WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ Кавказские языки Издательство Academia Москва 1998 ББК 81.2 Издание осуществлено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда ...»

-- [ Страница 5 ] --

соьга (местн. п.) болх бало ‘мне удается ра ботать’. Для выражения прямого дополнения используется в основном форма вин. паде жа, омонимичная с формой им. п., но маркированная обязательной препозицией к глаго лу-сказуемому: дас кегIат (вин. п.) яздо ‘отец письмо пишет’, реже – формы других косвенных падежей: ас цIевнна (дат. п.) доьхка доьхку ‘я сноп вяжу свяслом’;

стаха новчун (род. п.) оха сий до ‘стахановца мы уважаем’;

ас цуьнга (местн. п.) болх бойту ‘я заставляю его делать работу’ и т. д.

По с е с с и в н о с т ь выражается формой род. падежа: наьнан дог ‘матери сердце’, маьнгин ког ‘кровати ножка’, а также с помощью притяжательных местоимений: сан ‘мой’, хьан ‘твой’, цуьнан ‘его’, тхан ‘наш’ (эксклюзив), вайн ‘наш’ (инклюзив), шун ‘ваш’, церан ‘их’: сан йоI ‘моя дочь’, хьан книга ‘твоя книга’, сан аз ‘мой голос’, хьан куьг ‘твоя рука’. Различий в оформлении отчуждаемой–неотчуждаемой принадлежности не наблюдается.

П р о с т р а н с т в е н н а я о р и е н т а ц и я выражается в именной парадигме обилием производных форм основного местного падежа и локативных послеложных конструкций, распределяющихся по семи сериям. Основным значением производного местного падежа I серии является указание на место пребывания или действия субъекта;

его аффиксы:

-Дхь, -ахь // -гахь, -ехь//-иехь (цIа ‘дом’ – цIахь ‘дома // в доме’, дегахь даха ‘жить у отца’). Форма производного местного падежа II серии обозначает место ис хода действия;

его аффиксы -Дра, -ара//-гара, -ера//-иера (цIийнера ‘из дома’, белхалО чуьнгара ‘от рабочего’). Производный местный падеж III серии обозначает ориентир, по направлению к которому происходит движение;

его аффиксы:

-Дхьа, -аха // -гахьа, ехьа//-иехьа (цIийнехьа ‘по направлению к дому’). Форма производного местного паде жа IV серии передает ориентир, по направлению от которого происходит движение;

его аффиксы:

-Дхьара, -ахьара//-гахьара, -ехьара//-иехьара (цIийнехьара ‘по направлению от дома’). Основным значением производного местного падежа V серии является обо значение предмета, через который происходит движение;

его аффиксы -Дхула, -ахула//-гахула, -ехула//-иехула (цIинейхула ‘через дом’). Форма производного местного падежа VI серии обозначает приблизительный ориентир, по направлению через (сквозь) который или по направлению мимо, вдоль боковой поверхности которого происходит С Г. Татевосов. Годоберинский язык движение;

его аффиксы:

-Дхьахула, -ахьахула//-гахьахула, -ехьахула// -иехьахула (цIий нехьахула ‘по направлению через дом’ // мимо боковой поверхности дома’). Формы про изводного местного падежа VII серии обозначает предел, до которого происходит дви жение;

его аффиксы:

-ец, -ац//-гац, -ец//-иец (цIийнец ‘до самого дома’).

2.3.5. Показатель г р а мма т и ч е с к о г о к л а с с а во мн. числе у имен катего рии человека (личности) зависит от лица глагола: класс мужчин и класс женщин для 1 и 2 лица классного глагола использует показатель д, для 3 лица – б;

во всех других имен ных классах (неличности) используется во мн. числе один и тот же классный показатель, не зависящий от лица глагола, ср. со в-у ‘я есть’, хьо в-у ‘ты есть’, и// иза в-у ‘он, она есть’;

тхо д-у ‘мы есть’ (эксклюзив), вай д-у ‘мы есть’ (инклюзив), шу д-у ‘вы есть’, но уьш б-у ‘они есть’ – при цIа д-у ‘комната есть’ – цIДнош ду ‘комнаты есть’.

О п р е д е л е н н о с т ь выражается лексически постановкой перед именем сущест вительным соответствующего указательного местоимения (хIара ‘этот’, и// иза ‘тот’, дIАра ‘тот’ (значительно удаленный от говорящего) или определительного (дерриг а ‘весь’, массО а ‘все’, хIор ‘каждый’, ишта ‘такой’, кхин вож (мн. ч. вуьш) ‘другой, иной’);

неопределенность – постановкой соответствующего неопределенного местоиме ния (хьДнех ‘нечто // некий предмет’, милех ‘некто // некий человек’, масех // маситта ‘несколько’, милла а ‘кто-нибудь’, хIуъа а ‘что-нибудь’, мелла а ‘сколько-нибудь’, муьлхха а ‘какой-нибудь’).

У к а з а т е л ь н ы е м е с т о и м е н и я в функции определения (как и прилага тельные) имеют две падежные формы: 1) дIАра, и, хIара – в им. падеже ед. и мн. чисел;

2) дIарачу, цу// оцу, кху // хIокху – в любом косвенном падеже ед. и мн. чисел. Субстан тивированное указательное местоимение хIара склоняется по типу существительного (с наращенной косвенной основой), а дIараниг – как субстантивированное прилагательное;

по типу существительного (с наращенной косвенной основой) склоняются также опреде лительные местоимения массО а, дерриг а, хIор и неопределенные – милла а, хIуъа а, муьлхха а, хьДнех;

некоторые из последних не имеют форм мн. числа (таковы, например, милла а, хIуъа а).

О выражении отрицания см. 2.3.6.

2.3.6. Глагольная парадигма передает в р е м е н н у ю о р и е н т а ц и ю действия.

В парадигме представлены три исходные основы (инфинитива, настоящего времени, близкого прошедшего совершенного). От основы инфинитива образуются относитель ные временные формы послепрошедшего, посленастоящего, послебудущего (см. ваххалц ‘до того как ушел’, ваххале ‘перед тем как уйти). От основы настоящего времени обра зуются: прошедшее несовершенное (охура ‘пахал’, будущее совершенное (охур ‘вспа шу’), будущее несовершенное (охур ду ‘буду пахать’), причастие наст. времени (оху(н) ‘пашущий’), субстантивированное причастие настоящего времени (охург ‘пахарь’), дее причастие наст. времени (охуш ‘вспахивая’), ряд относительных временных форм со значением одновременности в планах прошедшего, настоящего, будущего. Основу близ кого прошедшего совершенного имеют: близкое прошедшее очевидное (эхира ‘только что вспахал в моем присутствии’), абсолютное прошедшее совершенное – перфект (аьхна ‘вспахал // вспахав // вспаханный’), с которым совпадают по форме деепричастие и причастие прошедшего времени совершенного вида;

последние всегда находятся в препозиции к основному глаголу-сказуемому, отличаясь друг от друга по контексту. Да лекое прошедшее также образуется от основы близкого прошедшего, нередко выступая в роли плюсквамперфекта (аьхниера ‘давно вспахал // вспахав’). Ряд относительных (“придаточных”) временных форм предпрошедшего, преднастоящего, предбудущего (та Нахско-дагестанские языки ковы, например, временные формы, образованные от причастия совершенного вида с помощью суф. -ча // -чахь // -чахана (бича // бичахь // бичахьана ‘поработав’) образует ся от основы близкого прошедшего.

В современном литературном языке наличествует категория глагольного в и д а (со вершенного и несовершенного), семантическое поле которой содержит следующие спо собы действия: однократность, многократность, ингрессивность, результативность (с различными оттенками), процессуальность (с различными оттенками) и т. д. Ср. сатта ‘согнуть’ – ситта ‘гнуть’, йала ‘кончить’ – йийла ‘кончать’, где аблаутное чередование а//и (ий) маркирует формы совершенного/ несовершенного видов, в семантических по лях которых содержатся соответственно результативность с оттенком финитности и про цессуальность с оттенком многократности. Поскольку временная система сложилась на базе аспектуальности, в ряде ее форм сохранились аспектуальные значения.

В Ч. я. выделяются н а к л о н е н и я : изъявительное, повелительное (с маркирован ными оттенками), потенциалис, реально-условное, нереально-условное, желательное, во просительное. Изъявительное наклонение реализуется в указанных выше временных формах. Отрицание во всех этих формах (кроме будущего реального) передается с по мощью отрицательной частицы ца: со ца молу ‘я не пью’, хьо ца аьхна ‘ты не вспахал’;

в будущем реальном при отрицании заменяется форма глагольной связки д-у отрица тельной формой д-ац: со молур в-ац ‘я (мужчина) не буду пить’. Повелительное накло нение образуется с помощью аффиксов:

-а, -ахьа, -ийша, -лхь//-лахь, -лш//-лаш, -ийла, передающих различные смысловые оттенки (дийц-а ‘рассказывай’, дийц-ахьа ‘расскажи ка’, дийц-ал ‘рассказывай сейчас же’, дийц-алахь ‘поручаю тебе рассказать в моем от сутствии’, дуьйц-ийла ‘да расскажет // расскажут’). Отрицательная форма образуется при помощи частицы ма (ма дДша ‘не читай’). Потенциалис обозначает потенциальную воз можность действия;

образуется от форм изъявительного наклонения (кроме будущего не совершенного) с помощью афф. -луо, восходящего к глаголу луо ‘давай’ (дага ‘гореть’ – дага-луо ‘быть в состоянии гореть’). Условные наклонения (реальное и нереальное) имеют формы трех времен: настоящего, прошедшего совершенного, будущего совер шенного. В реально условном наклонении форма настоящего времени образуется при соединением к основе инфинитива суф. -хь (хьажа-хь ‘если смотреть’);

прошедшее со вершенное образуется от абсолютного прошедшего совершенного изъявительного на клонения с помощью афф. -ехь (аьллехь ‘если сказала’);

будущее совершенное – от од ноименной формы изъявительного наклонения заменой глагольной связки д-у глаголом связкой д-елахь: молур в-елахь ‘если выпьет (мужчина)’. Отрицательная форма настоя щего и прошедшего несовершенного образуется с помощью отрицательной частицы ца;

отрицательная форма будущего совершенного – заменой глагола-связки д-елахь отрица тельной связкой д-Ацахь. Формы нереально-условного наклонения являются производ ными одноименных форм реально-условного наклонения и образуются от них добавле нием суф. -Ара (хьажахьАра ‘если бы смотреть’). В этом наклонении отрицательные формы настоящего и прошедшего совершенного образуются с помощью отрицательной частицы ца, а отрицательная форма будущего совершенного – заменой глагола-связки д-ДлахьАра отрицательной связкой д-АцахьАра.

Желательное наклонение имеет те же временные формы, что и условное. Форма наст.

времени образуется прибавлением глагола-связки д-елара к деепричастию наст. времени основного глагола;

форма прош. времени – прибавлением этой связки к деепричастию прош. времени совершенного вида основного глагола;

форма буд. времени – прибавле нием этой же связки к форме буд. совершенного основного глагола (луьйчйш велара С Г. Татевосов. Годоберинский язык ‘выкупался бы (сейчас)’, селхханехь лийчива велара ‘выкупался бы вчера’, кхана луьчур велара ‘выкупался бы завтра’). Отрицательные формы образуются с помощью отрица тельной частицы ма.

Вопросительное наклонение образуется с помощью афф. -й//-ий//-и от всех временных форм изъявительного наклонения (яздой ‘пишешь?’, яздиний ‘написал?’, яздийр ‘напи шешь?’, яздий дуй ‘будешь писать?’. Отрицательные формы образуются с помощью от рицательной частицы ца.

В Ч. я. можно выделить следующие основные з а л о г и : номинативный непереход ный (Со уьллу ‘Я лежу’);

эргативный переходный (Ас болх бо ‘Я работу делаю’);

эрга тивнообразный непереходный (Ас селхана сакъийрира ‘Я вчера веселился’);

аффектив ный переходный (Тхуна колхозан аренгахь хьийкъина ялташ гина ‘Нам видны на кол хозных полях урожайные хлеба’);

аффективный непереходный (Цуьнан сагатло ‘Он скучает’);

пассивный (Латта тракторашца аьхна ду ‘Земля вспахана тракторами’);

каузатив, который маркируется на уровне морфологии суф. -ийт//-ит, восходящим к классному глаголу д-ита ‘заставлять // позволять’. Производные залоги: субъектный имперсонал, объектный имперсонал, обобщенный номинативный залог.

2.3.7. См. п. 2.3.1.

2.4.0. Склонение имени существительного является агглютинативно-флективным.

Па р а д и г ма 1 с к л о н е н и я :

ед. ч. мн. ч.

Им. москал ‘индюк’ москал-ш Вин. москал москал-ш Род. москал-ан москал-ийн Дат. москал-на москал-шна Эрг. москал-О москал-ша Твор. москал-ца москал-шца Веществ. москал-ах москал-ех Произв. ф. москал-аха москал-еха Сравн. москал-ал москал-ел Произв. ф. москал-ла москал-елле Местн. (осн.) москал-Д москал-шка Пр. м. п. I с. москал-Дхь москал-шкахь II с. москал-Дра москал-шкара III с. москал-Дхьа москал-шкахьа IV с. москал-Дхьара москал-шкахьара V с. москал-Дхула москал-шкахула VI с. москал-Дхьахула москал-шкахьахула VII с. москал-Дц москал-шкаец // -шкац Принципами выделения типов склонения является: характер образования а) основы косв. падежей ед. числа;

б) основы мн. числа. Выделяется 6 типов склонения: 1 тип – не наращенная основа во всех косв. падежах ед. числа и во всех падежах мн. числа;

основа либо совпадает с основой им. падежа ед. числа (ср. москал ‘индюк’ – род. п. ед. ч. мос кал-ан, им. п. мн. ч. москал-ш), либо изменена аблаутным чередованием (ср. къам ‘на родность’ – род. п. ед. ч. къом-ан, им. п. мн. ч. къом-ш). 2 тип – одно и то же наращение основы в косвенных падежах ед. числа (кроме винительного, во всех склонениях омони мичного с именительным) и в падежах мн. числа;

основа может отличаться от исходной Нахско-дагестанские языки также в результате аблаутного чередования (ср. гота ‘плуг’ – род. п. ед. ч. гота-н-ан, им. п. мн. ч. гота-н-аш, но диг ‘топор’ – род. п. ед. ч. даг-ар-ан, им. п. мн. ч. даг-ар-аш).

3 тип – наращение -и- или -у- в косв. падежах ед. числа, кроме винительного и эргатив ного, в указанных падежах ед. числа и в падежных формах мн. числа сохраняется основа им. п. ед. числа (ср. мАча ‘обувь’ – род. п. ед. ч. мАч-и-н, вин. п. мАч-а, эрг. п. мАч-о, им. п. мн. ч. мАч-аш). 4 тип – существительные (наименования лиц по национальной, профессиональной или классовой принадлежности) с наращением основы чу//чуь в фор мах косв. падежей ед. числа;

в падежных формах мн. числа сохраняется основа им. п.

ед. числа (ср. белхалО ‘рабочий’, род. п. ед. ч. белхалО-чу-н, им. п. мн. ч. белхалО-й). тип – существительные, имеющие консонантное наращение основы лишь в падежных формах мн. числа;

косвенная основа падежных форм ед. числа и основа падежных форм мн. числа может также отличаться от основы им. п. ед. числа в результате аблаутного че редования (ср. бос ‘цвет’, род. п. ед. ч. бес-ан, им. п. мн. ч. бес-н-аш). 6 тип – существи тельные (преимущественно односложные), оканчивающиеся на гласный, с неодинаковой основой в формах некоторых косвенных падежей ед. числа;

основа всех падежных форм мн. числа одинакова, может совпадать с основой им. падежа ед. числа, но может иметь другой звуковой состав (примеры: ча ‘солома’, род. п. ед. ч. че-н, твор. п. ча-ца, им. п.

мн. ч. ча-ш;

пхьу ‘кобель’, род. п. ед. ч. пхьу(н)-ан, им. п. мн. ч. пхьав-рч-ий).

Парадигмы других склонений отличаются от приведенной выше по характеру измене ния косвенной основы в падежных формах ед. числа и// или основы падежных форм мн. числа. Прилагательное (качественное и относительное) имеет при склонении две формы: форму им. падежа, одинаковую для ед. и мн. чисел, и форму косв. падежей, так же одинаковую для ед. и мн. чисел, образующуюся добавлением к форме им. падежа афф. -чу (лекха керт ‘высокий забор’, род. п. лекхачу кертан;

им. п. мн. ч. лекха кер таш, род. п. лекхачу кертийн). Субстантивированное прилагательное склоняется анало гично существительному. Причастие и порядковое числительное склоняются по типу склонения прилагательных. Парадигмы местоимений – личных, указательных, притяжа тельных, вопросительных, определительных, неопределенных (см. 2.3.4., 2.3.5.), а также возвратных и отрицательных сходны с парадигмой 6 типа склонения существительного по разнообразию образования косвенной основы. То же касается парадигмы склонения количественного числительного. Аффиксы падежей не варьируют в парадигмах всех склоняемых частей речи.

В зависимости от характера аблаутного чередования в глагольных формах инфинити ва, настоящего времени, близкого прошедшего и прошедшего совершенного выделяются следующие типы спряжения:

I. А – О – ¤//аь (Ала ‘сказать’ – Олу – ¤ли – аьлла);

II. а – о – е (таса ‘бросить’ – тосу – теси);

III. Д – Оь//уоь – Ий//е, э (дДша ‘читать’ – дОьшу – дийши – дешна);

IV. е – оь – и (верза ‘выздоравливать’ – воьрзу – вирзи);

V. ий – уьй – ий (лийча ‘купаться’ – луьйчу – лийчи);

VI. и – уь – и (тилла ‘класть’ – туьллу – тилли);

VII. о – у – уьй//оь (тоха ‘бить’ – туху – туьйхи);

VIII. о – у – уь (кхолла ‘творить’ – кхуллу – кхуьлли);

IX. у – у – уьй//оь (уза ‘тянуть’ – узу – уьйзи –оьзна);

X. у – у – уь (дуза ‘наполнять’ – дузу – дуьзи). Образо вание временных форм дано в 2.3.5., 2.3.6.

2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. Типичной моделью структуры словоформы (именной и глагольной) является:

основа (односложная или многосложная) + аффикс словоизменения. Основными спосо бами образования производных основ является суффиксация и префиксация. Наиболее продуктивны суффиксы, ср. -лО (болх ‘работа’ – белхалО ‘рабочий’), -хО (дДшар ‘чте С Г. Татевосов. Годоберинский язык ние’ – дДшархО ‘ученик’), -ча (пондар ‘гармонь’ – пондарча ‘гармонист’), -лла Нахско-дагестанские языки хаза ‘красивый’ – хазалла ‘красота’), -ниг (хазаниг ‘красавец’), -р (лийча ‘купаться’ – лийча-р ‘купание’);

-д-ан, -д-ала (Ата ‘крошить’ – Атадала ‘иметь возможность кро шить’, довха ‘горячий’ – дохдан ‘нагреть’ – дохдала ‘нагреться’).

Продуктивны также префиксы (в глагольных основах): хьала- ‘вверх’, тIД- ‘на’, кIДл- ‘под’, дIа- ‘от’ (хьалагIатта ‘подняться вверх’, тIДхА ‘сесть на что-л.’, кIДлхА ‘сесть под что-л.’, дIавала ‘уходить от’).

К числу морфологически аномальных разрядов слов следует отнести прежде всего междометия, не имеющие парадигмы словоизменения. В системе глагольного словоиз менения аномалией является парадигма связочного глагола д-у ‘есть’, содержащая лишь формы наст. времени и прош. несовершенного. Отрицательные формы этого глагола об разуются суффиксально, что также является аномалией в общем правиле образования отрицательных форм.

2.5.2. Основными способами с л о в о о б р а з о в а н и я являются: 1) словосложе ние, 2) суффиксация, 3) префиксация. Наиболее древним и продуктивным является сло восложение: гIабуц ‘растение’ (из гIа ‘лист’ и буц ‘трава’), догпах ‘требуха’ (из дог ‘сердце’ и пах ‘легкие’), зудабер ‘девушка’ (из зуда ‘женщина’ и бер ‘ребенок’), на кхармоза ‘пчела’ (из накхар ‘улейная’ и моза ‘пчела’), хьДлиОзархО ‘доярка’ (из хьДлий ‘коровы’, Озар ‘доение’, -хО – словообразовательный суффикс), догцIена ‘чис тосердечный’ (от дог ‘сердце’ и цIена ‘чистый’), сапаргIат ‘спокойный’ (от са ‘душа’, паргIат ‘свободный’), догьIаьржа ‘вредный’ (от дог ‘сердце’, Iаьржа ‘черный’). О суффиксации и префиксации см. 2.5.1. Появление соединительных гласных при словооб разовании – редкое явление.

2.5.3. Ч. я. является эргативным, с ярко выраженной тенденцией к номинативизации.

Здесь наличествуют несколько к о н с т р у к ц и й п р о с т о г о п р е д л о же н и я : номинативная, эргативная, аффективная (дативная, генитивная, локативная), эрга тивообразная. Номинативная конструкция оформляет предложения номинативного не переходного, номинативного (обобщенного) переходного, пассивного залогов, а также некоторые предложения субъектного и объектного имперсонала, некоторые типы пред ложений, не входящие в сферу залоговости. Примеры: Со Iуьллу ‘Я лежу’, Хьо болх беш ву ‘Ты (обычно) дело делаешь’;

Аре тракторца аьхна ю ‘Поле вспахано трактором’.

Эргативная конструкция оформляет предложение эргативного переходного залога, каузатива. Примеры: Хазачу дашо Iуьргара лаьхьа баьккхина ‘Красивое слово вымани ло змею из норы’ (пословица);

Ас кIант вохуьйту ‘Я посылаю парня’;

Ас машинашка болх бойту ‘Я заставляю машины работать’. Безобъектная эргативнообразная конструк ция II типа оформляет предложение эргативнообразного непереходного залога или объ ектного имперсонала, исторически восходящего к эргативной конструкции. См.: ас сел хана сакъийрира ‘я вчера веселился’. Аффективная конструкция (дативная, генитивная, локативная) оформляет предложения аффективного переходного и аффективного непе реходного залогов. Примеры: Суна сурт го ‘Я вижу картину’;

Сан сахьийза ‘Я скучаю’;

Соьга болх бало ‘Я в состоянии делать работу’.

В переходной конструкции дополнение строго маркировано препозицией к глаголу сказуемому. В целом порядок слов допускает вариативность;

при этом строго фиксиро ванное положение формы прямого дополнения, наряду с рядом ее специфических объ ектных функций, дает основание для выделения специального падежа прямого объекта – винительного.

Наиболее характерным является следующий п о р я д о к ч л е н о в п р е д л о же н и я : S – O2 – O1 – P, где S – подлежащее, O2 – косвенное дополнение, O1 – прямое С Г. Татевосов. Годоберинский язык дополнение, P – сказуемое. Определение обычно стоит перед определяемым. Возможные перестановки, не затрагивающие позиции O1 – P, связанные обычно с логическим ударе нием.

2.5.4. С л о ж н о е п р е д л о ж е н и е представлено сложносочиненным и слож ноподчиненным типами. Паратаксис осуществляется как интонационно, так и с помо щью союзов: а ‘и’, амма ‘но’, делахь-а ‘но’, бакъду// цхьабакъду ‘но’, ‘однако’, хIетте а ‘а все же’, ‘а все-таки’, ткъа ‘а’, я ‘или’, тIаккха ‘потом’: Иза чувеара, со хьала гIаьттира ‘Он вошел, я встал’, Иза а чувеара, со а хьала гIаьттира ‘Он вошел, и я встал’, Со хиъна Iа, ткъа хьо ирахь лаьтта ‘Я сижу, а ты стоишь’.

Гипотаксис в Ч. я. находится в стадии становления. Моделям сложноподчиненных предложений в языках с развитым гипотаксисом здесь часто соответствуют обороты с причастными, деепричастными (реже – масдарными) формами глагола-сказуемого. См.:

болх ца бечо, яан а ца йоу ‘кто не работает, тот не ест’, букв. ‘работу не делающий не ест’;

аша Iилманаш дДшарехь, пайда го вайна ‘мы видим пользу в том, что вы изучаете науки’. В настоящее время идет интенсивный процесс образования относительных ме стоимений и союзов для гипотаксиса, чему способствует влияние русского языка. Тако вы, например, аьлла в значении союза ‘что’, бахьана долуш ‘являясь причиной// по при чине’, дуьхьа ‘для того, чтобы’ и др.

2.6.0. Основным источником з а и мс т в о в а н и й является русский язык. Вся ос новная политическая, научная, научно-техническая терминология заимствована из рус ского или через русский – из других языков международного общения.

2.7.0. О диалектном членении Ч. я. см. 1.2.1.

Носители а к к и н с к о г о (ауховского) диалекта живут в Хасавюртовском р-не Да гестана. Одной из существенных особенностей этого д-та является фонематическое про тивопоставление гласных монофтонгов и некоторых дифтонгов по признаку назальности (как в бацбийском языке): се ‘почка (на дереве)’ – сеу ‘мои’, га ‘ветка’ – гЯ ‘видеть’, гу ‘вижу’ – гуу ‘видимый’. Одной из особенностей консонантизма является наличие звуко сочетания рх, которому в других диалектах и в ингушском языке соответствует комплекс лх, а в бацбийском – тх (ср. марх – лит. малх ‘солнце’). Не сохраняется сочетание ст- в начале слов (саг – лит. стаг ‘человек’). Наблюдаются отличия в типах аблаутного чере дования при образовании форм мн. числа существительных в аккинском д-те и лит. язы ке. Сохранилась глагольная форма прош. совершенного аьлна (лит. яз. аьлла) ‘сказал’.

Глагол-связка д-у выступает в виде д-а;

наблюдаются различия и в фонетическом соста ве некоторых аффиксов, напр., аффикс мн. ч. -гор (лит. -гIар).

Носители ч е б е р л о е в с к о г о д и а л е к т а живут в основном в селах Алхан Юрт Грозненского района, Закан-Юрт и Самашки Урус-Мартановского района. По скольку в этом диалекте не получила развития вторичная регрессивная ассимиляция гласных, здесь словоформы Ч. я. сохранились в наиболее древнем виде: чеб. ало ‘го ворю’, алле ‘сказал’, вахи ‘прожил’, сацу ‘останавливаюсь’, саци ‘остановился’ – лит.

олу, соцу, эли, вехи, сеци. В синонимичных именных основах литературного языка и че берлоевского диалекта наблюдаются звуковые соответствия: а//э, аь//а, а//о, е// оь, у//уь, а//е и др. (але –лит. эла ‘князь’, нIане – лит. нIаьна ‘червяк’, вату – лит. вота ‘бара бан’). Отсутствие вторичного аблаутного чередования способствует уменьшению разли чий звукового состава именных и глагольных основ в формах парадигм словоизменения.

В ш а р о е в с к о м д - т е после сонанта р (в исходе слова) наличествует аффрика та ц вм. спиранта с в той же позиции в лит. яз.: урц – урс ‘нож’. В формах мн. числа су ществительных редки случаи внутренней флексии (ср.: дакъа ‘труп’ – дакъий ‘трупы’, в Нахско-дагестанские языки лит. яз.: дакъа – декъий;

балл ‘вишня’ – баллаш ‘вишни’, в лит. яз.: балл – баьллаш. На блюдаются расхождения в звуковом составе некоторых падежных аффиксов (по сравне нию с одноименными аффиксами лит. языка). Ср. эрг. падеж кадие (в лит. яз.: кедуо) ‘чашка’, цоцие (в лит. яз.: цецуо) ‘сито’ и др. Наблюдаются расхождения и в звуковом составе некоторых форм местоимений (ср. йара ‘этот’ (в лит. яз.: хIара), дIуор ‘тот’ (в лит. яз.: дIараниг);

сайбарш ‘мои’ (в лит. яз.: сайнаш) и др., а также в звуковом составе некоторых словообразовательных аффиксов, союзов (этта а, в лит. яз. хIетта а) и т. д.

Специфической особенностью и т у м к а л и н с к о г о д - т а является дезаффри катизация глухих аффрикат -ц, -ч в позиции после сонанта -р : буорс (в лит. яз.: буорц) ‘просо’, дарс (в лит. яз.: дарц) ‘буря’, бурш (в лит. яз.: бурч) ‘перец’, ирша (в лит. яз.:

ирча) ‘некрасивый’, Аблаутные чередования в глагольных и именных основах здесь не редко отличаются от соответствующих аблаутных чередований в лит. языке (ср. формы наст. времени: лиеха – лоьху ‘учу’, херка – хоьрку ‘скачу’, таса – тосу ‘бросаю’, дийца – дуьйцу ‘рассказываю’;

формы мн. числа дегIмаш – догIмаш ‘тела’, цIавниш – цIевнаш ‘снопы’). Наблюдаются расхождения в звуковом составе некоторых местоименных форм, словообразовательных и словоизменительных аффиксов.

Г а л а н ч о ж с к и й д - т имеет ряд говоров, из которых нашхоевский, мелхин ский, ламакинский объединены следующими общими чертами, определяющими специ фику д-та в целом: 1) отсутствием (как в ингушском языке) формы только что прошед шего времени;

2) употреблением формы яха вм. лит. баха ‘говорить’;

3) наличием час тицы мие вм. бие ‘лишь’, ‘только’;

4) употреблением приставки Iо- вм. охьа- (Iоха – в лит. яз.: охьахаа ‘сесть’);

аффикса производного местн. падежа V серии -гIола вм. -хула;

суффикса -вар//-верг вм. -ниг (воккхавар // воккхаверг – в лит. яз.: воккханиг ‘старший’);

5) отсутствием комплекса ст в начале слова (саг – в лит. яз.:стаг ‘человек’, уст – в лит.

яз.: сту ‘бык’, сокха – в лит. яз.: стокха ‘прошлый год’);

6) употреблением аффикса дат.

падежа -шта вм. -шна в лит. языке. Говоры галанчожского д-та имеют и свои отличи тельные особенности.

К и с т и н с к и й д - т представлен в Ахметовском р-не Грузии. Он отличается сле дующими особенностями: 1) наличием в глагольных и именных основах комплекса рх (марх ‘солнце, лерха ‘прыгать’), которому в других д-тах и в лит. языке соответствует лх (малх, лелха);

2) отстутствием прогрессивной ассимиляции в сочетаниях лн, дн, тн (ср.

аьлна ‘сказав’, ведна ‘пробежав’, летна ‘поборов’, при литературных: аьлла, ведда, летта);

3) наличием (как в ингушском) в исходе глагольной формы прошедшего совер шенного классного показателя (аьлн-д ‘сказал’, сецан-д ‘стал’, ср. в лит. яз.: аьлла, сец на);

4) консонантным наращением -н- в формах мн. числа вм. -м- в лит. языке (ср. беша н-ш ‘сады’ – лит. бош-м-аш);

5) отстутствием глухого ръ, нередко встречающегося в других д-тах (ср. вар – лит. вуоръ ‘семь’, бар – лит. баръ ‘восемь’) и т. д. В д-тах и гово рах Ч. я. имеют место некоторые различия в распределении существительных по клас сам.

Л И Т Е Р А Т У Р А Арсаханов И. Г. Чеченская диалектология. Гроз- Дешериева Т. И. Сравнительно-типологическая ный, 1969. фонетика чеченского и русского литературных Дешериев Ю. Д. Современный чеченский лите- языков. Грозный, 1965.

ратурный язык. Ч. I. Фонетика. Грозный, 1960. Дешериева Т. И. Структура семантических по лей чеченских и русских падежей. М, 1974.

С Г. Татевосов. Годоберинский язык Карасаев А. Т., Мациев А. Г. Русско-чеченский Чокаев К. З. Морфология чеченского языка.

словарь. М., 1978. Словообразование частей речи. Ч. I. Грозный, 1968;

Мальсагов Д. Д. Чечено-ингушская диалектоло- ч. II. Грозный, 1970.

гия и пути развития чечено-ингушского литератур- Яковлев Н. Ф. Морфология чеченского языка.

ного (письменного) языка. Грозный, 1941. Грозный, 1960.

Мациев А. Г. Очерки лексикологии современно- Яковлев Н. Ф. Синтаксис чеченского литератур го чеченского языка. Грозный, 1973. ного языка. М.-Л. 1940.

Мациев А. Г. Чеченско-русский словарь. М. 1961 Nichols J. Chechen // The Indigenous Languages of Оздоев И. А. Русско-чеченско-ингушский сло- the Caucasus. V. 4. Delmar;

New York, 1994.

варь. Грозный, 1966.

Услар П. К. Этнография Кавказа. Языкознание.

Чеченский язык. Тифлис, 1888.

Ю. Д. Дешериев, Т. И. Дешериева ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК 1.1.1. Варианты названия: ингушский язык, уст. галгаевский, западновайнахский (инг.

гIалгIай мотт).

1.1.2. Относится к нахской группе восточнокавказских языков.

1.1.3. В соответствии с переписью 1989 г. ингушей насчитывалось 215068 чел. Рас пространен преимущественно в Ингушской и Чеченской Республиках (ЧР и ИР), в меньшей мере – в Республике Северная Осетия (Алания).

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. И. я. диалектов не имеет.

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Считают родным ингушский 97,4% ингушей, свободно владеют русским 79,6%;

весьма распространен национально-русский тип двуязычия.

1.3.2. Как литературный сложился в советскую эпоху. Теперь это язык радио, телеви дения, периодической печати в Ингушской Республике. С 1923 г. выходит популярная и в настоящее время ингушская газета Сердало «Свет». На нем функционирует театр, соз дана оригинальная и переводная художественная, научно-техническая, научно популярная литература. В 20-30-е гг. служил средством ликвидации неграмотности.

1.3.3. С 1989 г. используется для обучения в начальных, сельских школах, преподается в средних учебных заведениях и вузах, наряду с русским языком, являющимся основным языком обучения. В Чеченском гос. университете и открывшемся в 1981 г. гос. пед. ин-те (Грозный) есть специальные факультеты, готовящие преподавателей чеченского и ин гушского языков, ингушской и чеченской литературы.

1.4.0. В 1920 г. З. К. Мальсаговым был создан ингушский алфавит на латинской осно ве. В 1938 г. принят алфавит на русской графической основе, который функционирует и в настоящее время. В нем используется лишь один дополнительный знак I, введенный для обозначения признака смычногортанности (абруптивности);

недостатком является обозначение некоторых фонем двумя русскими буквами (см. фарингальный спирант хь и др.).

Нахско-дагестанские языки 1.5.0. Краткая условная периодизация истории языка: это – язык устной коммуника ции (до создания письменности), литературный язык (после создания письменности).

1.6.0. Наблюдается: тенденция к номинативизации, развитие категории глагольного вида, залоговых противопоставлений, гипотаксиса под влиянием русского языка;

заим ствование из русского и (через него) из других языков новых слов, терминов и типов словообразования, результатом чего является, например, увеличение роли суффиксации и словосложения.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. Фонемный состав ингушского языка характеризуется сложностью систем вока лизма и консонантизма. Богатство ингушского в о к а л и з м а обусловлено разнообра зием фонемообразующих дифференциальных признаков гласных, таких как долгота / краткость, открытость / закрытость, дифтонгичность / недифтонгичность, лабиализация / нелабиализация, передний / средний / задний ряд, верхний / средний / нижний подъем, наза лизация / отсутствие назализации. Гласные типа а, э, и, у, фонематически противопостав ляясь по указанным выше дифференциальным признакам, создают все многообразие ин гушских гласных фонем: а, А, *, ', и, И, е, Д, [Ие], [ие], о, О, ;

, ¦, [оа], [Уо], [уо], У, у, Аь, аь, Уь, уь, [уоь], [Уоь], [ов], [ув], ї, где ї – типично ингушский гласный среднего ряда среднего подъема, фонематически противопоставлен А (долгому) и а (краткому). При мер: кхА ‘поле’, кха ‘в огонь’, кхї ‘еще’. В открытом слоге дифтонги долгие, в закрытом – чаще краткие: вИэла ‘смеяться’ – виэл ‘смеется’, биэш ‘сад’ – бИ-эша ‘в саду’. Дифтонги [оа], [ов], [ув] наличествуют только в И.я. (кIоаг ‘яма’, боал ‘говорит’, кIоажув ‘каблук’ и т.д.), отсутствуя в других нахских языках.

Со г л а с н ые Способ образования Взрывные Аффрикаты Спиранты Сонорные Место образования Губные б п пI ф в м Передне- Зубные д т тI дз ц цI з с н язычные Небные дж ч чI ж ш рхI л р Среднеязычные й Заднеязычные г к кI Увулярные кх къ гI х Фарингальные I хь Ларингальные ъ хI Система к о н с о н а н т и з м а создается обилием дифференциальных признаков:

фрикативность, смычность, смычно-проходимость (боковая), смычно-проходимость (но совая), вибрация, лабиализация, дентальность, небно-дентальность, переднеязычность, среднеязычность, заднеязычность, звонкость, глухость, смычно-фрикативность, задне мягконебность, фарингальность, межсвязочность, абруптивность (надгортанная аспира ция)/ неабруптивность, ларингальность. Эта система включает: смычные фонемы б, п, д, т, к, г, I, ъ, пI, тI, кI, спиранты з, с, ф (и в заимствованиях, и в исконных словах: фу С Г. Татевосов. Годоберинский язык ‘что’, фоарт ‘шея’ и др.), ж, ш, х, хI, гI, хь;

сонорные р, л, м, н, й, в (w);

аффрикаты ч, ц, чI, цI, дз, дж, къ, кх, рхI (последняя только в ингушском, отсутствуя в других нахских языках: вуор ‘священное животное’ – вуорхI ‘семь’).

Систему консонантизма составляют: смычные б, п, д, т, к, г, I, ъ, пI, тI, кI;

спиранты з, с, ф, ж, ш, х, хI, гI, хь;

сонорные м, н, в, л, р, й;

аффрикаты ц, ч, цI, чI, къ, кх.

2.1.2. У д а р е н и е фиксировано на первом слоге основы даже в многосложных сло вах, содержащих несколько долгих гласных;

оно неподвижно при образовании грамма тических форм слова и производных от него слов;

является динамическим. Интонация – одно из наиболее эффективных средств паратаксиса и гипотаксиса, наряду с аффиксаци ей и союзными словами.

2.1.3. Из з в у к о в ых п р о ц е с с о в имеют место: редукция (количественная и качественная), аккомодация, ассимиляция, диссимиляция, явления диэрезы, эпентезы, субституции, метатезы. Редукция гласных в конечной позиции нередко приводит их к полному исчезновению. Ср. инг. лиэл, чеч. лИэла ‘ходит’, инг. мол, чеч. молу//мола ‘пьет’. И. я. свойственно озвончение в исходе слова глухих фрикативных согласных с, ш, х. Ср. инг. аз, чеч. аса ‘я’ (эрг. п.), инг. диэнаж, чеч. дуошуш ‘читая’, инг. циэнагI, чеч.

цIиэнахь ‘о доме’. Широко распространена ассимиляция: аьнна < аьлна ‘сказав, сказав ший’, хиэтадда < хиэтаргда ‘покажется’ и т.д.

2.1.4. Преобладают открытые слоги типа V, CV, SV и закрытые – типа CVC, CVS, где V – гласный (слогообразующий), C – шумный согласный, S – сонорный, хотя наличест вуют также структуры CCV (пха ‘жила’), VSC (улх ‘соты’), CCVSC (чкъорд ‘жаворонок’) и др.

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Принцип слогораздела не зависит от морфологической структуры слова;

слого образующими являются только гласные фонемы;

наиболее характерны для ингушского языка открытые слоги типа V, CV, SV и закрытые типа CVC, CVS;

корни представлены односложными и многосложными структурами.

2.2.2. Фонологические противопоставления морфологических единиц отсутствуют.

2.2.3. Ч е р е д о в а н и я наблюдаются преимущественно в системе вокализма и яв ляются типами аблаута;

в именных основах: (у)о/е (дуог ‘сердце’ – род. п. ед. ч. дега, болх ‘работа’ – род. п. белха), о/е/о (воша ‘брат’ – веший - эрг. п. вошас), а/и (са ‘душа’ – син), оа/ай (лоа ‘снег’ – лай/лаи) и др. По характеру аблаутного чередования в гла гольных основах в И. я. 9 типов спряжения: I-ый (А/ао/аь), II-ой (А/а/ аь), III-ий (а/о,э), IV-ый (а/а/э), V-ый (Иэ/иэ/ий, иэ/иэ/ий), VI-ой (Уо/уо/иэ, уо/уо/иэ), VII-ой (Ов/ов/эй), VIII-ой (Ув/ув/ий), IX-ый (ї/у/и).

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

Морфологический тип И. я. является агглютинативным с ярко выраженными явле ниями флективности, существенную роль среди которых играет аблаутное чередование в основах глагольных и именных лексем. Менее существенны явления редупликации со гласных (например, в формах, уточняющих место действия или признак предмета), спе циальные консонантные чередования при образовании форм множественности субъекта или объекта и образовании других глагольных форм. В морфологической структуре имен и глаголов префиксальные показатели (личные, числовые, аспектуальные) являются бо лее древними по сравнению с суффиксальными.

Характерной структурной особенностью грамматики И. я. является тесная взаимо связь в ней парадигматики и синтагматики, обеспечивающая взаимообусловленность Нахско-дагестанские языки морфологии и синтаксиса, что проявляется прежде всего в полисемантизме некоторых частей речи. Здесь иногда весьма условно дифференцированы имя и глагол;

существи тельное, прилагательное, наречие. Нередко наблюдается пересечение именных и гла гольных парадигм. Указанная структурная особенность грамматики проявляется также в морфолого-синтаксической специфике гипотаксиса.

2.3.1. Части речи (знаменательные и незнаменательные): существительное, прилага тельное, числительное, местоимение, глагол, причастие, деепричастие, наречие, после лог, союз, междометие.

2.3.2. Такие универсальные семантические категории как личность-неличность, отне сенность к классу мужчин или женщин, одушевленность-неодушевленность, единич ность-множественность и др. передаются с помощью лексико-грамматической категории класса, грамматических категорий падежа, лица (в повелительном наклонении глагола) и специальной лексики;

категория множественности в целом выражается с помощью грам матической категории числа и лексики;

категория пространства – серий производных падежных форм, послеложных конструкций, специальной лексикой;

вопрос мала? ‘кто?’ применим только к человеку (личности), фу ‘что?’ – к неличности (вещи, животному, растению).

Лексико-грамматическая к а т е г о р и я к л а с с а имеет cтатус категории морфо лого-синтаксической, обусловливающей классное, классно-личное спряжение и классное согласование глагола-сказуемого с подлежащим и/или прямым дополнением. Классное словоизменение имеется и у некоторых прилагательных: й-оккха йоI ‘старшая дочь’, в оккха воI ‘старший сын’, й-Iаьха гIаж ‘длинная палка’, д-Iаьха кхий ‘длинный хлев’. В единичных случаях классный показатель вычленяется в морфологической структуре су ществительного: й-оI ‘дочь’, в-оI ‘сын’. Существительные распределяются по шести грамматическим классам. К I классу относятся существительные, обозначающие лиц мужского пола, ко II классу - лиц женского пола. Неодушевленные имена распределены по четырем классам без определенных оснований семантического или формального ха рактера, ср. III кл.: хьу ‘воспаление’, говр ‘лошадь’ и др.;

IV кл.: белам ‘смех, насмешка’, дезал ‘семья’ и др.;

V кл.: гIуллакх ‘дело’, гIа ‘лист’ и др.;

VI кл.: устилг ‘бычок’, барг ‘копыто’ и др. Особенность ингушского языка в употреблении классных показателей:

здесь один и тот же классный показатель нередко употребляется дважды в глагольных формах непроизводных глаголов (в-аха-в ‘ушел (он)’, й-аха-й ‘ушла (она)’, д-ийша-д ‘прочитал’, д-ийша-д-ар ‘прочитал давно’, д-ешург-д-аь ‘прочтет’ и т. д.).

По к а з а т е л и г р а мма т и ч е с к и х к л а с с о в I кл. II кл. III кл. IV кл. V кл. VI кл.

Ед. число в й й б д б Мн. число б б й б д д 2.3.3. Грамматическая категория ч и с л а у существительных выражается с помощью суффиксов множественности -аш/-ш (гIанд ‘стул’ – гIандаш;

киса ‘карман’ – кисаш);

-й (гIалгIа ‘ингуш’ – гIалгIай;

болхло ‘рабочий’ – болхлой);

-ий (эрсе ‘русский’ – эрсий;

нох чо ‘чеченец’ – нохчий);

возможны наращения основ (наб ‘сон' – набараш;

ло ‘выкройка’ – лараш).

Категория числа глагола выражается системой грамматических классов и флексией основы: Студент общежите в-ах ‘Студент живет в общежитии’;

Студенташ общежи те б-ах ‘Студенты живут в общежитии’;

саца ‘остановиться (одному)’ – совца ‘остано С Г. Татевосов. Годоберинский язык виться (многим)’. В классном глаголе число субъекта (при его непереходности) или пря мого объекта (при переходности) выражается классным согласованием, соответственно, с подлежащим или прямым дополнением. Категория числа имеет в глагольной слово форме синкретическое выражение и выражается с помощью классного согласования с субъектом или объектом, а в некоторых неклассных глаголах – специальнымм аффикса ми множественности субъекта или объекта.

В И. я. представлена двадцатеричная система счета наряду с десятеричной. Разряды ч и с л и т е л ь н ы х : количественные, порядковые, распределительные, кратные. Ко личественные и порядковые характеризуются грамматическими категориями падежа и реже класса. Среди количественных числительных имеем: цаI ‘один’, шиъ ‘два’, кхоъ ‘три’, диъ ‘четыре’, пхиъ ‘пять’, ялх ‘шесть’, ворхI ‘семь’, бархI ‘восемь’, ийс ‘девять’, итт ‘десять’, цхьайтта ‘одиннадцать’, шийтта ‘двенадцать’,... ткъа ‘двадцать’, бIе ‘сто’, эзар ‘тысяча’. Составные числительные образуются по двадцатеричной системе:

шоизткъа ‘сорок’ (2 х 20), кховзткъа ‘шестьдесят’ (3 х 20) и т. д. Промежуточные чис лительные образуются сочетанием ткъа, шоизткъа и т. д. с числительными от 1 до включительно. Порядковые числительные образуются от количественных присоедине нием аффикса -лагIа (иттлагIа ‘десятый’, ворхIлагIа ‘седьмой’, бIаьлагIа ‘сотый’) и склоняются как качественные прилагательные. Распределительные образуются удвоени ем количественных (пхи-пхи ‘по пять’, итт-итт ‘по десять’);

кратные числительные об разуются посредством аффикса -зза (кхозза ‘трижды’, бIаьзза ‘сто раз’).

2.3.4. З. К. Мальсагов в «Ингушской грамматике» выделил 16 падежей, из которых назвал основными, а шесть – малоупотребительными. В школьных грамматиках основ ными считаются: именительный, родительный (ср. лаьттан бокъо ‘земельный закон’, цIен тхов ‘крыша дома’), дательный, эргативный, творительный, или совместный (урса ца теда ‘ножом резать’, новкъостаца ‘с товарищем’), вещественный (ср. лаьттах ‘о земле’), сравнительный (ср. йе говр цу говрал массах йа ‘Эта лошадь резвее той лоша ди’), местный;

все остальные (8) являются производными формами местного падежа, пе редающими различные нюансы локативности. Для выражения субъекта действия исполь зуются преимущественно формы именительного и эргативного падежей (ср. Да вода ‘Отец уходит’;

Дас лаьтта оах ‘Отец пашет землю’);

реже формы дательного, родитель ного, местного. Для выражения прямого дополнения используется, в основном, форма падежа, омонимичная с формой именительного, но маркированная обязательной препо зицией к глаголу-сказуемому, реже формы других косвенных падежей.

По с е с с и в н о с т ь выражается формой родительного падежа имени существи тельного, выступающей в этом случае в роли относительного прилагательного, а также с помощью притяжательных местоимений: са ‘мой’, ‘моя’ (са нана ‘моя мать’), хьа ‘твой’, ‘твоя’ (хьа йоI ‘твоя дочь’), цун ‘его’, ‘ее’;

вай/ тха ‘наш’, ‘наша’;

шун ‘ваш’, ‘ваша’;

ца ра ‘их'.

Различий в оформлении отчуждаемой и неотчуждаемой принадлежности не наблюда ется. Не находят выражения в именной словоизменительной парадигме и категории оп ределенности – неопределенности. О п р е д е л е н н о с т ь выражается лексически по становкой перед именем существительным соответствующего указательного местоиме ния: я ‘этот’, из ‘тот’, дIара ‘тот (более удаленный)’ или определительного: д-ерриг ‘весь, все’, иштта ‘такой’. Пример: я гIанд ‘(вот) этот стул’, из гIанд ‘тот стул (несколь ко отдаленный)’, дIара гIанд ‘тот стул (еще более отдаленный)’.

И м я п р и л а г а т е л ь н о е характеризуется грамматическими категориями класса, числа, падежа. Категорией класса обладают только некоторые качественные при Нахско-дагестанские языки лагательные: д-ай ‘легкий’, д-екъа ‘сухой’, д-Iаьха ‘длинный’, д-оккха ‘большой’ и др.

Посредством аф. -о(-уо) образуются формы, выражающие неполноту признака: д-ика ‘хороший’ – д-ик-о, д-екъа ‘сухой’ – д-ик-о ‘суховатый’. Сравнительная степень марки руется аф. -ха: хоза ‘красивый’ – хоза-ха ‘красивее’. Превосходная степень выражается аналитически: эггер хоза-ха ‘самый красивый’. Пространственная ориентация выражает ся в именной парадигме обилием производных форм основного местного падежа и лока тивных послеложных конструкций.

В И. я. имеются н а р е ч и я места, времени, образа действия, причины, количествен ные и вопросительные наречия. Значительная часть из них представляет собой “окамене лые” падежные формы: бусса/бийсана (дат. п.) ‘ночью’, нохчашха (вещ. п.) ‘по-чеченски’ и др.

Наиболее употребительны послелоги: чу ‘в’, ара ‘из’, тIи ‘на’, дIа ‘туда’, хьа ‘сюда’, кIал ‘под’, тIехь ‘сзади’, юкъе ‘в середине’, юхе ‘близко’, хьалха ‘впереди’, ‘прежде’, ‘раньше’, уллув ‘рядом’ и др. Послелоги имеют формы местных падежей: тIера ‘сверху’ и т. п. Многие из них происходят от имен существительных (ара ‘из’ от аре ‘место сна ружи’, чу ‘в’ от че ‘нутро’ и т.д.).

2.3.5. Глагольная лексика дифференцируется на классы переходных, непереходных, аффективных, глаголов, индифферентных к оппозиции переходность-непереходность, динамических, статических, что находит отражение в соответствующих синтаксических конструкциях.

Г л а г о л имеет довольно развитую парадигму словоизменения, передающую разно образную временную ориентацию действия субъекта. В парадигме представлены три ис ходных основы (инфинитива, настоящего времени, близкого прошедшего совершенно го). Глагол характеризуется категориями времени, наклонения, класса, числа, вида, зало га. Подавляющее большинство основ непроизводных глаголов двусложно: да-гIа ‘си деть’, да-ха ‘жить’. Глаголы с большим числом слогов производны или заимствованы.

Несамостоятельная для глагола категория класса выражается грамматическими показа телями в-, й-, б-, д-.

Глагол отличается богатством временных форм. В нем представлены семь абсолют ных и девять относительных форм в р е м е н и. Образуются они от упомянутых выше основ (инфинитива, настоящего времени, близкого прошедшего совершенного). Основу инфинитива имеют лишь формы повелительного наклонения и масдар (ала ‘сказать’, ‘скажи’, алар ‘сказание’), ряд относительных временных форм. От основы настоящего времени образуются: прошедшее несовершенное (тоссар, оахар ‘бросал’, ‘пахал’), бу дущее несовершенное (тоссар, оахар ‘буду бросать’, ‘буду пахать’), будущее совершен ное (тосарнда, оахарнда ‘брошу’, ‘вспашу’), несамостоятельная форма причастия на стоящего времени (тосс, оах ‘бросающий’, ‘пашущий что-л.’), самостоятельная форма причастия настоящего времени (тоссар, оахар ‘бросающий’, ‘пашущий’), деепричастие настоящего времени (тоссаш, оахаш ‘бросая’, ‘пахая’), ряд относительных временных форм со значением одновременности в плане прошедшего, настоящего, будущего.

От основы близкого прошедшего совершенного образуются: близкое прошедшее со вершенное очевидное (тессад, аьхад ‘бросил, вспахал только что в присутствии говоря щего’), абсолютное прошедшее совершенное (тессад, аьхад ‘бросил’, ‘вспахал’), неса мостоятельная форма причастия прошедшего времени (тесса, аьха ‘бросивший’, ‘вспахавший’), давнопрошедшее совершенное, нередко выступающее в роли Plusquamperfekt’а (тессадар, аьхадар ‘давно бросил, вспахал’), ряд относительных вре менных форм со значением предпрошедшего, преднастоящего, предбудущего (таковы, С Г. Татевосов. Годоберинский язык например, формы, образованные от причастия прошедшего времени с помощью суф. ча/-чахьа/-чахьане). Особенностью современного И. я. является отсутствие в нем самой формы близкого прошедшего (с аф. -и), основа которой наличествует во всех перфект ных формах сферы прошедшего.

В современном И. я. наличествует к а т е г о р ия в ид а (совершенного и несо вершенного), семантическое поле которой содержит наряду с такими способами дейст вия как однократность, многократность, еще ряд других (ингрессивность, результатив ность, процессность и т.д.). Противопоставление однократного и многократного видов достигается аутем чередования гласных основ: однокр. Iоудэр ‘сжать’ – многокр. Iувдэр, однокр. кхоусэр ‘бросить’ – многокр. кхувсэр, однокр. цIоузэр ‘завизжать’ – многокр.

цIувзэр. Временная система создавалась на базе аспектуальности, поэтому в ряде ее форм сохранились аспектуальные значения, что нашло отражение во временной терминологии.

Здесь выделяются н а к л о н е н и я : изъявительное, повелительное, условное, жела тельное, вопросительное. Изъявительное реализуется в указанных выше временных гла гольных формах. Вопросительное наклонение образуется от форм изъявительного при помощи аффикса -ий/-й. Условное – присоединением к самостоятельной форме причас тия будущего времени глагола-связки в прошедшем времени: гIоргвар ‘пошел бы’, хье харгдар ‘научил бы’. Желательное наклонение имеет три времени: настоящее, будущее и прошедшее совершенное. Его формы образуются присоединением к причастию соответ ствующего времени глагола д-алар (гIоттавалар ‘если бы встал [в момент речи]’, гIот таргвалар ‘если бы встал [после момента речи]’, гIеттавалар ‘если бы встал [до момен та речи]’. Повелительное наклонение, за редким исключением, совпадает с инфинити вом.

Ингушский глагол имеет и неспрягаемые формы: масдар, причастие деепричастие, М а с д а р образуется от неопределенной формы любого глагола с помощью аффиксов -р/ -ар (вада ‘бежать’ – вадар ‘бегание’). Исключением является глагол-связка ду/да (в,й,б) ‘есть’, не имеющий масдарной формы. Масдар имеет глагольные признаки: число, вид, класс;

склоняется как существительное, без изменения основы в формах парадигмы.

Его падежные формы нередко выступают в роли придаточных форм с различной семан тикой.

П р и ч а с т и е имеет формы настоящего, прошедшего, будущего;

как отглагольное прилагательное, оно нередко имеет зависимую и независимую формы и одинаковые с прилагательными парадигмы склонения.

Д е е п р и ч а с т и е совмещает в себе некоторые признаки глагола и наречия. Ос новной его функцией является обозначение одновременности (у формы наст. вр.) и раз личных форм последовательности действий, поэтому оно и некоторые производные от него формы квалифицируются нередко как относительные временные глагольные фор мы. Деепричастие имеет формы настоящего, прошедшего, будущего времени. Форма на стоящего времени образуется от глагольной основы настоящего времени прибавлением афф. -аш//-ш (лоархI ‘уважает, считает’ – лоархIаш ‘уважая, считая’);

форма абсолютно го прошедшего совершенного совпадает с одноименной формой исходного глагола, от личаясь от последней контекстуально;

форма будущего времени образуется от причастия формы будущего времени основного глагола в форме вспомогательного и деепричастия наст. вр.: дуарг-долаш от даа ‘есть’, ‘кушать’.

В И. я. можно выделить следующие основные з а л о г и : номинативный непереход ный (Студент общежите в-ах ‘Студент живет в общежитии’);

эргативный переходный (Дас лаьтта оах ‘Отец пашет землю’);

эргативнообразный непереходный (Аз лох ‘Я Нахско-дагестанские языки ищу’);

аффективный переходный (Сона форд баинаб ‘Я видел море’);

аффективный не переходный (Сона сакъердаме ‘Мне весело’);

пассивный (Латта тракторашца аьхад да ‘Земля вспахана тракторами’);

каузатив, который маркируется на уровне морфологии суф. -ийт-, восходящим к классному глаголу д-ита ‘заставлять // позволять’: даж-ийта ‘заставить // позволить пастись’. Производные залоги: субъектный имперсонал (Укхаза театре билеташ дохк ‘Здесь продают билеты в театр’), объектный имперсонал (Хьона сагота я ‘Тебе грустно’), обобщенный номинативный залог (Из болх б-еш в-а ‘Он [во обще, обычно] работу делает’).

2.3.6. Парадигмы местоимений личных (со ‘я’, хьо ‘ты’, из ‘он’, инкл. вай, экскл. тхо ‘мы’, шу ‘вы’, уж ‘они’), указательных, притяжательных, вопросительных, определи тельных, неопределенных, а также возвратных и отрицательных, сходны с парадигмой словоизменения имени существительного.

Определенность выражается лексически постановкой перед именем существительным соответствующего указательного местоимения (я ‘этот’, из ‘тот’, дIара ‘тот (более уда ленный)’ или определительного (д-ерриг ‘весь, все’, иштта ‘такой’. Пример: я гIанд ‘(вот) этот стул’, из гIанд ‘тот стул (несколько отдаленный)’, дIара гIанд ‘тот стул (еще более отдаленный)’.

Формы отрицания выражаются посредством форманта -ц(а): лаца ‘лови’ – лаца-ц ‘не ловлю’, дуца ‘говори’ – дуца-ц ‘не говорю’, дуца-ца-р ‘не говаривал’.

2.3.7. См. п. 2.3.1.

2.4.0. В зависимости от характера именной основы в ингушском языке выделяются че тыре типа склонения. К I склонению относятся имена существительные с согласным зву ком в исходе (юрт ‘село’);

ко II – имена существительные (многосложные) с гласным в исходе (см. арахье ‘равнина’);

к III склонению – имена существительные с гласным в ис ходе, но имеющие в косвенных падежах ед.ч. наращение основы -чу- (см. лоалахо ‘сосед’ – лоалахочун, лоалахочунна и т.д.);

IV склонение (неправильное) имеют односложные существительные с гласным в исходе (см. лоар ‘снег’ – лай, лайна, лайва, лайца, лайх, лайл, лайга, лайгара, лайгагIолла и т.д.).

Об р а з ц ы и ме н н ых п а р а д и г м:

Ед. число Им. мотт арахье лоалахо ‘язык’ ‘равнина’ ‘сосед’ Род. меттан арахьен лоалахочун Эрг. метто арахьено лоалахочо Дат. меттА арахьенна лоалахочунна Твор. меттаца арахьенаца лоалахочунца Веществ. меттах арахьенах лоалахочунах Сравн. меттал арахьенал лоалахочул Местн. (осн.) меттага арахьенага лоалахочунга Мн. число Им. метташ арахьенаш лоалахой Род. меттай арахьени лоалахойн Эрг. метташа арахьенаша лоалахоша Дат. метташта арахьенашта лоалахошта Твор. метташца арахьенашца лоалахошца Веществ. меттайех арахьенех лоалахох Сравн. меттайел арахьенел лоалахоел С Г. Татевосов. Годоберинский язык Местн. (осн.) метташка арахьенашка лоалахошка Прилагательное зависимое (качественное и относительное) имеет при склонении две формы: форму именительного падежа, одинаковую для ед. и мн. чисел, и форму косвен ных падежей, также одинаковую для ед. и мн. чисел, образующуюся добавлением к фор ме им. падежа афф. -ча (керда маькх ‘свежий хлеб’, род. п. кердача маькха;

им. п. мн. ч.

керда маькхаш, род. п. кердача маькхи). Независимое (субстантивированное) прилага тельное склоняется как существительное.

Причастие и порядковое числительное склоняются по типу склонения прилагатель ных. Парадигмы местоимений – личных, указательных, притяжательных, вопроситель ных, определительных, неопределенных (см. 2.3.4., 2.3.5.), а также возвратных и отрица тельных сходны с парадигмой неправильного типа склонения существительного. То же касается парадигмы склонения количественного числительного. Аффиксы одноименных падежей одинаковы в парадигмах всех склоняемых (субстантивированных) частей речи.

В зависимости от характера аблаутного чередования в глагольных формах инфинити ва, настоящего времени, близкого прошедшего и прошедшего совершенного выделяются девять типов спряжения (см. 2.2.3.).

Об р а з ц ы г л а г о л ь н ых п а р а д и г м къага мага дарста лувча ‘блеснуть’ ‘мочь’ ‘полнеть’ ‘купаться’ Наст. къаг мог дарст лувч Прош.очев.несов. къагар могар дарстар лувчар Буд. возм. къагар могар дарстар лувчар Буд. факт. къагаргда магаргда дарстаргда лувчаргда Прош.очев.сов. къагадар мегадар дерстадар лийчар Недавнопрош. къавгад мегад дерстад лийчад Давнопрош. къаьгадар мегадар дерстадар лийчадар 2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. Типичной моделью структуры словоформы (именной и глагольной) является:

основа (односложная или многосложная) + аффикс словоизменения.

К числу морфологически аномальных разрядов слов следует отнести прежде всего м е ж д о м е т и я, не имеющие парадигмы словоизменения. В системе глагольного словоизменения аномалией является парадигма связочного глагола д-у ‘есть’, содержа щая лишь формы настоящего времени и прошедшего несовершенного. Отрицательные формы этого глагола образуются суффиксально, что также является аномалией в общем правиле образования отрицательных форм.

2.5.2. Основными способами словообразования являются 1) словосложение, 2) суффиксация, 3) префиксация. Примеры словосложения: сагалбуц ‘полынь’ (из сагал ‘блоха’ и буц ‘трава’), муотт-гIайба ‘постель’ (из муотт ‘постель’ и гIайба ‘по душка’), дуогцIена ‘чистосердечный’ (от дуог ‘сердце’ и цIена ‘чистый’).

2.5.3. И. я. является эргативным с ярко выраженной тенденцией к номинативизации.

Для него наиболее характерны синтаксические конструкции: эргативная, номинативная, аффективная. Эргативную конструкцию имеют все предложения эргативного переходно го или каузативного залогов и только такие предложения;

номинативную – предложения, имеющие номинативный непереходный, номинативный (обобщенный) переходный или пассивный залог, а также некоторые предложения субъектного или объектного имперсо нала. Примеры эргативной конструкции: Хозача деш-о лакха лоам бошабаьб ‘Ласковое Нахско-дагестанские языки слово высокую гору растопило’;

Дас лаьтта оах ‘Отец пашет землю’. Примеры номина тивной конструкции: Селхан лекце хиннаяцар из ‘Вчера на лекции не была она’;

Латта тракторашца аьхад да ‘Земля вспахана тракторами’. Аффективная конструкция оформ ляет предложения аффективного переходного и аффективного непереходного залогов.

Примеры: Сона форд баинаб ‘Я видел море’;

Сона сакъер даме я ‘Мне весело’;

Сога из болх дика булу ‘Мне удается хорошо работу выполнить’.

2.5.4. С л о ж н о е п р е д л о ж е н и е бывает двух типов – сложносочиненное и сложноподчиненное. Сложносочиненное строится из простых при помощи интонации и/или сочинительных союзов. Основным способом построения сложноподчиненных предложений является использование причастно-деепричастных и масдарных форм гла гола, выступающих в качестве сказуемых придаточных предложений и одновременно связывающих их с главным предложением. Примеры: Цу студента дика дешац, бакъда хьаькъал долаш-ам ва из ‘Этот студент неважно учится, но он умный’;

Нанас йиш ца лехкача, тхьовсацар бер ‘Когда мать не пела, ребенок не засыпал’ и т. п. Союзы сочини тельные: а ‘и’, е ‘или’, бакъда ‘однако’, вешта ‘впрочем’, даьлах ‘но’, ‘однако’, цултI ехьагI ‘затем’, ‘потом’, санна ‘как’ и др. Совсем немного подчинительных союзов (на гахь, нагахь санна ‘если’, духьа ‘чтобы’, цудухьа ‘потому’), употребляющихся в сложно подчиненных предложениях Порядок слов предложения: S – O2 – O1 – P, где S – подлежащее, O2 – косвенное до полнение, O1 – прямое дополнение, P – сказуемое. Возможные перестановки, не затраги вающие неизменной позиции O1 – P, обычно связаны с логическим ударением и влекут за собой изменение смысловых оттенков информации.

2.6.0. С л о в а р н ы й с о с т а в с точки зрения его происхождения делится на две группы: слова исконные и слова заимствованные. В первую группу входят общенахские слова, например, корта ‘голова’, букъ ‘спина’, нах ‘люди’, даха ‘жить’, дика ‘хороший’ и т.д. и собственно ингушские: хьоар ‘пшеничная мука’, чIега ‘замок’, нIана ‘червяк’ и др.

В дореволюционный период основными источниками заимствований были русский, кумыкский, грузинский, осетинский, персидский и арабский языки. Эти заимствования были восприняты преимущественно через устное общение (см. из русского пувдар ‘пуд ра’, кийла ‘кило’, эрсар ‘офицер’ и т.д.). В советский период, после создания письменно сти, заимствования из русского получили широкое распространение (особенно в сфере политической и научно-технической терминологии). См., например, совет, ручка, сто лица, общество, спутник и т.д..

2.7.0. См. 1.2.1.

Л И Т Е Р А Т У Р А Генко А. Н. Из культурного прошлого ингушей// Оздоев И. А., Озиев С. А. Грамматика ингушско Записки коллегии востоковедов при Азиатском му- го языка. Ч.1. Грозный, 1958.

зее АН СССР. Т.V. Л., 1930. Оздоев И. А., Мациев А. Г., Джамалханов З. Д.

Куркиев А. С. Основные вопросы лексикологии Ингушско-чеченско-русский словарь. Грозный, ингушского языка. Грозный, 1979. 1962.

Мальсагов З. К. Ингушская грамматика со сбор- Оздоев И. А. Русско-ингушский словарь. М., ником ингушских слов. Владикавказ, 1925. 1980.

Мальсагов З. К. Грамматика ингушского языка. Оздоев И. А. Синтаксис ингушского литератур Изд. 2-е. Грозный, 1963. ного языка. (Простое предложение). Грозный, 1964.

К. Т. Чрелашвили БАЦБИЙСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Варианты названия: бацбийцы известны в истории Грузии под именем туши (ед.ч.), в античной традиции – туски. В лингвистической литературе известны также на именования: цовский, цоватушинский, бацоевский язык.

1.1.2. Относится к нахской группе иберийско-кавказских языков.

1.1.3. На Б. я. говорят жители села Земо-Алвани Ахметского р-на Грузии. До конца XVIII в. бацбийцы (тушины) жили в горной Тушетии. В 20-е годы XIX в. спустились в Алазанскую долину (ныне Ахметский р-н). Самоназвание – бацав (ед.ч.), бацби (мн.ч.).

Число говорящих – около 5000 чел.

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Диалекты в Б. я. не выделяются.

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Б. я. является средством бытового общения внутри семьи. Все бацбийцы дву язычны – владеют грузинским языком. Интеллигенция владеет также русским языком.

1.3.2. Литературной нормы не имеет.

1.3.3. В учебных заведениях не преподается.

1.4.0. Письменноcти не имеет.

1.5.0. История Б. я. не изучена.

1.6.0. Под влиянием грузинского языка в Б. я. возникли новые комплексы согласных.

Наблюдаются также интерферентные явления на уровне грамматики, в частности, разви тие категории лица;

из грузинского языка заимствована деривационная морфема абст рактности (-об).

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. Б. я. обладает сложным вокализмом, выделяются: краткие гласные: а, е, и, о, у;

долгие: А, Д, И, О, У;

носовые: Я, Э, З, Ы, Ю и дифтонги.

Г л а с н ые Передний ряд Средний ряд Задний ряд Неносовые Носовые Неносовые Носовые Неносовые Носовые Верхний подъем и (И) З у (У) Ю Средний подъем е (Д) Э о (О) Ы Нижний подъем а (А) Я Обозначенные в скобках долгие гласные являются позиционными вариантами соот ветствующих гласных фонем (кроме фонемы А).

Нахско-дагестанские языки Со г л а с н ые Способ образования Глухие Абруптивы Сонорные Место образования Губные б п пI м Губно-зубные в Зубные д т тт тI тIтI н Латеральные лъ л лл Переднеязычные дз ц цI з с сс Вибранты р Заднесибилянтные дж ч чI ж ш Передневелярные г к кI гI х хх Задневелярные кх кхкх къ къкъ Фарингальные I Iъ хъ Ларингальные ъ хI 2.1.2. Ударение динамическое. В исконных словах оно, как правило, падает на первый слог: б1кIал ‘кусок’, кх1дал ‘кобыла’, к1низ ‘виноград’, пх1нер ‘лопатка’. Явления син гармонизма нет.

2.1.3. Назализация гласных в результате ослабления сонанта в конечной позиции при вела к образованию назализованных гласных фонем;

чугЮ < чугун ‘чугун’, лимЫ < ли мон ‘лимон’, ихЯ < ихан ‘ходить’. Регулярным является выпадение конечных гласных в заимствованиях из грузинского языка: урем ‘арба’ (груз. уреми), цом ‘тесто’ (груз. цоми), салтI ‘обруч’ (груз. салтIе).

2.1.4. Наиболее частотны следующие структурные типы слогов: CV, V, CVC, VC: со ‘я’, о, э, и (указательные местоимения), моцI ‘мед’, докI ‘сердце’ и т.д.). В корневых мор фемах встречаются модели: VC, CV, CVC;

реже: CCVС, СVCC, CCV, VCC.

Для морфологической структуры слова характерна прежде всего суффиксация. Пре фиксы встречаются редко. Фонологическая структура грамматических морфем – V, C, CC, VC, CV.

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1.Представлены корневые морфемы двух типов: некласcные (нан(а) ‘мать’, дад(а) ‘отец’), где корневые морфемы совпадают с основами, но отличаются от слогов: (на-не гЫ ‘матери’ да-де-гЫ ‘к отцу), классные (в-охь ‘сын’, й-охь ‘дочь’, д-ита ‘оставь’).

2.2.2. Морфологические единицы разных типов фонологически не противопоставле ны.

2.2.3. Есть примеры внутренней флексии: д-алъи ‘дал’ (окхус сЫ хи далъи ‘он мне во ды дал’), дайлънас ‘я дал’ (ас хьЫ хи дайлънас ‘я тебе воды дал’).

С Г. Татевосов. Годоберинский язык 2.3.0. Б. я. относится к агглютинативнофлективному типу языков. Флексия представ лена главным образом в глаголе.

2.3.1. Части речи выделяются на основе морфологических и семантических признаков (см. 2.3.7.).

2.3.2. Категорий грамматического рода и одушевленности-неодушевленности нет.

Выделяются г р а мма т и ч е с к и е к л а с с ы, выражаемые префиксом (классным экспонентом) в глаголах и прилагательных: I кл. в-, II кл. й-, III кл. б-, IV кл. д-;

ср.: в акхкхЫ, ‘большой’, й-акхкхЫ, б-акхкхЫ, д-акхкхЫ. Есть и неклассные прилагательные:

лакхЭ ‘высокий’, кIуЗ ‘белый’, IарчIЗ ‘черный’. Категория личности выражается проти вопоставлением вопросительных местоимений (мЭ ‘кто’, йух ‘что’).

2.3.3. К а т е г о р и я ч и с л а выражена в основном у имен. Единственное число характеризуется нулевым аффиксом. Множественное число передается суффиксами -и, би, -иш, -рш, -рч, -айрч: некI ‘нож’ ~ мн.ч. некI-и;

жагно ‘книга’ ~ жагну-и;

кхер ‘камень’ ~ кхер-би;

тур ‘сабля’ ~ тар-би;

къа ‘грех’ ~ къи-иш;

хЯ ‘время’ ~ хан-иш;

кха ‘свинья’ ~ кха-рш;

псту ‘бык’ ~ пст-арч;

тоуб ‘баран’ ~ таб-айрч. В глаголе множественное число выражено в составе факультативных личных окончаний, а также у супплетивных глаго лов (см. 2.3.6.).

Разряды имен ч и с л и т е л ь н ы х : количественные (цхьа ‘один’, ши ‘два’, кхо ‘три’, дIивъ ‘четыре’, пхи ‘пять’, йетх ‘шесть’, ворлъ ‘семь’, барлъ ‘восемь’, исс ‘девять’, итIтI ‘десять’), порядковые (дуйхьрелЮ ‘первый’, шилгIЭ ‘второй’, кхалгIЭ ‘третий’, дIивлгIЭ ‘четвертый’...), кратные (цIкъе ‘один раз’, шацI ‘дважды’, кхоцI ‘трижды’). По грамматическим классам изменяется лишь числительное дIивъ ‘четыре’. Система счета двадцатеричная. Количественное числительное всегда предшествует определяемому и не склоняется;

при самостоятельном употреблении оно склоняется подобно имени сущест вительному;

им. п. цхьа, ши, кхо, эрг. п. цхьан-а-в, шин-а-в, кха-е-в.

2.3.4. В Б. я. выделяются следующие п а д е ж и. Именительный падеж обозначает субъект при непереходных глаголах и прямой объект при переходных: вашас кхор бакъо ‘Брат яблоко ест’;

нан скIолерЭ йагIо ‘Мать из школы идет’. Выражен нулевым аффик сом. Родительный падеж выражает значение принадлежности. Его экспонентами являют ся назальные гласные ед. ч. -З, -Э, -Ы ~ мн. ч. -Ы: се ваш-Э жагно да ‘Эта книга моего брата’. Эргативный – падеж подлежащего при переходных глаголах, а также в непере ходной конструкции с глаголами движения (если субъект выражен личным местоимени ем 1 или 2 лица обоих чисел). Образуется посредством суффиксов;

-(а)с и -(о)в//-ев, -ив// в. Примеры;

ваш-ас жагно хетIтIо ‘Брат книгу читает’;

бадрев жагно хетIтIо ‘Ребенок книгу читает’;

ас (эрг.) лоум вуитI ‘Я в горы иду’, атх лИбж ‘Мы катаемся’. Орудный (творительный) – падеж орудия, инструмента действия. Его показателем является суф фикс -в: дадас шалте-в кха бIевЗ ‘Отец кинжалом свинью убил’;

ас неке-в начх тетIос ‘Я ножом сыр режу’. Дательный падеж выражает косвенный объект. Его показатель -н:

дадас бадре-н жагно далъи ‘Отец ребенку книгу дал’. Направительный падеж передает направление к чему-либо (к кому-либо). Его показатель -гЫ: ваш;

хигЫ вахЭ ‘Брат за во дой пошел’;

нанас дадегЫ алъЗ ‘Мать отцу сказала’. Проницающий падеж оформляет косвенное дополнение или обстоятельство с глаголами, обозначающими непосредствен ное прикосновение, проникновение, употребляются и с другими глаголами. Его показа тель -х: ас хене-х тIотI кхацIдинас ‘Я ухватился рукой за дерево’;

о алзне-х дахь валъЭ ‘Он перешел на тот берег Алазани’;

окхус хене-х дикI дишдиЭ ‘Он топором ударил о де рево’;

о со-х гIази-х ва ‘Он лучше меня’. Превратительный падеж обозначает предмет или лицо, испытывающие процесс превращения. Выражается это суффиксом -гI: хене-гI Нахско-дагестанские языки версIЗ, кхере-гI версIЗ – вухцо лавЗ ‘Превратился в дерево, превратился в камень – он ни чего не ответил’;

Шотас Тамар пстIуна-гI йикIЭ ‘Шота Тамару в жены взял’. Совмест ный падеж обозначает: 1) совместное нахождение, 2) направление к какому-либо лицу:

сЭ вашо со-цЗ вЯхе ‘Мой брат у меня живет’;

йохь шеир нане-цЗ йуйто ‘Девочка к своей матери идет’. Лишительный падеж выражает отсутствие чего-либо. Его показатель -цIЗ:

жагнуй-цIЗ мич вуйта? ‘Без книг куда идешь?’;

Давит дон-цIЗ стIакI ва ‘Давид – чело век без лошади’;

о гон-цIЗ бадер да ‘Он безумный ребенок’. Исходный падеж служит для передачи исходной точки движения или начала чего-либо. Выражается суффиксом -рЭ:

кIнатI лом-рЭ вагIЫ ‘Парень с горы идет’;

сЭ вашо скIоле-рЭ шарн вахЭ ‘Мой брат из школы ушел’. Значения, близкие к падежным, могут выражатся с помощью послелогов:

стол-мак ‘на столе’;

хи-ло ‘в воде’.

2.3.5. В глаголе Б. я. имеется з а л о г о в а я о п п о з и ц и я. Форма “страдательно го залога” образуется от формы “действительного” при помощи суффикса -ла: бадрев мейкх йакъо ‘Ребенок хлеб ест’ ~ мейкх йакъ-ла ‘Хлеб съедается’;

нан-ас жагно хетIтIо ‘Мать книгу читает’ ~ жагно хетIтI-ла ‘Книга читается’.

Система а с п е к т н ых о п п о з и ц и й в Б. я. строится на основе следующих дифференциальных признаков: 1) процессуальностъ/ непроцессуальность, 2) краткость / некраткость, 3) совершенность / несовершенность. Единицы аспектных оппозиций раз личаются аблаутом корневых гласных: а ~ и;

а ~ е;

о ~ е и и ~ е. Примеры: вахЭ ‘пошел’ – ихЭ ‘шел’, хатIтIЗ ‘спросил’ – хетIтIЗ ‘спрашивал’, дохкIЗ ‘продал’ – дехкIЗ ‘прода вал’, титIЭ ‘срезал’ – тетIЗ ‘резал’. Выделяются 3 глагольных времени: настоящее, прошедшее, будущее (см. 2.4.0.).

В бацбийском глаголе различаются изъявительное, повелительное и сослагательное условное н а к л о н е н и е. Повелительное наклонение выражается а) формой, совпа дающей с основой глагола: хатIтI ‘читай’, кхетт ‘вставай’ или б) формой с показате лем -б: вашли-б ‘брейся’, гIо-б ‘иди’. Желательное наклонение передается суффиксом -л:

хилъа-л ‘да будет’;

условное выражается суффиксом -хь: хетIтIо-хь ‘если читает’, кхех кIдо-хь ‘если варит’, гIо-хь ‘если пойдет’, вопросительное – суффиксом -и: хетIтIу-и?

‘читает?’, дакъу-и? ‘ест?’.

Глаголы делятся на п е р е х о д н ые и н е п е р е х о д н ые. При переходных глаголах субъект выступает в эргативном падеже, а прямой объект – в именительном:

классный показатель в анлауте глагола выражает прямой объект. При непереходных гла голах субъект стоит в форме именительного падежа, а их классный показатель относится к субъекту.

2.3.6. М е с т о и м е н и я Б. я. подразделяются на следущие разряды: личные, указа тельные, притяжательные, вопросительные, относительные, отрицательные. Личные и указательные местоимения: со ‘я’, хьо ‘ты’, о ‘он, она, тот’, тхо ‘мы’, шу ‘вы’, оби ‘они’.

В Б. я. функционируют два основных типа с п р я ж е н и я : личное и лично-классное.

В личном спряжении различается два подтипа: а) личное спряжение глаголов субъектно го строя: I. кхик-ас ‘зову’;

II. кхик-ахь ‘зовешь’;

III. кхИк ‘зовет’;

б) личное спряжение глаголов объектного строя: I. т2тIо-с;

‘режет меня’;

II. т2тIо-хь;

‘режет тебя’;

III.

т2тI;

‘режет его. Внутри системы лично-классного спряжения также выделяется два подтипа: а) спряжение субъектно-классных непереходных глаголов: стIакI в-агIо ‘муж чинa идет’, йашо й-агIо ‘сестра идет’, дЫ б-агIо ‘лошадь идет’, бадер д-агIо ‘ребенок идет’;

б) спряжение объектно-классных глаголов: мастховас ваш;

в-IевЗ сого ‘Враг брата убил у меня’;

йаш;

й-IевЗ сого ‘Сестру убили у меня’;

окхус котам д-IевЗ сого ‘Он кури цу убил у меня’;

окхус кха б-IевЗ ‘Он свинью убил’. С возникновением категории лица С Г. Татевосов. Годоберинский язык морфологическая структура глаголов данного типа усложнилась. Если ранее эти глаголы морфологически отражали только прямой объект, то в настоящее время они имеют и субъектные морфемы в виде личных суффиксов: 1) ас хи д-етто-с ‘Я наливаю воду’, 2) ахь хи д-етто-хь ‘Ты наливаешь воду’, 3) окхус хи д-етто ‘Он наливает воду’. Выделен ные морфемы (в-, й-, б-, д-, -с, -хь) двух рядов – архаичные и современные – в настоящее время функционируют параллельно. Глаголы данного типа могут быть квалифицированы как “полиперсональные”.

Отрицание выражается с помощью частицы цо перед глаголом. Запрещение выража ется частицей ма.

2.3.7. В Б. я. выделяются следующие части речи: имя существительное, имя прилага тельное, имя числительное, местоимение-существительное, наречие, глагол, частицы, союзы, междометие, послелоги.

Служебные слова: послелоги – мак ‘на(д)’, хьатх ‘перед’, кIикIел ‘под’ и др.;

союзы – ле ‘или’, и ‘и’, ме ‘но’, ‘что’, ма ‘но’;

частицы – цо ‘не’;

тур ‘разве’, ма ‘не’, вум ‘что нибудь’, мичме ‘где-нибудь’.

2.4.0. Падежные форманты едины для всех имен в Б. я. Может быть установлен один общий тип склонения, имеющий следующие исключения: в эргативном падеже имена, обозначающие родственников старшего поколения и ровесников, получают окончание -ас/ -с, в то время как остальные имена, имеют в данном падеже формант -в: 1. им. п. дад ‘отец’, эрг. п. дад-ас (оруд.), род. п. дад-е, дат. п. дад-е-н, напр. п. дад-е-го, прон.п.

дад-е-х, прев. п. дад-е-гI, совм. п. дад-е-ци, лиш. п. дад-е-цIи (исх.);

ср., однако: им. п.

кIнат ‘мальчик, сын’, эрг. п. кIнат-е-в, оруд. п. кIнат-е-в, род. п. кIнат-е, дат. п.

кIнат-е-н, напр. п. кIнат-е-го, прон. п. кIнат-е-х, прев. п. кIнат-е-гI, совм. п. кIнат-е-ци, лиш. п. кIнат-цIи, (исх. п.), но: лом-ре ‘из горы’.

Парадигмы склонения местоимений довольно сложны, что обусловлено различными фонетическими трансформациями: им. п. со ‘я’, эрг. п. ас (оруд.), род. п. пс-еу, дат. п.

с-Ы, напр. п. со-го, прон. п. со-х, прев. п. со-гI, совм. п. со-цV, лиш. п. со-цIV, исх. п.

со-г-реу. Указательные местоимения;

э ‘этот’ (около говорящего), но ‘тот’ (около адреса та), о ‘тот’;

эби ‘эти’, ипси ‘те’ (около адресата), оби ‘они’;

им. п. э, ис, о, эби, ипси, оби, эрг. п. экху-с, ицху-с, окху-с, экхар, ицхар, окхар... Вопросительные местоимения: меу ‘кто’, мн. ч. мениш, вух ‘что’, мн. ч. вухуш: им. п. меу, вух, мениш, вухуш, эрг. п. хъ-Я, стIе-в. Косвенные падежи множественного числа не имеют.

Имена прилагательные образуются при помощи суффиксальных элементов:

-еу, -V, Ы, -уу. В косвенных падежах они теряют назализованность, становясь чистыми гласны ми, а после них, перед падежными окончаниями, появляется основообразующий элемент -чо. Имя прилагательное обладает морфологическими категориями класса, числа, падежа и степенями сравнения: положительной, сравнительной (-х), превосходной (-чI) и умери тельной (-кI): им. п. гIаз-еу ‘хороший’, IарчI-V ‘черный’, д-ахх-еу ‘длинный’, эрг. п. гIаз е-чо-в, IайрчI-чо-в, д-ахх-чо-в. В функции определения при существительном прилага тельные падежных формантов не получают: им. п. гIазеу йохь‘хорошая девочка’, эрг. п.

гIазечо йахьов, род. п. гIазечо йахьV, дат. п. гIазечо йахьон...

Морфологические категории глагола: класс, лицо, аспект, наклонение, залог, каузатив.

Имена Б. я. подразделяются на четыре грамматических класса. В глаголе их маркерами являются: в-, й-, д-, У переходных глаголов эти элементы указывают на объект, у непере ходных – на субъект. Категория лица имеет позднее происхождение. В результате разви тия категория лица “моноперсональный” глагол приобретает структуру полиперсональ ного. Личные показатели глагола восходят к соответствующим личным местоимениям.

Нахско-дагестанские языки Личные форманты: ед. ч. 1 л. -с / -ас, 2 л. -ахь/-хь, 3 л. -;

мн. ч. 1 л. -атх / -тх, 2 л. -айш / -шу, 3 л..

Па р а д и г ма г л а г о л а х е тI тI Я ‘ ч и т а т ь ’ I. Се р и я фо р м н а с т о я ще г о в р е ме н и Система А: 1. наст. вр. хетIтI-;

‘читает’;

2. прош. вр. хетIтIо-р;

3. загл. I наст. вр. хе тIтIр-ал;

.

Система Б: 1. загл. I наст.вр. хетIтIдан-о, 2. загл. III наст. вр. хетIтIдано-р, 3. загл.

IV наст. вр. хетIтIданор-ало.

I I. Се р и я фо р м б у д у ще г о в р е ме н и Система А: 1. буд. вр. хатIтI-;

, 2. буд. обусл. хатIтIо-р, 3. загл. I буд. вр. ха тIтIр-ало.

Система Б: 1. загл. II буд. вр. хатIтIдан-;

, 2. загл. III буд. вр. хатIтIдано-р, 3. загл. IV буд. вр. хатIтIданор-ало.

I I I. Се р и я фо р м а о р и с т а ( в с к о б к а х д а ют с я фо р мы с о в е р ше н н о г о в и д а ) Система А: 1. аор. хетIтI-V (хатIтI-V), 2. давнопр. аор. тIтIи-р (хатIтIти-р), 3.

загл. I аор. хИтIтIр-ал;

(хатIтIр-ал;

).

Система Б: 1. загл. II аор. – хетIтIин-;

;

2. загл. III аор. хИтно-р (хайтIтIно-р);

3. загл.

IV аор. хИтIтIнор-ало.

Система В: 1. аор. общего хетIтIинда (хатIтIинда);

2. аор. усл. хетIтIинда-р (хатI тIинда-р);

3. загл. V аор. хетIтIиндар-ал;

(хатIтIиндар-ало).

Система Г: 1. загл. VI аор. хетIтIиндано (хатIтIиндано);

2. загл. VI аор. хетIтIин дано-р (хатIтIиндано-р);

3. загл. VIII аор. хетIтIинданор-ал;

(хатIтIинданор-ал;

).

Деепричастие образовано суффиксом -ш: вишу ‘лежит’, вишу-ш ‘лежа’;

леле ‘ходит’, леле-ш ‘ходя’.

2.5.0. Морфо-синтаксические сведения.

2.5.1. Структура словоформы в основном суффиксальная: префиксальные и инфик сальные способы словообразования и словоизменения встречаются реже.

2.5.2. Д е р и в а ц и я развита слабо: дугIар ‘кричать’ – дугIр-икI ‘крикун’;

итIар ‘бе гать’ – итIр-икI ‘бегун’;

докI ‘сердце’, дакI-лЗ ‘храбрый’.

Наречия являются производными от прилагательных посредством суффикса -иш: гIа зеу ‘хороший’ – гIаз-иш ‘хорошо’;

цIин ‘новый’ – цIин-иш ‘по-новому’.

2.5.3. Б. я. является языком эргативного строя. В функции предиката (сказуемого) вы ступает классно-личная форма глагола. Субъект (подлежащее) выступает в номинативе (при непереходном глаголе) и в эргативе (при переходном глаголе). Примеры: бадер скIолерЭ дагIо ‘Ребенок идет из школы’;

нан хиго йахЭ ‘Мать пошла за водой’ (с непере ходным глаголом), вашас жагно хетIтIо ‘Брат книгу читает’;

нанас мейкх йатто ‘Мать хлеб печет’ (с переходным глаголом). Обычный порядок слов в предложении: C – O – V.

Остальные члены предложения располагаются достаточно свободно.

Прямое дополнение всегда выступает в именительном падеже. В отличие от некото рых других кавказских языков, где субъект при непереходных глаголах движения имеет форму именительного падежа, в Б. я. подавляющее большинство таких глаголов требуют субъекта в эргативном падеже, если он выражен 1-м или 2-м лицом единственного и множественного числа: ас (эрг. п.) вуйтI-ас ‘я иду;

ахь (эрг. п.) вуйтI-ахь ‘ты идешь’.

С Г. Татевосов. Годоберинский язык 2.5.4. Основные виды построения с л о жн ых п р е д л о же н и й : а) бессоюзное:

ас жагно хетIтIос, ахь мокх бо ‘Я книгу читаю, ты песню поешь’, б) сочиненное: окхус ботх окхуйндала цо бо, ме окхуйн кокI дейцI ‘Он не работает потому, что у него болит нога’. Для построения сложных подчинительных предложений используются различные сочинительные и относительные союзы.

2.6.0. В л е к с и к е выделяются два основных слоя: древний (исконные слова) и но вый (заимствования из грузинского и через последний из других языков). К исконному слою относятся обозначения людей, включая термины родства (стIакI ‘человек’, пстI уйн ‘женщина’, вашо ‘брат’, нан ‘мать’, бадер ‘ребенок’, йохь ‘дочь’);

названия частей тела (корт ‘голова’, царкI ‘зуб’, докI ‘сердце’);

названия животных: дЫ ‘лошадь’, йетт ‘корова’, бIорцI ‘волк’, ча ‘медведь’);

названия продуктов питания (моцI ‘мед’, даттеу ‘масло’, мейкх ‘хлеб’);

названия дней и времен года: (шо ‘год’, бутт ‘месяц, луна’, Iа ‘зима’, буйса ‘ночь’, де ‘день’, цхьана ‘понедельник’, кхо ‘среда’) и др.

Заимствованными из грузинского языка являются названия разных видов пищи (къагI ‘сушеное мясо’ < груз. къагIи;

кIоркIотI ‘каша’ < груз. кIоркIотIи), продуктов (мураб ‘варенье’ < груз. мураба;

дзмар ‘уксус’ < груз. дзмари), обозначение мер длины, объема, веса, времени (цIут ‘минута’ < груз. цIути;

цIам ‘секунда’ < груз. цIами, саукIу ‘век’ < груз. саукIуне) и т.д. Доля заимствованной лексики в разных социальных сферах различ на.

2.7.0. см. 1.2.1.

Л И Т Е Р А Т У Р А Гагуа Р. Р. Изменение бацбийского глагола по Чрелашвили К. Т. О количестве грамматических грамматическим классам // ИКЯ. Т. IV. Тбилиси, классов в цоватушинском (бацбийском) языке // 1953. Орион. Тбилиси, 1967.

Гагуа Р. Р. Основные вопросы фонетики и мор- Чрелашвили К. Т. О морфологической интерфе фологии бацбийского имени // Ежегодник ИКЯ. Т. ренции в бацбийском языке // Языкознание. Тбили X. Тбилиси, 1983. си, 1977, Гагуа Р. Р. Способы выражения числа и аспекта Чрелашвили К. Т. Хронологические типы спря в глаголе бацбийского языка // ИКЯ. Т. XIII. Тбили- жения глаголов бацбийского языка и вопрос “поли си. 1962. персонализма” в плане структурно-типоло Дешериев Ю. Д. Бацбийский язык. М., 1953. гического сопоставления с грузинским полиперсо Дешериев Ю. Д. Бацбийский язык // Языки наро- нальным глаголом // Ежегодник ИКЯ. Т. IX. Тбили дов СССР. Т. IV. М., 1967. си, 1962.

Дешериев Ю. Д. Некоторые особенности эрга- Holisky D. A. The case of the intransitive subject in тивного строя предложения в бацбийском языке // Tsova-Tush (Batsbi) // Studies in ergativity. Amster Язык и мышление. Т. XI. М.;

Л., 1948. dam;

New York;

Oxford;

Tokyo, 1987.

Кадагидзе Д., Кадагидзе Н. Цова-тушинско- Holisky D. A, Gagua R.. Tsova-Tush (Batsbi) // The грузинско-русский словарь. Тбилиси, 1984. indigenous languages of the Caucasus. V. I;

Delmar;

Чрелашвили К. Т. Об аспектных оппозициях гла- New York, 1994.

гола в бацбийском (тушинском) языке // Тбилис- Schiefner A. A. von. Versuch ьber die Tusch-Sprache ский университет Георгию Ахвледиани. Тбилиси, // Memoires de l’Academie Imperiale des Sciences de 1969. Saint-Petersburg. VI ser. 9, 1856.

Нахско-дагестанские языки М. Е. Алексеев АВАРСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения 1.1.1. Авар. авар маЦI, магIарул маЦI (букв. ‘горный, горский язык’), груз. хундзури эна ‘хунзахский язык’ (от с. Хунзах), лак. яру маз ‘аварский язык’ (яру < ‘верхний’?).

1.1.2. А. я. представляет собой ответвление аваро-андо-цезской подгруппы нахско дагестанской языковой семьи.

1.1.3 На А. я., согласно переписи 1989 г., говорит 601 тыс.чел., из них родным его считает 97,2%. Территория распространения А. я. охватывает Гергебильский, Гумбетов ский, Гунибский, Казбековский, Шамильский (Советский), Тляратинский, Унцукуль ский, Хунзахский и Чародинский р-ны Дагестана, частично – Буйнакский, Кизилюртов ский (ок. 70% аварцев), Левашинский, Хасавюртовский (30% аварцев) и Кизлярский (20% аварцев) р-ны Дагестана и Белоканский и Закатальский р-ны Азербайджана, где проживает 44,1 тыс. аварцев, а также р-ны проживания андо-цезских народностей: Ах вахский, Ботлихский, Цумадинский и Цунтинский (по переписи 1926 г. эти народности насчитывали 40,6 тыс.чел.;

в дальнейшем они, а также арчинцы и мегебцы показаны в переписях как аварцы). Около 65 тыс. аварцев проживает в наст. время за пределами Да гестана и Азербайджана. В Турции насчитывается около 10 тыс. аварцев (по оценке г.).

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Аварские диалекты подразделяются на северную и южную группы (наречия). В первую включают салатавский, хунзахский и восточный, во вторую – гидский, анцух ский, закатальский, карахский, андалальский, кахибский и кусурский;

промежуточное положение занимает батлухский диалект. Между отдельными диалектами и диалектны ми группами в целом отмечаются фонетические, морфологические и лексические разли чия.

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. А. я. – литературный: на нем издается художественная и общественно политическая литература, издаются республиканская и р-ные газеты, журналы, ведутся радио- и телепередачи. Работает Гос. муз.-драм. театр им. Г. Цадасы (с 1935 г.) А. я. ис пользуется в качестве языка межнационального общения народностями андийской и цез ской языковых групп, а также арчинцами и мегебцами (см. «Андийский язык», «Арчин ский язык», «Ахвахский язык», «Бежтинский язык», «Ботлихский язык», «Багвалинский язык», «Гинухский язык», «Годоберинский язык», «Гунзибский язык», «Каратинский язык», «Тиндинский язык», «Хваршинский язык», «Цезский язык», «Чамалинский язык» в настоящем издании). Большая часть аварцев двуязычна: по переписи 1989 г. в Дагеста не 64,5% аварского населения свободно владеет русским языком (в Азербайджане боль шинство аварцев свободно владеет азербайджанским). До революции среди аварцев, как и среди других народов Дагестана, определенное распространение имело знание араб ского.

1.3.2. В XVII-XIX вв. на базе сев. наречия (ключевую роль в этом наречии играет хун захский диалект) сложилась устная форма языка междиалектного общения -«болмац» < авар. БолмаЦI ‘народный, общий язык’ (по другим версиям, ‘войсковой, ополченский язык’), которая легла в основу литературного А. я.

С Г. Татевосов. Годоберинский язык 1.3.3. В р-нах с авароязычным населением на А. я. ведется обучение в начальной шко ле, а в средней школе А. я. и литература изучаются как предмет. Группы по его изуче нию открыты в вузах Дагестана и педучилище.

1.4.0. Наиболее древний дошедший до нас опыт письменной фиксации аварской речи относится к 1485 г. (некоторые авароязычные надписи в арабской графике датируются исследователями XIV в.). Первый аварский печатный текст с аджамским письмом был издан в 1884 г. в Стамбуле. С этого времени до 1917 г. было издано около 100 книг, как правило, религиозного содержания. В 1928 г. был принят алфавит на основе латинской графики, с 1938 г. используется письменность на основе русской графики. Для передачи специфических звуков используются диграфы, включающие “ъ”, “ь” и “I” (см. таблицу в 2.1.1.). Кроме того, долгие согласные обозначаются двойными буквами, но лишь в том случае, когда имеются минимальные пары (махх ‘железо’ – мах ‘береза’, но мех [меХ] ‘время, пора’), а также в глагольных корнях. Через лъ передается не только спирант лъ [лълъ], но и аффриката лI;

щ = шш, я = й + а, ю = й + у, е = й + э (в начале слова и после гласных).

1.5.0. По-видимому, как и для других младописьменных языков бывшего СССР, мож но говорить о двух этапах его развития: а) до 20-х гг. нашего столетия с преимуществен ным развитием устной формы;

б) с 20-х гг., когда развиваются формы письменной речи, формируется литературная норма, специальная терминология и т. п.

1.6.0. Наличие звука ф в заимствованных словах (интернационализмах);

фамилии на ов, -ев, -ова, -ева, некоторые синтаксические конструкции.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. К о н с о н а н т и з м А. я., для которого характерно противопоставление по долготе спирантов и аффрикат, можно представить в виде следующей таблицы:

Со г л а с н ые Способ образования Смычные Аффрикаты Спиранты Глухие Глухие Абруптивные Глухие Место образования Губные б п в, м Переднеязычные д т т I Ц ц ЦI цI з сф с н Альвеолярные чф ч чфI чI ж шф ш р Латеральные лI кь лфъф лъ л Среднеязычные й Велярные г к кI кф кфI хь Увулярные хъ къ гъ хф х Фарингальные гI хI Ларингальные ъ гь Глухие смычные и аффрикаты являются придыхательными. В новых заимствованиях встречается звук ф. Можно говорить также о лабиализованных согласных ЦIв, Св, чв, чIв, щв, кв, гв, кIв и др., рассматриваемых обычно как сочетания с сонорным в.

Нахско-дагестанские языки Г л а с н ые Ряд Подъем Передний Средний Задний Верхний и у Средний е (э) о Нижний а 2.1.2. У д а р е н и е в А. я. слабое экспираторное, играет смыслоразличительную роль: гь1ризе ‘просить’ – гьар5зе ‘делать’, р1гъи ‘борьба’ – рагъ5 ‘балкон’ и др. Как правило, падает на первый или на второй слог. В отрицательных формах глагола может падать на третий и даже на четвертый слог: гьабил1ро ‘не сделаю’, векерил1ро ‘не побе гу’ и т. п. Многие имена имеют подвижное ударение, ср. гом4г ‘желоб’ – род. п. гонг5л, мн. г4нгал.

2.1.3. В А. я. отмечены процессы ассимиляции (м > н перед оральными, ср. гъам1С ‘сундук’ – род. п. гъанС5л, чIим5Х ‘камешек’ – род. п. чIинХ5л и т. п.) и диссимиляция (н > м после р, ср. гъар1н ‘укроп’ – род. п. гъарм5л и т. п.).

2.1.4. Типы слогов V (а ‘иди’), CV (би ‘кровь’), VC (аб ‘этот’), CVC (лъел ‘чехол’), VRC (анкь ‘семь’), CVRC (гIункI ‘мышь’).

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. В исконной и старозаимствованной лексике запрещены сочетания двух и более согласных в начале слова, трех и более согласных в конце слова. Сочетания трех соглас ных встречаются в середине сложных слов или возникают в результате редукции: данд базе ‘собрать’, Хунжрул – мн. от Ханжар ‘кинжал’ и т. п. Корневые сочетания соглас ных, как правило, содержат сонорный. На стыке морфем нередки сочетания двух шум ных: гьекдизе ‘тяжело дышать’, дуруслъи ‘точность, подробность’ и т. п. Слоговое (шка-фа-МЪу-хъе ‘за шкаф’) и морфемное (шкаф+аМЪ+ухъ+е) деление не обязатель но совпадают.

2.2.2. Фонологические противопоставления морфологических единиц и категории от сутствуют, если не считать редуплицированной формы некоторых звукоизобразитель ных глаголов: бабадизе ‘заикаться’, гъалгъализе ‘галдеть’, хIихIизе ‘ржать’ и др.

2.2.3. Регулярных ч е р е д о в а н и й в области консонантизма не отмечено, есть, однако, явления, носящие единичный характер, ср. кокан ‘слива’ – род. п. кокам-ул, гIака ‘корова’ – мн. ч. гIачи. Широко распространено чередование гласных в именном словоизменении при образовании косвенной основы: и множественного числа: кIерт ‘осленок’ – род. п. кIартил, мн. ч. кIуртул и т. п.

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

А. я. агглютинативный с элементами флективности (см. 2.2.3.), синтетический с эле ментами аналитизма (использование послелогов и вспомогательных глаголов).

2.3.1. Ч а с т и р е ч и достаточно четко противопоставлены морфологически: для имени существительного характерны категории числа и падежа, для имени прилагатель ного – класса, для глагола – класса, времени, наклонения. Местоимения и числительные выделяются среди именных частей речи своей семантикой. Качественное наречие совпа дает по форме с кратким прилагательным, но отличается от него по синтаксическим функциям. Синтаксическая позиция служит критерием и для разграничения наречий места (употребляются самостоятельно) и послелогов (употребляются с падежной формой имени): жани-б ‘внутри’, но рукъалда жани-б ‘в доме’ и т. п.

С Г. Татевосов. Годоберинский язык 2.3.2. В А. я. имеется к а т е г о р и я к л а с с а, противопоставляющая (1) класс на званий лиц мужского пола: ваЦ ‘брат’, эмен ‘отец’ и др.;

(2) класс названий лиц женско го пола: яЦ ‘сестра’, эбел ‘мать’ и др.;

(3) неличный класс: гIака ‘корова’, наку ‘колено’, квар ‘веревка’ и т. д. Показателями морфологической категории класса являются -в- (I класс), -й- (II класс) и -6- (III класс). Во мн. числе для всех трех классов имеется единый показатель -р- /-л (последний вариант в суффиксах адъективов). Эти показатели функ ционируют:

а) суффиксально в прилагательных, указательных и нек. других местоимениях, в па дежной форме имени, наречиях, ср. лъикIа-в ‘хороший’ – II кл. лъикIа-й;

III кл. лъикIа б;

мн.ч. лъикIа-л;

гъо-в ‘тот, он’ – II кл. гъо-й;

III кл. гъо-б;

мн. ч. гъо-л;

хури-в ‘в поле’ – II кл. хури-й;

III кл. хури-б;

мн. ч. хури-р;

жани-в ‘внутри’ – II кл. жани-й;

III кл. жа ни-б;

мн. ч. жани-р.

б) префиксально (редко инфиксально) в глаголе: в-ачIине, й-ачIине, б-ачIине, р ачIине ‘приходить’;

гьа-в-изе, гьа-й-изе, гьа-б-изе, гьа-р-изе ‘делать, рожать’. Многие глаголы лишены классных показателей: гъезе ‘ставить, сажать’, Сверизе ‘вертеть(ся)’, малълъизе ‘учить’ и др.

Кроме того, существует распределение двух суффиксов косвенной основы основы имен -аС (I кл.) и -аМЪ (II-III кл.) (см. 2.3.4.). С их помощью выражается классная при надлежность имен “общего рода” ЦIалдохъан – эрг. п. ЦIалдохъан-аС ‘школьник’, но ЦIалдохъан-аМЪ ‘школьница’. В нескольких именах выделяется классный префикс: в акьад ‘тесть, свекор’ – й-акьад ‘теща, свекровь’, в-ас ‘сын’ – й-ас ‘дочь’ и нек. др.

2.3.3. Имена регулярно различают формы немаркированного ед. числа и мн. ч и с л а, суффиксы которого довольно разнообразны:

-би, -аби, -заби, -ал/-ял, зал, -ул, -дул, -и.

К продуктивным можно отнести -аби (у слов с гласным исходом и с суффиксальным -н, ср. дару ‘лекарство’ – мн. ч. дар-аби, ЦIунЦIра ‘муравей’ – мн. ч. ЦIунЦIр-аби, хIал тIухъан ‘рабочий’ – мн. ч. хIалтIухъ-аби), -заби (у слов – названий лиц, ср. чапар-заби ‘гонцы’, гьудул-заби ‘друзья’, тушман-заби ‘враги’), -ал (у слов с согласным исходом, ср. бис-ал ‘туры’, спутник-ал ‘спутники’, а вариант -ял у односложных слов с основой CV: къо-ял ‘дни’, чу-ял ‘лошади’ и др.). В целом четкие правила распределения суффик сов мн. числа отсутствуют. Довольно часто присоединение того или иного суффикса со провождается аблаутом и/или редукцией безударных гласных: тIала ‘улей’ – мн. ч.

тIул-би, хIетIе ‘нога’ – мн. ч. хIатI-ал, мегеж ‘борода’ – мн. ч. мугж-ул, гIин ‘ухо’ – мн. ч. гIун-дул, гамачI ‘камень’ – мн. ч. ганчI-ал и др. Число выражается также с помо щью классных морфем, ср. единый показатель мн. числа всех трех классов -р-/-л (см.

2.3.2.), а также показатель мн. числа косвенной основы -(а)з- (см. 2.4.0.).

К средствам выражения числа относятся также и м е н а ч и с л и т е л ь н ы е, оформленные, за исключением числительного цо ‘один’, частицей -го: кIиго ‘два’, лъаб го ‘три’, ункъо ‘четыре’, щуго ‘пять’, анльго ‘шесть’, анкьго ‘семь’, микьго ‘восемь’, ичIго ‘девять’, анцIго ‘десять’, къого ‘двадцать’, нусго ‘сто’, азарго ‘тысяча’). Осталь ные числительные образуются комбинацией вышеприведенных, ср. кIи-нусиялда кIи къоялда лъабго ‘двести сорок три’ (2 100 + 21 20 + 3). Определяемое имя при числи тельном всегда имеет форму ед. числа. Параллельно с двадцатеричной системой счета в некоторых говорах и аварской речи андо-цезских народностей используется и десяте ричная, ср. ункъого (4 20) микьцIали (8 10) и т. п.

Порядковые числительные образуются сочетанием основы количественного числи тельного с причастием будущего времени глагола абизе ‘сказать’: кIи-абиле-КП ‘вто рой’, лъаб-абиле-КП ‘третий’ и т. д. В значении ‘первый’ используется прилагательное Нахско-дагестанские языки тIоце-КП-есе-КП (букв. ‘самый передний’). Слово цо-абиле-КП употребляется только в сложных числительных: анцIила цо-абиле-КП ‘одиннадцатый’. Собирательные числи тельные образуются от количественных с помощью суффикса -а- и классного суффикса, ср. кIи-я-в-го гьалмагъ ‘оба товарища’. Если речь идет о предметах разных классов, числительное принимает форму мн. числа: ниж кIи-ял-го ‘мы оба (мужчина и женщи на)’ и т. п. Разделительные числительные образуются удвоением основы: цо-цо ‘по од ному’, кIи- кIи ‘по два’ и т. д. В сложных числительных удваивается последний элемент:

къоло цо-цо ‘по двадцати одному’. Кратные числительные образуются с помощью суф фикса -цIул: кIи-цIул ‘дважды’, лъаб-цIул ‘трижды’ и т. д.

2.3.4. В А. я. развитая п а д е жн а я с и с т е ма. Различают основные падежи (но минатив, эргатив, датив, генитив) и местные (пространственные). Формы номинатива используются в качестве (а) субъекта непереходного глагола, ср. Сон1 цIад2 бана3 ‘Вче ра1 шел3 дождь2’;

(б) объекта переходного глагола, ср. КолхоздикаС Хер бецула ‘Кол хозник сено косит’, (в) именной части составного сказуемого, ср. Меседу доктор МЪугьана ‘Меседу стала доктором’, (г) обращения, ср. Бице, АбутIалиб ‘Расскажи, Абуталиб’.

Эргатив употребляется в следующих значениях: 1) субъекта переходного глагола, ср.

АсмаЦа гIеретI МЪел цIуна ‘Асма кувшин водой наполнила’, 2) инструментального дополнения, ср. СагIидиЦа гIоштIоЦа цIул къотIана ‘Саид топором дрова рубил’;

3) при лексемах соответствующей семантики обстоятельства – образа действия Ниж1 гIу рул2 доб3 рагIалде4 хIалиЦа5 рорчIана6 ‘Мы1 с5 трудом5 доплыли6 до4 другого3 берега реки2’;

времени, ср. Гьеб1 сордояМЪ2 ниж3 раСги4 кьижичIо5 ‘В2 эту1 ночь2 мы3 со всем4 не5 спали5’;

места, ср. Гьав1 батIияб2 нухаМЪ3 унев4 вукIана5 ‘Он1 шел45 другой дорогой3’ и др. Генитив выполняет различные определительные функции: хIалухъадул ккел2 ‘урожай2 хлеба1’, колхозчагIазул1 жигарчилъи2 ‘инициатива2 колхозников1’, жу ламул1 тIил2 ‘кизиловая1 палка2’, чуязул1 илхъи2 ‘табун2 лошадей1’, инсул1 пиджак ‘пиджак2 отца1’, столаМЪул1 боХ2 ‘ножка2 стола1’ и др. Он же оформляет имя субъекта в посессивной конструкции (Дир1 гIарац2 буго3 ‘У1 меня1 есть3 деньги2’) и дополнения при глаголах говорения (Кинаб1 рокьул2 бицунев3 мун4? ‘О2 какой1 любви2 ты4 гово ришь3?’ Датив употребляется в функции 1) субъекта при глаголе б-окьизе ‘любить’ (ХъахIал кверазе хIалтIи бокьуларо ‘Белые руки труда не любят’), 2) адресата (Инсу Ца лъималазе гIажаибаб тIехь бичун босана ‘Отец детям интересную книгу купил [= купив взял]’).

Для выражения субъектно-объектных отношений используются и некоторые частицы:

-гун (совместность), ср. ГIемер1 дандчIвала2 дун3 Манаршагун3 ‘Я3 часто1 встречаюсь с4 Манаршой4’;

-лъун ‘в качестве’, ср. Гьев1 гьабсагIаталда2 нихер3 совхозалъул4 ди ректорлъун5 хIалтIулев6 вуго7 ‘Он1 сейчас2 работает67 директором5 нашего3 совхоза4’;

гIан (‘уподобление’), ср. ЦигIан1 цер2 букIунаро3 ‘Лиса2 не3 бывает3 величиной1 с1 мед ведя1’ и нек. др.

В число м е с т н ы х п а д е ж е й включаются локатив, аллатив, аблатив и трансла тив. Последние две формы нередко рассматриваются как варианты одной падежной еди ницы, однако они противопоставлены как формально, так и функционально, ср. АхIмад жакъа2 хуриСа3 рукъове4 ХеХго5 щвана6 ‘Ахмад1 сегодня2 с3 поля3 домой4 пришел6 ра но5’, но Нижер1 рокъобе2 къокъаб3 нух4 ГIалил5 хуриСан6 вуго7 ‘Кратчайшая3 дорога к2 нашему1 дому2 через6 поле6 Али5’. Локатив и аллатив противопоставлены достаточно отчетливо, тем не менее первый может употребляться в направительном (терминатив ном) значении, ср. Дун1 скамейкалда2 гIодов3 чIана3 ‘Я1 сел34 на2 скамейку2’. Для вы С Г. Татевосов. Годоберинский язык ражения значения направления используется и частица -хун, присоединяемая к форме аллатива (чайханаялде-хун ‘к чайхане’). Аффиксы местных падежей присоединяются к показателям локализации, образуя серии: I серия ‘на, в типичном положении относи тельно предмета’ (рагъи-да ‘на балконе’);

II серия ‘около’ (васаСухъ ‘у сына’);

III серия ‘внутри сплошной среды, совокупности’ (салулI ‘в песке’, гIадамазулI ‘среди людей’);

IV серия ‘под’(ганчIикь ‘под камнем’);

V серия ‘внутри полого пространства, вмести лища’ (стаканаМЪу-б ‘в стакане’). Выражение типичного местоположения относитель но предмета оказывается часто слабо мотивированным, ср. росу-лI (III) ‘в селе’, но ахи кь (IV) ‘в саду’, рохьо-б (V) ‘в лесу’ и др.

Местные падежи довольно широко используются в непространственном значении.

Например, локатив I серии употребляется для обозначения (1) адресатного дополнения в основном при глаголах физического воздействия и передачи информации: ИсмагIи лиЦа1 нижеда2 росулIе3 унеб4 нух5 малълъана6 ‘Исмаил1 показал6 нам2 дорогу5 [веду щую4] в3 село3’;

(2) субъекта при глаголах чувственного восприятия: Лъималазда гьеб масъала хекко бичIчIана ‘Дети этот вопрос быстро поняли’;

локатив II серии оформля ет дополнение при глаголах в-балагьизе ‘смотреть’, гIенеккизе ‘слушать’ и др. Локатив III серии употребляется при глаголе къацандизе ‘ссориться’ и т. п.: ГIалилI1 хъец2 бан нилI4 бергьинаро5 ‘Поспорив23 с1 Али1, мы4 не5 выиграем5’. Аблатив I серии выражает источник душевного состояния, ср. Жиндирго1 боцIудаСа2 кIичIун3 буго4 дов5 ‘Он5 ки чится34 своим1 достатком2’;

объекта сравнения: ДидаСа1 лъияв2 устар3 щив4 вугев5?

‘Кто4 лучше2 меня1 мастер3?’ Ср. также: Сундукьа (аблатив IV) мун гьедигIан хIинкъа рав? ‘Чего ты так испугался?’ Пространственные, временные и нек. др. значения выражаются также с помощью по слелогов: аскIо+КП ‘около’, жани+КП ‘внутри’, це+КП+е ‘впереди, перед’, гъоркь ‘под’, гъорлI ‘между*, нахъа ‘позади’, хаду+КП ‘следом, после’, тIад ‘на, над’, цадахъ ‘вместе’, Сверун // Сверухъ ‘вокруг’ и др. Послелоги имеют формы местных падежей:

жани-б, жани-Са, жани-Сан, жани-б-е и т.д.

2.3.5. Пе р е х о д н о с т ь / н е п е р е х о д н о с т ь в глагольной форме не вы ражается. Более того, подавляющее большинство глаголов в А. я. являются лабильными, совмещающими в одной форме переходное и непереходное значения, ср. КъотIноб гIазу биана ‘На улице снег растаял’ – ЭбелаМЪ наХ биана ‘Мать жир растопила’. Кау зативные значения выражаются стяженными сочетаниями инфинитива смыслового гла гола и вспомогательного глагола гьа-КП-изе ‘делать’, ср. хIалтIизе ‘работать’ – хIал тIиза-КП-изе ‘заставить работать’ и т. п.

Практически от всех глаголов с помощью различных суффиксов можно образовать формы мн о г о к р а т н о с т и (учащательности), ср. бохьизе ‘мазать’ – бохь-ар-изе ‘заниматься обмазкой’;

ЦIализе ‘читать, учиться’ – ЦIал-де-зе ‘учиться, заниматься’;

хъвазе ‘писать’ – хъва-дар-изе ‘заниматься писанием’;

гъекъезе ‘пить’ – гьекъ-олд-изе ‘пьянствовать’;

бекеризе ‘бежать’ – бекер-ахъд-изе ‘бегать’ и т.д. Некоторые пары про тивопоставлены аблаутом (кIутIизе ‘стучать, стукнуть’ – кIетIезе ‘стучать, постуки вать’) или редупликацией многократных форм (кIанцIизе ‘прыгнуть’ – кIанцI-кIанцIизе ‘прыгать’). Все формы многократности непереходны.

Категория н а к л о н е н и я противопоставляет изъявительное (см. выше), повели тельное, сослагательное и вопросительное наклонения. Различаются категорическое и некатегорическое повелительное, а также желательное: ДуЦа гIемер ахIе гьанже гъе динал кучIдул ‘Ты часто пой теперь такие песни’, гIодове вачIа-я ‘Спустись-ка сюда (= вниз подойди-ка)’, Нух битIа-ги ‘Счастливого пути! (= дорога пусть выпрямится)’. Со Нахско-дагестанские языки слагательное наклонение служит для выражения условия и желательности, ср. Гьанир гара-чIварун чIани, кватIизеги бегьула ‘Если здесь, разговаривая, стоять, то можно и опоздать’. О вопросительных формах см. 2.5.3. Отрицательные формы образуются не сколькими способами (см. 2.4.0.).

2.3.6. К а т е г о р и я л и ц а выражается системой личных местоимений с противо поставлением инклюзива и эксклюзива: дун ‘я’, мун ‘ты’, ниж ‘мы (эксклюз.)’, нилI ‘мы (инклюз.)’, нуж ‘вы’. Для указания на З-е лицо используются указательные местоиме ния: гьа+КП ‘этот, эта, это’, до+КП ‘тот, та, то’, лъо+КП ‘тот (более далекий)’, гье+КП ‘тот (выше говорящего)’, лъо+КП ‘тот (ниже говорящего)’. Последние три местоимения могут присоединять эмфатическую префиксальную частицу гьа-: гьа-да+КП, гьа гъа+КП, гьа-лъа+КП. От приведенных выше местоимений образуются наречия про странственной ориентации: гьани+КП ‘здесь’, до+КП+а, гьени+КП ‘там’, лъо+КП+а ‘там (вверху)’, гъо+КП+а ‘там (внизу)’. В глаголе категория лица не выражается.

Возвратные местоимения I и II лица образуются от личных суффиксацией -го: дунго ‘я сам’, мунго ‘ты сам’. В III лице используется местоимение жи+КП – мн.ч. жал. Во просительные местоимения также дифференцируют классные формы: щи-в, щи-й ‘кто’, щи-б ‘что’, мн. число щал. Суффиксацией -ниги или -алиго к вопросительным формам образуются неопределенные местоимения (щи+КП+ниги, щи+КП+алиго ‘кто-то, кто л.’). Выступая в отрицательных предложениях, неопределенные местоимения с частицей -ниги или вопросительные с частицей -го приобретают значение отрицательных место имений: Щалниги1 рихьанадай2 досда3 ‘Видел2 ли2 он3 кого-нибудь1?’ – Щалниги рихьичIо2 дида3 дозул4 ‘Я3 никого1 из4 них4 не2 видел2’. Особенности склонения место имений см. в 2.4.0.

В А. я. три простые (синтетические) формы в р е м е н и : настоящее (общее), буду щее и прошедшее. Кроме того, имеется целый ряд аналитических форм, образуемых со четанием причастия настоящего времени, деепричастия прошедшего времени и инфини тива с финитной формой вспомогательного глагола вукIине ‘быть’ (этот глагол имеет супплетивную форму наст. конкр. в-уго I, й-иго II, б-уго III, р-уго (мн.) ‘есть, имеется, является’), что создает разветвленную сеть видо-временных отношений: наст. (общ.) МехтулеСе кидаго камула нусго грамм ‘Пьянице всегда не хватает сто грамм’;

наст.

конкр. гIедерго унеб буго поезд ‘Быстро мчит поезд’;

буд. ДиЦа дуе кинабго бицина цоги нухалда ‘Я тебе все расскажу в другой раз’;

прош. Дун ворчIана радал хеккого ‘Я встал утром рано’;

перф. Дур киниде къулун киналго руго ‘К твоей колыбели все скло нились’;

имперф. СагIтал-къоял унел рукIана хIеренал тохтурзабазул балагьиялда гъоркь ‘Часы и дни проходили под наблюдением заботливых врачей’;

плюсквамперф.

Дие цIакъ бокьун букIана гьесда божизе ‘Мне очень хотелось ему верить’. Формы прошедшего времени могут быть образованы также от форм настоящего с помощью суффикса -ан (давнопрош. Дие цIакъ бокьулаан гьесухъ гIенеккизе ‘Я очень любил его слушать’, плюсквамперф. ГьеСие цIикIараб асар гьабун бугоан «Къункъраби» абураб кечIаМЪ ‘На него сильное впечатление произвела песня «Журавли»’ и др.).

2.3.7. Обычно в А. я. выделяют следующие части речи: имя существительное, имя прилагательное, местоимение, числительное, глагол, наречие, частицы, послелоги, сою зы. Довольно разнообразны м е ж д о м е т и я. Помимо междометий, выражающих различные эмоции (вабабай, вахIай, валалай, огь и т. п.), имеются побудительные меж дометия (воре/вере ‘ну-ка’, ‘осторожно’), обращения – ле (к мужчине), йо (к женщине), подзывания – мими (теленка), багIай (овцы) и т. п.

2.4.0. Образцы парадигм.

С Г. Татевосов. Годоберинский язык Имя с у ще с т в и т е л ь н о е Ед. ч и с л о Мн. ч и с л о Ном. ци ‘медведь’ ци-ял Эрг. ци-ду-Ца ци-я-з // ци-я-ца Род. ци-ду-л цияз-ул Дат. ци-ду-е цияз-е Лок.1 ци-да цияз-да Лок.2 ци-ду-лI цияз-у-лI Лок.3 ци-ду-хъ цияз-у-хъ Лок.4 ци-ду-кь цияз-у-кь Лок.5 ци-ду-лъу(КП) – Алл.1 ци-ду-е цияз-де Алл.2 ци-ду-лIе цияз-у-лIе Алл.3 ци-ду-хъе цияз-у-хъе Алл.4 ци-ду-кье цияз-у-кье Алл.5 ци-ду-лъу(в)е – Абл.1 ци-даСа цияз-даСа Абл.2 ци-ду-лI цияз-у-лIа Абл.3 ци-ду-хъа цияз-у-хъа Абл.4 ци-ду-кьа цияз-у-кьа Абл.5 ци-ду-лъуСа – Трансл.1 ци-даСан цияз-даСан Трансл.2 ци-ду-лъIан цияз-у-лIан Трансл-З ци-ду-хъан цияз-у-хъан Трансл.4 ци-ду-кьан цияз-у-кьан Трансл.5 ци-ду-лъуСан – Номинатив представляет собой прямую основу имени. Остальные падежи образуются с помощью соответствующих аффиксов от косвенной основы. Продуктивными являются три суффикса косвенной основы: (1) -аС-/-яС- (после гласных) -в именах I кл., а также в фамилиях на -ов, -ев – I склонение, ср. вехь-аС ‘пастух’, чи-яС ‘человек’;

(2) -аМЪ-/ яМЪ- (после гласных) в именах II и III кл., ср. эбел-аМЪ ‘мать’, чIужу-яМЪ- ‘женщи на’;

тIехь-аМЪ ‘книга’;

-з/-аз во множественном числе (присоединяется к формам но минатива мн. числа на -л и -и, с усечением последних (квер-ал ‘руки’ – квер-аз-;

накаби ‘колени’ – накаб-аз-).

Остальные суффиксы непродуктивны и встречаются, как правило, у имен III класса:

тIох-и- ‘крыша’, мугъ-о- ‘зерно’, рагъ-у- ‘война’, жал-а- ‘грива’, нухъа-ду- ‘ворон’, рахь-да ‘молоко’, кIал-эу- ‘рот’ и др. Присоединение непродуктивных аффиксов часто сопровождается аблаутом: мегеж ‘борода’ – магж-и-, хъарщи ‘доска’ – хъорщ-о- и т. п.

У имен собственных с гласным исходом косвенная основа равна исходной, у имен с согласным исходом наращивается -и-: Шарип-и- и т. п.

Личные местоимения ед. числа и;

вопросительные местоимения образуют косвенную основу супплетивно: дун ‘я’ – ди-, мун ‘ты’ – ду-, щи-в, щи-й, щи-б, ща-л – МЪи- ‘кто’, сунду- ‘что’. Косвенная основа личных местоимений мн. числа и возвратных местоиме ний: ниже- ‘мы (экскл.)’, нилIе- ‘мы (инкл.)’, нуже- ‘вы.’, жинди- ‘сам/себя’, жиде- ‘сами/себя’. В эргативе местоимений щиб ‘что’ и жи-в ‘сам’ выпадает второй слог осно Нахско-дагестанские языки вы: сун-Ца ‘что’, жин-Ца ‘(он) сам’. Генитив личных и возвратных местоимений обра зуется с помощью суф. -р;

ди-р ‘мой’, ду-р ‘твой’, жинди-р-го ‘свой (его)’. Указатель ные и определительные местоимения, а также прилагательные принимают продуктивные суффиксы косвенной основы -С- (I кл.), -МЪ- (II-III), -з- (мн.), утрачивая при этом ко нечный КП.

Эргатив образуется (1) с помощью нулевого аффикса от имен с продуктивными суф фиксами и (2) с помощью суффикса -Ца от остальных имен.

Аффиксы генитива:

-л/-р (в личных и возвратных местоимениях);

датива -е (-йе после гласных;

-ие в указательных местоимениях гьеС-ие ‘ему’).

Показатели локализации: 1 -да (-МЪ+да > -лда;

-ду+да > -да);

II -лI;

III -хъ;

IV -кь;

V -КП. После согласных морфемы вида С > -уC. Местные падежи: локатив (нулевой по казатель), аллатив (суф. -е;

-да+ -е > -де), аблатив (суф. -Са), транслатив (суф. -Са-н) ( С выпадает после лI, хъ, кь;

КП выпадает перед -С).

Глагол. Для глагольного формообразования релевантно противопоставление двух ти пов основ – на согласный (в-ахъ- ‘встать’, гвангъ- ‘блестеть’, в-екер- ‘бежать’ и т. п.) и на гласный (кIалъа- ‘говорить’, кье- ‘давать’, ЦIалде- ‘учиться’ и т. п.). Среди глаголов с основами на согласный можно выделить две группы, каждая из которых характеризу ется своим набором суффиксов: инфинитив -изе/-ине, масдар -и/-ин, наст. -ула/ -уна, прош. -ана (у большинства основ на губные -уна), буд. -ила/-ина, повел. -е (у многих непереходных глаголов -а: вахъ-а ‘вставай’, вегь-а ‘приходи’ и др.), деепр. прош. -ун.

Основы на гласный имеют следующий набор суффиксов: инфинитив -зе (редко -не), масд. -и, наст. и буд. -ла, прош. -на, повел. -и-/-ѓ (при корневом -е-), деепр. прош. -н (при корневом -а-, -о-)/-ун. Во второй группе наблюдаются следующие чередования гласных основы:

-е- > -о- (наст.), -е- > -а-/-у- (прош.), -у- > -уй- (инф., буд.).

Остальные формы образуются регулярно от вышеперечисленных. Отрицательные формы используют несколько суффиксов:

-ро (наст., буд.), -чIо (прош., исходной осно вой является форма масдара), -ге (повел., исходной служит основа настоящего времени:

босу-ге ‘не бери’).

Причастия настоящего и будущего времени образуются от соответствующей времен ной формы посредством суффикса -е-КП (при этом конечный гласный исходной слово формы усекается): босул-е-б ‘покупающий’;

босиле-б ‘который будет покупать’ и т. п.

Причастие прошедшего времени образуется посредством суффикса -ра-КП, присоеди няемого к основе прошедшего времени: боса-на ‘взял’ – боса-ра-б ‘взявший’. Деепри частия настоящего времени и отрицательное прошедшего образуются суффиксацией -го к соответствукщей финитной форме (босула-го ‘беря’). Кроме того, существует доволь но большое количество деепричастий, имеющих специализированное значение: боси зе+лъун ‘чтобы взять’, босара+лъу+б ‘там, где взял’, босуле+лъул ‘поскольку берет’.

Масдар и причастия могут изменяться по падежам. Последние склоняются по типу при лагательных.

Об р а з ц ы с п р я же н и я г л а г о л а ( с и н т е т и ч е с к и е фо р мы) кьижизе ‘спать’, КП (в-, й-, б-, р-)ачIине ‘приходить’ Инфинитив кьиж-изе вачI-ине Масдар кьиж-и вачI-ин Настоящее кьиж-ула вачI-уна отрицательная форма кьиж-улара вачI-унаро С Г. Татевосов. Годоберинский язык Прошедшее кьиж-ана вачI-ана отрицательная форма кьиж-ичIо вачI-ин-чIо Будущее кьиж-ила вачI-ина отрицательная форма кьиж-иларо вачI-инаро Повелительное кьиж-е вачI-а отрицательная форма кьиж-уге вачI-унге Деепр. прош. кьиж-ун вачI-ун отрицательная форма кьиж-ичIо-го вачI-инчIо-го Прич. наст. времени кьиж-уле+КП вачI-уне+КП отрицательная форма кьиж-уларе+КП вачI-унаре+КП Прич. прош. времени кьиж-ара+КП вачI-ара+КП отрицательная форма кьиж-ичIе+КП вачI-инчIе+КП 2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. Модель именной словоформы: корень + суф. числа + суф. косв. осн. + суф. ло кализации + суф. падежа. Модель глагольной (финитной) словоформы: классный пре фикс + корень + суф. многократности + суф. времени + суф. отрицания. Как видно, А. я.

использует, за исключением классных префиксов в глаголе, лишь суффиксы.

2.5.2. Суффиксы именного с л о в о о б р а з о в а н и я :

1) Имя существительное образуется:

а) от прямой основы имен с помощью суф. -чи (мархьи-чи ‘хуторянин’ < мархьи ‘ху тор’), -лъи (бакъ-лъи ‘солнечная сторона’ < бакъ ‘солнце’), -гIал (яц-гIал ‘двоюродная сестра’ < яц ‘сестра’);

б) от косвенной основы имен с помощью суф. -хъан (кочIо-хъан ‘певец, поэт’ <. кечI ‘песня’), -гьан (гьаби-гьан ‘мельник’ < гьобо ‘мельница’), -къ (коцо-къ ‘урод’ < куц ‘вид, лицо’), -к (чохIо-к ‘тощий человек’ < чехI ‘истощенность’), -ч (къохьо-ч ‘куртка из овчины’ < къехь ‘выделанная овчина’);

в) от прилагательных/наречий с помощью суф. -чи (бихьин-чи ‘мужчина’), -лъи (гIе мер-льи ‘рост’ < гIемер ‘много’), -ч (кIодо-ч ‘великан’);

г) от глагольных основ с помощью суф. -хъан (кьурду-хъан ‘танцор’ < кьурдизе ‘тан цевать’), -ро (хъухъаде-ро ‘пила’ < хъухъади-зе ‘пилить’), -ел (ретI-ел ‘одежда’ < ретI-ине ‘одевать’), -ен (рикIкI-ен ‘число’ < рикIкIине ‘считать’);

2) Имя прилагательное образуется с помощью суф. -а- (тушман-а+КП ‘враждебный’ < тушман ‘враг’), -ия- (ватан-ия+КП ‘отечественный’ < ватан ‘родина’), -Се-/-иСе- (от наречий;

жакъа-Се+КП ‘сегодняшний’ < жакъа ‘сегодня’), -(у)къ- (нахъ-укъ-а-б ‘нежирный’ < нах ‘жир’).

Ряд глаголов типа кьоло-зе ‘седлать’ образован от косвенной основы имени сущест вительного (ср. кьили ‘седло’).

Достаточно широко используется с л о в о с л о ж е н и е : хоно-борохь ‘уж’ (хоно ‘яйцо’ + борохь ‘змея’), хабар-кIал ‘беседа’ (букв. ‘весть + рот’), гьаки-бер ‘колесо’ (< гьоко ‘арба [косв. осн.]’+ бер ‘глаз’), гIисинпихъ ‘алыча’ (гIисин ‘маленький’ + пихъ ‘плод’), ичIкIал ‘скорпион’ (< ичI ‘девять’+ кIал ‘рот’);

дандежо ‘все, что едят с хле бом’ (данде ‘напротив’ + жо ‘вещь’);

цIурачед ‘пирог с начинкой’ (< цIура-б ‘напол ненный’, чед ‘хлеб’;

габурбухь ‘шейный платок’ (< габур ‘шея’ + бухь[ине] ‘связывать’, куцберцин ‘красавец’ (< куц ‘лицо’ + берцин ‘красивый’), къайи-цадахъ ‘компаньон’ (букв. ‘утварь + вместе’).

2.5.3. С точки зрения контенсивной типологии А. я. является представителем эргатив ного строя. В нем различаются 4 типа конструкций п р о с т о г о п р е д л о же н и я Нахско-дагестанские языки (в зависимости от семантики глагола-сказуемого и падежного оформления субъекта) :

абсолютная (номинативная), эргативная, аффективная (с дательным или локативным па дежом субъекта) и поссессивная конструкции (примеры см. в 2.3.4.). Нейтральным по рядком слов во всех типах предложения является “субъект + объект + предикат”. Глагол сказуемое согласуется с именем, стоящим в номинативе (с субъектом или объектом) в классе. С ним же согласуются наречие, послелог и формы: местных падежей V серии: ср.

вас рокъо-в-е в-уссана ‘мальчик домой вернулся’, но гIака рокъо-б-е б-уссана ‘корова домой вернулась’. При аналитической форме переходного глагола (причастие наст. вр. + вспомогательный глагол) возможна постановка подлежащего в номинативе. В этом слу чае префиксальный КП причастия указывает на объект, а суффикс причастия и префикс вспомогательного глагола – на субъект, ср. НижеЦа Хер б-егуле-б б-уго, но Ниж Хер б-егуле-л р-уго ‘Мы сено переворачиваем’. В роли финитной формы может выступать и причастие (в вопросительном предложении обязательно): Гьеб иш ХIажиЦа гьабураб / гьабуна ‘Это дело Гаджи сделал’.

В атрибутивной синтагме определение (имя в генитиве, номинативе [приложение], прилагательное и др.) предшествует определяемому, согласуясь с ним в классе и числе (см. 2.3.2.). Согласование по падежу практически отсутствует. Определяемым может быть и местоимение: ср. ХIинкъарав гьаС ахIи бала ‘Испугавшийся, он тревогу бьет’.

В в о п р о с и т е л ь н о м п р е д л о же н и и, не имеющем вопросительного сло ва, употребляется частица -ищ, присоединяемая обычно к глаголу-сказуемому, ср. Доб бицатаб квар бихьулищ? ‘Ту толстую веревку видишь?’ Реже эта частица присоединя ется к другим членам предложения, ср. ДуЦа-йищ1 бетIараб2 дир3 ахикьа4 пихъ5? ‘Ты ли1 сорвал2 плоды5 в4 моем3 саду4?’. Риторический вопрос выражается частицей -дай.

Вопросительные местоимения щи-в?, щи-й? ‘кто?’, щи- б? ‘что?’, мн. число щал? диф ференцируют классные формы. Другие вопросительных слов: щай? ‘почему?’, чан?, кигIан? ‘сколько?’, ки-на+КП? ‘который?’, ки-КП? ‘где?’, ки-КП-е? ‘куда?’, ки-Са?

‘откуда?’, кин? ‘как?’, кида? ‘когда?’, кидаСа? ‘с каких пор?’ Для эмфазиса и в других функциях используются различные частицы:

-го, -цин ‘даже’, -ги (ср. ГIияЦа нилI-ги хинлъизаризе руго ‘Овцы и нас-то согреют’), -ни ‘-то’, -(й)ин, -я (в обращениях и побудительных предложениях);

цитатные -ан/-ян (ср. АскIове вачIа-ян квер хьвагIана ‘Ближе подойди-мол, рукой махнул’), -али / -яли, -илан / -йилан ‘мол, дес кать’, употребление которых обязательно при передаче прямой речи (частица -ила оформляет сказуемое в сказочных текстах);

выражающие совместность (-гун, -гин ‘вме сте с’);

утвердительные (-хIа);

указательные (-ле, -гьале ‘вот’) и др.

2.5.4. По л и п р е д и к а т и в н ые к о н с т р у к ц и и в А. я. строятся, как пра вило, с использованием причастий, деепричастий, масдара и инфинитива. При этом ока зывается необязательным совпадение субъектов оборота и главного предложения: йнсу Ца бакъан бакъад бачун лъимал кьурдула букв. ‘Отец мелодию напевая, дети танцу ют’. Причастие в таком обороте согласуется посредством префикса с номинативом обо рота, а посредством суффикса – с определяемым: хур б-екьуле-в чи ‘поле пашущий че ловек’. Функции придаточных часто выполняют падежные формы существительных мех ‘время’, бакI ‘место’, куц ‘вид, способ’ с определением – причастным оборотом: Дун ва чIараб мехаМЪ гьав чи рокъов вукIана ‘Когда я пришел (букв. я пришедшее время эрг.), этот человек дома был’. ДиЦа цIул хъуъалеб букIараб бакIалда лъухъазе ккола ‘Там, где я пилил дрова (букв. я дрова пилившее место-лок.), подмести надо’. При нали чии тождественных актантов в главном предложении и в обороте один из них заменяется С Г. Татевосов. Годоберинский язык в последнем возвратным местоимением: ГьеС абулеб буго, жив рокъов вугилан ‘Он го ворит, что он дома есть-мол’.

Большинство с о ю з о в в А. я. являются сочинительными (ва ‘и’: Цудунго вега ва цудунго вахъа ‘Рано ложись и рано вставай’;

-ги... -ги ‘и’: БацI-ги ци-ги багъана, ца раЦа би ЧIикIана ‘Волк и медведь подрались, лиса кровь слизала’;

амма // ва амма ‘но’: Кутакаб гIазу бугоан, амма квачан гьечIоан ‘Сильный снег шел, но холодно не было’;

я ‘или’, я... я ‘или... или’, употребляемый равным образом в утвердительных и отрицательных предложениях, ср.: Я нижее, я машинаяМЪе кIудияб зарал ккечIо ‘Ни нам, ни машине большого вреда не было’;

ялъуни ‘или же’). Имеются также сравнитель ные (кинниги, гIадин ‘как, будто’) и подчинительные, к которым относят устойчивые словосочетания типа щай абуни (букв. ‘почему если скажешь’), щай гурелъул ‘потому что’, гьелъие гIоло ‘поэтому’, гьединлъидал ‘поэтому’ и др.).

2.6.0. Помимо исконной л е к с и к и как общедагестанского, так и собственно авар ского происхождения, в А. я. имеются арабские (в основном, из сферы религиозной, на учной, морально-этической и общественно-политической: аллагь ‘бог’, ахират ‘загроб ный мир’, гIелму ‘наука’, хIарп ‘буква’, адаб ‘вежливость’, тарих ‘история’, миллат ‘нация’ и т. п.), персидские (слова, связанные с административным устройством, торгов лей и др.: аздагьо ‘дракон’, багьа ‘цена’, багьана ‘повод, предлог’, аваданаб ‘веселый’ и т. п.) и тюркские заимствования (относятся к разным сферам: басма ‘издание’, чакма ‘сапог’, бугьа ‘бык’, ачихъаб ‘открытый’ и др.). Еще до 1917 г. в лексику А. я. вошли некоторые русские заимствования. Особенно заметно русское влияние на лексику А. я. в сфере терминологии, ср., например, лингвистические термины: слог, ударение, прила гательное, глагол, причастие, наклонение и т. п.

Характерной особенностью аварской т о п о н и м и к и является употребление на званий населенных пунктов в формах пространственных падежей: БацIада, Гьачада, Гьонода, ГIобода (локатив 1 серии);

Бакълъухъ, Болъихъ, Гьонохъ, Хунзахъ (локатив II), Гъагъкалъ, ГьоцIалъ, Гъогъолъ (локатив III), Гъуниб, Гьидиб, Кутлаб (локатив V). Основу антропонимики составляют связанные с исламом имена арабского происхож дения (МухIамад, Расул, ГIабдулмажид, ПатIимат, Алипат...). Немало собственно аварских личных имен, есть имена тюрского и персидского происхождения.

2.7.0. Поскольку диалекты северного наречия – в о с т о ч н ы й (Буйнакский, Герге бильский и Левашинский районы Дагестана), с а л а т а в с к и й (Казбековский, Гумбе товский и нек. другие районы Дагестана) и х у н з а х с к и й (Хунзахский и Унцукуль ский районы Дагестана) довольно близки к литературной норме (можно указать лишь на соответствие хунз., вост. у – салат. о;

переход п < гь, выпадение звонкого б в интерво кальном положении, тенденцию к утрате классных показателей в хунзахском, использо вание финитной формы вместо причастия в составном сказуемом в салатавском и др.), здесь будут отмечены лишь особенности южных диалектов.

А н д а л а л ь с к и й диалект (Гунибский район;

а также cс. Аркас и Манасаул, пе реселенные в сер. XIX в. в Буйнакский район) объединяет десять говоров – бухтинский, ругжинский, кегерский, куядинский, сугратлинский, обохский, гамсутлинский, хоточ хиндахский, салтинский, чохский: суффикс эргатива -д, суффикс инфинитива -де, суф фикс деепричастия прошедшего времени -мо и др.

А н ц у х с к и й диалект (Тляратинский район, включает чадаколобский, ташский, анцросунхадинский, бухнадинский, томуринский и тлянадинский говоры): краткий аб руптив-латерал кьI, звонкие аффрикаты дз и дж, отсутствие ц;

классные формы датель ного падежа: вехьасси-в-е I, вехьасси-б-е III ‘чабану’;

вспомогательные глаголы ба Нахско-дагестанские языки чан(а), бохIа-н(а) и др., суффикс прошедшего времени -а (хIва ‘умер’) и -ри (бекь-ри ‘вспахал’).

Б а т л у х с к и й диалект (Шамильский район): отсутствие кратких свистящих ц, цI, c, з и долгих шипящих Ч, щ, ЧI, краткого латерала лъ и заднеязычной аффрикаты К;

бо лее продуктивен аффикс косвенной основы -аМЪ-;

суффикс косвенной основы мн. числа -д-;

цитатная частица -ло.

Г и д с к и й диалект (Шамильский район): отсутствие ц, Ц, Ч, лI, хъ, К, наличие дж, кьI;

суффикс эргатива -д, суффикс инфинитива -ле, прошедшего времени -а, -о, -у, суффикс деепричастия -мо;

эргатив и номинатив местоимений 1-го и 2-го лица совпада ют во мн. числе.

З а к а т а л ь с к и й диалект (Белоканский и Закатальский районы Азербайджана;

подвергается значительному влиянию азербайджанского языка): палатализованные кI’, хь’, т’, тI’, н’, звонкая увулярная аффриката кгъ, соответствующая лит. гъ, а также гласные ы, аь, оь, уь в тюркско-персидских заимствованиях;

отсутствие латеральных и лабиализованных;

утрата III и IV серий локализации;

маркировка глагольных форм 1-го лица суффиксальным классным показателем.

К а р а х с к и й диалект (Чародинский район): аффрикаты къI и дж, отсутствие лI;

суффикс прошедшего времени -ур, настоящего -на, будущего -ла.

К у с у р с к и й диалект (с. Кусур Рутульского района Дагестана): глоттализованные спиранты СI, ШI, утрата противопоставления инклюзива и эксклюзива, суффиксальные классные показатели в именах существительных и глагольных формах 1-го лица.

Л И Т Е Р А Т У Р А Абдулаев М., Сулейманов Я. Аварский литера- Магомедханов М. М. Фразеологический сло турный язык: Учебник для педучилищ. Махачкала, варь аварского языка. Махачкала, 1980 (на авар.

1965 (На аварском яз.). яз.).

Алексеев М. Е., Атаев Б. М. Аварский язык. М., Магомедханов М. М. Аварско-русский фразео 1998. логический словарь. М., 1993.

Атаев Б. М. Аварцы. История. Язык. Письмен- Мадиева Г. И. Аварский язык. Ч. I: Морфоло ность. Махачкала, 1996. гия. Махачкала, 1965. (На аварском яз.).

Атаев Б. М. Актуальные проблемы формирова- Мадиева Г. И. Аварский язык. Ч. II: Синтаксис.

ния и развития аварского литературного языка. Ма- Махачкала, 1967 (На аварском яз.).

хачкала, 1996. Мадиева Г. И. Аварский язык// Языки народов Барнова Н. А. Вопросы сочетаемости согласных СССР. Т. IV. М., 1967.

в аварском языке. Тбилиси, 1983. (На груз. яз., рез. Микаилов Ш. И. Сравнительно-историческая рус.). фонетика аварских диалектов. Махачкала, 1958.

Бокарев А. А. Синтаксис аварского язы- Микаилов Ш. И. Очерки аварской диалектоло ка..М.;

Л., 1949. гии. М.;

Л., 1959.

Гаджиева Д. Р. Имя прилагательное в авар- Микаилов Ш. И. Сравнительно-историческая ском языке. Махачкала, 1979. морфология аварских диалектов. Махачкала, 1964.

Жирков Л. И. Аварско-русский словарь. М., Саидов М.-С. Аварско-русский словарь. М., 1936. 1967.

Жирков Л. И. Грамматика аварского языка. М., Саидов М.-С., Микаилов Ш. И. Русско 1924. аварский словарь. Махачкала, 1951.

Казиев Г. Лексика аварского языка. Махачкала, Сулейманова С. К. Именные словосочетания в 1969 (На аварском яэ.). аварском языке. Махачкала, 1980.

Магомедханов М. М. Очерки по фразеологии Услар П. К. Этнография Кавказа. Языкознание.

аварского языка. Махачкала, 1972. III. Аварский язык. Тифлис, 1889.

С Г. Татевосов. Годоберинский язык Чикобава А. С., Церцвадзе И. И. Аварский Schiefner A. Versuch ber das Awarische // Mem язык. Тб., 1962. (На груз. яз.). oires de l’Academie Imperiale des Sciences. St.-P., Эльдарова У. 3. Категория падежа в аварском 1862. VIII-e ser. T.V. № 8.

литературном языке. Махачкала, 1975. Schiefner A. Ausfrlicher Bericht ber Baron P.v.

Charachidz G. Grammaire de la langue Avar Uslar’s awarische Studien // Memoires de l’Academie (langue du Caucase Nord-Est). /Documents de linguis- Imperiale des Sciences. St.-P., 1872. VIII-e ser. T.

tique quantitative. № 38. Editions Jean-Favard, 1981. XVIII. № 6.

Lewy E. Versuch einer Charakteristik des Awarischen. Berlin, 1953.

М. Е. Алексеев АНДИЙСКИЕ ЯЗЫКИ 1. Андийские языки (название дано по андийскому языку < с. Анди) составляют от ветвление аваро-андо-цезской группы нахско-дагестанской языковой семьи, в составе которой обнаруживают наибольшую близость с аварским, образуя с последним аваро андийскую подгруппу.

2. Территория распространения А. я. (в основном, бассейн р. Андийское Койсу) охва тывает Ботлихский (андийский, ботлихский и годоберинский языки), Каратинский (ах вахский и каратинский языки) и Цумадинский (багвалинский, тиндинский и чамалин ский языки) р-ны, а также несколько сел. Шамильского р-на (ахвахский язык) Дагестана.

3. Общее количество говорящих на А. я. в 1926 г. составляло ок. 33 тыс. чел. В даль нейшем в переписях андийские народы учитывались как аварцы. Современную числен ность андоязычного населения, исходя из общих темпов роста населения в Дагестане, можно оценивать в 75 тыс. чел.

4. По генетическому признаку А. я. можно подразделить на следующие группы: а) ан дийский, ботлихский, годоберинский, б) ахвахский, каратинский, в) багвалинский, тин динский, чамалинский.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.