WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ Кавказские языки Издательство Academia Москва 1998 ББК 81.2 Издание осуществлено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда ...»

-- [ Страница 6 ] --

5. Время распада аваро-андийской общности, по данным лексикостатистики, можно отнести примерно к началу н. э., а период существования андийской общности, не позд нее VIII в. н. э.

6. В структурном отношении андийские языки довольно близки друг к другу.

Со г л а с н ые Звонкие б д г ж з гъ (гI) Придыхательные Слабые п т к ч ц хъ лI Сильные кк чч цц ХЪ МI Абруптивные Слабые тI кI чI цI къ кь (ъ) Сильные КI ЧI ЦI КЪ КЈ Спиранты Слабые ш с х лъ хь (хI) гь Сильные Ш С Х МЪ Сонорные м, н, р, л Полугласные в, й Нахско-дагестанские языки К специфическим фонетическим особенностям в области к о н с о н а н т и з ма (от 40 до 50 согласных фонем) следует отнести общее для аваро-андо-цезских языков нали чие латералов (от двух в багвалинском до шести в ахвахском, ср. спиранты лъ, лЪ, аф фрикаты: лI, МI, кьI, кь), довольно регулярное (особенно среди спирантов) противопос тавление кратких и геминат (в годоберинском и тиндинском КI > К, ЦI > Ц, ЧI > Ч) и др. Система вокализма дифференцирует фонемы и, е, а, о, у, а также их долгие и носовые корреляты. Общеандийская система консонантизма, по реконструкции Т. Е. Гудава, представлена в табл.

Типичные слоговые структуры – CV, CVR (где R – сонорный). Имеются тоновые раз личия: низкий – высокий – восходящий – нисходящий.

В большинстве А. я. противопоставляется три и ме н н ых к л а с с а : I – названий мужчин (афф. -в), II – названий женщин (афф. -й), III – неличный класс (афф. -б). Лишь в чамалинском и собственно андийском общее число классов достигает пяти (из них четы ре могут уверенно восстанавливаться для общеандийского). Прилагательные, а также причастия имеют суффиксальный и нередко префиксальный классный показатель. Ср.:

багв. цIину-б ‘новый’, игьу-б ‘сделанный’, кар. гьацIа-б ‘белый’, гого-б ‘сделанный’, тинд. гьЗкIа-б ‘большой’, хъва-б ‘написанный’, ботл. хъуа-б ‘хороший’, хъварда-б ‘напи санный’, год. саха-б ‘здоровый’, ваа-бу ‘пришедший’, чам. гьечIеда-бе ‘высокий’, бехе да-бе ‘берущий’. С помощью классного суффикса согласуются с определяемым указа тельные местоимения: багв. а-б ‘это’, кар. вуду-б ‘это’, год. га-б ‘это’. Показатели класса в глаголе выступают либо в виде префикса, либо в виде суффикса, выполняющего одно временно модально-временные функции. Целый ряд глаголов (в т.ч. обнаруживающих общеандийский характер) не имеет классного префикса.

Существительное А. я. имеет категории числа и падежа. При достаточно близком на боре аффиксов мн. ч и с л а в А. я. наблюдаются расхождения с точки зрения их комби наторики. Наиболее распространен -бе: чам. вац-бе ‘братья’, год. сари-бе ‘лисы’. При присоединении суффикса мн. числа -е/-и наблюдается усечение конечных гласных осно вы: год. бацI-а ‘волк’ – бацI-е ‘волки’, тинд. ах-и ‘сад’ – ах-е ‘сады’. Нередко формант множественности присоединяется к косвенной основе ед. числа: ботл. хъуч-а ‘книга’ – хъуч-и-балъи ‘книги’. Ряд глаголов (в некоторых языках единичные лексемы) различает числовые формы с помощью чередования корневых гласных и/у (ед.ч.), а/о (мн.ч.).

Ч и с л и т е л ь н ы е оформляются показателем да: ахв. кIе-да-бе ‘2’, кар. гьацIа-да ‘10’, год. инлIи-да ‘6’. Суффиксальный КП имеется только у числительного ‘1’ (в неко торых языках и у всех остальных, чам.: кIеда-ве ваша ‘два сына’ и т. п.): год. це-в ваша ‘один сын’ и т. п.

В именном склонении существенную роль играет к о с в е н н а я о с н о в а, обра зуемая от прямой с помощью различных суффиксов:

-Шу / (чам., ахв.) -Су в именах I кл., -лЪи (в именах II и III кл.), характерных и для субстантивированных атрибутивов – при лагательных, местоимений и т. п., а также форманты на -ла (имеют тенденцию употреб ляться в назв. метеорологических явлений), -и, -у (-о), -а. Аффиксы структуры V обу словливают усечение конечных гласных основы. Ср.: ахв. им. п. нуша – косв. осн. нуша Су-, ботл., тинд., кар., багв. нуса – нуса-Шу- ‘зять’;

ахв. экIва – экIва-Су-, ботл., год., кар.

гьекIва – гьекIва-Шу-, анд. гьекIа – гьекIа-Шу- ‘человек’;

ахв. нуша – нуша-лЪи-, ботл., кар. нуса – нуса-лЪи- ‘невестка’;

год., тинд., кар. ток. мучу – мучу-ла-, чам. мушв – мушу ла-, багв. мучв – мучу-ла-’ветер’;

чам., ботл., год., анд. има – иму-, кар., ахв. има – имо- ‘отец’;

багв. ’ел – ’ела-, год. элли – элла-, кар. ’ели –’ела-, ахв. къ’ел – къ’ела- ‘рот’;

анд.

С Г. Татевосов. Годоберинский язык бежун – бежуно-, ботл., год., тинд., кар. бежун – бежуна- ‘игла’ и т.д. Многие имена имеют во всех падежах единую основу.

Падежные системы, равно как и суффиксы соответствующих падежей, характеризу ются высокой степенью общности. Среди основных падежей здесь представлены абсо лютив, эргатив, генитив, датив, аффектив. Абсолютив (номинатив) совпадает с прямой основой, т.е. имеет нулевой показатель. Его основные функции – выражение субъекта непереходного и объекта переходного глагола: кар. Жини бижуда ида ‘Трава растет’;

Мусал йаЦва. кIазе бегье ‘Муса сестре платок купил’. Э р г а т и в (суф. *-ди > анд., ботл., год., кар. -л / ток. -ди, ахв. -де, багв. -д/ хушт., тлонд. -р, тинд. -ди/-й), помимо субъекта переходного глагола, оформляет инструментальное дополнение: чам. МачIи-д ЦIалдахъ ида хоша ‘Мальчик читает книгу’;

ахв. ЦоIеШу-де хъварери кагъар ‘Гость на писал письмо’. Р о д и т е л ь н ы й п а д е ж, выражающий определительные отноше ния, различает две формы в зависимости от класса имени: имена I класса (а также лич ные местоимения) в качестве форманта генитива присоединяют классный показатель, отражающий классную принадлежность определяемого имени, имена остальных классов принимают суффикс генитива -лIи с вариантами: анд., год., ахв., тинд. -лIи, кар., чам. -лI, ботл. -лъи, багв. -лЪ, кар. ток. -л). Да т е л ь н ый п а д е ж (суф. *-лIа > -лъа) оформ ляет косвенное дополнение, а также субъект глаголов (как правило, при глаголе ‘лю бить’, ‘хотеть’) чувственного восприятия. А ф ф е к т и в н ы й п а д е ж, исконно имевший форму -КП-о, сохранившуюся в андийском (в токитинском диалекте каратин ского – -КП-а, в ряде языков КП имеет “застывшую” форму), употребляется для выра жения субъекта глаголов чувственного восприятия: год. ЙаЦу-ра берка иаа ‘Сестра уви дела змею’;

чам. МачIу-хе Ида дарц ‘Мальчик знает урок’;

тинд. ехванШу-ба ‘кузнецу’.

В системе п р о с т р а н с т в е н н ы х п а д е ж е й налицо следующие общеан дийские форманты: *-чIу (анд., ботл., год. -чIу, кар. -чIо, багв., тинд., чам. -чI) – обычно со знач. ‘на (вертикальной) поверхности’;

*-кьи (во всех языках) ‘под’, -ха ‘у, около’ (> багв., чам. -х), -хъи (> кар. -хъ, ахв. -хъе, тинд. -хъ-, чам. -хъ) ‘у, около’ < *‘за чем-л.’, * лъIа ‘на’ (в совр. языках этот падеж представлен несколькими фонетическими варианта ми), *-лIи ‘в (сплошной массе)’, так наз. серия без показателей со значением ‘в (полом пространстве)’. Обычно каждый из названных аффиксов может присоединять форманты, обознач. двигательный ориентир – локатива (нулевой), аллатива и аблатива, реже транс латива.

Указательные местоимения, субстантивируясь, могут выполнять функции личных 3-го лица.

В и д о - в р е м е н н ы е ф о р м ы строятся преимущественно описательно с ис пользованием форм вспомогательного глагола ‘быть’. Единственной синтетической фор мой, наблюдаемой во всех языках, можно считать аорист, характеризующийся конечны ми гласными -и/-и, и а/а. Настоящее общее (констатив) в большинстве случаев имеет формант -да (анд. -до), происхождение которых Н.С.Трубецкой усматривал в суффиксах адъективов. В части языков наблюдается сходство образования футурума. В образовании остальных временных форм значительную роль играют формы вспомогательного глагола прошедшего времени *КП-икIва и настоящего времени (достаточно разнородны), позво ляя различать такие формы, как будущее определенное, будущее в прошедшем (в сочета нии с инфинитивом), перфект и плюсквамперфект (в сочетании с аористными формами), настоящее конкретное и имперфект (в сочетании с формами, образованными от конста тива).

Нахско-дагестанские языки В образовании повелительного наклонения противопоставлены переходные (суф. -а/ о) и непереходные (суф.-и/-е, -ба/-бе) глаголы. Желательное, условное (нередко противо поставлены реальное и ирреальное условие) и другие формы наклонений в плане выра жения довольно разнородны.

Общеандийской категорией является отглагольное имя (масдар), образуемое суффик сацией -р (> н в носовых основах) к основе, а также инфинитив, показатель которого сов падает с формантом датива. Причастия и деепричастия в большинстве случаев не своди мы к единому источнику.

Каузативные формы представлены двумя моделями – с суффиксами -ал (анд. -ол), -а.

Для выражения многократности используется редупликация.

Синтаксис А. я. в общих чертах близок к общедагестанской модели, противопостав ляющей абсолютную, эргативную и дативную конструкции простого предложения.

Поскольку практически все говорящие на А. я. с давних пор свободно владеют авар ским, в их лексике налицо его значительное влияние. Через посредство аварского, как полагают, в А. я. проникли заимствования из восточных языков – тюркских, персидско го, арабского. В последние годы все более заметно влияние русского языка. В прошлом у андийцев были более или менее интенсивные контакты с чеченцами, однако лексические свидетельства этих контактов не изучены.

Л И Т Е Р А Т У Р А Алексеев М. Е. Сравнительно-историческая мор- Дирр А. М. Материалы для изучения языков и фология аваро-андийских языков. М., 1988. наречий андо-дидойской группы // СМОМПК. Вып.

Алексеев М. Е. Андийские языки (общие сведе- 40. Тифлис, 1909.

ния) // Дагестан: село Хуштада. М., 1995. Магомедбекова З. М. О контактах между авар Атаев Б. Сравнительный анализ местоимений ским и андийскими языками // Материалы пятой аваро-андо-цезских языков: Автореф. дис.... канд. региональной научной сессии по историко филол. наук. Махачкала, 1985. сравнительному изучению иберийско-кавказских Атаев Б. М. Морфология аваро-андо-цезских языков. Орджоникидзе, 1977.

языков. Махачкала, 1996. Магомедова П. Т. Основные вопросы склонения Бокарев А. А. О классных показателях в аваро- в андийских языках в сравнительном аспекте // андо-цезских языках // Язык и мышление. М., Именное склонение в дагестанских языках. Махач I940.Т. 10. кала, 1979.

Гудава Т. Е. Консонантизм андийских языков. Топуриа Г. В. Некоторые вопросы склонения в Тбилиси, 1964. аварско-андийско-дидойских языках // Иберийско Гудава Т. Е. Сравнительный анализ глагольных кавказское языкознание. Тбилиси, 1987. Т. 26.

основ в аварском и андийских языках. Махачкала, Урусилов А. У. Дву- и многоязычие и культура 1959. речи (Аваро-андо-цезский регион). Махачкала, Гудава Т. Е. О некоторых фонетических измене- 1988.

ниях показателей грамматических классов в авар- Trubetzkoy N. S. Studien auf dem Gebiete der ver ском и андийских языках // Иберийско-кавказское gleichenden Lautlehre der Nordkaukasischen Sprachen.

языкознание. Тбилиси, I955. Т. VII (на груз. яз.). I. Caucasica, fasc. 3, Leipzig 1926. Рус. пер.: Иссле Гудава Т. Е. Об одном варианте показателя дования в области сравнительной фонетики север третьего грамматического класса в аварско- нокавказских языков // Трубецкой Н. С. Избранные андийско-дидойских языках// Иберийско- труды по филологии. М., 1987.

кавказское языкознание. Тбилиси, I953. Т. IV (на груз. яз.).

С Г. Татевосов. Годоберинский язык М. Е. Алексеев АНДИЙСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Андийский язык (анд. къIваннаб мицци ‘язык андийцев’ – по сел. Анди, самона звание къIваннал, авар. гIандисел).

1.1.2. А. я. входит в андийскую подгруппу аварско-андийско-дидойской группы даге станских я.

1.1.3. На А. я. говорят жители селений Ботлихского р-на Республики Дагестан: Анди, Гунхо, Гагатль, Ашали, Риквани, Чанхо, Зило, Муниб, Кванхидатль. Общее число ан дийцев – более 20 тысяч человек (оценка).

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Выделяют две группы говоров: верхнеандийскую, или собственно андийскую, включающую андийский (сс. Анди, Гунхо), гагатлинский (сс. Гагатль, Ашали), риква нинский, чанхойский и зилойский говоры, и нижнеандийскую, включающую мунибский и кванхидатльский говоры.

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. А. я. бесписьменный, функционирует в качестве средства устного общения. В качестве письменного языка и языка межнационального общения используются аварский и русский языки.

1.3.2. Нелитературный. В настоящее время осуществляется перевод на А. я. Евангелия от Луки. В последние годы предпринимались попытки издания газеты на А. я. В с. Анди различаются формы мужской и женской речи, ср. соответственно дин – ден ‘я’, мин – мен ‘ты’, Ёабу – КIвабду ‘я’, гьекIа – гьекIва ‘человек’.

1.3.3. Не преподается. Обучение в школе ведется на аварском языке (в начальных классах) и русском (с 4 класса).

1.4.0. А. я. – бесписьменный.

1.5.0. Периодизация истории не разработана.

1.6.0. Вопрос не изучен.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. Вокализм. Различаются оральные недолгие: а, е, и, о, у.

Г л а с н ые Ряд Подъем Передний Задний Верхний и у Средний е (э) о Нижний а К о н с о н а н т и з м. В велярном и увулярном рядах могут быть выделены также лабиализованные фонемы, традиционно рассматриваемые как комплексы C + в: багва Нахско-дагестанские языки ‘считал’, гъвагъвачи ‘живот’. Встречаются также геминированные звонкие ©, §, Є, Ё, фонологический статус которых неясен.

Со г л а с н ые Способ образования Смычные Аффрикаты Спиранты Место Глухие Глухие образования Лабиальные б п в м Дентальные д т тI цI з с н интенсивные Ц ЦI С Альвеолярные дж ч чI ж ш р интенсивные Ч ЧI щ Латеральные лъ л интенсивные лI кь МЪ Среднеязычные й Заднеязычные г к кI хь интенсивные К КI Увулярные къ гъ х интенсивные хъ КЪ Х Ларингальные ъ гь 2.1.2. У д а р е н и е в А. я. слабое динамическое. Имеется тенденция к фиксации ударения на закрытом слоге (ихв4б ‘мельница’, гь5нЦIу ‘дверь’), при двух закрытых сло гах – на последнем (гунгґл ‘котел’, лъенС5б ‘бровь’). Отмечаются тональные оппозиции.

2.1.3. Перед гласными переднего ряда заднеязычные палатализуются. Фонетические изменения комплексов согласных: а) ассимиляция: н + д > нн;

н + л > нн;

р + л > лл;

м/н + б > мм;

б + м/н > мм;

в) диссимиляция (аффрикатизация): щх < щхъ;

Слъ < СлI. Пока затель III грам. класса б в интервокальной позиции замещается рефлексом в.

2.1.4. Преобладающая с т р у к т у р а с л о г а : CV: гье-кIа ‘человек’, то-кIи-щи ‘осленок’, мо-чи ‘ветер’;

нередок тип CVR (где R – сонорный или б): гун-гул ‘котел’, бо хор ‘старый’, бер-ЦIом ‘чистый’. Отсутствуют неприкрытые слоги (в практической транскрипции начальный ъ- не отмечается: ихв4б ‘мельница’ [ъихв4б]. При бифонемной трактовке комплексов C + в они оказываются единственными допустимыми сочетаниями согласных в начале слова (ква-чIа ‘лапа’, хъварду ‘писать’). Сочетания согласных типа RC допустимы только в интервокальной позиции.

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Имеются различные фонемные структуры как корневых, так и аффиксальных морфем: C, V, CV (ЦIе ‘гость’, -Су показатель отрицания), VC (-ин показатель аориста).

Морфемы могут быть не только односложными: орси ‘серебро’, има ‘отец’. Морфемное и слоговое деление не обязательно совпадают: б-ус-инн-у ‘разрезать’.

2.2.2. Фонологическое противопоставление морфологических категорий не обнаруже но.

С Г. Татевосов. Годоберинский язык 2.2.3. Фонологические чередования не отмечены.

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

А. я. агглютинативного синтетического типа с элементами аналитизма.

2.3.1. Для выделения ч а с т е й р е ч и используются морфологические, синтакси ческие и семантические критерии. Имя и глагол противопоставляются по набору морфо логических категорий: падеж и число для имени;

время, наклонение, класс и др. для гла гола. Прилагательные (для них характерна категория класса) отличаются от наречий син таксически: чончи гьекIа ‘хороший человек’ ~ чончи идо ‘хорошо делает’. В постпозиции к именам наречия выполняют роль послелогов: Седу вигъидду ‘стоит впереди’ ~ гьаКЪ учIу Седу вигъидду ‘стоит перед домом’. Семантические признаки используются для вы деления в самостоятельные разряды числительных и местоимений. Достаточно условны границы между частицами и союзами. Для различных частей речи характерны также соб ственные словообразовательные аффиксы.

2.3.2. В большинстве верхнеандийских говоров имена существительные разделяются по согласовательным признакам на пять именных классов. К I кл. относятся названия лиц мужского пола (има ‘отец’), ко II кл. – названия лиц женского пола (ила ‘мать’), к III кл. – названия животных, к IV – V кл. – названия неодушевленных предметов и явлений без видимого семантического противопоставления (ср. IV кл. гьантIикIа ‘ухо’, ЦIа ‘звезда’, бил ‘гора’, бесун ‘нож’;

V кл. рела ‘рука’, михи ‘шерсть’, зубу ‘день’). Показате ли классов, функционирующие в глаголе, прилагательном, числительном, местоимении, наречии и в падежных формах существительного (генитив, аффектив), представлены в табл.

I II III IV V Ед.ч. в й б б р Мн.ч. в й й б р В суффиксальной позиции показатели классов выступают в числительном се-в, се-й, се-б ‘один’, указательных местоимениях гьо-в, гьо-й..., гьоно-в, гьоно-й...‘этот (около лица)’, гье-в, гье-й..., гьене-в, гьене-й...‘этот (около 2 лица)’, гьеде-в, гьиди-в, гьин(и)ди-в, гьундо-в ‘тот’, гьеге-в, гьиги-в, гьин(и)ги-в, гьунго-в ‘тот (ниже говорящего)’ гьелъе-в, гьилъи-в, гьин(и)лъи-в, гьунлъо-в ‘тот (выше говорящего)’ и в падежных формах. В ос тальных случаях имеем префиксы (в нескольких глаголах классные морфемы занимают инфиксальную позицию: а-б-ахиду ‘сохнуть’, а-р-ахинну ‘открыть’, а-б-чиду ‘мыть’, а-б жиду ‘начать’, а-б-холлу ‘развернуть’). Многие прилагательные, глаголы и наречия не изменяются по классам: ср. в-очIуха, б-ечIуха ‘большой’, но чончи ‘хороший’;

в-уЧIиду, б-иЧIиду ‘вставать’, но хъварду ‘писать’;

б-ехуду, в-охуду ‘сзади’, но Седу ‘впереди’. Из числительных лишь б-оКЪогу ‘четыре’ имеет классный префикс. В структуре самого су ществительного его классная принадлежность не отражается. Имеются лишь две лексе мы (не считая субстантивированных прилагательных), включающих классный префикс:

в-ошо ‘сын’ ~ й-оши ‘дочь’ ~ б-оши ‘детеныш’, в-оЦи ‘брат’ ~ й-оЦи ‘сестра’.

2.3.3. Различаются единственное (немаркированное) и множественное (маркирован ное) ч и с л а. Суффиксы множественного числа:

-ол (шекиб-ол ‘птички’, ручол-ол ‘киш ки’, лор-ол ‘колосья’ < ед. ч. лора);

-ул (вош-ул ‘сыновья’ < ед. ч. вошо, редаш-ул ‘пасту хи’ < ед. ч. редаша);

-ил (пил-ил ‘слоны’, кIот-ил ‘лошади’ < ед. ч. кIоту);

-лил (ЦIа-лил ‘звезды’, ‘дожди’, ко-лил ‘рукоятки’, цIа-лил ‘огни’, -бол (йоши-бол ‘девушки’, синкIи бол ‘лодыжки’) и др. Сколько-нибудь заметное семантическое или фонетическое распре деление между имеющимися суффиксами отсутствует (исключение, видимо, составляет Нахско-дагестанские языки суф. -лил, присоединяющийся к именам со структурой CV). Прилагательные принимают суффикс мн. числа -ол: речIух-ол ‘большие’. Этот же суффикс используется в “классном” генитиве: иму-в воЦи ‘брат отца’, но иму-в-ол воЦул ‘братья отца’. Личные местоимения противопоставляют числовые формы лексически (см. 2.3.5.). Некоторые глаголы разли чают числовые формы с помощью чередования гласных и/о, у/о, и/а, у/а: има в-у-лон ‘отец пошел’, но имобил в-о-лон ‘отцы пошли’.

Количественные ч и с л и т е л ь н ы е : се-КП ‘один’, чIегу ‘два’, лъобгу, ‘три’, б окЩогу ‘четыре’, инщ§угу ‘пять’, онлIигу ‘шесть’, гьокьугу ‘семь’, бийкьигу (в речи муж чин) // бейкьигу (в речи женщин) ‘восемь’, гьочIогу ‘девять’, гьоцIогу ‘десять’, бешону ‘сто’. Числительные второго десятка образуются прибавлением единицы первого десятка к форме местного падежа числительного “десять”: гьоцIолIи-се-б ‘одиннадцать’, гьо цIолIи-чIегу ‘двенадцать’ и т. п. Система счета десятеричная. Названия десятков образу ются с помощью суффикса -цIол-: чIе-цIол-гу ‘двадцать’, лъоб-цIол-гу ‘тридцать’. Ос тальные числительные в пределах 21–99 образуются с помощью частицы -логу ‘с, вме сте’: чIе-цIол-логу-се-б ‘двадцать один’, гьочIо-цIол-логу- гьочIо-гу ‘девяносто девять’ и др. Для порядковых числительных характерен суффикс -лъидоб: чIе-лъидоб ‘второй’, лъоб-лъидоб ‘третий’ и т. п. От основы Седу ‘впереди’ образуется числительное ле-Седу Си ‘первый’ (букв. ‘самый передний’). Собирательные числительные образуются с по мощью суф. -ло (чIегу-ло ‘двое’ и т.д.), кратные – с помощью -цIу (чIе-цIу-гу ‘дважды’), дистрибутивные – с помощью редупликации: чIе-чIегу ‘по два’. В сочетании с числи тельным существительное ставится в форме ед. числа.

2.3.4. А. я. относится к многопадежным языкам. П а д е ж и подразделяются на абст рактные (субъектно-объектные;

основные) и пространственные (местные). Абстрактные падежи: именительный, или абсолютный (немаркированный), выражающий значение “фактитива”, т.е. субъекта непереходного глагола (КIунчIи бечIуха бикъудийа, хой бо хорлъидийа ‘Щенок растет, собака стареет’) и объекта переходного (БечIуха миКЪи бед доСуб ‘Большую дорогу не оставляй’), а также обстоятельства времени (сер зубу ‘однаж ды’, букв. ‘один день’);

эргативный (суф. -ди, эргатив и абсолютив личных местоимений дин ‘я’, мин ‘ты’ совпадают), оформляющий имя субъекта переходного глагола (Илуди рикьи рилъон ‘Мать мясо сварила’) и инструментальное дополнение (буКЪи анжидуди ‘срубил топором’);

родительный (при именах I класса и личных местоимениях – класс ный показатель определяемого, при именах II-V классов суф. -лIи), выражающий раз личные определительные отношения (иму-б кIоту ‘лошадь отца’, гьекIащу-б багьа ‘цена человека’, рикьи-лIи чорпа ‘суп из мяса’), дательный (суф. -й), являющийся падежом ад ресата (иЧи иму-й ‘дал отцу’), и аффективный (-КП “фактитива” + -о), оформляющий имя субъекта при глаголах чувственного восприятия (Вошу-йо гьилудо ила ‘Сын любит мать’), а также косвенный объект при каузативных глаголах (Игьолъо йошкIаллъи-б-о ел ло ‘Заставь жену приготовить обед’). Все падежи, за исключением абсолютива, образу ются от так наз. к о с в е н н о й о с н о в ы. Показателями косвенной основы могут выступать, с одной стороны, гласные -у- (хъанжар ‘кинжал’ – эрг.п. хъанжар-у-ди), -о- (бесун ‘нож’ – эрг.п. бесун-о-ди), -и- (гьон ‘село’ – дат. п. гьон-и-й), вызывая при этом изменения конечных гласных (има ‘отец’ – эрг.п. им-у-ди, гулла ‘пуля’ – эрг.п. гулл-и-ди), а также для имен I класса -щ- (гьекIа ‘мужчина’ – эрг.п. гьекIа-щ-дди) и II класса -МЪ- (йошкIа ‘женщина’ – эрг.п. йошкIа-л-дди < йошкIа-МЪ-дди).

Пр о с т р а н с т в е н н ые п а д е жи : локатив (немаркированный), аллатив, час то совпадающий с локативом, и аблатив (суф. -ку). Словоформа пространственного па дежа обязательно содержит также один из показателей локализации: ‘на (горизонтальной С Г. Татевосов. Годоберинский язык поверхности)’ ‘на (вертикальной поверхности)’, ‘у, около’, ‘внутри’ (мн. ч.), ‘внутри’ (ед. ч.), ‘под’, ‘в заполненном пространстве’. Имеющиеся комбинации локативного и двигательного суффиксов представлены в табл.

‘на (гориз.)’ ‘на (верт.)’ ‘у, около’ ‘в’ (ед. ч.) ‘в’ (мн. ч.) ‘под’ ‘в (заполн.)’ Локатив -кЬа -чIу -ха -ла//-а -хъи -кьи -лIи Аллатив -кЬо -чIу -хо -ла-ди//-а-ди -хъи -кьи -лIи Аблатив -кЬа-ку -чIу-ку -ха-ку -ла-ку//-а-ку -хъи-ку -кьи-ку лIи-ку Пространственные падежи могут выступать и в субъектно-объектных функциях: ро шану-чIуку сирдийа ‘веревки боится’, вошу-чIу чончи(и) ‘лучше сына’ и др. Значение творительного предикативного выражается суффиксом -лъо: тохтур-лъо гьалтIуннир ‘работает врачом’.

Помимо пространственных падежей для выражения локативных значений служат на речия-послелоги Седу ‘впереди, перед’, б-ехуду ‘сзади, за’, б-екъиду ‘вокруг’, б-оКЈу ‘между’, гьила ‘на, над’, гьиКЈу ‘под’, гьину ‘внутри’, различающие формы локати ва/аллатива и аблатива (напр., б-ехуду ‘сзади, за’ – б-ехуду-ку ‘сзади, из-за’).

Субстантивированные прилагательные склоняются как существительные. Степени сравнения прилагательных образуются описательно.

2.3.5. Видовая оппозиция отсутствует. Редуплицированная глагольная основа с суф фиксом -щ выражает повторяющееся действие: хъелхъе-щ-ду ‘чесать’. Для многократных глаголов характерно унифицированное образование аориста (с окончанием -о) и отсутст вие тематического гласного (и) в формах I группы.

Категория залога отсутствует. Более того, одна и та же глагольная форма может вы ступать как в непереходном, так и в переходном значениях: воЦи вукЩо ‘брат пришел’ – воЦиди гьомологъи вукЩо ‘брат товарища привел’. В целом противопоставление н е п е р е х о д н ы х и п е р е х о д н ы х глаголов выражается синтаксически: субъект при непереходных глаголах ставится в именительном падеже, а при переходных глаголах – в эргативном падеже и прямой объект – в именительном падеже. На морфологическом уровне непереходные и переходные глаголы противопоставляются с точки зрения обра зования императива: вукЩо-б ‘приходи’, гурдо-б ‘ложись’, вукIво-б ‘будь’, но буКЪо ‘режь’, абчо ‘мой’, багво ‘считай’. Каузатив образуется (от непереходных и переходных глаголов) с помощью суффиксов -ол /-олъ /-он /-он-лъ в зависимости от типа глагольной основы: бекь-ид-у ‘пахать’ – кауз. бекь-олл-у;

бах-инн-у ‘шить’ – кауз. бах-онн-у.

Ви д о - в р е ме н н а я с и с т е ма объединяет следующие формы: 1) настоящее общее (бекьидо ‘пашет’), 2) настоящее конкретное (бекьир// бекьирадо ‘пашет’);

3) будущее (бекьидийа ‘будет пахать’), 4) будущее намеревательное (бекьидулхъи ‘соби рается пахать’), 5) аорист (прошедшее основное) (бекьи ‘пахал’), 6) перфект (бекьидду ‘вспахал’), а также описательные формы – прошедшее несовершенное (наст. конкр. // наст. общ. + вспомогательный глагол в форме аориста: бигъи ‘стоял’ // бикIво ‘был’) и давнопрошедшее совершенное (перфект + вспомогательный глагол в форме аориста).

К формам н а к л о н е н и я относятся изъявительное, повелительное (бекьо ‘паши!’), желательное (бекьидо ‘пусть вспашет’), условное (бекьибор ‘если вспахал, вспашет’), ирреальное условное (бекьидду // бекьиламдур ‘если бы вспахал’), уступительное (бекьи болло ‘хотя вспахал’) и описательное условно-результативное (бекьидийа бигъи // бикIво ‘... то пахал бы’). Кроме того в число глагольных форм входят инфинитив, масдар, при частие настоящего и прошедшего времени и деепричастие настоящего времени. От пере Нахско-дагестанские языки численных форм образуются отрицательные формы с помощью суффикса -Су: бекьидо Су ‘не пашет’ и т.д.

2.3.6. Личные местоимения противопоставляют инклюзив и эксклюзив: дин // ден ‘я’, мин // мен ‘ты’, экскл. ищил, инкл. илIил ‘мы’, бищил ‘вы’. Для 3-го лица используются различные указательные местоимения, чаще всего гьеде-в ‘тот’ (остальные см. в п.

2.3.2.). В глаголе категория лица не отражается. Отсутствует категория определенности неопределенности.

Вопросительное местоимение и- (е- – в анд. говоре) ‘кто’, ‘что’ имеет специфический классный показатель I–II кл. -м (мун., кванх. -н). Косвенная основа этого местоимения образуется супплетивно: МЪе-‘кто’, для местоимения лъун- ‘что’.

Возвратное местоимение: жи-в (-й, -б, -р) ‘сам’ имеет косвенную основу ен-щу- / ен лъи- (о распределении -щу-/-лъи- см. 2.3.4.).

2.3.7. Семантико-грамматические разряды слов (ср. 2.3.1.): имя существительное, имя прилагательное, числительное, местоимение, глагол, наречие, частицы (в т. ч. -гъводу, лъогъо – цитатные частицы;

-лъоди, гъводи – для выражения заглазного действия;

усили тельные -гу, -ло, -реху, -бу, -лъи, -жа, -ду, -гъиб), союзы.

2.4.0. Образцы парадигм.

И МЯ С У ЩЕ С Т В И Т Е Л Ь Н О Е Ед. число Мн. число Им. реша ‘дерево’ решобил Эрг. решу-ди решоба-ди Род. решу-лIи решоба-лIи Дат. решу-й решоба-й Аффект. решу-КП-о решоба-КП-о Образование локативных падежей см. в табл. к п. 2.3.4.

И МЯ П Р И Л А Г А Т Е Л Ь Н О Е Ед. число Мн. число I кл. в-очIуха ‘большой’ в-очIух-ол II кл. й-ечIуха й-ечIух-ол III кл. б-ечIуха й-ечIух-ол IV кл. б-ечIуха б-ечIух-ол V кл. р-ечIуха р-ечIух-ол Склоняются только субстантивированные прилагательные с использованием аффик сов косвенной основы -щ- (I кл.) и -МЪи (II–V кл.).

Г Л А Г О Л Инфинитив бекьиду ‘пахать’ бахинну ‘шить’ Наст. общее бекьидо бахинно Будущее бекьидийа бахиннийа Намеревательное бекьидулхъи бахиннулхъи Аорист бекьи бахон Перфект бекьиду бахонду Наст. конкр. бекьир(адо) бахомадо С Г. Татевосов. Годоберинский язык Повелительное бекьо бахон Условное бекьибор бахомор Условн.желат. бекьидуламдур бахондуламдур //бекьидулабдур //бахондулабдур Уступительное бекьиболло бахомолло Желательное бекьидо бахондо Масдар бекьир бахон 2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. Структура словоформы имени существительного: Корень + Мн. число + Косв.

осн. + Локализация + Падеж (в формах “классного” генитива и аффектива присутствуют и классный показатель). Для глагольной словоформы характерна структура Класс (+ Число) + Корень + Время/Наклонение. В целом в А. я., за исключением классных показа телей (префиксы, редко инфиксы), представлены только суффиксы.

2.5.2. Из способов с л о в о о б р а з о в а н и я представлена в основном суффикса ция. Суффиксы существительных:

-лъир (воЦи-лъир ‘братство’ < воЦи ‘брат’);

-ша (реда ша ‘табунщик’ < реда ‘табун’);

-чи (инква-чи ‘аробщик’ < инква ‘арба’);

-хъан (седуру хъан ‘предводитель’);

-кIа/-екIа (йош-кIа ‘женщина’ < йоши ‘девушка’);

-дир (хъухъа-дир ‘пила’ < хъухъанну ‘пилить’);

суффиксы прилагательных:

-КЪи (ЦIон-КЪи ‘малосоль ный’ < ЦIон ‘соль’);

-кЬвон (ЦIа-кЬвон ‘дождливый’);

глагольный суф. -лъ- (бечIуха-лъ иду ‘увеличиваться’ < бечIуха ‘большой’).

2.5.3. А. я. – язык эргативного строя. В зависимости от падежа субъекта выделяется несколько конструкций предложения: абсолютная (номинативная) при непереходном глаголе-сказуемом, эргативная при переходном глаголе, аффективная при глаголах чув ственного восприятия (о выражении субъектно-объектных отношений см. п. 2.3.4.) и по сессивная (генитивная) при глаголах принадлежности: Молла РаСадинобул бокIводду ка лушол ‘У Моллы Насреддина были калоши’. Во всех конструкциях глагол согласуется в классе и числе с именем субъекта или объекта в форме именительного (абсолютного) па дежа. В эквативных предложениях глагол-связка может опускаться: гьонов див воЦи (и) ‘Это мой брат’.

Вопросительное предложение строится либо с помощью вопросительного слова с со ответствующими частицами (-гъил-, -д//-ди): Эб(и)-гъил идо имуди ‘Что делает отец?’;

либо с помощью частиц -де//-ле (Али вушо-де ‘Али вернулся?’;

бекьидо-ле ‘пашет-ли?’);

зиле (выражает риторический вопрос: цIинно-зиле ‘разве не знаешь?’), -йа для выражения повторного вопроса: Има вукъо, – Има-йа? ‘Отец пришел, – Отец?’ и др.

2.5.4. “Сложноподчиненные” предложения строятся в А. я. с использованием прича стных, деепричастных и масдарных оборотов. Имеются сочинительные союзы: ва ‘и’, амма ‘но’ (все они заимствованы). Сочинительная связь в именой группе маркируется частицей (союзом) -ло (> -но после носовых): има-ло, ила-ло, дин-но ‘отец, мать и я’.

Прямая речь вводится специальной частицей: Усманоди гьикьон: бищил воХидоСуб-гъо ‘Осман сказал: Вы не бойтесь’.

Порядок слов в предложении свободный, с тенденцией к SOV. Определение предше ствует определяемому и согласуется с ним в классе (если определение изменяется по классам) и числе.

2.6.0. В А. я. обнаруживается значительное количество заимствований из аварского языка (в т. ч. словообразовательные суффиксы -чи, -хъан и нек. др.). Через аварский язык проникло в А. я. и большинство заимствований из других языков: арабизмы, персизмы, тюркизмы. В последнее время все более заметно влияние русского языка.

Нахско-дагестанские языки 2.7.0. Список говоров см. в п.1.2.1. Различия между говорами проявляются на всех языковых уровнях. В области фонетики показательны различия в отражении исконного кЬ: анд. рела ~ гаг. рел’а ~ мун. рекЬа, чанх., зил. ре’а. Во всех говорах, за исключением говора с. Анди происходит делабиализация согласных перед о: рокIо ‘сердце’ ~ анд. ро кIво. Во всех говорах, за исключением андийского и рикванинского, различаются формы эргатива и абсолютива личных местоимений: эрг. ден-ни ‘я’, мен-ни ‘ты’. В гагатлин ском, рикванинском, зилойском и чанхойском датив оформляется суф. -лъу. В р и к в а н и н с к о м говоре выпадают интервокальные губные: зУ ‘день’~ анд. зубу. На сты ке морфем здесь встречаются трехчленные консонантные комплексы: ЦIунЦIраХунну ‘зудеть’ и сочетания согласных типа RC в ауслаутной позиции: гьорЧI ‘жена’, санЦI ‘муравей’. В том же говоре выделяется шестой именной класс с показателем р- (ед. ч.) и й- (мн. ч.), включающий лексемы типа очIоричIин ‘скорпион’, лаблал ‘светлячок’, исир бесун ‘волосатик’.

В н и ж н е а н д и й с к и х г о в о р а х засвидетельствованы фарингальные спи ранты гI и хI (также в зилойском), слабая свистящая аффриката ц: цор ‘лиса’, цол ‘зуб’, це-б ‘один’. Различаются только три класса: I кл. – названия лиц муж. пола (афф. в), II кл.

– названия лиц жен. пола (афф. й), и III кл. – все остальные имена (афф. б). В интерво кальной позиции кЩ > ’: бо’огу ‘четыре’ и т. п. Здесь же встречается в некоторых случа ях ц (~ с): мун. унцо ‘бык’, кванх. це-б ‘один’ и т. п. В м у н и б с к о м г о в о р е в суффиксах различается лишь два класса: I кл. (-й), включающий человека независимо от пола, и II кл. (суф. -ви < б(и)), включающий все остальные имена. В мунибском говоре в интервокальном положении б > в: Хавари < Хабари ‘молва’). Выделяется классный суф фикс в числительном лъо-йи (I-II кл.), лъо-ви (III кл.) ‘три’. Направительный падеж VII серии вместо -ди имеет показатель -й. В кванхидатльском имеется звательная форма къурбан-е ‘Курбан!’, йеш-е ‘девушка!’.

Л И Т Е Р А Т У Р А Дирр А. Краткий грамматический очерк андий ского языка с текстами, сборником андийских слов и русским к нему указателем. // СМОМПК. Тифлис, 1906. Вып. 36. Отд. IV.

Селимов М. Гагатлинский говор андийского язы ка: Автореф. дис.... канд. филол. наук. Махачкала, 1968.

Сулейманов Я. Г. Грамматический очерк андий ского языка: (по данным говора с. Риквани): Авто реф. дис.... канд. филол. наук. Махачкала, 1960.

Сулейманов Я. Г. Hекоторые фонетические осо бенности рикванинского говора андийского языка // Учен. зап. ИИЯЛ ДФАH СССР. Махачкала, 1957. Т.

III.

Сулейманов Я. Г. Местоимение в андийском язы ке (По данным говора с.Риквани) // Учен. зап.

ИИЯЛ ДФАH СССР. Махачкала, 1962. Т. XI.

Сулейманов Я. Г. Местоимение в североандий ских говорах андийского языка// Местоимения в языках Дагестана. Махачкала, 1983.

С Г. Татевосов. Годоберинский язык Сулейманов Я. Г. Именное склонение в андий- Церцвадзе И. И. Иберийско-кавказское языко ском языке (По данным говора с. Риквани) // Учен. знание. Т. 13, 1962 (на груз. яз.).

зап. ИИЯЛ ДФАH СССР. Махачкала, 1958. Т. V. Церцвадзе И. И. Грамматические классы в гово Церцвадзе И. И. Андийский язык: (граммати- рах андийского языка // Иберийско-кавказское язы ческий анализ с текстами). Тбилиси, 1965. кознание. Т. 6, 1954 (на груз. яз.).

Церцвадзе И. И. Способы выражения множест- Церцвадзе И. И. Говоры андийского языка // венного числа в андийском глаголе // Иберийско- Труды Тб.ГУ. Т. 55, 1954 (на груз. яз.).

кавказское языкознание. Т. 6, 1954 (на груз. яз.). Церцвадзе И. И. Андийский язык // Языки наро Церцвадзе И. И. Hекоторые вопросы фонетики дов СССР. Т. IV: Иберийско-кавказские языки. М., андийского языка // Иберийско-кавказское языко- 1967.

знание. Т. 5, 1953 (на груз. яз.).

3. М. Магомедбекова БОТЛИХСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Б. я. – буйхалъи миЦIи//буйхадалъи миЦIи, (авар. балъхъадерил маЦI, груз.

botlixuri ena. Самоназвание (этн.) буйхади ‘ботлихцы’.

1.1.2. Б. я. входит в андийскую подгруппу аваро-андо-цезской группы дагестанских языков.

1.1.3. Носители Б. я. проживают в сел. Ботлих и Миарсу (ботл. Буйхе и Килу) Бот лихского р-на Республики Дагестан. На Б. я. говорит около трех тыс. чел. (оценка).

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. В Б. я. выделяют миарсинский говор. Его особенности незначительны (в ос новном, фонетического характера).

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Б. я. – я. бытового общения. Ботлихцы двуязычны, владеют аварским. Распро странено знание русского языка.

1.3.2. Б. я. – нелитературный.

1.3.3. Б. я. не преподается.

1.4.0. Б. я. – бесписьменный.

1.5.0. Периодизация истории не разработана.

1.6.0. Заимствованы союзы ва ‘и’, амма ‘но’.

2.0.0. Лингвистическая характеристика дается по материалу речи с. Ботлих.

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. Вокализм: гласные а, е, и, о, у;

назализованные: Я, еу, V, Ы, уу (Ы – споради чески). Назализация вторична. В анлауте гласные начинаются с твердым приступом ъ.

В середине слова гласные также разъединяются ъ: ба-ъ-и ‘чтение’, wа-ъ-а ‘ушел’.

Глухие аффрикаты имеют корреляцию “интенсивный-неинтенсивный”: Ц – ц, ЦI – цI, Ч – ч, ЧI – чI, С – с, Ш – ш, МЪ – лъ, Х – х. Звонкая аффриката дж встречается в заимст вованных словах, где свободно чередуется с ж. Редко встречается звонкий спирант гI, фонологический статус которого сомнителен. Заметна тенденция к объединению фарин гального и ларингального рядов спирантов. Неинтенсивная аффриката ц встречается редко. Для аффрикат характерна четверичная, для спирантов троичная системы. Лате Нахско-дагестанские языки ральных четыре: МЪ, лъ, лI, кь. В заимствованных словах стечения согласных расщеп ляются гласным.

Со г л а с н ые Способ образования Смычные Аффрикаты Спиранты Глухие Глухие Место образования Лабиальные б п w (в) м Дентальные д т тI ц цI з с н интенсивные Ц ЦI С Альвеолярные дж ч чI ж ш р интенсивные Ч ЧI щ Латеральные лъ л интенсивные лI кь МЪ Среднеязычные хь й Заднеязычные г к кI интенсивные К КI Увулярные гъ х интенсивные хъ къ Х Ларингальные ъ гь 2.1.2. У д а р е н и е слабое, динамическое, подвижное. Место ударения часто обу словлено морфологической структурой слова;

при суф. -де ударение на финальном сло ге (ъамбур-д2 ‘крыши’), при суф. -балъи – на предшествующем слоге (ъим1-балъи ‘от цы’). Во множественном числе в косвенных падежах имен существительных ударение не меняется: им. п. геде ‘кошки’, эрг.п. гед2-ди. В единственном числе при склонении ударение часто перемещается. Ударение обладает дистинктивной функцией: гь5кьу ‘сказал’, гьикьґ ‘сказав’;

или же б2кьи ‘хлев’ – бекь5 ‘пахота’, масµ! ‘скажи!’ – мµса ‘сказал’.

2.1.3. Из фо н е т и ч е с к и х п р о ц е с с о в широко распространены б > м: бVса > миса ‘увидел’;

р > н: рЯъа > наъа ‘ушли’. Ассимиляция: ав > о: хьуьав > хьуьо ‘хоро ший’ (не систематически). В исходе слов, на стыке морфем происходит усечение слогов или же слияние и удлинение звуков: гьагъи ида > гьаИда ‘увидит’, гьикьу ида > гьикьУда ‘сказал’;

е + а > Д//е: Сеъа > СД ‘впереди’;

а + а > А: игьа ата ида > игьАт(а) ида ‘за ставит сделать’. Регрессивная ассимиляция: МЪ > лъ: йаше-МЪи-лъи > йаше-лъи-лъи ‘де вушки’ (род. п.), бм > мм: гъикIаб-ма > гъикIамма ‘придет?’;

нб > м: къегьенбалъи > къегьемалъи ‘мешки’ (усечение и ассимиляция). В заимствованиях адаптация нехарак терных для Б. я. стечений согласных происходит посредством наращения гласных: шко ла > ушкул, спичка > испишка, председатель > перседател. Фонологическое противопос тавление “интенсивный-неинтенсивный” позиционно (перед согласными) нейтрализует ся: ишхъе, бесхъе ‘назад’. Согласные К, КI, къ, кь, хь стоят вне корреляции, утратив не интенсивные корреляты, но фонетически реализуются как интенсивные.

С Г. Татевосов. Годоберинский язык 2.1.4. Преобладающие модели слога: CV (ЦIе ‘гость’), CVC (ъоб ‘тот’, даб ‘тот (даль ше)’). Характер cлогоделения CV-CV (ъи-ма ‘отец’, кIа-ту ‘лошадь’), CVC-CV (кIан-кIа ‘жеребенок’, ъиш-та ‘сколько’), CV-CVC (ъи-гьур ‘озеро’), CV-CV-CV (ЦIи-на-лIу ‘ко за’). Стечения согласных редки. В инлауте один из согласных (как правило, первый) яв ляется сонорным.

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Отмечаются фонемные структуры морфем: C, V, CV, CVC, Морфемы могут быть не только односложными. Деление на морфемы и слоги обычно не совпадает: им-у х-а ‘к отцу’. На стыке морфем наблюдаются сандхиальные явления: выпадают как глас ные, так и согласные, или же целые слоги – регъел ‘нога’, мн. ч. регъе-балъи, раша ‘сло во’, мн. ч. раш-и-балъи, буйхалъи ‘ботлихец’, мн. ч. буйха-ди (см. также 2.1.3.).

2.2.2. Фонологическое противовоставление морфологических категорий не характер но.

2.2.3. Фонологические чередования редки.

2.3.0. Семантико-грамматические сведения: Б. я. агглютинативный, синтетический, с элементами аналитизма в глаголе.

2.3.1. Се ма н т и к о - г р а мма т и ч е с к и е р а з р я д ы с л о в : имя суще ствительное, имя прилагательное, местоимение, имя числительное, глагол, причастие, наречие, союзы, послелоги, частицы. Б. я. богат причастными формами. Они образуются от всех временных форм (как положительного, так и отрицательного спряжения) посред ством суффиксальных классных формантов. В причастиях также сохраняется оппозиция по одушевленности/неодушевленности. Суффиксальные форманты в причастиях отра жают класс определяемого слова (так же как и в прилагательных), а префиксальные – класс подлежащего или дополнения (в зависимости от переходности глагола). Настоящее общее время причастий образуется суффиксами -хаб/-лъаб: хъwарди-хаб, хъwарди-лъаб ‘пишущееся’, прош. время хъwард-аб ‘написанный’, буд. хъwар- ди-хоб ‘то, что напи шется’;

формы будущего времени с суф. -лъаб не отличаются от форм настоящего обще го. Порядковые числительные имеют те же окончания, что и причастия настоящего вре мени (-хоб/-лъоб): кIей-хоб ‘второй’, (неодуш.), кIей-лъоб (одуш.).

Н а р е ч и я. Наречия места – бекьару ‘рядом’, ‘близко’, бехъутIу ‘вокруг’, гьину ‘внутри’, сеъа ‘впереди’ и др. Наречия места изменяются по локативным падежам: лок.

гьикь-и ‘под’, ал. гьикь-а, эл. гьикьи-ру, транс. гьикьи-ку. Наречия времени: гьена ‘те перь’, ъелъел ‘сегодня’, суни ‘вчера’. Послелоги:

-гъалу ‘для’, -дера ‘до’, -хинду ‘к’ (ука зывает направление), -Цуб ‘подобный’ (-б – изменяющийся классный формант), -санду ‘вместе’. Частицы: союз-частица:

-ла ‘и’, ‘с’ присоединяется к каждому перечисляемому имени энклитически (има-ла ила-ла букв. ‘отец-и, мать-и’);

-ла употребляется с разными частями речи;

-да полифункциональная частица, образует форму абсолютива, в место имениях служит частицей-определителем, в числительных – частицей собирательности;

кIвалала ‘-нибудь’;

частицы -хула/-льила употребляются при вопросительных местоиме ниях и наречиях. Частица -чIа ‘если не, кроме’, -ма вопросительная (бегъе-ма? ‘знает?’, бегъе-чIи-ма? ‘не знает?’). Вопросительные формы также имеют оппозицию по одушев ленности/неодушевленности: ху-ма? ‘есть?’, -лъи-ма? Частица -ма может присоединять ся к любой части речи, если в предложении нет вопросительных слов, -ми – вопроси тельная частица обратного вопроса-уточнения: мин ишхъе wукIикIо-ма? ‘ты будешь до ма?’, мин-ми? ‘я?’. Частица -хи со значением желательности обычно выступает в соче тании с вопросительными формами: игьикIама-хи ‘не сделает ли?’ (‘неужели?’).

Нахско-дагестанские языки 2.3.2. Характерной для Б. я. категорией является г р а м м а т и ч е с к и й к л а с с.

В ед. числе три класса: I кл. – названия людей мужского пола (аффикс w), II кл. – назва ния людей женского пола (аффикс й), к III кл. относятся все остальные имена (аффикс б).

Во мн. числе деление по признаку одушевленности/ неодушевленности передается пре фиксом р- и суффиксом -л;

неодушевленность – префиксально и суффиксально -б. В ед. числе одушевленность можно выразить и формантом -лъи, например, при отрицании:

wаЦи лъичIи ‘брата нет’ (ср. передачу неодушевленности – руша хучIи ‘дерева нет’).

Форманты грамматического класса встречаются префиксально, суффиксально, инфик сально и префиксально-суффиксально. В именах существительных категория класса формально отражается в небольшом количестве слов: ед. ч. w-аЦи ‘брат’, й-аЦи ‘сест ра’, б-агьа ‘детеныш’. В части прилагательных классных формантов нет: гьацIаХа ‘бе лый’, гьирцIи ‘высокий’. В другой их части классные форманты появляются во всех по зициях: префиксально-суффиксально – I кл. w-ечIухо ‘большой’, II кл. й-е-чIухай, III кл.

б-е-чIуха;

суффиксально – I кл. сур-о (о < ав), II кл. сур-а-й, III кл. сур-а-б ‘дурной’. Во мн. числе имена делятся на группы одушевленных (р-ечIуха-л) и неодушевленных б ечIуха-б, где налицо префикс и суффикс б). В количественных числительных классные форманты налицо лишь в це-б ‘один’. В личных местоимениях III лица (по происхожде нию – указательных) классные форманты суффиксальны. То же в указательных место имениях (ъа-б ‘этот’, ъо-б ‘тот’) и притяжательных (ди-б ‘мой’, ду-б ‘твой’). В глаголе обычно классные форманты префиксальны: б-е-ти ‘оставлять’, б-у-кIи ‘быть’. В именах, образованных от глаголов, имеющих классные форманты, они префиксальны и суффик сальны: б-укIа-б ‘бывший’. Если же в глаголе нет классных формантов, они здесь суф фиксальны – хьwаро-б ‘написанный’. Классные форманты причастий cогласуются с оп ределяемым словом. В глаголе они отражают дополнение (при переходных) или подле жащее (при непереходных). Часть прилагательных изменяется по классам: б-ечI-ер ‘чер ный’, б-ахара ‘старый’ (б- – изменяющийся классный формант). Прилагательные, обра зованные суффиксом -Суб, также имеют классные формы: гъикьи-Суб. Часть прилага тельных лишена классных формантов: ирха ‘красный’, зукIу ‘маленький’. Классные форманты являются также формообразующими суффиксами: в родительном падеже суф.

-б – изменяющийся классный формант. Классные форманты выступают и как суффиксы образования прилагательных и причастий и имеют слоговой характер: в-о-, в-у-, й-е-, й и-. Слова, не имеющие в ед. числе классных формантов, лишены формы мн. числа (за исключением имени существительного). Личность выражается личными местоимениями (см. 2.3.6.).

2.3.3. Различаются два ч и с л а : единственное и множественное. В именах существи тельных число передается суффиксами множественности -бальи -бдалъи, -далъи, -де, -е:

ила ‘мать’ ~ мн. ч. ила-балъи, багьа ‘детеныш’ – мн. ч. багъ-е. В других частях речи число передается формантами грамматического класса, которые во мн.ч. отражают мно жественность по признаку одушевленности: I кл. ду-w ‘твой’, II кл. ду-й, III кл. ду-б, мн. ч. одуш. ду-л, неодуш. ду-б;

I кл. w-ехил-о ‘длинный’, II кл. й-ехил-а, III кл. б-ехило б, мн. ч. одуш. р-ехила-л, неодуш. б-ехила-б (см. также 2.3.2.). В ед. числе одушевлен ность передается аффиксом -лъи, неодушевленность – -ху: ваЦи ида-льима? ‘брат есть?’, году ида-лъима? ‘кошка есть?’, руша ида- хума? ‘дерево есть?’, макIwа ида-хума? ‘ме сто есть?’, или же wаЦи лъи-чIи ‘брата нет’, руша ху-чIи ‘дерева нет’. Во мн. числе в словах с классными формантами мн. число одушевленных противопоставляется мн. числу неодушевленных: в классе одушевленных число передается префиксом р-, суффиксом -л: р-ахара-л ‘старые’, в неодушевленных – префиксом и суффиксом б: б С Г. Татевосов. Годоберинский язык ахара-б;

I кл. го-w ‘тот’, II кл. го-й, III кл. го-б, мн.ч. одуш. го-л, неодуш. го-б. В личных местоимениях при ден ‘я’, мен ‘ты’ во мн.числе различаются формы инклюзива илIи и эксклюзива ищи ‘мы’. И м е н а ч и с л и т е л ь н ы е количественные, кроме цеб ‘один’, оканчиваются на -да: кIе-да ‘два’, гьабу-да ‘три’, бугъу-да ‘четыре’, ищту-да ‘пять’, инлIи-да ‘шесть’, гьакьу-да ‘семь’, бикьи-да ‘восемь’, гьачIа-да ‘девять’, гьацIа да ‘десять’. Далее имеем гьацIалъи цеб ‘одиннадцать’, кIецIа-лида ‘двадцать’, кIецIа лильи цеб ‘двадцать один’, гьабущIалида ‘тридцать’, бешунуда ‘сто’, азаруда ‘тысяча’, азаручекIу цеб ‘тысяча один’. Счет десятичный. Сложные числительные строятся по средством аффикса -чIекIу: бешуну-чIекIу ищтуда ‘сто пять’. Кратность образуется суф.

-цIи, -рцIи: бугъу-рцIи ‘четырежды’, гьаб-цIи ‘трижды’.

2.3.4. В Б. я. многопадежная система. Различаются основные и локативные падежи.

О с н о в н ы х п а д е ж е й четыре: именительный – “чистая основа”;

его основная функция – обозначение субъекта при непереходных глаголах и объекта при переходных.

Эргативный падеж (суф. -ди) оформляет подлежащее при переходных глаголах, высту пает также в функции инструменталиса. Родительных падежей два. Родительный I (мар кируется изменяющимися классными формантами -б и др.) употребляется обычно в сло вах I кл.;

классные форманты согласуются с определяемым. Родительный II (суф. -ли) налицо в словах II-III кл. Дательный падеж (суф. -и) – падеж косвенного дополнения, а также падеж субъекта при глаголах чувства и восприятия. Склонение одно (его типы вы деляются по косвенной основе). Суффиксы падежей в обоих числах едины. Л о к а т и в н ы е п а д е ж и образуют шесть серий: I серия – нулевая морфема, передает значение “на”;

II серия (-чI) – значение дативно-локативное;

III серия (-х), значение “около”, “возле”;

IV серия (-хъ) по значению совпадает с III серией;

V серия (-лъ) – зна чение “внутри”;

VI серия (-кь) – значение “под”. Локативных падежей четыре: локатив у, -и, -е (где?), аллатив -а (куда?), элатив -ру (откуда?), транслатив -ку (через что?). Эла тив и транслатив проявляют тенденцию к нивелировке. Не все слова изменяются по всем сериям. Аффиксы серий присоединяются к косвенной основе.

О с н о в о о б р а з у ю щ и е а ф ф и к с ы появляются в эргативе, или родитель ном падеже: им. п. -ѓ, эргатив – основообразующий аффикс -а, -у, -и, -е, -щу-, -лъи-;

ос нову образует один из них плюс падежный суффикс. Атрибутивные имена склоняются при субстантивации. Их основообразующими аффиксами являются в ед. числе в I кл. щу-, во II кл. -лъи-. Падежные аффиксы локативных серий: I серия – аллат. -а;

лок. -у;

элат. -у-ру;

трансл. -у-ку;

II серия – лок. -чIу, эл. -чIу-ру, тр. -чIу-ку;

III серия – аллат. -х-а, лок. -х-е//-хи, элат. -хе-ру//-хи-ру, трансл. -хе-ку//-хи-ку, IV серия – аллат. -хъ-а, лок. -хъ-и, элат. -хъи-ру, трансл. -хьи-ку;

V серия – аллат. -лIа, лок. -лI-и, элат. -лIи-ру, трансл. -лIи ку;

VI серия – аллат. -кь-а, лок. -кь-и, элат. -кьи-ру, трансл. -кьи-ку (см. также 2.3.1.).

Личное местоимение ден ‘я’ в эргативном падеже имеет другую основу: им. п. ден, эрг.

ишкур, род. диб;

местоимения мин ‘ты’, бишти ‘вы’, илIи ‘мы’, ищи ‘мы’ не различают именительного и эргативного падежей. Посессивность выражается притяжательными местоимениями: диб ‘мой’, дуб ‘твой’, бищдиб ‘ваш’, экскл. ищиб, инкл. илIиб ‘наш’ и отгенитивными формами. Обстоятельственные значения передаются наречиями, лока тивными конструкциями и послеложными формами. Послелоги: гъалу ‘для’, цуб ‘подоб ный’, хинду ‘к’.

2.3.5. Г л а г о л изменяется по временам и наклонениям. Глаголы, имеющие класс ные форманты, изменяются и по классам. Выделяются три основных времени: настоящее время, образуемое суф. -е (хъвард-е ‘пишет’, мас-е ‘рассказывает’);

прошедшее время, образуемое суф. -а, -у (хъwард-у ‘написал’, мас-е ‘рассказал’), будущее время (суф.

Нахско-дагестанские языки -икIаб, где -б – изменяемый классный формант: хъwардикIаб ‘напишете’). К основным формам относятся также инфинитив (суф. -и/-й: хъwард-и ‘писать’) и масдар (суф. -р:

хъwарди-р ‘писание’). Императив строится суффиксом -а при переходных глаголах и суф. -и при непереходных (хъwар-а! ‘напиши!’, бигъ-и! ‘стой!’). Условное наклонение образуется суф. -а-ла (хъwард-а-ла ‘если напишет’). Признак желательного наклонения – суф. -а-бу, -и-бу: хъwард-а-бу, хъwард-и-бе ‘да напишет’. Каузатив (понудительный залог) образуется с помощью суф. -а (хъwард-а-й ‘заставить написать’). Все формы вре мен и наклонений каузатива образуются регулярно. Имеются и аналитические формы каузатива с глаголом бигъи. Глагол не имеет личного спряжения. Переходность переда ется синтаксически (см. также 2.2.3.). Распространен аналитический способ образования времен и наклонений посредством глагола букIи ‘быть’ и ида ‘есть’.

2.3.6. Де й к т и ч е с к и е к а т е г о р и и передаются местоимениями: личными – ден ‘я’, мин ‘ты’, илIи ‘мы’ (инкл.), ищи ‘мы’ (экскл.), бищти ‘вы’;

указательными – гьаб ‘этот’, доб ‘тот’, гоб ‘тот’ (выше), гьогоб ‘тот’ (дальше). Наречия-указания: ъару ‘здесь’, ъуру ‘там’, гьалъа ‘тут’ Пространственную ориентацию передают указательные местоимения. Категория определенности реализуется частицей -ол, неопределенности – частицами -гIала, -хвала, -кIвала. Отрицательные формы образуются отрицаниями одуш. лъичIи и неодуш. хучIи. От р и ц а н и е гучIи употребляется в обоих случаях, независимо от одушевленности-неодушевленности. Формант отрицания -чI выступает в глагольных формах с разной огласовкой: хъwард-е-учIи ‘не пишет’, прош. вр. хъwард-и чIа, буд. вр. хъwард-и-чIаб (см. также п. 2.3.1., 2.3.2.). Запретительное наклонение обра зуется суффиксом -а-баси: хъwард-а-баси! ‘не пиши!’. Условное наклонение: хъwард-и чIала ‘если не написал’.

2.3.7. Семантико-грамматические разряды слов см. 2.3.1. В именах существительных различаются категории класса (см. 2.3.2.), в небольшой группе слов – числа, падежа и одушевленности/ неодушевленности. Прилагательные, причастия, порядковые числи тельные, местоимения изменяются по классам (кроме личных местоимений), числам. В прилагательных отражается одушевленность/неодушевленность, по падежам они изме няются при субстантивации. В прилагательных без классных формантов, классная соот несенность устанавливается по определяемому. Часть глаголов изменяется по классам, числам (см. 2.3.2., 2.3.3.), временам и наклонениям. Неклассные глаголы изменяются по временам и наклонениям. Разряды местоимений: личные (см. 2.3.6.);

притяжательные – диб ‘мой’, дуб ‘твой’, илIиб ‘наш’, ищиб ‘наш’, бищтиб ‘ваш’, гьощуб ‘его’, гьолъилъи ‘ее’;

указательные (см. 2.3.6.);

вопросительные – I кл. ъе-w ‘кто’, II кл. ъе-й, III кл. ъе-б, мн. ч. ъеъо-л (одуш.), ъе-б (неодуш.);

возвратные – I кл. гьи-w ‘сам’, II кл. гьи-й, III кл.

гьи-б, мн. ч. гьо-л (одуш.), гьо-б (неодуш.). Неопределенные образуются от вопроси тельных посредством частиц -гIала, -хwала, -кIwала. Интенсивность и многократность передаются редупликацией основ.

2.4.0. Образцы парадигм.

Имя с у ще с т в и т е л ь н о е Ед. число Мн.ч. (одуш.) Им. има ‘отец’ йаЦи ‘сестра’ гьуди ‘дрова’, ‘дерево’ йаЦи-л Эрг. им-у-ди йаЦ-у-ди гьуд-а-ди йаЦи-л-у-ди Род. им-у-б йаЦ-у-МЪи гьуд-а-лъи йаЦи-л-у-МЪи Дат. им-у-й йаЦу-й гьуд-а-й йаЦи-л-у-й С Г. Татевосов. Годоберинский язык Имя п р и л а г а т е л ь н о е Ед. число Мн.ч. (одуш.) I кл. II-III кл.

Им. ирХа ‘красный’, ирХа ирХа (мн.ч. одуш.) Эрг. ирХа-щу-ди ирХа-МЪи-ди ирХа-лу-ди Род. ирХа-щу-б ирХа-МЪи-лъи ирХа-лу-б Дат. ирХа-щу-й ирХа-МЪи-й ирХа-лу-й Ме с т о и ме н и я I кл. II-III кл. Мн.ч. одуш.

Им. ден ‘я’ мин-и ‘ты’ илIи ‘мы’ гьи-в ‘сам’ гьи-й/-б гьи-о-л Эрг. ишкур мин-и илIи ин-щу-ди ин-МЪи-ди ин-ду-ди Род. ди-б ду-б илIи-б ин-щу-б ин-МЪи- ин-ду-б Дат. ди-й ду-й илIи-й ин-щу-й лъи ин-ду-й ин-МЪи-й Ло к а т и в н ые фо р мы Серия на -а Серия на -чI Серия на -х Алл. хур-а ‘в поле’ решу-чIу ‘у дерева’ реъу-хе ‘у руки’ Лок. хур-у реши-чIу-ру реъу-хе-ру Элат. хур-у-ру реши-чIу-ру реъу-хе-ру Трансл. хур-у-ку реши-чIу-ку реъу-хе-ку Серия на -хъ Серия на -кь Серия на -лI Алл. иш-хъа ‘у дома’ руши-кь-а ‘под деревом’ гьан-лI-а ‘в аул’ Лок. иш-хъ-е руши-кь-и гьан-лI-и Элат. иш-хъе-ру руши-кь-и-р гьан-лI-и-ру Трансл. иш-хъе-ку руши-кь-и-ку гьан-лI-и-ку Глагол: инф. букI-и ‘быть’, масдар букIи-р, наст. время букI-е, прош. букI-а, буд.

букIи-кIаб, императив маса! ‘расскажи!’, хъид-и! ‘стой!’;

условное накл. букI-а-ла ‘если будет’, желат. накл. хъwар-д-а-бу ‘да напишете’, хъwард-и-бу ‘чтобы написал’. Кауза тив: инф. хъwард-а-й ‘заставить написать’, масдар хъwард-а-й-р. Формы каузатива об разуются и посредством глагола бигъай ‘становиться’. Аналитические формы: хъwарди ида ‘пишет’, хъwарда букIа ‘писал’, хwуарди букIа ида ‘писал (оказывается)’. Причас тие: наст. времени хъwарди-хаб/хъwарди-лъаб ‘пишущий’, прош. времени хъwард-аб ‘написанный’, буд. времени хъwарди-хоб ‘то, что будет написано’.

2.5.0. Морфо-синтаксические сведения.

2.5.1. Структура словоформы, в основном, суффиксальная. Префиксальны форманты грамматического класса, отмечается также инфиксация глагольных формантов (см.

2.3.2., 2.3.3., 2.3.6.).

2.5.2. Способы с л о в о о б р а з о в а н и я : суффиксация, композиция, описание.

Суффиксы:

-Себ, -кьур, -цIи, -рцIи, -лъи, -хоб (неодуш.), -лъоб (одуш.), -балъи, -бдалъи, -де, -гъаб. Ср.: има ‘отец’, мн. има-балъи, има-кьур ‘свекор’, имачIу-Суб ‘отцовский’;

кIеда ‘два’, кIей-хоб ‘второе’, кIе-рцIи ‘дважды’, кIе-р-кьа ‘надвое’;

цеб ‘один’, цеб-лъи ‘единство’. Композиты: регъа-зиу ‘сутки’ (‘день-ночь’), гъванекIва ‘хозяин, муж’ (‘го Нахско-дагестанские языки лова-человек’). При помощи композиции образованы сложные числительные: бугъу бешунуда ‘четыреста’ (‘четыре-сто’). Редупликация основ: гъиб-гъиб ‘каждый’, ху-худи ‘попойка’, ‘питье’. Описание: цIай бигъатахоб на ‘солонка’ (‘соль насыпаемая вещь’).

2.5.3. Б. я. относится к языкам эргативного строя. Характерны эргативная, номинатив ная, дативная и локативная конструкции. При переходном глаголе подлежащее стоит в эргативном падеже, при непереходном – в именительном. При глаголе чувства и воспри ятия субъект стоит в дательном падеже. Прямое дополнение выступает в именительном падеже, косвенное – в локативных (реже в дательном). (см. также 2.3.4.;

2.3.5.). Опреде ление предшествует определяемому и согласуется с ним в классе и числе, но не склоня ется.

2.5.4. Отмечаются предложения сложноподчиненные и сложносочиненные (союзные и бессоюзные). Распространены причастные, деепричастные и обстоятельственные конст рукции. Союзов мало.

2.6.0. Имеются заимствования из аварского, арабского и тюркских языков. Лексика обогащается за счет заимствований из аварского и русского языков.

2.7.0. В Б. я. выделяется говор с. Миарсу (ботл. Килу). Расхождения в основном фоне тического характера: и > у, е > о под влиянием предшествующего форманта I класса w:

w-у-чIа < w-и-чIа ‘умер’, w-о-шта < w-е-шта ‘отпустил’. Сочетание Cw делабиализует ся: инкви > инки ‘есть’. Перед согласными б имеет тенденцию к исчезновению: ихи < иб хи ‘брать’. Инфиксальные классные форманты утрачиваются. Морфологические особен ности: в личных местоимениях налицо стандартный суффикс эргативного падежа -ди:

мин-ди, дин-ди. Во мн. числе личных местоимений в именительном падеже имеется суффикс множественности -л: илъи-л ‘мы’ (инкл.), ищи-л ‘мы’ (экскл.), бишти-л ‘вы’.

Признак будущего времени – -иго: игь-иго ‘сделает’.

Л И Т Е Р А Т У Р А Азаев Х. Г. Лексика и словообразование ботлих- Гасанова А. М. Названия деревьев, кустарников ского языка: Автореф. дис... канд. филол. наук. и трав в ботлихском языке // Проблемы отраслевой Тбилиси, 1975. лексики дагестанских языков: Названия деревьев, Азаев Х. Г. Образование композитов в ботлих- трав, кустарников. Махачкала, 1989.

ском языке // Сборник научных сообщений фа- Гудава Т. Е. Ботлихский язык (грамматический культета иностранных языков. Махачкала, 1973. анализ, тексты, словник). Тбилиси, 1962 (на Азаев Х. Г. Арабские заимствования в словарном груз.яз.).

составе ботлихского языка // Сборник научных со- Гудава Т. Е. Ботлихский язык // Языки народов общений факультета иностранных языков. Махач- СССР. Т.IV. Иберийско-кавказские языки. М., 1967.

кала, 1973. Гудава Т. Е. Склонение имен существительных в Гасанова А. М. Соматическая терминология ботлихском языке // Вопросы изучения иберийско ботлихского языка // Проблемы отраслевой лексики кавказских языков. М., 1961.

дагестанских языков: Соматические термины. Ма- хачкала, 1986.

С Г. Татевосов. Годоберинский язык С. Г. Татевосов ГОДОБЕРИНСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Варианты названия: годоберинский язык – из названия с. Годобери (авар. Гъо добери, год. Ridu). Годоберинцы называют себя Ribdi-di (-di – показатель мн. числа), англ. Godoberi, Ghodoberi, Godoberian.

1.1.2. Г. я. относится к андийской ветви аваро-андо-цезской подгруппы нахско дагестанской группы северо-кавказских языков.

1.1.3. На Г. я. говорят жители сс. Годобери и Зибирхали, расположенных в Ботлих ском районе Республики Дагестан. По переписи 1926 г. численность годоберинцев со ставляла 2000 чел. Впоследствии годоберинцы были причислены к аварцам и достовер ных статистических данных о годоберинцах не имеется. В настоящее время численность годоберинцев оценивается в 2,5-3 тыс. чел. Некоторая часть годоберинцев переселилась в с. Теречная Хасавюртского района Дагестана.

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Говор с. Зибирхали обнаруживает некоторые, (в основном фонетические) отли чия от говора Годобери (см. 2.7.0.).

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Г. я. является языком повседневного общения годоберинцев, но не имеет какого либо официального статуса. Подавляющее большинство взрослых годоберинцев владеют аварским языком, который является языком общения с сопредельными андийскими на родностями и аварцами, а также русским языком. Дети владеют только Г. я.

1.3.2. Литературного варианта Г. я. не существует.

1.3.3. Не преподается. Школьное обучение ведется на аварском языке;

аварский изу чается также в качестве родного языка.

1.4.0. Язык бесписьменный. Делопроизводство ведется на аварском языке, который является также языком письменного общения. На аварском же языке выходит районная газета и передачи местного радио. Попыток создания годоберинской письменности не предпринималось.

1.5.0. Сведения отсутствуют.

1.6.0. Влияние языковых контактов сказывается в основном в области лексики.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. Смычные образуют тернарную оппозицию по ларингальным признакам: звон кие-глухие-абруптивные. Глухие члены оппозиции имеют умеренную аспирацию. Аф фрикаты образуют бинарную оппозицию по ларингальным признакам. Контраст по силе сохраняется только у глухих сибилянтов. У спирантов контраст по силе релевантен для всех серий. Фонема h в интервокальной позиции имеет звонкий аллофон. Эмфатические члены подсистемы представлены как эпиглоттализованные глоттальные. Перед веляр ными n имеет велярный аллофон, перед увулярными – увулярный. Контраст по лабиали зации (только перед е и а) присутствует преимущественно у велярных и увулярных со гласных (gaza ‘кирка’ – gњaza ‘клюв’, Xњara ‘игла’ – Xari ‘дуб’). Лабиализованные ден тальные отмечены в небольшом количестве слов (ср. zњar•i ‘звонить’). Контраст по па латализации имеет фонологический статус только у нелабиализованных велярных и только перед a (lonka ‘косуля’ – rekja ‘желудок’, k’ok’a ‘щенок’ – sisikj’a ‘бабочка’, gaza Нахско-дагестанские языки ‘кирка’- gjazaru ‘клык’). В позиции перед гласными переднего ряда i и e и лабиализован ными u и o контраст отсутствует: перед i и e велярные всегда палатализованы, перед u и o – всегда непалатализованы. Дентальные согласные палатализованы перед e, i и перед а после гласных переднего ряда в предшествующем слоге ([idja] ‘быть’, [ilja] ‘мать’) и, тем самым, не имеют фонологического статуса.

Со г л а с н ые Способ образования Смычные Фрикативные Место образования Лабиальные b p w m Дентальные слабые d t t’ n сильные Свистящие слабые c C z s r сибилянты сильные С – Шипящие си- слабые ] [ Z S билянты сильные ? / Латеральные слабые l l сильные L L’ L Среднеязычные j Велярные слабые g k k’ x сильные – Х Увулярные слабые q q’ R X сильные • “Эмфатические” ларингалы “ H Ларингальные ’ h В Г. я. имеется 13 гласных фонем: i, e, a, o, u;

i:, e:, a:, o:, u:;

J, Я, V, образующие кон траст по долготе (misi:Li ‘золотой’, be:l ‘гора’, baXa:]’i ‘не берет’, ino:wu ‘сколько’, wu:SЯ ‘выиграл’). Данный контраст – количественный: долгие гласные не являются на пряженными. Долгие гласные встречаются только в ударной позиции. Имеются дифтон ги (c’ai ‘огонь’, L’ei ‘зола’, –ui ‘почка’, /Ju ‘молоко’), явно отличающиеся от комплексов “гласная + глайд” (haw ‘этот’, haj ‘эта’). Фонологический контраст по назализации обна ружен только в корнях с дифтонгами (kњai ‘ковш’ – kњЯi ‘лучина’, Сai ‘звезда’ – СЯi ‘соль’, –ui ‘бутон’, kVi ‘баран’) или же с интервокальным h (sJhi ‘медведь’, hJhi ‘груша’), причем последний назализуется, а назализация распространяется на следующий гласный [sJhJ], [hJhJ]). В глаголах назализованные гласные обнаружены только в исходе корня (baXi ‘брать’ – baXJ ‘родиться’).

С Г. Татевосов. Годоберинский язык Г л а с н ые i u e o a 2.1.2. Основной просодический контраст в Г. я. – квази-тональный. Артикуляторно он обеспечивается напряженностью / ненапряженностью ротовой полости. Носители языка интуитивно оценивают данный контраст как тональный: высокий тон (H), по их мнению, присутствует в слогах, произнесенных с напряженной артикуляцией, низкий тон (L) – в слогах с ненапряженной артикуляцией. Cловоформы Г. я. организованы по трем квази тональным моделям: HH..., LL..., HL... В ограниченном количестве корней может появ ляться (в пределах фонетического слова лишь один раз) импульс артикуляторной напря женности внутри вокалического ядра слога, воспринимаемый носителями языка как “сильное”, или “настоящее” ударение. Некоторые словоизменительные морфемы (напр., аффиксы деепричастия и основы потенциалиса) обязательно несут ударение. Имеется также так наз. придыхательный голос, что распространяется на фонетическое слово це ликом. В зависимости от различных комбинаций данных характеристик выделяется не сколько акцентуальных классов существительных. Акцентуальные свойства глагола от личаются регулярностью и предсказуемостью. В ряде случаев просодические свойства, прежде всего, наличие ударения определяет категориальную идентификацию морфемы, ср. генитив (всегда безударный) len3-Li ‘воды’ – интерэссив leni-L3 ‘в воде’, аорист t’1ri ‘побежал’ – инфинитив (всегда ударный) t’ar3 ‘бежать’.

2.1.3. Сильные смычные и – в интервокальной позиции реализуются как неаспири рованные геминаты, а после глухих спирантов как негеминированные. Дентальные и ве лярные смычные палатализуются перед i и е. Фонема h имеет звонкий аллофон Ѓ в ин тервокальной позиции и назализуется после назализованных гласных.

2.1.4. Преобладающие с л о г о в ы е с т р у к т у р ы – CV и СVR. В исходе слога встречается также b. У интервокальных комплексов согласных наиболее типична струк тура RC со слоговой границей после сонорного (hun-Сi ‘мед’). В этой же позиции отме чены и комплексы “спирант + смычный” (kj’a-Sa ‘чухта, женский головной убор’, in Suda ‘пять’, ko-s–en ‘алыча’, q’oSa ‘табурет’). В анлауте эти комплексы не зафикси рованы. В ряде слов интервокальный согласный распадается на два сегмента, относя щихся к различным слогам (t’uS-Si ‘свинец’, is-sib ‘сторона’). Особенно отчетливо это явление наблюдается у абруптивных c’-c’ и ]’-]’ (ср. ha-c’a ‘белый’ и hac’-c’ada ‘де сять’). “Двуслоговые” согласные значительно длиннее обычных, но не отличаются от них по напряженности. Неприкрытый слог невозможен (начальная гортанная смычка ’ в примерах опущена).

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Зафиксированы одно- дву- и трехсложные именные корни. Односложные корни имеют структуру CV (где V – обязательно дифтонг: –ui ‘почка’), или CVR (с глайдами w и j или звонким смычным b в исходе: cew ‘один’, cej ‘одна’, ceb ‘одно’). Большинство имен имеет двусложные корни с преобладанием структуры CV(R) в обоих слогах (wani ‘голова’, gur]i ‘губа’, mihar ‘нос’, –unt’ur ‘лицо’, Xalab ‘лист’). Трехсложные именные корни относительно немногочисленны: ’ulaq’a ‘орех’ gњaran]a ‘пиявка’, nusaXar ‘паук’, Hankњ’ara ‘пень’.

Глагольные корни могут быть дву- (подавляющее большинство) и трехсложными.

Около 40% двусложных корней имеют структуру -V1(R)CV2 с позицией для классного Нахско-дагестанские языки префикса: b-u–a ‘загораться’, b-ec’i ‘наполняться’. Двусложные корни глаголов структу ры СV1(R)CV2 не имеют классных префиксов (около 60%): qabi ‘рваться’, “i–i ‘давать’, ]’anni ‘привязывать’). В качестве V2 зафиксированы гласные -i (b-ic’i ‘таять’, ]’inni ‘бить’), -a (b-eZa ‘печь’, SanSa ‘сеять’), -Я (b-a–њЯ ‘шить’, b-ilЯ ‘варить’). Конечный -u < -i после лабиализованных согласных: lequ *leqњi ‘бросать’. Отмечены немногочис ленные трехсложные глагольные корни: b-a’aXa, ‘сосать грудь’ hik’uSi ‘мочиться’, idali ‘любить’. Большинство трехсложных основ (всегда c исходом на -i), по крайней мере ди ахронически, производно – корни с редупликацией (L’aL’a/i ‘царапать’;

b-uq’aq’i ‘резать на куски, кромсать’, ср. b-uq’i 'резать') и корни, содержащие конечный сегмент -di суф фиксального происхождения (lunq’idi ‘всхлипывать’). Границы морфемы и слога не сов падают: b-u–-al-i ‘бросить, уронить (намеренно)’.

Аффиксы бывают односложные (со структурой CV, ср. афф. -ra, косв. осн. муж. р. -/u, прич. -bu, или V, ср. осн. пот. -i, буд. неопр. -e, деепр.-a) и двусложные (со структурой VCV: осн. несов. -ata-, прохиб. -a:]’i;

CVCV: трансл. -ridi). Имеется и трехсложный по казатель отрицательного деепричастия несовершенного вида -ibaRu.

2.2.2. Регулярных явлений такого рода не отмечено.

2.2.3. При стечении на стыке морфем двух гласных первая выпадает: ]’ant’i ‘блоха’ – ]’ant’-e ]’ant’i + e ‘блохи’;

b-eL’-a b-eL’i + a ‘паши’. При выпадении назализован ной гласной назализация переходит на последующую: b-i/Я ’погас’ – b-i/-J b-i/Я + i ‘гаснуть’. Перед согласным назализованный гласный утрачивает назализацию, прояс няющуюся в сегментный назальный сонант: b-i/-J ‘гаснуть’ – b-i/-in-–u b-i/-J + –u ‘по гаснет’. После назализованного гласного b > m, а гласный утрачивает назализацию: b-i/Я ’погас’ – b-i/a-me b-i/Я-be ‘пусть погаснет’. Неогубленные гласные верхнего и средне го подъема переходят в соответствующие огубленные после классно-числового показа теля w-: е o, i u (w-ollara-w (M.SG) ‘тонкий’ – j-ellara-j (F.SG), b-ellara-b (N.SG) ‘тон кий, -ая’;

w-u?Я (M) – b-i?Я (N) ‘понял’. Лабиализованный согласный делабиализуется после u (b-uRa (N) – b-aRњa (HPL) ‘ударил’. Лабиализованный согласный вызывает ла биализацию последующего i: i переходит в u, а согласный теряет лабиализацию: b-aR-u b-aRњ-i (HPL) – b-uR-i (N) ‘ударять’. Правило делабиализации имеет приоритет перед правилом прогрессивной лабиализации. Имеется группа глаголов с нестандартными че редованиями корневой гласной в классно-числовых формах, например, w-u•Я (M), j-i•њЯ (F), b-u•Я (N), b-a•њЯ (HPL), r-u•Я (NPL) ‘оставаться’.

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

Г. я. – преимущественно агглютинативный с элементами фузии. Суффиксация преоб ладает над префиксацией. Развита система пространственных падежей и аналитических глагольных форм, которые образуются по рекурсивно применяемым правилам.

2.3.1. Ч а с т и р е ч и в Г. я. различаются синтаксической дистрибуцией и моделями словоизменения. Первый критерий позволяет выделить глагол как финитную вершину предложения;

субстантив, являющийся вершиной именной группы;

адъектив, вступаю щий как определение к именной вершине;

наречие, определяющее предикативную или адъективную составляющие;

послелог как вершину послеложной группы. Каждая из этих частей речи характеризуется определенным набором словоизменительных грамма тических категорий. В Г. я. категориально выражаются род, число, падеж, локализация, вид, время, наклонение, заглазность и отрицание. Субстантивы включают имена сущест вительные и субстантивные местоимения. Существительные характеризуются классифицирующей категорией рода и словоизменительными категориями числа, падежа и локализации. Субстантивные местоимения (личные местоимения 1-2 ли С Г. Татевосов. Годоберинский язык ца и субстантивные вопросительные местоимения) лексически выражают категорию чис ла и словоизменительно – категории падежа и локализации. Адъективы включают прилагательные, числительные и адъективные местоимения. Адъективы характеризуют ся согласовательными категориями рода и числа, а также словоизменительной категори ей рода. Глагол обладает словоизменительными категориями вида, времени, наклонения, заглазности и отрицания. Кроме того, в глаголе выражаются согласовательные характе ристики рода и числа. Наречия могут выражать согласовательные характеристики рода и числа. Послелоги характеризуются словоизменительной категорией (пространственного) падежа. Кроме того, в Г. я. возможно образование производных субстантивов, адъекти вов и наречий. Наиболее продуктивными деривациями являются номинализация глагола (масдар), адъективация глагола (причастие), адвербиализация глагола (деепричастие), и номинализация адъектива (субстантивированные прилагательные, причастия и адъек тивные местоимения).

2.3.2. Существительные в Г. я. характеризуются классифицирующей грамматической категорией рода, или к л а с с а, которая имеет три значения: мужской (М), женский (F) и средний (N). Семантически M соотносится с лицами мужского пола, F – с лицами жен ского пола, N – с прочими сущностями. Во мн. числе противопоставлены класс людей (HPL “human plural”) и класс всех прочих сущностей (NPL “neuter plural”). Морфологиче ски род существительного не маркируется. Некоторые глаголы и адъективы имеют пози цию для согласуемого классно-числового показателя (КЧП). Для них род является согла совательной категорией. Выбор КЧП зависимого члена именной группы определяется родом и числом главного: ce-w waSa ‘один мальчик’, ce-j jaSi ‘одна девочка’ ce-b hamaXi ‘один осел’. Глагол согласуется с вершиной именной группы в номинативе: waSa w-a’a ‘Мальчик пришел’, jaSi j-a’a ‘Девочка пришла’, hamaXi b-a’a ‘Осел пришел’, waSi-bedi b-a’a ‘Мальчики пришли’, jaSi-bedi b-a’a ‘Девочки пришли’, ср. hamaXi-di r-a’a ‘Ослы пришли’. Набор КЧП представлен в табл.

SG PL M F N H N w j b b r У субстантивированных адъективов (прилагательные, числительные, указательные и адъективные вопросительные местоимения, причастия) род является словоизменитель ной категорией. Косвенные падежи субстантивированных адъективов образуются от косвенных основ, выбор аффикса которых определяется родом соответствующего адъек тива: M -/u-, F/N -Li-, HPL -(r)du-, NPL -(r)di-, ср. ho-/u-li ‘ему (мужчине)’, ho-Li-li ‘ей (женщине), ему (напр., животному)’, ho-rdu-li ‘им (мужчинам или женщинам)’, ho-rdi-li ‘им (напр., животным)’. По атрибутивному типу склоняется и небольшое количество первичных существительных.

Ок. 40% п р и л а г а т е л ь н ы х Г. я. имеют позицию для КЧП, из них 70% – пре фиксальный КЧП (b-a]ik’i ‘короткий’, b-e]’er ‘черный’, b-aXar ‘старый’, b-eq’u ‘сухой’), 30% – суффиксальный (an–a-b ‘теплый’, q’aruma-b ‘жадный’, hak’uba-b ‘тяжелый’), ме нее 1% – префиксальный и суффиксальный (b-ellara-b ‘тонкий’). Сравнительная и пре восходная степени морфологически не выражаются.

2.3.3. К а т е г о р и я ч и с л а в Г. я. имеет два значения: единственное (SG) и мно жественное (PL), употребление которых семантически в целом соответствует единично сти /неединичности референта именной группы. У существительных ед. число имеет ну левой показатель. Мн. число имеет регулярный показатель -be (90%), обычно присоеди Нахско-дагестанские языки няемый к исходной основе существительного (номинатив ед. числа): gur]i ‘губа’ – gur]i be ‘губы’;

wani ‘голова’ – wani-be ‘головы’. Иногда ему предшествует гласный -a-, -i-или -u-, вытесняющий последний гласный корня: k’ilu ‘щека’ – k’il-a-b2 ‘щеки’;

kurt’1 ‘то пор’ – kurt’-i-be ‘топоры’;

/ikim ‘птица’ – /ikim-u-be ‘птицы’. Нерегулярные аффиксы:

-e (4%), -di (3%), -bedi (3%), ср. unsa ‘бык’ – uns-e ‘быки’;

hingur ‘окно’ – hingur-d3 ‘окна’;

kњ’ank’a ‘осленок’ – kњ’ank’-u-bedi ‘ослята’. Распределение суффиксов не поддается обобщению ни формально, ни семантически. Ряд существительных допускают альтерна тивные способы выражения мн. числа: naСi ‘вошь’ – naСi-be // naС-e ‘вши’, что, воз можно, связано с собирательностью: формы на -ibe указывают на референтное множест во дискретных объектов, а на -e – на совокупность, в которой невозможно вычленить от дельные индивиды. Ок. 2% составляют существительные singularia tantum (Сai ‘соль’, be?’in ‘пшеница’), имеются также единичные примеры существительных pluralia tantum (parСa-be ‘выделения из глаз’). В количественных группах вида “числительное + суще ствительное” вершина всегда морфологически маркируется ед. числом и глагол согласу ется по ед. числу: labu-da waSa w-a’a ‘Три мальчика пришли’. У глаголов и адъективов, имеющих позицию для КЧП, число и род выражаются кумулятивно как согласовательная характеристика.

Ч и с л и т е л ь н ы е Г. я. образуют десятеричную систему. Имеются следующие разряды числительных: количественные, собирательные, порядковые, распределитель ные и кратные. Количественное числительное ‘1’ имеет суффиксальный КЧП классный показатель, согласуемый с определяемой вершиной именной группы: ce-w, ce-j, ce-b. По морфологической структуре числительные бывают простыми, сложными и составными.

Простые включают корень и суф. -da: k’e-da ‘2’;

labu-da ‘3’;

bu’u-da ‘4’;

inSu-da ‘5’;

inLi-da ‘6’;

haL’u-da ‘7’;

biL’i-da ‘8’;

ha]’i-da ‘9’;

hac’a-da ‘10’;

beSenu-da ‘100’;

azaru-da ‘1000’. Сложные числительные (имена десятков ‘20’-‘90’, сотен ‘200’ – ‘900’ и тысяч ‘2000’ – ‘9000’) образуются прибавлением к простой основе (‘2’- ‘9’) имени соответст вующего разряда – c’ali у десятков, beSenu – у сотен, azaru – у тысяч. В именах десятков отсутствует суф. -da, имеющийся у остальных количественных числительных: labu-c’ali ‘30’, labu-beSenu-da ‘300’, labu-’azaru-da ‘3000’. Нерегулярно образуется числительное k’a:-c’a-da ‘20’. Составные числительные образуются аффиксацией -li ко всем основам (простым и сложным), кроме вершинной: hac’a-li k’e-da ‘12’, hac’a-li labu-da ‘13’, k’a: c’a-li k’e-da ‘22’, k’e:-azaru-li k’e:-beSenu-li k’a:-c’a-li k’e-da ‘2222’. Собирательные чис лительные образуются от количественных при помощи сочинительной частицы -la: labu da-la ‘три вместе’, k’a:-ca’-li ce-l-la ‘двадцать один вместе’;

порядковые – от основы при помощи показателя -li (labu-li ‘третий’);

распределительные – с помощью редупликации правой корневой морфемы соответствующего количественного: labu-labu-da ‘по три’, inSu-beSenu-li haL’u-c’ali-li inL’i-inL’i-da ‘по 576’. Мультипликативные числительные образуются от основы с помощью суф. -c’ida: lab-c’ida ‘три раза’, inSu-beSenu-li haL’u c’ali-li inL’i-inL’i-c’ida ‘576 раз’.

2.3.4. П а д е ж н ы е ф о р м ы разделяются на грамматические, кодирующие гла гольные актанты, и пространственные, кодирующие обычно пространственные отноше ния. Грамматические падежи: номинатив (NOM, суф. ), генитив (GEN, суф. -Li), эргатив (ERG, суф. -di), датив (DAT, суф. -li) и аффектив (AFF, суф. -ra). Номинатив совпадает с числовой основой (соответственно, ед. и мн. числа), прочие падежи образуются, как пра вило, от косвенной основы. Основные модели склонения существительных: (а) Прямая основа противопоставлена косвенной в обоих числах. От прямой основы ед. числа образуется прямая основа мн. числа и косвенная основа ед. числа.

С Г. Татевосов. Годоберинский язык От прямой основы мн. числа образуется косвенная основа мн. числа: marRal ‘пуговица’ – GEN.SG marRal-u-Li – NOM.PL marRal-di – GEN.PL marRal-d-a-Li. (б) Прямая и косвенная основы противопоставлены только в ед. числе. От прямой основы ед. числа образуется маркированная основа, от которой, в свою очередь, образуются косвенные падежи ед. числа и прямая основа мн. числа. Номинатив мн. числа и основа косвенных падежей мн. числа не противопоставлены: kurt’a ‘топор’ – GENSG kurt’-i-Li – NOMPL kurt’-i-be – GENPL kurt’-i-be-Li. (в) Прямая и косвенная основы не противопоставлены ни в единст венном, ни во мн. числе: gur]i ‘губа – GENSG gur]i-Li – NOMPL gur]i-be – GENPL gur]i-be-Li.

Номинатив кодирует единственный аргумент одноместного глагола и пациенс двухмест ного. Эргатив кодирует роли агенса двухместного глагола и инструмента. Генитив – па деж именного определения, в т.ч. с посессивным значением: im-u-Li qu]a ‘книга отца’.

Датив кодирует роли адресата, бенефактива, а также роль экспериенцера большинства экспериенциальных глаголов. Аффектив кодирует роль экспериенцера глаголов ha’a ‘видеть’, anla ‘слышать’, bi’a ‘знать’. Система пространственных форм образуется соче танием морфем пространственного падежа с морфемами категории локализации. Из возможных комбинаций реализуется 26 (локализация CONT не сочетается с аллативом и транслативом).

По к а з а т е л и п р о с т р а н с т в е н н ых фо р м Падеж Эссив/Латив Элатив Аллатив Транслатив Локализация -ru -Xu -ruXu, -ridi, -rudi, -riL’i SUP -la -la-ru -la-Xu -la-ruXu,-la-ridi, -la-rudi, -la-riL’i CONT -]’u -]’u-ru - - IN -o -o-ru -o-Xu -o-ruXu, -o-ridi, -o-rudi,-o-riL’i INTER -Li -Li-ru -Li-Xu, -Li-ruXu, -Li-ridi, -Li-rudi -Li-riL’i APUD -Xa -Xa-ru -Xa-Xu -Xa-ruXu, -Xa-ridi, -Xa-rudi -Xa-riL’i AD -qi -qi-ru -qi-Xu -qi-ruXu, -qi-ridi, -qi-rudi, -qi-riL’i LOC -alda -alda-ru -alda-Xu -alda-ruXu, -alda-ridi, -alda-rudi, -alda-riL’i Категория л о к а л и з а ц и и описывает, как расположен участник ситуации по от ношению к референту маркируемого имени. Выделяется семь морфем локализации:

SUPER ‘над ориентиром’, CONT ‘в контакте с ориентиром’, IN ‘внутри ориентира вместилища’, INTER ‘внутри ориентира-нечленимой совокупности’, AD ‘в непосредствен ной близости от ориентира’, APUD ‘около, вблизи от ориентира’, LOC ‘в том месте, где ориентир’. Пространственные падежи характеризуют местонахождение/движение участ ника ситуации по отношению области пространства L0, определенной при помощи кате гории локализации. Падеж покоя, эссив (ESS) морфологически не маркируется. Его зна чение: ‘находиться в L0’. Латив, совпадающий с эссивом, имеет значение ‘двигаться в L с достижением его’. Элатив (‘двигаться из L0’) имеет показатель -ru;

аллатив (‘двигаться в L0 без обязательного достижения его’) – показатель -Xu. Показателей транслатива ‘дви гаться вдоль / через / по L0’ четыре – -ruXu, -ridi, -rudi, -riL’i, которые, видимо, свободно варьируют. Пространственные формы Г. я. менее продуктивны по сравнению с после ложными конструкциями, образуемыми комбинацией контэссива с различными послело гами (см. 2.3.6.): большинство показателей локализации сочетается с ограниченным ко личеством существительных. Некоторые пространственные формы могут кодировать ак танты глаголов (buZi ‘верить’ [кто: NOM, кому: CONTESS], hali/i ‘смотреть’ [кто: NOM, на кого: ADESS], libi ‘пугаться’ [кто:

Нахско-дагестанские языки NOM, кого: CONTEL]. Комитативность выражается показателем -lali: ima waSa-lali ‘отец с сыном’. Он же присоединяется к нефинитным глагольным формам, чем отличается от показателей остальных падежей: den muhu bu-L-u-lali iSqa wu-na ‘Закончив [N-кончать CONV-COMIT] работу, я ушел домой’.

Генитив субстантивированных адъективов женского или среднего рода ед. числа или среднего рода множественного оформляется показателем -Li;

в противном случае – при определяемом среднего рода ед. числа – КЧП, иначе – нулевым показателем: ho-Li-Li waСi / jaСi / Xuri / waСi-bedi / Xuri-be ‘ее брат / сестра / поле / братья / поля’, ho-rdi-Li wanihekњ’a / kњa]’a wanihekњ’a-be / kњa]’a-be ‘его (животного) хозяин / лапа / хозяева / лапы’;

ho-/u waСi / jaСi waСi-bedi / Xuri-be ‘его (мужчины) брат / сестра / братья / поля’, ho-/u-b Xuri ‘его (мужчины) поле’, ha-rdu waСi / jaСi waСi-bedi / Xuri-be ‘их (людей) брат / сестра / братья / поля’, ha-rdu-b Xuri ‘их (людей) поле’. У личных местоимений совпа дают номинатив и эргатив. Остальные падежи образуются от супплетивной косвенной основы. У них же в качестве показателя генитива выступает КЧП, который согласуется с определяемым. Субстантивное вопросительное и возвратное местоимения комбинируют различные признаки словоизменения существительных, субстантивированных адъекти вов и личных местоимений. Указательные местоимения склоняются по атрибутивной модели.

2.3.5. Финитные формы глагола в Г. я. характеризуются грамматическими категория ми вида, времени, наклонения, отрицания, эвиденциальности, рода и числа. Большой объем парадигмы достигается за счет большого числа перифрастических форм. Глаголь ные формы подразделяются по синтаксической функции на финитные и нефинитные, а по внутренней структуре – на синтетические и перифрастические (в образовании участ вует один из вспомогательных глаголов ida с супплетивной отрицательной формой iwu]i или b-uk’a ‘быть’). Полную парадигму имеют все глаголы, кроме вспомогательного гла гола ida, который образует только утвердительное и отрицательное причастия ida-bu и iwu]i-bu и отрицательное деепричастие iwu-]’-a.

Годоберинский глагол имеет 24 синтетические формы: 9 финитных форм индикатива (аорист утвердительный (совпадает с исходной основой) и отрицательный, презенс, ха битуалис, будущее определенное – утвердительные и отрицательные, будущее неопреде ленное);

4 неиндикативных финитных формы (императив, прохибитив, оптатив утверди тельный и отрицательный), и 11 нефинитных форм (4 деепричастия – совершенного ви да, несовершенного вида – утвердительные и отрицательные), пять причастий (совер шенного вида, несовершенного вида – утвердительные и отрицательные, будущего вре мени), инфинитив, масдар утвердительный и отрицательный). В глагольном словоизме нении выделяются две подсистемы. В подсистему 1 входят формы, образованные от ис ходной основы (корень + факультативный КЧП);

в подсистему 2 – формы, образованные от промежуточных основ НСВ и потенциалиса (суф. -ata- и -i- соответственно). Основа будущего времени образуется от основы потенциалиса при помощи суф. -Li-. В подсис теме 1 имеются два регулярных форманта отрицания -i]i- и -i]’i-, которые дополнительно распределены, и множество форм, образуемых от двух отрицательных основ, в совокуп ности соответствует множеству форм, образуемых от утвердительной основы. Распреде ление формантов неясно. В подсистеме 2 отсутствует оппозиция по категории отрица ния: отрицательные формы, семантически соответствующие утвердительным формам НСВ и будущего времени или отсутствуют, или образуются вне этой подсистемы. От дельную подсистему образует хабитуалис (отриц. ф. -awu]i / -o:]i – от супплетивного от рицания ida – iwu]i). Аффикс прохибитива -a:]’i нельзя в целом рассматривать как ком С Г. Татевосов. Годоберинский язык бинацию морфем императива и отрицания. Условно прохибитив считается производным от исходной основы. Глагольные словоизменительные морфемы Г. я.: суф. прич. -bu;

суф. деепр. -u (в утвердительном деепричастии от основы с ауслаутом на -i) /-a (в ос тальных случаях);

суффиксы импер. -i (неперех. гл.), -a (перех. гл.);

хаб. -ida, оптат. -be;

масд. -ir;

отриц. -i]i- и -i]’i-;

буд. неопр. -е;

прохиб. -a:]’i;

отриц. през. -e:]i;

отриц. деепр.

НСВ -ibaRu;

буд. опр. -–u.

П е р и ф р а с т и ч е с к и е формы образуются при помощи вспомогательных гла голов (AUX) ida и b-uk’a, сочетающихся (а) с нефинитными формами – деепричастиями и причастиями, ср. (Rumi ‘засыпать’) аорист R5mi;

перфект Rum-5-da;

плюсквамперфект Rum-5 b-5k’a;

презенс Rum-at-1-da;

имперфект Ruma-at-1 b-5k’a;

результатив R5mi-bu-da;

результатив прошедшего времени R5mi-bu b-5k’a;

стативный презенс Rum-1ta-bu-da;

бу дущее Rum-3-Li-bu-da;

будущее в прошедшем Rum-3-Li-bu b-5k’a. В составе этих форм всп. гл. ida выступает как клитика, а b-uk’a сохраняет словесное ударение;

(б) с финит ными формами – хабитуалисом и будущим определенным: хаб. Rum-ida – хаб. прош.

Rum-ida b-uk’a;

буд. опр. Rum-i-–u – буд. опр. в прош. Rum-i-–u b-uk’a. Глагол buk’a яв ляется регулярным и имеет полную парадигму, состоящую как из синтетических (аор. b uk’a, хаб. b-uk’ida, буд. опр. b-uk’i–u), так и перифрастических (перф. b-uk’a-da, през. b uk’ata-da, имперф. b-uk’ata b-uk’a). В образовании перифрастических форм смыслового глагола участвуют ок. 50 различных (синтетических и перифрастических) форм b-uk’a, и общее количество возможных перифрастических форм (без учета классно-числовых и отрицательных вариантов) составляет ок. 450.

Выделяется категория в и д а. Аорист и аналитические формы, образованные от дее причастия и причастия подсистемы 1 (напр., перфект и результатив) обладают свойства ми совершенного вида (СВ). Формы, образованные от основы НСВ, (напр., презенс и имперфект) выражают актуально-длительное и хабитуальное значения, присущие несо вершенному виду (НСВ). Хабитуальное значение кодируется также отдельной формой – хабитуалисом (HAB). Формы будущего времени являются в значительной степени вневи довыми. Категория н а к л о н е н и я имеет три значения: немаркированный индикатив и маркированные императив и оптатив (отрицательные варианты – прохибитив и отри цательный оптатив соответственно). Императив не образуется от неконтролируемых гла голов, которые имеют только оптатив. Частица -wara указывает на то, что описываемая ситуация отсутствует в актуальном мире. В Г. я. имеется грамматическая категория э в и д е н ц и а л ь н о с т и. Перфект (ср. Rumu-da), а также все аналитические формы с перфектом вспомогательного глагола b-uk’a (ср. Rum-at-a b-uk’-a-da) сигнализируют, что говорящий не является свидетелем описываемой ситуации и что утверждение осно вывается на логическом выводе или на сообщении третьего лица. Прочие формы не со держат указаний на источник информации. В формах будущего времени проявляется ка тегория м о д а л ь н о с т и : будущее определенное (Rumi-–u), будущее неопределенное (Rum-i-L-e) и (простое) будущее (Rum-i-Li-bu-da), отличаются тем, как говорящий оцени вает вероятность осуществления ситуации в будущем. Неопределенное будущее выража ет низкую, определенное будущее – высокую, а простое будущее – нейтральную вероят ность. Грамматической категории залога нет. Различие п е р е х о д н ы х и н е п е р е х о д н ы х глаголов отражается в образовании императива: переходные глаголы ис пользуют суф. -a, непереходные – i. Лабильные глаголы допускают образование двух императивов – переходного и непереходного (b-aq’a/i ‘прятаться / прятать, красть’: w aq’a/-i! ‘прячься’ –b-aq’a/-a! ‘укради (это)’.

Нахско-дагестанские языки 2.3.6. Грамматическая категория лица отсутствует. Лексически эта категория выража ется личными местоимениями: den ‘я’, min ‘ты’, инкл. iL2, экскл. i/e ‘мы’, bi2 ‘вы’. Вы деляются также возвратное местоимение Zi-b-da;

логофорическое Zi-b;

указательные ме стоимения и местоименные наречия ha-b, hu-b, hada-b, hudo-b, he-b, ho-b;

ha-w-a, hu-w-a, ha-L’a, hu-L’a и т. д.;

вопросительные местоимения, местоименные прилагательные и местоименные наречия: M e-w-u, F e-j-i, HPL e-b-e ‘кто’, NSG e-b-u, NPL e-r-e ‘что’, ija ‘где, куда’, indja ‘когда’, ]amu ‘сколько (об исчисляемых), ino ‘сколько (о неисчисляемых), inL’a ‘почему’, inL’a–u ‘какой’ и т. д. Неопределенные местоимения, местоименные при лагательные и местоименные наречия образуются от вопросительных при помощи фор мантов -b-uk’a-lara-la (диахронически условное деепричастие глагола b-uk’a ‘быть’ в со четании с сочинительной частицей -la), -dala и -Xubu-dala. Примеры: ewu-wuk’alarala ‘кто-то, кто-нибудь’, ewu-Xubudala ‘кто-нибудь, кто-либо’, ewu-dala ‘кто-либо, никто’.

Словоизменению подвергается местоименная основа. Универсальные местоимения:

t’orda ‘весь, все’, sanuda ‘все’, Zi-b-Zi-b ‘каждый’, boL’ara-b ‘любой’ (< авар.). Категория определенности и/или референтности отсутствует.

Категория в р е м е н и имеет три значения – прошедшее, настоящее, будущее. Фи нитные синтетические формы однозначно локализуют описываемую ситуацию относи тельно момента речи (аорист – прошедшее, презенс – настоящее, будущее простое, опре деленное и неопределенное – будущее время). Временные характеристики перифрасти ческих форм определяются главным образом свойствами вспомогательного глагола, а не нефинитной формы смыслового глагола. Вспомогательный глагол в прошедшем времени (ср. аор. b-uk’a) всегда указывает на предшествование описываемой ситуации моменту речи (плюсквамп. ]’inn-u b-uk’a ‘побил (до какого-то момента в прошлом’), имперф.

]’inn-at-a b-uk’a ‘бил (в какой-то момент в прошлом)’, буд. в прош. ]’inn-i-Li-bu b-uk’a ‘собирался побить’). Вспомогательный глагол в будущем времени предполагает локали зацию описываемой ситуации в будущем (ср. преждебуд. ]’inn-u b-uk’-i-–u ‘побьет (до какого-то момента в прошлом’, буд. длит. ]’inn-at-a b-uk’-i-–u ‘будет бить (в течение ка кого-то времени)’. Эту тенденцию нарушает вспомогательный глагол настоящего време ни ida: перифрастическая форма от причастия будущего времени описывает ситуации в будущем (ср. ]’inn-i-Li-bu-da ‘побьет’), а форма перфекта (ср. ]’inn-u-da ‘побил’) описы вает ситуацию в прошлом. Все же формы с ida обычно указывают на связь момента речи с другим временным планом. Напр., перфект описывает ситуации в прошлом, итоговое состояние которых сохраняется в момент речи, а результатив (ср. ]’inni-bu-da ‘избит’) указывает на имеющее место в момент речи состояние, являющееся результатом пред шествующей ситуации. Ряд форм выражает локализацию ситуации относительно иного, чем момент речи дейктического центра (ср. плюсквамперфект и преждебудущее). Разли чия по временной дистанции (близкая к vs. удаленная от момента речи ситуация) не вы ражаются.

О р и е н т а ц и я в п р о с т р а н с т в е выражается указательными местоиме ниями, пространственными формами существительных и послелогами. Указательные местоимения противопоставлены по степени близости к участникам речевого акта: ha-b ‘этот, близкий к говорящему’ hu-b ‘этот, близкий к слушающему’, hada-b ‘тот, удален ный от говорящего’, hudo-b ‘тот, удаленный от слушающего’;

he-b ‘тот, расположенный ниже уровня говорящего’. От этих же основ образуются указательные наречия: ha-w-a ‘здесь’ hu-w-a ‘там’ и т. д.;

ha-L’a, hu-L’a ‘так’ и т. д. Большинство п о с л е л о г о в выражают пространственные и временные значения: hinu ‘в, внутри’, hila ‘на, над’, hiL’i ‘под’ isibala ‘возле, у’, b-aL’u ‘между, среди’, –e-b-a ‘перед’, ikњamuqi С Г. Татевосов. Годоберинский язык / kњa]’iq’aqi ‘справа / слева’, b-eXut’u ‘за, после’, b-aqut’u ‘вокруг’, musula ‘вместо’. Мно гие послелоги восходят к косвенным падежам существительных (напр., musula musa ‘место’). Большинство послелогов управляет контэссивом, hinu ‘в, внутри’, кроме того, – ин- и интерэссивом. Как анафорические средства используются: возвратное местоимение Zi-b-da, логофорическое Zi-b и указательные (ha-w, hu-w и ho-w). Последнее использует ся только как анафорическое средство и не отмечено в диахронически первичной указа тельной функции.

Регулярными показателями о т р и ц а н и я (NEG) являются -i]i- и -i]’i-. Имеются также синхронно не членимые на морфемы форманты отриц. наст. неопр. -e:]i и прохиб. -a]’i, которые восходят к -i]i и -i]’i- соответственно. Отрицательное будущее определенное об разуется с помощью нерегулярного аффикса -i?i. Отрицательное деепричастие НСВ об разуется при помощи суф. -ibaRu, который кумулятивно определяет данную форму как деепричастие и выражает значения несовершенного вида и отрицания. Отрицание в ана литических формах может располагаться как в смысловом, так и во вспомогательном глаголе: Rum-at-a b-uk’-i]i // Rum-ibaRu b-uk’a ‘не засыпал’.

2.3.7. Семантико-грамматические разряды слов см. в п. 2.3.1.

2.4.0. Образцы парадигм.

Имя с у ще с т в и т е л ь н о е zini Leni q’elen bajdan ‘корова’ ‘вода’ ‘мешок’ ‘площадь’ NOM zin3 Len3 qel2n bajd1n ERGz3n-a-di Leni-d3 qelen-u-d3 bajd1n-a-di SG GEN zin-1-Li Len3-Li qelen-5-Li bajd1n-a-Li DAT z3n-a-li Leni-l3 qelen-l3 bajd1n-a-li AFF z3n-a-ra - - - NOM zin-2 Leni-b2 qele-m2 bajdan-a-b ERGz3n-2:-di Leni-b2-di qele-me-d3 bajdan-a-b2-di PL GEN zin-2:-Li Leni-b2-Li qele-me-L3 bajdan-a-b2-Li DAT z3n-2:-li Leni-b2-li qele-me-l3 bajdan-a-b2-li AFF z3n-2:-ra - - - SUPERESS - Leni-l1 bajd1n-a-la CONTESS z3n-a-]’u Leni-]’5 qelen-u-]’5 bajd1n-a-]’u INESS - - qelen-щ - INTERESS - Leni-L3 - - APUDESS zin-a-X1 Leni-X1 qelen-u-X1 bajdan-a-X ADESS z3n-a-qi Leni-q3 qelen-u-q3 bajd1n-a-qi PLACEESS - - - bajd1n-alda Ли ч н ые ме с т о и ме н и я 1SG 2SG 1PL excl 1PL incl 2PL NOM den min i/e iL2 bi ERG den min i/e iL2 bi di-w (M) du-w i/-3-w iL-3-w bi-3-w GEN di-j(F) du-j i/-3-j iL-3-j bi-3-j di-b (N, HPL) du-b i/-3-b iL-3-b bi-3-b di-r (NPL)) du-r i/-3-r iL-3-r bi-3-r DAT d3-li d5-li i/-3-li iL-3-li bi-3-li AFF d3-ra d5-ra i/-3-ra iL-3-ra bi-3-ra Нахско-дагестанские языки Ло г о фо р и ч е с к о е ме с т о и ме н и е M F N HPL NPL NOM Zi-w Zi-j Zi-b Zi-b-e//Zal Zi-r-e ERG in-/-o in-L-e in-d-o GEN in-/u (M, F, HPL, NPL) in-Li-Li in-du (M, F, HPL, NPL) in-/u-b (N) in-du-b (N) DAT in-/u-li in-Li-li in-du-li AFF in-/u-ra in-Li-ra in-du-ra Во п р о с и т е л ь н о е ме с т о и ме н и е M F N HPL NPL NOM e-w-u e-j-i e-b-u e-b-e e-r-e ERG Le: Lun-di e-rdu-di e-rdi-di Le:-w (M) GEN Le:-j (F) Lun-Li e-rdu-Li e-rdi-Li Le:-b (N, HPL) Le:-r (NPL) DAT Le:-li Lun-li e-rdu-li e-rdi-li AFF Le:-ra Lun-ra e-rdu-ra e-rdi-ra Ад ъ е к т и в ( у к а з а т е л ь н о е ме с т о и ме н и е ) MSG FSG NSG HPL NPL NOM ho-w ho-j ho-b ho-b-e ho-r-e ERG ho-S-i ho-i/ho-Li-di ho-rdu-di ho-rdi-di GEN ho-/u (M, F, HPL, NPL) ho-Li-Li ho-rdu (M, F, HPL, NPL) ho-rdi-Li ho-/u-b (N) ho-rdu-b (N) DAT ho-/u-li ho-Li-li ho-rdu-li ho-rdi-li AFF ho-/u-ra ho-Li-ra ho-rdu-ra ho-rdi-ra Г л а г о л утвердит. отрицат. утвердит. отрицат.

Аорист b3t’i bit’-3]i Я:wXa Я:wX-3]i Оптатив bit’i-b2 bit’-i]i-b2 Я:wXa-b2 Я:wXa-]i-b Деепричастие СВ bit’-5 bit’-i]’-1 Я:wX-1 Я:wX-i]’- Причастие СВ bit’i-b5 bit’-i]’i-b5 Я:wXa-b5 Я:wX-i]’i-b Императив bit’-3 - (Я:wXa-b2) - Прохибитив - bit’-1:]’i - Я:wX-1:]’i Настоящее неопределенное bit’-1ta bit’-2:]i Я:wX-1ta Я:wX-2:]i Причасnие НСВ bit’-1ta-bu - Я:wX-1ta-b Деепричастие НСВ bit’-at-1 bit’-3baRu Я:wX-at-1 Я:wX-3baRu Инфинитив bit’-3 - Я:wX-3 - Будущее определенное bit’-3-–u bit’-3-?i Я:wX-3-–u Я:wX-3-?i Будущее нееопределенное bit’-i-L-2 - Я:wX-i-L-2 - Причастие будущего времени bit’-3-Li-bu - Я:wX-3-Li-bu - Хабитуалис bit’-3da bit’-awu]i/-щ:]i Я:wX-3da Я:wX-awu]i/щ:]i Масдар bit’-3r bit’-i]’-3r Я:wX-3r Я:wX-i]’-3r 2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. В глагольной словоформе показатели основ НСВ и потенциалиса несовместимы с формантами отрицания, императива и оптатива, между аффиксом основы будущего С Г. Татевосов. Годоберинский язык времени и корнем обязателен суффикс потенциалиса, между формантом императива и корнем невозможен какой-либо морфологический материал. Максимальная длина гла гольной словоформы – 6 морфем, включая морфему каузатива:

w us an- i Li bu ‘тот, который найдет’ M CAUS POT FUT PART В структуру именной словоформы входят, кроме корня, показатели косвенной основы, мн. числа и падежа. Перед показателями пространственных падежей располагается суф фикс локализации. Максимально именная словоформа содержит 5 морфем:

lamur d a ]’u ru ‘с крыш’ PL OBL CONT EL 2.5.2. В Г. я. ограниченно представлено словосложение: ami-dЯi ‘еда’ < ami ‘есть’ + dai ‘вещь’;

ZaliLi-beZun ‘метла’ < Zala ‘ветка’ + beZun ‘игла’). Имеются также продук тивные деривации, меняющие частеречную принадлежность лексем. 1. Адъективы и гла голы подвергаются с у б с т а н т и в а ц и и. Адъективы при этом приобретают слово изменительные грамматические категории рода, числа, падежа и локализации с харак терными для субстантивов словоизменительными аффиксами. Глагол образует отгла гольное имя – масдар (суф. -ir), обладающее именными словоизменительными катего риями падежа и локализации и сохраняющее модель управления зависимыми от него именными группами, согласуясь с именной группой в номинативе, ср. масдары со значе нием качества: b-e]’uXa-li-r ‘величина’, Radu-li-r ‘глубина’. 2. Ад ъ е к т и в а ц и я осуществляется присоединением атрибутивизатора -–u к пространственным падежам, послелогам и наречиям: suni-–u ]orpa ‘вчерашний суп’ (suni ‘вчера’), bel-qi-–u ihur ‘гор ное озеро’ (bel-qi ‘в горах’), bel-]’u hiL’i-–u ihur ‘озеро, которое под горой’ (bel-]’u hiL’i ‘под горой’). При адъективации глагола происходит образование причастий.

3. В е р б а л и з а ц и я : с участием вербализатора -li образуются инхоативы (реже ста тивы) от основ прилагательных: b-e]’uXa ‘большой’ – b-e]’uXa-li ‘стать большим’;

С3–u ‘кислый’ – Сi–u-li ‘прокиснуть’;

Radu ‘глубокий’ – Radu-li ‘быть глубоким’.

4. А д в е р б и а л и з а ц и я заключается в образовании деепричастий. Различаются простые (]’inn-u ‘побив’) и союзные (]’inni-bu-qњ’aLi ‘когда побил’) деепричастия, см.

также 2.5.4.

2.5.3. Ядром простого предложения является глагольный предикат, представленный финитными глагольными формами, и его актанты;

в предложении факультативно при сутствуют также сирконстанты – именные группы в пространственных падежах, после ложные группы, наречия и т.д. Глагол согласуется по классу и числу с именной группой в номинативе. Единственный актант одноместного предиката оформляется номинативом (anwar w-a’a ‘Анвар пришел’, anwar Rumi ‘Анвар заснул’). В Г. я. представлены э р г а т и в н а я, д а т и в н а я, а ффе к т и в н а я и л о к а т и в н а я конструк ции простого предложения. Эргативная конструкция: эргативом оформляется агенс, но минативом – пациенс переходного глагола im-u-di anwar ]’inni ‘Отец Анвара побил’. Пе реходные глаголы, имеющие перифрастическую форму от основы НСВ, также допуска ют биноминативную конструкцию, в которой номинативом оформляется как пациенс, так и агенс;

смысловой глагол при этом согласуется с пациенсом, а вспомогательный – с агенсом. Ср. waS-u-di RuR-e r-i–-at-a r-uk’a ‘Мальчик ловил голубей (эргативная конструкция)’, waSa RuR-e r-i–-at-a w-uk’a ‘Мальчик Нахско-дагестанские языки ловил голубей (биноминативная конструкция)’. Дативная конструкция: дативом оформ ляется экспериенцер, номинативом – стимул экспериенциальных глаголов: waS-u-li idal ida jaSi ‘Мальчик любит девочку’. Аффективная конструкция характерна для трех экспе риенциальных глаголов ha’a ‘видеть’, anla ‘слышать’, bi’a ‘знать’, экспериенцер оформ ляется аффективом: im-u-ra anwar ha’a ‘Отец увидел Анвара’. В локативной конструк ции один из актантов оформляется номинативом, другой – одной из пространственных форм: “ali-]’u b-i?Я darsi ‘Али понял урок’;

jaСi lib-at-a-da waС-u-]’u-ru ‘Сестра боится брата’;

waСi jaС-u-qi hali/i ‘Брат посмотрел на сестру’.

Предложения с диктальным в о п р о с о м содержат вопросительные местоимения и вопросительные частицы -wu и -da, присоединяемые к вершине составляющей, которая содержит вопросительное местоимение: Le:-da hanq’u b-ili? ‘Кто построил дом?’;

inL’a– u qu]a-wu ho-S-i i–-at-a maHamadi-li ‘Какую книгу он (регулярно) давал Магомеду?’.

Выбор одного из показателей определяется грамматическим временем глагола: формы прошедшего времени сочетаются с частицей -da, настоящего и будущего времени – с -wu. При образовании диктального вопроса с -wu, кроме того, финитная форма преобра зуется в деепричастие.

К с и н т а к с и ч е с к и м п р о ц е с с а м относятся каузативизация и антипасси визация. Ка у з а т и в и з а ц и я (аффикс кауз. -ali) одноместного непереходного пре диката дает двухместный переходный предикат, актанты которого оформляются эргати вом и номинативом: c’uli k’i]’Я ‘Палка согнулась’ – “ali-di c’uli k’i]’-ani ‘Али палку со гнул’. Каузативы образуются также от двухместных, в т. ч. переходных глаголов. При этом каузатор оформляется эргативом, пациенс – номинативом, а падеж агенса исходной конструкции изменяется на контэссив: jaS-u-di hamaXi ]’inni ‘Девочка осла ударила’ – im-u-di jaS-u-]’u hamaXi ]’inn-ali ‘Отец девочку осла заставил ударить’. А н т и п а с с и в и з а ц и я (аффикс антипассива -a) ограничена перифрастическими формами, об разуемыми при помощи вспомогательных глаголов ida и b-uk’a от антипассивных нефи нитных форм – деепричастия или причастия (у глаголов с -i в ауслауте): b-eL’i ‘пахать’:

деепр. СВ b-eL’-u – деепр. НСВ b-eL’-at-a – антипассивное деепр. b-eL’-a, прич. СВ b-eL’i bu – прич. НСВ b-eL’-ata-bu – антипассивное прич. b-eL’-a-bu. Переходный глагол в анти пассиве теряет ИГ пациенса, а агенс кодируется номинативом и определяет глагольное согласование. Ср. “ali-di q’iru b-el-at-a-da ‘Али пшеницу молотит’ – “ali w-ol-a-da ‘Али молотит, занимается молотьбой’.

В Г. я. имеются л а б и л ь н ы е г л а г о л ы, не меняющие своей формы (с точно стью до согласования) в переходном и непереходном употреблении (например, mu-na ‘уходить / уводить’, b-ec’i ‘наполняться / наполнять’, b-aq’a/i ‘прятаться / прятать, красть’, Xњabi ‘открываться / открывать’, b-ali ‘кричать / звать’, /u/uk’i ‘шептать’, b-a•Я ‘рожать’).

Лабильные глаголы подразделяются на две группы: глаголы сохраняющие в непереход ном употреблении пациенс (im-u-di hincu Xњabi ‘Отец дверь открыл’ – hincu Xњabi ‘Дверь открылась’) и сохраняющие в непереходном употреблении агенс (il-u-di waSa w ali ‘Мать сына позвала’ – ila ( waS-u-qi ) j-ali ‘Мать (на сына) покричала’).

2.5.4. В Г. я. представлены следующие типы с л о ж н о п о д ч и н е н н ы х п р е д л о же н и й : предложения с сентенциальными определениями, или относитель ные предложения, предложения с сентенциальными актантами и предложения с сентен циальными сирконстантами.

О т н о с и т е л ь н ы е предложения являются определением вершины именной группы. Глагольный предикат относительного предложения представлен одним из трех причастий (СВ, НСВ или будущего времени). Именная группа в относительном предло С Г. Татевосов. Годоберинский язык жении, кореферентная именной группе, вершину которой это предложение определяет, уничтожается. Возглавляющее относительное предложение причастие сохраняет падеж ное оформление своих актантов и согласование с именной группой в номинативе, при сущие соответствующей финитной предикации: ima w-a’a ‘Отец пришел’ – [[ѓi w-a’a-bu ] imai ] ‘отец, который пришел’;

waС-u-di hamaXi b-aXi ‘Брат купил осла’ – S NP ERG hamaXi b-aXi-bu waСi ‘брат, который купил осла’ – waС-u-di ѓ b-aXi-bu hamaXi ‘осел, NOM которого купил брат’. Мишенью релятивизации могут быть основные актанты глаголь ного предиката (как, например, агентивная и пациентивная именные группы в примерах выше) и сирконстанты (именные группы в пространственных падежах): den miq’i-qi wu n-aL-a-da ‘Я иду по дороге’ – den ѓАD wu-n-aLa-bu miq’i ‘дорога, по которой я иду’. Имен ные группы, управляемые послелогами, посессор в генитивной конструкции, объекты сравнения и замещения не допускают образования относительного предложения (напри мер, di-w waС-u-Li hamaXi b-i]’a ‘Осел моего брата подох’ – *ѓ hamaXi b-i]’a-bu di-w GEN waСi ‘мой брат, у которого подох осел’).

В Г. я. представлены различные стратегии оформления с е н т е н ц и а л ь н ых а к т а н т о в : инфинитивная конструкция, конструкция с подчинительными частицами (SBR) -li и -L’u, конструкции с масдаром, конструкции с деепричастиями СВ и НСВ. При присоединении инфинитивных сентенциальные актантов, как правило, соблюдается тре бование кореферентности актанта главного предложения и актора зависимого: il-u-di waS-u-qi maL-at-a-da b-al-i ‘Мать учит сына читать’;

jaS-u-di qu]-ibe r-a’-i ru-–-ida ‘Де вочка должна принести книги’;

waS-u-li idal-ida kino-qi hali/-i ‘Мальчику нравится смот реть кино’. Случаи некореферентности, однако, также зафиксированы: il-u-li bale kino-qi hali/-i idal-ida ‘Матери нравится, когда дети смотрят кино’. Подчинительная частица -li присоединяется к причастиям СВ и НСВ. Данную стратегию используют эпистемические глаголы (‘знать’, ‘забывать’, ‘видеть’, ‘помнить’): muradi-ra b-i’-at-a-da ]akar iSqa-ru ji na-bu-li ‘Мурад знает, что Чакар ушла из дома’;

waS-u-ra ha’-a il-u-di q’aj b-ez-anta-bu-li ‘Сын видел, что мать мыла посуду’. Подчинительная частица -L’u (= редуцированная форма деепричастия СВ глагола hiL’i ‘говорить’) присоединяется к финитной форме гла гола. Эта же частица оформляет косвенную речь и сентенциальные актанты глаголов го ворения и мыслительной деятельности (‘спрашивать’, ‘требовать’, ‘думать’, ‘сожалеть’, ‘надеяться’, ‘казаться’ и т. п.): jaS-u-di hiL’i il-u-qi den qu]a b-aX-i-Li-bu-da-L’u ‘Дочь ска зала матери: “Я принесу книгу” (букв. Дочь сказала матери, сказав...)’;

jaS-u-di hiL’i il-u qi Zi-j berq’a j-a’-i-–u-L’u ‘Дочь сказала матери, что скоро придет’;

ila buZ-u-da waS-u-di ekzamen i–-i-–u-L’u ‘Мать надеется, что ее сын сдаст экзамен’. М а с д а р о м всегда оформляются актантные предложения при оценочных предикатах: min w-a’-ir c’aq’a-b ida ‘Хорошо, что ты пришел’. Кроме того, масдар используется в сентенциальных актан тах эпистемических предикатов и предикатов эмоционального состояния: muradi-ra b-i’ at-a-da ]akar iSqa j-ik’-ur ‘Мурад знает, что Чакар дома’;

ima w-a’-ir-a-]’u waSa w-u•i-w u–a ‘Мальчик радуется, что отец пришел’. Д е е п р и ч а с т и я используются в сен тенциальных актантах небольшого числа фазовых глаголов, в частности, ‘начинать(ся)’ (деепричастие НСВ) и ‘кончать(ся)’ (деепричастие СВ): muradi qu]a b-al-at-a w-ali ‘Му рад начал читать книгу’;

ila waSa w-oz-Я ji-Li ‘Мать закончила мыть сына’.

Се н т е н ц и а л ь н ые с и р к о н с т а н т ы, или обстоятельственные предло жения подразделяются на две группы: с простыми (совершенного и несовершенного ви да) и с союзными деепричастиями. Обстоятельственные предложения, возглавляемые деепричастием СВ, имеют значение предшествования, условия или предпосылки Нахско-дагестанские языки ситуации, описываемой главным предложением: haL’-e:-Li L’eL’il-la b-i–-u, hila–њa burtina-la b-i–-u, b-eXut’u •њani-la gjann-u, cellada re–in-o-la wu-n-a, w-ora•-u-da ‘Он взял седло, накинул бурку, потянул за собой коня, перешел в другую ложбину и лег’.

В зависимом предложении обычно присутствует сочинительная частица -la ‘и’, распола гающаяся, как правило, на именной группе в номинативе. Сентенциальные сирконстанты с отрицательным деепричастием СВ могут также выражать заместительное значение:

kurq’i b-iS-al-i]’-a manza Jh-J wu-na-be ‘Чем собирать землянику, пошел бы готовить еду’. Сентенциальные сирконстанты с деепричастиями НСВ выражают одновременность ситуаций, описываемых главным и придаточным предложениями: “ali hingur-a-Xa wu k’a hali/-at-a reSin-a-Li ‘Али стоял возле окна и смотрел на небо’. С о ю з н ы е д е е п р и ч а с т и я представляют собой комбинацию финитной или нефинитной формы глагола и показателя (морфемы или клитики) семантического отношения, в котором на ходятся главное и зависимое предложения. В зависимости от типа этого отношения вы деляются временные, целевые, причинные, условные и уступительные деепричастия и, соответственно, временные, целевые, причинные, условные и уступительные придаточ ные. Временные предложения образуются при помощи показателя qњ’aLi (вариант – (w)q’aLi) ‘когда’ (< интерэссив существительного q’a ‘время’). Этот показатель сочета ется с формой аориста и нефинитными глагольными формами (деепричастиями и при частиями): ho-S-i hanq’u b-il-u-qњ’aLi den ho-/u-li arsi i–i ‘Когда он построил дом, я за платил ему деньги’;

ho-w ikњ-anta-bu-qњ’aLi gulat-awu]i ‘Когда он ест, он не разговари вает’;

min w-a’-i-Li-bu-q’aLi den ]aj bu-k’-al-i-Li-bu-da ‘Когда ты придешь, я сделаю чаю’.

Имеются две разновидности условных предложений: с гипотетическим условием (пока затель -lara) и с контрфактическим условием (-wara). -lara присоединяется к дееприча стию СВ в протазисе условной конструкции: w-uR-i]’-a-lara den min lek’i-li-wa i–-i-Li-bu wa:-L’u ‘Если не перестанешь (плакать), я тебя отдам аварцу’. В первой разновидности используется также форма деепричастия СВ вспомогательного глагола b-isЯ ‘находить’, к которому присоединяется показатель -lara: abdul bazar-la wu-n-a wu-k’-a w-us-an-lara tumagi b-aX-u-da ‘Если Абдул пошел на рынок, он купил ружье’. Показатель -wara при соединяется к финитным глагольным формам в протазисе (обычно к плюсквамперфекту, если контрфактическое условие относится к прошлому, и к презенсу в остальных случа ях). В аподозисе используется форма будущего-в-прошедшем: min manza Jh-u bu-k’a wara i/e makњaLa ba-k’-u-Li-bu ba-k’-u]i ‘Если бы ты приготовил еду, мы бы не были го лодны’;

raXara Сe-w w-a’-aL-a-da-wara den kVjJ b-eq-u-–u bu-k’a ‘Если бы завтра пришел гость, я бы зарезал барана’. Деепричастия причины представляют собой либо эргатив масдара, либо нефинитную форму (причастие или деепричастие) в комбинации с причас тием вспомогательного глагола ida: /JV cikmuli mili–њa b-et-ir-a-di ‘Молоко прокисло, потому что его оставили на солнце’;

rasul wu-na-bu-da-bu t’orda b-u•i-bu-–-at-a-da ‘Все рады, потому что Расул ушел’. Уступительные предложения образуются по модели “дее причастие СВ + -larala” (суффикс условного деепричастия + сочинительная частица -la):

ho-Li-li haL’uda reSi bu-k’-a-larala Zib-u-di mak’i-Xa j-iR-ida ‘Хотя ей всего семь лет, она (весь) день сидит с ребенком’. Целевые оформляются инфинитивом: den wu-na anZi-jalda q’aj r-aX-i ‘Я поехал в Махачкалу, чтобы купить посуду’.

П о р я д о к с л о в регулируется двумя закономерностями: (а) зависимое предше ствует главному;

(б) «тяжелые» составляющие тяготеют к постпозиции. Соответственно, порядок слов в ИГ – Dem N, Adj N, Qu N, Gen N, Rel N / N Rel, в послелож С Г. Татевосов. Годоберинский язык ной группе – N Postp, в предложении – SOV, в полипредикативной конструкции – Dep Head / Head Dep с возможным вложением зависимого предложения внутрь главного.

2.6.0. Основной словарный фонд л е к с и к и Г. я. сохранился хорошо. Имеется зна чительное количество аварских и русских заимствований. Существенный пласт лексики составляют тюркские и арабские заимствования: qarawul ‘охранник’, gazi ‘газ’, istak’an ‘стакан’, papuruzu ‘сигарета’;

tamaSa (JhJ) ‘удивляться’, q’uwata-b ‘сильный’, kumaki ‘помощь’, zamana ‘время’, Xabar ‘новость, рассказ’.

2.7.0. В з и б и р х а л и н с к о м говоре отсутствует палатализация велярных перед a. Годоберинским носовым гласным в исходе словоформы в зибирхалинском соответст вуют комплексы “гласный + носовой сонант”: год. b-i/Я ‘погас’, b-i/J ‘гаснуть’ – зиб. b i/an ‘погас’, b-i/in ‘гаснуть’. В зибирхалинском отсутствует лабиализация корневых гласных после КЧП мужского рода w- (см. 2.2.3.). Весьма распространена делабиализация корне вых согласных: год. b-equ b-eqњi ‘зарезать’ – зиб. b-eqi ‘зарезать’. Некоторые словоизме нительные морфемы отличаются фонетически.

Л И Т Е Р А Т У Р А Гудава Т. Е. Годоберинский язык // Языки наро- Саидова П. Образование множественного числа дов СССР. Иберийско-кавказские языки. М., 1967. имен существительных в годоберинском языке // Саидова П. Склонение имен существительных в Учен. зап. ИЯЛ. Т. XIII. Махачкала, 1963.

годоберинском языке // Учен. зап. ИЯЛ. Т. XV. Ма- Саидова П. А. Годоберинский язык. Махачкала, хачкала, 1972. 1973.

Саидова П. Краткая характеристика звуковой Kibrik Alexandr E. (ed.). Godoberi. Lincom Europa, системы годоберинского языка // Учен. зап. ИЯЛ. 1997.

Т. XII. Махачкала, 1962.

3. М. Магомедбекова. Ахвахский язык ной группе – N Postp, в предложении – SOV, в полипредикативной конструкции – Dep Head / Head Dep с возможным вложением зависимого предложения внутрь главного.

2.6.0. Основной словарный фонд л е к с и к и Г. я. сохранился хорошо. Имеется зна чительное количество аварских и русских заимствований. Существенный пласт лексики составляют тюркские и арабские заимствования: qarawul ‘охранник’, gazi ‘газ’, istak’an ‘стакан’, papuruzu ‘сигарета’;

tamaSa (JhJ) ‘удивляться’, q’uwata-b ‘сильный’, kumaki ‘помощь’, zamana ‘время’, Xabar ‘новость, рассказ’.

2.7.0. В з и б и р х а л и н с к о м говоре отсутствует палатализация велярных перед a. Годоберинским носовым гласным в исходе словоформы в зибирхалинском соответст вуют комплексы “гласный + носовой сонант”: год. b-i/Я ‘погас’, b-i/J ‘гаснуть’ – зиб. b i/an ‘погас’, b-i/in ‘гаснуть’. В зибирхалинском отсутствует лабиализация корневых гласных после КЧП мужского рода w- (см. 2.2.3.). Весьма распространена делабиализация корне вых согласных: год. b-equ b-eqњi ‘зарезать’ – зиб. b-eqi ‘зарезать’. Некоторые словоизме нительные морфемы отличаются фонетически.

Л И Т Е Р А Т У Р А Гудава Т. Е. Годоберинский язык // Языки наро дов СССР. Иберийско-кавказские языки. М., 1967.

Саидова П. Склонение имен существительных в годоберинском языке // Учен. зап. ИЯЛ. Т. XV.

Махачкала, 1972.

Саидова П. Краткая характеристика звуковой системы годоберинского языка // Учен. зап. ИЯЛ.

Т. XII. Махачкала, 1962.

Саидова П. Образование множественного числа имен существительных в годоберинском языке // Учен. зап. ИЯЛ. Т. XIII. Махачкала, 1963.

Саидова П. А. Годоберинский язык. Махачкала, 1973.

Kibrik Alexandr E. (ed.). Godoberi. Lincom Eu ropa, 1997.

8 Нахско-дагестанские языки 3. М. Магомедбекова АХВАХСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения:

1.1.1. Варианты названия: ахв. ашwалIи мицIи, авар. гIахъwалазул мацI, груз.

axvaxuri ena. Самоназвание – ашwадо ‘ахвахцы’, авар. гIахъwалал.

1.1.2. А. я. входит в андийскую подгруппу аваро-андо-цезской группы нахско дагестанских языков.

1.1.3. А. я. распространен в Респ. Дагестан в Ахвахском р-не: села Ахвах-штаб (Иштапа), Кванкеро (КвЯкъи), Тадмагитль (КЬЭгъилIи), Изани (Изано), Кудияб-Росо (јкIа Гьани), Лологонитль (КЬЮге), в Шамильском р-не (быв. Советском): села Рат луб (Ригьидаб), Цегоб (ЅIеголIи), Тлянуб (Лъанора). В Азербайджане одно ахвахское село Ахвах-дере. Число говорящих на А. я. около 6 тыс.чел. (оценка).

1.2.0. Лингвогеографические сведения:

1.2.1. А. я. делится на два диалекта: северный (Ахвахский р-н) и южный (Шамиль ский р-н). Между ними имеются отличия фонетического, морфологического, лекси ческого характера. Взаимопонимание между диалектами затруднено. Границы рас пространения диалектов и говоров четкие.

1.3.0. Социолингвистические сведения:

1.3.1. А. я. – язык внутриплеменного, бытового общения. Ахвахцы двуячычны, владеют аварским. Все большая их часть овладевает русским языком.

1.3.2. Наддиалектная форма отсутствует. Литературной нормы не имеет.

1.3.3. А. я. не преподается.

1.4.0. А. я. – бесписьменный язык.

1.5.0. История А. я. не изучена.

1.6.0. Из арабского языка заимствованы союзы ва ‘и’, амма ‘но’.

2.0.0. Лингвистическая характеристика (данные северного диалекта).

2.1.0. Фонологические сведения:

2.1.1. Вокализм А. я. сложный. Выделяются краткие гласные: а, о, у, и, е;

долгие:

А, О, У, И, А;

краткие назализованные: Я, Ы, Ю, З, Э, долгие назализованные: Б, Ф, П, Й, Е (встречаются редко). Долгие и назализованные гласные вторичны, являются результатом комбинаторных изменений: хъАча < хъаача < хьабача (авар. хъабарча) ‘овчина’;

кьЭда < къаида < къагIида ‘способ’, ‘обычай’. В анлауте гласные всегда имеют так называемый твердый приступ ъ.

В сложной к о н с о н а н т н о й с и с т е м е А. я. в ряду спирантов и аффрикат полностью проведена корреляция по признаку интенсивности. В северном диалекте шесть латеральных согласных, распадающихся на три коррелятивные пары: лъ ~ МЪ, лI ~ лI, кЬ ~ кь. Налицо также неинтенсивная фарингальная абруптивная аф 3. М. Магомедбекова. Ахвахский язык фриката къ и аспирата хЩ, которые также имеют коррелятивные пары: кЩ ~ къ, хЩ ~ хъ. Для А. я. характерны также звуки кЩ, ЛI, хЩ. Интенсивная аффриката К (> хь) не встречается. В незаимствованных словах редки неинтенсивные с, ц, интенсивные щ, Ч, ЧI, что объясняется историей ахвахского консонантизма. В одном слове за свидетельствован билабиальный смычный пI: апIада ‘девять’ (< обчIа()а).

Со г л а с н ые Место Способ образования образования Смычные Аффрикаты Спиранты Глухие Глухие Глухие Аспираты Абруптивы Билабиальные б п (пI) w (в) м Перед- Дентальные д т тI н неязы- Свистящие ц Ц цI ЦI з с С чные Шипящие дж ч Ч чI ЧI ж ш Ш р Латеральные лI кь лъ МЪ л Среднеязычные й хь Заднеязычные г к кI КI Увулярные хЩ кЩ гъ х Х Фарингальные гI хI Ларингальные ъ гь 2.1.2. Ударение слабое, динамическое, нефиксированное.

2.1.3. Характерна редукция губной смычки б, п, м. Интервокальное б исчезает, что сопровождается удлинением гласного: жабери > жДри ‘читает’: къагIида > кьДда ‘способ’: тамахьу > тБхьу ‘табак’. С утратой интервокального м связана назализо ванность предыдущего гласного: ламаги > лЯги ‘овца’, нуЦIа > ЗЦIо ‘дверь’. В ан лауте п > гь, п>гьw: пири > гьири ‘молния’, пали > гьwали ‘гадание’. Переход б > м – следствие ассимиляции с н основы: бокIон > мекIу ‘угол’. В результате редукции со гласных в ауслауте и упрощения стечений согласных слово обычно состоит из от крытых слогов. Чаще редуцируются сонорные и б: базар > база ‘рынок’. Стечение согласных упрощается наращением гласного или утратой одного из согласных: би тина > битна ‘спор’, халкъ > хакьи ‘народ’. При быстрой речи происходит слияние слов. При этом выпадают финальные морфемы и слоги сложных морфем: денауди < дене гъага гуди ‘я здесь есмь’, диwаЦо мадалIири < диw wаЦобе мада болIори ‘мо ему брату стало лучше’. Заимствованные слова адаптируются в соответствии с фоне тическими законами А. я.: пикро > пикиро ‘мысль’, майдан > меда ‘площадь’.

2.1.4. Преобладающая модель слога CV, допустимы также структуры CVC и CCV, где в качестве второго компонента обычно выступает билабиальный w. Характер слогоделения: CV-CV, CV-CV-CV, CVС-CV, CV-CCV, CV-CVC-CV, CCV-CV: чу-ла ‘вещь’, кО ‘ворота’, кwан-да-ри ‘ступка’, ЛIа-кьен-до-да-бе ‘шестьдесят’, ма-гwа 10 Нахско-дагестанские языки ‘веретено’, къwЗ ‘шутка’, ра-кIwа ‘сердце’. В заимствованных словах стечение глас ных (зияние) устраняется вставлением глоттального взрыва ъ.

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Морфемы имеют различные фонологические структуры: V, VCV, CVCV.

Односложные аффиксы: V, CV: а, е, и, да, бе, ла, ли. Двусложные: V-CV, CV-CV:

гула, -хари, -ъекье, -лала, -кьеда. Имеются и моноконсонантные морфемы. Морфем ное и слоговое деление могут не совпадать: w-а-Ци-ли ‘братья’, къел-о-бе! ‘прибе ри!’, ч-о-w-а ‘помоет’, р-е-щ-еда-р-е ‘красивые’.

2.2.2. Для А. я. нехарактерно фонологическое противопоставление морфологиче ских единиц и категорий.

2.2.3. Фонологические чередования редки.

2.3.0. А. я. – язык агглютинативно-синтетического типа, с чертами аналитизма в глаголе.

2.3.1. Выделяются следующие семантико-грамматические разряды слов: имя су ществительное, имя прилагательное, имя числительное, местоимение, глагол, наре чие, служебные слова: союзы, послелоги, частицы. Универсальные значения (число, падеж, время, наклонение) передаются соответствующими морфологическими сред ствами. Категория личности передается субстантивными местоимениями и категори ей лица в глаголе. Пространственная ориентация передается трехпозиционными ука зательными местоимениями, формами локативных падежей и некоторыми адверби альными формами. Адвербиальные формы: жеЛIа ‘сегодня’, хада ‘завтра’, шуни ‘вчера’, къегъе ‘днем’, хЩедо, хЩе ‘потом’, Сиги ‘впереди’, гекьи ‘внизу’, ‘под’, кЩадо ‘наверху’, ‘над’, ‘на’, гъаге ‘здесь’, гъага ‘сюда’, богъо ‘много’ и др. После логи:

-кIена ‘с’, -кIwалала ‘хоть’, -Юда ‘чем что-либо’, -гула ‘как’ и др. Союзы:

-ла ‘и’, -дала ‘или’ присоединяются энклитически. Вопросительные частицы:

-чи, -ну, лъуну.

2.3.2. Характерной особенностью А. я. является деление имен по семантическим классам. В единственном числе различаются три грамматических класса: I кл. – муж чины (аффикс w);

II кл. – женщины (аффикс й);

III кл. – остальные имена (афф. б). Во множественном числе вьгделяется два класса: класс людей (афф. б) и масс “вещей”, куда входят остальные имена (афф. р). Показатели грамматических классов имеют фонетические варианты: б > м (при наличии в основе н или назализованного гласно го);

р > н (реже). Классные форманты могут иметь слоговой характер:

-wе, -бе, -йе.

Классные аффиксы присоединяются префиксально, префиксально-суффиксально, инфиксально и суффиксально: w-аша ‘сын’, й-аше ‘дочь’, б-аше ‘детеныш’, че-б-е ‘один’, ди-б-е ‘мой’, w-о-хида-w-е ‘берущий’ (I кл.), й-е-хида-й-е (II кл.), б-е-хида-бе (III кл.);

мн.ч.: класс людей б-е-хид-и-йи (афф. б утрачен), класс вещей – р-е-хида-р-е.

Для А. я. характерно наращение гласных в классных формантах.

Личность выражается субстантивными (личными) местоимениями: дене ‘я’, мене ‘ты’ илIи ‘мы’ (инклюзив), иСи ‘мы’ (эксклюзив), ушди ‘вы’. Наблюдается развитие личного спряжения. Лексико-грамматическая характеристика имени прилагательного зависит от его функции: прилагательное-определение изменяется по числам и грам матическим классам, субстантивированное – по падежам. Формант прилагательных – -да + б-е (классный аффикс): гьечIе-да-бе ‘высокий’. Отгенитивные прилагательные классных аффиксов не имеют: жомолIи ‘зеленый’, данные аффиксы появляются при субстантивации. Отглагольное имя (причастие) настоящего времени имеет суф. -ида 3. М. Магомедбекова. Ахвахский язык бе: хъвар-идабе ‘пишущий’, прошедшего времени – -ада-бе: хъвар-ада-бе. Порядко вые числительные образуются суф. -л--лекьи-дабе: кIеби-лекьидабе ‘второй’.

2.3.3. Различаются единственное и множественное ч и с л о. В единственном чис ле имя существительное не маркировано, множественное число выражается суффик сами -ла, -ли, -ди, -ба, -о, -а: мильо ‘ноготь’ – милъо-ла;

гьера ‘пчела’ – гъера-ди;

wаЦи ‘брат’ – wаЦи-ли;

ашwалIи ‘ахвахец’ – ашwа-до. Множественное число прила гательных, причастий, местоимений (кроме личных), субстантивированных количе ственных и порядковых числительных выражается формантами грамматического класса: в классе людей префиксально – б-, суффиксально – -йи;

в классе вещей -ре. В личных местоимениях 1 л. множественного числа различаются инклюзив илIи ‘мы’ и эксклюзив иСи ‘мы’.

Имена ч и с л и т е л ь н ы е количественные: че-бе ‘один’ (с классным суффик сом), кIедабе ‘два’, ЛIвадабе ‘три’, бокЩодабе ‘четыре’, иштудабе ‘пять’, ЗлIидабе ‘шесть’, ъакьудабе ‘семь’, бикьидабе ‘восемь’, ъапIадабе ‘девять’, ъачIадабе ‘де сять’, ьачIачебе ‘одиннадцать’, кьендодабе ‘двенадцать’, лIамолодабе ‘тридцать’, кIекъендодабе ‘сорок’, кIекъендо-ъачIадабе ‘пятьдесят’, ЛIакъендодабе ‘шестьде сят’, ЛIакъендоъачIадабе ‘семьдесят’, бокъендодабе ‘восемьдесят’, бокъендоъачIа дабе ‘девяносто’, бешанодабе ‘сто’, ъазародабе ‘тысяча’. Счет двадцатеричный.

Сложные числительные образуются сложением основ: бешано-кьендо-чебе ‘сто два дцать один’.

2.3.4. Основные (абстрактные) п а д е ж и : именительный, эргативный, датель ный, родительный, аффективный (употребляется факультативно). Именительный па деж не маркирован, является падежом субъекта при непереходном глаголе и прямого объекта при переходном: ишwа бочага wони ‘пастух ушел в горы’. Эргативный па деж (суф.-де// -е < -де) совмещает функцию творительного (орудного) падежа с обо значением субъекта при переходном глаголе: wашоде мешунаде лАги бихьари ‘сын ножом барана зарезал’. Родительный падеж имеет две формы: родительный I, упот ребляющийся в именах I класса (суффиксы – классные форманты) и родительный II (суф. -лIи, употребляющийся в остальных классах: wашо-бе гъоча ‘мальчика книга’, wашо-йе йаЦи ‘мальчика сестра’, wашо-wе има ‘мальчика отец’;

илолIи жЗwо ‘мате ри корова’. Формы родительного падежа выражают отношения определения и при тяжательности. Дательный падеж (суф. -ЛIа) выполняет функции падежа косвенного объекта, а при глаголах чувственного восприятия субъекта: диЛIа гъаригилIа дуwаЦи ‘Я не видел твоего брата’. Аффективный падеж (суф. -д-ба), выполняет функции па дежа субъекта при глаголах чувственного восприятия. Систему локативных падежей составляют шесть серий: I) (аффикс -г) показывает положение предмета на чем-л., на ком-л.;

II) (аффикс -х) – положение у чего-л. у кого-л., около;

III) (афф. -лI) – поло жение предмета внутри сыпучих, жидких сред, среди множества предметов;

IV) (афф. -кь) положение под кем-л., чем-л.;

V) (афф. -хъ) – положение у, рядом, около кого-л., чего-л.;

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.