WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ Кавказские языки Издательство Academia Москва 1998 ББК 81.2 Издание осуществлено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда ...»

-- [ Страница 10 ] --

Эта группа местных падежей является основой для образования остальных, сложных по своему строению групп. От местных падежей покоя посредством показате лей -ан, -на и -ди образуются соответственно исходные (аблативы), направительные (ла тивы) и сопроводительные (комитативы) падежи: цалихъ ‘за стеной’ – ца-лихъан ‘из-за стены’ – цалихъна ‘за стену, цалихъди ‘по-за-стеной’ и т.д. от всех серий. Посредством показателя -ди уже от исходных и направительных падежей образуются соответственно директивы удаления и приближения, обозначающие общее направление от предмета и к нему: хулхьан ‘от дома’ – хулхьанди ‘в направлении от дома’, хулахьна ‘к самому дому – хулахьна-ди ‘по направлению к дому’.

2.3.5. Категория лица характерна для местоимений и глагола. Личные местоиме ния 1 и 2 лица (узу ‘я’, у-ву ‘ты’, ухьу ‘мы’ – инклюзив, учу ‘мы’ – эксклюзив, учву ‘вы’) в несколько измененном виде выступают и в качестве личных окончаний глагола: узу ли хура-за ‘я работаю’, уву лихура-ва ‘ты работаешь’, учу лихура-ча ‘мы работаем’, ухьу ли хура-хьа ‘мы с вами работаем’, учву лихура-чва ‘вы работаете’. В качестве личного ме стоимения 3 лица выступает указательное местоимение думу ‘он’(< ‘тот’), дурар ‘они’ (< ‘те’): думу лихура ‘он работает’, дурар лихура ‘они работают’ (глагол в 3 л. личных окон чаний не имеет).

Табасаранский глагол имеет сложную систему времен. Большинство их форм исторически образовано от деепричастия. Различаются два вида деепричастия: продол жительное, близкое к русскому деепричастию несовершенного вида, и однократное, близкое к деепричастию совершенного вида. Первое образуется регулярноот основы гла гола посредством суффиксов -ури, -уьри (-юри), апIуб ‘делать’ – апIури ‘делая’, гъядягъ об ‘выбирать’ – гъядягъюри ‘выбирая’. В тех случаях, когда ударение падает не на суф фикс, а на основу, у в суффиксе деепричастия выпадает: дипуб ‘бросить’ – дипри ‘бро сая’. Деепричастие однократное образуется от глаголов с превербами посредством суф фикса -ну, а от остальных глаголов – посредством суффикса -ну и префикса д- (иногда с последующим гласным, соответствующим корневому гласному): алагъу2б ‘вынести’ – а2дагъну ‘вынесши’, урзу2б ‘посеять’ – ду2рзну ‘посеяв’, бикIу2б ‘написать’ – ди2бикIну ‘написав’. При этом обычно ударение с конечного слога переходит напервый.

Настоящее время глагола образуется от продолжительного деепричастия + на стоящее время глагола-связки: гъюри а ‘идя есть’. Однако чаще употребляется стяженная форма глагола – гъюра ‘идет’. Кстати, это относится и к прочим временам, образован ным от деепричастий.

Будущих времен три: будущее категорическое, будущее некатегорическое и бу дущее общее. Первые два образуются посредством суффиксов -иди и -ур/-юр: лихуб ‘ра ботать’ – лихиди ‘поработает’ – лихур ‘возможно, поработает’, гъюб ‘прийти’ – гъиди ‘придет’, гъюр ‘возможно, придет’. Будущее общее время также строится на базе про должительного деепричастия и будущего времени глагода-связки: лихури ву > лихуру ‘он, вообще, поработает’. Характерно, что это время очень часто употребляется и в значении общего времени: думу гизаф лихуру ‘он много работает’ (вообще).

В Т. я. семь форм прошедшего времени. Из них две формы –перфект и прошед шее повествования – образуются соответственно посредством суффиксов -ну и -у, при чем в глаголах без превербов добавляется еще префикс гъ- (иногда с последующим глас Б. Г.-К. Ханмагомедов. Ахвахский язык ным): ккадабкуб ‘опрокинуть’ – ккадабкну, ккадабку ‘опрокинул’, абгъуб ‘остыть’ – гъабгъну, гъабгъу ‘остыл’, лигуб ‘смотреть’ – гъилигну, гъилигу ‘посмотрел’. От перфекта и прошедшего времени глагола-связки образуется давнопрошедшее время: гъилицнийи < гъилицну вуйи ‘ходил’. Остальные четыре формы прошедшего времени, образуемые от обоих видов деепричастия (по две от каждого), выражают различные временные оттенки, характер которых недостаточно изучен и трудно поддается определению: лицу-йи (< лицури вуйи ‘ходил вообще’, лицурайи (< лицури айи) ‘ходил в тот момент’, дилицна (< дилицну а) ‘уже ходил’, дилицнайи (< дилицну айи) ‘уже ходил к тому моменту’ (см.

2.4.0.).

С деепричастиями связано также образование некоторых причастных форм. Две формы прошедшего времени глагола, основанные на базе деепричастий совершенного и несовершенного вида, употребляясь в определительной функции, выступают как причас тия с тем же значением. Ср.: ляхин дапIнайи ‘работа была уже сделана’ – дапIнайи ляхин ‘уже сделанная работа’, бали гакIвлар гъахурайи ‘мальчик носил дрова’ – бали гъахурайи гакIвлар ‘мальчиком носимые дрова’.

Третья форма причастия прошедшего времени совпадает с формой глагола про шедшего повествования: бай гъажаргъу ‘мальчик побежал’ – гъажаргъу бай ‘побежав ший мальчик’. Четвертая форма причастия образуется от основы глагола посредством суффикса -ру и имеет значение общего времени, т.е. может относиться ко ко всем време нам, что делает эти причастия семантически близкими к прилагательным: лихру кас ‘ра ботающий, трудящийся человек’, убцру жук ‘обжигающий, горячий суп’.

Причастные формы, подобно прилагательным и другим именным частям речи, могут субстантивироваться (при этом они приобретают уже вторые классные показатели:

лихру ‘трудящийся’ – лихрур ‘работяга’, либхруб (то же – о животном);

жаргъурайир ‘бе гущий’ (человек), жабгъурайиб ‘бегущее’ (животное).

Глагол во всех временах принимает те же личные окончания, что и в настоящем времени.

Отрицательные формы образуются от всех форм глагола посредством отрица тельной частицы дар ‘не есть’. В личных формах она присоединяется к концу основы глагола: гъафну ‘он пришел’ – гъафундар ‘он не пришел’, гъафунза ‘я пришел’ – гъа фундарза ‘я не пришел’. В других формах она выступает префиксально или инфиксаль но, подвергаясь при этом некоторым изменениям: апIуб ‘делать’ – дарапIуб ‘не делать’, бикIуб ‘писать’ – дибрикIуб ‘не писать’. В трехсложных глаголах с превербами отрица тельные формы образуются посредством редупликации второго слога: илипуб ‘набро сить’ – илилипуб ‘не набросить’, алабхьуб ‘насыпать’ – алалабхьуб ‘не насыпать’.

2.3.6. Табасаранский глагол различает изъявительное, вопросительное, условное, побудительное, и повелительно-запретительное наклонения: Муса лихура ‘Муса работа ет’ (изъяв.) –Муса лихурайин? ‘Муса работает ли?’ (вопросит.) – Муса гьилихнийиш ‘Если бы Муса поработал’ (услов.) – Муса, гъач лихухьа! ‘Муса, давай поработаем!’ (побудит.) – Муса лихри ‘Муса пусть работает’ – Муса, милихан! ‘Муса, не работай!’’ (повелитель но-запретительное).

Для глагола характерна категория переходности/непереходности. При непере ходном глаголе субъект действия выступает в им. падеже: сул гъебгра ‘лиса убегает’ (со гласование в лице, классе, числе). Переходный глагол образует трехчленную синтагму:

субъект действия стоит в эргативе, объект – в им. падеже, глагол согласуется с объектом в лице, числе, с объектом – в классе и числе: сулу гъюр гъи-б-исну ‘лиса поймала зайца’, узу луфар гъи-д-исун-за ‘я поймал голубей’.

136 Нахско-дагестанские языки Небольшое число глаголов является лабильными (переходно-непереходными);

йибкIуб ‘умирать’ и ‘убивать’, убжуб ‘жарить’ и ‘поспевать’ и др. Ср. жанавар гъабкIну ‘волк околел’ – хюрчабни жанавар гъабкIну ‘охотник волка убил’ и др.

Залоги в Т. я. не различаются. Нет также категории вида. Оттенки, передаваемые категорией вида в русском языке (в частности, многократность, длительность действия), передаются различными аналитическими временными формами глагола типа гъюри хьуб (букв. ‘приходя бывать’) ‘хаживать’, лигури хьуб (букв. ‘смотря бывать’) ‘посматривать’ и др.

2.3.7. В Т. я., как было отмечено, выделяются следующие части речи: имена су ществительные, прилагательные, числительные, местоимения, глаголы, наречия, союзы, частицы, послелоги и междометия.

Основные грамматические категории имени и глагола описаны выше. О сущест вительном нужно сказать ещё, что оно в некоторых случаях выступает и в роли относи тельного прилагательного, что, по всей вероятности, связано с влиянием азербайджан ского языка: тюрк чIал ‘турецкий язык’, социалист уьлкйир ‘социалистические страны’, Хив район ‘Хивский район’, баб ватан ‘родина-мать’ и т. д. Некоторые из них стали употребляться как обычные прилагательные: игит, -риз, -ар ‘герой, герою, герои’ – игит, -уб, -ур, -дар ‘героический, -ая, -ое, -ие’ и др. Обычно же относительные прилагательные передаются род. падежом существительного, который в Т. я. в отличие от остальных па дежей может субстантивироваться и склоняться как самостоятельная лексема: баб ‘мать’ – бабан чIал ‘родной язык’, бабануб ‘родное’–бабанубди (эрг. п. ед. ч.) – бабандар ‘род ные’ (им. п. мн. ч.) и т. д. В своем собственном значении форма род. падежа она в соче тании с послелогами употребляется преимущественно для передачи многочисленных ме стных падежей, которые она частично вытесняет из языка: хулаъ – хулан айитI ‘в доме’, хулагь – хулан улигь ‘перед домом’, хулахъ – хулан кьяляхъ ‘за домом’ и т. д. Один из ме стных падежей – латив I серии почти вытеснен дат. падежом: хулаз ‘домой’ вм. хулаъна, чюлиз ‘в поле’ вместо чюлиъна и т. д.

Прилагательные, как было отмечено, в определительной функции не согласуют ся с существительными в классе и числе, за исключением двух прилагательных, которые без классных показателей не употребляются: ужуб, ужур, ужудар ‘хороший’ и уччвуб, уччвур, уччвудар ‘красивый’. Остальные прилагательные принимают классные показате ли только при их субстантивации: бицIиб ‘малое’, бицIир ‘малыш’, бицIидар ‘детвора’ и т. д. Некоторые прилагательные имеют парные формы, употребление которых факульта тивно: ягъли – ягъал ‘высокий’, гужли – гужал ‘сильный’, кIубни – кIубан ‘смелый’ и др.

Степеней сравнения прилагательное в Т. я. не имеет.

Для числительных в Т. я. характерна десятиричная система счета и употребление при некоторых существительных временного значения показателя множественности -д и в единственном числе, ср.: са-б жихир ‘одна груша’, са-р кас ‘один человек’, са-д йигъ ‘один день’ и др. Наблюдается также тенденция к утрате классных показателей – десят ки, начиная с тридцати, классов не различают: сумцIур кас ‘тридцать человек’, сумчIур пеъ ‘тридцать куриц’, сумчIур йигъ ‘тридцать дней’ и др. Порядковые числительные об разуются от количественных посредством суффикса -пи и при субстантивации принима ют вторичные классные показатели: сар ‘один’ – сарпи, сарпир ‘первый’, саб – сабпи, сабпиб и т.д. Субстантивированные числительные склоняются подобно существитель ным: сар ‘один человек’ (‘некто’) – сари (эрг. п.), садар ‘одни’ – садариз ‘одним’, сабпиб ‘первое’ – сабпибди (эрг.п.) и т. д.

Б. Г.-К. Ханмагомедов. Ахвахский язык Из разрядов местоимений в Т. я. наиболее интересны личные местоимения: узу ‘я’, уву ‘ты’, думу ‘он’, учу ‘мы’ (эксклюзив), ухьу ‘мы’ (инклюзив), дурар ‘они’. Личные место имения 1 и 2 л. обоих чисел имеют единую форму для им. и эрг. падежей, однако, разли чаются вопросами, которые к ним ставятся, например: узу (фуж?) даахназа ‘я сплю’ (фуж? ‘кто?’ – вопросительное местоимение в форме им. падежа) – узу (шли?) бикIураза ‘я пишу’ (шли? – форма эргативного падежа от фуж?). Личное местоимение 3 л. ед. ч.

думу различает две формы эрг. падежа: думу – дугъу (эрг. п. I кл.) и диди (эрг.п. II кл.).

Различаются также местоимения возвратные (учв ‘сам’, чиб ‘сами’), вопросительные (фу? ‘что?’, фуж? ‘кто?’ и др.), отрицательные (фукIа ‘ничто’, ‘никто’ и др.), неопреде ленные (фуж-вуш ‘кто-то’, фу-вуш ‘что-то’, фициб-вуш ‘какой-то’ и др.). Представляют интерес и указательные местоимения. Посредством указательных местоимений различа ется местонахождение предмета в пространстве: му ‘этот’ (вблизи кого или чего-нибудь);

гьатму ‘тот’ (более отдаленый, далекий) ;

гьагъму ‘тот’ (расположенный вверху);

гьак кму ‘тот’ (расположенный внизу);

гьадму ‘тот’ (подобный тому, известный).

Указательные местоимения делятся на краткие и имеющие эмфатический префикс гьа- (му//гьаму ‘этот’, думу//гьатму//гьадму ‘тот’). Указательные местоимения, имеющие префикс гьа-, указывают на большую степень близости и отдаленности: тму хал ‘дом, находящийся недалеко’, гьатму хал ‘дом, находящийся дальше, чем этот’.

Склонение указательных местоимений мало чем отличается от склонения существи тельных.

Основной формой глагола в Т. я. является масдар. Масдар и долженствовательная формы глагола, регулярно образуемые от основы глагола посредством суффиксов -уб ( юб) и -уз (ю-з), в Т. я. выполняют функции русского инфинитива в зависимости от харак тера его значения: лихуб лазим ву ‘работать надо’, кялхъюб ужу дар ‘насмехаться нехо рошо’, но лихуз гъягъюраза ‘работать (чтобы работать) иду’, кялхъюз ккадарза ‘насме хаться не намерен’ и др. Долженствовательная форма глагола является неизменяемой.

Масдарная же форма, одной стороны, склоняется подобно имени (лихуб – лихбу, лихбан, лихбаз и т. д.), с другой стороны, служит основой для спрягаемых форм глагола (лихура за ‘работаю’, лихурава ‘работаешь’ и др. Лабильные глаголы имеют два вида спряжения – активное и пассивное: узу йикIураза ‘я убиваю, узу йикIуразу ‘я умираю’ или ‘меня уби вают’ и т. д.

Глагол имеет ряд причастных форм, образуемых от двух деепричастных и некоторых временных форм глагола: лихурайи ‘работающий’ (от лихури айи ‘работая сущий’), ди лихнайи ‘уже поработавший’ (от дилихну айи ‘поработав бывший’), лихру ‘работящий’ (от лихури вуйи ‘работая являющийся’), гъилиху ‘поработавший’ (от гъилихну ‘порабо тал’) и др.

Различаютоя наречия образа действия, места, времени, меры, степени и др. Первые из них являются наиболее многочисленными и образуются от качественных прилагатель ных посредством суффикса -ди: мани ‘теплый’ – маниди ‘тепло’, зарб ‘быстрый’ – зар бди ‘быстро’. Остальные наречия особого грамматического оформления не имеют.

Из служебных частей речи в Т. я. представлены посделоги, союзы, частицы и междо метия. Послелоги развились из некоторых наречий и местных падежей существитель ных, ср.: кьяляхъ мугъузан ‘не оставайся позади’ – шкафдин кьяляхъ мургул хъа ‘за шка фом находится веник’. Послелоги употребляются, как правило, с род. падежом сущест вительного и заменяют собой многочисленные формы местных падежей существитель ных. Союзы различаются сочинительные (-ва, -ра, -на ‘и’, ‘да’, гьам... гьам ‘то... то’, я...

я ‘или... или’ и др.) и подчинительные (гьад-диз ‘поэтому’, фицики ‘так как’, ‘ибо’, гъаз 138 Нахско-дагестанские языки гъапиш ‘потому что’ и др.). Наиболее многочисленны в языке частицы, которые, присое диняясь к различным частям речи, придают им различные оттенки: сравнительные -си, тIан;

временные -ган, -митIла и др. Междометия выражают различные чувства и пере живания: пагь ‘ох’, гьяйиф ‘увы’, эгь ‘эх’ и др.

2.4.0. Образцы парадигм.

Таблица склонения имени гьар ‘дерево’ Основные падежи Им. гьар Эрг. гьари Род. гьарин Дат. гьариз Местные падежи Эссивы Лативы Аблативы Комитативы I гьариъ гьариъна (гьариз) гьар’ан гьариъди II гьаригь//хь гьаригъ(хь)на гьаргь(хь)ан гьаригь(хь)ди III гьарик гьарикна гьаркан гъарикди IV гьарихъ гьарихъна гьархъан гьарихъди V гьарикк гьариккна гьарккан гьариккди VI гьаригъ гьаригъна гьаргъян гьаригъди VII гьар’ин гьар’ина гьарлан гьар’инди Директивы приближения Директивы удаления I гьариънади гьар’анди II гьаригъ(хь)нади гьаргь/хь/анди III гьарикнади гьарканди IV гьарихънади гьархъанди V гьариккнади гьаркканди VI гьаригънади гьаргъянди VII гъар’инади гьарланди Таблица спряжения глагола лигуб ‘смотреть’ Наст. Будущее катег. Будущее некатег. Будущее общее Ед. ч. 1 лигураза лигидиза лигарза лигурза 2 лигурава лигидива лигарва лигурва 3 лигура лигиди лигур лигуру Мн. ч. 1 лигурач(хь)а лигидич(хь)а лигарч(хь)а лигурч(хь)а 2 лигурачва лигидичва лигарчва лигурчва 3 лигура лигиди лигур лигуру Прошедшее время Перфект Прош.повество- Давнопрош. Прош.

вания многократн.

Б. Г.-К. Ханмагомедов. Ахвахский язык Ед. ч. 1 гъилигунза гъилигза гъилигнийза лигуйза 2 гъилигунва гъилигва гъилигнийва лигуйва 3 гъилигну гъилигу гъилигнийи лигуйи Мн. ч. 1 гъилигунч(хь)а гъилигч(хь)а гъилигнийч(хь)а лигуйч(хь)а 2 гъилигунчва гъилигчва гъилигнийчва лигуйчва 3 гъилигну гъилиигу гъилигнийи лигуйи Прош. незаверш. Прош. заверш. Давнопрош. заверш.

Ед. ч. 1 лигурайза дилигназа дилигнайза 2 лигурайва дилигнава дилигнайва 3 лигурайи дилигна дилигнайи Мн. ч. 1 лигурайч(хь)а дилигнач(хь)а дилигнайч(хь)а 2 лигурайчва дилигначва дилигнайчва 3 лигурайи дилигна дилигнайи 2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. Типичная структура словоформы глагола в Т. я. характеризуется развиты ми системами префиксально-превербных, инфиксальиых и суффиксальных формантов, в то время как структура именных частей речи, а также наречия характеризуется полимор фемностью суффиксальной функции.

2.5.2. Наиболее распространенными способами словообразования являются аф фиксация (суффиксальная, префиксальная и инфиксальная) и основосложение. Встреча ются также конверсия, лексико-семантическое и синтаксическое словообразование. Ос новным способом именного словообразования в Т. я. является суффиксация. Наиболее продуктивны суффиксы -вал и -шин, посредством которых от существительных, прила гательных и глаголов образуются отвлеченные существительные: адми ‘человек’ – адми вал ‘человечность’, цIийи ‘новый’ – цIийивал ‘новизна’, лизи ‘белый’ – лизишин ‘белиз на’, лицуб ‘гулять’ – лицувал ‘гуляние’.

Из менее продуктивных суффиксов следует отметить суффиксы отглагольных существительных -ал, -ин: ахуб ‘спать’ – ахин ‘постель’, рягъюб ‘молоть’ – рягъин ‘мель ница’, бирхуб ‘шить’ – бирхал ‘шов’, уркуб ‘крошить’ – уркал ‘крошка’. Принцип сло жения основ представлен в языке не очень широко: тIубжакьв ‘пташка’ (тIуб ‘палец’ + жакьв ‘птица’), тупмаргъ ‘игра в мяч’ (туп ‘мяч’ + маргъ ‘палка’). Словообразователь ная характеристика прилагательного довольно проста: незаимствованные прила гательные, как правило, образованы от существительных посредством суффиксов -и, -у// уь(-ю): ичI ‘яма’ – ичIи ‘пустой’, гьагъ ‘тяжесть’ – гъагъи ‘тяжелый’, лик ‘нога’ – лику ‘хромой’, бюркь ‘гной в глазу’ – бюркью ‘слепой’. Очень употребительны заимствован ные из азербайджанского языка суффиксы:

-лу и -суз: ад ‘слава’ – адлу ‘славный’, адсуз ‘бесславный’;

жил ‘земля’ – жилсуз ‘безземельный’ и т. д.

Префиксация и инфиксация характерны только для глагола (см. выше). Глаголь ные корни в Т. я. очень продуктивны. Посредством превербов они образуют многочис ленные глагольные основы – группы глаголов с родственными и в то же время самостоя тельными значениями. В качестве превербов выступают, как правило, показатели серий местных падежей: (ъ)ипуб ‘вбросить вовнутрь’, гьипуб ‘подбросить (перед,около)’, кипуб ‘накинуть сбоку’, ккипуб ‘подбросить’, гъипуб ‘вбросить между частями чего-либо’, хъи пуб ‘забросить’, илипуб ‘набросить сверху’, дипуб ‘бросить (на землю)’, дидрипуб ‘не 140 Нахско-дагестанские языки бросать’ и т. д. Во многих случаях из первоначальных чисто пространственных значений глаголов с превербами развились довольно абстрактные значения, ср.: лигуб ‘смотреть’ – ккилигуб ‘ожидать’, рябкъюб ‘видеть’ – ккярябкъюб ‘предвидеть’, балгуб ‘украшать’ – албагуб ‘примирить’, хъабалгуб ‘согласовать’, агъуб ‘растеряться’ – ккагъуб ‘победить’ и др.

2.5.3. Структура простого предложения зависит от характера взаимосвязи под лежащего, сказуемого и прямого дополнения. В зависимости от переходности или непе реходности глагола-сказуемого в Т. я. различаются два основных типа предложения:

предложение номинативной конструкции (двучленная синтагма) и предложение эргатив ной конструкции (трехчленная синтагма).

При непереходном глаголе-сказуемом (номинативная конструкция) подлежащее оформляется им. падежом, а сказуемое согласуется с ним в лице, в классе и числе: узу жаргъура-за ‘я бегу’;

кIари жабгъура ‘теленок бежит’;

кIарар жаргъура ‘телята бега ют’.

При переходном глаголе-сказуемом (эргативная конструкция) подлежащее вы ступает в эргативе, а сказуемое согласуется с подлежащим в лице, а с объектом (прямым дополнением), который стоит в им. падеже, – в классе и числе: узу уьл убжу-раза ‘я пеку хлеб’;

бабу уьпер уржура ‘бабушка печет хлебцы’.

Различается еще один вид предложения, в котором при сказуемом, выраженном глаголом чувствования, подлежащее (логический субъект) ставится в дат. падеже: узуз шид ккун-дузуз ‘я воды хочу’ (букв. ‘мне вода хочется’).

Сказуемое, как правило, находится в конце предложения, прямое дополнение обычно предшествует сказуемому, обстоятельство времени часто ставится в начале предложения перед подлежащим и т. д. Ср. пример типичного порядка слов в предложе нии: накь узу ярквраан саб хамхар гъабхунза ‘вчера я из леса одно бревно приволок’.

2.5.4. В разговорной речи сложные предложения встречаются сравнительно ред ко. Их место занимают так называемые осложненные предложения с развернутыми чле нами предложения. Однако в литературном языке встречаются почти все виды сложных предложений, которые представлены в синтаксисе русского языка,что отчасти связано с его известным влиянием на Т. я.

Сложносочинительное предложение состоит из двух или нескольких простых предложений, соединяемых сочинительными союзами ва ‘и’, амма ‘но’, гагь-гагь ‘то-то’ и др., например: микI яваш гъабхьну, ва сабпну чIатху мархь убгъуз хъюб-гъну ‘ветер стих, и вдруг полил крупный дождь’.

Из сложноподчиненных предложений наиболее употребительны сложные пред ложения с придаточными соотносительными, изъяснительными и обстоятельственными (времени, места, причины и т. д.). Придаточные части соединяются с главной, как прави ло, союзами и союзными словами.

Для синтаксиса Т. я. характерно также бессоюзное соединение частей сложного предложения: зав ачухъ ву, хядар кархьну ургура ‘небо ясно, звезды пламенем горят’;

га шунвали хул’ан утIуккуру, гъяцIлишну – хулаз ‘голод из дома гонит, нагота – домой’ и др.

2.6.0. Иноязычные заимствования составляют в Т. я. довольно значительный пласт. Среди более ранних выделяются заимствования из персидского и арабского язы ков. Первые относятся преимущественно к таким сферам лексики, как военная, ремес ленническая и бытовая терминология: тюфенг ‘ружье’, женг ‘борьба’, заргар ‘ювелир’, шагурд ‘ученик’, ‘подмастерье’, лишан ‘знак, метка’, уста ‘мастер’, базар ‘базар’ и т. д.

Из арабского языка заимствована почти вся религиозная, научная и философская терми Б. Г.-К. Ханмагомедов. Ахвахский язык нология: Аллагь ‘Бог’, дюаь ‘молитва’, рюгь ‘душа’, илим ‘наука’, аьлим ‘ученый’, ихти яр ‘право’, гьисаб ‘арифметика’и т. д. Немалое место в лексике занимают и тюркские (азербайджанские) заимствования: ср. юлдаш ‘товарищ’, агъу ‘яд’, дошлюг ‘телогрейка’, туп ‘пушка’, барут ‘порох’, ишлетмиш апIуб ‘использовать’, бахиш апIуб ‘подарить’, тебрик апIуб ‘приветствовать’, къаршуламиш апIуб ‘встречать’. В пореволюционную эпоху в Т. я. проникло много русских и интернациональных слов, которые преимущест венно относятся к сфере научно-технической и общественно-политической терминоло гии: математика, география, социализм и мн. др. Развитие лексики идет по двум на правлениям. С одной стороны, продолжается процесс усвоения русской терминологии, которая вытесняет устаревшие арабизмы: инкъилаб – революция, мектеб – школа, мялим – учитель, истисмар – эксплуатация и т. д. С другой стороны, путем калькирования рус ских слов создаются такие неологизмы, как чIалнан пай ‘часть речи’, гъварч ‘сборник’, гафнан ччив ‘корень слова’, кучIвуб ‘введение’, кIакIначи ‘передовик’.

2.7.0. В Т. я. различаются два д-та: южный и северный, каждый из которых объ единяет группу наречий и говоров. Оба д-та взаимно противопоставлены цедым рядом фонетических и грамматических особенностей. В южном д-те имеются заднеязычные и фарингальные лабиализованные согласные, которых нет в северном. В северном имеют ся геминированные спиранты, отсутствующие в южном д-те. В южном д-те нет также характерного для северного звонкого фарингального къ. Согласным чI, дж южного д-та в северном регулярно соответствуют тI и д (иногда р). Целый ряд грамматических форм образуется в южном и северном д-тах по-разному. Например, если отрицательные фор мы глагола в южном д-те образуется посредством префикса м-, то в северном он инфик сально вклинивается в корень глагола;

северному д-ту не свойственен способ образова ния некоторых отрицательных форм посредством редупликации слога основы глагола и т. д. В северном д-те классному показателю -б соответствует -в. В говорах южного д-та встречается двадцатиричная система счета, чего нет в северном д-те. Следует выделить один из говоров южного диалекта – этегский, который включает в себя и отдельные осо бенности северного д-та, а в некоторых случаях – их обоих (например, в нем отсутству ют как заднеязычные лабиализованные согласные, так и геминированные спиранты). От дельные исследователи табасаранского языка склонны считать этегский говор особым переходным д-том.

Л И Т Е Р А Т У Р А Алексеев М. Е., Загиров В. М. Школьный этимо- Загиров В. М. Фразеологический словарь табаса логический словарь табасаранского языка. Махач- ранского языка. Махачкала. кала.198 Загиров В. М. Лексика табасаранского языка.

Гаджиев А. Школьный русско-табасаранский Махачкала,1981.

словарь. Махачкала, 1976. Кибрик А. Е. и др. Табасаранские этюды.

Гаджиев А., Ханмагомедов Б. Г.-К. Школьный М.,1982.

орфографический словарь табасаранского языка. Курбанов К. К. Морфология табасаранского язы Махачкала, 1989. ка, Махачкала, 1986.

Дирр А. И. Грамматический очерк табасаранско- Магометов А. А. Табасаранский язык. Тбилиси.

го языка // Сборник материалов для описания мест- 1965.

ностей и племен Кавказа, вып. 35, 1905. Услар П. К. Табасаранский язык. Тбилиси, 1979.

Жирков Л. И. Табасаранский язык. М.-Л. 1948. Ханмагомедов Б. Г.-К. Очерки по синтаксису та Загиров В. М. Русско-табасаранский словарь. басаранского языка. Махачкала. 1970.

Махачкала, 1980.

142 Нахско-дагестанские языки Ханмагомедов Б. Г.-К. Система местных падежей Ханмагомедов Б. Г.-К. Табасаранский язык // в табасаранском языке. Махачкала. 1958. Языки народов СССР, т. IV,М.,1967.

М. Е. Алексеев, Н. Д. Сулейманов АГУЛЬСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Вариантов названия нет. Самоназвание агульцев – агъул шуй ‘агулец’, агъулар ‘агульцы’. Ближайшие соседи – лезгины именуют их также агъулар, табасаранцам агуль цы-кошанцы известны как рукьушнар, у лакцев они известны под названием агъал кьушайми, у цахурцев – хывынбы. Название языка носителями агъул чIал “агульский язык”.

1.1.2. Принадлежит к лезгинской подгруппе нахско-дагестанской языковой семьи.

1.1.3. Агульцы населяют юго-восточную часть Дагестана и локализуются в четырех ущельях: Агъул-дере, Кьушан-дере, ХIуппукь'-дере и КIерен-дере, проживая компактно в Агульском (16 селений) и на сопредельной территории Курахского района (5 селений).

На востоке они граничат с табасаранцами, на северо-западе – с даргинцами, на юго западе – с рутульцами и на юго-востоке – с лезгинами. Часть агульцев переселилась на плоскость и проживает в Дербентском и Каякентском районах, многие семьи обоснова лись в городах Махачкала, Каспийск, на станции Шамхал. За пределами республики зна чительное число семей агульцев проживает в городе Баку, в Ставропольском крае. По переписи 1989 г. всего агульцев 19936 чел.;

из них проживает в Дагестане 13791 чел. В 1926 г. численность агульцев доходила до 7653, а в 1933 г. – 9301.

1.2.0. Лингво-географические сведения.

1.2.1. В агульском языке выделяются следующие диалекты: собственно агульский, кошанский, керенский, гехюнский (или буркиханский). Первые три диалекта дробятся еще на говоры. В собственно агульском диалекте выделяются тпигский и дулдугский го воры. Керенский диалект на основе фонетико-морфологических различий членится на три говора: ричинский (который обнаруживает близость с гехюнским и тпигским диа лектами, но имеет большое тяготение к керенскому), бедюкский и усугский. В кошан ском диалекте выделяются два говора – буршагский и худигский.

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Используется в основном в бытовом общении. Все носители А. я. свободно вла деют русским. В Агульском регионе, где сосредоточена основная часть агульского насе ления, языком делопроизводства, служебной переписки до последнего времени являлся русский, на нем проводились районные собрания, конференции. Встречается знание лез гинского, табасаранского, лакского, даргинского и азербайджанского языков. Вплоть до 1992 г. на русском языке издавалась районная газета «Сельская новь». В последние годы на агульском языке издается районная газета «Агульский вестник», («Агъуларин хаба рар»).

1.3.2. Литературной нормы не имеет.

1.3.3. Начиная с 20-х и до 1952 года обучение в агульских школах в основном осуще ствлялось на лезгинском языке. С 1952/53 учебного года агульские школы с первого М. Е. Алексеев, Н. Д. Сулейманов. Ахвахский язык класса перешли на обучение на русском языке. После создания письменности с 1992/ учебного. года в агульских школах преподавание в начальных классах ведется на родном языке, он преподается в педучилище, в пединституте и университете.

1.4.0. Письменность официально принята в 1992 г. В 20-х годах поднимался вопрос о создании письменности на агульском языке. Но из-за малочисленности носителей агуль ского языка, отсутствия подготовленных кадров и других причин этот вопрос не получил своего положительного решения.

1.5.0. Периодизация истории языка не разработана.

1.6.0. Заимствование союзов из восточных языков привело к развитию соответствую щих видов сложных предложений.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. Фонетическая система агульского языка характеризуется сравнительно неслож ным составом вокализма и сложным консонантизмом.

Г л а с н ые Передний ряд Задний ряд нелабиальные лабиальные нелабиальные лабиальные Верхний подъем и уь у Средний подъем е Нижний подъем а В некоторых морфологических формах налицо компенсаторная долгота: салАди ‘по напрвлению в хлев’ (< салаъди).

Со г л а с н ые смычные щелевые сонорне простые аффрикаты зв не ин аб звон неин- интен абруп зво нос ораль он ин тен ру кие тен- сивне тивы нки о- ные ки тен си пт сивне е вые е си вн ив вн е ы е Губные б п пп пI в ф м Дентальные д т тт тI ц цц цI з с н Денто- дж ч чч чI ж ш л,р альвеолярные Среднеязычные й Заднеязычные г к кк кI хь Увулярные хъ къ кь гъ х Фарингализо- хъ‘ къ‘ кь‘ гъ‘ х‘ ванные Фарингальные гI хI Ларингальные ъ гь 144 Нахско-дагестанские языки В таблице не отражены лабиализованные согласные (передне-, заднеязычные, увуляр ные), также имеющие фонологическую значимость: нецIв ‘река’, агвас ‘видеть’.

2.1.2. Ударение в агульском языке слабое динамическое и обычно падает на второй слог (мудубр ‘козленок’, къеребкъел ‘сорока’) и при словоизменении не меняет позиции.

Исключение составляют превербные и отрицательные формы глагола, в которых ударе ние перемещается на первый слог: узабс ‘доить’ – отр. ф. дубзас.

2.1.3. Фонетические процессы. Наиболее характерными фонетическими процессами в области гласных и согласных являются: редукция и наращение, ассимиляция (ср. къанна [< къад-на] сад ‘двадцать один’) и диссимиляция, лабиализация и делабиализация (перед u признак лабиализации нейтрализуется: агвас ‘видеть’ – прош. аг-уне), оглушение, суб ституция, метатеза. Эти процессы могут быть как обусловленными позиционно, так и не зависимыми от позиции.

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Слоговые структуры имени и глагола довольно разнообразны: CV (чи ‘сестра’, чу ‘брат’), VC (уц ‘кипение’, уьтт ‘мед’), CVC (къакъ ‘ноша, поклажа’, нецIв ‘река’), VCV (эрг.п. учи ‘сам’), VCVC (укун ‘ночная стоянка овец’, ицIул ‘запястье’), CVCV (дахи ‘быстро, скоро’), CVCVC (хъихьас ‘положить [за чем-л.]’), CVCVC: (ъ‘аттеф ‘хромой’), CVCCVC (зерфел ‘сито’), VCCVCV (аркьайа ‘делает’), CVCVCV (ъ‘асида ‘халва мест ного производства’), VCVCVC: (ахъихьас ‘гнаться [за кем-л.]’), CVCVCVC (кьидибан ‘еж’, багулив ‘возле, рядом’), CVCVCCVC (ъачирхIас ‘ударить’) и др. Запрещены соче тания согласных в начале слова и зияния. Слоговое деление может не совпадать с мор фемным.

В конечных сочетаниях согласных первый согласный, как правило, является сонор ным: кьуркь ‘горло’, къ‘амч ‘осленок’, чарккв ‘птенец;

детеныш диких животных и зве рей’, найч? ‘куда?’.

2.2.3. В именном словоизменении представлены единичные примеры чредований со гласных и гласных: чу ‘брат’ – эрг.п. ччу-ччу, чи ‘сестра’ – эрг.п. ччи-ччи, хьед ‘вода’ – эрг.п. хьетт-и, цал ‘стена’ – эрг.п. цил-и, хал ‘дом’ – мн.ч. хул-ар и др.

2.3.0. Морфологический тип А. я. характеризуется как агглютинативный с элементами флективности.

2.3.1. Имена и местоимения отделяются от глагола морфологическими категориями падежа и числа;

в то время как глагол обладает категориями времени и наклонения. Ме стоимения и числительные выделяются своей семантикой. Прилагательное отличается от наречия, а наречие – от послелога синтаксическими функциями.

2.3.2. В А. я. отсутствуют категории рода и грамматического класса.

2.3.3. Множественное число субстантивы образуют суффиксальным способом. Все имена существительные, оканчивающиеся на согласный, во множественном числе при соединяют суффикс -ар: руд ‘кишка’ – мн.ч. рудар, лек ‘нога’ – мн.ч. лекар. Имена суще ствительные с гласным исходом множественное число образуют при помощи суф. -бур (исключения гуни ‘хлеб’, хIуни ‘корова’, у которых число образуется посредством суф фикса -вар). Указательные местоимения образуют множественное число посредством суф. -бур:. тебур ‘те’.

Важным средством передачи числовых значений являются числительные, которые де лятся на количественные, порядковые, распределительные и кратные. В А. я. в числи тельных первого десятка – сад ‘один’, ъ'уд ‘два’, хьибуд ‘три’, йакьуд ‘четыре’, гIифуд ‘пять’, йерхьид ‘шесть’, йерид ‘семь’, муйад ‘восемь’, йарчIуд ‘девять’, йицIуд ‘десять’, а также къад ‘двадцать’, гIварш, верш ‘сто’ и агъзур (< перс.) ‘тысяча’. Числительные от М. Е. Алексеев, Н. Д. Сулейманов. Ахвахский язык до 20 оформлены суффиксом -д. Числительные от 11 до 20 образуются путем сложения основ числительного ‘десять’ и единиц, при этом первая теряет суффиксальную и пре фиксальную части: цIесад ‘одиннадцать’, цIеъ‘уд ‘двенадцать’, цIехьибуд ‘тринадцать’ и т.д. Числительные от 20 и далее образуются от числительного 20 и единиц при помощи союза на ‘и’. Последний присоединяется к первой части сложного числительного, асси милируя суф. -д: къанна сад ‘двадцать один’ и т. п. (исключение – числительное йагъцIур ‘сорок’). Числительные в позиции перед определяемым словом по падежам не изменя ются, а при самостоятельном употреблении склоняются и изменяются по числам.

Порядковые числительные образуются описательно от количественных при помощи причастной формы глагола пас ‘сказать’: сад пеф ‘первый’;

ъ’уд пеф ‘второй’ и т. д.

Распределительные числительные образуются от количественных посредством редуп ликации начального слога количественного числительного и наречного суффикса -тти:

са-сатти ‘по одному’, йа-йакьутти ‘по четыре’.

Кратные числительные образуются при помощи частицы гелай от количественных числительных, при этом суф. -д выпадает: са гелай ‘один раз’;

къа гелай ‘двадцать раз’.

2.3.4. В агульском склонении выделяются две основы: прямая (которая совпадает с номинативом) и косвенная. Косвенная основа образуется от прямой при помощи фор мантов:

-ди, -ду, -йи (-й), -ни, -на, -ла, -ра, -и, -а, -е, -уь, -джу, -джи. Показателям -ла, -на, -ни, -ра обычно предшествуют гласные. Эргатив образуется от косвенной основы по средством присоединения нулевого эффикса, родительный посредством -н и датив – -с, например: им. диф ‘туман’, косв. осн. – эрг. дифура, род. дифу-ра-н, дат. дифура-с.

Имена существительные в родительном падеже выполняют и роль относительных прилагательных: дадан ккул ‘отцовский тулуп’, ъ‘ачун гаджин ‘глиняный кувшин’ и др.

Формы родительного падежа личных местоимений служат притяжательными местоиме ниями, которые выступают в такой роли перед определяемым словом. При самостоя тельном употреблении притяжательные местоимения присоединяют аналогично прила гательным суффикс -ф и склоняются как прилагательные: зеф ‘мой’, веф ‘твой’.

Местные падежи указывают на ориентацию предмета в пространстве;

в некоторых случаях они могут передавать и абстрактные значения. Представлено восемь серий мест ных падежей:

-хъ ‘за’, -л ‘на’, -кк' ‘под’, -к' ‘в тесной близости, слиянии, смешении;

на хождение в жидкости, неплотных массах’, а также ‘на вертикальной плоскости’, -гъ‘ (-гI) ‘между, среди’, -в ‘при, рядом’, -гь ‘перед’, -ъ ‘в, внутри’. Каждая серия содержит по три падежа. Это локативы, или падежи покоя (отвечают на вопрос где?);

направительные, которые указывают на движение предмета к определенному ориентиру (куда?), и исход ные, указывающие на движение предмета от определенного ориентира (откуда?). Лока тивы образуются от косвенной основы при помощи отмеченных выше показателей лока лизации и служат базой для образования направительных падежей (посредством аффикса -ди) и исходных (посредством суффикса -ас).

Локативные падежи используются и для выражения непространственных значений.

Ср. употребление исходного падежа серии на -л в сравнительных конструкциях: бабалас батIарф э ‘красивее матери’.

Прилагательные (ср. иреф ‘красный’, джагварф ‘белый’, кIареф ‘черный’, производ ные – гучIаф ‘трусливый’, мучIеф ‘темный’, гашинф ‘голодный’). склоняются только при субстантивации (при этом суф. -ф, заменяется в косвенных падежах суф. тт: им.п.

гъазеф ‘зеленый’, эрг. гъазе-тт-и, род. гъазе-тт-ин, дат. гъазе-тт-ис). При атрибутив ной функции прилагательное не изменяется по падежам и числам, суффикс при этом 146 Нахско-дагестанские языки опускается: им. ире тук ‘красный цветок’, эрг. ире туку, мн.ч. им.п. ире тукар, эрг. ире тукари.

2.3.5. Залоговых противопоставлений агульский глагол не имеет. Каузатив образуется описательно при помощи глагола хъучикас ‘заставить’ и акьас ‘делать’: гъархьас хъучи кас/гъархьас акьас ‘заставить спать’. Имеются случаи, когда каузативация глагольной основы передается посредством инфиксации, выступающей при оппозиции предкорне вых элементов й и р: ср. алархьас ‘упасть’ и алайхьас ‘сбросить’.

Видовые корреляции представлены оппозицией соответствующих деепричастных форм. Основы некоторых глаголов принимают при образовании деепричастия несовер шенного вида инфикс -р-: агвас ‘видеть’ – деепр. несов. аргвай.

Временные формы образуются от деепричастий совершенного и несовершенного ви дов, инфинитива, а также причастий при помощи вспомогательных глаголов а/айа ‘есть, находится’, э ‘есть, суть’ и глаголов хьас ‘быть, стать, становиться’, аме ‘осталось’.

Временные формы, образующиеся от деепричастия несовершенного вида настоящее конкретное: хурайа (хурай айа) ‘читает’;

прошедшее определенное: хурай уйи ‘читал’;

аорист 1-й: хурайи ‘читал’;

аорист 2-й: хурай вейи ‘бывало, что читал’;

будущее общее: хурайе ‘буду читать’;

настоящее общее: хурай ве (хурай вейа) ‘бывает, что читает’;

настоящее продолжающееся: хурай аме ‘продолжает читать’.

Временные формы, образующиеся от деепричастия совершенного вида:

прошедшее основное: хуруне (хуруна э) ‘прочитал’;

прошедшее результативное: хурунайа (хуруна айа);

аорист финальный 1-й: хуруни (хуруна и) ‘прочитал’;

аорист финальный 2-й: хуруна вейи ‘бывало, что прочитал’;

преждепрошедшее 1-е: хуруна уйи ‘прочитано было’;

преждепрошедшее 2-е: хуруна хьуна (хуруна хьунайа) ‘оказалось, что прочитал’.

Временные формы, образующиеся от инфинитива:

будущее финальное: хурасе ‘прочитаю’;

будущее продолжающееся: хурас аме ‘еще буду читать’.

Среди форм наклонений представлены повелительное, условное, уступительное, же лательное, предположительное, гипотетическое и предостерегательное. Повелительное различает формы лица. Императив 1-го лица множественного числа образуется от инфи нитива посредством побудительной частицы шаб, гьаб ‘давайте’: шаб (гьаб), сувади вес!

‘давайте, пойдемте в горы!’. Повелительное наклонение 2-го лица (формы числа не раз личаются) выступает либо в виде чистой основы глагола (гъархьас ‘спать’ – гъархь!), ли бо с суф. -е: экьвас ‘сидеть’ – экьве!. В односложных глаголах наращивается префик сальная часть: кI'ес ‘убить’, ‘умереть’ – йукI'!, хьас ‘быть’ – ухь! Глаголы, содержащие в основе детерминативный суффикс, при образовании повелительного наклонения 2-го лица тематический гласный детерминативного суффикса а меняют на е: ъ‘уччанас ‘мыть’, ‘стирать’ – ъ‘уччен! Если детерминативному суффиксу предшествуют согласные л и й, при образовании, детерминативный суффикс опускается: гуланас ‘теряться’ – гул!

Суффиксом 3-го лица служит -урай: йирхIас ‘бить, ударить’ – йирхIурай!

Формы условного наклонения образуются от причастия и деепричастия при помощи суффиксов:

-чин(-чи). От основы причастия сов. вида образуется условное наклонение М. Е. Алексеев, Н. Д. Сулейманов. Ахвахский язык будущего времени;

от основы деепричастия несовершенного вида образуется условное наклонение настоящего времени.

Уступительное наклонение образуется от условного наклонения посредством суффик са -ра: акьучира ‘если даже сделает’.

Желательное наклонение образуется посредством вспомогательного слова кканегьан!

‘как хотелось бы!’: кканегьан, вун зас хьас! ‘как хотелось бы, чтобы ты стала моей!’.

От причастия при помощи формы будущего времени вспомогательного глагола хьасе образуется предположительное наклонение: хураф хьасе ‘читает, наверное’, хуруф хьасе ‘прочитал, наверное’...

Гипотетическое наклонение образуется посредством форманта гьан, который присое диняется к различным временным формам: ликIeнасегьан? ‘напишет, интересно?’ Предостерегательное наклонение образуется путем префигирования к инфинитиву форманта да- в соединении с особой интонацией: йирхIас ‘бить’ – дайирхIас! ‘чтобы не бил!’ или же сочетанием с инфинитивом отрицательного глагола дахьурай! ‘чтобы не был, не стал!’: акьас дахьурай! ‘чтобы не делал!’;

а также сочетанием будущего опреде ленного времени с предостерегательной частицей аман! ‘смотри!’, ‘ради бога!’: аман, зун вас йирхIасе! ‘смотри, я тебя побью!.

Степени сравнения морфологически не выражены. Превосходная степень образуется при помощи лап ‘очень’, ппара ‘очень, много’, лап иджеф э ‘очень хороший, прехоро ший’, лап ъ‘уссеф э / ппара ъ‘уссеф э ‘очень старый, престарый’.

2.3.6. Категория лица выражена в личных местоимениях: зун ‘я’, вун ‘ты’;

мн.ч. хьин (инклюзив), чин (эксклюзив) ‘мы’, чун ‘вы’. В качестве личного местоимения 3 л. высту пает указательное местоимение те ‘тот’. Кроме того, в А. я. представлены следующие разряды местоимений: указательные, вопросительные, притяжательные, возвратные, оп ределительные, отрицательные.

В указательных местоимениях развита система пространственной ориентации, которая образует две оппозиционные пары: ‘рядом’ – ‘в отдалении’ и ‘нижний’ – ‘верхний’: ме (ми) ‘этот (относительно объекта, находящегося рядом)’ – те (ти) ‘тот (относительно объекта, находящегося в отдалении)’, ге (ги) ‘тот нижний’ – ле (ли) ‘тот верхний’. Все указанные местоимения могут быть префигированы усилительной частицей гьа-: гьаме (гьами) ‘вот этот’, гьате (гьати) ‘вон тот’, гьаге (гьаги) ‘вон тот (внизу)’, гьале (гьали) ‘вон тот (наверху)’.

Помимо указанных форм, представлены местоимения с более отдаленной ориентаци ей: гьуте ‘тот (дальний)’;

гьуге ‘тот (дальний нижний)’;

гьуле ‘тот (дальний верхний)’.

Вопросительные: фуш? ‘кто?’ фи? ‘что?’ найе? ‘который?’, фишттин? ‘какой?’. Кос венная основа местоимения фуш? ‘кто?’ образуется супплетивно: эрг. гьина, род. гьинан, дат. гьинас, лок. гьинав...;

мн.ч. фушар?, эрг. гьинари, род. гьинарин, дат. гьинарис, лок.

гьинарив.

Вопросительное местоимение фи? ‘что?’ склоняется по типу прилагательного: эрг.

фитти, род. фиттин, дат. фиттис.

Отрицательные местоимения образуются от вопросительных посредством отрица тельной частицы ра ‘ни’: фира ‘ничто’, фушра ‘никто’.

Возвратные: уч ‘сам’, чаб ‘сами’.

Определительных местоимения: вари, джалла(джилла) ‘весь’, ‘все’, гьар ‘каждый’, ‘всякий’.

Как неопределенное местоимение можно квалифицировать лексикализованное числи тельное сад ‘один’, ‘некий’.

148 Нахско-дагестанские языки 2.3.7. В А. я. выделяются следующие части речи: имя существительное, имя прилага тельное, числительное, местоимение, глагол, наречие, послелогн, частицы и междометия.

Промежуточное положение занимают различные инфинитные формы глагола:

Ин фи н и т и в (суф. -с). Тематическим гласным инфинитива служит а, который под влиянием предшествующего согласного может модифицироваться: ъикIас ‘сунуть’, но кI'ес ‘умереть, убить’.

Ма с д а р имеет суф. -б, тематическими гласными служат у, и: дивас “курить’ – ди вуб ‘курение’, кI'ес ‘умереть’ – кIиб ‘умирание’.

Д е е п р и ч а с т и е несовершенного вида образуется от основы глагола при помо щи суффиксов -ай или -ди (последний присоединяется к основе с детерминативным суф фиксом): акьас ‘делать’ – аркьай ‘делая’;

алцанас ‘взвешивать’ – алцанди ‘взвешивая’.

Деепричастие совершенного вида образуется от основы глагола при помощи суффиксов ина, -уна. Если основа глагола оканчивается на палатализованный согласный, то присое диняется суффикс -ина: их'ес ‘сжать (поле)’ – ихьина ‘сжав’, если же на твердый соглас ный, то присоединяется суффикс -уна: ъахъас ‘засыпать’ – ъахъуна ‘засыпав’. Детерми нативный суффикс при образовании деепричастия совершенного вида усекается:

элхъ'анас ‘смеяться’ – элхъ'уна ‘посмеявшись’.

Суффиксы п р и ч а с т и й идентичны показателям прилагательных. Имеются орга нические и аналитические формы причастий. В органических суффикс присоединяется к основе глагола, тематическим гласным несовершенного вида служит а (е, и). Аналитиче ские формы образуются от деепричастий несовершенного и совершенного вида посред ством причастий вспомогательного глагола: прич. несов. вида хурайеф (хурай айеф) ‘чи тающий’, прич. сов. вида: хурунайеф (хуруна айеф) ‘прочитавший’.

Представлены следующие разряды н а р е ч и й – места: мисаъ ‘здесь’..., образа дей ствия: гучIай ‘боязливо’...;

количественные: чIукьдаьгьен ‘немного’, са тIинкI ‘одну ка пельку’...;

вопросительные: фас? ‘почему?’, ‘зачем?’, нанди? ‘где?’...;

степени: ъ‘айи ‘слишком, сильно’, цIуппи ‘крепко, сильно’;

причины: хъ‘улаъас ‘назло’, кьасустти ‘на рочно’...;

наречия-послелоги: удигь ‘впереди’, кьабахъ ‘сзади’, гIанаъ ‘внутри’, багулив ‘рядом’, варттал ‘сверху’, кIенакк' ‘под’.

С о ю з ы не имеют широкого применения. Выделяются следующие союзы: соедини тельные -на, -ра ‘и’;

йа... йа ‘или... или’ (йа дад адесе, йа баб ‘или отец придет, или мать’), ‘ни... ни’ (йа дадра адинда, йа бабра ‘ни отец не пришел, ни мать)’, миштти ‘этак’ и тиштти ‘так’.

Ч а с т и ц ы подразделяются на вопросительные:

-хин (-хи:

-ху) ‘же’;

побудительные:

-гун ‘ну-ка’, -гьара ‘давай’;

условные:

-чин ‘если’, -чинра ‘если даже’, ‘хотя’;

указатель ные: магьа ‘вот’, тагьа ‘вон’, гагьа ‘вон (внизу)’, лагьа ‘вон (наверху)’ и др.

Ме жд о ме т и я употребляются для выражения таких чувств, как удивление – пагь, сожаление – агь!, гьа-гьарай! и др. Представлены слова-междометия, используемые для общения с животными: возглас, погоняющий осла: гьеч!, вола – гьав!;

возглас, оста навливающий вола: вогьа!;

возглас призывающий корову: чхьай-чхьай!;

возглас, призы вающий козла (козу): бач-бач!...

2.4.0. Образцы парадигм.

Ме с т о и ме н и я зун ‘я’ вун ‘ты’ хьин ‘мы’ чин ‘мы’ те ‘тот’ Им. зун вун хьин чин те М. Е. Алексеев, Н. Д. Сулейманов. Ахвахский язык Эрг. зун вун хьин чин тиди Род. зе ве хье че тидин Дат. зас вас хьес час тидис 2.5.0. Морфо-синтаксические сведения.

2.5.1. Типичная морфологическая структура именной словоформы: корень ± словооб раз.суфф. ± число ± падеж. Типичная структура глагольной словоформы: преверб ± ко рень ± суфф. времени или наклонения. По своей структуре основа глагола делится на простую (или непроизводную), производную и сложную. Производная основа наращива ется префиксами (превербами). В некоторых глагольных основах представлен детерми нативный суффикс -ан: гъушанас ‘брать’, ‘покупать’, ъ‘утIанас ‘кушать’.

2.5.2. Основными способами словообразования имен служат:

префиксальный: дад ‘отец’ – адад ‘дядя’, баб ‘мать’ – абаб ‘тетя’;

суффиксальный: ибур ‘ухо’ – ибурихъан ‘серьга’, мухур ‘грудь’ – мухургьан ‘фартук’;

сложение основ: дадар-бабар ‘родители’.

Производные прилагательные образуются от существительных: гучI ‘страх’ – гучIаф ‘трусливый’, мучI ‘темень’ – мучIеф ‘темный’, гаш ‘голод’ – гашинф ‘голодный’.

В глагольном словообразовании большую роль играют локальные и направительные превербы: ъ-ихьас ‘бросить во что-л.’, ал-ихьас ‘поставить на что-л.’, ал-ч-ихьас ‘набро сить на что-л.’, ал-д-ихьас ‘скинуть с...’, ал-гъ-ихьас ‘поднять на что-л.’, ал-ай-хьас ‘сбросить вниз’ и др. Система пространственных превербов соответствует системе мест ных падежей. Направительные превербы образуют две оппозиционные пары, указываю щие на направления: ‘к ориентиру’ (-ч-) – ‘от ориентира’ (-д-/-тт-), ‘вверх’ (-гъ-) – ‘вниз’ (-д-): ъачавес ‘войти’ – ъаттвес ‘выйти’ – ъагъвес ‘подняться’ – ъадавес ‘спус титься’.

Сложные глаголы образуются при помощи вспомогательных глаголов акьас ‘делать’ и хьас ‘быть’, ‘становиться’: чIир акьас ‘испортить’, чIир хьас ‘испортиться’, завал акьас ‘собрать’, завал хьас ‘собраться’, кIаре хьас ‘чернеть’ (кIареф ‘черный’).

Основным способом образования наречий является суффиксальный. При образовании наречий от существительных, обозначающих времена года, используются суффиксы -ис и -ана: цул ‘осень’ – цулис ‘к осени’ – цулана ‘осенью’, хьид ‘весна’ – хьидис ‘к весне’ – хьидана ‘весной’, гIул ‘лето’ – гIулис ‘к лету’ – гIулана ‘летом’, ъ‘урд ‘зима’ – ъ‘урдис ‘к зиме’ – ъ‘урдана ‘зимой’. От других существительных наречия образуются посредством суффиксов -ди (-тти) и -уй: йагъ ‘день’ – йагьди ‘в продолжении дня, целый день’ – йагъуй ‘днем’, ъ‘уш ‘ночь’ – ъ‘уштти ‘в продолжении ночи, целую ночь’ – ъ‘ушуй ‘но чью’. От прилагательных наречия образуются при помощи суффиксов -ди: ухьттанф ‘хороший, красивый’ – ухьттанди ‘хорошо, красиво’.

2.5.3. Различаются эргативная, абсолютная и дативная (аффективная) конструкции простого предложения. Подлежащее стоит в эргативе при переходном глаголе: баба ъ'укIер уцайа ‘мать косит траву’ и номинативе при непереходном глаголе: дад ахъухьу найа ‘отец лежит’. Прямой объект стоит в номинативе, а косвенный – в дательном или в местном падеже. При глаголах чувственного восприятия подлежащее ставится в датель ном падеже.

В агульском языке порядок слов в предложении строго фиксирован: глагол занимает конечную позицию, имя субъекта действия стоит в начале предложения, за ним следует имя объекта: зун китаб хурайа ‘я читаю книгу’. Определение предшествует определяе мому. Имеются повествовательное, вопросительное, повелительное и восклицательное предложения, в образовании которых участвует характерная для них интонация. В во 150 Нахско-дагестанские языки просительных, повелительных и восклицательных предложениях кроме интонации уча ствуют и отдельные лексические средства: в вопросительных предложениях – вопроси тельные слова и частицы: вун хулади фас ъачаверефттава? ‘ты почему не заходишь до мой?’;

в повелительных – повелительная форма слова гул ‘исчезни’: гул зе уларигьас!

‘вон (исчезни) с моих глаз!;

в восклицательных – восклицательные частицы хуб, фи: хуб идже ду агъул сувар! / фи идже ду агъул сувар! ‘как прекрасны агульские горы!’.

2.5.4. Различаются сложносочиненные и сложноподчиненные предложения. В слож носочиненных предложениях два или более простых предложения соединяются между собой подчинительными союзами амма ‘но’, гагь... гагь ‘то...то’: зун гъуйанаси вас кра совккабур, амма зас ве размер йагIайдавуйи ‘я бы купил тебе кроссовки, но я не знал твоего размера’. Сложноподчиненные предложения передаются различными дееприча стными, причастными и инфинитивными оборотами, а также придаточными предложе ниями причины, обстоятельственными, условными. Порядок расположения слов в них характеризуется тем, что подлежащее и сказуемое разъединяются деепричастными и ин финитивными оборотами.

2.6.0. Исконная л е к с и к а доминирует в общем лексическом фонде агульского язы ка. Вместе с тем значительное место в нем занимают заимствования. К наиболее древне му пласту лексических заимствований относятся иранизмы, арабизмы и тюркизмы. Они охватывают различные сферы духовной, материальной, культурной и общественно политической жизни. Интенсивно воздействует на агульскую лексику русский язык. Это воздействие особенно сказывается в последнее время в связи с развитием у агульцев та кого средства массовой информации, как телевидение.

2.7.0. В к е р е н с к о м д и а л е к т е в ограниченном количестве слов звонкий ве лярный звонкий спирант Г, ср. иГес ‘сжать (колосовые)’;

суф. мн.ч. -йар. В отличие от других диалектов и говоров, формы номинатива и эргатива личных местоимений здесь дифференцированы. В ричинском говоре керенского диалекта формы локативов и напра вительных падежей не дифференцированы. Формант предостерегательного наклонения да- инфиксируется: йарх‘ас – йадарх‘ас!

К о ш а н с к и й д и а л е к т. Фонологическую значимость имеют интенсивные спиранты С, Ш, Шв, ХЈ, Х, ў. В буршагском говоре (речь сел Буршаг и Арсуг) представ лены дентолабиализованные согласные, отсутствующие как в других диалектах и гово рах, так и в худигском говоре самого кошанского диалекта. суф. мн.ч. -вур. Суфффиксы прилагательного -д, -р. В кошанском диалекте, в отличие от других диалектов и говоров, все указательные местоимения наращиваются сонорным м(е): мим(е), тим(е), гим(е), лим(е);

гьамим(е), гьатим(е), гьагим(е), гьалим(е). В глаголах, основы которых не со держат детерминативный суффикс, императив имеет показатель -е(р): акьас ‘делать’ – акье(р). Имеется направительный преверб -къ- ‘от ориентира (изнутри)’: ъакъахис ‘вы ходить’, в то же время отсутствует направительный преверб -ч-. Выделяется детермина тивный глагольный суффикс -ал-.

Г е х ю н с к и й д и а л е к т представлен в одном селении. Сохранились интенсив ные спиранты. Суф. мн.ч. -вур. Формы локативов и направительных падежей не диффе ренцированы, то есть показатели местных падежей выражают как состояние покоя пред мета, так и его направление к определенному ориентиру. Наречный суффикс зафиксиро ван в форме -ири: ъ‘уш ‘ночь’ – ъ‘ушири ‘ночью’.

Кроме того имеются промежуточные говоры – фитинский, хпюкский, цирхинский.

Фитинский говор обладает смешанными чертами собственно агульского, керенского и кошанского диалектов Здесь представлена форма адвербильного суффикса -уд: йагъ М.Е. Алексеев. Ахвахский язык ‘день’ – йагъуд ‘днем’,. суфффикс прилагательного -т. Хпюкский говор по своему фоне тическому строю и некоторым морфологическим категориям сближается с тпигским диалектом, по другим параметрам он обнаруживает сходство с керенским диалектом.

Цирхинский говор характеризуется близостью в области фонетики и морфологии с ге хюнским диалектом. Отдельные схождения цирхинского говора отмечаются с кошан ским диалектом. Лексические расхождения, которые обнаруживает цирхинский говор с другими диалектами и говорами в основном обусловлены постоянным воздействием на цирхинскую лексику со стороны даргинского языка. Речь носителей кошанского диалек та сильно отличается от речи носителей других диалектов и говоров. Если представители других диалектов и говоров свободно понимают друг друга, то этого нельзя сказать от носительно кошанской речи. При встрече кошанца с представителем другого диалекта первый обычно переходит на речь, на которой говорят носители собственно агульского диалекта.

Л И Т Е Р А Т У Р А Гайдаров Р.И., Гасанова Р.Р. Арабский пласт Сулейманов Н.Д. Сравнительно-историческое ис лексики агульского языка (Исследование. Словарь. следование диалектов агульского языка. Махачка Текст). Махачкала, 1996. ла, 1993.

Дирр А. Агульский язык. Тифлис, 1907. Тарланов 3.К. Агулы: их язык и история. Петро Магометов А.А. Агульский язык // Языки наро- заводск, 1994.

дов СССР. IV: Иберийско-кавказские языки. М., Шаумян Р. Грамматический очерк агульского 1967. языка. М.;

Л., 1941.

Магометов А.А. Агульский язык. Тбилиси:, 1970. Шаумян Р.М. Следы грамматических классов Сулейманов Н.Д. Глагольная фразеология агуль- (родов) в агульском //Язык и мышление. VI-VII. М. ского языка: Автореф. дис... канд. филол. наук. Ма- Л., 1936.

хачкала, 1986.

М.Е. Алексеев РУТУЛЬСКИЙ ЯЗЫК 1.1.1. Рутульский язык (Р. я.), мухадский язык (от рут. МыхIа ‘Рутул’, мыхIабишды чIел ‘рутульцев язык’;

ср. цах. агьахъар ‘рутульцы’).

1.1.2. Р. я. входит в лезгинскую группу нахско-дагестанских языков. Наиболее близок к цахурскому.

1.1.3. На Р. я. по переписи 1989 г. говорит около 15 тыс. чел., представлен в основном в Рутульском районе Республики Дагестан. Рутульская языковая территория охватывает 17 селений в Рутульском р-не (в т.ч. Рутул, Шиназ, Ихрек, Мюхрек, Лучек, Амсар, Борч и др.), с. Хнов в Ахтынском р-не Дагестана, а также несколько селений в Шекинском и Кахском р-нах Азербайджана.

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. В диалектном отношении Р. я. подразделяется на мухадское, мухрекско ихрекское и борчское наречия (Джейранишвили), по другим классификациям, на мухад ский (собственно рутульский), шиназский, мюхрексий, ихрекский и (борчин ско-)хновский. Ряд говоров (в т.ч. лучекский) характеризуются как смешанные.

152 Нахско-дагестанские языки 1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Разговорно-бытовой. Все рутульцы владеют русским языком, некоторые также азербайджанским.

1.3.2. Литературный язык находится в стадии формирования.

1.3.3. Преподается в начальных классах.

1.4.0. Официальная письменность с 1992 г.

1.5.0. Данных нет.

1.6.0. Вопрос не исследован.

2.0.0. Лингвистическая характеристика (Настоящий очерк основан на материалах го вора с. Лучек).

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. Систему согласных фонем рутульского языка см. в табл.

Со г л а с н ые Сычные Аффрикаты Спиранты Сонор ные Звон при- абруп- зво при- аб- зво глу- ора на кие дыха тивы нки дыха руп- нк хие льн зал тель е тель- ти- ие ые ьн ные ные вы ые Губные б п пI в ф м Переднеязычные д т тI дз ц цв цI з с л н тIв цIв зв Альвеолярные дж ч чI ш шв р дж чIв в Велярные г гв к кв кI кIв гъ хь хьв Увулярные къ хъ кь гъ х хв къв хъв кьв гъв Фарингализованные къ’ хъ’в кь’ гъ’ х’ х’в кь’в гъ’ в Фарингальные гI хI Ларингальные ъ гь Примеры согласных фонем: сибпыл ‘лук (растение)’, гъубабгъ ‘пчела’, пIыз ‘губа’, тамыбз ‘чистый’, фыргъыбн ‘повозка’, авабн ‘веревка’, нисаьб ‘сыр’, йузаьбнг ‘стре мя’, лубзвас ‘останавливаться’, нин ‘мать’, мыриб ‘ручей’, кылыбнг ‘мотыга’, мытыбл ‘козленок’, дабдал ‘петух’, тIабтIал ‘палка’, сабтIвас ‘отрезать’, кыц ‘помет’, гьабц вас ‘мерить’, дзибрдзаьн ‘пряжка’, сырыбцIал ‘куница’, цIвар ‘мелкий плоский каме шек’, чапабр ‘забор’, джам ‘чашка’, джваьл ‘сноп’, мычIриб ‘борода’, чIваьд ‘галка’, лышабн ‘родинка’, лаьбшвас ‘брать’, йебйух ‘лук (оружие)’, чамкабл ‘паук’, кванчI ‘ла па’, выгыбн ‘клин’, гьабгвас ‘видеть’, сыкIыбл ‘рожь’, лаьбкIва ‘гортань’, йибхьал ‘крыса’, лирхьвабй ‘голубь’, выгъыбл ‘муж’, хъырхъыбмай ‘решето’, гьебрхъвас ‘ла ять’, къирабгъ ‘берег’, къватI ‘пень’, лукьубн ‘вязальная спица’, кьван ‘пуговица’, убхь ур ‘нитка’, хьвабр ‘кобыла’, бугъабз ‘горло’, гьугъвабл ‘дождь’, хъ’ад ‘ворона’, рахъ’вабл ‘челнок’, къ’ацI ‘щипцы’, кь’аб ‘колыбель’, зукь’вал ‘кизил’, мых’ыбд ‘са М.Е. Алексеев. Ахвахский язык рай’, мах’в ‘дуб’, магъ’абд ‘лестница’, дабдгъ’вар ‘сливочное масло’, маъ ‘сало’, дагь абр ‘камень’, тIугI ‘веревка’, духIаб ‘молитва’.

Лабиализованные, увулярные фарингализованные и заднеязычные спиранты встреча ются лишь в исконной лексике. Фонема ф встречается, как правило, в заимствованиях.

Г л а с н ые Передний Средний Задний ряд ряд ряд нелаб. лаб. нелаб. лаб. нелаб. лаб.

Верхний и уь ы у подъем Средний е о подъем Нижний аь а подъем 2.1.2. Ударение может падать на первый или второй слог слова: абраб ‘серп’, авабн ‘веревка’, губквас ‘терпеть’, сугвбас ‘терять’. В именах ударным чаще бывает второй слог, в глаголах – первый.

2.1.3. Глухие смычные реализуются как придыхательные: [пh], [тh], [цh], [чh], [кh], [хъh], [хъ’h]. В позиции после глухих спирантов выступают глухие непридыхательные, трактуемые здесь как звонкие: хулабьхды [хулабьхтты] ‘длинный’, дабшгуьмуьр [дабшкк’уьмуьр] ‘каменный уголь’ и т. п. Велярные и увулярные палатализуются перед всеми гласными переднего ряда и в пределах слога после и, е: хь’ид ‘навоз’, хь’аьд ‘во да’, хь’ехь’ ‘нос’, вихь’ ‘хлев’, туьк’ ‘ласка (животное)’, кь’ин ‘клятва’, кь’аьл ‘соль’, хезебк’ ‘сани’ и т. п. Имеется несколько случаев, нарушающих данную законо мерность. С одной стороны, в ряде слов палатализация в указанной позиции отсутствует:

икь ‘лен’, икI ‘облепиха’, х’ик ‘орех’ и хьаьл (?) ‘след’. С другой стороны, можно на блюдать наличие таковой и при отсутствии необходимых условий: кIухь’ ‘клюв’, кьобхь’ды ‘большой’, а также суффикс сублокатива.

Губно-зубной в реализуется в виде [w], т.е. губно-губного, в позиции конца слога: рав [ow] ‘край крыши’, лабвчес [loбwhes] ‘лететь (III кл.)’ и т. п.

Гласный а > Ќ перед у или перед Си: лабйчес [lЌбjhes] ‘лететь (IV кл.)’, гывабли [givЌбli] ‘слива’ и т. п.;

а> о перед в (примеры см. выше). Отмечаются также долгие гласные, но оппозиция долгих и кратких практически нейтрализована.

2.1.4. Комплексы согласных в начале слова отсутствуют. Внутри корня и в конце сло ва могут встречаться двучленные комплексы, в исконной лексике – типа RC (арпI ‘изжо га’, гьаблгас ‘разговаривать’ и т. п.), в заимствованной – также и типа SC (ахIдабдж ‘инструмент’, ахбабзан ‘абрикос’ и др.). На стыке морфем возможны трехчленные ком плексы: убрг-мар ‘ягнята’ и т. п. Типичные структуры слога – CV, CVC, CVRC.

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Слово, а также корневая и аффиксальная морфемы могут иметь разнообразные слоговые структуры. Морфемное и слоговое деление часто не совпадают: мытл+аьб ‘козлята (мн.ч.)’, но мыт-лаьб.

2.2.2. В словоизменении рутульского языка наблюдаются довольно разнообразные фонологические и морфонологические процессы: 1) ассимиляция:: (а) звонкие переходят в глухие перед глухими и в абруптивные перед абруптивными, ср. cаббтыр [saбphthir] 154 Нахско-дагестанские языки ‘бросил’, cиббтIас [siбp’t’as] ‘связывать’ и др.;

(б) н > м перед б, м, ср. айвабн-быр [’ajvaбmbir] ‘балконы’, косв. осн. айвабн-мы [’ajvaбmmi], (в) увулярные фарингализу ются, если в слове уже имеется фарингализованный согласный, ср. глагольные префиксы гъ- в гъабйх’ас [’aбjx’as] ‘мазать’ и хъугъ’убс [q’u’uбs] ‘уходить’;

(г) гласные фарин гализуются, если в данном слоге имеется фарингализованный согласный, (д) Cв + ы > Cу, ср. аьбрчIв+ыр > аьбрчIур ‘вошел (I кл.)’ и т. п.;

2) диссимиляция: д > л перед пе реднеязычными шумными, ср. аь+д+чIв+ас > аьблчIвас ‘входить (l-2 мн.)’;

З) стяжение:

(а) C + ъ > C’, ср. сиб+б+ъир > сибпIир ‘шевелился (З кл.)’, (б) б + б > б, п + б > п, ср.

абраб+быр > абрабыр ‘серпы’, тап + быр > табпыр ‘холмы’ и др.;

4) редукция: второй гласный двусложной основы редуцируется при присоединении ударного аффикса, 5) не регулярные чередования гласных и согласных.

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

Р. я. агглютинативный с развитым аналитизмом.

2.3.1. Набором грамматических категорий дифференцируются имя (число, падеж) и глагол (класс, время, наклонение...);

наречия и послелоги различаются отсутствием (хъуъ ‘после, потом’) или наличием синтаксически связанного существительного (хъуъ ‘за чем либо, после чего-либо’);

местоимения выделяются семантикой;

cоюзы и частицы диффе ренцируются по выполняемой функции.

2.3.2. Существительные разделяются по согласовательным признакам на 4 класса:.I.

Названия мужчин: аьдаьбми ‘человек, мужчина’, бабаб ‘дедушка’, дид ‘отец’, дух ‘сын’ и т. п.;

II. Названия женщин: баббай ‘бабушка’, ришиб ‘сестра’, сус ‘невеста’, къариб ‘жена’ и др. Названия животных входят в III класс (исключение составляет лексема IV класса цIыцI ‘кузнечик’): айгъыбр ‘жеребец’, цIигь ‘коза’, къ’арабкъ’ал ‘сорока’, гъу бабгъ ‘пчела’ и т.д. Неодушевленные имена распределяются по III и IV классу без види мой мотивации, ср. гъылыбгъ ‘яйцо’, къватI ‘пень’, дур ‘ложка’, аьббыр ‘кровь’ (III);

аьбкул ‘гнездо’, цIай ‘огонь’, чIар ‘волос’, дур ‘имя’, къацI ‘очажные щипцы’. В морфо логической структуре самого имени принадлежность его к тому или иному классу не от ражается.

В зависимости от набора классных аффиксов, наличествующих в словоформе, рутуль ские глаголы подразделяются на 3 типа.

Кл а с с н ые э к с п о н е н т ы р у т у л ь с к о г о г л а г о л а.

Тип глагола I II III Класс основа дуратива прочие основы 1 ед. гь-/ й р/ 2 ед. р р р р 3 ед. в в в б 4 ед. гь-/ й д/ 1-2 мн. д д д д/л 3-4 мн. одуш. гь-/л й/л л л 3-4 мн. неодуш. гь-/ й д/ В конкретной словоформе классный аффикс занимает позицию инфикса, т.е. непо средственно перед последним согласным основы или дуративным (корневым) -р- в осно вах с пространственным (или экспрессивным) префиксом или позицию префикса в ос М.Е. Алексеев. Ахвахский язык тальных случаях. При образовании конкретной классной словоформы пароисходит ряд морфонологических процессов.

К а т е г о р и я о д у ш е в л е н н о с т и. Помимо классных аффиксов согласова ние глагола с его актантами осуществляется и с помощью конечных гласных основы.

Имеется довольно большая группа глаголов, меняющих конечный гласный а, ы на соот ветственно ·е, -и в формах множественного одушевленного: хабкьас ‘ловить’ (3-4 мн.

одуш.) – хабдкье-с (1-2 мн.), хаблкье-с (3-4 мн. одуш.), терм. хабкьы- (3-4 мн. одуш.) – хабдкьи- (1-2 мн.), хаблкьи- (3-4 мн. одуш.).

2.3.3. К а т е г о р и я ч и с л а. Противопоставляются немаркированное единствен ное и множественное число. Аффиксы множественного числа:

-быр преимущественно у неодушевленных имен, ср. аьбч-быр ‘яблоки’, айвабн-быр (> айвабм-быр) ‘балконы’ и т. п.;

-мар, как правило, у многосложных и односложных с исходом -RC одушевленных имен: дабдал-мар ‘петухи’, убрг-мар ‘ягнята’ и др. (после гласных -мар > -ймар, ср.

бугъба-ймар ‘быки’ и т. п.). -ар (-аьр при переднем гласном основы) у односложных одушевленных имен: дыд-абр ‘мухи’, чIваьбд-ар ‘галки’ и др.;

-аббыр при некоторых названиях парных частей тела: ул-аббыр ‘глаза’, хыл-аббыр ‘руки’...;

-аьб при несколь ких одушевленных именах со структурой CVCVбR;

убубл ‘волк’ – убл-аьб, выгъыбл ‘муж’ – выгъл-аьб... Имена из разряда pluralia tantum: аб-ггы-быр-‘вещи’, гъил-иб дыбыр ‘обувь’ и др.

Ко л и ч е с т в е н н ые ч и с л и т е л ь н ые : са ‘один’, кь’ва- ‘два’, хьиб-’три’, йукь- ‘четыре’, хьу- ‘пять’, рыхь- ‘шесть’, йигъ- ‘семь’, мый- ‘восемь’, гьучI- ‘девять’, йицI- ‘десять’, ма- ‘двадцать’, ваьш ‘сто’, гьагъзыр ‘тысяча’, цIы- ‘одиннадцать’, цIу кьва- ‘двенадцать’, къа-нны йукь- ‘двадцать четыре’... В форме абсолютива ко всем чис лительным, за исключением са, ваьш, гьагъзыр, присоединяется классный суффикс (1- ед. -Vр, 3 ед. -Vб, 4 ед. -Vд, где V равен гласному корня и > после гласных), причем *хьибиб > хьиб ‘три (З ед.)’. П о р я д к о в ы е ч и с л и т е л ь н ы е образуются от формы абсолютива количественных числительных прибавлением суффикса хьубсды (букв. ‘сказанный’): гьучIур-хьусды (1-2 ед.), 1 гьучIуб-хьусды. (З ед.) ‘девятый’ и т. п.

Субстантивированные числительные склоняются с помощью суффиксов косвенной ос новы -нав- (1-2 ед.) и -ди- (З-4 ед.). Имеется два вида в о п р о с и т е л ь н ы х ч и с л и т е л ь н ых : шум- для исчисляемых и шудабъ для неисчисляемых: Вабды шубмуд титрабд хабны йиъиб? ‘У тебя сколько тетрадей есть?’;

Шудабъ вабды шигьиббыр хабны йиъиб? ‘Сколько у тебя денег есть?’ 2.3.4. Ка т е г о р и я п а д е жа. Ко с в е н н а я о с н о в а имен существитель ных, от которой образуются все падежи, за исключением абсолютива, образуется с по мощью довольно большого числа суффиксов, распределение которых удается устано вить лишь отчасти. Имена с гласным исходом принимают суффиксы -йи-, -йе-: мынари йи- ‘башня’, ийебси-йе- ‘хозяин’ и т. п. Многосложные имена с согласным исходом, а также целый ряд односложных имен принимают показатели, состоящие из одного со гласного (ударного или безударного): айгъыбр-а- ‘жеребец’, бан-аб- ‘гора’;

чангабл-ы- ‘вилка’, баьр-аьб- ‘лопата’, баьр-иб- ‘лоб’, балгъ-уб- ‘рыба’. При выборе того или иного показателя наблюдается правило гармонии гласных по ряду и лабиализации: при глас ных основы а, ы могут выбираться а, ы, при аь, и – аь, и, при у – у. Присоединение ударного показателя к двусложной основе (такие основы всегда имеют второй ударный слог) приводит к редукции второго гласного. Односложные имена могут принимать по казатели вида VR:

-ай-: букIв-абй- ‘губа’, -ый- (> -ий- после шипящих, -> -уй- после губных: лам-ыбй- ‘сырость’, ладж-ибй- ‘горбыль’, нахв нах-убй- ‘солома’;

-абл-:

156 Нахско-дагестанские языки мас-абл- ‘стена’, -ыбл-: ваз-ыбл- ‘луна’, -абр-: дух-абр- ‘сын’;

-ыр- (>-ур-, -ир-): дабл ыр- ‘ветка’, къекв къек-убр- ‘хворост’, лихь-ибр- ‘вошь’.В некоторых односложных именах происходит чередование корневых гласных а, аь ~ и: гаьл ‘ягненок’ гил-иб-, и др. Зафиксированы также чередования согласных к ~ г (рак рибг-и- ‘дверь’), хъ’ ~ къ’ (рахъ’ рыбкъ’-ы- ‘дорога’). В заимствованной лексике встречается суффикс -ди-:

бабгъ-ди- ‘сад’. Общий вид косвенной основы множественного числа можно предста вить с помощью следующей схемы: «Косвенная основа ед. числа + Суффикс мн. числа + Суффикс косвенной основы мн. числа». При этом (а) конечные безударные гласные кос венной основы ед. числа редуцируются, (б) конечные ударные аб, аьб > ыб, иб (> уб по сле губных), (в) суффикс мн. числа -быр > : (г) суффиксы -мар, -ар, -аьр > -ма-, -а, аь-;

(д) суффиксами косвенной основы мн. числа являются -мы- при суффиксе мн. числа -быр и -ши- при остальных суффиксах;

(е) имена с суффиксом мн. числа -аббыр, а так же одушевленные имена (за исключением двусложных имен с ударной косвенной осно вой и суффиксом мн. числа -мар) образуют косвенную основу от абсолютива мн. числа с помощью суффикса -мы-. Нередко имеются колебания в выборе суффикса косвенной ос новы.

В число падежей Р. я. включаются абстрактные падежи – абсолютив, эргатив, генитив, датив и комитатив, а также пространственные падежи. А б с о л ю т и в представляет собой прямую основу имени. Передает субъект при непереходном и объект при переход ном глаголе. Э р г а т и в образуется, как правило, с помощью суф. -р (-ыр после со гласных), ср. ублиб-р ‘волк’, вабшекIа-р ‘рысь’, гибтыр-ыр ‘кошка’. С помощью нуле вого суффикса образуют эргатив существительные с суффиксом косвенной основы -ши-:

тылибймаши ‘собаки’, балгъубмаши ‘рыбы’. Некоторые термины родства и имена соб ственные также присоединяют нулевой суффикс, ср. бабабйы ‘бабушка’, дибды ‘отец’, Фазиблы ‘Фазил’. Передает субъект при переходном глаголе, обстоятельство причины:.

редко может оформлять инструментальное дополнение. Г е н и т и в образуется с по мощью суффиксов -ды (после согласных) и -д (после гласных), ср. лаьцIубр-ды ‘реки’, йасаб-д ‘быка’. Суффикс -ды принимают также некоторые имена, редуцирующие конеч ный безударный гласный основы: хабл-ды ‘дома’, нибн-ды ‘матери’. Суффикс -ши- в ге нитиве > -ш-: йибмлаь-ш-ды ‘ослов’. Употребляется в определительной функции: уб смыд гьукьублбыр ‘концы бревен’, хьибйи-д видраб ‘ведро воды’, лаьцIубр-ды хьаьд ‘речная вода’, китабба-д кьимебт ‘цена книги’. Д а т и в образуется с помощью суф фикса -с (-ыс после согласных):зибры-с ‘корове’, гибтыр-ыс ‘кошке’. Передает косвен ный объект, адресат и субъект при аффективном (чувственного восприятия) глаголе, а также значения цели, предназначения и локативные значения. К о м и т а т и в образу ется с помощью суффикса -кван (-ыкван): убхура-кван ‘веревкой’. Употребляется для обозначения инструментального дополнения и совместности. П р о с т р а н с т в е н н ы е п а д е ж и образуют пять серий локализации, в какдой из которых имеется лока тив и аблатив.

Аффи к с ы п р о с т р а н с т в е н н ых п а д е же й.

Локализация ‘Внутри’ ‘На’ ‘Под’ ‘Около’ ‘За’ Падеж Локатив - -(Ў) -к’ -ды (ы)хды Аблатив -А -(Ў)лы -(ы)кла -дА -хла М.Е. Алексеев. Ахвахский язык Локатив серии ‘Внутри’ (и н л о к а т и в ) в целом совпадает с косвенной основой.

Исключения составляют, во-первых, имена с косвенной основой -йV-, усекающие конеч ный гласный (видрибй ‘в ведре’, хьибй ‘в воде’), во-вторых, имена с согласным исходом косвенной основы, наращивающие -ы/-и (кыдыбр-ы ‘корзина для сена’, рубабй-ы ‘иг ла’) и, в-третьих, некоторые имена, дающие чередование -а/-ы (безударные), -ыб/-аб, -уб/-аб, -иб/-аьб (ударные), ср. гьебйега- > гьебйег-ы ‘в котле’, валгыб- > валг-аб ‘в по стели’, убруб- > убр-аб ‘в ухе’, гъилиб- > гъил-аьб ‘на ноге’. В результате нейтрализации противопоставления гласных по долготе формы инлокатива и инаблатива (хабл-А ‘из дома’) обычно совпадают. Локатив серии ‘На’ (с у п е р л о к а т и в ) обнаруживается лишь у небольшого количества имен: хабл-Ў ‘на доме’, гъилИб ‘на ноге’, хукАб ‘на де реве’, къумайИб ‘на песке’. Поскольку противопоставление гласных по долго те/краткости утрачивается, данный локатив практически совпадает с инлокативом и вы деление его про блематично. Локатив серии ‘Около’ (а п у д л о к а т и в ) совпадает с одним из вариантов генитива, различаясь с последним в основах на гласный. Все назва ния рутульских селений имеют форму одного из локативов: мыхIаб ‘(в) Рутул(е)’, йиб рек ‘в Ихрек(е)’. Пространственные падежи употребляются и в нелокативных значениях.

В глагольной основе, как правило, имеется пространственный п р е в е р б : с- ‘вниз(у)’ (с-ибхьвас ‘падать’), л- ‘на, наверх(у)’ (л-аьбйтас ‘бросать (вверх)’), к- ‘в сплошной массе’, ‘в соприкосновении’ (к-ебйес ‘бросать в’), г- ‘под’ (габйчес ‘залезть под’), ъ- ‘внутри’ (абгъвас ‘впускать’), хъ- ‘сзади’, ‘назад’ (хъубргъвас ‘возвращаться’), гъ- ‘вне’, ‘наружу’ (гъабкъас ‘выглядывать’), х- ‘у, около’, ‘в руках(?)’ (хаьбшвас ‘при жимать’). В ряде глаголов пространственное значение преверба ныне не выявляется.

Имеются также префиксы обратного действия -хъл-, -гъ-/-гь-:. аьбчIвас ‘входить’ – гебгъаьчIвас ‘уходить. Встречаются и «экспрессивные» префиксы, функции которых – глаголу уничижительного значения и т. п.

Пространственные наречия обычно различают два падежа: локатив и аблатив, ср. У ‘наверху’ – У-лы ‘сверху’, А ‘внизу’ – А-лы ‘снизу’. Практически все эти наречия могут выступать и в роли послелогов. Лишь наречия (частицы?) гъаъ ‘наружу’, саъ ‘вниз’, лаъ ‘вверх’, хьуъ ‘вперед(и)’, А-У ‘вокруг’ не имеют падежного изменения и не употребля ются в качестве послелогов. Наречия места могут также образовываться от существи тельных (в форме абсолюгива) с помощью суффикса -ны: лаьбцI-ны ‘по реке’. Подобные наречия не имеют словоизменительных категорий. П о с л е л о г и : хъуъ ‘после, потом’ (в функции послелога сочетается с супераблативом), джыбраб ‘вслед’ (сочетается с ге нитивом), бебйды ‘у, около’ (сочетается с генитивом), У ‘на, вверху’ (сочетается с лока тивом), улибк ‘перед’ (сочетается с генитивом), йерибнен ‘вместо’ (сочетается с генити вом).

Пр и л а г а т е л ь н ые различают полную (с суф. -д/-ды) и краткую формы. По следняя выступает в предикативной функции и образуется приращением к основе на со гласный суф. -ы (> -и после среднеязычных): габш-ды – габш-и ‘голодный’. Некоторые заимствованные прилагательные не присоединяют -ы/-и к краткой форме. В определи тельной функции прилагательное не изменяется. При субстантивации в косвенных паде жах имеем суффиксы косвенной основы -нов- (I-II кл.) и -ди- (III-IV кл.). Во мн. числе субстантивированное прилагательное принимает суффикс -быр, дифференцируя косвен ные основы с суффиксами -ши- (I-II кл.) и -ймы- (III-IV кл.). Эргативный падеж субстан тивированных прилагательных имеет суффикс -ы.

2.3.5. Категория залога отсутствует. Переходность/непереходность проявляется лишь на уровне предложения. Каузативное значение передается сочетанием основы термина 158 Нахско-дагестанские языки тива главного глагола со вспомогательным глаголом гьабъас ‘делать’. Ряд глаголов до пускает употребление одной и той же формы как в переходном, так и в непереходном значении: Гьал хъиббкьыр цIигь? ‘Кто привел козу?’;

ЦIигь видж хъиббкьыр ‘Коза сама пришла’.

К а т е г о р и я в и д а. В Р. я. можно выделить три вида: дуратив, терминатив и по тенциалис. Каждое из перечисленных видовых значений выражается в глагольной осно ве. Дуративная основа характеризуется инфиксом -р-, занимающим позицию перед по следним согласным основы, и широким гласным в ауслауте;

терминативная – отсутстви ем -р- и узким гласным в ауслауте;

потенциальная – отсутствием -р- и широким гласным в ауслауте (‘видеть’ – дур. гьабргва-, терм. гьабгвы-, пот. гьабгва-). Инфикс дуратива р- отсутствует в беспрефиксных глаголах. Существуют также глаголы, в которых -р- присутствует во всех видовых основах, т.е. является корневым. В этом случае, равно как и при наличии в корне -л-, дуративный -р- отсутствует. Ряд глаголов образует видовые основы супплетивно.

К а т е г о р и я н а к л о н е н и я. Видо-временные формы индикатива образуются с помощью вспомогательных глаголов а, и, входящих в оппозицию «конкретность – аб страктность (общность)», каждый из которых имеет две формы времени: наст. а, и (мо гут опускаться), прош. ай, ий. Эти глаголы, сочетаясь с соответствующими дееприча стиями, дают набор видо-временных форм, представленный в табл.

Ви д о - в р е ме н н ые фо р мы.

Вид Общность Время:

Настоящее общее и Дуративное -й Прошедшее общее деепричастие Настоящее конкретное а -й Имперфект Аорист и Терминативное -й Предаорист деепричастие Перфект а -й Плюсквамперфект т Будущее время образуется от инфинитива /образование см, ниже/ с помощью и. Фор ма прошедшего от будущего по значению не относится к формам индикатива.

Н а с т о я щ е е о б щ е е означает действие, которое обычно имеет место: Йаьд кь’абсдыбишис хIурмабт вабъар ‘Мы стариков уважаем’. Пр о ше д ше е о б ще е означает действие, которое обычно имело место в прошлом: Зас гьад шаьгьаьбрди кIыббкIыб гьабргвар ий ‘Я его в городе часто встречал’. Н а с т о я щ е е к о н к р е т н о е означает действие, имеющее место в момент речи: Уф ваъ цIай либркIвар а ‘Дуй! Огонь разгорается’. И м п е р ф е к т означает длительное действие, имевшее ме сто в некоторый конкретный момент времени в прошлом: Накьаб нибны йыгъаб набх’маъ лебйгар ай ‘Вчера мать целый день шила’. А о р и с т означает завершенное действие: Гьаб#сы йыбгъхьы лабтIур ‘Так и день кончился’. Пр е д а о р и с т означа ет действие, завершенное до какого-либо момента в прошлом. Употребляется очень ред ко. П е р ф е к т означает состояние в момент речи, являющееся результатом некоторого М.Е. Алексеев. Ахвахский язык прошедшего действия: Хылаббырмишис х’варх’ йыбх’ыр а ‘Руки грязью покрылись’.

П л ю с к в а м п е р ф е к т означает состояние в некоторый конкретный момент в прошлом, являющееся результатом некоторого прошедшего действия: Йибмаьлаьдаь вурубъус вишиб#ш гьад выдж киббтIыр ай ‘Осел идти не мог, он сам привязан был’.

Б у д у щ е е означает действие, которое может совершиться: Издыб шу. йибкьасди ар мибй гыбргас ‘Моего брата в будущем году в армию возьмут’.

Во п р о с и т е л ь н ые фо р мы образуются как от положительных, так и отри цательных форм индикатива с помощью вопросительного суффикса, присоединяемого к вспомогательному глаголу:

-м после гласного, -ым после согласного (-мы после -й: гьаб ргвар-ым ‘видит ли?’, лаьбшур а-м ‘взял ли?’, лебвиргвар адибший-мы ‘не шил ли?’.

Пре этом вспомогательный глагол и обязательно опускается.. Форма и м п е р а т и в а в целом совпадает с основой потенциалиса, однако при этом происходит ряд морфоноло гических преобразований, характерных и для прохибитива: сиргъеб ‘замерзай (2 ед.)’, хыбргы (2 ед.), хыг (1 ед.) ‘шевелись’. О п т а т и в образуется от императива с помо щью суффикса -й, ср. сиргъеб-й ‘пусть замерзнет (2 ед.)’, хыбрга-й ‘пусть шевелится ( ед.)’. Аффиксы п р о х и б и т и в а маб (при корневых гласных а, ы, у), маьб (при кор невых гласных и, е, аь) занимают в словоформе позицию после слога, содержащего про странственный префикс, но перед экспрессивным префиксом, если в слове есть также и пространственный префикс. Образуются формы прохибитива от основы дуратива. При этом отмечаются некоторые морфонологические преобразования: мабдацI ‘не знай (1- мн.), гьи-маьб-виргы ‘не гони (З ед.)’. От прохибитива с помощью суффикса -й образу ется отрицательная форма оптатива.

2.3.6. Ли ч н ые ме с т о и ме н и я : зы ‘я’, вы ‘ты’, йаь ‘мы’, ваь ‘вы’. Особым образом образуются формы эргатива и генитива личных местоимений, в то время как ос тальные падежи образуются с помощью соответствующих суффиксов от косвенной ос новы. В качестве личного местоимения III лица обычно используется субстантивирован ная форма указательного местоимения гьа- ‘этот, тот’, ср. гьа-д ‘он, она, оно’, косв. осн.

гьаб-нов- (I-II кл.), гьаб-йи- (III-IV), гьаб-быр ‘они’, косв. осн. гьаб-биш- (I-II кл.), гьаб ймы- (III-IV). У к а з а т е л ь н ы е м е с т о и м е н и я представлены также основа ми ми- ‘этот’, ти- ‘тот’. В определительной функции эти местоимения выступают в без аффиксной форме: ти рыш ‘та девушка’. Субстантивируясь, эти местоимения приобре тают описанные выше суффиксы. Местоимения ми и ти встречаются также в эмфатиче ской форме, образуемой с помощью префикса гье-: гье-ми ‘вот этот, эта, это;

тот самый, та самая, то самое гьа-'-бл ‘вот тот..., тот самый...’ В о п р о с и т е л ь н ы е м е с т о и ме н и я выш // гьуш ‘кто’ (I-II кл.), шив ‘что’ (III-IV) образуют косвенную ос нову супплетивно: гьал- ‘кто’, гьийи-’что’. Форма эргатива местоимения ‘кто’ совпадает с косвенной основой. О т р и ц а т е л ь н ы е м е с т о и м е н и я образуются от во просительных с помощью суффикса -ни: выш-ни ‘никто’, эрг. п. гьал-ни (> гьанни). Аб солютив отрицательного местоимения ‘ничто’ образуется супплетивно: шешун. Не о п р е д е л е н н ы е м е с т о и м е н и я образуются с помощью частицы -гади:

выш-гади ‘кто-нибудь’. Во з в р а т н ые ме с т о и ме н и я : вудж (I кл.) ‘он сам’, ридж (II кл.) ‘она сама’, видж (III кл.), йидж (IV кл.), джваьр ‘они сами (I-IV кл.) обра зуют косвенную основу нерегулярно: джу- (I кл.) и джи- (II кл.), причем аффиксом ге нитива является -ды. В простом предложении эти местоимения употребляются в воз вратном и эмфатическом значениях: Х’абабхъ’анаьр джудыб йулдабшахды агI гьабвъыр ‘Чабан своему помовику закричал’;

Зад джус гъибхьир ‘Я (его) самого бил’.

160 Нахско-дагестанские языки Оп р е д е л и т е л ь н ые ме с т о и ме н и я : гьАбр-са ‘всякий’, син//сийебны ‘весь, все’, гьАбса-д ‘такой’.

К а т е г о р и я о т р и ц а н и я в финитном глаголе выражается с помощью суф фикса диш, присоединяемого к вспомогательному глаголу перед показателем времени.

Формы с диш имеют параллельные стяженные варианты: наст. общ. кубрчIер диш//кубрчIеб#ш. Отрицание нефинитных форм глагола происходит с помощью аффик са -джV- (где V равен корневому гласному), занимающего ту же позицию, что и аффикс прохибитива.

М а с д а р образуется от основы терминатива с помощью суффикса -н: сабтын ‘ос тавление (4 ед.)’. Ин фи н и т и в образуется от основы потенциалиса с помощью суф фикса -с :, сабта-с ‘оставить’. П р и ч а с т и я образуются с помощью суффикса адъек тива от основ дуратива и терминатива и от инфинитива. Д е е п р и ч а с т и я образу ются от основ дуратива и терминатива с помощью суффикса -р: сабрта-р ‘оставляя’, сабты-р ‘оставив’ и т.д. Дефектные (недостаточные) глаголы образуют деепричастия с помощью суффикса -ны. Существует такие целый ряд деепричастных форм, имеющих дополнительные оттенки значения. В р е м е н н о е д е е п р и ч а с т и е образуется от основ дуратива и терминатива, а также от причастия будущего времени с помощью суффикса -га: сабты-га ‘когда оставил’. П р и ч и н н о - в р е ме н н о е д е е п р и ч а с т и е образуется от основы терминатива с помощью суффикса -йны: сабты-йны ‘когда оставил, поскольку оставил’. У с л о в н о е д е е п р и ч а с т и е образуется от основы терминатива с помощью суффикса -хьуни: сабты-хьуни ‘если оставил’. П р е д е л ь н о е д е е п р и ч а с т и е образуется от основы дуратива с помощью суффикса -маъ: сабрта-маъ ‘пока не оставит, пока оставляет’. Целый ряд деепричастий образует ся от видо-временных форм индикатива. Они образуются с помощью суффиксов -шийны ‘если’, -лакун ‘если’, -ден ‘если бы’ (образуется только от прошедших времен, т.е. от форм с суффиксом -й).

2.3.7. В Р. я. выделяются следующие части речи: существительное, адъектив, числи тельное, местоимение, глагол, наречие, послелог, частица, союз.

2.4.0. Образцы парадигм.

Ос н о в н ые фо р мы л и ч н ых ме с т о и ме н и й.

‘Я’ ‘Ты’ ‘Мы’ ‘Вы’ Абсолютив зы вы йаь ваь Эргатив зад вад йаьд ваьд Генитив издыб выдыб ихьдыб ухьдыб Косв. основа за- ва- йаь- ваь- 2.5.0. Морфо-синтаксические сведения.

2.5.1. Типичная структура имени: Корень + субстантиватор + число + косв. осн. + ло кализация + падеж. Структура глагольной словоформы к единой модели не сводится.

Преобладают суффиксы. Имеются префиксы и инфиксы (классные показатели).

2.5.2. Именные словообразовательные суффиксы существительных:-хъан образует nonina agentis (нехибр-хъан ‘пастух’ < нехибр ‘стадо’), -вал/-валды образует nonina qualitatis (аьскаьбр-вал ‘армия, служба в армии’, гьазыбр-валды ‘готовность’), -л (ред кий суффикс) образует отглагольные имена (йаьшаьб-л ‘плач’ < йаьбшаьс ‘плакать’).

Суффиксы адъективов:

-д (после гласных)/-ды (после согласных), совпадающий с аф фиксом генитива, однако формы генитива и прилагательно могут дифференцироваться:

М.Е. Алексеев. Ахвахский язык гаш ‘голод’ – род. п. гашаб-д, но габш-ды ‘голодный’;

-бай: хъу-бай ‘следующий’ < хъуъ ‘после’, вабцIа-бау ‘знающий’ < вабцIас ‘знать (З ед.)’ и др.

Качественные наречия образуются от соответствующих прилагательных с помощью суффиксов -аны/-аьны: хьулибхь(и) ‘толстый’ – хьулибхь-аьны, гьыбхы ‘хороший’ гьыбх-аны. Наречия времени могут иметь суффиксы -мадан (улибк-мадан ‘сначала’ < улибк ‘перед’), -дир (хьелакан-дир ‘потом’). Встречаются случаи редупликации: кIыб ‘рано’ – кIыбкIыб ‘часто’.

Сл о в о с л о же н и е : виргъиб-нин ‘жук’ (‘солнце + мать’, народная этимология?), х’алаьб-ваз ‘радуга’ (‘небо-луна’). Конверсия: иблесды ‘еда’ (< причастие буд. времени), гъилибды ‘обувь’ (букв. ‘на ноге’).

С л о ж н ы е г л а г о л ы образуются сочетанием именной части со вспомогатель ным глаголом гьабъас ‘делать’ (переходные) или гьыбкыс ‘быть, стать’ (непереходные):

х’ар вабъас ‘учить(ся)’, илаб#миш гьыбкыс ‘верить’.

2.5.3. А. я. – эргативный. В зависимости от формы передачи субъекта (2.3.4.) выделя ют абсолютную (Рыш сабрхыр ‘Девочка спит’), эргативную (Гибтирыр наьк хъуббтIур ‘Кошка молоко выпила’) и аффективную (Тылабйес джилаьб кьырыбб гьабгур ‘Собака на земле кость увидела’) конструкции. Глагол во всех типах предложений согласуется с именем в абсолютиве. Вопросительное предложение строится в Р. я. двумя способами: 1) при помоями вопросительного слова;

2) при помощи вопросительной частицы.

Как правило, любого вида определение предшествует определяемому: аьккаьбд дагь абрбыр ‘большие камни’. С определяемым согласуются только числительные, причем в абсолютиве они согласуются в классе, а в остальных падежах принимают косвенную форму. В обоих случаях определяемое имеет форму единственного числа. В роли опре деления могут выступать и падежные формы, принимая адъективный суффикс: ухнабс ды парчаьб ‘ткань для платья’.

2.5.4. В Р. я. имеется несколько сочинительных союзов, соединяющих как члены пред ложения, так и отдельные предложения:

-ны ‘и’, хьы... хьы ‘и... и’, йа... йа ‘и... и’, наьхьы ‘или’, гагь... гагь ‘то... то’ амма ‘но’. К подчинительным союзам можно отнести:

ки ‘что’, гьибс хьуйны ‘потому что’ (букв. ‘почему сказав’). Как правило же, в рутуль ском языке для образования сложных предложений используются причастные, дееприча стные, масдарные и инфинитивные конструкции. Определяемое имя может находиться по отношению к причастию в самых разных семантических отношениях – быть его субъ ектом, объектом, локативом и т.д. Во всех случаях деепричастие согласуется в классе со своим актантом (совпадающим или не совпадающим с определяемым) в абсолютиве.

2.6.0. В лексике Р. я. представлены многочисленные арабизмы, тюркизмы, персизмы, русизмы. Имеются основания говорить и о других источниках заимствований. Довольно высок процент иноязычной лексики даже в пределах стословного списка, относящегося к пласту наиболее устойчивого в этом отношении словарного фонда: балаб ‘много', тылаб ‘собака', гардабн ‘шея', аьдаьбми ‘человек', балубгъ ‘рыба', тухубм ‘семя'.

2.7.0. М у х а д с к и й д-т в целом близок к лучекскому говору. В области фонетики он характеризуется наличием фарингализованной гласной аI (~ луч. аь), некоторыми морфонологическими процессами (а > ы, е > и перед в, й в глаголе, инфикс дуратива -р- > -б- в формах I и IV кл. в глаголах с лабиализованным корневым согласным). Аффиксы эргатива и нейтральных деепричастий имеют слоговую структуру: эрг.п. йаца-ра ‘бык’;

наст. конкр. йахара а ‘бежит’ и др. Комитатив представлен аффиксом -хьван. В косвен ной основе адъективов 1-2 кл. имеем формант -ний-. Ши н а з с к и й д-т обнаруживает ряд соответствий с лучекским (и мухадским) в системе консонантизма: т – д, к – хь, гъ – 162 Нахско-дагестанские языки й и др. Имеются различия в фонетическом облике личных местоимений: шин. гъу ‘ты’ – эрг. п. гъу-йе, жи ‘мы’ – эрг. п. жи-йе, жу ‘вы’ – эрг. п. жу-йе. Мюх р е к с и й д-т отличается наличием геминированных (сильных) смычных согласных дд, гг и др. В и х р е к с к о м д-те также имеются геминированные, но реализуемые как глухие. Ла биализованному заднеязычному хьв соответствует ф. В состав основных падежей вклю чается сравнительный падеж. В морфологии х н о в с к о г о д-та отмечено усечение форманта мн. числа -быр > -бы, наличие форм согласования прилагательного с опреде ляемым существительным.

Л И Т Е Р А Т У Р А Алексеев М.Е. Палатализация согласных в ру- Джамалов К.Э. Способы выражения простран тульском языке// Фонетическая система дагестан- ственных отношений в рутульском языке // Выра ских языков. Махачкала, 1981. жение пространственных отношений в языках Да Alekseev M.E. Rutul // Indigenous languages of the гестана. Махачкала, 1990.

Caucasus. V.4, P. 2/ R.Smeets (ed.). Delmar;

NY: Джейранишвили Е.Ф. Рутульский язык// Языки Caravan books, 1994. народов СССР. Т.IV. Иберийско-кавказские языки.

Баламамедов А.-К.С. Влияние экстралингвисти- М., 1967.

ческих факторов на заимствование фразеологиче- Джейранишвили Е.Ф. Цахский и мухадский ских единиц (на примере рутульского бесписьмен- языки. I. Фонетика;

II. Морфология. Тбилиси.

ного языка)// Вопросы общей и дагестанской фра- 1983.Дирр А.М. Рутульский язык. Тифлис, 1911.

зеологии. Махачкала, 1984. Ибрагимов Г.Х. Вокализм рутульского языка// Баламамедов А.-К.С. Рутульско-русское дву- Сборник статей по вопросам дагестанского и вай язычие (социолингвистический анализ взаимодей- нахского языкознания. Махачкала, 1972а.

ствия неродственных языков)// Повышение качест- Ибрагимов Г.Х. Названия цахурских и рутуль ва обучения в дагестанской национальной школе. ских аулов // Сборник статей по вопросам дагестан Махачкала, 1989. ского и вейнахского языкознания. Махачкала, Гаджиева Э. Общедагестанский лексический 1972б.

фонд в рутульском языке//Проблемы лингвистиче- Ибрагимов Г.Х. Склонение имен существитель ского анализа (Фонология. Грамматика. Лексика). ных в рутульском языке// Именное склонение в да М., 1966. гестанских языках. Махачкала, 1979.

Гусейнова Ф.И. О тюркизмах в терминах живот- Ибрагимов Г.Х. Рутульский язык. М., 1978.

новодства в рутульском языке (Материалы по от- Ибрагимов Г.Х., Гусейнова Ф.И. Термины род раслевой лексике) // Тюркско-дагестанские языко- ства в диалектах рутульского языка// Проблемы от вые контакты. Махачкала, 1982. раслевой лексики дагестанских языков: Термины Гусейнова Ф.И. Лексика рутульского языка: Ав- родства и свойства. Махачкала, 1985.

тореф. дис.... канд. филол. наук. Тбилиси, 1988. Исаев H.Г. Фонетика рутульского языка: Авто Гусейнова Ф.И. Фразеологизмы рутульского реф. дис.... канд. филол. наук. М., 1973.

языка // Вопросы общей и дагестанской фразеоло- Исаев H.Г. Hекоторые вопросы консонантизма гии. Махачкала, 1984. рутульского языка // Историко-типологические и Джамалов К.Э. Особенности двуязычия у уча- синхронно-типологические исследования. М., 1972.

щихся с бесписьменным родным языком // Станов- Исаев H.Г. Дистрибутивный анализ консонант ление и развитие двуязычия в нерусских школах. ных и вокалических фонем рутульского языка// Л., I981. Слово и словосочетание в языках различных типов.

Джамалов К.Э. К вопросу о фонетических и М., 1973.

фонологических схождениях (позитивных) и рас- Махмудова С.М. Система прошедших времен хождениях (негативных) рутульского и русского рутульского языка // Выражение временных отно языков и методика их использования при обучении шений в языках Дагестана. Махачкала, 1991.

русскому языку // Вопросы преподавания русского Рашидов А.А. Звукоподражательные глаголы ру и родного языков. М., 1974. тульского языка, воспроизводящие “язык” и дейст Б. Б. Талибов. Ахвахский язык вия животных //Отраслевая лексика дагестанских Рашидов А.А. Обстоятельственные формы гла языков: Hазвания животных и птиц. Махачкала, гола в ихрекском диалекте рутульского языка // 1988. Морфемный строй дагестанских языков. Махачка Рашидов А.А. Глагол рутульского языка: Авто- ла, 1988.

реф. дис.... канд. филол. наук. Махачкала, 1993.

Б. Б. Талибов ЦАХУРСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Вариантов названия нет. Дано по названию наиболее крупного аула – Цахур:

цIаьхна миз ‘цахурский язык’. Самоназвание йихъи (ед. ч.), йихъ-бы (мн. ч.) 1.1.2. Ц. я. входит в лезгинскую группу нахско-дагестанских языков.

1.1.3. На Ц. я. говорят жители ряда населенных пунктов Рутульского р-на Дагестан ской АССР, а также население некоторых сопредельных аулов Закатальского и Кахского районов Азербайджанской ССР. Число говорящих на Ц. я. около 15 тыс. человек (1967, оценка).

1.2.0. Лингвогеографические сведения, 1.2.1. Общий диалектный состав: выделяются цахурско-сувагильский, гельмецско курдульский, сапунджинский д-ты.

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Используется в бытовом общении. Носители Ц. я. владеют также лезгинским, азербайджанским и русским языками.

1.3.2. Ц. я. литературной нормы не имеет.

1.3.3. Преподается с 1990 г.

1.4.0. Ц. я. – письменный язык с 1990 г.

1.5.0. Периодизация истории языка не разработана.

1.6.0. Вопрос не изучен.

2.0.0. Лингвистическая характеристика (на материале цахурского д-та).

2.1.1. Систему согласных Ц. я. см. в табл. Можно выделить также лабиализованные фонемы, характерные для всех рядов, кроме сонорных и губных. Согласный цц встреча ется редко и только в интервокальной позиции;

в конечной позиции не встречается уву лярный къ, а гортанный ъ зарегистрирован лишь в инлауте и ауслауте. В интервокальной позиции спиранты геминируются, но фонологически эта геминация незначима. В облас ти вокализма налицо противопоставление оральных, фарингализованных и умляутиро ванных гласных (см. Табл. 2). Отмечается процесс слияния фарингализованных и умляу тированных гласных.

Со г л а с н ые.

Способ Смычные Аффрикаты Спиранты Сонорные образования Звон- При- Пре- Абруп- Звон- Непри- Пре- Абруп- Звон Глу 164 Нахско-дагестанские языки Место кие дыхат. руптивы тивы кие дыхат. руптивы тивы кие хие образования Губные б п пп пI м Зубные д т тт тI ц цц цI з с н Альвео- дж ч чч чI ш л, р лярные Средне- й язычные Задне- г к кк кI гг хь язычные Увуляр- хъ къ кь гъ х ные Ларингаль- ъ гь ные 2.1.2. Для Ц. я. характерно силовое ударение, которое падает преимущественно на второй слог от начала слова (хьунабшше ‘женщина’, гынебй ‘хлеб’, аккаб ‘дверь’ и др.).

Ударным может быть и первый слог (обхьанас ‘есть’, обкIанас ‘писать’). Многослож ные слова помимо основного ударения могут иметь и дополнительное;

ср. хъДтIалас ‘звать’, где основное ударение падает на долгий е, а дополнительное – на а второго сло га.

Г л а с н ые.

Передний ряд Средний ряд Задний ряд Ораль- Фаринга- Умляути- Ораль- Фаринга Умляути ные лизованные рованные ные лизованные ро ванные Верхний и иI уь у уI подъем Средний е еI ы о оI оь подъем Нижний аь а аI подъем 2.1.3. Из фонетических процессов наиболее распространена ассимиляция согласных:

прогрессивная (гьаьштте < гьаьшде ‘сейчас’, кIонмы < кIонбы ‘охотничьи трофеи’), а также регрессивная (вонна < вобна ‘есть’, ‘имеется’, кьоьлле < кьоьдле ‘два’). Наблю дается редукция гласных в безударной позиции (гней < гыней ‘хлеб’). Довольно распро странена гармония гласных (джанавар ‘волк’ > джанаварар ‘волки’, вис ‘тур’ > виссер ‘туры’). Перед гласными переднего ряда заднеязычные согласные палатализуютж юбся.

2.1.4. Преобладают открытые слоги типа CV, SV и закрытые – типа CVC, CVS. Ос новные модели слога: V (о-хьанас ‘есть’), CV (чу-ру ‘мясо’), VC (уль ‘глаз’), SV (наь хиIр ‘стадо’), CVC (джегь-ра ‘прялка’) и др.

Б. Б. Талибов. Ахвахский язык 2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Слогоделение не зависит от морфологического состава слова. Корневая и аф фиксальная морфемы могут иметь различные слоговые структуры: гъу ‘ты’, зер ‘корова’, суна ‘барбарис’, вукIуль ‘голова’, балканар ‘лошади’, -да/-ра, -ба афф. прош. времени, на/-ан афф. причастия наст. времени и др. При этом границы слога и морфемы не совпа дают хъо-тIа-ла-сын ‘буду звать’.

2.2.2. Фонологические противопоставления морфологическиз единиц отсутствуют.

2.2.3. Фонологические чередования не отмечены, за исключением употребления дол готы гласного переднего ряда как показателя II грамматического класса, а долготы глас ного заднего ряда – как показателя III грамматического класса.

2.3.0. Ц. я. относится к языкам агглютинативного типа с элементами аналитизма.

2.3.1. Семантико-грамматические разряды слов вычленяются на основании морфоло гических, синтаксических и семантических признаков. Выделяются следующие разряды слов: имя существительное, имя прилагательное, местоимение, числительное, глагол, на речие, послелог, союз, междометие. Имя и глагол противопоставляются по сумме мор фологических категорий: имени свойственно число и падеж, глаголу – время, наклоне ние, класс, число. Прилагательные изменяются по падежам лишь при субстантивации.

Для них в некоторой степени характерна и категория класса. Прилагательные и наречия разграничиваются синтаксически: йугра йиш ‘хорошая девушка’ – йугра гьаъа ‘хорошо поет’. В основе выделения местоимений и числительных в самостоятельные разряды ле жат семантические признаки. Достаточно условны границы между союзами и частицами.

2.3.2. Имена существительные в Ц. я. распределяются по четырем классам. I класс включает слова, обозначающие лиц мужского пола: дек ‘отец’, чодж ‘брат’. Ко II классу относятся слова, обозначающие лиц женского пола: йед ‘мать’, йиш ‘девушка’. В III класс входят в основном обозначения иных одушевленных существ и названия неко торых предметов и понятий: аьмаьлаь ‘осел’, йац ‘бык’, кIукI ‘ложка’, сук ‘пшеница’, чIахьв ‘метла’, вукIуль ‘голова’, ваз ‘луна’ и др. В IV класс включаются названия неко торых предметов, животных, мифологических существ: аслан ‘лев’, дев ‘чудовище’, цIит ‘кузнечик’, йикI ‘сердце’, йива ‘железо’, чуру ‘мясо’ и пр. В структуре имени суще ствительного категория класса не отражается. Она отражена в глаголе, прилагательном, числительном, местоимении, послелоге, а также в некоторых падежных аффиксах суще ствительного (родительный, местный и падеж принадлежности). В качестве показателей грамматических классов употребляются следующие экспоненты:

I кл. II кл. III кл. IV кл.

Ед. число р, й, 0 р, й, И, Д б, м, в, О, ОI й, д, Мн. число б, м, в, О, ОI б, м, в, О, ОI й, д, 0 й, д, В Ц. я. классные показатели употребляются в трех позициях: префиксальной, инфик сальной и суффиксальной. Префиксальная позиция классных показателей характерна для глагола (иггарас – йиггарас – виггарас ‘рождаться’), инфиксальная позиция – для глаго ла (ары – абы – ады ‘пришел’), прилагательного (цIерна – цIебна – цIедын ‘новый’), ат рибутивных числительных (кьоIйре < кьоIрре < кьоIрле – кьоIбле – кьоIлле < кьодле ‘два’), суффиксальная позиция – для порядковых числительных (сар – сад – саб ‘один’), падежных форм (деккихъар – деккихъаб – деккихъад ‘у отца’), послелогов (авур – авуб – авуд ‘под’) и т. д.

166 Нахско-дагестанские языки 2.3.3. Формы мн. числа у существительных образуются при помощи аффиксов -ар/ аьр, -ер, -бы/-мы, присоединяемых к основе им. падежа ед. числа: дек ‘отец’ – деккар, адами ‘человек’ – адамер, ваIкьаI ‘овца’ – ваIкьаIбы, хоIв ‘вымя’ – хоIйбы. От общего типа образования мн. числа отступают такие имена, как чодж ‘брат’ – чуба, дих ‘сын’ – духаь, уль ‘глаз’ – улоппы, хыль ‘рука’ – хылоппы и др. Форму мн. числа имеют также и вещественные (неисчислимые) существительные (буза ‘брага’ – бузабы, кума ‘дым’ – кумабы, хьытIа ‘ячмень’ – хьытIабы и др.). Существительное хьунашше ‘женщина’ во мн. числе имеет супплетивную основу (йедар, ср. в ед. ч. йед ‘мать’). Имена существи тельные, оканчивающиеся в им. падеже мн. ч. на -ар, в косв. падежах принимают афф. аш/-еш, а имена, оканчивающиеся во мн. ч. на -бы – аффикс -биш/-миш, ср. им. п. декк ар ‘отцы’ – эрг. декк-аш-е, амбар-бы ‘амбары’ – эрг. амбар-биш-ин.

Прилагательные, причастия и порядковые числительные образуют мн. число лишь при субстантивации;

указательные местоимения имеют форму мн. числа также лишь при не зависимом употреблении (ман ‘этот’ – манмы < манбы, шен ‘тот’ – шенмы < шенбы);

личные местоимения имеют супплетивные формы мн. числа (зы ‘я’ – ши ‘мы’, гъу ‘ты’ – шу ‘вы’). Формы числа имеют также возвратные местоимения (джо – для I-II кл. и йид жбы – для III-IV кл.), определительные (нен ‘какой’ – ненмы < ненбы) и др.

Имя числительное: по своей структуре количественные числительные делятся на про стые и сложные. К первым относятся однокорневые слова: сар/са (I и II кл.), саб/са (III кл.), сад/са (IV кл.) ‘один’;

кьоIр (I и II кл.), кьоIб (III кл.), кьоIд (IV кл.) ‘два’;

хьебыр (I и II кл.), хьейиб (III кл.), хьебыд (IV кл.) ‘три’;

йокьур (I и II кл.), йокьуб (III кл.), йокьуд (IV кл.) ‘четыре’;

хьор (I и II кл.), хьоб (III кл.), хьод (IV кл.) ‘пять’;

йихьыр (I и II кл.), йихьыб (III кл.), йихьыд (IV кл.) ‘шесть’;

йиггыр (I и II кл.), йиггыб (III кл.), йиггыд (IV кл.) ‘семь’;

молир (I и II кл.), молиб (III кл.), молид (IV кл.) ‘восемь’;

йучIиIр (I и II кл.), йучIиIб (III кл.), йучIиIд (IV кл.) ‘девять’;

йицIыр (I и II кл.), йицIыб (III кл.), йицIыд (IV кл.) ‘десять’. Сложные числительные строятся путем сложения двух основ: йицIысад ‘одиннадцать’ < йицIыд ‘десять’ + сад ‘один’, йицIыкьвад ‘двенадцать’ < йицIыд + кьоIд ‘два’ и пр. Составные числительные образуются путем сочетания нескольких количест венных числительных: хьебцIалле са ‘тридцать один’, кьоIд ваьше са ‘двести один’ и т. д. Порядковые числительные образуются сочетанием краткой формы количественных числительных со стяженной формой причастия будущего времени от глагола эгьес ‘го ворить’ (-эсда – I-III кл., -эсын – IV кл.): кьоIресда ( < кьоIр + эсда), кьоIтIтIесын ( < кьоIд + эсын) ‘второй’. Кратные числительные образуются описательно при помощи со четания корня количественного числительного с наречным словом йаIхъкъаI, означаю щим ‘раз’: са йаIхъкъаI ‘один раз’, ‘однажды’, ‘однократно’;

кьоIнни йаIхъкъаI ‘два раза’, ‘дважды’ и т. д. Разделительные числительные производятся от количественных редупликацией основы или присоединением к полной форме количественного числи тельного аффикса -на: са-сса(р)на (I-II кл.), са-ссабна (III кл.), са-ссана (IV кл.) ‘по од ному’, кьоIкьана, кьоIйрена (I-II кл.), кьоIблена (III кл.), кьоIдлена (IV кл.) ‘по два’. В сочетании с числительным соответствующее числительное ставится в форме ед. числа.

2.3.4. В Ц. я. около двадцати падежей, которые делятся на абстрактные и местные. К абстрактным относятся: именительный, выражающий субъект при непереходном глаголе (саныхьа дек хъары ‘вчера отец вернулся’) и прямой объект при переходном (даман йиIгъ алебтIы ‘река мост разрушила’). Эрг. падеж, образующийся при помощи аффикса -е, выражает субъект при переходных глаголах от имен I-II классов ед. и всех имен мн.

числа (декке балкан алившуна ‘отец купил лошадь’), для имен III-IV классов в качестве падежа реального субъекта употребляется форма родительного падежа: мыцын йыв гьа Б. Б. Талибов. Ахвахский язык вакьар гьавъу ‘дерево ветром сломано’ (букв. ‘ветер дерево сломал’). Род. падеж образу ется от именительного посредством аффиксов -на, -ын/-ин, -ан, -ун. Выбор формы аф фикса зависит от класса определяемого им слова: если это имя I, II, III классов, то гени тив определения принимает окончание -на (гьаммазна дих ‘сын товарища’, балканна ваз ‘подкова лошади’, зерана къыка ‘теленок коровы’ и др.);

если же определяемое сло во относится к именам IV класса, определение оформляется аффиксом генитива -ын/-ан, -ин, -ун: даман до ‘название реки’, йуван акка ‘деревянная дверь’, джонгайн лекIва ‘бычья шкура’. Если определяемое слово стоит в одном из косвенных падежей, роди тельный характеризуется аффиксом -ни: балканни йесихъаб ‘у хозяина лошади’, йувани йаIкъкъиIн ‘по железной дороге’ и др. Помимо выражения определительных отношений (гьаммазна балкан ‘лошадь товарища’, къизлан саIгIаIт ‘золотые часы’) родительный является падежом косвенного объекта орудного значения (зы гыней чIикан къацIайкIван ‘я хлеб ножом режу’), имеет значение транслатива, выражающего движение через по верхность горизонтального пространства при глаголе аIлгьаIс ‘идти’ (поезд йувани йаIкъкъиIн аIлгьаI ‘поезд по железной дороге идет’). Род. падеж, сочетаясь с послелога ми, выражает также различные пространственные отношения. Дательный образуется при помощи аффикса -с и является падежом субъекта при глаголах чувствования (ичийс зы ыкканан ‘девушка меня любит’), прямого объекта при глаголах внешнего воздействия (мани гаде иIхиIн джуни чоджис ‘этот мальчик ударил своего брата’), обстоятельства места (туьлуьбы гьувайни хьинес ‘одежда брошена в воду’) и др. Аффективный падеж характеризуется окончанием -кIле и оформляет реальный субъект при глаголах внешнего восприятия (чоджикIле йугда къейхьи деш ‘брат хорошо не слышит’) и др. Творитель ный падеж, употребляемый в значении орудия или средства действия, имеет аффикс ква.

Местные падежи характеризуется специальными показателями: локатив I – аффикса ми -а, -е (чIалаг ‘лес’ – чIалага ‘в лесу’, наькьв ‘земля’ – нукьне ‘в земле’): адитив I ха рактеризуется афф. -хъа (дама ‘река’ – дамехъа ‘в реку’). Адитив I в сочетании с класс ным показателем выступает в значении падежа принадлежности (деккихъад йугун китаб водун ‘у отца хорошая книга есть’). Аблатив I образуется от локатива I присоединением окончания -нче и указывает на движение из чего-либо (чодж мактабенче хъары ‘брат из школы вернулся’) и др. Локатив II характеризуется показателем -л и указывает на на хождение на поверхности чего-либо (йишди сувал хаIтда даварар водынмы ‘на нашей горе много овец’). Адитив II образуется от локатива II при помощи окончания -хъа и указывает на направление движения на поверхность чего-либо (нехирване нехир гьаъайкыни сувалхъа ‘пастух стадо погнал на гору’) и др. Аблатив II также производится от локатива II посредством окончания -е и указывает на движение с поверхности чего-либо (сувале къайе къаъайбхьынна ‘с горы камень покатился’).

Локатив III характеризуется окончанием -к и выражает нахождение предмета под чем либо (йишди хив сувак вомна ‘наш аул расположен под горой’). Аблатив III образуется от локатива III присоединением окончания -е и обозначает движение из-под чего-либо (хоче къайекь авгъанче хъиIгъаI ‘змея из-под камня выползает’) и др. Адитив IV образуется от дат. падежа присоединением окончания -е и выражает движение около какого-либо пункта в исходном направлении (хассе ваIкъаIбы аIльгьаI ‘от дома овцы идут’) и др. Местные падежи могут выступать и в субъектно-объектных функциях (ашналхъа умуд йихьана – адамий дена эйхвас ‘на любовника надеешься – без мужа останешься’;

дек йедиле хаIрна ворна ‘отец выше матери’). Пространственные значения выражаются также наречиями и послелогами (маа ‘там’, махъа ‘туда’, инахъа ‘сюда’, 168 Нахско-дагестанские языки ми (маа ‘там’, махъа ‘туда’, инахъа ‘сюда’, авуд ‘под’, о ‘на’, аьраь ‘между’, хъийгъа ‘сзади’ и др.) 2.3.5. Система глагола характеризуется наличием основных и производных глаголь ных форм. К основным формам относятся: деепричастие настоящего времени, дееприча стие прошедшего времени и долженствовательная форма. Деепричастие настоящего времени от разных групп глаголов образуется по-разному: например, от глаголов, осно вы которых оканчиваются на детерминативные суффиксы -ал, -ар, -ан, оно образутся путем отсечения аффикса долженствования -ас: хъотIалас ‘звать’ > хъойтIал, гьасса рас ‘пустить’ > гьайсар, охьанас ‘есть’ > отхьан. От глаголов другой группы – присое динением аффиксов -и, -а к основе глагола: гешшес ‘плакать’ > гешши, эчIес ‘входить’ > эчIи, гьагвас ‘показать’ > гьагва. Деепричастие прошедшего времени образуется от гла голов первой группы путем замены гласного а в детерминативных суффиксах на у или ы (хъотIалас > хъотIтIыл, гьассарас > гьассыр, охьанас > отхьын), от глаголов второй группы – присоединением аффикса -у (-ы) к основе, гешшес > гешшы, эчIес ‘входить’ > эчIу, гьагвас ‘показать’> гьагу.

От деепричастия настоящего времени образуются следующие глагольные формы: 1) причастие настоящего времени (гьайссарна);

2) настоящее описательное (гьайсарод);

3) прошедшее длительное I (гьайсарни);

4) преждепрошедшее (гьайсарсадни). От дее причастия прошедшего времени образуется: 1) причастие прошедшего времени (гьар сылна);

2) прошедшее время (гьассырда), 3) прошедшее описательное (гьассырод);

4) давнопрошедшее I (гьассыринни);

5) давнопрошедшее II (гьассырсадни). От долженст вовательной формы образуются: 1) причастие будущего времени (гьассарасын);

2) про шедшее длительное II (гьассарасынни);

3) прошедшее длительное III (гьассарасынни).

Деепричастие и причастие могут употребляться как в своем непосредственном значении, так и в финитном значении (манче аIльгьаIна адамий гьишшуйи ‘оттуда идущий чело век кто есть?’ при зы лап йугун китаб хъаIдаIхкьаIн ‘я очень хорошую книгу читаю’).

Наклонения: повелительное (гьассарас > гьасре – ед. ч., гьасрейн – мн. ч.);

желатель ное (гьасре > гьасреджи);

неопределенное (гьассыр > гьассыри);

условное (гьассыр > гьассыре, гьайсар > гьайсархье);

сослагательное (гьассырин > гьассыринхьи). Отрица ние выражается с помощью префикса (инфикса) отрицания д (гьассарас > гьидассарас), а также самостоятельного слова деш ‘не есть’, ‘нет’, ‘не имеется’ (гьассарас деш). Кате гория залога отсутствует. Одна и та же глагольная форма может выступать в функции как переходного, так и непереходного глагола. Каузативные глаголы могут быть образо ваны от переходных и непереходных глаголов.

2.3.6. Личные местоимения представлены для первых двух лиц (зы ‘я’, гъу ‘ты’, ши ‘мы’, шу ‘вы’), в функции личных местоимений 3 лица употребляются указательные ме стоимения, чаще всего ман (мана) ‘этот’ и шен (шена) ‘тот’. С указательными место имениями может сочетаться энклитика -джад (-джар, -джаб), которая конкретизирует значение местоимения, выделяет или обособляет его (манджад ‘именно этот’, шенджад ‘именно тот’). Вопросительные местоимения гьишшу ‘кто’ и гьиджо ‘что’ могут ослож няться вопросительной частицей (гьишшуна, гьиджона). Склоняются они по образцу существительного. Различаются четыре группы притяжательных местоимений:

1) личные притяжательные местоимения: йизда (I-III кл.), йизын (IV кл.) ‘мой’, вушда (I III кл.), вушин (IV кл.) ‘ваш’;

2) указательные притяжательные местоимения: манкъуна ‘этого’, шенкъуна ‘того’ и др.;

3) возвратное притяжательное местоимение джуна ‘свой’;

4) вопросительные притяжательные местоимения шавна ‘кого’, нишина ‘чего’ и др. К определительным местоимениям относятся гыргын ‘весь’, ‘все’, ‘вся’, гьарын ‘ка Б. Б. Талибов. Ахвахский язык ждый’, ‘всякий’. Отрицательные местоимения образуются от вопросительных при по мощи энклитики -джад (-джаб, -джар): гьишшу ‘кто’ > гьишшуджад (гьишшуджар, гьишшуджаб) ‘никто’, гьиджо ‘что’ > гьиччуд ‘ничто’ и др. В глаголе категория лица обычно не отражается. Категория определенности отсутствует.

2.3.7. Выделяются следующие части речи: существительное, прилагательное, место имения, числительное, глагол, наречие, частица, союз.

2.4.0. Образцы парадигм.

Существительное Падеж Ед. число Мн. число Им. дек ‘отец’ деккар Эрг. декке деккаше Род. деккина деккашда деккин деккашин деккини деккашди Дат. деккис деккашис Афф. деккикIле деккашикIле Твор. деккиква деккашиква Образование местных падежей см. в 2.3.4.

Косвенная основа субстантивированного атрибутивного имени состоит из основы + показатель разумности -къ- или неразумности -ч- + падежное окончание:

I кл. II кл. III кл. IV кл. I-IVкл. мн. ч.

Им. йугна йугна йугна йугун йугун Род. йугункъун йугункъен йугунчин йугунчин йугунмишин Эрг. йугункъуэ йугункъеэ йугунчин йугунчин йугунмише Дат. йугункъус йугункъес йугунчис йугунчис йугунмишис Глагол (гьассарас ‘оставлять’ и гешшес ‘снимать’) Прош. II Должен. ф. Прич. буд. вр. Прош. III гьассарасни гьассарас гьассарасын гьассарасынни гешшесни гешшес гешшесын гешшесынни Прич. наст. вр. Дееприч. наст. вр. Дееприч. прош. вр. Прич. прош. вр.

гьайсаран, гешшен гьайсар, гешши гьассыр, гешшу гьассырин, гешшвин Наст. описат. Прош. длит. I Прош. вр. Прош. описат.

170 Нахско-дагестанские языки гьайсарод гьайсарни гьассырде гьассырод гешши вод гешшени гешшуда гешшувод Преждепрош. Давнопрош. I Давнопрош. II гьайсарсадни гьассыринни гьассырсадни гешшисадни гешшвинни гешшусадни Причастная форма для I-III классов имеет афф. -на;

в описательных временных фор мах имена I-III классов получают классные показатели р и б. Образование наклонений см. в 2.3.6.

2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. Структура словоформы имени существительного: корень± словообразователь ный аффикс± мн. число± падежный аффикс ( в некоторых местных падежах присутству ют классные показатели). Для глагола характерна следующая структура: преверб + класс + корень + детерминант основы + время//наклонение. В имени представлены в основном суффиксы, а в глаголе – префиксы (превербы и классные показатели).

2.5.2. Наиболее употребительны следующие словообразовательные аффиксы: суффик сы существительных – -валла (касибвалла ‘бедность’ < касиб ‘бедняк’), -ван (нехирван ‘пастух’< нехир), -чи (демирчи ‘кузнец’ < демир ‘железо’), -алай (гьоралай ‘врун’ < гьор ‘ложь’), -ли (эзерли ‘больной’ < эзер);

глагольные префиксы: игъ- (игъечIес ‘выйти’), илгъ- (илшъечIес ‘перейти через’), илхъ- (илхъечIес ‘взобраться на’);

используются так же основосложение и редупликация: йаваш-йаваш ‘потихоньку’, дек-йед ‘родители’ (букв. ‘отец-мать’). О редупликации числительных см. 2.3.3.

2.5.3. Ц. я. – язык эргативного строя. Порядок слов в предложении относительно сво бодный, хотя наиболее частотным является порядок: субъект – объект – предикат. В за висимости от падежа субъекта выделяются несколько конструкций предложения: номи нативная, эргативная, дативная и аффективная (см. 2.3.4). Определение предшествует определяемому, согласуясь с ним в классе и числе. Вопросительное предложение выра жается при помощи вопросительного слова, либо вопросительной частицы.

2.5.4. Налицо два типа сложных предложений: сложносочиненные и сложноподчи ненные. При подчинении связь между предложениями осуществляется подчинительны ми аффиксами, некоторыми союзами и местоимениями. При сочинении предложения связаны интонацией или сочинительными союзами ва ‘и’, амма ‘но’, ва я ‘или’, я ‘или’ и др.

2.6.0. Словарь Ц. я. включает как исконные слова, так и заимствования из арабского, персидского, азербайджанского и русского языков. Из русского языка заимствуется со циально-экономическая и техническая терминология и т. д.

2.7.0. Состав д-тов см. в 1.2.1. Каждая диалектная единица имеет свои особенности на всех языковых уровнях, однако результаты диалектологического обследования до сих пор опубликованы лишь фрагментарно.

Л И Т Е Р А Т У Р А Джейранишвили Е. Ф. Цахский и мухадский Дирр А. М. Цахурский язык. Грамматический языки. Т. I. Фонетика. Тбилиси, 1984. очерк, тексты, сборник цахурских слов с русским к Джейранишвили Е. Ф. Цахский и мухадский нему указателем // Сборник материалов для описа языки. Т. II. Морфология. Тбилиси, 1984.

А.Е.Кибрик. Ахвахский язык ния местностей и племен Кавказа, вып. 43. Тифлис, Талибов Б. Б. Прилагательные цахурского языка 1913. // Ежегодник иберийско-кавказского языкознания.

Ибрагимов Г. Х. Фонетика цахурского языка. Т. XVI. Тбилиси, 1989.

Махачкала, 1967. Талибов Б. Б. К вопросу о так называемых при Ибрагимов Г. Х. Цахурский язык. М. 1990. частиях в цахурском языке // Отглагольные образо Талибов Б. Б. Система грамматических классов в вания в иберийско-кавказских языках. Черкесск, цахурском языке // Вопросы изучения иберийско- 1989.

кавказских языков. М. 1961. Талибов Б. Б. Имя числительное в цахурском Талибов Б. Б. Способ выражения глагольного языке // Ежегодник иберийско-кавказского языко отрицания в цахурском языке // Ученые записки знания. Т. XVII. Тбилиси, 1990.

Института истории, языка и литературы, т. V. Ма- Талибов Б. Б. Наречие в цахурском языке// Еже хачкала, 1964. годник иберийско-кавказского языкознания. Т.

Талибов Б. Б. Цахурский язык // Языки народов XVIII-XIX. Тбилиси, 1992.

СССР, т. IV. М,, 1967. Талибов Б. Б. Глагольное словообразование в Талибов Б. Б. О личных и указательных место- цахурском языке // Глагольное словообразование в имениях в цахурском языке // Местоимения в язы- иберийско-кавказских языках. Майкоп, 1993.

ках Дагестана. Махачкала, 1983.

А.Е.Кибрик АРЧИНСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Варианты названия:арчибский язык.

1.1.2. Входит по традиционной классификации в лезгинскую подгруппу нахско дагестанских языков, несмотря на значительную обособленность и наличие ряда черт, сближающих его с языками других групп.

1.1.3. А. я. – одноаульный, нелитературный, бесписьменный язык: на нем говорят жи тели сел. Арчи Чародинского района Республики Дагестан – (ок. 1000 человек).

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Диалектные различия отсутствуют.

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Использование А. я. ограничивается бытовым общением. Все арчинцы владеют аварским языком, а большинство также лакским (старшее и среднее поколение) и рус ским (в основном среднее поколение и молодежь).

1.3.2. Нелитературный.

1.3.3. В школе не преподается.

1.4.0. А. я. бесписьменный.

1.5.0. Данных нет.

1.6.0. Очевидно влияние аварского и лакского языков на лексический состав и (час тично) грамматику А. я.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. Система гласных (см. табл.) характеризуется противопоставлением по ряду, подъему и долготе (гласный Ќ встречается только в безударной позиции). Сфера упот ребления долгих гласных ограничена.

172 Нахско-дагестанские языки Г л а с н ые i iЇ u uЇ e eЇ Ќ o oЇ a aЇ Система согласных достигает 70 фонем благодаря большому количеству локальных рядов и продуктивной корреляции по лабилизованности. В губном, апикальном и веляр ном рядах представлены шумные взрывные, а в сибилянтных, латеральном и увулярном рядах – аффрикаты и фрикативные. Взрывные имеют троичную корреляцию по характе ру отступа: непридыхательный-придыхательный-абруптивный, а аффрикаты двоичную:

неабруптивный-абруптивный. Корреляция по силе охватывает непридыхательные взрывные (слабые непридыхательные часто реализуются как звонкие), абруптивные аф фрикаты и глухие фрикативные.

Со г л а с н ые b pЇ p p’ w m d tЇ t t’ d° t° r n c c’ cЇ’ c° c’° z s sЇ z° s° sЇ° ‰ ‰’ ‰Ї’ ‰° ‰’° ј « «Ї ј° «° «Ї° L L’ L° L’° ъ l lЇ l° lЇ° l g kЇ k k’ g° kЇ° k° k’° q q’ qЇ’ q° q’° R x xЇ R° x° xЇ° H Ђ h 2.1.2. В А. я. разноместное подвижное динамическое ударение, ограниченное первыми двумя слогами. К супрасегментным характеристикам относится фарингализация, охва тывающая слог или группу слогов. “Центром” фарингализации является увулярный со гласный (при его наличии) или (при его отсутствии) гласный, на которых она и отмеча ется в записи, напр.: xlor ‘селение’, boIL’ ‘кабан’.

2.1.3. К особенностям позиционной реализации согласных относятся: а) оглушение звонких взрывных рядом с глухими фрикативными и придыхательными взрывными, напр.: os-bos ([b p]) ‘во-первых’, obLni ([b р]) ‘выгнал’;

б) геминация аффрикат и сонантов /j/ и /w/ в интервокальном положении, напр.: g°i [g°-i] ‘собака’, ojm [oj jm] ‘уши’ и др. Допустимые слоговые структуры: CV, CVC, CVCC, причем в конце сло га допустимы лишь сочетания «сонорный + щумный», напр.: hI-tЌ-ra ‘река’, dum-put ‘мячи’, dump-li ‘мяч (эрг.)’. Неприкрытых слогов нет (в записи опускается начальный Ђ).

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Границы слога и морфемы в А. я. не совпадают.

2.2.2. Нет данных.

2.2.2. Имеется более 80 регулярных правил чередования фонем (не говоря о много численных морфологически обусловленных или исторических процессах). Так, сильные согласные ослабляются в конце слога и в начале слова. Противопоставление согласных по лабилизованности нейтрализуется в слогах, содержащих лабилизованный гласный.

Недопустимые сочетания согласных на морфемных стыках устраняются за счет ассими ляций, изменения способа образования и проч. Примеры: anx < *anxЇ ‘борьба’, kdi < *kЇi + tЇe ‘ушел’, lulli < *lur + li ‘глаз (эрг.)’, sЇonni < *sЇon + li ‘спина (эрг)’. В ряде слу чаев происходит редукция (или синкопа) безударных гласных, А.Е.Кибрик. Ахвахский язык сокращение долготы гласных в закрытом слоге, отпадение гласных на морфемных стыках перед гласным. Примеры: baxs < *baxaљs ‘рваться’, jrhar < *jaЇrhar ‘копает’, otЇb < *otЇo + b ‘твой’.

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

2.3.1. А. я. относится к языкам с богатым словоизменением, агглютинативным спосо бом аффиксации, развитыми аналитическими средствами, сложной морфологией. Части речи имеют четкую дифференциацию на морфологическом уровне по набору граммати ческих категорий.

2.3.2. Существительное имеет категорию класса, которая проявляется в согласуемых с существительным глаголе и адъективе. На основе типовых согласовательных моделей выделяется четыре основных и четыре дополнительных класса. I и II класс включают со ответственно названия лиц мужского и женского пола. Распределение существительных по III и IV классу в целом не мотивировано. В дополнительные классы входят неболь шие, но коммуникативно и семантически мотивированные группы слов. V и VI классы включают личные местоимения 1-2 лица, различая мужчин (V класс) и женщин (VI класс). VII класс включает отдельные названия совокупностей людей: xalq’ ‘народ’, amat ‘население’. В VIII класс попадают имена лиц, недифференцированных по полу: lo ‘ребенок’, adam ‘человек’, k°i-aw ‘кто-нибудь’. Морфологические показатели классов в ед. числе совпадают у I/V, II/VI, III/VII, IV/VIII классов. Эти пары различаются по согла сованию во мн. числе (см. табл.). Префиксально-инфиксальные показатели встречаются в глаголе, суффиксальные – в адъективе.

Со г л а с о в а т е л ь н ые п о к а з а т е л и к л а с с а - ч и с л а Ед. число Мн. число префикс инфикс суффикс пре фикс, инфикс суффикс I/V* w w w b/ II/VI d r r ib III/VII b b b /b IV/VIII t||t’** * Различаются вo мн. числе в префиксальной и инфиксальной позиции.

**Показатель t’ встречается в согласуемых формах числительных.

2.3.3. В существительном различаются единственное (немаркированное) и множест венное (маркированное) число. Регулярные показатели -mul (для основ с согласным ис ходом) и -tЇu (для основ с гласным исходом), напр.: dab ‘шило’ – dab-mul, nodo ‘лоб – nodo-tЇu. Имеются многочисленные нерегулярные показатели (выбор варианта зависит от ударности-безударности суффикса):

-m/-um, -r/-ur, -t/-ut, -l/-lu, -til и др., напр.: c’or ‘имя’ – c’or-m, t’inl ‘прыщ’ – t’nl-um, oL’ ‘ярмо’ – oL’-r, L’il ‘седло’ – L’ol-l), dos ‘друг’ – ds-til. Число существительного (наряду с его классом) отражается в классно-числовых показателях согласуемых слов, а также в формах императива от неагентивных глаголов: uci ‘остановись (V класс)’ – oci-r ‘остановитесь (V-VI кл., мн.)’.

174 Нахско-дагестанские языки Система счисления в классе количественных числительных (синтаксически высту пающих как адъективы) десятичная. В именной группе с числительным существительное стоит в ед. числе: lЇ°ej-t’-u noL’ ‘пять домов (IV класс)’.

Абстрактные падежи: 1) н о м и н а т и в (в другой терминологии – абсолютив) имеет обычно нулевой показатель, выражает значение фактитива (актанта, с которым непо средственно происходит некоторое событие), примерно покрываемое субъектом непере ходного и объектом переходного глагола в индо-еврепейских языках, напр.: dija becЇ’oЇt’ui wi ‘Отец болен’, g°ai-li- kul ’ari i ‘Собака руку лижет’;

2) э р г а т и в (также имеет нулевой показатель, который в отличие от номинатива, присоединяется к косвенной основе) и имеет агентивное или инструментальное значение, напр.: g°ai-li kul ’ari i ‘Собака руку лижет’, zari kul-li- daL’ daxa-aw ‘Я рукой дверь открыл’;

2) д а т и в (показ. -s) означает имя актанта, заинтересованного в некотором действии (ад ресатное или экспериенциальное значение), напр.: jow-mu-я biq’° ati ‘Ему место уступи’, tow-mu-s arsi qIa ‘Он деньги получил’, tor-mi-s sini ‘Она знает’;

4) г е н и т и в (показ. -n) имеет определительное и посессивное значение, напр.: aq-li-n muh ‘гороховое зецно’, dija-n k’o’o ‘чашка отца’;

5) к о м и т а т и в (показ. -lЇu) указы вает на актант, совместно е которым производится действие, напр.: tor lЇonnol la-lЇu q’ardili di ‘Та женщина с нами сидит’;

6) к о м п а р а т и в (показ. -xur) выражает срав нительное значение, напр.: dogi niI-i-xur t’i ‘Осел чем-лошадь маленький (= меньше ло шади)’. Выделяются также 7) п е р м у т а т и в (-L’ena), 8) к а у з а л ь (-i), 9) п а р т и т и в (-qli) и 10) э к в а т и в (-qIdi ).

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.