WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«выпуск 105 библиотека психологии и психотерапии КЛАСС независимая фирма “Играть по русски” Психодрама в России: ...»

-- [ Страница 6 ] --

И он строит комнату: две табуретки, двое тех, кто его забирал. На столе стакан и лампа. Все эти персонажи мы сделали говорящими при помощи обмена ролей. Дальше он показывает, как над ним издевались: поставили на колени и били головой об табуретку. Он рассказывает и плачет. “Я ни чего не мог сделать в этой ситуации — не вырваться, и ничего кругом нет, только два ублюдка и все, я больше ничего не вижу”.

Вещи становятся говорящими. Митяй меняется ролями. “Что ты помнишь самое главное?” — “Лампу, стол и две табуретки”. “Хорошо, выбери кого нибудь на роль лампы”. Он выбирает печальную заторможенную женщину, постарше себя. Она говорит: “Я лампа, даю свет. Я помогаю писать этим людям документы, очень много вижу тяжелого и несправедливого. Я очень переживаю и поэтому часто перегораю. Я пыльная, меня не любят здесь.

Мне плохо здесь”.

“Что ты сейчас чувствуешь?” — “Печаль и обреченность”.

Митяй выбирает на роль стола полного мальчишку, они меняются ролями, и он говорит: “Я стол. Я стою, по мне столько раз били. Я постоянно вижу коленки, грязные портки. Меня пинают. На мне лежат какие то бумаги”.

Стол говорит о том, что “если бы я мог, я бы всех их здесь задавил”. А та буретки говорят: “Ну, мы вообще попали. Стоять бы нам на кухне. Мы вот только и мечтаем, что когда нибудь сможем убежать на кухню”.

Заметки о тех, кто грезит Мы просим говорить вещи, а Митяя выводим в “зеркало”. Он слушает и молчит. Табуретки начинают говорить: “Во попали! Хоть бы мы стали мяг кие, чтоб ему не было так больно”. Стол говорит: “Я бы сейчас наехал и выдвинул их всех”. А лампа ему отвечает: “Что поделать, потерпи. Ты пока ничего не можешь сделать, все когда нибудь кончится”.

Он получает поддержку от вещей. Мы не можем переделать эту сцену, по тому что в реальности она была такова. Мы не можем дать ему больший “кусок”, чем он в состоянии “проглотить”. Все, что можно здесь сделать, это снизить уровень стыда, беспомощности, невозможности вырваться. Это пока тот шажок, который Митяй способен сделать.

Потом мы вводим протагониста в роль задержанного, а двух членов груп пы — в роли оперативников, которые ставят его на колени и начинают изображать побои. Все вещи продолжают оказывать ему поддержку. Он го ворит: “Мне плохо. У меня очень много гнева. Но у меня больше гнева, чем беспомощности”.

Скажем так, в данном случае это более конструктивно, чем беспомощность.

“У меня гнев на себя за то, что я допустил такую ситуацию, и на них и т.п.”.

“Хочешь ли ты сделать что нибудь с этим гневом?” Митяй пытался, у него ничего не получилось. Получилось потом, в конце дня. И он просто гово рит: “Я бы не хотел вернуться сюда вновь”. Он благодарит вещи и уходит.

“Спасибо вам за поддержку, друзья”.

Ему предложили пойти в милицию на следующий же день. При следующей встрече он рассказал, что сходил в милицию и чувствовал себя там скорее весело, потому что разглядывал вещи и все время представлял себе, что эти вещи могли бы говорить. Ну и поскольку, как Митяй говорит, он вел себя нормально, “не шугался”, его приняли и никаких неприятностей не было. Оперативник соответствует архетипу Пожирающего Отца, по мнению психодрамо ориентированных наркозависимых.

Это нельзя назвать полным терапевтическим переворотом, но уже тот са мый маленький шажок. Ресурсы есть: беспомощность переведена в более адекватное чувство, при котором уже возможна и оценка собственного по ведения.

ПРО “ТЯГУ” И ПРЕДСРЫВНОЕ СОСТОЯНИЕ В случае явного конфликта “употреблять или нет” нельзя применять “рас тяжку”, “качели” или подобные техники. Всегда победит употребление на интрапсихическом уровне. Хотя из соображений социальной желательно сти протагонист формально согласится не употреблять.

290 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода Тяга, влечение — совокупность мучительных ощущений, мыслей, представ лений. Именно влечение в структуре наркотической зависимости создает Одержимость. При неизвестно откуда возникшем влечении человек чув ствует себя абсолютно беспомощным перед темной силой зелья. Влечение к наркотику наркоманы обычно называют тягой. Тяга воспринимается как единое целостное состояние, с которым невозможно справиться. Психотера певтическая работа в случае актуализации влечения заключается в том, что мы разбираем этот адский калейдоскоп на компоненты, делаем его нестраш ным, благо народу для вспомогательных “Я” в группе обычно бывает доста точно. Кто то — Мысли об употреблении, кто то — Мысли о том, как плохо жить, кто то — Червяк, сосущий под ложечкой, кто то — Дрожь, а все вмес те — Тяга. Далее — традиционно: с кем поговорить, кому батакой наподдать, кого передвинуть, кого обругать, взобравшись на стул. Выводить же образ Болезни, Наркотика либо Тяги в виде одного персонажа и предлагать прота гонисту конфронтацию мы сейчас считаем ошибкой, уж больно противник силен. Наркоман воспринимает свое страдание и все его компоненты как нечто, по мощи намного превосходящее его силы. Люди, выздоравливающие вне программы “12 шагов”, могут утверждать обратное, но ощущение бесси лия и беспомощности перед своим состоянием присуще всем наркозависи мым. Протагонист способен конструктивно контактировать только с отдель ными составляющими своей одержимости, ведь внутренние психические ре сурсы очень ограничены, а доверия к внешним пока нет.

Здесь мы не можем не сослаться на синдром выученой беспомощности — большинство наших клиентов имеют за плечами неоднократные попытки лечения, потерпевшие полный крах. При этом каждая неудача сопровожда лась двойной ловушкой: с одной стороны, потеря веры в эффективность помощи, с другой — терзания на тему, а что я [клиент] сделал не так. Пси ходраматическая сессия, посвященная влечению, заканчивается проговари ванием актуальных чувств с ориентацией на позитивные ресурсы. Это тот случай, когда важно “красиво кончить”.

ПРО ИХ СУПЕР ЭГО И РАБОТУ С АГРЕССИВНЫМИ ЧУВСТВАМИ Супер Эго наркозависимых — тема, обсуждаемая в академических кругах так же активно, как 100 — 200 лет назад тема жизни на Марсе. Столь же противоречивы и выводы. Иные школы заявляют о слабости и диффузно сти моральных структур наркозависимых, некоторые утверждают, что Су пер Эго наших клиентов жесткое, властное и подавляющее. Наша позиция по этому вопросу такова: Супер Эго наркомана похоже на тюремщика са модура, и диффузного, и жестокого одновременно. Дональд Калшед, описы Заметки о тех, кто грезит вая пациентов с ранней детской травмой, говорит, что садизм Супер Эго превосходит самые триллерные фантазии. Что то подобное мы наблюдаем и у наркоманов, ведь большинство из них травмированы в детстве. В пси хотерапевтической работе жестокое Супер Эго создаст множество трудно стей, оно проявит себя в запрещении клиенту сказать либо сделать что то недозволенное. Супер Эго и есть та интрапсихическая структура, напрочь отбивающая спонтанность. Как бы чего не вышло!

Директор тоже должен быть к готов к тому, что воздействие жесткого Су пер Эго усиливается весьма характерной для наркоманов склонностью к магическому мышлению. Действительно, на уровне верований протагони ста даже произнесенные слова “Я рассердился на мать” якобы способны моментально навредить живой реальной маме, которая, пока ее сын пости гает драму собственного бытия, спокойно копается на дачных грядках.

Помимо мощного влияния Супер Эго, важным источником блокировки от крытого отреагирования агрессии становится страх перед негативными чувствами в сочетании с низким уровем рефлексии. И вместе с клиентами мы проходим долгий, осторожный путь, прежде чем возникнет возмож ность перейти к сцене с батакой. Так, при актуализаци страха перед свои ми негативными чувствами часто приходится из драматургии переходить в жанр разговорной терапии и много раз проговаривать, что все люди иног да сердятся на своих близких. Да еще и предлагать другим участникам группы поделиться подобными переживаниями. Вот где смешанная откры тая группа проявляет свою выгоду. Обязательно найдутся люди, для кото рых негативные чувства к родным — уже пройденный этап, и их мамы ос тались живы и здоровы. Но чтобы такой терапевтический пассаж удался, специалист, работающий с наркоманами, должен суметь безболезненно уложить в своей голове, что для клиента украсть у мамы пенсию и поднять на нее руку можно, а вот разозлиться в психодраматическом простран стве — нельзя ни в коем случае. Такова уж реальность!

Страх перед могуществом своих отрицательных переживаний для наркоза висимого равносилен страху обезуметь, потерять остатки контроля. Но этот ужас ничуть не помешает активно “сливать” агрессию на терапевта.

Директору психодраматической группы, где есть зависимые клиенты, до стается и за папу, и за маму, и за милиционера! Клиент должен проверить объект на прочность. Опыт позволяет с уверенностью сказать, что способ отреагирования агрессии будет варьироваться от мертвого молчания до от кровенной ругани и швыряния мягкого инвентаря в направлении директо ра. Если же психотерапевт считает, что на него злиться нельзя, пусть не учит злиться на других.

Агрессию на терапевта обязательно надо вывести наружу при помощи со провождающего дублирования, последовательного проговаривания соб 292 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода ственных чувств и возможных ходов (“Я должна отбиваться от тебя?”).

Юмор и умение быстро менять свои роли — вот в чем спасение директора.

Появление опасений неконтролируемой клиентской агрессии — повод для директора задать себе вопрос: “А сам я умею ли злиться?” Ведь никто не снимал с психодрамы ее обучающую функцию. Психодрама — очень удоб ное место, чтобы девушкам поучиться закатывать красивые скандалы, а мо лодым людям — грозно топать ногами. Для этого, наверное, и нужны кли нические ролевые игры.

ВДРУГ УЙДУТ?

Клиент нас покидает... Ничто так не фрустрирует ведущего, как уход кли ента в разгар психодрамы. Причем попытки удрать может предпринять даже сам протагонист. Наркозависимые любят преподносить подобные сюрпризы. Группа в ауте, директор в печальных размышлениях о собствен ной несостоятельности, клиент в изгнании курит за дверью. Мы исследова ли много побегов, благо, материала достаточно. Уход клиента — это тоже законченная драма, только возникшая по инициативе участника группы.

На самом деле мы не знаем, отчего он ушел, и директор, если он еще в со стоянии мудро рассуждать, строит свой сюжет происходящего. Чаще всего клиент возвращается через несколько минут с виноватым лицом и загадоч ной улыбкой. Если мы так сильно сердимся на него, что решили оконча тельно добить и подыграть его деструктивным паттернам поведения, то сразу все внимание направим именно на него. Начнем предлагать поде литься чувствами, обратимся к его личному опыту, допросим участников группы и т.д. И это в разгар личной драмы изгнанника “Я ушел и Я вер нулся”! Ничего не случится ни с нами, ни с участниками, если терпеливо дождаться окончания спектакля и обсудить его позже. “Остывший”, отыг равший клиент обретет способность рефлексировать и анализировать. Од нако при этом надо быть уверенным, что все участники действительно зна ют правила группы. Ну, а если клиент уходит навсегда, может быть, он больше не хочет ходить на психодраматическую группу.

ПРО БРИТОГОЛОВЫХ И С ЦЕПЯМИ В силу особенностей современной социальной ситуации очень много моло дых людей оказались втянутыми в криминальные структуры. Им, занимаю щим низшую ступень в преступной иерархии, приходилось отрабатывать роли исполнителей в рэкете, то есть они “выколачивали” деньги. Размыш ляя об этом, мы не можем обойтись без знания юношеской идеологии. Дол гие раздумья вкупе с практикой привели нас к такому мнению: основное, Заметки о тех, кто грезит что приводит молодежь в криминальные структуры, — это идея братства, идея принадлежности к нему. Молодой человек очень хочет стать Героем, рыцарем. Простой вопрос: рыцари — это кто? Это мужики в латах и на ко нях. Но, по большому счету, рыцари были банальными рэкетирами (наде емся, историки оставят нас в живых). Рыцари контролировали определен ные территории, получали с местных феодалов дань. Такая аналогия обыч но веселит группу. Все мифы, сказки, эпосы на рыцарские темы очень хо рошо “работают” с бывшим криминализованным контингентом. Идея ры царства как несанкционированного государством сообщества, устанавлива ющего справедливость (рыцари к тому же еще и закрыты латами), очень привлекательна! Наиболее удобным для такого контингента является ра зыгрывание мифа о Парцефале.

В этом мифе масса терапевтических срезов. Особенно это касается сцены, когда Парцефаль видит пять Красных Рыцарей. Однажды на группе в этой сцене один молодой человек, игравший Парцефаля, вышел из контекста сказочного психодраматического пространства в контест своей реальной жизни и сказал: “Я видел этих Красных Рыцарей — они ездят на BMW с тонированными стеклами, и тогда я понял, что хочу стать бандитом”. Это инсайт?

Наш сегодняшний герой принимает “бритоголовых” за рыцарей. Таким об разом он втягивается в идею братства — естественно, ошибочную.

Пример. Костя, несколько флегматичный мальчик, который воспитывался жесткой и властной мамой — ну, типичный Парцефаль, — добродушный, все принимающий за чистую монету, в своем порыве оторваться от матери, видя “рыцарей” в тонированных машинах, втягивается в криминал. Так вот, он дал сильнейшую эмоциональную реакцию в сцене, когда вбегает старуха и начинает обвинять Парцефаля у рыцарского Круглого стола ко роля Артура. Помните? “Это не герой! Это насильник! Ублюдок!”. Костя разрыдался, и уже отсюда мы вышли на его психодраму. Ясно, чей голос он постоянно слышал: “Ты ничтожество, ты весь в отца”.

Работая в сказках с пространством, мы разделяем его на две части: с одной стороны комнаты — сказочное психодраматическое пространство, а с дру гой — пространство психодрамы о его собственной жизни. Получается сквозная драма — здесь играется сказка, а здесь личная психодрама. Если протагонист выходит из сказочного пространства, сказка застывает вместе со сказочными персонажами. По окончании личной психодрамы мы про сим протагониста вернуться в сказку. Пространство для наркомана имеет огромное значение, поскольку в силу болезни он длительное время нахо дился в “ином” мировосприятии. Пространство всегда “выводится из роли”, чтобы на этом сказка действительно завершилась.

294 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода СОЦИОДРАМАТИЧЕСКАЯ ИГРА “ТЮРЬМА” Это упражнение родилось, когда у нас на группе, где преобладали наркоза висимые, появился вечно недовольный молодой человек, который сетовал, что и жизнь, и люди к нему несправедливы.

Очередной проблемой было то, что ему нахамили в ЖКО, и он кричал, что существует закон, они не имеют никакого права так обращаться с ним. И тогда из группы ему совершенно резонно заметили, что мы (наркоманы) нередко нарушали закон.

Директор вмешался: “Хорошо, а теперь давайте себе представим, что вы получили за все правонарушения, которые совершали, на полную катуш ку — по совокупности, включая отбирание игрушки у соседской девочки.

Только одна просьба: назовите срок”. Все оживились. Сроки называли в районе ста лет и более.

Участникам группы предложили занять свои места в камерах, которые обо значаются стульями, и объявили: “Вы сидите за то преступление, которое вы совершили, но оно осталось безнаказанным”. Постепенно камеры стали заполняться. Оставшимся участникам предлагалось взять роли надзирате лей. (В группе, где находятся наркоманы с небольшим сроком ремиссии, редко кто соглашается быть надзирателем. Тогда им можно предложить роли адвокатов или социальных работников.) “Еще одно условие — ночью вы можете общаться друг с другом. Вы може те разговаривать. И у вас есть возможность побега. Вы можете убежать сразу все, а кто то может и остаться. Выбирайте и действуйте... Итак, вы убежали, проходит некоторое время, и сейчас вы можете обговорить, кем вы стали и как использовали свободу”. А дальше группу отпускают в сво бодный полет.

Комментарий. Это упражнение дает возможность нравственно переосмыс лить свои поступки и поделиться этим в игровой обстановке. Часто в ре зультате происходит выход в психодраму с конкретным протагонистом.

Суть заключается в следующем: ты можешь убежать из тюрьмы, но убе жишь со своим преступлением. Тебе надо с этим что то делать.

В западных моделях работы с наркозависимыми всегда приветствуется освобождение от чувства вины и приобретение чувства ответственности, то есть ты отвечаешь за свои поступки, но ты не виноват. Реально такой когнитивный и эмоциональный скачок сделать практически невозможно. У наркомана существует внутреннее убеждение, что если он выздоравлива ет, то уже этим все преступления (грехи) прощены. На самом деле в не осознаваемой интрапсихической реальности такого не происходит, и чув Заметки о тех, кто грезит ство вины остается непроработанным, постепенно “подгрызая” изнутри.

Поэтому данным упражнением мы его [чувство вины] хотя бы обозначаем.

Реально сам факт выздоровления — это не подвиг, а серьезный труд. Мы бы назвали “Тюрьму” игрой на социальное созревание, неким маркером го товности к подлинному взрослению.

ПРО ВИЧ ИНФИЦИРОВАННЫХ И БОЛЬНЫХ ГЕПАТИТОМ С Их типичные проблемы таковы: мало времени, обида на судьбу и Бога (и на родителей), боязнь предательства тела, потеря жизненных сил, необхо димость перестройки жизни.

На первой стадии, когда такие люди узнают, что они ВИЧ инфицированы, их психическое состояние соответствует клинике острого горя, и тут воз можна только эмпатическая поддержка.

Впоследствии на передний план выходят проблемы, связанные со страхом болезненных манипуляций и операций. Но нередко встречаются и опасе ние чужой брезгливости, и — что неожиданно для нас — актуализация темы инцеста и раннего сексуального абъюза. Долгое время оставаясь в латентном состоянии, эта “неожиданная” тема просыпается вследствие не обходимости часто раздеваться, подвергаться разглядыванию и т.д. Когда рассказываешь об этой категории клиентов, поневоле оставляешь шутов ской тон. Но директору совсем не обязательно надевать скорбную маску.

Эти ребята молоды, они живые, они хотят жить получше.

История про печень Приведем пример работы с ощущением двойного предательства: “Тело пре дало меня, я виноват, я предал тело”.

Наш клиент Игорь — тугодум, алекситимичный, “замороженный” юноша.

Естественно, ВИЧ инфицированный и больной гепатитом С. Ему предложи ли пройти курс противовирусного лечения от гепатита С, считающегося болезненным. Игорь предъявил проблему так: “Я очень боюсь, что моя пе чень не выдержит этого лечения”.

Директор: “Давай ее спросим”. Мы выбрали исполнителя на роль Печени.

Не стоит даже упоминать, что Игорь взял на эту роль самую заморенную девушку из группы. Потом был обмен ролями, и оказалось, что Печень по тому не выдержит, что она очень злится на Игоря: “Ты негодяй, ты меня 296 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода травил всевозможными веществами! Ты заразил меня гепатитом С, меня жрут вирусы, мне плохо. И я еще должна тебе помогать, потому что ты бо ишься уколов?!” Игорь спрашивает директора: “Что мне делать? Просить у нее прощения?” Директор: “Не знаю”.

Протагонист долго думает и наконец обращается к Печени: “Это я втянул тебя в такое. Однако у нас сейчас появился шанс как то выкарабкаться. Ты знаешь, я тоже расплачиваюсь за это: и страшно, и уколы дорого стоят, и надо ложиться в больницу, и будет больно, меня будет тошнить. Знаешь, мне бы хотелось, чтобы ты мне помогла. Ты же не можешь мне не помочь, ты же моя”.

Опять происходит обмен ролями, Печень мнется, пыхтит, но уступает.

Игорь с Печенью начинают более тепло общаться, то есть у него происхо дит “примирение с печенью”. Потом он уже говорит, что по прежнему бо ится уколов, не хочет ложиться в больницу, но больше нет страха, что у него печень “сорвется”.

Здесь уместно подчеркнуть, что малые формы в психодраме очень удобны для работы с наркозависимыми. Пусть будет продвижение вперед малень кими шажками. Лучше дать клиенту такой “кусок”, который он сможет “прожевать”, “проглотить” и усвоить.

Описание психодрамы с Игорем не занимает и страницы, а реально она продолжалась около трех часов в силу личностных особенностей протаго ниста. Без помощи дублера действие могло бы длиться и шесть часов, а то и больше.

Когда работают два терапевта, один из них может играть роль постоянного дублера. Мы часто используем такой вариант работы, оставляя, однако, членам группы возможность спонтанно участвовать в дублировании. Хо чется отметить, что помимо спонтанного дублирования мы используем технику множественного дублирования, которая очень быстро “прижива ется” в наших группах. Достаточно один раз показать ее, чтобы предотвра тить и остановить подсказки с места. В работе с ВИЧ инфицированными к дублированию приходится прибегать почти постоянно. Чувства протаго ниста очень горькие, сразу высказать их он не способен.

Едкий комментарий Анатолия Сергеевича Если вы любите конфеты, приглашайте ВИЧ инфицированных клиентов к себе в группу, они обязательно будут вас угощать. Да еще проследят, съе ли вы конфетку или положили в целлофановый пакет и потом помыли руки с хлоркой.

Заметки о тех, кто грезит Если вы не способны обнять ВИЧ инфицированного, честнее будет отка заться от работы с этим контингентом.

ПРО МАМ, ЖЕН И ДРУГИХ СОРАТНИКОВ Родители наркомана — те, кто существует, чтобы во гнать психотерапевта в гроб.

Из личного словаря Юли Власовой Они приходят на индивидуальный прием, в группу и начинают с извине ний за поведение своего ребенка, супруга или брата. Внешне это выгля дит как сентенции на тему: “Уж я ли не старалась/старался...”. Возникает большой соблазн дать им то, о чем они просят, то есть доказать их неви новность. Только не поверят, поскольку при созависимости вина — это искаженный поиск своей ответственности в совокупности с любовью. От казаться от вины для созависимых означает предать любовь. В психодра матической группе у членов семьи зависимых бывает много слез, но мало катарсисов, слезы горькие, щиплющие, парализующие, не приносящие об легчения.

Поведение созависимых — “Мне бы ваши проблемы. Мое горе самое боль шое” — способно иной раз так разгневать терапевта, что он забудет о сво ем славном предназначении драматурга и постепенно перетащит группу в жанр патетической дискуссии, а там и до бесплатной раздачи советов не далеко. Но ведь есть сказки! Множество сказок про и для членов семьи наркозависимых. А уж сказка “вырастит” разогретого протагониста, и с ним можно будет перейти в личную психодраму. Сказка терпеливо подо ждет. Схема процесса такая: сначала сказка сказывается, потом дело дела ется, потом сказка досказывается. Все сказки здесь не упомянешь, но одну притчу все таки изложим.

Притча о кресте Некоторое время назад на свете жила одна женщина. Судьба ее была весьма трагична. Она считала свою жизнь несчастной, говорила, что жизнь тяжела, в ней слишком много утрат и горя. Эта женщина чувство вала себя усталой, измученной и думала, что ей пришлось пережить уже слишком много.

298 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода И однажды она обратилась к Богу с такими словами: “Господи, мне так тя жело! Моя жизнь, наверное, хуже, чем у всех остальных. Господи, я не могу больше нести свой крест. Прошу Тебя, дай мне крест полегче”.

И услышала ответ: “Хорошо, ты сможешь выбрать любой, который сочтешь подходящим”.

Женщина тут же оказалась в огромной комнате, похожей на склад. В ком нате было множество полок, тесно уставленных крестами разной величи ны. Женщина стала рассматривать кресты и примерять к себе. Брала один за другим, но все они были невыносимо тяжелыми, так что ее сгибало до земли.

Она все перебирала и перебирала кресты. Слезы выступили у нее на гла зах: ей казалось, что подходящего не найти никогда. И когда она уже отча ялась, взгляд ее остановился на небольшом крестике, который лежал на од ной из дальних полок. “Вот он!” — вскричала она и взяла его в руки. И правда, крест оказался намного легче прочих. И был он ей по силам, имен но такой, какой она хотела.

И она снова обратилась к Богу: “Спасибо, Господи! Нашла я крест, который смогу нести всю жизнь!” И услышала ответ: “Посмотри внимательно: чье имя на нем написано? Знаешь ли ты этого человека?” Женщина взглянула на оборотную сторону креста и с удивлением увидела там собственное имя. Это был ее крест, который она носила всю свою жизнь.

Вот и закончены наши заметки о Грезящих Изгнанниках. Нам, конечно, было бы легче показать, чем рассказывать, а тем более писать. И поскольку мы стараемся свято соблюсти психодраматические каноны, в заключение предложим немного “консервов”. Они представлены списком сказок, исто рий и мифов, которые прекрасно зарекомендовали себя в работе с наркоза висимыми и созависимыми клиентами. Они не так популярны в психотера певтической среде, как “Аленький цветочек” или “Русалочка”, но в не меньшей степени обладают психологической глубиной и целительными возможностями. А какие роскошные выходят социодрамы!

Г.X. Андерсен. “Девочка, наступившая на хлеб” — о последствиях роко вых неверных шагов, о поклонении ложным ценностям, об изменении жиз ни, о покаянии и прощении. Особенно рекомендуется в работе с клиента ми, прошедшими тюремное заключение. “Красные башмачки” — о том же, а еще об одержимости и потере контроля, и о жертве, которую надо прине сти ради освобождения. “Ель” — о смысложизненных ориентациях и уров не притязаний. “Девочка со спичками” — о реальности и грезах. “Дочь бо Заметки о тех, кто грезит лотного царя” — просто сказка для наркоманов. “История одной мате ри” — просто сказка для мам наркоманов.

В. Гауф. “Карлик Нос” — о родительском отвержении, о Трансформации, об околдовывании и об ответственности за собственную реабилитацию. Неза менимая история в работе с ВИЧ инфицированными. “Маленький Мук” — о сложном пути к победе. Рекомендуется всем молодым людям с занижен ной самооценкой. Также для них рекомендуем сказку Ш. Перро “Ослиная шкура”. Кроме того, она дает возможность отреагировать тему инцеста.

Братья Гримм. “Ганс и Гретель” — снова о родительском отвержении, об ошибочном выборе и ответственности за выход из сложной ситуации. Ак туальна для всех молодых людей, живущих в смутное время, а также для их родителей.

Русские народные сказки: “Гуси лебеди” — об умении принимать и оказы вать помощь;

“Финист Ясный Сокол” — для всех молодых людей и про всю их жизнь;

“Колобок” — о том, как важно вовремя менять стратегию пове дения.

Мифы: конечно, о Парцефале, о Психее — в первую очередь, но для нарко зависимых и их матерей история о Персефоне, Аиде и скорбящей Демет ре — одна из самых созвучных их переживаниям;

о Тезее и Минотавре — о долгом пути по лабиринту, снова — о жертве и о том, что желаемое не всегда приносит счастье;

а психотерапевтам имеет смысл вспомнить исто рию раненого целителя Асклепия.

ЛИТЕРАТУРА 1. Драматерапия / Под ред. С. Митчелл. М.: ЭКСМО Пресс, 2002.

2. Зеленский В.В. Аналитическая психология. Словарь. С Пб: Б.С.К., 1996.

3. Калшед Д. Внутренний мир травмы. М.: Академический Проект, 2001.

4. Келлерман П.Ф. Психодрама крупным планом. М.: НФ “Класс”, 1998.

5. Киппер Д. Клинические ролевые игры и психодрама. М.: НФ “Класс”, 1993.

6. Морено Я. Психодрама. М: ЭКСМО Пресс, 2002.

7. Платов А. Трикстер или обратная сторона монеты // Мифы и магия ин доевропейцев. М.: Менеджер, 1997.

8. Психодрама: вдохновение и техника / Под ред. П. Холмса и М. Карп. М.:

НФ “Класс”, 1997.

300 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода 9. Радин П. Трикстер. С Пб: Евразия, 1999.

10. Снискер В. Безумная мудрость. С Пб: Питер, 2000.

11. Сэмьюэлс Э., Шортеф Б., Плот Ф. Критический словарь аналитической психологии К. Юнга. М.: МНПП “ЭСИ”, 1994.

12. Хиллман Д. Архетипическая психология. С Пб: Б.С.К., 1996.

13. Юнг К.Г. Душа и миф. Шесть архетипов. Киев: Post Royal, 1996.

Заметки о тех, кто грезит ОБ АВТОРАХ Власова Юлия Валерьевна — психолог, психодраматерапевт, ведущая психотерапевтических и тренинговых групп. Бизнес тренер. Автор и ведущая реабилитационных программ для людей, страдающих хи мической зависимостью. Ведущий специалист отделения медико психологической реабилитации Рязанского областного наркодис пансера. Проводит индивидуальное консультирование и терапевти ческие группы (психологический клуб “Река”).

Ивлева Марина Сергеевна — шеф редактор службы специальных проек тов газеты “Владивосток”, победитель конкурса Приморского крае вого отделения Российской психотерапевтической ассоциации в но минации “За популяризацию психотерапии в СМИ”, 1999, 2001 гг.

Кравец Светлана Владимировна — психолог, психодраматерапевт. Кан дидат психологических наук. Сотрудник лаборатории посттравмати ческого стресса.

Лопухина Елена Владимировна — директор Института психодрамы и ролевого тренинга, президент Ассоциации психодрамы, член учре дитель Федерации европейских психодраматических тренинговых организаций, преподаватель Института практической психологии и психоанализа, тренер Профессиональной психотерапевтической лиги.

Сертификаты — психодраматерапевта международной обучающей программы “Психодрама”;

психодраматерапевта, группового тера певта и социометриста международной обучающей программы “Пси ходрама, групповая психотерапия и социометрия”, психотерапевта Европейской ассоциации психотерапии.

Психодраматическая практика и обучение психодраме: в Москве, Санкт Петербурге, Владивостоке, Екатеринбурге, Липецке, Тольятти, Нижнем Новгороде, Великом Новгороде, Перми.

302 “Играть по русски”: психодрама в России Михайлова Екатерина Львовна — психолог, психодраматист, тренер (сертификаты Европейской ассоциации психодрамы и американско го Учебного центра “Иннерстейдж”). Кандидат психологических наук. Ведущий специалист и руководитель учебного курса по психо драме Института групповой и семейной психотерапии, профессор факультета психологического консультирования и психотерапии Московского городского психолого педагогического университета.

Автор многочисленных публикаций по вопросам практического использования психодрамы в психотерапии и тренинге.

Огороднов Леонид Михайлович — психолог, психодраматерапевт, со трудник психологического центра “Мир в себе” Академии Федераль ной пограничной службы.

Орлов Алексей Борисович, психолог, психотерапевт. Работает в Научном центре психического здоровья РАМН, в отделении психосоматиче ских и пограничных расстройств. Получает психоаналитическое образование.

Светлова Ольга Юрьевна — клинический психолог, сотрудник отделения медико психологической реабилитации Рязанского областного нар кодиспансера.

Симонова Елена Михайловна — психолог, психодраматерапевт, автор и ведущая обучающих программ, преподаватель, бизнес тренер.

Зав. отделом профилактики наркомании Юго Восточного округа Москвы. Лауреат Морено фестиваля 2002 г.

Слабинский Владимир Юрьевич — директор Института позитивной пси хотерапии, транскультурной семейной терапии и психосоматиче ской медицины, психодраматерапевт, преподаватель, зам. главного редактора научно практического журнала “Позитум”, победитель конкурса Российской психотерапевтической ассоциации в номина ции “Лучший тренер Приморья”, 2000, 2001 гг.

Спильная Ирина — врач психотерапевт, психодраматерапевт. Автор и ве дущая программ по первичной профилактике наркомании для деви антных подростков. Сотрудник НД № 6 Юго Восточного округа Мос квы. Лауреат Морено фестиваля 2002 г.

Устинова Ксения Константиновна — врач психотерапевт, психиатр нар колог, психодраматерапевт. Кандидат мед. наук. В настоящее время работает в школе № 1321 “Ковчег”.

Шильштейн Евгения (Израиль) — психолог, психодраматерапевт, канди дат психололических наук.

Об авторах Шитов Евгений Анатольевич — врач психиатр, нарколог, сотрудник от деления медико психологической реабилитации Рязанского област ного наркодиспансера.

Щербаков Анатолий Сергеевич — врач психиатр, нарколог, психодрама терапевт. Зав. отделением медико психологической реабилитации Рязанского областного наркодиспансера. Бизнес тренер.

Щурова Кристина Вячеславовна — психолог, психодраматерапевт, пре подаватель, автор и ведущая обучающих программ. Бизнес тренер.

Дважды лауреат Международного Морено фестиваля. Проводит ин дивидуальное консультирование и терапевтические группы (психо логический клуб “Река”). Координатор и ведущая профессионально го психотерапевтического клуба.

Янин Сергей Вениаминович — врач психиатр, психодраматерапевт, ве дущий психотерапевтических и учебных групп, бизнес тренер.

304 “Играть по русски”: психодрама в России ОСНОВНЫЕ ТЕРМИНЫ И ПОНЯТИЯ* “In situ”. Морено полагал, что психодраму следует применять в той самой ситуации и на том месте, где происходит конфликт, так сказать, “в полевых условиях”. Можно проводить психодраму дома, в школе, на работе или на улице. Примером такого подхода может служить ра бота с членами семьи в их собственном жилище. Возможно, для вос произведения важных сцен Морено использовал бы не только гости ную, но также кухню и спальню. По мнению Морено, Фрейд работал с пациентами “в искусственной обстановке”. В психодраме, даже если протагонист воспроизводит свои конфликты на сцене, ему да ется много времени на то, чтобы вспомнить обо всех конкретных де талях обстановки и подробно описать их, тогда драматическое дей ствие будет происходить как бы “in situ”.

Аксиодрама. Драма, построенная на исследовании этических социальных ценностей. Аксиодрама была создана Морено как метод для работы с “культурными консервами”. Чтобы представить этот подход, Море но издавал протоколы аксиодрам;

самой известной драмой такого рода является та, где театральный зритель нападает на актера, игра ющего роль Заратустры. Конечная цель аксиодрамы — заставить всех участников: актера, режиссера, драматурга и даже зрителя — показать свое подлинное “Я”, не скрываясь за маской или за ширмой какой то роли. Другая запись аксиодрамы представляет собой спор со священником, которого призывают произнести проповедь на ули це, а не в церкви. Морено рассматривал аксиодраму как первый этап развития социодрамы и психодрамы.

Вспомогательное или дополнительное “Я”, вспомогательное лицо (Auxiliary ego или Ego auxiliary). Член психодраматической груп *Приводимые термины и определения заимствованы из книги Рене Марино “История Докто ра. Дж.Л. Морено — создатель психодрамы, социометрии и групповой психотерапии” (М., НФ “Класс”, 2001).

Основные термины и понятия пы, ко терапевт или рядововй участник, который играет какую то роль в психодраме другого;

вспомогательное лицо, активно играя свою роль, участвует в драматическом действии. Например, когда в игру должна вступить мать протагониста, кто нибудь, следуя ука заниям протагониста или директора, играет ее роль. Вспомога тельное “Я” следует указаниям директора, поскольку его задача — “обслуживать” терапевтические потребности протагониста. Когда протагонист предлагает кому то из группы побыть своим вспомога тельным “Я”, важную роль в выборе такого партнера играет фено мен теле.

Двойник (“дубль”, alter ego, внутренний голос). Человек, который играет роль или какой то аспект роли протагониста. Протагонис ту иногда необходим человек, который его замещает, играет его роль, осуществляет “дублирование”. Этим человеком, вспомога тельным “Я”, может быть как прошедший специальную подготовку терапевт, так и обычный участник группы. Приведем пример ис пользования техники дублирования: подросток, который чрезмерно сдержан в выражении своих чувств, вспоминает эпизод, когда его унизил отец, но не чувствует при этом агрессии. Тогда в игру всту пает “внутренний голос”, который начинает выражать вытесненную агрессию за подростка. Постепенно подросток “разогревается” и сам начинает ощущать гнев, после чего дублирование уже практи чески не нужно.

Действие или драматическое действие, разыгрывание, воспроизведе ние в действии (Action или Enactment). Та часть психодрамати ческой сессии, когда какая то ситуация или конфликт после обсуж дения представляется на сцене или ином пространстве действия.

Участникам предлагают в драматической форме изобразить их жиз ненные ситуации или же проиграть в действии те встречи и конф ликты, которые существуют лишь в фантазии или как воспомина ния. Человеку, на котором сосредоточено внимание всей группы — протагонисту, — помогают выяснить и проработать установки и чувства, вызванные житейской ситуацией или конфликтом, неважно, идет ли речь о прошлом, настоящем или будущем. Действие проис ходит только после разогрева, за ним следует последействие — пе риод шеринга. По мнению Морено, когда протагонист заново пере живает ту или иную ситуацию, например, потерю любимого челове ка, это не только ведет к инсайту, но, кроме того, создает нужную дистанцию между человеком и событием, которое в результате, ког да на него смотрят второй раз, теряет свою эмоциональную заря женность.

306 “Играть по русски”: психодрама в России Директор. В психодраме или социодраме ведущего или терапевта называ ют словом “директор”. Развивая техники психодрамы, Морено пользовался театральным словарем*. Это слово дает представление о роли и функции человека, который обеспечивает для группы бе зопасное пространство, где можно исследовать жизненные ситуа ции. Директор отвечает за группу, ведет психотерапевтическую сессию в согласии с правилами и техниками психодрамы, обеспечи вает необходимое продолжение терапевтической работы. Роль ди ректора более активна и директивна, чем роль психоаналитика;

ди ректор, например, стремится свести к минимуму процесс переноса.

“Зеркало”. Иногда протагонист неясно представляет сам себя или же ди ректор хочет, чтобы протагонист посмотрел на себя со стороны и что то осознал. В таких случаях директор может воспользоваться техникой психодраматического зеркала. Обычно при этом протаго нисту предлагают побыть зрителем и посмотреть, как на сцене его слова и действия изображает дополнительное “Я”. Дополнительное “Я” играет роль протагониста, подражает его поведению, старается своими движениями и словами передать его чувства, показывает его “зеркальное отражение”. Человек, играющий эту роль, стремится изобразить протагониста как можно точнее, чтобы представить про тагонисту как бы видеозапись его поведения. Но бывают ситуации, в которых “зеркало” намеренно искажает черты протагониста, что бы возмутить его спокойствие, мобилизовать его: тогда протагонист из пассивного зрителя превращается в активного участника — акте ра, который своей игрой исправляет ошибки в понимании своего об раза, допущенные “зеркалом”.

“Культурные консервы”. Конечный продукт творческого усилия, напри мер, книга, пьеса, симфония. Морено посвятил много усилий борьбе с “культурными консервами”, особенно в театре. Он считал, что “куль турные консервы” явлются препятствием для творчества, и мечтал заменить их новой альтернативой — спонтанным поведением.

Монолог. Протагонист высказывает свои мысли и чувства, которые обыч но скрывает или сдерживает, что напоминает театральные “реплики в сторону”. Например, директор психодрамы предлагает протагони сту разыграть встречу с его умирающей матерью и говорит: “Прежде чем войти в ее комнату, давайте совершим небольшую прогулку, и вы будете говорить о том, что в вас происходит, когда вы собирае тесь зайти к матери”. Протагонист начинает выражать вслух свои мысли и чувства. Это помогает протагонисту или директору достичь *Английское слово “director” в театральном контексте означает “режиссер” или “режиссер постановщик”.

Основные термины и понятия инсайта и понять что то новое. В будущем протагонист может ис пользовать эту технику в качестве “разогрева” перед реальным ви зитом к матери и т.д.

Обмен ролями. Участник психодрамы или социодрамы, чаще всего прота гонист, меняется ролями с кем то еще, чтобы посмотреть на ситуа цию с иной точки зрения или глазами другого человека. Протаго нист, например, сын, разыгрывающий ситуацию взаимоотношений со своей матерью, играет роль матери, а мать играет роль своего сына. В случае психодрамы “in situ” это реальная мать, в другом случае мать может быть представлена вспомогательным лицом.

При обмене ролями сын разыгрывает роль матери, мать играет роль сына. При этом можно увидеть и исследовать разные формы искаже ния межличностного восприятия, а потом исправить их в действии.

Сын, оставаясь самим собой, начинает лучше понимать чувства мате ри и то, как она себя воспринимает;

аналогичный процесс происхо дит в матери, когда она играет роль сына. Морено считал, что это самая важная техника психодрамы и социодрамы, — она помогает каждому человеку постичь внутренний мир другого. Эта техника опирается на эмпатию, но она делает еще один шаг, поскольку внут ренний мир другого человека воспроизводится в действии.

Протагонист. Когда на психодраматической сессии исследуется жизнь или какие то особенности человека, такого человека называют про тагонистом. С психотерапевтической точки зрения этот человек является на данный момент центральной фигурой драматического действия, даже если на сцене он играет второстепенную роль. На психодраматической сессии протагониста часто выбирают в процес се разогрева.

Процесс анализ (процессинг). Аналитический разбор психодраматиче ской сессии с точки зрения а) направленности действий директора, б) психологического содержания работы протагониста, в) собствен но процессов, происходящих в группе.

Психодрама. Терапевтический метод, созданный Морено: исследование жизненных ситуаций и конфликтов с помощью воспроизведения или отыгрывания их в действии, а не только с помощью разговоров о них. Психодрама стремится открыть “правду” жизни каждого чело века в его взаимоотношениях с другими людьми и с окружающим миром. Психодраматическая сессия состоит из трех частей: разогре ва, драматического действия и шеринга. По ходу сессии применя ются многочисленные психодраматические техники, в том числе дублирование, обмен ролями, зеркало, хор, монолог. Морено приду мал несколько разновидностей психодрамы, в том числе спонтанную 308 “Играть по русски”: психодрама в России психодраму, запланированную психодраму и отрепетированную психодраму. Как правило, психодрама предполагает участие группы, но возможна и индивидуальная психодрама, в частности, при тяже лых психических заболеваниях. В этом случае роли дополнитель ных “Я” исполняют обученные профессионалы.

Сверхреальность (surplus reality). Мир драматического действия, место, где могут найти свое воплощение идеи и образы. Сюжеты из облас ти научной фантастики, воображаемые ситуации, пугающие или же ланные воображаемые события — все это можно ярко пережить в особом пространстве, специально созданном для их воплощения.

Другими словами, сверхреальность есть реальность, измененная с помощью воображения, когда одни аспекты могут быть преувеличе ны, а другие сведены к минимуму. В психодраме, как и в реальности, люди призваны вносить в жизнь что то свое, чтобы делать ее лучше или “больше”, поскольку это меняет взгляд на реальность. Можно использовать сверхреальность и в повседневной жизни, когда это не влечет за собой потерю контакта с реальностью или не является симптомом такой потери контакта.

Со бесознательное (Co unconscious) или общее бессознательное. См.

теле.

Социальный атом. Конфигурация всех значимых взаимоотношений чело века. Социальный атом, например, может состоять из супруга, дру зей, сотрудников, сюда может входить любимое домашнее животное или умерший родственник, который важен для человека. Соци альный атом можно представить графически, выделив в нем значи мые взаимоотношения прошлого или настоящего и оценив их с точ ки зрения интенсивности и степени близости или дистанции. Кон цепция социального атома сильно повлияла на методики составле ния генограмм.

Социодрама. Психодраматический подход к решению социальных проб лем, созданный Морено;

как и психодрама, подразделяется на кате гории спонтанной социодрамы, запланированной социодрамы и от репетированной социодрамы. Не стоит смешивать социодраму с со циальной драмой, которая написана драматургом и имеет лишь сла бое или косвенное отношение к зрителям и к самому драматургу.

Типичным примером социальной драмы является “Вестсайдская ис тория”. Социодрама отличается от психодрамы как своей структу рой, так и целью. Психодрама структурирована вокруг частной про блемы отдельного человека или (в случае семейной психодрамы) малой группы людей. В центре же социодрамы стоит коллективный Основные термины и понятия аспект проблемы, а все частное отступает на второй план. Хорошим примером социодрамы является, в частности, группа белых и черно кожих участников, которые исследуют расовые проблемы. В социод раме “протагонистом” является подгруппа;

сессия состоит из разо грева, действия и шеринга.

Социометрия. Научный метод, с помощью которого можно количественно измерить взаимоотношения в группе. Этот метод позволяет предска зать законы межличностных взаимоотношений, которые будут дей ствовать в конкретных ситуациях.

Спонтанность. Способность человека адекватно реагировать на новую си туацию или же по новому реагировать на ситуацию привычную.

Другими словами, спонтанная реакция человека основана на сейчас, а не на том, чему он научился в прошлом и что он слепо прилагает каждый раз ко всякой ситуации. По мнению Морено, спонтанность связана с творческими способностями. Дети, “не испорченные” ус ловностями, “культурными консервами” или стереотипами, являют ся для Морено образцом спонтанности.

Сцена. Специальное место для проведения психодрамы. Поскольку в сес сии участвуют все присутствующие — и зрители, и протагонист, — сценой, согласно первой модели Морено, можно назвать весь психо драматический театр. В более узком смысле слова сценой называют ту часть пространства, где стоит протагонист, разыгрывающий дра матическое действие. Существовали разные модели организации пространства сцены. Сцена, на которой работал Морено, обычно рас полагалась на нескольких уровнях, что соответствовало разной сте пени включенности в действие, а также имела балкон. При психо драматической сессии “in situ” сценой становится реальное место событий.

Теле. Согласно Морено, теле является фактором, влияющим на степень не случайности социальных конфигураций. Гордон Олпорт определяет теле как способность с помощью особого инсайта понимать другого человека, способность точно воспринимать другого и чувствовать его. Если попытаться дать рабочее определение этому термину, можно сказать, что теле проявляется как мгновенное невербальное общение (например, когда двух людей в толпе по загадочными при чинам тянет друг к другу) или как бессознательная взаимная при язнь (например, на психодраматической сессии протагонист выби рает одну женщину из группы на роль своей матери, а та уже зара нее “знает”, что он выберет именно ее). Теле является важнейшим фактором работы группы, поскольку в итоге помогает людям понять свои идентификации и увидеть динамику своего переноса.

310 “Играть по русски”: психодрама в России Хор. Аудитория или подгруппа дополнительных лиц, которые повторяют некоторые фразы или усиливают некоторые чувства, подобно хору в театре Древней Греции. Повторяя привычные упреки, сомнения или другие фразы, провоцирующие тревогу, они углубляют переживания протагониста. Реплики хора могут передавать как конфронтацию, так и поддержку, — в зависимости от психологической ситуации, от хода сессии и от терапевтических потребностей протагониста.

Шеринг. Третья часть сессии психодрамы или социодрамы, в процессе ко торой каждому члену группы, как протагонисту, так и всем участ никам, предлагают поделиться своими переживаниями, связанными с только что разыгранным драматическим действием. Все члены группы обмениваются своими чувствами и мыслями, но интерпрета ции или объяснения исключаются. Шеринг помогает участникам лучше осознать, с какими ролями или членами группы они иденти фицируются. Часто это приводит к инсайту или к новым драмати ческим действиям, в которых протагонистами становятся другие члены группы. Особенно важно участие в шеринге того, кто только что был дополнительным “Я”. Когда предстоит распределять роли между участниками, следует учитывать феномен теле, который в этом случае является важным фактором.

Содержание СОДЕРЖАНИЕ Часть I О “ПСИХОДРАМАТИЧЕСКИХ ПРЕДМЕТАХ” И О ПРЕДМЕТЕ ПСИХОДРАМЫ Е. Лопухина Е. Михайлова 7 Один день в психодраматической реальности К. Щурова Путешествия в страну Гудвина: Психодрама 33 в символической реальности К. Устинова 51 Говорящие предметы — символы семейных отношений Е. Шильштейн 83 “Пустой Город”, или Психодрама на заданную тему Е. Симонова, И. Спильная Мирный атом, или Групповая работа в 100 психодраматической клиентской группе Часть II ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ В ДЕЙСТВИИ Е. Лопухина, Е. Михайлова Чему мешали кожаные перчатки, или “Дочки матери”:

вечная история А. Орлов “Сложный” протагонист в психодраме С. Кравец Некоторые данные о возможности вытащить себя из болота за волосы: Опыт работы в студенческой группе со сменным директором 312 “Играть по русски”: психодрама в России Л. Огороднов В пространстве — время здесь... Психодрама 147 и психологическое время личности Е. Симонова Двуликий Янус и Великий Океан: Об интеграции в работе психотерапевта методов эриксоновского 176 гипноза и психодрамы В. Слабинский, М. Ивлева 185 Плачь, любимая, плачь...

Часть III “ГОРЯЧИЕ ТЕМЫ”: СЦЕНЫ ИЗ ЖИЗНИ, МИФЫ И ПОИСКИ ВЫХОДА Е. Лопухина, Е. Михайлова Кто сказал: “Все сгорело дотла...” К. Щурова Школьное сочинение: Психодрама с подростками в условиях средней школы А. Щербаков, Ю. Власова, Е. Шитов, О. Светлова Игра против игры. Заметки о психодраматической работе с зависимыми от азартных игр С. Янин Спецпремьера. Опыт психодраматической работы в психиатрической больнице специализированного типа А. Щербаков, Ю. Власова Заметки о тех, кто грезит Об авторах Основные термины и понятия Об авторах “ИГРАТЬ ПО РУССКИ”:

ПСИХОДРАМА В РОССИИ: ИСТОРИИ, СМЫСЛЫ, СИМВОЛЫ Составители Е.В. Лопухина, Е.Л. Михайлова Координатор проекта К.В. Щурова Редактор И.В. Тепикина Компьютерная верстка С.М. Пчелинцев Главный редактор и издатель серии Л.М. Кроль Научный консультант серии Е.Л. Михайлова Изд.лиц. № Гигиенический сертификат № 77.99.6.953.П.169.1.99. от 19.01.1999 г.

Подписано в печать 15.03.2003 г.

Формат 60 88/16. Гарнитура Оффисина. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 20. Уч. изд. л. 17,8. Тираж 2 тыс. экз.

Заказ № М.: Независимая фирма “Класс”, 2003. — 320 с.

103062, Москва, ул. Покровка, д. 31, под. 6.

E mail: igisp@ igisp.ru Internet: http://www.igisp.ru ISBN 5 86375 050 2 (РФ) Отпечатано в ППП “Типография НАУКА”.

121099, Москва, Шубинский пер., 6.

www.kroll.igisp.ru “ ”

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.