WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права Илларионова Е.В. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Продолжением Версаля была Вашингтонская конференция (1921- гг.), которая стремилась к разрешению противоречий на Дальнем Востоке и в Тихом океане с точки зрения интересов США. Таким образом, в послевоенный период был создан целый комплекс договоров, известных в истории как Версальско-Вашингтонская система. Эта система породила серьезные противоречия между странами победительницами и странами - побежденными и способствовала складыванию предпосылок новой, еще более кровавой и разрушительной второй мировой войны.

Первая мировая война показала, что победить в битве за гегемонию смогли державы, наиболее подготовленные к тотальной войне. Независимо от блоковой принадлежности, империи, не изжившие сословности, этноиерархичности, не создавшие гражданского общества, потерпели поражение и распались. Это в полной мере относится как к Австро-Венгрии, Турции, Германии, так и к России.

Россия, как все великие державы, сыграла не последнюю роль в происхождении первой мировой войны и выступала в составе военно политического блока. Однако в Антанте она представляла собой самостоятельную, но не ведущую силу. Это связано как с экономическими, так и с политическими факторами. С экономической точки зрения народнохозяйственный потенциал страны был сравнительно невелик и сориентирован на внутренний рынок. По таким показателям, как национальный доход, промышленное производство, объем внешней торговли, мощь финансового капитала, Россия занимала 4-5 место в мире в абсолютном выражении и 6-7 место в расчете на душу населения. Россия также не относилась к числу инвесторов капитала мирового значения (капиталы вывозились только в Китай и Персию). Таким образом, Россия не являлась одним из тех промышленных и финансовых гигантов, противоречия между которыми привели к мировой войне.

С точки зрения политической Россия занимала первостепенные позиции в территориально-политическом разделе мира и так же как Англия и Франция в целом была заинтересована в сохранении уже поделенного мира (в отличие от Германии и Австро-Венгрии). Россия также обладала огромным военным потенциалом (она имела самую крупную по численности армию мирного времени), значительными людскими и сырьевыми ресурсами, пользовалась большим авторитетом на международной арене. Поэтому Англия и особенно Франция стремились к союзу с Россией в войне против Германии.

В предвоенный период политика России отличалась осторожностью, склонностью к компромиссам, лавированием в условиях разгоравшегося англо-германского конфликта. Это объяснялось рядом обстоятельств. Во-первых, Россия была недостаточно подготовлена к войне. В 1913-1914 гг. Россия приняла программы усиления армии и морского строительства;

перевооружение армии предполагалось завершить к концу 1917 г., а морское строительство в 1917-1919 гг. Во-вторых, внутренняя обстановка в стране была нестабильной. С 1912 г. нарастало забастовочное движение, а опыт 1905 г. свидетельствовал, что непопулярная война может способствовать революции. В-третьих, Англия и Франция рассчитывали использовать потенциал России для защиты своих экономических и политических интересов, ослабить ее как опасного конкурента. И это понимали российские правящие круги.

Вместе с тем имперский менталитет, присущий правящим кругам и общественному мнению (что проявилось в печати и в Думе), не позволял России отказаться от великодержавной роли в Восточном и славянском вопросах. Потому в первой мировой войне Россия стремилась упрочить свои позиции на Балканах и в черноморских проливах.

Вступая в первую мировую войну, ее участники рассчитывали, что она будет непродолжительной. Однако война приняла затяжной характер, и победа в ней зависела от сильной, переведенной на военные рельсы промышленности, хорошо организованной работы транспорта, от социальной стабильности в обществе, от единства фронта и тыла.

Россия же к началу войны не сумела осуществить модернизацию и преодолеть цивилизационное отставание от стран Запада. Поэтому, несмотря на то, что начало войны для России ознаменовалось успешными военными действиями и стабилизацией внутриполитического положения, в ходе войны на фронте российская армия терпела поражения, а внутри страны нарастал общественно политический кризис. К концу 1915 г. неприятелю были оставлены Галиция, Польша, Литва, часть Латвии и Белоруссии. Грандиозный прорыв генерала А.А. Брусилова в Галиции в июне 1916 г. принес выгоду не столько России, сколько Франции, т.к. Германия была вынуждена перебросить часть войск из-под крепости Верден.

С 1916 г. в стране отчетливо проявилось расстройство народного хозяйства: железнодорожный транспорт не справлялся с объемом перевозок, не хватало топлива, металла, продовольствия, промышленные предприятия срывали военные заказы. Хозяйственная разруха во многом была связана с тем, что государственное принудительное регулирование хозяйственных отношений, введенное в воюющих странах и ограничивающее рынок и частную собственность, в России было запаздывающим, нерешительным. Царское правительство так и не решилось ввести государственную монополию на хлеб, не говоря уже о регулировании рынка промышленных товаров.

Внутриполитическая ситуация в стране была нестабильной. Об этом свидетельствовали «министерская чехарда», распутинщина, активизация либерального лагеря, усиление революционного движения.

Летом 1915 г. в IV Думе кадеты, октябристы и другие оппозиционные фракции создали «Прогрессивный блок», выдвинувший требование создать «правительство доверия», т.е. правительство, которому доверяла бы Дума, а не царь. Самодержавие и не отвергло, и не согласилось с этим требованием. Оно выбрало политику лавирования, которая в той ситуации была бесперспективной, ибо самодержавию противостояли не только либералы, но и мощное революционное движение.

В 1916 г. увеличилось число забастовок и крестьянских волнений, усилилось антивоенное движение, в тылу, в армии и во флоте возросло влияние большевиков. Большевики, в отличие от монархических, буржуазных и большинства социалистических партий, поддержавших войну и «оборону Отечества», считали войну империалистической и полагали, что она вызовет общенациональный кризис и тем самым приблизит революцию в России. Поэтому они выдвинули лозунги «превращение империалистической войны в гражданскую» и «поражение своего правительства в войне». Эти лозунги подразумевали отказ социал-демократии голосовать за военные кредиты в Думе, поддержку братания солдат на фронте и всяких революционных выступлений, использование поражения в войне для революционной борьбы. В начале войны подобные лозунги не пользовались широкой поддержкой. Однако на волне поражений и в условиях резкого ухудшения положения народных масс они стали достаточно популярными и способствовали разложению армии.

Таким образом, первая мировая война вызвала кризис самодержавия и приблизила революционную ситуацию в России. 23- февраля 1917 г. в Петрограде произошли революционные события (забастовки, демонстрации, переход военного гарнизона на сторону восставших рабочих), которые вызвали огромный резонанс, и революция победила по всей стране буквально в считанные дни. 2 марта Николай II отрекся от престола в пользу своего брата великого князя Михаила Александровича, который в свою очередь отрекся от престола 3 марта. Так в России рухнул самодержавно-монархический строй.

Февральская революция 1917 г. была стихийной. В ходе революции возникли новые органы власти: Петроградский Совет рабочих депутатов и Временное правительство. Формально власть находилась в руках Временного правительства, в котором ведущую роль играли кадеты и октябристы. Однако Временному правительству приходилось согласовывать свою деятельность с Советом, в котором большинство принадлежало меньшевикам и эсерам. Совет опирался на поддержку армии и поэтому представлял собой реальную власть.

Однако он проводил соглашательскую политику и добровольно передал власть Временному правительству. Временное правительство осуществило целый ряд преобразований, которые были согласованы с Советом и продвинули Россию по пути демократизма: амнистия политзаключенным, свобода слова, печати, подготовка к созыву Учредительного собрания и др.

По своему характеру февральская революция 1917 г. была буржуазно-демократической. Главными движущими силами революции были рабочие и крестьяне, одетые в солдатские шинели. Особенностью революции было установление в стране двоевластия: власти революционной демократии и буржуазии. Февральская революция была прогрессивным событием в истории России, однако она не сумела ликвидировать социальные противоречия российского общества. России еще предстояло решить свои жизненно важные вопросы.

4. Советское общество от 1917 г. до начала 50-х годов:

формирование и утверждение “казарменного социализма” 4.1. Россия в 1917 г.: выбор исторического пути Февральская революция в политическом отношении превратила Россию в одну из передовых стран мира, однако, политическая система, покончившая с самодержавием, достаточно быстро переродилась в уродливые структуры “казарменного социализма”. В политическом половодье 1917 г. начали складываться предпосылки тоталитарного режима, который сформировался в конце 30-х годов и достиг своего апогея в 40-е и начале 50-х гг. Однако отечественная история в указанный период - это не только подавление большевиками оппозиции в обществе, и в собственных рядах, превращение партийно государственной власти в инквизитора собственного народа. Это также поиск путей выхода из общенационального кризиса, “собирание” государства, находящегося под угрозой распада, мучительный процесс создания индустриального общества, великая победа советского народа во второй мировой войне и попытки борьбы с тоталитаризмом.

После Февральской революции перед Россией стояли следующие задачи: решение вопросов о войне и мире;

аграрного и национального;

стабилизация государственности и социально-экономических отношений. Способы и темпы решения этих задач составляли существо стратегии и тактики политических партий, деятельность которых осложнялась продолжающейся войной, неграмотностью населения (70%), особенностями социально-классовой структуры и высокой политизированностью общества.

После Февраля фактически действовала только одна массовая либеральная партия – конституционно-демократическая (кадеты). Они отказались от идеи парламентской монархии и признали необходимым установить в стране демократическую республику. Решение основных вопросов кадеты оттягивали до созыва Учредительного собрания и настаивали на ведении “войны до победного конца”. В целом кадеты не собирались торпедировать реформы, они хотели проводить их постепенно, на законном основании и, конечно же, не ущемляя интересов имущих классов. Однако устремления широких масс шли гораздо дальше практики кадетов. Поэтому буржуазно-либеральная альтернатива не имела поддержки в широких слоях населения.

Кадетским по духу, программе и составу было Временное правительство. Оно провело ряд демократических преобразований, но не имело прочной опоры в массах, так как, во-первых, оттягивало решение насущных российских вопросов до созыва Учредительного собрания, а во-вторых, это объяснялось резким возрастанием численности и роли Советов рабочих и солдатских депутатов, которые контролировались меньшевиками и эсерами.

Доминировали на политической арене после Февраля социалистические партии. Самой многочисленной и влиятельной была партия эсеров, которая привлекала массы программой, содержащей идеи общинного социализма (т.е. соответствовала российским традициям).

Эсеры выступали в союзе с меньшевиками, которые как партия были малочисленнее эсеров и переживали организационный кризис (существовали разные организации меньшевиков: интернационалисты, оборонцы, группа “Единство” и др.). Меньшевики и эсеры считали, что на данном этапе в России возможна лишь буржуазная революция.

Поэтому они выступали за союз с либеральной буржуазией и условную поддержку Временного правительства, откладывая проведение реформ до созыва Учредительного собрания и отстаивая принцип “революционного оборончества”, т.е. продолжения войны для защиты революции и демократических свобод.

Большевики вышли из подполья крайне ослабленными и малочисленными. Сначала они проявили готовность к сближению с меньшевиками и “условной поддержке” Временного правительства.

Однако возвращение Ленина из эмиграции в начале апреля 1917г.

пресекло эти тенденции. Ленин выдвинул курс на социалистическую революцию и установление диктатуры пролетариата. Программа, изложенная в “Апрельских тезисах”, включала требование окончания войны путем заключения демократического мира, конфискации помещичьих земель и национализации всей земли, слияния всех банков в один общенациональный банк, утверждения контроля со стороны Советов за общественным производством и распределением.

Осуществление этих положений предполагалось мирным путем через передачу всей власти Советам и последующую их большевизацию, что означало бы мирное перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. Вся программа основывалась на прогнозе о близости мировой пролетарской революции (ведь в западных странах мировая война обострила общественные противоречия и привела к росту антиправительственных выступлений).

Ленину удалось преодолеть первоначальное неприятие тезисов и РСДРП(б) приняла ленинскую стратегию и тактику. Курс большевиков был основан на убеждении в неспособности либеральных и умеренно социалистических партий решить насущные проблемы общества.

Русская буржуазия, в отличие от европейской, имела низкий уровень политического сознания. Ее сиюминутные интересы (заинтересованность в сохранении частного землевладения, в продолжении войны) превалировали над стратегическими (удержание власти). Отсюда стремление буржуазии оттянуть решение насущных проблем. Для умеренных социалистов была характерна “властебоязнь” - опасение выступать инициатором в проведении серьезных преобразований. Таким образом, Ленин и большевики рассчитывали на то, что действия кадетов, эсеров и меньшевиков дестабилизируют ситуацию в стране и откроют путь к власти левым силам. И действительно, двоевластие и задержка с созывом Учредительного собрания способствовали кризису власти, который продолжался вплоть до октября 1917 года. Он со всей очевидностью обнаружился в апрельском, июньском и июльском кризисах Временного правительства.

В результате апрельских событий в мае было создано первое коалиционное правительство, в которое вошли социалисты. Итогом июльского кризиса было окончание двоевластия, сосредоточение власти в руках второго коалиционного правительства.

После июльского кризиса на политической арене усилились правый и левый фланги, а центр - меньшевики и эсеры - терял популярность и раздирался внутренними противоречиями. Кадеты выступили за введение открытой диктатуры, смертной казни в тылу, ликвидацию Советов, ведение войны до победы. Большевики временно сняли лозунг “Вся власть Советам!” и взяли курс на осуществление социалистической революции путем вооруженного восстания.

Меньшевики и эсеры по-прежнему выступали за сохранение Советов и реформы. На государственном совещании 12-15 августа была предпринята попытка консолидации меньшевиков и эсеров с либеральной буржуазией (большевики в совещании не принимали участия), но она не увенчалась успехом. 25 августа начался Корниловский мятеж, имевший целью установление правой диктатуры.

Против мятежников активно выступили Советы, социалисты, широкие массы. В результате к 30 августа практически без единого выстрела мятеж был разгромлен.

Вследствие этого престиж кадетов, эсеров и меньшевиков упал.

Его не спасли предпринятые Керенским меры: 1 сентября Россия была провозглашена республикой;

14 сентября было созвано Демократическое совещание, которое избрало постоянно действующий Демократический совет республики - Предпарламент;

в конце сентября было сформировано третье коалиционное правительство. В то же время популярность большевиков резко усилилась: началась большевизация Советов, выросла численность РСДРП(б) (в апреле 1917г. - 24 тыс., в июле 240 тыс., в октябре - 350 тыс.).

В условиях сложившегося в сентябре-октябре общенационального кризиса большевики подготовили и осуществили 25-26 октября переворот и захватили власть. На II Всероссийском съезде Советов открывшемся вечером 25 октября, меньшевик-интернационалист Ю.О.

Мартов предпринял драматическую попытку создать однородное социалистическое правительство, за которое ратовали и эсеры. Была даже принята резолюция, одобряющая его предложение. Однако создать многопартийное советское правительство не удалось из-за выступлений и демонстративного ухода со съезда 70 делегатов меньшевиков, правых эсеров, бундовцев и др., с одной стороны, и из-за негативной реакции съезда на эти действия, с другой стороны. Съезд принял Декрет о мире;

во многом позаимствованный у эсеров, Декрет о земле;

сформировал временное (вплоть до созыва Учредительного собрания) чисто большевистское правительство (Совет народных комиссаров) во главе с Лениным. Октябрьская революция, осуществлявшаяся под общедемократическими, а не социалистическими лозунгами, достаточно быстро победила по всей стране: к весне 1918г.

Советская власть утвердилась на большей части России.

Существовали ли альтернативы октябрьскому перевороту и приходу к власти большевиков? На этот счет есть разные точки зрения.

Многие авторы считают, что крах буржуазно-либеральной альтернативы был неизбежен, ибо западный путь развития, за который выступали Временное правительство и кадеты, привлекал лишь небольшую часть общества, а массы были приверженны идеалам общинной демократии и рассматривали буржуазию, помещиков, интеллигенцию как носителей чуждой культуры. Поэтому западный путь не мог быть выбран снизу широкими массами народа.

Часть исследователей считает, что альтернативой Октябрю могло быть соединение советской системы с парламентской, общинной демократии с западной. По их мнению, такой путь обеспечивал гражданское согласие в стране. Однако либералы, правые эсеры, меньшевики связывали будущее России только с западными образцами.

Это обрекало их на отсутствие массовой поддержки. Большевики, левые эсеры, часть меньшевиков не были столь категоричны. Но большевики, высказываясь за переход власти к Советам, рассматривали их как форму диктатуры пролетариата и категорически отрицали “буржуазный парламентаризм”.

В России все же были политики, которые ратовали за гражданское согласие. В период от февраля к октябрю эту идею высказывали Л.Б.

Каменев и Г.В. Зиновьев, выступая против решения ЦК РСДРП(б) о вооруженном восстании, на II съезде Советов Ю.О. Мартов высказывался за создание однородного социалистического правительства. Сразу после октябрьского переворота, когда ВИКЖЕЛЬ (Всероссийский Исполнительный Комитет Железнодорожников), угрожая забастовкой, потребовал создания “однородного социалистического правительства”, в партии большевиков у этой идеи нашлись сторонники, которые из-за разногласия по этому вопросу с другими членами вышли из ЦК и правительства (6 человек). Наконец, последним шансом гражданского согласия было Учредительное собрание (состоявшееся 5-6 января 1918 г.), но оно было разогнано большевиками. Таким образом, считают эти исследователи, “третий путь” (а не правая или левая диктатура) оказался нереализованным из-за теоретической и практической несостоятельности политической элиты России.

Высказываются также точки зрения, что альтернативой Октябрю могли быть установление военной диктатуры и хаос, распад российского государства. Так или иначе, к власти в октябре 1917г. пришли большевики и началось формирование большевистского режима.

После октябрьского переворота первоочередной задачей партии большевиков было построение пролетарского государства, что означало слом старого и создание нового государственного аппарата, строительство иных местных органов государственной власти, создание государства “советского типа”. Решение этих задач осуществлялось в ходе установления советской власти на местах и в условиях начавшейся гражданской войны. С октября 1917г. и по февраль 1918г. советская власть установилась почти по всей стране. Организованные наступления противников советской власти в этот же период были подавлены сравнительно быстро, так как они не нашли прочной опоры в массах.

В то же время с приходом к власти большевиков в стране усилилось размежевание классово-политических сил. Монархисты, кадеты, меньшевики и правые эсеры враждебно встретили октябрьский переворот и начали активную и организованную борьбу против советской власти. Левые эсеры (раскол партии эсеров окончательно произошел в ноябре 1917г.) признали октябрьскую революцию и вошли в коалицию с большевиками. Благодаря поддержке левых эсеров съезды крестьянских депутатов в ноябре-декабре 1917г. поддержали советское правительство и в январе 1918г. был сформирован единый ВЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. К середине декабря 1917г. в составе СНК России было 7 народных комиссаров эсеров. Левые эсеры также участвовали в советском строительстве, вели борьбу против контрреволюции и бандитизма вместе с большевиками.

Однако блок большевиков и левых эсеров оказался недолговечным. По мере развертывания революции между ними углублялись противоречия, которые сначала сконцентрировались в несогласии левых эсеров по вопросу о Брестском мире (в знак протеста они вышли из СНК в марте 1918 г.), а затем в их крайнем недовольстве системой продовольственной диктатуры и введением комитетов бедноты (комбедов) в деревне в июне 1918 г. В итоге противоречия в блоке вылились в левоэсеровский мятеж 6 июля 1918 г. В дальнейшем обе стороны упустили возможность соглашения в своей политической деятельности.

Задача построения пролетарского государства была тесно связана с проблемой Учредительного собрания, которое было заветной мечтой российских социалистов, либералов и широких масс. Выборы, состоявшиеся в ноябре-декабре 1917г., имели следующие результаты:

большевики получили 23,9%, эсеры - 40%, меньшевики -2,3%, кадеты - 4,7% голосов. Учитывая неблагоприятные для большевиков итоги выборов, правые эсеры, меньшевики, монархические офицеры, часть кадетов стали готовиться к реваншу с помощью Учредительного собрания. Но большевики не собирались отказываться от власти и завоеваний Октября. По их мнению, задачи Учредительного собрания уже были решены II Всероссийским съездом Советов. Поэтому Учредительному собранию они отводили роль оформителя преобразований, уже проведенных или проводимых народными массами и их органами.

Учредительное собрание начало свою работу 5 января 1918 г., и рано утром 6 января депутаты были выдворены из Таврического дворца вооруженным караулом. III съезд Советов, проходивший 10-18 января 1918г., утвердил разгон Учредительного собрания. Массовых выступлений в его защиту состоялось немного. На это были свои причины. Учредительное собрание приняло 3 законодательных акта:

закон о земле, который отменял право частной собственности на землю, отчуждал ее в народное достояние без выкупа;

постановление о государственном строе России, по которому она провозглашалась демократической республикой (такой акт Временное правительство приняло 1 сентября 1917г.);

декларацию в пользу всеобщего мира. Все эти акты, возможно, могли бы вызвать благоприятный отклик у масс весной-летом 1917г., но прошло уже 3 месяца после установления Советской власти и все эти вопросы уже оказались решены.

Разгон Учредительного собрания углубил политическую конфронтацию в обществе, сделал гражданскую войну более длительной и ожесточенной, способствовал консолидации антибольшевистских сил.

Не менее важным является другое последствие разгона Учредительного собрания: отрицание “буржуазного парламентаризма” привело к монополии власти большевистской партии, созданию тоталитарной системы, к серьезному искажению социалистической идеи, которую были намерены реализовать большевики.

Первый опыт формирования советской политической системы заставил большевиков изменить свои взгляды на пролетарскую государственность. Первоначально они строили государство в соответствии с марксистской идеей государства коммуны, т.е.

государства без полиции, без армии, без чиновников и бюрократов, где все участвовали в управлении обществом. Однако жизнь показала утопичность этих попыток в российских условиях хаоса и анархии, низкой культуры населения и руководителей, ожесточенного сопротивления свергнутых классов. Поэтому большевики сначала скорректировали свои взгляды на пролетарскую государственность (создание Красной Армии и Флота, милиции, ВЧК, увеличение числа старых чиновников в аппарате, роста их заработной платы и пр.), а затем изменили их принципиально.

Весной 1918г. большевики определили общую стратегическую линию в области советской государственности: ”... Диктатура над слоями буржуазии должна быть также диктатурой над теми слоями пролетариата и крестьянства, которые действуют не в интересах государства” (Протоколы заседания Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета 4-го созыва: стенографический отчет, - М., 1920, с.137). В результате в политической системе произошло снижение роли Советов за счет расширения аппарата, появление военных и чрезвычайных органов, неконтролировавшихся местной властью, а также проявилась тенденция сращивания исполнительной власти с партийными органами. Принятая в июле 1918г. Конституция РСФСР объективно создавала предпосылки для совершенствования государственного строительства. Однако развернувшаяся гражданская война, правовой нигилизм широких масс и самих большевиков, которые ставили революционную целесообразность выше закона, резко снижали роль конституционного регулирования.

Помимо создания пролетарской государственности большевики после прихода к власти стали проводить в стране социально экономические преобразования, в первую очередь, буржуазно демократические. Были уничтожены сословные привилегии и ограничения, отделены церковь от государства и школа от церкви, женщина получила равные права с мужчиной, были сформированы основные принципы Советской власти в национальном вопросе (равноправие наций, право на самоопределение и пр.).

С конца 1917г. радикально-демократические преобразования начинают уступать место “красногвардейской атаке на капитал”, которая выразилась в переходе от рабочего контроля к ускоренной национализации банков, железных дорог, водного транспорта, промышленных предприятий. Широкая национализация вписывалась в марксистскую доктрину социализма, как планируемого, бестоварного и самоуправляющегося общества, базирующегося на общественной собственности на средства производства. Но практика национализации была более разнообразной, нежели простое следование теоретическим построениям. Поставленная на II съезде Советов задача введения рабочего контроля за производством и распределением продуктов начала реализовываться в ноябре 1917г., когда ВЦИК принял “Положение о рабочем контроле”. Согласно этому постановлению контроль распространялся на производство, куплю-продажу продуктов, материалов и их хранение, а также на финансовую деятельность предприятий. Подразумевалось, что предприниматели и технический персонал будут управлять предприятиями под контролем специальных органов рабочих.

На практике же склонность рабочих вмешиваться в управление предприятиями, которая проявилась еще с Февральской революции 1917г., вылилась в “стихийную” национализацию. Фабзавкомы брали власть на предприятиях в свои руки, а местные советы и совнархозы (государственные органы территориального управления промышленностью) просто выпускали декреты о национализации, санкционировавшие действия рабочих. ВСНХ, СНК проводили “карательную” национализацию за отказ подчиниться рабочему контролю, из-за финансового краха и локаутов.

Ускоренная национализация способствовала не улучшению, а ухудшению производства, снижению производительности труда.

Рабочее самоуправление не смогло остановить падение производства, начавшееся в ходе первой мировой войны, и обнаружило свою некомпетентность в управлении производственными процессами. К весне 1918г. социально-экономическое положение страны резко ухудшилось. Это обстоятельство, а также заключение в марте 1918г.

унизительного, грабительского Брестского мира, с помощью которого Россия вышла из первой мировой войны, выдвинули на первый план вопрос о недостатке в России материальных и культурных предпосылок для социализма. При отсутствии мировой революции этот недостаток можно было восполнить с помощью госкапитализма. Поэтому В.И.

Ленин счел необходимым приостановить форсированное продвижение к социализму - “красногвардейскую атаку на капитал”. Очередными задачами Советской власти стали всенародный учет и контроль за производством и распределением продуктов, повышение производительности труда и дисциплины, материальное стимулирование, более активное привлечение к сотрудничеству “буржуазных специалистов”, единоначалие и внедрение передовых методов организации труда на производстве.

Приостановка “красногвардейской атаки на капитал” в городе сопровождалась наступлением на деревню. Весной 1918 г. в стране разразился продовольственный кризис. Его причинами были: во-первых, отпадение хлебопроизводящих районов в результате гражданской войны и интервенции, и, во-вторых, незаинтересованность крестьянства в продаже хлеба государству по низким ценам в условиях товарного голода. Чрезвычайная ситуация, а также верность марксистской доктрине (бестоварный социализм) способствовали тому, что в мае г. большевики ввели продовольственную диктатуру. Крестьяне были обязаны сверх установленных минимальных норм сдавать государству по твердым (т.е. низким) ценам все излишки хлеба. Для изъятия хлеба Наркомпрод получал чрезвычайные полномочия и специальную продовольственную армию. Помимо продовольственной диктатуры большевики с помощью комитетов бедноты, созданных в июне 1918 г., осуществили попытку раскола деревни. Комбеды служили инструментами изъятия хлеба у “кулаков и богатеев” и нового земельного передела за счет экспроприации зажиточных крестьян.

Однако нажим на крестьянство привел к разрушению производительных сил сельского хозяйства и массовому недовольству средних и зажиточных крестьян, что создавало базу для контрреволюции.

Таким образом, проводя первые политические и социально экономические преобразования, большевики руководствовались марксистской доктриной, и в то же время, исходя из конкретных исторических условий, корректировали модель нового общества. В конечном итоге двойственный характер мероприятий Советской власти выразился в политике “военного коммунизма”.

4.2. Гражданская война в России. Политика “военного коммунизма” Гражданская война - это вооруженная борьба за государственную власть между гражданами - большими массами людей, относящимися к различным классам и социальным слоям общества. Корни гражданской войны в России - в существовавшей веками социальной несправедливости, в том, что политическая элита не сумела осознать многообразие интересов всех слоев общества и упустила возможность гражданского соглашения между ними.

Раскол общества четко обозначился в февральских уличных боях 1917 г., июльских событиях, корниловском мятеже, крестьянских погромах помещичьих имений осенью 1917г. Октябрьский переворот, разгон Учредительного собрания, заключение Брестского мира, чрезвычайные декреты Советской власти по организации хлебозаготовок были важными шагами, подтолкнувшими страну к вооруженному противостоянию (мятежи А.Ф. Керенского - П.М.

Краснова, А.И. Дутова, А.М. Каледина, левых и правых эсеров). На основании всего этого ряд авторов считает начальным рубежом гражданской войны либо февральские события 1917 г., либо октябрьский переворот большевиков, а окончание войны относит к освобождению Дальнего Востока от белогвардейцев и интервентов в октябре 1922 г.

Традиционная же точка зрения состоит в том, что период гражданской войны - это время, когда вся жизнь страны была подчинена решению военных задач, когда имели место противоборство воюющих армий, движение фронтов, мобилизация экономики. В соответствии с этой точкой зрения хронологические рамки гражданской войны следующие: начало войны - мятеж находившегося в подчинении Антанты 45-тысячного чехословацкого корпуса, начавшийся 25 мая 1918г., поддержанный всеми антибольшевистскими силами;

окончание - разгром Русской Армии генерала П.Н. Врангеля в ноябре 1920 г.

Продолжительность и размах гражданской войны во многом были связаны с иностранной военной интервенцией. Англия, Франция, США, Япония, Германия рассчитывали оторвать от России ее окраинные территории, расширить сферы своего влияния. Помимо этого страны Антанты стремились предотвратить расползание “красной угрозы”, революционизирование своих армий. Эти опасения имели под собой основание. Если после окончания первой мировой войны (ноябрь г.) Антанта рассчитывала разгромить Советскую Россию собственными силами, то в апреле 1919 г., опасаясь большевизации своих экспедиционных корпусов, она начала их эвакуацию. Основной формой вмешательства во внутренние дела России стало создание материальной основы антисоветских сил (вооружение, финансы, материальное обеспечение) взамен на соблюдение интересов стран Антанты.

Помимо интервентов на политической арене гражданской войны против большевиков действовали белые и зеленые. Белое движение начало складываться зимой 1917-1918 гг. Его целью являлось спасение российской государственности и православных ценностей.

Первоначально оно не имело серьезной поддержки со стороны рабочих и крестьян. Однако политика большевиков весны-лета 1918 г., особенно по крестьянскому вопросу, способствовала расширению массовой базы белого движения: в белую армию пошли крестьяне.

В белом движении было направление, ориентирующееся на восстановление самодержавия (например Верховный руководитель Добровольческой Армии генерал М.В. Алексеев, известные политики монархисты В.М. Пуришкевич, В.В. Шульгин), и направление, делавшее ставку на собственников и свободный рынок (А.И. Деникин, А.В.

Колчак, П.Н. Врангель). Однако большинство населения отвергало прошлое (нищету, деспотизм власти, социальное неравенство, неграмотность) и вследствие непоследовательного реформирования России не воспринимало западные либеральные ценности.

Основная масса населения России была привержена общинной демократии. Советы воспринимались народом как воплощение русского демократического идеала. Таким образом, белое движение не учитывало интересов широких народных масс. К тому же на территориях, контролируемых белыми, устанавливался произвол военщины, который сопровождался реквизициями, порками и расстрелами. А лозунг “Единой и неделимой России” вызвал протест народов национальных окраин.

Движение зеленых - это массовые стихийные повстанческие и партизанские движения в тылу белых и красных. В руководстве движения преобладали эсеровско-анархистские взгляды. Основные требования зеленых были следующие: социализация земли, а также фабрик и заводов;

власть Советов, но без коммунистов.

Восстания зеленых были распространены на Украине, в Брянской, Самарской, Симбирской, Ярославской, Тверской, Пензенской и др.

губерниях. Часть из них действовала весьма успешно. Так, на Украине в 1919 г. партизанское движение под руководством Н. Григорьева захватило Елизаветград, Николаев, Херсон, Кременчуг и др. города, а движение Н. Махно сыграло важную роль в разгроме армии А.И.

Деникина. Упомянутые движения сотрудничали с красными, однако и Н. Григорьев, и Н. Махно выступали не только против восстановления старых порядков, но и против большевистской диктатуры, действий комиссаров и чрезвычайных комиссий. За отказ подчиниться приказам Красной Армии эти движения были ею подавлены.

Причинами поражения зеленых было то, что у них не было единой политической программы, которая привлекала бы как крестьян, так и рабочих, а также то, что движение было слабым в военном отношении (партизанская тактика и организация отрядов, недостаточное количество вооружения и военных специалистов).

Голод, военный нажим интервентов и белогвардейцев заставили большевиков прибегнуть к “чрезвычайщине” - особой системе организации общественной жизни. Эта система начала складываться после майских декретов Совнаркома о продовольственной диктатуре и включала в себя чрезвычайные органы, которые действовали, обходя законы, используя диктаторские методы, особые полномочия (Наркомпрод, продотряды и заградотряды, ревтрибуналы, ВЧК).

Преобладающей формой действия всех структур власти был террор:

путь физического уничтожения своих противников, запугивания и подавления малейшего сопротивления несогласных.

Гражданская война, террор, деление общества на “своих” и “чужих” и действие моральных категорий только внутри этих лагерей - все это было характерно для предшествующих революций в разных странах Европы. Не избежала этого и Россия. Постепенно террор принял неконтролируемые формы, а разного рода “чрезвычайки” стали неуправляемыми: центральная власть не могла добиться от нижестоящих органов исполнения собственных распоряжений, дисциплины и порядка.

Таким образом, “чрезвычайщина” была признаком не силы, а слабости власти. От большевиков отшатнулись средние крестьяне.

Страна скатывалась к анархии. Летом 1918 г. большевики удержались у власти только потому, что белогвардейцы на захваченных территориях проводили политику теми же методами “чрезвычайщины” и террора.

Были сметены эсеро-меньшевистские правительства, ориентирующиеся на демократические преобразования (Учредительное собрание, гражданские права, свобода торговли, отказ от регламентации хозяйственной деятельности крестьян) и возникшие в результате мятежа чехословацкого корпуса в ряде городов страны. Установившиеся на местах буржуазно-помещичьи диктатуры заставили крестьян почувствовать, что власть, сменившая большевиков, ущемляет их интересы еще больше. Чего же хотели крестьяне и все общество в целом от власти?

По мнению ряда авторов все классы и силы общества готовы были поддержать ту силу, которая наведет элементарный порядок, создаст минимальные условия для жизни и при этом сохранит завоевания революции (в первую очередь землю крестьянам).

Осознание большевиками необходимости “порядка” начинается в августе 1918 г., а после постановления ВЦИК о превращении Советской республики в единый военный лагерь (сентябрь 1918 г.) они активизировали свою деятельность в этом направлении. В сентябре г. упорядочивается снабжение армии, подвергается регламентации, правда минимальной, деятельность ВЧК. В ноябре 1918 г. был создан Совет рабочей и крестьянской обороны под председательством В.И.

Ленина, ликвидируются комбеды, восстанавливается единообразная организация Советов по всей территории РСФСР, вся система управления страной становится в рамки законности. Одновременно РКП(б) ограничила властные полномочия Советов, поставила их, а также кооперацию и профсоюзы под свой контроль, т. е. охватила своим влиянием практически все сферы жизни общества.

Однако большевики были не в состоянии сразу преобразовать “чрезвычайщину” в новую форму пролетарской диктатуры. Поэтому, начиная работу по упорядочению власти, они продолжали организацию террора для обеспечения тыла Красной Армии и стабилизации обстановки (постановление СНК РСФСР от 5 сентября 1918 г. “О Красном терроре” - попытка перейти к контролируемым формам террора, опереться на революционную законность). С конца 1918 г., большевики отказались от террора в отношении масс и даже в критические моменты 1919-20 гг. к террору не призывали, хотя местные власти к нему все же прибегали.

Таким образом, осенью 1918 г. большевики приступили к созданию милитаризованной системы управления страной - системы военного “тоталитаризма”. Милитаризация общества в полной мере проявилась в политике “военного коммунизма”, которая осуществлялась с 1918 г. по весну 1921 г.

“Военный коммунизм” включал в себя следующие меры:

продразверстка, введенная в январе 1919 г., представлявшая собой развитие принципа продовольственной диктатуры и распространившаяся не только на зерно, но и почти на все виды сельскохозяйственной продукции;

ускоренная национализация крупной, средней, мелкой промышленности и транспорта;

ликвидация товарно денежных отношений и переход к прямому товарообмену, регулируемому государством;

создание уравнительной системы распределения;

введение всеобщей трудовой повинности и трудовых мобилизаций как основной формы привлечения к труду.

Политика “военного коммунизма” - это государственное регулирование экономики в условиях войны. Аналогичные меры использовали во время первой мировой войны воюющие страны. Однако большевики рассматривали “военный коммунизм” не только как вынужденные, чрезвычайные меры, но и как непосредственный переход к коммунистическим общественным отношениям, как продолжение “красногвардейской атаки на капитал”. Не случайно большая часть военно-коммунистических мер принимается в конце 1920 начале гг., когда война в европейской части России уже затихла (закон о национализации мелких кустарей и ремесленников был принят в ноябре 1920 г.;

распространение продразверстки на сельскохозяйственное сырье произошло в первые месяцы 1921 г.;

отмена налогов и оплаты за коммунальные и пр. услуги вводится в конце 1920 - начале 1921 г.;

трудовая повинность из экстренной меры, применяемой к нетрудовым элементам, в конце 1920 г. превращается во всеобщую, охватывает все классы страны).

Главной причиной победы большевиков стало то, что они сумели создать такую систему организации общественной жизни, которая более или менее навела порядок, поставила действия органов власти в рамки законности и в конечном счете получила поддержку большей части населения страны - крестьянства. Крестьяне, столкнувшись с неприемлемой для себя аграрной политикой белых, выбрали из двух зол меньшее - большевиков с их продразверсткой и военно коммунистическими загибами. Благодаря системе военного “тоталитаризма”, большевики сумели создать боеспособную красную армию и обеспечить прочность собственного тыла. Победе большевиков способствовали слабые стороны белого движения, а также международная солидарность западных рабочих с Советской Россией (движение под лозунгом “Руки прочь от Советской России!”), которая подорвала единство действий Антанты.

Гражданская война привела к колоссальным жертвам и невосполнимым потерям. Ущерб, причиненный народному хозяйству, составил 50 млрд. рублей золотом, от голода, болезней, белого и красного террора, в боях погибло 8 млн. человек, численность рабочего класса сократилась вдвое, большая часть интеллигенции эмигрировала.

Важным последствием гражданской войны было становление административно-командной системы управления. В центре ее стояла РКП(б), которая подменила собой Советы и др. государственные органы, создала политический механизм насилия и рассматривала военно-коммунистическую систему как переход к коммунистическим общественным отношениям. Таким образом, в годы гражданской войны большевики сумели отстоять государственность и суверенитет России.

Однако поддержка большевизма населением носила условный характер.

Гражданская война 1918-1920 гг. закончилась серьезным кризисом большевистской власти.

4.3. Россия НЭПовская Первая мировая и гражданская войны обескровили и разорили Россию. Погибло более 25 миллионов человек. Объем промышленного производства составил в 1920 г. всего лишь 12% от уровня 1913 г.

Продукция сельского хозяйства уменьшилась почти вдвое. Транспорт был разрушен. Большевистское руководство продолжало политику "военного коммунизма" уже в мирных условиях, делая упор на государственное принуждение как основу выхода из экономического кризиса и непосредственного перехода к коммунистическим отношениям. Однако продолжение этой политики не только усиливало экономическую разруху, но и предопределяло глубочайшую напряженность внутриполитической обстановки.

Режим "военного коммунизма" в мирных условиях пришел в вопиющее противоречие с интересами крестьянства, которое от экономических форм протеста (сокращение посевных площадей) переходило к вооруженным формам борьбы. Вооруженное сопротивление крестьян тамбовской губернии, начатое летом 1920 г.

("антоновщина"), послужило катализатором массового крестьянского протеста. Крестьянские формирования действовали на Украине, Урале, в Сибири, Поволжье.

Не менее сложным было положение в городе. Хозяйственная разруха, остановка предприятий сопровождались "аграризацией" (уход в деревню), процессом деклассирования значительных отрядов пролетариата, подрывавших социальную основу существующей власти.

На закрытие заводов, сокращение хлебной нормы, угрозу голода рабочие отвечали демонстрациями, а затем и забастовками.

Антибольшевистские выступления в городах, вооруженная борьба крестьянства не могли не повлиять на настроения в армии. 1 марта г. вспыхнул мятеж в Кронштадте, в ходе которого военные моряки выдвинули лозунги "Власть Советам, а не партиям!", "Советы без коммунистов!". Налицо был глубокий общественно-политический кризис, требовавший уступок от власти, которые позволили бы снять накопившиеся противоречия. Угроза потери власти заставила руководство страны отказаться от идеи продвижения вперед в рамках военно-коммунистической модели и осуществить поворот в политике.

X съезд РКП(б) ( март 1921 г.) принял решение о замене продразверстки продовольственным налогом. Это решение диктовалось, с одной стороны, стремлением погасить активное сопротивление крестьян, а с другой, желанием дать экономический стимул для развития крестьянских хозяйств с помощью дифференцированного налогообложения. Был сделан первый шаг к новой экономической политике. (в дальнейшем в целях восстановления и развития сельского хозяйства был снят запрет на аренду земли и наем рабочей силы на селе). В связи с тем, что идея прямого государственного товарообмена промышленных товаров на сельскохозяйственные оказалась утопической, правительство вынуждено было допустить свободную торговлю и раскрепостить товарно-денежные отношения. Допуск торговли и денежного обращения повлек за собой ряд мер по стабилизации и укреплению финансовой системы. Возникшая необходимость ускоренного формирования фонда промышленных товаров потребовала перестройки работы промышленности.

Государство сохранило в своих руках наиболее крупные и технические оборудованные предприятия, оставив их в непосредственном подчинении ВСНХ и сведя в тресты, деятельность которых отныне строилась на хозрасчетных принципах, самофинансировании и самоокупаемости. На государственных предприятиях вводилось материальное стимулирование рабочих. Остальные предприятия (главным образом легкой, пищевой и, частично, добывающей промышленности) сдавались в аренду кооперативам, товариществам и другим объединениям. Допускалась концессия, т.е. договора с частными предпринимателями, в том числе с иностранными фирмами, на эксплуатацию промышленных предприятий, допускались смешанные общества.

Проводя денационализацию, разрешая концессии, аренду, смешанные общества, частную торговлю, власть допускала широкий спектр рыночных отношений, экономических методов хозяйствования под контролем государства (государственный капитализм). Таким образом, начавшись с замены продразверстки продналогом система экономических мер нового курса расширялась. Их осуществление призвано было обеспечить и выход страны из кризиса, и взаимодействие разных укладов смешанной российской экономики, и продвижение страны вперед к социализму экономическими методами. Концепция продвижения к социализму экономическими методами ( через государственный капитализм) породила острые споры в большевистском руководстве по вопросу жизнеспособности политики, цель и средства которой не соответствуют друг другу. Однако Ленин был убежден в возможности разрешения этого противоречия путем установления строжайшего государственного контроля за средствами, их разумной дозировки. Такой замысел требовал укрепления политического режима, поэтому позиция лидера государства относительно пределов отступления в политической и идеологической области была достаточно жесткой. Отдельные шаги по смягчению политического устройства (попытка оживить работу Советов;

образование союзного государства на договорных началах;

реформирование административно-государственного устройства страны и передача части управленческих функций на места) перекрывались шагами противоположного характера, усилением борьбы против инакомыслия, пресечением попыток "либеральной" трактовки НЭПа.

Первыми последствиями введения новой экономической политики стали окончательная ликвидация остатков многопартийности;

расширение судебных преследований и высылка за границу "идейных противников большевизма";

антицерковный террор;

ужесточение внутрипартийного режима.

Правящая партия не была монолитной в своем отношении к НЭПу. Многие рядовые члены партии восприняли новый курс как измену идеалам Октябрьской революции;

в руководстве партии точке зрения Ленина на новый экономический курс как на поворот в идеологии строительства нового общества противопоставлялся взгляд на НЭП, как на смену тактики, а не долговременного стратегического курса. Таким образом, новая экономическая политика с первых минут существования встретила серьезное противодействие.

Вопрос о развитии страны на путях НЭПа вызывает острые споры среди историков. Одни из них идеализируют и НЭП, и степень успехов, достигнутой страной в результате его осуществления. Другие (среди них есть и "рыночники" и "антирыночники") концентрирую внимание на критике НЭПа, на анализе его "кризисов", которые, по их мнению, вследствие неразрешимости привели эту политику к свертыванию.

В результате осуществления новой экономической политики страна успешно решила задачи восстановительного периода. За четыре года экономические показатели приблизились к показателям 1913 г., с помощью внутренних источников накопления страна смогла перейти к расширенному воспроизводству, приступить к ускоренному развитию промышленности, накормить население, провести успешную финансовую реформу и обеспечить развитие товарно-денежных отношений. Упрочивалось и внешнеполитическое положение Советского Союза. НЭП значительно облегчил СССР прорыв экономической блокады, выход на международные рынки, дипломатическое признание. Введение в оборот червонца, имевшего твердое золотое обеспечение, заметно увеличило внешнеторговый оборот. В 1925 г. Советский Союз торговал почти со всеми крупными странами Запада и Востока и мог ставить перед своими торговыми партнерами вопрос о кредитах для покупки промышленного оборудования.

Однако тот факт, что к середине 20-х годов промышленность и сельское хозяйство приблизились к уровню 1913 г., не смог скрыть целого ряда экономических и социальных проблем, ставящих под угрозу будущее новой экономической политики. По уровню развития промышленности страна значительно отставала от большинства развитых западных государств, по-прежнему оставалась преимущественно аграрной. К началу 1926 г. перед промышленностью встала значительно более сложная задача, чем в восстановительный период. Необходимостью стало кардинальное обновление промышленного оборудования. Реконструкция хозяйства, стрежнем которой должна была стать индустриализация, предполагала значительно большие капиталовложения, чем требовалось на восстановление промышленных структур. Однако НЭП в том виде, как он осуществлялся, не обеспечивал необходимых накоплений для дальнейшего индустриального развития.

Не менее сложным было положение и в сельском хозяйстве.

Восстановление посевных площадей и валового объема сельскохозяйственной продукции до уровня 1913 г. сопровождалось сокращением товарности крестьянских хозяйств. Такое положение было следствием и изменений в структуре сельского хозяйства, происшедших после революции;

и дробления крестьянских хозяйств, вызванного желанием ускользнуть от чрезмерного налогообложения;

и ошибками государства в кредитовании хлебозаготовок. Падение товарности крестьянских хозяйств вело к сокращению экспорта сельскохозяйственной продукции и импорта промышленного оборудования, в котором так остро нуждалась страна, приступившая к решению задач модернизации. Таким образом, НЭП не избавил страну от проблем, масштабы которых возрастали. Кроме того, процесс восстановления на базе НЭПа, особенно после смерти Ленина, был чрезвычайно противоречивым. Чем дальше раздвигались рамки НЭПа, тем острее становилась борьба за ограничение стихии, рождаемой им.

Рыночные основания экономики, усиление стихийного фактора, активизация частного капитала в городе и в деревне, дифференциация доходов и рост социальных контрастов - все это создавало серьезные проблемы экономического и политического характера. Эти объективно рождающиеся проблемы усугублялись грубыми просчетами партии и государства в понимании и реализации возможностей НЭПа. И это было связано и с глубокой ностальгией по отношению к периоду “военного коммунизма”, и страхом перед набиравшим силу НЭПом, возможной реставрацией капитализма, угрозой потери власти.

В середине 20-х годов в стране происходит ряд “кризисов”.

Кризис сбыта промышленности 1923 г., связанный с расхождением цен на промышленные и сельскохозяйственные товары, сильно ударил по финансовой системе государства, поставил под угрозу товарооборот государственной промышленности и крестьянского хозяйства. Кризис в области торговли в 1924 г., вызванный преждевременным наступлением на частный капитал, расстроил рыночный оборот. Диспропорции в развитии города и деревни 1925-1926 гг., вызванные непоследовательной практикой кредитования хлебозаготовок, обострили товарный голод. Осознание заложенных в НЭПе опасностей порождало идеи о перестройке всей его системы. Отсюда ожесточенная идейно политическая борьба в партии по поводу дальнейшего развития страны, судеб социализма 1923-1929 годов, завершившаяся расправой с инакомыслием в партии и утверждением режима личной власти;

отсюда попытка верхушки партаппарата найти некую среднюю линию между продолжением курса на “раздвижку” НЭПа и отказом от него. В решениях партийно-государственного руководства, определяющих хозяйственную политику страны 1925-1927 гг., подчеркивалась необходимость укрепления основ хозяйственно-политической системы НЭПа, наращивания рыночных отношений. Одновременно осуществлялись шаги по линии свертывания этих отношений и подмены их административным регулированием. Конец этим “зигзагам” положил хлебозаготовительный кризис 1927-1928 гг. (“хлебная стачка”).

Внеэкономические чрезвычайные меры выхода из него разрушили каналы рыночных связей обмена между промышленностью и сельским хозяйством, что и означало ломку новой экономической политики.

Возрождение командно-административных методов управления повлекло за собой ликвидацию НЭПа. Однако “великий перелом” не был чисто верхушечным. В ликвидации НЭПа были заинтересована значительная часть общества, недовольная этой политикой.

Таким образом, нэповская линия в развитии страны была прервана, на смену ей шла стратегия формированного развития, шел сталинский тоталитаризм. Была ли альтернатива таком варианту развития? Одни историки считают, что альтернативы не было;

другие утверждают, что трансформация НЭПа в рыночную модель была вполне возможна. Однако условием такой трансформации мог быть только пересмотр всей концепции новой экономической политики, отказ от представления о НЭПе как временном отступлении к капитализму и признание его магистральным путем развития страны и движения к социализму. Пересмотр концепции НЭПа требовал изменения представлений о социализме, о степени его совместимости с рыночными отношениями.

4.4. Советское общество в 30-е годы Серьезные трудности, с которыми в конце 20-х годов столкнулась страна, привели Сталина и его окружение к выводу, что неэквивалентный обмен и рынок несовместимы, что НЭП исчерпал себя и нужны новые решения, выходящие за рамки нэповской системы. На вооружение берется программа форсированного развития (форсированный вариант модернизации), в основе которой лежат выбор одного приоритетного направления в развитии экономики (тяжелой индустрии) и концентрация всех ресурсов страны на этом магистральном направлении путем максимального напряжения всей хозяйственной системы. Усиленная перекачка средств из сельскохозяйственного сектора в индустриальный становится, в представлении сталинского руководства, не только оправданной, но и необходимой. Механизм же перекачки видится в крупных хозяйствах - колхозах и совхозах, которые одновременно решат и проблему снабжения страны хлебом. Эта концепция строится на признании обострения классовой борьбы по мере продвижения к социализму, на признании возможности использования административного насилия как главного средства решения противоречий общественного развития.

Концентрация всех усилий страны на создании тяжелой индустрии сулила, по мнению правящего руководства, возможность в короткий срок создать мощный индустриальный потенциал (индустриальное общество). Он должен был обеспечить реорганизацию всех отраслей экономики, преобразование социальной структуры общества, быта людей, что и обеспечило бы построение социализма, прорыв к более высокому уровню цивилизации.

Отказ от НЭПа, смена стратегии развития практически означали возврат к старой военно-коммунистической модели построения социализма, модели, для которой характерно резкое усиление государственного вмешательства в жизнь общества, использование административно-командных рычагов управления, государственное принуждение.

Выбрав индустриальный сектор в качестве приоритетного направления народного хозяйства и сосредоточив все усилия страны на его развитии, сталинское руководство без должного экономического обоснования начало осуществлять политику “подхлестывания” страны.

В результате: начали значительно повышаться важнейшие плановые показатели уже принятого первого пятилетнего плана развития народного хозяйства (1928/29-1932/33 гг.);

годовые планы приобретали ярко выраженный форсированный характер;

перед трудящимися выдвигалась задача любой ценой перекрывать и так уже чрезмерно завышенные плановые задания;

центральное место в прессе заняли призывы досрочного выполнения заданий пятилетки. Для реализации политики форсированного развития любой ценой складывался и соответствующий хозяйственный механизм, опирающийся не на экономические, а на административно-приказные методы хозяйствования. Усилилось централизованное планирование, ужесточился контроль за выполнением заданий, была резко ограничена сфера действия товарно-денежных отношений, жестко осуществлялось распределение ресурсов и продукции, предприятия практически лишались всякой самостоятельности. Ориентация уже на апробированные методы стимулирования трудовых усилий с упором на массовое соревнование, ударничество, внедрение передового опыта, насаждение новых починов оказалось недостаточным. Форсированная индустриализация осуществлялась в основном путем штурмовщины, администрирования, ужесточения трудового законодательства, использования принудительного труда. Однако попытки достичь предельно высоких темпов оборачивались дезорганизацией производства. Убедившись в том, что возможности стратегии форсированного развития далеко не безграничны, а эффективность администрирования далеко не универсальна, руководство страны вынуждено было несколько уменьшить гонку за темпом в годы второй пятилетки (1933-1937 гг.) Форсированная индустриализация сопровождалась усилением темпов коллективизации. В соответствии с провозглашенным летом 1929 г. курсом на сплошную коллективизацию крестьянских хозяйств целых округов, руководством страны принимаются решения: о полном завершении коллективизации в зерновых районах страны не позднее весны 1932 г.;

об осуществлении политики ликвидации кулачества как класса в этих районах. Эти решения ориентировали местные власти на безудержное развязывание насилия над крестьянами. В результате - принудительное объединение в колхозы, конфискация средств производства у зажиточных крестьян, трагедия миллионов раскулаченных, оказавшихся в тюрьмах, концентрационных лагерях, спецпоселках. Характерно, что сталинская система вела в деревне борьбу не только против крестьянства вообще, но и против колхозного крестьянства. Чрезмерное изъятие хлеба у колхозов зерновых районов в целях осуществления промышленного рывка породило страшный голод 1932-1933 гг., охвативший Северный Кавказ, Поволжье, Украину, Казахстан.

Осуществление форсированной индустриализации дало определенный эффект.

К концу 30-х годов наша страна сумела преодолеть технико экономическую отсталость, превратилась в независимую экономическую страну, по структуре промышленного производства вышла на уровень развитых стран, а по объему его в абсолютном измерении уступала только США. Однако цена созданного в предвоенный период промышленного потенциала была чрезмерно высокой. Форсированный индустриальный рывок был достигнут ценой величайшего перенапряжения сил, он породил глубинные перекосы и деформации в экономике, в жертву этому рывку были принесены практически все элементы социального организма.

Сплошная коллективизация крестьянских хозяйств, которую трактовали как путь к социалистическому переустройству деревни, как осуществление ленинского кооперативного плана, оказала катастрофическое воздействие на развитие аграрного сектора. В короткий срок крестьяне были отчуждены и от средств производства, и от результатов своего труда (раскрестьянивание деревни). Падение производительности труда, сокращение валовой продукции сельского хозяйства, сопровождавшие сплошную коллективизацию, побуждали руководство страны еще больше форсировать процесс создания коллективных хозяйств, чтобы поставить деревню под жесткий административный контроль, обеспечить внедрение разветвленной системы принудительного труда и таким образом прекратить падение сельскохозяйственного производства. Все это еще больше усиливало дезорганизацию в деревне. Однако в сталинской стратегии форсированной индустриализации все отрасли народного хозяйства, все силы, не считаясь с потерями, бросались на нужды промышленного роста, и в этом плане сплошная коллективизация позволила создать систему перекачки финансовых, материальных, трудовых ресурсов из аграрного сектора в индустриальный.

Противоречивыми итогами обернулась стратегия форсированного развития и в социальной сфере: ликвидация безработицы в СССР;

провозглашение широкого спектра социальных прав;

перемены в здравоохранении, обеспечивающие всеобщую доступность и бесплатность медицинских учреждений;

осуществление общеобразовательной революции - все это свидетельствовало о поступательных шагах в области социального развития. Но параллельно с этим в стране, осуществляющей индустриальный рывок путем жесткой экономии, утверждался остаточный принцип подхода к проблемам социальной сферы и уровня жизни людей. Благосостояние работающих зависело не столько от результатов их труда, сколько от распределительной политики государства. Провозглашенные в стране социальные гарантии коснулись только рабочих и служащих.

Осуществляемая общеобразовательная революция сопровождалась ломкой многих культурных традиций. Достижения и издержки переплетались друг с другом, образуя разные проявления одних и тех же процессов.

Противоречивым было и отношение к действительности: с одной стороны, для общества 30-х гг. характерен энтузиазм и трудовой героизм советских людей, иллюзорно ощущающих себя хозяевами своей страны и творцами нового общества;

с другой стороны, - рост социальной и психологической напряженности в результате падения жизненного уровня, мощного миграционного процесса, сопровождающегося ломкой привычного образа жизни огромных масс людей. В этих условиях для усмирения и устрашения общества, нейтрализации социально-психологической напряженности, направления энергии масс на решение ключевых проблем развития нужен был жесткий политический и идеологический нажим. Таким образом, переход к форсированному варианту развития с явным преобладанием насильственных методов усилил потребность в использовании административно-командных форм политической организации, привел к реставрации тоталитаризма военно коммунистического образца. Существует представление о тоталитаризме не только как о следствии, но и как о форме модернизации в ее догоняющем варианте. Какова же сущность тоталитарного режима 30-х годов? Монополия большевистской партии в политической сфере привела к полному срастанию партии и государства. Усиливался процесс тотального огосударствления всех сторон общественной жизни. Этот процесс сопровождался сращиванием партийного, хозяйственного и государственного аппарата, что привело к созданию единого политического руководства страны, управлявшего всеми сторонами жизни общества, сосредоточившего в своих руках огромную власть. Оправдывая все свои действия интересами партии и народа, это руководство менее всего считалось с их реальными интересами. Оно оказалось и над законом, и над моралью. Разбухший, проникающий во все области жизнедеятельности общества партийно государственный бюрократический аппарат был построен по иерархическому принципу, представляя собой своеобразную пирамиду.

Нижестоящие звенья этой управленческой пирамиды полностью подчинялись вышестоящим, абсолютная же власть концентрировалась на ее верху - в руках узкого круга людей, а затем одного Сталина. Такая система порождала культ личности вождя. Создавался режим неограниченной личной диктатуры Сталина. Создание и сохранение неограниченной диктатуры Сталина, проведение политики, основанной на принуждении в отношении значительной части населения страны, могло осуществляться только путем террора. Этим объясняется резкое возрастание роли органов государственного принуждения в 30-е годы.

Опорой сталинского режима стали репрессивные органы (ОГПУ-НКВД), составной частью которых являлись исправительно-трудовые лагеря и исправительно-трудовые колонии, объединенные системой ГУЛАГ (главное управление лагерей НКВД). Лагеря, существование которых тщательно скрывалось как от внутреннего, так и мирового общественного мнения, стали необходимы из-за масштаба репрессий, обрушившихся на страну в 30-е годы;

они служили для изоляции и постепенного уничтожения реальных и даже потенциальных противников режима, одновременно обеспечивая возможность эксплуатации принудительного труда в огромных размерах.

Одним из отличительных признаков сложившегося в стране тоталитарного режима была его идеологизированность. В силу того что за идеологией признавалось право на универсальное истолкование реальности, она становилась основой для определения политики, которая в свою очередь доминировала над экономикой. Политическое руководство страны, установив монополию на идеологию, распространило свой контроль не только на политическую и экономическую, но и на духовную жизнь общества, проявило стремление к унификации людей. Что же представляла собой идеология 30-х годов, именуемая сталинизмом? При несомненной связи сталинизма с наследием Маркса и Ленина полное отождествление их едва ли правомерно. Сталинизм - это прежде всего догматизация марксизма, абсолютизация многих выводов, которые были сделаны еще в середине XIX в. Канонизация марксистских положений сопровождалась их вульгаризацией, схематизацией, часто просто извращением, выхолащиванием их гуманистической и демократической сущности. В результате марксизм в сталинской интерпретации из научной теории, методологии познания исторического процесса превратился в разновидность религиозного учения. (Своеобразным катехизисом этой религии стал изданный в 1938 г. “Краткий курс истории ВКП(б)”). Стремясь к всеохватывающему контролю над духовной жизнью общества, властные структуры превратили систему образования, науку, литературу, искусство, все средства политической пропаганды в каналы внедрения сталинизма в сознание людей, в инструментарий, с помощью которого создавался миф о сбывающихся идеалах революции. В результате формировалось иллюзорное общественное сознание, создавалось общество людей в большинстве своем с урезанным и однобоким мировосприятием, запрограммированным на революционный оптимизм. Для поддержания любой авторитарной политической системы нужна своеобразная “подсистема страха”, без которой невозможно подавить думающих людей. Если же приходится обеспечивать поддержание системы с такой необъятной и неограниченной властью, какая сосредоточилась в руках Сталина и его окружения, то эта подсистема должна действовать с огромным размахом. Именно этим объясняется тотальность террора 30 х годов. Репрессии обрушились на партийный, советский, комсомольский аппараты, командный состав армии, дипломатический корпус, широкий слой хозяйственников, научную и творческую интеллигенцию, став одним из главных средств решения хозяйственных, политических, культурных проблем. Самыми громкими проявлениями волны террора, прокатившейся по стране, стали сфабрикованные в середине 30-х годов политические процессы. И все же, несмотря на масштабы устрашения, сталинское руководство не смогло добиться абсолютного контроля над обществом, искоренить всякую оппозицию.

Чрезвычайно сложное и противоречивое общество, которое сформировалось к концу 30-х годов, было объявлено Сталиным обществом построенного, в основном, социализма. Однако то, что в представлении Сталина было социализмом, на самом деле означало грубое извращение его сути. В научном понимании социализм - это прежде всего общественная собственность на средства производства, развитие экономики в интересах всего общества. Социализм - это народовластие, это общество, обеспечивающее развитие личности. Что же было в реальной жизни? Обобществление собственности превратилось в огосударствление экономики, владельцем же так называемой общественной собственности стала партийно государственная бюрократия, что лишало всех членов общества экономической свободы, в принципе исключало возможность демократизации экономики.

Строжайшая централизация и этатизация политической системы общества, установление государственного террора привели к отчуждению народа от политики и власти. Все формы политического самовыражения, кроме официального, были поставлены вне закона.

Для этого периода характерно все большее превращение человека из высшей ценности и цели общественного развития в орудие для решения тех или иных экономических и политических задач, полное попрание прав человеческой личности. В результате облик общества, созданного к концу 30-х годов, не соответствовал критериям “социалистичности”, которые были приняты в научном обороте даже в те годы. Сложившаяся система может быть названа государственным, казарменным социализмом.

4.5. В преддверии второй мировой войны. Вторая мировая и Великая Отечественная война советского народа Истоки второй мировой войны уходят вглубь истории европейских международных отношений, где на рубеже XIX-XX вв.

сложилась система блокового противостояния европейских держав.

Состав блоков определялся геополитическим фактором и противоречия между ними привели к первой мировой войне. Поражение в войне Германии и ее союзников, Версальско-Вашингтонская система послевоенного урегулирования не уничтожили старых антагонизмов, которые и являлись источником напряженности и угрозы новой мировой войны.

К старым противоречиям европейских держав добавились новые.

Существенным фактором международных отношений стали Советский Союз и его внешняя политика. СССР, стремившийся наладить с капиталистическими странами взаимовыгодное деловое сотрудничество, в то же время ориентировался на мировую революцию и с помощью Коминтерна разжигал классовую борьбу за рубежом.

Поэтому Англия, Франция, а затем и США, стремились одновременно решить две задачи: с максимальной выгодой использовать поражение Германии (в первую очередь выплату репараций) и путем соглашений с ней и другими странами противодействовать “красной угрозе”.

Возможности решения второй задачи расширились после того, как в 1933г. в Германии к власти пришла национал-социалистская партия во главе с Гитлером. Фашистская модель государственного вмешательства в экономику и социальные отношения, возникшая вследствие мирового экономического кризиса 1929-33 гг., ориентировалась на милитаризацию страны и борьбу за мировое господство. В 1933 г. Германия вышла из Лиги Наций и шаг за шагом начала ликвидацию ограничений, установленных Версальским договором. Для координации внешней экспансии в 1936 - 1937 гг.

Германия, Италия и Япония оформили фашистско-милитаристский блок (Анти-коминтеровский пакт). Фашизм, с его “теоретическим” обоснованием геноцида целых народов, расовой и национальной исключительности арийцев, представлял угрозу не только для СССР, но и для западной цивилизации. Существовала ли возможность совместной защиты от фашизма для СССР и капиталистических стран? Такая возможность существовала, но не была реализована.

В 1933г. СССР выступил с инициативой создать в Европе систему коллективной безопасности - комплекс мер и предложений, предусматривающих совместные действия ряда европейских государств о гарантиях границ соседей Германии. Однако попытки создания такой системы не увенчались успехом. Основные причины этого были следующие: 1) западноевропейские страны проводили политику “умиротворения агрессора”, которая базировалась на стремлении ликвидировать или ослабить СССР путем направления германской агрессии на Восток;

2) серьезной помехой к формированию антифашистского фронта были извращения, связанные с культом личности Сталина (оценка Сталиным и Коминтерном социал демократии как социал-фашизма, неприятие советским руководством европейских пацифистов, массовые репрессии в СССР, в том числе и против деятелей Коминтерна).

Проходившие в Москве в июле - августе 1939 г. англо-франко советские переговоры выявили острые противоречия и недоверие сторон друг к другу. Переговоры зашли в тупик. В результате Сталин сделал свой выбор: 23 августа 1939 г. в Москве между СССР и Германией был подписан пакт о ненападении и секретные протоколы к нему о разделе сфер влияния в Восточной Европе.

В современной отечественной и западной историографии оценка этих документов неоднозначна. Признавая, что договор от 23 августа 1939 г. был юридически правомерен, исследователи расходятся во мнении относительно мотивов СССР при его заключении. Часть авторов считает, что целью Сталина было осуществление имперских замыслов:

ввод войск в Прибалтику, Польшу, Бессарабию. Другие авторы обращают внимание на то, что договор был прорывом международной изоляции СССР, созданной Англией и Францией, не дал столкнуть СССР и Германию уже в 1939 г., внес разлад в блок Германии и Японии.

Что же касается оценок секретных протоколов, то одни исследователи считают их изначально противоправными документами, другие же высказывают следующую точку зрения: поскольку мировая война фактически началась и судьба Польши уже была решена (о дате нападения на Польшу руководству держав было известно уже в ходе англо-франко-советских переговоров), вопрос заключался в том, как будет оформлена территория Польши;

поэтому для СССР существенное значение имело обязательство Германии не решать этот вопрос без учета мнения СССР, что и было зафиксировано в тайных протоколах.

Через неделю после заключения пакта о ненападении - 1 сентября 1939г. - началась вторая мировая война. Ее масштабы значительно превзошли масштабы первой мировой войны. Она длилась 6 лет, в ней участвовало 61 государство (80 процентов населения земного шара). Во время войны погибло свыше 50млн. человек, а материальный ущерб был в 12 раз больше, чем в первой мировой войне. Подобно первой, вторая мировая война возникла в результате резкого обострения противоречий между враждебными коалициями государств. Фашистские и милитаристские государства были недовольны Версальско Вашингтонской системой и стремились к новому переделу мира. Однако во второй мировой войне, в отличие от первой, с самого начала проявились освободительные, антифашистские тенденции, которые усиливались в ходе войны и стали определяющими после вступления в нее СССР.

Отечественные историки выделяют пять периодов второй мировой войны. Первый период - начало второй мировой войны: от нападения Германии на Польшу до нападения на СССР (1 сентября 1939 - 22 июня 1941гг.). Второй период - расширение фашистской агрессии: от нападения Германии на СССР до контрнаступления советских войск под Сталинградом (22 июня 1941 - ноябрь 1942гг.) Третий период - коренной перелом в ходе второй мировой войны: от контрнаступления советской армии под Сталинградом до наступления на Украине и центральном участке фронта (ноябрь 1942 - декабрь 1943гг.). Четвертый период - разгром фашизма в Европе: от наступления советских войск под Ленинградом и открытия второго фронта во Франции до поражения фашистской Германии (январь 1944 - 9 мая 1945гг.). Пятый период - разгром милитаристской Японии: от капитуляции Германии до капитуляции Японии (9 мая - 2 сентября 1945г.).

В условиях начавшейся мировой войны сталинское руководство рассчитывало укрепить военно-экономический потенциал страны, как можно дольше сохранить нейтралитет СССР и продвинуть на запад его границы. В сентябре 1939 г. СССР в соответствии с тайными протоколами присоединил Западную Украину и Западную Белоруссию;

в июне 1940 г. Румыния передала СССР Бессарабию и Северную Буковину;

в этом же году под давлением советского руководства в состав СССР вошли республики Прибалтики. В ноябре 1939 - марте 1940 гг. произошла советско-финская война, в итоге которой Финляндия уступила СССР часть своих территорий.

К осени 1940г. Германия оккупировала большую часть западной Европы, включая Францию, а к началу 1941г. у германского руководства уже имелся детальный план войны против СССР - план “Барбаросса”. Следует помнить, какие цели преследовала фашистская Германия, напав на СССР 22 июня 1941г. Гитлер требовал вести войну против СССР на уничтожение, ликвидировать Советское государство, “разгромить русских, как народ”, разобщить их, сократить численность русского населения, а европейскую часть СССР превратить в “жизненное пространство” для немецких колонистов.

Начало Великой Отечественной войны стало для СССР катастрофой. Причинами этого были: массовые репрессии в армии и ВПК;

слабость советской военной доктрины;

серьезные оперативно стратегические ошибки в определении главного удара со стороны Германии и начала ее агрессии против СССР.

Ценой непомерных усилий, огромных человеческих и материальных потерь, немецкая армия была остановлена под Москвой (контрнаступление Красной армии началось в декабре 1941 г.). Победа СССР в этой битве сорвала гитлеровский план “молниеносной войны”.

Однако ошибки в стратегическом звене руководства, за которые нес ответственность Сталин, привели к новым поражениям Красной Армии.

С июля 1942г. немецкие войска перешли в наступление в направлении Волги и Кавказа.

Только в ноябре 1942 г. начался коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Победы СССР под Сталинградом, на Курской дуге, битва за Днепр подорвали силу германской военной машины.

Благодаря совместным усилиям Красной Армии, партизанского движения и тружеников тыла, СССР захватил стратегическую инициативу и не выпускал ее из рук до окончания войны в Европе 9 мая 1945 г. Завершение Великой Отечественной войны произошло сентября 1945 г. в результате капитуляции Японии, в разгроме которой принимал участие СССР в соответствии с союзническими обязательствами.

Неимоверно высока цена победы СССР - по меньшей мере 27 млн.

жизней. Она обусловлена рядом факторов. Это следствие фашистского террора и плата за разгром лучшей военной машины в мире;

пренебрежение советским руководством жизнью соотечественников и неспособность тоталитарного режима эффективно использовать военно экономический потенциал в начале войны;

крайне несправедливое распределение усилий внутри антигитлеровской коалиции, в которой именно СССР сковывал главную военную мощь противника.

Как же действовала советская тоталитарная система в годы войны? Можно ли считать победу ее заслугой? Система, призванная стабилизировать личную власть Сталина, в первые дни войны обнаружила свою недееспособность. Поэтому при сохранении централизации власти, необходимой для успешного ведения войны, была расширена автономия каждой нижестоящей ячейки общества.

Благодаря широкой замене управленческих и военных кадров, в руководство фронтом и тылом выдвинулись компетентные, неординарные люди, способные действовать творчески и самостоятельно. В социалистическую идеологию были допущены новые ценности, благодаря которым патриотизм получил историческую преемственность и позволил многим людям подняться выше “классовых обид” (гвардия, укрепление статуса офицеров, ордена святого Александра Невского, Суворова, Кутузова, либерализация в отношениях с церковью и т.д.). Таким образом, под влиянием критической обстановки система отступала, давала народу развернуться во всей мощи, но шла за ним по пятам и в конце концов перехватила победу.

В свете современности из истории Великой Отечественной и второй мировой войны можно извлечь следующие уроки: 1) для предотвращения войны необходимо создание и международно-правовое обеспечение действенной системы коллективной безопасности на мировом и региональном уровне;

2) победа в войне была невозможна без СССР, и сегодня решение проблем безопасности в регионе и в мире неосуществимо без России;

3) источником военной опасности являются не только экономические факторы, но и недемократические политические режимы. Поэтому гарантом эффективности систем национальной и коллективной безопасности может быть подлинная демократизация мира и составляющих его государств.

Вторая мировая война была продолжением первой мировой войны. В результате обеих войн в геополитической расстановке сил в мире произошли радикальные перемены. Первая переломная эпоха связана с итогами первой мировой войны, созданием Версальско Вашингтонской системы, Октябрьской революцией в России. Вторая - с итогами второй мировой войны, поражением фашизма, распадом колониальной системы, созданием биполярной блоковой системы противостояния и началом “холодной войны”. В результате второй мировой войны Европа потеряла доминирующее влияние в западной цивилизации, и на первый план вышли США.

4.6. Послевоенный мир. Укрепление тоталитарно-бюрократической системы в СССР Итоги второй мировой войны открывали возможность демократического обновления мира, крушения деспотических режимов, широкого межгосударственного диалога. Но тогдашние политические лидеры ведущих мировых держав не сумели использовать этот исторический шанс. С исчезновением общего врага лагерь победителей стал раскалываться, постепенно отношения между бывшими союзниками - странами антигитлеровской коалиции, стали эволюционировать от сотрудничества к конфронтации. Борьба с фашизмом сменилась глобальным противостоянием социалистической и капиталистической систем, Востока и Запада, что явилось главной особенностью и устойчивой тенденцией послевоенного мирового развития. Раскол мира, начавшийся в 1917 г., продолжал углубляться, приобретая новый, биполярный характер с наличием двух центров силы - СССР и США.

Победа принесла невиданный рост международного авторитета СССР, признание его экономической и военной мощи. Она работала на имя Сталина, на престиж страны, на социалистическую идею. После победы в войне влияние СССР распространилось на страны Восточной Европы и Юго-Восточной Азии, полностью или частично освобожденных Красной Армией. При общей ориентации на демократические и гуманистические приоритеты в этих государствах, по сути, начала формироваться сталинская модель социализма, то есть авторитарно-бюрократическая система государственной политической власти. Стали возникать страны народной демократии, формировалась мировая система социализма (“социалистический лагерь”), внешне представлявшая собой монолитный блок под эгидой Москвы. В 1947 г.

создается “Информационное бюро коммунистических и рабочих партий” - преемник Коминтерна. В январе 1949 г. для координации и регулирования экономики создается Совет экономической взаимопомощи (СЭВ). СССР всячески навязывал “социалистическим” странам свою модель преобразований, любое отклонение от норм воспринималось сталинским руководством крайне враждебно и жестоко наказывалось (Югославия).

В конце 40-х годов в государствах Восточной Европы характер революционных процессов резко изменился: народная демократия была отдана в жертву диктатуре пролетариата, а их руководство было судимо и заменено верными сталинцами. В мире шел также и объективно обусловленный процесс крушения колониальной системы, появления новых независимых государств.

США, как и СССР, значительно усилились после войны. Наличие атомного оружия у США (с 1945 г.) и у СССР (с 1949 г.) в определенной степени сдерживало возникновение крупных военных конфликтов между ними, и в то же время становилось крайне опасным. Борьба приняла формы “холодной войны” - идеологического, политического и военно-стратегического противостояния капитализма и социализма, которое, то затихая, то обостряясь, продолжалось около полувека и выражалось во взаимной подрывной деятельности, подозрительности, пропагандистских обличениях, региональных конфликтах, гонке вооружений, создании «образа врага».

Одним из первых проявлений «холодной войны» стала предвыборная (в Верховный Совет СССР) речь И.В. Сталина (февраль 1946 г.), в которой говорилось о неизбежности империалистических войн и нарастании мощи Красной Армии, в агрессивной политике обвинялся Запад. Вскоре после окончания Второй мировой войны в США был составлен меморандум об отборе 20-ти наиболее важных целей на территории СССР для их (возможной) атомной бомбардировки.

Цели Запада сформулировал У. Черчилль в своей речи в американском городе Фултоне (1946 г.), которые были затем конкретизированы президентом США Г. Трумэном в его “доктрине” (1947 г.). Они состояли в том, чтобы остановить советскую идеологическую и военную экспансию, организовать военно политический союз против СССР, всемерно сдерживать распространение “восточного коммунизма”. Сталин тогда расценил речь Черчилля как “призыв к войне с СССР”, и причислил недавних союзников к “поджигателям войны”, а несколько позже (1952 г.) он сделал вывод о неизбежности войн в мире, пока существует империализм.

Госсекретарь США Д. Маршалл выдвинул в 1947 г. план “экономического оздоровления” европейских государств - финансовую помощь в размере 13 млрд. долларов, которой тогда воспользовались стран. СССР же посчитал, что этот план поставит под угрозу его политический суверенитет и влияние на восточно-европейские государства, и вместе с ними отказался от американской помощи. Решая все свои проблемы в одиночку, СССР продолжал укреплять свой статус великой державы путем неуклонного наращивания военного потенциала, все более изолируясь от западного мира.

Линия раскола в Европе пролегла через Германию, которая, по взаимной договоренности (Ялтинские и Потсдамские соглашения) должна была стать единым миролюбивым государством. Летом 1948 г.

СССР начал устанавливать блокаду Западного Берлина, чтобы помешать западным державам доступ в него, возник так называемый “Берлинский кризис”. Но это противостояние стимулировало образование в апреле 1949 г. военно-политического альянса - НАТО (10 западноевропейских государств, США и Канада). В мае 1949 г. на территории трех западных зон оккупации Германии образуется ФРГ, в ответ, в октябре 1949 г., в зоне советской оккупации создается второе немецкое государство - ГДР.

Пиком блокового противостояния стала гражданская война в Корее (1950-1953 гг.), не принесшая победы ни одной из сторон (КНДР-Южная Корея), несмотря на помощь воюющим сторонам СССР и США. Можно утверждать, что ответственность за развязывание “холодной войны”, самой длительной из всех войн XX века, лежит на обеих сторонах. У.

Черчилль считал ее «третьей мировой войной, которая началась прежде, чем закончилась вторая».

* * * Потери СССР в Великой Отечественной войне были огромны: млн. убитых, 25 млн. остались без крова, утрата 30% национального богатства, общий материальный урон - около 2,6 трил. руб. Многие западные политики и экономисты утверждали, что для восстановления разрушенного потребуется не менее 50 лет, и что Советский Союз надолго утратит свою роль великой державы. На мирные рельсы экономика СССР была переведена в 1946 г. К этому времени Госплан подготовил 4-й пятилетний план восстановления и развития народного хозяйства (1946-1950 гг.). Однако после войны была воспроизведена та же модель экономического развития и тот же цикл, что и в 30-х гг.

Сталин вновь выдвинул лозунг “завершения строительства социализма и постепенного перехода к коммунизму”. К 1948 г. приоритетная тяжелая промышленность достигла довоенного уровня (1940 г.), но в легкую и пищевую промышленность средства почти не вкладывались, жизненный уровень народа был очень низким. В 1947 г. была отменена карточная система, неоднократно снижались розничные цены, проведена денежная реформа. Но население от этого ничего практически не выиграло, его материальное положение не улучшилось, хотя социальная напряженность и была несколько снижена.

Еще в более тяжелом положении была советская деревня. Она продолжала оставаться “болевой точкой” всей экономики страны.

Несмотря на то, что к 1950г. был достигнут довоенный уровень общего объема сельскохозяйственного производства, она влачила жалкое существование. Хронические трудности обострялись продолжавшимся внеэкономическим принуждением колхозников, урожаи были низкие, положение усугубила засуха 1946г. Присоединенные в войну к личным участкам колхозные земли были изъяты и возвращены колхозам, были повышены старые налоги, и введены новые: поставки мяса, молока, яиц.

Денежные выплаты колхозникам отсутствовали, на трудодни они фактически ничего не получали, низки были закупочные цены, не покрывавшие вложенных затрат, снижение розничных цен обрекало колхозы на убыточность. Колхозники не имели паспортов, им не полагались пенсии, они не могли покинуть колхоз без разрешения властей. По многим показателям советская деревня жила значительно хуже уровня 1913 г. Это и понятно - на восстановление сельского хозяйства после войны оставалось лишь 8% общего объема бюджетных ассигнований. А Сталин в своей последней работе “Экономические проблемы социализма в СССР” (1952 г.) продолжал защищать и закреплять идею примата идеологии над экономической политикой.

* * * Перенеся неимоверные тяготы военного времени, советские люди вполне обоснованно ожидали, что после войны их жизнь обязательно изменится к лучшему. В обществе жила надежда на грядущие перемены, на объективную необходимость обновления старых политических, экономических и идеологических структур. Постепенно зрели идеи о возможности демократической трансформации советского режима, но практически это было невыполнимо, поэтому тогда и сформировался комплекс “обманутых надежд”. Следует также иметь в виду, что общая долгожданная победа вдохновила людей на сплоченность вокруг власти и поэтому открытое противостояние народа и власти было невозможно.

Народ-победитель все прочнее стягивали жесткими обручами тоталитарного режима, достигшего в этот период своего апогея. Сталин продолжал узурпировать власть и механизм принятия решений. Съезды (последний, сталинский XIX, состоялся в 1952 г., с перерывом в 13,5 лет после XVIII), пленумы ЦК созывались редко, даже Политбюро почти никогда не собиралось в полном составе. Сталин продолжал в борьбе с собственным народом опираться на репрессивные органы, возглавляемые Берией (которого Сталин однажды назвал “нашим Гиммлером”) - гаранты любого диктаторского режима, подменял (и подминал) все властные структуры. В руках Сталина была сосредоточена необъятная, ничем и никем не ограниченная и не контролируемая власть. Перманентно осуществлялся и глобальный контроль за умами, за общественным сознанием. Совершенствовался и принимал самые уродливые формы культ вождя - Сталин стал маршалом, генералиссимусом, Председателем Совета Министров, а празднование его 70-летия (декабрь 1949 г.) перешло все мыслимые границы восхваления и возвеличивания. Был открыт “Музей подарков Сталину”, разрабатывался эскиз “Ордена Сталина”, были предложения переименовать Москву в г. Сталин. Сталин продолжал опускать “железный занавес”, изолируя советский народ от всяких контактов с империалистическим, “загнивающим” Западом. Официально утверждалось, что “Советский Союз по праву стал центром мировой цивилизации”, фактически же он был закрытым от всего остального мира тоталитарным обществом.

Укреплялся и ужесточался аппарат управления идеологией и культурой. Сталин снова повел наступление на живую, свободную мысль, на деятелей культуры, на интеллигенцию. Начался новый “раунд” репрессий, выискивания “врагов народа”, борьбы с “космополитизмом”, с “низкопоклонством перед Западом”. Многие открытия, совершенные на Западе, провозглашались лженаучными, противоречащими законам материализма, были объявлены реакционными: генетика, кибернетика, психоанализ, социология, политология, и даже теория относительности.

Под руководством Секретаря ЦК по идеологии А. Жданова развернулась атака на творческую интеллигенцию. Осуждению подверглись писатели А. Ахматова, М. Зощенко, А. Платонов, даже А.

Фадеев с М. Исаковским, кинорежиссеры В. Пудовкин, С. Эйзенштейн, композиторы В. Мурадели, Д. Шостакович, С. Прокофьев, А. Хачатурян.

Их критиковали за безыдейность, формализм, декаденство, отход от канонов социалистического реализма.

В рамках кампании борьбы с космополитизмом последовали массовые антисемитские репрессии против еврейских деятелей культуры, обвиненных в “сионистской деятельности в интересах империализма”. Был разгромлен “Еврейский антифашистский комитет”.

Развернулись погромные “дискуссии” по естественным и общественным наукам. Сталин участвовал в двух - по языкознанию (1950 г.) и политэкономии (1951 г.), где выступал с завершающим словом, оставаясь главным и единственным “теоретиком” партии, оппонентов же, как правило, репрессировали. Научную интеллигенцию продолжали связывать жесткими узами “партийности”.

Сталин, боясь политического соперничества, продолжал совершенствовать свое искусство аппаратных игр. Меч террора коснулся и высшего партийно-советского эшелона власти. Во второй половине 40-х гг. Сталин задумал проведение новой радикальной чистки руководящих кадров. Первыми пали Н.Вознесенский, А.Кузнецов, М.Родионов, а вместе с ними десятки и сотни партийных и советских работников. Это было так называемое “ленинградское дело”, участникам которого инкриминировались “развал социалистического хозяйства методами международного капитала”, превращение Ленинградской партийной организации в опору для борьбы с партией. Это был удар по выдвинувшимся в годы войны руководителям, возможным преемникам высшей власти.

Объектом террора, по существу, был весь народ. Недаром численность “населения” ГУЛАГа достигала громадных цифр (по разным оценкам - от 4,5 до 12 млн. человек).

Последней акцией агонизирующей тоталитарной системы террора стал инспирированный в январе 1953 г. “заговор убийц в белых халатах”. Были арестованы 9 врачей, в основном - евреи, по обвинению в сотрудничестве с американской разведкой и международной сионистской организацией “Джойнт”, преднамеренном убийстве А.Жданова и А.Щербакова, подготовке террактов против других советских политических и военных деятелей. В этих условиях оголтелого антисемитизма советские евреи были окончательно деморализованы, ожидая решения о своей депортации.

Но постепенному наращиванию новой волны репрессий помешала смерть Сталина, наступившая 5 марта 1953 г. К счастью, второго издания “большого террора” не получилось, “развитой сталинизм” рухнул. Но страна замерла в ужасе и страхе: как жить без вождя?!

Последние годы правления Сталина были кульминационными в развитии советской тоталитарной системы. Со смертью Сталина заканчивалась сложная, героическая, но и трагическая страница истории советского общества. Именно в послевоенные годы все явственнее становились симптомы глубокого политического, идейного и экономического кризиса, постепенно и неуклонно поражавшего страну.

А для сознания людей было характерно противоречие между ощущением несправедливости происходящего в их жизни и безысходностью попыток изменить ее. В то же время преобладающим в обществе было полное доверие правящей партии и руководству страны.

Поэтому послевоенные трудности воспринимались как неизбежные и преодолимые в недалеком будущем.

Послевоенный период был одним из наиболее противоречивых и напряженных в истории СССР. Избранный путь развития экономики страны за счет экстенсивных факторов и сверхэксплуатации труда, недостаточное внимание к развитию невоенных направлений НТР, а также фактическое стремление стать ядерной сверхдержавой обусловили уязвимость экономики СССР.

Размах репрессий и политический гнет государства достигли таких размеров, что необходимость некоторого ослабления режима стала уже ощущаться и среди правящей элиты.

5. От первых попыток либерализации тоталитарной системы к смене модели общественного развития 5.1. Первые попытки либерализации тоталитарной системы (50-е - сер. 60-х гг.) После смерти Сталина правящая партийная элита не могла не отреагировать на признаки кризиса в обществе, и каждый пытался представить себя борцом за интересы народа и укрепить свои позиции.

Поскольку в СССР устоявшихся законных способов передачи власти не существовало, “воцарение” новых преемников осуществлялось путем закулисной серии “дворцовых переворотов”, заговоров, борьбы верхушечных группировок, логика борьбы за власть диктовала необходимость устранения опасных соперников.

После смерти Сталина, возглавлявшего страну около 30-ти лет, власть оказалась фактически в руках триумвирата: Г. Маленкова, Н.

Хрущева, Л. Берии. Но история доказывает, что “коллективное руководство” непрочно, в нем сразу начинается борьба за лидерство.

Первые двое не могли чувствовать себя в безопасности, пока Берия возглавлял государственную террористическую машину, и, несомненно, претендовал на высшую должность. Против него был составлен заговор.

Берию и его ближайших сторонников арестовали, и как злейших “врагов Коммунистической партии и советского народа” судили и расстреляли.

Это было превентивной мерой, Берия стал своеобразным громоотводом, ему приписали все грехи прошлого режима.

Устранение Берии - “прожженного карьериста и авантюриста”, способствовало росту роли партаппарата в руководстве страны, теперь органы государственной безопасности были поставлены под партийный контроль. Тоталитарный строй сохранялся, но прекращались массовые репрессии, начался процесс реабилитации жертв сталинского террора, освобождение политзаключенных. По некоторым источникам к моменту смерти Сталина в концлагерях и ссылке находилось около 10 млн.

человек. Постепенно от власти был отстранен Г. Маленков.

Политическое руководство возглавил Н.С. Хрущев, избранный в сентябре 1953 г. Первым Секретарем ЦК КПСС. Началась десятилетняя хрущевская “оттепель” - процесс либерализации в политике, экономике, идеологии, духовной сфере, внешней политике.

На государственном уровне поднимался вопрос о необходимости “восстановления ленинских норм партийной и государственной жизни” и социалистической законности.

Поворотным пунктом в истории страны стал XX съезд партии (1956 г.), обсудивший ряд теоретических проблем: о мирном сосуществовании, о возможности предотвращения войн, о различных формах перехода к социализму. На его закрытом заседании Н.С.

Хрущев зачитал свой знаменитый “секретный” доклад, в котором подверг резкой критике явление, названное “культом личности” Сталина. Хрущев обвинил Сталина в нарушениях социалистической законности, истреблении невинных людей, показал его, как тирана и диктатора, далекого от народа, развенчал миф о Сталине, как о “наследнике” и “гениальном продолжателе” дела Ленина.

Харизматический ореол вокруг Сталина стал медленно разрушаться, началась политика десталинизации.

Это было необычайно смелым шагом, проявлением большого гражданского мужества Хрущевым. Но вскоре резкость доклада Хрущева была “скорректирована” в постановлении ЦК КПСС “О преодолении культа личности и его последствий”(1956 г.), где подчеркивались заслуги Сталина в деле строительства социализма, разгроме оппозиции, победе над фашизмом, послевоенном восстановлении народного хозяйства. “Культ личности” и связанные с ним репрессии объяснялись сложными объективными обстоятельствами, вынужденными ограничениями демократии, борьбой с классовым врагом;

особенностями характера Сталина. Однако подчеркивалось, что культ не мог быть порожден коммунистической системой и не мог изменить природу социалистического общественного и государственного строя. На самом же деле именно система с неограниченной властью вождя в условиях индустриального общества неизбежно вела к его обожествлению и тотальному насилию.

Хрущевская критика сталинизма не могла быть последовательной:

он сам был продуктом сталинской эпохи, в ней он сформировался как политический деятель, был причастен ко всем преступлениям тоталитарного режима, поэтому не был свободен в своих поступках и оценках. Следует также учитывать противодействие партийно государственной номенклатуры. И все же даже полуправда о сталинском терроре оказала огромное воздействие на общественное сознание.

Радикальная реформаторская деятельность Хрущева столкнулась с сопротивлением консервативного крыла партии (В. Молотов, Г.

Маленков, Л. Каганович), предпринявшего в 1957 г. попытку свергнуть Первого секретаря. Однако Хрущева поддержали партаппарат, КГБ, армия. В результате дело обернулось против заговорщиков: их осудили как “фракционную антипартийную группу”, вывели из ЦК, освободили от всех постов.

После этого Хрущев настоял, чтобы гроб с телом Сталина был вынесен из Мавзолея и захоронен у Кремлевской стены (с 1961 г.).

Вопрос о культе личности посчитали закрытым, разоблачения прекращались, поскольку утверждалось, что “партия сказала всю правду о злоупотреблениях сталинского периода”.

* * * Курс на демократизацию общественной жизни должен был найти свое адекватное отражение и в экономике. Решено было начать с деревни. Вопрос о развитии сельского хозяйства обсуждался на Пленуме ЦК КПСС в 1953г. Повышаются закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию, уменьшаются объемы обязательных поставок колхозов государству, списываются их долги, т.е. вводится принцип материальной заинтересованности. Начинается освоение целинных и залежных земель в Казахстане, Сибири. Было освоено млн. га пашни, в 1956 г. был собран рекордный урожай, составивший половину валового сбора зерна.

Быстро развивалась промышленность, прежде всего тяжелая и военная, в том числе атомная, авиационная, электронная, аэрокосмическая, результатом чего был запуск первого в мире искусственного спутника Земли (4 октября 1957) и космический полет первого человека - Ю. Гагарина (12 апреля 1961). Эти достижения являлись результатом использования возможностей научно-технической революции (НТР), в которую человечество вступило с середины XX в.

Суть ее - в автоматизации, интеллектуализации и информатизации индустриального труда. СССР не мог не учитывать этот фактор глобального значения. Поэтому в 1955 г. были приняты важные партийно-правительственные решения об использовании достижений мировой науки и ускорении научно-технического прогресса в стране.

Повышалось благосостояние народа: в городах сократилась рабочая неделя, выросли зарплата, пенсии, стипендии, был снижен пенсионный возраст, отменена плата за обучение, увеличилось потребление основных продуктов питания, товаров массового спроса, развернулось огромное (панельное и блочное) жилищное строительство, прекратился выпуск Государственных займов. В деревне для колхозников увеличилась выплата на трудодни, были снижены налоги на приусадебные хозяйства, введены паспорта, право свободного передвижения.

В связи с изменением социально-экономической ситуации в стране (достижением «полной и окончательной победы социализма в СССР») партийно-государственное руководство посчитало возможным перенести стратегическую задачу партии - построение коммунизма - в область практической политики. Это нашло свое отражение и в формулировке главной экономической задачи спешно придуманной семилетки (1959-1965гг.), и в принятии XXII съездом КПСС в 1961г.

Программы построения коммунистического общества.

Однако экстраполяция темпов роста, достигнутых на подъеме второй половины 50-х годов на десять-двадцать лет вперед, оказалась ошибочной. С конца 50-х - начала 60-х годов темпы экономического роста стали заметно падать. В промышленности это выразилось в замедлении темпов роста производства, падении фондоотдачи и производительности труда, в сельском хозяйстве – в обострении продовольственной проблемы.

У Хрущева же появляется наклонность к волюнтаризму, он предпринимает целый ряд попыток разрешить экономические проблемы путем организационно-хозяйственных перестроек («административная лихорадка»).

В 1957 г. началась децентрализация руководства промышленностью и строительством. Все министерства, кроме оборонных, были заменены новыми - территориальными органами управления - Совнархозами (всего 105). Монополизм отраслевых ведомств был ликвидирован, но его сменила региональная ограниченность, постепенно нарушавшая естественные традиционные связи между регионами. Новые структуры оказались замкнутыми и громоздкими.

В 1962г. было принято решение о разделении партийных организаций, партийных и советских органов по производственному принципу. Очень скоро жизнь показала сложность и неэффективность новых структур.

Серьезные трудности переживало сельское хозяйство.

Выдвинутый руководством страны лозунг “Догнать и перегнать Америку!” по производству продукции на душу населения не изменил, не улучшил положения.

Однако Хрущев продолжал действовать методом “проб и ошибок”, пытаясь вывести из кризиса социалистическое хозяйство. На деревню обрушились сменяющие друг друга реорганизации. С середины 50-х годов начался этап укрупнения колхозов, приведший к неоправданной централизации производства. Тогда же начался процесс массового преобразования колхозов в совхозы, урезание личных подсобных хозяйств. В конце 50-х годов на неокрепшую экономику колхозов свалились кабальные условия реорганизации МТС. Невзирая на различия в климатических условиях, Хрущев рекомендовал сеять повсюду кукурузу, урожаи которой были мизерными. К тому же сокращались чистые пары, истощалась почва, резко упала урожайность на целине - все это обернулось катастрофическим неурожаем.

Правительство во избежание голода впервые в истории России стало закупать зерно за границей, импорт которого стал потом традиционным.

Но трудности в решении проблем сельскохозяйственного производства не убывали: росли цены на мясо и масло, происходили перебои со снабжением, пустели прилавки магазинов. Начались митинги и демонстрации протеста (события в Новочеркасске в 1962 г).

Экономические трудности вынуждали искать виноватых.

Развернулась кампания по борьбе с хищениями, взяточничеством, спекуляцией, тунеядством, незаконными валютными операциями.

В то же время перед страной и ее народом продолжали ставить “великие цели”. Все это порождало новые иллюзии у широких слоев советского народа, обновляя веру в светлые идеалы, вызывая значительный общественный подъем и искренний энтузиазм трудящихся.

* * * Внешнеполитическая деятельность Хрущева была непоследовательной и противоречивой. Началась она с попыток ослабить международную напряженность: благодаря усилиям СССР была прекращена война в Корее;

удалось восстановить дипломатические отношения с Югославией и ФРГ;

были выведены войска из Австрии;

проведено сокращение численности Советской Армии, приподнялся “железный занавес”, налаживались информационный обмен и сближение с Западом. В 1955 г. произошла встреча глав правительств СССР, Англии, Франции и США по нормализации отношений в Европе.

Хрущев дважды побывал в США.

И все же главная цель внешней политики состояла во всемерном укреплении и увеличении военной мощи и влияния социалистического лагеря. В мае 1955 г. 8 социалистических стран подписывают оборонительный Варшавский договор (ОВД).

Однако после XX съезда мировое коммунистическое движение переживает кризис: происходят волнения в Польше, антисоветское восстание в Венгрии (1956), названное “кровавой венгерской драмой”, разрыв отношений с Китаем, Албанией. Все это угрожало единству социалистической системы.

СССР поддерживал Египет против вооруженной агрессии Запада, предпринятой в ответ на национализацию Суэцкого канала (1956 г.).

Вновь обострился берлинский вопрос, на границе Западного и Восточного Берлина по инициативе СССР была сооружена железобетонная стена, ставшая символом раскола Европы (1961 г.).

Усиливалось советско-американское противостояние, пиком которого стал Карибский (“ракетный”) кризис (октябрь 1962 г.), когда США потребовали удалить с территории Кубы 42 советские ракеты средней дальности, установив военно-морскую блокаду “острова свободы”. Мир висел на волоске от новой мировой войны. В этих сложных условиях Кеннеди и Хрущеву хватило государственной мудрости, сдержанности и ответственности, чтобы найти компромиссное решение и не допустить этого. В Москве подписывается договор о запрете испытаний ядерного оружия в трех средах (кроме подземных) между СССР, США и Англией (1963 г.). В. 1964 г. СССР заявил о готовности осуществить ряд мер по ослаблению гонки вооружений. В целом же амплитуду внешнеполитического курса СССР определяли: концепция неизбежности идеологической борьбы, стремление к победе социализма во всемирном масштабе, установка на ядерное противостояние с США.

Однако неудачи и ошибки Хрущева во внутренней и внешней политике все более накапливались, ситуацию накаляли его субъективизм и волюнтаризм в подходе к решению многих вопросов, бесконечные малоэффективные административные экспромты и кадровая чехарда. Все это вызывало недовольство и раздражение правящей партийно-советской бюрократии, разочарование и усталость большинства населения.

Смирившись с необходимостью официального чествования и награждения Хрущева в связи с его 70-летием (апрель 1964 г.), политическая и военная элита вскоре организовала против Хрущева “тихий”, верхушечный заговор, и в октябре 1964 г. на Пленуме ЦК избавилась от беспокойного лидера - заставила его уйти в отставку на “законных” основаниях - в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья. Хрущев стал “персональным пенсионером союзного значения”.

Н.С. Хрущев был коммунистическим реформатором - романтиком, идеалистом, “сталинистом, который взорвал сталинизм”, последним в России искренним популистом у власти - по существу, а не по политическому расчету.

Государственную деятельность этого политика определили:

недостаточный культурный и образовательный уровень, безапелляционность суждений, стремление форсировать события, найти простые решения сложных вопросов, импульсивность и убежденность в пригодности любых средств для достижения великой цели.

Преобразования этого периода явились первой попыткой реформирования советского общества. Но, проводившиеся по инициативе сверху, они были непоследовательны и противоречивы и не принесли ожидаемого эффекта, поскольку представляли собой различные комбинации одних и тех же компонентов действующего управленческого механизма.

Начавшаяся же десталинизация не означала ликвидации административно-командной системы, поскольку общество в целом еще не было к этому готово. В результате - созданный при Сталине тоталитарный режим лишь дал трещину, но продолжал свое существование.

5.2. На пути к глобальному кризису (70-е - первая пол. 80-х гг.) Октябрьский Пленум ЦК (1964г.) знаменовал собой начало нового витка советской истории. После Сталина и Хрущева правящая бюрократия не жаждала ни репрессий, ни реорганизаций, но не стремилась и к демократизации социализма. Это и обусловило политический консерватизм долгого, застойного периода правления Л.Брежнева, ставшего новым партийным и государственным лидером.

Все хрущевские новшества были ликвидированы:

территориальное управление свернуто, совнархозы снова заменены министерствами, промышленные и сельские райкомы объединены.

Однако новое руководство страны вынуждено было искать пути повышения темпов экономического развития. А эта задача не могла быть решена без проведения экономических реформ. В 1965 г. началась экономическая (“косыгинская”) реформа, предполагавшая расширение материального стимулирования и самостоятельности государственных предприятий и колхозов, но представлявшая собой набор разрозненных и противоречивых мер, реформа в конце 60-х гг. была “успешно” сведена на нет.

С тяжелым грузом нерешенных проблем страна вступила в 70-е годы, с начала которых стали ухудшаться все главные показатели, характеризующие экономическую эффективность.

От пятилетки к пятилетке шло падение объемов производства, национального дохода, производительности труда, валового общественного продукта, реальных доходов и покупательной способности населения.

Сужение экстенсивных источников развития общества властно требовало перехода к новому типу экономического развития. Однако провозглашенный курс на интенсификацию производства остался лишь благим пожеланием. Стремление же испытанными, традиционными, экстенсивными методами сдерживать падение темпов роста вело к непомерным затратам, к новому витку падения фондоотдачи.

Пытаясь затормозить ухудшение экономического положения, руководство страны широко использовало экспортную продажу сырьевых ресурсов - нефти и газа. На вырученные “нефтедоллары” закупали на Западе оборудование, изделия и предметы легкой промышленности, продовольствие. В стране усиливалось влияние “теневой экономики” - нелегального частного сектора, появлялись дельцы подпольного бизнеса.

С каждым годом увеличивалось отставание советской экономики от экономики развитых стран, вступивших в стадию постиндустриального развития. В СССР производительность труда в промышленности была в два раза, а в сельском хозяйстве - в пять раз ниже, чем в США. Однако была одна приоритетная отрасль - военно промышленный комплекс (ВПК), так называемая “оборонка”, позволившая достичь военно-стратегического равенства (паритета) с США по ракетно-ядерным вооружениям (начало 70-х гг.). В дальнейшем поддержание этого паритета все более обескровливало, милитаризировало экономику СССР, не давало возможности решать назревшие социальные проблемы.

Огромные средства вкладывались в сельское хозяйство, но эффективность их отдачи приближалась к нулю. Из постоянного донора деревня постепенно превращалась в непосильное бремя для государства.

Повседневным явлением, яркими приметами эпохи были острый дефицит и длинные очереди. Единственным городом, где можно было что-то купить, была Москва, превратившаяся во всесоюзный рынок и громадный магазин. Не изменили положения ни введение агропромышленной интеграции, ни широко разрекламированная Продовольственная программа (1982 г.), ни массовая ликвидация “неперспективных деревень”.

Потеря страной динамизма, погружение в состояние застоя происходили под аккомпанемент выдвинутого еще в 1971 г. тезиса об уже построенном в СССР “развитом социалистическом обществе”.

Однако принимаемые руководством страны меры по совершенствованию такого “социализма” не могли остановить надвигавшегося краха административно-командной системы.

Брежневское руководство апологетикой социализма, дутыми цифрами, гигантскими прожектами, пропагандистскими кампаниями и юбилеями стремилось отвлечь внимание общества от нараставших негативных процессов, остановить которые путем принятия директивных партийных решений не удавалось.

Не менее острыми были противоречия политического развития.

Отказавшись от шагов периода “оттепели” по ликвидации чрезмерной централизации управления, активизации общественных организаций, ротации кадров, брежневское руководство способствовало усилению процесса бюрократизации политической системы, укреплению однопартийности (Конституция 1977г. закрепила руководящую роль КПСС в обществе), сосредоточению бесконтрольной власти в руках партийного аппарата. Внешне эти процессы прикрывались парадными фразами о развитии демократии. По существу же происходила полная реставрация политической системы 30-х годов, однако с резким ослаблением “подсистемы страха”, которая в сталинский период мешала закостенению системы. О застое позже говорили: “Годы были подлые, но тихие”, * * * Консерватизм брежневского режима обусловил прекращение критики культа личности Сталина - возникла угроза реанимации сталинизма и реабилитации Сталина.

В ответ на это возникает феномен инакомыслия, “неучастия во лжи” - диссидентство - движение, означавшее увеличение пропасти между властью и обществом, становившееся все более массовым и открытым. Это было правовое и нравственное противостояние режиму.

Первыми жертвами борьбы властей с инакомыслием стали писатели А. Синявский и Ю. Даниэль, опубликовавшие за рубежом свои произведения, в которых критиковались советские порядки. Оба были осуждены (судебный процесс над ними стал первым послесталинским политическим процессом). Однако это не остановило диссиденское движение.

Состоялись несанкционированные демонстрации на Красной площади групп интеллигентов, протестовавших против советской оккупации Чехословакии (1968 г.), вторжения в Афганистан (1979 г.).

Виднейшими фигурами диссидентского движения были Нобелевские лауреаты: участник войны писатель А.Солженицын и физик, академик А.Сахаров. Они настаивали на выполнении демократических положений Конституции, на соблюдении “прав человека”, зафиксированных в подписанных СССР международных документах, разоблачали сталинский тоталитаризм, протестовали против советского военного вмешательства во внутренние дела других государств, гонки вооружений.

КГБ организовал против духовной оппозиции широкую систему репрессий: увольнения с работы, отправка в тюрьму, вынужденная эмиграция, ссылка, “карательная психиатрия”. Диссидентское движение было подавлено, однако, это не сняло напряжения в обществе, для которого характерно было полнейшее отчуждение народа от власти. Да и на Западе теперь уже никто не верил в светлый образ СССР, как оплот прогрессивного человечества, защитника всех угнетенных.

На этом фоне процветала лишь самодовольная партийная элита - номенклатура, партократия, сплотившаяся вокруг своего дряхлеющего Генсека. Своему окружению Брежнев был очень удобен: оно видело в его персоне залог стабильности своего безбедного (истинно “коммунистического”) существования. Партноменклатуру очень устраивал не грозный “хозяин”, а безобидный и безликий “лидер”.

Главным делом и страстью Л.Брежнева стало не управление государством, а “коллекционирование” наград и титулов, их было у него около 220 - советских и иностранных, в том числе звание Маршала, семь орденов Ленина, пять звезд Героя. С принятием в 1977 г. новой, брежневской Конституции “развитого социализма”, он занял и пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР. “Сочинения” Брежнева “Ленинским курсом”, мемуары, написанные за него литераторами-невидимками, издавались миллионными тиражами и были обязательны для всеобщего повсеместного изучения, удостоились Ленинской премии.

Невооруженным глазом стало видно, что появляется и расцветает культ нового вождя. Но современники острили: “культ-то есть, а вот личности - нет”.

* * * Во внешней политике Брежнев продолжил линию своего предшественника, но более “целеустремленно”. На международной арене предстояло решать три приоритетные задачи:

– устранить угрозу распада социалистического содружества, обеспечить еще более тесное сплочение его в политическом, военном и экономическом отношениях;

- нормализовать отношения между Востоком и Западом;

- последовательно поддерживать революционные и национально освободительные движения во всем мире.

Стратегическая же цель советского руководства - установление мировой гегемонии - не изменилась. СССР помог победить коммунистам Вьетнама в их многолетней войне за объединение и независимость (1966-1972);

силами ОВД в августе 1968 г. задушена была “пражская весна” - процесс демократизации в Чехословакии;

с помощью СССР руководство Польши ввело в стране военное положение (1981 г.) и подавило оппозиционное движение “Солидарность”.

Но шел также и процесс «официального» охлаждения отношений, отдаления от гегемонистских устремлений СССР ряда стран социалистической системы (Румыния, Китай, Албания).

Для удержания своих позиций в мировом сообществе СССР провозглашает Программу мира – политику разрядки международной напряженности, диалога с Западом, которая привела к заключению ряда соглашений: о признании нерушимости границ в Восточной Европе, об урегулировании статуса Западного Берлина, двусторонней договоренности СССР и США по разоружению.

В 1975 г. в Хельсинки состоялось совещание 33-х европейских стран, США и Канады по безопасности и сотрудничеству в Европе, в заключительном Акте признавшее нерушимость существующих границ на континенте и недопустимость применения силы в отношениях между государствами, подтвердившее необходимость соблюдения прав человека.

Параллельно курсу на разрядку СССР всячески старался расширять свое присутствие в “третьем мире”, подрывая там влияние Запада.

Смертельный удар по им же провозглашенной политике “разрядки” СССР наносит в декабре 1979, введя свои войска в Афганистан для защиты там просоветского режима. Мировое общественное мнение резко осудило эту акцию, в том числе и чрезвычайная сессия Генеральной Ассамблеи ООН. Обострилась, усилилась военная конфронтация между СССР и Западом. Новый президент США Р. Рейган назвал СССР “империей зла”, и в качестве защитной меры против потенциального советского экспансионизма выдвинул программу “стратегической оборонной инициативы” (СОИ). В результате наша страна была выведена на такую дистанцию забега в гонке вооружений, которую ее экономика выдержать не смогла.

Многолетняя иллюзорная стабильность, благополучие 70-х - начала 80-х годов имели по существу тупиковый, стагнационный характер, «брежневщина» оказала на развитие советского общества негативное влияние: в экономике - развал и застой, в политике - ложь, двуличие, коррупция, монополизм КПСС, в душах - цинизм, отчаяние, социальная апатия. Все эти накопившиеся противоречия и нерешаемые проблемы создавали предпосылки для углубления всестороннего системного кризиса.

* * * После смерти Л. Брежнева в ноябре 1982 г. на пост Генерального секретаря ЦК КПСС был избран Ю. Андропов, ранее возглавлявший КГБ, а затем - Секретариат ЦК по идеологии. Он признавал наличие многих нерешенных проблем и необходимость перемен, но видел пути их осуществления с помощью жестких административных мер, и вряд ли смог бы провести радикальные шаги по демократизации общества.

“Ставка была сделана на преодоление некоторых деформаций социализма”, укрепление дисциплины и порядка. Эти мероприятия дали определенный, но временный эффект, хотя и зародили в народе надежды на перемены к лучшему. Звездный час Ю. Андропова был коротким. Он скончался в феврале 1984 г.

Приход к власти старого и больного К. Черненко вызвал всеобщее уныние - трудно было представить на высшем посту более неподходящую фигуру. Это означало возврат к брежневской партократической системе, дальнейшей пропаганде идей “развитого социализма”.

Однако в этот период происходит “дозревание” общественного сознания, укрепление в нем понимания необходимости радикальных перемен.

5.3. От попытки перестройки социалистической системы к смене модели общественного развития В стареющей правящей элите постепенно складывалась группа относительно молодых руководителей, которая не только боролась за власть, но и готова была к обновлению системы.

Начало ожидавшимся переменам было положено 11 марта 1985 г., когда (после кончины Черненко) новым Генеральным секретарем ЦК КПСС избирается самый молодой (54 г.) член Политбюро - М.С. Горбачев.

Его деятельность как лидера партии была противоречивой, непоследовательной, но бесспорны его заслуги как политика реформатора, продолжившего демонтаж тоталитарной системы, сделавшего попытку повернуть страну к общечеловеческим ценностям.

Начало деятельности нового руководства связано с попыткой модернизировать социализм, очистить его от устаревших, одиозных форм и деформаций, придать его облику “человеческое лицо”, ликвидировать катастрофическое отставание СССР в области новейших технологий.

В апреле 1985 г. провозглашается “курс на ускорение социально экономического развития СССР”, ликвидацию предшествующих негативных явлений - “механизма торможения”, “застоя”. Это предполагало повышение темпов экономического роста, эффективное использование достижений НТР, децентрализацию управления народным хозяйством, укрепление порядка и дисциплины, утверждение принципа социальной справедливости. И одновременно подтверждается “генеральная линия на совершенствование общества развитого социализма”. Эта идея находит отражение и в новой редакции Программы КПСС (1986), из которой, правда, были убраны скомпрометировавшие себя задачи по построению основ коммунистического общества к 1980 году. Однако предложенная традиционная модель не оправдала возлагавшихся на нее надежд.

Экономика страны продолжала функционировать по старой схеме:

активно использовались методы приказа, нажима, политические кампании, штурмовщина, корректировка планов;

громоздкий бюрократический аппарат (ок. 18 млн. чел.) тормозил, глушил и выхолащивал все новые и позитивные начинания.

Авария на Чернобыльской АЭС (апрель 1986 г.), названная “катастрофой века”, подтолкнула к выводу о необходимости более глубоких изменений ранее существовавших и казавшихся незыблемыми порядков.

Не оправдавшая себя концепция “ускорения” была заменена в 1987г. концепцией “перестройки”, в основе которой лежала идея перевода жестко централизованного планово-государственного хозяйства на рыночную товарно-денежную основу (в рамках социализма). В 1987 г. на первый план выдвигается задача “обновления идеологии”, демократизации общественной жизни, дальнейшего развития гласности. Предпринимается попытка сделать достоянием людей информацию, которая раньше строго дозировалась или скрывалась вообще;

начинается вторая волна критики сталинизма;

осуществляются первые попытки “нового прочтения”, осмысления и оценки нашего исторического прошлого. Это вызвало сопротивление наиболее консервативных сил.

Летом того же 1987 года была начата “радикальная” экономическая реформа, целью которой являлся переход от административных к экономическим методам руководства. Но механизм ее реализации был явно несовершенен, поскольку не допускал плюрализма форм собственности, не затрагивал основ административно- командной системы в экономике.

В 1988 г. начинается реформа политической системы СССР, которая предполагала соединение “социалистических ценностей” с элементами буржуазного либерализма, создание правового государства.

В марте 1989 г. состоялись первые в истории советской власти действительно свободные выборы народных депутатов на альтернативной основе. На I съезде народных депутатов СССР (июнь 1989 г.) развернулась яростная борьба между сторонниками различных подходов к перспективам и вариантам развития страны. Председателем Верховного Совета был избран М. Горбачев. В марте 1990 г., на III внеочередном съезде народных депутатов СССР он же становится первым (и последним) Президентом СССР - главой исполнительной власти.

Поскольку этот же форум отменил 6-ю статью Конституции о монополии КПСС в политической системе, начинают появляться многочисленные партии, движения, объединения с весьма широким идеологическим спектром - от анархизма до монархизма. Страна сделала реальный шаг к многопартийности. В этих условиях КПСС предпринимает попытку реформироваться по образцу западной социал демократии на платформе “демократического социализма”, но безуспешно.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.