WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || || slavaaa 1 of 245 Сканирование и форматирование: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa || yanko_slava || || Icq# 75088656 || Библиотека: ...»

-- [ Страница 8 ] --

Этапы пройденного пути.— М., 1982.

С.А. Рубинштейн (1889-1960) правленность творчества С.Л. Рубинштейна, его пристальный интерес к зарубежной психологии Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 184 of объясняются, по-видимому, не в последнюю очередь обстоятельствами личной биографии ученого: он получил философское образование в Германии, учился в Марбургском университете, защитил там в 1913 г.

диссертацию, посвященную критическому анализу гегелевской философии. В дальнейшем критический анализ немецкой классической философии был продолжен в статье «Принцип творческой самодеятельности (К философским основам современной педагогики)» (1922). Здесь же С.Л. Рубинштейн указывает на роль деятельности, в которой субъект не только обнаруживается и проявляется, но в ней созидается и определяется. Этапной как в творчестве Рубинштейна, так и для советской психологии в целом стала его статья «Проблемы психологии в трудах Карла Маркса» (1934). Это выступление вместе с книгой «Основы психологии» (1935) и «Основами общей психологии» (1940)1, его расширенным вариантом, явились практической реализацией замысла построения психологии на новых научных основах. В статье 1934 г.

Рубинштейн подверг глубокому анализу кризис, переживаемый зарубежной психологией, выступил с требованием радикальной перестройки понимания сознания и деятельности, сознания и личности и сформулировал принцип единства сознания и деятельности. «Психика не субъективно, не только для познания представляется опосредствованной;

она может быть познана опосредствованно через деятельность человека и продукты этой деятельности, потому что она в бытии своем объективно опосредствована ими...

Психика, сознание могут стать предметом психологии — содержательной и реальной. Объективность в психологии дости- Этот фундаментальный труд, удостоенный Государственной (тогда Сталинской) премии, второе издание — 1946, третье — 1989) до настоящего времени остается непревзойденным по своему научному уровню учебным пособием.

гается не выключением психики, а принципиальным преобразованием концепции человеческого сознания и концепции человеческой деятельности»1. При этом Рубинштейн обращается к Марксу, подходя к нему как «к современнейшему из наших современников», чтобы уяснить, «какие ответы на самые узловые вопросы психологии заключаются в высказываниях Маркса»2. В статье излагается трактовка Марксом понятий человеческой деятельности и его представлений о формировании человеческой психики в процессе деятельности, анализ основных формул Маркса о сознании в его взаимосвязи с бытием, об исторической природе сознания, трактовка проблемы личности, человеческих потребностей и способностей. Статья завершается выводом о богатстве идей, которые психология может извлечь из работ Маркса. Они «намечают тот путь, идя по которому психология может стать действительно содержательной и реальной наукой3. Эта и другая статья «О философских основах психологии. (Ранние рукописи К. Маркса и проблемы психологии)»4 являются хорошим введением к изучению трудов Маркса, значение которых для психологии является не только фактом истории мировой и в особенности отечественной науки, но признается и сегодня.

В «Основах психологии» (1935) Рубинштейн продолжил анализ и окончательно сформулировал принцип единства сознания и деятельности. «Психология изучает психику через посредство деятельности и тем самым психологические особенности деятельности»5. Включив деятельность в сферу психологического изучения, Рубинштейн в то же время указывал, что это «не значит, что поведение, деятельность человека в целом является предметом психологии. Деятельность человека — сложное явление. Различные стороны ее изучаются разными науками... психология изучает психическую сторону деятельности»6. По Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии.— М., 1973. С. 28.

2 Там же. С. 19. Там же. С. 46-47.

Написана в 1958-59 гг.

Рубинштейн С.Л. Основы психологии.— М., 1935.

Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии.— М., 1946. С. 535.

Рубинштейну, «специфически психологическая проблематика самой деятельности как таковой и действия как «единицы» деятельности связана прежде всего с вопросом о целях и мотивах человеческой деятельности, о ее внутреннем смысловом содержании и его строении»1.

Рубинштейн наметил общую структуру деятельности, в дальнейшем детально разработанную А.Н.

Леонтьевым.

По Рубинштейну, в зависимости от характера мотивации различаются деятельность и поведение:

преобладание в деятельности отношения человека к другим людям превращает ее в поведение.

«Самым существенным в нем является общественное, идеологическое моральное содержание.

Единицей поведения является поступок, как единицей деятельности — действие. Поступком в подлинном смысле слова является не всякое действие, а лишь такое, в котором ведущее значение имеет сознательное отношение человека к другим людям, к общему, к нормам общественной морали...»2. Рубинштейн выделял в качестве основных следующие виды деятельности: труд, игра, учение. Он дал их психологический анализ: описал специфическую для каждого из этих видов мотивацию, раскрыл их природу и связь с развитием личности.

Так в сферу психологического изучения была включена деятельность. Этим был сделан реальный Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 185 of шаг на пути преодоления постулата непосредственности, намечены основы объективного познания психики. «Психологическое познание — это опосредованное познание психического через раскрытие его существенных объективных связей и опосредований»3. Ограничив задачу психологии изучением психологической стороны деятельности, Рубинштейн выделил внутри деятельности ее компоненты: движение — действие — операция — поступок в их взаимосвязях с целями, мотивами и условиями деятельности. «Клеточкой», «единицей» психологии он считал «действие», поскольку психологический анализ позволяет выявить в действии пси- Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии.— М., 1946. С. 536.

Там же. С. 537.

Там же. С. 22.

хологическую проблематику в целом. В дальнейшем вопросы строения деятельности стали предметом изучения у А.Н. Леонтьева. В 50-х годах Рубинштейн сформулировал принцип детерминизма и раскрыл его на материале экспериментальных исследований мышления1.

Согласно этому принципу внешние причины, влияния действуют только через внутренние условия. В качестве внутренних условий выступали аналитико-синтетические акты по соотнесению каждого элемента условий и требований задачи. В них отражается внутренняя работа по анализу задачи, показателем степени проанализированности является возможность использования вспомогательной задачи или прямой подсказки для решения и т. п. факты. В связи с исследованиями мышления было сформулировано положение о психическом как процессе:

«...Мышление выступает как процесс... этот процесс членится на отдельные звенья или акты...

(анализа и т.д.)...»2. Процессуальность психического — его характерная особенность, ибо взаимосвязь любого субъекта с объектом непрерывна. Отсюда «задача психологической науки и состоит прежде всего в том, чтобы раскрыть закономерности такого психического процесса»3.

Последователи С.Л. Рубинштейна выявили и описали свойства психического процесса:

динамичность, непрерывность, не-дизъюнктивность, способность к развитию и др.

При изучении не только мышления, но любых других психических процессов в качестве совокупности всех внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия, выступает личность. К личностным свойствам, обусловливающим поведение человека, относятся мотивы, способности.

Творчество С.Л. Рубинштейна, культура разработки им теоретических основ психологии, фундаментальность его трудов, обусловленная опорой на достижения всей мировой и отечественной философской и Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования.— М., 1958.

Рубинштейн С.Л. Принцип детерминизма и психологическая теория мышления // Психологическая наука в СССР. Т. 1.— М., 1959. С. 319.

Мышление: процесс, деятельность, общение / Под ред. A.B. Брушлинского.— М., 1982. С. 17.

научной мысли, получили высокое общественное признание. В 1942 г. он возглавил впервые созданную в Московском государственном университете кафедру психологии и одновременно был назначен директором Психологического института. В 1943 г. был избран членом-корреспондентом АН СССР. По его инициативе и под его руководством в 1945 г. в Институте философии АН СССР создается сектор психологии — первая психологическая лаборатория в АН СССР. В том же 1945 г. он избирается академиком Академии педагогических наук РСФСР.

В годы сталинских репрессий С.Л. Рубинштейн был снят со всех постов, публикация его трудов была запрещена. В 1956 г. ему удалось восстановить сектор психологии и в течение последних трех лет жизни он публикует три монографии: «Бытие и сознание» (1957), «О мышлении и путях его исследования» (1958), «Принципы и пути развития психологии» (1959). Написанная в последние годы жизни монография «Человек и мир» опубликована в сборнике избранных работ «Проблемы общей психологии» (1973).

Труды С.Л. Рубинштейна продолжают и сегодня служить важным источником развития отечественной психологии. Общие принципы, сформулированные Рубинштейном, находят свою конкретизацию в исследованиях прежде всего его учеников. На них опираются и другие исследователи, формально не принадлежащие к школе С.Л. Рубинштейна. Книга «Основы общей психологии» на общероссийском психологическом конкурсе, который проводился «Психологической газетой» в 1999 — 2000 гг., была названа самой читаемой в XX в. книгой по психологии.

Алексей Николаевич Леонтьев (1903 — 1979) сделал деятельность предметом и методом психологического исследования. Он назвал категории деятельности, сознания и личности как «наиболее важные для построения непротиворечивой системы психологии как конкретной науки о порождении, функционировании и строении психического отражения реальности, которое опосредствует жизнь Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 186 of индивидов»1. Разработанная Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность.— М., 1975. С. 12. Эта книга получила Ломоносовскую премию (1976).

А.Н. Леонтьев (1903-1979) и A.B. Запорожец (1905-1981) Леонтьевым общепсихологическая теория деятельности является важнейшим достижением советской психологической науки, а сам Леонтьев — крупным теоретиком, одним из создателей советской психологии1. На материале теоретических и экспериментальных исследований он показал объяснительную силу деятельности для понимания центральных психологических проблем: сущности и развития психики сознания, функционирования различных форм психического отражения личности. В разработке проблемы деятельности Леонтьев исходил из культурно-исторической концепции психики A.C. Выготского. Он считал, что марксистско-ленинская методология позволяет проникнуть в действительную природу психики, сознания человека, а в теории деятельности видел конкретизацию марксистско-ленинской методологии в области психологии.

Истоки его исследований восходят к началу 30-х гг., когда Леонтьев возглавил группу психологов в Харькове. В ее состав входили A.B. Запорожец, Л.И. Божович, П.Я. Гальперин, П.И. Зинченко, Г.Д. Луков, В.И. Ленин. Для них центральной стала проблема практической деятельности и сознания, которая рассматривалась Леонтьевым «необходимой линией движения психологического исследования».

Производилось изучение структуры детской деятельности, ее средств, цели, мотива и изменения в процессе развития ребенка.

В конце 30-х гг. А.Н. Леонтьев обращается к проблемам развития психики: исследует генезис чувствительности, развитие психики животных. Итогом этих работ явилась докторская диссертация «Развитие психики» (1946). Здесь была разработана концепция ста- Книга А.Н. Леонтьева «Проблемы развития психики» выдержала 4 издания (1-е— в 1959 г.) и была удостоена Ленинской премии (1963).

диального развития психики в процессе эволюции животного мира, исходя из изменения в этом процессе характера связей животных с окружающими условиями1. Каждая новая ступень рассматривалась как переход к новым условиям существования и шаг в усложнении физической организации животных.

Выделенные Леонтьевым стадии в развитии психики — элементарной сенсорной психики, перцептивной и стадии интеллекта — в последующих исследованиях получили дальнейшую разработку и конкретизацию2.

Во время Великой Отечественной войны А.Н. Леонтьев, будучи научным руководителем эвакуационного госпиталя на Урале, возглавил работу по восстановлению утраченной гностической чувствительности и движений после ранений путем специальной организации осмысленной предметной деятельности раненых3.

Хотя этот цикл исследований преследовал практические цели, одновременно он подводил к систематическому изучению теоретической проблемы о решающей роли деятельности и действия в психическом развитии.

В статьях 1944— 1947 гг., посвященных развитию психики в онтогенезе, проблема деятельности получает специальную разработку. Было сформулировано понятие ведущей деятельности, положенное в основу при изучении периодизации психического развития ребенка (Д.Б. Эльконин), исследована игра как ведущая деятельность в дошкольном возрасте4. Было произведено различение деятельности (и мотива) и действия (и цели), операций или способов выполнения действия, описывались динамика их взаимоотношений в процессе реальной жизнедеятельности ребенка;

был раскрыт механизм сдвига мотива на цель как механизм процесса рождения новых деятельностей;

вводилось различение «только понимаемых мотивов» и мотивов, «ре- Леонтьев А.Н. Очерк развития психики.— М, 1947.

Фабри К.Э. Основы зоопсихологии.— М., 1976.

См.: Леонтьев А.Н., Запорожец A.B. Психофизиологическое исследование восстановления функций руки после ранения.— М., 1945.

Леонтьев А.Н. К теории развития психики ребенка;

Психологические основы дошкольной игры // Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. Т. 1.— М., 1983.

Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 187 of ально действующих». Описывалось превращение действия в операцию. На примере учебной деятельности была раскрыта психологическая характеристика сознания, в частности, показана несводимость сознания к знанию, смысла — к значению1.

Эти исследования составили основу психологического учения А.Н. Леонтьева о деятельности, ее структуре, ее динамике, ее различных формах и видах, окончательный вариант которого дан в работе «Деятельность.

Сознание. Личность». Согласно этой концепции, деятельность субъекта является тем содержательным процессом, в котором осуществляются реальные связи субъекта с предметным миром и который опосредствует связи между воздействующим объектом и субъектом. Деятельность включена в систему общественных условий. Основной характеристикой деятельности является ее предметность — деятельность определяется предметом, подчиняется, уподобляется ему: предметный мир «втягивается» в деятельность и отражается в его образе, в том числе в эмоционально-потребностной сфере. Образ порождается предметной деятельностью. Таким образом, психика рассматривается как процессы субъективного отражения объективного мира, порождаемые материальной практической деятельностью2. Формой существования образа в индивидуальном сознании являются значения языка. В сознании обнаруживается также чувственная ткань, т. е. чувственные образы и личностные смыслы, которые придают сознанию пристрастный характер. Исследование всех этих составляющих сознания отражены в ряде публикаций3.

Деятельность имеет сложную структуру. Различаются деятельность и соответствующий ей мотив, дей- Леонтьев А.Н. Психологические вопросы сознательности учения. Т. 1.

Леонтьев А.Н. Понятие отражения и его значение для психологии // Вопросы философии.— 1966.— № 12.

См.: Восприятие и деятельность / Под ред. А.Н. Леонтьева.— М., 1976;

Опыт экспериментального исследования мышления // Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2 т. Т. 2.— М, 1983;

Анализ системного строения восприятия // Докл. АПК РСФСР.— 1958,— № 3;

1959.— № 2;

Психология образа // Вестн. Моск. ун-та. Сер. IV. Психология.— 1979.— № 2.

ствие и соответствующая ему цель, операции и соответствующие им способы осуществления действия, физиологические механизмы, реализаторы деятельности. Между компонентами деятельности существуют переходы и трансформации. Анализ образующих деятельность единиц привел к выводу о единстве строения внешней и внутренней деятельности, в форме которой существует психическое. Показаны переходы от внешней деятельности к внутренней (интериоризация) и от внутренней — к внешней (экстериоризация). Так преодолевалась мистификация психики, сознания. Деятельность предполагает субъекта деятельности, личность. В контексте теории деятельности различаются образования «индивид» и «личность». Личность является продуктом всех отношений человека к миру, реализуемых совокупностью всех разнообразных деятельностей. Основными параметрами личности являются широта связей человека с миром, степень их иерархизированности и общая их структура. Подход к изучению личности с позиции теории деятельности успешно развивается в советской психологии.

Через все творчество Леонтьева проходит борьба с натуралистическими концепциями в психологии человека, идея исторического развития человеческого сознания. Она явилась предметом специального анализа в статьях 1959— 1960 гг.1 Здесь в контексте проблемы биологического и социального сформулированы понятия о трех видах опыта — индивидуальном, видовом и социальном.

На основе теории деятельности А.Н. Леонтьева в Московском университете на факультете психологии, основателем и первым деканом которого он был, а также и в других учреждениях проводятся исследования в общей и в других отраслях психологической науки — социальной, детской, педагогической, инженерной, патопсихологии, зоопсихологии2 и др. В начале 60-х гг. А.Н. Леонтьев выступил с рядом работ по инженерной психологии и эргономике и этим способство- Леонтьев А.Н. Избранные... Т. I. Раздел I. Исторический пол-ход к изучению психических явлений.

См.: А.Н. Леонтьев и современная психология.— M., 1983. Раздел 1. Основные отрасли психологической науки.

П.Я. Гальперин (1902-1988) Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 188 of вал возникновению и формированию этих отраслей психологической науки и СССР. Ему принадлежат исследования по педагогической психологии.

Петр Яковлевич Гальперин (1902—1988) отметил неразработанность в теории деятельности процессуального, операционального содержания деятельности и сделал его предметом своих исследований, составивших одну из общепсихологических концепций советской психологии — учение о поэтапном формировании умственных действий и понятий. В соответствии с пониманием П.Я. Гальперина, психика во всем диапазоне ее форм — познавательных процессов, от восприятия до мышления включительно, потребностей, чувств, воли, по своей жизненной функции — есть ориентировочная деятельность субъекта в проблемных ситуациях на основе образа1. Предметом психологии является ориентировочная деятельность субъекта. «Предмет психологии должен быть решительно ограничен. Психология не может и не должна изучать всю психическую деятельность и все стороны каждой из ее форм. Другие науки не меньше психологии имеют право на их изучение. Претензии психологии оправданы лишь в том смысле, что процесс ориентировки составляет главную сторону каждой формы психической деятельности и всей психической жизни в целом;

что именно эта функция оправдывает все другие ее стороны, которые поэтому практически подчинены этой функции»2. На основе такого понимания предмета психологии было разработано учение об эволюции психики. Согласно этому учению, психика возникает в ситуации подвижной жизни Для ориентировки в предметном поле на основе образа и осуществляется с помощью действий в плане этого образа. «Эта ориентировка на новое значение объек- 1 Гальперин П.Я. Введение в психологию.— М., 1976. Там же. С. 96.

тов, их свойств или отношений, значение, которого они не имели в прошлом опыте данного животного... и которое они впервые приобретают благодаря ориентировке в наличной ситуации,— вот это и составляет объективные показатели ориентировочной деятельности, объективные признаки психики»!. Гальперин выделил и описал основные эволюционные уровни действия, которые «намечают... основную линию развития материи»2. Уровень физического действия — неорганические формы материи;

уровень физиологического действия — организмы, действия которых регулируются физиологическими механизмами;

уровень действия субъекта — животные, действия которых регулируются в плане образа;

уровень действия личности — действия человека, регулируются не только индивидуальным, но и социальным опытом.

Адекватным методом исследования психики как ориентировочной деятельности становится формирующий эксперимент. Он является развитием экспериментально-генетического метода Выготского: «... магистральный путь исследования психических явлений — это их построение с заданными свойствами»3. В связи с тем, что в своих сложившихся и автоматизированных формах — целостном восприятии, творческом мышлении, внимании — содержание того реального процесса, каким является ориентировочная деятельность, уже недоступно психологическому анализу, поэтому если ограничиться только наблюдением за тем, на что и как ориентируется субъект деятельности, нельзя установить все содержание процесса ориентировочной деятельности, и, следовательно, объективное изучение психики таким путем будет крайне несовершенным. Основным методом исследования психики как ориентировочной деятельности становится изучение ее формирования.

Для того чтобы процесс формирования ориентировочной деятельности стал процессом ее познания, т. е. общепсихологическим методом исследования, а не средством для решения педагогических задач, он дол- Гальперин П.Я. Введение в психологию.— М., 1976. С. 127.

Там же. С. 147.

Гальперин П.Я. Метод «срезов» и метод поэтапного формирования в детском мышлении // Вопр.

психологии.— 1966.— № 4. С. 134.

жен быть управляемым. Поэтому в эксперименте подлежит организации вся система условий, которые обеспечивали бы формирование новых знаний и умений с заданными показателями. Она включает следующие моменты. Во-первых, составление схемы полной ориентировочной основы действия, т. е. достаточно полный набор условий, обеспечивающих правильное выполнение нового действия. Во-вторых, организация поэтапного выполнения действия сначала на материальных или материализованных предметах с постепенным переводом его во внутренний план через промежуточные этапы «громкой социализированной речи» и «внешней речи про себя».

В-третьих, систематическая отработка на всех этапах желаемых свойств действия — его разумности, обобщенности, сознательности, меры овладения и др. Именно путь «извне внутрь» сначала как процесса во внешней среде, доступного контролю со стороны исследователя, а затем воспроизведение этого внешнего процесса через ряд определенных промежуточных форм — в Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 189 of идеальном плане — в уме или в речи, в восприятии — позволяет установить структуру ориентировочной деятельности. Получаемый вместе с этим практический результат — сформированные знания, навыки, сложившиеся акты внимания, восприятия и др.— выступает в качестве способа проверки правильности исходных представлений о составе условий, необходимых для их формирования с желаемыми характеристиками, и средством анализа уже сложившихся форм психической деятельности.

Таким образом, технология планомерного формирования действия открывает путь к решению «проблемы собственно психологического механизма» психических явлений и проблемы строго причинного психологического их объяснения»1 и как следствие — к их формированию. Последнее приобретает самостоятельную ценность в тех случаях, когда перед психологами стоят задачи прикладного характера в различных сферах социальной практики. Связь концепции П.Я.

Гальперина с практикой заложена в самих основах его теории и соответствует методологическому принципу, о Гальперин П.Я. Методы обучения и умственное развитие ребенка. — М., 1985. С. 8.

котором писал С.Л. Рубинштейн: «Правильное решение вопроса о детерминации психических явлений — главная теоретическая предпосылка построения и развития психологической науки, связанной с практикой, с жизнью и способной служить ее активному изменению, ее совершенствованию»1. На основе теории планомерного формирования решаются задачи школьного обучения, а также обучения в системе высшего, профессионального, специального образования, в системе спортивной, военной подготовки и др. Метод формирующего эксперимента применительно к задачам обучения и воспитания углубленно разрабатывается также ВВ. Давыдовым2 и другими психологами.

Б.Г. Ананьев (1907-1972) В отличие от подхода, в центре которого стоит проблема деятельности, Борис Герасимович Ананьев (1907— 1972) защищал комплексный характер исследования в психологии, предусматривающий широкие междисциплинарные связи. Деятельность рассматривалась Б.Г. Ананьевым как одна из детерминант развития психики. Проблема интеграции знания была одной из ключевых в научной концепции Ананьева.

При такой ориентации психологическое исследование связывается с рядом смежных наук — биологических, педагогических, медицинских, технических. Их взаимодействие необходимо как при решении теоретических, так и особенно практических задач. Так, инженерная психология рассматривается Ананьевым как пример создания новых психологических дисциплин на границах наук, развивающихся во встречных направлениях.

По оценке исследователей, Ананьев «развил лучшие традиции Бехтерева, руководствуясь марксистской методологией. За фактом преемственности научных школ Бехтерева и Ананьева просматриваются еще более отдаленные исторические связи с рефлек- Рубинштейн С.А. Принципы и пути развития психологии.— М., 1959. С. 184.

Давыдов В.В. Проблемы развивающего обучения.— М, 1986.

торной теорией И.М. Сеченова, педагогической антропологией К.Д. Ушинского, антропологическим принципом Н.Г. Чернышевского, с материалистической традицией русского естествознания, просвещения и философии. Марксистское учение о сущности человека и ленинская теория отражения послужили фундаментом для построения концептуальной системы Б.Г.Ананьева»1.

У истоков концепции Б.Г. Ананьева стоят его исследования по истории отечественной психологии2.

Внимание к вопросам истории определялось пониманием той роли, которую имеют эти исследования для современной психологии. Чрезвычайно широк круг исследований Б.Г. Ананьева. Кроме истории психологии, он разрабатывал методологические и теоретические проблемы психологии;

значительное место в его творчестве занимают труды по общей, педагогической, возрастной, индивидуальной психологии, психологии труда, искусства и др. Их общей методологической основой являются принцип отражения и принцип развития. Ананьеву принадлежат фундаментальные исследования по проблемам ощущений и восприятия3. Он рассматривал их как источник познания и психического развития в целом. Принцип развития в сочетании с антропологическим подходом реализовывался в генетических исследованиях.

Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 190 of Ананьев рассматривал онтогенетическое природное развитие человека как «последовательную смену стадий или фаз индивидуального развития... зачатие, рождение, созревание, зрелость, старение, старость составляют основные моменты целостности человеческого организма»4. История формирования и развития личности составляет жизненный путь человека. «Начало личности наступа- Логинова H.A. Характерные черты концептуальной системы Б.Г. Ананьева // Психол. журнал. 1988.— № 1.

С. 157.

Ананьев Б.Г. Очерки истории русской психологии XVIII —XIX веков.— М., 1947.

Ананьев Б.Г. Осязание в процессах познания и труда.— М., 1959;

Его же: Вклад советской психологической науки в теорию ощущений // Психологическая наука в СССР. Т. 1.— М, 1959. С. 45 — 57 и др.

Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания // Избранные психологические труды: В 2 т. Т. 1 — М., 1980. С.

65.

ет намного позже, чем начало индивида»1 и «связано с образованием постоянного комплекса социальных связей, регулируемых нормами и правилами, освоением средств общения.., предметной деятельности...

Подобно тому, как начало индивида — долгий и многофазный процесс эмбриогенеза, так и начало личности — долгий многофазный процесс ранней социализации индивида, наиболее интенсивно протекающий на втором-третьем годах жизни человека»2. Индивидуальное развитие рассматривалось как внутренне противоречивый процесс, зависящий от наследственности, среды, воспитания и собственной деятельности человека. «...Полифакторное обусловливание — общее правило для всех сложных психических явлений»3.

Методами изучения онтогенетической эволюции человека были возрастные (поперечные) срезы и лонгитюдинальный метод. Изучение индивидуального развития человека составляет предмет онтопсихологии как синтетической дисциплины, объединяющей возрастную и дифференциальную психологию.

По оценке исследователей творчества Б. Г. Ананьева, несмотря на многообразие проблем, разрабатываемых им на протяжении всей жизни, проблему индивидуального развития человека с уверенностью можно назвать главной. Вообще проблема человека занимает основное место в творчестве Ананьева. Из этой комплексной проблемы применительно к психологии выделялись понятия индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности4. В каждом из этих образований выделялась совокупность свойств и их детерминанты. Однако включение в структуру личности не только собственно личностных свойств, но также индивидных и субъектных привело практически к беспредельному расширению рамок психологическо- Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания // Избранные психологические труды: В 2 т. Т. 1.— М., 1980. С.

65.

Там же. С. 69-70.

Там же. С. 78.

Проблема индивидуальности как объект интегрального междисциплинарного исследования разрабатывалась также в уральской школе B.C. Мерлина (1898— 1982). См. его Очерк интегрального исследования индивидуальности.— М., 1986.

го исследования личности, начиная от биохимических и кончая социальными аспектами. При таком подходе специфика собственно психологического аспекта отступает перед комплексностью, вопреки утверждению Ананьева, что «при современной дифференциации наук важное значение имеет определение предмета каждой из этих наук»1.

В работе «Психология педагогической оценки» (1935) Б.Г. Ананьев впервые указал на важность общения как одной из детерминант, определяющих развитие психики человека, и в последующем разрабатывал различные аспекты психологии общения. Общение рассматривалось как один из видов человеческой деятельности вместе с предметной деятельностью и познанием2 и как обязательный компонент всех других видов деятельности3, прослеживалось влияние общения на поведение и личность человека, обсуждались проблемы качественного и количественного оптимума общения и последствия дефицита в общении для развития личности и др.

Разработка проблемы индивидуальных различий была также главной темой творчества Бориса Михайловича Теплова (1896— 1965), выдающегося ученого, основоположника советской дифференциальной психофизиологии. Он внес также большой вклад в исследование фундаментальных проблем общей психологии;

методов исследования в психологии, в изучение восприятия, способностей, мышления, а также в историю психологии. В области психологии индивидуальных различий Теплов разрабатывал теоретические вопросы, касающиеся способностей и одаренности, а также отдельные ее виды:

он исследовал музыкальные способности, умственные способности4. Предметом специальной разработки Б.М. Теплов сделал изучение психофизиологических основ индивидуальных различий, рассматривая такой подход в качестве объективного пути исследования проблемы психологической характеристики индивидуальных различий. Опираясь на Ананьев Б.Г. Избранные... Т. 1. С. 51.

Там же.

Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 191 of Там же.

Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий.— М., 1961.

учение И.П. Павлова о свойствах типов нервной системы, Теплов (с сотрудниками), среди которых выдающаяся роль принадлежит талантливому, рано ушедшему из жизни ученому Владимиру Дмитриевичу Небылицыну (1930— 1972), разработал методики экспериментального исследования нервной системы человека. Ему принадлежит заслуга в тщательном изучении основных свойств нервной системы в целях отыскания характеристик, по которым люди отличаются друг от друга. Существенно отметить, что при этом психофизиологические различия в отношении таких свойств, как сила — слабость, подвижность — инертность, рассматривались вне оценочного подхода типа «хороший — плохой», но как своеобразные возможности нервной системы, которые необходимо учитывать в процессе деятельности и которые проявляются в индивидуальном стиле деятельности1.

Рассмотренные важнейшие направления в области развития общепсихологической теории в отечественной науке советского периода, несмотря на единство методологических основ, имеют достаточно существенные различия. Они касаются в том числе принципиальных проблем предмета и методов психологического исследования, бессознательного и др. Эти проблемы были темами специальных дискуссий, развернувшихся в советской психологии на Всесоюзном совещании по вопросам психологии в 1952 году2, в журнале «Вопросы психологии»3, а также на состоявшихся в 1959, 1963, 1968, 1971, 1977, 1983, 1989 гг. съездах Общества психологов СССР (создано в 1957 г.). Эти дискуссии и обсуждения явились важной формой развития теории психологии.

Становление психологической теории происходило вместе с развитием конкретных исследований, которые осуществлялись в русле различных теоретических концепций и в связи с практическими задачами, выдвигаемыми перед психологией обществом4. Так, в годы Великой Отечественной войны работа психологов была подчинена Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности.— Казань, 1969.

Изв. АПН РСФСР. Вып. 45.— М., 1953.

Вопр. психологии.— 1971.— № 4, 5.

Смирнов A.A. Развитие и состояние психологической науки в СССР.— М„ 1975.

оборонной тематике1. В связи с прогрессом техники, и в частности с созданием сложных автоматизированных систем управления, которые качественно меняли функции, выполняемые человеком в производственных процессах, развивается инженерная психология2. После перерыва в разработке проблем социальной психологии, начавшейся в 20-х гг., в 50 — 60 гг. возникли предпосылки для развития социальной психологии, активно развивающейся сегодня в СССР отрасли психологического знания3.

Развитием и практической реализацией деятельностного подхода в психологии явились исследования в области специальной педагогики и психологии, начатые Иваном Афанасьевичем Соколянским (1889 — 1960)4 и продолженные Александром Ивановичем Мещеряковым (1923 — 1974)5.

Большие успехи в области детской и педагогической психологии связаны как с применением деятельностного подхода и конкретно с развитием идей Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, П.Я. Гальперина, A.B. Запорожца, Д.Б. Эльконина6, так и вне этого подхода7.

После распада СССР в конце 1991 г. начался драматический процесс переоценки и пересмотра принципиальных позиций советской психологии, и прежде всего ее методологических оснований, восходящих к Зейгарник Б.В., Рубинштейн С.Я. Психология в годы войны // Вестник Моск. Ун-та. Сер. 14. Психология.— 1985.— № 2. Статья содержит большую библиографию.

Ломов Б.Ф. Человек и техника.— М., 1963;

Инженерная психология / Под ред. А.Н. Леонтьева и др.— М., 1964.

В 1980 г. вышел первый учебник по социальной психологии (Андреева Г.М. Социальная психология.— М, 1980).

Обучение и воспитание слепоглухонемых детей / Под ред. И.А. Соколянского, А.И. Мещерякова.— М., 1962.

Мещеряков А.И. Слепоглухонемые дети.— М., 1974.

Божович ЛИ. Личность и ее формирование в детском возрасте.— М., 1968;

Венгер Л.А. Восприятие и обучение (дошкольный возраст).— М., 1969;

Развитие познавательных способностей в процессе дошкольного воспитания / Под ред. Л.А. Венгера.— М., 1986;

Гальперин П.Я., Запорожец A.B., Карпова CH. Актуальные проблемы возрастной психологии.— М., 1978;

Запорожец A.B. Психическое развитие ребенка // Запорожец A.B. Избр. психологич. труды: В 2 т.— М., 1986;

Эльконин Д.Б. Детская психология.— М., 1960;

его же Психология игры.— М., 1978. и др.

Возрастная и педагогическая психология / Под ред. A.B. Петровского.— М., 1979;

Мухина B.C. Проблемы генезиса личности.— М., 1985. и др.

марксизму. Открыто встал вопрос о действительной роли учения Маркса в развитии психологической науки.

Критике подвергся главный тезис советской психологии — положение о том, что марксизм является Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 192 of единственной теоретической основой психологии. Следуя ему, психология советского периода оказалась изолированной от других философско-психологических течений, была неспособной воспринимать исходящую от них и часто справедливую критику. На смену догматическому курсу, который в условиях тоталитарного режима возводил все, что было сказано Марксом, а также В.И. Лениным, в ранг незыблемой истины, пришло новое представление о плюрализме методологических ориентаций. Становилось все более очевидным, что, по-видимому, нет одной единственной теории, на основе которой можно построить психологическую науку, что в решении принципиальных вопросов необходимо опираться на разнообразные философские воззрения. Наметилось преодоление схематизмов научного сознания и связанное с этим его расширение и развитие путем открытых свободных дискуссий с различными философско социологическими направлениями. При этом продолжает сохранять свое значение для психологии ряд положений Маркса, прежде всего о деятельности как специфическом способе человеческой жизни.

Признается, что не может быть отброшена теория отражения В.И. Ленина, хотя конкретно научное содержание отражения в психологии имеет своим источником изучение отражательной природы психического в работах отечественных и зарубежных психологов (И.М. Сеченов, В.М. Бехтерев, H.H. Ланге, Б.Г. Ананьев, П.К. Анохин, С.В. Кравков, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, Б.Ф. Ломов, С.Д. Смирнов, Дж.

Брунер, Ж. Пиаже и др.). Указанные сдвиги в области методологии психологического познания нашли отражение в периодической печати1. Большое место заняли материалы о процессах в науке и о судьбах отдельных ученых2 в период с 1917 до 1990 гг.

См., напр., Психология и марксизм (Круглый стол) // Психологич. журнал.— 1993.— № 1.

Репрессированная наука / Под ред. М.Г. Ярошевского.— Л., 1991;

то же, Вып. 11.— СПб., 1994;

публикации в психологических журналах за 1990-2003 гг.

В новой исторической ситуации, сложившейся в России, со всей остротой встал вопрос об отношении к марксистски ориентированным теоретическим концепциям советского периода. На волне энтузиазма и в условиях идеологической свободы, в период, когда творцы научных теорий уже не могли вступить в диалог со своими критиками, началось наступление на советскую психологию. От тезиса о безусловном приоритете всего, что было создано в советский период, произошел крутой поворот, по существу, к отрицанию его значения. Особенно энергичным нападкам была подвергнута теория деятельности. Упреки относились к ее основополагающим положениям: о неразрывности связи сознания, психики с деятельностью, об общности их строения и в целом в о вторичности сознания, о его несвободе. Утверждалось пренебрежение в этой теории биологическими основами человеческой психики — в пользу представлений о ее обусловленности только социальными факторами. Высказывались мнения о необходимости отказаться от понятия отражения применительно к природе психики. Хотя скепсис и отчасти нигилизм по поводу отечественной психологии советского периода явились вполне оправданной реакцией, они все же не превратились в ее отрицание. И в обновленной России, и за рубежом достижения отечественной психологии советского периода продолжают пользоваться большим авторитетом. Труды А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьева, П.Я. Гальперина, С.Л.

Рубинштейна, A.A. Смирнова, М.М. Бахтина распространяются в США, в странах Европы, а также в Японии и др. Они вдохновляют многих психологов к исследованиям, развивающим их идеи1. По инициативе группы западных специалистов в связи прежде всего с работами А.Н. Леонтьева и его школы в 1986 г. в Западном Берлине был проведен I Международный конгресс по теории деятельности, в котором участвовали более 200 ученых из 22 стран Европы, Азии и Америки, работающие в области философии, социологии, культуроло- Тутунджян О.М. Труды Л.С. Выготского в Сев. Америке // Вопросы психологии.— 1983.— № 2;

Ван дер Веер Р. Культурно-исторические исследования в западной психологии // Вопросы психологии.— 1986.— № 6. и др.

гии, педагогики, физиологии и др. На этом конгрессе было принято решение о создании особой организации, объединяющей ученых разных стран и различных дисциплин и изучающих проблемы человеческой деятельности. Эта организация была названа Международной постоянной конференцией по исследованию теории деятельности (ISCRAT — International Standing Conference for the Research on Activity Theory), которая начала издавать специальный журнал по теории деятельности. В 1990 г. в Финляндии (г.

Лахти) состоялся II Международный конгресс по теории деятельности, посвященный проблемам социальных и индивидуальных преобразований. В этом конгрессе действовало около 500 ученых из стран. В 1995 г. в Москве прошел III Международный конгресс по теории деятельности по теме «Теория деятельности и социальная практика». В его работе участвовало свыше 100 ученых — философов, психологов, социологов и других специалистов из 26 стран. В 1998 г. в Дании (Орхус) проходил IV конгресс Международного общества ISCRAT. В работе 107 его секций участвовали более 500 ученых из 37 стран.

Основная тема определялась так: «Теория деятельности и культурно-исторический подход к социальной практике». Конгрессы свидетельствуют о жизненности современной теории деятельности, в разработке которой ученым нашей страны принадлежит ведущая роль. В настоящее время в России психологическая теория деятельности продолжает плодотворно развиваться!. В то же время признается, что деятельность «не может быть единственной парадигмой научного психологического знания, как не может претендовать на эту роль и любая другая категория или объяснительный принцип»2. Наметились тенденции изменения трактовок деятельности в связи с распространением деятельностного подхода на анализ источников и Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 193 of механизмов творчества, проблем личности и др.

См., напр., колл. монографию: Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии. Школа А.Н.

Леонтьева / Под ред. А.Е.Войскунского, А.Н.Ждан, О.К.Тихомирова.— М., 1999.

Смирнов С.Д. Методологические уроки концепции А.Н. Леонтьева // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология.— 1993.— № 2.

Российскими психологами обсуждается вопрос о соотношении деятельностной концепции с культурно исторической теорией A.C. Выготского. Многие специалисты склоняются к выводу о том, что «перспективы полидисциплинарной теории деятельности в значительной степени связаны с объединением...собственно теории деятельности и культурно-исторической теории развития человека»!. Работа в этом направлении началась и должна быть продолжена в интересах развития обоих направлений.

В связи со 100-летними юбилеями Л.С. Выготского и H.A. Бернштейна (1996), П.Я. Гальперина (2002), А.Р.

Лурия (2002), А.Н. Леонтьева (2003), Д.Б. Эльконина (2004) в нашей стране проводились международные научные конференции. Этим датам посвящались специальные выпуски научных журналов (см., напр., ж.

«Вопросы психологии», «Вестник МГУ. Серия 14. Психология», «Психологический журнал» и др.) В ходе всестороннего обсуждения было показано, что созданные ими теории представляют отнюдь не только исторический интерес. Они остаются живыми, развивающимися системами, научный и практический потенциал которых далеко не исчерпан. Конструктивные идеи, содержащиеся в их классических трудах, составляют единую культурно-историческую психологию, которая продолжает определять научные искания сегодня и имеет перспективное будущее.

Заметной особенностью современной отечественной психологии является тенденция выправить искажения, которые приобрело развитие психологической науки после революции 1917 г., выразившееся в нарушении преемственности в развитии отечественной науки и в ее изоляции от мировой. Переиздаются труды ученых, искусственно исключенных из научного общения. В сериях «Философско-психологическая библиотека», «Памятники психологической мысли», «Психологи отечества», а также отдельными изданиями выходят сочинения Г.И. Челпанова, Г.Г. Шпета, Л.М. Лопатина, Давыдов В. В. О перспективах теории деятельности // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология.— 1993.— № 2. С.

31. См. также Зинченко В.П., Моргунов Е.Б. Человек развивающийся. Гл. 2. 8.— М., 1994.

В.M. Бехтерева, А.Ф. Лазурского, В.В. Несмелова, В.В. Зеньковского, С.Л. Франка и др. Анализу их вклада в психологическую науку посвящаются диссертации, проводятся научные конференции. Устанавливаются широкие контакты с мировой наукой. С 1993 г. выходит журнал «Иностранная психология», в котором публикуются материалы зарубежных исследований. Выходят переводы классических и современных трудов зарубежных авторов. Уже издана большая часть произведений 3. Фрейда, К. Юнга, Э.Фромма, К. Хорни, А.

Адлера, К.Леви-Строса, В.Франкла, Э.Кречмера и других классиков мировой психологии. Выходит серия «Библиотека зарубежной психологии». В сериях «Мыслители XX века», «Лики культуры» и др.

представлены труды виднейших психологов. В серии «Психология. Классические труды» вышли книги Ж.

Пиаже, Л. Леви-Брюля и др.

В области теории за последние годы не появилось больших новых направлений. Но работа продолжается.

Исследования охватывают широкий круг психологических проблем: история и теория психологии1, традиционные темы общей психологии — познавательные процессы, личность и др., психология развития2, детская психология, социальная психология3, психология труда, инженерная психология, эргономика, психология управления и др. Опубликован коллективный труд (ред. Б.С. Братусь) под названием «Начала христианской психологии» (1995). В книге производится попытка обоснования христиански ориентированной психологии, ее предмета, методов, основных понятий. Ее особенностью является направленность на поиски сближения науки и религии в целях одухотворения вопросов психологии человека, создания целостного знания о человеке. Развитие этих идей происходит в обстановке острых дискуссий, в основе которых лежит столкновение со сложившимися установками о несовместимости науки и религии.

Петровский A.B., Ярошевский М.Г. Вопросы теории и истории психологии.— М., 1984.

Обухова А.Ф. Возрастная психология.— М., 1999.

Социальная психология в современном мире / Под ред. Г.М. Андреевой и А.И. Дунцова.— М., 2002.

Другой особенностью психологии постсоветского периода является ее сближение с практикой. Новым является не сам этот акт — вся история отечественной науки свидетельствует о такой связи — а та широта, которую приобрело это движение и иная постановка вопроса о практической психологии. Из традиционной формы связи психологии с практикой, когда «отношения между ними определялись принципом внедрения»1, т. е. практика была чем-то внешним по отношению к науке, по словам Л.С. Выготского, «выводом, приложением, вообще выходом за пределы науки, операцией занаучной, посленаучной, начинавшейся там, где научная операция считалась законченной»2, психология должна перейти к собственной психологической практике. Такой переход реально происходит. Появилась самостоятельная психологическая служба от инженерно-психологической деятельности до психологического Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 194 of консультирования. Поскольку существует разрыв академической психологии и новых психологических практик, встает вопрос о новой психотехнической теории3.

Таковы новые направления исследований. В целом же методологи оценивают современное состояние психологии в России (а во многом — и в зарубежной науке) как кризисное, явившееся результатом ее построения по образцу (или идеалу) естественной науки. Признается, что психология нуждается в новых методах и новом типе мышления, который многие исследователи связывают с гуманитарным подходом.

Однако наиболее перспективной признается тенденция, в основе которой находится не противопоставление естественно-научной и гуманитарной парадигм, а их взаимосвязь в едином научном психологическом познании4.

Василюк Ф.Е. От психологической практики к психотехнической теории // Моск. психотерапевтич. журнал.— 1992.— № 1. С. 18.

Выготский A.C. Собр. соч.: В 6 т. Т. 1.— М., 1982. С. 387.

См. ссылку Василюк Ф.Е.

Психология и новые идеалы научности: Материалы «круглого стола» // Вопросы философии.— 1993.— № 5.

Большим событием в жизни психологов России явилось создание в 1995 г. Российского Психологического Общества при президиуме РАН (РПО). Одновременно стал выходить журнал «Психологическое обозрение» — орган РПО. Как записано в Уставе Общества, его основными целями являются «содействие развитию психологической науки, практике и образованию;

привлечение ученых и специалистов в области психологии к решению актуальных научных и практических задач в интересах всего общества;

консолидация сил и создание условий наиболее полной реализации творческого потенциала профессиональных психологов России;

обеспечение профессиональной и социальной защиты психологов;

содействие всестороннему культурному развитию России»1. 31 января — 2 февраля 1996 г. в Москве состоялась Первая Всероссийская конференция по психологии «Психология сегодня», организованная РПО.

В настоящее время российская психология стала востребованной наукой. Она представляет реальный интерес для различных видов современной социальной практики — для политики, экономики и права, медицины, военного дела, образования. Значительных масштабов достигла деятельность психологов консультантов, групповой тренинг общения, психологическая служба в школе, имеющие дело с индивидуальными трудностями конкретного человека.

Контрольные вопросы 1. Как отразились изменения основ общественного устройства вследствие победы Октябрьской революции 1917 года на развитии психологической науки в России?

2. Как возникла и развивалась психотехника в СССР?

3. Каковы предмет, основные понятия, области практической деятельности и история развития педологии в СССР?

Устав Российского Психологического Общества (РПО) // Психологич. журнал.— 1995.— № 3. С. 12.

4. Какие направления получила работа советских психологов в области теории и конкретных исследований в 20-х годах XX в.?

5. Как возникла и в каких формах развивалась идея применения марксизма в психологии?

6. Какие направления поведенческих направлений возникли в отечественной науке в 20-е годы XX в.?

7. Какова роль М.Я.Басова в разработке понятия деятельности?

8. Что такое постулат непосредственности? Кто ввел это понятие ?

9. В чем заключается общепсихологический статус исследований установки Д.Н.Узнадзе?

10. В чем состоит принципиальная новизна культурно-исторической концепции Л.С.Выготского?

11. В чем состоит преемственная связь между культурно-исторической концепцией Л.С.Выготского и теорией деятельности А.Н.Леонтьева?

12. Чем отличаются варианты теории деятельности С.Л.Рубинштейна и А.Н.Леонтьева?

13. Как связаны теория и практика в исследованиях П.Я.Гальперина по формированию умственных действий и понятий?

14. В чем заключается подход к проблеме индивидуальности в трудах Б.Г.Ананьева?

15. Какие положения теории И.П.Павлова получили развитие в дифференциальной психофизиологии Б.М.Теплова и В.Д.Небылицына?

16. В каких направлениях развивается современная отечественная психология?

Литература 1. Ананьев Б.Г. Избр. психологические труды. М., 1980.

2. Бехтерев В.М. Избр. труды по психологии личности: В 2 т. СПб., 1999.

3. Выготский A.C. Собр. соч.: В 6 т. 1982-1984.

4. Гальперин П.Я. Психология как объективная наука. М.—Воронеж, 1998.

5. Зейгарник Б.В. Патопсихология. М., 2000.

6. Корнилов К.Н. Естественно-научные предпосылки психологии. М.— Воронеж, 1999.

Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 195 of 7. Леонтьев А.Н. Избр. соч.: В 2 т. М., 1983.

8. Лурия А.Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография. М., 1982.

9. Психологическая наука в России XX столетия. Проблемы теории и истории. М., 1997.

10. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1946.

Раздел VIII. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ВАЖНЕЙШИЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ В конце 50-х — начале 60-х гг. большие направления, возникшие в период открытого кризиса и претерпевшие в последующем существенные преобразования — необихевиоризм, неофрейдизм, гештальтпсихология — начинают терять популярность. Однако их влияние сохраняется, что было показано в соответствующих главах, посвященных бихевиоризму, психоанализу и др. В то же время их внутренняя противоречивость, трудности, с которыми встретились эти подходы в объяснении поведения и личности потребовали пересмотра самих исходных позиций, прежде всего бихевиористического подхода как возможности объективной психологии. Отношение к бихевиоризму встало в центр потому, что затрагивало самый существенный вопрос — судьбу психологии как науки о психических внутренних процессах. В ответ на эти объективные тенденции в развитии психологической науки во второй половине XX в. возникают новые продуктивные направления в области экспериментальных исследований и теории. Это исследования познавательной деятельности средствами ее моделирования, когнитивная психология, гуманистическая психология, логотерапия В. Франкла, исследования человеческого сознания в рамках наук о мозге — нейрофизиологии, нейроморфологии, нейропсихологии. Широкое распространение получила психогенетика человека. Развиваются межкультурные исследования.

Наиболее широким, выражающим дух современной психологии течением является когнитивная психология. Она возникла в середине 60-х гг. в США и была направлена против бихевиористического исключения психического компонента из анализа поведения, игнорирования познавательных процессов и познавательного развития, против упрощенного подхода бихевио- У. Найссер (p. 1928 г.) Один из основателей когнитивной психологии ристов к обучению человека, который не мог служить основой для совершенствования учебного процесса.

Когнитивная психология выросла из исследований необихевиористов, прежде всего Э. Толмена, и субъективного бихевиоризма Д. Миллера, Ю. Галантера и К. Прибрама, указавших на необходимость включения когнитивных (а также мотивационных) компонентов в структуру поведения. Она развивала подход, основанный на представлении о человеческом организме как системе, занятой активными поисками сведений и переработкой информации, т. е. на представлении о том, что люди оказывают на информацию разного рода воздействия: перекодируют в другую форму, отбирают определенную информацию для дальнейшей переработки или исключают некоторую информацию из системы. У истоков когнитивной психологии стоят Дж. Брунер, Г. Саймон, П. Линдсей, Д. Норман, Дж.Р. Андерсон, Л. Фестингер, Ф.

Хайдер;

ведущими представителями являются У. Найссер, Д. Бродбент, А. Пайвио и многие другие. Это направление представлено рядом вариантов. Наибольшее распространение получил вычислительный вариант (Дж. Фодор, Д. Деннит и др.), в котором познавательные процессы трактуются крайне механистически, психика выступает в виде устройства с фиксированной способностью к преобразованию сигналов. У. Найссер отстаивает другой, более умеренный вариант, подчеркивает роль внутренних когнитивных схем и активности познающего организма в процессе познания.

Эта психология возникла под определяющим влиянием информационного подхода. Описываемые в теории переработки информации операции, выполняемые электронно-вычислительной машиной,— получение информации, манипуляции символами, сохранение в «памяти» элементов информации, извлечение их из «памяти» и т. д. побуждали предположить по аналогии с компьютером, что познавательные процессы реальны, «что их можно исследовать и даже, может быть, Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 196 of понять»1. Это признание не означало возвращения к традиционной интроспективной психологии сознания.

Была сформулирована «компьютерная метафора»: познавательные процессы стали трактоваться по аналогии с процессами переработки информации в сложном вычислительном устройстве. Введение в основы психологии компьютерной аналогии получило название «первой когнитивной революции»2.

Новые методы исключали необходимость интроспекции. Большинство из них основываются на точной регистрации времени ответа на сигналы для определения уровневой организации психических процессов в задачах различного рода. Хронометрические методики восходят к методике измерения времени реакций обнаружения, различения и выбора, впервые разработанной голландским физиологом Ф.К. Дондерсом3.

Наряду с лабораторными исследованиями, обладающими вследствие игнорирования в них конкретных аспектов обычных ситуаций, недостаточной экологической валидностью, прилагаются усилия для исследования познавательной активности в реальных жизненных обстоятельствах, в частности, изучается обыденное мышление и его развитие, восприятие в повседневной жизни и др.

На формирование когнитивной психологии непосредственно оказали влияние также гештальтпсихология, работы Ф. Бартлетта по памяти и мышлению, теория порождающих грамматик Н. Хомского, генетическая психология Ж. Пиаже, работы по восприятию Джеймса Гибсона и Элеоноры Гибсон.

Основную область исследований в когнитивной психологии составляют познавательные процессы — память, психологические аспекты языка и речи, восприятие, решение задач, мышление, внимание, воображение и когнитивное развитие. Когнитивный подход распространился также на исследование эмоциональной и мотивационной сфер личности, а также социальную психологию.

В когнитивной психологии все формы человеческого познания рассматриваются по аналогии с опера- Найссер У. Познание и реальность.— М, 1981. С. 27.

Харре Р. Вторая когнитивная революция // Психологич. журнал.— 1996. — № 2.

См. настоящее издание, р. IV, с. 226.

циями ЭВМ как последовательные блоки сбора и переработки информации, фазы или аспекты процесса информационного взаимодействия со средой. Был сделан вывод об уровневой организации познавательной активности по переработке, хранению и использованию информации, включающей ряд блоков. Память, перцептивные процессы, внимание, мышление и его вербальные и невербальные компоненты представлены множеством структурных моделей. Выявлены свойства, присущие познавательной активности:

избирательность (определяется опытом познающего субъекта), определяемость средой (предметами физического мира и социальным опытом, культурой);

неполнота познавательных схем, их постоянная корректировка в процессе столкновения с действительностью. Однако в целом в когнитивной психологии не создано единой теории для объяснения познавательных процессов, основные постулаты, лежащие в основе большинства современных работ, по оценке Найссера, «удивительно мало отличаются от постулатов интроспективной психологии XIX в., несмотря на отказ от интроспекции как таковой» 1. Найссер отмечает недостаточную экологическую валидность когнитивной психологии, безразличие к вопросам культуры, отсутствие среди изучаемых феноменов главных характеристик восприятия и памяти как они проявляются в повседневной жизни. Критике подвергается редукционизм когнитивной психологии. Игнорируя проблему субъекта, когнитивная психология вынуждена наряду с когнитивными процессами допустить особое начало, гипотетического участника, носителя когнитивных процессов. Стратегии, допускающие такие подсистемы, известны под названием гомункулюса2. Методологические трудности и противоречия когнитивной психологии, и прежде всего неудовлетворенность трактовкой познания как формального пассивного процесса, явились причиной появления новой исследовательской программы. Ее основу составляет направленность на изучение использования активными субъектами в решении различных задач Найссер У. Познание... С. 29.

Марголис Дж. Трудности теорий гомункулюса // Философ. науки.— 1983.— № 6.

символических систем, среди которых центральное место отводится языку. Такой поворот в развитии исследований получил название второй когнитивной революции1. В настоящее время когнитивная психология представляет собой перспективное развивающееся направление, число приверженцев которой растет.

В 60-е гг. в связи с исследованиями мозга оживляется интерес к проблеме сознания и его роли в поведении.

В нейрофизиологии лауреат Нобелевской премии Р. Спэрри рассматривает сознание как активную силу.

«Типам контроля, осуществляющимся в мозге на физико-химическом и физиологическом уровнях, предшествуют новые формы причинной детерминации, возникающей на уровне осознаваемых психических процессов, где детерминирующие свойства включают содержание субъективного опыта. Таким образом, каузальный контроль как бы поднимается с уровней физической и физиологической детерминации на уровни детерминации психической, когнитивной, сознательной или субъективной2. После первых операций по расщеплению мозга возрастает интерес к проблеме функциональной асимметрии полушарий головного мозга человека (отметим, что еще в XIX веке обратили внимание на различные функциональные последствия в случаях повреждений левой и правой половин мозга). При этом была осознана недостаточность чисто морфологических данных и необходимость их дополнения, в том числе Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 197 of психологическим анализом. В книге С. Спрингер и Г. Дейча «Левый мозг, правый мозг. Асимметрия мозга» (1983) дается сводка результатов исследований, посвященных проблеме межполушарной асимметрии3.

Данные свидетельствуют о том, что оба полушария вносят важный вклад в организацию поведения, однако каждое полушарие выполняет определенные специализированные функции. Левому полушарию приписываются логический анализ, словесные способы познания, причем входные сигналы обрабатываются Харре Р. Цит. соч.

Цит. по: Грининг Т. История и задачи гуманистической психологии // Вопр. психологии. — 1988. — № 4. С.

164.

См. также: Блум Ф., Лейзерсон А., Хофстедтер Л. Мозг, разум, поведение.— М., 1988. С. 173-196.

последовательным образом, правому — образная синтетическая манера. Правое полушарие отвечает за определенные навыки в обращении с пространственными сигналами, за музыкальные способности и обрабатывает информацию одномоментно и целостным способом. Некоторые исследователи пришли к выводу о том, что, по-видимому, бессознательное Фрейда является функцией правого полушария.

Исследуются профессиональные различия в использовании полушарий и особенности психических процессов у представителей различных культур. Эти исследования, однако, пока не дали каких-либо однозначных результатов. Изучается проблема развития асимметрии в процессе онтогенеза. Некоторые авторы утверждают, что в условиях западной цивилизации с упором в образовании, главным образом, на приобретение вербальных навыков и развитие аналитической мысли обеспечивается развитие способностей, главным образом, левого полушария, в результате другая половина мозга практически игнорируется, что приводит к обеднению картины мира в сознании современных людей западной цивилизации. На основании полученных данных строятся гипотезы, направленные на объяснение причин, обусловивших асимметрию, и понимание значения для поведения объединения результатов действий асимметричных компонентов двух полушарий. Необходимо отметить, что зарубежные авторы используют результаты исследований советских психологов, прежде всего А.Р. Лурия.

Наряду со строго научными фактами и исследованиями в этой области много ничем не доказанных утверждений, подобных выводу о якобы разных типах мышления людей западных цивилизаций и стран Востока. Спрингер и Дейч называют подобное «дихотоманией».

Другим крупным направлением, которое так же, как и когнитивная психология, возникло как антитеза бихевиоризму и психоанализу, является гуманистическая психология. Ее основание как самостоятельного направления относится к началу 60-х гг. В 1961 г. был основан «Журнал гуманистической психологии» и создана Ассоциация за гуманистическую психологию. В 1964 г. состоялась конференция, положившая начало гуманистической психологии. Лидирующими фигурами выступают Г. Оллпорт, Г.А. Мюррей, Г.

Мэрфи, Ш. Бюлер, К. Роджерс, А. Маслоу, Р. Мэй. Непосредственными предпосылками явились исследования по психологии личности конца 30-х гг. (Г. Оллпорт, Г. Мюррей), а также исследования, развернувшиеся после Второй мировой войны, Г. Мэрфи и психология личностных конструкторов Г. Келли, получившая, однако, наибольшее влияние в контексте когнитивной революции в психологии. Возникновение гуманистической психологии как третьей силы совпало с появлением контркультуры и хиппи как общественного явления 60 х гг. Контркультура резонирует с гуманистической психологией в акценте на осуществление индивида как центральной ценности, в утверждении ценности самораскрытия в соответствии с лозунгом «давайте жить неформально», в ударении на «здесь и теперь», в утверждении бесполезности прошлого и будущего.

Провозглашалась иррациональность как пренебрежение к науке и рациональному решению проблем в пользу интуиции, эмпатии и др. Из философских влияний, которые испытала гуманистическая психология, следует указать прежде всего на экзистенциализм1. Особая роль в усвоении европейской философии экзистенциализма принадлежит Ролло Мэю, который познакомил американских психологов с идеями Кьеркегора, Хайдеггера. Мэй в 30-е гг. в Европе изучал индивидуальную психологию Адлера. Его книга «Смысл тревоги» (The Meaning of Anxiety) представляет психологическую интерпретацию экзистенциалистического учения о тревоге/Тревога представляет угрозу сущностной для личности ценности, порождается социальными противоречиями.

Основатели гуманистической психологии имели целью исправить перекосы бихевиоризма и психоанализа2 в трактовке человека и выбрать более верную — жизненную — психологию, т. е. более полезную для жизни.

Утверждалось в качестве предмета исследования понимание здоровой творческой личности — зада- Грининг Т., главный редактор «Журнала гуманистической психологии», называет экзистенциализм составной частью гуманистической психологии (Вопросы психологии.— 1988.— № 4. С. 163).

Анализ этих направлений с позиций гуманистической психологии дает Т. Грининг в указанном журнале.

Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 198 of К. Роджерс (1902-1987). Разработал модель недирективной клиент-центрированной психотерапии ча, которую не ставила никакая другая школа. Целью такой личности является не потребность в гомеостазе, как считают сторонники психанализа, а самоосуществление, самоисполнение (Ш. Бюлер), самоактуализация (К. Гольдштейн, А. Маслоу). Как третья ветвь психологии, гуманистическая психология обращается в первую очередь к тем способностям, которые отсутствовали или не присутствовали систематически как в бихевиористской, так и в классической психоаналитической теории: любовь, творчество, самость, рост, удовлетворение базисных потребностей, самоактуализация, высшие ценности, бытие, становление, спонтанность, игра, юмор, аффективность, смысл, честность, психологическое здоровье и близкие им понятия. В дальнейшем в центре становятся вопросы не теоретического характера, а больше практического применения, прежде всего, в рамках психотерапии, а также проблем образования. Именно благодаря такой практической направленности эта психология приобретает влияние и получает широкое распространение. Большая заслуга в таком направлении развития гуманистической психологии принадлежит Карлу Роджерсу (1902-1987). К.Роджерс разработал теорию полноценно функционирующей творческой личности и соответствующую ей личностно-ориентированную психотерапию, известную под названием «клиент-центрированной терапии».

Развернувшееся в дальнейшем широкое движение групповой терапии как интенсивного группового общения в рамках психотерапии и психологической службы для здоровых людей основывалось уже не столько на теории гуманистической психологии, сколько использовало различные теоретические подходы1.

Рудестам К. Групповая психотерапия.— М., 1990.

Гуманистическая психология, особенно в вариантах лучших своих представителей, привлекает своей направленностью на конкретную целостную личность с ее реальными проблемами, руссоистской верой в доброту и собственные силы человека, учетом реальности чувств, ценностей, интенций личности, подчеркиванием уникальности личности. Положительное значение имеет сложившийся в гуманистической психологии опыт единства теории и практики, при котором психотерапия выполняет огромную роль в обеспечении базиса для теоретических построений. Важно также, что эта психология оказывает реальную помощь человеку, страдающему от отчуждения, свойственного жизни людей в условиях буржуазной культуры. Вместе с тем, используемые ею методы часто контрастируют с принятыми в науке формами исследования и объяснения;

тщательное клиническое обследование (А. Маслоу, Г. Оллпорт), наблюдение и искусство интерпретации внутреннего мира другого человека, биографический метод (Ш. Бюлер) противопоставляются экспериментальному методу, статистическим процедурам, принятым в научной психологии.

«Гуманистическая мысль оказала значительное воздействие на развитие психотерапии и теории личности, повлияла на организацию управления и образования, систему консультирования. Гуманистические психологи расширили предметную сферу психологии, включив в нее отношения личности и понимание контекста ее поступка;

следовательно, гуманистическая психология может быть определена как научное исследование поведения, переживания и интенциональности»1. Ее дальнейшие перспективы в значительной степени будут определяться тем, насколько ей «удастся решить проблему метода»2.

Сложившаяся к настоящему времени ситуация напоминает выдвинутое в конце XIX в. В. Дильтеем положение о двух психологиях и проводимое им различие между объяснением и пониманием. По мнению К.

Роджерса, наличие разных путей познания (а он различает три способа познания — субъективный, объективный бихевиористского Крипнер К., Нарвало Р. Проблема метода в гуманистической психологии // Психологич. журнал.— 1993.— № 2. С. 124-125.

Там же. С. 125.

типа и межличностный, или феноменологический) отражает специфику психологии, а их сочетание способствует возникновению действительно научного подхода к поведению.

В 60-е г. получает известность трансактный анализ (ТА) как психотерапевтический метод и направление в Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 199 of психологии. Ее автором является американский психотерапевт Эрик Берн (1910— 1970). В книгах «Трансактный анализ в психотерапии» (1961), «Структура и динамика организаций и групп» (1963), «Игры, в которые играют люди» (1964), «Групповая психотерапия» (1966), «Что ты говоришь после того, как поздоровался? » (1972), изложил принципы ТА и основанный на них клинический опыт. Согласно Берну, в каждом человеке выделяются три типа эго-состояний: родительское (Р), взрослое (В), детское (Д). Каждому состоянию соответствуют определенные чувства, установки и поведение. Эти структуры складываются в процессе жизни и в совокупности составляют планы поведения — скрипты (сценарии). Межличностные отношения (трансакции) осуществляются гармонично в том случае, когда трансактная реакция соответствует трансактному стимулу.

Одним из влиятельных направлений современной зарубежной психологии является логотерапия австрийского психолога Виктора Франкла (1905 — 1997). В. Франкл является основателем «Третьей Венской школы психотерапии» (первая — психоанализ 3. Фрейда, вторая — индивидуальная психология А.

Адлера). Логотерапия отличается от психоанализа и индивидуальной психологии в трактовке базисных мотивов человеческого поведения. «Согласно логотерапии, борьба за смысл жизни является основной движущей силой человека. Поэтому я говорю о «стремлении к смыслу» в противовес принципу удовольствия (иначе «стремлению к удовольствию»), на котором сконцентрирован фрейдовский психоанализ, а также в противовес «стремлению к власти, выделяемому адлеровской психологией»1.

Франкл В. Поиск смысла жизни и логотерапия // Психология личности. Тексты.— М, 1982. Здесь Франкл дает меткую критику слабых сторон психоанализа, гуманистической психологии и других психологических концепций личности.

В. Франкл — представитель того поколения, которое дало науке много ярких имен. Он учился у Фрейда и Адлера, беседовал с М. Хайдеггером, был лично знаком с К. Лоренцом. Его личная судьба переплелась с наиболее трагичными событиями, связанными с разгулом фашизма, а то, как он пережил все, что выпало на его долю, вызывает глубокое уважение. Три года, проведенные в гитлеровских лагерях смерти Освенциме, Дахау и Терезиенштадте, не сломили его духа. Именно здесь он укрепился в мысли о том, что не от условий, а прежде всего от самого человека зависит, как он будет себя вести.

По Франклу, для человека необходимо обнаружить смысл — логос — своего существования, ибо именно поиск смысла является признаком подлинно человеческого бытия. Отсутствие или потеря смысла создает экзистенциальный вакуум: человек теряет содержание своего существования, он испытывает скуку, предается пороку или испытывает тяжелые переживания, подобные кризису пожилых людей. Источником экзистенциального вакуума, согласно Франклу, является современный социальный мир, критика которого во многом созвучна размышлениям Э. Фромма.

Смысл имеет конкретное содержание, он индивидуален и составляет сущность существования применительно к каждому человеку. «Постановку вопроса о смысле жизни, когда он задан вообще, можно сравнить с вопросом, поставленным перед чемпионом по шахматам: «Скажите, учитель, какой самый хороший ход в мире?» Просто не существует такой вещи, как наилучший или просто хороший ход в отрыве от конкретной игровой ситуации, в отрыве от конкретной личности противника. То же самое справедливо и в отношении человеческого существования. Мы не должны искать абстрактного смысла жизни»1. Обретение смысла делает человека ответственным за свою жизнь.

В то же время смысл нельзя найти внутри себя — в своем теле или в душе, но только обращаясь к окружающему миру. Человеческое существование поэтому не есть самоактуализация, как считает Маслоу, но есть самотрансценденция, т. е. выход в другое, в отличие от Франкл В. Поиск... С. 123.

соматических и психических детерминант существования, духовное его измерение, которое и есть смысл.

Смысл достигается, во-первых, путем совершения деятельности: жизнь человека — это творчество в широком смысле этого слова, как выполнение каких-то задач, работа, какое-то дело, может быть, подвиг.

Во-вторых, человек находит смысл в заботе о других людях, в любви к людям. Чем больше человек забывает себя, тем больше он становится человеком, самим собой. В-третьих, человек обретает смысл путем выработки четких позиций в отношении к различным жизненным ситуациям. Например, В. Франкл вспоминает: «...когда меня забрали в концентрационный лагерь Освенцима, моя рукопись, уже готовая к публикации, была конфискована. Конечно же, только глубокое стремление написать эту рукопись заново помогла мне выдержать зверства лагерной жизни. Например, когда я заболел тифом, то, лежа на нарах, я записывал на маленьких листочках много разных заметок, важных при переделке рукописи, как будто я уже дожил до освобождения. Я уверен, что эта переработка потерянной рукописи в темных бараках концентрационного лагеря Баварии помогла мне преодолеть опасный коллапс»1.

В соответствии с этими представлениями Франкл разработал психотерапию — логотерапию, отличающуюся от других форм психотерапии. «Логотерапия считает своей задачей помочь пациенту в поиске смысла своей жизни. В той мере, в которой логотерапия позволяет ему обрести скрытый смысл своего существования, она является аналитическим процессом. В этом отношении логотерапия сходна с психоанализом. Однако в своей попытке сделать нечто осознанным логотерапия не ограничивается задачей сделать явным для сознания бессознательные явления. Логотерапия расходится с психоанализом в том, что Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 200 of она рассматривает человека как такое существо, чья основная миссия состоит в реализации смысла и в актуализации ценностей, а не в простом удовлетворении влечений и инстинктов»2.

Франкл В- Поиск... С. 121.

Там же. С. 121.

Логотерапия применяется не только к больным людям, но и за пределами клиники к здоровым людям как профилактическое средство. Она адресуется к любому человеку, чтобы убедить его в том, что в любой ситуации жизнь имеет смысл, и помочь ему мобилизовать свои ресурсы, уберечь его от отчаяния, помочь найти в себе силы, чтобы сопротивляться опасным импульсам к самоубийству, алкоголизму, наркомании и др., которые не могут быть решением жизненных проблем. Логотерапия имеет свои процедуры — лого терапевтические техники, а также методики, направленные на диагностику экзистенциального вакуума.

Значительность проблем, составляющих теорию и практику логотерапии В. Франкла, его обращение к сознанию человека в целях обретения смысла жизни, борьба за который является основной движущей силой человека, подчеркивание духовной природы смысла человеческой жизни, гуманизм в понимании человека, в отношении к каждому человеку как уникальному в своей неповторимости в противоположность многочисленным распространенным в зарубежной психологии механистическим и биологизаторским взглядам на человеческую душу и соответствующим психотерапевтическим техникам определяет особое место этого направления в современной зарубежной психологической науке. Включение этих проблем в психологию важно и пока редко. В отечественной психологии, пожалуй, только С.Л. Рубинштейн в своей работе «Человек и мир» обращается к вопросам специфики человеческого способа существования.

В 60-е гг. в зарубежной психологии широко развернулись исследования по психогенетике человека. В центре находится вопрос о соотношении генетических факторов и условий внешней среды в формировании психики человека. Психогенетика опирается на достижения генетики, а также другие смежные области знания, обобщая результаты исследований по этологии, биологии, наук о культуре. Психогенетика обнаруживает тесную связь с социобиологией, направлением в западной науке, возникшем в 70-х гг., в котором разрабатываются вопросы филогенетических предпосылок психики и поведения человека (Ч.

Ламсден, Э.Уилсон).

Наиболее разработанной областью психогенетики является интеллект, хотя исследуются также восприятие, психомоторика, способности (генеалогическим методом, путем установления корреляций между родителями и детьми), темперамент и личность с целью выявления генетической обусловленности их составляющих. С целью исследования наследственного фактора оценивается интеллектуальный уровень у родственников. Наиболее популярны тестовые исследования близнецов, обогащенные новым методическим приемом: методом сравнения однояйцовых и двуяйцовых близнецов и др. На основе полученных результатов делаются выводы, к которым в общем виде пришел еще в 1869 г. Ф. Гальтон, первый исследователь вопроса о роли наследственности и среды в формировании таланта. Это выводы о преимущественной детерминации интеллекта генетическими факторами, хотя, как указывает X. фон Браккен, при этом обнаружено и значительное влияние внешней среды — обучения в школе, условий в семье, физического здоровья и др. Так, по мнению американского психолога А. Дженсена, интеллект обусловлен генетически и на 80% является врожденным. При этом под интеллектом понимается некоторая единая характеристика, не изменяющаяся в течение всей жизни и лишь в малой степени (на 20%) подвергающаяся влиянию внешней среды. Дженсен утверждает о существовании «генов интеллекта», о «врожденных нервных структурах мозга», специфизических для интеллекта, которые передаются по наследству. Этот вывод приобретает реакционный политический смысл и становится научной базой расизма. Приведенные выше используемые Дженсеном понятия не имеют никаких оснований в генетике. В генетике, как утверждает Н.П. Дубинин, «не удалось выявить специфический компонент в виде «генов интеллектуальности», которые прямо детерминировали бы умственные способности, передаваемые по наследству»1. Они являются результатом крайне биологизаторской позиции в трактовке психических функций человека, препятствующей их действительно научному пониманию.

Дубинин Н.П. Что такое человек?— М., 1983. С. 220.

Основой безосновательных в научном отношении и реакционных в политическом смысле выводов, подобных тем, к которым пришел Дженсен, является недостаточное развитие как генетики, на которую опирается психогенетика, так и разделов психологии, связанных с проблемой интеллекта и методами его изучения. В этих условиях необходима особенная осторожность в интерпретации и использовании соответствующих понятий и фактов. Фактический материал, накопленный как советской, так и зарубежной наукой — биологией, генетикой, психологией, позволяет постепенно раскрывать биологические предпосылки сознательной деятельности человека в виде генетической программы — генофонда, который обеспечивает универсальную готовность новорожденного к вхождению в общественно-практическую деятельность. Дальнейшее развитие психогенетики будет способствовать как углублению естественно научных основ учения о природе индивидуальных психологических особенностей человека, разрешению фундаментальной проблемы соотношения биологического и социального в человеке, так и научно Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 201 of обоснованной постановке самих исследовательских задач. Так, руководствуясь фактами генетики, по видимому, неправомерно искать генетических задатков, например, гениальности и доказывать наследуемость интеллекта, искать гены альтруизма или гуманизма, так же, как исследовать генетические различия рас по уровню интеллекта, просто потому, что таковые не существуют.

Проблема психического развития — в онтогенезе и качественном изменении сознания в ходе исторического развития — традиционная тема в психологии с момента ее выделения в самостоятельную науку.

Выдающийся вклад в исследование проблемы психического развития внес Жан Пиаже (1896— 1980). Его учение о развитии познавательной деятельности ребенка — восприятия и мышления — справедливо оценивается как «одно из самых значительных, если не самое значительное явление современной зарубежной психологии»1. Это учение вылилось в создание Же- Послесловие к кн.: Флейвелл Дж. Генетическая психология Жана Пиаже.— М., 1967. С. 596.

Ж. Пиаже (1896-1980). Основатель швейцарской школы генетической психологии невской школы генетической психологии, которая разработала проблему происхождения интеллекта и умственного развития ребенка.

С целью изучения этого процесса Пиаже разработал новый метод психологического исследования — метод клинической беседы. Он создал особый тип задач, которые вызывают характерные ответы детей, а эти ответы обнаруживают явление, раскрывающее центральные отличительные особенности мышления дошкольника. Все это так закономерно и значительно, что в признание заслуг Ж. Пиаже мы предлагаем называть эти задачи «задачами Пиаже», получаемые характерные ответы — «ответами по Пиаже», а выступающие в них явления — «феноменами Пиаже». Полученные экспериментальные результаты и факты наблюдений представили общую картину развития детского мышления. Пиаже рассматривает развитие познавательной деятельности ребенка в контексте общих законов развития органической жизни. Познание рассматривается как важнейшее проявление жизни, взаимодействие организма со средой, направленное на приспособление — адаптацию — к среде. Адаптация состоит из равновесия процессов ассимиляции и аккомодации. Ассимиляция — это процесс включения нового объекта, новой проблемной ситуации в уже существующие у него схемы действия. Аккомодация — это изменение таких схем в соответствии с требованиями, предъявляемыми новыми задачами. Единство этих процессов приводит к установлению равновесия между ними и в отношениях организма со средой, нарушение которого каждый раз в силу биологического закона стремления системы к равновесию — вызывает тенденцию к восстановлению равновесия. Критикуя теории мышления, в частности необихевиористс- кую, за то, что они «пренебрегают внутренними регуляциями в пользу только приобретенных ассоциаций», Пиаже подчеркивает, что объект воздействует не сам по себе: у субъекта существуют умственные структуры, которые вместе с действиями субъекта и последующей интериоризацией действий в интеллектуальные операции являются важным условием интеллектуального развития. Интеллектуальное развитие рассматривалось как ряд качественных стадий, понимание которых менялось в ходе развития концепции. В 20-х гг. Ж. Пиаже рассматривал развитие как переход от аутистического — к эгоцентрическому — и от него к социализированному мышлению. Центральным моментом в этот период явилось описание эгоцентризма детской мысли. Выделение феномена эгоцентризма как особой умственной позиции ребенка, его теоретический и экспериментальный анализ явились крупным достижением Пиаже, которое получило мировое признание. По оценке Л.С. Выготского, «исследования Ж. Пиаже составили целую главу в развитии учения о речи и мышлении ребенка, о его логике и мировоззрении. Они отмечены историческим значением».1 По проблеме эгоцентризма в целом, и в частности по вопросу об эгоцентризме речи с Ж. Пиаже полемизировал Л.С. Выготский. Материалы этой полемики стали известны Пиаже после смерти Выготского. В 1962 г. он дал на них ретроспективный ответ2. В последующем интеллектуальное развитие рассматривалось как смена господствующих умственных структур. Пиаже выделял три фундаментальные структуры интеллекта: сенсомоторные координации, конкретные и формальные операции. В обобщенном виде классификация стадий развития интеллекта Ж. Пиаже выглядит следующим образом (см. табл. 2)3.

Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 202 of Жан Пиаже. Теория. Эксперименты. Дискуссии. М., 2001. С. 23.

Там же. С. 89, 94.

Классификация приводится по книге: Обухова Л.Ф. Возрастная психология: Учебное пособие.— М.:

Педагогическое общество России, 1999. С. 207-208.

Таблица 2 Классификация стадий развития интеллекта Период Полупер Стадии Возраст иод Г. А. 1. Упражнение рефлексов. 0-1 мес.

Сенсомо Центрац 2. Первые навыки и первые 1-4. торный ия на круговые реакции. мес.

интелле собствен 3. Координация зрения и 4,5-8- кт ном теле хватания. Вторичные мес.

круговые реакции.

В. 4. Дифференциация 8-9-11 Объекти средства и цели. Начало вация практического интеллекта. мес.

практич 5. Дифференциация схем 11-12 еского действия благодаря 18 мес.

интелле третичным круговым кта реакциям. Появление новых средств.

6. Начало интериоризации 18- схем и решение некоторых мес.

проблем путем дедукции II. А. 1. Появление 2-4 года Репрезе Пред- символической функции.

нтативн операто Начало интериоризации ый рный схем действия.

интелле интелле 2. Интуитивное мышление, 4-6 лет кт и кт опирающееся на конкрет восприятие.

ные 3. Интуитивное мышление, 6-8 лет операци опирающееся на более и расчлененные представления.

В. 4. Простые операции 8-10 лет Конкрет (классификация, сериация, ные взаимно-однозначное операци соответствие).

и 5. Система операций 9-12 лет (система координат, проективные понятия) III. А. 1. Гипотетико-дедуктивная 12- Репрезе Становл логика и комбинаторика. лет нтативн ение ый формаль интелле ных кт и операци формаль й ные В. 2. Структура «решетки» и от 13 операци Достиже группа четырех 14 лет и ние трансформаций (INRC) формаль ных операци й I — прямая операция N — обратная операция R — операция реципрокности С — коррелятивная операция или отрицание реципрокности Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 203 of К. Леви-Строc (р. 1908). Основатель структурной антропологии Порядок стадий соответствует определенным возрастам. Он неизменен, но возраст может варьировать в зависимости от условий жизни ребенка. В соответствии с представлением об обязательности стадий решается проблема обучения и умственного развития. Обучение оказывается следующим за развитием.

Развитие имеет свою собственную логику, внутренние законы и ведет за собой обучение.

Фундаментальная концепция Ж. Пиаже на протяжении всех лет ее развития была предметом изучения и критического анализа советских психологов, которые «выступали как «за», так и «против» Пиаже: «за» факты и «против» их интерпретации. Однако с какой бы позиции Пиаже ни критиковали, его идеи продолжают сохранять фундаментальное значение для психологии вообще и для детской психологии в особенности. «Глубина и цельность его учения всегда будут помогать нам совершенствовать свои исследования для понимания законов психического развития ребенка»1.

Проблема развития психики человека, его сознания в процессе человеческой истории после французской социологической школы получила фундаментальную разработку в концепции современного французского антрополога, основателя структурной антропологии, социолога и философа Клода Леви-Строса (р. 1908).

Он изучает структуру общественного сознания традиционных обществ (индейские племена), их мифы, структуры родства и др., рассматривая мифы самым характерным продуктом примитивной духовной культуры: мифологическое коллективное фантазирование адекватно отражает «анатомию ума». Мифологии посвящен ряд фундаментальных работ К. Леви-Строса. Он является творцом структурной типологии мифов.

Обухова Л.Ф. Концепция Жана Пиаже: за и против.— М., 1981. С. 189.

Анализируя тексты мифов, опираясь на метод структурной лингвистики, в частности используя работы Р.

Якобсона, он пришел к выводу, что по своим интеллектуальным операциям архаическое мышление не отличается от современного: логика мифического мышления является столь же взыскательной, как логика современного мышления. Ядро мифа составляют образные компоненты. Миф наполнен образами богов, героев, людей, явлений природы. В качестве основной единицы анализа ментальных структур он выдвигает двоичную (бинарную) оппозицию. Центральной оппозицией является различение природы и культуры, которое в различных мифологических представлениях получает широкое содержательное наполнение (рациональное и чувственное, человеческое и животное, мужское и женское, сырое и вареное).

Несмотря на подчеркивание своеобразия первобытного мышления, которое заключается в его конкретности, утверждение универсальности ментальных структур стирает качественные различия между конкретно историческими формами сознательных образований. Вопрос об этих различиях стал предметом острой полемики между К. Леви-Стросом и сторонниками исторического метода в анализе сознания (в частности, лидером французского экзистенциализма Ж.-П. Сартром).

Анри Валлон (1879— 1962) развивает взгляд, согласно которому между современным и другими типами мысли нет противоречия. Он защищает положение о постоянном прогрессе развития человеческого знания, так, что «на каждой стадии мысли категории представляют собой то, чем они могут быть в зависимости от тех средств, которыми располагает человек по отношению ко всей Вселенной»1. Ф. Кликс («Пробуждающееся мышление», 1983) раскрывает в архаическом мышлении предпосылки рационального определения реальности. В ходе исследований первобытного мышления возникло требование производить их на задачах, имеющих для исследуемых лиц практический смысл. Эту идею защищал М. Вертгеймер в своей ранней работе о числовых образах и числах у примитивных народов. Он показал, что особенности практики дают основу для познавательной деятельности.

Валлон А. От действия к мысли.— М., 1956. С. 124.

Реконструкции хода исторического развития человеческого мышления в прошлом способствуют межкультурные исследования — область, получившая развитие в зарубежной психологии, начиная с 50-х гг.

Ее предметом являются не споры о первобытном мышлении, а исследование особенностей познавательной деятельности разных культур и народов Африки, Дальнего Севера (Аляски), индейских племен Южной Америки, находящихся на низкой ступени социально-экономического развития. Целью была проверка универсальности гипотезы о восприятии, мышлении, памяти. В этих исследованиях к представителям различных культур применялись тесты, составленные из задач, обычно решаемых американцами горожанами в условиях их социальной и культурной жизни. При этом не учитывались особенности общественно-производственной практики, которая через систему предъявляемых ею требований к Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 204 of познавательной деятельности человека определяет формы его сознательной деятельности. На результат влияли также такие факторы, как ситуация тестирования, интерес к задаче, страх перед иностранным взрослым и т. п. Так, в силу причин методологического характера межкультурные исследования привели к расистским выводам. Как отмечают Г. Триандис и др., большинство исследований, сравнивающих способности отдельных расовых групп, методологически настолько несовершенны, что их не следовало бы публиковать. Однако они не только публиковались, но и были некритически использованы в качестве основы для политических акций. Примечателен вывод, который делают авторы: «Это недостаточное состояние дел должно быть выправлено в психологии, прежде чем какие-нибудь внешние силы прекратят межкультурные исследования»1.

В рамках межкультурных исследований развиваются и другие подходы к изучению познавательных процессов в условиях разных культур. Они направлены на выявление разнообразных социокультурных условий, детерминирующих мышление людей в различных обществах и позволяющих понять его особенности (Дж. Брунер, Г. Яхода, Д. Кэмпбелл, М. Коул, О. Клайнеберг и др.). Экспериментальные исследования по формированию Триандис Г., Малпас Р., Дэвидсон А. Психология и культура // История зарубежной психологии. Тексты.— М, 1986.

понятий среди племени уолоф в Африке1 показали, что результаты, полученные у уолофских школьников, ближе к результатам школьников Бостона, чем одноплеменников, не получивших школьного образования.

Эти и другие данные привели Брунера к выводу, что именно отсутствие интеллектуальной подготовки типа той, которую дети получают в школе, приводит к формированию интеллектуальной деятельности, адекватной для решения конкретных задач и неадекватной — для задач, требующих абстрактного мышления. Эти выводы чрезвычайно близки к идеям, развиваемым в отечественной психологии (А.Н.

Леонтьев, П.Я. Гальперин, Д.Б. Эльконин, В.В. Давыдов, П. Тульвисте и др.), об определяющей роли деятельности в развитии познавательных процессов. Изучение психологических процессов в условиях разных культур является важным средством для решения проблем, связанных с пониманием изменений мышления — и психики в целом — в ходе исторического развития человеческого общества.

В зарубежной психологии проявляется интерес к марксистской теории, которая осознается некоторыми психологами как открывающая продуктивный подход к объяснению психологических проблем. Подход к человеку как продукту развития в исторических условиях, понимание процесса происхождения и развития человеческого сознания в ходе трудовой деятельности, сам диалектический метод марксистской философии оценивается в их значении для конкретного исследования в психологии. «Именно марксистская диалектика... избавила психологию от выбора между элементарным материализмом и бессодержательным идеализмом, между топорным субстанционизмом и безграничным иррационализмом»,— так оценивает значение марксизма для психологии виднейший французский психолог-марксист Анри Валлон2.

Впервые в зарубежной психологии попытку построить психологию на основе принципов философии марксизма предпринял Жорж Политцер (1903— 1942). С марксистских позиций Ж. Политцер критиковал буржуазные психологические и философские концепции — класси- Брунер Дж. Исследование развития познавательной деятельности.— М., 1971.

Валлон А. От действия к мысли.— М., 1956. С. 237.

ческую буржуазную субъективную психологию, новые направления, особенно психоанализ, а также бихевиоризм, гештальтпсихологию, персонализм В. Штерна и др., интуитивизм А. Бергсона, теоретические основы таких новых областей психологии, как психология индивидуальных различий, психотехника.

Политцер показывает, что ни одно из этих направлений, выступивших с критикой классической психологии, не разрешает кризиса психологии. Попытка разрешения кризиса, предложенная К. Бюлером, который призывал объединить все лучшее в субъективной, духовно-научной психологии и бихевиоризме, расценивается Политцером как возвращение психологии на стадию, предшествующую той, которую подвергли критике Уотсон и Шпрангер. Политцер убедительно показывает, что все новые направления в психологии остаются «связанными» признанием «реализма внутренней жизни», а критика старой психологии в каждом из них является частичной, фрагментарной, не затрагивающей основ ее идеалистической трактовки человека. Политцер защищал тезис о том, что задача создания подлинно научной — конкретной — психологии может быть решена только на основе марксизма, который представляет собой единственно адекватную основу психологии как подлинной науки.

Методологические идеи Ж. Политцера получили продолжение и развитие в трудах прежде всего французских психологов: в генетической психологии А. Валлона, в трудах Р.Заззо, в исторической психологии И. Мейрсона и Ж.-П. Вернана, Ф. Мальрие, в работах об общественно-историческом характере личности философа Л. Сэва и др. Установка Ж. Политцера на преодоление «абстрактного плана духовных процессов», его направленность на превращение психологии из науки о процессах в «науку о человеческих событиях» получила воплощение в понятии «драмы». «Драма была для нас тем мостом, который позволял перейти от мифологических процессов к реальным событиям человеческой жизни»,— писал Ж. Политцер1.

Эти идеи оказались близки Л.С. Выготскому и повлияли на сформулированную им задачу гуманизации Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 205 of психологии человека как генеральной линии ее развития.

Политцер Ж. Избранные философские и психологические труды.— М, 1980. С. 303.

* * * Заключая общий обзор состояния зарубежной психологии, необходимо отметить следующее. Зарубежная наука сегодня концептуально разрознена. Специалистами признаются различия, существующие в национальных подходах к проблемам гуманистической психологии, психоанализу, когнитивной психологии. Отмечается специфика в исследованиях в Северной Америке, с одной стороны, и в европейских странах, с другой. Преодолевается изоляция восточноевропейских психологов от Запада: в августе 1995 г. в Словакии состоялась I-я Международная конференция Группы Британской и Восточноевропейской психологии «Психология в изменяющемся мире»;

осуществляются совместные исследовательские проекты психологов разных стран. В то же время в пестрой картине современной психологии, состоящей из многочисленных теоретических направлений и эмпирических исследований, просматриваются некоторые характерные черты. Во-первых, выступает тенденция к интеграции различных психологических теорий и подходов в исследованиях конкретных проблем, в анализе фактического материала, стремление использовать все многообразие методических средств. Во-вторых, наблюдается практическая ориентация психологии: прикладные разработки доминируют над фундаментальными исследованиями, причем возникают все новые ветви прикладной психологии. Например, одной из них является психология безопасности, изучающая поведение людей в травматогенных ситуациях в системе «человек — (техника) — окружающая среда»1. Бурно развивается психотерапия2.

В-третьих, непрерывно расширяются сферы практического применения психологических разработок в решении важных социальных задач. Так, во Франции психологи в основном работают в трех областях — педагогике, здравоохранении, сфере труда и занятости, но также встречаются во всех сферах общественной жизни3. Такое положение, по-видимому, характерно и для других стран. Психологическая наука заняла прочное место во всех областях жизнедеятельности человека.

Иностранная психология.— 1995.— № 5.

Ромек Е.А. Психотерапия: теоретическое основание и социальное становление. Ростов-на-Дону. 2002.

Там же.— 1993.— № 2.

Контрольные вопросы 1. Каковы проблемы и методы в гуманистической психологии?

2. С какими научными школами преемственно связана когнитивная психология?

3. Каковы проблемы и методы, направления развития когнитивной психологии?

4. Как разрабатывается проблема сознания в современной психологии?

5. Какие проблемы психического развития разрабатывал Ж.Пиаже?

6. Какие стадии в умственном развитии ребенка выделял Ж.Пиаже?

7. В каких направлениях разрабатывается проблема исторической природы человеческой психики в межкультурных исследованиях?

Литература 1. Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. М., 1982.

2. Найссер У. Познание и реальность. М., 1981.

3. Жан Пиаже: теория, эксперименты, дискуссии. Сб. статей /Сост. и общ. ред. Л.Ф. Обуховой, Г.В.

Бурменской. М., 2001.

4. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.

5. Шульц Д., Шульц С. История современной психологии. СПб., 1998. Гл.15.

Заключение Историческое рассмотрение конкретных фактов, важнейших событий и тенденций в процессе развития психологической науки позволяет констатировать, что до настоящего времени не сложилось единого подхода, общего понимания того, что же изучает психология. Различия точек зрения на самые центральные вопросы психологии, начиная с главного — вопроса о предмете психологии, а также различные подходы к пониманию личности, сущности психического развития, интеллекта и др. настолько значительны, что, как писал Г. Олпорт, «иногда кажется, что кроме преданности своей профессии, психологов мало что роднит...

относительно предмета исследования их мнения расходятся. В разных психологических подходах в качестве такового фигурируют: переживание, поведение, психофизические связи, сознательные мыслительные процессы, бессознательное, человеческая природа и даже «тотальность психического существования человека»1. Не является ли история (а может быть и современное состояние нашей науки) серией заблуждений и ошибок? П.Я.Гальперин, рассматривая историко-психологический процесс в контексте актуальных задач, среди которых «вопрос о предмете изучения — это не только первый и сегодня, может быть, самый трудный из больших теоретических вопросов психологии, но вместе с тем вопрос неотложной Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 206 of практической важности»2, дал такой ответ на этот вопрос. Анализируя исторические факты, он выделил заключающееся в них (явно или в скрытом виде), понимание предмета психологии. Согласно Гальперину, за всю историю психологии было выдвинуто три определения ее предмета: душа, сознание, поведение. Все они оценивались им как Олпорт Г. Становление личности: Избранные труды. — М.: 2002. С. Гальперин П.Я. Введение в психологию.— М., 1976. С. 7.

«недостаточные», «несостоятельные», «ошибочные». Можно ли, основываясь на такой оценке результатов работы предшественников, отбросить материал их исследований и начать все сначала? По-видимому такая позиция противоречит одному из важнейших принципов научного познания — принципу историзма.

В связи с исключительной сложностью изучаемой в психологии реальности, как бы ее ни называть — психика, сознание и др. — она не получила полностью адекватного определения ни в одном из подходов, сложившихся в истории науки: в каждом из них содержится лишь момент истины о ней. Но такой момент есть, и он должен быть выявлен! Психика человека и сознательна — и бессознательна, она социальна — и имеет биологически предпосылки, она опосредствует нашу жизнь — и сама является продуктом этой жизни, она определяется воздействиями извне — и свободна от них, в ней есть знание — и есть переживание, она целостна, но и состоит из многих компонентов, она одновременно и явление — и процесс. Неправильно считать абсолютной истиной какое-нибудь одно из этих положений или абсолютно ложным — другое.

Взгляды предшественников появлялись с исторической необходимостью, они были детерминированы условиями своего времени и вместе образуют логику развития научной психологической мысли как процесс последовательных трансформаций предметной области психологии в контексте его объективных причин и условий.

Психология началась с идеи души, и, как проницательно заметил Л.С.Выготский, «психология как наука должна была начаться с идеи души»1. Далее он поясняет это положение, оценивая эту идею как «первую научную гипотезу древнего человека, огромное завоевание мысли» (там же). На протяжении более чем столетий с ее помощью объяснялись все процессы жизнедеятельности организма. Понятие души по своему содержанию было не только психологическим, но более широким, скорее биологическим, объясняющим все жизненные процессы с помощью сходного толкования. «Мы так же мало видим в этом просто невежество и ошибку, как не считаем рабство результатом плохого Выготский A.C. Исторический смысл психологического кризиса // Выготский Л.С. Собр. соч: В б т. Т.1. — М., 1982. С.429.

характера»,— писал Л.С.Выготский (там же). Причиной такого воззрения на природу души было недостаточное знание о строении и работе тела (еще в XVII веке мудрый Спиноза отмечал: «к чему способно тело, до сих пор еще никто не определил, т. е. опыт никого еще до сих пор не научил, к каким действиям тело является способным в силу одних только законов природы, рассматриваемой исключительно в качестве телесной, и к чему оно неспособно, если только не будет определяться душою»1).

Именно в силу недостаточности знаний о функционировании живого тела, понятие души стало тем объяснительным принципом, который выступал в качестве источника и детерминации всех проявлений живого организма, заменял конкретные знания о механизмах его телесных функций (дыхания, кровообращения, питания и др.). Великие открытия XVI — XVII вв. в различных науках и особенно в области анатомии и физиологии человека, оказали поистине революционное воздействие на представления о душе, способствовали коренному изменению взглядов на ее функции. В 1623 г. Ф. Бэкон подвел итог этим исследованиям. «Наблюдая за чувствующим телом и пытаясь выяснить, почему такое большое действие...переваривается и выбрасывается пища, мокроты и соки движутся вверх и вниз по всему телу, сердце и сосуды пульсируют, внутренние органы, подобно мастерским, исполняют каждый свою работу»2, он пришел к выводу о том, что функции души следует ограничить психическими способностями. Он назвал причиной широкого понимания функций души, включающего в их число и чисто телесные процессы, неосведомленность древних философов.

На смену идее души с исторической необходимостью пришло понятие о психике как предмете психологии.

Критерий психического процесса в отличие от телесных ввел в XVII в. Р. Декарт. Этим критерием он назвал сознание. Тем самым психология стала развиваться в рамках философских учений о сознании. В этом контексте возникли фундаментальные проблемы. Первой из них стала проблема места сознания в Спиноза Б. Этика. М.-Л., 1932. С.84-85.

Бэкон Ф. Великое восстановление наук // Бэкон Ф. Соч.: В 2 т. T.1. M., 1971. C.288.

бытии, его соотношения с миром материальных тел — психофизическая проблема. От Декарта идет их резкое противопоставление, которое в его системе приобрело форму учения о двух противоположных субстанциях: одной духовной, мыслящей, нематериальной — для ее обозначения Декарт сохраняет понятие души, и другой телесной, протяженной — ее Декарт называет телом. Их абсолютная разнородность составляет сущность декартовского дуализма, который на века определил направление разработки психологических проблем. Важнейшими из них стали проблема метода исследования сознания — им была Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 207 of провозглашена интроспекция. Дж. Локк сформулировал задачу изучения происхождения сознания и задал эмпирическое направление ее решения: в сознании нет врожденных содержаний, оно складывается в опыте.

Самый опыт он раскалывает на две формы: внешний — его источником являются ощущения, и внутренний — его источником являются «внутренние действия нашего ума, которые мы сами воспринимаем и о которых мы сами размышляем... называя первый источник ощущением, я называю второй рефлексией, потому что он доставляет только такие идеи, которые приобретаются умом при помощи размышления о своей собственной деятельности внутри себя»1. В противоположность сенсуалистическим эмпирическим идеям Локка Г. Лейбниц развивает рационалистический взгляд на природу сознания, приписывая ему некоторые врожденные истины, а также склонности, предрасположения и т. п. Он также указывает на активную природу сознания, которую он обозначает понятием апперцепция. Для объяснения важнейшего факта душевной жизни и сознания — ее связности — Локк вводит понятие ассоциации идей. На его основе возникает ассоциативная психология, варианты которой составили основное содержание развития психологии в XIX в. Возникнув на основе механистического естествознания XYII в., она обнаружила свою несостоятельность под влиянием успехов биологии, и прежде всего эволюционной теории Ч. Дарвина и эволюционных идей Г. Спенсера. Введение идеи адаптивной роли психики в поведении по-новому поставили задачи ее изучения и привели сначала к появлению функциона- Локк Дж. Опыт о человеческом разумении // Локк Дж. Соч.: В 3 т. Т.1.— М.,1985. С154-155.

лизма с его требованием изучать психику в ее полезной функции, а затем к отказу от изучения психики — в бихевиоризме. Возникает бихевиоризм и поведение как предмет исследования, который пришел на смену сознания. Менее радикальными, но очень значительными были такие повороты в развитии учения о сознании как отказ от отождествления психики с сознанием и указание на глубинное строение психики с ее бессознательной областью — эта идея получила развитие у разных авторов, начиная от Лейбница, но свою фундаментальную разработку получило в психоанализе 3. Фрейда и близких к нему направлениях. Также продуктивной явилась попытка не ограничиваться в изучении сознания контекстом его отношений по преимуществу только с миром природы, и понять его как продукт социально-исторического развития.

Возникла проблема социальной обусловленности психики человека, которая получила мощное развитие в психологии XX в.

Бегло очерченные некоторые важнейшие повороты на пути развития научной психологической мысли были объективно обусловлены историческими причинами. С каждым из них связаны важные открытия, они сохраняют свое значение — имеют исторический смысл, являются, по словам Л.С. Выготского, шагом к истине. Ни одна из попыток прошлого не может быть отброшена в том числе и потому, что пока еще психология не приблизилась к единому пониманию своей науки, и если это является ее целью, то, как проницательно замечал Г. Олпорт, «до ее достижения еще далеко». Признаем вместе с этим автором:

«Хорошо, что существуют последователи Локка и Лейбница, позитивисты и персоналисты, фрейдисты и неофрейдисты, объективисты и феноменологи. Ни те, кто предпочитает модели (математические, животные, механические, психиатрические), ни те, кто их отвергает, не могут быть правы во всех деталях, но важно, что каждый может свободно выбрать собственный способ работы.

Осуждения заслуживает только тот, кто хотел бы запереть все двери, кроме одной»1.

История повествует, как психология овладевает предметом своего изучения.

Олпорт Г. Становление: основные положения психологии личности // Олпорт Г. Становление личности:

Избр. тр. — М., 2002. С. 174.

ПРИЛОЖЕНИЯ. Преподавание психологии в Московском университете (К 80-летию Психологического института и 50-летию кафедры психологии о Московском университете) С Психологическим институтом им. Л.Г. Щукиной, который был учрежден при историко-филологическом факультете Московского университета, связано создание системы подготовки психологических кадров в России.

До открытия Института психология была представлена в Московском университете только как учебный предмет сначала на философском, а после его упразднения в 1863 г.— при кафедре философии на историко филологическом факультете. Психологию преподавали философы — П.Д. Юркевич, М.М. Троицкий, Н.Я.

Грот, Л.М. Лопатин. Психология составляла неотъемлемую часть их философских воззрений, а преподавание психологии было лишь частью их педагогической деятельности, основное место в которой занимали философия, логика, этика. Преподавание психологии велось в форме лекций и семинарских занятий;

оно имело образовательное значение и не готовило к проведению самостоятельных исследований.

К анализу постановки психологического образования в Московском университете неоднократно обращался Г.И. Челпанов, которому принадлежит выдающаяся роль в реорганизации преподавания и научных исследований в Московском университете.

Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 208 of Представлены две статьи автора из журнала «Вопросы психологии».

Вопросы психологии.— 1993.— № 4. С. 80-93.

В 1907 г. Челпанов, до этого профессор кафедры философии Киевского университета им. Св. Владимира (1897-1906), был избран профессором на кафедре философии в Московском университете. С приходом Челпанова положение психологии в Московском университете меняется коренным образом. В основу научно-исследовательской работы и организации процесса преподавания им были положены некоторые общие принципы и представления о психологии как науке. Во вступительной лекции в Московском университете 19 сентября 1907 г. «Об отношении психологии к философии» он рассмотрел этот вопрос, «правильное решение которого имеет существенное значение для судьбы психологии» [42;

71].- Не умаляя важности чисто эмпирических исследований в психологии, он утверждал необходимость для психологии философских предпосылок и в этом смысле — неотделимость ее от философии. «Если собиратели психологических фактов склонны относиться с презрением к философским обобщениям, то они находятся приблизительно в таком же положении, в каком находятся каменотесы, плотники и т. п., которые думают, что первенствующая роль в построении здания принадлежит им, а что невидимая рука архитектора, творца плана их работы, имеет второстепенное значение. Собиратели психологических фактов не знали бы, на что обратить внимание, если бы философия не поставляла проблем, на разрешение которых они в конце концов направляют свои усилия» [42;

82]. Высокая философская культура была положена Челпановым в основу психологического образования и научных исследований. Анализируя положение психологии, он сделал вывод о том, что к началу XX века она начинает приобретать огромное научное и практическое значение.

«Если XIX век принято называть «веком естествознания», то несомненно, что текущее столетие будет называться «веком психологии». Огромные практические задачи, которые должна будет разрешить психология и которые по своей жизненной важности значительно превосходят технические задачи, разрешаемые естествознанием, несомненно сделают психологию центром научной работы» [43;

211].

Однако для Челпанова несомненно отставание психологии от этих задач. Оно проявляется в слабой подготовке психологов, в том, что мало специалистов по психологии, почти нет учреждений, которые могли бы явиться местом разработки научной психологии, мало психологических лабораторий, их совсем нет при университетах. Источником всех этих недостатков Челпанов считал неудовлетворительную организацию университетов, которая ведет начало от Устава университетов 1863 г. В этом Уставе было заложено неудачное соотношение «ученых и учебных задач»: преобладали учебные задачи. Отсюда и психология занимала место лишь как учебный предмет. Однако «в современном университете профессор не только должен преподавать предмет, но равным образом и руководить исследованиями» [43;

222].

По мнению Челпанова, является также ошибкой прикрепление психологии после расчленения философского факультета по Уставу 1863 г. на два факультета — физико-математический и историко филологический — только к историко-филологическому факультету, поскольку психология имеет и естественно-научные предпосылки. Ввиду такого сложного положения психологии в системе наук, необходима самостоятельная кафедра психологии, на каком бы факультете она ни находилась, которая была бы независима от какой-либо науки [43;

222].

Совершенствование преподавания психологии в Московском университете стало на многие годы содержанием научной и педагогической деятельности Г.И. Челпанова. В Киевском (1897), а затем в Московском университете (1907) Челпанов учредил «Психологический семинарий», который называл «маленьким институтом» [11]. На базе семинария стало вестись преподавание психологии. Семинарий имел свое помещение, библиотеку, был оснащен приборами и приспособлениями для исследований по экспериментальной психологии и для демонстраций во время лекций. В 1909 г. вышло руководство Челпанова по экспериментальной психологии для студентов [41]. В связи с ростом числа участников семинария возникла потребность в организации для преподавания и проведения исследований специального института [11]. Создание института явилось завершением начатого в семинарии преобразования психологической подготов- ки в университете. Регулярные научные и учебные занятия здесь начались с 1 сентября 1912 г.

С созданием Психологического института психология становится предметом не только преподавания, но и научного исследования. Единение науки и преподавания становится с этого времени одной из самых характерных особенностей университетской психологии. Кроме лекций, велись научные исследования, теоретические разборы в психологическом семинарии, практические занятия по экспериментальной психологии. В последующие годы преподавание психологии расширялось, развивалась структура института, росло число сотрудников. В 1919 г. было создано отделение прикладной психологии (зав. В.М.

Экземплярский). В 1920 г. при филологическом факультете (после отделения исторического отделения от историко-филологического факультета в 1919 г.) был учрежден Кабинет этнической и социальной психологии (зав. Г.Г. Шпет). К 1921 г. в Институте были следующие отделы:

1. Отделение общей психологии.

2. Практикум по экспериментальной психологии.

3. Отделение прикладной психологии с подотделами:

Ждан А.Н. = История психологии. От Античности до наших дней:.— 2004.— 576 с. Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 209 of а) практикум по индивидуальной психологии;

б) практикум по психологии труда;

в) практикум по экспериментальной педагогике.

4. Лаборатория для самостоятельных исследований по экспериментальной психологии.

5. Кабинет этнической и социальной психологии. Институт ставит своей целью энциклопедическое изучение психологии: при нем создается «Общество экспериментально-психологических исследований», состоящее из специалистов всех факультетов [13].

После Октябрьской революции началась реорганизация высшего образования в стране, особенно в области общественных наук. В Московском университете прошли многочисленные реформы. Начался процесс идеологизации образования и науки. Ухудшились условия работы в Институте и обучения в университете. В годы революции и гражданской войны не пополнялось оборудование лабораторий, не приобретала книг библиотека, были частые перерывы в подаче электрического тока. Помещения не отапливались. На заседании историко-филологического факультета 3 февраля 1920 г. было принято постановление:

«1. Просить гг. профессоров и преподавателей перенести возможно большее количество часов занятий на частные квартиры и другие отапливаемые помещения, помимо Университета.

2. Возобновить, хотя бы отчасти, занятия с понедельника, 9 февраля, воспользовавшись двумя отапливаемыми комнатами Психологического института.

3. Поручить Президиуму ускорить назначение служителя в Психологический институт, взамен умершего, а также ускорить приведение в порядок железных печей в Институте» [7].

В 1921 г. после упразднения филологического факультета Психологический институт вошел в Ассоциацию словесно-гуманитарных научных институтов при Московском государственном университете, а Челпанов был утвержден его директором. Изменилась структура Института — он стал разделяться на 8 секций (отделений): общей психологии, экспериментальной психологии, физиологической психологии, генетической психологии (психологии детского возраста, зоопсихологии), дифференциальной психологии, этнической и социальной психологии, прикладной психологии (педагогической психологии, психологии труда, криминальной психологии), истории психологии. В период существования Института при факультете общественных наук (с 1921 по 1924 гг.) положение психологии в Московском университете ухудшается.

Еще в конце 1920 г. в одном из писем Челпанов отмечал: «В университете кое-какие занятия идут, но собственно не налаживаются. Уровень студенчества понижается все больше и больше. Научных занятий нельзя наладить потому, что все студенты служат (некогда читать), и кроме того, совсем нет книг» [10;

88].

Хотя уровень занятий по психологии и снизился, все же преподавание психологии продолжает занимать важное место в университетской подготовке. В 1925 г., по заключению Правления Московского университета, Психологический институт признавался учебно-вспомогательным учреждением, обслуживающим три факультета: общественных наук (ФОН), физмат и медфак. Челпанов вел общефакультетский курс психологии на факультете общественных наук. Сотрудниками Института проводились семинарские занятия, занятия в практикуме по экспериментальной психологии. На разных отделениях ФОНа преподавались также педология (К.Н.

Корнилов), социальная психология (Г.Г. Шпет), психология и педагогика мышления (А.Г. Цирес).

Челпанов старался «по-прежнему удержать прежний тип занятий» [10;

89]. Однако делать это становилось все труднее. Так, на заседании Правления университета в 1922 г. не было утверждено представление Челпанова о проведении практических занятий по экспериментальной психологии как якобы не предусмотренных планом преподавания на ФОНе. Затрудняется решение вопросов об оплате ассистентов Челпанова, о количестве оплачиваемых часов практических занятий, о числе участников практикума.

Главная причина такого отношения к Челпанову — его теоретическая позиция. А она оставалась неизменной на протяжении всей его деятельности и состояла в приверженности эмпирической психологии, основанной на данных самонаблюдения и дополненных экспериментом. В обстановке развернувшейся в 20 х годах перестройки психологии на основах марксизма и вызванной ею дискуссии по проблеме «психология и марксизм» позиция Челпанова расценивалась как метафизика и идеализм, т. е. как не соответствующая марксизму. За такой оценкой скоро последовали и оргвыводы, завершившиеся отставкой Челпанова.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.