WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Иоганн Блох История проституции И.Блох «История проституции» СОДЕРЖАНИЕ Предисловие к электронному изданию От издателей Введение Глава первая. Определение проституции Глава вторая. Первичные корни ...»

-- [ Страница 4 ] --

Все они радостно вскрикнули, полагая, что купленный действи тельно был человек. Но когда они увидали, что раб их был осел, они стали грубо издеваться над стариком. «Ах, милейший, — сказали они со смехом, — ты купил себе на этот раз жениха вместо прислуги? На здоровье тебе! Наплоди только поскорее деточек от этого милого брака!» Нерон называл своего супруга Спора Сабиной.

Употребительны были прозвища: Приап, Венера, Невеста, Ласточка и многие другие.

Мужчины метрессы Во время империи развился обычай заводить мужчин метресс. По своему значению они не уступали женщинам, а в по литическом отношении даже превосходили их — стоит только вспомнить то влиятельное положение, которое занимали неко торые конкубины, как Виниус, Лако, и особенно вольноотпущен ник Ицелус у императора Гальбы. Всем этим людям, из которых каждый, по Светонию («Гальба», гл.14), «был велик в известных пороках», повелитель дозволял «безвольно злоупотреблять» со бою и предоставлял им громадную власть.

Даже возлюбленные, принадлежавшие к рабскому сосло вию, часто до такой степени были господами своих богатых любовников, что это позволяет говорить о мазохизме со стороны последних. Этим объясняется, что мужские метрессы нередко приобретали громадные богатства, как, например, Фи лострогос, бывший проституированный мальчик Лициния Суры, относительно которого философ Эпиктет (ок.50 — ок.140) сказал, что никто не пожелал бы купить блестящую судь бу Филострогоса такой же ценой;

или Тримальхио, мальчиком прибывший в Рим, где он с 14 лет был возлюбленным своего гос подина и затем получил от него состояние сенатора.

Начало многолетней связи между любовником и конку бином часто знаменовалось настоящей «свадьбой», которая сопровождалась — совершенно как заключение брака между мужчиной и женщиной — торжественными церемониями. Та кие свадьбы и венчания между мужчинами не представляли ничего редкого. Ювенал дает следующее описание подробностей такой свадьбы с кинедом:

Гракх четыреста тысяч сестерций в приданое выдал За трубачом, знать, он на трубе то играл настоящей;

И.Блох «История проституции» Подписали контракт, легла новобрачная мужу в объятья.

О патриции, цензора нам, или гадателя нужно?

Неужель, оробев, ты счел бы за большее диво.

Если б теленка жена родила, а ягненка корова?

Галуны и плащ длиннополый с фатой надевает Тот, кто, тайно неся на ремне святые доспехи, Под щитом изогнутым потел. О, праотец Рима, Молви, откуда на пастырей Лация гибель такая, И такая коснулась, Градив, твоих внуков крапива?

Видишь, замуж идет муж знатный богатством иродом:

Что ж не тряхнешь ты ни шлемом, ни в землю копьем не ударишь, Ни к отцу не взовешь? Уходи же, покинь же суровый Округ полей, коль им пренебрег! — «Назавтра мне нужно С ранним солнцем дело обделать в долине Квирина».

Что же за дело?— «Что спрашивать? Замуж друг мой выходит И не многих зовет». Вот только бы пожил я: будут, Будут творить это въявь, захотят оглашать в объявленьях.

Между тем у замужних таких есть большая досада, Что не могут родить и детьми привязывать мужа.

Но прекрасно, что власти над телом природа желаньям Не представляет: умрут бездетными.

(Пер.А.Фета) В основе этого описания лежат действительные факты и события: об императорах Нероне и Гелиогабале сообщают, что они публично венчались со своими проституированными мальчиками и катамитами.

Первый проституированный, с которым Нерон вступил в брак, был некий Пифагор. Тацит сообщает об этом: «Для него самого (Нерона), опозоренного всевозможными деяниями, все равно, были ли они дозволены или нет, не оставалось, по види мому, больше новых преступлений, которые могли бы его выста вить еще в худшем свете, если бы он за несколько дней до того не вступил в формальную супружескую связь с неким Пифагором, одним из развратной толпы, и не отдался бы ему в жены. Им ператору надели фату, выставлены были приданое, брачная по стель, свадебные факелы;

все было выставлено напоказ, что да же у женщин скрывает покров ночи».

В то время как в этом необыкновенном браке Нерон функ ционировал в качестве «жены», он несколько дней спустя венчался в качестве мужа с вольноотпущенником Спором, ко торого взял себе в «жены» за сходство с любимой им Поппеей Са биной*. С этой целью он велел его оскопить, надеть ему платья императрицы и назвал его «Сабина». Затем свадьба их праздно И.Блох «История проституции» валась в Греции и сопровождалась торжественными церемони ями. Среди поздравлений серьезно высказывались и пожела ния, чтобы брак этот благословен был законными детьми!

После того Нерон жил с Пифагором, как с мужем, а со Спором, как с женой. Последнего, между прочим, титуловали «повелительницей», «императрицей», «царицей», и он получил большое приданое. На вопрос, как ему нравятся такие браки, один остроумный философ ответил императору: «Ты хорошо де лаешь, что берешь себе таких жен. Жаль, что боги не захотели внушить и твоему отцу такую же страсть к объятиям таких жен».

Наконец, Нерон стал еще «женой» своего секретаря Дорифора, причем он публично вел себя, как невинная девушка.

Он велел уплатить Дорифору 1,5 миллиона динарий и удвоил эту сумму, когда Агриппина упрекнула его по этому поводу в мо товстве, со словами: «Я не знал, что так мало подарил ему».

Совершенно феминизированный Гелиогабал в своих браках с проституированными мужчинами всегда играл роль жены, причем она так ему нравилась, что он обещал врачам большое вознаграждение, если они при помощи операции сде лают его женщиной! Он избрал себе супруга, велел называть се бя женой, повелительницей, Августой;

прял шерсть, носил на голове сетку для волос и употреблял румяна и белила.

Первым супругом новой «Августы» был Гиероклес, карий ский раб, прежде проституированный мальчик Гордая, отнюдь не мужественная фигура, а кинед с гладким подбородком и свет лыми локонами. Он приобрел большую власть над императором, которого часто бил за измену, что, однако, не только не ослабля ло, но даже усиливало любовь последнего.

Потом Гелиогабал влюбился в геркулеса гладиатора Аврелия Цотикуса, по прозвищу Магирус (повар). Когда Аврелий в первый раз приветствовал его как «повелителя и им ператора», Гелиогабал сказал ему, опустив глаза и выгибая шею, как девушка: «Не называй меня повелитель, я только повели тельница». Затем он вступил с Аврелием в формальный брак в присутствии свата и служил ему женой.

Связь мужской проституции с женской Многообразную связь между гомосексуальной мужской и женской проституцией можно доказать уже для древности. При чрезвычайных размерах первой и своеобразной половой неус тойчивости античного мужчины, которая объясняет, почему би * Поппея Сабина — вторая жена Нерона. Агриппина — его мать.

И.Блох «История проституции» сексуальность представляла тогда более частое явление, вопрос о конкуренции между обеими формами проституции имеет боль ше основания, чем теперь. Но в то же время между прости туированными мужчинами и женщинами тогда, как и теперь, наблюдалась и известная общность интересов. Из эпиграммы Мириноса мы узнаем, что кинеды вместе с гетерами устраивали торжественные ночные процессии в честь половых богов, например, Приапа. Они сообщали друг другу о богатых бисексу альных любовниках, чтобы сообща эксплуатировать их.

Гетеросексуальная мужская проституция Своеобразную особенность античной проституции пред ставляет громадное распространение гетеросексуальной муж ской проституции, то есть проституции мужчин по отношению к женщинам.

Существование обширной гетеросексуальной мужской проституции, особенно во время Римской империи, установлено безусловно характерными указаниями. Прежде всего, ей соот ветствовал ревностный спрос со стороны женщин. Такие любив шие пожить женщины носили даже особые названия, как «lecti cariola» (любительница носильщиков качалок) у Марциала, или «ludia» (возлюбленная гладиаторов) у Ювенала. Половые чув ства этой женской клиентуры мужской проституции превосход но описаны Петронием и Ювеналом.

У Петрония Хризис, служанка Цирцеи, говорит Энколпию: «Ты знаешь, что ты неотразим, и потому гордишься и продаешь свои объятия, вместо того чтобы дарить их. Иначе зачем эти красиво завитые волосы, нарумяненное лицо и томно вызывающий взгляд? Зачем эта заученная походка, эти раз меренные, дрожащие шаги, если ты не несешь свою красоту на рынок? Я не умею предсказывать будущего и ничего не понимаю в небе астрологов, но по лицу человека я умею читать его харак тер, и мне стоит только посмотреть на прогуливающегося, чтобы знать, что он думает. Итак, если ты хочешь продать требуемое, то покупатель найден;

но если ты хочешь подарить его, что было бы человечнее, то сделай так, чтобы за оказанное благодеяние мы сделались твоими должниками. Дело в том, что если ты назо вешь себя простым рабом, то страстное желание влюбленной да мы еще усилится. Есть женщины, которые воспламеняются только для черни и лишь тогда испытывают щекотание сла дострастия, когда они видят рабов или лакеев с подобранным платьем. Других зажигает пламенем любви арена, или какой ни будь запыленный погонщик мулов, или проституированный бла И.Блох «История проституции» годаря сцене скоморох. К этому классу женщин принадлежит и моя госпожа. Она перепрыгивает от оркестра по меньшей мере к 14 ряду кресел и ищет свое сокровище среди подонков народа».

Я упивался ее льстивыми словами и спросил: «Уж не ты ли сама та дама, которая меня любит?» Горничная искренно рассме ялась по поводу моего пошлого комплимента и прибавила: «Не говори мне такого рода лести. Я еще никогда не отдавалась рабу.

Сохрани бог, чтобы я протягивала свои объятья к кресту. Это го дится для знатных дам, которые любят целовать рубцы от кну та. Я, правда, только горничная, но я принимаю предложение лишь среди всадников». Удивительным, почти невероятным по казался мне этот контраст: «Служанка обладала гордым вкусом матроны, а матрона, напротив, имела плебейские наклонности служанки».

Аналогично высказывается и Ювенал о половом влечении знатных женщин:

Не спит уж любовник.

И велит она, чтобы он шел, плащом завернувшись, Коль его нет, на рабов накинется;

если надежды Нет на рабов, то пусть приведут водоноса… Но кто же сторожем будет Стражей самих? Ведь хитра и с них начнет же супруга.

Ибо похоть все та ж у высших, как и у низших.

Да не лучше ли и та, что, грязная, улицу топчет, Той, что несут на затылках своих вереницей сирийцы?

Все же, что от отцовских денег еще остается.

Вместе с последнею вазой дарит она гладким атлетам.

(Пер.А.Фета) Относительно более высоких сфер гетеросексуальной мужской проституции, именно театральной, мы находим нагляд ное описание у Ювенала:

Но другие в то время, когда отдыхают завесы, Да при пустых и закрытых театрах гудят только рынки, И от игрищ плебейских до Мегалезий далеко, С грустью держат и маску и тирс, и над фартуком пышут.

Урбик спешит в конце Ателланы, кривляя ужимки Автонои;

и он не богатою Элиею избран.

Те за деньги большие снимают с комика запон*, Эти мешают петь Хризагону, Гиспулла же рада Трагику: или ты ждешь, что полюбят они Квинтильяна?

* Так называемая «fibula», продетое сквозь крайнюю плоть и запаянное кольцо или покрывающая весь член металлическая гильза, которые делали невозможным для певцов и актеров совершение половых сношений, так как тогда думали, что сношения вредят голосу.

И.Блох «История проституции» Вот и возьмешь ты жену, с которою станет отцом то Эхион Китаред, Глафир, или флейтцик Амвросий.

За сенатором бывшая, Эппия с милым бежала К Нилу, к Фарису и к зданьям многопрославленным лага.

Но он был гладиатор: вот этим они Гиацинты.

(Пер.А.Фета) Что профессиональная проституция во всякое время была к услугам женщин, выдают нам некоторые эпиграммы Марци ала.

Сенека упоминает как об особом виде мужской проститу ции о бедных мужчинах, которые на время нанимались к бога тым женщинам в качестве «супругов».

ГИГИЕНА АНТИЧНОЙ ПРОСТИТУЦИИ Гигиена античной проституции носила совершенно другой характер, чем современная. Теперь центральное место во всех гигиенических мероприятиях занимают так называемые «ве нерические болезни», во первых, потому что теперь в точности известна их заразность, а во вторых, мы знаем, что проституция составляет главный очаг заразы, без которого распространение названных болезней было бы гораздо менее значительно.

Всего этого древние не знали. Поэтому в основу гигиены проституции у них положены были совершенно другие начала, чем у нас. Они не знали в области проституции никакой «сани тарной полиции» и никаких индивидуальных и социальных мер против заражения венерическими болезнями. Но у них уже бы ла, как мы увидим ниже, так называемая полиция нравов, регла ментация и регистрация.

Поразительно, что античные врачи, отлично знавшие заразность и способность передачи другим болезней, например, чахотки, чумы, контагиозных воспалений глаз, лишаев, чесотки и даже проказы, не имели ясного представления о заразности существовавших тогда половых болезней — триппера и местно го, мягкого шанкра.

Мы находим у них только темные предположения и неяс ные указания относительно полового заражения и нечистоты ге ниталий. Ввиду довольно высокого развития античной научной венерологии, полное молчание врачей об этом пункте заставля ет думать, что в то время не существовало ясного и рационально обоснованного взгляда на заразность венерических болезней или даже вообще не существовало понятия «половые болезни», то есть болезни, приобретенные путем половых сношений. В то время как при лишаях, например, предостерегали от поцелуев, благоприятствующих передаче болезни вследствие прикоснове ния, мы нигде не находим запрещения половых сношений для И.Блох «История проституции» предупреждения заражения венерическими болезнями — не на ходим даже в Библии, в которой, в противоположность медицине классической древности, содержится так много предписаний очищения и обособления гонорроиков и которая уже, следова тельно, обнаруживает большое знакомство с контагиозностью гонорреи.

Таким образом, античная гигиена проституции — которая не только существовала, но и достигла значительного развития — не исходила из идеи об опасности заражения ве нерическими болезнями в борделях, а является ни чем иным, как выражением чисто эстетического отвращения к грязи, стремле нием к чистоте, которое связано было в древнем мире — вос точном и греко римском — со страхом перед нечистотой и пато логическими отделениями вообще и отделениями мужских и женских половых органов в частности.

Медицинский взгляд на проституцию в античную и сред невековую эпоху должен был отличаться от современного уже потому, что худшая половая болезнь, сифилис, тогда не суще ствовала. Если мы даже допустим, что возможность заражения другими половыми болезнями была в то время известна, то и тог да придется признать проституцию с гигиенической точки зрения безобидной, а половые сношения с проститутками — вполне безопасными. Хотя мы знаем теперь, что гоноррея, не сомненно существовавшая в древности, являете» довольно серьезным заболеванием, но знание это приобретено нами лишь в последние десятилетия XIX века.

Таким образом, незнакомство с заразностью триппера и местных венерических язв, с одной стороны, и полное отсутствие сифилиса — с другой, были причиной той беззаботности, ко торую мы видим в древности в обсуждении проституции с гиги енической точки зрения.

Итак, античная гигиена проституции не покоится, как на ша, на страхе перед заражением венерическими болезнями, ко торые, несомненно, и тогда имели место в борделях. В ее основе — отвращение к неопрятности и болезни. У Гиппократа (ок. 460 — ок. 370 до н.э.) женщины не желают иметь половых сношений с мужьями вследствие слизетечения у них. А одно признание Галена доказывает, что отвращение внушали ис ключительно болезненные отделения, хотя в то время были очень далеки от мысли о возможности их заразности. Врач Аретаиос называет, например, гоноррею только «отвратитель ной», а не заразной болезнью.

Особенно боялись при половых сношениях дурного запаха.

Об этом свидетельствуют Марциал, Петроний, Тертуллиан (ок.160 — после 220). Вспомним то место у Петрония, где курти И.Блох «История проституции» занка Цирцея спрашивает Энколпия, у которого внезапно разви лось половое бессилие: «Что это значит? Был ли тебе противен мой поцелуй? Не стало ли мое дыхание хуже от поста, или я не удалила пота из под мышки?» Если не считать явных болезней, то гигиена проституции была направлена именно на эти неприятные стороны. За такими физическими недостатками и болезненными состояниями следи ли самым тщательным образом уже во время покупки прости туированных рабов.

Выше мы уже видели, что мужчины и женщины, предназ наченные для продажи, выставлялись совершенно голыми на вращающейся подставке, «catama», где покупатели могли ос матривать и исследовать их, чтобы не проглядеть каких либо физических недостатков. Это было необходимо, потому что продавцы старались скрыть такие недостатки. В договорах о продаже рабов, многие из которых дошли до нас благодаря греческим папирусам, ручательство за здоровье раба или рабы ни представляет существенный пункт. Обязательно было указы вать даже скрытые страдания, например, эпилепсию.

В Дигестах имеется запись главнейших болезней, которай представляет интерес и для гигиены проституции. Здесь назва ны эпилепсия, проказа, различные кожные сыпи (например, экзема и чешуйчатый лишай), бородавки, дисменорея, дурной запах изо рта, заболевание женских половых органов.

Из специальных гигиенических мер, которые применялись во время половых сношений с проститутками, укажем прежде всего на обмывания до и после сношения.

На гигиеническое значение религиозных предписаний Востока относительно купаний и обмываний после сношения мы уже указывали выше. Еще большую роль играли купания в по ловой жизни классической древности. Опрятность считалась первым требованием при половых сношениях как для женщин, так и для мужчин. При этом главное внимание обращено было на обмывания после сношения — обычай очень древнего происхож дения, так как о нем упоминается уже в греческой мифологии.

Его издавна придерживались и римляне.

Во времена империи почти все публичные дома были снаб жены проточной водой. Проститутки часто пользовались теплы ми купаниями, во время которых половые органы подвергались специальному очищению. На одной картине из бывшей коллек ции Гамильтона изображена женщина, которая сидит на краю стола перед купальным тазом и очищает губкой свои половые органы.

И.Блох «История проституции» Кроме губок, для местного очищения половых органов по сле сношения женщины также употребляли маточный шприц, о применении которого при болезненных истечениях из матки упоминают Соран* и Гален. Для влагалищных спринцеваний пользовались, кроме того, ушным шприцем, а в сочинении Гип пократа даже описан типичный ирригатор, который, несомнен но, был в употреблении и впоследствии.

«Конец промывательного аппарата гладкий, как у зонда, и состоит из серебра. Сбоку, на небольшом расстоянии от конца промывательного аппарата, пробуравлено отверстие, но необхо димы еще и другие сточные отверстия. Каждое из отверстий, сделанных в промывательной трубке, должно быть на равном расстоянии от другого, причем они должны быть невелики и уз ки. Наконечник трубки должен быть массивен, а все остальное — полым, как трубочка. К трубке нужно прикрепить пузырь от самки свиньи, тщательно очищенный, и производить промыва ния периодическими сжиманиями пузыря».

Кроме общих купаний и местных омовений половых орга нов, клиенты проституток придавали большое значение полос канию рта, вероятно имея в виду действия fellator, или fellartris, и cunnilingus, а также, чтобы предупредить появление дурного запаха. На первое указывает Катулл:

Ибо немедля затем ты, губы омыв многократно Каплями, пальцами стал всеми усердно тереть, Чтоб, где коснулся я ртом, совсем ничего не осталось, Словно от гадкой слюны твари развратной какой.

(Пер. А. Фета) В то время как купания, омовения и полоскания произво дились после сношения, другая важная гигиеническая мера — втирание мазей и масел — производилась до сношения, а потому должна была лучше предохранять от заражения венерическими болезнями. Обычай смазывания всего тела кажется нам теперь чрезвычайно странным, но у греков и римлян он был в общем употреблении. Тесная связь смазываний с гимнастикой и купа ниями всем известна. Но их применяли и как профилактичес кую и гигиеническую меру во время половых сношений. Обиль ные втирания мазей перед сношением практиковались поэтому и в борделях, главном очаге венерических болезней, что, несом ненно, значительно ослабляло возможность перенесения заразы.

* Соран Эфесский (98–138) — древнеримский врач. Его сочинения были основными источниками по акушерству, гинекологии и педиатрии до XVIII века.

И.Блох «История проституции» Так как заразность венерических болезней не была из вестна древним, то они не применяли таких средств, какие мы применяем теперь для предупреждения заразы, например, кон дом. По крайней мере, об этом не сохранилось никаких сведений.

Но что своего рода кондом все же был известен в древности, вид но из удивительного мифического рассказа в «Метаморфозах» Антонина Либералиса (написано в 150 году), в котором со держится сказание о Прокрис и царе Миносе. В 41 главе сказано:

«Прокрис от стыда покинула Цефалуса и бежала к Мино су, критскому царю. Так как она нашла его бездетным, то дала ему известные обещания и стала поучать его, как ему поступить, чтобы иметь детей. Дело в том, что у Миноса вместо семени вы делялись змеи, скорпионы и сколопендры, и все жены, жившие с ним, умирали. Парсифея же была дочерью Гелиоса и была бес смертна*. Прокрис устроила следующее: она вложила пузырь козы в женщину. В этот пузырь Минос сначала опорожнил змей, а затем вступил в сношение с Парсифеей. После того у них роди лись дети».

Это первое известное нам применение примитивного кон дома для предохранения от возможного физического вреда при половом сношении. Но так как никакие другие сведения о кондо ме у древних не дошли до нас, то это единичное известие, как бы оно ни было замечательно само по себе, не дает права заключать о систематической профилактике как о составной части ан тичной гигиены проституции.

Что касается, наконец, болезней проституток, то хотя древние и не знали, как велика опасность заболевания ве нерическими болезнями именно благодаря проституткам, тем не менее на основании изложенного нужно думать, что индивиду умы с явными болезнями исключались из числа профессиональ ных проституток, тем более, что их уже с самого начала отказы вались покупать. Это не исключало, конечно, возможности, что заболевшие наружными болезнями проститутки прилагали все усилия, чтобы скрыть это от своих посетителей.

Доказательством может служить одиннадцатая беседа ге тер Лукиана. Когда Хармидес рассказывает, что, несмотря на все его просьбы, он не может заставить гетеру Филематион раз деться, гетера Трифена дает ему следующее интересное объяс нение: поведение Филематион имеет свои естественные причины, потому что она вся, от шеи до колен, покрыта отврати тельными лишаями;

она носит также парик, чтобы скрыть свою * То есть в своих сношениях с Миносом она не подлежала судьбе других смертных женщин, которые умирали от губительных сношений.

И.Блох «История проституции» лысину. Это разоблачение внушает Хармидесу такое отвраще ние, что он находит невозможным продолжать свои отношения с Филематион.

ГОСУДАРСТВО И ПРОСТИТУЦИЯ Отношение античного государства к проституции имело величайшее значение для позднейшего развития и склада прос титуции европейских государств и сохранило свое влияние в этом направлении и до сих пор, хотя социальная структура современных народов успела совершенно измениться. Правовое и социальное положение проституции, в общем и теперь еще опирается на воззрения древних, хотя в основе их лежали сов сем другие предпосылки. В следующей главе, посвященной роли проституции в общественном мнении древних, мы постараемся обосновать этот взгляд детальнее. Здесь же мы ограничимся указанием на тот весьма важный факт, что отношение госу дарства к проституции в древности, безусловно, определяется существовавшим в то время рабством, которое у нас отпадает.

Античная проституция была особым видом, особой формой проявления рабства. Как мы уже упоминали, она рекрутирова лась большей частью из сословия рабов, и все относящиеся сюда законодательные меры имели целью ограничить ее именно раб ским сословием. Там, где это было невозможно, законодатель ство стремилось исключить свободных людей, занимавшихся проституцией, из числа свободных граждан и превратить их и с внешней стороны в рабов, внесением в списки проституирован ных, подлежавших государственному надзору.

Так как рабство считалось тогда учреждением очень по лезным для государства и общего блага, то оно, соответственно, планомерно поощрялось. Это распространялось и на проститу цию. Далее, так как раб — не только проституированный, но и всякий вообще — лишен был гражданской чести, то само собой понятно, что применением его для целей проституции стреми лись оградить «половую честь» свободных граждан. Именно та ков был принцип первой организации проституции, созданной Солоном, который сознательно ввел основанную исключительно на рабстве проституцию как светское учреждение. Проститутки Солона были государственными рабами и, как таковые, должны были приносить государству доходы, наравне с другими кате гориями рабов. Этим объясняется введенный Солоном «налог на проституцию», оплата которого налагала на подлежащих ему лиц печать того, что они не принадлежат к разряду граждан.

За строгим разграничением между проститутками и чес тными, приличными женщинами следил описанный уже нами выше удивительный институт гинекономов, особое ведомство И.Блох «История проституции» для надзора за честными, приличными людьми. Для надзора же за проститутками и лицами, опороченными бесчестием, над зирали астиномены (агораномены), на которых, кроме других обязанностей — надзор за постройками и рынком, за чистотой улиц — возложен был также надзор за борделями и уличной проституцией. Они должны были устанавливать и вознагражде ние проституток. Им помогали так называемые «откупщики на лога на проституток», которые ежегодно брали на откуп от сове та налог на проституток и вели точные списки всех лиц, обязан ных платить этот налог. Институт астиноменов, или агораноменов, соответствовал римским эдилам. Астиномен и порнотеломен надзирали за обеими категориями проституции, мужской и женской.

Из папирусов мы узнали подробности относительно нало га на проституцию, который был распространен во всех странах с греческой культурой.

Размер налога, очевидно, соответствовал гонорару, ко торый получала та или иная проститутка. Установление средне го гонорара каждой проститутки возможно было, конечно, толь ко при тщательном надзоре и регламентации. Так что мы дол жны допустить у греков своего рода регистрацию и регламентацию проституток, которая лежала на обязанности агораноменов. В Риме, как мы уже упоминали, им соответствова ли эдилы.

Во всяком случае, налог на проституток был специфически греческим учреждением, так как в Риме он был введен лишь при Калигуле, о чем сообщает Светоний:

«Даже представители порока должны были отдавать вось мую часть своего дохода, а проститутки отдавали из своего воз награждения столько, сколько каждая из них получала за одно сношение. В заключение, к закону было еще добавление, по ко торому обложению должны были подвергнуться бывшие прости тутки и сводницы, а также браки».

Что касается дальнейшего греческого законодательства о проституции, то оно представляет, главным образом, выполне ние законов Солона, существенное содержание которых мы уже изложили выше. Нам остается только прибавить, что законы о проституции были строго разграничены от так называемых за конов о разврате и нарушении супружеской верности, так что обвинение в прелюбодеянии и соблазне никогда не могло отно ситься к сношениям с заведомыми проститутками.

Соответственно, и сводничество наказывалось лишь в том случае, если относилось к свободным людям, между тем как по отношению к заведомым проституткам оно оставалось безнака занным. К удивлению, Солон сначала назначил за сводничество И.Блох «История проституции» по отношению к свободным женщинам лишь незначительное на казание в 20 драхм, но впоследствии значительно его усилил, в большинстве случаев даже до смертной казни. Эсхин говорит об этом:

«Он (Солон) велит также жаловаться на сводников и, если они уличены, предавать их смертной казни, потому что они, предлагая свое бесстыдство за вознаграждение тем, которые имеют склонность к греху, но еще колеблются и стыдятся встречаться друг с другом, дают этим последним удобный случай для свиданий и разговоров».

Как известно, такое же обвинение предъявлено было Ас пазии за то, что она сводила свободных женщин с Периклом, и только слезы последнего спасли ее от смерти.

В законе о сводничестве прямо сказано: «если кто нибудь сведет свободного мальчика или женщину». Этот закон Солона направлен был, следовательно, и против распространения среди свободных лиц мужской проституции, которая даже названа раньше и которая особенно имелась в виду. Обвинение в наруше нии этого закона направлено было: 1) против свободного гражда нина, который предавался пассивной проституции;

2) против сводника, который отдал внаймы третьему лицу для разврат ных целей несовершеннолетнего мальчика, находящегося под его покровительством;

и, наконец, 3) против этого третьего лица;

сам же несовершеннолетний не подлежал ответственности.

И в этих случаях также нередко назначалась смертная казнь. Предписанной законом определенной одежды для прости туированных или значка на одежде, который давал бы возмож ность распознавать их, в Греции (в противоположность Риму) не было. В законах, относящихся к женским костюмам, сказано лишь вообще, что богато убранные костюмы и платья с цветами запрещается носить приличным женщинам, но ничего не го ворится о каком бы то ни было определенном «костюме прости туток».

Римские законы, касающиеся проституции, строго прово дят прежде всего принцип регистрации и регламентации и уста новливают специальные предписания полиции нравов относи тельно записи имен и костюмов. Относительно первого пункта римские законы служили образцом во все последующие време на, а относительно последнего, то есть костюма, — главным образом в средние века.

В Риме полиция нравов возложена была на эдилов. Им принадлежал надзор за увеселительными кабачками, банями и борделями, в которых они нередко появлялись для обыска, вероятно, чтобы отыскать нерегламентированных еще проститу ток и раскрыть всякие другие злоупотребления в этих местах.

И.Блох «История проституции» Целью таких обысков было, возможно, точное установле ние всех индивидуумов, занимавшихся профессиональной прос титуцией, чтобы провести строгое разграничение между ними и честными женщинами. Все проституированные лица женского пола — о проституированных мужчинах в римском праве нет речи — обязаны были с самого начала заявлять о себе эдилу, чтобы получить разрешение заниматься проституцией как профессией. Имена их заносились в особую книгу, то есть произ водилась типичная регистрация, которая во всех отношениях выделяла их как проституток.

После записи женщина, официально объявленная прости туткой, меняла свое имя. Из Марциала и помпеянских надписей мы знаем множество профессиональных имен римских прости туток: Дравка, Вероника, Итонузия, Лаис, Фортуната, Лициска, Таис, Леда, Филенис и др.

Третий акт на жизненном пути проститутки связан был с известной переменой костюма, которая точно так же предписы валась законом. При регистрации и изменении имени проститут ки теряли право носить украшения честных женщин, матрон и должны были надевать похожее на тогу платье. В то время как обыкновенный костюм матроны представляла «стола», прости тутка носила более короткую тунику и поверх нее тогу, которая у простых проституток была темного цвета. Если матрона уличена была в прелюбодеянии, она также должна была носить тогу, но белого цвета.

В конце эпохи императоров различия в костюме между проститутками и честными женщинами сгладились. Некоторые проститутки осмеливались даже появляться на улицах в костюме монашек, так что императоры Феодосий (346–395, им ператор с 379), Аркадий (377–408, император с 395) и Гонорий (384–423, император с 395) должны были издать против этих злоупотреблений особый закон.

Закончив обзор римских законов, относящихся к прости туции, мы вкратце рассмотрим еще специальное законодатель ство отдельных императоров.

Прежде всего мы должны назвать первого императора, Августа, который озабочен был состоянием нравственности, начиная с войны с Египтом и до последних годов жизни. Он издал свои знаменитые законы о браке, в которых неоднократно идет речь и о проституции и которыми он пытался косвенно ограничить ее.

Тиберий в 19 году н.э. запретил заниматься проституцией всем женщинам, дед, отец или муж которых был римским всад ником, и наказывал таких знатных женщин за проституцию из гнанием.

И.Блох «История проституции» Калигула ввел, как уже упомянуто, налог на проституцию.

Веспасиан (9–79, император с 69) постановил, что рабыня, купленная под условием, что она не будет проституирована, приобретает свободу, если господин тем не менее заставил ее за ниматься проституцией.

Домициан лишил проституток и пользующихся сомни тельной славой женщин права употреблять носилки и вступать во владение наследством. Он установил также и другие карательные законы против проституции.

Александр Север пытался ограничить проституцию раз личными мерами, к которым относится и следующая: он прика зал публиковать во всеобщее сведение имена проституток и сводниц.

Император Тацит не желал допустить существования борделей в Риме, но не мог надолго сохранить свое запрещение.

Константин издал закон, которым кельнерши в ка бачках с женской прислугой признавались проститутками. Это не относилось, однако, к хозяйкам, так что только первые были свободны от требований законов, последние же не могли безна казанно предаваться прелюбодеянию.

Ограничением, или даже искоренением проституции очень усердно занимались император Феодосий Младший (ок.401–450, император с 408) и Валентиниан (419–455). Они назначили суровые наказания для отцов и господ, которые продавали сво их дочерей и рабынь для проституции, а затем, в 439 году запретили вообще заниматься сводничеством под угрозой телес ного наказания, изгнания, каторжных работ и высоких денеж ных штрафов.

Несколько лет спустя оба императора сделали попытку искоренить бордели и дома для проституции в империи. Они от менили налог на проституцию, запретили заниматься развратом в какой бы то ни было форме, а за нарушение этого постановле ния наказывали лиц низших сословий изгнанием и каторжными работами, а лиц высших сословий — лишением имущества и са на. Кроме того, они разрешили всем желающим выкупать или освобождать рабынь из борделей. Начальство получило строгий приказ наблюдать за выполнением этого закона. За всякую небрежность в этом отношении грозило телесное наказание и де нежный штраф.

Законодательство Юстиниана движется совершенно в том же направлении. Согласно законам, все сводницы должны были покинуть город. Домовладельцы, которые терпели у себя учреждения сводников, наказывались конфискацией дома и штрафом. Сами же сводники, которые хитростью и насилием привлекали девушек и проституировали их в борделях, располо И.Блох «История проституции» женных в то время даже рядом с церквами, должны были уп лачивать самые высокие штрафы. Залоги, которые проститутки должны были выдавать на основании насильственно произве денных долговых записей, объявлялись недействительными, и хозяева борделей обязаны были возвращать девушкам все, что им принадлежало по праву. Наконец, Юстиниан постановил, что предписания от 1 декабря 535 года имеют силу во всех час тях империи.

Императрица Теодора ревностно поддерживала своего супруга в его стремлениях искоренить проституцию и велела ос вобожденных или выкупленных у купцов и сводников проститу ток, числом 500, поселить в расположенном на азиатском берегу Босфора старом монастыре, где они должны были вести созерца тельную и благочестивую жизнь. Но уже этот «дом Св.Магдали ны», вероятно, один из самых старых, показал то же самое, что впоследствии постоянно приходилось наблюдать во всех осталь ных учреждениях такого рода: проститутки предпочитали смерть такой однообразной благочестивой жизни. Сообщают, что большинство обитательниц этого дома покаяния Теодоры броси лись в море.

Против распространения мужской проституции в Риме издан был относящийся, вероятно, к концу III века до н.э. закон, который наказывал главным образом за соблазн и сводничество по отношению к свободным мальчикам штрафом в 10 тысяч сес терций. Судя по частому упоминанию о нем у писателей, закон этот, должно быть, применялся очень часто.

Карательного закона против равнополой любви как тако вой у римлян никогда не было. Речь у них всегда идет только о насилии и насильственном соблазнении свободных мальчиков, о сводничестве и проституировании их, а не о гомосексуальных половых сношениях двух взрослых мужчин, хотя прежде нака занию подвергались и эти последние.

Из императоров Домициан старался искоренить прости туцию мальчиков и, как нам известно, стремился положить ко нец возмутительному сводничеству в отношении малых детей.

Император Филипп Аравитянин (? — 249, император с 244) уничтожил бордели для мальчиков и запретил разврат с ни ми.

Христианские императоры запрещали не только свод ничество и проституцию, но и вообще всякие гомосексуальные отношения между мужчинами, которые карались смертной казнью.

И.Блох «История проституции» РОЛЬ ПРОСТИТУЦИИ В ОБЩЕСТВЕ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ ДРЕВНИХ Взгляды того времени на проституцию и значение ее в об щественной жизни всецело покоятся на неверном, ложном прин ципе двойственной морали, в свете которой древняя проститу ция обнаруживает двойственное лицо, которое она сохранила и до сих пор и которое метко характеризуется выражением «необ ходимое зло».

С одной стороны, подчеркивают необходимость и целесо образность проституции для социального урегулирования поло вой жизни, и проституция, соответственно этому, играет значительную роль в обществе и государстве — роль, которая нередко сопровождается глубоко захватывающим влиянием на жизненные условия, так что по отношению к известным эпохам (вспомните эллинизм) можно говорить о превалировании и апо феозе проституции.

С другой стороны, проституция стоит на низшей ступени общественной лестницы, и ее клеймят печатью позора и бесчес тия, которая имеет для своей носительницы самые тяжелые правовые и социальные последствия.

Это противоречие — продукт двойственной морали. Древ ний мир не разрешил его, как и новейшее время. Но если мы хо тим преодолеть и разрешить это противоречие, мы должны ис следовать его причины. В своей резкой формулировке и в своем влиянии на двойственный уклад половой жизни — с браком на одной и проституцией на другой стороне — противоречие это, безусловно, имеет античный характер, хотя нельзя не признать, что именно древний мир делал попытки найти такие переход ные формы половых отношений между обеими крайностями, ко торые способны были бы заменить проституцию более благород ными, хотя бы и временными связями между мужчиной и жен щиной, в справедливом сознании того, что постоянный брак на всю жизнь возможен и пригоден не для всех, а для многих пред ставляет недостижимый идеал.

Прежде всего мы должны рассмотреть ту сторону значения проституции для общественной жизни, которая выражается в ее социальном бесчестии, в атимии и инфамии*.

Но здесь мы опять таки должны указать, что оба больших госу дарства классической древности представляют типично рабские * Атимия — потеря всех или некоторых гражданских прав у афинян.

Инфамия — у римлян бесчестие, сопряженное с лишением некоторых прав.

И.Блох «История проституции» государства и что понятие о социальном бесчестии в них гораздо шире, чем в наших современных государствах, основанных на индивидуальной свободе всех, входящих в его состав.

Так как проституированные большей частью принадлежа ли к сословию рабов, то нужно принять во внимание, что, как рабы, проституированные уже a priori лишены были известных прав и достоинств граждан. Так, аттические рабы исключены были из общества мальчиков и не имели права заниматься упражнениями в гимназиях, а все вообще греческие рабы были неправоспособны. Римский раб точно так же не был юридической личностью, не мог ни завещать своего имущества, ни наследовать, был совершенно бесправен по семейному праву.

По всему видно, что бесчестие проституированных, сохранившееся и до сих пор, имело в древности другую основу, которая заключалась в рекрутировании проституированных из бесправного сословия рабов. Теперь это взаимоотношение со вершенно исчезло, а потому современное бесчестие проститу ции представляет нечто изолированное, распространяющееся исключительно на нее, а также на все косвенные формы прости туции: сводничество, содержание борделя и торговлю девушка ми.

Демосфен в своей речи против Неэры ясно указал резкое социальное и правовое различие между положением свободной от рождения, честной женщины и проститутки. Он говорит:

«Достоинство и сан честных и свободных от рождения женщин перешли бы на проституток, если бы эти последние добились права производить детей с кем они пожелают, участвовать в со вершении тайных посвящений и жертвоприношений и пользо ваться почетными правами в государстве».

Далее, бесчестие проституток очевидно из постановления закона Солона, о котором Плутарх говорит: «Несколько суровее, по видимому, упоминаемый Гераклеидом из Понта закон, по ко торому дети, прижитые с проституткой, также не обязаны были кормить своих отцов. Действительно, кто при вступлении в брак упускает из виду вопрос о благосостоянии, тот показывает, что берет себе жену не для произведения на свет детей, а только из чувства сладострастия. Тем самым он уже, следовательно, по лучает свою награду и теряет право жаловаться на своих детей, так как он является причиной того, что им даже их рождение ставится в упрек».

Закон Перикла, возобновленный в конце V столетия оратором Аристофаном, устанавливал полные гражданские права только для детей, рожденных от гражданина и гражданки, детей же гетер он лишал права пользоваться гражданскими правами и правом наследования.

И.Блох «История проституции» Римская инфамия проституток, без сомнения, была строже атимии греков, как и вообще римлянин строже относился к развратному промыслу. Последствия инфамии были: 1) запрещение носить одежду честных матрон;

2) лишение права давать свидетельские показания перед судом;

3) признанную бесчестной женщину можно было без всяких оговорок выгнать из нанятой ею квартиры;

4) она не могла подавать жалобы в суд в случае неуплаты за соитие;

5) согласно постановлению Домици ана, она не могла приобретать ни завещанного имения, ни нас ледства, что имело силу также для завещаний солдат.

Атимия проституированных мужчин выражена в сле дующем законе Солона:

«Афинянину, который позволяет совершать над собой разврат, запрещается быть одним из девяти архонтов, занимать место жреца, выступать защитником перед народом, занимать какую нибудь государственную должность, будет ли это внутри или вне страны, по жребию, или по выбору.

Ему не разрешается также быть герольдом, произносить приговор, присутствовать при государственных жертвоприно шениях, носить венок во время общих процессий с венками, переступать освященных границ внутрь народного собрания. Ес ли же признанный виновным в том, что он позволил совершить над собой разврат, сделает это то он подлежит наказанию смертной казнью».

Обвинением в мужской проституции часто пользовались по отношению к ненавистному лицу, чтобы возбудить публичное расследование его жизни.

В Риме бесчестной считалась главным образом пассивная педерастия кинедов и проституированных мужчин.

Последствия «бесчестия» проституированных, естествен но, должны были сказываться и в различных отношениях прос титуции к общественной жизни, причем половое лицемерие час то выступало, разумеется, в непривлекательной форме, потому что проституция, с другой стороны, считалась «необходимым» злом, и пользование ею рекомендовалось как защита против прелюбодеяния и совращения честных девушек. Тем не менее, посещение борделей считалось позором, и никто не решался отправиться в лупанарий днем, открыто. Для этой цели вы бирали обыкновенно вечерние или ночные часы. Но и тогда, что бы не быть узнанным, голову прикрывали плащом или укутыва лись своего рода капюшоном. Посещение борделя с открытой головой — так, что можно было быть всеми узнанным, считалось большим бесстыдством.

Аналогичные воззрения существовали у греков.

И.Блох «История проституции» Знаменитые и выдающиеся мужи считали часто необходи мым защищаться против упрека в посещении проституток: так, киник Диоген (ок.400 — ок. 325 до н.э.) упрекал киренаика Арис типпа (2 пол. V в. — нач. IV в. до н.э.), что он живет с простой проституткой (Лаис): «Либо откажи ей, либо обратись, как я, к секте собак». Аристипп ответил на это в духе своей системы:

«Кажется ли тебе неподходящим жить в доме, где живут еще другие люди?» «Нимало», — ответил Диоген. «Или ехать на корабле, на котором уже раньше ездили многие другие?» — «Так же мало». — «В таком случае, нет ничего дурного и в том, чтобы наслаждаться женщиной, которой раньше уже наслаждались многие другие».

Отцы нередко лишали своих сыновей наследства за то, что они имели связь с проституткой. Иные имели полное основание косо смотреть на посещение борделей их сыновьями, которые проматывали там все их состояние.

Странный контраст с этим представляет, с другой стороны, вольное и благосклонное суждение об отношениях мо лодых людей с проститутками. Мы встречаем такие взгляды уже во время республики, когда господствовали строгие нравы. Это объясняется распространенным в древности воззрением, будто посещения борделей и сношения с проститутками действитель но способны ограничить запрещенные половые сношения (прелюбодеяние, совращение).

Весьма характерны следующие слова Цицерона (106– до н.э.): «Впрочем, если кто думает, что молодежи запрещено любить проституток, то он придерживается — не могу этого отрицать — очень строгих правил. Но он стоит в противоречии не только с вольными нравами современного мира, но и с тем, что входило в привычку и что было признано нашими предками. В самом деле, когда этого не было? Когда это осуждалось? Когда это не было разрешено? И когда, наконец, нельзя было делать того, что было разрешено?» Что касается отношений между проститутками и честны ми женщинами, то здесь инфамия тяготела над ними всей своей тяжестью. Тут не было снисхождения и уступок двойственной половой морали.

Демосфен сообщает, что Лисий* не ввел в свой дом гетер Никарету** и Метанеиру***, потому что не хотел оскорбить этим жену и мать, а Элиан описывает негодование Аспазии из * Лисий (ок. 435–380 до н.э.) — афинский логограф — составитель судебных речей.

** Никарета — основательница знаменитой школы гетер в Коринфе.

И.Блох «История проституции» Фокеи по поводу предположения, что она может надеть драго ценное платье, которое подобает носить проститутке, но не чес тной женщине.

Полноправная аттическая гражданка, особенно наследни ца, имела право, при выходящих из ряда вон сношениях своего мужа с гетерами или мальчиками, так что он совершенно забрасывал семью, подать «жалобу на дурное обращение». В большинстве случаев женщины, впрочем, смотрели сквозь паль цы на временные связи мужей с гетерами.

Плутарх замечает: «Персидские цари сажают своих за конных жен за столом и во время празднеств рядом с собою. Но если они хотят веселиться и пить, то отсылают своих законных жен и призывают певиц и наложниц. Они поступают, конечно, вполне правильно, не позволяя законным женам принимать участие в их попойках и разврате. Если же частное лицо, которое не умеет умерять своей похоти и владеть собой, совершит когда нибудь грех с проституткой или служанкой, жена его тоже не должна быть недовольна и гневаться, а должна подумать о том, что муж ее из чувства стыда направил свою похоть и разнуздан ность на другую».

Таким образом, поводом к судебному процессу обычно слу жила постоянная связь мужа с проституткой (или прости туированным мальчиком), а не мимолетные сношения. Как часто бывали такие жалобы в позднейшее время, мы видим из мно гочисленных брачных договоров в актах папирусов. Почти в каждом таком договоре определяется, в интересах молодой жен щины, что муж при ее жизни не должен брать себе другой жены, ни наложницы, внебрачной сожительницы или проституирован ного мальчика. Жена берет на себя аналогичные обязательства.

Не только жены, но и другие женские члены семьи, матери и сестры, косо смотрели на связи их сыновей и братьев с прости тутками. Наиболее знаменитый тому пример представляет Са фо, которая, узнав, что брат ее Хараксос промотал все свое сос тояние в объятьях гетеры Родопис, обругала его в одном из сти хотворений. Найденное в 1898 году в Верхнем Египте стихотворение Сафо, в котором она умоляет морскую богиню о благополучном возвращении брата, также содержит намеки на его связь с названой гетерой.

Несмотря на бесчестие социального положения проститу ток, уже в древности случалось, что с ними вступали в брак по страстной любви. Несколько примеров тому мы уже привели вы *** Метанеира — одна из проституток сводницы Никареты, содержанка знаменитого оратора Лисия, который очень много тратил на нее. Была известна своим остроумием.

И.Блох «История проституции» ше. Общее мнение о таких редких случаях выражено в сле дующих словах оратора Исократа (436–338 до н.э.), который го ворил об Афинах, что они сходны с проститутками. Увлеченные прелестями проституток, иные поддерживают с ними чувствен ные отношения, но никому ведь не придет в голову быть о себе настолько низкого мнения, чтобы решиться сделать одну из них своей подругой жизни.

Что такие браки, однако, бывали, доказывают уже упомя нутые нами запрещения браков между свободными лицами и проституированными.

Вследствие лишения честного имени и запрещения браков, обычной формой продолжительных связей с проститут ками был конкубинат в форме содержания метресс. Заключение браков было, конечно, исключением: только царственные особы могли себе позволить игнорировать общественное мнение и всту пать с проститутками в законный брак.

Так, Иероним, сиракузский тиран, женился на бордель ной проститутке Пеито, Птолемей I из Египта (царствовал в 305–283 до н.э.) — на знаменитой гетере Таис*. Наиболее знаме нитый пример такого рода представляет, однако, императрица Теодора, супруга Юстиниана. Случай этот тем более заслужи вает внимания, что он имел место уже во время христианской эры. Теодора была дочерью сторожа медведей в Византии и уже ребенком проституировалась в одном театральном борделе, где превосходила всех других проституток своим бесстыдством, предаваясь публично всевозможным извращениям. Затем она поехала в Африку в качестве метрессы Хекеболоса, но там пос сорилась с ним и заработала себе деньги, необходимые для обратного путешествия, проституцией. Вскоре после того в нее страстно влюбился Юстиниан и женился на ней — несмотря на протест его тетки, императрицы Евфимии, которая отказалась назвать проститутку своей племянницей, и на увещевания бла * Знаменитая метресса Александра Великого, которого она сопровождала в его победоносном походе в Персию. Плутарх описывает данный Александром пир после завоевания Персеполиса, на котором Таис, отуманенная винными парами, испросила себе разрешение поджечь царский дворец собственными руками, чтобы приобщить к славе «слабых женщин из свиты Александра, которые гораздо суровее отомстили персам за Грецию, чем знаменитые полководцы греческой армии и флота». Предложение было принято и исполнено с восторгом. После смерти Александра Таис вышла замуж за Птолемея I и родила ему двух сыновей и дочь. Она отличалась изяществом и красотой. Имя ее увековечили знаменитая комедия Менандра «Таис», первая беседа гетер Лукиана, «Евнух» Теренция.

И.Блох «История проституции» гочестивой матери его, Бигленицы, — после того как его дядя Юстин, отменив соответствующий параграф закона, сделал этот брак возможным.

Будучи императрицей, Теодора осталась тем же, чем была, типом плебейской силы и плебейской чувственности, женщиной, посвященной во все тайны сладострастия, с пламенными очами, сияющими страстью, лицемерно нравственной, моральной по внешности, оправдывающей пословицу о проститутке в молодос ти и ханже в старости. Но особенно важно то, что эта бывшая проститутка, несмотря на постоянный тщательный уход за соб ственным телом, находила достаточно времени, чтобы вмеши ваться в государственные дела еще более властно, чем ее беспо койный супруг, при котором она была признанной сорегентшей.

В удивительном противоречии с общественным презрени ем к проституткам стоял тот факт, что проститутки играли в об щественной жизни более значительную роль, чем честная хо зяйка дома и ее дочь, деятельность которых всецело ограничива лась домашней сферой. Проститутка, гетера, действительно была «публичной» женщиной. Только она одна имела значение в обществе, ей одной было предоставлено право участия в симпо зиях. Только она могла быть субъектом и объектом беседы.

Украшением честной женщины было молчание и такой замкну тый образ жизни в тиши дома, чтобы и о ней молчали. По отоше нию к тому времени оказывалась справедливой пословица, что те женщины самые лучшие, о которых меньше всего говорят.

Только проститутка была для античного мужчины настоя щим товарищем в общественной жизни. Именно гетера, а не хо зяйка дома обращает на себя общественное внимание: она слу жит объектом обширной скандальной хроники в повседневной беседе и в то же время, предметом публичного поклонения (пос ловицы, памятники), она играет выдающуюся роль в литературе и искусстве.

Главным местом, где сосредоточивалась греческая скан дальная хроника, было леше — известное уже Гомеру помеще ние для бесед, античная кофейня (большей частью в форме га лереи с колоннами), в которой собирались, чтобы поговорить о городских историях. Среди них выделялись истории о прости тутках. Так, Геродот сообщает о гетере Архедике, что она была воспета и потому пользовалась большой известностью, и, однако, она редко была предметом разговоров в помещениях для бесед, то есть тонкие знатоки ставили ее менее высоко. Эти слова Геродота в достаточной степени указывают на всеобщий ин терес к известным гетерам.

И.Блох «История проституции» В высшей степени своеобразна роль проституток и прости туции в античном толковании снов. Видеть во сне проститутку означает счастье, а места, где она принимает (бордель и т. п.), — несчастье.

Основная точка зрения, основная идея античного толкова ния относящихся к проституткам снов, без сомнения, заключается в том, что встреча с проституткой — которая сама по себе представляла бесчестное в социальном отношении, ничтожное существо — приносит счастье. Как это объяснить?

Мы имеем здесь не что иное, как остаток первобытного, прими тивного представления о характере проститутки как представи тельницы необузданной, ничем не ограниченной первобытной половой жизни — связь, которую мы фактически доказали во второй главе.

Блестящее подтверждение наших слов мы находим у та кого крупного исследователя, как Якоб Гримм. В своей «Немец кой мифологии» (1835) он доказывает, что, по народному по верьию, в Германии, Англии и Франции встреча с проституткой считается хорошим предзнаменованием, потому что с прости туткой связывается представление о свободном, ничем не ограниченном размножении и плодовитости, а следовательно, и о благосостоянии и процветании. Напротив, встреча с бездетным и не живущим половой жизнью субъектом, например, с като лическим священником, старухой или девушкой, пробуждает противоположное представление, именно: о бесплодии, неуспе хе, несчастии. Таким образом, и здесь также проявляется глубо кая внутренняя связь проституции с необузданностью и промис куитетом первобытной половой жизни.

Не подлежит сомнению, что удивительная роль, которую играли презренные вообще проститутки в известных пуб личных празднествах и религиозных церемониях, связана с этим первобытным верованием, которое — как это вытекает из доказательств Якоба Гримма — имеет также отношение к идее колдовства в сфере плодородия и к связанному с ним фалличес кому культу. О значении религиозной проституции мужчин и женщин в таких культах и в храмовых богослужениях — что также имеет отношение к данному вопросу — мы уже говорили подробно выше.

У римлян Lupa, Acca Laurentia и Flora являются олицет ворением первобытных богинь плодородия в образе проституток, в честь которых ежегодно праздновались Lupercalia, Laurentina lia и Floralia, празднества плодородия. Весьма характерно, что на этих празднествах играли роль голые проститутки, которые яв И.Блох «История проституции» ляются здесь представительницами безудержной половой не обузданности. Типичным праздником проституток был у греков и римлян праздник Афродиты, или Венеры.

Вообще, отношения проституции к религиозным святы ням и чувствам были в высшей степени разнообразны и доходи ли даже до апофеоза, до обожествления проститутки. Прости тутки не только получали подарки, посвященные дельфийскому оракулу (как, например, флейтистка Бромидия* от фокейского тирана Филлоса, или фессалийская танцовщица Фарсалия** от Филомеда), но и сами сооружали таковые (как, например, старейшая «знаменитость» проституции — Родопис, которая на десятую часть своего имущества велела сделать железные вертелы для жарения целых быков и послала их в Дельфы, где они находились позади алтаря, против храма).

Так как красота считалась у эллинов чем то божествен ным, то тем самым проложен был путь для апофеоза красивых проституток. Первым этапом на этом пути была установка ста туй необыкновенно красивых гетер в храмах. Наиболее знамени тым примером такого рода является установка сделанной Прак сителем статуи Фрины в храме Веспии и ее позолоченной ста туи в Дельфах. Элиан говорит по этому поводу: «Проститутке Фрине греки соорудили в Дельфах статую на очень высокой ко лонне. Впрочем, я не хочу сказать просто „греки”, чтобы не пока залось, будто я выражаю порицание всей нации, которую я люблю больше всего на свете. Я хочу сказать: некоторые сла дострастные греки. Статуя была сделана из золота».

В эллинскую эпоху и во время империи проститутки играли главную роль и в светской жизни. Как мы уже упомина ли, они были постоянными участницами пирушек, только они од ни появлялись в театре. Они задавали тон на всех пикниках и сельских праздниках;

наконец, только проститутки могли принимать участие в играх, например, в играх в мяч, так как участие в них честных женщин считалось безнравственным.

Громадное влияние проституции в общественной жизни древнего мира всего яснее, всего рельефнее сказывается в ан тичной художественной литературе. По существу, можно раз личать три вида литературных произведений, в которых прости * Бромидия получила от своего любовника Филлоса несколько красивых жертвенных подарков из сокровищ дельфийского храма, между прочим — золотой венок и серебряный кубок. Когда она затем хотела во время пифийских празднеств играть на флейте, возмущенный народ помешал ей в этом.

** Фарсалия получила от Филомеда золотой лавровый венок, от жителей Лампсака — жертвенный подарок из дельфийского храма. Убита на рынке в Метапонте прорицателями оракула.

И.Блох «История проституции» туция играет выдающуюся роль, или которые написаны для проституток и их клиентуры и нашли себе доступ и в светские круги: комедии;

монографии о проститутках;

специфически эротическая и порнографическая литература.

Комедия Тот факт, что в древности сводники, проститутки и даже жизнь борделя могли представляться на сцене для публики, бо лее всего доказывает, насколько различно было отношение об щественного мнения к проституции в древности и теперь. Прав да, и позже встречались пьесы, в которых такого рода личности играли главную роль. Достаточно вспомнить средневековые мас леничные представления, испанские celestina, современные французские бытовые пьесы. Но такой реализм в представле нии проституции, какой практиковался на античной сцене, поз днее был уже невозможен, по крайней мере для широкой публи ки. Впрочем, даже и в древности он господствовал только со времени средней (404–336 или 323 до н.э.) и новейшей (конец IV в. — начало III в. до н.э.) аттической комедии, хотя, безусловно, присутствовал и в древнейшей комедии (486–404 до н.э.).

То, что изображение проституции на сцене связано глав ным образом с комедией, очевидно, объясняется ее происхожде нием из фаллических песен, которые распевала в честь Диониса участвовавшая в фаллических процессиях comos, веселая тол па. Таким образом, в противоположность трагедии, здесь уже с самого начала более выступал эротический элемент, а дионись евский характер комедии объясняет нам, почему в ней рано ста ли появляться изображения женской и мужской проституции и распущенной жизни гетер.

То же самое нужно сказать о родственных комедии мимах (в них только не было хора и отсутствовало непрерывное разви тие действия) — мимически драматических представлениях, которые в позднейшее время по своему реализму даже опереди ли комедию и в лице мимистки (что равнозначно проститутке) Теодоры, наконец, вступили даже на самый высокий трон того времени.

Типичные пьесы из жизни гетер писали и некоторые ав торы древнейшей аттической комедии (Ферекратес, Эвполис, Аристофан). Но полное выражение гетеризм находит себе лишь в средней комедии. Можно сказать, что средняя и новейшая греческая комедия вращается, как вокруг центра, вокруг связи с какой нибудь гетерой, в то время как древнейшая комедия рас сматривала главным образом политические условия. Плутарх высказывается о главных мотивах комедии из жизни гетер сле дующим образом: «О любви к мальчикам нигде нет речи, а соб И.Блох «История проституции» лазнение девушки кончается обыкновенно браком. Что касается проституток, то если они наглы и бесстыдны, связь с юношей порывается благодаря исправлению или раскаянию его. Если же они приличны и любят опять другого, то автор (Менандр) застав ляет их найти своего настоящего отца, или же их любви опреде ляется известное время, в течение которого им разрешается чес тная любовная связь».

Преобладание гетер в средней и новейшей комедии связа но с развитием индивидуализма в это время, что благоприят ствовало представлению на сцене частной жизни, в которой ге тера играла такую значительную роль. Характерно, что поли тические нападки на мужчин в древнейшей комедии в средней уступают место нападкам на женщин, то есть на гетер.

В типичной посвященной гетерам пьесе средней комедии гетера является героиней интриги, действие которой большей частью обнаруживается в ссорах между различными соперника ми и в вытекающих отсюда комических любовных столкновени ях. Любовь к гетере изображается единственной достойной пох валы, причем здесь постоянно подчеркиваются преимущества гетеры перед честной женщиной.

Любовь к честной девушке в средней комедии совершенно неизвестна. Ее основное положение — дайте нам жить и наслаж даться, потому что завтра мы должны… жениться. Любовь явля ется только простой чувственной страстью, а потому даже зна менитые представители более благородных любовных ощуще ний, Платон и Сафо, составляют предмет грубых острот. Есть, пить и предаваться половым сношениям — вот главные наслаж дения в жизни, все остальное только «придаток».

Совсем иное мы видим в новейшей комедии. Здесь мы впервые встречаем индивидуальные типы честных девушек, романтическую и платоническую любовь, которая ведет к браку.

Тем не менее, в пьесах новейшей комедии, связанной, главным образом, со знаменитыми именами Менандра, Филемона и Ди фила, значительную роль играют также различного рода прос титутки, хозяева борделей, образы паразита, интригующего раба, легкомысленного сына и хвастуна.

Мужская проституция также служила сюжетом для коме дии.

В родственных комедии мимически драматических пьесах, мимах и ателланах, пользовавшихся дурной славой за их реализм и неприличие, точно так же весьма распространено было представление на сцене проституции и сводничества. Свод ницы, гетеры, флейтистки, проституированные мужчины были излюбленными типами в мимах. Они изображались професси И.Блох «История проституции» ональными мимами, кочевавшими с места на место во время ярмарок и сельских праздников, и нашли себе дальнейшее раз витие в произведениях писателей и поэтов в мимическом роде.

Монографии о гетерах (каталоги, собрания анекдотов, панегирики, беседы, письма, речи) Интерес, существовавший в древности ко всему, что свя зано было с проституцией, сводничеством и гетеризмом, прояв лялся не только в драматических произведениях, но и в своеобразном виде литературы, в монографиях о гетерах. К этой категории принадлежат прежде всего каталоги знаменитых проституток, которые являются прообразом современных ан глийских, французских и итальянских «списков девушек», адресных книг проституток и борделей, словом, произведений, представляющих не столько литературу, сколько рекламу.

Содержание этих руководств о гетерах мы можем более или менее восстановить по различным сообщениям Атенея*. Все они были составлены по одной и той же схеме, введенной, вероятно, Аристофаном из Византии, творцом этого рода произ ведений. Они содержали список наиболее знаменитых гетер прошлого и настоящего времени, их биографии, привычки, опи сания квартиры, гонорара, телесных и половых особенностей и всякие другие сообщения анекдотического характера. То были практические руководства для сношений с гетерами.

Сочинения, весьма родственные по своему характеру руководствам о гетерах, представляют сборники относящихся к гетерам анекдотов, известные также под названием «хрии» (то есть сентенции, изречения). Они содержали богатый, преимуще ственно анекдотический материал о проститутках и гетерах и пользовались, по видимому, большой любовью публики.

Сборники эти, часто написанные в поэтической форме и вышедшие из под пера видных писателей и ученых, были весь ма различны. Вообще, писание анекдотов ничуть не вредило сла ве ученого.

Во многих исторических сочинениях сообщения и анекдо ты о проституции и ее известнейших представительницах также занимали немало места — часто даже настолько, что трудно ска зать, имеем ли мы перед собой сборник анекдотов или же ис торическое сочинение.

* Атеней (кон.II — нач.III в.) — греческий ритор и грамматик.

И.Блох «История проституции» Особый вид литературы о гетерах представляют энкомии — хвалебные сочинения об отдельных знаменитостях из них. Это были, впрочем, скорее софистские упражнения, так как их сочиняли главным образом знаменитые учители ораторского искусства.

Более точное представление мы имеем о того рода сочине ниях, в которых вопросы и описания из жизни гетер излагались в форме диалогов, то есть о так называемых беседах гетер. Мы должны здесь различать два вида бесед: во первых, философ ский диалог, который частью содержал биографический ма териал в форме философского изложения, частью же в нем выс казывались мысли относительно жизни гетер. Второй вид бесед представляет конкретное описание радостей и страданий жизни гетер в отдельных жанровых картинках. Классическим образцом этого рода бесед являются сохранившиеся до сих пор знамени тые беседы гетер Лукиана.

Эти реалистические произведения, по видимому, не встретили подражания в древности. Лишь во время Ренессанса они возбудили богатую литературу в таком же роде, которая продолжала существовать до XVIII столетия. Прямое влияние Лукиан имел, быть может, на своего младшего современника Ал кифрона, который в письмах, относящихся к гетерам, по реализ му бытовых описаний напоминает Лукиана. Но род его произведений — эротические письма.

Как о последнем виде специальных сочинений о гетерах нам остается еще упомянуть о судебных речах за или против ге тер, из которых в оригинале сохранилась одна только приписы ваемая Демосфену знаменитая речь против Неэры. Большинство этих речей относится к IV столетию до н.э. и принадлежит веку Демосфена, только две, приписываемые Периклу и Лисию, отно сятся к V веку. Поводами для этих речей служили чаще всего жалобы на дурное обращение со стороны законной жены, а так же, как в случае Неэры, незаконное вступление в брак заведо мой проститутки с гражданином. Причиной могло быть также обвинение в безбожии и сводничестве по отношению к свобод ным девушкам или, наконец, личная злоба.

Эротико порнографическая литература Наряду с комедиями и особыми сочинениями, посвящен ными исключительно гетерам, существовала и чрезвычайно бо гатая эротико порнографическая литература, обнаружи вающая самые разнообразные отношения к проституции и первоначально, вероятно, вышедшая из ее кругов. Греков можно назвать настоящими творцами так называемой эротической ли тературы (в более узком смысле) и порнографии. Они послужили И.Блох «История проституции» в этом отношении образцом как для римлян и средних веков, так и для новейшего времени, наиболее известные литературные произведения которого в этой области всегда обнаруживают от голосок греко римской эротики и заимствования тех же ли тературных типов и тех же родов литературы.

Благодаря более наивному и свободному взгляду на поло вую жизнь в древности к этой литературе относились совершен но иначе, чем теперь, хотя отнюдь не было недостатка и в голо сах, которые протестовали против ее распространения среди мо лодежи.

Для взрослых же порнографическая литература и порнографическое искусство тем менее считались опасными, что некоторые религиозные культы были чрезвычайно богаты эротическими и неприличными изображениями и к ним допуска лись только взрослые мужчины в качестве зрителей, чтобы мо литься во время празднеств и за своих жен и детей. А потому, ес ли среди древнейших авторов античной порнографии порази тельно много женских имен, то мы уже a priori можем допустить, что речь шла о публичных женщинах, о проститутках. Ведь и са мое происхождение эротико порнографической литературы связано с песнями кинедов, бродячих шутов и представителей мужской проституции, и с импровизированными грязными ям бами проституток во время элевзинских таинств в честь Де метры.

Находясь в постоянной связи с проституцией — связь эта продолжала существовать и дальше, только в скрытом виде, — порнографическая литература отнюдь не отрицает своего ди онисьевского характера, который в достаточной степени сказы вается во всех случаях, в которых она находит себе практичес кое применение: в танцах, дионисьевских празднествах, симпо зиях.

Во всех трех случаях речь идет, как мы уже не раз го ворили об этом, о психо физических состояниях опьянения, ко торые, разумеется, очень часто сопровождались половым воз буждением и половыми эксцессами. Этим объясняется тесная связь сотадически эротических представлений и песен с пляс кой, религиозным экстазом и алкогольным опьянением во время симпозии. Поэтому кинеды и танцовщицы обычно сопровождали свои хореографические представления неприличными песнями;

поэтому же симпозии представляли самый удобный случай не только для встреч с проституированными лицами обоего пола, но и для произнесения эротических стихов и для обсуждения эротических тем в форме речей, диалогов и вопросов. Поэтому же, наконец, искусство гастрономии и общительности во время симпозии так тесно связано с искусством любви.

И.Блох «История проституции» Весьма характерно, что, например, стоик Хриссип (ок.280– 208 или 205 до н.э.) называет «Гастрономию» Архестратоса, то есть сочинение об искусстве по части еды, и пользующуюся сом нительной славой книгу Филенис* о фигурах Венеры принадле жащими к одному роду литературы, а также то, что одно только имя Архестратоса уже напоминало во время симпозия о ве личайшей разнузданности и разврате, так как в своем сочинении о гастрономии он описал все эксцессы, возможные в таком случае.

Еще яснее выступает эта связь в «Диалогах» и «Мемуарах о симпозиях» стоика Перзаиоса, в которых объявляется, что за вином уместно говорить о любовных наслаждениях, и делается предложение о допущении молодых мальчиков и девушек на симпозии, чтобы помешать собутыльникам заснуть. В названных сочинениях Перзаиоса, кроме различного рода гастрономичес ких удовольствий, непременной принадлежностью симпозиев называются также поцелуи. А потому это отнюдь не случайность, что именно гетера (Гнафения), по образцу анало гичных философских сочинений, написала в 323 стихах «Кодекс столовых законов», в котором рассматривается также половое общение с гетерами во время симпозии и который Каллимах** даже поместил в свой сборник законодательных таблиц.

Хотя эротико порнографическая литература греков очень давнего происхождения, но периодом ее расцвета была эллин ская эпоха, к которой принадлежит большинство писателей в этой области, а вероятно, и многие сочинения, приписываемые более старым авторам. Известные места служили центральны ми пунктами собственно порнографической литературы. Тако вы, главным образом, Сибарис и Милет.

От этих общих замечаний мы переходим к краткому об зору отдельных видов и произведений литературы, поскольку они еще не были упомянуты нами.

* Под именем Филенис вышло сочинение о различных видах любовного наслаждения. Согласно ее надгробной надписи, сочиненной поэтом Ешрионом из Самоса, оно было, однако, написано не ею, а софистом Поликратом, который хотел оклеветать гетеру, связав ее имя с такой книгой.

** Каллимах (ок. 310–240 до н.э.) — древнегреческий поэт.

И.Блох «История проституции» Эротико сотадическая поэзия Мы можем останавливаться на рассмотрении эротической поэзии греков и римлян лишь постольку, поскольку в ней высту пают на первый план физическая любовная страсть, связь с мужской и женской проституцией и с жизнью гетер. Сентимен тальная же эротика сюда менее относится.

Старейшим представителем поэзии кинедов и развратных песен, которыми сопровождались ионийские танцы и анало гичного характера музыка, считается Питермос из Теоса. Он же является, как говорят, и изобретателем неприличной ионийской музыки?

Периодом расцвета «кинедологии», или «ионикологии», была эллинская эпоха. О происхождении ее из развратных пе сен, популярных среди проституированных лиц обоего пола, свидетельствует Страбон*, когда сообщает, что фехтовальщик Клеомах влюбился в кинеда и в его содержанку проститутку и потом подражал их развратному способу выражений и поэтичес кому изображению нравов.

Затем Сотад и житель Этолии Александр переработали кинедологию в прозе, а Симос и Лизис — в стихах.

Но истинным творцом и главным представителем гречес кой порнографической литературы, по имени которого весь этот род литературы и до сих пор называется «сотадическим», был Сотад из Маронеи, живший при Птолемее II Филадельфе и пи савший свои неприличные сочинения как в прозе, так и в стихах.

Его стихи обладали одной особенностью: они приобретали неприличный смысл лишь после того, как их читали в обратном порядке.

Даже смерть Сотада связана, как говорят, со сказанной им неприличной остротой по поводу свадьбы Птолемея Филадель фа с его сестрой Арсиноей: по приказу государя, его будто бы сбросили в море в свинцовом ящике.

Другую категорию порнографических писателей — ко торые в Греции, впрочем, назывались не «pornographoi», что оз начало скорее творцов неприличной скульптуры и картин, a «kinaidologoi» — представляют авторы paegnia, частью эротических, частью же прямо развратных поэтических произ ведений в прозе и в стихах. Изобретателем их считается Ботрис из Мессины на Сицилии.

* Страбон (64 или 63 до н.э. — 23 или 24 н.э.) — древнегреческий географ и историк.

И.Блох «История проституции» В близком родстве с paegnia находятся эротические стихи о любви к мальчикам, большей частью неприличного содержа ния: paidia (paidica).

Стихотворения о любовном искусстве Богатую литературу о любовном искусстве создали также индийцы, но она стала известна лишь в новейшее время, между тем как многочисленные произведения древних на эту тему, хо тя из них сохранились лишь немногие, все же имели громадное влияние на последующую литературу, так что аналогичные произведения времен Ренессанса и новейшего времени почти всецело на них основаны. А все они в совокупности принадлежат к кругу литературы о проституции в более узком смысле. Не только создание таких произведений приписывалось ли тературно образованным проституткам, но они представляли практические руководства для сношений с проститутками, все равно, излагались ли в них специально бордельные наблюдения, как в статьях о фигурах Венеры, или же правила более тонкого любовного искусства при сношениях с дамами полусвета, клас сическим примером чего служит «Наука любви» Овидия.

Большинство этих произведений имели, по видимому, поэтическую форму. Среди авторов поразительно много гетер.

Мало того, весь этот род литературы считается первоначально творением проституток, опытных в области любовного искус ства. Так как сохранились литературные произведения гетер в других областях, то нет основания отрицать возможность сос тавления ими и таких писаний на половые темы. Правда, по случаю с Филенис мы знаем, что такие технико эротические сочинения писали также мужчины, которые потом публиковали их под именем каких нибудь известных по части этих искусств гетер. Но если и допустить, что родоначальниками таких произ ведений по эротической технике были мужчины, то сотруд ничество в них опытных проституток все же весьма вероятно:

ведь даже в делах более благородной любви охотно обращались за поучением к гетерам, как это сделал, например, Сократ (ок.470–399 до н.э.) по отношению к Аспазии, которая и получила с тех пор название «учительница любви». Впрочем, советчиц, по могавших писать эти сотадические произведения, правильнее было бы называть «учительницами разврата».

Эротико порнографические романы и рассказы По литературным указаниям, у греков существовали порнографические романы и рассказы, от которых однако, ничего не сохранилось, И.Блох «История проституции» В римской эротике мы должны прежде всего назвать зна менитый роман нравов Петрония «Сатирикон», или, вернее, сохранившиеся от него отрывки из 15 и 16 книг. Роман всюду об наруживает законченную художественность изображения, ко торая сказывается не только в индивидуальной манере разго вора каждого из персонажей, но и в полном жизнеописании со циальных условий провинциальной жизни, в обрисовке выскочек, полового разврата и т. д. Ни один сатирик, вообще ни один памятник древности не может в этом отношении сравнить ся с романом Петрония.

Кроме «Сатирикона» Петрония, мы должны указать на «Метаморфозы» африканского платоника Апулея, которые сос тоят из рассказов и, в целом, представляют сатирический роман нравов, имеющий еще и второе заглавие «Золотой осел». Загла вие это произошло от лейтмотива, от превращения героя в осла.

Сочинение Апулея написано во времена Марка Аврелия (121–180, император с 161), а сам автор родился около 125 года н.э.

Идея произведения, очевидно, заимствована из новеллы Лукиана «Лукий, или Осел», в которой рассказана история мо лодого купца Лукия из Патры, пожелавшего изучить в Фессалии колдовство и по ошибке превратившегося при этом в осла, но сохранившего человеческое сознание и рассказавшего затем, что он пережил, будучи ослом, пока не получил снова человеческий облик. Роман Апулея представляет дальнейшее развитие рас сказа Лукиана, интересного с точки зрения истории нравов, но Апулей вплел в свой рассказ еще целый ряд историй о привиде ниях, разбойниках и скандалах, а также милую сказку об Амуре и Психее. В обоих произведениях часто затрагивается также жизнь гетер и проституированных мальчиков.

Исследования и статьи о половом влечении и различных видах любви Особую категорию эротической литературы представ ляют философские исследования о сущности и значении полово го влечения и о различного рода его проявлениях. Академики, перипатетики, стоики, эпикурейцы рассматривали половую проблему в многочисленных произведениях, написанных боль шей частью в форме диалогов и носящих преимущественно заг лавие «Eroticus», или «Об эросе». Чаще всего в этих сочинениях рассматривался вопрос о том, заслуживает ли предпочтения любовь к женщинам или к мальчикам.

Эротико порнографические стенные надписи и приапическая И.Блох «История проституции» эпиграфика Как на последнюю и своеобразную категорию античной порнографии, мы должны указать на поэтическую и прозаичес кую литературу, происшедшую из стенных надписей. В основе своей это порождения чрезмерного полового чувства, вслед ствие чего они встречались, главным образом, на стенах борде лей и храмов дионисьевских богов, например, Приапа, что весь ма для них характерно. Им родственны стенные надписи в пуб личных отхожих местах, которые играли в этом отношении в древности такую же роль, как и в настоящее время.

Название «эпиграмма» для краткого стихотворения, сос тоящего из нескольких двустиший, объясняется тем, что оно происходит первоначально от эпиграфа, надписи для храма, ста туи или бюста. Эти неприличные эпиграммы надписывались в большом числе на статуях Приапа или на стенах посвященных ему храмов и ревностно читались посетителями, в том числе и женщинами. Такие стихи назывались priapea.

Из этих стенных стихотворных надписей возникла худо жественная приапическая поэзия, в которой пробовали свои си лы Гораций и Катулл, а позднее Петроний, Марциал, Апулей и другие.

Наряду с приапическими надписями, мы должны назвать эротические стенные надписи, многие из которых стали извес тны благодаря раскопкам в Помпее. Всего чаще они, конечно, производились в борделях, но имеются также и в общественных местах в Афинах, например, на колоннах и в домах Керамеикоса.

Наконец, неприличными стихами и выражениями ис пещрены были также стены публичных отхожих мест. И в древ ности также была своя скатологическая литература, корни ко торой нужно искать в бессознательной, инстинктивной ассоци ации между процессами половой жизни и совершаемыми в названных местах отправлениями.

Наряду с литературой, эротикой была проникнута живо пись и скульптура. Отсутствие стеснений и наивность древних именно здесь обнаруживаются особенно поразительно, в том смысле, что многие приапические и неприличные произведения, например, живописи, выставлялись совершенно открыто, пуб лично.

«Едва ли существует другая эпоха, — говорит Эдуард Фукс*, — которая предоставила бы в наше распоряжение анало гичный по своему богатству материал в сфере эротических худо жественных изображений. Нигде изо дня в день не накопляется еще и теперь столь неистощимый материал, как из времен древ ности. Куда бы ни прикоснулась лопата, она извлекает на по И.Блох «История проституции» верхность все новые относящиеся к этой области предметы, все равно, будем ли мы производить раскопки в Египте, Греции или Италии, отбрасывая сор, чтобы выкопать великое прошлое. Вот почему теперь во всякой более или менее значительной даже частной коллекции мы находим целый ряд таких произведений — бронзу, терракоты, монеты, геммы, фрески, мраморные скульптуры и т. д., — составляющих в совокупности неисчерпаемое богатство по изумительным мотивам и силе худо жественного творчества. Не бесплодны, однако, поиски эротических произведений древности и в общественных коллек циях. Некоторые из них обладают даже обширными особыми от делениями для этой цели (как, например, Национальный музей в Неаполе и Ватиканский музей в Риме)… Что изготовление настоящих эротических произведений искусства составляло в древности чрезвычайно процветавший промысел, а не было только простой случайной работой для нем ногих любителей, доказывает и значительное число эротичес ких мозаик, найденных с течением времени. В Неаполе хранится мозаика размером не менее четырех квадратных метров. Состав ленная из больших черных и белых кубиков, она изображает любовные игры на Ниле. Тот же мотив, только в меньшем мас штабе, найден был в Помпее, но в форме фресковой живописи.

Стены домов терпимости богатых римлян и богатых гетер часто украшены были драгоценными эротическими фресками, а пол состоял из эротической мозаики;

на колоннах и капителях мы находим эротические группы из мрамора и бронзы.

Из этих вещей, представляющих в то же время художе ственные документы эротики древних, сохранилось благодаря неувядаемому материалу большое число, и чтобы исчерпать хо тя бы часть этого древнего искусства, составив соответствующий каталог, воистину понадобился бы объемистый том… Само собой понятно, что эротизм в изобилии процветал и в предметах мелкого искусства. Все, что принадлежало к предме там повседневного употребления, украшено было эротическими изображениями. Прежде всего это нужно сказать о столовой по суде и глиняных вазах, этом главном предмете античной ин дустрии. Вазы с эротическими изображениями мы находим сот нями;

такими экземплярами обладают не только музеи, но и мно * Фукс Эдуард (1870 — ?) — немецкий историк культуры. Наиболее значительный его труд — «Иллюстрированная история нравов» — переведен на многие языки, в том числе и на русский, но в настоящее время является библиографической редкостью. В начале XX века Фукс обладал уникальным собранием документов и иллюстраций, часть которых увидела свет в его книге «История эротического искусства».

И.Блох «История проституции» гие частные коллекции. Эротические изображения на вазах чрезвычайно стары: многие из таких ваз выкопаны из могил в Апулии, вероятно, еще этрусского происхождения… К мелкому искусству принадлежит и резьба по камню, ни когда не достигавшая такой высоты, как в античную эпоху. В резьбе по камню чаще всего встречаются эротические изображе ния. Эротические геммы были одним из главных предметов торговли античных городов».

Сюда относятся также бесчисленные приапические колон ны, фаллические символы, амулеты, игрушки и предметы употребления. Словом, изображения половой жизни как ди онисьевского начала пользовались самым широким распространением в обществе. Вещи эти, несомненно, рас сматривались без всякого стеснения и объективно, и были пред метом религиозного почитания. Зритель не принимался здесь во внимание как дополнение к изображению.

Напротив, другая, весьма значительная часть эротическо го искусства в александрийскую и более позднюю эпоху произошла из утонченной чувственности и всюду обнаруживает отношение к проституции и к жизни гетер. В общем, в порнографическом искусстве древности можно различать рели гиозно мифологическое и реалистически светское направления.

Наглядное представление о всей вообще жизни разврата и нас лаждений древности мы получаем главным образом из этого пос леднего. Эротические симпозии, проституция и жизнь в борде лях, употребительные в лупанариях фигуры Венеры изображе ны здесь на картинах.

Портреты и статуи гетер Лишь в эллинскую эпоху вошло в моду, что знаменитые художники рисовали портреты гетер, вероятно, по поручению их любовников. Эта отрасль живописи по временам, вероятно, процветала, так как существовал даже особый вид портретистов проституток, или порнографов, которые рисовали портреты проституток с натуры.

Более старого происхождения, чем живописные портреты, были пластические изображения проституток, которые можно проследить чуть ли не до архаического периода искусства.

В период расцвета гетеризма, в IV и III веках, статуи гетер стояли в храмах и других общественных зданиях, наряду с изображениями полководцев и государственных людей. Все эти произведения связаны с самыми знаменитыми именами как ху дожников, так и гетер. Так, Пракситель сделал две статуи Фрины: одна, из мрамора, стояла на ее родине в Веспии, рядом с «Афродитой» того же художника, а другая, из позолоченной ме И.Блох «История проституции» ди, находилась в Дельфах, куда отправила ее сама Фрина с обычным посвящением оракулу. В особенности была знаменита в древности статуя Праксителя, изображавшая веселую прости тутку, моделью для которой считали Фрину. Изображение было настолько реально, что в лице проститутки будто бы замечали даже как любовь художника, так и вознаграждение за нее.

Рисунки на вазах Обширных размеров достигло в древности живописное изображение гетер и проституции на вазах. Эротические сцены встречаются во множестве уже на более старых сосудах. Так, живший еще 500 лет до н.э. художник Бригос развил этот вид ху дожественных изображений на вазах в особую отрасль живопи си.

На чашке Эпиликоса в Лувре мы видим неприличные группировки мужчин и женщин, большей частью противоесте ственного характера. Бордельная сцена с применением искус ственного члена изображена на одной из чашек в Бургиньонской коллекции в Неаполе. На одной старинной вазе мюнхенской пи накотеки изображены 16 мужчин и 17 женщин в самых неприличных положениях, на другой вазе — трое бородатых го лых мужчин и голые женщины в неприличной группировке.

На чашках из Акрополя поразительно часто встречаются изображения половых сношений. Афинский народ, по видимо му, не был разборчив в выборе подарков, посвящаемых богам города.

Способностью изображать неприличные вещи в таком ви де, чтобы они раздражали чувственность, отличается эллинская живопись на вазах. Здесь показаны попойки и танцы с гетерами, интимные детали туалета и, наконец, различного рода половая деятельность.

Бордельные картины и пластические произведения Наряду с рисунками на вазах, существовало значительное число эротических художественных произведений, которые предназначались непосредственно для целей проституции и разврата, частью для борделей, частью для книг или предметов употребления.

Поставщиками таких картин для развратников служили — и даже прославились в этом отношении — неко торые знаменитые художники. Самым старым из них называют Паррасия (2 пол. V в. до н.э.). Он рисовал небольшие картины на неприличные темы. Известна его картина, изображающая архи галла (верховного жреца Кибелы), которую император Тиберий купил за 60000 сестерций и запер в своей спальне. Сюда же отно И.Блох «История проституции» сится всем известная в древности картина с изображением сово купления Мелеагра и Аталанты, впоследствии также продан ная Тиберию с условием, что если тема картины будет ему неприятна, ему дадут за нее 1000000 сестерций, но он предпочел картину деньгам и повесил ее в своей комнате.

Пластические изображения эротических сцен мы находим на рельефах, предметах употребления, геммах.

В домах лучших гетер и знатных светских кутил с худо жественным вкусом украшалось также любовное ложе. Так, например, Нерон велел украсить свои ложа жемчугами. Им ператор Гелий Вер (131–168) велел устроить ложе с четырьмя подушками, окруженное сетчатой занавесью, и наполнить его розами. Там он отдыхал, помазанный персидскими благовонны ми мазями, вместе со своими любовницами, под усыпанным ли лиями покрывалом, читая при этом «Науку любви» Овидия. Он велел сделать для себя подушки из роз и лилий.

Такие сцены освещались эротически украшенными фо нарями* и начинались попойками, во время которых пили вино из стеклянных Приапов и ели печенья в форме Приапов.

* Лампы в форме фаллоса найдены массами в Помпее.

И.Блох «История проституции» ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ПОЛОВОЙ ВОПРОС В ДРЕВНОСТИ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ПОНИМАНИЯ И БОРЬБЫ С ПРОСТИТУЦИЕЙ Существование полового вопроса в древности. — Половая наив ность и естественный взгляд на половую жизнь. — Страх перед любовной страстью. — Аскетические тенденции. — Религиоз ный аскетизм. — Развитие дуализма между плотью и духом в греческой философии и клеймение позором половой жизни. — Духовный реформированный брак. — Медицинский спор о поло вом воздержании. — Литературная цензура. — Половое лице мерие философов. — Женоненавистничество как средство, бла гоприятствующее развитию проституции. — Убеждение в необходимости проституции. — Евгенизм как центральный пункт полового вопроса в древности. — Идея общности жен в «Государстве» Платона. — Изгнание плода и отношение к этому со стороны общественного мнения и законодательства. — Искусственные предупреждения зачатия. — Вредное влияние алкоголя на расу. — Попытки проведения половой реформы на практике. — Греческий и римский конкубинаты. — Существование конкубината в средние века. — Причины безрезультатности половых реформ в древнем мире.

В теперешних дискуссиях и предложениях реформ для новой организации половых отношений значительную роль играют болезни и обширное распространение их путем прости туции, что для древней эпохи совершенно исключается. Этим объясняется значительная непринужденность и наивность, с ко торой рассматривали в то время половые сношения — не омраченная страхом заражения наивная радость от половых наслаждений, для которых свободный мужчина имел также в древности больше досуга. Такое отношение к половым наслаж дениям, которые считались столь же необходимыми, как еда и питье, сказалось, например, в знаменитой надгробной надписи Сарданапала*: «Пока я видел солнечный свет, я ел, пил и преда вался половым наслаждениям».

Этот естественный взгляд на вещи разделяло и большин ство врачей. Уже последователи Гиппократа подчеркивали не обходимость половых сношений по наступлении половой зрелос ти и вред от продолжительного воздержания в это время. В сочинении «О девственницах» очень наглядно описано небла гоприятное влияние полового воздержания на душевное состоя * Сарданапал — имя последнего ассирийского царя у многих древних авторов.

И.Блох «История проституции» ние и, как целебное средство, рекомендуются половые сношения в браке. Необходимость сношений для здоровья доказывается также в сочинении Гиппократа «О семени» (гл.4).

Во время империи вопрос о пользе и вреде половых сноше ний горячо дебатировался в медицинской литературе;

вы дающиеся врачи, как Руф из Эфеса и Гален, писали особые сочинения о половых сношениях. Любопытно, что Руф начинает свою статью категорическим заявлением, что половое сношение представляет естественный акт и, как таковой, само по себе безвредно. Отсюда можно заключить, что в медицине, очевидно, существовала партия, которая считала половые сношения «не естественными» и заслуживающими осуждения.

Совершенно так же высказывается Гален в начале статьи, направленной против взгляда философа Эпикура (342– до н.э.), что половые сношения оказывают вредное влияние на здоровье. Оба врача сходятся в оценке половых сношений как ес тественного и безусловно нравственного явления и отвергают только эксцессы. Гален особенно предостерегает против преж девременных половых сношений в период полового созревания, а с другой стороны — и против дурных последствий слишком долгого воздержания.

Таким образом, осуждали только неумеренное удовлет ворение полового инстинкта, умеренное же считали необходи мым для здоровья и предохранительным средством против чрез мерной духовной любовной страсти, которая признавалась в то время чем то болезненным.

Лукреций писал:

Но убегать надо нам этих призраков, искореняя Все, что питает любовь, и свой ум направлять на другое, Влаги запас извергать накопившийся в тело любое, А не хранить для любви единственной, нас охватившей, Тем обрекая себя на заботу и верную муку.

Ведь не способна зажить застарелая язва, питаясь;

День ото дня все растет и безумье и тяжкое горе, Ежели новыми ты не уймешь свои прежние раны.

Если их, свежих еще, не доверишь Венере доступной, Иль не сумеешь уму иное придать направленье Вовсе Венеры плодов не лишен, кто любви избегает:

Он наслаждается тем, что дается без всяких страданий.

Чище услада для тех, кто здоров и владеет собою, Чем для сходящих с ума.

(О природе вещей. Кн. IV. Пер. Ф.Петровского) В то же время, в народной жизни греков можно просле дить аскетическое движение, направленное против проституции.

Сначала оно носило религиозный характер, затем испытало бо И.Блох «История проституции» лее глубокое философское обоснование и, в конце концов, нашло отклик и практическое осуществление в широких кругах пред ставителей светской науки (например, в медицине).

Как мы уже отмечали, половая жизнь в древности, с одной стороны, имеет религиозную окраску: она посвящена божеству и считается священной, что сказалось в религиозной проститу ции, в фаллических культах и символах. С другой стороны, су ществует и противоположное воззрение, по которому половая жизнь считается чем то нечистым, недостойным божества, поэтому его официальные представители на земле, жрецы и жрицы, обязаны соблюдать целомудрие. Идея воздержания от половой жизни по религиозным мотивам распространена по все му земному шару. Мы находим ее у американских индейцев, на Канарских островах (девственные жрицы), в Персии (жрицы солнца), в Индии, во Фракии, в Галлии… Из этого первобытного взгляда о нечистоте половой жизни и святости целомудрия произошло у греков и римлян требование полного полового воздержания жрецов и жриц. У греков, например, жрицы Диониса должны были произносить сле дующую клятву: «Я соблюдаю священные обычаи, я чиста, цело мудренна, не запятнана тем, что оскверняет, и прикосновением мужчины». У римлян существовала знаменитая коллегия жриц из шести весталок, «священных девственниц». (Правда, как в Греции, так и в Риме практическое осуществление аскетическо го идеала ограничилось лишь указанными религиозными учреж дениями, в широких кругах эта идея не нашла такого отклика, как впоследствии в христианстве.) Противопоставление чистого и нечистого, души и тела, за мечается уже в греческой мифологии. Весьма поучительно в этом отношении понятие о небесной и земной богине любви, об Афродите Урании и Пандемос. По Сократу, любовь к телу происходит от обыкновенной Афродиты, а любовь к душе и к добродетели — от небесной. Это противопоставление можно найти и между богом света Аполлоном и богом чувственной природы Дионисом;

с одной стороны — чистое мировоззрение, с другой — упоение жизнью, «аполлоновское» и «дионисьевское» начала, по Ницше.

К этим религиозным представлениям примыкали исследо вания философов, которые оказали величайшее влияние на раз витие дуализма между «плотью» и «духом». Душевное все более и более отделялось от телесного, которое считалось менее цен ным низшим началом;

тем самым, накладывали известное клеймо и на половую жизнь как на телесную функцию, телесное явление.

И.Блох «История проституции» Ксенофан (ок.570 — после 478 до н.э.) относит душу, как воздух, к небесному началу, а тело возвращает земле. Платон перенес это представление на половую жизнь и развил учение о небесном и земном эросе, которое в конце концов завершается настоящей эротической мистикой. Он является первым предста вителем учения о превращении, сублимировании половых процессов в духовные явления, которое затем развивали Ницше и Фрейд (выражение «сублимирование» принадлежит Ницше).

По Платону, всякое истинное творчество связано с чувствен ностью. Как для половой, так и для умственной деятельности он употребляет одно и то же определение — «творчество в области прекрасного»;

и та, и другая коренятся в таинственной глубине человеческого организма. Однако чисто физическое проявление полового инстинкта Платон считает менее ценным, чем духов ное начало. Это связано, вероятно, с отвращением, которое пита ли греки ко всякой победе чувственного над разумным, ко всяко му порабощению разума, которое в половом акте особенно очевидно. Демокрит (ок.470 — ок. 380 до н.э.) боялся половых наслаждений, потому что они подобны временному апоплек сическому припадку и вместе с тем вызывают чувство, сравни мое с тем, что испытывает человек, когда чешет зудящее место.

Гиппократ называет половое сношение «малой эпилепсией», чтобы подчеркнуть временное отсутствие сознания при этом.

Сказанное объясняет, почему Платон («Тимей») называет мужские половые органы «непокорными и своевластными, как зверь, который не слушается разума». Они «стремятся все по корить своим бешеным вожделением;

по тем же причинам и со вершенно то же самое бывает у женщин с влагалищем и маткой».

Исследования Сократа и Платона о любви и высших и низших видах ее дали толчок к развитию богатой философской литературы на эту тему. Особенно большое влияние на после дующее время оказали взгляды на половую жизнь, которых придерживалась основанная Антисфеном (ок. 450 — ок. до н.э.) школа киников.

Кинизм возводит в идеал отсутствие потребностей;

киники выступили как моралисты, проповедники нравственности, осо бенно в половом вопросе. Сам Антисфен весьма враждебно выс казывается о любви: она представляет, по его мнению, ошибку природы, и только подверженные ей несчастные люди сделали из Эрота бога.

Уничижению любви у киников соответствует презрение к женщине, с которым связан их взгляд на проституцию и она низм, как на простейшее средство полового удовлетворения.

Только грубый физический акт остался для них необходимой вещью, от которой желательно было, однако, по возможности И.Блох «История проституции» быстро и равнодушно отделаться. Антисфен сам хвастал, что ему удобно вступать в сношения лишь с такими проститутками, с которыми никто уже не имеет дела. Диоген открыто мас турбировал на улице и жалел при этом, что не может так же просто утолить голод. О нем передают, будто он публично преда вался разврату с проститутками. О кинике Кратесе говорят, будто он публично совершил половой акт со своей молодой супругой Гиппархией и назвал это «собачьей свадьбой».

Стоики во всех этих вопросах были верными последовате лями киников. Хрисипп (ок.280 — 208 или 205 до н.э.) защищал бесстыдство Диогена, многие другие стоики защищали прости туцию и сутенерство. В конечном счете, все эти воззрения выте кают из дуализма между телом и душой, который со времени Платона все резче выражался в философских системах.

Прекрасно понял эту связь Эдуард Целлер*. «Мораль, — го ворит он, — которая так резко разграничивает внутреннее и внешнее, лишь первое считая существенным, а второе рас сматривая как нечто совершенно безразличное;

для которой ничто не имеет цены, кроме добродетельного образа мыслей, и которая видит высшую цель именно в независимости от всего прочего — такая мораль неизбежно должна была обнаружить шаткость там, где нравственная задача заключается в том, что бы сделать чувственность орудием и явлением духа. И если преобладающей чертой морали оказалось стремление предоста вить чувственности меньше прав, чем ей принадлежит по самой ее природе, то в отдельных случаях не могло быть недостатка и в обратном: моральное значение права, связь которого с общим воззрением не была очевидна, осталось нераспознанным и приз навалось безразличным.» Эта преобладающая черта — подавление полового момента — достигла полного развития в неоплатонизме, когда Эпикур по гигиеническим соображениям высказался вообще против половых сношений, объявив их вредными для здоровья.

Это соответствовало его своеобразным взглядам на ограничен ность и негармоничность физической похоти.

В то время как идея об удалении из мира, об аскетизме и вражде к природе лишь коснулась души Платона, не завладев ею, связанное с его именем и его учением философское направ ление неоплатоников превратило эту идею в центральный пункт своего мировоззрения. Плотин** называет материю первичным злом, с которым душа вступает в теле в пятнающую ее связь.

* Целлер Эдуард (1814–1908) — немецкий историк античной философии.

** Плотин (ок.204 — ок.269) — греческий философ идеалист, основатель неоплатонизма.

И.Блох «История проституции» Поэтому тело есть только оболочка, которую мы должны сбросить, чтобы причаститься к божественному) несовместимо му с любовью к телу и с чувственным наслаждением. Отсюда следует, что все чувственные ощущения позорны, что чувствен ная страсть должна быть всецело подавлена. Неоплатоники требуют полного аскетизма, и прежде всего в половом отноше нии. Так, например, даже естественное половое наслаждение Порфирий (ок.233 — ок.304) рассматривает как «загрязнение».

Все, что связано с плотью, рассматривается как греховное, в полном согласии с учением еврейского философа Филона (ок. до н.э. — ок.50 н.э.), разработавшего учение о первородном грехе во всей его строгости.

Последствием такого взгляда на греховность половых от ношений было половое воздержание, которое проявилось в древ ности в трех формах. При одной из них речь идет об относитель ном, при двух других — об абсолютном воздержании от половой жизни. Первая форма характеризуется требованием, чтобы по ловые сношения служили не сладострастию, а только размноже нию. Ее защитниками являются главным образом неопифа горейцы. Меньшинство еврейской секты ессеев придерживалось такой же точки зрения и, в противоположность большинству этой секты, даже вступало в брак, но только с женщинами, отно сительно которых были убеждены, что те будут рожать детей.

Они испытывали своих невест в течение трех лет, и если после трехкратных очищений убеждались в их плодовитости, то жени лись на них. Беременной женщины нельзя было больше касать ся.

Последователем таких учений был и римский император Песценний Нигер (? — 194), о котором его биограф Спартиан со общает: «Он предавался любви лишь с целью произведения на свет детей, а потому однажды в Галлии, по общественному требованию, на него возложено было исполнение мистерий, для которых выбирались главным образов целомудренные».

Полного воздержания требовал так называемый «реформированный брак», если только можно применить к ана логичному явлению древности этот современный термин. Элиан сообщает о цитристе Амоибеасе, столь целомудренном, что он не вступал в половую связь даже со своей очень красивой женой.

Идея целомудренного брака нашла последователей в неоп латонизме и христианстве. Так, Порфирий в преклонном возрас те женился, но в письме к жене не только отрицает всякие чув ственные побуждения к этому шагу, но даже намекает, что воз держивался от супружеских сношений.

Третью форму полового аскетизма представляет аб солютное воздержание в безбрачии.

И.Блох «История проституции» Идея о противоположности между телом, как носителем чувственных наслаждений, и духом, как носителем божествен ного познания, и вытекающем отсюда половом аскетизме не ограничивалась философскими кругами и вскоре нашла себе почву в общественной жизни. Это показывает, например, «Иппо лит» Еврипида (ок. 480 — 406 до н.э.), затем признание Саллюстия* (в первой главе «Югуртинской войны») о дуализме души и тела и его последствиях и, наконец, проникновение аске тических воззрений в медицину. Необыкновенная защита поло вой жизни, принадлежащая Руфу из Эфеса, доказывает, что среди врачей, вероятно, существовала партия, оспаривавшая это положение. Партию эту нужно искать в школе методиков, как это видно из чрезвычайно интересных взглядов главного ее представителя, Сорана. В книге о женских болезнях он рас сматривает вопрос о воздержании, противопоставляя друг другу различные медицинские партии, которые уже в древности за щищали те же противоположные воззрения, что и теперь.

«Полезна ли для здоровья девственность?» Таково назва ние главы, в которой Соран говорит следующее:

«На вопрос о том, полезна ли для здоровья девственность, некоторые отвечают положительно, а другие отрицают. Первые говорят, что тело страдает от чувственных потребностей. Так, влюбленные неоднократно бывают бледны, слабы и тощи;

дев ственность же не знает любви и потому не имеет потребности в ней. Кроме того, излияние семени в такой же степени вредит женщинам**, как и мужчинам;

таким образом, девственность це лебна для здоровья, потому что устраняет излияние семени. До казательством этого служат неразумные животные: нетронутые кобылы лучше бегут;

свиньи, у которых вырезана матка, больше, жирнее и сильнее, мясо их так же твердо, как у борова. То же са мое, очевидно, имеет место и у человека. Мужчины, оставшиеся невинными, сильнее и больше других и пользуются лучшим здоровьем в течение всей жизни;

следовательно, и женскому по лу полезнее для здоровья сохранять целомудрие. Зачатие и роды истощают тело женщины, и она скоро блекнет, поэтому мы по справедливости должны признать девственность, избав ляющую женщину от этих вредных моментов, полезной для здоровья.

Исследователи, придерживающиеся противоположного взгляда, утверждают, напротив, что потребность в любви прису ща не только женщинам, но и девушкам. У некоторых девушек * Саллюстий (86 — ок. 35 до н.э.) — римский историк.

** Древние допускали существование «женского семени», к которому относили, по видимому, выделения Бартолиниевых желез.

И.Блох «История проституции» она сказывается даже в более тягостной форме, чем у замужних женщин, так как находит себе удовлетворение только в половом сношении, а никак не в воздержании. Пребывание в девственном состоянии не уничтожает полового инстинкта.

Говорят также, что излияние семени, как у мужского, так и у женского пола, само по себе не вредно и становится вредным только в том случае, когда оно чрезмерно. При постоянном изли янии семени тело страдает;

напротив, излияние оказывает це лебное действие, если происходит через известные промежутки времени, ибо оно уничтожает чувство тяжести при движениях и расстройства (в гортани). Многие после сношения двигаются легче, и походка их более гордая. Некоторые говорят, что рас точение семени вредно, потому что вызывает слабость и тем са мым приносит вред телу;

но если сношения имеют место не слишком часто и через правильные промежутки, то они даже приносят пользу, облегчая менструацию. Подобно тому, как дви жения вызывают потение всего тела, а покой обыкновенно ограничивает и задерживает пот, и подобно тому, как напряже ние сил во время речи причиняет более сильное отделение слюны, частое упражнение женских половых органов во время полового акта точно также вызывает ослабление всего тела: мат ка становится слабее, и менструация может происходить беспрепятственно. Так, у многих женщин во время продолжи тельного вдовства кровь отделялась только по каплям и с трудом, после повторного замужества они снова менструировали без всяких затруднений.

Кастрированные свиньи, правда, жирнее, но это происхо дит от того, что у них нет внутреннего органа, который соверша ет месячные отправления. Человек, не имеющий ног, не может страдать подагрой, а слепой не может косить, потому что у них нет органа, в котором локализуется болезнь. Естественно, что не имеющие матки особи не испытывают тех затруднений, которые причиняются маткой, но у девушек ведь есть матка. И если они всецело воздерживаются от объятий, то можно опасаться, что деятельность матки у них прекратится.

С другой стороны, утверждают, что с воздержанием от по ловых сношений отпадают также муки родового акта, но против этого можно сказать, что дурные стороны воздержания все же гораздо больше, так как при этом затрудняется менструация.

При воздержании такие особи становятся жирными и толстыми, потому что у них происходит постепенно накопление материала, который должен был бы пойти на месячные очищения. Таким образом, девственность в общем вредна.

И.Блох «История проституции» Вот как оба воззрения стараются доказать свою справед ливость. Мы думаем, однако, что девственность на всю жизнь благоприятна для здоровья, как я уже подробнее говорил об этом в моем сочинении о здоровье. Мы видим, что среди самок живот ных те, которым препятствуют совершать половые сношения, сильнее другах, и что те женщины оказывают болезням большее сопротивление, которые в силу закона или из религиозных со ображений воздерживаются от половых сношений и вынужде ны соблюдать целомудрие. А если при этом затрудняется менструация и женщины нередко становятся жирными и тол стыми, то причина этого заключается в лени и неподвижности тела;

большинство из них содержится в четырех стенах и под надзором, они лишены физических упражнений и связанного с ними физического благосостояния, и потому часто подвергаются упомянутым выше расстройствам».

Рассуждения Сорана показывают нам состояние вопроса о половом воздержании на повороте I и II столетия н.э. Мы видим, что противники и сторонники полового воздержания были уже в то время приблизительно равносильны, что, следовательно, и в среде врачей уже нашли отклик аскетические идеи философии, хотя они и обосновывались здесь главным образом гигиеничес кими соображениями. Сам Соран признает себя сторонником этих идей, и из нижеследующих слов, которым он заключает свое рассуждение, мы видим, что он сам считал половую жизнь неизбежным злом: «Таким образом, — говорит он, — хотя сохранение девственности на всю жизнь полезно для здоровья у обоих полов, но всеобщий закон природы, по которому оба пола должны участвовать в произведении потомства, предполагает половое смешение».

В более позднюю древнюю эпоху широко распространено было воззрение, что половая жизнь представляет нечто нечис тое, греховное, почти противное природе. Последствием такого взгляда были два весьма важных явления, которые с тех пор не перестают обнаруживать самое пагубное господство в отношени ях полов. Мы говорим о половом лицемерии, с одной стороны, и о презрении к женщинам, или мизогинии, — с другой. Оба эти пси хополовые явления тесно связаны с проституцией, развитию ко торой они чрезвычайно способствуют и, в свою очередь, сами усиливаются под ее влиянием. Если половая жизнь объявляется чем то нечистым, а женщина, воплощение полового начала, воспринимается как нечто менее ценное и низменное, то ничего нет удивительного, что та же самая женщина является в прости туции простым объектом чувственных вожделений, средством для достижения цели, что проституция на этой почве дает рос И.Блох «История проституции» кошные ростки, что ее защищают даже умнейшие из мужчин и что она, в свою очередь, постоянно поддерживает презрение к женщине.

В то время как первоначально половая жизнь играла в жизни древних значительную роль и находила себе открытое и честное выражение в языке греков и римлян — что сказывается в богатой эротической терминологии, — позже на сцену высту пает половое лицемерие, которое не только не позволяет назы вать эти вещи своим именем, а в самых безобидных словах и в невинной игре слов подозревает нечто нечистое, но и вообще да ет себя знать в жизни на каждом шагу.

Что касается первого пункта, то есть полового лицемерия, то уже Ф.Риттер прекрасно объяснил его происхождение в язы ке тем, что он «придает объектам вожделения более высокое значение». В словах здесь видели гораздо больше нечистого, грязного, чем при прежнем свободном, наивном отношении к по ловой жизни.

Дошли до того, что неприличный смысл придавали даже тем словам и словосочетаниям, которые не содержали никаких половых понятий и только по созвучию напоминали неприличное слово. Лицемерие, заставлявшее скрывать все ес тественно, особенно резко выступало у римлян, даже в научных и медицинских книгах. Так, например, у Цельса* не заключающие в себе ничего неприличного чисто медицинские названия гениталий отвергаются как запрещенные в научном языке. Впрочем, Цельс принадлежал к многочисленной уже в древности категории людей, выслеживающих и улавливающих всюду неприличное. Квинтиллион (ок.35 — ок.96) сообщает, что даже в безобидных словах Вергилия о море — «Пучина морская пухнуть, волнуясь, начнет» («Георгики». Кн.1) — он подозревал нечто неприличное.

Такое «улавливание» неприличия уже и тогда дало своеобразные ростки — римляне являются в этом отношении ан гличанами древности. У них были, например, запрещены неко торые слова только потому, что у более древних авторов они встречались в известном эротическом смысле. Квинтиллион го ворит: «Вина лежит здесь не на писателе, а на читателе. Тем не менее, нужно избегать таких слов, так как наши нравы испорти ли честные слова, и мы должны уступить дорогу победоносному пороку».

* Цельс Авл Корнелий (1 в. до н.э.) — автор древнеримского энциклопедического трактата.

И.Блох «История проституции» Дурной славой моралистов, проповедующих воду и пьющих вино, пользовались философы. Лукиан говорит о них в «Икаромениппосе»: «Они прикрываются величественным име нем добредетели, подымают кверху брови и волочат за собой длинные бороды, чтобы аффектированной внешностью скрыть свои отвратительные нравы. Ученикам они проповедуют сдержанность и умеренность, а когда остаются одни — если бы только знали, сколько они едят и какому предаются половому разврату! Как много я знаю позорного и отвратительного о них и их ночных похождениях — о них, которые днем выглядят таки ми серьезными, мужественными и важными и которым так пок лоняется невежественная толпа». В десятой беседе гетер Луки ана описан киник Аристенет, мрачная фигура с длинной козли ной бородой, который произносит добродетельные речи и предостерегает своих молодых учеников от сношений с ге терами, потому что он закоренелый педераст и хочет сохранить наиболее красивых юношей для самого себя.

Сенека говорит о большинстве философов, что они пропо ведуют свой собственный позор. Когда слышишь их громовые речи, невольно думаешь, что они делают признания относитель но самих себя Еще более, чем половое лицемерие, развитию проституции способствовала мизогиния, женоненавистничество. Она пред ставляет, главным образом, продукт греческой культуры и свя зана с полным исключением женщин из общественной жизни, которое может быть доказано уже во время Гомера, и с уже очень рано распространенным взглядом, что природа женщины сама по себе есть зло. Наиболее старым литературным памятни ком женоненавистничества является знаменитое стихотворение Семонида Аморгского (VII в. до н.э.) о женщинах, в котором он сравнивает их с различными животными и приписывает женщи нам все слабости и пороки этих животных.

В классическую эпоху наиболее значительным ли тературным памятником презрения к женщине является «Иппо лит» Еврипида, особенно большая речь главного героя:

О, Зевс! Зачем ты создавал жену?

И это зло с его фальшивым блеском Лучам небес позволил обливать?

Иль для того, чтоб род людской продолжить, Ты обойтись без женщины не мог?

Иль из своих за медь и злато храмов Иль серебро не мог бы сыновей Ты продавать, чего который стоит, Освободив жилища нам от жен?

Что жены зло, мне доказать нетрудно.

И.Блох «История проституции» Родной отец за дочерью, ее Взлелеявши, чужому человеку Приданое дает — освободи Его от дочки только… (Пер. И.Анненского) Римлянам такое неуважение к женщине первоначально было чуждо, однако под влиянием греческой литературы и фи лософии мизогиния, как всепожирающий яд, и здесь постепенно пропитала общество, заразив, в конце концов, и новое христиан ское учение.

Античный взгляд на проституцию, как мы уже неод нократно указывали, теснейшим образом связан с несвободным положением женщины и с мизогинией. От Солона до Августи на* мы видим мыслителей и поэтов, философов и теологов, людей чистого и благородного образа мыслей, защищавших не обходимость проституции;

в их числе мы находим таких людей, как Катон и Цицерон, и видим, что даже стоики оправдывают проституцию и сутенерство. Олигархи, абсолютные государи и политические деятели покровительствовали проституции, веря, что она служит безобидным клапаном для мужских страстей и что таким образом можно отвлечь мужчин от политической деятельности — рецепт, который и теперь еще применяется в некоторых государствах**.

Благородных и просвещенных людей, которые бы выска зывались против всякого рода проституции, в древности было очень мало. В то время как старейшие греческие стоики были да же, как мы видели, горячими защитниками необходимости прос титуции, возникшее в Риме течение стоической философии придерживалось противоположной точки зрения и отвергало проституцию как нечто абсолютно безнравственное.

Поистине глубокое и достойное удивления понимание свя зи между унижением женщины и проституцией, понимание не достаточности всякого государственного урегулирования и вся кой терпимости к профессиональному разврату, а также гибель ного влияния легализации разврата на общественную жизнь мы находим у Дио Хризостома из Прузы, ритора первого христиан ского века. Он первый убежденный аболиционист***, доказав * Августин Блаженный (354–430) — христианский теолог и церковный деятель.

** У Алкифрона гетера Таис пишет Эвтидемосу: «Кто имеет сношения с девушкой, тот не мечтает о том, чтобы сделаться тираном, и не вызывает беспорядков. Напротив, он уже с раннего утра отдается бокалу, в 3 или в часу он уже пьян и настроен вообще мирно».

И.Блох «История проституции» ший ничтожество античного воззрения на проституцию со всеми ее практическими последствиями (публичные дома, регламента ция).

«О содержателях проституток и проституции нельзя го ворить безразлично. Нужно вполне определенно и решительно объявить, что никто, ни богатый, ни бедный, не имеет права за ниматься этой профессией. Нет! Разрешать или регулировать законодательным путем такую профессию не должен ни один властитель, ни один законодатель… Очень важно позаботиться о том, чтобы на преступное злоупотребление телом презренных людей и рабов не смотрели спокойно и равнодушно, прежде все го по той причине, что божественный Творец создал всякое чело веческое существо достойным уважения и равноправия, каж дый носит в себе признаки, указывающие, что он по справедли вости достоин уважения и имеет способность понимать, что нравственно и что безнравственно;

а также во внимание к тому, что разросшейся благодаря снисхождению наглости трудно по ложить предел, который она не осмелилась бы перейти под вли янием страха. Путем привычного практикования дозволенных вещей наглость превращается в не поддающуюся обузданию си лу и власть, и впредь ничто не остается не затронутым ею.

Прежде всего, следовательно, нужно иметь в виду, что открыто ведущийся во всем мире, безмерно постыдный и не встречающий препятствия разврат с презренными существами служит не последней причиной тайного и скрываемого греха с женщинами и мальчиками из уважаемых семейств. На такие ве щи нахально и слишком легко решаются, если стыд публично попирается ногами, а вовсе это не охраняет и не удерживает людей от таких поступков, как думают некоторые. Здесь уместно было бы сказать: «О вы, мудрые законодатели и начальники, вы, допустившие такие вещи с самого начала, как если бы вы нашли чудодейственное средство размножения для ваших городов.

Смотрите же, чтобы эти открытые дома не раскрыли вам также дверей запертых жилищ и их внутренних покоев и не сделались причиной того, что люди, которые теперь открыто предаются разврату там, на улице, с небольшими затратами, не проникли бы за большие деньги и богатые подарки и к свободнорожденным и знатным женщинам, не довольствуясь больше тем, что легко купить и что разрешено, а стремясь, несмотря на опасности и большие расходы, к запрещенному… Не будет ли здесь часто происходить, как в древних сагах — когда люди подражают *** Аболиционизм — общественное движение, добивающееся ликвидации какого либо закона. В данном случае речь идет о борьбе против вмешательства государства в регламентацию проституции.

И.Блох «История проституции» прославленным любовным похождениям богов, когда золото обильным дождем льется через крыши и когда серебро сыплется в изобилии не только девушкам, но и матерям, кормилицам и дворецким, а прекрасные подарки в большом количестве прохо дят частью тайно через крышу, частью же открыто на самое ло же?» Эти рассуждения об этической и социальной опасности регламентации и государственной легализации проституции представляют нечто единственное в своем роде из всего, что сохранилось из древних времен. Прежде всего замечательно здесь признание, что государственное урегулирование прости туции не только не защищает честных женщин от посягательств мужчин, но, напротив, постепенно унижает и понижает нрав ственный уровень и этих женщин;

что открытая проституция отнюдь не препятствует существованию тайной, но способству ет ее развитию и благоприятствует даже ее проникновению в знатные, лучшие круги общества.

Так как большинство законодателей и мыслителей древ ности не поняли ядра полового вопроса — значения половой жизни для индивидуальности и для индивидуального развития обоих полов, — а их внимание направлено было главным образом на потомство, при полном неуважении к женщине, то вопрос, ко торый мы называем теперь «половым», имел значение только для мужчин. Таким образом, проституция должна была сделать ся необходимой составной частью античной половой морали. Она считалась неизбежной, и над ней не ломали больше головы. Все, что сделано в древности для половой реформы в теории и на практике, заключено в тесные пределы тех взглядов на половые отношения, которые вытекают из односторонней патриархаль ной точки зрения.

В заключение сделаем краткий обзор тех идей и той точки зрения, которые создала древняя эпоха в отношении половых реформ, и укажем известные практические меры в этой области.

Центральный пункт полового вопроса составлял в древ ности вопрос о потомстве, о так называемом евгенизме, то есть о рождении красивых и здоровых детей. Брак всецело был построен на этом фундаменте, а потому его индивидуальный, нравственный характер подчинялся правовой норме. В неко торых греческих государствах покровительствовали рождению детей путем законодательных мер против холостяков, на что указывает, между прочим, и Платон в своем «Пире». Строже всего проводились эти меры в Спарте и на Крите, где госу дарство вообще без стеснений вмешивалось в половые отноше ния отдельных лиц и всецело подчиняло их требованиям произ ведения на свет хорошего потомства. Так, спартанский законода И.Блох «История проституции» тель Ликург (IX–VIII вв. до н.э.) считал необходимым, чтобы у достойных мужчин существовала общность детей и общность произведения их на свет.

«Пожилому мужчине, имевшему молодую жену, разреша лось привести к ней бодрого, молодого мужчину, который ему нравился и которого он считал дельным, и считать затем рож денного из его благородного семени ребенка своим. С другой стороны, честный мужчина имел право, если он ценил жену другого за ее плодовитость и добродетель, просить разрешения у мужа иметь сношения с его женой и родить на свет хороших де тей, которые были бы в братском родстве с другими хорошими детьми. Дело в том, что Ликург, во первых, придерживался того мнения, что дети составляют собственность не отцов, а госу дарства, и желал, чтобы они рождались только от лучших граж дан. Затем, он нашел среди предписаний других законодателей по этому вопросу много нецелесообразного: сук и кобыл случают только с лучшими псами и жеребцами и стараются добыть на то разрешение владельцев деньгами и хорошими словами;

женщин же, напротив, охраняют в запертых помещениях и предлагают им, чтобы они рожали детей от своих мужей, как бы те ни были глупы, стары и хворы. Как будто плохие дети не составляют прежде всего мучения для тех, кому они принадлежат и кто их воспитывает, а хорошие дети, напротив, не составляют радости и счастья своих родителей.» (Плутарх. «Ликург»).

Среди прочего, Ликург издал и законы относительно времени вступления в брак для молодых людей и девушек, причем принималась во внимание их физическая и духовная зрелость;

затем, запрещалось давать приданое (даже богатым девушкам), чтобы на них женились только ради их личных преимуществ, и, наконец, изданы были предписания относи тельно времени и частоты половых сношений.

Аналогичные постановления существовали и на Крите.

Позднейшие дискуссии о половой реформе, начавшиеся в исходе V столетия, также вращаются почти исключительно вокруг вопроса о создании расы, хотя такой мыслитель, как Де мокрит (ок.470 или 460 до н.э. — ?), уже в то время высказался против этой точки зрения, имеющей в виду лишь потомство, и подчеркнул интересы индивидуума.

Только во внимание к тому, чтобы достигнуть возможно крепкого и благородного потомства, Платон развил в своем «Го сударстве» идею общности жен, которая нам так чужда в насто ящее время, но для древних не имела ничего отталкивающего.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.