, кука ‘есть’, ‘кушать’, кIитI ‘кошка’, гила ‘класть’, хилбач ‘земляника’, гъонгъо ‘щепка’, михъе ‘далеко’, ликъа ‘знать’, ъала ‘ветка’, гьос ‘один’, хIоно ‘три’, гIалIу ‘полынь’.

Некоторые шумные согласные (в основном велярные, увулярные и шипящие) имеют лабиализованные корреляты, напр. кведо ‘толокно’, гьикква ‘плохой’, ЯкIва ‘гвоздь’, гвай ‘совместная работа’, зехва ‘причесывать’, адгъвал ‘впереди’, Якъва ‘мышь’, къI вакьи ‘подмышка’, гъIвеу ‘собака’, хъIвад ‘развалина’, этва ‘прилетать’, шварда ‘пры гать’, рижва ‘пояс’, чва ‘рыба’ (знаком I обозначена фарингализация, см. 2.1.2.). Силь ные, или геминаты, встречаются только в интервокальной позиции (ср. противопоставление йЫцу ‘слюна’ и йЫццу ‘привязанная’);

их фонологический ста тус (как двух- или однофонемных образований) пока не выяснен (примеры см. 1.6.0.).

Со г л а с н ые Смычные Щелевые Аффрикаты Сонорные Гл. Абр. Зв. Гл. Зв. Гл. Абр. Нос. Пл.

Щел.

Губные п пI б м Дентальные т тI д н р Свистящие с з ц цI Шипящие ш ж ч чI Латеральные лъ лI кь л Средне-.

й язычные Велярные к кI г Увулярные х гъ хъ къ Ларингалы ъ гь Эмфатич. хI гI ларингалы Г л а с н ые Передний ряд Средний ряд Задний ряд Верхний подъем и ы у Средний подъем е о Нижний подъем а Всем простым гласным (кроме ы) соответствуют долгие и назализованные корреляты (гьЗцIе ‘поясница’, гъIвеу ‘собака’, Яхъ ‘дом’, йЫлIу ‘зола’, зуу ‘черемша’;

чIА ‘хмельной напиток’, салАт ‘четки’, лДз ‘берет’, пУтIеру ‘мочевой пузырь’, бОцеру ‘паук’, Оучу ‘курица’, АутIер ‘стручок’. Гласный ы может получить долготу в результате значимого удлинения (исын ‘говорил’ – исЎн ‘говорил ли?’, см. 2.3.5.).

84 Нахско-дагестанские языки 2.1.2. К просодическим характеристикам Х.я. относятся фарингализация и тон. Носи телем фарингализации выступает отдельное слово, ее центр приходится на увулярный согласный или ларингал, при их отсутствии – на первый слог. Примеры: хъIе ‘заяц’, ъIЯ гьIа ‘ухо’, белIахъIу ‘жук’, къIокъIору ‘пустой’, каIба ‘черный’, баIда ‘бурдюк’, маIкьу ‘рот’.

В литературе предлагались различные трактовки тональной системы Х.я. (“словесный тон” по А. Е. Кибрику, С. В. Кодзасову и С. А. Старостину (1978), или “слоговой тон” по С. В. Кодзасову (1990)), которая нуждается в дальнейшем изучении.

2.1.3. Вопрос об аллофоническом варьировании не изучен.

2.1.4. Допустимые слоговые структуры СV и CVC. CVCC встречается, по-видимому, лишь в немногих заимствованиях (тIанкI ‘пятно’). Неприкрытых слогов нет (в транс крипционной записи начальный ъ не обозначается).

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Границы морфемы и слога не совпадают. Фонологическая структура слова реа лизует допустимые слоговые типы: CV (цIо ‘огонь’), CVC (йез ‘медь’), CVCVC (гохъын ‘любил’), CVCCV (гурту ‘колено’) и др. Наиболее разнообразны корневые морфемы су ществительного (обычно не более чем трехсложные);

корни прилагательных, как прави ло, трехсложны или двусложны – с закрытым первым слогом. Глагольный корень имеет вид CV(R)C(V) или KVC(V), где К – классно-числовой префикс, R – сонорный, скобки означают факультативность. Аффиксальные морфемы обычно имеют вид C, V или CV.

2.2.2. Фонологические противопоставления морфологических единиц не отмечены.

2.2.3. К морфологическим чередованиям относится ассимиляция суффикса настояще го времени -ше конечному согласному основы (при этом образуется гемината). С соглас ными -с, -ц, -ч, -лI происходит полная прогрессивная ассимиляция: ис+ше > иссе ‘ска зать’, нелI+ше > нелIлIе ‘обуваться’;

аффрикаты при этом теряют абруптивность:

бичI+ше > бичче ‘резать’, шикь + ше > шилIлIе ‘надевать’. Конечный ларингал сам ас симилируется: угь+ше > ушше ‘умирать’. При образовании настоящего времени у кауза тивов стечение трех согласных устраняется с помощью эпентезы: ис-х- ‘спросить’ – ис-и х-ше, лыц-х- ‘ломать’ – лыц-ы-х-ше.

В аффиксах нередко чередование гласных а//о и и//ы//у в зависимости от последнего гласного и согласного основы (примеры см. 2.3.3., 2.3.4., 2.3.5.);

общее правило сформу лировать трудно из-за недостатка материала. На стыке морфем в закрытом слоге соглас ные теряют лабиализацию: Якъва ‘мышь’ – Якъ-ба ‘мыши (мн. ч.)’, мекъва ‘привозить’ – мекъ-ше ‘привозит’. Классно-числовой префикс б-, присоединяясь к основе на назализо ванный гласный, дает м-: б+еукьен > мекьен ‘идут’;

в такой же позиции л- дает н-: л+ еулIлIе > нелIлIе ‘идет’.

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

Морфологический строй Х.я. в целом агглютинативный, элементы флексии имеют ме сто при формообразовании имен и глаголов, аналитизма – в системе глагольных времен.

2.3.1. Семантические, синтаксические и морфолгические признаки частей речи в Х.я. в целом хорошо согласуются друг с другом. Состав частей речи см. в 2.3.7.

2.3.2. Существительные по согласовательным признакам разбиваются на шесть имен ных классов. Разбиение по классам одушевленных имен семантически мотивировано: на звания мужчин относятся к I классу, женщин – ко II классу, взрослых животных – к III классу, детенышей животных – к V классу. Кроме того, к V классу относятся существи тельные кIыца ‘птица’ и гъогъонтIу ‘бабочка’;

слово къала ‘ребенок’ вместе с неодушев ленными гьакъу и хъизам со значением ‘семья’ (второе – аварское заимствование) обра Я. Г. Тестелец. Ахвахский язык зуют VI согласовательный класс. Неодушевленные имена распределяются между III, IV и V классами;

очевидных критериев разбиения здесь не выявлено.

Классно-числовые характеристики существительных отражаются при согласовании в прилагательных и глаголах при помощи следующих префиксов:

I кл. II кл. III кл. IV кл. V кл. VI кл.

Ед. число 0- й- б- л- й- б- Мн. число б- б- л- л- л- б- Об алломорфах префиксов б- и л- см. 2.2.3. Инфиксальные классно-числовые показа тели в составе местоимений те же, кроме -в- (вместо 0-) и -р- (вместо л-), например, а-в еду (I кл.), а-р-еду (IV кл.) ‘этот’.

Морфологическая позиция для присоединения классно-числового показателя имеется лишь у части глаголов и прилагательных (-аква ‘видеть’, -ача ‘быть, становиться’;

-огу ‘хороший’, -укъу ‘большой’). Большая часть глаголов и прилательных не изменяется по классам (гохъа ‘любить’, кула ‘бросать’;

утIана ‘красный’, гъачIу ‘пестрый’).

2.3.3. В именах существительных различается единственное (немаркированное) и множественное (маркированное) число. Мн. число выражается с помощью суффиксов ба/-бо (-ба после -а, -бо в остальных случаях), например, Яхъ ‘дом’– Яхъ-ба, маIкьу ‘рот’ – маIкьу-бо. При этом между основой ед. числа и суффиксом во многих случаях высту пают наращения -о-, -но-, -ло, которые после некоторых основ (не обязательно содержа щих а) принимают вид -а-, -на-, -ла, напр. гъон ‘дерево’ – гъон-о-бо, эзол ‘глаз’ – эзол-а ба, гид ‘рубаха’ – гид-но-бо, ыс ‘брат’ – ыс-на-ба, буцу ‘месяц’ – буцу-ло-бо, кЫ ‘волос’ – кЫ-ла-ба. Конечный гласный основы ед. числа иногда отпадает: гъаIде ‘ворона’ – гъаIд ба.

В глаголе число выражается с помощью классно-числовых префиксов, в прилагатель ном – с помощью тех же префиксов и суффикса -тIа.

Простые числительные: гьос ‘один’, къуIне ‘два’, хIоно ‘три’, уукъкъе ‘четыре’, лъыно ‘пять’, Злъ ‘шесть’, олI ‘семь’, балI ‘восемь’, ЫчIчIе ‘девять’, ЫцIцIо ‘десять’, хъуно ‘двадцать’, бешон ‘сто’, азар ‘тысяча’. Система исконно двадцатеричная (къуIне-хъу ‘со рок’, къуIне-хъун ЫцIцIо ‘пятьдесят’), но приобрела черты десятеричной при заимство вании большинства названий десятков из какого-то андийского языка (по предположе нию Е. А. Бокарева, из багвалинского), ср. инхокв. инлIацIа ‘шестьдесят’ – багв. инлъ ацIа;

инхокв. бикьацIа ‘восемьдесят’ – багв. бикьацIа и др. Порядковые числительные образуются с помощью причастной формы илIу от глагола илIа ‘сказать’: гьос илIу ‘пер вый’, къуIне илIу ‘второй’ и т. д. Распределительные числительные образуются с помо щью суффикса -тIа (гьос-тIа ‘по одному’), удвоением (гьос-гьос), обоими способами (гьос-гьос-тIа);

собирательные – с помощью суффикса -ч (къуIне-ч ‘вдвоем’);

кратные – с помощью -лух (къуIне-лух ‘дважды’).

2.3.4. Субъектно-объектные отношения выражаются грамматическими падежами: не маркированным абсолютивом и падежными формами, образованными от косвенной ос новы (см. 2.4.0.). Абсолютив (номинатив) служит назывной формой и выражает факти тивное значение (субъект одноместного глагола и пациенс многоместного): уже эудал отIкъы ‘мальчик домой пришел’, ишеди уже отIокIи ‘мать сына привела’. Эргатив (об разуется с помощью суффиксов -0 и -и от косвенной основы) обозначает агенс при пере ходном (многоместном) глаголе: ужа-0 кад шукIи ‘мальчик(эрг.) девочку побил’ и, по видимому, при некоторых одноместных: исе шору пылIи ‘он(эрг.) свистнул’. Инструмен 86 Нахско-дагестанские языки талис (суфф. -з(и)) оформляет инструментальное дополнением: обуди Ыгмо-з лыдо бичче ‘отец топором дрова рубит’. Дательный падеж (суфф. -л(и)) обладает адресатным значе нием: ыстIи бези ди-ли соро ‘брат купил мне лошадь’, а также значением экспериенцера (ужа-л кад йакви ‘мальчик девочку увидел’). Родительный I (-с) оформляет определение к имени в абсолютиве;

родительный II (-ло, -ла) – к имени в одном из косвенных паде жей: ди-ло обуду-с Яхъ ‘моего отца дом’;

последним кроме того, оформляется реципиент при глаголах физического воздействия: ужа канды-ло кIантIа гьалтIи ‘мальчик девочку палкой ткнул’.

Пространственные падежи: эссив (с нулевым окончанием), латив (-л), элатив (-за/-з после гласной, -И после согласной), аллатив (-гъул), близкий по значению к лативу. Со четаясь с шестью морфемами локализации:

-А/-ма ‘внутри ориентира’, -лъ ‘внутри ори ентира’, где ориентир – сплошная масса, Среда’, -кьо ‘на верхней поверхности ориенти ра’, -хъо/-хъа ‘на вертикальной поверхности ориентира’, -гьо ‘около ориентира’, -лI ‘под ориентиром’, эти падежи образуют систему локативных форм, см. 2.4.0.

Некоторые локативы употребляются и в непространственном значении: адэссив в по сессивном значении (обуд-хъо ‘у отца’), субэссив в значении эквивалента при обмене (къIемы-лI хишха ‘на голову обменять’), адлатив в значении объекта глаголов активного чувственного восприятия: уже канды-хъо-л гыцIцIы ‘мальчик на девочку посмотрел’.

Пространственные послелоги: гилъ ‘внизу’, кьоло ‘вверху’, лолIокьо ‘между’ и др.

2.3.5. В глаголе выделяется категория времени (настоящее:

-ше;

прошедшее I:

-и/-ы/-у;

прошедшее II:

-ин/-ын;

общее время, которое образуется с помощью инфикса -О-, кото рый вставляется между двумя последними согласными основы;

если основа кончается на одну согласную, то общее время образуется удлинением корневого гласного, если он не узкий, если узкий – преобразованием у, ы > уво, и > ийо;

основы на гласный образуют это время с помощью суффикса -й;

будущее время образуется аналитически сочетанием инфинитива со связкой голи ‘есть’). Формы наст. времени, сочетаясь со связкой, образу ют наст. процессуальное;

формы прош. II – перфект;

аналитические формы употребля ются также с прошедшими I и II глагола-связки. Окончания императива -а/-е/-о, их рас пределение, возможно, связано с переходностью/непереходностью. Нефинитные формы:

инфинитив (-а), причастие настоящего времени (-шесо), причастие прошедшего времени (-гу/-ССу), деепричастие настоящего времени (-шеч, -шесоч), деепричастие прошедшего времени (-ин/-ын/-ун, -ич/-ыч/-уч), временное деепричастие (-зал), условное деепричастие (-лъал). Категория интеррогатива (вопросительности) выражается двумя способами: уд линением последнего гласного соответствующей глагольной формы и с помощью суф фикса -к (в последнем случае может иметь место эмфаза или риторичность).

2.3.6. Личные местоимения: до (эрг. де, род. I дийо) ‘я’, мо (эрг. ме, род. I дубо) ‘ты’, ило (эрг. иле, род. I ило) ‘мы’, мижо (эрг. миже, род. I мижо) ‘вы’. Для 3 лица исполь зуются указательные местоимения иду, а-в-еду ‘этот’ и йу, о-в-ену ‘тот’ (эрг. идисе, авесе, исе, овесе (I кл.);

идилъе, айелъе, илъе, ойелъе (II – VI кл.), во мн. числе – изу ‘эти’, жиду ‘те’ (эрг. жиде, изе, род. I жидо, изо). Возвратное местоимение иссо (эрг. иссе) ‘сам’.

Отрицательные местоимения гьибон, гьоскин ‘никто’, ‘ничто’.

В глаголе имеется грамматическая категория отрицания, суффикс которой замещает временной показатель (в наст. времени – -ате) или присоединяется к нему (прошедшее II – -ай, прошедшее I – -бу, инфинитив и общее время – -би, императив – -бо/-ба).

В прилагательных различаются рестриктивная (прям. осн. -со, косв. осн. -ла) и нерест риктивная (немаркированная) формы;

первая из них указывает, что по признаку, выра Я. Г. Тестелец. Ахвахский язык женному прилагательным, происходит идентификация определяемого объекта: лукъу ‘большой’ – лукъу-со ‘тот, который большой’.

2.3.7. Состав частей речи: существительное, прилагательное, местоимение, числитель ное, послелог, глагол, наречие, союз, частица, междометие.

2.4.0. Образцы парадигм:

В ед. числе косв. основа существительного образуется от прямой с помощью суффик сов -0, -и/-ы, -а, -о, -ди/-ду, -тIи, -мо, -до, -ла, -да, их присоединение часто сопровожда ется геминацией конечного согласного прямой основы. В нескольких существительных наблюдается чередование гласных в основе: молIу ‘сон’ – косв. основа малIа-. Конечный гласный косв. основы иногда отпадает: гъIады + ла > гъIадла ‘вороны’ (род. II).

Косв. основа мн. числа образуется заменой -ба/-бо > -за. Образование прямой основы мн. числа см. в 2.3.3. Абсолютив совпадает с прямой основой;

падежные и локализаци онные окончания присоединяются к косвенной основе.

Основные падежи:

Ед. число Мн. число Абсолютив тIутI ‘муха’ молIу ‘сон’ тIутIбомолIубо Эргатив тIутI-и малIа тIутIза малIаза Род. I тIутIу-с малIа-с тIутIза-с малIаза-с Род. II тIутIу-ло малIа-ла тIутIза-ла малIаза-ла Датив тIутIу-л малIа-л тIутIза-л малIаза-л Инструм. тIутIу-з малIа-з тIутIза-з малIаза-з Локативные формы:

конт-(‘лес’) ин-(‘карман’) супер-(‘стол’) ад- (‘стена’) -эссив гъоно-лъ чанта-ма устур-кьо хъодо-хъо -элатив гъоно-лъ-И чанта-ма-з(и) устур-кьо-з(и) хъодо-хъо-з(и) -латив гъоно-лъ-ул чанта-ма-л устур-кьо-л хъодо-хъо-л -аллатив гъоно-лъ-гъул чанта-ма-гъул устур-кьо-гъул хъодо-хъо-гъул апуд- (‘стол’) суб- (‘дерево’) -эссив устур-гьо гъоно-лI -элатив устур-гьо-з(и) гъоно-лI-И -латив -------------- гъоно-лI-ул -аллатив устур-гьо-гъул гъоно-лI-гъул Прилагательные, помимо классного изменения, в адъективной функции различают прямую (-у) и косвенную (-ССу) формы (где С – последний согласный основы), их рас пределение аналогично распределению двух генитивов (см. 2.3.4.), напр. огу (уже) ‘хо роший (мальчик)’ – огго (ужа) ‘хороший (мальчик, эрг.)’. Субстантивированные прила гательные и причастия обладают полной падежной парадигмой.

88 Нахско-дагестанские языки Парадигма спряжения глаголов лез- ‘брать’ и кул- ‘бросать’ (важнейшие синтетиче ские формы):

Утвердительные формы Отрицательные формы Инфинитив леза кула лезаби кулаби Императив лезо куло лезбо куволбо Наст. время лессе кулше лезате кулате Прош. I лези кули лезбу кулбу Прош. II лезын кулун лезынай кулунай Общее вр. лДз кувол лДби кувалби Причастие лессесо кулшесо лезатесо кулатесо наст. вр.

Причастие леззу куллу лезбусо кулбусо прош. вр.

Причастие лездогу кулдогу лезабегу кулабегу буд. вр.

2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. Структура словоформы имени существительного: корень + показатель основы + локализация + падеж. Для глагола в общем характерна структура: класс-число + корень + словообразовательные суффиксы + время-наклонение + отрицание + интеррогатив. Кро ме классно-числовых префиксов и инфиксов, а также инфиксов общего времени, исполь зуются только суффиксы. Распространены значимые операции над основой: удлинение гласного (образование общего времени и интеррогатива, см. 2.3.5) и геминация соглас ного.

2.5.2. Словообразование глаголов: отыменной инхоатив (суффикс -лъ-): утIей ‘крас ный’ – утIей-лъ-а ‘краснеть’, отглагольный каузатив (-х-, -к2-): эса ‘сказать’ – эса-х-а ‘спросить’, агьа ‘встать’ – агье-кI-а ‘поднять’. Суффикс относительных прилагательных -со (кыл ‘железо’ – кылу-со ‘железный’). Встречается словосложение: обу-ише ‘родите ли’ (‘отец-мать’).

2.5.3. В Х.я. эргативный строй предложения (см. 2.3.4.). Нейтральный порядок слов – SOV. Выделяется абсолютная (номинативная), эргативная и аффективная конструкции предложения. В эквативных предложениях выступает глагол-связка голи ‘есть’. Опреде ление обычно предшествует определяемому и согласуется с ним в классе/числе и пря мой/косвенной форме. Общевопросительные предложения оформляются интеррогативом (см. 2.3.5.). Косвенную речь обозначается частицей лIо ‘мол’. Актантная рефлексивиза ция контролируется любой из главных семантических ролей. Каузативизация одномест ных глаголов осуществляется присоединением агентивного имени в эргативе и глаголь ного суффикса каузатива (см. 2.5.2.), двухместных – присоединением агенса и пере оформлением агенса или экспериенцера вставленного предложения в адэссив, ср. ужа гьеуше бос-и ‘мальчик (эрг.) книгу взял’ – обуди ужа-хъа гьеуше бос-х-ы ‘отец (эрг.) сы на (адэссив) книгу взять заставил’;

дил гьуне лакв-и ‘я (дат.) дорогу (абс.) увидел’ – ише Я. Г. Тестелец. Ахвахский язык ди ди-хъо гьуне лак-х-ы ‘мать (эрг.) мне (адэссив) дорогу (абс.) показала’. Агентивизация неагентивных глаголов также сопровождается формальной каузативизацией: ужа-л дац шутIун ‘мальчик (дат.) урок забыл (нечаянно)’ – ужа дац шутI-х-ы ‘мальчик (эрг.) урок забыл (кауз.) (по своей воле)’.

2.5.4. Сочинение предложений достигается их простым соположением, иногда при этом выступают заимствованные союзы-наречия ва ‘и’, амма ‘но’, йа ‘или’, жогьоли ‘ес ли’. Типичный эквивалент придаточного предложения в Х.я. – причастная или дееприча стная конструкция, а также конструкция с формой прошедшего II: уже кад-ын шукI-ун эукьи ‘мальчик, девочку побив, ушел’);

при этом актант второстепенного предложения, некореферентный подлежащему главного, получает сочинительный показатель -(ы)н.

2.6.0. В лексике Х.я. обнаруживается значительное число аварскиз (хIалтIи ‘работа’, къоролай ‘вдова’) и русских (ушкол ‘школа’, газет ‘газета’), а также некоторое число грузинских (бурки ‘мяч’, херех ‘пила’) заимствований. Заимствования из арабского, иранских и тюркских языков проникли в основном через аварский. Имеется большой пласт заимствований из андийских языков, преимущественно из тиндинского: релъа ‘ночь’, кожу ‘клык’, Яхъ ‘дом’. В ряде случаев заимствования сохранились в более арха ичной форме, чем в современном тиндинском: тай ‘жеребец’ – тинд. тА, кверти ‘годе кан’ – тинд. корти и др.

2.7.0. Основные особенности собственно хваршинского д-та: отражение працезского *Ќ как а (инхокв. о), ср. инхокв. цIо – собств. хварш. цIа ‘огонь’ (гунз. цIЌ), *ы как е (ин хокв. ы), ср. инхокв. лыкьа, собств. хварш. лекьа ‘рука’ (гунз. рыкьа ‘рукав’);

сужение назализованных гласных среднего подъема: инхокв. эукьа ‘идти’ – собств. хварш. Зкьа, инхокв. йЫцу ‘слюна’ – собств. хварш. йууцу;

отсутствие фарингализации, в некоторых случаях и назализации;

единый способ образования мн. числа (-ба);

дат. падеж в функ ции творительного;

окончание элатива -жо;

окончание наст. времени -гьа/-гье/-гьо;

об разование прошедшего I с помощью инфикса -й- или удвоения конечного согласного;

окончание -на прошедшего II. Лексические различия в основном вызваны более широ ким пластом андийских заимствований в инхокваринском д-те, напр. ср. собств. хварш.

хIеллокIва – инхокв. нихи ‘грудь’, собств. хварш. миш – инхокв. эгьу ‘веник’, собств. хварш. лека – инхокв. рикIа ‘ключ’.

Л И Т Е Р А Т У Р А Бокарев Е. А. Цезские (дидойские) языки Даге- ментальной и прикладной лингвистике. Предвари стана. М. 1959. тельные публикации, вып. 130, М., 1980.

Бокарев Е. А. Хваршинский язык // Языки наро- Кибрик А. Е., Кодзасов С. В. Сравнительное изу дов СССР. М. 1967. чение дагестанских языков. Имя. Фонетика. М., Дирр А. М. Материалы для изучения языков и 1990.

наречий андо-дидойской группы // Сборник мате- Кибрик А. Е., Кодзасов С. В., Старостин С. А. О риалов для описания местностей и племен Кавказа, просодической структуре слова в дагестанских вып. 40, Тифлис, 1909. языках // Институт русского языка АН СССР. Про Имнайшвили Д. С. Дидойский язык в сравнении с блемная группа по экспериментальной и приклад гинухским и хваршийским языками. Тбилиси, 1963. ной лингвистике. Предварительные публикации, Кибрик А. Е. Материалы к типологии эргативно- вып. 115, М., 1978.

сти. 12. Хваршинский язык // Институт русского Шарафутдинова Р., Левина Р. Хваршинский языка АН СССР. Проблемная группа по экспери- язык (предварительное сообщение) // Вопросы изу чения иберийско-кавказских языков, М., 1961.

С. М. ХАЙДАКОВ ЛАКСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Вариант названия: казикумухский язык (уст.).

1.1.2. Л.я. принадлежит к семье нахско-дагестанских языков, внутри которой образует отдельную группу. Имеются основания для объединения Л.я. в одну группу с даргин ским.

1.1.3. Распространен в горной (Лакский и Кулинский р-н) и плоскостной (Новолак ский р-н) частях Дагестана. По переписи 1979 г. общая численность говорящих достига ет 100 тыс. чел., из которых в самом Дагестане живут 84 тыс. чел. Л.я. считают своим родным 95 тыс. чел., св. 4 тыс. говорящих считают родным русский язык.

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Диалектный состав: кумухский д-т (с. Кумух – исторический и культурный центр лакцев), вицхинский д-т (в Лакском р-не), аштикулинский и вихлинский (оба в Ку линском р-не), бартхинский д-т (в даргиноязычном Акушинском р-не), аракульский д-т (в Рутульском р-не) и одноаульный шаднинский д-т (в даргиноязычном Дахадаевском р не).

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. До революции Л.я. выполнял ограниченные коммуникативные функции и слу жил средством переписки между ремесленниками, работавшими в различных городах России (их число превышало 10 тыс. чел.) и их семьями. Ныне функционирует во всех сферах общественной и культурной жизни лакцев. Большая часть лакцев активно владеет русским языком.

1.3.2. Зачатки литературного Л.я. на основе кумухского д-та стали складываться еще в начале XVIII-го столетия, когда на этот язык был переведен с персидского и арабского языков ряд произведений светского и научного характера, в том числе хроника истории Дагестана «Дербент-наме» и медицинский трактат Ханнал мурад («Желание хана», г.). Лакский народ имеет богатый фольклор и народные эпические поэмы, среди которых особое место занимают «Парти-Патима» (XVI в.) и «Хан-Муртазали» (XVIII в.). Лакский литературный язык сложился и был стандартизован в советский период. В его основу лег диалект Кумуха. На Л.я. издается несколько газет и три журнала республиканского зна чения. Он является языком радио и телевидения;

на нем работает два театра – драмати ческий и народный. Получила развитие оригинальная и переводная литература всех жан ров.

1.3.3. На Л.я. ведется школьное преподавание. На нем обучаются дети начальных классов, а в старших классов он является языком преподавания лакской литературы, а также переведенной с русского языка классической (в т. ч. мировой) литературы. В выс шей школе Л.я. не преподается.

1.4.0. Лакцы пользовались тремя разными по своей графической основе письменно стями. Первый тип письменности был создан на основе арабской графики с добавлением некоторых знаков для передачи характерных для Л.я. фонем. После 1925 г. был введен алфавит на латинской основе. В 1938 г. был введен ныне действующий алфавит на базе Я. Г. Тестелец. Ахвахский язык русской графики. К русскому алфавиту в нем добавлена графема I (для обозначения аб руптивных согласных и придыхательного хI).

1.5.0. Периодизация истории Л.я. не разработана.

1.6.0. Контактирующие языки не оказали заметного влияния на структуру Л.я. Заимст вованные слова фонетически и грамматически уподобляются исконным.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. В фонологической системе Л.я. представлены 6 гласных и 42 согласные фонемы.

В сфере вокализма представлены четыре простые (а, и, у, е) и три фарингализованные (аь, эь/еь, оь) фонемы: та ‘он’, ини ‘толокно’, у ‘ячмень’, ула ‘доска’, гьаен ‘молоть’, ка ен ‘обвить(ся)’, аьрсса ‘гнилой’, эьччу ‘гребешок петуха’, гъеь ‘лето’, оь ‘кровь’, оьл ‘ко рова’ и т. д. Имеются также три дифтонга, представляющие собой сочетание гласного и полугласного й: м-ей ‘нос’, т-ий ‘там’, хI-уй бур ‘косят’.

Со г л а с н ые Способ образования Смычные Аффрикаты Спиранты Звон- Глухие Непри- Абруп- Приды- Не- Абруп- Звон- Глу- Непри- Сонор- кие дыхат. тивы хат. прид. тивы кие хие дыхат. ные Губные б п пп пI в м Зубные д т тт тI ц цц цI з с сс н Альвео- ч чч чI ж ш щ р,л лярные Средне- й язычные Задне- г к кк кI хь хьхь язычные Увуляр- хъ къ кь гъ х хх ные Фарин- гI хI гальные Ларин- ъ гь гальные Все глухие непридыхательные согласные являются геминированными. Наряду с нела биализованными согласными имеются и лабиализованные (графически отмечаются бук вой в: кв, ккв, кIв, чв, ччв, чIв, цв, цIв и т. д.), которые могут выполнять смыслоразличи тельную функцию: хъва ‘клятва’ – хъа ‘крыло’, цIву ‘соль’ – цIу ‘огонь’ и т. д.

2.1.2. Ударение в Л.я. большей частью слабое, экспираторное;

выделение ударного слога связано с трудностями. На слух каждый слог в двух- и многосложных словах зву чит почти одинаково. Получило распространение и долготное ударение: ттарацIАлу ‘ток (сельскохоз.)’, лачIА ‘пшеница’, чIулУ ‘ремешок из сыромятной кожи’. Долготное ударение является отличительным признаком ряда глагольных форм: чичАву ‘писание’, изАву ‘вставание’, лихъАву ‘бегство’ (формы масдара), ласИча ‘пусть берет’, лихъУча ‘пусть бежит’, изУча ‘пусть встает’ (формы побудительного наклонения). В некоторых односложных словах противопоставление краткого гласного долгому играет смыслораз 92 Нахско-дагестанские языки личительную роль: махъ ‘слово’ – мАхъ ‘после’, та ‘когда’ – тА ‘он’, чу ‘лошадь’ – чУ ‘где’, ‘мужчина’.

2.1.3. Позиционная реализация фонем. Геминированные согласные перед согласными и на конце слова переходят в простые непридыхательные: ккацца ‘кобыла’ – ккацри ‘ко былы’, лахьхьин ‘выучить’ – лахьлан ‘учить’, ччуччин ‘сжечь’ – ччучлан ‘сжигать’. Со гласные чI, щ перед согласными переходят соответственно в кI, хь: цулчIа ‘лисица’ – цул кIлун ‘лисице’, лачIа ‘пшеница’ – лакIри ‘пшеницы’ (разных сортов)’, лащан ‘стать по хожим’ – лахьлан ‘походить’.

2.1.4. Характерны слоги вида CV (хъу ‘пашня’, хъи ‘рог’, чIу ‘голос’), VC (ар ‘равни на’, ил ‘народ’), CVC (ччан ‘нога’, кьан ‘лужайка’), VCC (арс ‘сын’), CVCC (ттархь ‘палка’, ттарцI ‘столб’). Слов модели V всего несколько: оь ‘кровь’, у ‘ячмень (голозер ный).

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. В начале слова запрещены стечения согласных, а на конце слова допускаются стечения не более чем двух согласных, причем первый из них обязательно сонорный (обычно р): барцI ‘волк’, баргъ ‘солнце’, бярч ‘теленок’. Границы слога и морфемы в общем случае не совпадают.

2.2.2. Не обнаруживается.

2.2.3. Имеются позиционно обусловленные чередования фонем: и-в-чI-ан ‘умереть’ – и-в-кI-лан ‘умирать’, ттар-хь ‘палка’ – ттур-ш-ан ‘палкам’, марч ‘ветер’ – мурч-ан ‘вет ру’. При склонении в ед. ч. конечный гласный корневой морфемы либо выпадает, либо заменяется другим гласным (вацI-а ‘лес’ – вацI-лун ‘лесу’, щатI-и ‘волна’ – щатI-ун ‘волне’);

при образовании косвенных падежей во мн. числе конечные гласные плюраль ных аффиксов -у, -и переходят в гласный -а: вацI-ри ‘леса’ – вацI-ра-н ‘лесам’;

лу-ттир ду ‘книги’ – лу-ттир-да-н ‘книгам’.

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

Л.я. является агглютинативно-флективным. Агглютинация характерна для местных падежей конкретных серий (читIу ‘ласточка’ – читIу-чIа ‘у ласточки’ – читIу-чIа-ту ‘от ласточки’ – читIучIа-н ‘к ласточке’) и для форм императива (лас-и ‘возьми’ – лас-и-яра ‘берите’, малас-ар-а ‘не бери’ – малас-ар-и ‘не берите’). Флективные черты проявляются при образовании косвенных падежей (см. 2.2.3). Для Л.я. характерны черты как аналити ческого, так и синтетического типа, ср., например, образование форм местных падежей и грамматических времен: вацIлул чIарав ‘около леса’ – вацIлу-чIа ‘у леса’;

та ивзун ур ‘он встал (уже)’ – та ивзунни ‘он встал (сейчас)’.

2.3.1. Части речи делятся на знаменательные (существительное, глагол, прилагатель ное, числительное, местоимение, наречие) и незнаменательные (междометия, союзы, час тицы).

2.3.2. В Л.я. имена существительные распределяются по классам с помощью классных экспонентов в, б, д, р, й,. При этом экспоненты находятся не в самом существитель ном, а в других частях речи: в глаголе (-увкIра, д-увкIра ‘пришел, пришла’);

в прилага тельном (чIи-в-исса, чIи-р-исса ‘маленький, маленькое, маленькая’), числительном (кIи й-а, кIи-р-а ‘два’), наречии (ша-в-а, ша-рд-а, ша-пп-а ( < ша-б-б-а) ‘дома’) и т. д. Экспо ненты служат для согласования отдельных членов предложения, а также атрибутивной синтагмы: душ б-агъунни ‘девочка упала’ (экспонент б- указывает, что слово ‘девочка’ относится к III классу), чIи-в-сса арс ‘маленький сын’, чIи-р-исса къари ‘маленькая ста рушка’. Экспоненты -в-, -р- указывают, что слова ‘сын’, ‘старушка’ относятся к разным классам. Сказуемое, выраженное переходным глаголом, согласуется в классе с прямым Я. Г. Тестелец. Ахвахский язык дополнением (арснал лу б-увккун-ни ‘сын книгу прочитал’), а сказуемое, выраженное не переходным глаголом – с подлежащим: душ б-ивзунни ‘дочь встала’.

2.3.3. Категория числа выражается несколькими способами: с помощью специальных плюральных суффиксов, классных экспонентов и лексически.

Единичность предметов выражается немаркированными формами субстантивов. Им противостоят формы, маркированные аффиксами (число их в языке превышает 30), по средством которых передается раздельная множественность: ниц ‘бык’ – ниц-ру ‘быки’, уссу ‘брат’ – уссу-рвал ‘братья’, кьун ‘валун’ – кьун-тту ‘валуны’, ххал ‘нитка’ – ххал-лу ‘нитки’ и т. д. Формы мн. числа образуются аномально у следующих лексем: щарсса ‘женщина’ – хъами ‘женщины’, чву ‘лошадь’ – ду-чри ‘лошади’, тта ‘овца’ – я-тту ‘ов цы’ и т. д. Часто плюральным показателям и падежным окончаниям предшествуют вставки, ср. най ‘пчела’ – най-ра-н ‘пчеле’, най-р-ду ‘пчёлы’, лу ‘книга’ – лу-ттира-н ‘книге’ – лу-ттир-ду ‘книги’ (-р-, -ттир- – вставки).

Классные экспоненты – б, д//р – б//в, которыми обычно маркируются глаголы, обес печивают согласование в числе с существительными, являющимися наименованиями людей: арс -агьунни ‘сын упал’ – арс-ру б-агьунни ‘сыновья упали’, нину д-и-р-зунни ‘мать встала’ – нинухълу б-и-в-зунни ‘матери встали’. С остальными (неличными) существительными согласования в числе с помощью классных экспонентов не происхо дит, так как формы мн. ч. этих существительных относятся к одному и тому же классу, ср. ниц б-агьунни ‘бык упал’ – ниц-ру багьунни ‘быки упали’.

Числительные в Л.я. имеют десятеричную систему. Единицы (кIви-в-а ‘два’) и десятки (кьу-в-а ‘двадцать’) снабжены классными экспонентами. Числительные от 10 до 20 и от 20 до 30 образуются сочетанием формы косвенных основ соответственно от 10 (ацIния) и 20 (кьуния) с единицами: ацIния кIвива ‘двенадцать’, кьуния кIвива ‘двадцать два’. Чис лительные от 30 до 100 образуются от косвенной основы десятков с прибавлением еди ниц: мукьцIаллий кIвива ‘сорок два’, букв. ‘от-сорока два’. Порядковые числительные имеют аффикс -л, который соединяется с причастием глагола учин ‘сказать’ – учин-сса ‘сказанный’: кIви-л-чинсса ‘второй’.

2.3.4. Л.я. имеет развитую систему падежей – налицо более 30 форм, из которых являются местными. Имеются и аналитические падежи. Для многих падежей характерна полифункциональность. Парадигма имени состоит из грамматических (субъектно объектных) и местных падежей. Падежами субъекта являются: эргатив (его аффикс -л), которым управляет переходный глагол: арсна-л лу бувккуни ‘сын книгу прочитал’ и да тельный (его аффикс -н), которым управляет глагол чувственого восприятия: арса-н лу ккавкунни ‘сын книгу увидел’. Падежом субъекта при непереходном глаголе (арс лавгун ни ‘сын ушел’) и прямого объекта при переходном глаголе (буттал арс увцунни ‘отец сына привел’) является именительный. Эргатив выполняет также функцию генитива – он выражает принадлежность, выполняет функцию относительного прилагательного (арсна л лу ‘сына книга’ и инструменталиса (стакан щина-л буцIин ‘стакан водой наполнить’).

Дательный падеж выполняет также функцию косвенного объекта: арсна-н лу булун ‘сыну книгу дать’.

В системе локативных падежей (они объединены в семь серий) местные (аффиксы -ву, -й, -х, -лу, -чIа, -хь, -цI) являются опорными, от них образуются все направительные па дежи. Ср. формы слова чIира ‘стена’: чIира-ву ‘в стене’, чIира-й ‘на стене’, чIира-х ‘за стеной’ и т. д. Падежи приближения (аллативы) во всех сериях имеют общий суффикс (у)н: чIира-ву-н ‘в стену’, чIира-й-н ‘на стену’, чIира-х-ун ‘за стену’ и т. д. Удалительные падежи (аблативы) также имеют единый суффикс -а (иногда используется также и суф 94 Нахско-дагестанские языки фикс -ту): чIира-в-а(ту) ‘из стены’, чIира-й-а ‘со стены’ и т. д. Падежи с семантикой ди ректива (‘по направлению к...’) образуются от аллативов с помощью окончания, которое обеспечивает также классное согласование:

-ай (I кл.), -май (III кл. и мн. ч.), -най (II кл.):

чIира-ву-н-май ‘по направлению в стену’, чIира-й-н-май ‘по направлению на стену’ и т д.

Значение транслатива (движение через, сквозь, вдоль) выражается суффиксом -х/-ух (иногда факультативно употребляется и суффикс -чIин): чIира-ву-х (-чIин) ‘сквозь стену’, чIира-й-х ‘через верх стены’, чIира-цI-ух (-чIин) ‘вдоль стены’ и т. д. От локативов чIи рачIа ‘около стены’, чIира-хь ‘у стены’ форма транслатива не образуется.

Серия падежей с суффиксами -хь, -ун, -щ-а (> хь-а) при некоторых глаголах передает неместные значения: арсна-хь учин ‘сыну сказать’, арсна-хьхь-ун дулун ‘сыну дать’, арс на-ща ласун ‘у сына взять’. Неместные значения выражают также падежи с суффиксом цI-а (арсна-цI-а хьун ‘лишиться сына’), -цI-ун (арсна-цI-ун лачIун ‘ухватиться за сына’).

Производными от ряда местных падежей являются комитатив (окончание -л): арсна ща ‘у сына’ – арсна-ща-л ‘с сыном’;

компаратив (окончание -ар): арснай ‘на сыне’ – арс на-й-ар ‘чем сын’;

падеж со значением ‘за’, ‘ради’ (окончание -лу): къатлу-х ‘за домом’ – къатлу-х-лу ‘за дом, ради дома’ и падеж со значением ‘вследствие, благодаря’ (оконча ние -ну): арсна-й ‘на сыне’ – арсна-й-ну ‘благодаря сыну’. Падежные формы мн. числа имеют те же окончания, что и формы ед. числа: арсна-чIа – арс-вара-чIа ‘у сына – у сы новей’, вацIлу-ву – вацI-ра-ву ‘в лесу – в лесах’ и т.д.

Параллельно с синтетическими функционируют и аналитические формы падежей, со стоящие из генитива и послелогов: вацIлу-в(у) – вацIлул в-ив ‘в лесу – внутри леса’, ва цIлу-й – вацIлул й-алу ‘на лесе – над лесом’, вацIлу-х – вацIлу-л ма-хъ ‘за лесом – позади леса’, вацIлу-лу – вацIлул лув ‘под лесом – внизу леса’, вацIлу-чIа – вацIлул чIа-рав ‘у леса – около леса’ и т. д. Если синтетические падежи выражают контактные отношения (ва цIлу-й ‘на лесе’), то аналитические – дистантные: вацIлул й-алув ‘над лесом’.

2.3.5. Все морфологические категории глагола (за исключением категории класса, об служивающей противопоставление личности – неличности в существительном и обеспе чивающем согласование) функционируют на основе темпорально-аспектуальной катего рии. Время и аспект выражаются раздельно, причем в каждом временном звене глаголь ной парадигмы действуют определенные видовые противопоставления, основанные на различении форм, выражающих однократное, многократное, итеративное или результа тивное действие. Инфинитивно-футуральное звено противопоставляет первые три вида:

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.