WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ Кавказские языки Издательство Academia Москва 1998 ББК 81.2 Издание осуществлено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда ...»

-- [ Страница 3 ] --

2.5.1. Структура словоформы существенно различается в именах и глаголах по степе ни развития морфологии. В то время как имена существительные обладают относительно простым строением (различаются суффиксальные формы падежа, определенности неопределенности, числа, префиксальные формы посессивности), глагол характеризуется исключительно сложной структурой словоформы. Широкое развитие имеет как суффик сация, так и префиксация глагола. Субъектно-объектные отношения выражаются пре фиксальным способом, временные и модальные отношения – суффиксальным способом.

2.5.2. К основным способам именного с л о в о о б р а з о в а н и я относятся слово сложение и суффиксация. Типы сложных слов разнообразны: анэпIашъ ‘прабабушка’ (ны ‘мать’, пIашъ ‘крупный’), псыцу ‘буйвол’ (псы ‘вода’, цу ‘вол’), мэзпэс ‘лесник’ (мэз ‘лес’ пэсы-н ‘сидеть возле чего-нибудь’), иныжъ ‘великан’ (ины ‘большой’, жъы ‘старый’), мэкъумэщ ‘сельское хозяйство’ (мэкъу ‘сено’, мэщ ‘просо’), псынкIэрыкIу ‘скороход’ (псынкIэ ‘быстрый, скорый’, кIуэ-н ‘идти’). К наиболее продуктивным имен ным словообразовательным суффиксам относятся -гъ(э): цIыфыгъ ‘человечность’ (цIыфы ‘человек’), -кIэ: кIуакIэ ‘походка’ (от основы кIуэ- ‘идти’), й(э): Адыгей ‘Ады гея’ (адыгэ ‘адыг, черкес’), -нчъ(э): къарыунчъ ‘слабый’ (къарыу ‘сила’), -рэ: непэрэ ‘се годняшний’ (непэ ‘сегодня’). Существуют следующие основные способы образования глагольных основ: основосложение: еплъыхын ‘смотреть вниз’ (ср. еплъын, ехын ‘спус каться’);

инкорпорирование, т. е. включение глагольных основ в состав так называемых прерывистых основ: дэ-тIыс-хьан ‘садиться между кем-/чем-либо’ (ср. дэ-хьан ‘вхо дить, войти между кем-чем-либо’, тIыс – основа глагола тIысын ‘садиться, сесть’), префиксальное образование: сэ-гъа-кIо ‘я заставляю его идти’, фэ-сэ-тхы ‘я пишу для него’, сы-те-пльэ ‘я смотрю на что-то’ (префиксальное основообразование глагола явля ется самым продуктивным: в качестве основообразующих элементов выступают префик сы фактитива, каузатива, версии, союзности, совместности, возможности, многочислен ные локальные префиксы, а также направительные префиксы);

суффиксальное образова ние: у-е-кIуа-лIэ ‘ты подходишь, о-щэ-жьы ‘ты везешь обратно’, о-шIы-шъуы ‘ты в си лах делать’, морфонологическое образование: и-щэ-н ‘вводить (ввозить) куда-либо’, и щы-н ‘выводить (вывозить) откуда-либо’.

Деривационные аффиксы глагола вместе с словоизменительными аффиксами образу ют сложные и многообразные комбинации в сочетании с корневой морфемой. Аффиксы, имеющие тождественные окружения, объединяются в единую группу. Каждая группа префиксов или суффиксов образует свой порядок в последовательности морфем, состав ляющих глагольную словоформу. Так, от корневой морфемы первое место (порядок 1) занимают префиксы фактитива, второе место (порядок 2) – каузативный префикс, третье место (порядок 3) – локальные префиксы. Это означает, что локальные префиксы могут стоять только перед префиксами фактитива и каузатива, а при отсутствии последних – Абхазо-адыгские языки непосредственно перед производящей основой. В системе префиксального основообра зования различаются 7 порядков (групп), в системе суффиксального основообразования – 4 порядка (группы). Ср. у-шъэбын ‘делать мягким’, е-гъэ-у-шъэбын ‘заставлять (его) делать мягким’, хэ-гъэ-кIын ‘заставить выйти’, ды-хэ-гъэ-кIын ‘заставить вместе с кем то выйти’, фы-ды-хэ-гъэ-кIын ‘ради кого-то заставить вместе с кем-то выйти’, къы-фы ды-хэ-гъэ-кIын ‘сюда ради кого-то заставить вместе с кем-то выйти’;

кIо-н ‘идти’, кIо тэ-н ‘продвинуться’, е-кIо-тэ-лIэ-н ‘подойти’, е-кIо-тэ-лIэ-жьы-н ‘подойти вновь’, е кIо-тэ-лIэ-жы-шъу-н ‘суметь подойти вновь’.

2.5.3. Основные синтаксические модели п р о с т о г о п р е д л о ж е н и я опреде ляются морфологической оппозицией глагола по признаку переходно сти~непереходности. Переходный глагол строит эргативную конструкцию, непереход ный глагол – абсолютную конструкцию. Основными признаками эргативной конструк ции являются: подлежащее в эргативном падеже, прямое дополнение в абсолютном па деже, сказуемое, выраженное переходным глаголом (ср. Пшъашъэ-м тхылъ къыщэфыгъ ‘Девушка книгу купила’). Основными признаками абсолютной конструкции являются:

подлежащее в абсолютном падеже, отсутствие прямого дополнения, сказуемое, выра женное непереходным глаголом (ср. Пшъашъэ-р макIо ‘Девушка идет’). Имеется также аффективная (инверсивная) конструкция предложения: реальный субъект стоит в эрга тивно-косвенном падеже, реальный объект – в абсолютном падеже, сказуемое выражено непереходным глаголом (Пшъашъэм тхылъ иI ‘У девушки книга имеется’). В силу того, что противопоставление абсолютив-эргатив реализуется далеко не во всех лексических разрядах слов и не во всех грамматических формах слов, на разбиение предложения на основные синтаксические модели накладываются довольно многочисленные ограниче ния. Так, подлежащее выражено нулевой формой при переходных и непереходных гла голах в именах собственных, в именах типа тат(э) ‘папа’, нан(э) ‘мама’, в общей, родо вой форме. Ср. Татэ тхылъ къыщэфыгъ ‘Папа купил книгу’ – Татэ къалэм макIо ‘Па па едет в город’;

Пшъашъэ ар ышIэнэп ‘Девушка этого не скажет’;

Пшъашъэ къалэм макIо ‘Девушка едет в город’. Подобные конструкции являются нейтральными (индефи нитными) с точки зрения морфологического строения подлежащего.

2.5.4. С л о ж н о с о ч и н е н н ы е предложения строятся с помощью интонации и сочинительных союзов: Осы къесы, жьыбгъэ къепщэ ‘Снег идет, ветер дует’;

ХьакIэр къэсыгъ, ау зыни ар илъагъурэп ‘Гость прибыл, но никто его не замечает’. В с л о ж н о п о д ч и н е н н ы х предложениях для выражения функций придаточных предло жений широко используются словоформы типа зыдэкIорэр ‘куда он идет’, зыкIорэм ‘ко гда он идет’, зэрэкIорэр ‘как он идет’, зыкIакIорэр ‘почему он идет’ и др. Вместе с тем, имеются относительно новые модели сложноподчиненного предложения типа КIэлэегъ аджэр еджапIэм къэкIуагъэп, сыда пIомэ ар сымэджэщым чIэлъ ‘Учитель не пришел в школу, потому что он лежит в больнице’. В значении союзов используются простые, производные слова, сочетания слов: пае, фэшIыкIэ ‘из-за, для, по причине, чтобы’, шъхьэкIэ ‘по причине, чтобы, хотя, из-за’, ары шьхьэкIэ ‘поэтому, хотя, но, однако’, къыхэкIкIэ ‘в результате’, сыда пIомэ ‘ибо, потому что’ и др.

П о р я д о к с л е д о в а н и я слов в предложении может быть свободным и зна чимым. Так, предложение, состоящее из подлежащего (S), дополнения (O) и глагола сказуемого (V), допускает следующие варианты: SOV, SVO, OSV, OVS, VSO, VOS. Но стилистически доминирующим, нейтральным является первый из указанных вариантов (SOV): Пшъашъэм тхылъыр къыщэфыгъ ‘Девушка книгу купила’. В тех случаях, когда отсутствует противопоставление абсолютива и эргатива, порядок слов становится грам М. А. Кумахов. Убыхский язык матически значимым. Ср. Саидэ Бибэ ехьы ‘Саида Бибу несет’. Изменение порядка сле дования подлежащего и дополнения в этом предложении влечет за собой изменение зна чения: Бибэ Саидэ ехьы ‘Биба Саиду несет’. То же самое следует сказать о порядке сле дования прямого дополнения (О) и косвенного дополнения (О1), например, в предложе нии из четырех членов – подлежащего (S), прямого дополнения (О), косвенного допол нения (О1) и глагола-сказуемого (V) – морфологически чаще всего совпадают прямое до полнение (О) и косвенное дополнение (О1): Пшъашъэ-м тхылъы-р кIалэ-м ритыгъ ‘Де вушка книгу юноше отдала’, КIалэ-м тхыльы-р пшъашъэ-м ритыгъ ‘Юноша книгу де вушке отдал’. В живой речи возможны следования O1OSV, O1SOV, VO1OS, VOO1S. Но значение, которое вкладывает в эти предложения говорящий, не будет однозначным для слушающего.

В словосочетаниях типа "существительное + существительное" определяющее слово занимает препозицию: чырбыщ ун ‘кирпичный дом’, гъучIы пцIый ‘железная руда’, в словосочетаниях типа "существительное + прилагательное” определяющее слово зани мает постпозицию: быракъ плъыжь ‘красное знамя’, пIэлъэ кIэкI ‘короткий срок’;

поря док слов в других типах словосочетаний: "существительное + числительное": цIыф тIокI ‘двадцать человек’, унэ пшъыкIутф ‘пятнадцать домов’, "существительное в эрга тиве + существительное в посессивной форме";

кIалэм итхылъ ‘книга парня’, шым ышыпхъу ‘сестра брата’, "существительное + глагол”: псы кьэхьын ‘принести воды’ (псы ‘вода’), тхылъ еджэн ‘читать книгу’ (тхылъ ‘книга’);

наречие + глагол": дахэу тхэн ‘красиво писать’, инэу коун ‘громко кричать’.

2.6.0. Источник, объем и роль лексических з а и мс т в о в а н и й различны в разные эпохи развития адыгейского языка. Тюрко-арабо-персидский слой лексики относится к дореволюционным эаимствованиям. Арабизмы в основном связаны с исламом и мусуль манской религией (ср. алахь ‘бог’, пегъэмбар ‘пророк’, Iиман ‘вера’, ахърэт ‘загробный мир’ и др.). К тюркским заимствованиям относятся многие слова из области бытовой лексики, названия некоторых животных, растений, металлов и т.д. (табэ ‘сковородка’, шыуан ‘котел’, мэлы ‘овца’, алашэ ‘мерин’, къаз ‘гусь’, пындж ‘рис’, къамыл ‘камыш’;

среди персизмов важное место занимают слова из области торговой лексики (сатыу ‘торговля’, туган ‘магазин’, ахъщ ‘деньги’, сом ‘рубль’ и др.). К старым заимствованиям относятся также многие русизмы (битакъ ‘пятак’, къуытыр ‘хутор’, платыку ‘платок’ и др.).

Но русизмы (или слова, проникшие через русский язык) становятся главным пластом лексических заимствований в советский период.

2.7.0. Различаются четыре диалекта: абадзехский, бжедугский, темиргоевский (чем гуйский) и шапсугский. В основе литературного языка лежит т е м и р г о е в с к и й д и а л е к т, в котором отсутствуют так называемые преруптивы (тт, пп, цц, чч и др.), характерные для бжедугского и шапсугского диалектов. В ш а п с у г с к о м д и а л е к т е сохранились палатализованные заднеязычные гь, кь, кIь, изменившиеся в мяг кие аффрикаты дж, ч, кI в других диалектах, в нем также совпали твердые шипящие спиранты и аффрикаты с мягкими: ш > щ, ж > жь, джъ > дж, чъ > ч, чI > кI. В абад зехском диалекте первичные шипящие аффрикаты перешли в спиранты: чъыгы > шыгы ‘дерево’, чэмы > щэмы ‘корова’, кIалэ > шIьалэ (Iялэ) ‘юноша’, баджэ > бажьэ ‘лиса’ и т. д. На а б а д з е х с к о м д и а л е к т е говорят жители одного Шовгеневского селе ния, другие носители диалекта проживают за рубежом – в Турции, Иордании, Сирии и других странах Ближнего Востока. В этих странах проживают также большинство пред Абхазо-адыгские языки ставителей шапсугского диалекта и многие носители других адыгейских диалектов. Чис ло зарубежных адыгейцев точно неизвестно.

ЛИТЕРАТУРА Адыгейско-русский словарь. Под ред. Рогава Г. В., Керашева 3. И. Грамматика адыгей Ж. А. Шаова. Майкоп, 1975. ского языка. Майкоп-Краснодар, 1966.

Адыгэбзэм изэхэф гушыIалъ, Мыекъуапэ, 1960 Русско-адыгейский словарь. Под ред.

(Толковый словарь адыгейского языка. Сост. Х. Д. Водождокова. М., 1960.

А. А. Хатанов, 3. И. Керашева, Майкоп, 1960). Тхаркахо Ю. А. Становление стилей и норм ады Ашхамаф Д. А. Краткий обзор адыгейских диа- гейского литературного языка. Майкоп, 1982.

лектов. Майкоп, 1939. Яковлев Н. Ф., Ашхамаф Л. А. Грамматика ады Гишев Н. Т. Глагол адыгейского языка. М., 1989. гейского литературного языка. М.-Л., 1941.

Зекох У. С. Очерки по синтаксису адыгейского Smeets R. Studies in Wesr Circassian phonology and языка. Майкоп, 1987. morphology. Leiden, 1984.

М. А. Кумахов. Убыхский язык А. К. Шагиров КАБАРДИНСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Варианты названия: кабардино-черкесский, каб. адыгэбзэ.

1.1.2. К. я. – один из иберийско-кавказских языков, образующий вместе с близкород ственным ему адыгейским адыгскую подгруппу абхазо-адыгских языков.

1.1.3. На К. я. говорят кабардинцы Кабардино-Балкарской Республики, черкесы Кара чаево-Черкесской Республики, кабардинцы, населяющие г. Моздок и часть прилегающих к нему хуторов, станицу Луковскую, бесленеевцы, проживающие в четырех аулах Кара чаево-Черкесской Республики и Краснодарского края, и жители ряда аулов Адыгейской Республики. По данным переписи 1989 г. кабардинцев насчитывается ок. 391 тыс., чер кесов – 52,5 тыс. чел. Значительная часть кабардинцев в прошлом столетии переселилась в Турцию. В настоящее время кабардинцы проживают в Турции, Сирии, Иордании.

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Разговорный К. я. распадается на пять диалектных единиц: собственно кабар динский диалект (в КБР), моздокский, черкесский, бесленеевский диалект, а также диа лект кабардинцев, проживающих в Адыгейской Республике (кубанский диалект). Чер кесский диалект (иначе: "черкесский говор", "кубано-зеленчукские говоры") является письменным, выполняющим в Карачаево-Черкесской Республике почти все функции ли тературного языка (здесь его обычно называют черкесским языком).

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. К. я. функционирует как официальный литературный язык кабардинцев КБАССР. Среди носителей языка широко распространено кабардинско-русское двуязы чие.

1.3.2. В основу литературного языка легли говоры Большой Кабарды. На К. я. издает ся художественная, общественно-политическая, научная, учебно-методическая литерату ра, выходят журнал и газеты, ведутся радио- и телепередачи. В республиканском и обла стном драмтеатрах имеются кабардинская и черкесская труппы.

1.3.3. К. я. изучается как предмет в школах и педучилищах, в Кабардино-Балкарском государственном университете и Карачаево-Черкесском госпединституте. В школах и педучилищах, на соответствующей кафедре КБГУ, а также на кафедре кабардино черкесской и абазинской филологии КЧГПИ. К. я. служит языком преподавания родного языка и литературы, а в КБГУ и остальных адыговедческих филологических дисциплин.

1.4.0. Письменность на К. я. была создана в 1923-1924 гг. на базе латинской графики, с 1936 г. переведена на русскую графику.

1.5.0. Периодизация истории К. я. неразработана.

1.6.0. Под воздействием русского языка в кабардинском литературном языке про изошли некоторые структурные изменения, главным образом в области лексической се мантики (расширение или сужение значений слов) и в синтаксисе (формирование новых типов простого предложения, сложноподчиненных предложений, изменения в способах построения прямой и косвенной речи, введение приема обособления членов предложе ния и пр.).

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологические сведения.

Абхазо-адыгские языки 2.1.1. Вокализм представлен в К. я. семью простыми гласными а, э, ы, и, у, е, о и че тырьмя дифтонгами: йа, йэ, йы, уы (орфографически: я, е, и, у). Ниже не соблюдается орфографическое правило не обозначать ы после у;

это относится и к знаку лабиализа ции у.

Дифтонги представлены лишь в начале слова или слога и состоят из сонантов й, у и основных гласных: долгого а и кратких э, ы. Гласные и, у, е, о встречаются либо в заим ствованных словах, либо как возникающие из ы, э в соседстве с й, у.

В кабардинском литературном языке насчитывается 48 согласных. Из них к, л, ль ус воены вместе с русскими заимствованиями и выступают только в них. Основная отличи тельная черта кабардинского консонантизма – наличие шипяще-свистящих и латераль ных согласных. Шипяще-свистящие представлены серией жь, щ, щI, – спиранты жь, щ занимают промежуточное положение между шипящими ж, ш и свистящими з, с;

спирант щI – смычногортанный член этого ряда. Латеральные спиранты по своей природе пала тальны, и в отличие от соответствующих русских являются в значительной степени шум ными.

2.1.2. Ударение в К. я. экспираторное, не фиксированное. В неодносложных словах открытого исхода ударение падает на предпоследний слог. Отклонения наблюдаются в именах иноязычного происхождения, например: ста|тьІ ‘статья’, тэ|рэ|з№ ‘весы’. В словах с исходом на закрытый слог ударение падает на него: джэ|дєгу ‘шуба’, лэ|жь№н ‘работать’. Падежные окончания и суффикс множественного числа на место ударения не влияют. Передвижение ударения – частое явление при образовании глагольных форм, а также в словообразовании.

2.1.3. В К. я. отмечаются следующие основные звуковые изменения: а) озвончение глухих перед звонкими и в интервокальном положении: фод ‘шьете то’ – хуэвдащ ‘вы сшили для него то’, хуывод ‘шьете для него то’;

б) переход звонких в смычногортанные:

дощI ‘делаем то’ – тIщIащ ‘мы сделали то’;

в) оглушение звонких перед глухими: долъ агъу ‘видим то’ – тлъэгъуащ ‘мы видели то’ (в конце слова звонкие не оглушаются);

г) выпадение кратких гласных ы, э: нэпс ‘слеза’ ( < нэ ‘глаз’ + псы ‘вода’), в-а-щ ‘он пахал’ (форма прошедшего времени на -а от вэ-н ‘пахать’);

д) переход долгого а в краткое э и наоборот: мафIэ ‘огонь’ – мэфIэгу ‘поезд’, нэ ‘глаз’ – напэ ‘лицо’;

е) переход э в ы: фIы цIэ ‘черный’ – уы-фIыцIы-н ‘почернеть’.

2.1.4. Открытые слоги состоят чаще всего из одного согласного или полугласного и одного гласного: ма|зэ ‘луна’, уы|нэ ‘дом’, йы|лъэс ‘год’. Закрытые слоги в большинстве случаев представлены одним начальным и одним конечным согласным или полуглас ным: мэз|хъуы|мэ ‘лесник’, фоу ‘мед’. В начале и в конце слога могут встречаться ком плексы из двух, реже трех согласных: щхьэ ‘голова’, фэнд ‘бурдюк’, пщтыр ‘горячий’, уэ|фэ|хъуэпсчI ‘сверкание молнии’. Наиболее типичными комплексами согласных явля ются сочетания мгновенных б, п, пI, т со спирантами, за исключением в, ф, фI.

Со г л а с н ые Способ образования Мгновенные Аффрикаты Спиранты М. А. Кумахов. Убыхский язык Место образования Губно-губные б п пI м Губно-зубные в ф фI Зубные д т тI дз ц цI з с н Латеральные л лъ лI (л),(ль) Переднетвердонебные дж ч чI(кI) жь щ щI р Среднетвердонебные ж ш Заднетвердонебные г х лабиализованные ху Переднемягконебные к лабиализованные гу ку кIу Заднемягконебные кхъ къ гъ хъ лабиализованные кхъу къу гъу хъу Фарингальные хь Ларингальные I лабиализованные Iу 2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. В К. я. довольно много односложных слов с одним или двумя согласными в ан лауте и с кратким гласным в исходе: нэ ‘глаз’, шы ‘лошадь’, щхьэ ‘голова’, тхуы ‘пять’.

Односложные слова могут быть и с закрытым исходом: мэз ‘лес’, куыцI ‘мозг’, бжэн ‘коза’, бжьын ‘лук’. Значительную часть кабардинской лексики составляют двусложные слова с кратким гласным э в исходе: ма|хуэ ‘день’, бжьы|хьэ ‘осень’. Представлены и трехсложные слова с конечным э: хьэ|жы|гъэ ‘мука’, тхьэ|кIуы|мэ ‘ухо, уши’. Менее ха рактерны двусложные и особенно трехсложные слова с закрытым исходом. Слов с чис лом слогов более трех сравнительно мало: мэ|стэ|къуан|шэ ‘булавка’, нэ|пэ|Iэ|лъэщI ‘по лотенце’, псы|хьэ|лы|вэ ‘вареники’. Стечения двух согласных встречаются в начале, се редине и конце слова: мастэ ‘игла, иголка’, гъуэншэдж ‘брюки’, гъуыбж ‘вторник’.

Стечение трех согласных наблюдается сравнительно редко: пщтыр ‘горячий’, къуыпщхьэ ‘кость’, одзэкъуынтх ‘удочка’. Исконные слова К. я. никогда не начинаются с сонорного р. Деление слов (словоформ) на морфемы может не Абхазо-адыгские языки совпадать с делением на слоги: шы-|щIэ ‘жеребенок’ (шы ‘лошадь’ + щIэ ‘молодой’), псы-|лъэ ‘фляга’ (псы ‘вода’ + -лъэ, суффикс со значением вместилища), ма-|тIэ ‘копает’ (префикс ма- + тIэ- ‘копать’), нэ-|гъуы|джэ ‘очки’ (нэ ‘глаз’ + гъуыджэ ‘зеркало’), дэ |ну-щ ‘будет шить’ (дэ- ‘шить, заниматься шитьем’ + суффиксы -ну, -щ).

2.2.2. Корневые морфемы в фонетическом отношении либо совпадают с лексемами (мэзджэд ‘фазан’ – мэз ‘лес, лесной’ + джэд ‘курица’, джэджъей ‘цыпленок’ – джэд + суффикс -жьей ‘маленький’), либо отличаются от них теми звуковыми изменениями, о которых речь шла выше. Более заметные отличия обнаруживают аффиксальные морфе мы. Последние нередко состоят из одной согласной фонемы (временные суффиксы -т, н, суффиксы наклонения -щ, -т, падежные форманты -р, -м и др), что нехарактерно для корневых морфем, если не принимать во внимание случаи утраты конечных кратких гласных ы, э. Ряд аффиксальных морфем представлен гласными: союзный суффикс -и, глагольный префикс мн. числа 3 л. а-, суффикс прошедшего времени -а, префикс дина мичности о- и др. Среди корневых морфем отмечается только один такой случай: а ‘этот, тот’. Наконец, аффиксальные морфемы, по-видимому, не могут иметь стечений более двух согласных.

2.2.3. Чередований на уровне классов фонем не отмечается.

2.3.0. К. я. является агглютинативным языком с элементами флексии и инкорпорации.

2.3.1. Ч а с т и р е ч и морфологически недостаточно дифференцированы. Имена прилагательные, например, по форме почти полностью совпадают с существительными.

В К. я. части речи выделяются прежде всего по семантическим признакам, хотя при этом учитываются и грамматические особенности соответствующих разрядов слов. Важным критерием разграничения частей речи является словообразование. Выделяются следую щие части речи: имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, место имение, глагол, причастие, деепричастие, наречие, послелоги, союзы, частицы, междоме тия, звукоподражательные и изобразительные слова.

2.3.2. Существительные характеризуются категорией л и ч н о с т и / н е л и ч н о с т и. Это выражается в том, что применительно к существительным, обозначающим людей, употребляется вопросительное местоимение хат? ‘кто?’, остальные имена тре буют вопроса сыт? ‘что?’. Категория рода отсутствует.

2.3.3. К а т е г о р и я ч и с л а передается морфологическими средствами имени и глагола, а также числительными. В именах множественное число выражается суффиксом -хэ, единственное число – отсутствием аффикса. В глаголах для выражения множествен ного числа используются личные префиксы, суффикс -хэ и префикс а- (ды-щыс-щ ‘си дим’, щыс-хэ-щ ‘сидят’, д-а-шэ ‘нас везут’), для единственного – личные префиксы и от сутствие аффикса (сы-щыс-щ ‘сижу’, щыс-щ ‘сидит’).

Ч и с л и т е л ь н ы е делятся на количественные, кратные, порядковые, дробные и так называемые слоевые, т. е. указывающие число слоев чего-либо. Количественные и кратные числительные могут быть также разделительными. Количественные числитель ные первого десятка – зы ‘один’, тIу ‘два’, щы ‘три’, плIы ‘четыре’, тхуы ‘пять’, хы ‘шесть’, блы ‘семь’, и ‘восемь’, бгъуы ‘девять’, пщIы ‘десять’.

2.3.4. К а т е г о р и я п а д е ж а слабо развита. Имеется всего 3 падежа: имени тельный (показатель -р), эргативно-косвенный (показатели -м, -бы) и орудно-напра вительный (показатель -чIэ). В указательных местоимениях во множественном числе формант эргативно-косвенного падежа представлен дважды – в виде -бы и -м (а-бы-хэ-м ‘те, эти’, а-бы-хы-м-чIэ ‘теми, этими’). То же самое касается определительного место имения езы ‘сам’ (ез-бы-хэ-м, ез- бы-хэ-м-чIэ). Именительный падеж обозначает субъект М. А. Кумахов. Убыхский язык при непереходных глаголах (ЦIыкIухэ-р моджэгу ‘Дети играют’) и объект при переход ных (Хъыджэбзы-р еджакIуэ ягъэкIуащ ‘Девушку послали на учебу’). Эргативно косвенный падеж служит прежде всего падежом субъекта при переходных глаголах (ЛIыжъы-м шы щIещIэ ‘Старик запрягает лошадей’) и косвенного объекта при непере ходных и переходных глаголах (ЩIалэ-р радио-м йодаIуэ ‘Юноша слушает радио’;

Мэ лыхъуэхэ-м премие иратащ ‘Чабанам дали премию’). Орудно-направительный падеж на -чIэ назван по его основным функциям: орудия действия (Ученикыр ручкэм-чIэ (ручка чIэ) матхэ ‘Ученик пишет ручкой’) и направления (ЩакIуэм пщыIэм-чIэ игъэзащ ‘Охот ник повернул в сторону шалаша’). Локативные значения для кабардинских падежей не характерны (ср. 2.3.5.). Посессивность передается с помощью частиц и (йы) ‘его’, я (йа < йы-а) ‘их’, а также использованием так называемых самостоятельных притяжа тельных местоимений (сысей ‘мой’, уыуей ‘твой’, дыдей ‘наш’, фыфей ‘ваш’, ей ‘его’, яй ‘их’) и относительного местоимения зи ‘чей’. Самостоятельные притяжательные место имения никогда не употребляются в функции определения. Местоимения ей ‘его’ и яй ‘их’ всегда связаны с именем обладателя, которое ставится в эргативно-косвенном паде же (абы ей ‘его’, ‘ему принадлежащее’, лIыжьым ей ‘старику принадлежащее’). Относи тельное местоимение зи употребляется только в сочетаниях и выступает всегда в препо зиции (зи шыр ‘чья лошадь’).

2.3.5. Г л а г о л в К. я. лишен таких грамматических категорий, как вид и залог, од нако богат формами наклонения. Выделяются следующие н а к л о н е н и я : изъяви тельное (префиксы о-, мэ-//ма-, суффиксы -щ, -т в положительной форме и -къым в от рицательной), повелительное (в единственном числе в положительной форме чистая гла гольная основа, в отрицательной форме обоих чисел и в положительной множественного числа – личные показатели субъекта), условное (суффикс -м//-мэ), сослагательное (суф фикс -т), условно-сослагательное (суффиксы -м//-мэ, -тэм//-тэмэ), вопросительное (ин тонация, суффикс -рэ), вопросительное с оттенком удивления (суффикс -уи), сомнитель но-вопросительное (суффикс -у//-уэ и частица пIэрэ), подтвердительно-вопросительное (суффикс -къэ), увещевательное (суффикс -къэ), желательное (суффиксы -щэрэт, -рэт), наклонение неодобрения с вопросительным оттенком (суффикс -и) и наклонение вероят ности (суффикс -гъэн). Переходные глаголы являются многоличными и могут содержать показатели всех лиц, за исключением 3 л. прямого объекта. Личные показатели распола гаются в переходных глаголах в следующей последовательности: на первом месте пока затель прямого объекта, на втором – субъекта;

если глагол трехличный и имеет лицо косвенного объекта, то показатель этого лица находится после показателя прямого объ екта: уы-с-тхащ ‘тебя я записал’, у-е-с-тащ ‘тебя я ему отдал’. В непереходных глаголах показатель лица субъекта занимает первое место, показатель объекта – второе. К непере ходным относятся и инверсивные глаголы: лIыжьым ахъшэр иIэщ ‘деньги у старика есть’. Часто различие между переходными и непереходными глаголами – в огласовке ос нов: переходные оканчиваются на ы, непереходные на э (ды-н ‘шить то’ – дэ-н ‘зани маться шитьем’ и т.п.). Отмечается некоторое количество глаголов, выступающих в ка честве как переходных, так и непереходных, ср.: вэ-н ‘пахать’ – ‘пашет то’ – ма-вэ ‘па шет, занимается пахотой’. В форме настоящего времени могут различаться статические и динамические глаголы. Для динамических глаголов характерно наличие префикса о- и факультативного суффикса -р, для статических – отсутствие о- и наличие копулы -щ (сыщ-о-т // сыщ-о-ты-р ‘простаиваю’ – сыщыт-щ ‘стою’). В предложении глаголы представлены в финитных и инфинитных формах. Наиболее существенный признак фи нитных форм – наличие суффикса-копулы -щ: ар щыс-щ ‘он сидит’. К инфинитным от Абхазо-адыгские языки носятся формы, используемые главным образом в придаточных предложениях: итхмэ ‘если напишет’, щитхчIэ ‘когда будет писать’ и пр. Категория версии выражается пре фиксами хуэ- (хуэ-щIын ‘сделать для [ради] него’, бгым хуэ-уынэтIын ‘направиться к го ре’) и фIэ- (ф-фIэ-схьащ ‘вопреки вашей воле я понес’). Версия связана с лицом косвен ного объекта. Показатели версии ставятся непосредственно после префикса лица косвен ного объекта. Категория побудительности (каузатива) выражается посредством префикса гъэ//гъа-. К а у з а т и в характерен для всех глаголов К. я. При образовании каузатива количество лиц глаголов увеличивается на одно. Аффикс каузатива непосредственно предшествует корню глагола, занимая позицию за префиксом побуждающего лица: щIа лэр къалэм з-гъэ-кIуащ ‘я послал (заставил пойти) юношу в город’. В каузативной форме непереходные глаголы превращаются в переходные (кIуэн ‘идти’ – гъэкIуэн ‘послать’).

Категория п о т е н ц и а л и с а (возможности) выражается префиксом хуэ- или суф фиксом -ф(ы). Потенциалис образуется только от переходных глаголов и характерен в основном для отрицательной формы. Префикс хуэ- ставится непосредственно за личным префиксом субъекта: е-хуэ-шхыркъым ‘не могу то есть’. При префиксе потенциалиса пе реходные глаголы становятся непереходными, инверсивными. Суффикс потенциалиса присоединяется ко всем глаголам и характерен в одинаковой степени для отрицательных и положительных форм: сокIуэ-ф ‘могу идти’, сы-кIуэ-фы-р-къым ‘не могу идти’. Пока затель категории н е п р о и з в о л ь н о с т и – префикс IэщIэ-: с-IэщIэ-кIуэ-дащ ‘то у меня (невольно) пропало’. Показателем категории возвратности глагола является пре фикс зы-(зэ-), сопровождаемый нередко суффиксом -ж(ы): зы-тхьэщIын ‘умываться’, зы-лIэ-жы-н ‘сокрушаться’. Категория с о ю з н о с т и выражается с помощью префик са дэ- (ды-). Форма союзности действия субъекта с субъектом образуется от всех глаго лов: дэ-джэгуын ‘играть с кем-либо’, дэ-хьын ‘вести то с кем-либо’. Форма союзности объекта с объектом образуется главным образом от переходных глаголов: кхъуейм щIакхъуэ дэ-шхын ‘есть с сыром хлеб’. Категория с о в м е с т н о с т и обозначает со вместное или одновременное действие в отношении субъектов или объектов. Показатель совместности – сложный префикс з(ы)дэ-. Категория в з а и м н о с т и обозначает взаимонаправленное осуществление действия двумя или несколькими лицами и выража ется посредством префикса зэ- (в непереходных глаголах) и зэры- (в переходных). Она характерна для двух- и трехличных глаголов.

2.3.6. Категория лица находит наиболее последовательное выражение в местоиме нии и глаголе. Л и ч н ы е м е с т о и м е н и я единственного и множественного числа 1 и 2 л.: сэ ‘я’, дэ ‘мы’, уэ ‘ты’, фэ ‘вы’. Для передачи 3 л. используется указа тельное местоимение а ‘тот, этот’ в одной из падежных форм. В глаголе категория ли ца выражается префиксами. В 1 и во 2 л. личные префиксы служат одновременно пока зателями числа. Показатель множественного числа может выполнять роль личного по казателя 3 л. Префиксы 1 и 2 л. ед. и мн. ч. можно представить в виде следующей таб лицы:

Ед. число Мн. число 1 л. сы, с (или зы, з, зэ) ды, дэ (или т, тI) 2 л. уы, уэ, у (или б, п, пI)фы, фэ, ф (или вы, вэ, в, фI) 3 л. выражается либо отсутствием личного префикса, либо префиксами мэ- (ма-), и-, е : мэ-жей ‘спит’, и-тхащ ‘он написал то’, с-и-тхащ ‘он меня записал’, е-псэлъащ ‘он с ним поговорил’, с-е-псэлъащ ‘я с ним поговорил’, е-тх ‘пишет то’ и т.п.

М. А. Кумахов. Убыхский язык Ук а з а т е л ь н ые ме с т о и ме н и я (простые) при самостоятельном употреб лении выступают всегда в падежной форме: ар, мыр, мор и т.д. В качестве определения они ставятся перед определяемым словом и представлены чистой основой: а тхылъыр ‘та книга’, мы тхылъыр ‘эта книга’. Местоимение ар ‘тот, этот’ указывает на невидимый или далекий от говорящего предмет, мыр ‘этот’ – на видимый предмет, находящийся в непосредственной близости от говорящего, мор ‘тот’ – на видимый предмет, отдаленный от говорящего. Падежные форманты -р, -м выполняют также функцию определительных окончаний. Неопределенность передается с помощью препозитивной частицы зы ‘какой то’ и/или неопределенного местоимения гуэр (последнее ставится в постпозицию). Су ществительное в исходной (нулевой) форме, обозначает данный предмет вообще, как общее (родовое) понятие.

П р о с т р а н с т в е н н а я о р и е н т а ц и я передается глагольными префиксами (превербами) и послелогами. Превербы бывают простые и сложные. К простым относят ся: нэ-(ны-), къэ-(къы-), дэ-(ды-), хэ-(хы-), щы-, и-, пэ- (пы-), фIэ- (фIы-), щIэ-(щIы-) и др.

Из сложных превербов отметим: чIэлъы- (< чIэ ‘хвост’ + лъэ ‘нога’), щхьэпыры- (< щхьэ ‘голова’ + пэ ‘нос’), бгъэдэ- (< бгъэ ‘грудь’ + дэ-). Примеры: нэ-кIуэн ‘идти отсюда туда’, къэ-кIуэн ‘идти оттуда сюда’, дэ-лъын ‘лежать внутри чего-либо’, щы-тын ‘стоять где либо’, те-лъхьэн ‘класть на поверхность чего-либо’, те-хын ‘снять’, фIэ-лъын ‘висеть, находиться на конце чего-либо’. Наибольшим разнообразием отличаются превербы с ло кальным значением. Из п о с л е л о г о в можно указать: деж // дей ‘у, около, к’, иуыжь ‘за, вслед за’, къэс ‘до(сюда)’, нэс ‘до(туда)’. Послелоги восходят к различным частям речи: к именам, глаголам или причастиям и в большинстве случаев сохраняют связь с теми словами, от которых произошли.

О т р и ц а н и е выражается посредством префикса мы- и суффикса -къым. Префик сальный способ используется в инфинитиве (мыкIуэн ‘не ходить’), императиве (фымы кIуэ! ‘не ходите!’), в клятвенных формах (тхьэ соIуэ, сымыкIуэ ‘клянусь богом, не хо жу!’), причастиях, деепричастиях (мыкIуар ‘не ходивший’, мыкIуэу ‘не пойдя’) и т.д.

Суффиксальный способ характерен для финитных форм изъявительного и некоторых других наклонений.

В К. я. имеются следующие в р е м е н а глагола: настоящее (нулевой показатель в статических глаголах, префиксы о-, мэ- (ма-), факультативный суффикс -р в динамиче ских);

прошедшее совершенное (суффикс -а), прошедшее несовершенное (суффикс -т в статических глаголах, -(р)т в динамических), преждепрошедшее (сложный суффикс ат), давнопрошедшее (суффикс -гъа), давнее преждепрошедшее (сложный суффикс гъат), будущее категорическое (суффикс -н), будущее фактическое или предрешенное (суффикс -ну) и будущее фактическое прошедшее (сложный суффикс -нут).

2.3.7. Как указывалось выше (см. 2.3.1.), в К. я. можно выделить следующие части ре чи: имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, местоимение, глагол, причастие, деепричастие, наречие, послелоги, союзы, частицы, междометия, звукопод ражательные и изобразительные слова.

2.4.0. Образцы парадигм.

Имя существительное, местоимение Ед. число Мн. число Им. п. къуажэ-р ‘село’ къуажэ-хэ-р мы-р ‘этот’ мы-хэ-р Эрг.-косв.п. къуажэ-м ‘село, селу’ къуажэ-хэ-м Абхазо-адыгские языки мы-бы ‘этот, этому’ мы-бы-хэ-м Оруд.-напр. п. къуажэ-м-чIэ ‘селом, в сторону села’ къуажэ-хэ-м-чIэ мы-бы-чIэ ‘этим, в эту сторону’ мыбы-хэ-м-чIэ Глагол Спряжение глагола кIуэ-н ‘идти (туда)’ в изъявительном наклонении Время Положительная форма Отрицательная форма Настоящее сокIуэ, сокIуэ-р ‘иду” сыкIуэ-р-къым макIуэ, макIуэ-р ‘идет’ кIуэ-р-къым Прошедшее сыкIу-а-щ ‘(я) пошел’ сыкIу-а-къым совершенное кIу-а-щ ‘(он) пошел’ кIу-а-къым Прошедшее сыкIуэ-(р)т ‘(я) ходил (тогда)’ сыкIуэ-(р)тэ-къым несовершенное кIуэ-(р)т ‘(он) ходил (тогда)’ кIуэ-(р)тэ-къым Преждепрошедшее сыкIу-ат ‘(я) пошел тогда было’ сыкIу-атэ-къым кIу-ат ‘(он) пошел тогда было’ кIу-атэ-къым Давнопрошедшее сыкIуэ-гъа-щ ‘(я) когда-то пошел было’ сыкIуэ-гъа-къым кIуэ-гъа-щ ‘(он) когда-то пошел было’ кIуэ-гъа-къым Давнее сыкIуэ-гъат ‘(я) когда-то пошел было’ сыкIуэ-гъатэ-къым преждепрошедшее кIуэ-гъат ‘(он) когда-то пошел было’ кIуэ-гъатэ-къым Будущее сыкIуэ-н-щ ‘пойду’ сыкIуэ-н-къым категорическое кIуэ-н-щ ‘пойдет’ кIуэ-н-къым Будущее сыкIуэ-ну-щ ‘пойду, собираюсь пойти’ сыкIуэ-ну-къым фактическое кIуэ-ну-щ ‘пойдет, собирается пойти’ кIуэ-ну-къым Будущее сыкIуэ-нут ‘(я) пойду (собирался пойти) было’ сыкIуэ-нутэ-къым фактическое кIуэ-нут ‘(он) пойдет(собирался пойти) было’ кIуэ-нутэ-къым прошедшее 2.5.0. Морфо-синтаксические сведения.

2.5.1. Морфология имени значительно беднее, чем морфология глагола. При этом в именах господствует суффиксация, в то время как в глаголах широко используются как суффиксы, так и префиксы. В именной словоформе аффикс числа предшествует падеж ному показателю. Нелишне отметить, что в местоименном склонении (см. 2.3.4.), в двух падежах во множественном числе представлены оба показателя эргативно-косвенного падежа (местоименный -бы и именной -м), причем аффикс множественного числа (-хэ) ставится между ними. Глагольная словоформа может быть и одноморфемной, ср. хьы!

‘неси!’, дзы! ‘кинь!’. Но в целом глагол характеризуется богатой и сложной системой формообразования. Даже привлечение только части категорий глагола дает довольно длинную цепочку морфем, например, у-а-хуэ-з-мы-гъэ-лэжь-а-мэ ‘если бы я не позволил тебе поработать для них’. Словоформа содержит личный префикс прямого объекта у-, показатель мн. числа а-, версионный показатель хуэ-, личный префикс субъекта з-, аф фикс отрицания мы-, каузативный показатель гъэ-, основу глагола лэжьэн ‘работать’, суффикс прошедшего совершенного времени -а и суффикс условного накловения -мэ.

2.5.2. Основным способом именного с л о в о о б р а з о в а н и я является основос ложение. В существительных наиболее продуктивны следующие типы сложения основ:

1) существительное + существительное (равноправное с ним по значению): мэкъумэш ‘земледелие’ – из мэкъу ‘сено’ и мэш ‘просо (на корню)’, напэ ‘лицо’ – из нэ ‘глаз’ и пэ ‘нос’;

2) существительное (определение) + существительное (определяемое слово):

мэзджэд ‘фазан’ (букв. ‘лесная курица’), мэфIэгу ‘поезд’ (букв. ‘огненная повозка’);

3) М. А. Кумахов. Убыхский язык существительное (определяемое слово) + прилагательное (определение): шыщIэ ‘жере бенок’ (букв. ‘лошадь молодая’);

4) существительное (объект) + глагол: мэзхъуымэ ‘лес ник’ (из мэз ‘лес’ и основы глагола хъуымэн ‘стеречь’, ‘охранять’);

5) глагол (определе ние) + существительное (определяемое слово): фIэдзапIэ ‘вешалка’ (из основы глагола фIэдзэн ‘вешать’ и пIэ ‘место’) и т.п.

Существительные образуются также суффиксальным способом. По степени граммати зации словообразовательные суффиксы можно разделить на чисто грамматические и лексико-грамматические. Из чисто грамматических наиболее распространенными явля ются суффиксы -щ, -гъуэ, -гъ, -гъэ, -гъу, -чIэ. С помощью первых двух суффиксов суще ствительные образуются от существительных (хьэщIэ-щ ‘гостиная, кунацкая’, уынагъуэ ‘семья’), посредством -гъэ, -гъу, -чIэ – чаще от глагольных основ (лэжьы-гъэ ‘работа’, лэжьэ-гъу ‘товарищ по работе’, лэжьэ-чIэ ‘манера работать’);

суффикс -гъ используется в основном для образования существительных от прилагательных (чIэщIа-гъ ‘крат кость’).

Из лексико-грамматических суффиксов можно отметить как наиболее продуктивные лъэ, -пхъэ, -гъуэ, -ей. Эти суффиксы образуют существительные главным образом от ос нов существительных. В прилагательных выявляются следующие наиболее продуктив ные типы образования сложных прилагательных: 1) причастие + прилагательное:

къалъхуыгъащIэ ‘новорожденный’;

2) существительное + прилагательное: тэмакъчIэщI ‘вспыльчивый’ (тэмакъ ‘гордо’ + чIэщI ‘короткий’);

3) соединение двух атрибутивных словосочетаний: Iэбыхъулъэбыхъу ‘мешковатый’ (Iэ быхъу ‘широкий для руки’ + лъэ быхъу ‘широкий для ноги’);

4) частица нэхъ ‘более’ + прилагательное: нэхъыщIэ ‘млад ший’;

5) существительное ныкъуэ ‘половина’ + прилагательное или глагол: ныкъ- уэделэ ‘полоумный’, ныкъуэщI ‘недостроенный’;

6) существительное + причастие: щхьэщытхъу ‘хвастливый’.

Суффиксальный способ словообразования в прилагательных более развит, чем в су ществительных. Как наиболее продуктивные можно отметить суффиксы:

-ншэ, -джэ, -гуэ, -фIэ, -лъэ, -фэ, -гъуафIэ, -гъуей, -рей.

Глаголы образуются главным образом с помощью префиксов, прежде всего локаль ных превербов (см. 2.3.5.).

2.5.3. К. я. различает индефинитную, номинативную, эргативную и инверсивную к о н с т р у к ц и ю п р о с т о г о п р е д л о ж е н и я. При индефинитной конст рукции имена субъекта и объекта лишены падежного оформления: жэм лъакъуэ шчIэ иуычIыркъым ‘коровья нога теленка не убивает’;

мыщэ дыгъуыжь фIэбэлацэщ ‘медведю волк кажется слишком лохматым’. В номинативной конструкции имя субъекта (подле жащее) оформлено именительным падежом: сабий-р магъ ‘ребенок плачет’;

хъэщIэ-р жыгхэм йоплъ ‘гость смотрит (осматривает) деревья’. Эргативная конструкция характе ризуется постановкой имени субъекта в эргативном (эргативно-косвенном) падеже, име ни прямого объекта – в именительном: щIалэ-м шы-р егъэпсчI ‘юноша купает лошадь’. В инверсивной конструкции имя реального субъекта, но грамматического объекта в эрга тивном (эргативно-косвенном) падеже и имя реального объекта, но грамматического субъекта в именительном падеже: фызыжьы-м матэ-р хуэхьыр- тэкъым ‘старуха не могла нести корзину’;

колхозы-м кхъуэщыны-р иIэт ‘у колхоза имелась [из необходимых стройматериалов] черепица’.

В п р о с т о м п р е д л о же н и и на первом месте находится обычно подлежащее, на последнем – сказуемое. В группу подлежащего входит определение, занимающее постпозитивное или, реже, препозитивное положение. Остальные члены предложения Абхазо-адыгские языки располагаются между подлежащим (группой подлежащего) и сказуемым, причем наибо лее часто в следующей последовательности: косвенное дополнение, прямое дополнение, обстоятельство, орудное дополнение: Хьэмид лIыжьым письмор псынщIэу къэрэндащчIэ хуитхащ ‘Хамид для старика письмо быстро карандашом написал’.

Простые предложения могут быть односоставными, включающими из главных членов предложения только сказуемое, и двусоставными, содержащими оба главных члена. И те и другие бывают распространенными и нераспространенными.

Односоставные простые предложения подразделяются на определенно-личные (обыч но распространенные), обобщенно-личные, безличные, указательно-назывные. К односо ставным относятся также предложения, состоящие из одного слова, – ответ на заданный вопрос или на предложение, просьбу: кином уыкIуэну? ‘в кино собираешься пойти?’ – хьэуэ ‘нет’ или нытIэ ‘да’, Предложения последнего типа могут состоять и из одного подлежащего: уынэр хэт ищIа? ‘дом кто построил?’ – лIыжьым ‘старик’.

2.5.4. С л о ж н ы е п р е д л о ж е н и я делятся на сложносочиненные и сложно подчиненные. Союзы и союзные суффиксы в сложносочиненных предложениях в основ ном те же, что и при однородных членах предложения. В сложносочиненных предложе ниях они используются для выражения одновременности, последовательности действий, причинно-следственных отношений и т.д. Части сложноподчиненного предложения свя зываются посредством подчинительных союзов, союзных или каких-либо других подчи нительных слов, а также подчинительными аффиксами. Нередко связь придаточного предложения с главным выражается одновременно двумя способами: аффиксальным и неаффиксальным.

В К. я. можно выделить следующие типы п р и д а т о ч н ых п р е д л о же н и й :

а) подлежащные – хэт мылажьэми шхэркъым ‘кто не работает, (тот) не ест’;

б) времени – ар, еджакIуэ зэрыкIуэ лъандэрэ, зэ фIэчI слъэгъуакъым ‘с тех пор, как он поехал на учебу, я видел его только один раз’;

в) места – дэнэ уыхуейми дыгъакIуэ ‘пойдем, куда хочешь’;

г) причины – уэ уызэпсэлъар председателыр арауэ къыщIэчIынкъым, сыт щхьэчIэ жыпIэмэ а махуэм ар районым щыIаш ‘по-видимому, ты говорил не с председа телем, потому что в тот день он был в районе’;

д) цели – совещанэм щIимыдзэу дирек торым зыхуигъэзэн щхьэчIэ, Мурат жьыуэ ежьащ ‘чтобы до начала совещания встре титься с директором, Мурат выехал рано’;

е) условные – уэшхыр теуыжам, мэз дыкIу энт ‘если бы дождь перестал, то мы бы отправились в лес’;

ж) уступительные – хэкIу этауэ гьу(э)лъыжа пэтми, Мусэ псом япэ къэтеджащ ‘хотя и поздно лег, Муса встал раньше всех’. Имеются также сложные предложения, составные части которых соеди няются друг с другом посредством интонации.

2.6.0. В словарном составе К. я. находим значительное количество лексических з а и мс т в о в а н и й. В основном это слова русского, арабского, тюркского и иранского происхождения. Заимствования из греческого, латинского и западноевропейских языков усвоены через посредство русского. Иноязычными являются в первую очередь общест венно-политические, научно-технические, учебно-педагогические, культурно просветительные, военные термины (главным образом из русского) и слова, связанные с религией (арабского происхождения). В настоящее время основным источником заимст вования слов и особенно терминов является русский язык. Кроме того, путем полного или частичного калькирования русских терминов создаются термины на собственном материале: бзэщIэныгъэ ‘языкознание’, щыIэцIэ ‘имя существительное’ и т.п.

2.7.0. Как уже отмечалось, К. я. распадается на пять диалектов: собственно кабардин ский, моздокский, черкесский, бесленеевский и диалект кабардинцев Адыгейской Рес М. А. Кумахов. Убыхский язык публики (так называемый кубанский диалект). В собственно к а б а р д и н с к и й д и а л е к т мы включаем говоры Большой Кабарды и малокабардинский говор. Б а к с а н с к и й г о в о р (в литературе он рассматривается как диалект). Основные осо бенности: а) замена шипяще-свистящих спирантов жь, щ мягкими шипящими ж, ш;

б) замена шипяще-свистящей тройки тройкой мягких свистящих;

в) употребление форман та эргативно-косвенного падежа -м в виде -мэ;

г) использование в инфинитно предикативной форме имен, в наречиях и деепричастиях суффикса -уэ (литературное -у);

д) отпадение суффикса-копулы -щ в глаголе. Ма л к и н с к и й г о в о р. Основные особенности: а) замена шипяще-свистящей тройки мягкими шипящими ж, ш, шI (в речи одной группы говорящих) и мягкими свистящими з, с, сI (в речи другой группы);

б) от сутствие формы эргативно-косвенного падежа множественного числа указательных ме стоимений с формантом -бы;

в) отпадение суффикса-копулы -щ в форме прошедшего со вершенного времени. М а л о к а б а р д и н с к и й г о в о р. Основные особенности:

а) замена гласного э гласным ы или, реже, а;

б) употребление окончания эргативно косвенного падежа -м и в виде -мэ;

в) наличие случаев использования именного оконча ния эргативно-косвенного падежа -м вместо прономинального -бы. Явления, указанные для малокабардинского говора, свойственны и моздокскому диалекту. Кроме них моз докский диалект характеризуют: а) наличие своеобразных аффрикат тIщI, тIсI, соответ ствующих спиранту щI в литературном языке;

б) замена шипяще-свистящей тройки спи рантов свистящей тройкой з, с, сI;

в) замена шипящих ж, ш шипяще-свистящими жь, щ или свистящими з, с;

г) делабиализация лабиализованных согласных;

д) оформление ука зательных местоимений в единственном числе одновременно двумя аффиксами эргатив но-косвенного падежа – местоименным и именным;

е) употребление неопределенного местоимения гуэр только в сочетании с числительным зы ‘один’;

ж) сохранение в двух личных глаголах показателя косвенного объекта -й-;

з) отсутствие форм давнопрошед шего и давнего праждепрошедшего времен, заменяемых соответственно прошедшим со вершенным и преждепрошедшим. Че р к е с с к и й д и а л е к т во многом повторяет черты других диалектных единиц К. я.: а) замена шипяще-свистящих жь, щ, щI мягкими шипящими спирантами;

б) наличие шипяще-свистящей аффрикаты тIщI вместо спиран та щI;

в) замена шипящих ж, ш шипяще-свистящими жь, щ;

г) деление шипящих аф фрикат и спирантов на твердые и мягкие;

д) соответствие шипящих аффрикат спирантам ж, ш, щI литературного языка;

е) параллельное употребление спирантов ж, ш и аффри кат дж, ч;

ж) сохранение твердых нелабиализованных г, к, кI наряду с мягкими гь, кь, кIь;

з) сохранение двадцатиричной системы счета;

и) частое отпадение суффикса-копулы -щ;

и) образование формы подтвердительно-вопросительного наклонения настоящего времени от формы того же времени изъявительного наклонения (с префиксами о-, мэ //ма-), а не вопросительного, как в литературном кабардинском, и др. Из специфически черкесских диалектизмов отметим: а) мягкое произношение спирантов г, х;

б) полногла сие (чаще всего в личных аффиксах глагола);

в) более частое, чем в литературном языке, оформление собственных имен существительных падежно-определительными аффикса ми -р, -м;

г) отсутствие суффиксального показателя динамичности -р перед суффиксом отрицания -къым;

д) одновременное употребление антонимичных превербов направле ния къэ-(къы-) ‘сюда’, нэ- (ны-) ‘туда’;

е) наличие формы обращения с аффиксом -уэ;

ж) резкое повышение голоса на сказуемом первой части предложения, выраженном инфи нитной формой глагола. Б е с л е н е е в с к и й д и а л е к т характеризуется: а) нали чием двух рядов шипящих аффрикат и спирантов (твердых и мягких) вместо одного ряда соответствующих шипящих (полумягких);

б) заменой шипящих спирантов (полумягких) Абхазо-адыгские языки и шипяще-свистящего щI шипящими аффрикатами (твердыми или мягкими);

в) заменой шипяще-свистящего щ шипящими спирантами (мягким или твердым);

г) использованием двадцатиричной системы счета наряду с десятиричной;

д) сохранением форм органиче ской принадлежности;

е) использованием формы изъявительного наклонения для обра зования формы подтвердительно-вопросительного наклонения настоящего времени;

ж) возможностью опущения начального личного префикса субъекта 3 л. ед. ч. в переходных глаголах. В к у б а н с к о м д и а л е к т е выделяют: а) случаи параллельного упот ребления мягких шипящих спирантов и соответствующих древних мягких шипящих аф фрикат;

б) сохранение веляризованных г, к, кI наряду с гь, кь, кIь;

в) употребление имен ного форманта эргативно-косвенного падежа в виде -мэ;

г) использование аффикса -чIэ в функции показателя эргативно-косвенного падежа -м, а также аффикса -у // -уэ;

д) замену элемента у в долженствовательно-целевом суффиксе -ну аффиксом -чIэ;

е) сохранение двадцатиричной системы счета;

ж) употребление кратных числительных с количествен ным числительным зы ‘один’;

з) отсутствие суффикса-копулы -щ в формах прошедшего совершенного и давнопрошедшего времен;

и) оформление указательных местоимений в единственном числе одновременно двумя аффиксами эргативно-косвенного падежа – местоименным и именным;

к) широкое использование формы эргативно-косвенного па дежа множественного числа указательного местоимения с одним (именным) падежным формантом;

л) отсутствие в форме увещевательного наклонения элемента -р-, а иногда и аффикса субъекта 2 л. единственного числа и др. В области лексики говоры Большой Ка барды и малокабардинский говор обнаруживают весьма незначительные отклонения.

Существенных отличий не дает также лексика бесленеевского диалекта. Наиболее значи тельные лексические расхождения с собственно кабардинским диалектом и литератур ным К. я. находим в кубанском, моздокском и особенно черкесском диалектах.

ЛИТЕРАТУРА Апажев М. Л. Проблемы кабардинской лексики. Карданов Б. М. Фразеология кабардинского язы Нальчик, 1992. ка. Нальчик, 1973.

Багов П. М. Кубано-зеленчукские говоры кабар- Коков Дж. Н. Кабардинские географические на дино-черкесского языка. Нальчик, 1969. звания. Нальчик, 1966.

Балкаров Б. Х. Сопоставительная фонетика рус- Кумахов М. А., Вамлинг К. Дополнительные кон ского и кабардинского языков. Нальчик, 1960. струкции в кабардинском языке. Лунд, 1998.

Бербеков Б. Ч. Диалектная лексика кабардинско- Лопатинский Л.Г. Русско-кабардинский словарь го языка. Нальчик, 1992. с указателем // Сборник материалов для описания Борукаев Т. М. Грамматика кабардино- местностей и племен Кавказа. 1986, Вып. XXI. Отд.

черкесского языка. Нальчик, 1932. II.

Грамматика кабардино-черкесского литератур- Мамрешев К. Т. Особенности баксанского диа ного языка. М., 1957. лекта кабардинского языка. Нальчик, 1959.

Грамматика кабардино-черкесского литератур- Очерки кабардино-черкесской диалектологии.

ного языка, ч. I. Фонетика и морфология. М., 1970. Нальчик, 1969.

Емузов А. Г. Лексико-семантический и грамма- Пшибиев И. Х., Сакиев Н. Я. Краткий словарь си тический анализ фразеологии кабардино- нонимов кабардино-черкесского языка. Черкесск, черкесского языка. Нальчик, 1986. 1975 (на каб. яз.).

Кабардинско-русский словарь. Сост. М. Л. Апа- Пшуков Х. Х. Полисемия и омонимия в кабарди жев, Н. А. Багов и др. Под общ. ред. Б. М. Кардано- но-черкесском языке. Нальчик, 1982.

ва. М., 1957 (20000 слов). Русско-кабардино-черкесский словарь. Сост.

Карданов Б. М. Кабардинско-русский фразеоло- Б. М. Карданов, А. Т. Бичоев. Отв. ред. А. О. Шо гический словарь. Нальчик, 1968. генцуков. М., 1955 (около 30000 слов).

М. А. Кумахов. Убыхский язык Сукунов Х. Х. Обратный словарь кабардино- Хуранов Б. Л. Русско-кабардинский словарь. М., черкесского языка. Нальчик, 1980. 1927.

Темирова Р. Х. Лексические особенности речи Шагиров А. К. Кабардинский язык // Языки на черкесов. Черкесск, 1975. родов СССР. Т. IV. М., 1967.

Турчанинов Г. Ф., Цагов М. Грамматика кабар- Яковлев Н. Ф. Грамматика литературного кабар динского языка, т. I. М.-Л., 1940. дино-черкесского языка. М.-Л., 1948.

Урусов Х. Ш. История кабардино-черкесского Kuipers A. H. Phoneme and morpheme in литературного языка. Нальчик, 1968 (на каб. яз.). Kabardian. ’s-Gravenhage, 1960.

Урусов Х. Ш. Кабардинская грамматика. Синтак- Paris C. SystPme phonologique et phnomPnes сис, пунктуация. Нальчик, 1994 (на каб. яз.). phontiques dans le parler besney de Zennun ky (tcherkesse oriental). P., 1974.

Абхазо-адыгские языки Р. Н. Клычев, Л. П. Чкадуа АБХАЗСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Вариантов названия нет.

1.1.2. А. я. принадлежит к абхазо-адыгской группе кавказских языков.

1.1.3. Распространен в Абхазии, в двух селах Аджарской Автономной республики Грузии;

говорящие на А. я. проживают также в ряде городов стран СНГ и в странах Ближнего Востока (в Турции, Иордании, Сирии).

Общая численность говорящих на А. я. – 91 тысяча, 83 тысячи – в пределах Абхазии (1979, перепись).

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Общий диалектный состав: абжуйский, бзыбский.

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Функционирует во всех сферах общественно-политической, производственной, социально-экономической и культурной жизни абхазского народа наряду с русским и грузинским языками.

1.3.2. Как литературный язык стал формироваться с конца девятнадцатого века, сло жился в советскую эпоху. В основу литературного языка лег абжуйский диалект, обога щенный элементами бзыбского диалекта;

на нем существует оригинальная и переводная художественная литература, учебники для школ и вузов, политическая и научно техническая литература, периодическая печать;

на А. я. функционируют научно просветительные учреждения, театр, радио, телевидение, к наддиалектной форме можно отнести язык эпоса «Нарты».

1.2.3. На А. я. ведется преподавание в национальной школе и в Абхазском государст венном университете, где на базе кафедр А. я., абхазской литературы и начального обра зования готовятся преподаватели А. я., абхазской литературы и начальных классов сред ней школы.

1.4.0. В 1862 году П. К. Услар на основе русской графики с добавлением нескольких латинских и грузинских буквенных знаков создал абхазский алфавит, который затем со вершенствовался и уточнялся. С 1926 по 1928 год параллельно с существующим алфави том в практику вводился созданный Н. Я. Марром аналитический алфавит, основанный на латинской графике. В 1929 году был принят предложенный Н. Ф. Яковлевым алфавит, созданный также на основе латинской графики, который действовал до 1938 года. С года по 1954 год практиковался алфавит, основанный на грузинской графике. С 1954 го да действует алфавит, объединяющий всего 40 знаков. Из них 26 знаков русской графики (а, б, в, г, д, е, ж, з, и, к, л, м, н, о, п, р, с, т, у, ф, х, ц, ч, ш, ы, ь), 10 измененных рус ских знаков (ґ,, ™, њ, ў, ј, µ, і, ¦, ї), четыре из старых алфавитов (ѕ, џ, ®, є). Из пере численных знаков два лишены специальной фонематической значимости – знак лабиали зации є и знак палатализации ь). Однобуквенное начертание имеют 40 фонем, двухбук венное – 18 фонем. В алфавите не получили отражение глайды й и і и ряд лабиализован ных согласных – фарингальный ¦є и заднеязычные хє, гє, ґє, њє, кє.

1.5.0. Краткая периодизация истории языка.: дописьменный период – язык обиходно разговорного общения и устной эпической поэзии;

письменный период – литературный язык с функциональными разновидностями: язык художественной литературы, публици стики, науки, деловой, разговорно-бытовой.

М. А. Кумахов. Убыхский язык 1.6.0. Сфера использования гласных е, о, и, у расширилась. Для передачи глаголов страдательного залога русского и других языков широкое применение получили формы с суффиксом -х(а): и¦аіа-х-оит ‘сделанным станет’, иµєа-х-оит ‘сказанным будет’, а так же безличные формы глаголов, семантически тождественных безличным глаголам рус ского языка: (и)шеит ‘рассвело’, (и)хулеит ‘стемнело’, (и)хьјоуп ‘холодно’, (и)шоуроуп ‘тепло’.

Объем суффиксальных словообразовательных моделей увеличился, наметилась тен денция к расширению функций послелогов, шире стали использоваться предложения с инфинитными оборотами, а также сложносочиненные предложения, появились сложно подчиненные предложения, выражающие причинно-следственные отношения, вводные и вставные слова и предложения.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологическая характеристика.

2.1.1. Консонантная система А. я. очень сложна, вокалическая система, напротив, про ста. Гласными фонемами являются а и ы. Гласный а нижнего подъема, среднего ряда, сравнительно узкий;

встречается во всех позициях: амра ‘солнце’, алаба ‘палка’, аіабырг ‘правда’: ы – верхнего подъема, узкий;

встречается в середине и в конце слова:

аіыс ‘птички’, адзы ‘поле’. Безударный ы факультативен, в зависимости от места ударе ния или наличия стечения согласных может редуцироваться или переместиться: амґ / амыґ ‘колючки’, р¦ны / ры¦ны ‘у (них)’, а®ны ‘дом’ – а®нњуа / а®ынњуа ‘дома’.

Гласные е, о, и, у в исконной абхазской лексике не имеют фонематической значимо сти.

Особенностью консонантной системы А. я. является то, что признаку “глухой” всегда сопутствует признак “придыхательный”.

Со г л а с н ые Способ образования Мгновенные Аффрикаты Спиранты Место образования Губно-губные б ў п у м Губно-зубные в ф Зубные д ј т ѕ ц і з с н дє јє тє ѕє цє іє лабиализованные Латеральные л Альвео- мягкие џь ч ї жь шь лярные твердые џ ™ ж ш лабиализованные жє шє Дрожащие р Среднеязычные и [й] Заднеязычные г к ґ х гь ь кь ґь хь палатализованные гу у ку ґу ху лабиализованные Абхазо-адыгские языки Фарингальные ¦ ¦ь палатализованные ¦у лабиализованные Ларингальные µ лабиализованные ® µє 2.1.2. У д а р е н и е экспираторное, динамическое, интенсивное, нефиксированное:

а®нє ‘дом’, µіла ‘дерево’, анє¦уара ‘ходить’,’хождение’. В многосложных основах, осо бенно с двумя, тремя корнями, наряду с основным ударением может появиться и побоч ное (второстепенное ударение). Ударение слово- и форморазличительно, ср.: µла ‘глаз’ – алµ ‘собака’, изгµз ‘тот, кто что-то взял’ – ·згаз ‘то, что я взял’. Ударение подвижное.

2.1.3. Позиционная (обусловленная фонетически) реализация фонем.

Гласные е, о получены из гласного а в соседстве с сонорными согласными й, і под действием процессов ассимиляции и слияния.

е < йа, ай: йацы / йецы ‘вчера’;

йагьа / егьа ‘сколько бы’;

дыўайт ‘он (ч.) прыгнул’;

о < іа / аі: іажєы / ожєы ‘сейчас’, дыўайт – дыўойт ‘он (ч.) прыгает’.

Звук а может перейти в е в соседстве с палатальным согласным: агьажь / агьежь ‘круглый’ и в о в соседстве с лабиализованным согласным: жєху / жєоху ‘пятнадцать’.

Гласные и, у восходят к дифтонгам, состоящим из полугласного й или і и “иррацио нального” ы:

и < ый / йы: дыйгеит / дигеит ‘его (ч.) он забрал;

йылйыргеит / илиргеит ‘то ее он заставил забрать’.

у < ыі / іы: илыіјеит / илујеит ‘то ей ты (м.) отдай’, иліырбеит / илурбеит ‘то ей ты (м.) показал’.

Также позиционного образования долгое А (или два а), ставшее рефлексом утраченно го ларингального звонкого спиранта гI: дааит < дгIаит ‘он (ч.) пришел’.

2.1.4. Преобладающая с т р у к т у р а с л о г а представлена моделями СГ, СГС, ГС;

са // са-ра ‘я’, нас ‘затем’, ал ‘ольха’;

допустимые структуры Г, ССГ, СГССС, ГССС: а-ны-¦уа-ра ‘хождение’, кыдх-ны ‘сняв с чего-то’, ил-µєейт ‘то она сказала’, дыўс-хьейт ‘он (ч.) уже скончался’, а-тных-ра ‘купить’, хўа ‘три’, аўсј-µєа ‘туча’.

2.2.0. Морфологические сведения.

2.2.1. Современные модели корневых и аффиксальных морфем значительно отлича ются от исходной. Исторически они представляли собой тип СГ, где в качестве гласных выступали звук а или ы, лишенные фонематичности: іа ‘дно’, їа, ‘рот’, ўа ‘прыгать’. В процессе словообразования и формообразования две морфемы, объединенные единым ударением, подверглись значительным изменениям, в результате чего образовались бо лее сложные модели типа ССГ, СГС: а®нє ‘дом’, µл®а ‘дым’, а¦уєц ‘куст’, а¦уµц ‘мясо’.

Слог не всегда равен морфеме.

2.2.2. Аффиксальная морфема в отличие от корневой может быть представлена одной гласной фонемой: показатель общности а-, личноклассный показатель а-.

2.2.3. К активным мо р фо н о л о г и ч е с к и м я в л е н и я м можно отнести пе ремещение ударения при формообразовании, вследствие чего происходит (полная или частичная) редукция гласного исхода: адєє ‘поле’, адє-њуµ ‘поля’, аѕє ‘вода’ – аѕњуµ ‘воды’;

стяжение: аибабара ‘повидать друг друга’ (показатель общности а- + (показа тель обоюдности аиба- > аиба-);

ибеит ‘то (в.) он увидел’(пок. вещи и- + пок. муж. и- > и-);

чередование: при присоединении к основам с исходом на гласный а корнесуффиксов і или х (в функции показателя противоположного направления) происходит чередование М. А. Кумахов. Убыхский язык а с ы или с. нулем звука: атаіара ‘что-то положить во внутрь чего-то’ – аты-і ра’выходить из чего-то’, ајєхра ‘вынуть из чего-то’.

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

Являясь агглютинативным А. я. характеризуется высокой степенью синтетизма.

2.3.1. В А. я. выделяются следующие лексико-грамматические разряды слов: сущест вительные, прилагательные, числительные, местоимения, масдар, глаголы, причастия, деепричастия, наречия, послелоги, союзы, междометия, частицы. Дифференциация име ни и глагола слабая. Это обусловлено тем, что они имеют ряд общих категорий, напри мер, категорию класса, притяжательности, числа и др. В морфологическом плане нет четкой грани между существительными и прилагательными.

2.3.2. Каждое существительное характеризуется принадлежностью либо к классу че ловека, либо к классу вещей. К л а с с ы различаются на семантическом уровне в един ственном числе и на семантико-морфологическом уровне во множественном числе. По казателем класса человека во множественном числе является суффикс -цєа, класса вещей – -њуа: аіла ‘дерево’ – аілањуа ‘деревья’, аіа®ы ‘ученик’ – аіа®цєа – ‘ученики’.

Существительные в притяжательной форме также противопоставлены по классам:

лы®ны ‘ее дом’, и®ны ‘его дом’.

Противопоставление человека и вещи представлено в личных местоимениях второго и третьего лица единственного числа, а также в других разрядах местоимений, мотивиро ванных личными: уара ‘ты (м.)’, бара ‘ты (ж.)’, иара ‘он (м.), оно’, лара ‘она (ж.)’, утєы ‘тебе (м.) принадлежащее’, бтєы ‘тебе (ж.) принадлежащее’;

Противопоставление по классу является характерной особенностью числительных. К корням числительных от двух до десяти в категории вещей добавляется суффикс -ба:

®ба ‘два’, хўа (< хба ) ‘три’, ўшьба ‘четыре’ и т.д., в категории человека начиная с трех добавляется суффикс -®ы: хы®ык ‘трое’, пшьы®ык ‘четверо’, ху®ык ‘пятеро’.

2.3.3. В именах существительных нулевой показатель характеризует форму единст венного числа, для выражения же м н о ж е с т в е н н о г о ч и с л а используется суффикс -цєа в классе человека и -њуа в классе вещей. Последний в отдельных случаях может присоединяться и к именам класса человека: аіа®ы ‘ученик’ – аіа®цєа – ‘учени ки’, аїкуын ‘мальчик’ – аїкуынцєа ‘мальчики’, ашє¦уы ‘книга’ – ашєы¦уњуа ‘книги’, ала ‘собака’ – алањуа ‘собаки’, ѕкуынцєањуак ‘какие-то мальчики’, ѕґабцєањуак ‘какие-то девочки’.

Прилагательные, занимающие в атрибутивном сочетании постпозицию, независимо от одушевленности-неодушевленности определяемого слова во множественном числе оформляются показателем класса вещей -њуа: аіа®-цєа бзиа-њуа ‘хорошие ученики’, ашєј ¦аўшь-њуа ‘красные цветы’.

На лексическом уровне противопоставляются по числу личные местоимения и другие разряды местоимений, мотивированные личными;

к личным местоимением 1 и 2 лица множественного числа может присоединяться показатель множественности -ј: µара// µарј ‘мы’, шєара // шєарј ‘вы’.

С помощью формантов и и µ выражается противопоставление единственного и мно жественного числа в указательных местоимениях:

ари // абри ‘это’ – арј // абарј ‘эти’ ани // абни ‘это’ – анј // абанј ‘эти’ уи // убри ‘то’ – урј // убарј ‘те’.

Абхазо-адыгские языки Лично-классные показатели глагола одновременно являются и показателями числа.

Однако к глаголам может присоединяться и показатель множественного числа класса вещей -њуа, который в этих случаях теряет семантику класса.

Ч и с л и т е л ь н ы е. Система счета двадцатеричная: к числительным ®ажєа (®а ‘два’ + жєа ‘десять’) ‘двадцать’, тын®ажєа (®ын[тє] ‘дважды’ + ®ажєа ‘двадцать’) ‘сорок’, хын®ажєа (хын[тє] ‘трижды’ + ®ажєа ‘двадцать’) ‘шестьдесят’, ўшьын ®ажєа (ўшьын[тє] ‘четырежды’ + ®ажєа ‘двадцать’) ‘восемьдесят’ присоединяются союз и и числительные до двадцати: ®ажєи акы ‘двадцать один’, ®ажєи ®ба ‘двадцать два’, ®ажєи жєаха ‘тридцать три’ и т. д. Для числительного ‘сто’ используется слово шєкы. Свыше ста счет повторяется: к корню ‘сто’, добавляются числительные менее ста:

шєнакы ‘сто один’, шєи хўа ‘сто три’, шєи тын®ажєи хуба ‘сто сорок пять’ и т. д. Ко рень шє в сочетании с корнями числительных от 2 до 9 включительно встречается в ос тальных сотнях: ®ышє ‘двести’, хышє ‘триста’, аашєы ‘восемьсот’ и т. д.

Счет повторяется и после зњьы ‘тысяча’.

Числительные различают классы (см. п. 2.3.2). Не по общему правилу образованы чис лительные аѕєы ‘один (ч.)’, ®ыџьа ‘два (ч.)’ В структурном плане выделяются числительные: 1) с простой основой: акы ‘один’, ®ба ‘два’, хўа ‘три’... 2) со сложной основой: жеиза ‘одиннадцать’, жєаха ‘тринадцать’, ®ажєа ‘двадцать’;

3) составные числительные: ®ажєи акы ‘двадцать один’, шєи ®ба ‘сто два’... Различают следующие разряды числительных:

а) количественные: акы ‘один’, ®ба ‘два’... В сочетании существительного класса ве щей с числительными от двух до десяти, а также с числительным ‘сто’ к существитель ному добавляется корень числительного в виде префика, а аффикс неопределенности -к в виде суффикса ®-ієыцак ‘два стакана’, ф-ієыцак ‘шесть стаканов’, шє-ієыцак ‘сто ста канов’;

б) порядковые, которые образуются присоединением к основе количественного чис лительного префикса а- и суффикса -тєы: а®батєи ‘второй’ ахубатєи ‘пятый’, а®єжєатєы ‘двадцатый’;

в) собирательные, образующиеся присоединением префикса а- или р- и суффикса -гьы к основе количественных числительных: ах®ыкгьы (кл. ч.), ахўагьы (кл. в.) ‘все три’, аўшь®ыгьы (кл. ч.), аўшьбагьы (кл. в.) ‘все четыре’.

г) разделительные, образующиеся редупликацией основы количественных числитель ных: ®ыџьа-®ыџьа(ла) (кл.ч.), ®ба-®аба(ла) (кл.в.) ‘по двое’, ху®ы-ху®ы-ла (кл.ч.), хуба-хубала (кл.в.) ‘по пять’.

д) кратные числительные образуются присоединением к основе количественных чис лительных суффикса -нтє: ®ынтє ‘дважды’, хынтє ‘трижды’, ўшьынтє ‘четырежды’.

2.3.4. Имя не обладает падежными формами. Субъектно-объектные отношения пере даются посредством лично-классных и других показателей глагола, частично послелога ми и локативными превербами. Категория п р и н а д л е ж н о с т и (притяжа тельности) выражается присоединением к имени лично-классного префикса: сы®ны ‘мой дом’, лышє¦уы ‘ее книга’.

2.3.5. Глаголы противопоставляются по с т а т и ч н о с т и и д и н а ми ч н о с т и. Противопоставление это основано на семантике, формообразовании и основе.

Статические глаголы выражают состояние и результат действия: дышьјоуп ‘он (ч.) ле жит’, и¦оуп ‘то (в.) есть’, ирымоуп ‘то (в.) они имеют’, дјоуп ‘он (ч.) находится в чем-то’, дыбзиоуп ‘он (ч.) хорош (есть)’, и¦аіоуп ‘то (в.) сделано (есть)’, иµєоуп ‘то сказано’, ди намические глаголы выражают действие: дцоит ‘он (ч.) идет, пойдет’, игоит ‘то (в.) он М. А. Кумахов. Убыхский язык несет, понесет’. Формообразование динамических глаголов значительно богаче статиче ских, особенно это сказывается в системе времен и наклонений. Помимо изначально ста тических глаголов типа а¦азаара ‘быть’, а-ма-заара ‘иметь’, основой для статических глаголов может стать основа любого имени или локативный преверб: а®ны ‘дом’ – ®нуп ‘дом есть’, сара ‘я’ – соуп ‘я есть’, акы ‘один’ – акыуп ‘один есть’, иахьа ‘сегодня’ – иахьоуп ‘сегодня есть’. Существуют несколько основ, являющихся общими для статиче ских и динамических глаголов: атєа-ра ‘сидеть’ – дтєоуп ‘он (ч.) сидит’ // дтєоит ‘он (ч.) садится’, а-гыла-ра ‘стоять’ – дгылоуп ‘он (ч.) стоит’ // дгылоит ‘он (ч.) встает’. Пе ревод статического глагола в динамический возможен присоединением к основе форман тов -ха (и¦аіоуп ‘сделано есть’ и¦аіахоит ‘делается, будет сделано’), -тє ( дыбзиоуп ‘он (ч.) хорош’ дыбзиастєуеит ‘я его (ч.) сделаю хорошим, вылечу’), корнесуффик сов ла, і, іа, х (дјоуп ‘он (ч.) находится в чем-то’ – ‘он (ч.) войдет во что-то’, дјыіуеит ‘он (ч.) выйдет из чего-то’, дјаріоит ‘его (ч. ) они куда-то поместят’, дјырхуеит ‘его (ч.) они выведут из чего-то), каузативного форманта р- (ила¦ууп ‘то (в.) низкое есть’ – ила сыр¦ууеит ‘то (в.) я опущу’).

На морфологическом и синтаксическом уровнях все глаголы образуют оппозицию фи н и т н ый / и н фи н и т н ый. В пределах изъявительного и сослагательного наклонений противопоставление финитный / инфинитный наблюдается как в основе, так и во временных формантах. В основе инфинитных образований представлен один из от носительно-местоименных (и, з) или обстоятельственных (ан, ахь, ш) формантов: ицаз ‘тот, кто ушел’, изµєаз ‘тот, кто что-то сказал’, санцоз ‘когда я шел’, сахьцоз ‘куда я шел’, сышцоз ‘как я шел’. Во временных формантах финитных образований имеются показатели финитности -ит//-т, финитности и времени -п, -н. В формах инфинитного образования форманту -ит/-т соответствует нулевой формант (дцеит ‘он (ч.) пошел’ – данца ‘когда он (ч.) ушел’), форманту п – ра // ша (дца-п ‘он (ч.) пойдет’ – данца-ра // санца-ша ‘когда он пойдет’), форманту н – з (данцо-з ‘он (ч.) шел’ – ‘когда он (ч.) шел’, дцарын ‘он (ч.) пошел бы’ – данцарыз ‘когда бы он (ч.) пошел’).

Инфинитная основа у вопросительных и отрицательных форм глагола. На уровне син таксиса финитные образования являются сказуемыми, инфинитные же могут выступать в различных синтаксических функциях.

Изъявительное наклонение богато представлено временными формами. Это обуслов лено делением глаголов, с одной стороны, на статические и динамические, с другой сто роны, на финитные и инфинитные образования. Статические глаголы: настоящее время:

фин. и¦оуп ‘то (в.) есть’, инф. ианы¦оу ‘то (в.) когда есть’: прошедшее: фин. и¦ан ‘то (в.) было’, инф. ианы¦аз ‘то (в.) когда было’;

ДИНАМИЧЕСКИЕ ГЛАГОЛЫ:

Финитное образование инфинитное образование настоящее: илгоит ‘то (в.) она берет’ ианылго ‘то (в.) когда она берет’ несовершенное: илгон‘то (в.) она брала’ ианылгоз ‘то (в.) когда она брала’ прошедшее неопределенное: илга-н ‘то (в.) она забрала’ ианылгаз ‘то (в.) когда она забрала’ аорист: илгеит ‘то (в.) она забрала’ ианылга ‘то (в.) когда она забрала’ давнопрошедшее: илгахьеит ‘то(в.) она уже забрала’ ианылгахьоу ‘то (в.) когда она уже забрала’ давнопрош. упреж.: илгахьан ‘то (в.) она уже забрала’ ианылгахьа ‘то (в.) когда она уже забрала’ будущее I: илгап ‘то (в.) она заберет’ (катег.) ианылгара ‘то (в.) когда она заберет’ будущее II: илгашт ‘то (в.) она заберет’ ианылгаша ‘то (в.) когда она заберет’ Абхазо-адыгские языки Глагол не выражает залоговых различий, нет и специальных видовых показателей.

Видовые значения передаются противопоставлением серий временно-модальных форм аориста и настоящего времени.

Выделяются следующие н а к л о н е н и я : изъявительное, временные суффиксы ко торого выступают и как форманты наклонения;

условное, образующееся присоединени ем суффикса -р к чистой (т.е. без временного показателя) основе или суффиксов -зар, -зјгьы к чистой и временной основам глагола: дибар ‘если его (ч.) он увидит’, дибазар ‘если его (ч.) он увидел’, дибозар ‘если его (ч.) он увидит’, дибахьазар ‘если его (ч.) он уже увидел’, дибазјгьы ‘если б его он увидел’, ды¦азар ‘если он (ч.) есть, находится’;

желательное, образующееся присоединением суффикса -нда // -ндаз к чистой и времен ной основам глагола: дибанда(з) ‘хоть бы его (ч.) он увидел’, дибахьандаз ‘хоть бы его (ч.) он уже увидел’, сослагательное, образующееся суффиксами -рын // -шан в финитных формах и -рыз // -шаз в инфинитных формах: дибарын // дибашан ‘его (ч.) он бы пови дал’, дибарыз // дибашаз ‘когда его (ч.) он бы повидал’;

допускательное, образующееся суффиксами -ааит и -зааит: дибааит ‘пусть его (ч.) он повидает’, дибазааит ‘да пусть он повидал его (ч.)’;

заглазное, образующееся присоединением суффиксов -заап и заары к чистой и временным основам глагола: дибазаап // дибазаарын ‘его (ч.) он, ока зывается увидел’, дибозаан ‘его (ч.) он, оказывается, видел’, дибахьазаан ‘его (ч.) он, оказывается, уже видел’;

условно-целевое, образующееся присосдинением суффиксов разы //-рац(ы) // -рц(ы) // -ртєы //-рашєы к чистой основе глагола: и¦асіаразы //и¦асіарцы // и¦асіартє ‘для того, чтобы то (в.) я сделал’.

К финитным образованиям относятся формы допускательные и заглазные, к инфинит ным образованиям – формы условного, повелительного, желательного, условно целевого, призрачного наклонений.

Глаголы делятся на п е р е х о д н ы е и н е п е р е х о д н ы е. Все статические и одноличные динамические глаголы непереходные. Полиперсональные динамические глаголы могут быть переходными и непереходными. Ввиду отсутствия категории скло нения в имени переходность передается расположением лично-классных показателей в самой глагольной словоформе. В непереходных глаголах показатель субъекта стоит на первом месте, показатель косвенного объекта – на втором месте (с-и-ватєеит ‘я с ним рядом сел’);

в переходных глаголах на первом месте стоит ближайший объект, а показа тель субъекта занимает последнее место: в двухличном глаголе – второе (с1-и2-беит ‘ме ня он увидел’), в трехличном – третье (и1-лы2-с3-јеит ‘то (в) ей я отдал’), в четырехлич ном – четвертое (и4-сы1-з-и3-лы2-р®ит ‘для меня она заставила его написать то’).

Позиция косвенного объекта – второе место или второе и третье.

Синтаксические функции лично-классных показателей, занимающих первую и по следнюю позиции, совпадают с синтаксическими функциями номинативного (абсолют ного) и эргативного падежей языков эргативного строя: первая позиция соответствует абсолютному падежу, последняя – эргативному.

Лично-классныс показатели первой / последней позиции различаются в третьем лице единственного и множественного числа: показатели д (кл. чел.), и (кл. вещей) в ед. числе, и во мн. числе употребляются в первой позиции;

показатели и (кл. муж.), л (кл. жен.), а//на (кл. вещей) в ед. числе, р во мн. числе – в последней позиции. По показателям д и л лично-классные форманты первой позиции условно названы рядом “д”. последней пози ции – рядом “л”.

Выделяется группа глаголов, основа которых нейтральна: в одноличном варианте – глаголы непереходные: д®уеит ‘он (ч.) пишет (вообще)’, дѕахуеит ‘он (ч.) шьет (вооб М. А. Кумахов. Убыхский язык ще)’, в двухличном варианте – переходные: и-л-®уеит ‘то она пишет’, и-л-ѕахуеит ‘то (в.) она шьет’.

Глагол различает формы субъектной и объектной в е р с и и. Для выражения субъ ектной версии используется префикс - и притяжательный формант, совпадающий с по казателем субъекта: дылкуабоит ‘его (в..) она купает’ – л-ы-л-куабоит ‘она купается’, д®уеит ‘то (в.) он (ч.) надел’ – и-еилеиµєеит ‘он оделся’. Посредством притяжатель ного форманта, совпадающего с показателем субъекта, передают субъектную версию глаголы, в основе которых имеется элемент, обозначающий часть тела: и-лы-шьа-л-іеит ‘то она надела на свою ногу’, и-л-ха-л-іеит ‘то она надела на свою голову’. Объектная версия представлена двумя формами: 1) с формантом з-, обозначающая действие, пред назначенное косвенному объекту: и¦асіеит ‘то (в.) я сделал’ – и -л-зы-¦асіеит ‘то (в.) я для нее сделал’, 2) с формантом цє-: обозначающая действие, происходящее вопреки косвенному объекту: и-л-цєы-¦асіеит ‘то (в.) я помимо нее (ее желания, воли) сделал’.

Глаголы образуют также следующие формы: каузативную префиксом р- (и-ас-цоит ‘то (в.) я (с)делаю’ – йлсыр¦аіоит ‘то (в.) я ее заставлю сделать’), потенциальную – префик сом з- (илзы¦аіом ‘то [в.] она не сможет сделать’), непроизвольную –префиксом амха- (исамха¦аіеит ‘то [в.] я невольно сделал’), союзности – префиксом ц- (сиццоит ‘я с ним вместе пойду’), взаимности – префиксом аи- (µаилалеит ‘мы вместе объединились, со единились’), обоюдности – префиксом аиба- (µаибабеит ‘мы друг с другом повида лись’), взаимосоюзности аиц- (µаицуеит ‘мы вместе пошли’).

2.3.6. О к а т е г о р и и л и ц а в существительных можно говорить лишь в плане притяжательных форм, так как они образуются присоединением к существительным лич но-классных показателей: с-ы®ны ‘мой дом’, у®ны‘твой дом’, и-®ны ‘его дом’. Катего рией лица обладают местоимения и глагол. В зависимости от степени отдаленности предмета от говорящего лица выделяют три ряда указательных местоимений:

I а(б)ри ‘этот’ а(ба)рј ‘эти’ II а(б)ни ‘тот (в некотором отдалении)’ а(ба)нј ‘те (в некотором отдалении)’ III у(бр)ни ‘тот’ у(ба)рј ‘те’ Имя существительное имеет форму с обобщенным значением, образованную префик сом а-: а-®ны ‘дом’, а-іла ‘дерево’. Эта же форма может быть использована и с опреде ленным значением: ари а®ны ‘этот дом’, ари аіла ‘это дерево’. С обобщенным и неоп ределенным значением могут выступить и формы без а-: ®ны, іла. Выбор формы опре деляет контекст. Неопределенная форма имени образуется суффиксом к: ®ны-к ‘какой то дом’, ®ынњуа-к ‘какие-то дома’, іла-к ‘какое-то дерева’, іла-њуак ‘какие-то деревья’.

П р о с т р а н с т в е н н а я о р и е н т а ц и я передается наречиями (хара дгылоуп ‘вдали он (ч.) стоит’), послелогами (ашкол а™ы ‘в школе’), превербами направления – аа-, -на-, -®а-, -ла- (д-аа-иуеит ‘он [ч.] идет сюда, к говорящему’ д-не-иуеит ‘он [ч.] идет туда, от говорящего’, д-®е-иуеит ‘он [ч.] идет вверх, от говорящего’ д-ле-иуеит ‘он (ч.) идет вниз, от говорящего’);

локативными превербами;

аллативное и аблативное на правление по отношению к месту, на которое указывает локативный преверб, выражает ся чередованием исходного гласного преверба а / ы или ѓ: ајаіара ‘вкладывать, вложить во что-то’ – ајыіра ‘выходить из чего-то’.

О т р и ц а н и е выражается аффиксом -м-, который выступает, а) в качестве префик са во всех инфинитных образованиях динамических глаголов (даны-м-цо ‘когда он [ч.] не идет, не пойдет’, и-м-цо ‘тот, кто не идет’), а также в ряде временных форм финитно го образования: в прошедшем неопределенном (ды-м-цазт ‘он [ч.] не пошел’), в аористе (ды-м-цеит ‘он [ч.] не пошел’), в давнопрошедшем (ды-м-цацт, ды-м-хьацт ‘он [ч.] пока Абхазо-адыгские языки не пошел’);

б) в качестве суффикса во всех формах статических глаголов (и¦а-м ‘то [в.] не находится’, ианы¦а-м ‘когда то [в.] не находится’, и¦а-м-ызт ‘то [в.] не находилось, не было’), а также в настоящем (дцом ‘он [ч.] не идет, не пойдет’), прошедшем несовер шенном (дцо-мы-зт ‘он [ч.] не ходил’), в будущих (дцары-м, дцаша-м ‘он [ч.] не пой дет’).

2.3.7. Выделяют следующие семантико-грамматические разряды слов.

С у щ е с т в и т е л ь н ы е, которые противопоставляются по классу (человека и вещи) (аїкуынцєа ‘мальчики’, аілањуа ‘деревья’) имеют формы общности (аіла ‘дерево вообще’), определенности (ари аіла ‘это дерево’) ~ неопределенности (ілак ‘какое-то де рево’), а также могут иметь притяжательную форму (сыіла ‘мое дерево’).

П р и л а г а т е л ь н ы е. Формально качественные прилагательные не отличаются от существительных. Выделение их в самостоятельный лексико-грамматический разряд слов основано на семантике и синтаксической функции: амш бзиа ‘хороший день’, (э)ны хуїык гылоуп ‘стоит какой-то маленький дом’, хуїык дгылоуп ‘стоит малыш, ребенок’.

Относительные прилагательные оформляются суффиксом тє(ы): аиха ‘железо’ – аи хатєы ‘железный’, ахаµє ‘камень’ – ахаµєтє ‘каменный’: ахаµєтє гуара ‘каменная ог рада’. В атрибутивных сочетаниях качественные прилагательные занимают постпози цию: амш бзиа ‘хороший день’, относительные – препозицию: ањьырмыјтє ®ны ‘кир пичный дом’.

Прилагательные не обладают словоизменительными формантами;

к ним присоединя ются форманты существительных. Ввиду того, что для атрибутивных сочетаний харак терна цельнооформленность, словоизменение прилагательных зависит от их позиции:

суффиксальное оформление получают качественные прилагательные, к которым присое диняются форманты множественного числа -њуа (алаба ґуґуањуа ‘крепкие палки’, аіа®цєа бзиањуа ‘хорошие ученики’), превратительности -с (лаба ґуґуас ‘в качестве крепкой палки’), неопределенности -к (лаба ґуґуак ‘какая-то крепкая палка’);

префик сальное оформление получают относительные прилагательные, к которым присоединя ются префиксы общности а- (ахаµєтє ‘каменный’: ахаµєтє гуара ‘каменная ограда’), притяжательности(µ-хаµєтє ‘каменный’: ахаµєтє гуара ‘наша каменная ограда’.

М е с т о и м е н и я. В абхазском языке развита система личных и указательных ме стоимений. Личные местоимения имеют полную и краткую форму. Они представлены тремя лицами и двумя числами. Местоимения единственного числа во втором и третьем лицах различают классы и пол.

Личные местоимения Ед. число Мн. число 1 л. сара // са ‘я’ µара // µа ‘мы’ 2 л. уара // уа ‘ты’ (м.) шєара //шєа ‘вы’ бара // ба ‘ты’ (ж.) 3 л. иара ‘он’ (м.) дара ‘они’ (кл.ч. и кл.в.) лара // ла ‘она’ (ж) иара ‘он, она, оно’ (в.) Указательные местоимения выражают три ступени отдаленности и имеют два числа – единственное и множественное (см.2.3.6.).

Имеется несколько определительных (досыу ‘каждый’, зегьы ‘все’, ахаја ‘сам’) и не определенных местоимений (аѕєы ‘некто’, аѕєыр ‘кто-либо’ акы ‘что-то’, акыр // акры ‘что-либо’ шьоукы // џьоукы ‘некие’);

количество вопросительных местоимений ограни чено (дарбан? ‘кто?’, иарбан? ‘что?’, дзакузеи? ‘каков он (ч.)?’, изакузеи? ‘что такое?’).

М. А. Кумахов. Убыхский язык Это обусловлепо тем, что имеется богатая система вопросительных форм глагола. Функ цию притяжательных местоимений выполняют посессивные формы имен: сы®ны ‘мой дом’, сгуыла ‘мой сосед’, бышє¦уы ‘твоя книжка’.

В качестве отрицательного местоимения выступает неопределенное местоимение с союзной частицей ґьы в сочетании с глаголом в отрицательной форме (акгьы ‘ничто’, аѕєгьы ‘никто’, акгьы збом ‘я ничего не вижу’, аѕєгьы дыѕбом ‘я никого не вижу’).

Абхазский г л а г о л отличается высокой степенью синтетизма. Его полиперсональ ная структура, богатство грамматическими категориями и словообразовательными моде лями обеспечили имя сравнительно простой парадигматикой.

По значению и морфологическим признакам все глаголы делятся на статические и ди намические, на финитные и инфинитные (см. соответствующие разделы). Глаголы бы вают моноперсональными и полиперсональными;

переходными и непереходными. Спря гаются глаголы по лицу, числу и классу. Система времен и наклонений очень богатая. Их формы настолько переплетены, что провести четкую грань между ними сложно. В аран жирующий инвентарь глагола входят также многочисленные форманты, выражающие версию, потенциалис, непроизвольность, каузативность, совместность, взаимность, со юзность, модальность, аспектуальность. Конструирующим элементом глагольного сло вообразования являются также направительные и локативные превербы, число которых весьма значительно, корнесуффиксы, суффиксы направления.

В глагольную парадигматику включаются отрицательные и вопросительные образова ния.

В серию глаголов инфинитного образования входят формы с обстоятельственными элементами семантики – времени -ан- (с-ан-цо ‘когда я иду’), места -ахь- (с-ахь-цо ‘куда я иду’), образа действия -ш- (сыщцо ‘как я иду’), а также с относительно местоименными формантами -и-, -з- (ицо ‘тот, кто идет’, изµєо ‘тот, кто говорит’ илµєо ‘то, что она говорит’). Относительно-местоименные образования близки к причастиям.

Де е п р и ч а с т н ые фо р мы образуют как статические, так и динамические глаголы. В первых в качестве деепричастного форманта выступает нулевая морфема или -ны (ахуїы дима // диманы ‘он [ч.] пришел с ребенком’ точнее ‘он [ч.], имея ребенка, пришел’) в динамических глаголах – морфемы -ны, -уа // -о. Формы на -ны указывают на действие, предшествующее основному (дыўаны дааит ‘он (ч.) спрыгнув пришел’), фор мы на -уа//-о – на действие, совершающееся одновременно с основным (дыўо дааит ‘он (ч.) прыгая пришел’). Негативная форма образуется формантом -м и -куа дима-м-куа ‘он (ч.), не имея его (он)’, димбакуа ‘его (ч.) он (м.) не повидав’. Форма масдара образуется посредством присоединения аффикса -ра к основе глагола: ацара ‘идти’, атаара ‘са диться’. См. также сведения об отрицании в п. 2.3.6.

Форма масдара образуется присоединением аффикса -ра к основе глагола: ацара ‘ид ти’, атаара ‘садиться’.

Н а р е ч и я. По лексическим значениям все наречия делятся на обстоятельственные и собственно характеризующиеся. К обстоятельственным относятся наречия: а) времени:

иацы ‘вчера’, уаха ‘сегодня вечером’, иаха ‘вчера ночью’, иахьа ‘сегодня днем’, уаієы ‘завтра’, аўхын ‘летом’, аѕын ‘зимой’, сынтєа ‘в этом году’, цыўх ‘в прошлом году’ и т.д.;

б) места: ааигуа ‘поблизости’;

іа¦а ‘внизу’, хыхь ‘сверху’, ам®ан ‘в дороге’, агуја ‘посреди’ (в этот же разряд входят наречия, имеющие общую основу с указательными местоимениями и подобно им различающие три степени отдаления от говорящего лица:

ара // абра ‘здесь’, ана // абна ‘там, немного отдаленно’, уа// убра ‘там’);

в) причины:

Абхазо-адыгские языки мдыршаку ‘по незнанию’;

г) цели: цасхєан ‘нарочно’;

д) совместности: хаицны ‘мы вме сте’, ихєеицны ‘вы вместе’, еицны ‘они вместе’.

Наречия, входящие в разряд собственно характеризующихся, отличаются большой де тализацией, что содействовало значительному увеличению их числа. Большинство из них мотивированные. Сюда же относятся наречия, мотивированные наречиями места: ас // абас;

анс // абанс, ус // убас ‘так’. Послелоги, обычно оформлены притяжательным формантом: иара иаўхьа ‘перед ним (м.)’, лара лзы ‘для нее (ж.)’, с®ызцєа р™ы ‘у моих друзей’, аинститут а¦ны ‘в институте’. В абхазском языке существуют лишь сочини тельные с о ю з ы : аха ‘но’, амала ‘однако’, ма ‘или’ мамзар ‘или же’, акуамзар ‘а не то’, зны ‘то’, союзные аффиксы -и, -гьы: сареи бареи ‘и я и ты(ж.)’, ахучгьы адугьы ‘и ребенок и взрослый’. Подчинительных союзов нет, их функцию выполняют обстоятель ственные элементы в инфинитных образованиях глагола.

Абхазский язык богат м е ж д о м е т и я м и – вокативные: ей, уа, о;

побудительные:

аµы, амарџьа;

предупредительные: аµаµаи, выражающие презрение – фу;

сожаление – гушьа, удивление – ¦оµ и т.д.

2.4.0. Образцы парадигм.

Имя существительное имеет следующие формы: общую: – а-®ны ‘дом’ (в зависимо сти от контекста может приобрести определенное значение), ср.: ари а®ны ‘этот дом’;

неопределенную – ®ны-к ‘какой-то дом’;

обстоятельственно-превратительную – ®ны-с:

‘в качестве дома’;

притяжательную (посессивную ) – сы-®ны ‘мой дом’.

Послелоги -ла, -да без посредства притяжательного аффикса могут присоединяться к имени существительному в единственном числе, образуя формы со значением инстру менталиса -®ны-ла ‘домом’ и лишения – ®ны-да ‘без дома’.

Остальные имена не обладают парадигматическими рядами. Глагольная парадигмати ка представлена спряжением по лицам субъекта и объекта (ближайшего и косвенного), изменением по временам и наклонениям.

Спряжение глагола по лицу субъекта и объекта (ближайшего, косвенного) Спряжение по лицу субъекта Одноличный глагол ацара ‘идти’ Ед. число Мн. число I. с-цеит ‘я ушел’ µ-цеит ‘мы ушли’ II. у-цеит ‘ты (м.) ушел’ шє-цеит ‘вы ушли’ б-цеит ‘ты (ж.) ушла’ III. д-цеит ‘он (ч.) ушел’ и-цеит ‘они ушли’ и-цеит ‘оно(в.) ушло’ Двухличный непереходный глагол аццара ‘идти с кем-то’ Ед. число Мн. число I. с-иццеит ‘я с ним ушел’ µ-иццеит ‘мы с ним ушли’ II. у-иццеит ‘ты (м.) с ним ушел’ шє-иццеит ‘вы с ним ушли’ б-иццеит ‘ты (ж.) с ним ушла’ III. д-иццеит ‘он (ч.) с ним ушел’ и-иццеит ‘они с ним ушли’ и-иццеит ‘оно(в.) с ним ушло’ М. А. Кумахов. Убыхский язык Двухличный переходный глагол абара ‘видеть’ Ед. число Мн. число I. и-з-беит ‘то (в.) я увидел’ и-аа-беит ‘то (в.) мы увидели’ II. и-у-беит ‘то (в.) ты (м.) увидел’ и-б-беит ‘то (в.) ты (ж.) увидела’ и-шє-беит и-жє-беит ‘то (в.) вы увидели’ III. (и)-и-беит ‘то (в.) он (ч.) увидел’ и-л-беит ‘то (в.) она (ж.) увидела’ и-р-беит ‘то (в.) они увидели’ и-а-беит ‘то (в.) оно (в.) увидело’ Трехличный переходный глагол ајара ‘давать’ Ед. число Мн. число I. и-лы-с-јеит ‘то (в.) ей я отдал’ и-ла-µ-јеит ‘то (в.) ей мы отдали’ II. и-лы-у-јеит ‘то (в.) ей ты (м.) отдал’ и-лы-б-јеит ‘то (в.) ей ты (ж.) отдала’ и-лы-шє-јеит ‘то (в.) ей вы отдали’ III. и-лы-и-јеит ‘то (в.) ей он (ч.) отдал’ и-лы-л-јеит ‘то (в.) ей она (ж.) отдала’ и-лы-р-јеит ‘то (в.) ей они отдали’ и-лы-на-јеит ‘то (в.) ей оно (в.) отдало’ Спряжение по лицу косвенного объекта Двухличный непереходный глагол аццара ‘идти с кем-то’ Ед. число Мн. число I. д-с-ы-ццеит ‘он (ч.) со мной ушел’ д-µа-ццеит ‘он (ч.) с нами ушел’ II. д-у-ццеит ‘он (ч.) с тобой (м.) ушел’ д-шєы-ццеит ‘он (ч.) с вами ушел’ д-бы-ццеит ‘он (ч.) с тобой (ж.) ушел’ III. д-и-ццеит ‘он (ч.) с ним ушел’ д-ры-ццеит ‘он (ч.) с ними ушел’ д-лы-ццеит ‘он (ч.) с ней ушел’ д-а-ццеит ‘он (ч.) с ним (в.) ушел’ Трехличный переходный глагол ајара ‘давать’ Ед. число Мн. число I. и-сы-л-јеит ‘то (в.) мне она дала’ и-µа-л-јеит ‘то (в.) нам она дала’ II. и-у-л-јеит ‘то (в.) тебе (м.) она дала’ и-бы-л-јеит ‘то (в.) тебе (ж.) она дала’ и-шєы-л-јеит ‘то (в.) вам она дала’ III. (и)-и-л-јеит ‘то (в.) ему она дала’ (и)-л-л-јеит ‘то (в.) ей она дала’ и-ры-л-јеит ‘то (в.) им она дала’ и-лы-на-јеит ‘то (в.) ему (в.) она дала’ Спряжение по лицу ближайшего объекта Двухличный переходный глагол абара ‘видеть’ Ед. число Мн. число I. сы-л-беит ‘меня она увидела’ µа-л-беит ‘нас она увидела’ II. бы-л-беит ‘тебя (ж.) она увидела’ шєы-л-беит ‘вас она увидела’ III. ды-л-беит ‘ее (ж.) она увидела’ и-л-беит ‘их она увидела’ Абхазо-адыгские языки и-л-беит ‘то (в.) она увидела’ Аналогичные изменения по лицам субъекта и объекта дают инфинитные образования и деепричастия. (парадигмы форм времен и наклонений см. 2.3.5.).

В глагольную парадигматику входят также инфинитные образования с относительно местоименным формантом (т.е. причастия ) и с обстоятельственным элементом, все во просительные и отрицательные формы.

Статический глагол Наст.вр. и¦оу ‘то, что есть’ ишы¦оу ‘то (в.), как есть’ Прош.вр. и¦аз ‘то, что было’ ишы¦аз ‘то (в.), как было’ Динамический глагол Наст. ирµєо ‘то, что они говорят’ ишырµєо ‘то (в.), как они говорят’ Аорист ирµєа ‘то, что они сказали’ ишырµєа ‘то (в.), как они сказали’ Прош. несов. ирµєоз ‘то, что они говорили’ ишырµєоз ‘то (в.), как они говорили’ Прош. неопр. ирµєаз ‘то, что они сказали’ ишырµєаз ‘то (в.), как они сказали’ Давнопрош. ирµєац ‘то, что они говорили’ ишырµєац ‘то (в.), как они говорили’ Давнопрош. упр. ирµєахьаз ‘то,что они уже сказали’ ишырµєахьаз ‘то (в.), как они уже сказали’ Будущее I ирµєара ‘то, что они скажут’ ишырµєара ‘то (в.), как они скажут’ Будущее II ирµєаша ‘то, что они скажут’ ишырµєаша ‘то (в.), как они скажут’.

ВОПРОСИТЕЛЬНЫЕ ФОРМЫ ПОЛОЖИТЕЛЬНО-ВОПРОСИТЕЛЬНЫЕ Статический глагол Наст. сы¦оума? сы¦оу? ‘есть ли я? нахожусь ли я?’ Прош. сы¦азма? ‘был ли я? находился ли я?’ Динамический глагол Наст. сцома? сцоу? ‘иду ли я?’ Аорист сцама? сцоу? ‘пошел ли я?’ Прош. несов. сцозма? сцозу? ‘пошел ли я?’ Прош. неопр. сцазма? Сцазу? ‘пошел ли я?’ Давнопрош. сцахьама? ‘пошел ли я?’ Давнопрош. упр. сцахьазма? ‘пошел ли я уже?’ Будущее I сцарыма? сцарыу? ‘пойти ли мне?’ Будущее II сцашама? сцашоу? ‘пойти ли мне?’ ОТРИЦАТЕЛЬНО-ВОПРОСИТЕЛЬНЫЕ Статический глагол Наст. сы¦ами? ‘нет ли меня? // ведь я есть?’ Прош. сы¦амзи? ‘не было ли меня? // ведь я был?’ М. А. Кумахов. Убыхский язык Динамический глагол Наст. сымцои? ‘не пойду // не иду ли я? // я ведь пойду, иду’ Аорист сымцеи? ‘не пошел ли я? // я ведь ходил’ Прош. несов. сымцози? ‘не пошел ли я? // я ведь пошел?’ Прош. неопр. сымцази? ‘не пошел ли я? // я ведь пошел?’ Давнопрош. сымцахьеи? ‘не пошел ли я? // я ведь пошел?’ Давнопрош. упр. сымцахьази? ‘не пошел ли я уже? // я ведь уже пошел?’ Будущее I сымцари? ‘не пойти ли мне? // я ведь пойду?’ Будущее II сымцашеи? ‘не пойти ли мне? // я ведь пойду?’ ОТНОСИТЕЛЬНО-МЕСТОИМЕННО-ВОПРОСИТЕЛЬНЫЕ Статический глагол Наст. и¦ада? ‘кто есть? кто находится’ и¦еи? ‘что есть?’ Прош. и¦адаз? ‘кто был?’ и¦ази? ‘что было?’ Динамический глагол Наст. ицода? ‘кто идет? // пойдет?’ ицои? ‘что идет? // пойдет?’ Аорист ицада? ‘кто пошел?’ ицеи? ‘что (в.) пошло?’ Прош. несов.: ицодаз? ‘кто ходил?’ ицози? ‘что шло?’ Прош. неопр..ицадаз? ‘кто пошел?’ ицази? ‘что пошло?’ Давнопрош. ицахьада? ‘кто ходил // пошел?’ ицахьази? ‘что ушло // прошло?’ Давнопрош. упр. ицахьадаз? ‘кто ходил // пошел уже?’ ицахьазы? ‘что уже пошло?’ Буд. I ицарыда? ‘кто пойдет?’ ицари? ‘что пойдет?’ Буд. II ицашада? ‘кто пойдет?’ ицашеи? ‘что пойдет?’ ОБСТОЯТЕЛЬСТВЕННО-ВОПРОСИТЕЛЬНЫЕ Статический глагол Наст. ишўа¦оу? ‘то (в.) как есть?’ Прош. ишўа¦аз? ‘был ли я? находился ли я?’ Динамический глагол Наст. сышўацо? ‘как я иду // пойду?’ Абхазо-адыгские языки Аорист сышўаца? ‘как я пошел?’ Прош. несов. сышўацоз? ‘как я ходил?’ Прош. неопр. сышўацаз? ‘как я пошел?’ Давнопрош. сышўацахьаз? ‘как я пошел?’ Давнопрош. упр. сышўацахьаз? ‘как я уже пошел // ходил?’ Будущее I сышўацари? ‘как я пойду?’ Будущее II сышўацашеи? ‘как я пойду?’ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ФОРМЫ Статический глагол Наст. сы¦ам ‘меня нет’ Прош. сы¦амызт ‘меня не было’ Динамический глагол Наст. сцом ‘я не иду’ Аорист сымцеит ‘я не пошел’ Прош. несов. сцомызт ‘я не ходил’ Прош. неопр. сымцазт ‘я не пошел’ Давнопрош. сымцацт ‘я не ходил пока’ Давнопрош. упр. сымцацызт ‘я не ходил пока’ Будущее I сцарым ‘я не пойду’ Будущее II сцашам ‘я не пойду’ 2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. В структурном плане словоформа имени значительно проще словоформы глаго ла. Имя обычно состоит из 2-4 морфов, количество же морфов в глаголе может достигать 10 и более, ср.: а-ілањуа ‘деревья’, и-сы-з-л-ы-м-је-ит ‘то (в.) я ей не смог дать’, и-ш-ўа сы-з-лы-шьа-м-іа-р-и? ‘то (в.) как я не смогу ей на ноги одеть ?’ Суффиксация более характерна для имени, префиксация – для глагола.

2.5.2. Основными способами с л о в о о б р а з о в а н и я являются аффиксация и сложение.

К продуктивным именным суффиксам относятся -®(ы): ашє¦у®ы ‘писатель’;

-га:

аага ‘мотыга’;

-тє: афатє ‘еда’;

-ра: афыр-хаіара ‘мужество’.

Примеры сложения у имен: абласаркьа ‘очки (глаза стекло)’, ачысмајєа ‘посуда’ (еды вещь)’, аієыуабжьы ‘плач (плача звуки)’, абгаду ‘волк (волк большой)’, ахыј¦ьа ‘голово рез (голова простреленная)’, ажєеимраала ‘стихотворение (слово хорошо собранное, сложенное)’.

Широкое распространение получает комбинированный способ словообразования:

анапхга®ы ‘руководитель’, амазаны¦уга®ы ‘секретарь’.

Для глагольного словообразования характерно сложение локативных превербов со свободными и связанными корнями глагола, а также с так наз. корнесуффиксами: агыла ра ‘стоять’ – а®нагылара ‘стоять в доме’.ањугылара ‘стоять на чем-то, выступать’;

ака µара ‘падать’, ајаµара ‘упасть во что-то глубокое’, а-ла-µара ‘упасть во что-то вязкое’;

а-ја-іа-ра ‘вложить во что-то’, а-јы-хра ‘выложить из чего-то’;

а-јја- ла-ра ‘войти во что то’, ајы-і-ра ‘выйти из чего-то’.

М. А. Кумахов. Убыхский язык К префиксальным образованиям относятся: каузативные, потенциальные, версионные, союзные, взаимные и нек. другие.

К продуктивным наречным формантам можно отнести суффиксы:

-іас, присоединяю щийся к имени существительному: ауа®ы ‘человек’ – ауа®іас ‘подобно человеку, по человечески’, аґа ‘враг’ – ґаіас ‘по-вражески’;

-ны, присоединяющийся к прилагатель ным: (а)бзиа ‘хороший’ – ибзианы ‘хорошо’, (а)ўшѕа ‘красивый’ – иўшѕаны ‘красиво’, µєа, присоединяющийся к звукоподражательным словам: ахьхьаµєа – журчание речки, ацыкьµєа – выстрел из ружья, агуаўµєа – падение большого предмета, а¦ырњµєа – над кусывание чего-либо, афырµєа – быстрое движение и т.д.

2.5.3. Ввиду того, что субъектно-объектные отношения в переходных и непереходных глаголах находят выражение в самой глагольной основе, вопрос о наличии абсолютной, эргативной, нейтральной и инверсивной конструкций предложения решается в абхазском языке только по показаниям глагольной морфологии.

Разновидности п р о с т о г о п р е д л о ж е н и я : односоставные: номинативные – с одним подлежащим: А¦уа ‘Сухуми’, безличные: (и)шеит ‘рассвело’;

двусоставные: под лежащее + сказуемое: а®ны гылоуп ‘дом стоит’;

трехсоставные: подлежащее + до полнение + сказуемое: сара ауа®ы дызбоит ‘я вижу человека’;

четырехсоставные: под лежащее + косвенное дополнение + ближайшее дополнение + сказуемое: сара с®ыза авшє¦уы исјеит ‘я своему другу отдал книгу’.

Вопрос выражается вопросительной интонацией и глаголом-сказуемым в вопроси тельной форме, а также вопросительными словами: уара а®ны¦а уцома? ‘пойдешь ли ты (м.) домой?’ иааиз дызусја? ‘Кто пришел?’ Эмфатическая конструкция строится сочетанием вспомогательного глагола (копулы) акузаара ‘быть’ со словом, на который падает эмфазис. Ср. аїкуын а®ны¦а дцоит ‘маль чик идет домой’ – аїкуын исуп а®ны¦а ицо ‘(именно этот) мальчик идет домой’, аїкуын а®ны¦а ауп дахьцо ‘(именно) домой мальчик идет’.

Позиция компонентов атрибутивной синтагмы фиксирована: их места определяются частью речи, которой представлено определение. Если определение выражено существи тельным, относительным прилагательным, указательным местоимением, то оно находит ся в препозиции: абарфын ікы ‘шелк(овое) платье’, ањьырмыј ®ны ‘кирпичный дом’, абри а®ны ‘этот дом’, если же определяющее выражено качественным прилагательным, основой глагола, то оно находится в постпозиции: аікы ¦аўшь ‘платье красное’, амгьал мзы ‘невыпеченный чурек’ (см. тж. 2.3.7.).

Преобладающий порядок главных членов предложения таков: подлежащее, косвенное дополнение, ближайшее дополнение, сказуемое. Обстоятельство места, времени распо лагается ближе к началу предложения, образа действия – перед глаголом-сказуемым.

Инверсивное расположение членов предложения чаще всего используется как средство выражения экспрессии.

2.5.4. Связь предложений, входящих в состав бессоюзных сложных предложений, осуществляется интонацией и координацией форм их глаголов-сказуемых. Между пред ложениями имеют место временныґе, условные, уступительные, причинно-следственные и другие отношения.

Связь членов союзных с л о жн о с о ч и н е н н ых п р е д л о же н и й осущест вляется интонацией и союзами: 1) соединительными:

-гьы: аіысгьы ныњуўрааны ицеит, иаргьы и®ны¦а дааит ‘и птичка, взлетев, улетела, и он пришел домой’;

2) разделитель ными: ма ‘или’, мамзар ‘или же’, зны ‘то’: ма сара зынза акгьы сзеилкаауам, ма убригьы азєы ироль дыхумаруеит ‘или я ничего не понимаю, или он исполняет (играет) чью-то Абхазо-адыгские языки роль’;

3) противительными: аха ‘но’, амала ‘однако’: амра ўхон, эха ихьјан ‘солнце све тило (грело), но было холодно’.

К сложноподчиненным предложениям можно отнести конструкции, выражающие причинно-следственные отношения, члены которых связаны словами избанзар // избан акузар // избан уµєар ‘потому что’, а¦нытє ‘потому’: А¦уа леиуан а¦нытє, ахуыїњуа а®ны итєан ‘из-за того, что шел дождь, дети сидели дома’.

2.6.0. Источник, объем и роль лексических заимствований обусловлены этапами исто рического развития А. я. Древний пласт заимствованной лексики представлен арабскими, персидскими и тюркскими заимствованиями. Чаще всего это слова из бытовой, торговой лексики, а также названия птиц, животных, растений: аўынџьар ‘окно’ (< перс.), ањьыра ‘стоимость’ (< араб. через груз.), асапын ‘мыло’ (< араб.),;

алаша ‘мерин’ (< тюрк.), ашь ал ‘шаль’ (< перс.).

Немало слов вошло из картвельских языков: зхуархь ‘пила’, акуајана ‘плуг’, џьым ‘брат’ (в значении восклицания), а также из адыгских: ўагьа ‘гордый’, аклаўад ‘чулок’.

Объем русских лексических заимствований, относящихся к дореволюционному вре мени, незначителен. Они включают слова бытовой и военной лексики: астол ‘стол’, апалта ‘пальто’, ачайник ‘чайник’, аинрал ‘генерал’, афицар ‘офицер’.

Современные заимствования проникают.в основном из русского языка и через рус ский язык. Объем этих заимствований значителен. Русские и интернациональные заим ствования оказывают большое влияние на развитие и обогащение абхазского литератур ного языка.

2.7.0. Абхазский язык представлен двумя диалектами – абжуйским и бзыбским. В ос нову литературного языка лег абжуйский, что обусловило расширение его функций.

Различия диалектов в основном проявляются в фонологических системах: бзыбская консонантная система богаче абжуйской, она осложнена наличием фарингального глухо го спиранта х и его лабиализованного варианта хє, свистяще-шипящих (полушипящих) аффрикат ѕ%, ц%, і% и спирантов з%, с% с их лабиализованными вариантами з%є, с%є.

Наблюдается процесс нивелирования, особенно это сказывается на свистяще шипящих фонемах. Сфера действия редукции гласных в бзыбском шире, чем в абжуй ском.

Расхождения морфологического порядка незначительны, преимущественно они про являются в некоторых временных образованиях.

Абжуйский диалект распространен в Очамчирском районе, бзыбский диалект – в гу даутском и частично в Сухумском районах Абхазии.

ЛИТЕРАТУРА Аристава Ш. К. Проблема простого предложе- Килба Э. К. Особенностии речи батумских абха ния в абхазском языке. Тбилиси, 1982. зов. Тбилиси, 1983.

Бгажба Х. С. Бзыбский диалект абхазского язы- Конджария В. Х. Из истории развития абхазско ка. Тбилиси, 1964. го литературного языка. Сухуми, 1984.

Гецадзе И. О. Очерки по синтаксису абхазского Ломтатидзе К. В. Абхазский язык // Языки на языка. Л., 1979. родов СССР, т. IV. М., 1967.

Грамматика абхазского языка. Фонетика, мор- Ломтатидзе К. В. Историко-сравнительный фология. Сухуми, 1966. анализ абхазского и абазинского языков. 1. Фоно Джанашиа Б. П. Абхазско-грузинский словарь. логическая система и фонетические процессы. Тби Тбилиси, 1954. лиси, 1976 (на груз. яз., рез. на рус. яз.).

М. А. Кумахов. Убыхский язык Марр Н. Я. О языке и истории абхазов, М.-Л., Шакрыл К. С. Категория наклонения в абхаз 1938. ском языке. Тбилиси, 1981.

Русско-абхазский словарь. Сухуми, 1964. Шакрыл К. С., Конджария В. Х., Чкадуа Л. П.

Циколиа М. М. Порядок слов в абхазском Словарь абхазского языка. Т. I–II. Сухуми, языке. Тбилиси, 1973 (на груз. яз.). (на абх. яз.).

Шакрыл К. С. Аффиксация в абхазском языке. Услар П. К. Этнография Кавказа. Языкознание.

Сухуми, 1961. Абхазский язык. Тифлис, 1887.

Spruit A. Abkhaz Studies. Leiden, 1986.

Абхазо-адыгские языки Р. Н. Клычев, Л. П. Чкадуа АБАЗИНСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Варианты названия: абазинский, уст. абазский, англ. Abaza.

1.1.2. Относится к абхазо-адыгской группе кавказских языков.

1.1.3. Распространен в Карачаево-Черкесской Республике, в некоторых селах и горо дах Адыгеи и Кабардино-Балкарии. Абазины проживают также за пределами России – в Абхазии, в Турции и в ряде арабских и балканских стран. Число говорящих в России – 30000 чел.

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Общий диалектный состав: тапантский, ашхарский диалекты.

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Функционирует во всех сферах общественно-политической, производственной, социально-экономической и культурной жизни абазинского народа наряду с русским.

1.3.2. Литературный язык складывался с 30 гг. на базе тапантского диалекта;

на нем издается художественная, общественно-политическая, учебно-методическая, научно техническая литература, периодическая печать;

на А. я. функционируют научно просветительные учреждения, театр, радио;

к наддиалектной форме можно отнести язык эпоса «Нарты».

1.2.3. На А. я. ведется преподавание в начальных классах национальной школы. А. я.

преподается в абазинских средних школах Карачаево-Черкесской Республики, в Кара чаево-Черкесском государственном институте кафедра А. я. и литературы готовит спе циалистов по А. я. и литературе.

1.4.0. Во второй половине XIX в. видный абазинский просветитель Умар Микеров со ставил азбуку и учебник, которые не были изданы. В начале XX в. народный учитель Т. З. Табулов составил несколько проектов алфавита на арабской основе, также не полу чивших распространения. В 1932 г. на основе латинской графики был создан абазинский алфавит, который в 1938 г. был переведен на русскую графику. В действующем алфавите представлены все буквенные начертания русской графики (добавлен лишь знак I, не имеющий фонематической значимости): 28 фонем получили однобуквенное обозначе ние, 26 фонем – двухбуквенное обозначение, 12 фонем – трехбуквенное.

1.5.0. Краткая периодизация истории языка.: дописьменный период – язык обиходно разговорного общения и устной эпической поэзии;

письменный период – литературный язык с функциональными разновидностями: язык художественной литературы, язык публицистики, науки, деловой, разговорно-бытовой.

1.6.0. В фонологическую систему вошел ряд фонем из адыгских языков: переднеязыч ные латеральные ль, тл, среднеязычные х его лабиализованный аналог хв. Сфера исполь зования гласных е, о, и, у расширилась. Объем суффиксальных словообразовательных моделей увеличился. Шире стали использоваться предложения с инфинитными оброта ми, а также сложносочиненные предложения. Активизировалось использование вводных и вставных слов и предложений.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологическая характеристика.

2.1.1. А. я. располагает двумя основными гласными – а и ы. Гласный а среднего ряда, нижнего подъема, уже русского а;

встречается во всех позициях: аны ‘мать’, щта ‘след’, М. А. Кумахов. Убыхский язык кIвагьа ‘топор’. Гласный ы верхнего подъема, узкий;

встречается в середине и в конце слова: дзы ‘вода’, лыгъвра ‘чердак’, гIвычIвгIвыс ‘человек’. Безударный ы факультати вен, в зависимости от места ударения или стечения согласных может редуцироваться или перемещаться: мшвы ‘медведь’, но амшв-ква ‘медведи’, абжьы ‘голос, звук’, но абыжь-ква ‘звуки’, тшы ‘конь’, но тшшIыс ‘жеребенок’. Безударный ы в открытом слоге обычно исчезает. Гласные е, о позиционного образования, они получены из глас ного а в соседстве с сонорными согласными й и у, и образуется из дифтонга ый//йы: ай // йа ей // йе е;

ау // уа оу // уо о;

ый // йы ий // йи и. Ср. майра мейра мера ‘легкий’, цIаула цIоула цIола ‘глубокий’. Гласный и образуется из дифтонга ый // йы в результате ассимиляции и слияния: арый арий ари ‘этот’, хъый хъий хъи ‘ювелир’, жьый жьий жьи ‘кузнец’.

Гласные е, и, о, у в исконно абазинской лексике не имеют фонематической значимо сти.

Система к о н с о н а н т и з м а сложна (см. таблицу). Наличие билабиальных, ден тальных, среднеязычных, велярных, фарингальных и ларингальных свидетельствует об обширном диапазоне образования согласных, среди которых имеем твердые, палаталь ные, лабиализованные и нелабиализованные. Сонорных фонем 6 – й, у, л, м, н, р.

Спиранты образуют бинарную оппозицию по звонкости~глухости: переднеязычные свистящие (з:с), переднеязычные шипящие мягкие (жь:щ), твердые (ж:ш), лабиализо ванные (жв:шв), заднеязычные спиранты (гъ:х), их мягкие (гъь:хь) и лабиализованные (гъв:хв) корреляты;

ларингальные (гI:хI) и их лабиализованные пары (гIв:хIв). В виде ис ключения троечную оппозицию образуют губно-зубные – звонкий в, глухой придыха тельный ф и абруптивный фI (в ашх.). Из адыгских языков заимствован среднеязычный придыхательныий спирант х и его лабиализованный аналог хв, латералы ль, тл.

Согласные Способ образования Смычные Аффрикаты Спиранты Место образования Губные б п пI (в) ф м Переднеязычные д т тI дз ц цI з с н р Латеральные ль тл л Альвеолярные дж тш шI ж ш Заднеязычные г к кI (х) лабиализованные гв кв кIв (хв) палатализованные гь кь кIь Увулярные хъ къ гъ x лабиализованные хъв къв гъв хв палатализованные къь гъь хь Ларингальные ъ гI хI лабиализованные гIв хIв Абхазо-адыгские языки Смычные образуют троечную систему – звонкий – глухой придыхательный – абруп тив: губно-губные (б, п, пI), зубные (д, т, тI), свистящие аффрикаты (дз, ц, цI), шипящие аффрикаты, коррелирующие по мягкости (джь, ч, чI), твердости (дж, тш, тш1) и лабиа лизованные (джв, чв, чIв), заднеязычные смычные (г, к, кI), мягкие (гь, кь, кIь) и лабиа лизованные (гв, кв, кIв);

фарингальные абруптивы (къ, къь, къв) и придыхательные (хъ, хъв;

звонкий фарингальный отсутствует), ларингальный абруптив (ъ).

2.1.2. У д а р е н и е экспираторное, динамическое, интенсивное. Под ударением мо жет быть любой слог: сасє ‘гость’, багµ ‘лиса’, тµба ‘сковорода’, лємхIа ‘ухо’, µсасчва ‘гости’. Ударение часто выступает в словоразличительной и форморазличительной функции: хъµчва ‘мужчины’ – хъачвµ ‘кожа на голове’, лµба ‘кобель’ – лабµ ‘палка’, µмгIа ‘ручка’ – амгIµ ‘чувяк’, µсра ‘бить’ – асрµ ‘ткать’.

Большинство слов обладает подвижным ударением. Перемещение ударения, обуслов ленное присоединением определенных словообразовательных и формообразовательных формантов, происходит преимущественно в тех словах, в которых подударным является последний слог: марµ ‘солнце’, но опред. ф. µмара ‘солнце’, багµ ‘лиса’, но мн.ч.

µбагаква ‘лисы’.

Более устойчивым ударением обладают слова, подударный слог которых находится в середине основы и слова, основы которых представляют собой подударный закрытый слог: ауєс ‘дело’, но ауєсква ‘дела’, чвµмза ‘свеча’ – ачвµмзаква ‘свечи’.

2.1.3. Гласный а в соседстве с полугласным и/или палатализованным согласным реа лизуется как е;

в соседстве с полугласиым у или лабиализованным согласным – как о.

2.1.4. Преобладающая структура слога представлена моделями: СГ (ма-ра ‘солнце’), СГС (хъышв ‘окно’), ГС (ахь-та ‘холод’), ССГС (шврыс ‘вы их бейте’), СГСС (къварт ‘наседка’).

2.2.0. Структура современных морфем (как корневых, так и аффиксальных) значи тельно отличается от исходных. Исходные морфемы представляли собой модель типа СГ, в которой в качестве гласного выступал звук а или его рефлекс ы. В процессе слово образования и формообразования морфемы, объединеннные одним общим ударением, подверглись эначительным изменениям, в результате чего наряду с типом СГ образова лись более сложные модели типа ССГ, СГС, СГСС, СГСГ и т.д.: хъа ‘голова’, бжъы ‘го лос’, багъ ‘паук’, мачIк1 ‘малость’, ‘чуть’, квнага ‘заслуга’, пхIа ‘дочь’, пхыз ‘сон’, пхдзы ‘пот’, ‘труд’. Аффиксальная морфема может быть представлена одной гласной фонемой: показатель определенности а, личноклассный показатель 3 л. а. Слог не всегда равен морфеме.

2.2.2. Не отмечено.

2.2.3. К активным морфонологическим явлениям можно отнести: а) перемещение уда рения. Вследствие этого происходит (полная или частичная) редукция гласного исхода или его перестановка: цIайыргє ‘правда’ – и-цI1бырг ‘правда (известная, определенная)’, чвы ‘вол’ ~ 1-чв-ква ‘волы’, хьзы ‘имя’ ~ 1-хъыз-ква ‘имена’;

б) наложение: (й)-йы зпшитI ‘они ждут его (м.)’, где первый показатель 3 л. мн.ч. й- в непереходном глаголе наложен на второй показатель 3 лица ед.ч. кл. м. йы-;

в) чередование: при присоедине нии к превербам-основам с исходом на а корный а корней-суффиксов цI или х происхо дит чередовение исходного а с ы или с нулем звука, сочетание при этом передает проти воположное направление. Ср. д-ы-ла-л-тI ‘он (чел.) вошел, залез туда (в лес, в грязь)’, д-ы-л-цI-тI ‘он (чел.) вышел, вылез’, й-а-уацIа-л-тI ‘то (в.) забралось внутрь чего-то’, й а-уацIы-р-х-тI ‘то (в.) они вытащили, вынули из чего-то’.

М. А. Кумахов. Убыхский язык 2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

Реализуя агглютинативный тип, А. я. характеризуется высокой степенью синтетизма.

2.3.1. В А.я. выделяются следующие лексико-грамматические разряды слов: сущест вительное, прилагательное, числительное, местоимение, глагол, причастие, дееприча стие, наречие, союз, междометие. Имя и глагол слабо дифференцированы. Существи тельные и прилагательные различаются на семантической основе.

2.3.2. Существительные различают следующие семантико-грамматические разряды:

а) собственные и нарицательные. Нарицательные существительные обладают форма ми н е о п р е д е л е н н о с т и и о п р е д е л е н н о с т и. Неопределенность вы ражается нулевой морфемой или морфемой -кI: тдзы ‘дом (вообще)’, тдзы-кI ‘дом (ка кой-то)’. Неоформленная основа является словарной и назывной. Определенность выра жается префиксом а-: а-тдзы ‘дом (определенный)’. Собственные существительные, как правило, не принимают суффикса неопределенности -кI и префикса определенности а-.

Однако из собственных существительных фамилии допускают и префикс, и суффикс:

Шармат ‘Шереметов’, Шармат-кI ‘какой-то из Шереметовых’, А-шармат ‘этот Шере метов’. Наличие в роду множества лиц, имеющих одну фамилию, позволяет указывать на какое-то неопределенное лицо (Шармат-кI), равно как позволяет выделять кого-то (а-Шармат).

б) Собирательные. Суффикс -гIа//-ргIа присоединяется к словам, относящимся по се мантике к классу человека и обозначающим фамилию, нацию, народ, группу лиц: ТIыгв ргIа ‘Туговы’, къабарды-ргIа ‘кабардинцы’. С собирательным значением могут высту пать слова, указывающие на нацию – абаза рыбызшва ‘язык абазин’, слова с формантом -ра: ажвла-ра ‘народ’, ар-ра ‘армия’. Формант -ра со множественно-собирательным значением прибавляется к существительным класса вещей, обозначающим детенышей, имеющим в ед. числе форму на -(ы)с: хIв-ыс ‘теленок’ – хIва-ра ‘телята’, тшшI-ыс ‘же ребенок’ – тшшIа-ра ‘жеребята’, с-ыс ‘ягненок’ – са-ра ‘ягнята’.

в) Абстрактные: с формантом -ра, мотивированные существительными, прилагатель ными, глаголами: чвгьа-ра ‘злость, злоба’, хъацIа-ра ‘мужество, храбрость’, бзиба-ра ‘любовь’.

Значение одушевленности – неодушевленности передается лексически. Существи тельные в единственном числе различают классы семантически, во множественном же числе – семантико-морфологически: для существительных класса вещей используется суффикс -ква: агъба-ква ‘поезда’, ацIла-ква ‘деревья’, абабыщ-ква ‘утки’, для класса че ловека – -чва: ачIкIвын-чва ‘мальчики’, атш-чва ‘всадники’, апхъагIв-чва ‘учащиеся’.

Однако, в современном А.я. наметился процесс интенсивного использования суффикса мн. ч. -ква и в именах класса человека: апхIвыс-ква ‘женщины’, ашварацыгIв-ква ‘охот ники’, абнахча-ква ‘лесники’ и т. д.

Грамматические классы человека и вещи различают и притяжательные формы имен существительных: л-напIы ‘ее (ж.) рука’, й-напIы ‘его (м.) рука’, ала а-щапIы ‘ее (в.) со баки лапа’, личные местоимения второго и третьего лица единственного числа: уара ‘ты (м.), бара ‘ты (ж.), йара ‘он, оно (в.)’. В подсистеме числительных к корням количест венных числительных от двух до десяти в категории вещей добавляется суффикс -ба:

гIв-ба ‘два’, х-па (х-ба) ‘три’, пщ-ба ‘четыре’;

в категории человека от трех и более – суффикс -гIв(ы): х-гIвы ‘три (ч.)’, пщ-гIвы ‘четыре (ч.)’, хв-гIвы ‘пять (ч.)’.

2.3.3. В именах существительных к а т е г о р и я ч и с л а выражается противопос тавлением форм с нулевым показателем в единственном числе формам с формантом Абхазо-адыгские языки множественного числа -ква в классе вещей и -чва в классе человека: ача ‘перепел’ – ача ква ‘перепела’, гвып ‘группа’ – агвып-ква ‘группы’, аба ‘отец’ – аба-чва ‘отцы’. Суф фикс -ква часто встречается и в словах класса человека как самостоятельно, так и в соче тании с -чва: ауасахча-ква ‘чабаны’, а-па-чва-ква ‘сыновья’, анхагIв-чва-ква ‘работни ки’. При сочетании существительного и прилагательного общий для них суффикс мно жественности -ква принимает прилагательное, занимающее постпозицию;

класс сочета ния выражается семантически в существительном, одновременно относясь и к прилага тельному: ажва бзи-ква ‘хорошие слова’, ауагIа бзи-ква ‘хорошие люди’. На лексиче ском уровне по числу противопоставляются личные местоимения. Чередованием фор мантов и и т выражается противопоставление единственного и множественного числа в указательных местоимениях: ари//абари ‘это’ – арат//арт // абарат// абарт ‘эти’, ани // абани ‘тот’ анат// ант // абанат // абант ‘те’. Категория числа в глаголе и глаголь ных формах передается посредством лично-классных показателей, которые одновремен но являются и показателями числа: сцапI ‘я пойду’ – хIцапI ‘мы пойдем’. Числительные сочетаются с именами, занимая то постпозицию, то препозицию.

Различаются количественные и дробные ч и с л и т е л ь н ы е. Количественные – быжьба ‘семь (в.)’, быжьгIвы ‘семь (ч.), пщынгIважви цыгIв ‘восемьдесят шесть (в.)’, пщынгIважви цыгIв ‘восемьдесят шесть (ч.)’;

дробные -закIибжакIи ‘полтора’, хпайч пата агIвба ‘две третьих’ и т.д. Функции порядковых числительных выполняют прича стные формы, образованные от основ числительных: йпщбахауа ‘четвертый (в.)’, йпщ гIвхауа ‘четвертый (ч.)’. В структурном отношении представлены простые (хвба ‘пять [в.]), хвгIвы ‘пять [ч.]’, сложные (жва-х ‘тринадцать [в.], жва-хы-гIв ‘тринадцать [ч.]’, гIва-жви-цба ‘двадцать шесть [в.]’, гIва-жви-цы-гIв ‘двадцать шесть [ч.]’), составные (шви гIважви быжьба ‘сто двадцать семь [в.]’, шви гIважви быжьыгIв ‘сто двадцать семь [ч.]’).

Система счета смешанная: 1) В основе слов, выражающих числа от 1 до 10, представ лены простые имена: х-па ‘три (в.)’, жв-ба ‘девять (в.)’;

2) В основе слов, выражающих числа от 11 до 19, представлено название десятка плюс название единицы: жви-з ‘один надцать’, букв. ‘десять и один’, жва-гI ‘восемнадцать’, букв. ‘десять и восемь’;

3) В ос нове числительного 20 представлено название единицы плюс название десятка: гIва-жва ‘два десятка’;

30 – гIва-жви-жваба ‘два десятка и десять’;

4) В основе остальных числи тельных представлена двадцатеричная система счета: гIвын-гIважви-жвабы ‘пятьдесят’ букв. ‘два раза двадцать и десять’.

2.3.4. Имя не обладает падежными формами. Субъектно-объектные отношения пере даются посредством лично-классных показателей глагола, локальными превербами, аф фиксами личных отношений: уара сара сы-у-ба-т ‘ты (м.) меня увидел’;

сара атдзы адгылтI ‘я подошел к дому’. Категория п р и н а д л е жн о с т и (притяжательности) выражается присоединением к имени лично-классных префиксов, восходящих к личным местоимениям: апхIвыс лы-саби ‘ребенок женщины’, агIвычIвгIвыс й-н-цIра ‘жизнь че ловека’.

2.3.5. В зависимости от семантики, формообразования и характера основ все глаголы делятся на с т а т и ч е с к и е и д и н а ми ч е с к и е. Статические глаголы выра жают состояние и результат действия: агвара гылапI ‘забор стоит’, асаби дычвапI ‘ре бенок спит’, дыбзипI ‘он (ч.) хорош (есть)’. Динамические глаголы обозначают действие:

йблитI ‘то (в.) горит’, дынхитI ‘он (ч.) работает’. Система словоформ динамических глаголов значительно богаче статических. Статические и динамические глаголы проти вопоставляются по ряду признаков: 1) Статические глаголы не принимают аффикса мас М. А. Кумахов. Убыхский язык дара -ра, тогда как динамические его имеют: мгIвайсра ‘путешествовать’;

2) Статические глаголы имеют, как правило, две временные формы, динамические – во семь;

3) Основой статических глаголов служат в основном имена (д-тапI ‘он [ч.] нахо дится [в углублении]’, д-пшдзапI ‘он [ч.] красив’), тогда как основой динамических гла голов являются чистые глагольные корни (д-пшитI ‘он [ч.] смотрит’, д-дзыргIвитI ‘он [ч.] слушает’).

Основы гыл-(ра) ‘стоять’, ‘стать’, чIва-(ра) ‘сидеть’, ‘садиться’ одновременно могут служить базой статического и динамического глаголов. Остальные статические глаголы переходят в разряд динамических, принимая суффиксы -зл, -л, -ха, -х, -цIа, -цI, -да, -жь: д-та-пI ‘он (ч.) находится в углублении’ – статический глагол;

д-та-зл-и-тI ‘он (ч.) продолжает находиться’, д-та-л-и-тI ‘он (ч.) входит’, д-та-ха-тI ‘он (ч.) застрял’, д-ты-р-х-тI ‘его (ч.) они оттуда вытащили’, д-та-р-цIа-тI ‘его (ч.) они туда положили’, д-ты-цI-тI ‘он (ч.) оттуда вышел’, д-та-р-да-тI ‘его (ч.) они туда завели’, д-та-р-жь тI ‘его (ч.) они туда пустили’. Последние восемь глаголов – динамические, они образо ваны от основы статического глагола та, являющегося одновременно и локальным пре вербом, к которому прибавляются отмеченные суффиксы.

К одной из основных оппозиций можно отнести противопоставление глаголов по фи н и т н о с т и и и н фи н и т н о с т и, которое наблюдается как в морфологии, так и в синтаксисе. Так, основы и временные парадигмы финитных и инфинитных глаго лов в изъявительном и сослагательном наклонениях различны. В основе инфинитных об разований представлен один из относительно-местоименных (й, з) или обстоятельствен ных (ан, ъа, ахьъа, ш, аба) формантов: й-лы-шв-тыз ‘то, что вы ей (ж.) отдали’, й-зы-л тыз ‘тот, кому она (ж.) то отдала’, й-лы-з-ты-з ‘тот, кто то ей (ж.)отдал’, с-ан-ца-уа ‘ко гда я иду’, с-ъа-ца-уа ‘куда я иду’, с-ш-ца-уа ‘как я иду’, с-аба-ца-уа ‘куда я иду’. Во временных формах финитных образований представлены показатели финитности итI // тI, н, пI, коррелятами которых в инфинитных образованиях являются – нулевая морфе ма, з, ра. К инфинитным образованиям относятся формы наклонений: условного д-и-ба рыквын ‘если его (ч.) он увидит’, д-и-ба-зтын ‘если его (ч.) он увидел’, условно целевого: ды-б-ба-рныс ‘чтоб ты (ж.) его (ч.) увидела’. На уровне синтаксиса финитные образования являются сказуемыми, инфинитные выступают в функции субъекта и объ ектов (если их показатели представлены в глаголе-сказуемом) и обстоятельств и атрибу тов (если их показатели не представлены в глаголе-сказуемом).

Глагол не обладает категорией залога.

Выделяются н а к л о н е н и я :

изъявительное, объединяющее все формы финитного образования;

условное, образующееся прибавлением суффиксов -рыквын, -зтын: д-и-ба-рыквын ‘если он его(ч.) повидал’, д-и-ба-зтын ‘если он его (ч.) увидел’;

повелительное: д-ба! ‘повидай его (ч.)!’;

желательное, образующееся с помощью суффикса -нда(з): д-и-ба-нда ‘хотя бы он его (ч.) увидел’;

условно-целевое, образующееся посредством суффикса -рныс: д-и-ба-рныс ‘чтоб он его (ч.) увидел’;

допускательное, образующееся прибавлением суффикса рагIатI: д-и-ба-рагIатI ‘пусть он его (ч.) повидает’;

сослагательное, образующееся посредством суффиксов -рын, -у(а)шын: д-и-ба-рын, д-и-б-ушын ‘он его (ч.) повидал бы’;

Абхазо-адыгские языки уступительное, образующееся с помощью суффикса -зтIхIва: д-и-ба-зтIхIва ‘хотя его (ч.) он и увидел’.

Грамматическая категория п е р е х о д н о с т и - н е п е р е х о д н о с т и является доминирующей. Любая глагольная парадигма обладает одним из признаков переходно сти-непереходности. Собственно непереходными являются все статические и однолич ные динамические глаголы. В полиперсональных динамических глаголах выделяются переходные и непереходные. Ввиду отсутствия у имени падежной парадигмы переход ность-непереходность передается расположением лично-классных показателей в самой глагольной основе. В непереходных глаголах показатель субъекта ставится на первом с начала словоформы месте, на втором месте – показатель косвенного объекта (с-лы хIватI ‘я ее просил’). В переходных глаголах на первом месте стоит показатель бли жайшего объекта, позиция показателя субъекта зависит от количества лиц в глаголе: в двухличном глаголе – на втором месте (й-с-фатI ‘то [в.] я съел’);

в трехличном глаголе – на третьем месте (й-уа-л-хIватI ‘то [в.] она тебе [м.] сказала’). Место косвенного объек та второе (й-лы-кв-и-цIатI ‘то (в.) он на нее положил’ или на третье. Синтаксические функции лично-классных показателей, занимающих первую и непервую позицию, сов падают с синтаксическими функциями абсолютного и эргативного падежей: первая по зиция соответствует абсолютному падежу, непервая позиция – эргативному. Выделяется группа глаголов, основа которых в плане переходности-непереходности нейтральна: в одноличном варианте – глаголы непереходные: с-дзах-итI ‘я шью (вообще)’, с-пкъ-итI ‘я режу’, с-рашвитI ‘полю (вообще)’;

в двухличном варианте – переходные: йы-з-дзах итI ‘то (в.) я шью’, й-п-с-къитI ‘то (в.) я режу’;

йы-с-рашвитI ‘то я полю’. Собственно переходные глаголы в категории потенциалиса и непроизвольности становятся непере ходными: йы-з-батI ‘я то увидел’, йы-гь-с-зы-м-батI ‘то мне не удалось увидеть’;

й-сы мхъа-батI ‘то мне непроизвольно довелось увидеть’. Собственно непереходные глаголы в форме каузатива становятся переходными: ды-чвитI ‘он (ч.) спит’, ды-с-ры-чвитI ‘ я его (ч.) заставляю спать’. В абазинском полиперсональном глаголе существует необхо димость выражать отношения между лицами. Аффиксы версии – з(ы)-, чв(ы)-, тш(ы)-, каузатива р(ы)-, потенциалиса з(ы), непроизвольности мхъа, союзности ц(ы)-, совмест ности ц(ы)-, взаимности аба-, айба-, кажимости ма- выражают разнообразные отноше ния между показателями лиц субъекта и объектов, выполняя деривационные и морфоло го-синтаксические функции.

Различают субъектную и объектную в е р с и ю. Субъектная версия показывает, что действие совершается для субъекта;

она образуется посредством префикса тш(ы)-, кото рый присоединяется к основе переходного глагола, сочетая в себе и функцию прямого объекта. Ср. ды-р-джвджвитI ‘они его (ч.) купают’, тшы-р-джвджвитI ‘они себя ку пают’, ‘купаются’. Представлено две формы объектной версии. Одна обозначает дейст вие, совершающееся для косвенного объекта, и образуется при помощи префикса з(ы)-:

д-гылапI ‘он (ч.) стоит’, д-уы-з-гылитI ‘он (ч.) для тебя (м.) встает’;

й-уа-р-хIвтI ‘они то тебе (м.) сказали’, й-уы-з-ла-р-хIв-тI ‘они то тебе (м.) для нее (ж.) сказали’. Другая фор ма объектной версии образуется посредством префикса чв(ы)-, который указывает на действие, совершающееся вопреки воле косвенного объекта: д-гылапI ‘он (ч.) стоит’, ды у-чв-гы-литI ‘он (ч.) вопреки тебе (м.) встает’, й-уа-р-хIвтI ‘они то тебе (м.) сказали’, й у-чв-ла-р-хIв-тI ‘они то тебе (м.) вопреки ей сказали’.

Форманты косвенного объекта ж(ы)-, чв(ы)- вводят в глагольную синтагму показа тель косвенного объекта, увеличивая количество личных аффиксов в ней.

М. А. Кумахов. Убыхский язык К а у з а т и в, образующийся при помощи префикса р(ы)-, показывает, что субъект побуждает прямой объект совершить действие (д-сы-р-гыл-тI ‘я его (ч.) заставил встать’), если каузатив принимает собственно непереходный глагол, превращающийся при этом в релятивно переходный;

он же показывает, что субъект побуждает косвенный объект совершить действие (сы-д-лы-р-ба-тI ‘она (ж.) заставила их меня увидеть’), если каузатив принимает собственно переходный глагол. В обоих случаях при каузативе уве личивается количество личных префиксов в глаголе: в первом случае появляется показа тель прямого объекта, во втором – показатель косвенного объекта Потенциалис, образующийся посредством префикса з(ы)-, который прибавляется пре имущественно к глаголам отрицательной формы, выражает возможность-невозможность логического субъекта. В форме потенциалиса глагол становится инверсивным непере ходным: ды-гь-с-зы-м-ба-тI ‘мне не довелось его (ч.) увидеть’.

Префикс мхъа образует форму непроизвольности, которая выражает действие, совер шающееся непроизвольно: й-лы-мхъа-хIватI ‘она (ж.) сказала то непроизвольно’. В форме непроизвольности глагол, как и при потенциалисе, становится инверсивным.

Союзную форму образует префикс ц(ы)-, одновременно обусловливающий появление в глаголе и показателя косвенного объекта: д-сы-ц-гвыргъьитI ‘он (ч.) вместе со мной радуется’.

Префикс аба-, айба- передает взаимность: хI-аба-дырт ‘мы узнали друг друга’.

Форма кажимости характерна для отыменных глаголов, она образуется посредством префикса ма-, который влечет за собой и появление в словоформе показателя косвенного объекта: д-сы-мы-пшдзапI ‘он (ч.), как мне кажется, красив’.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.